декабрь 2010г.

Реклама
ISSN 1998-5320
№ 2(6)
декабрь
2010
НАУКА О ЧЕЛОВЕКЕ:
ГУМАНИТАРНЫЕ
ИССЛЕДОВАНИЯ
НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО
ОБРАЗОВАНИЯ
«ОМСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ»
НАУ КА О Ч ЕЛО ВЕКЕ:
ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Научный журнал
Издается с декабря 2007 года
Выходит два раза в год
№ 2 (6)
декабрь 2010 г.
Главный редактор – А. Э. Еремеев, доктор филологических наук, профессор,
ректор НОУ ВПО «Омская гуманитарная академия»
Редакционный совет:
В. О. Бернацкий – доктор философских наук, профессор;
А. А. Головин – доктор медицинских наук, профессор;
В. А. Евдокимов – доктор политических наук, профессор;
Г. В. Косяков – доктор филологических наук, профессор;
О. Ю. Патласов – доктор экономических наук, профессор;
Н. К. Поздняков – доктор философских наук, профессор;
Д. М. Радичка – кандидат экономических наук, профессор;
О. В. Попова – кандидат филологических наук, доцент;
Э. Б. Хвецкович – кандидат технических наук, доцент
Редактор Г. А. Диль
Компьютерная верстка и техническое оформление Г. А. Диль
За достоверность фактического материала и научную ценность статей ответственность несут
авторы и рецензенты.
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 12-1766 от 25.12.2007.
Адрес редакции: Омск-105, ул. 4-я Челюскинцев, 2а.
Тел./факс 28-47-37. Е-mail: nou_ogu@mail.ru, http://journal.omga.su
Подписано в печать 28.12.10. Формат 84х108/8. Уч.-изд. л. 18,11. Печ. л. 22,0.
Тираж 500 экз. (1-й завод 1–100). Заказ № 66.
Полиграфический центр издательства НОУ ВПО «ОмГА».
Омск-105, ул. 4-я Челюскинцев, 2а.
© НОУ ВПО «ОмГА», 2010
СОДЕРЖАНИЕ
РАЗДЕЛ 1. ГОСУДАРСТВО, ПОЛИТИКА, УПРАВЛЕНИЕ
МАМОНОВА Ю. Ю. Политические предпосылки неоконсерватизма в Великобритании
и США в 1980-е гг………………………………………………………………………….
ЦУМАЕВА А. С. Местное самоуправление в Украине: проблемы и перспективы
развития……………………………………………………………………………………
ЩЕПЁТКИН А. В. Применение методов стратегического менеджмента на основе
концепции возрастающей отдачи в управлении политическими процессами (на
примере работы по повышению политической активности молодежи в Омской
области)……………………………………………………………………………………
….
ШОРОХОВ А. А. Понятие трудовой ассоциации: эволюция и типология……………
РАЗДЕЛ 2. ЭКОНОМИКА, КАДРЫ, ПЕРСОНАЛ
ЕПАНЧИНЦЕВ В. Ю. Развитие интеграционных процессов в агропромышленном
комплексе………………………………………………………………………………….
КОСЕНЧУК О. В. Курсом инновационного развития…………………………………
МЕЗЕНЦЕВА В. В. Вузовский курс «Экономика города» как условие активизации
интереса студентов к изучению экономики региона……………………………………
ПАТЛАСОВ О. Ю., СЕРГИЕНКО О. В. Рейдерский захват: виды, технологии,
методы
противодействия…………………………………………………………………….
СТЕПНОВ П. А. Специфика генезиса и функционирования малого бизнеса в РФ…
РАЗДЕЛ 3. СОЦИОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ, ПЕДАГОГИКА
АХТЯМОВ В. В. Психоистория (к 50-летию науки об исторической мотивации)….
БОРСУКОВСКИЙ Б. А. Невостребованная старость………………………………….
ВОРОБЬЕВА К. С. Социология кино в СССР: проблема посещаемости…………….
ЖУРЕНКО Н. А. Молодежная театральная аудитория: особенности
коммуникативных
предпочтений…………………………………………………………………………
МАРКИН Р. В., СИДОРИН А. И. Нетрадиционные формы религиозности в истории
России на примере секты скопцов (исторический и психологический аспекты)……
МАСАЛИМОВА М. С. Отражение сексуальных сценариев в sms-чатах
музыкальных каналов (на примере каналов MTV-Омск и МУЗТВ)…………………………….
СИВОЛАП Т. Е. Актуальные проблемы ценностной ориентации и диалога культур
в современных условиях………………………………………………………………….
ТАРОТЕНКО О. А. Психологические новообразования подросткового и
юношеского
возраста,
способствующие
выбору
профессии………………………………………
ЩЕРБАКОВ Е. П. Концепция утверждения нравственности в общественном
сознании в постперестроечный период (от социализма к капитализму) (к вопросу о
привлечении людей пенсионного
возраста)…………………………………………………
РАЗДЕЛ 4. ФИЛОСОФИЯ
БАБИНОВ Ю. А., БОБОРЫКИН В. Е. Феномен духовности в жизнедеятельности
человека……………………………………………………………………………………
БОЛТУНОВ В. С. Сто лет опытам философии русской литературы………………….
КАРПИЦКИЙ Н. Н. А. Ф. Лосев: феноменология мифологического сознания…….
4
7
11
17
24
31
34
39
54
63
68
71
79
82
92
96
103
108
112
118
123
РАЗДЕЛ 5. ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ, ЖУРНАЛИСТИКА
ВАСЕНЕВА Н. В. К вопросу об особенностях характеров в пьесе Б. Шоу
«Пигмалион»……………………………………………………………………………… 133
………
ЕВДОКИМОВ В. А. Аудитория масс-медиа как объект и субъект коммуникации…
136
МАТВЕЕНКО А. С. Ориентальная лирика Д. П. Ознобишина в поэтическом
контексте
142
эпохи……………………………………………………………………………………
РАЗДЕЛ 6. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
ЛУЧКО О. Н., МАРЕНКО В. А. Моделирование компетентностного подхода в
образовательном
процессе………………………………………………………………….
ЯЗОВСКИЙ А. С Применение имитационного моделирования для тестирования
web-интерфейса информационных систем управления………………………………..
РАЗДЕЛ 7. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
Научные мероприятия…………………………………………………………………….
РЕЦЕНЗИИ
ЕРЕМЕЕВ А. Э. Новые подходы к осмыслению поэтических закономерностей
взаимодействия поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX века
Рецензия на книгу И. А. Поплавской «Типы взаимодействия поэзии и прозы в русской
литературе первой трети XIX века» (Томск, Изд-во Томского ун-та, 2010. – 378 с.)…
КОСЯКОВ Г. В. Рецензия на монографию Е. Н. Барбашовой «Традиции пейзажного
бытописания и стиль рассказа начала ХХ века (Г. Д. Гребенщиков, А. Е. Новоселов,
С. И. Исаков)» (Красноярск, 2010)……………………………………………………….
Summary……………………………………………………………………………………
Требования к оформлению научных статей…………………………………………….
147
153
159
162
167
168
173
Раздел 1. Государство, политика, управление
РАЗДЕЛ 1
ГОСУДАРСТВО, ПОЛИТИКА, УПРАВЛЕНИЕ
УДК 32.001
Ю. Ю. Мамонова
БОУ ДПО «Институт развития образования Омской области»
ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ НЕОКОНСЕРВАТИЗМА
В ВЕЛИКОБРИТАНИИ И США В 1980-е гг.
В статье рассматриваются основные политические предпосылки течения
неоконсерватизм, которое получило свое наибольшее распространение в 80-е гг. XX
в. в Великобритании в период правления М. Тэтчер и в США при президентстве
Р. Рейгана. В процессе анализа выделяются типологизации неоконсерватизма как
идеологического феномена, а также основные причины перехода к
неоконсерватизму после распада системы «государства благосостояния».
Ключевые слова: неоконсерватизм, тэтчеризм, рейганомика.
В 70-х гг. постепенно меняется отношение к консерватизму как идеологическому
феномену. Это понятие вновь становится популярным после довольно длительного периода,
когда формулировка «консервативный» в названиях партий рождала ассоциации, связанные
с крайне правым крылом этого течения – фашизмом [1, c. 18–19].
Несмотря на то, что консерватизм принято считать единым политическим течением,
имеющим ряд характерных черт, течение это не является однородным, и поэтому
необходимо рассмотреть типологизацию консерватизма для определения его специфических
свойств.
Если говорить о первичном, «примитивном», делении, то необходимо вычленить два
крыла: радикальное (с системой ценностей, выступающей за радикальные изменения
государственно-монополистического капитализма и «государства благосостояния») и
традиционное (с системой ценностей, выступающей с позиций «перестраховки», а не
радикальных преобразований) [2, с. 44].
Известный апологет немецкого консерватизма, бывший генеральный секретарь ХДС,
К. Биденкопф делит консерватизм на «ценностный» и «структурный», подразумевая: первый
4
Раздел 1. Государство, политика, управление
несет идею о том, что цель общества – сохранить основные ценности; а второй – идею о том,
чтобы сохранить общественные структуры [3, с. 59].
Если же говорить о более расширенном делении, то существует типологизация, данная
немецким исследователем-политологом А. Босартом, который отмечал, что необходимо
отличать консерватизм «интеллектуальный и культурно-философский» от консерватизма
«экономических либералов», традиционного консерватизма и «новых правых» [4, с. 13].
Приводя примеры, можно сказать, что такая типологизация характерна, по мнению
исследователя, для северо-американского неоконсервативного течения, в котором в конце 70-х
гг. выделяются следующие политические группировки: часть бывших либералов, отошедших от
идей буржуазного реформизма; «новые правые», представляющие собой разнородные,
неконсолидированные элементы; традиционные консерваторы и «старые правые» [5, с. 77].
Существует также типологизация другого немецкого политолога, Г. Дитца, которая
скорее характеризует особенности британского неоконсервативного течения: «твердолобый
торизм», демократический неоторизм, социальный консерватизм, «торизм здравого смысла»,
либеральное течение и крайний националистический джингоизм [6, с. 19]. Стоит
оговориться, что в Великобритании в этот период на политическую деятельность оказали
наибольшее влияние радикальные тенденции (на примере правительства М.Тэтчер).
Исходя из приведенных выше типологизаций, можно сделать вывод о том, что
традиционный консерватизм и «старые правые» не занимали центрального положения в
иерархии неоконсервативной идеологии. Наибольшее свое распространение эти подвиды
получили в континентальном варианте неоконсервативного течения, т. к. континентальный
консерватизм (на примере Франции и ФРГ) имел более традиционные установки в политике
и более традиционные настроения в обществе, нежели англо-саксонский тандем США –
Великобритания. Одной из причин возобладания в этих государствах идей радикальных
изменений является тот факт, что и США, и Великобритания в большей степени зависели от
финансового капитала, а следовательно, нуждались в его защите на несколько ином уровне.
Далее необходимо дать понятие собственно неоконсерватизма и обозначить его
специфические характеристики. Неоконсерватизм – политическое течение, в основе которого
лежат идеи государственного невмешательства в экономическую политику, которая должна
регулироваться только свободной игрой рыночных сил. Особое место в идеологии
неоконсерватизма
занимают
культ
индивидуализма,
приоритет
свободы
предпринимательства, отрицание коллективизма.
Правительство не должно вмешиваться в вопросы бизнеса. И если раньше государство
оказывало поддержку перспективным направлениям либо страховало убыточные сферы, то в
соответствии с неоконсервативными идеалами оно должно было полностью положиться на
саморегулирующиеся механизмы свободного рынка. Идеалом тэтчеризма, к примеру,
являлось общество мелких акционеров и предпринимателей (мелкий и средний бизнес).
Итак, основной причиной, обусловившей переход к неоконсервативной модели, стал
кризис действующих механизмов государственного регулирования экономики. Успехи
кейнсианской теории в 50–60-е гг. были обусловлены нацеленностью мер на условия
воспроизводства, что в 80-е гг. привело к неэффективности управления спросом, поскольку
оно не затрагивало процесс капиталообразования и не позволяло приспособиться к новым
мировым стандартам хозяйствования в условиях развития НТР. Также положение было
усугублено масштабами огосударствления и прямого перераспределения национального
дохода через бюджетную сферу и кредитно-денежную систему. В период существования
«государства благосостояния» капитал поощрял вмешательство государства, но уже в конце
70-х гг. наблюдается противостояние между стремлением государства вмешиваться и
интересами монополистического капитала, который использовал экстенсивные пути своего
расширения. Кроме того, в этот период происходит подъем демократических и рабочих
5
Раздел 1. Государство, политика, управление
движений. Реформистская модернизация общественных структур упрочила положение
наемных рабочих. Это состояние характеризовалось повсеместным распространением
коллективных договоров, развитием различных форм участия трудящихся в управлении
производством. Быстрые темпы роста экономики привели к качественному увеличению
реального дохода трудящихся, что необратимо вело к требованиям повышения уровня
заработной платы. Но с конца 60-х гг. бизнес начинает отказываться от дальнейшего
увеличения доходов рабочих, что сопровождалось также общим снижением дохода
производителя на фоне растущих издержек. В дальнейшем этот процесс сказался на
активности акционеров, и, как следствие, прокатилась волна банкротств, повысилась
инфляция, произошли структурные циклические кризисы.
В этот период неоконсерваторы предложили свои рецепты, выступив с критикой
существующих трудовых отношений. Они ориентировали общество на индивидуализацию
трудовых отношений, усиление конкуренции трудящихся за рабочие места. Такое развитие
трудовых отношений предполагало в дальнейшем отказ от постулата полной занятости
населения, ограничение роли профсоюзов, повышение престижа собственников и частных
препринимателей.
Расширение же сферы частного предпринимательства вело к активному внедрению его
в сферу услуг, к приватизации государственных предприятий, к превращению трудящихся в
акционеров, к использованию систем участия в прибылях, соучастию собственности и т. д.
Тем самым было модернизировано отношение к собственности и власти на микроуровне,
была усилена трудовая мотивация, повышена прозводительность труда в целом.
Объективная
необходимость
реформирования
системы
государственного
регулирования определила основные изменения в экономической политике: теперь акцент
делается не на обеспечение полной занятости, как во времена «государства благосостояния»,
а на борьбу с инфляцией и структурными проблемами. Приоритет получают конкуренция,
рыночные механизмы, способные, по мнению неоконсерваторов, естественным образом
стабилизировать экономику, поэтому деятельность государства в области экономической
политики должна подчиниться функционированию рынка и его механизмов.
Говоря о неоконсервативном повороте в политике англо-саксонских стран, в первую
очередь нужно иметь в виду, что это попытка поиска нового качества взаимотношений на
уровне «государство – рыночная система», поскольку неоконсервативное течение не есть
отрицание государственного регулирования, но процесс эволюционного развития
государственного регулирования, которое стремится к отказу от неэффективных методов в
пользу новому качеству взаимодействия на уровне государства и рынка [7, с. 81].
Подводя итоги, можно говорить о следующих особенностях неоконсервативной волны
на Западе: главной ценностью общества является «свобода от…», а гарантом этой свободы
является свобода экономическая, а экономическая свобода, в свою очередь, отождествляется
с рынком, который является необходимым условием функционирования эффективного
хозяйства и претворения в жизнь демократических ценностей.
Библиографический список
1. Гаджиев, К. С. Консерватизм и современные интерпретации / К. С. Гаджиев. – М.,
1990. – 60 с.
2. Рейганомика: теория и практика : реф. сб. / ИНИОН АН СССР. – М., 1984. – 110 с.
3. Перегудов, П. С. Политические сдвиги в странах Запада : конец 70–80-х гг. /
П. С. Перегудов. – М., 1989. – 140 с.
4. Перегудов, П. С. Современный капитализм: политические отношения и институты
власти / П. С. Перегудов. – М., 1984. – 250 с.
6
Раздел 1. Государство, политика, управление
5. Яковлев, А. От Трумэна до Рейгана. Доктрины и реальности ядерного века /
А. Яковлев. – М., 1973. – 350 с.
6. Перегудов, П. С. Тэтчер и тэтчеризм / П. С. Перегудов. – М., 1996. – 240 с.
7. Пияшева, Л. И. Экономический неоконсерватизм: теория и международная критика /
Л. И. Пияшева, Б. С. Пинскер. – М., 1988. – 360 с.
© Мамонова Ю. Ю., 2010
Автор статьи – Юлия Юрьевна Мамонова, соискатель, БОУ ДПО «Институт развития
образования Омской области», e-mail: Lauraalden@rambler.ru.
Рецензент – Е. В. Самойлова, кандидат исторических наук, доцент, БОУ ДПО «Институт
развития образования Омской области».
УДК 342. 25 (477)
А. С. Цумаева
Приазовский государственный технический университет
МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В УКРАИНЕ:
ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
В работе исследуются вопросы необходимости децентрализации государственной
власти и повышения роли институтов местного самоуправления. Детально
рассмотрена система местного самоуправления в г. Мариуполе, проанализированы
недостатки и преимущества ее функционирования.
Ключевые слова: местное самоуправление, децентрализация, прямая демократия.
На фоне перестройки экономических отношений в условиях спада производства, смены
форм собственности, инфляции коренным образом ухудшился уровень жизни населения
Украины. В связи с кризисными явлениями решения все большего количества проблем по
повышению благосостояния населения, снижению уровня бедности, обеспечению
устойчивого экономического роста на базе роста конкурентоспособности украинской
экономики можно достигнуть с помощью экономической и финансовой децентрализации.
Именно на региональном и местном уровнях управления зачастую сосредоточены ключевые
рычаги воздействия в рамках среднесрочной программы. Разумный баланс прав и
обязанностей, полномочий и ответственности всех уровней власти и управления является
необходимым этапом на пути развития гражданского общества и его демократизации в
Украине [1].
Сегодня в Украине огромное значение приобретает максимально широкое применение
механизмов самоуправления. Чем чаще граждане будут использовать формы прямой
демократии, самостоятельно или объединяясь с другими гражданами, тем быстрее будет
происходить процесс становления местного самоуправления и тем более устойчивым станет
местное общество. Конечно, в демократическом обществе участие граждан не заканчивается
кабиной для голосования, а проявляется в ежедневной деятельности. Демократия отличается от
других политических систем именно уровнем участия граждан в процессе управления. Привлекая
граждан к выполнению задач, которые стоят перед обществом, можно повысить их
заинтересованность в благосостоянии общества и понимание природы местного самоуправления.
7
Раздел 1. Государство, политика, управление
Привлечение граждан является основополагающей функцией муниципальных органов, именно они
занимаются информированием граждан, организацией консультаций, созданием совещательных и
консультативных советов. Поэтому необходим поиск наиболее оптимальных способов
объединения частных и общественных интересов в развитии социально-экономических
отношений на местах, новых, как индивидуальных, так и коллективных, форм участия
населения в осуществлении местного самоуправления [2].
Без эффективного местного самоуправления дальнейшее развитие Украины как
демократического государства невозможно. Потребность в новых методах, механизмах и
технологиях современного самоуправления ощущается и на местном, и на
общегосударственном уровнях. Важным элементом системы управления городом является
методика объединения интересов и действий трех секторов – местной власти, бизнеса и
общественности. Проблема формирования эффективной системы местного самоуправления и
обеспечение реальных возможностей для населения влиять на действия власти являются
неотъемлемыми составляющими социально ориентированной экономики и демократизации
украинского общества. На всех уровнях власть говорит о важности диалога с населением.
Люди перестают быть просто «населением», которое проживает на территории данной
страны, а становятся самоуправляющимся обществом, каждый член которого в меру своих
возможностей помогает становлению благосостояния всех.
Ключевую роль в предоставлении жилищно-коммунальных услуг, а также ряда важных
в повседневной жизни общественных благ играют органы местного самоуправления. Кроме
своих главных функций по обеспечению благосостояния населения и оказанию
общественных услуг, местное самоуправление является ближайшим к населению уровнем
власти, институтом самоорганизации населения и развития гражданского общества. Таким
образом, активное содействие развитию независимых выборных органов местного
самоуправления, повышение ответственности местных властей перед избирателями за
принимаемые решения, предоставление местным властям финансовых гарантий будут
обеспечивать необходимую степень автономии в принятии собственных решений и
способствовать становлению демократического общества, а также социальноэкономическому развитию региона.
Сегодня органы местного самоуправления являются замкнутыми и полноценно
функционировать не могут. С одной стороны, на них мощным прессом давит «вертикаль»
власти, а с другой – собственные проблемы социальной сферы. Выход из сложившейся
ситуации возможен путем скорейшего перехода к формированию многоуровневой
сбалансированной системы государственного управления, которая позволит наладить жизнь
в регионах.
Украинскими специалистами на протяжении многих лет наработан значительный
методический потенциал по планированию и прогнозированию социально-экономического
развития регионов. Накопленный опыт и знания имеют неоценимое значение и должны
использоваться как база для формирования современного инструментария в разработке методов
планирования местного развития в Украине.
Для формирования здорового демократического гражданского общества необходимо
использовать научные разработки на практике и воплотить их в повседневную работу органов
местного самоуправления, соединить научно-теоретические знания и практический опыт
городов Украины и зарубежных стран. Это ускорит социально-экономическое развитие
городов, обеспечит их социально-культурное и духовное возрождение.
Создание эффективной системы управления развитием территориальных общин малых
городов Украины – это актуальный вопрос современности. Данный процесс нуждается в
специальных методах и направлениях по принятию необходимых решений. Поэтому целью
статьи является детальное изучение темы. Широкое обсуждение проблем стратегического
8
Раздел 1. Государство, политика, управление
управления на уровне территориальных общин малых городов Украины может помочь в
воплощении на практике современных подходов по стимулированию развития малых городов и
системы местного самоуправления в целом. При этом первое место занимает важность
финансового обеспечения бюджетов территориальных общин малых городов.
Повышению активности территориальных общин отводится все больше внимания в
украинской научной литературе, выступлениях политиков, на конференциях и форумах, в
средствах массовой информации. Требование стратегического планирования на основе
применения демократических методов управления задекларировано многими нормативными
актами.
Вопросы демократизации украинского сообщества, децентрализации государственной
власти всегда были в центре внимания многих отечественных и зарубежных ученых, научных
работников, специалистов. В области государственного и регионального управления и
местного самоуправления научно-практическими проблемами занимаются известные
украинские ученые: В. Б. Аверьянова, Г. В. Атаман-Чука, В. Д. Бакуменко, В. М. Вакуленко,
В. Г. Князева, В. В. Кравченко, Ю. П. Лебединский, В. Ю. Смоленский, Г. С. Одинцова, В.
П. Рубцова, С. М., А. Ф. Ткачук, В. П. Удовиченко, А. О. Чемериса, Ю. П. Пластовая и
др.
Сегодня в Украине одной из популярных форм местной демократии являются органы
самоорганизации населения (ОСН). Это домовые, уличные, квартальные комитеты,
комитеты микрорайонов. Органы самоорганизации населения являются конституционными
институтами [3]. Статья 5 Закона Украины «О местном самоуправлении в Украине» органы
самоорганизации населения относит к системе местного самоуправления и определяет их как
«представительные органы, которые создаются частью жителей, временно или постоянно
проживающих на соответствующей территории в пределах села, поселка, города». 11 июля
2001 г. был принят Закон Украины «Об органах самоорганизации населения» № 2625. Этим
законом были урегулированы вопросы создания, организации деятельности и определение
полномочий и ответственности ОСН. Так, на основании этого закона полномочиями ОСН
являются: «...внесение в установленном порядке предложений к проектам местных программ
социально-экономического и культурного развития соответствующих административнотерриториальных единиц и проектов местных бюджетов».
В системе местного самоуправления населенных пунктов должны быть сформированы
органы самоорганизации населения. В Мариуполе функции ОСН выполняют домовые,
уличные и квартальные комитеты, которые ведут работу на местах с конкретным домом,
улицей или группой улиц. Однако их возможности в таком крупном и развитом городе, как
Мариуполь, не могут соответствовать уровню современных задач, которые стоят перед
городом. Для демократизации управления – вовлечения как можно большего количества
жителей в этот процесс, установления обратной связи общества и власти, учета мнения и
предложений граждан при принятии новых решений по различным направлениям
деятельности городского совета – нужны были образования более крупные, охватывающие
большую территорию, большее население, которые по месту жительства могли бы
объединять интересы и мнение малых частей населения.
Поэтому на основании законов Украины [3] были созданы комитеты самоорганизации
населения (КСН) с правом юридического лица, которые охватывают всю территорию города,
соответствуют его микрорайонам и поселкам. Они объединяют 1479 домовых, 353 уличных
и 126 квартальных комитетов. Эта система существует в г. Мариуполе и позволяет достигать
положительных результатов уже в течение 10 лет.
С принятием Закона «Об органах самоорганизации населения» Советы общественного
самоуправления были легализированы в КСНы и приобрели статус органов самоорганизации
населения – представительных органов жителей конкретных микрорайонов. Сегодня по
9
Раздел 1. Государство, политика, управление
опыту Мариуполя созданы КСНы в Макеевке, Горловке, Краматорске, Славянске и других
городах. Следует отметить, из 404 КСН области 59 (15%) составляют КСН г. Мариуполя.
Таким образом, в Мариуполе сложилась и приобрела развитие уникальная система
городского самоуправления, которой не было ни в области, ни в Украине. Она уникальна
тем, что власть в городе нашла «золотую середину» в реализации основного принципа –
принципа демократизации управления. Это сочетание непосредственной демократии и
опосредованной (представительной) демократии, то есть то, к чему стремятся органы
местного самоуправления большинства стран мира. Система Мариупольского городского
самоуправления соединяет в себе с одной стороны единую вертикаль власти (сверху вниз)
через органы местного самоуправления как представительные, так и исполнительные, с
другой стороны – непосредственную демократию (снизу вверх) через систему органов
самоорганизации населения, в том числе через КСН.
Однако существуют и определенные проблемы, ограничивающие дееспособность
отечественных органов самоорганизации населения:
1. Неэффективность механизмов участия граждан в решении вопросов местного
значения, в частности органов самоорганизации населения.
2. Недооценка гражданами роли органов самоорганизации населения и их
возможностей в защите собственных интересов. По результатам опроса с февраля 2005 г.
по март 2008 г. граждане оценили свои возможности влиять на местный совет по
пятибалльной шкале: в 2008 г. – на 1,68, в 2007 г. – 1,62, в 2006 г. – 1,56 балла [4].
3.
Несовершенство
правового
обеспечения
функционирования
органов
самоорганизации населения: усложненная процедура создания органов самоорганизации
населения; отсутствие дифференцированного подхода к определению полномочий органов
самоорганизации населения разного уровня; финансовая зависимость органов
самоорганизации населения от местных советов; отсутствие четкого правового
нормирования некоммерческой хозяйственной деятельности органов самоорганизации
населения.
4. Недостаточное материальное и научно-методологическое обеспечение
деятельности органов самоорганизации населения.
5. Недостаточный уровень профессиональной подготовки и мотивации членов ОСН.
Люди с высшим образованием среди должностных лиц органов местного самоуправления
составляют лишь 65% [4]. Оклады председателей и секретарей КСН в г. Мариуполе с
01.01.2009 г. – 647 грн. и 605 грн. [5].
6. Преобладание работников пенсионного возраста и низкая заинтересованность
молодежи. Анализ в г. Мариуполе кадрового состава ОСН показал, что председателей КСН
в возрасте до 60 лет – 51%, председателей квартальных комитетов – 57%.
Функциональное назначение органов власти проявляется в положительном влиянии на
развитие общества и обеспечении конституционных прав граждан. Это возможно лишь при
условии совершенного, четкого определения правового статуса органов всех звеньев
исполнительной власти, сопоставления и разделения функций и полномочий местных
государственных администраций и органов местного самоуправления, демократического
взаимодействия органов исполнительной власти с другими структурами органов
государственной власти. Прозрачность и доступность процедур участия в делегировании
властных полномочий, отработанная система информирования населения о перспективах
развития и потенциальной опасности, мощная сеть общественных организаций, которые
контролируют деятельность правительства, парламента, местных государственных
администраций и органов местного самоуправления. Только при условии соблюдения этих
механизмов можно говорить о становлении процессов демократизации украинского
общества.
10
Раздел 1. Государство, политика, управление
Библиографический список
1. Батанов, О. Муніципальна влада в Україні: поняття, сутність та функції / О. Батанов
// Проблеми формування доброчесного, належного місцевого врядування : збірник матеріалів
та документів / заг. ред. М. Пухтинського. – К. : Атіка, 2008. – С . 240–250.
2. Муніципальне право зарубіжних країн : навч. посіб. – Ч. 2 / М. О. Баймуратов,
О. В. Батанов, В. М. Кампо, О. А. Музика. – К. : Знання України, 2006. – С. 84–111.
3. Європейська Хартія місцевого самоврядування, ратифікована Верховною Радою
України (1907 рік). Статті 2, 3, 4, 6, 8, 10, 13 ; Конституція України (1996 рік). Стаття 7.
Розділ XI. Місцеве самоврядування. Статті 140–146 ; Закон України «Про місцеве
самоврядування в Україні» (1997 рік). Статті 5, 14, 16, 80 ; Закон України «Про органи
самоорганізації населення» (2001 рік) ; Закон України «Про міліцію». Стаття 6 ; Положення
про районну адміністрацію міської ради, затверджене рішенням міської ради від 27.06.2006 №
5/3-206 ; Положення про комітет самоорганізації населення, затверджене конференцією
мешканців мікрорайону ; Типове положення про домові, вуличні, квартальні комітети,
затверджене рішенням виконкому міської ради від 20.10.2004 № 393 ; Положення про Раду
профілактики комітету самоорганізації населення, затверджене на засіданні комітету
самоорганізації населення.
4. Україна в 2008 році; процеси, результати, перспективи. Біла книга в державної
політики / за заг. ред. Ю. Г. Рубана. – К. : НІСД, 2008. – 186 с.
5. О городском бюджете Мариуполя на 2009 год // Мариупольская громада. Приложение к «ПР»
№1 (22) от 18 марта 2009 г. – С. 3–4.
© Цумаева А. С., 2010
Автор статьи – Алина Спартаковна Цумаева, кандидат экономических наук,
Приазовский государственный технический университет, г. Мариуполь, Украина, e-mail:
asc.77777@mail.ru..7
Рецензент – Т. Г. Логутова, доктор экономических наук, доцент, Приазовский
государственный технический университет.
УДК 323.2
А. В. Щепёткин
Омская гуманитарная академия
ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДОВ СТРАТЕГИЧЕСКОГО МЕНЕДЖМЕНТА
НА ОСНОВЕ КОНЦЕПЦИИ ВОЗРАСТАЮЩЕЙ ОТДАЧИ
В УПРАВЛЕНИИ ПОЛИТИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ
(на примере работы по повышению политической активности молодежи
в Омской области)
В данной статье сформулированы принципы, на которые необходимо опираться
при разработке стратегии, направленной на повышение политической активности
молодежи, а также выявлены основные акселераторы роста. Опыт реализации
описанных проектов может быть использован в работе органов государственной и
региональной власти, общественных и политических организаций.
11
Раздел 1. Государство, политика, управление
Ключевые слова: политический менеджмент, стратегический менеджмент,
концепция возрастающей активности, акселератор роста, политическая
активность, молодежь.
С развитием демократических процедур политический менеджмент стал постоянным и
естественным спутником политической жизни России. Его освоение и широкое
распространение связано с интенсификацией конкурентной политической борьбы в
изменившихся условиях информационного общества, а также с переходностью
политических процессов в нашей стране.
В политической науке встречаются самые разные определения понятия «политический
менеджмент». Этимологически в современной зарубежной политической науке понятию
«политический менеджмент» соответствует понятие «governance», которое разведено с
понятиями «administration», «management» и «government» (М. Goodwin, J. Painter; B. Jessop;
R. A. Rhodes; G. Stoker). В отечественной политической науке также немало работ,
посвященных анализу существующих подходов к проблеме политического управления (Д. П.
Зеркин, А. В. Огарев, А. В. Понеделков, A. M. Старостин, Б. Г. Тукумцев, О. Ф. Шабров,
М. Н. Афанасьев, И. А. Василенко, О. В. Гаман-Голутвина, B. C. Комаровский, Е. Г.
Морозова, А. В. Оболонский, С. П. Перегудов, Л. B. Сморгунов, В. А, Лепехин, Л. H.
Тимофеева, Г. В. Пушкарева и др.).
Будем придерживаться следующего определения: политическое управление есть
сложный процесс выработки и реализации властных решений, в котором принимают участие
не только государственные органы и традиционные субъекты политической деятельности
(политические партии, движения), но также все другие институты и организации
гражданского
общества,
этнические,
конфессиональные,
профессиональные
и
территориальные группы и общности, социальные слои и отдельные граждане.
Несмотря на большое количество работ по проблемам политического управления, в том
числе диссертационных, приходится констатировать, что анализ политического
менеджмента в России далек от завершения. В отечественной политологии не сложилась
устойчивая общепринятая концепция политического менеджмента, не в полной мере нашел
свое отражение ряд политических аспектов менеджмента, и особенно стратегического
политического менеджмента.
Среди отечественных и зарубежных ученых, исследовавших теорию и практику
стратегического управления, выделяются Р. Аксельрод, К. Арджирис, П. Вак, К. Вейк, О. С.
Виханский, А. де Гиус, Г. Джонсон, Дж. Дойль, А. Т. Зуб, Р. Каплан, Д. Кольб, Ч. Линдблом,
Г. Минцберг, П. Сенге, Д. Суровицкий, Р. Уиттенгтон, Дж. Форрестер, К. ван дер Хайден,
Р. Холл, К. Шоулз.
В настоящее время стратегическое управление понимается как «управление, которое
опирается на человеческий потенциал как на основу организации, ориентирует
производственную деятельность на запросы потребителя, осуществляет гибкое
регулирование и своевременные изменения в организации, отвечающие вызову окружения и
позволяющие добиваться конкурентных преимуществ, что в совокупности позволяет
организации выживать и достигать своей цели в долгосрочной перспективе» [2].
Процесс стратегического менеджмента включает следующие основные шаги:
определение миссии, целей и задач организации; анализ внешней и внутренней среды; выбор
стратегии; реализацию стратегии; последующий контроль и оценку эффективности
реализации стратегии.
Современная социально-политическая система представляет собой сложную
адаптивную систему, поведение которой является нелинейным и сложно предсказуемым.
12
Раздел 1. Государство, политика, управление
Поэтому в настоящее время стратегическое мышление отходит от распространенной в
управлении «линейной» парадигмы, приходя к пониманию необходимости выявления
причинно-следственных взаимосвязей и учета эффектов обратной связи в управлении.
Одним из примеров использования такой нелинейной парадигмы является построение
системы стратегического управления, основанное на учете эффектов возрастающей отдачи.
Концепция возрастающей отдачи (А. Маршалл, Э. Янг, К. Эрроу, П. Ромер, Р. Солоу,
Н. Калдор, Б. Артур, Д. Хикс, А. Спенс, С. Шапиро, Г. Вэриан, З. Ачи, Д. Норт, А.
Гершенкрон, П. Дэвид, С. Лиебовиц и С. Маргулис, Д. Пафферт, П. Кругман, Дж. Хилл, Дж.
Саттон, Р. Спектор, В. Вольчик, М. Скорев, О. Белокрылова, Е. Бренделева, В. Полтерович,
Ю. Латов) разрабатывалась для новейшего сектора экономики – отраслей, основанных на
знаниях, в дополнение к концепции убывающей отдачи, которая описывает особенности
традиционного сектора экономики (обрабатывающего производства) [1]. Данная концепция
характеризует новый взгляд на экономику как на сложную динамическую
самоорганизующуюся систему. Она применима к тем сферам жизни, которые
характеризуются следующими особенностями: они слабо «завязаны» на ресурсах,
характеризуются наличием «сетевых эффектов», в них большое значение имеют
потребительские привычки. Именно поэтому, на наш взгляд, в социальных системах, в том
числе в политической сфере, концепция возрастающей отдачи представляется действенной.
Одним из примеров реализации концепции возрастающей отдачи является управление,
основанное на использовании акселераторов роста. Акселератор роста представляет собой
цикл роста компании, сформированный одной или несколькими положительными петлями
обратной связи, эксплуатирующими эффект возрастающей отдачи [3].
Рассмотрим эффективность применения методов стратегического менеджмента,
основанного на концепции возрастающей отдачи, на примере управления политическими
процессами в избирательном цикле 2007–2008 гг. в Омской области в части повышения
политической активности молодежи.
В 2007–2008 гг. в Омской области был запланирован важный избирательный цикл,
который начинался выборами депутатов Законодательного собрания Омской области (март
2007 г.), далее проходили выборы депутатов Государственной думы Российской Федерации
(декабрь 2007 г.), далее – выборы Президента Российской Федерации (март 2008 г.). В связи
с этим руководством Омской области разрабатывалась политическая стратегия на
ближайший избирательный цикл 2007–2008 гг. Одна из основных целей – повышение
политической активности молодежи, критерием чего должно было служить повышение
молодежной явки на выборах.
Правительством Омской области, избирательной комиссией Омской области совместно
с основными молодежными общественными организациями Омской области («Молодая
гвардия Единой России», Омский областной студенческий отряд и профсоюзные
организации студентов) были проведены анализ внешней среды (анализ особенностей
молодежи как основной целевой группы; изучение политических настроений, характерных
для молодежной среды; выявление особенностей поведения молодежи в политической сфере
и т. д.) и анализ внутренней среды (имеющиеся организационные, человеческие и
финансовые ресурсы), направленные на выявление факторов, которые могли бы
способствовать или препятствовать достижению цели повышения политической активности
молодежи.
Анализ внутренней среды показал, что только при объединении усилий различных
социальных институтов (органы власти, избирательные комиссии, учебные заведения,
молодежные общественные организации и т. д.) возможно достижение поставленной цели.
В ходе анализа внешней среды были выявлены особенности целевой группы, на
которую планировалось воздействовать (данные получены на основе анализа
13
Раздел 1. Государство, политика, управление
социологических исследований и информации, полученной в ходе проведения фокус-групп с
представителями молодежи):
1. Молодые люди понимают значимость этой сферы жизни, но они не видят
возможности для себя влиять на политическую ситуацию, управлять ею.
2. У молодежи недостаточно сформированы навыки политической деятельности,
самоуправления, отстаивания собственных интересов.
3. У молодых людей плохо сформировано личное отношение к выборам.
4. Использование прямых методов (призыв «все на выборы»), направленных на
повышение явки избирателей, которые усугубляются применением административного
ресурса, вызывает обратные реакции у представителей данной возрастной группы.
5. Исследования показывают, что молодые люди недостаточно осведомлены о
деятельности каких-либо политических организаций [4].
6. При исследовании вопроса политической активности молодежи нельзя обходить
стороной понятие «мода», которое в первую очередь характеризует молодежную
субкультуру. Особенностью для молодежи также является ориентация на мнение
ближайшего окружения, своих сверстников, на те темы, настроения, которые в настоящее
время являются «модными» в молодежной среде.
На основе проведенного анализа была выбрана стратегия концентрированного роста
[2], направленная на усиление «позиций» политической сферы в сознании молодежи Омской
области и в молодежной субкультуре. Данная стратегия базировалась на следующих
основополагающих принципах:
 Косвенный характер мер, предпринимаемых для повышения активности молодежи в
политике, а также их комплексность и разнонаправленность. Они должны быть направлены
преимущественно на повышение интереса к жизни города, региона, страны в целом,
интереса к избирательному процессу, повышение правовой культуры и гражданской
активности молодых людей.
 Объединение усилий различных социальных институтов (органы власти,
избирательные комиссии, учебные заведения, молодежные общественные организации и т.
д.)
 Формирование у молодежи навыков политической деятельности, самоуправления,
отстаивания собственных интересов, участия в политической жизни в качестве
полноправных активных субъектов этого процесса.
 Формирование личного отношения к политике, эмоциональная окраска
политической сферы жизни.
 Формирование у молодежи образа политики, основанного на следующих
характеристиках: «модно», «престижно», «прогрессивно», «значимо».
 В перечне проектов должны присутствовать проекты, направленные на работу с
различными возрастными и социальными группами молодежи (школьники, студенты,
работающая молодежь и т. д.).
 Широкое освещение в СМИ всех проектов, реализуемых в рамках выбранной
стратегии.
 Сбор обратной связи при реализации каждого проекта и корректировка на основе
полученной информации дальнейшего хода реализации стратегии.
В качестве акселераторов роста были выбраны следующие:
 Имидж. Формирование положительного образа политики в молодежной среде
благодаря рекламе, положительным устным отзывам, «фактору моды». Реализация
специальных программ для лиц, формирующих общественное мнение в молодежной среде.
14
Раздел 1. Государство, политика, управление
 Сетевой эффект – когда положительное мнение о чем-либо формируется благодаря
широкому кругу людей, которые данное мнение разделяют. В нашем случае – расширение
круга молодых людей, которые положительно относятся к политике, интересуются ею,
достаточно осведомлены о политической ситуации в регионе и стране в целом, имеют
навыки политической деятельности.
 Наполнение содержанием в молодежной среде образа политики. Формирование у
молодых людей личного отношения к политике, повышение политической грамотности,
правовой культуры и гражданской активности молодых людей.
 Отбор и привлечение талантов. Чем престижнее, интереснее, успешнее
представляется та или иная сфера жизни в глазах общества, тем больше шансов привлечь и
удержать самых одаренных, активных, ярких его членов, которые, как правило, являются
лидерами. Данный эффект основан на том, что таланты «тянутся» к талантам. Чем больше
удастся вовлечь в работу по повышению политической активности молодежи талантливых и
активных членов данной возрастной группы, тем она будет эффективнее.
На основе выбранной стратегии был разработан и реализован ряд мероприятий,
направленных на повышение политической активности молодежи в Омской области.
11 октября 2006 г. в Омской области стартовал проект «ПолитЗавод», цели которого:
активизации молодежи, привлечение к политической деятельности молодых талантливых
специалистов из различных сфер; привлечение внимания общественности к программе
участия молодого поколения в политических процессах; формирование волонтерских
молодежных групп (агитаторы, наблюдатели, члены избирательных комиссий и т. д.);
формирование группы молодых людей, готовых принять участие в избирательной кампании;
формирование молодежных групп для включения в списки Всероссийской политической
партии «Единая Россия» на региональных выборах.
В проекте приняли участие 87 молодых людей, победителями же стали восемь человек,
которые вошли в региональный список кандидатов в депутаты Законодательного собрания
Омской области от Омского регионального отделения Всероссийской политической партии
«Единая Россия». По итогам выборов 11 марта 2007 г. депутатами Законодательного
собрания Омской области стали три молодых человека (до 30 лет), четыре победителя
проекта «ПолитЗавод» стали помощниками депутатов Законодательного собрания Омской
области, и один возглавил молодежный телепроект местного телевидения города Тары
(филиал ГТРК «12 канал»).
Начиная с 2005 г. Главным организационно-кадровым управлением Омской области
совместно с Государственным учреждением Омской области «Региональный центр по связям
с общественностью» реализуется проект «Школа молодого политика». Данный проект
направлен на профессиональную и личностную подготовку управленцев и политиков нового
поколения. Цель данного проекта – воспитание у молодежи гражданской активности,
политической культуры, чувства ответственности за будущее России, повышение
профессиональной подготовки и конкурентоспособности молодых политиков. Программа
Школы молодого политика основана на комплексном подходе к воспитанию лидеров
молодежных общественных и политических объединений. Прямой результат обучения – это
возникновение потребности в активном выражении гражданской позиции, в самореализации
в общественно-политической сфере, а также развитие возможностей для удовлетворения
этих потребностей у непосредственных участников проекта. Молодые люди, прошедшие
обучение в школе, несомненно, являются лидерами в молодежной среде. Они способны
транслировать новые ценности, потребности, образцы поведения.
Другим успешным проектом, реализованным правительством Омской области, стала
молодежная секция Совета при губернаторе Омской области по реализации приоритетных
национальных проектов. Это общественный орган, обеспечивающий участие молодежи в
15
Раздел 1. Государство, политика, управление
выработке и осуществлении государственной политики в сфере реализации приоритетных
национальных проектов и демографического развития. В состав секции вошли лица в
возрасте 19–30 лет, в том числе студенты и аспиранты высших учебных заведений Омской
области, молодые учителя школ и преподаватели вузов, победители творческих и
профессиональных конкурсов, выпускники Школы молодого политика, лидеры молодежных
общественных организаций. Работа в секции и активное освещение в региональных СМИ
реализуемых ими проектов явились своеобразной «рекламой» того, что каждый молодой
человек может принимать активное участие в развитии региона.
Также в Омской области в течение 2007–2008 гг. молодежными общественными
организациями систематически проводились разного рода ролевые игры для молодежи в
возрасте как от 14 до 18 лет, так и старше 18 лет, направленные на повышение политической
грамотности, знакомство с основами избирательного законодательства, повышение
электоральной активности молодежи. Основные идеи данных ролевых игр заключались в
формировании потребности в активном участии в избирательном процессе, повышении
интереса к нему. Необходимо заметить, что участники действительно проявляли интерес,
когда им предлагали самостоятельно разработать программу политической партии или
проектировать избирательную кампанию. В итоге молодые люди получили социальный
поведенческий опыт участия в выборном процессе, возможность посмотреть на
избирательный процесс «изнутри», почувствовать себя его участниками.
В течение двух последних федеральных избирательных кампаний (выборы депутатов
Государственной думы Российской Федерации – 2 декабря 2007 г., выборы Президента
Российской Федерации – 2 марта 2008 г.) в Омской области избирательной комиссией
Омской области совместно с молодежными общественными организациями проводился
конкурс «Будущее выбираю сам» – конкурс среди образовательных учреждений на самую
высокую активность студентов в день голосования на выборах, призванный повысить
интерес к данному мероприятию, сформировать у молодых людей эмоциональное, личное
отношение к выборам. Несмотря на то, что конкурс проводился всего лишь два раза, можно
заметить положительную динамику. Первый раз в конкурсе участвовало всего 11 учебных
заведений, и студенческая явка составила 33%. Во второй раз в конкурсе участвовало уже 58
учебных заведений, и явка студентов составила 43%. В основе данного проекта лежит
механизм соревновательности, который формирует дополнительный мотив участия в
выборах.
Реализация выбранной стратегии способствовала значительному повышению
политической активности молодежи в Омской области, показателем чего может служить
положительная динамика явки молодежи на выборах различного уровня. На основании
изложенного можно отметить следующее:
1. Применение методов стратегического менеджмента, основанного на эксплуатации
эффекта возрастающей отдачи, в политической сфере способствует эффективному
достижению управленческих целей.
2. При разработке стратегии, основной целью которой является повышение
политической
активности
молодежи,
необходимо
опираться
на
следующие
основополагающие принципы: косвенный характер мер, их комплексность и
разнонаправленность; объединение усилий различных социальных институтов;
формирование у молодежи навыков участия в политической жизни в качестве полноправных
активных субъектов этого процесса; формирование личного отношения к политике;
формирование у молодежи положительного образа политики; работа с различными
возрастными и социальными группами молодежи; широкое освещение в СМИ всех проектов;
сбор обратной связи и корректировка дальнейшего хода реализации стратегии.
16
Раздел 1. Государство, политика, управление
3. Основные акселераторы роста, которые можно эффективно использовать при
организации работы по повышению политической активности молодежи: формирование
положительного имиджа политики в молодежной среде; использование сетевого эффекта;
наполнение содержанием в молодежной среде образа политики; отбор и привлечение
талантов.
4. Опыт реализации проектов, описанных в данной статье, можно использовать в
других регионах Росси в работе органов государственной и региональной власти,
общественных и политических организаций, направленной на повышение политической
активности молодежи.
Библиографический список
1. Артур, Б. Возрастающая отдача и два мира бизнеса [Текст] / Б. Артур //
Экономический вестник Ростовского гос. ун-та. – 2005. – Т. 3, № 4 – С. 7–19. – Библиогр.: с.
19.
2. Виханский, О. С. Стратегическое управление [Текст] : учебник / О. С. Виханский. –
2-е изд., перераб. и доп. – М. : Гардарика, 2002. – 296 с. ; 21 см. – Библиогр.: с. 292. –
10000 экз. – ISBN 5-8297-0021-2 (в пер.).
3. Каталевский, Д. Ю. Стратегическое управление организацией на основе концепции
возрастающей отдачи [Текст] : автореф. дис. … канд. экон. наук: 08.00.05 (1) / Каталевский
Дмитрий Юрьевич. – М., 2008. – 26 с.
4. Положение молодежи в России : аналитический доклад [Текст] – М. : Машмир,
2005. – 168 с.
© Щепёткин А. В., 2010
Автор статьи – Алексей Владимирович Щепёткин, аспирант, НОУ ВПО «Омская
гуманитарная академия», alexey.schepyotkin@gmail.com.
Рецензент – О. В. Волох, доктор политических наук, профессор, НОУ ВПО «ОмГА».
УДК 331.1
А. А. Шорохов
Омская гуманитарная академия
ПОНЯТИЕ ТРУДОВОЙ АССОЦИАЦИИ: ЭВОЛЮЦИЯ И ТИПОЛОГИЯ
В статье рассматривается понятие «трудовая ассоциация», показаны его
эволюция, а также место и роль в системе социальных взаимодействий с
государством и обществом. Отслеживается эволюционное становление различных
форм трудовых общностей людей, начиная с первобытного общества и заканчивая
современным. Показано, что описываемые изменения протекают под влиянием
научно-технического прогресса и культурного освоения жизненного пространства
человека.
Ключевые слова: трудовой, ассоциация, коллектив, общность.
На сегодняшний день, имея опыт социализма, когда коллективизм был одним из
важнейших организационных принципов общества и вполне мог доказать свою
17
Раздел 1. Государство, политика, управление
жизнеспособность и преимущества, возникла необходимость переосмысления роли
трудовых общностей людей вообще и в том числе трудовых коллективов, которые были
объявлены вершиной мирового прогресса в сфере трудовых отношений. Тем более этому
способствовал «крах» реального социализма в большинстве стран, развивающихся по
данному пути.
В настоящее время преобладают эволюционистские концепции общественного
развития, основывающееся на отрицании революционного скачкообразного и радикального
преобразования общества. Ставятся под сомнения преимущества коллективистского способа
ведения общественного хозяйства. Неизбежным следствием являются попытки отыскать
такие основы общественной жизни, которые способствуют оптимальному развитию
человеческой общности. Но это вряд ли возможно без формирования нового универсального
научного фундамента, который с учетом исторического опыта «впитает» в себя живую ткань
прошлого и настоящего и будет способствовать более гармоничному вхождению
человечества в будущее.
Одним из ключевых понятий, в котором отражается все богатство содержания и
организации трудовой жизни людей, является трудовая ассоциация. Трудовые ассоциации
находятся в центре общественной жизни независимо от уровня развития человеческой
цивилизации, ибо без производства вещей ни одно общество существовать не может.
Следует отметить, что термин «ассоциация» широко используется как в научной, так и
обыденной практике, где очень часто можно услышать такие словосочетания, как
ассоциация предпринимателей, композиторов, сельхозпроизводителей или каких-то других
объединений людей. На наш взгляд, все эти явления происходят от трудовой ассоциации, но
не в узком, а в широком смысле слова.
Итак, для того чтобы разобраться детально, уточним, что же означает «трудовая
ассоциация». В большинстве случаев термин «ассоциация» (от позднелатинского аssociatio –
соединение) рассматривается в психологическом смысле. Например, в философском
энциклопедическом словаре ассоциация определяется как «связь, образующаяся при
определенных условиях между двумя или более психологическими образованиями
(ощущениями, двигательными актами, восприятиями, представлениями, идеями и т. д.);
действие этой связи – актуализация ассоциаций – состоит в том, что появление одного члена
ассоциации регулярно приводит к появлению другого (других)» [1].
В социальной психологии под ассоциацией понимается группа, в которой отсутствует
объединяющая ее совместная деятельность, организация и управление, а ценностные
ориентации, опосредствующие межличностные отношения, проявляются в условиях
группового общения. В зависимости от общественной направленности опосредствующих
факторов различают:
1. Просоциальные ассоциации, в которые позитивные нравственные ценности
привнесены из широкой социальной среды, а не сформированы и упрочены в процессе
трудовой деятельности; в случае включения этих ассоциаций в совместную деятельность,
обусловленную общественно-важными задачами и соответствующей им организацией и
руководством, они проходят путь коллективообразования.
2. Асоциальные ассоциации, где ценностные ориентации имеют негативный, иногда
антиобщественный характер, в условиях антиобщественной организации и руководства
легко превращаются в корпорации [2].
Эта позиция, выраженная в рамках марксистского подхода, интересна тем, что
ассоциация рассматривается как ступень, ведущая к коллективу, считающемуся высшей
прогрессивной формой общности людей, в которой общественные, групповые и личные
интересы оптимально взаимосвязаны.
18
Раздел 1. Государство, политика, управление
В современном словаре иностранных слов среди пяти возможных значений выделим
лишь одно, которое трактует ассоциацию как «объединение, союз лиц, организаций,
учреждений, государств» [3]. Вместе с тем, интересуют социальные значения термина.
Первые объединения, союзы людей возникли в глубокой древности – тогда, когда в
одиночку было невозможно противостоять силам природы и другим, чаще всего враждебно
настроенным общностям. Примитивный коллективизм, возникший в рамках рода и племени,
стал основой выживания и дальнейшего развития форм совместной жизнедеятельности.
Многие века подобный коллективизм существовал одновременно с семьей, в рамках которой
осуществлялись все функции производства и воспроизводства жизни. Земля была главным
полем приложения сил человека, получения простого и прибавочного продукта, источником
средств жизнедеятельности феодалов и крестьян (крепостных, как в России). Конечно,
развивались, и очень интенсивно, торговля, ремесленничество, возникли и росли города,
сосредоточивающие в себе разночинный народ.
Однако трудовую ассоциацию, сущность которой состоит в совместной деятельности
по производству товаров или услуг, а содержание – в разделении и кооперации трудовых
функций с целью оптимального ведения совместной деятельности по производству товаров и
услуг, создает капитализм. Между тем в марксистской обществоведческой литературе
утверждалось, что подлинный коллективизм возникает лишь в социалистическом обществе,
основанном на общественной форме собственности на средства производства и свободном и
добровольном труде на благо всего общества, а капитализм способен создать лишь
«суррогаты коллективизма». К концу XIX – началу XX в. клубок мировых противоречий
разрешился, и мир раскололся на две очень большие части – капитализм и социализм. Это
мировое противостояние как нельзя лучше высветило все положительные и отрицательные
стороны обществ, основанных на диаметрально различных постулатах. И это же
противоборство наглядно показало единство мирового сообщества, невозможность жить
изолированно без широчайшего и глубочайшего взаимопроникновения, взаимообогащения,
взаимодействий экономик, культур, форм государственного и политического устройства.
Далее трудовую ассоциацию будем рассматривать как родовое понятие, а трудовой
коллектив как частную форму организации. В связи с чем в дальнейших рассуждениях будем
употреблять термин «трудовая ассоциация», имея в виду ее высшую форму, характерную для
высоко- или среднеразвитых стран, к которым относится и Россия. При этом каждая
общественно-экономическая формация имеет свои разновидности трудовой ассоциации,
обусловленные историческими особенностями: уровнем развития производительных сил,
характером общественного производства, степенью эмансипации человеческой общности от
природы. Такая концептуальная позиция позволяет рассматривать трудовую ассоциацию как
универсальную философскую дефиницию, а коллективизм – как частный случай,
своеобразную форму, характерную для определенного типа общественных отношений,
основанных на общественной собственности на средства производства. Коллектив –
социалистическое (коммунистическое) явление и следствие выбора особого пути
цивилизационного развития России и ряда других социалистических стран в ХХ в.
Таким образом, при определении трудовой ассоциации вырисовываются два основных
подхода:
1) трудовая ассоциация – это прообраз трудового коллектива, который является ее
высшей формой организации. Этот подход широко освещается в марксистской литературе;
2) трудовая ассоциация существовала всегда (с момента возникновения труда как
целесообразной деятельности человека по преобразованию действительности), а трудовой
коллектив – явление, характерное лишь для социалистического этапа развития общества, где
превалировали коллективистские ценности. Такая позиция пока встречается достаточно
редко и может вызвать определенное непонимание у научной общественности.
19
Раздел 1. Государство, политика, управление
Вместе с тем, гипотеза о том, что социалистический трудовой коллектив лишь частный
случай трудовой ассоциации вполне приемлема и имеет свои основания.
Социализм фактически не обеспечил коренного качественного преимущества так, как
это сделало традиционное капиталистическое общество. Отдельные успехи, как, впрочем, и
неудачи, можно объяснить какими-то объективными или субъективными обстоятельствами.
Никто не собирается умолять значение социализма, но все же, если сравнить важнейшие
показатели, характеризующие уровень и качество жизни, обнаруживается явное
превосходство капитализма и по производительности труда, и по эффективности
производства, и по социальной защите, и по реализации основополагающих прав человека.
То же самое можно сказать и о трудовых коллективах, являющихся основной ячейкой
социалистического общества, в которых, как в капле воды, были отражены все
происходящие процессы.
Итак, трудовая ассоциация поначалу основывалась на общественной форме
собственности, имела достаточно хаотичную, неразвитую структуру, но все же постоянное,
обусловленное объективными обстоятельствами взаимодействие, которое осуществлялось в
рамках кровнородственных отношений и такого же типа семьи. Собственно говоря, род,
кровнородственная семья и представляли одновременно первобытную трудовую
ассоциацию, в которой сообща занимались охотой и собирательством, совместно
защищались от врагов и диких животных, строили примитивные жилища и приспособления
для быта, производили необходимые средства жизни. Причем все эти формы и действия
постоянно развивались и совершенствовались, перенимался опыт других родов и племен.
Общественная жизнь все больше и больше дифференцировалась, индивидуализировалась.
Менялась и сама семья. Все это происходило на фоне постоянного укрепления территорий,
увеличения численности населения. Объединялись, поглощались, мелкие, слабые племена,
они захватывались большими и сильными и присоединялись к ним. В это время, очевидно,
появляется государство, частная собственность, рабство, моногамная семья. Механизмы
такого перехода в новое качество описаны. Известны различные теории (насилия,
психологические, общественного договора, марксистские и др.). Все они имеют право на
существование и истинность. Отдать предпочтение какой-то одной, тем более
абсолютизировать ее нельзя. Такие попытки были, но их реализация всегда приводила к
негативным последствиям (марксизм). Очевидно, что имели место все составляющие этого
сложного противоречивого процесса изменения как самой социальной реальности, так и ее
теоретического осмысления.
С появлением частной собственности на средства производства изменилась и трудовая
ассоциация. Целью становится не просто получение необходимого продукта, причем не
коллективным способом, а используя труд рабов и частично труд свободных граждан, а
производство излишнего, добавочного материала с целью его продажи или обмена и
получения определенной материальной выгоды для увеличения богатства и могущества.
Поскольку раб был такой же вещью, как и любой неодушевленный предмет, то платить ему
не надо было, достаточно содержания для физического и физиологического выживания. Но
уже в это время трудовая ассоциация создается не только в сообществе рабов с непременным
участием представителей хозяина, но и среди не рабов – граждан. Например, в
политической, научно-учебной, культурной и других сферах. Конечно, в первом случае
рабская трудовая ассоциация была полностью подневольной и несамостоятельной в то
время, как трудовая ассоциация свободных граждан было самостоятельна и
самоорганизована. В этот период добавочного, или прибавочного, продукта хватало и на
содержание государства, чиновников, армии, обслуживающего персонала. Хватало его и на
развитие общественных нужд (дороги, коммуникации, дома и т. п.).
20
Раздел 1. Государство, политика, управление
Падение рабства было исторически обусловлено многими обстоятельствами, в
частности низкой эффективностью трудовой деятельности рабов, появлением христианства,
а позднее и других мировых монорелигий, общей гуманизацией общественной жизни,
социальными проблемами и т. д.
Эпоха Средневековья, предоставившая человеку частичную трудовую свободу, была
явным шагом вперед.
Очевидно, что на протяжении многих тысячелетий первобытнообщинных,
рабовладельческих и феодальных отношений (воспользуемся марксистской парадигмой)
трудовая ассоциация имеет весьма расплывчатые формы, определяемые, тем не менее,
господствующим типом собственности – общественной и частной. Частная форма
собственности возникает на поздних этапах развития общества как следствие естественной
общественной эволюции рода человеческого, все более и более эмансипирующегося от
жесточайшей зависимости от природы. Каждая ступень исторического прогресса
необходима в целом для человечества, хотя некоторые народы могли миновать те или иные
стадии развития (например, на Руси не было рабства).
Частная собственность на средства производства доминировала на тех этапах развития
общества, когда человеческая общность стала способной возвыситься над неуправляемыми
силами природы и находить общий язык с другими людьми. Частная собственность резко
усилила значимость индивида и создала условия для всестороннего развития человека,
удовлетворения и расширения его потребностей, создания самых различных ассоциаций, в
том числе и трудовых. Однако свои нынешние очертания она обрела в начале XIX в., когда
общество, опираясь на достижения промышленной и научно-технической революции,
создало современные производства в самых широких отраслях и сферах хозяйства.
Трудовая ассоциация исторически менялась – от примитивного коллективизма,
базирующегося на общественной форме собственности, до социалистического трудового
коллектива, основанного тоже на общественной собственности, но совершенно другого
уровня и качества жизни. Имея первоначально определенные преимущества и
привлекательные стороны перед традиционными формами трудовой взаимосвязи людей,
социалистическая коллективность постепенно стала вырождаться, поскольку не
стимулировала трудового человека работать производительно и эффективно, получая
адекватную отдачу от своей деятельности. Общественное и коллективное стало входить в
противоречие с индивидуально-личностными притязаниями человека. Социалистический
коллективизм постепенно обюрокрачивался, превращался в формально-государственную
структуру для получения необходимого продукта. Все материальные и культурные богатства
были сконцентрированы в руках государства, которое распределяло их по своему
усмотрению и чаще всего не в интересах общества и трудовых коллективов, а поддерживая
другие страны, чтобы не упустить их из сферы своего влияния.
Такое «уравнивание» и «выравнивание» гасило трудовую активность населения,
приводило к недовольству. Выплаты за труд жестко регулировались и контролировались, но
не экономическими рычагами, а субъективистско-политическими мерами. Заранее
определялись те или иные показатели, и вся мощнейшая партийно-государственная система
делала все возможное для их выполнения. В течение многих десятилетий эта система
работала и даже добивалась таких результатов, которые были не под силу традиционному
обществу. Но все эти «успехи» все больше и больше превращали человека и коллективы в
исполнителей, винтиков обезличенного механизма, который постепенно становился
тормозом социального прогресса, поскольку не обеспечивал общество, личность
необходимыми правами, свободами, уровнем и качеством материальной и духовной жизни.
Накопившиеся количественные изменения привели к новому качеству общественной
жизни. В начале 90-х гг. ХХ в. социализм терпит окончательное поражение и начинает уже
21
Раздел 1. Государство, политика, управление
обратное реформирование, которое поначалу резко снижает уровень жизни населения,
проходит болезненно, трудно, вызывает колоссальное социальное расслоение общества и
недовольство большинства неожиданно обедневших людей. Это реформирование
осуществляется при поддержке традиционного общества с беспрецедентным навязыванием
идеологических образов и моделей жизни.
Попробуем сформулировать комплексное понятие «трудовая ассоциация». Трудовая
ассоциация – исторически изменяющаяся форма взаимосвязи людей в обществе,
осуществляющих совместную трудовую деятельность для поддержания основ
жизнедеятельности индивида, группы, общности и общества в целом, основывающаяся на
общественной или частной собственности на средства производства и соответствующая
определенному уровню цивилизационного развития.
Основой трудовой ассоциации выступает форма собственности на средства
производства. История знает два типа трудовой ассоциации:
1) трудовая ассоциация на базе общественной формы собственности (условно
коллективистская трудовая ассоциация) имеет две разновидности: трудовая ассоциация
первобытного общества и трудовая ассоциация социалистического общества (трудовой
коллектив);
2) трудовая ассоциация на базе частной формы собственности (условно
индивидуалистическая
трудовая
ассоциация).
Разновидностями
могут
быть
рабовладельческая, феодальная и капиталистическая трудовые ассоциации.
Можно выделить и третий тип трудовой ассоциации – смешанный. Он существовал на
всех этапах развития человеческого общества и обусловлен двойственной природой
организации социальной жизни, которая, с одной стороны, базируется на индивидуальной
субъектности личности, а с другой – на общественной совместной деятельности людей. С
этой точки зрения всякая трудовая ассоциация может считаться смешанной, но с
преобладанием или индивидуалистического, или коллективистского начала. На более
поздних стадиях развития, с появлением государства и общественных организаций,
возникает и соответствующая собственность – государственная и общественная – и наряду с
сохраняющейся частной формой выступает основообразующим началом трудовой
ассоциации.
Отсюда все трудовые ассоциации по форме собственности относятся либо к частным,
либо к государственным, либо к общественным. Преобладающим типом являются трудовые
ассоциации, где собственник – отдельное лицо (лица), причем сами работники могут владеть
какой-то частью акций.
При государственной форме собственности трудовая ассоциация полностью
принадлежит государству, а работники не имеют своей доли и выступают как лица наемного
труда, не совладельцы.
Общественная форма собственности означает, что трудовая ассоциация формируется
какой-то общественной организацией (профсоюзами, например) на ее средства. При этом
деятельность направлена главным образом на обслуживание этой общественной
организации. Работниками могут быть как члены общественной организации, так и
вольнонаемные. Следует напомнить, что на базе общественной собственности
функционировали все трудовые коллективы при социализме. Причем общественная
собственность делилась на государственную и кооперативную. Кооперативную
собственность представляли колхозы и другие сельскохозяйственные артели, не
относящиеся к государственным (совхозам). Частной собственности не существовало. На
основе личной собственности могли действовать только отдельные лица, осуществляющие
работы по договору с государством или кооперативом (ремонт обуви, строительные,
сезонные и заготовительные работы и др.). Кроме того, поскольку вся общественная, да и
22
Раздел 1. Государство, политика, управление
личная, жизнь была огосударствлена, в принципе при формальном различении можно
отождествить понятия «государственная собственность» и «общественная собственность».
Тип собственности является важнейшим признаком классификации трудовых
ассоциаций, системообразующим элементом. В то же время за основу типологизации
трудовых ассоциаций можно брать и другие основания. Например, соответственно сферам
общественной жизни: экономической, социальной, политической, духовно-культурной –
можно говорить об экономических трудовых ассоциациях (производственных); социальных
трудовых ассоциациях (в сфере социального обслуживания, образования, здравоохранения);
политических трудовых ассоциациях (партии, движения); духовных трудовых ассоциациях
(творческие союзы, редакции и т. д.).
Несмотря на имеющиеся различия в зависимости от сферы общественной жизни, все
эти ассоциации объединяет труд, который вообще создал все социальное и сейчас является
непременным условием существования любого типа общества. Труд лежит в основе
человеческой деятельности, которая так же универсальна, как и он сам.
Возможна дифференциация трудовых ассоциаций по видам деятельности, что в
принципе совпадает с основными сферами общества. Разновидностями деятельности
выступает материальная и духовная, познание и самопознание, общение, мышление и др.
Можно классифицировать трудовые ассоциации по отраслям экономики (например,
промышленность, сельское хозяйство, энергетика, транспорт, строительство, связь и др.); по
видам социальной сферы и подразделениям духовно-культурной жизни.
Трудовые ассоциации относятся к федеральному (региональному) и местному
(муниципальному) уровням управления и подчинения.
Существуют трудовые ассоциации, ориентированные на внутренний и внешний рынки
потребления, с участием национального и международного (интернационального) капитала.
Трудовые ассоциации могут объединять однородные или разнородные предприятия в
рамках отдельной страны или группы стран. В этом случае они принимают форму
корпораций, концернов, консорциумов в зависимости от целей и задач подобных союзов.
Таковы, на наш взгляд, ключевые критерии типологизации трудовых ассоциаций, хотя их
может быть и гораздо больше.
Библиографический список
1. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. – 7-е изд., перераб. и доп. – М. :
Республика, 2001 – С. 46.
2. Большой психологический словарь / под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. –
М. : Прайм-Еврознак, 2003 – С. 38.
3. Современный словарь иностранных слов.– СПб. : Дуэт, 1994. – С. 70.
4. Токарская, Н. М. Социология труда / Н. М. Токарская, И. С. Карпикова. – М. : Логос,
2006 – 208 с.
© Шорохов А. А., 2010
Автор статьи – Алексей Анатольевич Шорохов, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – В. Г. Пузиков, доктор философских наук, профессор социологии и политологии,
действительный член Международной педагогической академии, НОУ ВПО «ОмГА».
23
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
РАЗДЕЛ 2
ЭКОНОМИКА, КАДРЫ, ПЕРСОНАЛ
УДК 338.436
В. Ю. Епанчинцев
Омская гуманитарная академия
РАЗВИТИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ
В АГРОПРОМЫШЛЕННОМ КОМПЛЕКСЕ
В статье рассмотрены теоретические основы агропромышленной интеграции,
определены ее роль и движущие силы в условиях перехода на инновационный путь
развития и нарастания процессов глобализации.
Ключевые слова: агропромышленный комплекс, интеграция, инновации,
экономический рост, трансакционные издержки.
Институциональные преобразования в России вызвали качественные изменения в
развитии интеграционных процессов. Современный агропромышленный комплекс
характеризуется их усложнением, разнообразием форм, усилением влияния интеграции на
темпы экономического роста и перспективы развития. Интегрированные процессы
диалектически и исторически явились следствием разделения и кооперации труда. По мере
выделения специализированных производств усиливается значимость кооперативных связей
между ними: «…кооперативный характер процесса труда становится здесь технической
необходимостью, диктуемой природой самого средства труда» [1].
Идея о синтезе промышленности и сельского хозяйства как объективной
закономерности принадлежала классикам экономической теории и политической экономии.
Капиталистический способ производства довершает разрыв того первоначального союза
земледелия и промышленности, который соединял младенчески неразрывные формы обоих.
Но в то же время он создает материальные предпосылки нового, внешнего синтеза – союза
земледелия и промышленности на основе их противоположно развивающихся форм [1].
Актуальным в связи с этим является изучение опыта деятельности интегрированных
формирований в рыночных условиях, определение их роли в преодолении кризисных
явлений в агропромышленном комплексе (далее – АПК) и научное обоснование концепции
дальнейшего развития интеграционных процессов.
4
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Агропромышленная интеграция – это форма межотраслевой вертикальной кооперации,
организационное и экономическое объединение технологически взаимосвязанных аграрных,
промышленных предприятий и инфраструктуры в единое целое – аграрно-промышленную
экономическую систему, ориентированную на удовлетворение первоочередных
потребностей населения [2].
В России созданы предпосылки для создания вертикально и горизонтально
интегрированных структур в форме агрохолдингов. Несмотря на отсутствие законодательной
базы, такие структуры развиваются и в настоящее время занимают значительную часть
сферы сельскохозяйственного производства [3].
В условиях стабилизации экономики на первый план выходят задачи не выживания,
характерные для кризисной ситуации 90-х гг. ХХ в., а кардинального увеличения темпов
экономического роста, завоевания рынка, повышения эффективности деятельности и
укрепления конкурентоспособности. Ведущая роль в их решении, применительно к аграрной
сфере экономики, принадлежит крупным интегрированным компаниям. При всей
безусловной важности малых и средних форм предпринимательства именно крупные
структуры, имеющие собственные финансовые ресурсы, а также значительные возможности
по их привлечению, в состоянии обеспечить структурно-технологическую модернизацию
АПК. Интеграция переводит взаимодействие организаций на качественно новый уровень,
открывает возможности для эффективного управления производственными, финансовыми,
логистическими процессами, освоения инвестиций и инноваций, создает основу
конкурентоспособности организаций агропромышленного комплекса на внутреннем и
внешнем рынках.
Актуальность решения вопросов, связанных с развитием агропромышленной
интеграции, усиливается в связи с необходимостью изучения воздействия интеграционных
процессов на социально-трудовые отношения в аграрной сфере экономики, а также
ускорением процессов глобализации и предстоящим вступлением России во Всемирную
торговую организацию.
В основе понимания движущих сил и роли интеграции в развитии современного АПК
лежит выявление глубинной природы и сущности этого явления. Являясь исторически
определенной формой обобществления производства, интеграция развивается под
воздействием технологических и институциональных характеристик экономической
системы. Это диктует необходимость сочетания классического и институционального
подходов в ее изучении.
Классицизм и неоклассицизм рассматривают интеграцию в связи с ее материальной
основой, определенной уровнем развития производительных сил и производственных
отношений, специализацией и концентрацией производства. Исходя из этого подхода,
основным направлением мотивации интеграционных процессов является объективно
присущая развитию производительных сил необходимость постоянного совершенствования
и роста, что, в свою очередь, требует укрупнения капитала и служит предпосылкой его
концентрации и централизации. Сосредоточение ранее самостоятельных, отдельно
функционирующих капиталов в едином центре, образуемом в результате интеграции
хозяйствующих субъектов, дает значительные преимущества по сравнению с органическим
ростом капитала. Происходящая в результате интеграции централизация капитала
формирует материальную возможность для масштабного внедрения достижений научнотехнического прогресса, прорыва в экономическом развитии и ускорения темпов роста.
Значение интеграции усиливается при необходимости получения лидерских позиций, а
также в неблагоприятных условиях, когда индивидуальные капиталы слабы и не могут
самостоятельно обеспечить накопление и расширенное воспроизводство в необходимых
масштабах и на должном уровне.
5
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Доктор экономических наук профессор М. Г. Лещева считает, что модернизацию
технологического базиса российского агропромышленного комплекса и переход на
инновационный путь развития можно осуществить в первую очередь с помощью крупных
интегрированных структур, созданных на основе централизации капитала, с учетом
специфических особенностей сельскохозяйственного производства [4]. При этом в рамках
институциональной теории интеграция рассматривается как способ решения проблем
координации и сокращения трансакционных издержек. Масштабы замещения рыночных
контрактов интеграцией зависят от издержек организации обмена, или издержек
координации. Чем выше издержки использования ценового механизма по сравнению с
издержками координации внутри компании, тем активнее происходит замещение рынка
интеграцией. Этот подход позволяет оценивать целесообразность интеграции исходя из
экономического поведения субъектов хозяйствования и степени устойчивости
хозяйственных связей, как способ адаптации к рыночной ситуации.
С позиций институционализма развитие интеграционных процессов в современном
агропромышленном комплексе объясняется рациональностью экономической деятельности –
стремлением экономических субъектов создать трансакционную систему, обеспечивающую
максимальную экономию затрат. Так, интеграция производителей и переработчиков
сельскохозяйственной продукции дает возможность формирования устойчивой и
контролируемой сырьевой базы, позволяет снизить затраты на сырье, регулировать его
качество уже на стадии производства и на этой основе расширять долю рынка, увеличивать
доходы.
Интеграция является стратегией экономических субъектов. Она позволяет избежать
конкуренции путем превращения внешней конкурентной борьбы на рынке во внутреннее
обоюдовыгодное взаимодействие, основанное на обучении партнеров, совместном
использовании ресурсов и рынков. Использование классического, институционального и
стратегического подходов позволяет сделать вывод, что интеграция – это объективный
процесс экономического развития, характеризующийся теснотой и устойчивостью связей
хозяйствующих субъектов, имеющий своей целью повышение взаимовыгодности
деятельности и получение конкурентных преимуществ. Ключевая роль интеграции в
развитии современного агропромышленного комплекса определяется возможностями,
предоставляемыми централизацией капитала, экономией трансакционных издержек,
улучшением конкурентных позиций.
Взаимосвязь интеграции и рыночной среды является двухсторонней. Формируясь под
воздействием сигналов рынка, интеграционные процессы, в свою очередь, влияют на него.
Неинтегрированная часть рынка сужается, при этом он становится более упорядоченным и
управляемым. В то же время трансакционные издержки для автономно действующих
субъектов растут, так как повышается специфичность неинтегрированных активов.
Возникают предпосылки для расширения интеграционных процессов, ослабления
конкуренции и монополизации рынка. В этом, наряду с технологическим и трансакционным
подходами, кроются движущие силы развития и саморазвития интеграции, а также
необходимость регулирования интеграционных процессов государством.
Государство ограничивает проявления монополизма, определяет рамочные условия
деятельности интегрированных
структур, обеспечивает
предпосылки
для их
самоорганизации и преодоления «провалов рынка». Экономический смысл государственного
регулирования интеграционных процессов в рыночных условиях состоит в создании
благоприятных условий для повышения эффективности взаимодействия экономических
субъектов и наиболее полного использования преимуществ интеграции.
Конкурентоспособность агропромышленных комплексов экономически развитых стран
в настоящее время обеспечивают не мелкие фермерские хозяйства, а крупные
6
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
корпоративные организации, осваивающие инновационные технологии ХХI в. (точное
земледелие, биотехнологии, современный стратегический менеджмент). Они же получают
свыше 75% общего объема эффективной государственной поддержки, предоставляемой
аграрной сфере в целом [4]. Изучение опыта, накопленного в этой области, свидетельствует о
стимулирующей и протекционистской политике развитых государств по отношению к
объединительным процессам в аграрной сфере, наличии разного рода исключений из
антимонопольной практики по отношению к сельскому хозяйству, особенно в периоды
неблагоприятной макроэкономической ситуации, что позволяет сделать вывод о
необходимости
совершенствования
государственного
регулирования
развития
интеграционных процессов в отечественном АПК.
Важное теоретическое и прикладное значение имеет определение критериев оценки
эффективности интеграции в аграрной сфере экономики. Специфика рыночных отношений в
сельском хозяйстве, тесное переплетение экономических, экологических и социальных
процессов в отрасли определяют необходимость учета всех сфер проявления эффекта и
рассмотрения не только экономических, но и социальных, экологических аспектов
эффективности развития интеграции в АПК (рис. 1).
Социальный
эффект
Экологический
эффект
Повышение степени удовлетворения потребительского
спроса на сельскохозяйственную продукцию и
продовольствие на основе снижения трансакционных
издержек, концентрации, централизации капитала, при
условии своевременного разрешения социальных
вопросов
и сохранения окружающей среды
Частные эффекты
Стратегическое
позиционирование
Операционный
эффект
Финансовый
эффект
Величина
дополнительно
привлеченного
капитала
Показатели
финансового
состояния
Прирост доходов
Снижение расходов
Объем инвестиций
Уровень
инновационности
технологий и
оборудования
Показатели
ресурсного
потенциала
Объем продаж,
доля рынка
Показатели эффекта интеграции
Рис. 1. Критерии эффективности развития интеграционных процессов в АПК
Обобщающий критерий эффективности развития интеграционных процессов
определяет конечные цели и перспективные направления развития интеграции на народнохозяйственном уровне и должен быть дополнен частными критериями, позволяющими
оценить эффект развития интеграционных процессов с позиций их участников. В качестве
таких критериев целесообразно использовать стратегический, операционный и финансовый
7
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
эффекты. Выделение целей и образа действий организации является элементом стратегии.
Поэтому стратегический эффект характеризует степень достижения целей интеграции. В
зависимости от мотивов объединения эффект от участия в интеграционных процессах
проявляется в наращивании ресурсного потенциала участников, повышении инновационной
наполняемости процессов воспроизводства, получении предпринимательского дохода от
диверсификации деятельности, увеличении объема продаж, проникновении на новые рынки
и т. д.
Операционный эффект от участия в интеграционных процессах проявляется в
сокращении расходов и увеличении доходов. Его формируют: экономия постоянных затрат,
удешевление сырья, возможности оптимизации логистических процессов, налоговая
экономия и другие возможности, предоставляемые интеграцией.
Финансовый эффект состоит в расширении возможностей привлечения
дополнительного капитала и улучшения финансового состояния объединенной компании.
Именно финансовый эффект являлся основным при оценке целесообразности создания и
функционирования интегрированных структур в посткризисный период, а финансовое
оздоровление сельскохозяйственных предприятий – наиболее значимым результатом
интеграции в аграрной сфере экономики.
Достижение стратегического, операционного и финансового эффектов находит
отражение в изменении добавленной стоимости компании. Этот показатель характеризует
количественное выражение частной эффективности интеграции. Одновременно он отражает
эффект масштаба, проявляющегося в росте выручки, и эффект от экономии затрат. Рост
добавленной стоимости свидетельствует о росте рентабельности либо размеров компании.
Прирост
добавленной
стоимости
отражает
социально-экономический
эффект
интегрированной организации, которая обеспечивает расширенное воспроизводство и
создает потребительные стоимости, востребованные обществом. Немаловажным
достоинством этого показателя является то, что он пригоден для характеристики
эффективности интеграции вне зависимости от характера и тесноты интеграционных связей.
Если ДС1 – ДС0 > 0, где ДС0, ДС1 – добавленная стоимость соответственно до и после
вовлечения организации в интеграционные процессы, то можно говорить об эффективности
договорных, имущественных и ассоциативных форм интеграции.
Исследование интеграционных процессов с позиций неоклассицизма и
институционализма позволяет рассмотреть их всесторонне и комплексно: и с точки зрения
внутренних потребностей экономических субъектов к росту, и с точки зрения воздействия
рыночной среды и необходимости адаптации к ней. Этот методологический подход создал
теоретическую основу для выделения двух групп факторов (внутренних и внешних), под
влиянием которых происходит развитие интеграционных процессов в аграрной сфере
экономики.
Внешние (экзогенные) факторы носят объективный характер и не поддаются
воздействию со стороны участников интеграционных процессов. В ходе создания и
организации деятельности интегрированных формирований требуется максимальная
адаптация к их воздействию. Внутренние (эндогенные) факторы характеризуют
производственные, финансовые и экономические условия деятельности субъектов рынка и
являются релевантными. На стадии принятия решения об интеграции внутренние факторы
имеют наиболее существенное значение. Именно они определяют привлекательность
субъектов рынка для объединения, формируют заданные параметры интегрированной
структуры.
Интенсивность проявления отдельных факторов, направления и характер их
взаимосвязей формируют предпосылки усиления либо сдерживания интеграционных
процессов, влияют на их качественное содержание. В фазе кризиса (2008–2009) процессы
интеграции в АПК осуществлялись главным образом в условиях постоянного дефицита
собственных источников финансирования, а в период оживления и начала экономического
роста (с 2010 г.) – в результате антикризисной деятельности региональных органов
8
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
государственного управления и инициативного создания предпринимательских структур. На
этапе перехода к фазе устойчиво-воспроизводственного развития факторы развития
интеграционных процессов существенно изменились. В сельском хозяйстве практически не
осталось недооцененных привлекательных активов, снизилось значение фактора
импортозамещения. В результате прекратилось бурное внедрение в отрасль
несельскохозяйственного капитала, снизилась активность формирования конъюнктурных
интегрированных структур. В настоящее время развитие интеграционных процессов
осуществляется главным образом под воздействием стимулирующих факторов
экономического роста. Они имеют причинно-следственную связь и синергию действия,
меняющую качество интеграционных процессов. Интеграция в аграрном секторе экономики
все в большей степени носит не антикризисный, а предпринимательский характер и
направлена на приобретение конкурентных преимуществ, достижение ускоренных темпов
роста, повышение эффективности.
В то же время в процессе деятельности происходят изменения способов интеграции,
при которых договорные отношения сменяются механизмами, основанными на
консолидации собственности. Происходит расширение многообразия типов и подтипов
интеграционных взаимодействий, их эволюционные изменения, обусловленные
трансформацией комплекса формирующих их факторов. Основные направления мотивации
интеграционных процессов в рыночных условиях: наращивание объемов производства и
увеличение доли рынка, снижение затрат; диверсификацию деятельности; реализацию
антикризисных мер предлагается обосновать в общей модели развития интеграционных
процессов в АПК (рис. 2).
9
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Развитие интеграционных процессов
Внешние
Рыночные
Институциональные
Государственного регулирования
Факторы
Внутренние
Экономические
Производственные
Финансовые
Социальные
Мотивы интеграции
Осуществление антикризисных мер. Сохранение и укрепление бизнеса. Приобретение
активов по цене ниже рыночной. Получение доступа к источникам формирования
основных и оборотных средств. Увеличение доли рынка. Снижение издержек
Получение конкурентных преимуществ
Рост экономических результатов деятельности
Участники интеграционных процессов
Организации
агропромышленного
комплекса
Органы
государственного
управления
Организации
неаграрных отраслей
экономики
Формы интеграции
Договорные
Имущественные
Ассоциативные
Рис. 2. Модель развития интеграционных процессов в АПК
Таким образом, усиление интеграционных процессов является одной из наиболее
характерных черт современной экономики. Крупные интегрированные структуры,
демонстрирующие высокую эффективность и динамичное развитие, служат основой
агропродовольственного сектора экономики большинства развитых стран. Нарастание
конкуренции вынуждает субъекты хозяйствования к объединению потенциалов и
взаимовыгодному сотрудничеству в борьбе за укрепление рыночных позиций.
Модернизацию технологического базиса российского агропромышленного комплекса и
переход на инновационный путь развития можно осуществить в первую очередь с помощью
крупных интегрированных формирований. Их ключевая роль в развитии современного
агропромышленного комплекса определяется возможностями, предоставляемыми
централизацией капитала, экономией трансакционных издержек, снижением агрессивности
конкурентного окружения. Интеграция обеспечивает ускорение темпов экономического
роста, увеличение рыночной власти, получение операционных, финансовых эффектов, а
также других конкурентных преимуществ.
10
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Библиографический список
1. Маркс, Карл. Капитал. Критика политической экономии : В 3 т. – Т. 2. Кн. 2. Процесс
обращения капитала / Карл Маркс ; под ред. Ф. Энгельса ; пер. И. И. Скворцова-Степанова. –
М. : Политиздат, 1978. – 648 с.
2. Кундиус, В. А. Экономика агропромышленного комплекса : учеб. пособие /
В. А. Кундиус. – М. : КНОРУС, 2010. – 544 с.
3. Солдатов, М. Ю. Формирование организационно-производственной структуры
агрохолдинга : автореф. дис. … канд. экон. наук : 08.00.05 / Михаил Юрьевич Солдатов. –
М., 2009. – 23 с.
4. Лещева, М. Г. Развитие интеграционных процессов в аграрной сфере экономики :
автореф. дис. … д-ра экон. наук : 08.00.05 / Марина Генриховна Лещева. – Ставрополь, 2008.
– 46 с.
© Епанчинцев В. Ю., 2010
Автор статьи – Виталий Юрьевич Епанчинцев, НОУ ВПО «Омская гуманитарная
академия», e-mail: profi242935@rambler.ru.
Рецензент – Д. М. Радичка, кандидат экономических наук, профессор, НОУ ВПО «ОмГА».
11
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
УДК 338
О. В. Косенчук
Омская гуманитарная академия;
Институт экономики и финансов
Омского государственного аграрного университета
КУРСОМ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ
Аграрный кризис и сегодняшняя ситуация в молочно-продуктовом подкомплексе
заставляют искать новые механизмы преодоления существующих проблем. Это
служит основой для разработки рекомендаций, которые способны дать направление
инновационным решениям на уровне региональных отраслевых органов управления.
Ключевые слова: молочно-продуктовый подкомплекс, малое предпринимательство,
семейная ферма.
В условиях перехода к рынку эффективное развитие экономики страны в целом во
многом зависит от уровня развития агропромышленного комплекса. В современных
кризисных условиях устойчивое снабжение населения продовольствием возможно при
внедрении инновационных технологий, совершенствовании экономических отношений
между сельхозтоваропроизводителями и перерабатывающими предприятиями, проведении
структурных трансформаций в АПК. В аграрном секторе экономики для преодоления
сложившегося критического положения, в частности в молочно-продуктовом подкомплексе,
необходим поиск новых путей, позволяющих постепенно наращивать объемы производимой
продукции и повысить эффективность производства.
В советское время колхозы сдавали молоко на государственные молочные заводы
(городской или районный) по централизованному принципу на паевой основе. Молоко
перерабатывалось на большом заводе, а выпускавшаяся молочная продукция по цене,
установленной государством, поставлялась жителям села. При этом разницу в цене между
сырым молоком и готовым фасованным продуктом никто не считал, так как сельское
хозяйство было дотируемым (хозяйство за литр молока получало около 24 коп.). В
современной экономической практике хозяйствам предоставляется субсидия на возмещение
части затрат. Так, в 2010 г. омским производителям молока планировалось выделить от 3 до
4,5 руб. для ЛПХ и не менее 11 руб. за литр для сельскохозяйственных организаций и КФХ
[1].
Тем не менее, в настоящее время сельхозтоваропроизводители испытывают большое
количество проблем, связанных с высоким моральным и физическим износом
производственной базы, низкими заработными платами, ростом безработицы на селе.
Важной проблемой на сегодняшний момент является низкая инновационная активность
сельхозтоваропроизводителей. Это связано, во-первых, с недостатком финансовых средств у
крестьян и трудностями в получении кредитных ресурсов, особенно для субъектов малого
предпринимательства. Во-вторых, зачастую крестьяне не располагают необходимой
информацией для грамотного оформления соответствующей документации, согласования и
взаимодействия с местными органами власти и Роспотребнадзором. В-третьих,
деструктивные процессы в сельском хозяйстве спровоцировали массовый отток
квалифицированных кадров из села. А современный уровень развития производственной
базы, инфраструктуры в сельской местности не способствуют притоку новых. В настоящее
время предпринимаются попытки привлечения кадров в сельскую местность: в рамках
12
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
государственной программы развития сельского хозяйства до 2014 г. на развитие сельских
территорий выделено около 1,3 млрд руб., в том числе на обеспечение жильем молодых
специалистов – 176 млн руб. Но пока данные меры не позволяют решить проблему
полностью [2].
Проблемы существуют и при выходе производителей на рынок с готовым продуктом.
Крупные перерабатывающие молокозаводы поставляют свою продукцию повсеместно, во
все магазины, а фермеры-крестьяне оказались на грани выживания. Кроме того, практически
все крупные перерабатывающие заводы на сегодняшний день имеют собственную сырьевую
базу. Молоко, которое собирается в небольших объемах и дальних районах, для них
малоинтересно из-за того, что трудно отследить качество сырья, и по причине больших
транспортных расходов. В ситуации, когда продажная цена ниже трудовых затрат, из-за
убыточности некоторые молокопроизводители пускают под нож все стадо. Но и самим
крупным заводам неинтересно работать с мелкими производителями: процесс сбора молока
длительный, а молоко бывает разное – и с положительной микробиологией, и с
отрицательной. Поэтому существует риск не довезти молоко свежим.
Помимо крупных перерабатывающих предприятий конкуренцию усиливают
иностранные производители молочной продукции (их доля на отечественном рынке
достигает 40%).
Поэтому сегодня нужно дать каждому крестьянину-фермеру возможность производить
молоко и перерабатывать его, хотя бы для социальных нужд (для детских учреждений,
пенсионеров, больниц, школ и т. п.). При возрождении семейных ферм, создании минизаводов для переработки молока и налаженной системе сбыта готовой продукции у фермеров
не будет конкуренции с мегафермами и мегазаводами. Это разные объемы и разные задачи.
Большим заводам объемы семейных ферм неинтересны. При налаженном выпуске цельного
пастеризованного молока постепенно можно будет расширять свой ассортимент в
зависимости от спроса.
Во многих странах широко действует программа «Школьное молоко», по которой детишкольники должны получать молоко бесплатно каждый день по 200 г. В России программа
только набирает обороты и действует лишь в нескольких регионах. Однако не каждый
крупный завод работает на эту программу. А ведь молоко дотируется большинством
муниципальных образований. Одно дело, если муниципальные образования будут закупать
молоко по 30 руб. в магазинах от крупных производителей, а другое, если они закупят оптом
у фермера по 17 руб. Если у мелкого производителя будет налажен собственный сбыт
молочной продукции, то он будет продавать ее по сниженной цене, но все равно по более
высокой, чем для «перекупщиков». Учитывая и тот факт, что в Омской области малыми
формами хозяйствования (крестьянскими фермерскими и личными подсобными)
производится до 60% сельскохозяйственной продукции – просто необходимы меры по
поддержке данного сектора.
Сегодня в России имеется опыт развития малого предпринимательства в сельской
местности. Существуют предприятия, которые реализуют небольшие проекты, направленные
на малую переработку – до 10 т по сырому молоку (ООО «Молоконт»). Данные проекты
могут быть востребованы по программе «Семейные фермы», которая действует с 2009 г.
Программа предусматривает создание семейных молочных животноводческих ферм на базе
крестьянских фермерских хозяйств с финансированием строительства, реконструкции или
модернизации молочных ферм за счет кредитов ОАО «Россельхозбанк» и комплектации их
по лизингу за счет поставок племенного скота, техники, оборудования, а также оборудования
для цеха по переработке молока через ОАО «Росагролизинг». В рамках программы
предусматривается построить и модернизировать семейные фермы. Предполагается, что 8–
10 семейных ферм будут связаны с одним молокозаводом, продукция которого будет
13
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
уходить через сеть автомагазинов [3]. В этом пилотном проекте пока участвуют пять
регионов России: Белгородская, Ленинградская, Тамбовская, Липецкая области и Мордовия.
По мнению автора, Омская область также располагает достаточным потенциалом для
участия в данной программе. Внедрение мини-перерабатывающих производств сможет
повысить эффективность деятельности мелких и средних производителей молочной
продукции, так как им невыгодно работать с крупными переработчиками, а тем более с
посредниками.
Для реализации данной программы в Омской области необходимо создать
сельскохозяйственный перерабатывающий потребительский кооператив или хозяйственное
общество для организации производства и переработки молока. Обязательное условие –
наличие
договоров
о
долгосрочном
сотрудничестве
товаропроизводителей,
перерабатывающих предприятий и субъектов инфраструктуры. Расположение вех
участников процесса должно строиться на так называемом кластерном принципе
взаимодействия, т. е. должен учитываться региональный аспект (допустим, критерий
включения в общество – транспортное плечо по доставке ресурсов и готовой продукции не
более 50 км), конкуренция товаропроизводителей не должна ограничиваться искусственно,
инфраструктурная составляющая должна развиваться пропорционально потребностям
участников проекта. Большое внимание следует уделять внедрению систем контроля
качества продукции, поэтому для каждого подобного формирования необходимо
организовать лабораторию входного контроля при переработке молока. Естественно, особый
акцент важно сделать именно на переработке молока, а не на его сборе и отгрузке в сыром
виде.
Реализация данной программы в нашем регионе позволит достичь значительного
социального и экономического эффекта. Во-первых, возрождение семейных ферм во многом
решит проблему безработицы и оттока населения из сельской местности. Во-вторых,
процессы глобального расширения деятельности и интеграции имеют лишь частный
экономический эффект. Практика показывает, что зачастую наблюдается не интенсификация
производства, а, наоборот, выкачивание ресурсов местных производителей и, что
немаловажно, отток бюджетных отчислений (налоговых и пр.) в другие регионы (бюджеты
регионов фирм-интеграторов). И в-третьих, развитие местного товарного производства
обеспечит укрепление продовольственной безопасности региона.
Библиографический список
1. Об утверждении порядка предоставления субсидий местным бюджетам из
областного фонда софинансирования расходов, определенных Министерству сельского
хозяйства и продовольствия Омской области в 2010 году, на софинансирование отдельных
видов расходов в сфере сельского хозяйства : постановление правительства Омской области
от 17 февраля 2010 г. № 30-п // Официальный информационно-правовой портал «Гарант»
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.garant55.ru (дата обращения 02.10.2010
г.).
2. Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной
продукции, сырья и продовольствия Омской области (2010–2014) : целевая программа
Омской области // Официальная интернет-правовая система «Референт» [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http://www.referent.ru (дата обращения 05.10.2010 г.).
3. Официальный интернет-портал Министерства сельского хозяйства Российской
Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mcx.ru (дата обращения
11.10.2010 г.).
14
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
© Косенчук О. В., 2010
Автор статьи – Ольга Виталиевна Косенчук, кандидат сельскохозяйственных наук,
доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Е. А. Быкова, кандидат экономических наук, доцент, Омский экономический
институт.
УДК 338
В. В. Мезенцева
Столичная финансово-гуманитарная академия,
филиал в г. Омске
ВУЗОВСКИЙ КУРС «ЭКОНОМИКА ГОРОДА» КАК УСЛОВИЕ АКТИВИЗАЦИИ
ИНТЕРЕСА СТУДЕНТОВ К ИЗУЧЕНИЮ ЭКОНОМИКИ РЕГИОНА
Статья имеет ярко выраженную научно-методическую направленность. В ней
автор предлагает не только обширный научный материал по истории развития
экономики региона, города (малоизвестные страницы краеведения), но и дает
методические рекомендации по ведению курса по выбору. Особую значимость
имеют практические приложения: программа курса «Экономика города» и
рекомендуемая литература.
Ключевые слова: региональный компонент, история и экономика региона,
экономика города.
В рамках регионального компонента в высшей школе для студентов, обучающихся по
специальности «Государственное и муниципальное управление» и изучающих
экономические дисциплины в государственном стандарте рекомендуется курс по выбору
«Экономика города». В преддверии подготовки к празднованию 300-летия со дня основания
города Омска автор счел актуальным введение данного курса в изучение. Однако, как
выяснилось, программы подобного курса не оказалось ни в одном научно-методическом
издании (в печатном виде), ни в Интернете. Поэтому хотелось бы поделиться с коллегами
методическим опытом и предложить свою, авторскую программу.
Опыт работы в высшей школе показывает, что интерес к любой дисциплине
экономического и управленческого цикла достаточно быстро возникает, если в нее удается
включить вопросы регионального характера с экскурсом в историю или экономику. В нашей
педагогической практике успешно использовались следующие сюжеты: в курс
«Региональная экономика и управление» включались темы по истории экономики Омского
Прииртышья начиная с I в. н. э. Студентам было интересно узнать о первых жителях региона
– хантах и манси (финно-угорских племенах), хозяйственном освоении ими края [3, с. 21].
Особенно поражали воображение сведения о том, что, когда в XI в. русские впервые
попали в Западную Сибирь, именно представители финно-угорских племен не только спасли
их от голода и холода, но и передали многовековые секреты ловли рыбы, охоты на зверя
(чтобы не повредился мех), показали лечебные травы и многое другое [4, с. 103].
Изучая экономический вклад сибирских татар в историю и экономику региона
(студенты помнят о них из школьной программы и называют «коренными жителями»
региона, что сегодня во многом спорно с научной точки зрения), интересно узнать, что,
кроме занятия скотоводством, домашними промыслами, сибирские татары стали первыми
осваивать регион в плане земледелия. В северных районах области, недалеко от места, где
впоследствии основан первый русский город Омского Прииртышья – Тара (1594), появилась
15
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
пашня, засеянная рожью. О заведении русской пашни на Тарской земле и в других районах
Омской области известно из публикаций ученого-краеведа, доктора исторических наук,
профессора А. Д. Колесникова [5, с. 26]. Это знание, несомненно, усиливает интерес к
экономическому освоению региона. При этом сюжет, связанный с занятием земледелием
сибирских татар, является для студентов настоящим открытием. Такие страницы освоения
края будут уместны и в курсе «Экономика города».
Строительство первой Омской крепости (1716) и экономическое развитие региона,
связанное с этим событием, в той или иной степени знакомы, так как в последнее
десятилетие в обязательном порядке изучался в школе краеведческий курс «Культурноисторическое наследие народов Омского Прииртышья» (5–9 классы) и спецкурсы по выбору
(10–11 классы) [2, с. 11].
К сожалению, с 2010 г. учебный курс по краеведению заменен в сетке обязательных
школьных занятий курсами по истории различных религий. По мнению автора, нельзя
игнорировать вопросы краеведения и патриотического воспитания.
Автор статьи была у истоков введения регионального компонента в школах Омской
области и города Омска и со всей ответственностью может заявить, что введение названного
курса изменило отношение к изучению истории и экономики страны и региона в
положительную сторону, усилило интерес школьников к этим вопросам, активизировало
научно-исследовательскую работу по истории, экономике и культуре в рамках школьных
«научных обществ учащихся».
В рамках учебной дисциплины «Экономика города» предлагается изучение экономики
края на стыке XIX–XX вв. Кроме теоретических знаний по этому этапу экономического
освоения Омского Прииртышья и экономического развития города Омска, на помощь
педагогу приходят современные информационные средства, усиливающие научную
составляющую – учебные видеофильмы.
Несколько лет назад группа энтузиастов во главе с И. П. Шихатовым создала
замечательный компьютерный фильм «Омск», в котором особенно интересно показаны
история и развитие экономики города с конца XIX до 90-х гг. XX в. К 300-летию Омска пока
создан лишь один видеофильм – «Город, где я».
Неоценимую роль в преподавании курса «Экономика города» окажут фильмы из серии
«Омская летопись». Значимость этих материалов сложно переоценить: в них есть все –
история, экономика, культура, знаменитые земляки и знаменитые люди страны, внесшие
вклад в развитие города и региона. 15-минутный видеофильм построен так, что держит в
постоянном умственном напряжении, открывает новые страницы истории и экономики
города Омска. Текст, созданный ведущими историками-краеведами города Омска,
талантливо озвучили актеры Омского академического драматического театра. Однако
указанные видеофильмы использует лишь часть педагогов, записавших их при трансляции
телевизионных передач. Изданных учебных комплектов до сих пор нет. Данный пласт в
образовании (и высшем, и школьном) требует особого внимания со стороны управленческих
органов образования России и региона.
Как педагога высшей школы автора особо радует издание трехтомной энциклопедии по
истории и развитию города Омска. Предоставлено необъятное поле для исследований.
Особый интерес составляют перспективы развития города. В этом плане студенты
изучают Закон Омской области «О целевой программе Омской области «Подготовка и
проведение празднования 300-летия основания города Омска» на 2008–2016 годы» (принят
Постановлением Законодательного собрания Омской области № 60 от 22 февраля 2007 г.), в
котором прописаны все значимые стройки города, определены объемы финансирования и их
освоение по годам [1, с. 5]. Студенты не только изучают программу экономического
16
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
развития города, но и анализируют возможности ее осуществления, первые итоги
реализации.
Большинство будущих управленцев и экономистов приходит к выводу, что такая
детально разработанная программа должна дать положительный эффект и что, если она
будет выполнена хотя бы на 80%, то к 2016 г. это позволит создать новый облик города,
реализовать новые экономические и культурные возможности.
Описанные выше сюжеты в той или иной степени изучались, но не создавалась цельная
картина истории и экономического развития города. В рамках курса «Экономика города» эту
целостность изучения необходимо создать и развивать в будущем [6, с. 34].
Автор убежден, что знание истории, экономики, культуры города поможет будущим
управленцам и экономистам, у которых воспитается чувство любви к «малой Родине». Это
позволит им сделать много полезного по реализации утвержденных программ и
спрогнозировать успешное экономическое развитие города [7, с. 52].
В качестве приложения к статье предлагается авторская программа дисциплины по
выбору «Экономика города» и рекомендуемая литература.
Программа дисциплины «Экономика города»
Тема 1. Город как объект экономической географии
Общие свойства и особенности города. Город как система. Его достоинства и
противоречия. Типология городов. Сравнительные характеристики городов.
Вопросы для самоконтроля
1. Назовите и кратко охарактеризуйте наиболее примечательные общие свойства и
особенности города.
2. Какое отражение многофункциональность города находит в его облике, составе
населения, территориальной организации?
3. В чем заключаются парадоксы и противоречия города?
4. Каковы основные подсистемы города?
5. Постройте половозрастную пирамиду города Омска. Обратите внимание на ее
особенности и объясните их.
Тема 2. Город в расселении и территориальной структуре хозяйства
Экономико-географическое положение городов. Город как центр своего окружения.
Города как специализированные центры. Город в составе агломераций. Опорный каркас
расселения.
Вопросы для самоконтроля
1. Составьте схему экономико-географического положения города Омска.
2. В чем состоит назначение пригородной зоны?
3. Объясните причины возникновения и существования городов
специализированных центров.
4. Каковы недостатки городов – специализированных центров?
как
Тема 3. Экологические, демографические и экономические проблемы городов
Экологические
проблемы
городов.
Демографические
проблемы
городов.
Экономические проблемы городов.
17
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Региональные системы городов. Иерархия городов – центральных мест. Правило
«ранг – размер». Территориально-отраслевые системы городов. Влияние региональных
условий на системы городов.
Вопросы для самоконтроля
1. В чем сущность понятия «городская среда»?
2. Какова современная экологическая ситуация в городах России?
3. В чем значение экологического каркаса города?
4. Назовите и охарактеризуйте основные источники роста городского населения.
Какова их динамика?
Тема 4. Географические основы городской (градостроительной) политики
Органическая связь географии и градостроительства. Учет закономерности расселения,
саморазвития городов и их систем. Учет типологических особенностей городов, их места в
расселении и территориальной структуре хозяйства. Концепция развития города и системы
расселения.
Вопросы для самоконтроля
1. Дайте определение и раскройте содержание основных терминов, связанных с
теорией центральных мест, – центральное место, центральные функции, централитет.
2. Кратко изложите суть теории В. Кристаллера и ее развитие А. Лешем.
3. Каково практическое значение центральных мест?
Тема 5.Формирование сети российских городов
Формирование сети городов до 1917 г. Развитие городов и их сети после 1917 г. Новые
города России.
Влияние размеров территории и ее дифференциации на формирование сети городов.
Опорный каркас России. Экономические линии и их роль в расселении. Современные
тенденции в развитии и расселении в России. Особенности функциональной структуры
городов России.
Вопросы для самоконтроля
1. Охарактеризуйте особенности и проблемы расселения на Российском Севере.
2. Обрисуйте функции городов-плацдармов, расположенных в контактных зонах.
3. Какова иерархия узлов опорного каркаса расселения России?
4. Чем объясняется роль агломераций в России как ключевых форм расселения?
5. Какие типы экономических линий проявили себя в территориальной структуре
хозяйства России?
Тема 6. Экономика города Омска: прошлое и настоящее,
подготовка к 300-летию со дня основания (2016)
Основные этапы хозяйственного освоения: охота, рыболовство, собирательство (I–
XVI вв.). Освоение русскими Омского Прииртышья, основание города Тары (1594) и Омской
крепости (1716). Заведение пашни на Омской земле и развитие народных промыслов.
Промышленное развитие города Омска в дореволюционное время, в годы советской власти и
при переходе к рыночной экономике.
Вопросы для самоконтроля
1. Назовите основные занятия коренных жителей Омского Прииртышья.
18
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
2. Оцените вклад сибирских татар в освоении территории региона.
3. Основание русскими первых городов края (Тара, Омск).
4. Охарактеризуйте промышленное развитие города Омска при
социализме и при переходе к рыночной экономике.
капитализме,
Список основной литературы
1. Вавилова, Е. В. Экономическая география и регионалистика / Е. В. Вавилова. – М.,
2005. – 83 с.
2. Лаппо, Г. М. География городов : учеб. пособие / Г. М. Лаппо. – М. : ВЛАДОС,
2007. – 224 с.
3. Лексин, В. Н. Государство и регионы / В. Н. Лексин, А. Н. Швецов. – М. : Изд-во
ЛКИ, 2007. – 368 с.
4. Мэрия и омичи. Отчет Администрации города Омска 2005–2009 гг. – Омск, 2010. –
129 с.
5. О реализации приоритетных национальных проектов на территории города Омска. –
Омск, 2007. – 80 с.
Список дополнительной литературы
1. Барбаш, Н. Б. Методика изучения территориальной дифференциации городской
среды / Н. Б. Барбаш. – М., 2006. – 215 с.
2. География населения в эпоху НТР. – М., 2008. – 256 с.
3. Мерлен, П. Город. : пер с франц. яз. / П. Мерлен. – М., 1977. – 206 с.
4. Полян, П. М. Методика выделения и анализа опорного каркаса расселения /
П. М. Полян. – М., 2008. – 328 с..
5. Программа «Социально-экономическое развитие Омской области до 2010 г.» //
Омский вестник. – 2010. – № 16.
6. Рылов, В. П. Региональная экономика и управление / В. П. Рылов. – Омск : ОмГТУ,
2004. – 240 с.
7. Симагин, Ю. А. Теория организации населения и хозяйства / Ю. А. Симагин. – М. :
Кнорус, 2005. – 529 с.
8. Шепелев, В. В. Управление природными ресурсами и охраной окружающей среды /
В. В. Шепелев. – Омск : Изд-во ОГИ, 2006. – 336 с.
9. Яницкий, О. Н. Экологическая перспектива города / О. Н. Яницкий. – М., 2007. – 168 с.
Библиографический список
1. Закон Омской области «О целевой программе Омской области "Подготовка и
проведение празднования 300-летия основания города Омска" на 2008–2016 годы». – Омск,
2007. – 16 с.
2. Лыхенко, С. Л. Историко-культурное наследие народов Омского Прииртышья :
программа курса и методические рекомендации / С. Л. Лыхенко. – Омск : Изд-во ИПКРО,
2004. – 56 с.
3. Мезенцева, В. В. Омское Прииртышье: вехи истории / В. В. Мезенцева. – Омск :
Изд-во ИПКРО, 2004. – 80 с.
4. Зуев, А. В. Сибирь: вехи истории / А. В. Зуев. – Новосибирск, 2007. – 326 с.
5. Колесников, А. Д. Омская пашня / А. Д. Колесников. – Омск, 2000. – 114 с.
6. Богомолов, А. Город как бренд: технология успеха. 8 шагов и 12 заповедей /
А. Богомолов // Муниципальная власть. – № 1. – С. 27–46.
19
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
7. Рой, О. М. Урбанизм как условие реализации муниципальной реформы / О. М. Рой
// Муниципальная власть. – № 2. – С. 46–52.
© Мезенцева В. В., 2010
Автор статьи – Валентина Владимировна Мезенцева, НОУ ВПО «СФГА», филиал в
г. Омске.
Рецензент – О. В. Демиденко, кандидат технических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
УДК 334.758.2
О. Ю. Патласов, О. В. Сергиенко
Омская гуманитарная академия
РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ: ВИДЫ, ТЕХНОЛОГИИ,
МЕТОДЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ
Проведен краткий исторический экскурс развития рейдерства в России.
Рассмотрены виды и типология недружественных поглощений; представлена
законодательная база ответственности за захват чужого имущества.
Проанализированы
методики
рейдпригодности,
выявлены
основные
характеристики «рейдпривлекательности» компаний.
Ключевые слова: рейдерство, недружественный захват, индекс рейдпригодности,
враждебное поглощение, бизнес-конфликт, рейдерский захват, корпоративный
шантаж, информационное рейдерство.
История становления рейдерских технологий в России
История развития «рейдерского бизнеса» начинается с принятия первого закона России
«О несостоятельности (банкротстве)» (1992). Проведем краткий исторический экскурс в
становление рейдерства. Социологическое исследование по тематике «Рейдерство как
социально-экономический и политический феномен современной России», осуществляемое
Центром политических технологий, выявило три основных волны рейдерских захватов:
 I волна – начало 90-х, распад СССР и появление частной собственности. Обладание
административным ресурсом и ситуация переходного периода позволили определенным
группам лиц безнаказанно действовать незаконным путем. Механизм рейдерства
использовался в 1992–1993 гг.: владельцы всего 3% акций проводили совещание и
переизбирали генерального директора, а потом через суд требовали права на управление всей
собственностью.
 II волна – вторая половина 90-х годов, приватизация, залоговые аукционы.
Приватизация была связана с масштабными «откатами» в сторону чиновничества, когда за
бесценок приватизировали активы, стоившие миллиарды. Фактически то же рейдерство,
противоправное перераспределение. Неинформированные, экономически малограмотные
граждане России продавали «свою долю собственности» за копейки, мошенническим путем
были изъяты права на долю в имуществе государства. Ваучеры аккумулировались в одних
руках, в одних руках сосредотачивалась государственная собственность. В этот период
появилось множество владельцев финансовых ресурсов, которые искали дополнительные
активы. В середине 90-х прибыль от рейдерства – весьма прибыльного бизнеса – достигала
1000%. Тогда выражение «борьба за права акционеров» завуалировало термин «рейдерство».
20
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
 III волна – начало 2000-х гг. – «дело ЮКОСа». Этот период, по мнению некоторых
экспертов, ознаменован концом частного рейдерства и началом государственного. Передел
собственности принял большие масштабы, о чем говорят следующие примеры: конфликты
вокруг компаний «Истлайн», «Арбат Престиж», «Эльдорадо», «Тольяттиазот» [1].
Анализ этапов рейдерства показывает, что схемы захвата совершенствуются, каждая
новая волна идет на более высоком технологическом уровне, чем предыдущая, с
применением более изощренных способов захвата. «Современные рейдеры» используют
юридически обоснованные методы – подлог документов, использование различных схем с
долгами и др.
В посткризисный период рейдерство (рейд) является распространенным социальноэкономическим явлением. Цели рейдерских захватов расширяются от посягательств на
объекты недвижимости до захвата бизнеса, права на имущество, нематериальные активы,
включая интеллектуальные, управленческие права.
В России и на Западе понятие «рейдерство» понимается по-разному. В нашей стране
рейдерство – это недружественное поглощение собственности / бизнеса, осуществленное,
как правило, незаконным путем – мошенничеством, подделкой документов,
вымогательством, разбоем, силовым захватом, взятием заложников, шантажом,
подстрекательством и т. п. На Западе рейдерство – интеграция бизнеса через
принудительные, недружественные слияния и поглощения фирм.
Среди российских экономических проблем нового столетия рейдерство является одной
из самых злободневных. На борьбу с данным явлением направлены структуры государства и
негосударственных образований, таких как Торгово-промышленная палата РФ, торговопромышленные палаты субъектов РФ, Российский союз предпринимателей и
промышленников, ОПОРА России и многие другие. Актуальность темы рейдерства
бесспорна. Последствия рейдерства – ущерб отечественной экономики, ослабление
контрольных и регулятивных возможностей государства. Бесконтрольное расширение
рейдерства приводит к экономической дестабилизации не только на микро-, но и на
макроэкономическом уровнях, представляя собой угрозу национальной безопасности
государства. При вступлении России в ВТО криминальный фон недружественных слияний
является недопустимым требованием. Низкий уровень менеджмента создает предпосылки к
недооценке малого и среднего бизнеса, что в совокупности с ростом спроса и высоким
уровнем коррупции породит новую волну захватов. Рейдерские захваты приводят не только
к потерям собственников имущества, но и сокращению в разы благосостояния акционеров, к
росту социальной напряженности и социальных рисков. Так, захват градообразующего
предприятия спровоцирует рост безработицы в данном регионе, резкое снижение
платежеспособности населения, что, в свою очередь, влечет за собой снижение торговых
оборотов, снижение рентабельности сферы услуг, смежных отраслей и дальнейший рост
социальной напряженности.
Следовательно, нужно научиться защищаться от поглощения и рейдерских захватов.
Разработка и применение стратегии защиты от враждебного поглощения компании
актуальна и необходима:
 государству – для развития экономики;
 владельцам компании – для защиты собственности;
 менеджменту компании – для эффективного управления;
 обществу – для недопущения эскалации социальной напряженности.
Рейдерство: понятие, типологизация, участники
В России понятие «рейдерство» зачастую отождествляют с понятием «враждебное
поглощение». Однако между ними существует отличие. Враждебное поглощение (hostile
21
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
takeover) – это тендерное предложение, которое менеджмент корпорации-покупателя
выдвигает открыто, враждебное поглощение происходит без участия менеджмента
компании-цели. Как правило, к этому прибегают, если на тендерное предложение компаниипокупателя менеджмент компании-цели ответил отказом. Возрастают следующие риски:
риск потери работы, риск перевода на другую, менее оплачиваемую должность др. В случае
если менеджмент узнает о выдвинутом тендерном предложении собственникам компании,
начинается поистине борьба «за выживание». Собственникам (акционерам) компании-цели
поступает тендерное предложение от компании-покупателя, не такое уж и невыгодное. В
ответ на это менеджмент компании-цели пишет руководству письмо о необоснованности
предлагаемой цены, что «подтверждается» всевозможными данными. Затем компанияпокупатель снова отсылает предложение о покупке, но уже на несколько иных условиях.
Такая борьба может продолжаться вплоть до нескольких месяцев. Обычно в итоге
менеджмент обеих компаний садится за переговорный стол и решает проблему. Таким
образом, враждебным поглощение является по отношению к менеджменту, но не к
собственникам.
По данным журнала «Слияния и Поглощения», который анализирует ситуации по 107
наиболее крупным корпоративным конфликтам в России, подсчитано, что общая стоимость
вовлеченных в эти конфликты активов составляет около 6996 млн долл. За период с 10 марта
по 10 апреля 2007 г. было зарегистрировано два новых публичных корпоративных
конфликта «стоимостью» 58 млн долл. и объявлено о завершении одного конфликта на
сумму 86 млн долл. В лидерах среди конфликтных отраслей по-прежнему остаются пищевой
сектор и сельское хозяйство. На втором месте – машиностроение, на третьем – ТЭК. При
этом ТЭК продолжает лидировать по объему вовлеченных в конфликты активов, стоимость
которых превысила 2 млрд долл. Среди регионов по количеству корпоративных конфликтов
первое место удерживает Центральный федеральный округ, второе – Приволжский, третье –
Уральский.
Рейдерство – приобретение компании без согласия ее акционеров, работников,
администрации, с использованием процедуры покупки на открытых торгах, агрессивной
скупки контрольного пакета акций, а также противозаконных мер, несовершенства
законодательства и др. Как видно, понятия «враждебное поглощение» и «рейдерство» имеют
некие схожие черты, однако их нельзя использовать как синонимы [2].
Сегодня проблема рейдерских захватов на растущем рынке корпоративного контроля
является одной из самых острых. Так, первая волна рейдерства в России прокатилась в
условиях массовой приватизации при отсутствии рынка корпоративного контроля. Слияния
и поглощения осуществлялись неформальным путем с использованием грубых
противозаконных методов, подставных компаний и фирм, финансировавших сделки. Это
был огромный «рынок», охвативший 3/4 всех российских предприятий. Российский рынок
слияний и поглощений в 2002 г. оценивался в 5 млрд долл., а по итогам 2006 г. – уже в 42,3
млрд долл., 12,5% активов было вовлечено в текущие корпоративные конфликты с целью
враждебного поглощения [3].
Проблема рейдерских захватов также актуальна и в сравнительно благополучных в
этом отношении странах, например США. На волне трансграничных слияний и поглощений,
по данным Thomson Financial, «в 2006 г. компании объявили о 37 594 сделках на 3,8 трлн
долл. против 38 711 сделок на 3,4 трлн долл., зафиксированных годом ранее. Число сделок на
сумму более 5 млрд долл. впервые перевалило за 100» [4]. Современный рейдер США
предстает в виде крупного хеджфонда, обладающего активами более 1 трлн долл., а также
амбициями и возможностями создавать временные коалиции по интересам и применять
тактическимие приемы для «раскачивания» механизма оперативного управления
деятельностью компании. Такие группы рассматриваются законодательством США как
22
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
объединение независимых инвесторов и не попадают под определение аффилированных лиц.
Хеджфонды и заявление о их намерении стратегического участия в обществе
сосредотачивают в руках контрольный пакет акций, не приводя в действие внутренние
механизмы защиты от рейдерства, распространенные среди американских корпораций,
например «ядовитые пилюли», удорожающие стоимость поглощения.
В российской практике также сохраняется общий принцип деления поглощения на
дружественное и враждебное, однако достижение контроля не сводится к покупке акций, а
распространяется на любые действия, направленные на получение аналогичного результата
(табл. 1).
Таким образом, в российской практике рейдерство – это значительное по тяжести
правонарушение, которое определяется в первую очередь нормами уголовного права и носит
комплексный и индивидуальный характер.
Враждебное поглощение и рейдерство имеют несколько различные цели (особенно в
России). Если враждебное поглощение – это покупка тех компаний, в которых слабый
менеджмент, в связи с чем стоимость компании неоправданно занижена, а потенциал
достаточно высок, то рейдерство преследует своей целью захват чужой собственности, а
затем выгодную ее продажу (т. е. цель рейдерства – личное обогащение за счет захвата и
реализации чужой собственности).
Таблица 1
Сравнительная характеристика рейдерства
Рейдерство за рубежом
Рейдерство в России
Unfriendly takeover of a company – Враждебное поглощение – установление
приобретение контрольного участия в юридического и фактического контроля над
акционерном обществе против желания коммерческой организацией (корпорацией),
высшего
менеджмента
другой несмотря
на
отсутствие
согласия
контролирующей стороны
собственника либо вынуждение последнего
на дачу такового
Жесткое, недружественное, враждебное Действия компании-агрессора (рейдера)
поглощение – компания-покупатель делает сводятся не к выдвижению предложения на
тендерное предложение непосредственно фондовом рынке, а к достижению контроля
акционерам компании, минуя менеджмент, над компанией любыми, в большинстве
либо скупает крупные пакеты акций на случаев противозаконными средствами и
вторичном рынке
методами
Corporate raider – физическое или Если
с
использованием
незаконных
юридическое лицо, которое систематически способов
смещается
добросовестный
выдвигает тендерные предложения на (эффективный) собственник или менеджер и
контрольный
пакет
обыкновенных при этом лица, захватившие корпоративный
голосующих акций компании; после контроль, не могут обеспечить должный
приобретения
контрольного
пакета уровень эффективности для общества или
инициирует процедуру ликвидации этой прилагают усилия к прекращению бизнеса и
компании; разбивает компанию на части и распродают его активы, то эти действия
продает их со сверхприбылью
могут быть определены как рейдерство
Также целесообразно отметить степень положительного воздействия данных явлений
на управление компанией или на менеджмент компании. Если враждебные поглощения
являются следствием слабого менеджмента, то это стимул повышать качество менеджмента,
а собственникам следует тщательно контролировать менеджмент своей компании.
Рейдерство стимулирует продуманно и грамотно осуществлять операции бизнеса, так как
23
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
рейдерство – следствие не только низкого качества менеджмента (хотя эта проблема может
быть и ключевой), оно возникает в том случае, если у компании имеются довольно
привлекательные активы, которые можно выгодно реализовать.
Практика рейдерских захватов показывает, что слабыми местами в компании могут
быть: довольно высокая кредиторская задолженность, задолженность перед налоговыми
органами, нарушение каких-либо нормативных актов, нарушение прав работников /
акционеров и многое другое. Безусловно, все перечисленное можно отнести и к слабому
менеджменту. Однако такой показатель, как размер кредиторской задолженности, нельзя
причислить к слабому менеджменту, поскольку существуют теории, утверждающие
полезность использования кредиторской задолженности (например, эффект финансового
рычага). Специалисты склонны разделять методы антирейдерства на превентивные и
активные методы защиты, их еще классифицируют как операционные и неоперационные.
Превентивные методы защиты подразделяют на внутренние и внешние (табл. 2) [5].
Таблица 2
Внешние и внутренние факторы деятельности акционерного общества,
которые учитывает рейдер
Внешние факторы
Внутренние факторы
Наличие «пробелов» в законодательной базе, Высокая доля предприятий в отрасли. Припозволяющих
нарушать
общепринятые влекательное географическое расположение.
нормы ведения бизнеса без наступления Наличие дорогих земельных участков.
административной
/
уголовной Обладание уникальными технологиями,
ответственности
дорогостоящей техникой, оборудованием,
иными привлекательными материальными и
нематериальными активами
Наличие или отсутствие административной Перспективы
развития
бизнеса,
его
поддержки, позволяющей ускорять проце- инвестиционная привлекательность, наличие
дуры выдачи официальных решений, разре- дочерних
фирм,
филиалов
и
шений, подтверждений и иных документов
представительств.
Репутация и известность, уровень компаративной культуры, соблюдение должного порядка хранения документов и внутреннего
делопроизводства.
Структура акционерного капитала, наличие
миноритарных и мажоритарных акционеров,
присутствие в составе акционеров государства
Наличие союзников, заинтересованных в Наличие / отсутствие корпоративного конустранении конкурента в лице захватывае- фликта между акционерами / инвесторами и
мого общества. Оперативность рассмотре- руководителями общества.
ния дел в судебных инстанциях
Уровень профессионализма и деловой репутации представителей органов управления
общества, наличие аффилированности между ними.
Доступность информации о компании и
возможность ее получения
Рейдерство можно представить тремя основными видами:
Белое рейдерство предусматривает слияние по заранее разработанной схеме в
интересах фирмы-захватчика, при этом используются сговоры с частью собственников
24
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
поглощенного предприятия. Захватчик действует легально, формально остается в рамках
закона,
хотя
более
детальное
разбирательство
подтверждает
использование
административного ресурса, неформальной коммуникации, манипуляций с общественным
мнением и т. п. Это западный вариант рейдерства, который будет существовать всегда,
поскольку подобные действия легальны и не нарушают действующего законодательства.
Черное рейдерство – незаконный захват собственности путем открыто преступных
действий – мошенничества, фальсификации документов, запугивания и шантажа, дачи
взяток должностным лицам, подкупа суда и т. п. Искоренить черный рейдерский захват
активов и собственности возможно, но рейдеры обычно работают в связке с силовыми
структурами государственной власти, потому что без прикрытия данные схемы не
возможны. Первоочередная составляющая борьбы с рейдерством в России – результативная
борьба с «продажностью» (коррупцией) на всех уровнях. Активная государственная
кампания по борьбе с коррупцией и произволом чиновников не удержала Россию от падения
с 145-го на 149-е место в ежегодном рейтинге восприятия коррупции «Transparency
International», который был опубликован в сентябре 2008 г. [9].
Серое рейдерство – внешне законное поглощение предприятия путем сложных
операций и запутанных схем с использованием недоработок и «дыр» в действующем
законодательстве. Как подчеркивают специалисты, защита от этого вида рейдерства требует
высокой подготовки экспертов по противодействию рейдерским захватам, четкой
проработки антирейдерской кампании, сплоченности трудового коллектива предприятияжертвы и активной позиции законных собственников бизнеса. В настоящее время в России
наибольшее распространение получает именно серое рейдерство, бороться с которым
особенно сложно. В серых схемах, несмотря на использование законных технологий,
прослеживается коррупционная составляющая. Уголовные дела в таких случаях, как
правило, не возбуждаются, а если и возбуждаются, то до суда не доходят – очень сложная
доказательная база.
Черные технологии доказываются по статьям «Мошенничество» (ст. 159 УК РФ),
«Вымогательство» (ст. 163 УК РФ), «Неправомерные действия при банкротстве и/или
преднамеренное банкротство» (ст. 195, 196 УК РФ). Злоупотребления частных нотариусов и
аудиторов, превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб,
коммерческий подкуп – по ст. 201–204 УК РФ, получение взятки и дача взятки – по ст. 290 и
291 УК РФ.
Современных рейдеров можно разделить на четыре основных типа.
Тип 1. Новый предпринимательский класс (или рейдеры-заказчики) – это люди с
высшим образованием, с хорошими знаниями в области юриспруденции, психологии и,
безусловно, современного законодательства. Как правило, это бизнесмены, которые не
участвовали в первом этапе приватизации и сейчас захватывают чужие объекты.
Тип 2. «Белые воротнички» криминального сообщества – те, кто выжил в «шальные»
90-е годы. Они совершенно закрыты и не стремятся быть публичными. Этот тип обычно
владеет механизмами воздействия на судебную и исполнительную власть и на
правоохранительные органы.
Тип 3. Исполнители-«отморозки» и исполнители-профессионалы. Обычно захваты
осуществляют рейдеры-исполнители, как профессионалы, так и «дилетанты-отморозки».
«Отморозки» – молодые люди 23–30 лет, приехавшие из провинции в крупные города. За
1500–3000 долларов они будут жечь и убивать. Исполнители-профессионалы хорошо знают,
как облекать абсолютно незаконные действия в квазизаконную форму.
Тип 4. Государственные чиновники, отсюда сформировавшееся понятие
«государственный рэкет».
25
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Практика показывает, что классическая рейдерская группа в современной России
включает следующих участников:
1. Бизнесмен – руководитель группы, обладающий определенными денежными
средствами для покрытия затрат рейдерских атак. Его основная функция – грамотно
подобрать объект атаки, отвечающий основным требованиям: у собственников объекта не
должно быть слишком сильной силовой «крыши» (государственной или криминальной),
которая могла бы «погасить» рейдерскую атаку на стартовой стадии.
2. Сотрудники силовых структур:
– представители прокуратуры, которые способны оперативно и эффективно, без
лишних вопросов возбудить уголовные дела против атакуемых собственников или их
представителей;
– следователи, которые быстро расследуют возбужденное дело и придут к
«правильному» выводу о том, что собственник объекта, интересующего рейдерскую группу,
или же его представители кругом виноваты перед государством и обществом. А потому
собственника нейтрализуют, и он не сможет помешать рейдерскому захвату;
– сотрудники ФСБ, МВД, которые протекционируют весь процесс;
– судьи, который в нужный момент вынесут единственно правильное решение о
заключении под стражу владельца атакуемого объекта, а также заранее знают, какой приговор
нужно вынести по уголовному делу против собственников или менеджеров этого объекта [6];
– приставы-исполнители и др.
Для захвата не обязательно, чтобы участники были высокопоставленными
чиновниками, они должны четко контролировать территорию (город, район), на которой
осуществляются рейдерские захваты, быстро и слаженно работать, не давая никому, включая
вышестоящие правоохранительные и судебные инстанции, вникнуть в суть дела и помешать
захвату. Опыт показывает: 60% успеха рейдерской схемы связано именно с заключением под
стражу собственников либо топ-менеджеров, компании которых подвергаются рейдерскому
захвату.
Примером может служить «пельменная война» ООО «Дарина» в 2010 г., когда
конкуренты привлекли контролирующие инстанции на свою сторону, активно использовали
СМИ для компрометации в глазах потребителя. Так, претензии к организации одновременно
возникли у «Роспотребнадзора», налоговой службы и отдела по борьбе с экономическими
преступлениями УВД. По сведениям СМИ, в ряде районов органы местной милиции
буквально запрещали предпринимателям реализовывать продукцию «Дарины» в розницу.
Череда судебных разбирательств сопровождалась изъятием продукции на сумму около
50 млн руб. с торговых складов Екатеринбурга, Твери, Омска, Ханты-Мансийка, Сургута,
Москвы.
В результате компрометирующих действий и силовых методов бизнес теряет свою
цену, становится привлекательным для рейдеров.
Рейдеры постоянно меняют технологии, способы и методы захвата и передела
собственности. Если прежде (до 2004–2005 гг.) они действовали в интересах корпоративных
заказчиков, то сегодня рейдерские группы работают на себя. Логика их действий остается
прежней – захватить чужую собственность и как можно быстрее продать ее, чтобы потом с
законными владельцами и государственными органами разбирался уже конечный
покупатель. Сформировались устойчивые группировки, которые занимаются исключительно
скоропостижным отъемом собственности, используя для этого как отдельные положения
действующего законодательства, так и пробелы в законе.
В современном бизнесе рейдеры – это специалисты по перехвату оперативного
управления или собственности фирмы с помощью специально инициированного бизнесконфликта. Рейдеры, отнимающие компанию против воли собственника, стараясь придать
26
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
законный вид недружественным претензиям, используют понятие «корпоративный спор».
Проблема классификации корпоративных споров и рейдерских претензий заключается в
схожей природе этих явлений. Причиной их возникновения чаще всего являются некие
неудовлетворенные претензии или особые права по отношению к компании. В данном
аспекте следует различать споры как корпоративный конфликт с целью разрешения самого
конфликта (когда у обеих сторон нет явной или скрытой задачи захвата части или объекта в
целом) и споры, цель которых – захватить управление организацией.
В рейдерской практике популярным средством борьбы с законным собственником
бизнеса считаются блокировки. Их основной смысл – стагнация деятельности и прекращение
финансовых потоков фирмы, что в современных условиях ведет к ощутимым убыткам и
ослаблению финансовых позиций бизнеса. Рейдеры осуществляют блокировки либо
самостоятельно, пользуясь сложившейся ситуацией, либо совместными усилиями
чиновников и рейдера. Особое место в этом арсенале средств занимают экономические и
финансовые блокировки, имеющие своей целью остановку финансовых потоков и
экономическое ослабление бизнеса, лишение его собственников интереса продолжать
бизнес.
Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод: раньше распространенными
способами захвата бизнеса были замена акций, реестра акционеров, подделка их документов
и банкротство коммерческих организаций, что сегодня неактуально для рейдерского
«бизнеса». В настоящее время на первый план выходят захваты через долги – так называемое
кредитное рейдерство. Многие банки сейчас выдают кредиты под залог контрольного пакета
акций или имущества. После чего различными незаконными методами создаются условия
для невыплаты кредита. На современном российском рынке все отчетливее стало
проявляться банковское рейдерство [7]. Схема его следующая: клиент получает кредит под
ликвидный залог, а затем банк разными способами организует заемщику искусственную
просрочку (в условиях роста просроченной задолженности предприятий не стоит даже
прилагать особых усилий, чтобы довести ту или иную компанию до банкротства) и в итоге
банкротит фирму. После чего активы компании ждет распродажа.
Следующий популярный способ – информационное рейдерство. Его всплеск можно
было наблюдать осенью прошлого года в ряде регионов: в ходе организованной PRкампании вкладчики начали забирать свои деньги, возникла угроза потери бизнеса для ряда
банков.
Не менее распространен сегодня и такой вид рейдерства, как возбуждение
преднамеренного уголовного дела с последующим закрытием его в обмен на часть или весь
бизнес.
Новый вид рейдерства – корпоративный шантаж. Он ведет к различного рода теневым
сделкам, а результат тот же – недружественное поглощение. Опасность представляют и
внутренние корпоративные конфликты, особенно распространившиеся в последнее время
конфликты между основными собственниками и руководителями компаний. Часто к
разрешению таких конфликтов подключаются под видом консультантов рейдерские
группировки.
Коллизии правовых норм, «дыры» законодательства
как условия процветания недружественных поглощений
Отечественное законодательство защищает личную собственность лучше, чем
собственность коммерческих организаций. Практика показывает, что акционерный капитал
защищен хуже личной собственности, так как статьи уголовного права позволяли достаточно
безнаказанно осуществлять рейдерские захваты. Нельзя сказать, что рейдер неприкасаем,
27
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
большинство рейдерских «методик» вполне могут быть классифицированы действующими
статьями УК РФ.
В Уголовном кодексе имеются статьи: 330 («Самоуправство»), 210 («Организация
преступного сообщества»), 161 («Грабеж», то есть открытое хищение чужого имущества),
162 («Разбой», то есть нападение в целях хищения чужого имущества), 159
(«Мошенничество»), 169 («Воспрепятствование законной предпринимательской или иной
деятельности»), 170 («Регистрация незаконных сделок с землей»), 174 («Легализация
(отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем»),
183 («Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения»), 186
(«Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую
или банковскую тайну»), 202 («Злоупотребление полномочиями частными нотариусами»),
204 («Коммерческий подкуп»), 290, 291 («Дача и получение взятки»), 285 («Злоупотребление
должностными полномочиями»), 286 («Превышение должностных полномочий»), 292
(«Служебный подлог»), ч. 3, ст. 327 («Использование заведомо подложного документа»), а
также ч. 1, ст. 327 («Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов,
государственных наград, штампов, печатей, бланков»), 299 («Привлечение заведомо
невиновного к уголовной ответственности»), 301 («Незаконные задержание, заключение под
стражу или содержание под стражей»), 302 («Принуждение к даче показаний»), ч. 2, 3, ст.
303 («Фальсификация доказательств по уголовному делу»), 305 («Вынесение заведомо
неправосудного решения или иного судебного акта»), 306 («Заведомо ложный донос»); ч. 1,
ст. 325 («Уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или
печатей»).
В настоящее время в сфере корпоративных конфликтов ориентируются на нормы
Федеральных законов «Об акционерных обществах» № 208-ФЗ от 26.12. 1995 г. (в ред.
№ 292-ФЗ от 03.11.2010 г.), «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998
г. № 14-ФЗ (в ред. от 27.07.2010 г. № 227-ФЗ), ГК РФ и т. д. Но ни в одном из регулирующих
документов не имелось зафиксированных понятий «рейдер», «недружественный захват»,
которые могли бы четко разграничить возникающие конфликты.
УК РФ дает достаточно оснований, чтобы возбудить уголовное дело и привлечь
виновных к ответственности, в нашем законодательстве существуют статьи, составляющие
достаточную правовую базу, чтобы противостоять рейдерским захватам. Проблему
рейдерства необходимо в первую очередь решать с точки зрения российского права. Однако
в настоящее время все вышеуказанное малоэффективно. Проблема в том, что сложно
обеспечить неукоснительное исполнение закона, рейдерские захваты в России не обходятся
без «своих» судей, чиновников, силовиков.
Федеральный закон от 22 июля 2010 г. № 155-ФЗ, Уголовный и Уголовнопроцессуальный кодексы, ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации
в части рейдерства предусматривают уголовную ответственность за действия, относящиеся к
рейдерству, то есть захвату имущества, имущественных и неимущественных прав, денежных
средств предприятий. Изменения позволят привлекать рейдеров к уголовной
ответственности уже на начальных этапах рейдерского захвата. Так, Уголовный кодекс
дополнен статьей «Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц или
реестра владельцев ценных бумаг». Правонарушение будет караться штрафом в размере от
100 до 300 тыс. руб. либо лишением свободы до двух лет. Эти действия станут уголовнонаказуемыми, тогда как прежде они находились исключительно в сфере гражданских или
административных споров. Новый закон концентрируется на наиболее часто используемых
средствах рейдерских атак, таких как внесение недостоверных данных в госреестры и
фальсификация решений управляющих органов общества.
28
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Однако, по мнению специалистов, закон будет эффективен только в тех случаях, когда
рейдерский захват попытаются осуществить с помощью вмешательства в корпоративную
работу и по традиционным схемам захвата акций корпорации. Закон охватывает лишь
основные, явно противоправные действия, в то время как сегодня существуют и другие,
более «цивилизованные» способы захвата имущества. Это атаки компании искусственными
исками с целью доведения ее до банкротства и получения активов, использование
эмиссионных инструментов. Формально каждое такое действие не противоречит закону,
однако их направленность в целом имеет противоправные интересы. В США, например,
подобные действия могут быть оценены как уголовно-наказуемые, у нас же возможность
подобной общей оценки отсутствует [8].
Практика отечественного бизнеса показывает, что в России девять из десяти крупных
компаний, принадлежащих ныне наиболее мощным ФПГ, были отобраны у прежних
владельцев рейдерами – специалистами по захвату компаний, чему способствовали
несовершенство института собственности и отсутствие четкой нормативно-правовой базы,
защищающей собственников. Как правило, атакующая фирма пытается взять на испуг, а
независимые эксперты-антирейдеры должны оценить ситуацию и доказать, что, к примеру,
нет никакого коллапса в компании – потенциальной жертве захватчиков. Рейдеров
интересуют дорогие и слабо защищенные активы коммерческих организаций, которые
сосредоточены в основном в пяти отраслях: финансы, розничная торговля, общепит, сфера
услуг, строительство и сельское хозяйство. Самой легкой и быстрой добычей становятся
компании, наиболее пострадавшие от кризиса и выпускавшие товары, рассчитанные на
внутренний рынок (коммерческие организации, занимавшиеся пошивом одежды, обуви,
изготовлением мебели, которые имеют большие затруднения со сбытом продукции, а
следовательно, не имеют на защиту от рейдеров). Эти фирмы владеют территорией,
мощностями, развитыми коммуникациями. Структуры, которые делают ставку на
дальнейшее развитие бизнеса, не прочь воспользоваться ослабевшими игроками на рынке.
Рейд – это возможность получить товар с большой скидкой.
Статистика рейдерских схем
По данным МВД РФ, в 2007 г. в производстве органов предварительного следствия
находилось 512 уголовных дел о преступлениях данной категории, в суд направлено 130
уголовных дел. С начала 2008 г. по фактам рейдерства возбуждено 417 уголовных дел, 76 из
них направлены в суд. В 2008 г. в производстве органов предварительного следствия МВД
России находилось 338 уголовных дел о преступлениях, совершенных в ходе рейдерских
захватов, из них:
 расследовано – 188 (55% от числа находившихся в производстве);
 окончено – 79 (42% от числа расследованных);
 в суд направлено – 51 (64% от числа оконченных).
Специалисты отмечают тенденцию активного перемещения рейдеров Москвы и
Петербурга в регионы. В целом по России, по данным МВД РФ, в первом квартале 2010 г. в
производстве органов предварительного следствия находилось 186 дел о рейдерских
захватах имущества, из них 59 дел расследовано, 26 – окончено, 16 дел направлено в суд,
десять дел прекращено и 33 – приостановлено.
Наибольшее количество уголовных дел о рейдерских захватах возбуждено в ГСУ при
ГУВД по г. Москве (245), ГСУ при ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области
(52), СЧ при ГУ МВД России по Центральному федеральному округу (19), ГСУ при ГУВД
по Свердловской области и ГСУ при ГУВД по Тюменской области (12).
В 2008 г. было зафиксировано 353 случая рейдерского захвата предприятий. В 2007 г.
этот показатель составлял 512, в 2006-м – 367, в 2005-м – 346. Снижение числа захватов, по
29
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
информации МВД, происходит и в текущем году. Представители силового ведомства
связывают это явление с финансовым кризисом, отмечая, что у рейдеров не стало свободных
средств. Тем не менее, в то время как меняется законодательство и бизнес становится более
бдительным, рейдеры тоже повышают свое мастерство так, что официальная статистика не
может отразить всей полноты картины. Тенденция снижения рейдерских захватов связана с
тем, что передел собственности происходит по практически легальным схемам.
С учетом обобщенной следственной и судебной практики разработана и постоянно
совершенствуется
методика
расследования
рейдерских
захватов,
используемая
оперативными сотрудниками и следователями.
Системы защиты от посягательств на бизнес
Система защиты должна выстраиваться индивидуально с учетом специфики бизнеса,
состава активов и порядка распределения уставного капитала. Не существует универсальных
и абсолютных схем защиты, но существуют типичные способы захвата. Правонарушитель
(рейдер) разрабатывает схему захвата с максимальным учетом внешних и внутренних
факторов – слабых сторон деятельности акционерного общества, а затем корректирует ее по
результатам исполнения. В результате каждая попытка враждебного захвата уникальна по
набору действий.
Для оценки возможной угрозы недружественного поглощения требуется анализ
факторов, складывающихся вокруг фирмы, и выявление индикаторов, позволяющих с
высокой вероятностью утверждать, что в отношении компании в ближайшем будущем будет
предпринята попытка враждебного захвата. Такой прогноз на более ранней стадии позволяет
подготовиться к защите. К потенциальному кандидату рейдеры предъявляют два требования:
фирма должна иметь интересные активы, и эти активы можно легко отнять. Обобщая опыт и
технологии рейдерских захватов, можно выделить следующие стандартные признаки увода
коммерческих организаций.
1. Выбирая цель для нападения, рейдеры начинают поиски с баз данных, содержащих
сведения о налоговых нарушениях, банкротствах. Но «атаке» обычно предшествует разведка
компании-«захватчика». Фирма становится объектом пристального внимания маркетологов,
консультантов, корреспондентов ведущих центральных деловых изданий. Повышенным
интересом начинает пользоваться реестродержатель и любой другой источник информации
об акционерах. Внезапно увеличивается количество всевозможных проверок и запросов
информации со стороны силовых ведомств, ФКЦБ, ФАС России, налоговых органов. В
местных и центральных СМИ начинается атака на фирму, ее руководителей и крупных
акционеров через критику методов управления, пессимистические прогнозы дальнейшего
функционирования предприятия, что вызывает панику миноритарных акционеров, облегчает
тем самым скупку акций или увеличение дисконта при скупке долгов у кредиторов
компании.
2. Неожиданно активизируется «корпоративная работа» или прямое противостояние
сотрудников фирмы и ее владельцев. «Оппозиция» существующей команде управленцев или
собственников охотно идет на сотрудничество с представителями «захватчика» в надежде на
будущий карьерный рост или просто получение определенных выплат.
3. Резко возрастает и активизируется интерес владельцев мелких пакетов и штучных
акций к деятельности общества. Либо от их имени по доверенности действуют «дальние
родственники», весьма подкованные в корпоративном праве. Появляются требования созыва
внеочередных собраний акционеров на нейтральной территории, на котором рейдеры
попытаются переизбрать совет директоров, используя шантаж, сфабрикованные уголовные
дела против ненужных им акционеров, блокирование пакета акций кого-нибудь из оппонентов
и др.
30
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
4. Как правило, управляющий орган или акционеры вообще не оповещены о созыве
собрания. Они получают заказные письма с уведомлением о вручении, в которых находится
чистый лист бумаги или поздравление с ближайшим праздником. В этом случае имитируется
исполнение формальностей, предписанных законом, с помощью квитанции потом в суде
доказывают, что якобы извещали о дате внеочередного собрания акционеров, а акционерам
направлялось предложение выкупить акции (доли), которое они проигнорировали.
5. Факты скупки аналогичных предприятий в отрасли или предприятий, находящихся
на сопредельных территориях, также должны насторожить потенциальную жертву. Как
правило, компания-агрессор осуществляет целую серию захватов компаний-целей одной
отрасли или расположенных по соседству.
Методики оценки рейдпригодности компаний
Используя методики финансового анализа, Аналитический департамент юридической
фирмы Tax Consulting разработал «индекс рейдпригодности». Индекс представляет собой
сумму показателей, помноженных на определенные веса. Чем выше индекс у отрасли, тем
больше там дорогих и слабо защищенных компаний и тем больше вероятность, что эту
отрасль оккупируют рейдеры. Весовой коэффициент у каждого показателя свой и зависит от
степени влияния конкретного показателя на итоговый индекс рейдпригодности – от 0,1
(влияние минимально) до 0,7 (влияние решающее). Для анализа рейдпригодности
рекомендуется использовать шесть показателей в соответствии с их значимостью (рисунок).
Показатели разбиты на две группы. Первая группа основных показателей – наиболее важные
первые три коэффициента.
1. Распыленность акционерного капитала (К1) – показатель, определяющий
пригодность фирмы для захвата, начинающегося со скупки небольших пакетов у
миноритарных акционеров, что дает возможность рейдерам получить всю информацию о
компании и возможность влиять на ее финансово-хозяйственную деятельность. Так,
согласно «Положению о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг» владелец 1%
акций имеет право получить выписку из свежего реестра обо всех акционерах предприятия и
размере принадлежащих им пакетов. У обладателя 10% акций появляется право на созыв
внеочередного собрания акционеров с нужной ему повесткой дня – это ключевой момент
любого захвата. Пакета в 30% акций достаточно для кворума на повторном собрании
акционеров. Максимальный вес коэффициента К1 – 0,7 означает, что более 51% акций
компании рассеяно между множеством их держателей. Распыленность в 25–51% акций дает
рейдеру меньше шансов легкой добычи, хотя этот вариант остается перспективным для
рейдера (вес коэффициента К1 здесь – 0,5). При распылении менее 25% акций вероятность
поглощения еще ниже, но остается высокий шанс захвата фирмы (вес коэффициента К1 в
этом случае 0,3). По числу компаний с «рассеянными собственниками» лидирует сельское
хозяйство. На втором месте финансы, затем следуют сфера услуг, розничная торговля и
общепит, легкая промышленность.
2. Доля основных средств в валюте баланса (К2) выявляет наличие дорогой
недвижимости, земельных участков, находящихся в собственности организации.
Коэффициент К2 получает максимально возможный вес – 0,5 при условии, что доля
основных средств в валюте баланса фирмы превышает 50%, что является первостепенной
целью рейдерских атак. Но не менее привлекательными для рейдеров остаются организации,
у которых вклад в основные фонды составляет 10–50%. Это объясняется тем, что стоимость
недвижимости часто занижается, чтобы минимизировать налог на имущество, либо
изначально неверно переоценивалась. Если доля основных средств составляет 10–50%,
коэффициент К2 получает средний вес – 0,3. По числу фирм с дорогим имущественным
31
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
комплексом лидирует лесная, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная отрасль и
благодаря земельным угодьям сельское хозяйство.
3. К3 – показатель долговой нагрузки (доля долгов в валюте баланса), отражает
экономическое состояние фирмы и служит барометром финансовой силы или слабости
компании. Высокие значения показателя являются поводом захвата предприятия путем его
искусственного банкротства. Если кредиторская задолженность организации превышает
половину валюты баланса, коэффициенту К3 присваивается максимальный вес – 0,5, что
практически означает крах компании, тем более, если у нее были уже скуплены рейдерами
просроченные долги.
Группа второстепенных показателей – три последних коэффициента.
4. Дивидендный коэффициент К4. Компании, которые пытаются экономить на
выплатах дивидендов держателям ценных бумаг, дают рейдерам дополнительное оружие.
Обиженные и не получающие годами никаких выплат на вложенный капитал акционеры
охотно идут на контакт со скупщиками акций из рейдерских контор. Если корпорация не
платит дивиденды, коэффициент равен 0,3, в противном случае вес составляет 0,1
5. Среднеотраслевая рентабельность (К5). Этот показатель, обретает важность в свете
тенденции последних лет: многие финансово-промышленные группы начали вкладывать
деньги в отрасли, показывающие наибольшую динамику роста и высокую рентабельность.
Рейдеры начинают скупать мелких и средних игроков, чтобы затем объединить их в холдинг
и продать какой-либо заинтересованной финансово-промышленной группе. Если
рентабельность больше 15%, коэффициенту присваивается вес 0,3; если меньше – 0,1.
1. К1 – степень распыленности акционерного капитала в отрасли
(максимальный вес коэффициента – 0,7)
2. К2 – доля основных средств в валюте баланса (максимальный вес – 0,5)
3. К3 – доля долгов в валюте баланса (максимальный вес – 0,5)
4. К4 – дивидендная политика предприятия (максимальный вес – 0,3)
5. К5 – рентабельность бизнеса в отрасли (максимальный вес – 0,3)
6. К6 – принадлежность организации к отраслям с наибольшим числом захватов
и к регионам с наибольшим уровнем коррупции
(максимальный вес – 0,3)
Индекс рейдпригодности
32
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
6. Принадлежность фирмы к отраслям с наибольшим числом захватов (К6) – оценивает
внешнюю среду, определяя принадлежность организации к той отрасли, где наблюдается
наибольшая активность рейдеров. Принадлежность фирмы к наиболее коррупционному
региону определяет вес коэффициента – 0,3; если же внешняя среда не особо благоприятна
для расцвета рейдерства, коэффициенту присваивался минимальный вес 0,1.
Таким образом, категорию максимального риска (наиболее рейдпригодных)
приобретают компании, чьи акции распылены между множеством держателей, которые
владеют дорогим имуществом и обременены долгами, не платят дивидендов своим
акционерам, имеют высокорентабельный бизнес и расположены в коррупционных регионах
(то есть компании с наивысшими значениями всех коэффициентов).
Сформировавшаяся стандартная методика оценки перспективности компаний
оценивает и сравнивает не единичные компании, а целые отрасли. С учетом рейдерских
предпочтений разработан индекс рейдпригодности, который представляет собой сумму
четырех средневзвешенных показателей:
 К1 – доля основных средств в валюте баланса (есть ли у предприятия ценное
имущество);
 К2 – распыленность уставного капитала (легко ли будет захватить компанию через
скупку или кражу акций либо долей);
 К3 – доля долгов в пассивах (легко ли будет захватить предприятие через скупку его
долгов);
 К4 – валовая рентабельность (стоит ли «рейдить» компанию ради ее бизнеса).
В рейтинге индекс, нормированный по максимальному значению, принимал значения
от 0,2 (здесь рейдеру ничего не светит) до 1 (мечта захватчика, отрасль изобилует
идеальными жертвами).
Очевидно, что компания, которая владеет дорогим имуществом, обременена долгами и
имеет высокую рентабельность, и если акции распылены между множеством собственников,
получает максимальный балл. Это идеальная мишень для рейдера.
Чем больше в отрасли таких идеальных мишеней, тем выше ее индекс рейдпригодности.
Таблица 3
Рейтинг оценки перспективности компаний
Отрасль
Коэффициент
5 отраслей с самым дорогим имуществом
Коэффициент наличия имущества (макс. значение – 0,7)
Услуги населению
0,65
Сухопутный транспорт
0,61
Сельское и лесное хозяйство
0,57
Связь
0,56
ЖКХ
0,56
5 лидеров по распыленности капитала
Коэффициент распыленности капитала (макс. значение – 1)
Водный транспорт
0,80
Резиновые и пластмассовые изделия
0,73
Электрооборудование, электроника и оптика
0,72
Обработка вторсырья
0,71
Напитки
0,70
5 наиболее обремененных долгами отраслей
Коэффициент распыленности капитала (макс. значение – 0,7)
33
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Оптовая торговля
0,67
Розничная торговля
0,67
Строительство
0,67
Продажа и техобслуживание автомобилей
0,66
Масложировая отрасль
0,66
5 самых рентабельных отраслей
Коэффициент валовой рентабельности (макс. значение – 0,5)
Гостиницы и рестораны
0,46
Услуги населению
0,43
Связь
0,41
Розничная торговля
0,39
Фармацевтика
0,39
Таким образом, неуязвимых коммерческих организаций не бывает, для
предупреждения рейдерства собственникам можно предложить соблюдение следующих
правил:
 Собственник компании должен активно участвовать в ее работе, чтобы располагать
независимыми от топ-менеджеров источниками информации, знать настроения сотрудников
компании, акционеров, а также оценивать лояльность каждого топ-менеджера и крупного
акционера.
 Собственник компании должен поддерживать тесные, дружественные отношения с
представителями реестродержателя и налоговой инспекции, которые могут, возможно,
предупредить о нестандартных операциях, связанных с его акциями и долями.
 Не допускать разглашение информации о своей компании, которой могут
воспользоваться современные рейдеры для ведения информационно-психологической войны
против объектов своих атак. Собственник должен стараться не делиться сведениями, помимо
тех, предоставление которых тем или иным группам лиц (акционерам, контрольным,
судебным и пр.) определено действующим законодательством.
 Поддерживать лояльность персонала, вовремя разбираться с трудовыми спорами. В
период противостояния недопустимо возникновение очага внутреннего недовольства в
компании.
 Создавать положительный имидж компании, чтобы выстоять в информационной
войне. Владелец предприятия должен иметь в качестве союзников население и местную
власть.
 Структурировать активы и бизнес таким образом, чтобы максимально затруднить его
захват.
На наш взгляд, при оценке рейдпригодности в стабильных экономических условиях
следует обращать внимание не столько на показатели прибыли и рентабельности, сколько
на динамику прироста стоимости бизнеса (собственного капитала, чистых активов). В
условиях кризиса с 2009 г. на первый план выходят также показатели «долговая нагрузка
компании», «платежная дисциплина», «оборот». Бесспорно, учитываются фон и условия
осуществления бизнеса: организационно-правовая форма, привлекательность отрасли и
сферы деятельности. Целесообразно на основе имеющихся методик рейдпригодности
формировать индивидуальный индекс рейдпригодности, который учитывает размер
компании, отраслевую принадлежность, региональные социокультурные особенности в
отдельных субъектах Федерации, этап жизненного цикла коммерческой организации и
организационно-правовую форму предприятия.
Библиографический список
34
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
1. Отчет о качественном социологическом исследовании «Рейдерство как социальноэкономический и политический феномен современной России» [Электронный ресурс]. – М.,
2008 (Май). – Режим доступа: http://www.compromat.ru/page_22765.htm.
2. Грачев, В. Враждебные поглощения: типология и способы защиты / В. Грачев //
Акционерное общество: вопросы корпоративного управления. – 2006. – № 7. – С. 409.
3. Путилин, Д. Итоги 2006 г. на рынке M&A: реванш частного бизнеса / Д. Путилин,
М. Братславская // Слияния и поглощения. – 2007. – № 1–2 (42–48). – С. 18.
4. Путилин, Д. Итоги 2006 г. на рынке M&A: реванш частного бизнеса / Д. Путилин,
М. Братславская // Слияния и поглощения. – 2007. – № 1–2 (42–48). – С. 27.
5. Остякова, Т. А. Антикризисные технологии при рейдерских захватах [Электронный
ресурс] / Т. А. Остякова. – М., 2009. – Режим доступа: http://www.fssb.ru/modules.php?name.
6. Личкова, Н. Рейдерство процветает на благодатной почве коррупции (2007)
[Электронный ресурс] / Н. Личкова // РОСБАЛТ СЕВЕР. – Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/2007/12/05/435772.htm.
7. Молотников, А. Е. Слияния и поглощения. Российский опыт / А. Е. Молотников. –
М. : Вершина, 2007. – С. 16.
8. Васильева, Ю. Первую атаку отразят / Ю. Васильева, Е. Тихонов // Российская
бизнес-газета. – 2010. – № 757 (24). – 6 июля.
9. Напсо, Ю. А. Рейдерство как часть коррупционного рынка / Ю. А. Напсо // Право и
безопасность. – 2009. – № 1(30). – Апрель. – С. 56–58.
© Патласов О.Ю., Сергиенко О. В., 2010
Авторы статьи: Олег Юрьевич Патласов, доктор экономических наук, профессор, НОУ
ВПО «ОмГА»; Оксана Владимировна Сергиенко, кандидат экономических наук, доцент,
НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Н. О. Герасимова, кандидат экономических наук, доцент, Омский
экономический институт.
УДК 334
П. А. Степнов
Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского
Омская гуманитарная академия
СПЕЦИФИКА ГЕНЕЗИСА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МАЛОГО БИЗНЕСА
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В статье рассматриваются основные факторы и проблемы функционирования
малого бизнеса в постперестроечной экономике Российской Федерации.
Ключевые слова: малый бизнес, структура бизнеса, проблемы рисков частных
предприятий.
Малое предпринимательство – не только существенная составляющая и массовая
субъектная база цивилизованного рыночного хозяйства, неотъемлемый элемент присущего
ему конкурентного механизма, но и максимально гибкая, эффективная и прозрачная в силу
35
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
своих размеров форма хозяйствования. Этот предпринимательский уклад мобилизует
финансовые и производственные ресурсы населения. Опыт ведущих стран современного
мира со всей очевидностью доказывает необходимость наличия в любой национальной
экономике высокоразвитого малого предпринимательского сектора. Поэтому возрождение
России невозможно осуществить без соответствующего этапу развития данного сектора
экономики, так как именно он является локомотивом экономического и социального
развития в первой – переходной – фазе постсоветского хозяйствования. Чем же
определяются наиболее острые проблемы малого бизнеса РФ? В первую очередь тем, что
мелкие и средние предприятия не являются уменьшенной моделью или этапом в развитии
крупной фирмы, а представляют собой особую модель со специфическими чертами и
законами развития. Для них характерны особенности в управлении и используемых
экономических методах:
– высочайшая степень централизации и персонализации управления, собственник
сосредоточивает в своих руках финансовые, экономические и социальные функции и
полномочия, что ставит предприятие в абсолютную зависимость от деловых и личных
качеств;
– отсутствие системы стратегического управления. Руководитель предприятия занят
решением задач текущего оперативного управления и не в состоянии заниматься средне- и
долгосрочными планами развития, поэтому высока зависимость от внешней среды: банков,
корпораций, государственной администрации, научных лабораторий, консультационных
фирм;
– дефицит финансовых ресурсов – как собственных, так и заемных.
Вместе с тем, малый бизнес быстро реагирует на требования потенциальных
потребителей, умеет предельно специализироваться в минимальные сроки и на
перспективных направлениях 2, с. 562. Считается, что малый бизнес играл главную роль в
генезисе рыночной цивилизации и распространении рыночной ментальности. Если верить
нашим либералам, то он является основной созидательной силой экономики, поскольку со
второй половины ХХ в. явственно наблюдается его очевидная способность изобретать новые
товары и услуги, а также создавать рабочие места. Прежде чем приступить к анализу
означенной в названии статьи проблемы, требуется уточнить одно важнейшее положение в
теории оргформ в экономике. С конца 80-х гг. ХХ в. наши «либерал-демократы» явно с
подачи своих западных патронов с патологической одержимостью навязывают
общественному сознанию идею-фикс о безальтернативности классической либеральнорыночной конкурентной доктрины социально-экономического развития. В рамках этой
доктрины капитализм времен Адама Смита и есть абсолютный идеал в виде «войны всех
против всех», причем малые бизнес-формы во всем «цивилизованном мире» являются, по их
мнению, главными двигателями экономического прогресса. Следовательно, уход народного
хозяйства РФ от традиционной (еще с дореволюционных времен) гиперконцентрации и
централизации капитала в море мелкобуржуазной стихии и есть магистральный путь к
западному гражданскому обществу, к «их» стандартам уровня, качества и образа жизни.
Здесь, несомненно, и заказное научное мошенничество и, возможно, прекраснодушное
заблуждение. Действительно, с 1980 г. американские корпорации не создали ни одного
дополнительного рабочего места в экономике США – весь прирост пришелся на долю
«мелочи»; до 80% занятых и до 100% прироста занятости обеспечивает малый бизнес;
основные «прорывные» изобретения тоже его заслуга (например, ПК). Но с 1970 по 2005 г. в
совокупном капитале США удельный вес мелких (до 10 млн долл.), средних (от 10 до 250
млн долл.) и даже крупных (от 250 до 1000 млн долл. ) фирм упал соответственно с 11,05;
20,68 и 19,45% до 2,9; 6,65 и 7,24%, а вот у крупнейших (свыше 1 млрд долл.) – возрос с
48,82 до 83,21%, т. е. на 34,39 п. п.! По прибылям разрыв еще показательней – рост с 51,91 до
36
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
86,06% рассчитано по данным 1, с. 5. Из 100 крупнейших субъектов глобального хозяйства
29 являются фирмами (!) и только 71 – государствами. 300 корпораций, по прогнозам МВФ,
будут создавать до 75% ВГП в ближайшем будущем. Что же касается НТП, то основная
масса фирм-новаторов – это венчурные компании внутри ТНК 1, с. 5. Так что надо иметь в
виду, что при всей важности малого бизнеса как социального демпфера и абсорбента, его
роль – не экономический локомотив, а всего лишь расходный материал, топливо для разгона
и маневра, не более.
Наибольшую роль в развитии малого предпринимательства в России сыграло
постановление Правительства РСФСР от 18 июля 1991 г. № 406 «О мерах по поддержке
малых предприятий в РСФСР», в котором были определены критерии отнесения
предприятий к малым по предельной численности работающих (по отдельным отраслям
экономики), впервые было предусмотрено применение для малых предприятий налоговых
льгот, формирование фондов финансовой поддержки за счет бюджетных средств, введение в
действие механизма ускоренной амортизации основных фондов, принадлежащих малым
предприятиям.
Становление малого предпринимательства в рамках новейшей истории России можно
разделить на следующие этапы:
1992–1994 гг.: Этот этап характеризуется продвижением вперед в понимании сути
экономических проблем малого предпринимательства. Констатируется значение роли и
места малого предпринимательства в создании конкурентоспособной экономической среды
новой хозяйственной системы. Вызревают контуры концепции поддержки малого
предпринимательства, определяются приоритеты в его развитии. Во всех документах
поддержка малого предпринимательства признается одним из важнейших направлений
экономической
реформы;
устанавливаются
отраслевые
приоритеты
развития,
предусматривается освобождение от налогов суммы прибыли, используемой для развития
производства, устанавливаются льготные ставки налогов на прибыль малых предприятий в
третий и четвертый годы работы; предусматривается выделение кредитных ресурсов на
первостепенное производство товаров народного потребления и продовольствия,
организуется сеть специальных банков с участием государственных средств, предполагается
страхование программ с высокой степенью риска из государственных фондов и резервов,
планируется обеспечение гарантий для иностранных инвестиций и использование
зарубежного опыта, а также привлечение зарубежных специалистов. Однако эти
постановления остались только декларацией. И хотя в начале данного этапа наблюдался
процесс массового учредительства малых предприятий (в сфере науки и научнотехнического обслуживания число малых предприятий возросло в 3 раза, в сельском
хозяйстве – в 3,1 раза, в материально-техническом снабжении – в 2,9 раза, в сфере
образования – в 2,8 по сравнению с данными предыдущего года), доля малых предприятий в
сфере материального производства в общей структуре отечественного малого
предпринимательства резко сократилась 4, с. 47.
Количественный рост малых предприятий в Российской Федерации характеризуется
следующими показателями: 1992 г. – 560 тыс. малых предприятий, 1993 г. – 865 тыс.,
1994 г. – 896,6 тыс. 4, с. 48. В этот период утверждается Комитет по развитию кредитных
союзов (октябрь 1992 г.). Кредитные союзы как система крупных, средних и мелких
кредитных союзов – традиционная форма предоставления пайщикам финансовых услуг.
Рассматриваемый период совпал с массовой (ваучерной) приватизацией, которая в целом для
малого производства имела скорее негативные последствия. Период чековой приватизации
(1992–1994) привел к созданию командного номенклатурного капитализма. Это полностью
отвечало интересам очень узкого круга лиц при целенаправленном сокращении
возможностей участия широких масс населения в формировании среднего класса частных
37
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
собственников. Либерализация цен фактически полностью уничтожила сбережения, которые
могли бы стать необходимым источником капитала для ведения собственного дела.
Необратимого и эффективного перелома в развитии малого бизнеса в этот
противоречивый период не произошло. К концу 1994 г. начался спад в деятельности малых
предприятий – многие научно-консультационные торгово-посреднические предприятия
распались либо диверсифицировались. Не дало желаемых результатов и развитие фермерского
хозяйства. В результате картина развития предпринимательства уже в 1993 г. характеризуется
следующими показателями: 50% регистрируемых предприятий не начали работать, 30% едва
сводили концы с концами, 40% не платили налоги, 10% жили более или менее сносно, 3–4%
процветали, 37% из успешно действующих предприятий связаны с теневой экономикой 4,
с. 49.
Еще одной отличительной чертой этапа является рождение массы различных
структурных подразделений: фондов, ассоциаций и пр. Планировалось, что главная функция
этих фондов должна заключаться не в том, чтобы раздавать деньги, а в том, чтобы
привлекать средства – и не только российских, но и иностранных партнеров. Фондам дается
самостоятельность в выработке механизма привлечения этих средств. Фонды поддержки
призваны создавать инфраструктуру – благоприятные условия для развития малого
предпринимательства, такие условия, при которых оно будет доходным, выгодным,
стабильным вне зависимости от каких-то конъюнктурных внешних факторов и условий. В
начале 1994 г. создается Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научнотехнической сфере (утвержденный Правительством РФ). Фонд должен принимать участие в
проведении экспертизы, конкурсном отборе и реализации федеральной, отраслевых и
региональных программ и проектов развития малого бизнеса.
В ноябре 1994 г. была учреждена Российская ассоциация развития малого
предпринимательства (РАРМП).
На протяжении всего периода легализации малого предпринимательства наблюдалась
борьба за его курирование и прежде всего за распределение государственных средств на его
поддержку. Многочисленные государственные ведомства, государственные и общественные
организации не стремились объединить свои усилия по поддержке малого
предпринимательства. Не было выработано механизма практической реализации
предлагаемых направлений деятельности. Единая программа и соответственно система
государственной поддержки малого предпринимательства в РФ до середины 1994 г.
отсутствовала.
Картина будет неполной, если не отметить, что наблюдалось нарастание криминальноуголовного характера многих процессов в малом бизнесе, что связывается с отсутствием
устойчивых, сложившихся норм и правил предпринимательской этики, наличием
«государственного рэкета» и уголовного рэкета. Однако в целом сохранялось устойчивое
понимание необходимости развития малого предпринимательства как важнейшего условия
дальнейшего эффективного экономического развития страны.
1995–1998 гг.: На этом этапе отчетливо прослеживается нацеленность экономической
политики на создание концепции развития малого предпринимательства в стране.
Вырабатываются конкретные меры реальной помощи малому бизнесу по всей стране с
предоставлением самостоятельности регионам в решении этих проблем.
В 1995 г. образовывается Государственный комитет РФ по поддержке и развитию
малого предпринимательства (ГКРП РФ). Комитет получил достаточно широкие
полномочия. На него возлагаются разработка и реализация всей международной помощи в
этой области.
Вводится в практику хозяйственной деятельности новый Гражданский кодекс. 14 июня
1995 г. был принят Федеральный закон РФ «О государственной поддержке малого
38
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
предпринимательства в Российской Федерации» № 88-ФЗ, который законодательно
определил статус малого предприятия (ст. 3).
В 1995 г. положение в малом предпринимательстве характеризовалось следующими
показателями: малых предприятий в Российской Федерации насчитывалось 877,3 тыс., доля
прибыли, заработанная ими, составляла 1/5 часть всей прибыли, полученной российской
экономикой 5. На 1 января 1997 г. малых предприятий стало более 842 тыс. с численностью
занятых 8 618 300 человек. Большая часть малых предприятий приходится на сферу торговли
и общественного питания – 43%, строительство и промышленность уступает – 32% (17% и
15% соответственно). Налоговая служба учитывает также 3,5 млн предпринимателей без
образования юридического лица, которые по законодательству являются субъектами малого
предпринимательства. Однако для создания нормальной конкурентной среды малых
предприятий должно быть значительно больше.
Тем не менее, с учетом временно занятых и членов семей почти 15–18% населения
России было связано с деятельностью малых предприятий 5. Направленность деятельности
государства в области малого предпринимательства на этот период определяет «Федеральная
программа государственной поддержки малого предпринимательства в РФ на 1996–1997 гг.»
(утверждена постановлением Правительства РФ от 18.12.1995 г. № 1256).
Цель Программы заключается в том, чтобы обеспечить устойчивое развитие малого
предпринимательства в производственной, инновационной и других сферах экономики.
Программа выдвигает следующие задачи:
• создание правовых, экономических и организационных условий для устойчивого
развития малого предпринимательства;
• целенаправленное формирование системы государственной поддержки малого
предпринимательства;
• создание новых рабочих мест, открытие и поддержка малых предприятий в
производственной, инновационной и социальной сферах для обеспечения рынка
отечественными товарами и услугами;
• поддержка деловой и инновационной активности, развитие конкуренции на рынке
товаров и услуг;
• инициирование финансово-кредитных и инвестиционных механизмов, поиск новых
источников финансирования предпринимательской деятельности, прежде всего за счет
собственных возможностей эффективно развивающихся малых предприятий;
• широкое распространение типовых элементов инфраструктуры, созданных в рамках
программных разработок в 1994–1995 гг.
Результативна была деятельность Фонда содействия развитию малых форм
предприятий в научно-технической сфере. К середине 1997 г. этот Фонд профинансировал
625 инновационных проектов, отобранных на конкурсной основе (обратилось 1873малых
предприятий).
На финансирование инновационных проектов, выполняемых малыми предприятиями,
расходуется около 80% бюджета Фонда содействия. Остальные средства направляются на
финансирование следующих программ: создание сети инновационно-технологических
центров – 9%, участие в выставках, рекламе товаров и услуг малых инновационных
предприятий – 1%, финансирование поисковых исследований в интересах малых
предприятий – 2%, развитие инфраструктуры трансферта технологий – 0,5%, вовлечение
студенчества в инновационное предпринимательство – 0,5%, поддержка консультационноучебной деятельности.
Бюджетный голод сказался и на финансировании Фонда содействия. Из
запланированных 115 млрд руб. бюджетных средств Фонд в 1996 г. получил 49 млрд руб., а
39
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
это, конечно, сказалось на эффективности деятельности Фонда, что выразилось в падении
числа финансируемых проектов с 30–35 из 100 до 20 4, с. 55.
Однако второй этап функционирования малого бизнеса все еще не смог стать
действенным инструментом экономического роста, политики занятости, научнотехнического прогресса. Малое производство со своим уникальным предпринимательским
потенциалом все еще остается аутсайдером на экономическом поле страны и адекватно не
решает тех проблем в экономике, которые могли с помощью малого предпринимательства
решаться. Во многом это не его вина, а его беда. Такая ситуация объясняется особенностями
общего состояния отечественной экономики, которое характеризуется тяжелейшим
кризисом, падением темпов роста, инвестиционным голодом, развалом хозяйственных
связей.
Другой особенностью экономической жизни являются процессы концентрации и
централизации капиталов, которые приводят к поглощению малых предприятий, их
слиянию. Еще не сформировался тот уровень деятельности крупных предприятий, когда они
становятся хозяйственными субъектами, заинтересованными в создании малых предприятий
и инициирующими их создание. Очень острой остается проблема получения кредитов,
которые жизненно необходимы предпринимателям. Более того, нехватка финансов для
начинающего предпринимателя часто становится вообще основной проблемой. В итоге
задачи Федеральной программы по насыщению товарного рынка конкурентоспособными
отечественными товарами не решены.
О вкладе малых предприятий в экономический потенциал страны говорят следующие
показатели: доля малых предприятий в ВВП составляет в настоящее время около 12%, а,
например, в 1997 г. именно за счет расширения промышленного производства малыми и
совместными предприятиями впервые в промышленности за постперестроечный период
произошел рост производства на 0,8% 5.
Однако говорить о подлинном развитии предпринимательства в России все еще
преждевременно. Положение большинства крупных производителей является монопольным,
подлинной конкурентоспособной среды для деятельности малых предприятий так и не
сформировалось, особенно в производственной сфере; по существу, не изменилась роль
государства в определении ориентиров и приоритетов предпринимательской деятельности.
Государство все еще находится на уровне констатации факта о необходимости поддержки и
конструировании программ поддержки малого предпринимательства.
И наконец, август 1998 г. стал этапной вехой для развития отечественного малого
бизнеса. Малые и средние предприятия, которые потеряли около 12 млрд долл., можно
считать главными пострадавшими от августовского кризиса. По официальным данным,
после августа 1998 г. от 25 до 35% малых предприятий фактически прекратили свою
деятельность, а это значит, что из 877 тыс. предприятий (количество которых для нашей
страны для создания нормальной конкурентной среды должно достигать 3–5 млн) только 600
тысяч сохранили свой бизнес за счет снижения численности персонала и оплаты его труда
5.
Для современного этапа становится характерным обеспечение благоприятных условий
для развития малого предпринимательства на основе повышения качества и эффективности
мер государственной поддержки на федеральном уровне, что предполагает следующие
приоритеты:
во-первых,
реструктуризацию
банковской
системы
с
целью
создания
специализированных кредитных организаций для работы с субъектами малого бизнеса, т. к.
частные источники финансирования, как правило, недоступны малому бизнесу;
во-вторых, усиление деятельности федеральных и региональных фондов поддержки
малого предпринимательства на залогово-гарантийном обеспечении перспективных
40
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
предприятий. Перспективным инвестором малого предпринимательства должно стать
крупное производство – промышленные гиганты. Государству необходимо всячески
стимулировать такого рода финансирование. В результате возросла бы конкуренция между
малыми предприятиями за контракты с корпорациями;
в-третьих, перспективно и современно широкое использование различных форм
финансирования лизинга и схем проведения лизинговых операций;
в-четвертых, для того чтобы облегчить финансовое обеспечение малого
предпринимательства, необходимо обратить внимание на следующее. Финансовая
поддержка, субвенции должны быть гибкими, дифференцированными. Приоритетным
должно стать стимулирование деятельности малых предприятий в сфере научных
разработок, сфере высоких технологий. Малые предприятия в своей деятельности должны
более эффективно использовать и внутренние источники финансирования, такие как
прибыль и амортизационные отчисления;
в-пятых, в сфере торговли и услуг значительное распространение получила система
договорных отношений – франчайзинг – форма хозяйственной интеграции малого и
крупного бизнеса, которая весьма эффективно используется в рыночной экономике всех
развитых стран;
в-шестых, современный этап развития малого предпринимательства предполагает
участие малых предприятий в поставке продукции для государственных нужд.
Приоритетным здесь может быть стимулирование деятельности малых предприятий в сфере
научных разработок, сфере высоких технологий.
Существовало и деление предприятий по критерию их размера в зависимости от
численности работающих, стоимости основных и оборотных фондов, объема производства
продукции и других показателей. Такое деление использовалось для определения категории
предприятий, что являлось базой для формирования оплаты труда. Реформа оплаты труда,
казалось бы, сделала ненужными определения «категорийности» предприятия. Однако жизнь
дает другой вывод: необходимо резко повысить роль деления предприятий на крупные,
средние и малые и положить его в основу специальной системы организации
дифференцированного внимания со стороны государства к финансовому, материальнотехническому благополучию различных по размеру предприятий. Функциональное назначение
предприятий, их роль в экономике в значительной мере меняются в зависимости от размера
предприятия. Крупное и мелкое производства, даже в рамках одной территории и отрасли, как
правило, не являются взаимозаменяемыми. Отсутствие одного из них – это незаполненная
ячейка экономики, имеющая своим следствием общее снижение эффективности производства.
Крупные, средние и малые предприятия дополняют друг друга, создают целостный организм
экономики.
В настоящее время в РФ представлена следующая структура малого и среднего
бизнеса: торговля – 77,6%; услуги – 15,9%; производство – 6,5% 3, с. 10. При этом
существует следующее деление (табл. 1).
Отрасль
Промышленность
Транспорт
Связь
Строительство
Таблица 1
Отраслевая структура малого бизнеса в РФ
Индивидуальные
Малые и средние
предприниматели
предприятия
5,5
15,5
2
3,6
0,5
2,2
3,5
10,3
41
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Розничная торговля
Оптовая торговля
Общепит
Гостиничное дело
Туризм
Бытовое обслуживание
Другое
49,7
7,5
6
–
1
11,1
11,8
29,1
17,4
3,6
2,2
1,4
4,5
8
В современных условиях центральное место в осуществлении радикальных
экономических реформ в России пока что принадлежит процессам создания в обществе
атмосферы цивилизованного предпринимательства. В этом аспекте особое значение
приобретают проблемы становления и развития отечественного предпринимательства как
социального явления, а самих предпринимателей – как новой социальной группы. Сложность
и длительность адаптационных процессов зависит, с одной стороны, от гибкости и
динамичности общества, его готовности к переменам и возникновению новых социальных
структур, с другой – от способности самих предпринимателей играть новую социальную
роль и включаться в общественные процессы.
Проблемы малого и среднего бизнеса лежат на поверхности и связаны с нестабильной
экономической ситуацией в России. Малый бизнес нуждается в постоянной защите. Он
сильнее всего страдает от неконкурентных действий крупных игроков на рынке,
злоупотреблений монополистов и ограничений конкуренции со стороны того же
государства.
В опросах сами представители малого и среднего бизнеса в первую очередь отмечают
высокий уровень коррупции, препятствования развитию бизнеса со стороны контрольнонадзорных органов, весьма низкий уровень активности в вопросах поддержки и развития
предпринимательства со стороны властей (чиновники недостаточно активно разъясняют
положения того или иного нормативного акта) (табл. 2).
Тенденции стабилизации российской экономики ознаменовали новый этап и новые
задачи развития сферы малого предпринимательства, равно как и практической реализации
разносторонних мер поддержки малого бизнеса. Задачей стала реализация всех преимуществ
достаточно зрелой стадии развития российского малого бизнеса, активное включение
последнего в формирование общей предпринимательской среды российской экономики,
более активное развитие малого бизнеса в реальном секторе российской экономики. Важной
составной частью процесса интеграции малого бизнеса в общую предпринимательскую
среду российской экономики должно стать усиление его взаимодействия с институтами
банковско-кредитной системы, активное использование малыми предприятиями банковских
ресурсов для решения своих инвестиционных задач.
Таблица 2
Основные проблемы частного предпринимательства в России 3, с. 12
Порядок значимости
Основная проблема
по мере упоминания
1
Налоги
2
Законодательство
3
Инфляция
4
Экономическая ситуация в целом
5
Поставки, дефицит
42
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
Трудности получения и высокая ставка за кредит
Неплатежеспособность партнеров, клиентов
Несовершенство банковской системы
Политическая ситуация
Бюрократия
Действия властей, ЦБ; коррупция, взятки
Трудности с арендой, недостаток площадей, офисов
Недостаток информации, культуры, опыта
Кадровые проблемы
Отрицательное отношение к предпринимателям
Большинство российских малых предприятий крайне редко прибегало к услугам
банковского кредитования.
Операции банков по кредитованию субъектов малого предпринимательства
характеризуются определенной спецификой. Здесь очевиден как повышенный уровень всех
традиционных источников риска, так и наличие специфических «зон риска» самого малого
бизнеса.
Во-первых, следует отметить, что российский малый бизнес вырос на гребне
отношений перераспределения. В результате сложилась ситуация, при которой
обнаруживается слабость, неадекватность позиций российского малого бизнеса именно как
собственника некоей доли совокупного капитала. Наибольший «дестимулирующий» эффект
на стремление малого бизнеса к умножению собственности на основной капитал оказывает
неустойчивость рынков, вынужденная многопрофильность. Это важный фактор, имеющий
принципиальное значение с точки зрения формирования рисков банковского кредитования
малого бизнеса и осуществления мер управления этими рисками.
Вторым фактором, или особенностью, российского малого бизнеса, существенно
влияющим на формирование рисков банковского кредитования этой сферы хозяйствования и
управление этими рисками, выступает известная оторванность, изолированность малого
бизнеса от формирования всей предпринимательской среды. В итоге российский малый
бизнес развивался и развивается «без прикрытия» со стороны крупных предприятий,
которые сообразно мировому опыту выступают гарантом устойчивости взаимодействующих
с ними малых форм хозяйствования.
Третьем фактором выступает деформализация хозяйственной среды малого бизнеса.
Основным проявлением этой деформализации является разрыв между реальными и
формально учтенными объемами хозяйственного оборота малых предприятий.
Четвертым фактором является разрыв между формально числящимися малыми
предприятиями и их фактически действующим числом.
Пятым фактором является минимальная внутренняя информационная обеспеченность
субъектов малого предпринимательства вследствие таких причин, как использование
упрощенных форм бухгалтерского учета и отчетности и отсутствие необходимых кадров,
способных представить адекватную информацию о предприятии в случае его обращения с
кредитной заявкой в банк.
Шестым фактором выступает специфика формирования «кадрового состава» малых
предприятий, прежде всего из числа их собственников и управленцев, что в этой области
хозяйствования чаще всего и совпадает. Зачастую такие кадры демонстрируют
исключительные способности в решении текущих проблем своих предпринимательств, но
испытывают серьезные трудности с долговременными проблемами, разработкой и
осуществлением крупных инвестиционных проектов.
43
Раздел 2. Экономика, кадры, персонал
Библиографический список
1. Байнев, В. Ф. Союз России и Белоруссии / В. Ф. Байнев // Своим именем – № 2. –
31.08.2010. – С. 5.
2. Герчикова,
И.
Н.
Регулирование
предпринимательской
деятельности:
государственное и межфирменное : учеб. пособие / И. Н. Герчикова. – М. : Консалтбанкир,
2002. – 683 с.
3. Программа кредитования предприятий малого и среднего бизнеса / Департамент по
работе с предприятиями МСБ, Росбанк. – М., 2005. – 63 с.
4. Рыбина, М. Н. Основные этапы становления малого предпринимательства в
условиях современных радикальных рыночных реформ в России / М. Н. Рыбина //
Менеджмент в России и за рубежом. – 2001. – № 2. – С. 48–56.
5. Блинов, А. Эволюция развития малого предпринимательства в России / Андрей
Блинов, профессор кафедры бизнеса и деловых стратегий Института бизнеса и делового
администрирования АНХ при Правительстве РФ ; Ward Howell International – компания по
поиску и подбору руководящих кадров и кадрового консультирования Электронный
ресурс. – Режим доступа: www.e-xecutive.ru.
© Степнов П. А., 2010
Автор статьи – Павел Александрович Степнов, кандидат экономических наук, доцент,
ОмГУ им. Ф. М. Достоевского.
Рецензент – Д. М. Радичка, кандидат экономических наук, профессор, НОУ ВПО «ОмГА».
44
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
РАЗДЕЛ 3
СОЦИОЛОГИЯ, ПСИХОЛОГИЯ, ПЕДАГОГИКА
УДК 001; 930.1
В. В. Ахтямов
Омская гуманитарная академия
ПСИХОИСТОРИЯ
(к 50-летию науки об исторической мотивации)
В данной статье рассмотрены проблемы становления и развития новой науки
«Психоистория», выявлены различные подходы трактовки некоторых идейнотеоретических и конкретно-исторических концепций психоисторического
направления.
Ключевые слова: психоистория, психоанализ, неофрейдизм, психогенез, Ллойд де
Мос, Зигмунд Фрейд, Эрих Фромм, Эрик Эриксон.
Для научного сообщества психоистория является новым направлением в области
междисциплинарных исторических исследований. Считается, что психоистория родилась в
1958 г. – с выходом в свет труда известного психоаналитика Э. Г. Эриксона «Молодой
Лютер» [1]. Таким образом, молодой науке пять десятилетий, а следовательно, пора подвести
некоторые итоги.
Разумеется, на протяжении всего ХХ в. шли непрекращающиеся методологические
споры о новых подходах в исторической науке, связанные с переоценкой позитивистских
ценностей, долгое время господствовавших в научных исследованиях. Еще в 1938 г.
французский ученый Люсьен Февр отмечал в работе «Бои за историю», что «крупные
открытия чаще всего совершаются на стыке наук. А раз так, то нет нужды долго доказывать,
что психология, то есть наука, изучающая ментальные функции, непременно должна
вступить в тесную связь с социологией, наукой, изучающей функции социальные, и что не
менее необходимыми являются ее постоянные соотношения с рядом трудноопределимых
дисциплин, чья совокупность традиционно именуется историей» [2].
Крупнейший американский психоисторик П. Левенберг определяет психоисторию как
«один из новейших методов исторического исследования, комбинирующий исторический
анализ с моделями социальных наук, гуманитарной чувствительностью, психодинамической
теорией и клиническими методами с целью выработки более полного и всестороннего
63
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
взгляда на прошлое» [3]. Однако П. Левенберг смог уловить и двойственное значение
термина «психоистория». Для него «психоистория – это новая дисциплина, представители
которой являются не психоаналитиками, занимающимися историей, или – историками,
использующими психоанализ, а психоисториками» [3].
Возможно, ближе к истине последнее определение, так как психоистория, несомненно,
имеет собственный предмет исследования, отличный от предмета всех других гуманитарных
дисциплин и заключающийся в изучении сферы бессознательного (личного и
коллективного), проявляющегося в поведении исторических личностей и социальных групп.
При этом главным способом такого изучения выступает психоанализ, дополняющийся в
разной мере собственно историческими методами.
В послевоенный период, 1950–1960-е гг., происходит оформление психоисторического
подхода в самостоятельную дисциплину. Таким образом, психоистория – единственная
новая социальная наука, которая появилась в ХХ в., ибо социология, психология и
антропология отделились от философии в XIX в.
В течение двух десятилетий (1970–1980-е) проходили споры и дискуссии о предмете,
методах, терминах новой дисциплины. Каждый яркий представитель новой науки пытался
дать собственный ответ на вопрос: «Что же такое психоистория?».
Генри Лоутон в работе «Справочник (руководство) психоисторика» (1988) под
термином «психоистория» подразумевает «междисциплинарное изучение мотивов
человеческой деятельности в истории, использующее психоаналитические принципы» [4].
Пол Еловиц определяет психоисторию как сплав психологии, истории и сопутствующих
социальных наук. Для него в этой дисциплине исследуются причинности в истории,
особенно разница между провозглашенным намерением и актуальным поведением. Так,
психобиография, детство, групповая динамика, механизмы психической защиты, сны – вот
главные области исследования [4].
Рудольф Бинион пишет: «Психоистория изучает сознательные и бессознательные
мотивы человеческих деяний как индивидуальных, так и коллективных» [4]. Джордж Крен
считает, что: «Психоистория привносит психологические способы изучения в историю. Это
означает признание, что ведущие мотивы, а поэтому главные действия, определяются
подсознанием и, следовательно, не доступны для непосредственного наблюдения» [4]. Брюс
Мэзлиш определяет психоисторию как: «Приложение психоаналитических концепций и
теорий к историческим данным и повторную их проверку в свете исторических методов» [4].
Ведущий и, несомненно, самый яркий представитель психоисториков Ллойд де Мос
считает, что «Психоистория – это наука о моделях исторической мотивации, и она основана
на антихолистической философии методологического индивидуализма» [5].
На рубеже XX–XXI вв. споры не только не утихли, но и разгорелись с новыми силами,
что, в общем-то, имеет больше положительных моментов, чем отрицательных. Основная
задача любой молодой науки – формулировка смелых, четких и доступных для проверки
теорий. Необходимо, чтобы эти теории обладали внутренней цельностью и чтобы на их
основе можно было делать прогнозы, проверяемые и частично опровергаемые новым
эмпирическим материалом. Ведь проверка и частичное опровержение теории – цель любой
науки и единственная основа, на которой формулируются новые дерзкие гипотезы и лучшие
теории.
В последнее время среди известных западных психоисториков (Л. де Мос, Дж. К.
Даффи, Г. Лоутон, Дж. Э. Спейер, П. Х. Еловиц) стало преобладать мнение о рассмотрении
единого тематического пространства психоистории сквозь призму трех сфер исследования
(о чем было заявлено в программе Международной психоисторической ассоциации [6]):
– истории детства (history of childhood);
– психобиографии (psychobiography);
64
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
– психоистории групп (group psychohistory).
Следует также отметить, что ученые в своих работах стремятся привлечь как можно
более широкий круг материалов, а это приводит к следующему: названные выше три сферы
исследования рассматриваются взаимосвязанно.
Наибольший резонанс в научном мире вызвала психогенная теория Ллойда де Моса,
ведущего американского психоисторика, директора института психоистории в Нью-Йорке,
основателя журнала «The Journal of Psychohistory», в которой ученый представил модель
взаимодействия поколений. Выделив шесть моделей детского воспитания (six psyhogenic
modes), де Мос сделал вывод о тождестве между изменениями отношений родителей и детей
и глобальными переменами в жизни всего общества [7]. Де Мос считает, что история
удовлетворения детских потребностей прошла шесть стадий (фаз), или способов, которые
зарегистрированы наукой (таблица), и полагает, что, поскольку детско-родительские
отношения развиваются, они в конечном счете переводятся в исторические движения.
Шесть психогенетических способов/моделей развития детства
Родительское
Способ/модель
Тип личности
Историческое проявление
желание
Infanticidal
Шизоидная
Мать: «Я хотела До IV в. н. э. Детские
(инфантицидный,
бы, чтобы ты был жертвоприношения
и
или
мертвый,
чтобы детоубийства.
детоубийственный)
уменьшить
свой Насильственный
метод:
страх от того, что выживает сильнейший
меня убьет моя
мать»
Abandoning
Аутичная
Мать: «Я должна IV–XIII
вв.
Женский
(отказ,
покинуть
тебя, монастырь и ученичество.
покинутость)
чтобы
избежать Родители отстраняются от
потребностей,
воспитания
которые
я
переношу на тебя»
Ambivalent
Депрессивная
Мать: «Ты плохой XV–XVIII
вв.
Ребенок
(амбивалентный,
из-за
тех рассматривается
как
двойственный,
эротических
и эротический объект, что
противоречивый)
агрессивных
предшествует
чувству
проекций, которые эмпатии
я переношу на
тебя»
Intrusive
Компульсивная Мать: «Ты можешь XVIII
в.
С
более
(навязчивый,
получить любовь, внимательным отношением к
принудительный)
только когда я нуждам детей, но при
полностью
доминировании
палочной
контролирую
дисциплины
тебя»
Социальный
Тревожная
Мать и отец: «Мы XIX – середина XX в.
будем любить тебя Интеграция
детей
в
тогда, когда ты общество,
обязательное
достигнешь наших обучение
целей»
Помогающий
Мать и отец: «Мы С середины XX в.
любим тебя и Признание прав и свобод
65
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
будем
помогать ребенка.
Переобучение,
тебе в достижении свободное обучение
твоих целей»
Таким образом, главная причина всех исторических изменений – психогенез,
закономерная смена стилей воспитания детей под давлением поколений.
Огромный интерес представляет так называемая фетальная (от «fetal» – зародыш)
психоистория. Эта теория, действительно, очень революционна даже для психоисториков.
Л. де Мос в ряде работ по истории детства, насилия над детьми, детско-родительских
отношений [8] признает не только физиологические, но и психологические связи между
маткой и фетусом, матерью и ребенком. Внутриутробное пространство становится при этом
прототипом общественного сознания индивидуумов. Иначе говоря, портрет ребенка нужно
делать не с 3–5 лет (классический психоанализ) и не с рождения (неофрейдизм), а с
эмбриональной травмы (fetal trauma).
Но эта мощная биологизация истории, несмотря на положительные данные современной
медицины, вызывает опасение у психоисториков. Они напоминают о том, что возникновение
неофрейдизма (а значит, и самой дисциплины «Психоистория») связано именно с отходом от
медико-биологического метода Зигмунда Фрейда, так как ряд его учеников были не согласны с
той трактовкой личности, которую отстаивал их учитель. Это относится в первую очередь к
ставшей классической в психоаналитической науке работе о Леонардо да Винчи [9].
Несомненно, в складывании идейно-теоретических установок психоистории
значительную роль сыграл фрейдизм, и сами психоисторики влияние фрейдизма не
отрицают. Например, Б. Мэзлиш говорил, что психоистория представляет собой
«осуществление мечты Зигмунда Фрейда» [10].
Как известно, классический психоанализ Зигмунда Фрейда исходил из структуры
человеческого сознания и подсознания. Причем «Я» не имело первостепенного значения,
поскольку выражало лишь более глубокие проявления, коренящиеся в «Оно» и «Сверх-Я».
Соответственно психика взрослого человека постоянно зависит от его прошлого.
Отсюда особый интерес у фрейдистов к человеческому детству. Именно в детстве с их
точки зрения коренилось большинство неврозов и психических проблем. Необходимым
компонентом методики психоанализа являлось также вскрытие эдипового комплекса,
формирующегося у ребенка в возрасте 3–5 лет. Тогда «Я» – собственная личность человека –
служит лишь выражением более глубоких психических процессов, затемняющих ее саму.
Но ряд учеников Фрейда были не согласны с той трактовкой личности, которую
отстаивал их учитель. Собственно, с появлением неофрейдизма мы можем говорить о
появлении и дальнейшем развитии психоисторической науки. Уже упомянутый нами Э.
Эриксон соединил изучение клинических случаев поведения в детстве и юности с
исследованием социальных проблем времени.
Одним из самых ярких и талантливых основателей неофрейдизма являлся, безусловно,
Э. Фромм [11]. Для него даже сам термин «психоанализ» стал употребляться в новом
понимании (в смысле дальнейшего развития фрейдизма). Изучая человеческие страсти,
Фромм сделал вывод, что они отнюдь не психологические комплексы, которые можно
объяснить путем обращения к событиям и впечатлениям раннего детства. Фромм понимал
страсти и влечения, коренящиеся в характере человека, как биосоциальные, исторические
категории. Это был явный прогресс, причем ученый никогда не ставил под сомнение многие
методы классического психоанализа. Он лишь дополнял сухие теоретические схемы своими
глубокими философскими и социальными построениями.
Психоисторическая биография предполагает изображение жизненного пути на
широком историческом фоне. Личность находится в тесной связи с происходящими
66
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
событиями. Признавая роль раннего детства и сексуального развития юноши, неофрейдист
привлечет более обширный социо-исторический материал. Даже ничего не зная о детстве
исследуемой личности, мы можем составить себе представление о главных чертах характера,
о неосознанных страстях. Причем неофрейдист может привлечь методы психоанализа
(анализ сновидений, ошибок, описок, оговорок, жестов, высказываний и т. д.) без ущерба для
своего основного замысла.
Таким образом, психоистория как наука характеризуется для нас не материалом,
которым она занимается, а техникой, при помощи которой она работает. Как заявил Ллойд
де Мос: «Психоистория, как и психоанализ, использует в качестве главного инструмента
открытия самонаблюдение исследователя, изучение им собственных эмоциональных
откликов; невозможно что-то открыть «вне», пока не прочувствуешь это «внутри» [5].
В заключение хочется сказать, что наш метод, да и сама психоистория, часто
подвергались довольно несправедливым нападкам. Сейчас нет надобности вспоминать
ожесточенные дискуссии 1970–80-х гг. Время показало, что новая дисциплина твердо встала
на ноги, а критические атаки только крепче сплотили ряды психоисториков.
Конечно, психоисторический метод может быть преисполнен ошибок, что, однако, не
мешает его применению. Психоисторики – это не особенный тип людей, ведь, как и все, мы
тоже склонны ошибаться. Но мы не боимся применять новые идеи и подходы, не боимся
использовать интуицию и воображение для подкрепления своей научной методики. И, как
заметил К. Г. Юнг, «…в этой области следовало бы сначала многие годы поработать, прежде
чем осмелиться на ту или иную критику» [12].
Библиографический список
1. Эриксон, Э. Г. Молодой Лютер. Психоаналитическое историческое исследование /
Э. Г. Эриксон. – М. : Московский философский фонд «Медиум», 1996. – 560 с.
2. Февр, Л. Бои за историю / Л. Февр. – М. : Наука, 1991. – С. 97.
3. Могильницкий, Б. Г. Американская буржуазная «психоистория» / Б. Г.
Могильницкий, Г. К. Гульбин, И. Ю. Николаев. – Томск : Изд-во Томского ун-та, 1985. – С.
6.
4. Elovitz, Paul H. How Do You Define Psychohistory? [Электронный ресурс] / Paul H.
Elovitz. – Режим доступа: http://www.cliospsyche.org/psychohistory.html, свободный.
5. ДеМоз, Л. Психоистория / Л. ДеМоз. – Ростов н/Д : Феникс, 2000. – С. 174–175.
6. International Psychohistorical Association [Электронный ресурс] – Режим доступа:
http://www.psychohistory.us/overview.htm, свободный.
7. Maus, Lloyd de. The psychogenic theory of history / Lloyd de Maus // The Journal of
Psychohistory. – 1977. – № 4. – P. 253–267.
8. Maus, Lloyd de. Formation of the American personality through psychospeclation / Lloyd
de Maus // The Journal of Psychohistory. – 1976. – № 4. – P. 1–30 ; Maus, Lloyd de. On writing
childhood history / Lloyd de Maus // The Journal of Psychohistory. – 1988. – № 16. – P. 135–171 ;
Maus, Lloyd de. The history of child assault / Lloyd de Maus // The Journal of Psychohistory. –
1990. – № 18. – P. 1–29 ; Maus, Lloyd de. The universality of incest / Lloyd de Maus // The Journal
of Psychohistory. – 1991. – № 19. – P. 123–164.
9. Фрейд, З. Леонардо да Винчи. Воспоминания детства / З. Фрейд // Собрание
сочинений : в 8 т. – СПб., 1997. – Т. 5.
10. Mazlish, B. Reflections of the State of Psychohistory / B. Mazlish // Psychohistory
Review. – 1977. – Vol. 5. – № 4. – P. 3.
67
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
11. Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Фромм. – М. : АСТ-ЛТД,
1998. – 670 с. ; Фромм, Э. Здоровое общество. Догмат о Христе / Э. Фромм. – М. : АСТ ;
Транзиткнига, 2005. – 571 с.
12. Юнг, К. Г. Критика психоанализа / К. Г. Юнг. – СПб. : Гуманитарное агентство
«Академический проспект», 2000. – С. 8.
© Ахтямов В. В., 2010
Автор статьи – Виктор Владимирович Ахтямов, кандидат исторических наук, доцент,
НОУ ВПО «ОмГА», e-mail: viktor-akhtyamov@yandex.ru.
Рецензент – Д. И. Попов, доктор исторических наук, профессор, Омский государственный
университет им. Ф. М. Достоевского.
УДК 316.472
Б. А. Борсуковский
Омская гуманитарная академия
НЕВОСТРЕБОВАННАЯ СТАРОСТЬ
В статье раскрываются социальные причины изменений отношения к людям
пожилого возраста – утрата значимости глубины опыта и мудрости пожилого
возраста перед бурными потоками информационных и технических преобразований.
Обращается внимание на изменение образованности пожилых людей и сокращение
разрыва в освоении современных систем использования информации и связи между
пожилым и молодым поколениями, что указывает на увеличение возможностей
активизации творческой деятельности пожилого поколения.
Ключевые слова: пожилой возраст, опыт, мудрость, активизация,
востребованность.
Еще сто лет назад русской общественности одинокое проживание стариков, идея
массового переселения стариков в дома-интернаты или геронтологические центры с
удобствами для их проживания представлялись если не безумными, то маловероятными. В
современном обществе примерно 80% стариков живут отдельно от семей своих детей и
внуков, и отсутствуют какие-либо предпосылки для уменьшения этого состояния в будущем.
Тысячелетия в народах мира состарившиеся родители до своих последних дней жили среди
детей и внуков. Присутствие стариков в семьях было востребовано, было необходимостью,
условием выживания народа, но не обузой. Потому что:
1. Старики – хранители ценнейшего опыта жизни, созданного предыдущими
поколениями.
2. Старики – воспитатели внуков в семье.
Человек тяжелым трудом, в борьбе с природой, в конкуренции с соседними племенами,
выживал в своей общине. Из года в год накапливался опыт жизни и труда, потеря которого
могла поставить племя в ситуацию гибели или порабощения. В этой борьбе определились
основные функции трех поколений, которые жили вместе и удачно дополняли друг друга.
Исключение хотя бы одного из цепочки поколений создавало для племени тяжелую
жизненную ситуацию. Дети – это символ роста и воспроизводства численности племени, они
68
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
компенсируют естественные и неожиданные человеческие потери. Взрослые своим трудом
обеспечивали родичей средствами жизни и защиту от врагов. Старики, потеряв часть
трудоспособности, становились ценными хранителями опыта жизни, воспитателями и
наставниками последующих поколений. Причем роль бабушек в воспитании детей могла
быть даже значительней, чем матерей, последним большую часть времени приходилось
заниматься непростым домашним хозяйством. Старики становились взыскательными
наставниками для юношей и мужчин.
В условиях низкой производительности труда человек не мог создавать большие запасы
продуктов, необходимых для выживания. Поэтому жизнь племени постоянно зависела от
опыта и знаний, которыми оно владело, потеря которых приводила к тяжелым последствиям.
Это было известно всем племенам, так как основные памятные события многие столетия
устно передавались из поколения в поколение.
Носителями и хранителями накопленного опыта были старики. К нему они добавляли
новые знания, полученные из событий своей жизни. Отпадала «шелуха» мелочного, все
более четко формировались знания обобщенные, которые и составляли основу опыта и
традиций рода.
Пока не сформировалась письменность, люди вынуждены были дорожить
способностью помнить. Вот почему стариков слушали, уважали, заботились о них, что
постепенно укрепляло их социальный статус. За советами шли к старейшинам,
беспрекословно выполняя их требования. Чтобы мудрейшие старики не отказались
выслушать просьбу и дать совет, проявляли перед ними почтение и смирение. Строптивость
молодых перед старостью могла быть осуждена и сурово наказана.
Появление письменности еще долгое время не могло значительно изменить
сложившегося отношения к старикам. Грамотой владели единицы, а знания, которые можно
было получить из письменных источников тех лет, были не существенны для практики
жизни.
Но зерно раздора родилось. Грамотность, развитие книгопечатания постепенно стали
забирать функцию сохранения части информации. Рукописи и книги становились все более
содержательными и полезными для организации жизни общества. Конечно, роль стариков
еще была велика, так как рукописные источники знаний нужно было дополнять конкретным
опытом жизни отдельного рода.
Лиха беда начало. Великое достижение человечества, грамотность, постепенно
становилось причиной потери востребованности опыта и мудрости стариков в обществе.
Появлялись новые источники информации, доступные и понятные населению. Современные
знания формируются в образовательных и научных учреждениях, а не в семьях.
Хранителями и источниками информации стали книги, газеты, журналы, радио, телевидение,
Интернет. Содержательность и разнообразие этой информации на порядки выше того, что
может предложить индивидуальная память. Обновление информации идет темпами, за
которыми не угнаться человеческому уму. Станет ли одурманенная потоком информации,
спесивая от образованности молодежь внимать опыту старшего поколения? Знания
черпаются из учебников, справочников, журналов. Память жизненного опыта поколений
становится маловостребованной. Устанавливаются отношения, где молодым – везде дорога,
а старикам – имитация почета и уважения.
Многие столетия на стариках лежала ответственность за воспитание в первую очередь
внуков. В современных семьях один-два ребенка. Большую часть времени развитием детей
занимаются специалисты детских садов и школ. Участие старших членов семьи в
воспитании внуков значительно сократилось. Да и возраст дедушек и бабушек нередко от 40
лет – вполне трудоспособный. По этой причине расширение социальной роли детских
учреждений в воспитании детей объяснимо.
69
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Несколько веков назад, когда средняя продолжительность жизни жителей планеты
равнялась 40–45 годам, поколение стариков довольно четко отвечало своей социальной роли.
В современном обществе эта роль впору прадедушкам и прабабушкам, а дедушки и бабушки
(социальный статус), вырастившие своих детей, еще не могут в силу трудовой занятости
освободиться для воспитания внуков.
На территории небольшой квартиры происходят столкновения двух трудоспособных
поколений, отличающихся друг от друга своими взглядами, привычками, темпами жизни.
Возникают предпосылки к бытовым конфликтам. Каждое из поколений способно обеспечить
самостоятельный быт. Для разрыва находится удобная мотивация. Родители желают
отдохнуть от забот о детях. Дети стремятся жить самостоятельно.
Цивилизация сделала наш мир мобильным. Получив образование, профессию в одном
городе или государстве, молодой специалист может найти работу в другом месте, за сотни и
тысячи километров от родительского дома. Переезд оправдывается не только личным
желанием молодежи, но и социальной и производственной необходимостью, что постепенно
рождает привычку жить самостоятельно как у молодежи, так и у родителей.
Напрашивается поразительный вывод: развитие цивилизации, в частности, одной из ее
основных составляющих – информационности социальной системы обучения и воспитания,
бурными темпами поставило большинство стариков в положение социальных изгоев общества.
Чем заниматься человеку, вышедшему на пенсию или, как говорится, на «заслуженный
отдых»? Вероятность трудоустройства, тем более по специальности, по которой накоплены
профессиональные знания и опыт, мала. Где, как «перебиться» еще каких-то лет двадцать –
двадцать пять до конца жизни?
Социальный портрет старости в последние годы претерпевает существенное
изменение. Лет тридцать-двадцать назад на пенсию выходило поколение, родившееся в
двадцатых – тридцатых годах, для которого уровень «несколько классов начальной школы»
был достаточен, а восьмилетнее образование считалось довольно высоким. Начиная с 2000 г.
на пенсию по старости выходит послевоенное поколение, которое настойчиво стремилось
получить среднее и высшее профессиональное образование. Довоенное поколение стариков
могло довольствоваться «отдыхом» на дачах и у телевизоров, для поддержания которого
требовались незначительные, доступные материальные ресурсы. Послевоенное поколение не
теряет надежду быть полезным обществу своими профессиональными знаниями, опытом и
тяготится отсутствием или недостаточностью условий для этого. Если человек на активном
этапе жизни «горел» трудом, то тлеть на «заслуженном отдыхе» ему непривычно и
некомфортно. Чтобы в жизни «тлеть», требуется, чтобы ее «пламя» погасло.
Современное поколение пожилых надеется на продолжение активности своей
творческой жизни. Результаты проведенного нами опроса показывают, что пенсионеров не
устраивает сформировавшийся уровень социальной жизни. Они отмечают отсутствие
социальной инфраструктуры для пожилых людей, подчеркивают актуальность и значимость
социальной активности своей жизни. Девизом для многих остаются слова песни: «Жить, а не
существовать…». При этом важны не только материальные условия.
Последние десятилетия молодежь, переполненная информацией, не задумываясь над
содержанием и значением понятий «информация» и «знания», скептически посматривает на
старческую мудрость: что вы, старики, можете понимать в современной жизни. Технический
прогресс должен был окончательно вытеснить пожилое поколение на обочину социальной
активности. Однако информация – это еще не знания, тем более не мудрость, о которой,
правда, сейчас мало вспоминают.
Уровень образованности пожилого поколения значительно вырос и продолжает расти.
Многие ветераны не уступают молодежи в умении владеть электронными источниками
информации и связи. Активность физическая все более заменяется творческою активностью
70
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
в Интернете, которую доступно проявлять, не покидая дома. Мы не призываем закрывать
стариков дома, у компьютеров, а указываем на развивающуюся тенденцию востребованности
знаний, опыта и мудрости пожилого поколения, способствующую гармонии развития
современного общества.
Невостребованность старости чрезвычайно опасна, так как обесцениваются,
безвозвратно теряются знания, опыт и мудрость. Отношение к старости есть вектор,
указывающий направление развития общества, ценность, последовательность и системность
всех этапов жизни. Практическая значимость завершающего этапа не столько в
материальном экономическом продукте, сколько в духовном наполнении культуры своего
народа и выражается различными формами благодарности старикам и созданием
экономических и социальных условий для активности людей в течение всей жизни.
© Борсуковский Б. А., 2010
Автор статьи – Борис Александрович Борсуковский, кандидат педагогических наук,
доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Е. П. Щербаков, доктор психологических наук, профессор, ФГОУ ВПО ОмГПУ.
УДК 316.74:778
К. С. Воробьева
Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена
СОЦИОЛОГИЯ КИНО В СССР: ПРОБЛЕМА ПОСЕЩАЕМОСТИ
Автор на основе трудов отечественных социологов анализирует проблему
посещаемости кинотеатров в СССР. В статье рассматриваются причины
снижения посещаемости по стране.
Ключевые слова: социология кино, кинозритель, посещаемость кино, структура
аудитории.
Перед современными социологами остро стоит вопрос о выработке стратегии и тактики
формирования достойного места отечественного кинематографа в условиях глобализации.
Необходимо создать такую систему регулирования кинопроцесса, которая способна
удовлетворять зрительские потребности. Сегодня важно изучать структуру киноаудитории,
факторы успеха или провала фильма. Нужна специально организованная «обратная связь» со
зрителем. В последние годы социологических исследований проводится явно недостаточно.
В связи с этим актуально обращение к советскому времени.
Советская кинематография имела высокое значение в воспитании, формировании
мировоззрения, нравственных убеждений, вкусов личности. Отечественные социологи
рассматривали кинопосещаемость как существенный элемент кинематографического
процесса, как массовое социальное поведение, одно из слагаемых жизни. Посещаемость кино
в советское время была стержнем исследований социологов.
В связи со снижением посещаемости с 1969 г. социологов интересовалответ на вопрос:
как добиться повышения эффективности работы кинотеатров? Изучение киноаудитории
способствовало выявлению резервов и привлечению новых групп зрителей, а также
увеличению числа посещений кино постоянными зрителями. Социологические исследования
71
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
давали необходимые для принятия управленческих решений сведения, помогали расширить
канал «обратной связи» в системе «кино и зритель». Подробный анализ проблемы
посещаемости был дан социологами в связи с требованиями ЦК КПСС.
В целях увеличения посещаемости изучалась социально-демографическая структура
аудитории, выявлялась динамика изменений кииноаудитории в зависимости от сезона, дня
недели и времени сеанса, определялось влияние телевидения на структуру киноаудитории. В
результате изучения социального состава аудитории было установлено, что в кинотеатрах
преобладала группа людей до 35 лет [1]. Было выявлено, что фильмом интересуются, прежде
всего, люди молодые, жители городов, люди с более высоким, чем начальное, образованием,
работающие не в сельском хозяйстве, а в промышленности и занимающиеся умственным
трудом, учащиеся, студенты. Исследователями было отмечено, что экономическая и
социальная самостоятельность женщины увеличивала ее удельный вес в киноаудитории.
Подростки, молодежь составляли более половины киноаудитории. Сегодня молодые
зрители, студенты также наиболее часто посещают кинотеатры.
Структурированием аудитории по частоте кинопосещаемости занимались
М. И. Жабский, С. А. Иосифян. Согласно исследованиям М. И. Жабского все население
условно можно разделить на семь групп: «зрители активные (посещают кино чаще одного
раза в неделю), умеренные (три-четыре раза в месяц), пассивные (один-два раза в месяц),
случайные (один-четыре раза за 5 месяцев), недавние (посещали кино один-три года назад),
бывшие (не посещали более трех последних лет) и, наконец, те, кто никогда не был в кино.
Первые три группы зрителей составляли регулярную аудиторию. Вместе с четвертой
группой эти зрители считались приобщенными к кино и составляли потенциальную
аудиторию, а остальные три группы метааудиторию», которая является потенциальной
аудиторией телевидения [2, с. 62, 64; 3, с. 17–18].
Согласно классификации С. А. Иосифяна к потенциальной аудитории относились те,
кто посещал кино не реже одного раза в год, а реальной аудиторией считались посетившие
кинотеатр в течение месяца. Помимо потенциальной аудитории, выделялась еще и
актуальная аудитория, то есть количество кинопосещений. Поскольку в случае с
потенциальной и реальной аудиторией имелись в виду посетители киносеансов, а в
отношении актуальной аудитории – посещения, эти объекты нельзя сравнивать [4, с. 21–32].
Исходя из изложенного, считаем: социологи доказали, что киноаудитория делится на
группы в зависимости от частоты и количества посещений кино. Лиц, не посещавших кино,
становилось все больше с каждым годом. Наиболее многочисленная прослойка, особенно в
современной России, – малоактивные по количеству посещений зрители. Для привлечения
их в кинозалы требуется высокое, постоянно возрастающее качество всех аспектов: от
идейно-художественного уровня фильма до комфорта в кинотеатре.
Наиболее полно как объект социологических исследований в советское время была
изучена массовость кинематографа, которая выражена в посещаемости. Социология 70-х гг.
делала первые шаги в познании массовости аудитории и определении ее оптимального
уровня. Условно обозначив за «киноспособное» по возрасту население от семи лет и старше,
учтя масштабы «кинофицирования» населенных пунктов страны, М. И. Жабский определил
в качестве «идеала массовости приобщенность к кинематографу примерно 90–95%
населения» [4, с. 34]. В наше время такой уровень кажется практически недосягаемым.
Проведенные исследования показали, что на начало 1970-х гг. приобщенными к
кинематографу оказывались примерно три четверти горожан и от половины до двух третей
сельских жителей различных регионов страны. Подавляющее большинство людей
интересовалось кино и считало себя не случайно приобщившимися к кинематографу. Однако
часть зрителей, говорящих об интересе, имели в виду привычку посещать кинотеатр. Тем не
менее, сознание приобщенности к кинематографу и признание его большого значения в
72
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
жизни, чувство подъема от посещения кинотеатра, признание его лучшим видом развлечения
свидетельствовали о наличии значительного массива постоянных кинозрителей. М. Жабский
констатировал, что достигнутый в 70-е гг. высокий уровень массовости не соответствовал
теоретически установленному идеалу массовости, и, следовательно, теоретически имелась
возможность роста.
Важным является выделение двух показателей посещаемости, производной от которых
является массовость кино: экстенсивность – процент «киноспособного» по возрасту
населения (7 лет и старше), приобщенного к кино, и интенсивность – число посещений за
единицу времени на одного потенциального зрителя. Эти два показателя указывают два пути
воздействия на посещаемость: расширение аудитории или увеличение средней
посещаемости тех, кто уже приобщен к кино. С целью создания препятствий снижению
массовости необходимо определить направление, в котором надо действовать. Исследования
показали, например, что в селе наиболее перспективное направление – экстенсификация, то
есть привлечение к кино новых слоев населения [5, с. 106; 2, с. 55–56]. В целом же одной из
стратегических задач кинематографа в 70-е – первой половине 80-х являлась
«интенсификация или по крайней мере стабилизация зрительской активности пассивного
контингента киноаудитории» [5, с. 106].
Наиболее высокие показатели массовости наблюдались у молодежи. Это подтверждают
данные о социальном составе киноаудитории. У семилетних приобщенность к кино
составляла более 50%, а к 9 годам увеличивалась до 95%. В возрастной группе 15–18 лет
массовость достигала 100%, после чего начиналось падение. Сегодня самые высокие
показатели массовости также имеют молодые люди.
Основные резервы массовости были выявлены в возрастной группе старше 30 лет,
которая была также широко представлена в аудитории кинематографа. Массовость
аудитории неодинакова в различных образовательных группах: с увеличением
образованности увеличивается массовость аудитории кинематографа. Что касается
популярности кинематографа среди групп населения, различных по роду занятий, то самые
низкие показатели у не проявляющих социальной активности. Люди, занимающиеся более
квалифицированным трудом, в большей степени приобщены к кинематографу.
Следует отметить, что в группе служащих с высшим образованием массовость
составляла 93%. Этот уровень высок, но группа по частоте посещаемости занимала
последнее место (2–3 посещения в месяц). Здесь массовая приобщенность сочетается с
умеренной частотой посещаемости, что свидетельствует о высокой требовательности к
кинематографу. М. И. Жабский предполагал, что такое сочетание массовости и
интенсивности кинопосещаемости являлось образцом, к которому «двигались» остальные
группы населения. Представлялось, что это тенденция. В связи с этим особую важность
приобрел дальнейший рост идейно-художественного уровня репертуара и качества
кинообслуживания с тем, чтобы сохранить высокое число кинопосещений [2, с. 55–73].
На наш взгляд, анализа массовости в количественном аспекте недостаточно для
разработки программы по увеличению массовости. Необходимы функциональный анализ
проблемы, который может вскрыть совокупность обстоятельств, обусловливающих
состояние массовости, выявление причин посещения кинотеатра.
Советские социологи занимались изучением процессов, влияющих на снижение
кинопосещаемости, и факторов, определяющих интенсивность кинопосещаемости. Отсюда
появлялась возможность прогнозировать некоторые тенденции изменения активности
зрителей. Специальному изучению подвергались объективные и субъективные факторы,
воздействующие на посещаемость. Мы полагаем, статистика кинопосещаемости не может
быть объяснена одним, хотя бы и сильнодействующим фактором, необходимо рассмотрение
комплекса взаимообусловленных причин и следствий.
73
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Можно выделить субъективные и объективные факторы.
Субъективные факторы – действующие внутри системы кинематографа:
• уровень кинообслуживания;
• идейно-художественный уровень кинопроизведений.
Объективные факторы – внешние по отношению к системе кинематографа:
• изменение демографической структуры народонаселения;
• бурное развитие СМИ, в первую очередь телевидения;
• изменение структуры свободного времени;
• повышение культурного и духовного уровня.
Таким образом, обнаруживается и играет роль сочетание факторов. На место
кинопроката в структуре досуга имело влияние снижение зрительской активности и
повышение духовных запросов населения, обусловленные расширением сети учреждений
культуры, переходом части функций, ранее принадлежащих кинематографу, к другим
средствам массовой коммуникации и формам досуга. Рост материального благосостояния,
обеспечение населения предметами культурно-бытового назначения, изменение в
материальной культуре – развитие сети культурных, спортивных, зрелищных учреждений –
незамедлительно отражались на нормах и способах поведения зрителей, что изменило
структуру свободного времени, его использование на развлечения. Возникали новые
возможности, и в соответствии с ними интересы зрителя дифференцировались. С ростом
материального благосостояния, подъемом культуры интересы становились более
многогранными, возрастали требования к кинорепертуару.
Изменение представлений о способах удовлетворения потребностей – это проявление
новых условий функционирования кинематографа, которые необходимо учитывать. В связи
с этими условиями необходимо было обратить внимание на старые формы
кинообслуживания, качество которого в значительной мере определяет зрительскую
активность населения. Влияние объективных тенденций необходимо перекрывать более
высоким уровнем качества выпускаемых фильмов и новым уровнем кинообслуживания.
Многое зависело от того, как быстро кинематограф адаптируется к подъему материальной
культуры народных масс, нужен был новый уровень качества.
Широко распространено было представление, что главным фактором, определяющим
падение кинопосещаемости, являлось телевидение. Эта тенденция связана с процессом
урбанизации и сопутствующими социально-экономическими явлениями и развитием
культуры. Исторически совпало распространение телевидения с ростом городского
населения и изменениями в образе жизни в 50–70-х гг. Внедрение в культурный досуг
телевидения, которое включало в свою программу и фильмы, а также появление других
способов проведения свободного времени – существенные силы, изменившие поведение
аудитории. В сложившихся условиях обострилась потребность в социологическом изучении
конкуренции кино и телевидения, теле- и киноаудитории.
Социологами в 60-е гг. были проведены специальные исследования с целью выявления
влияния телевидения на интерес к кино. С развитием телевидения посещаемость кинотеатров
в нашей стране снизилась, однако ученые полагали, что не следует чрезмерно превышать
роль демонстрации фильмов по телевизору. Важно то, что телевидение вошло в жизнь людей
и отвлекало внимание как самостоятельный вид досуга. И в связи с этим, если
«кинематограф не может предложить в доступной и привлекательной для зрителя обстановке
зрелища более яркого, глубокого и сильного, побеждает телевидение» [7, с. 3–21].
Проблема воздействия на кинопосещаемость набиравшего силу телевидения стала
одной из центральных в социологических исследованиях 70-х гг. [8]. Многие социологи
увидели в телевидении угрозу кинопосещаемости. Например, А. Ионкус констатировал: «на
основании наших данных можно говорить о том, что телевидение развивается частично за
74
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
счет кинематографа» [9]. С. Иосифян склонялся к однозначному мнению: «...Телевидение все
же отвлекает зрителей от посещения кинотеатров. Влияние это идет по двум путям –
впрямую, так как по телевидению показывают кинофильмы, и косвенно, через бюджет
свободного времени» [10].
Однако имели место и положительные моменты: телевидение развивало интерес людей
к искусству кино, наличие телевизора влияло на избирательность фильма. Телевидение
увеличивало контакты с кинематографом, роль кино в духовной жизни. Несомненно, что с
развитием телевидения время отдаваемое киноискусству возросло значительно, расширилась
аудитория киноискусства. Телевидение расширило сферу воздействия киноискусства,
повысило его интенсивность. Оно доносило произведения киноискусства до той части
населения, которая не приобщена к кинематографу. Таким образом, по двум каналам в
орбите киноискусства оказалось более 95% киноспособного населения. Но не следует
забывать о том, что традиционная форма восприятия кино более полноценна эстетически,
создает более благоприятные условия для возникновения и протекания таких
психологических процессов, как эффект участия, идентификация, проекция.
В целом данные социологических исследований доказывают, что взаимодействия кино
и телевидения достаточно сложные:
• чем шире распространено телевидение, тем менее склонны зрители приписывать ему
отрицательное воздействие;
• с увеличением количества фильмов, просмотренных по телевизору, повышается и
число посещений кинотеатра;
• в первые годы с момента приобретения телевизора происходит значительное
снижение кинопосещаемости, затем посещаемость в течение нескольких лет остается на
этом уровне, но спустя 6–8 лет она возрастает и стабилизируется; телевидение стимулирует
интерес к кино и, расширяя кругозор зрителей, повышает культурный уровень в целом,
помогает глубже проникнуть в киноискусство [11].
Для людей, разумно относящихся к телевидению, телевизор не являлся помехой к
посещению кино. Напротив, посещаемость кино молодежью при наличии в семье телевизора
несколько повышалась, так как повышалась степень информированности о фильмах. Люди
старше 45 лет с приобретением телевизора значительно повышали активность. А зрители 26–
45 лет, занятость которых высока, с приобретением телевизора резко снижали посещаемость
кино. Как показывают социологические исследования, большинство владельцев телевизоров
считало, что телевидение не заменяет кинематограф, а многие из них чаще бывали в
кинотеатрах, чем зрители тех же социально-демографических групп, не имеющие
телевизоров [1, с. 101–104, 12].
Следует отметить, что телевидение действовало «дифференцированно»: в будни
население предпочитало голубой экран, а в выходные дни экран большой; одни фильмы с
большим удовольствием смотрели по телевидению, другие – в кинотеатре; зрительский
контингент у двух экранов отличался – так, телевидение более притягательно для пожилых
людей. Причины этого в том, что телевидение выходит в личное зрительское пространство,
расположенное в бытовой среде восприятия.
Оригинальная точка зрения принадлежит В. М. Вильчеку, который утверждал, что по
своим социальным функциям телевидение не может являться конкурентом кинематографу.
Он убежден, что как родственные средства массовых коммуникаций они выполняли единую
задачу коммунистического воспитания, что не исключает требования координации действий.
Оттолкнувшись от статьи С. Муратова «Кино как разновидность телевидения» и опираясь на
идеи системного подхода, В. М. Вильчек пришел к выводу, что телевидение следует считать
«базовой», наиболее универсальной системой, а в кинематографе видеть ее
специализированную разновидность. Вместе с тем, исследователь продемонстрировал, что
значительная часть населения в кино не ходит, ограничиваясь телевидением.
75
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Кинопроизводство и кинопрокат все в большей степени испытывали влияние возрастающей
избирательности зрителей. Телевидение создало фон культурной жизни, на котором
кинематограф должен выглядеть контрастнее.
Таким образом, телевидение отчасти действовало в направлении снижения
посещаемости кинотеатров, но, с другой стороны, и стимулировало ее, рекламируя
киноискусство и развивая к нему интерес, формируя кинокультуру населения. Как
справедливо утверждал В. М. Вильчек, телевидение в целом повышает общественное
значение киноискусства, но локализует значение кино как черты образа жизни, создавая
альтернативные варианты досуга [6, с. 112, 136].
Выявление объективно сложившихся взаимовлияний кино и телевидения, определение
оптимальных форм и путей их взаимодействия и функционирования было целью
социологических исследований в СССР. Социологи занимались выявлением причин, по
которым посещают кинотеатры. В условиях двойной «доставки» произведений
киноискусства решение проблемы кинопосещаемости зависело от глубокого уяснения
последовательной реализации преимуществ кинематографа. Приверженность к кинотеатру
объяснялась особенностями кинопрограммы – новые фильмы, иной жанрово-тематический
расклад. Сегодня, в эпоху информационных технологий, многоканальной доставки фильмов
(DVD, Интернет), еще более важно уяснение и развитие преимуществ кинотеатра.
Отечественные исследователи стремились выявить предпочитаемые гипотетические
модели кинотеатра: больше всего опрошенных высказалось за «кинотеатр с двумя
небольшими залами, в которых идут разные фильмы, рассчитанные на людей разного возраста
и интересов» (33%); уступили ему «молодежный кинотеатр-клуб, дающий возможность
интересно провести час-полтора до и после сеанса» (31%) и «кинотеатр – культурный центр, с
гардеробом, помещением, где можно побеседовать с друзьями, почитать периодику,
посмотреть небольшую выставку, выпить кофе» (30%); затем по популярности шли
«кинотеатр для семейного посещения вместе с детьми, которые, пока идет картина, в малом
зале могут посмотреть мультфильм, фильм-сказку и т. п.» (28%), «кинотеатр обычного
современного типа с одним большим залом, демонстрирующий только новые фильмы» (23%),
«кинотеатр, специализированный на особом репертуаре для знатоков и ценителей серьезного
киноискусства, демонстрирующий тематические циклы фильмов тех или иных эпох, жанров,
мастеров» (7%) [13].
Основываясь на социологических исследованиях советского времени, а также
современной ситуации, полагаем, что на посещаемость значительное влияние оказывают
такие факторы, как месторасположение, комфортабельность кинотеатра. Следует заметить,
что в 60-е – начале 70-х гг., когда кинопосещаемость была максимальной, признавали
справедливость этого положения, но считали второстепенным. В 70-е гг. условия
кинообслуживания осознавались как важнейший фактор посещаемости. Отношение зрителя
к фильму и к кинематографу вообще (престиж кино) находится в зависимости от того, в
какой мере аудиторию удовлетворяет уровень кинообслуживания. Отсюда понятен интерес к
тому, в каком направлении должна развиваться киносеть, как повысить качество
кинообслуживания. Внимательное отношение к запросам зрителей – главное условие
укрепления связи кино с массовой аудиторией.
Мы разделяем имеющееся в литературе мнение, согласно которому необходимо было
превратить кинотеатр из площадки для проката фильмов в культурный центр. Посещение
кинотеатров должно быть «престижно» и «событийно», что актуально и в наше время.
От кинотеатра зритель ожидает и фактически получает нечто большее, чем фильм –
более совершенный кинопоказ, более полноценное восприятие фильма, изменение обстановки,
встречу с людьми, общение. Привлекает не просто фильм, но кинотеатр. Отсюда вывод: в
эпоху двойной доставки произведений кинематограф должен становиться праздником для
зрителя. А в условиях многоканальной доставки – тем более. У кинематографа формула успеха
76
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
многогранная, комплексная: новый фильм, его высокие идейно-художественные достоинства,
зрелищность, современная тематика, действенная реклама, организованная массовая работа со
зрителем, высокое качество кинопоказа, атмосфера киносеаса, сервис. Глубокое осмысление
этих вопросов способно помочь решению проблемы кинопосещаемости и сегодня.
В партийных документах подчеркивалась необходимость улучшения всей системы
кинообслуживания населения. Социологи занимались изучением причин, способствующих и
препятствующих посещению кинотеатра, мотивов посещения кинотеатров, мнений и
предпочтений кинозрителей. Советские социологи выявили, что главным побудителем к
посещению кинотеатра являлось наличие свободного времени и желание посмотреть
определенный фильм. Важной причиной посещения того или иного кинотеатра была его
близость к месту жительства. Следующие по значению причины – культура обслуживания и
удобный сеанс.
Главные причины, которые мешали посещать кинотеатры, – это недостаток времени и
неудовлетворенность качеством фильмов [1, с. 280–283, 69–74]. Ни цена билета, ни
отдаленность кинотеатра, ни домашние работы не являлись заметным препятствием на пути
к посещению в советский период. Телевидение, а также другие формы проведения
свободного времени мешали посещению.
Характерными выводами исследований были следующие:
• структура свободного времени у большинства зрителей подвижна и поддается
воздействию;
• при условии демонстрации хорошего фильма отпадают причины, отвлекающие от
кинотеатра;
• готовность многих людей отдать больше времени кино может быть использована
только при условии, что кинематограф улучшит репертуар, соответствующий жанровотематическим предпочтениям, повысит уровень обслуживания.
Отечественные социологи занимались изучением характера выбора фильма: носило ли
посещение кино случайный характер или было связано с предварительным выбором фильма;
какие факторы влияют на выбор фильма; откуда зрители получают основную информацию о
фильмах; чем руководствуются зрители при выборе фильма. Удалось выявить, что
подавляющее большинство зрителей ходило на заранее выбранный фильм.
Руководствовались зрители, прежде всего, отзывами знакомых. Следует отметить, что этот
фактор действует независимо от возраста и образования и в наше время. Заметное влияние
на выбор фильма оказывала тематика и рецензия. Наиболее популярным источником
информации о кино являлась пресса. Этим источником пользовалось более половины
зрителей. Руководствовались рецензией при выборе фильма более образованные зрители.
Удачное название могло сыграть немалую роль в привлечении внимания к фильму. Однако
название редко привлекало ценителя киноискусства. Больше могла дать реклама: плакаты,
ролики, оформление фасадов кинотеатров. К кинорекламной информации обращалось
большинство зрителей. Наиболее популярным видом рекламы являлась афиша. Второе место
по популярности занимали журнал «Советский экран» и другие периодические издания. На
третьем месте – рекламный ролик «Скоро на экране». Социологи исследовали
закономерности воздействия рекламы на выбор зрителей [14; 1, с. 116–123]. Более половины
зрителей считали рекламную информацию недостаточной. Вместе с тем, накоплен большой
материал, свидетельствующий об эффективности различных форм рекламы. На наш взгляд,
недостаточно использовались возможности радио и телевидения.
При выборе фильма зрители во все времена ориентировались и сегодня ориентируются
на жанр. Анализ жанрово-тематических запросов показал, что наибольшим успехом у
советских зрителей пользовались такие фильмы, в основе которых лежала занимательная
фабула. Независимо от жанров зрителей привлекают фильмы: с острым, захватывающим
драматическим конфликтом; с яркими характерами; насыщенные борьбой; с завершенным
77
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
финалом; с необычной обстановкой действия.
Увлекательный сюжет увеличивает интерес к фильму, однако занимательность нельзя
рассматривать как обязательное условие ценности фильма. Надо отметить, что не столько
жанровая природа оказывает воздействие на выбор фильма зрителем, сколько степень
знакомства с ним. При прочих равных условиях – например, актуальность тематики –
большинство зрителей предпочитает комедии, мелодрамы, детективы и близкие к ним
жанровые разновидности: вестерн, научная фантастика.
На основе данных о потреблении различных видов кинофильмов, показателей
посещаемости учреждений кинопроката социологи должны выявлять тенденции развития
зрительских потребностей и интересов, вкусов, чтобы стимулировать выпуск фильмов
определенной темы или жанра. Так, анализ кинорепертуара 1970-х гг. и кинопосещаемости
фильмов показал рост зрительского интереса к кинороману, политическому фильму,
фантастике, выявил дефицит киносказок, картин для детей, фильмов об истории. Такого рода
факты необходимо учитывать при текущем и перспективном планировании производства
фильмов, совершенствовании кинорепертуара. Важнейшим условием подъема в
деятельности киносети учеными считалось обогащение прокатного фонда, которое может
стимулировать посещение. Представлялось, что кинорепертуар в целом играет ведущую
роль в создании социального престижа кино. Что актуально и сегодня.
Несомненно, исследования в области социологии кино необходимы в современной
России для разрешения имеющихся проблем. Знания об интересах и требованиях
киноаудитории, улучшение качества фильмов могут и должны помочь в борьбе с низкой
посещаемостью отечественных фильмов.
Библиографический список
1. Коган, Л. Н. Кино и зритель. Опыт социологического исследования / Л. Н. Коган. –
М. : Искусство, 1968. – С. 37–38, 69–74, 95, 101–104, 116–123, 280–283 ; Васильева, Э. П.
Опыт изучения кинозрителя в Польской народной республике / Э. П. Васильева // Кино и
зритель : сб. статей. – М. : ВГИК, 1967. С. 48–49.
2. Жабский, М. И. Посещаемость кино в социологическом измерении / М. И. Жабский //
Кино и городской зритель. – М. : Институт теории и истории кино, 1978. – С. 55–73.
3. Жабский, М. И. Некоторые актуальные проблемы социологии кино / М. И. Жабский
// Социальная жизнь фильма. – М., 1983. – С. 17–18.
4. Иосифян, С. А. Проблемы массовости киноискусства. Всесоюзный государственный
институт кинематографии / С. А. Иосифян. – М., 1977. – С. 21–34.
5. Жабский, М. И. Социология кино: опыт и проблемы / М. И. Жабский //
Социологические исследования. – 1977. – № 4. – С. 105–106.
6. Вильчек, В. М. ТВ в жизни сельского кинозрителя / В. М. Вильчек // Сельская
аудитория кинематографа. – М., 1979. – С. 112, 122, 132, 136.
7. Иосифян, С. А. Опыт конкретно-социологического исследования кинозрителя /
С. А. Иосифян // Кино и зритель : сб. статей. – М. : ВГИК, 1967. – С. 3–21.
8. Кино и телевидение / под общ. ред. Ю. В. Воронцова. – М., 1979 ; Фильм в кино и на
телевидении / отв. ред. В. М. Вильчек. – М., 1987.
9. Ионкус, А. Препятствующие и способствующие факторы / А. Ионкус //
Социологические исследования кинематографа : Труды Всесоюзного научноисследовательского кинофотоинститута. – Вып. 60. – С. 57.
10. Иосифян, С. А. Телевидение и зритель / С. А. Иосифян. – М. : ВГИК, 1975. – С. 96.
11. Богданов, А. Л. Взаимовлияние кино и телевидения / А. Л. Богданов // Кино и
городской зритель. – М., 1978 ; Богданов, А. Л. Кино в структуре свободного времени
78
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
сельского зрителя / А. Л. Богданов // Сельская аудитория кинематографа. – М., 1979. – С.
154–155.
12. Лебедев, Н. О социологических исследованиях кинематографа / Н. Лебедев //
Внимание: кинематограф! – М. : Искусство, 1974. – С. 390, 393–416.
13. Воронцов, Ю. В. Кинотеатр сегодня и завтра / Ю. В. Воронцов, А. Л. Богданов //
Социологические проблемы кинопроката. – М., 1986. – С. 86.
14. Лебедев, Н. А. // Искусство кино. – 1964– № 6.
© Воробьева К. С., 2010
Автор статьи – Кристина Сергеевна Воробьева, аспирант, РГПУ им. А. И. Герцена,
г. Санкт-Петербург, e-mail: Sunshine24@rambler.ru.
Рецензент – Р. Е. Гергилов, кандидат социологических наук, доцент РГПУ им. А. И. Герцена.
УДК 316.454
Н. А. Журенко
Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения
МОЛОДЕЖНАЯ ТЕАТРАЛЬНАЯ АУДИТОРИЯ:
ОСОБЕННОСТИ КОММУНИКАТИВНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ
В статье рассматриваются некоторые особенности формирования современной
театральной молодежной аудитории. Автор анализирует взаимодействие
традиционных и инновационных коммуникативных связей в современной
информационной сфере.
Ключевые слова: театральная молодежная аудитория, субкультура, театральная
коммуникация.
Публика как составной элемент театрального зрелища организована в соответствии с
определенными требованиями, налагаемыми на нее как на участника художественного
процесса. Способ вхождения в роль зрителя зависит не только от социокультурных образцов,
выработанных в обществе и в его социальных группах, но и от специфики самого искусства,
природы и способа его контакта со зрителем.
Зритель является носителем определенного, обусловленного рядом социокультурных
факторов комплекса знаний об искусстве, динамика которых отражается в саморазвитии
художественной жизни. Согласно такому подходу, место театра в художественной жизни
общества в значительной мере определяется балансом потребностей общества в театре и
способности театра им соответствовать, что в определенной мере стимулируется новыми
коммуникативными средствами, позволяющими решить как художественные, так и
культурно-функциональные задачи. Вопрос взаимосвязи театра и зрителя – один из
центральных для всего художественного процесса.
В сфере культуры и духовной жизни возникает и активно функционирует особая
общность людей, осмысляющая свое единство на основе удовлетворения художественных и
эстетических потребностей, вытекающих из их социальной принадлежности, а также форм,
способов и каналов информационного взаимодействия. Сущность театральной аудитории
проявляется в различных формах взаимосвязи людей между собой, с обществом в целом.
79
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Выделение театральной аудитории как элемента социальной и культурной жизнедеятельности общества обосновано. Театральная аудитория обладает рядом количественно-качественных характеристик. В то же время ряд характеристик ее – величина (объем), значимость в
культурной жизни общества, – по нашему мнению, не является показателем ее роли и
влияния на общие процессы в целом.
Завоевание широкой аудитории является одним из важных практических результатов
информационно-пропагандистской деятельности как государства, так и различных
общественных объединений и организаций. Вместе с тем, решающим фактором,
определяющим качественные характеристики театральной аудитории при взаимодействии в
информационном пространстве, является уровень образования и культуры. Последнее
оказывает прямое воздействие на выбор аудиторией того или иного источника информации,
степень понимания и использования содержания предлагаемой информации, определяет
художественные и духовные предпочтения. Критерий образования не имеет универсального,
абстрактного характера. Данный критерий по-разному преломляется в различных
социальных условиях того или иного общества. Театральная аудитория характеризуется
динамической структурой взаимоотношений, которая меняется как по содержательным, так
и по пространственно-временным параметрам. В связи с этим в социологии средств
массовой коммуникации выделяются различные типы аудитории: реальная и потенциальная,
регулярная и нерегулярная, целевая и нецелевая. Формируются новые социальные группы,
чье владение экономическим и культурным капиталом в корне отлично от предыдущего,
характерного для советской эпохи распределения этих категорий в обществе. Изменяются и
характер образования, и ценностные ориентации молодого поколения, и технологическая
база культуры.
В данном контексте особый интерес представляют изучение новых методов и
использование новых коммуникативных каналов формирования молодежной театральной
аудитории. Проведено исследование вкусов и потребностей студенческой молодежи. Была
разработана анкета для студентов гуманитарных факультетов Санкт-Петербургского
университета кино и телевидения. В результате социологического измерения выявлена
зависимость потребности в приобщении к театральному искусству от культурного уровня
студентов, социального окружения, потребности в духовном росте. Немаловажную роль на
формирование художественного вкуса и духовных потребностей данной молодежной
аудитории оказывает появление новых каналов коммуникации, к которым прежде всего
следует отнести социальные сетевые сообщества. На основе сетевых виртуальных
объединений идет активное формирование элементов театральной субкультуры. Для
современного города стремление к субкультурности становится всеобщим и проявляется в
укреплении неформальных горизонтальных связей, в обозначении культурных и социальных
границ, в выработке специфических, присущих для данной группы, норм общения и
поведения. Прослеживается связь между многообразными социальными факторами и
проявлениями вкуса в одежде, еде, досуговой деятельности, предпочтений художественной
коммуникации. Выделение молодежной театральной субкультуры основывается на
обращении к таким категориям, как художественный вкус, эстетика мировосприятия,
способность преодоления ограничений банального сознания.
Огромное значение в формировании молодежной театральной аудитории имеет
использование традиционных каналов коммуникативной связи: научных конференций,
семинаров, творческих встреч с актерами и режиссерами, проведение «круглых столов». В то
же время используются и новые формы и методы построения коммуникативных связей:
 присутствие на репетициях; предпремьерных просмотрах спектаклей;
 участие в фотовыставках нового формата (например, «Театр глазами зрителей»);
 мастер-классы для молодежной аудитории;
80
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
 деловые игры по пиар-продвижению театра;
 приобщение молодежи к фестивальному театральному движению.
Подобные коммуникативные методы в полной мере относятся к сфере пиара: они
предполагают выстраивание диалога между аудиторией и театром, направлены на
формирование устойчивых партнерских взаимоотношений между зрителями и театром.
Взаимодействие, как обязательная составляющая успешного коммуникативного процесса,
может проявляться только в диалоге и реализовываться в двустороннем действии. Зритель
становится частью театральной аудитории тогда, когда происходит активное его включение
в процесс театрального творчества.
Огромную роль в приобщении к театру играет и эстетическая организация
театрального пространства, включение его в современную информационную сферу. В
данном случае следует обратить внимание на эстетическую привлекательность театра,
которая способна воспроизводить, даже при использовании традиционных форм,
качественно новые коммуникативные связи и отношения. К таковым относятся, например,
театральные фестивали и премьеры, создание малых театральных сцен и камерных
постановок для молодежи («Муха-Цокотуха» в Александринском театре). Это одна из
особенностей художественной коммуникации и ее потенциал.
Появление новых форм коммуникативных взаимоотношений связано большей частью с
функционированием глобальной сети Интернет. Интернет-трансляции театральных
спектаклей (Московский фестиваль «Театральная паутина»), размещение в социальных сетях
полных версий спектаклей, ночные театральные постановки для молодежи (Смоленский
театральный фестиваль), театральные блоги и порталы, интернет-реклама с включением в
нее фрагментов из театральных постановок в настоящее время способствуют активному
формированию театральной молодежной аудитории.
В сфере интернет-пространства определились и зоны предпочтения. Таковыми для
театральной аудитории стали «Твиттер», «Фейсбук» и сообщества в «Живом журнале».
Молодежная театральная аудитория проявляет высокую активность в социальных сетях «в
Контакте». Аффинити-индекс (индекс при помощи которого выявляют степень активности
членов сообществ в Интернете) театральных порталов, блогов и социальных сетей на
несколько порядков выше, чем в других социальных сетях и сообществах [Сайт Openstat. –
Режим доступа: http://www.openstat.ru/].
Молодежная театральная аудитория характеризуется не только устойчивостью
эстетических вкусов, но и активной позицией в выстраивании отношений с театром. В ходе
социологических измерений были выявлены потребности у студенческой молодежи к
социализации. Подтверждением этому является создание электронных театральных страниц
для общения «в Контакте», на которых не только размещается информация о театральных
постановках и актерах, но и идет активное обсуждение премьерных постановок, проблем
театра, межличностное общение с актерами и деятелями культуры. Необходимо отметить,
что инициатива неформальных театральных блогов в Интернете исходит, как правило, от
самих студентов. Расширение коммуникативных возможностей подобных решений –
однозначно. Использование в интернет-пространстве новых технологий, таких как MP-3,
MP-4 плеер, интернет-трансляции в форматах adobe flash и real video, способствует
углублению коммуникативного взаимодействия театра и молодежной аудитории.
© Журенко Н. А., 2010
Автор статьи – Николай Анатольевич Журенко, кандидат исторических наук, доцент,
Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения.
81
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Рецензент – Т. Е. Сиволап, кандидат исторических наук, доцент, Санкт-Петербургский
государственный университет культуры и искусства.
82
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
УДК 211.5
Р. В. Маркин, А. И. Сидорин
Курский государственный университет
НЕТРАДИЦИОННЫЕ ФОРМЫ РЕЛИГИОЗНОСТИ В ИСТОРИИ РОССИИ
НА ПРИМЕРЕ СЕКТЫ СКОПЦОВ
(исторический и психологический аспекты)
В статье проанализированы
психологические особенности проявления
нетрадиционных форм религиозности в качестве социального и индивидуального
феномена на примере скопческого движения в контексте конфессиональной
политики государства.
Ключевые слова: бессознательное, религия, религиозность, естественная
религиозность, психология бессознательного, сексуальность, секта, скопцы.
В структуре социального управления религия как социальное явление и религиозность
как индивидуальная и коллективная форма проявления психических процессов,
обусловленных наличием феномена, воспринимаемого в качестве предмета наивысшей
положительной значимости, имеют ключевое значение. Эффективность социального
управления обусловлена мерой понимания управляющей элитой особенностей
функционирования психики на уровне индивидуального и коллективного бессознательного и
умением использовать это знание в процессе управления.
В последние годы все чаще звучат утверждения о необходимости формулирования
«национальной идеи» и выработки государственной идеологии, соответствующей этой идее.
Любая идеология, чтобы быть жизнеспособной и эффективной, обеспечивающей
результативность в долгосрочной перспективе, должна опираться на доминирующую
мировоззренческую парадигму, в противном случае ее положения будут иметь чисто
декларативный характер, и сама она в скором времени сменится другой, более укорененной в
социальных реалиях. Именно такой, преимущественно декларативный характер сохраняла
государственно-религиозная идеология Российской империи, что в конечном счете привело к
ее поражению и краху государственной системы управления, на нее опиравшейся.
Значительную роль сыграло здесь и то обстоятельство, что за фасадом одной религиозной
установки – внешней и явной – сохранялась и развивалась другая – подспудная,
недифференцированная, трудно различимая и зачастую практически неизвестная. При этом
определенная предвзятость, находящая свое выражение в стремлении все списать на
непросвещенность и невежественность социальных масс, на наш взгляд, ничем не оправдана
и неприемлема категорически, поскольку: во-первых, в действительности ничего не
объясняет; во-вторых, делает практически невозможным понимание и объяснение любых
социально-психологических явлений и исторических процессов.
Эта небольшая статья имеет целью дать краткую историко-психологическую
характеристику скопческого движения в качестве одной из нетрадиционных форм
религиозности (или «естественной религиозности» в моей психолого-религиозной
концепции – Р.М.) в контексте конфессиональной политики государства.
По характеру вероучения это относительно немногочисленное религиозное движение,
выделившееся из хлыстовства, обычно относилось к так называемым «мистическим» сектам.
Мистический ореол (от греческого «мистерия» – тайное действо, тайна) скопцам придавали
не только эсхатологические чаяния основоположников – Селиванова и Акулины Ивановны,
83
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
но и нарочитая скрытность членов скопческих общин-«кораблей». Чтобы составить
представление о скопческом вероучении и культе понадобилось немалое время.
Известно, что скопчество возникает в крестьянской среде и распространяется
преимущественно среди крестьян и однодворцев. Каждая скопческая община – «корабль» –
являлась автономной единицей в пределах компактного проживания. Входили в нее, как
правило, близкие и дальние родственники разных поколений, хорошо знакомые друг другу.
Основой вероучения являлось ожидание второго пришествия «Христа-Селиванова» для
воздаяния суда «козлищам» (неоскопленным лицам) и «почестей и славы» «запечатленным
печатью в количестве 144 000 человек», знающим «песню Агнца». Под печатью скопцы
понимали добровольное оскопление себя ради полового воздержания и, как следствие,
плотской чистоты. Существовало два вида печати: «большая печать» – полное удаление
гениталий – и «малая печать» – частичное их повреждение до фактической утраты
детородных функций; были возможны и некоторые другие формы членовредительства.
Такие печати «налагались» на лиц мужского пола различного возраста, начиная с детского и
подросткового и заканчивая отцами семейств. Существовало также и женское оскопление в
виде повреждения сосков на груди, удаления клитора и половых губ, их прижигания и т. п.
Факт кастрации являлся актом приобщения к числу «запечатленных».
Однако подобное ритуальное членовредительство не составляло обязательного условия
для вхождения в секту, в особенности для женщин. По этой причине подлинную
численность приверженцев скопческой ереси установить было весьма затруднительно, а
зачастую и вовсе не представлялось возможным. В обязательном порядке «запечатлевать»
старались детей и подростков, преимущественно мальчиков. Их оскопляли принудительно
или добиваясь согласия посредством давления, упреков, попыток пристыдить, запугивания и
т. п. Нередко «обращение» в скопческую веру осуществлялось по сугубо корыстным
мотивам, с целью последующего наследования имущества зажиточных престарелых
скопцов, на которых работали. Преследуемые властью скопцы зачастую категорически
отрицали свою принадлежность к религиозным отщепенцам и знакомство с особым
сектантским учением, ссылались на бытовые травмы, ставшие причиной кастрации, или на
нападения неизвестных лиц. Обычно такие сектанты посещали православные храмы, вели
трезвый и скромный образ жизни, примечательный разве что особой рачительностью и
трудолюбием, всячески старались избегать огласки, а с местным православным
духовенством зажиточным скопцам нередко удавалось «договориться».
Сильно распространившись в XVIII в. по Орловской губернии, скопчество стало
перетекать и в соседние губернии, а в XIX в. перебралось в Румынию, где был сформирован
своеобразный «оазис», и комфортно просуществовало даже до первых десятилетий XX в.
Отношение государственной власти к скопчеству и его приверженцам традиционно
было непримиримым и суровым. Причиной тому был так называемый особый религиозный
фанатизм, под влиянием которого сотни и тысячи людей разного возраста наносили себе
увечья и вовлекали в это других. Особенно вопиющим был тот факт, что под давлением
старших к оскоплению принуждались не только их дети-подростки 12–13 лет, но и
малолетние дети 7, и даже 5 лет. Несмотря на суровые преследования, число последователей
скопчества росло, и истинный размах секты оценить было невозможно. Основную
доказательную базу улик против скопцов составляли портреты ересеархов (Кондратия
Селиванова в виде Петра III, а Акулины Ивановны в виде Имп. Елизаветы Петровны), наряду
с иконами мученика Трифона в не каноническом виде и другими особыми скопческими
изображениями и иконами (закланных агнцев и т. п.). Кроме того, в этот перечень входили
восьмиконечные кресты, как у «староверов», обломки бубликов и пересушенных просфор –
скопческое «причастие» и скопческие стихи «Страды Селиванова».
84
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Так, в Курской губернии зарегистрированные факты самооскопления и оскопления по
фанатизму скопческой ереси известны с середины XIX в. (суды над скопцами происходили в
1850, 1855, 1864, 1865, 1867, 1871 и 1873 гг.). Большинство из тех, кто подвергся судебному
преследованию, в итоге были приговорены к полицейскому надзору в административном
порядке (гласный и негласный надзор). Лишь в единичных случаях применялась суровая
мера пресечения – ссылка на поселение в Восточную Сибирь под строжайший
административный надзор либо сначала на 4–6 лет каторжных работ на казенных заводах
(очевидно, Урала), а оттуда в Восточную Сибирь. В частности, в 1873 г. сослан был в
Восточную Сибирь Фигурин Феодор Афанасьевич. В 1867 г. судился за скопчество
крестьянин Леонов Михаил Иванович, а затем повторно привлекался к следственным
действиям по делу «о распространении скопчества в Щигровском уезде» (май 1910 г – март
1911 г., на 140 листах). Всего по делу привлекалось 12 человек, а фигурировало 34 скопца,
состоящих в полицейских списках. Из них лишь четверо более молодых ранее не судились за
скопчество (двое из которых вернулись из Румынии в 1906 г., где нелегально проживали).
Также по данному делу проходил некий скопец Крюков, ранее судившийся и отбывавший
ссылку в Якутской области [1].
Особенно примечательно дело Щигровского мещанина 31 года от роду Увара (Уара)
Фотеева Воробьева, обвинявшегося по ст. 201 ч. I и II Уложения уголовного
судопроизводства. Дело слушалось в Курском окружном суде с участием присяжных 16
октября 1873 г. Кроме него по делу проходила семья государственных крестьян
Меркуловых: Петр Алексеевич 37 лет, Авдотья Федоровна 37 лет и сын их Дмитрий 12 лет.
Воробьев обвинением суда за совершение оскопления другого лица (мальчика на момент
оскопления семи лет) по «заблуждению фанатизма скопческой ереси» по ст. 201 приговорен
к нижнему пределу наказания – 4 годам каторжных работ на заводах (очевидно, казенных) с
лишением прав звания и состояния и с последующим поселением в отдаленные районы
Восточной Сибири под надзор полиции и администрации. Он вернулся на родину вместе с
Фигуриным Ф. в 1907 г. по манифесту от 11 августа 1904 г. Воробьев в марте, а Фигурин в
августе по предписанию губернского правления № 24134 были приписаны к сельскому
обществу, но, видимо, без негласного надзора как над «румынскими» скопцами из
Суджанского уезда [2]. После чего в числе других проходил по делу о распространении
скопчества (1910–1911), но был оправдан за недостаточностью улик. Крестьян Меркуловых
признали виновными в попустительстве оскопления своего сына и приговорили к ссылке на
поселение в Восточную Сибирь. Мальчика по обстоятельствам дела оправдали. Характерно,
что, несмотря на чудовищность преступления, суд стремился назначить наказание по
нижнему пределу всем признанным виновными фигурантам дела [3].
В стенах курского тюремного замка перед переводом в арестантскую роту (на этап)
ритуальное самооскопление (1867 г. (ядра) и в 1871 г. (половой член), как бы в два этапа)
произведено было государственным крестьянином Суджанского уезда Канунниковым
Сергеем Антоновым 34 лет, по заблуждению фанатизма скопческой ереси и под
воздействием пропаганды скопца Прокофия Дмитриева, который дал ему 1 р. 14 коп.
серебром и бритву для совершения деяния. Сам Дмитриев вскоре был сослан на каторжные
работы на заводы (казенные) по приговору Курской уголовной палаты. На полицейском
дознании по поводу отрезания ядер (мошонки) арестант Канунников объяснил, что они
«нестерпимо чесались». На другом дознании в июле 1871 г. обвиняемый пояснил, что его
опаивал чем-то одурманивающим под видом чая сокамерник скопец Дмитриев и
подговаривал оскопиться до конца. Как заявил сам Канунников, от этого «чая» он потерял
рассудок и в «беспамятстве» случайно нанес себе ранение. По свидетельству сокамерника
его Никиты Евсеенкова, оскопил себя Канунников намеренно. Такое поведение он пояснил
словами: «Такая наша вера». Жена его также показала о странном поведении супруга до
85
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
брака, что де «принадлежал к какой-то другой, неизвестной ей вере и скоромного не ел» [4].
Канунников был приговорен к ссылке в Восточную Сибирь под строжайший надзор
гражданской администрации по решению Курского окружного суда от 8 января 1872 г.
Дальнейшая судьба его неизвестна.
В 1870 г. была осуждена группа скопцов из 3 человек: Григорий и Мартин Волковы –
осуждены, а Дмитрий Косенков – оправдан [5]. Существует дело о жителе села Беломестного
Шатинской волости Белгородского уезда Курской губернии крестьянине Стефане
Андросове, который вследствие циркулярного распоряжения курского губернатора от 30
декабря 1870 г. подлежал надзору полиции, учрежденному над ним согласно распоряжению
министра внутренних дел. С января 1873 г. родственники его – отец Иван Романов Андросов
и брат Павел Иванов Андросов по обвинению в скопчестве судились (между 1869–1872 гг. –
из материалов дела не совсем ясно), а их дело за № 22 судного стола в двух частях, на 421 и
806 листах соответственно, числилось в архиве как неоконченное. Андросов же, не будучи
скопцом, вследствие родства с обвиняемыми, получил поражение в состоянии (не мог быть
отходником и избираться в органы самоуправления) почти на 25 лет. Шлейф этого дела
тянулся до середины 90-х гг. XIX в., когда крестьянин в отчаянии на свою участь подал
прошение в губернское присутствие с просьбой отменить полицейский надзор и снять
ограничения в перемещении и праве занятия выборных общественных должностей [6]. Лишь
после специального освидетельствования земским доктором и почти годичной волокиты в
начале 1895 г. полицейский надзор был снят.
Все это совпало с серией аналогичных судебных процессов в нескольких губерниях
Центральной России и Поволжья и было расценено зарубежными исследователями как
превентивные меры репрессивного характера в отношении сектантов со стороны царской
власти [11]. В 1895 г. Правительствующий Сенат решением № 34 (У.К.Д.) постановил, что
привлечь за распространение скопческой ереси можно лишь в том случае и тех лиц, которые
причастны к устройству «богомолий», исполнению скопческих обрядов или публичному
исповеданию своего вероучения (чего скопцы не делали, они привлекали в секту
ограниченное число лиц и тайно) и уличены, но не на одних только подозрениях и
косвенных уликах и на основании сомнительных жалоб-доносов. По новому Уголовному
уложению от 1903 г. ст. 84 карала за совращение из православия в секту, ст. 90 – за
отпадение от православия, а ст. 96 – за принадлежность к секте, усугубляя вину тем, что
выделяла особо сопряжение с изуверским членовредительством.
В рамках еще одного уголовного дела о скопцах проходила семья крестьян Беляевых из
Ново-Оскольского уезда, ставшая жертвой совращения во время паломнической поездки в
Святую Землю (Палестину). Эти лица согласились за материальное вознаграждение и
возможность жить и работать в Румынии на тамошних скопцов оскопить себя и своего сына
пяти лет от роду (!). Но, не ощутив обещанного «рая», батрача на чужбине, они решили во
что бы то ни стало возвратиться на родину, где как будто провозгласили Манифест о
прощении религиозных преступников и дозволении возвратиться из самовольной отлучки.
Они вернулись в Курскую губернию летом 1905 г. и совершили явку с повинной. Возникла
правовая коллизия, поскольку преступление было совершено в период действия старого
кодекса (Уложение о наказаниях), а обвинение строилось по статьям нового Уголовного
уложения от 1903 г., которое только вводилось в применение. Следствие и суд проходили с
декабря 1905 по ноябрь 1906 г. Суд присяжных по рассмотрении дела дал исчерпывающие
ответы на вопросы обвинения: «Да, виновны!» Была подана кассационная жалоба в Сенат,
состоялось специальное заседание, на котором была дана процессуально-юридическая
оценка правомочности действий стороны обвинения. Приговор – ссылка на поселение в
Восточную Сибирь – вступил в законную силу 5 апреля 1907 г. Правда, у этой жизненной
86
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
драмы классический финал – в феврале 1916 г., после почти девяти лет отбывания, Беляевы
были помилованы царем и возвращены из ссылки [7].
Приняв царские манифесты и указы 1904–1906 гг. за дарование всеобщей амнистии за
религиозные преступления, на родину из многочисленных мест ринулись сотни ранее
преследовавшихся сектантов: молокане, баптисты и наиболее гонимые властью скопцы. В
частности, 11 человек, уроженцев Курской губернии, воспользовались согласно ст. 24
Всемилостивейшего Манифеста от 11 августа 1904 г. правом возвращения на родину из
Румынии в деревню Касторную Суджанского уезда и по предписанию Курского губернского
правления от 23 и 26 марта 1906 г. за № 2030 и 2211 приписались к сельскому обществу. За
ними был учрежден двухлетний надзор полиции. По истечении срока по предписанию
Суджанского уездного полицейского управления от 26 марта 1908 г. № 507 и 2 мая 1908 г.
№ 545 гласный надзор был снят, но негласный сохранялся. Наблюдение велось через
агентуру, заблаговременно «установленную» становым приставом. В основном скопцы
репатрианты вели себя осторожно, не навлекая излишних подозрений, внешне не отличаясь
от основной массы православных односельчан. Даже были особенно набожны: не ели мяса,
не пили вина, не курили, трудились усерднее других. Это не помешало им в скором времени
стать фигурантами дела особой важности Курского окружного суда «О распространении
скопческой секты в Суджанском уезде» (1910–1911) (кроме того, рассматривалось еще одно
дело по Щигровскому уезду). Основанием для возбуждения Суджанского дела стал донос
крестьянина В. В. Адрианова: 15 человек скопческой секты совращают православную
молодежь за деньги вступить в секту, «а народ молодой нынче слабой стал, за деньги на все
согласный. Скопления делают отечеству подрыв, т. к. их признают «неспособными» к
воинской службе» [8]. Всего по делу проходило 73 лица обоего пола, из них 20 оскопленных:
13 – «большой» и 7 – «малой» печатью. Именно эти 20 лиц были привлечены в качестве
обвиняемых по 1 и 2 ч. ст. 96 Уголовного уложения.
В Щигровском деле основанием к возбуждению уголовного дела стала жалоба на имя
курского губернатора Муратова от крестьянина дер. Юдинка Фомы Прохорова Исакова на
«вредную деятельность» семьи скопцов – братьев И. С. и В. С. Сергеевых. Причем подавший
жалобу подчеркнул, что лишь Иван из них оскоплен т. н. «высшею» – (царской) печатью, а
остальные откладывают оскопление до «благоприятного времени под старость». Являлось ли
это влиянием т. н. «новоскопчества» или воздействием хлыстовства – отдельный вопрос.
(Вообще, в миссионерских отчетах по невозможности выявления скопцов и хлыстов
объединяли в графу «мистическое сектантство», указывая весьма приблизительную
численность.) В деревне присутствует даже скопческая «богородица», но кто является
кормщиком скопческого корабля – не известно. В жалобе указано, что данные лица,
прикрываясь тем, что они якобы староверы-«единоверцы» (они принимали таинства от
православного священника), всякими мерами распространяют среди жителей деревни, а в
особенности среди молодежи, скопческое учение и есть уже совращенные. Жертв
совращения они тщательно подбирали из тех, кто нанимался к ним на работы и поддавался
влиянию, подкупая их подарками в виде сельхозинвентаря, обещаниями сделать их
наследниками скопческого имущества и земли после оскопления и труда на их общее
хозяйство. Под такое воздействие якобы уже попали дети Фомы Прохоровича, а он был уже
в преклонном возрасте. Дочь его пришлось удалить из родных мест по причине втягивания в
секту (участвовала в радениях), за это в адрес отца ее раздавались угрозы от скопцов
отмстить и ей и ему. Опасаясь не столько за здоровье, но более опасаясь остаться в старости
без попечения детей, Ф. П. Исаков обратился за помощью к властям в лице губернатора. По
проведении следственных мероприятий было установлено, что жалоба Исакова – это грубо
сфабрикованная попытка отомстить скопцам Сергеевым за срыв его сделки по покупке
земельного участка (они «перехватили», заплатив больше). Обвинение в отступлении от
87
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
религиозных норм в российской глубинке зачастую являлось средством к сведению личных
счетов.
На основании ст. 257 Устава Уголовного судопроизводства, согласно предложению
прокурора Курского окружного суда от 12 апреля 1910 г. № 22, Щигровский уездный
исправник 7 мая 1910 г. препроводил к судебному следователю Курского окружного суда по
важнейшим делам задержанных им крестьян – жителей сел: Новая Слобода, Шестопалово,
Казанское, Косоржа и деревни Каменка вместе с протоколами обыска и отобранными
вещественными доказательствами. Итого по делу 13 человек. При этом сообщил, что кр.
Василий и Иван Сергеевы, Увар Воробьев (возвратился с каторги и ссылки по манифесту
1904 г.) и Николай Моисеев за недостаточностью улик и Яков Дурнев ввиду глубокой
старости и «разстроенного здоровья» задержанию не подвергнуты. Всего же скопцов,
проживавших в Щигровском уезде, числилось 34 человека, и все мужского пола. Из них 30
ранее судимы за скопчество в период с 1855 по 1873 гг., не судились за скопчество четверо.
Среди них: Ермолай Бухарин и Федор Леонов (его родственник, Леонов Михаил Иванович,
судим был еще в 1867 г.) вернулись в 1906 г. из Румынии, где нелегально проживали,
Андрей Худяков (был оскоплен в малолетстве, да так, что и не помнит уже, во сколько лет, а
также судился ли за это). Было установлено, что никто из этих лиц не совращал
православных или лиц инославных исповеданий в скопческую секту; никто из них не
устраивал скопческих радений, за исключением Ивана и Василия Сергеевичей Сергеевых
(судимых за это). Вещи, отобранные у скопцов на основании циркуляра министерства
юстиции от 22 февраля 1867 г. за № 3136, препровождены в Курскую духовную
консисторию (кресты, иконы, картины и рукописи) в ноябре 1910 г. Суд над задержанными
состоялся 29 декабря 1910 г. Вину их не доказали, дело производством прекратили и
передали прокурору Курского окружного суда 26 февраля 1911 г.
Лишь только накануне Февральской революции, в конце 1916 г., манифестом
Николая II было разрешено скопцам всем без исключения возвращаться в родные места
Центральной России из ссылки. Однако большинство из них смогли воспользоваться
возможностью вернуться домой только по свержении монархии «царя земного» (скопцы
чаяли скорого прихода «небесного» царя – Селиванова) в ореоле апокалипсических событий
1917 г. Царская власть, таким образом, как бы подвела итог 150-летней борьбы со
скопчеством, провела всеобщую амнистию и прекратила повсеместное преследование
скопцов. Временное правительство 14 июля 1917 г. провозгласило долгожданный закон о
свободе совести. Советская власть «Декларацией прав трудящегося и эксплуатируемого
народа» и декретами (январь 1918 г.) закрепит и разовьет его, уравняв всех в праве
религиозной и антирелигиозной пропаганды согласно положениям первой советской
Конституции (май 1918 г.). Воспользовавшись периодом т. н. «религиозного нэпа», многие
скопцы, образовав коммуны-общины, артели или кооперативы, смогли насладиться кратким
периодом относительной свободы. Но в период 1928–1930 гг. они подверглись еще более
жестким преследованиям, чем при «царизме-поповщине». Массовые показательные суды над
ними и другими сектантами по обвинению в буржуазности и контрреволюции
предвосхитили канун «Великого перелома», коллективизации и грянувшие чуть позже
массовые политические процессы. Именно в процессах над скопцами и прочими сектантами
молодая сталинская прокуратура оттачивала свое виртуозное умение проводить громкие
политические процессы, исподволь формируя в общественном сознании образ врага народа,
на который властью искусственно направлялся гнев народных масс. Зарождался культ «отца
народов» – своего рода новая религия советского атеистического государства.
Считая скопчество диким анахронизмом эпохи расцвета крепостничества,
сопровождавшейся ужасами времени и всегдашними эсхатологическими страхами,
культивировавшимися в среде непросвещенного крестьянства, советская власть старалась
88
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
решительно избавляться от такого наследия ненавистного старого режима. В «новом мире»
подобному религиозному самовыражению места не было. Пытаясь одновременно насилием,
запретами и культурно-идеологическим прессингом подавить в обществе, некогда насквозь
пропитанном религиозностью, разного рода религиозную пропаганду или трезвую
религиозную рефлексию в обстоятельствах жестоких социально-политических потрясений и
тем самым решить проблему религиозного фанатизма, советская власть породила
мировоззренческий вакуум, который довольно быстро оказался заполнен различными
проявлениями суеверия и некой безликой «духовности». Однако даже при куда более
благоприятных обстоятельствах скопчество все равно было бы обречено на постепенное
угасание; притеснения со стороны государственной власти только вливали в него новые
силы. Социальный и религиозный андеграунд – таков удел этого маргинального суеверия.
Необходимо отметить, что скопчество было далеко не единственной формой
проявления нетрадиционной религиозности, да и не самой заметной в истории социальнорелигиозных сектантских движений на Руси. По масштабам оно не сопоставимо с ересью
стригольников или жидовствующих, а по степени воздействия на «богоискательские»
настроения в массах уступает той же хлыстовщине. Даже столь изуверские и дикие
практики, как ритуальная кастрация и прочее членовредительство, меркнут на фоне
массовых самосожжений приверженцев старообрядчества. Эсхатологические чаяния, вера в
близость конца времен и новые воплощения Христа или Богородицы, религиозный дуализм
и гнушение плотью едва ли сильно выделяют скопцов из общего ряда доморощенных
сектантских движений. Отказ от употребления мясной пищи, алкоголя и табака вкупе с
нарочитой хозяйственностью и патологическим стремлением к стяжательству не
представляют исключительной особенности скопческого благочестия.
Существенное отличие от других проявлений нетрадиционной религиозности того
времени представляет религиозный конформизм скопцов, который не может быть объяснен
только опасениями разоблачения и репрессий. Похоже, сами скопцы не обнаруживали
потребности в резком размежевании с церковной религиозностью или интереса к
социальному устройству. Они сохраняли сложившийся патриархальный уклад и не
стремились к широкому распространению своей веры или образа жизни. В центре их
внимания находится область сексуального, более того, скопцы – одна из немногих сект в
истории христианской религии, порицающих не только сексуальность и половую близость
как таковые, но и деторождение. Не вызывает сомнения, что отказом от деторождения
скопцы стремились поставить человеческий род на грань вымирания, приблизив тем самым
финал человеческой истории и вхождение в новый эон бытия. Но это не единственная
причина и, скорее всего, не главная. Какова же главная?
Благодаря психоанализу стало очевидным, что отвращением наделяется нечто, бывшее
некогда наиболее желанным и притягательным. И утверждения, будто «семейные узы
кровного родства, отвергнутые скопцами, застыли для них в доэдиповом янтаре» неверны в
корне, а «приписывать скопцам подавленные гомосексуальные импульсы» [11] вовсе не
бессмысленно. Экстатические «радения» – ритуальные пляски скопцов, как и других
сектантов, вызывали возбуждение, аналогичное сексуальному, и, по сути, не отличались от
сексуальных оргий. Причем раздельные скопческие «оргии» были в этом отношении скорее
«гомосексуальны». Перефразировав известное утверждение Зигмунда Фрейда, можно
сказать, что истина скопческой религии не метафизическая, а историческая. Она является
фактом индивидуального развития и по-настоящему может быть распознана и принята
только лицами, всерьез одержимыми чувством вины. Психоанализ убедительно показывает
сексуальную подоплеку этой «вины». Если инфантильная сексуальность и не находила в том
или ином случае никаких явных проявлений, вызывающих бурное возмущение взрослых по
поводу сильной «испорченности» ребенка, вина маленького человека, делающая его
89
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
порочным и скверным в собственных глазах, заключается в самом факте наличия
сексуальности. Разумеется, первыми объектами, на которые были направлены сексуальные
желания и агрессивные побуждения детей, были их родители или лица, их заменяющие. Ими
и пресекались обычные проявления детской сексуальности. Несомненно, что распознавать
подобные влечения как порочные и скверные дети были приучены ими же. Отсюда следует –
любые проявления сексуальности есть грех против родителей, против идеализированного
социального богоотцовства; на бессознательном уровне психики эта истина аксиоматична. И
можно только предполагать, какой обостренности подобные мотивы достигали в среде, в
которой мировосприятие строилось вокруг учения о «змие яростном», влекущем человека к
адское «бездне» (вагине) и к вечной гибели [11], Искупителе-оскопителе и «запечатленных
агнцах»… То, что Фрейд называл «семейным романом» невротиков, в скопческой среде
было чем-то самоочевидным, принимающимся по умолчанию. Поэтому в скопчество охотнее
переходили целыми семьями, да и само скопчество было, можно сказать, делом семейным.
Зависимость, любовь, страх, восхищение, подражание и т. д., свойственные душевной жизни
ребенка в отношении значимых для него взрослых, находят дальнейшее воплощение в
религиозном чувстве, ткань которого составляют инфантильные желания и влечения,
немотивированные запреты в сочетании с удовлетворением от принесенной жертвы или
понесенного наказания. Фрейд отмечает, что очень часто можно наблюдать, как дети
«начинают «дурно вести себя», чтобы провоцировать наказание, а после кары становятся
спокойными и довольными» [10].
В обычных условиях естественно-религиозное мировосприятие формируется
постепенно и преимущественно бессознательно, при отсутствии яркого и насыщенного
«мистического» опыта. Если же индивид попадает в такую среду, где подобный опыт
культивируется, его психика может претерпевать серьезные изменения. Решившийся
принять скопческую «печать» становился изгоем. Скопцу было гораздо труднее, нежели
приверженцам других нетрадиционных религиозных направлений, вырваться за пределы
сектантского сообщества. В первую очередь это касалось лиц, оскопленных в раннем
возрасте. Выросших в замкнутой сектантской среде и переживших серьезную психическую
травму, физически ущербных, их ожидало отвращение и презрение как со стороны чужих,
так и своих, разрывавших с отступниками все связи.
Совсем иную картину представляло обращение в скопчество в зрелом возрасте, если
оно случалось не по причине нужды или из-за корыстных побуждений. Для таких лиц
зачастую были характерны рано проявившееся отсутствие интереса к противоположному
полу, необъяснимое отвращение к половому акту или утрата сексуального влечения. В
обычных условиях необходимость рефлексии в отношении мистических переживаний и
религиозных стереотипов провоцируется извне, можно сказать, навязывается. Любые
описания и объяснения вторичны в отношении переживаний, распознаваемых в качестве
«благодатных», «мистических», «нуминозных» и т. п. и последствий, вызванных ими, таких
как «прозрение», «просветление», «рождение свыше», «катарсис», – как бы их не именовали.
Скорее, здесь имеет место внутренняя потребность претерпеть наказание, «очиститься»,
отсечь нечто представляющееся лишним, ненужным, бесполезным, но что, очевидно,
прежде, быть может в раннем детстве, было объектом обостренного интереса, причиняло
сильное беспокойство. Очевидно, традиционная религиозность таких индивидуумов не
удовлетворяла. Только в вероучении и культовых практиках сектантства обретали
адекватное выражение потаенные движения их души, реализовывался «выбор невроза».
Сексуальное отвращение невротиков и их неспособность любить, ставшие общим
местом в психоаналитической литературе, в религиозном «невротизме» достигают своего
апогея, получая как бы санкцию свыше, даже речение божественной воли, пред которой
«дрожащей твари» остается только повиноваться. Религиозный «невротик» самостоятельно
90
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
осуществляет расправу, намерение осуществить которую невротик обычный приписывает
отцу. Принося в жертву свое сексуальное начало, скопец стремится получить отцовское
прощение и вернуть его любовь. Здесь кастрация принимается «и в качестве наказания, и в
качестве платы за любовь» [9]. (Примечательна позиция царя Александра I в отношении
Селиванова и скопчества в целом: «Они [скопцы] подобным и вредным поступком… сами
себя довольно уже наказали» [11].) Помимо прочего, будучи вынужденным подчиниться
«принципу реальности», религиозный невротик обретает суррогат удовольствия от
добровольного или вынужденного самоограничения либо наказания. Нечто подобное может
получить и атеист, перенаправив аналогичные душевные влечения на те или иные объекты
внешнего мира, будь то материальные или идеальные.
Известно, что употребляемое в определенном контексте слово «грех» давно уже стало
синонимом полового акта. Неслучайно демонические образы нередко олицетворяют
сексуальность, необузданное и неукротимое влечение человека к вечной погибели, в котором
Эрос и Танатос становятся лишь двумя его различными сторонами. Не вызывает сомнений,
что первоначально любые проявления сексуальности есть грех против родителей либо иных
лиц, оказывающих уход за маленьким человеком, заботящихся о нем. В данном случае это не
существенно. В психологии бессознательного часто подчеркивается значение процесса
усвоения и трансформации в бессознательном родительских имаго для формирования
образов божественного и религиозного отношения к таким образам. По словам Фрейда,
«отцеубийство – основное и древнейшее преступление как человечества, так и отдельного
человека… оно – главный источник чувства вины» [9]. При этом чувство вины в отношении
родителей переносится на их идеализированный образ, сохраненный и модифицированный в
бессознательном, где одержимый этим чувством «распинает бога» своими греховными
(сексуальными и агрессивными) желаниями и влечениями. Таким образом, «богоубийство»
становится фактом личной биографии и наказание за него – кастрация – является вполне
закономерным и адекватным совершенному преступлению. В случае скопческой ритуальной
кастрации виновный добровольно подвергается заслуженной каре за содеянное им
преступление, ужасной и жестокой, но необходимой. Кастрация представляет собой акт
инициации, в котором кастрируемый грешник переживает ритуальную смерть, чтобы затем
воскреснуть для новой, «десексуализированной» (как ему кажется) жизни, жизни «мертвеца»
очищенного огненным крещением, святого и нетленного. Теперь он сам становится
искупителем-оскопителем, сокрушающим «яростного змия».
В подтверждение своей веры в необходимость оскопления скопцы часто приводили ряд
библейских цитат, трактуемых ими буквально или наделявшихся неким произвольным
содержанием. Но сами скопцы скорее сексуальные извращенцы, нежели религиозные
фанатики. Слишком много земного было в этих искателях вечности, «умерших для мира» с
его соблазнами и греховностью, искоренить которую в себе и в других они стремились путем
нехитрой хирургической операции. Сочетание неподдельного интереса и обостренного
отвращения к скопцам и судебным процессам над ними было обусловлено не только
желанием публики слышать и говорить о вещах, упоминать о которых не принято на людях,
но и психологическим участием к тем потаенным, пробуждающим сильнейшие влечение и
страх, темным проявлениям душевной жизни, живым олицетворением которых представали
в глазах публики эти искалеченные фанатики-изуверы. Само их существование
представлялось вызовом обществу, поддерживающему «состояние культурного лицемерия»
[10], подрывающего все основы морали, нравственности и правопорядка – эти
заградительные барьеры, выстроенные культурным человечеством. Они являли вектор
вытесненных инфантильных влечений и агрессивных побуждений, давно забытых, но не
исчезнувших, равно как и расплату за них. Открывать темные стороны психической жизни
крайне неприятно для «культурного» человека, мысль о возмездии за содеянное зло
91
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
неприятна вдвойне. Подобно булгаковскому Пилату, «культурное» человечество
предпочитает считать, что «казни не было», и ему почти удалось поверить в это.
Библиографический список
1. ГАКО. Ф. 421. Оп. 1. Ед. хр. 561. Л. д. 137.
2. ГАКО. Ф. 421. Оп. 1. Ед. хр. 561. Л. д. 84, 85.
3. ГАКО. Ф. 421. Оп. 1. Ед. хр. 561. Л. д. 42.
4. ГАКО. Ф. 421. Оп. 1. Ед. хр. 132. Л. д. 131.
5. ГАКО. Ф. 421. Оп. 1. Ед. хр. 561. Л. д. 79.
6. ГАКО. Ф 1. Оп. 1. Ед. хр. 6692.
7. ГАКО. Ф.421. Оп. 1. Ед. хр. 566, 561.
8. ГАКО. Ф 32. Оп. 1. Ед. хр. 7613. Л. д. 27–29.
9. Фрейд, З. Достоевский и отцеубийство [Текст] / Зигмунд Фрейд ; [пер. с нем.
Р. Дольцева] // Воспоминания Леонардо да Винчи о раннем детстве. – СПб. : Азбукаклассика, 2007. – С. 119–148.
10. Фрейд, З. Психоанализ и характер [Текст] / Зигмунд Фрейд ; [пер. с нем.] // По ту
сторону удовольствия. – Мн. : Харвест, 2004. – С. 340–421.
11. Энгельштейн, Л. Скопцы и царство небесное: Скопческий путь к искуплению
[Текст] / Лора Энгельштейн ; [авториз. пер. с англ. В. Михайлина и др.] – М. : Новое
литературное обозрение, 2002. – 336 с. : ил.
© Маркин Р. В., Сидорин А. И., 2010
Авторы статьи: Роман Валерьевич Маркин, соискатель, Курский государственный
университет, e-mail: intkontdic@yandex.ru;
Андрей Иванович Сидорин, соискатель, Курский государственный университет, e-mail:
nhsh13ine@mail.ru.
Рецензент – Т. И. Сурьянинова, кандидат психологических наук, доцент КГУ.
92
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
УДК:316.613.4
М. С. Масалимова
Омская гуманитарная академия
ОТРАЖЕНИЕ СЕКСУАЛЬНЫХ СЦЕНАРИЕВ
В SMS-ЧАТАХ МУЗЫКАЛЬНЫХ КАНАЛОВ
(на примере каналов MTV-ОМСК и МУЗ-ТВ)
Статья посвящена анализу практического применения сексуальных сценариев на
примере sms-сообщений в чатах музыкальных каналов. Автор предпринимает
попытку выявить: какой сценарий является наиболее популярным, каким образом
сексуальный сценарий связан с сексуальным дебютом и насколько влияет возраст
участников на подсознательный выбор того или иного сценария.
Ключевые слова: сексуальные сценарии, знакомства, sms-сообщения,
межличностные отношения, сексуальный дебют, пол и возраст респондентов.
В современном обществе резко изменилось отношение молодежи к понятию
сексуального дебюта. Если в XIX – первой половине XX столетия сексуальный дебют, по
крайней мере у девушек, ассоциировался с вступлением в брак, то в конце XX – начале XXI
в. отношение к вступлению в половую жизнь поменялось кардинальным образом. Начало
сексуальной жизни можно проследить по нескольким сценариям. Благодаря обстоятельствам
сексуального дебюта формируется общая перспектива сексуальной жизни каждого человека,
что непосредственно влияет на развитие общества в целом. Это обусловливает актуальность
исследования. Новизна заключается в малом количестве информации на данную тему.
Неблагоприятные условия дебюта могут вызвать множество отрицательных реакций вплоть
до психических заболеваний. Данный факт, на наш взгляд, определяет практическую
значимость исследования.
Сексуальные сценарии – общая перспектива сексуальной жизни. Они вырабатываются
в процессе формирования личности. Каждый человек проживает все или практически все
сценарии, вступая в отношения с противоположным полом. Наиболее интересную попытку
создания идеально-типической классификации сексуальных сценариев для россиян
предприняла Анна Темкина. Идеально-типический сценарий по Темкиной – это устойчивые,
повторяющиеся в определенной последовательности способы категоризации сексуальности в
повседневности. В чистом виде эти сценарии нигде не встречаются, но выявляются при
изучении конкретных сексуальных историй (биографий). Проанализировав сексуальные
автобиографии мужчин и женщин, исследовательница выделила пять основных сексуальных
сценариев: брачно-пронатальный, романтический, коммуникативный, гедонистический и
рыночный [1, c. 290].
Наиболее наглядно данные сценарии можно проследить в sms-чатах музыкальных
каналов. Еще в 2006 г., когда только появилась подобная услуга, предприимчивые жители
города Омска сделали sms-чат, служащий для интерактивного общения, местом для решения
личных проблем, в том числе интимного характера. Анализ 150 sms-сообщений привел к
выводу о том, что большинство сообщений (около 70%) содержит эротический подтекст
(гедонистический, романтический и рыночный сценарии), то есть авторы этих сообщений
ищут партнера или партнершу для встреч сексуального характера. Около 23% участников
надеются встретить постоянного сексуального партнера (брачно-пронатальный сценарий). И
93
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
наконец, оставшиеся 5% авторов сообщений хотят найти себе партнера по интересам в
первую очередь, и только потом сексуального партнера (коммуникативный сценарий).
1. Брачно-пронатальный сценарий – рассказ не сколько о сексуальности, сколько о
браке. После первой платонической влюбленности следует рассказ о первом сексуальном
контакте, который обычно происходит с мужем (женой). Основанием для вступления в
отношения является брак, смена партнеров связана с разводом и новым браком. Сексуальные
и телесные практики не описываются, сексуальная жизнь выглядит не особенно важной и
часто неинтересной [2]. В эту группу обычно входят одинокие молодые девушки,
разведенные женщины с детьми и холостяки до 30 лет обычно с комплексами (полнота,
маленький рост и т. д.), воспитывавшиеся в строгости. Главная цель – поиск «второй
половины», результатом чего будет создание семьи и воспитание детей. Сексуальный дебют
в данной группе уже состоялся, и предположительно удачный. 23% авторов рассмотренных
сообщений, из которых 13,5% являются женщинами в возрасте от 19 до 45 лет, ищут
спутника жизни, причем половина заявляет о желании познакомиться для серьезных
отношений. Обычно это мужчины и женщины от 35 лет и старше:
Познакомлюсь с женщиной 40–45 лет для серьезных отношений. Мне 47.
Познакомлюсь с мужчиной от 45 лет для серьезных отношений.
Более молодые мужчины и женщины указывают прямо на брачные отношения:
Молодая мама ищет мужа и папу для сына. Разведена. Лена, 21 год.
Приглашаю красивую, стройную в ЗАГС, мне 28.
Девушки, кто хочет замуж? Саша, 27 лет,165 см.
Где ты, мой принц на белом коне? Принцесса.
Ищу вторую половинку. Евгения,19 лет. Гулящим и озабоченным не беспокоить.
Ищу вторую половинку. Наташа.
2. Романтический сценарий – рассказ прежде всего о чувствах, эмоциональных
отношениях, ревности, любви и страсти. Отношения устойчивые и стабильные, их распад
связан с тяжелыми переживаниями. Сексуальные техники описываются редко и
рассматриваются как подчиненные [2]. К данной группе относятся в основном молодые
парни и девушки, желающие приятно провести время, а также брошенные, жалующиеся на
тяжелую жизнь. Таких объявлений около 10% (6% девушек и 4% молодых мужчин в
возрасте от 16 до 21 года). О сексуальном дебюте и сексуальных отношениях в данной
группе практически не упоминается или упоминается в отрицательном контексте:
Почему мужчинам нужно одно и то же? Неужели перевелись романтики? Наташа.
А поскольку романтический сценарий основан на эмоциональном фоне, то
долговременные отношения с сексуальным исходом практически не предполагаются.
Взгляды на отношения участников чата выглядят как инфантильные:
Меня бросила девушка. Что делать? Женя, 21.
MTV, меня бросил парень. Я не хочу жить. Помогите.
Мальчики, пригласите красивую девушку в кино. Юля.
Хочу большой и чистой любви. Лика,16 лет.
3. Коммуникативный сценарий придает особую важность взаимопониманию, духовной
близости, общности интересов, куда вписывается и физическая близость [1, c. 290–291].
Одна из малочисленных групп sms-чата (всего 7% участников в возрасте от 14 до 18 лет).
Сексуальный дебют не подразумевается, сексуальные отношения рассматриваются в
единичных случаях:
Девушка познакомится с неформалами от 18–19 лет для интимных отношений.
Остальные участники чата ищут друзей по интересам, не подразумевая сексуальных
отношений. Однако можно предположить, что в процессе общения участники могут в силу
возраста совершить сексуальный дебют:
94
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Девушки, кто хочет общаться с репером? Мне 15 лет.
Хочу познакомиться с панком. Маша, 14 лет.
Ищу неформалку. Пацан.
У нас в городе есть крутые байкеры? Аня.
4. Гедонистический сценарий ставит во главу угла получаемое от секса удовольствие,
которое автономно как от длительности, так и от характера отношений. Собственно говоря,
«отношений» при этом может и не быть. Сексуальность – это набор телесных практик и
телесного опыта, приводящего к удовольствию [1, c. 290–291].
По количеству участников в гедонистический сценарий попадают 35% респондентов.
Возрастные рамки представлены наиболее широко (от 13 до 47 лет). Сексуальные отношения
яркие, сексуальный дебют предполагается либо в данный момент, либо уже произошел с
положительным результатом:
Девушки, я девственник. Помогите. Мне 21 год.
Мне 23, хочу девушку старше, а может, женщину.
Можно предположить снижение возраста сексуального дебюта до 13–14 лет:
Горячая девочка, 13 лет. Звоните.
Кто хочет секса? Пацаны, звоните девкам, 13–17 лет.
Хочу страстную извращенку от 16 до 18. Мне 18 лет.
По данному виду сценария действуют женатые мужчины (10% респондентов),
желающие провести время в приятной компании и не желающие воспользоваться услугами
«девочек по вызову» в силу разных причин – нежелания быть узнанным, материальных
трудностей и т. п.:
Ищу любовницу. Женат. Не спонсор.
Хочу любовницу с большой грудью, без комплексов для встреч у нее. Мне 47 лет, женат.
Также встречаются любители секса без обязательств на 1–2 ночи. Дальнейшие
отношения не предполагаются. К такому подвиду гедонистического сценария можно отнести
девушек и молодых людей в возрасте от 21 до 35 лет:
Познакомлюсь с симпатичной пышечкой для интимных отношений на ее территории.
Познакомлюсь с девушкой для секса в авто. Сергей, 35 лет.
Хочу выучить с девушкой всю Камасутру на ее территории. Ваня.
Девчонки, кто хочет мои 19 см?
Молодая, интересная, ищет любовника.
Привет, я Соня, мне 21. Кто меня хочет?
5. Рыночный сценарий рассматривает секс как акт купли-продажи, здесь действуют
«спонсоры», «проститутки» и «содержанки», а главный критерий удовлетворенности –
выгодность этого обмена, не обязательно взаимная [1, c. 290–291]. Данный вариант
приемлем для девушек, женщин, мужчин, желающих получить от предполагаемого партнера
не только удовольствие, но и материальную помощь, а также мужчин, часто женатых, в
возрасте, желающих заняться сексом с более молодой партнершей, компенсируя разницу в
возрасте материальной поддержкой. В данную группу входят 25% респондентов. По
гендерно-возрастным особенностям можно выделить молодых девушек до 25 лет и мужчин
до 45 лет (11,5% респондентов):
Две красотки ищут состоятельных мужчин от 28 для материальной поддержки.
Спонсор, 45 лет, в поисках стройной студентки.
Девочки, спонсор, 38 лет. Помогу материально за интимную встречу.
Хочу интимных отношений с мужчиной за 40 за материальную поддержку.
Интересно, что молодые мужчины чаще девушек прибегают к данному виду сценария,
развивая мужскую проституцию, т. к. традиционно проституция считается «женской»
профессией и девушек по вызову заказать гораздо легче, нежели молодых мужчин. Речь идет
95
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
о молодых мужчинах в возрасте от 20 и до 27 лет, а также состоятельных дамах от 35 лет и
старше (14% респондентов):
Мальчик по вызову, 21 год, для дам от 35 лет и старше.
Молодая женщина, 35 лет, с яркой внешностью, желает иметь состоятельного
молодого любовника.
Жгучие ласки для состоятельной леди. Мне 25.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что тема сексуальных сценариев в
повседневной жизни мужчин и женщин актуальна. Большинство из респондентов
(достаточно большая группа лиц от 13 до 47 лет) выбирает гедонистический и рыночный
сценарии. Сексуальный дебют у них в большинстве случаев состоялся положительно, что
впоследствии повлияло на их дальнейшую сексуальную жизнь, однако по различным
социальным причинам (материальные трудности, отсутствие постоянной территории для
встреч) они выбрали данные виды сценариев. К этой же группе можно отнести женатых и
замужних, неудовлетворенных сексуальной жизнью, людей, которые, не желая все-таки
разрушать семью, пытаются внести разнообразие в сексуальную жизнь.
Также многочисленна аудитория, действующая по брачно-пронатальному сценарию.
Участники – мужчины и женщины от 19 до 45 лет, у которых в большинстве случаев
сексуальный дебют прошел неудачно. Они не хотят в силу воспитания и сложившихся
обстоятельств отношений «на один день», а готовы (по крайней мере, они так считают) к
серьезным отношениям, приводящим к браку и воспитанию детей.
Романтический и коммуникативный сценарии представлены малочисленно в силу
возраста респондентов и особенностей данного вида сценариев. Основная масса участников
– подростки и молодые юноши и девушки, пережившие несчастную любовь.
Коммуникативный сценарий проше реализовать в Internet-сообществах, коих сейчас
довольно-таки много, а романтический сценарий практически нельзя реализовать в
виртуальном мире, поскольку главной составляющей являются чувства и эмоции,
возникающие при непосредственном межличностном контакте.
Библиографический список
1. Кон, И. С. Сексуальная культура в России. Клубничка на березке / И. С. Кон. – М. :
Айрис-пресс, 2005. – 448 с.
2. Темкина, А. А. Сценарии сексуальности и сексуальное удовольствие в женских
биографиях / А. А. Темкина [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sexology.narod.ru/publ023.html/.
3. Темкина, А. А. Сценарии сексуальности и гендерные различия / А. А. Темкина // В
поисках сексуальности / под ред. Е. Здравомысловой и А. Темкиной. – СПб. : Изд-во
«Дмитрий Буланин», 2002. – С. 247–286.
4. Психология сексуальных отклонений / сост. К. В. Сельченок. – Мн. : Харвест, 2004. –
672 с.
5. Яргомская, Н. Б. Сценарии сексуального дебюта женщин: переход от традиционной
к альтернативной модели / Н. Б. Яргомская // В поисках сексуальности / под ред. Е.
Здравомысловой и А. Темкиной. – СПб. : Изд-во «Дмитрий Буланин», 2002. – С. 247–287.
© Масалимова М. С., 2010
Автор статьи – Марина Сабилевна Масалимова, магистрант, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Т. И. Рогозина, кандидат психологических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
96
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
УДК 316.7
Т. Е. Сиволап
Санкт-Петербургский государственный университет
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЦЕННОСТНОЙ ОРИЕНТАЦИИ
И ДИАЛОГА КУЛЬТУР В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ
В статье рассматриваются актуальные проблемы ценностной ориентации и
диалога культур в современной России. Диалог является средством осуществления
коммуникационных связей, условием взаимопонимания людей. Взаимодействие
культур, их диалог – наиболее благоприятная основа для развития межэтнических,
межнациональных отношений. Взаимодействие культур и цивилизаций
предполагает и общие культурные ценности. Необходимость диалога культур
является условием самосохранения человечества. Диалог культур – это
проникновение в систему ценностей той или иной культуры, уважение к ним,
преодоление стереотипов, синтез самобытного и инонационального, ведущий к
взаимообогащению и вхождению в мировой культурный контекст.
Ключевые слова: диалог культур, система ценностей, мировой культурный
контекст.
Вся история человечества – это диалог. Диалог пронизывает нашу жизнь. Он является
средством осуществления коммуникационных связей, условием взаимопонимания людей.
Взаимодействие культур, их диалог – наиболее благоприятная основа для развития
межэтнических, межнациональных отношений. «Диалог – это общение с культурой,
реализация и воспроизводство ее достижений, это обнаружение и понимание ценностей
других культур, способ присвоения последних, возможность снятия политической
напряженности между государствами и этническими группами» [1, с. 9]. Диалог
предполагает активное взаимодействие равноправных субъектов. Взаимодействие культур и
цивилизаций предполагает и общие культурные ценности. Понятие диалога особенно
актуально для современной культуры. Сам процесс взаимодействия и есть диалог, а формы
взаимодействия представляют собой различные виды диалогических отношений.
Сегодня как никогда необходим для того, чтобы вместе жить и успешно противостоять
серьезным вызовам нашего сложного времени, действенный кросскультурный диалог между
народами. Казалось бы, насущность общих ценностей не вызывает сомнения. Однако не так
просто определить, какая этика и какие ценности могут содействовать объединению людей,
несмотря на имеющиеся различия, обусловленные разными культурными традициями. Что
может способствовать обеспечению мира, устойчивости и благополучию в эпоху
углубляющейся глобализации, растущего напряжения в различных регионах планеты?
Каково понимание оснований духовных и нравственных ценностей, их содержания?
Диалог как живое общение между собеседниками позволяет им не только осознать, что
собственное существование не является единственно возможным, но и проявить интерес к
опыту других.
Диалог культур – это проникновение в систему ценностей той или иной культуры,
уважение к ним, преодоление стереотипов, синтез самобытного и инонационального,
ведущий к взаимообогащению и вхождению в мировой культурный контекст. В диалоге
культур важно увидеть общечеловеческие ценности взаимодействующих культур.
97
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Необходимость диалога культур является условием самосохранения человечества. А
формирование духовного единства есть результат диалога современных культур.
Социально-экономические и социально-политические реформы, происходящие в
России в конце ХХ – начале ХХI в., существенно повлияли на расширение круга социальных
групп людей, активно вовлеченных в межкультурные контакты в различных сферах
человеческой деятельности. Интеграция в мировое сообщество, переход на болонскую
систему в сфере образования, попытка построения демократического общества ставят перед
российской системой образования конкретную цель – формирование личностей будущих
граждан России, воспринимающих себя не только как представителей одной определ енной
культуры, проживающих в конкретном городе, но и как культурно-исторических субъектов
диалога культур, осознающих свою роль, значимость, ответственность в глобальных
общечеловеческих процессах как в России, так и в мире в целом.
Исследования в области философской интерпретации принципа диалога культур
(М. М. Бахтин, В. С. Библер, В. В. Сафонова, П. В. Сысоев) показывают, что для более
полноценного понимания проблемы необходимо изучать родную культуру, ибо адекватное
понимание других невозможно без понимания себя. В процессе восприятия информации о
вариативности и разнообразии как родной, так и другой культуры возможно
самоопределение – нахождение своего места в спектре культур, осознание себя в качестве
поликультурных субъектов. Очень важно формирование перехода от мышления и понимания
к активной деятельности, когда проявляется инициатива на установление межкультурного
контакта с целью постижения ценностей, духовного наследия различных культур,
прогнозирование и распознавание социокультурных проблем, ведущих к недопониманию,
созданию ложных стереотипов, к кросскультурным конфликтам. Достигнув уровня
культурного самоопределения, увидев вариативность культур, научившись определять сво е
место в рамках геополитического пространства, возможно и критически оценивать
окружающую действительность.
Характер межкультурного взаимодействия особенно важен в наши дни, когда
благодаря развитию технических средств в общемировой коммуникативный процесс
вовлечено подавляющее большинство существующих этнокультурных образований. С
учетом печального прошлого опыта, когда целые народы и культуры безвозвратно исчезали с
лица земли, на первый план выдвигается проблема мирного сосуществования
представителей
различных
культурных
традиций,
исключающего
угнетение,
насильственную ассимиляцию и дискриминацию. Идея диалога культур как залога мирного
и равноправного развития впервые была выдвинута М. Бахтиным. Она сформировалась у
мыслителя под влиянием работ О. Шпенглера. У Шпенглера обособленность культур
приводит к непознаваемости чужих культурных феноменов. Для Бахтина же
«вненаходимость» одной культуры в отношении другой не является препятствием для их
«общения» и взаимного познания или проникновения, как если бы речь шла о диалоге между
людьми. Каждая культура прошлого, вовлеченная в «диалог», например, с последующими
культурными эпохами, постепенно раскрывает заключенные в ней многообразные смыслы,
часто рождающиеся помимо сознательной воли творцов культурных ценностей. В тот же
процесс «диалогичного взаимодействия», согласно Бахтину, должны быть вовлечены и
современные культуры. «Диалог» как средство коммуникации культур предполагает такое
сближение взаимодействующих субъектов культурного процесса, когда они не подавляют
друг друга, не стремятся доминировать, но «вслушиваются», «содействуют», соприкасаясь
бережно и осторожно. Поскольку духовная культура находится в неразрывной связи с
религией, то диалог культур – «это не просто взаимодействие народов, но и глубокая их
мистическая связь, укорененная в вероисповедании». Следовательно, диалог культур не
возможен без диалога религий и диалога внутри религий [2, с. 20].
98
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
В настоящее время следует отметить исследовательский интерес к углубленному и
целостному рассмотрению проблемы ценностей. Исторический опыт свидетельствует, что в
сложные, переломные эпохи, когда культурные традиции обесценивались, прежние
идеологические и этические нормы и устои общества подвергались искажению, начиналась
попытка их замены новыми идеалами и целями, проблема ценностей всегда
актуализировалась, ее постановка обострялась, приобретала широкое социальное и
нравственное значение.
Мир ценностей сложен и трудноописуем. Ценности разнообразны и неоднородны. В
системе ценностных ориентаций личности следует различать финальные, инструментальные
и производные ценности. Финальные ценности – это высшие ценности и идеалы, важнее и
значимее которых нет ничего. Они ценны сами по себе, а не потому что служат средствами
для достижения каких-либо иных ценностей. Финальные ценности – это человеческая жизнь,
свобода, справедливость, красота, счастье, любовь, дружба, честь и достоинство личности,
законность, гуманизм. Они нужны сами по себе. Стремление к ним не нуждается ни в каких
обоснованиях. Инструментальные ценности представляют собой средства и условия,
необходимые для достижения и сохранения финальных ценностей. Производные ценности –
это следствия или выражения других ценностей, имеющие значимость лишь как признаки и
символы последних.
У каждого человека образуется иерархическая структура ценностных ориентаций,
согласно которой одни из ценностей являются для него более, а другие – менее значимыми.
Иерархия ценностных ориентаций строится по-разному. Одна и та же ценность может быть
финальной для одного человека и инструментальной для другого. Духовные ценности имеют
приоритет над всеми другими ценностями, которые выполняют по отношению к ним
инструментальную функцию или являются производными от них.
Особенно важно это в системе образования, результаты деятельности которой будут
определять будущее страны и каждого в отдельности. В российском обществе то, что совсем
недавно воспринималось в качестве незыблемых постулатов, сейчас либо полностью
отвергается, либо вызывает сомнение в «полезности», значимости. Кризис
смыслообразующих жизненных и профессиональных ценностей
ведет к кризису
идентичности, который, в свою очередь, может сопровождаться духовным вакуумом,
деформацией самосознания человека, отчуждением личности от собственной истории,
утратой смысла бытия, профессиональной деятельности, т. е. перспектив будущего и
ответственности.
Наше сложное и тревожное время привнесло во все области социально-экономической
и духовной жизни общества множество проблем. В период социально-экономических
реформ происходит ломка стереотипов на уровне как социальных групп, так и личности.
В современной России осознается падение нравственности молодежи, что означает
смену ценностных ориентаций людей под влиянием различных обстоятельств, в том числе и
экономической неустроенности. Философы, социологи, политологи отмечают, что в стране
складывается новая морально-нравственная атмосфера, идет переоценка ценностей, их
творческое переосмысление. Развернулись дискуссии о путях преобразований в экономике,
социальной и духовной сферах. Любая стратегия, определяющая на длительный срок пути
формирования общественных явлений и процессов, их углубление и совершенствование,
имплицитно включает критерии и нормативы аксиологического характера. В связи с этим
становится понятным особое значение ценностных ориентаций молодежи. В данном
процессе велика роль учебно-воспитательных организаций.
Духовные ценности всегда выступали в качестве идеала, к которому стремились
лучшие представители человечества. Становление человека предполагает не только развитие
его умственных возможностей, но и усвоение системы общечеловеческих ценностей,
99
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
составляющих основу его культуры. Вопрос о внедрении этих ценностей в образовательный
процесс имеет большую социальную значимость. От его успешного решения во многом
зависят перспективы гуманизации образования, смысл которой в том и состоит, чтобы
обеспечить сознательный выбор личностью духовных ценностей и развить на их основе
устойчивую, непротиворечивую систему ценностных ориентаций. Роль образования в
осуществлении этой стратегии велика. Именно образование, благодаря его влиянию на
подрастающее поколение, способствует формированию нового общественного сознания и
таким образом воздействует на все сферы жизни.
Основным из принципов, которые должны быть реализованы для построения
действительно желаемого нами мира будущего, является изменение ценностной системы
современной цивилизации. Именно это, а не достижения науки, новые технологии, какие-то
иные способы организации общественных институтов должны стать фундаментом для
построения того самого, свободного от войн, бедствий и прочих проблем современности,
общества, истинного общества будущего. Не приняв этой самой системы ценностей, не неся
внутри себя истинно правильный взгляд на мир, человек не будет понимать, для чего нужен
каждый компонент в этом мире, каждая деталь или идея, не будет представлять себе, как и
для чего могут и должны быть использованы все эти новые передовые технологии.
Становление ценностного содержания целостного мироотношения являет собой
сложный и противоречивый процесс. С одной стороны, он осуществляется путем
последовательного или совпадающего во времени приобщения человека к разнообразным
субкультурам (детским, молодежным, профессиональным, национально-региональным и
др.). Это связано с освоением специфических наборов ценностей, в большей или меньшей
мере отличающихся как друг от друга, так и от базового набора ценностей доминирующей,
«официальной» культуры этносоциальной общности, к которой человек принадлежит. С
другой стороны, окружающие человека социокультурные реалии трансформируются в
течение всей его жизни. Такое положение диктует необходимость постоянной адаптации и
самокоррекции процессов осознаваемых, требующих волевых усилий, и неосознаваемых,
связанных с внесознательными компонентами человеческого мироотношения.
По утверждению Э. Фромма, обычно существует разрыв между тем, что человек
считает своими ценностями и действительными ценностями, которыми он руководствуется и
которые им не осознаются. Расхождение между осознанными и неэффективными
ценностями, с одной стороны, и неосознанными и действенными – с другой, опустошает
личность и, как следствие, лишает человека должной жизненной устойчивости в природной
и духовной сферах его существования.
Относительная стабильность реалий социокультурной действительности и
устойчивость тенденции их трансформации являются непременным условием постепенного
преобразования ценностного содержания мироотношения, что возможно без
акцентированного проявления целенаправленной волевой, самосозидательной активности со
стороны человека. Происходящая при этом перестройка мироотношения в достаточной мере
отражает характер и динамику изменений в содержании и структуре социокультурно
оформленной системы ценностей. Социокультурно предопределяемое коренное
преображение ценностного содержания целостного мироотношения требует от человека его
собственных творческих усилий, проявления креативности в ценностном освоении
действительности.
Ставка на диалог культур, исторические особенности, национальные традиции и корни
способна обеспечить успешность культурных преобразований, поможет предотвратить
конфликты или, по крайней мере, их локализовать: конфликты, основанные главным образом
на культурных различиях, значительно легче урегулировать, чем, например, ликвидировать
вражду между социальными классами или борющимися за власть группировками.
100
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Диалог культур призван содействовать утверждению идеалов и практики
толерантности как способа познания и уважения народов соседних с Россией государств, как
пути к взаимному духовному обогащению.
История диалога культур и цивилизаций предполагает анализ и широкое использование
опыта культурного развития многих стран и народов, их взаимных контактов и связей,
которые являются более прочными по сравнению со связями политическими и даже
экономическими [3, с. 22].
Развитие российского общества всегда определяла не экономика и не культура, а
государственная власть, господствующая идеология и политика, которые использовали
культуру как инструмент политики.
Государство, как и бизнес, могут и должны влиять на культуру, однако сфера этого
влияния должна быть ясно очерчена и ограничена. Культура предполагает поддержку
государства, деловых кругов, творческой интеллигенции, наличие общественных
благотворительных инициатив. Необходимо изменение политики и реальных действий.
Задача построения культуры касается всех; это открытая, глобальная стратегия, имеющая
конкретную цель. От концепции государственной национальной политики зависит
мировоззрение, взгляды и поведение народов. Культурная деградация отражается на
нравственных устоях всего мирового сообщества.
Гражданское общество, включая людей, занимающихся решением его социальных и
культурных проблем, должно быть полностью вовлечено в деятельность, направленную на
утверждение демократических принципов и гармонии в обществе. Современное общество
представляет собой многообразие организаций, движений, социальных групп, политических,
религиозных, культурных и иных течений, каждое из которых развивается по своим
специфическим законам. Основным показателем развития общества является культура,
выполняющая роль посредника между государством и обществом.
Академик Д. С. Лихачёв выдвинул идею «свободы и культуры», в свете которой
«возрождение страны возможно только благодаря культуре, а не идеологии».
Интеллектуальная элита почти вся ушла из политики, освободив место для людей
«второго ряда», так как осознала, что политическим силам и власти нужны не е е знания и
талант сами по себе, а ее «имидж» как средство, инструмент политической борьбы.
Если на Западе упор делается на индивидуальную свободу, в России воздействие на
мировоззрение общества оказывала «соборность». В этих условиях главным деятелем
российской культуры выступает интеллигенция, взявшая на свои плечи творчество и
созидание новой культуры. Именно сфера культуры формирует и определяет новые цели и
ценности общественной жизни, что и происходит в отдельных регионах, где формируются
новые принципы межрегиональных и межгосударственных культурных связей, основанных
на внедрении инноваций, обеспечивающих рост культурного потенциала общества [4, с. 33].
Считается, что когда существует изобилие ресурсов или возможность финансирования
их недостатка, то потребности в инновациях практически отсутствуют. Но когда необходимо
достичь высоких целей при существующих или сокращающихся ресурсных возможностях,
тогда и появляется потребность в «мозговом штурме». В этот момент нация обращает свои
взоры на наиболее образованную часть населения – интеллектуальную элиту, правительство
и бизнес готовы создать для процесса максимально благоприятные условия.
Что же мешает России перейти к созданию новой культурной политики, которая
позволила бы решить многие, если не все, проблемы в обществе? Финансы являются одним
из второстепенных ресурсов (главным являются инновационные идеи) осуществления
национальной стратегии. Основную роль финансиста выполняет частный бизнес, и это
совсем не меценатство. Бизнес рассматривает инновации как выгодное осуществление своих
частных инвестиций.
101
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Важными задачами являются создание среды для инноваций (вложение в них
инвестиций снимает нагрузку на правительства по финансированию многих направлений),
создание постоянного тесного взаимодействия между высокопрофессиональными кадрами и
властью, создание такой среды, которая позволила бы сориентировать свой огромный
интеллектуальный потенциал на достижение общих целей структурам, ранее не связанным
друг с другом.
В России уровень принятия первоначальных стратегических решений – это уровень
регионов. Именно здесь должна быть определена четкая специализация. Региональный
приоритет должен найти поддержку местной власти, тогда станет понятно, как готовить
специалистов в местных условиях, станет понятна их роль в межрегиональных и
международных культурных связях.
Финансовые ресурсы регионов ограничены, появляется необходимость максимально
помочь этому процессу сделать правильный выбор, способствовать использованию
огромного национального интеллектуального потенциала, создавать инфраструктуру для
инновационной деятельности, предоставлять финансовую помощь, особенно на переходный
период.
Культура по своей природе диалогична. Это именно тот спор, где рождается истина,
спор, предполагающий изначальную и безусловную толерантность. Диалог – лучшая канва
человеческого взаимопонимания; диалогические отношения – универсальный феномен: где
возникает сознание, там присутствует и мысленный диалог общения с великими поэтами и
философами, учеными и богословами. Но этот диалог виртуален. Реальный диалог в
настоящей жизни затруднен многими обстоятельствами. Прежде всего – нетерпимостью
людей к инакомыслию. Следует подчеркнуть, что диалог в конфессиональной сфере возможен
лишь там, где есть сознательная установка на терпимость и на веротерпимость. Под
межконфессиональным диалогом подразумевается не только диалог между различными
религиозными деноминациями внутри одной религии, но и диалог между различными
мировыми религиями.
Россия в конфессиональном отношении страна неоднородная, хотя, безусловно,
исторически доминирует в ней православие.
Духовный потенциал современной культуры, в отличие от культуры классической, тем
более средневековой, заметно ослабел. Культура оказалась в некотором тупике. Вместо
культуры на авансцене общества господствуют масс-медиа. Подлинная культура в
опасности. Есть надежда, что помощь может прийти от культа, от религии, – ведь именно
культ содержит квинтэссенцию культуры, ее зерно. Но религия в таком случае должна
обладать полнотой истины, примиряющей все слои общества.
Конструктивная и открытая в целом позиция Русской православной церкви в
межконфессиональном диалоге призвана помочь преодолению разобщенности общества,
способствовать его стабильности. Перед современным гражданским обществом стоят
нравственные задачи, которые невозможно решить без опоры на религиозные, прежде всего
христианские, ценности. Общество, в свою очередь, заинтересовано в религиозных
институтах, которые воспитывают в людях чувство ответственности и высокой
нравственности, приверженность идеалам гуманизма. Ведь, как утверждал еще Гегель,
подлинный гуманизм и христианство тождественны.
Современная культура диалога предполагает отсутствие предвзятости, односторонней
пропаганды, необходимость разговора на равных. В идеальном диалоге все собеседники
прислушиваются к голосу совести, к правде целого; первенство принадлежит тому, кто
менее других к этому первенству стремится, кто не навязывает другим свое исповедание
истины. В противном случае мы сталкиваемся с диалогом глухих, это псевдодиалог
(вспомним пушкинское «глухой глухого звал к суду судьи глухого»).
102
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Говоря о культуре межконфессионального диалога сегодня, следует исходить из того,
что подлинная культура духовна и религиозна, а культура без религии – псевдокультура. Вот
почему в этом контексте столь актуальным является такая составляющая, как общество.
Церковь отделена от государства, но не может быть отделена от общества. Диалог вне
общества повисает в воздухе, межконфессиональный диалог вне общества не приобретет
того резонанса, в котором так нуждается, особенно в наше тревожное время. Именно
общество является той естественной средой конвергенции, где осуществляется
взаимодействие церкви и культуры.
В межконфессиональном диалоге могут найти точки сближения и призваны
объединить общие усилия ради блага России не только богословы-религиоведы, но и самые
различные специалисты: психологи, философы, социологи, политологи, историки. Культура
диалога взывает, прежде всего, к чистоте совести и побуждений. Методологически она
должна быть обусловлена свободой и непредубежденностью мысли, раскованностью
суждений, тонкостью интуиций, готовностью к открытиям и прозрениям. Следует вспомнить
слова апостола Павла: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись
между вами искусные» (1 Кор. 11, 19).
Для успеха межконфессионального диалога, конечно, необходимо знание не только
своей веры и культуры, но и сопредельных культур и традиций, верований и обычаев.
Особенно важен диалог религиозных верований и славянских традиций. Только успех такого
диалога может вызвать реальную, приемлемую для мирового сообщества интеграцию
славянских народов на постсоветском пространстве.
XXI в., ознаменовавшийся всплеском международного терроризма, техногенными и
экологическими катастрофами, политическими кризисами, оставляет единственную
надежду, что только вера и разум способны объединить людей и спасти планету. При
условии, что от диалога люди доброй воли перейдут к солидарному сотрудничеству.
Глобализация и глобальные проблемы способствуют диалогу культур. В целом
проблемы открытости к диалогу и взаимопониманию в современном мире приобретают
глубокий характер. Однако для взаимопонимания и ведения диалога необходима
кросскультурная грамотность (понимание культур других народов), которая включает в себя:
«осознание различий в идеях, обычаях, культурных традиций, присущих разным народам,
способность увидеть общее и различное между разнообразными культурами и взглянуть на
культуру собственного сообщества глазами других народов» [5, с. 47]. Но чтобы понимать
язык чужой культуры, человек должен быть открыт к культуре отечественной. От родного –
к вселенскому, только так можно постичь лучшее в других культурах. И только в таком
случае диалог будет плодотворен. Участвуя в диалоге культур, надо знать не только свою
культуру, но и сопредельные культуры и традиции, верования и обычаи.
Библиографический список
1. Сайко, Э. В. О природе и пространстве «действия» диалога / Э. В. Сайко //
Социокультурное пространство диалога. – М., 2009. – С. 9–32.
2. Никитин, В. От диалога конфессий к диалогу культур / В. Никитин // Русская
мысль. – Париж. – 2000. – 3–9 февр.
3. Сагатовский, В. Н. Диалог культур и «русская идея» / В. Н. Сагатовский //
Возрождение культуры России. Диалог культур и межнациональные отношения. – Вып. 4. –
СПб., 1996.
4. Яценко, Е. Восток и Запад: взаимодействие культур / Е. Яценко // Культура в
современном мире: опыт, проблемы, решения. – Вып. 1. – М., 1999. – С. 32–37.
103
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
5. Лапшин, А. Г. Международное сотрудничество в области гуманитарного
образования: перспектива кросскультурной грамотности / А. Г. Лапшин // Кросскультурный
диалог: компаративные исследования в педагогике и психологии : сб. статей. – Владимир,
2009. – С. 45–50.
© Сиволап Т. Е., 2010
Автор статьи – Татьяна Евгеньевна Сиволап, кандидат исторических наук, доцент,
Санкт-Петербургский государственный университет.
Рецензент – Н. А. Журенко, кандидат исторических наук, доцент, Санкт-Петербургский
государственный университет кино и телевидения.
УДК 159.922.6
О. А. Таротенко
Омская гуманитарная академия
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НОВООБРАЗОВАНИЯ
ПОДРОСТКОВОГО И ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА,
СПОСОБСТВУЮЩИЕ ВЫБОРУ ПРОФЕССИИ
Проанализированы возрастные изменения в интеллектуальной и эмоциональной
сфере с позиции возможности осуществлять выбор профессии. Определены
психологические новообразования, личностные качества, способствующие выбору
профессии.
Ключевые слова: возраст, возрастная периодизация, выбор профессии,
интеллектуальные, эмоциональные, личностные новообразования в подростковом и
юношеском возрасте.
В настоящее время проблема профессионального самоопределения, в частности выбора
профессии, приобрела особую актуальность. В Рекомендациях об организации
предпрофильной подготовки учащихся основной школы в рамках эксперимента по введению
профильного обучения учащихся в общеобразовательных учреждениях на 2003/04 учебный
год (приложение к письму Министерства образования РФ от 20.08.2003 № 03-51-157ин/1303) указывается, что все это организуется «для создания специализированной подготовки... с
учетом потребностей рынка труда и обеспечения сознательного выбора учащимися будущей
профессии».
Исходя из вышеизложенного выбор профессии становится определяющим этапом
профессионального самоопределения личности в рамках школьного обучения. Проблема
выбора активно изучается психологической наукой. Исследуются внутренние и внешние
детерминанты выбора (В. Т. Ганжин, Д. А. Леонтьев, К. Левин, А. Маслоу, Дж. Мид, Н. В.
Пилипко, Б. Скиннер, А. И. Титаренко, З. Фрейд), условия осуществления эффективного
выбора (В. И. Бакштановский), психологические факторы значимого жизненного выбора
(А. А. Комлев), процессы принятия решений как проявления выбора в социальной,
профессиональной и личностной сферах (Х. Т. Ванг, А. В. Карпов, Е. А. Савина). Однако до
сих пор нет отчетливых и разделяемых научным сообществом дефиниций выбора как
такового, не изучены особенности профессионального выбора на разных этапах онтогенеза.
В связи с этим рассматриваются возрастные особенности, способствующие выбору
профессии.
104
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Возраст ребенка – это категория, служащая для обозначения временных характеристик
индивидуального развития, то количество дней, месяцев, лет, которые отделяют ребенка от
момента его рождения. Одной из главных закономерностей возрастного развития является
оценка возрастной нормы. С позиции адаптивного характера развития критерии возрастной
нормы должны учитывать диапазон возможностей организма, обеспечивающих надежность
его функционирования на каждом этапе онтогенеза.
В результате многократных исследований было установлено, что личность в онтогенезе
проходит ряд этапов развития. А. Валлон считает, что на каждом этапе развития
устанавливается устойчивое равновесие между реальными возможностями ребенка и
соответствующими условиями его жизни [2]. Возникшие новообразования способствуют
формированию личности как «высшей психологической системы» (Л. С. Выготский [5]),
присвоившей основные формы общественной деятельности – труд, познание и общение
(Б. Г. Ананьев [1]).
Этапы развития личности носят закономерный характер и могут быть поняты как
результат перестройки психических процессов ребенка под влиянием его социального опыта
или в связи с появлением у индивида в определенное время мотивации заниматься той или
иной деятельностью [12]. Причем было доказано, что «стержнем возрастных изменений
личности ребенка являются изменения, которые претерпевает его аффективно-потребностная
сфера» [3].
Хэвигхерст считает, что задачи развития состоят в формировании тех качеств, которые
необходимы самому индивиду или соответствуют общественным запросам. Это умения,
знания, функции и установки, которые индивид должен приобрести к определенному
моменту своей жизни в процессе физического созревания, под влиянием социальных
ожиданий и с помощью личных усилий. При освоении задач каждого очередного этапа
развития наступает адаптация и подготовка к решению более трудных задач в будущем [12].
Возрастная норма определяет и разные границы возрастной периодизации развития.
Так, в периодизации Д. Бромлей цикл «юность» определен в границах: а) старшее школьное
детство 11–15 лет и б) поздняя юность 15–21 год. В периодизации Дж. Биррена юность 12–
17 лет. Э. Эриксон объединял половую зрелость, подростковость и юность в один этап
развития и определял границы 11–20 лет [6]. У Д. Б. Эльконина юношеский возраст имеет
границы 17–21 год [15]. По международной классификации (Квинн, 2000) подростковый
(юношеский) возраст – это период от 12 до 18 лет [6] и т. д. Как видно из приведенных
примеров, подростковый и юношеский возраст имеют неоднозначные границы. В рамках
исследования будем рассматривать возраст с 14 до 18 лет. По мнению Н. С. Пряжникова, это
период подготовки к жизни и труду, сознательного и ответственного планирования и выбора
профессионального пути.
В работах М. И. Дьяченко, Л. А. Кандыбович, В. А. Понамаренко, В. Д. Шадрикова,
В. И. Ширинского выделены основные компоненты состояния готовности учащихся к труду
(эмоциональные, интеллектуальные, личностные качества) [14, 15]. Рассмотрим, какие
психологические изменения происходят в развитии личности подростков и юношей,
раскрывающие готовность к выбору профессии.
Одной из особенностей развития мышления подростка является умение легко
абстрагироваться от конкретного, наглядного материала и рассуждать в чисто словесном
плане. На основе общих посылок он уже может строить гипотезы, проверять или опровергать
их, что свидетельствует о приоритетном развитии у него логического мышления [10].
Сталкиваясь с необходимостью решить задачу, которая для него является новой, в
большинстве случаев подросток стремится использовать разнообразные подходы к ее
решению, стараясь найти наиболее эффективный из них. Данные способности возникают не
105
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
сами по себе, а формируются и развиваются в процессе школьного обучения, при овладении
знаковыми системами, принятыми во многих современных науках.
Другой особенностью развития мышления подростков является их способность
анализировать абстрактные идеи, искать ошибки и логические противоречия в абстрактных
суждениях. Благодаря этому у детей подросткового возраста отмечается возникновение
интереса к разнообразным абстрактным философским проблемам. Они начинают рассуждать
об идеалах, о будущем, приобретают новый, более глубокий и обобщенный взгляд на мир, то
есть у них происходит становление мировоззрения.
Характеризуя развитие психических познавательных процессов в период юности,
следует сказать, что в старших классах школы развитие познавательных процессов детей
достигает такого уровня, что они оказываются практически готовыми к выполнению всех
видов умственной работы взрослого человека, включая самые сложные. Юноши уже мыслят
логически и в состоянии заниматься теоретическими рассуждениями и самоанализом. Они с
еще большей легкостью, чем подростки, могут размышлять на нравственные, политические
и другие темы [10].
В юношеском возрасте начинают наиболее отчетливо проявляться особенности
мышления, обусловленные половыми различиями. Так, по мнению И. С. Кона [8],
склонность к абстрактному мышлению типична главным образом для юношей. Хотя девочки
в этом возрасте лучше учатся и превосходят мальчиков по успеваемости, их познавательные
интересы менее определенны и дифференцированны, и они лучше решают конкретные, а не
абстрактные задачи. У девочек художественно-гуманитарные интересы превалируют над
естественно-научными. Что же касается мечтательности, то она связана не столько с
интеллектуальными, сколько с характерологическими особенностями.
Еще одной особенностью развития когнитивной сферы ребенка в юношеском возрасте
является формирование индивидуального стиля умственной деятельности.
Индивидуальный стиль деятельности, по определению Е. А. Климова [7], это
«индивидуально-своеобразная система психологических средств, к которым сознательно или
стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей (типологически
обусловленной) индивидуальности с предметными, внешними условиями деятельности».
Многие исследователи (И. С. Коган) считают, что в познавательных процессах
индивидуальный стиль деятельности выступает как стиль мышления, то есть устойчивая
совокупность индивидуальных вариаций в способах восприятия, запоминания и мышления,
за которыми стоят различные пути приобретения, накопления, переработки и использования
информации [13].
В эмоциональном плане для детей в подростковом возрасте характерна легкая
возбудимость, резкая смена настроений и переживаний. Подросток лучше, чем младший
школьник, может управлять выражением своих чувств. В определенных ситуациях школьной
жизни (плохая отметка, выговор за плохое поведение) он может скрывать под маской
безразличия тревогу, волнение, огорчение. Но при определенных обстоятельствах (конфликт
с родителями, учителями, товарищами) подросток может проявить большую импульсивность
в поведении. От тяжело переживаемой обиды он способен на такие поступки, как бегство из
дома, даже попытка самоубийства (П. М. Якобсон [16]).
Огромное значение в этом возрасте приобретает общение со сверстниками, которое
становится острой потребностью подростка и связано со многими его переживаниями.
Общение с товарищами – источник не только появления новых интересов, но и становления
норм поведения. Тем более что именно в отрочестве диапазон полярных чувств чрезвычайно
велик [11].
Общий рост личности подростка, расширение круга его интересов, развитие
самосознания, новый опыт общения со сверстниками, как правило, ведут к интенсивному
106
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
росту социально ценных побуждений и переживаний. Подросток острее испытывает
сочувствие при виде горя других людей, ему свойственно стремление бескорыстно
отказаться от чего-то для него ценного ради блага другого человека. Подросток через
собственные душевные муки обогащает сферу своих чувств и мыслей, он проходит трудную
школу идентификации с самим собой и с другими, впервые овладевая опытом
целенаправленного обособления.
При переходе от подросткового к юношескому возрасту самопознание молодого
человека теряет свою эмоциональную напряженность и существует уже на спокойном
эмоциональном фоне.
Общая направленность юношей и девушек на будущее создает благоприятные
психологические основы для большей открытости подростков разнообразным
переживаниям. Эстетические чувства, переживания, связанные с появлением новых видов
деятельности, чувство влюбленности, радость творчества, большой интерес к миру чувств
другого человека, особенно сверстника, – все это обусловливает большую эмоциональную
восприимчивость молодых людей, свойственную данному возрасту.
У юношей и девушек более точное регулирование чувств, в частности, более
совершенное владение выражением своих чувств и настроений.
Формируются мировоззренческие чувства – переживания, связанные с формированием
собственной системы взглядов на объективный мир и место в нем человека, а также
переживания, связанные с формированием жизненной позиции, ценностных ориентаций,
убеждений, идеалов, принципов познания и деятельности [13].
В юношеском возрасте, как правило, происходит формирование общей эмоциональной
направленности личности, то есть закрепление иерархизации собственной ценности тех или
иных переживаний.
В процессе развития самосознания у подростков наблюдаются качественные изменения
мотивов, которые характеризуются теперь большой устойчивостью. Многие интересы
принимают характер стойкого увлечения.
В юношеском возрасте, по словам Л. И. Божович, на первое место выдвигаются
мотивы, связанные с жизненным планом ученика, его намерениями в будущем, его
мировоззрением и самоопределением [4].
По своему строению мотивационная сфера подростков начинает характеризоваться не
рядоположенностью мотивов, а их иерархической структурой, наличием определенной
системы соподчинения различных мотивационных тенденций на основе ведущих
общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов.
В старших классах учебно-познавательная деятельность подростков начинает
определяться мотивами, направленными на реализацию будущего, осознание своей
жизненной перспективы и профессиональных намерений. Так, в исследовании А. В.
Кирьяковой широкий мотив «реализация жизненных планов» занял первое ранговое место, а
познавательный интерес – всего лишь четвертое [13].
Таким образом, есть основание полагать:
1) для подросткового и юношеского возраста разность в интеллектуальном и
эмоциональном развитии настолько мала, что более целесообразным является объединение в
один возрастной период либо определение наиболее сенситивных периодов отдельных
составляющих интеллекта;
2) вплоть до юношеского возраста у многих детей отсутствует способность к
предварительному планированию деятельности, но, вместе с тем, налицо стремление к
саморегуляции. Оно проявляется в том, что, осуществляя интересную, интеллектуально
захватывающую деятельность или производя такую работу, которая мотивирует
соображениями престижности, подростки могут длительное время удерживать внимание,
107
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
быть в состоянии переключать или распределять его между несколькими действиями и
поддерживать довольно высокий темп работы;
3) существенно изменяется характер и виды деятельности, в которые включается
старший школьник. По мнению Э. Ф. Зеера, ведущей деятельностью является учебнопрофессиональная. Полноценное осуществление ведущей деятельности способствует
дальнейшему становлению личности.
Итак, основные психологические новообразования личности на данной стадии –
самостоятельность, социальная зрелость, обобщенные способы познавательной и
профессиональной деятельности, социально-профессиональная компетентность. Желания,
влечения, склонности становятся принципиально иными под влиянием морально-нравственных чувств, таких как чувство долга, товарищеской солидарности, ответственности и
сопереживания. Интеллектуальные чувства ведут к активности, вызванной потребностью в
умственном напряжении и стремлением к самостоятельным суждениям, умозаключениям и
открытиям.
Все вышеперечисленные новообразования помогают личности осуществлять выбор
профессии, находить свое место в жизни, определять смысл жизни, формировать мировоззрение и вырабатывать жизненную позицию. Выбор профессии свидетельствует о
социальной и нравственной зрелости личности.
Библиографический список
1. Ананьев, Б. Г. Избранные психологические труды / Б. Г. Ананьев ; под ред. А. А.
Бодалева [и др.] ; сост. П. В. Кузьмина. – М., 1980. – Т. 2. – 287 с.
2. Валлон, А. Психическое развитие ребенка / А. Валлон. – М., 1967. – 196 с.
3. Божович, Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте /Л. И. Божович. –
М. : Просвещение, 1968. – 349 с.
4. Божович, Л. И. Проблемы развития мотивационной сферы ребенка / Л. И. Божович //
Изучение мотивации поведения детей и подростков. – М., 1972. – С. 7–44.
5. Выготский, Л. С. Собрание сочинений : В 6 т. / Л. С. Выготский. – М. : Педагогика,
Т. 2. – 1982. – 504 с. ; Т. 3. – 1983. – 368 с. ; Т. 4. – 1984. – 432 с.
6. Гусев, Н. И. Возрастная физиология / Н. И. Гусев, Д. В. Уразов. – УдГУ, 2003. – 60 с.
7. Климов, Е. А. Психологическое содержание труда и вопросы воспитания / Е. А.
Климов. – М., 1986. – С. 79.
8. Кон, И. С. Психология ранней юности : книга для учителя / И. С. Кон. – М. :
Просвещение, 1989. – 225 с.
9. Психология подростка : учебник / под ред. А. А. Реана. – СПб. : ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК,
2006. – 480 с.
10. Психология развития / Т. М. Мартюнина [и др.] ; под ред. Т. Д. Марцинковской. –
М. : Академия, 2001. – 352 с.
11. Райс, Ф. Психология подросткового и юношеского возраста / Ф. Райс. – СПб. :
Питер, 2000. – 656 с.
12. Реан, А. А. Психология человека от рождения до смерти / А. А. Реан. – СПб. :
ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2000. – 656 с.
13. Сериков, В. В. Формирование у учащихся готовности к труду / В. В. Сериков. – М. :
Педагогика, 1988. – 192 с.
14. Шадриков, В. Д. Структура познавательной деятельности / В. Д. Шадриков. – М. :
Просвещение, 1976. – 120 с.
15. Эльконин, Д. Б. Детская психология / Д. Б. Эльконин. – М. : Просвещение, 1960. –
328 с.
108
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
16. Якобсон, С. Г. Психологические механизмы усвоения детьми этических норм /
С. Г. Якобсон, В. Г. Шур // Психологические проблемы нравственного воспитания детей. –
М., 1977. – С. 59–108.
© Таротенко О. А., 2010
Автор статьи – Ольга Анатольевна Таротенко, кандидат психологических наук, доцент,
НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Е. П. Щербаков, доктор психологических наук, профессор, НОУ ВПО «ОмГА».
109
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
УДК 316.66+177
Е. П. Щербаков
Омская гуманитарная академия
КОНЦЕПЦИЯ УТВЕРЖДЕНИЯ НРАВСТВЕННОСТИ
В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ В ПОСТПЕРЕСТРОЕЧНЫЙ ПЕРИОД
(ОТ СОЦИАЛИЗМА К КАПИТАЛИЗМУ)
(к вопросу о привлечении людей пенсионного возраста)
В статье даются общие понятия – «моральность» и «нравственность». Уровень
нравственности в обществе снизился. Отмечается, что люди пенсионного
возраста, накопившие большой жизненный опыт, мобильные, остаются
невостребованными. Представлена методологическая основа, обеспечивающая
«утверждение нравственности» как социально-психологического явления
саморегуляции, без больших финансовых вложений.
Ключевые слова: мораль, нравственность, утверждение нравственности.
1. Общие понятия
Морально-нравственная регуляция является формой общественной регуляции
поведения людей. Оценочно-критическое отношение к морали и моральным нормам
определенным образом складывается у каждого человека и затем проявляется в сфере
общественного сознания. Эта сфера включает представления о должном, о ценном, понятия
о справедливости, о добре и зле.
Понятия «мораль» и «нравственность» в философии и этике рассматриваются как два
тождественных понятия, но в них усматриваются и различия. Мораль – это форма
общественного сознания, требования, сложившиеся в обществе. Нравственность – это оценка
и самооценка практических действий, поступков человека [1].
Мораль регулирует все сферы человеческой деятельности, требует достижения
нравственных идеалов, осуществляется с опорой на авторитет общественного мнения.
Главное значение в нравственной регуляции имеют те требования, которые индивидуум
предъявляет к себе на основании собственных моральных норм и принципов.
Философы выделяют следующие функции морали: познавательную, оценочную,
воспитывающую, мировоззренческую, регулятивную. Ведущей из них является
регулятивная, регламентирующая содержание отношений между людьми, так как выступает
в качестве особого способа воздействия на поведение детей и является синтезом всех других
функций.
Усвоенные и принятые личностью нормы и требования морали осуществляют
саморегуляцию поведения, когда реализация нормы становится необходимостью. Нормы
поведения – представление о должном поведении.
2. Уровень нравственности в обществе
В период быстрого перехода от одной идеологии к другой в России произошел крах в
экономике. Осуществлена несправедливость на глазах всего общества. Населению
выдавались ваучеры. Для простого человека они были всего лишь бумажками, тогда как
люди, стоящие ближе к руководству государством, были более информированными, скупали
эти ваучеры, занимали деньги за границей и по заниженным ценам приобретали
110
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
материальные ценности. В период становления государства, когда правовой основы еще не
было, многое оставалось бесхозным. Действовала порука. Первый президент говорил: «То,
что не запрещено, может быть реализовано; берите власти столько, сколько вам
необходимо». Законов еще не было, и власть «бралась».
При новой идеологии россияне живут уже 20 лет. Возможно из-за мирового кризиса,
особых успехов в экономике не наблюдается, что не вселяет уверенности и не приносит
удовлетворенности.
В настоящее время в мировом рейтинге по проявлению коррупции Россия занимает
место в первой десятке наиболее коррумпированных стран. Усугубляется несправедливость,
законы работают слабо. Нравственность попрана.
Продавцы стараются перепродать как можно дороже, хотя товар может быть
некачественным. Чиновники стараются зарабатывать деньги для своего ведомства,
например, в жилищно-коммунальном хозяйстве идет постоянное увеличение цен,
совершаются ошибки расчетов в пользу ведомства.
3. Необходимость утверждения нравственности в общественном сознании
В истории человечества во имя утверждения нравственности рождались религии с их
заповедями, молитвами, проповедуемыми принципами поведения. В период античности
философы говорили о несовпадении реального поведения человека и его сущности.
Истинная человечность нравственна и является расцветом естественных возможностей.
Возможно, причиной исчезновения многих империй в истории человечества был
расцвет безнравственности. Остались лишь следы цивилизаций: Великая Китайская стена,
Колизей в Риме, пещерные церкви и монастыри в Болгарии.
Безнравственность, как болезнь, скрытно распространяется и подобно тому, как
ржавчина съедает металл, поражает общество. Когда критическая масса станет достаточно
большой, она станет неуправляемой. В нашей стране признаками падения общественногосударственного потенциала являются брошенные и разрушенные остовы построек и
скотных дворов, недостроенные промышленные здания.
В России крайне необходимо формировать и утверждать нравственность с целью
обеспечения безопасности жизнедеятельности общества, государства.
4. Реализация утверждения нравственности в общественном сознании: кадровый состав
Молодежь видит положение пенсионеров, которые, посвятив всю жизнь построению
«светлого будущего», ничего не заработали. И для молодых нет ясных перспектив. В среде
молодежи формируются негативизм, неудовлетворенность, а по отношению к богатым –
презрение и злость.
Молодежи надо овладевать профессией, утверждать свой статус для карьерного роста,
строить семью. Поэтому заниматься утверждением нравственности в общественном
сознании более правильно людям пенсионного возраста, которые в достаточной мере
накопили жизненный опыт.
Личность – устойчивое образование. Были одни установки, принципы – появились
другие, были одни условия – появились другие требования и условия. В связи с этим
личность испытывает неуверенность, тревогу и беспокойство, неудовлетворенность своей
жизнедеятельностью.
Особенно
тяжелым
переживанием
является
осознание
невостребованности со стороны общества.
У пенсионеров разная судьба. Одни продолжают работать, другие занимаются внуками,
помогая своим детям. У всех разные бытовые условия. Кто-то отдает все детям, а сам
существует в стесненных условиях. Но большинство накопило знания, имеет высокий
профессионализм, большой жизненный опыт и мудрость.
111
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Мобильных пенсионеров вполне можно было бы привлечь к работе с молодежью, да и
с населением среднего возраста и определенной категорией самих пенсионеров.
5. Содержание и форма утверждения нравственности
в общественном сознании
Утверждая нравственность, основной аспект деятельности предполагается строить на
позитивном, возвышенном, благородном. Аморальным, безнравственным, входящим в
систему гражданского законодательства, занимаются юриспруденция и органы внутренних
дел государства, в какой-то степени религия. Морально-нравственное и аморальнобезнравственное – антиподы, составляющие принципы, убеждения оценки и самооценки,
мысли, отношения и действия. Говоря о позитиве, невозможно избежать негатива, но
основное назначение «утверждения нравственности» – возвышение благородного,
человеческого.
Нравственная сторона общества формируется на уровне индивидуального сознания.
Личность устанавливает принципы решения жизненных ситуаций, отношений к людям и к
самому себе. Имеет значение социальное окружение, условия жизни и деятельности.
Определяются установки поведения. Сознание индивидуума сливается в сознание отдельных
групп, начиная с диады (два человека). В дальнейшем происходит совпадение мнений групп,
и в итоге можно говорить об общественном сознании. Однако все начинается с индивидуума.
Поэтому можно говорить, что работа должна строиться по отношению к индивидууму, хотя
форма работы может быть групповой. Групповая работа предпочтительнее в том смысле, что
на индивидуума влияет присутствие таких же лиц, как он (фасилитация). Это благоприятно
для участников и экономично для проводящего.
6. Принципы привлечения к работе по утверждению нравственности
1. По определению ЮНЕСКО понятие «здоровье человека» включает в себя
психическое, физическое, социальное здоровье, т. е. здоровый человек – это не только
нормальный человек без болей и болезней, а еще и испытывающий удовлетворение от
социального окружения.
2. В. Франкл во время Второй мировой войны находился в концентрационном лагере и
видел, что те люди, которые не имели целей в жизни и не видели ее смысла, погибали. Он
исследовал эту проблему и пришел к выводу, что удовлетворение только организменных и
материальных потребностей приводит к пресыщению. Целью или смыслом жизни может
быть забота о другом человеке [2].
3. Каждый конкретный этап жизненного пути должен быть новым этапом в
самореализации личности. Каждое социальное действие – арена самореализации.
Жизненный путь – непрерывная цепь актов самореализации. Самореализация связана с
саморазвитием. Самоутверждение – результат поставленных и выполненных целей.
Изменяя мир, человек меняет и себя. Смысл жизни – это «сверхзадача»
жизнедеятельности. Реализация смысла жизни предполагает напряжение всех сил человека.
4. Общественную деятельность следует понимать как живое социально-психологическое явление. Для этого отдельные элементы системы должны быть взаимно необходимы и
взаимосвязаны. Тогда социально-психологическое явление (деятельность) может
осуществляться без больших финансовых затрат.
5. Направленность личности – это результат единства социализации (приобщение к
ценностям общества) и индивидуализации – способ и форма присвоения общественных
отношений.
7. Режим и условия работы с населением
112
Раздел 3. Социология, психология, педагогика
Планово-договорный режим работы должен быть удобным для кадрового состава.
Необходим необременительный по времени режим (примерно один раз в неделю). Участие в
работе (мероприятиях) следует принимать по желанию, в удобное для работающих время.
Работа выполняется на общественных началах, т. е. является волонтерской.
8. Структура управления по реализации утверждения нравственности
Необходимо организовать Центр организационной и научно-методической работы при
государственном учреждении. Таким учреждением может стать Пенсионный фонд по
Омской области, который имеет непосредственное отношение к пенсионерам, их
психическому, физическому и социальному здоровью. Пенсионный фонд может изыскать
материальную часть для проведения работы по утверждению нравственности в
общественном сознании.
Центр организационной и научно-методической работы по утверждению
нравственности может возглавить Омская гуманитарная академия.
Возглавлять работу должен председатель Пенсионного фонда по Омской области.
Центр организационной и научно-методической работы может подчиняться председателю
Пенсионного фонда по Омской области.
Библиографический список
1. Словарь по этике. / под ред. А. А.Гусейнова, И. С. Кона. – 6-е изд. – М. : Политиздат,
1989. – 447 с.
2. Франкл, В. Человек в поисках смысла / В. Франкл. – М. : Прогресс, 1990. – 303 с.
© Щербаков Е. П., 2010
Автор статьи – Евгений Павлович Щербаков, профессор, доктор психологических наук,
НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Б. А. Борсуковский, кандидат педагогических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
113
Раздел 4. Философия
РАЗДЕЛ 4
ФИЛОСОФИЯ
УДК 321.01
Ю. А. Бабинов
Севастопольский национальный технический университет
В. Е. Боборыкин
Николаевский государственный университет им. В. А. Сухомлинского
ФЕНОМЕН ДУХОВНОСТИ В ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
Рассматриваются проблемы соотношения духовности и рациональности,
составляющие сущность внутреннего мира человека. Дан анализ форм и вариантов
их взаимосвязи.
Ключевые слова: личность, духовность, мораль, ценностные ориентации, воспитание.
Исследование духовного мира человека представляет актуальную философскую
проблему. Трансформация человеческих потребностей и интересов, целесообразность в
действиях и взаимоотношениях всегда интересовали мыслителей древности и философов
современного общества. Человек, как существо коммуникативное, постоянно нуждается в
контактах с другими людьми для взаимного обмена мыслями, знаниями, переживаниями,
возвышающими его духовность и волю. Эти связи весьма многообразны и представляют
часть нашего бытия. Благодаря им люди добиваются поддержки своих замыслов и
поведенческих актов, испытывают радость от бескорыстной помощи и печаль от
невозможности вернуть утраченное.
Жизненный процесс наполнен духовными исканиями. Эмоции как составная часть
мировоззрения тоже оптимизируют благие дела. Воля утверждает решительность
производимых действий. Все это относится к духовно-интеллектуальным усилиям,
постоянно обогащающим различные стороны образа жизни.
В последнее время философы многих стран энергично изучают духовность человека,
анализируют динамику ее форм и содержания, выясняют значимость в конкретных
обстоятельствах. Однако большинство авторов обсуждают либо духовность, либо
рациональность. Такой подход оправдан богатством связей личности с миром, сложностью
форм духовного производства и значимостью рациональности в глобальном мире.
112
Раздел 4. Философия
Постараемся проанализировать феномен духовности и соотношения его с
рациональностью в деятельности человека, отдельных социальных групп, общества. В
стремительном потоке жизни наряду с изменением устоявшихся идеологий, форм
общественного сознания, гуманистических начал наблюдаем распространение насилия,
«совершенствование» форм террористических атак, по причине которых появляются
многочисленные жертвы, возникают паника, всепроникающий страх, парализующий
энергетику человека в его повседневной и профессиональной сферах. В этих условиях
современный мир нуждается в утверждении духовности во всех ее проявлениях.
Духовность, как ценностно-нормативный комплекс самосознания, характеризуется
высокой мотивацией к творчеству, ответственностью за плоды своей деятельности, верой в
идеалы гуманизма, любовью к Родине, нравственностью. Ее полнота кристаллизуется
физической, психической, чувственной энергией, коммуникативной связью человека с
природой и обществом.
В центре духовности находится энергия делового, социально-позитивного творчества.
В этом контексте чем напряженнее поисковые действия, тем значительнее результат и
удовлетворенность в работе, переходящая в страсть подлинно креативного человека.
Стремясь выйти за грани общепризнанного, наш современник постоянно ставит перед собой
все более сложные задачи, применяя накопленный опыт и знания. Творческая реализация
способностей, умения, таланта при одновременной аккумуляции новых знаний играют
большую роль в процессе самосовершенствования личности.
Эмоции и чувства, будучи важными элементами духовности, весьма значительно
воздействуют на человека. Однако часто наблюдается преобладание чувственно-эмоционального над рациональным. Менеджер, демонстрирующий на работе сухой, протокольный
характер отношений с подчиненными, постоянно ограничивает поле их эмоциональных
контактов, вызывая тем самым к себе недоверие. С другой стороны, позитивная
эмоциональная поддержка действий сотрудников приумножает их потенциал, способствует
росту мастерства и быстрому достижению поставленных целей. Принцип рациональности
при всей своей узости и конкретности непременно включает эмоционально-чувственные
проявления человека. При этом чрезмерные эмоции в процессе выполнения сложного
задания представляют серьезную преграду на пути к успеху.
В отношениях между членами группы комбинирование вариантов, введение
периодичности выработки и принятия решений, выстраивание последовательности действий
практически исключают значимость эмоций, так как все подчинено холодному расчету.
Профессиональные менеджеры, действующие подобным образом, эффективно работают в
кризисных ситуациях, в условиях обострения социально-экономических проблем. Они
своевременно, нередко жестко, применяя в основном материальные стимулы, умелыми
действиями рационально устраняют трудности. А вот в относительно благоприятное время
им не удается добиться значительных результатов, так как не все подчиненные готовы
принимать такой стиль управления, который ограничивает и лимитирует престиж и влияние
управленца. Кроме этого, эмоционально-чувственное начало, взаимосвязь во многом
обусловлены конкретной ситуацией. При благоприятных условиях эмоциональный подъем
способствует активизации функциональных действий людей. А вот перемена конъюнктуры в
худшую сторону провоцирует психическое напряжение, панику, когда теряется контроль в
отношении конкурирующего субъекта, а с ним и планируемый выигрыш.
Разум призван властвовать над чувствами, ограничивать их влияние, особенно в
трудное время, но при необходимости он может способствовать мобилизации всех сил
человека для достижения поставленной цели. Убедительным союзником, консолидирующим
рациональные идеи и практику, выступают чувства. Их сила проявляется в предвкушении
триумфа, и, напротив, они гасят необходимые действия при ощущении бессилия и тревоги.
113
Раздел 4. Философия
Осознание человеком рациональности поступка усиливает критичность мышления, остроту
эмоций при поиске истины. Но духовный процесс противоречив и рациональные действия не
всегда завершаются успехом.
Немаловажную роль в структуре духовности играет критический подход к явлениям и
событиям общественной жизни. Смелость и отвага при критическом анализе происходящего
демонстрируют высшую грань духовности. Очень важно правильно сопоставить действия
других субъектов, участвующих в том или ином деле, – представителей бизнеса, менеджеров
организаций, чиновников различных уровней и т. д. – с их лозунгами и обещаниями,
предложить альтернативу действий, сформировать достаточные основания для ее признания.
Необходимость проведения такой работы воодушевляет творческого человека.
Деятельность критика непосредственно связана с постигаемыми моральными нормами.
Их осознание позитивно сказывается на любой существенной для индивида и общества
активности. Поведение, направляемое нормативной системой, обогащает ее неожиданными
поворотами действий, требует нестандартных решений. С другой стороны, огульная критика
безнравственна, непродуктивна. Часто скрываемая под вполне благодушными суждениями и
оценками, она вдвойне опасна в той или иной среде, так как вносит смятение и
подозрительность, подтачивает коллективный дух и согласие.
Философы, исследующие метаморфозы духовности, указывают на необходимость
постижения отдельных элементов и их взаимосвязь. Интегрирующим механизмом здесь
выступает свободная воля при реализации «должного», крайне важного дела для человека.
По форме проявления воля субъективна, ее характер и направленность зависят от ценностей
и норм общества. В конкретных ситуациях весьма существенно взаимодействие
потребностей и интересов, где потребности выступают значительным импульсом к
предметному и интеллектуальному действию. Единство объективных условий и
протекающей в них деятельности субъекта позволяет формировать волю как
психосоциальный феномен духовности. Наличие или отсутствие твердой воли
диагностируют ее качество.
Формирование воли как одного из элементов образа жизни проходит в разнообразных
формах поведения и отношений человека с миром. Особенно значимы ценностные
установки, содействующие констатации, воспроизведению волевых актов в течение
длительного времени, необходимого для обретения их устойчивости.
Воля тесно скоординирована с моральными и аморальными поступками. В первом
случае она элемент позитивной деятельности, приносящей пользу обществу. Она позволяет
человеку достичь универсальной самореализации и на этой основе рано уяснить смысл
жизни. Прав академик А. А. Гусейнов, отмечая, что моральные мотивы занимают в
человеческом поведении то же самое место, которое занимали олимпийские боги в
поведении гомеровских героев [9]. По его мнению, мораль в качестве абсолютной ценности
не может сказать, что следует делать, но она может сказать, чего делать нельзя. В то же
время воля может выступать как инструмент неразумных эгоистических, даже порочных
действий. Крайний индивидуализм в единстве с аморальным преступным опытом образует
синтез антигуманных, постыдных «деяний», приносящих страдания всем. Искоренить злую
волю не удается даже в развитых, цивилизованных обществах.
Воля человека как движущая сила творческих усилий и практической деятельности
весьма важный фактор в процессе становления духовного мира от истоков до финальных
человеческих мгновений. Это концентрация духовных мотивов, ценностей, знаний,
принципов и т. д. в ходе творческой, и не только творческой деятельности. Создатели
научных теорий и направлений, творцы художественных произведений, технических систем,
новаторы, прокладывающие нехоженые пути, добиваются успеха благодаря своей
неукротимой воле. Она – психосоциальная энергия, умножающая силы личности для
114
Раздел 4. Философия
устранения препятствий, неизбежных спутников созидательной работы. И. И. Кальной
справедливо заявляет, что человек обретает социальное и духовное измерение, утверждая
себя через волю к власти над обстоятельствами и над собой [10].
Следует отметить значительное число научных публикаций по проблеме
рациональности. Они формулируют проблему на основе предварительного изучения опыта
прошлого, выдвигают гипотезы, определяют объект и предмет исследования, организуют
сбор и обработку эмпирического материала, стремятся обнаружить нечто повторяющееся, а
затем, возможно, закономерное и т. д. Рациональный подход к познанию позволяет
синтезировать множество факторов в единый блок для успешного достижения цели. Весьма
важно знание основных принципов познания – объективности, всеобщей связи,
противоречивости и т. д., применение которых помогает получать необходимую
информацию и превращать ее в подлинно научные факты. Установление связи между ними
может стать причиной устойчивых, сущностных процессов, способных объяснить изучаемое
явление. Творческий рационализм ученого, генерирующего новые идеи, гипотетические
«прозрения», тесное сотрудничество с коллегами являются основой нестандартных решений
и их осуществления. Наравне с высоким уровнем духовности, ученые открыты людям,
демократичны в отношениях с другими, ценят напряженный труд, переживая горечи и
радости.
Рациональность, будучи одной из форм духовной деятельности, основанной на
ценностно-нормативных началах, ориентирована на получение результата, превосходящего
затраты. Она обнаруживает содержание и характер в деятельности и отношениях,
потребностях и интересах людей. Существует взаимосвязь рационального и духовного,
которые взаимодополняют и оказывают воздействие друг на друга. Принцип рациональности
охватывает все аспекты духовного мира и, в свою очередь, подвержен определенной
корреляции и влиянию последнего [11, с. 3–15].
Связь духовности и рациональности существует в различных общественноэкономических условиях. Она может быть благоприятной или неблагоприятной. В первом
случае эта связь активная, всесторонняя, где оба элемента духовной культуры
сбалансированы. Демократическая власть в равной мере заинтересована в развитии
духовности людей и их рационально-прагматическом стиле жизни. Она стремится выделять
материальные средства, идущие на дальнейший прогресс образования, науки, искусства, а
государственные и частные СМИ – приобщать людей к усвоению и оценке достижений
национальной и мировой культуры.
Находясь в неблагоприятной ситуации, духовность деградирует. Например, в условиях
тоталитарного режима особенно резко увеличивается значение идеологии. Индокринация
идей часто оправдывает действия власти, умело камуфлирует ущербный политический курс,
манипулирует сознанием людей. При неизбежных материально-экономических переменах
либерально-рыночная экономика и власть нуждаются в повышении духовной культуры
граждан и общества. Отпадает надобность в тотальной идеологизации сознания, необходима
универсализация, развитие всех элементов духовности. Навязчивая реклама, заказные статьи
в газетах и журналах, коммерциализация искусства и спорта, превратившиеся в сферы
обогащения, распространение имущественно-потребительского насилия в кинофильмах,
удручающее падение ценностей человеческой жизни фатально препятствуют
цивилизованной эволюции человечества.
В последние десятилетия в публикациях тщательно анализируется духовность и ее
неотъемлемая часть – рациональность. Духовность часто определяют как «позитивное» либо
«негативное» явление [12, с. 51–53.], a рациональность – как «закрытое» и «открытое» [2,
с. 10–12]. Духовность – это предельное выражение социокультурного развития человека с
осознанием им свободы действий и отношений на основе нравственных норм и ценностей,
115
Раздел 4. Философия
эмоционально-чувственных реакций, способствующих творческой самореализации. В свою
очередь, рациональность представляет собой познание и преобразование мира на основе
признания главенствующей роли разума с целью достижения необходимого результата.
Рациональность многоаспектна и включает не только комбинации, учет имеющихся у
субъекта механизмов, но и аналитический подход к разработке решений значимой проблемы.
Рациональность представляет способность человека трансформировать качественное
состояние духовности, т. е., аккумулировать знания, устойчивые ориентации, значимые для
творческого освоения действительности и самосовершенствования. Эта функция
человеческого разума позволяет устанавливать сеть общественных отношений с учетом
ситуационных обстоятельств, целей субъекта в различных формах и направлениях
деятельности.
Духовность и рациональность – две взаимосвязанные стороны культуры как личности,
так и общества. Разум выполняет интегрирующую функцию по отношению к другим
элементам духовности. В свою очередь, трансформации духовности серьезно воздействуют
на разум, подчиняя его воле, потребностям и интересам. Единство духовности и
рациональности следует обсуждать с позиции связи общего и единичного. В духовности
ценности индивида определяют другие элементы, диагностируя их влияние на жизнь во всех
ее измерениях. Что касается рациональности, таким субстанциональным средством
выступают интересы человека – своеобразный механизм реализации его потребностей.
Материальные и духовные потребности при всей их динамике сохраняют рациональные
интенции, направляют их рефлексивно-прагматическую активность, увеличивая ее масштаб
и силу.
На наш взгляд, духовное определяет в конечном счете пути формирования
рационального подхода к людям, а также к знаниям, культуре. Но рационализм по
сравнению с духовностью более тесно связан с потребностями человека. Он в значительной
мере инструментален, так как люди тщательно просчитывают выбор средств, обязательных
для реализации плана, применяют их, осознавая опасности и выигрышные моменты.
Воздействие рациональности на духовный мир многосторонне. Например, некоторые
профессии, связанные с финансами, с работой, вредной для здоровья, с ответственностью за
жизнь людей, их защитой, требуют максимальной рациональности (прежде всего, врачи,
педагоги, работники правоохранительных органов, армейские офицеры и пр.). Другие формы
деятельности менее ассоциируются с рациональным подходом. Для работников, которые
систематически настраивают, регулируют инфраструктуру производства, главное –
безопасность, надежность техники, a не рациональность.
Рациональность занимает особое место в духовном мире человека наряду с
целенаправленностью, инвариантностью и динамичностью. Она производна от духовности и
таких ее взаимосвязанных элементов, как знания, ценности, свободная воля. Неслучайно
практика свидетельствует, что рациональные решения и действия базируются на интеллекте,
позитивных ценностях и развитой памяти.
В практической деятельности индивида рациональность нередко отстает от
качественного состояния духовности. Причин множество, например, семейное воспитание
детей. Взрослыми создаются «тепличные» условия, и ребенок не может проявить свою
активность, самостоятельность в решении возникающих вопросов. Чрезмерная опека
формирует лень, равнодушие, эгоизм. Ребенок к тому же не получает разносторонней
подготовки к выполнению социальных ролей, особенно в неполных семьях, что
отрицательно сказывается в будущем на адаптации к «большому» обществу. Примеры
свидетельствуют, что без обретения в ранние годы необходимого рационального опыта
человеку сложно наверстать потерянное в юности и даже в зрелые годы. Его духовность
ущербна, но возможно позитивно будет трансформирована в комплексе с рациональностью.
116
Раздел 4. Философия
Существует еще более радикальный модус несоответствия духовности и
рациональности – деструктивная рациональность. Это опыт действий и отношений,
утвердившихся в рациональном спектре духовности, стремительно разрушающих
общественно признанные ростки добродетели, ответственности, гуманизма.
Доминанта такой рациональности приводит к деформации всех элементов духовности.
Представим себе, индивид умышленно нарушает законы, юридические нормы, принося зло,
проявляя жестокость, теряя со временем представление о грани между добром и злом,
совестью и подлостью. Действует он рационально, продумывает детали злодейских актов.
Деструкция рационального поведения элиминирует все подлинно человеческое в таком
субъекте, т. е. его духовность.
Таким образом, духовный мир человека включает в себя пласт рациональности, столь
же значимый, как и эмоционально-чувственный. Обе стороны в оптимуме находятся в
относительной гармонии, т. е. высшем состоянии взаимодополнительности физического,
нравственного, интеллектуального в человеческом «Я».
Общество с его законами, нормами культуры, традициями, демократическим
правлением, безусловно, содействует духовному развитию граждан. В духовности
сосредоточено все социально ценное для личности – целеустремленная деятельность по
реализации индивидуальных и социальных проблем, развитое чувство правды,
совестливости, толерантность к политико-экономической системе и одновременно
критический подход к ее действиям, сомнение и непредубежденность в отношениях с
людьми.
Общение между людьми необходимо для интеллектуального обмена, который
удовлетворяет тончайшие помыслы, приносит радость и свободу от одиночества. Это
некоторые признаки конструктивного варианта духовно-рационального в человеке.
Деструктивные формы обеих сторон иррациональны, дестабилизируют социальную
среду и жизненный мир индивида. Тогда, как общественно позитивные действия и
отношения человека охвачены любовью к людям. Подобные рефлексии и практики входят в
духовно-рациональное поле человека.
Библиографический список
1. Исторические типы рациональности. – Т. 1 / под ред. В. А. Лекторского. – М., 1995. –
248 с.
2. Рациональность как предмет философского исследования / под ред. Б. И.
Пружинина, В. С. Швырёва. – М., 1995. – С. 10–12.
3. Платонов, Г. В. Проблема духовности личности: состояние, типы, назначение /
Г. В. Платонов, А. Д. Косичев // Вестник МГУ. Серия 7. Философия. – 1998. – № 2. – С. 88–
95.
4. Батищев, Г. С. Найти и обрести себя / Г. С. Батищев // Вопросы философии. – 1995. –
№ 3. – С. 35–42.
5. Лотман, Ю. М. Внутри мыслящих миров / Ю. М. Лотман. – М., 1996. – 311 с.
6. Порус, В. Н. Рациональность, наука, культура / В. Н. Порус. – М., 2003. – 245 с.
7. Бондырева, С. К. Матрица духовности / С. К. Бондырева, Д. В. Колесов. – М. : Моск.
психол.-соц. ин-т, 2008. – С. 9–12.
8. Прокопьева, М. С. Взаимоотношение научной рациональности и духовно-нравственных ценностей: философско-культурологический анализ : автореф. дис. … канд. филос. наук
/ Прокопьева Мария Степановна. – М., 2009. – 20 с.
9. Гусейнов, А. А. Об идее абсолютной морали / А. А. Гусейнов // Вопросы
философии. – 2003. – № 3. – С. 3–12.
117
Раздел 4. Философия
10. Кальной, И. И. Человек и его метафизика / И. И. Кальной. // Credo New. – 2009. –
№ 4. – С. 25–34.
11. Писчиков, В. С. Духовность и рациональность в современной культуре /
В. С. Писчиков, М. М. Холин // Актуальные проблемы духовности : сборник. – 2002. – С. 3–15.
12. Бондырева, С. К. Матрица духовности / С. К. Бондырева, Д. В. Колесов. – М. :
Моск. психол.-соц. ин-т. – 2008. – С. 51–53.
13. Касавин, И. Т. О ситуациях проблематизации рациональности / И. Т. Касавин //
Рациональность как предмет философского исследования : сборник / под ред. Б. И.
Пружинина, В. С. Швырёва. – М., 1995. – С. 154–160.
© Бабинов Ю. А., Боборыкин В. Е., 2010
Авторы статьи: Юрий Александрович Бабинов, профессор, доктор философских наук,
Севастопольский национальный технический университет;
Владимир Ефимович Боборыкин, доцент, кандидат философских наук, Николаевский
государственный университет им. В. А. Сухомлинского.
Рецензент – Н. К. Поздняков, профессор, доктор философских наук, НОУ ВПО «ОмГА».
УДК 130.2
В. С. Болтунов
Омская гуманитарная академия
СТО ЛЕТ ОПЫТАМ ФИЛОСОФИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
В университетах США читается отдельно такая дисциплина, как философия
литературы. В данной статье подытоживается отечественный опыт
конституирования этой дисциплины, в то время как само явление – философская
мысль, выраженная художественным словом, – существовало всегда: мыслью
отмечены произведения русской классики, философскую «нагрузку» несет в себе и
концептуальная литературная критика.
Ключевые слова: философия литературы, аболиционизм, телеология культуры.
Отрезок времени длиной в один век выбран не из желания заявить историю философии
русской литературы как научной дисциплины за последние сто лет. Такой истории нет, но
чуть более века назад вышла одна примечательная книга, названная – «Опыт философии
русской литературы». Наверно, содержанием книги и своей концепцией автор не удивил
современников. Как предмет его философии – русская литература, так и выбранный им
метод, принцип осмысления этого предмета уже занимали особо важное место в
общественном сознании, были и на слуху, и в постоянном обсуждении, только не назывались
подобного рода суждения философской рефлексией.
Но автор книги, историк литературы Е. А. Соловьёв1, осторожно назвал опытом
философии сумму мнений о значении художественного слова, оформившуюся в обществе в
конце ХIХ в. И дальнейшего научного развития его положения не получили.
Е. А. Соловьёв подписывал свои работы псевдонимом «Андреевич», чтобы его не путали с многочисленными
Соловьёвыми в русской культуре.
1
118
Раздел 4. Философия
Дело в том, что лишь некоторые заявки Соловьёва-Андреевича находились в поле
действительно философии как наиболее общего осмысления художественной литературы.
Бόльшая же часть его рассуждений относится, как покажет потом теория и практика
филологии, к идеологизации литературы, к социологии печатного слова, тенденциозного по
самой природе публицистики, а значит, весьма далекого как от искусства, так и от
философской рефлексии. И в целом по направлению книга была настолько не оригинальной,
что Андреевича не вспомнили ни автор статьи «Партийная организация и партийная
литература», ни разработчики и адепты соцреализма.
Особое видение значения русской литературы для общества Андреевич справедливо
заметил еще в «Очерках по истории русской литературы» [1], написанных им на несколько
лет раньше. Здесь ему не надо было быть оригинальным, – уже эпиграфом поставлена
известная максима В. Г. Белинского из письма к Гоголю: «Только в одной литературе есть
жизнь и движение вперед». Максима есть максима, чтобы явление, в данном случае –
литература, получило гипертрофированное звучание. Жизнь как «движение вперед» –
любимое понятие всякого романтика и позитивиста, и эпиграф в этом случае лишь
нацеливал на самый общий разговор о судьбе русской литературы.
«Движение вперед» через литературу, конечно, умозрительно, но в каком-то роде это
было уже философией и подводило к обобщению, что и художественное слово при наличии
некоторых признаков становится философией. И во введении к «Опытам философии русской
литературы» Соловьёв-Андреевич дает простой силлогизм: «Всякий, кто признает
законность философии истории, не может не признать философии литературы… если не
философии собственно, то философствования над литературой» [2]. Конечно,
«философствование над литературой» звучит сейчас несколько иронично, но для начала ХХ
в. социальная роль печатного слова требовала самого строгого обоснования, а «трудность
задачи» заставляла оговаривать подход к ее решению всего лишь попыткой, «опытом».
Не имея проработок, сделанных до него на эту тему, Андреевич сразу заявил:
«Философия литературы означает рассмотрение ею господствующей идеи и воли, в которых
определилось ее особое лицо и характер… Господствующую идею нашей литературы я
определяю как аболиционистскую, освободительную. Для меня литература – борьба за
освобождение личности» [2]. С этой и только этой точки зрения – идеи социальной борьбы
за свободу, завладевшей умами в XIX в., – автор первого опыта «философствования над
литературой» рассматривает всю историю и эволюцию русской литературы.
Опыт философии стал лишь опытом конституирования философии литературы,
потому как феномен философии русской литературы существовал и существует с первых ее
шагов, и даже не с Пушкина, а с М. В. Ломоносова («Открылась бездна…») или ранее, с
древнерусских авторов. В виде особого отличия литературная критика часто называла то или
иное произведение философским, находя в нем пример такового взгляда на мир, отмечала
«существование философской художественной прозы как некоей действительности с
качественно иными принципами освоения бытия» [3]. Параллельно таким художественным
текстам писатели выступали и с литературными манифестами в виде критикопублицистических заявлений, философски обобщающих литературные проблемы.
В этом плане почти незамеченным прошло одно немаловажное обстоятельство – что не
только сами философские по глубине произведения русской классики, а именно
литературная критика с ее широким спектром оппозиционных мнений также представляет
собой самое серьезное любомудрие. Демократическая критика XIX в. в одном смысловом
пространстве с эстетической и почвеннической критикой – это Белинский и Чернышевский
вкупе с Дружининым, Анненковым и т. д. – представляет собой как раз то, что можно
назвать философией литературы. Андреевич же выхолостил из своей «философии»
литературную критику: «История литературы дальше и дальше уходит от критики…
119
Раздел 4. Философия
становясь историей идей, типов, настроений». И здесь же повторяет свое заветное,
становящееся квинтэссенцией его взгляда: «Я выделяю борьбу с крепостным правом и
официальной жизнью во имя развития личности – это и есть та ось, вокруг которой
«вертятся» у нас литературные явления XIX века» [2, с. VIII]. Поэтому осталось непонятным,
как без критики автор представлял литературную «борьбу с крепостным правом».
Без литературной критики художественное слово, как у Андреевича, представляет
собой поток пропагандистской литературы: «В жалости к закабаленному мужику, в протесте
(с книги А. Н. Радищева) начало этого потока. Литература стала жить своей самостоятельной
жизнью» [2, c. IX]. Но жить без критики, без оппозиционных мнений – значит жить
однообразием, в русле однажды избранной тенденции, что имело место потом в советский
период.
Русская же литература XIX в. по Андреевичу была всецело поглощена идеей
экономического освобождения народа. Но это «печалование» по участи мужика под видом
стремления к некоей «свободе личности» было оторвано от реальной жизни. Личность
человека определяется больше не ее материальным, а духовным состоянием – духовным
богатством. С этой точки зрения мужик и при крепостной (экономической) зависимости
имел через православие некий духовный стержень, а взваленные на него подчас непосильные
материальные тяготы не давали укрепиться этому стержню – не оставляли времени для
накопления духовных сил. Так что борьба за свободу в таком понимании личности должна
быть борьбой, прежде всего, за духовную свободу, против нарушения равенства всех перед
Богом.
Подойдя к необходимости введения в философию литературы, нам не обойтись без
работы Е. А. Соловьёва-Андреевича, нельзя не учесть его идею «философии», не
отталкиваться от нее, так как она почти на сто лет определила чисто социальное понимание
искусства художественного слова, его место в социологии. Об этом процессе он сам написал:
«история… приблизилась насколько это для нее возможно к социологии, – так, тем же путем
идет история литературы» [2, с. VIII], написал, не заметив, что эти рассуждения удаляют от
конституирования заявленной им философии литературы.
Как уже замечено, разговор был начат еще в «Очерках по истории русской
литературы». И там на примере творчества А. С. Пушкина выявился тот взгляд на значение
художественного слова, который впоследствии привел к вульгарной социологизации
литературы. «Да, Пушкин, прежде всего, по преимуществу поэт светлой жизни», –
соглашался Андреевич. Но этот момент он считал «не ко двору» – революционнодемократическому двору конца XIX – начала ХХ в.: «Пушкин – поэт прошлого и, надеюсь,
будущего, но для того, чтобы быть поэтом настоящего в его "лире" не достает многих струн»
[1, с. 30, 31]. Здесь уже высказываются определенные требования к лире – к ее регистру,
лишенному, по мнению автора, неких басовых, социальных и сиюминутных струн. Но
поэзия не преходяща, если не рассматривать ее, как Андреевич, «в лоб» – служанкой
общественно-политических течений.
Главу «Характеристика Пушкина» автор едва ли не заканчивает лелеемым им
периодом, когда в творчестве Пушкина «был вольный дух юности, вечная готовность к
протесту, насмешка над всем отжившим и отживающим, брожение молодого ума» [1, с. 36].
Как видим, задолго до советского Пушкина появилась тенденция размазывать
вольнолюбивый дух юношеского периода поэта на всю его творческую жизнь, отсюда он –
«единомышленник декабристов», отсюда педалирование на противостоянии «поэт – царь» и
т. д. Но все подобные натяжки не имеют отношения к философии, как и в целом книги
Андреевича. Они подводили к осмыслению литературы в рамках социологии и стали
предтечей соцреализма.
120
Раздел 4. Философия
Таким образом, у Андреевича сложилась не философия литературы, – по сделанной им
же оговорке это была «литературная жизнь нашей освободительной идеи» [2, с. 25], целиком
посвященная аболиционизму. «Запад подсказал русскому аболиционизму понятие «свободы
личности». Но там, надо заметить, оно лежало целиком в русле развития капиталистических
отношений, а у нас было лишь печалованием об участи крестьян.
По Андреевичу «крепостное право сводится, в конце концов, к физическому насилию
над человеком и не требует ни особенной утонченности, ни культурного воспитания для
понимания его отрицательных сторон» [2], а требует только борьбы за освобождение. Даже
после французской вандеи политическая мысль в России не утвердилась в отвращении
насилия, неминуемо ведущего к гражданской войне.
Уже в начале ХIХ в. в обществе возникла потребность философского взгляда на жизнь
через художественное творчество. Об этом говорит появление «Беседы любителей русской
словесности» и противостоящего ей общества «Арзамас». Пусть противостояние это имело
вначале характер литературной буффонады, лишь косвенно критически затрагивающей
консерваторов из «Беседы». Но с распадом «Беседы» в середине 1817 г. все остроумные
выпады арзамасцев повисли в пустоте и со стороны некоторых членов «Арзамаса» (Михаила
Орлова и Николая Тургенева), бывших уже и членами первых тайных обществ, настоятельно
продвигались предложения об издании политического органа, о распространении
либеральных идей. Была принята программа, но далее дело не пошло: большинство
писателей карамзинского направления были очень осторожны в предложениях методов и
средств социальных реформ. Но факт остается фактом, смыкание творческих интенций с
концепциями социальной философии произошло.
И лучшим примером продолжения такого «контакта» стало творчество успевшего
вступить в «Арзамас» молодого Пушкина. Но считать его последователем либеральной
философии нельзя: природа художественного мышления такова, что философское
обобщение возникает в творчестве стихийно, это – «мысль, не предшествующая тексту, но
рождаемая самим процессом творчества» [4].
Поэтому возникает вопрос: должен ли поэт или писатель быть еще и философом?
Пожалуй, дать категорический ответ – да или нет – никто не решится. Сказать да – значит
предъявить художнику такие требования, какие он и мысленно, про себя никогда не
формулировал. А нет – все равно, что клеймо поставить о некоторой второсортности
произведения. Философичность лежит в природе творчества, и большой художник может, не
осознавая того, подавать философскую мысль средствами искусства.
«Писателя должно судить по законам, им самим над собой признанным» [5], – сказал
Пушкин и этим как бы раздал всем сестрам по серьгам: кто замахивается на большее, с того
и спрос – выдавать глубину своих мыслей, сеять разумное, вечное… Но в другой раз тот же
Пушкин заметил: «…поэзия должна быть немножко глуповатой» – мол, слишком-то не надо
выказывать свою глубину, чтобы не впасть в дидактику, не изрекать истины в последней
инстанции. Вот такие обозначены им рамки, такова его диалектика…
«Пушкин – мыслитель? Кто бы мог подумать!» – воскликнул Баратынский,
ознакомившись с некоторыми рукописями его последних лет, вскрытыми после смерти.
Баратынский одним из первых понял, что мыслитель – не всегда поэт, далеко не всегда, но
такой поэт, как Пушкин, – всегда мыслитель. Только Мысль его, как то и полагается в
художественном творчестве, подается им потаенно… Потом многие, как П. В. Анненков,
находили у Пушкина «изящество не одних стихов… а изящество образа мысли» [6].
И современные пушкинисты раскрывают в произведениях поэта не просто мысль, а
художественную его философию [7]. И здесь мы сталкиваемся с проблемой толкования той
или иной мысли: ведь и потаенна она, и обвешана сомнениями-крючочками, за которые
121
Раздел 4. Философия
должна цепляться мысль читателя, и вплетена в аллегории, пронизана аллюзиями…
Философская герменевтика, или искусство толкования в современных представлениях, как
раз дает право назвать серьезное филологическое суждение, идущее вслед за
художественным словом, также философией литературы.
В ХХ в. имела место лишь робкая постановка вопроса о правомочности философии
литературы как научной дисциплины при полном неприятии ее со стороны кондовых
философов. Так, на встрече в Омском университете с питерским профессором на вопрос о
философии литературы он ответил: таковой не существует, понятие может использоваться
лишь в метафорическом смысле, как, например, «философия сельского хозяйства» или
«философия автомобилизма». Впрочем, судя по теме его выступления, данный профессор
специализируется по культуре поставангарда, в которой, как известно, почти не уделяется
внимания самой культуре чтения, а не то, что философии художественного слова. Мнение
этого философа вскоре было опровергнуто появлением статьи (опять же, главным образом,
на основе западных источников) в одном из новых философских словарей [8].
Философию литературы как научное исследование роли художественного слова в
культуре можно рассматривать и в рамках культурологии. Такой подход приближает к
пониманию прикладного значения художественного произведения, значения в плане
телеологии культуры, т. е. целеполагания жизни человека и цивилизации в целом.
Библиографический список
1. Андреевич, Е. А. Очерки по истории русской литературы ХIХ века / Е. А.
Андреевич. – СПб., 1902. – 320 с.
2. Андреевич, Е. А. Опыт философии русской литературы / Е. А. Андреевич. – СПб.,
1905.
3. Еремеев, А. Э. Русская философская проза. Итоги и перспективы изучения /
А. Э. Еремеев // Наука о человеке: гуманитарные исследования. – 2009. – № 2. – С. 101.
4. Сурат, И. З. Пушкин. Краткий очерк жизни и творчества / И. З. Сурат, С. Г.
Бочаров. – М., 1998. – С. 123.
5. Пушкин, А. С. Полное собрание сочинений : В 17 т. / А. С. Пушкин. – М., 1996. –
Т. 13. – С. 138.
6. Анненков, П. В. Критические очерки / П. В. Анненков. – СПб., 2000. – С. 141–142.
7. Кибальник, С. А. Художественная философия Пушкина / С. А. Кибальник. – СПб. :
Дмитрий Булавин, 1999. – 268 с. ; Непомнящий, В. С. Пушкин. Русская картина мира / В. С.
Непомнящий. – М. : Наследие, 1999. – 543 с. ; Позов, А. С. Метафизика Пушкина / А. С.
Позов. – М. : Наследие, 1998. – 320 с. ; Болтунов, В. С. Философская канва // Болтунов В. С.
Пушкин. Биографы и мемуаристы. Опыт демифологизированной биографии. – Омск : Изд-во
ОмГА, 2008. – 164 с.
8. Трубина, Е. Г. Философия литературы / Е. Г. Трубина // Современный философский
словарь. – М., 2003. – С. 763.
© Болтунов В. С., 2010
Автор статьи – Валерий Сергеевич Болтунов, соискатель, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – О. В. Барский, кандидат филологических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
122
Раздел 4. Философия
УДК 165.191
Н. Н. Карпицкий
Сибирский государственный медицинский университет Росздрава
А. Ф. ЛОСЕВ: ФЕНОМЕНОЛОГИЯ МИФОЛОГИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ
В статье анализируется теория мифа А. Ф. Лосева и выделяется
феноменологический уровень описания мифа. Естественная способность к
смысловому обобщению рассматривается как свойство мышления, которое лежит
в основе мифологического обобщения.
Ключевые слова: миф, феноменология, смысл, ритуал, личность, сознание,
познание, вещь.
А. Ф. Лосев использовал неоплатоническую диалектику для построения философскотеоретической системы мифа. Диалектика – это умозрительный метод получения нового
смысла через полагание противоположных смыслов. Диалектика А. Ф. Лосева включала в
качестве своего составляющего момента феноменологию мифологического смысла. Это
позволяет выделить феноменологическую составляющую лосевского неоплатонического
подхода к мифу, а именно, описание самоочевидного содержания мифологического
сознания. Вычленение феноменологии мифа из диалектической концепции А. Ф. Лосева
помогает определить способ описания конкретных феноменов мифологического сознания, не
прибегая к конструированию более широкой теоретической концепции. Кроме того,
предлагаемое ниже феноменологическое описание мифа позволяет сосредоточить внимание
на тех аспектах мифологического сознания, которые могли показаться несущественными при
построении диалектической системы.
Основные характеристики мифа. А. Ф. Лосев исходит из того, что миф – это не
фикция, не выдумка, но специфическим образом осмысленная действительность [1, с. 8–9]. В
соответствии с его подходом можно выделить четыре основные признака мифа:
– Миф – это такое осмысление действительности, которое не ставит, а снимает
проблемы. Если наука и философия проблематизируют действительность, то мифология,
наоборот, изначально содержит такие смыслы, которые заранее дают ответ на любые
123
Раздел 4. Философия
вопросы. На основании этого можно провести разграничение между мифологическим и
рациональным мышлением. При этом нельзя говорить, что один тип мышления лучше или
«истиннее», чем другой, – это два равноправных пути познания мира.
– Миф – это осмысление действительности в конкретно-чувственных образах.
Мифологический смысл всегда воспринимается не сам по себе, но воплощенным в
конкретных чувственных образах и воспроизводится не на понятийном, а на эмоциональнообразном языке. Именно поэтому мифологическая истина не обосновывается теоретически,
но переживается эмоционально как самоочевидное содержание жизни.
– Миф – это смысловое обобщение жизни. Миф наделяет жизнь новым смыслом,
сообщая ей единство более высокого уровня. В мифе происходит отрешение от частного
смысла предмета и воплощение в нем более широкого мифологического смысла,
изменяющего свойства данного предмета.
– Миф имеет личностную форму.
1. Снятие проблематизации в мифе. Основной характеристикой рационального
мышления является проблематизация действительности. Проблематизация – это способ
познания через постановку новых проблем. Особенность рационального познания состоит в
том, что каждое приобретение нового знания порождает новые вопросы, т. е. ставит новые
проблемы. Чем дальше развивается знание, тем больше вопросов возникает.
Мифологическое мышление, напротив, придает всему осмысленный характер, делает
действительность «насквозь понятной» и тем самым снимает проблемы.
Допустим, к власти приходит новое правительство и одновременно начинается
обвальный рост цен. Рациональная постановка вопросов такова: «Какие именно
экономические закономерности привели к обвалу цен, и какое именно влияние могла оказать
на этот процесс смена правительства?» Причем выявление экономического механизма
данного явления приводит к возникновению новых вопросов. Мифологическое мышление
выявляет общий смысл, в соответствии с которым снимаются любые сомнения и вопросы:
«Правительство заведомо плохое, и потому сам факт его существования вызывает рост цен».
Смысл образа «плохого правительства» должен заранее объяснить все возможные
негативные экономические явления и снять все связанные с этим вопросы. Однако если,
скажем, вместо роста цен произойдет их снижение, то, в соответствии с мифологической
логикой, и в этом случае все будет объяснено так, что никаких новых вопросов не возникнет.
На этом примере можно видеть, что мифологическое мышление сохранилось до настоящего
времени в формах исторического, массового, идеологического и политического сознания.
Снятие проблематизации имеет жизненное значение не только для древнего, но и для
современного человека, который не в состоянии постоянно воспринимать мир лишь
рационально.
М. Элиаде
показал,
что
мифологическое
мышление,
устраняя
проблематизацию, вместе с ней снимает и непереносимость страданий, и ужас перед
действительностью. Страдание становится непереносимым лишь тогда, когда оно непонято и
воспринимается, как слепая игра случая. Человек мог выносить страдания только потому,
что с позиции мифологического восприятия они не казались беспричинными и
произвольными [2, с. 94]. Если мы понаблюдаем за мотивами, которые заставляют человека
124
Раздел 4. Философия
доверять совершенно очевидной политической лжи, то очень часто они объясняются не
глупостью, а страхом утратить осмысленность страданий. Человек защищает себя от
произвольности, случайности страданий и поэтому готов принять ту идеологию, которая
сделает эти страдания осмысленными. Чем более страшной предстает действительность, тем
легче люди поддаются идеологической обработке, проявляя фантастическую способность
верить в самые абсурдные идеи. Чтобы снять страдания, мифологическое сознание должно
сделать действительность беспроблемной, осветить мифологическим смыслом все моменты
жизни. Именно эта способность наделять смыслом все моменты жизни, не оставляя ничего
непонятного, проблематичного, служит критерием истины для современного человека при
выборе им идеологической позиции. Этот критерий истины предопределяется основным
принципом мифологического сознания – снимать, а не ставить проблемы, устранять
вопросы, превращая действительность в понятную и «насквозь осмысленную».
2. Миф как удостоверяющая себя реальность. Мифологическое мышление осмысляет
жизнь не в абстрактных понятиях, но в конкретных чувственных образах [1, с. 33], и это
сближает миф с искусством. Однако, в отличие от искусства, для мифа принципиально
важно, чтобы чувственные образы носили конкретный реальный характер. Для искусства
безразлично, на каком именно материале воплощен образ. Для мифа принципиально важно
утверждение реальности мифологической действительности в конкретных мифологических
явлениях и предметах [1, с. 59–61]. Поэтому мифологическое мышление оперирует не
абстрактными теоретическими понятиями, а чувственными образами этих предметов. Если
речь идет о мифологическом божестве, магической силе, талисмане и т. д., то все это имеет
мифологический смысл лишь постольку, поскольку эти явления воспринимаются как
реальные, чувственно данные.
Из этого следует, что миф есть сама себя удостоверяющая реальность [1, с. 28–30].
Истина мифа содержится в самом мифе. Поэтому если к мифу подходят не изнутри него
самого, а с внешней позиции, то он перестает удостоверять себя и представляется сказкой
или вымыслом. Однако для человека, который живет внутри мифа, повседневная жизнь
полностью сливается с мифом. Здесь мы сталкиваемся с тем, что повседневный человек
мифа как такового не замечает. В одном случае это происходит потому, что миф кажется
неотличимым от вымысла, в другом случае потому, что миф неотличим от самой реальности.
Поэтому понимание мифа, как особого способа осмысления действительности, становится
философской проблемой. В сознании современного человека миф присутствует точно так
же, как и в древности, однако современный человек в своей повседневной жизни этого не
замечает. Здесь речь должна идти не о вытеснении мифологического мышления
рациональным, а лишь о смене характера мифологии.
Внутреннюю достоверность мифа не следует сводить лишь к субъективному
убеждению человека. Миф реально открывает действительность мира, упорядоченную в
соответствии с данными мифологическими законами. То, что возможно в мифе, становится
возможным в самой действительности. Если мифологическое сознание делает возможной
любовь, то любовь действительно встретится, если в соответствии с мифологическим
сознанием возможны те или иные мифологические персонажи, то носители этого сознания
будут их встречать в своей повседневной жизни. Если мифологическое сознание потребует,
125
Раздел 4. Философия
чтобы человек исцелился, то он исцелится по законам мифологического сознания, даже в
том случае, если по естественно-научным законам это исцеление будет представляться
необоснованным. Однако важно понять, что мифологические законы исцеления действуют
не только тогда, когда древние греки исцелялись, обращаясь к Асклепию, или когда наши
современники обращаются к знахаркам, но и тогда, когда они обращаются к врачам,
представляющим научную медицину.
3. Миф как смысловое обобщение жизни. Основной научный способ осмысления –
анализ. Наука разлагает смысл на более частные смысловые моменты и устанавливает между
ними связь. В этом и состоит научное объяснение. Миф же, напротив, предполагает
предельное смысловое обобщение действительности. Как только мы подвергнем анализу
мифологический смысл, мы тут же утратим его, так как речь будет идти уже не о
мифологическом явлении, а о чем-то совсем ином. Однако мифологическое мышление не
интересуется обобщающими смыслами самими по себе. Как показал А. Ф. Лосев, оно всегда
воплощает их в конкретных вещах и оперирует не понятиями, а чувственными образами этих
вещей. В этом миф сближается с искусством. Однако есть их принципиальное отличие: в
искусстве первостепенное значение имеет художественный образ, который воплощен в
предмете. Причем сам по себе предмет отходит на второй план, мы отрешаемся от него.
Здесь происходит отрешение от предмета при сосредоточении на художественном смысле,
который несет образ. В мифе отрешение осуществляется по-иному, это отрешение не от
предмета, а от его повседневного смысла при погружении в конкретную, чувственно данную
реальность предмета [1, с. 61]. Благодаря этому, в предмете воплощается новый смысл.
Например, камень перестает быть обычным камнем и становится талисманом, правительство
перестает быть простым бюрократическим органом государственной машины и
превращается в воплощение зла или добра и т. д. При этом фактическая реальность
мифологически осмысляемых предметов не отрицается.
Этим же отличается миф и от науки, для которой реальность изучаемого предмета
безразлична. Для математики совершенно безразлично, реальны ли числа, или же они
существуют исключительно в воображении ученого. Для физики безразлично, реален ли
мир, либо он является плодом нашего воображения. В любом случае математические и
физические законы будут описывать одни и те же закономерности, независимо от того, к
чему мы будем их относить, к физическим вещам или комплексам наших ощущений. Наука
лишь моделирует действительность, но ничего не говорит о реальности моделируемых
объектов. Однако для мифа реальность объекта принципиально важна. Как только объект
начинает восприниматься как модель, а не как подлинная реальность, миф умирает.
Таким образом, основным принципом мифологического мышления будет отрешение от
частного смысла предмета и воплощение в нем нового смысла. Как считает А. Ф. Лосев,
мифологическая отрешенность – это отрешенность от дискретного, разделенного
существования вещей, объединение их в новом плане, в некоем жизненном целом. В мифе
отдельные вещи объединяются в единое жизненное целое, которое одухотворяет их. Именно
поэтому древнее мифологическое сознание воспринимало все одушевленным [1, с. 67].
Мифическая отрешенность от частного, дискретного, разделенного существования, по
А. Ф. Лосеву, носит универсальный характер и не связана только с архаическими
представлениями. Это значит, что миф может присутствовать во всем, в том числе и в тех
126
Раздел 4. Философия
сферах жизни, которые сами по себе мифом не являются. Например, наука мифом не
является, однако современное восприятие науки насквозь мифологично. Мифологией также
пронизана общественная жизнь и массовое сознание.
4. Миф как личностное бытие. Рассмотрим четвертый признак мифа. А. Ф. Лосев
утверждает, что и личность, и миф имеют одну и ту же структуру мифологической
отрешенности, на основании чего делается вывод: «Всякая живая личность есть так или
иначе миф» [1, с. 75].
Личность объединяет вещи в новом личностном бытии, наделяет их новым смыслом,
связанным с ее характеристиками. При этом все вещи, входящие в сферу личностного бытия,
отрешаются от своего частного существования и объединяются в новом жизненном целом.
Каждый человек личностно оформляет окружающие его вещи, через которые ощущается
присутствие именно этой личности. «Личностно оформленным» будем называть все то, что
само по себе личностью не является, но выражает личность, осмысляется в соответствии с
личностью. Это все предметы быта, одежда, жилище, результаты творчества, произведения
искусства, т. е. все то, в чем мы узнаем конкретную личность [1, с. 76]. Все эти вещи
становятся моментами единого жизненного целого, подобно тому, как миф объединяет в
мифологическое целое разрозненные вещи. Здесь можно видеть, что смысловая структура
личности и структура мифа одна и та же. Личность мы постигаем через ее телесное
присутствие, т. е. через конкретный чувственно данный образ. Однако мы отрешаемся от
частного смысла явленной нам анатомической части тела или одежды и усматриваем
воплощение в ней целостной личности. Именно на саму личность, а не на воспринимаемую
часть тела направлено общение. Как и в мифологической вещи, здесь происходит изменение
свойств предмета в связи с воплощением в нем нового смысла. Однако, несмотря на то, что
любая мифологическая вещь включена в личностное бытие, она при этом еще не становится
личностью. Чтобы понять это, необходимо разграничить понятия «личность» и «личностное
бытие», «субстанциальное утверждение личности» и «энергийное утверждение личности».
Понятие «субстанциального самоутверждения» личности А. Ф. Лосев вводит для того,
чтобы отличить религию от мифа [1, с. 98]. В религии человек сам, как целое, приобщается к
вечности, преображается, в то время как миф предполагает раскрытие в эмпирических вещах
(одежде, амулетах, талисманах и т. д.) отдельных качеств личности. Когда личность сама как
таковая присутствует в чем-либо, А. Ф. Лосев называет это субстанциальным утверждением,
когда личность воплощает в чем-либо свои частные качества, то для этого случая
А. Ф. Лосев использует выражение «энергийное самоутверждение личности» [1, с. 99]. В
первом случае человек воплощается сам по себе как таковой, выражаясь в своем конкретнотелесном присутствии, во втором случае он передает смысловым образом свои
характеристики другим вещам, изменяя их свойства. При этом личностно оформляемые
вещи изменяются не в переносном смысле, а буквально, в их конкретной чувственной
данности.
Возьмем такой пример: молодой человек дарит невесте памятный подарок. В
восприятии невесты подаренная вещь уникальна, ее нельзя заменить точно такой же вещью,
127
Раздел 4. Философия
купленной в магазине. И не потому, что она напоминает о факте дарения, ибо аналогичная
вещь, не отличающаяся по внешнему виду, будет своим видом точно так же напоминать о
данном событии. Подарок не просто напоминает о дарителе, но смысловым образом
воплощает в себе его личность. Воплощенный в подарке смысл изменяет его свойства,
личностно оформляет данную вещь. Подаренная вещь входит в сферу личностного бытия
дарителя, становясь воплощением его личности в буквальном, а не в иносказательном
смысле.
При этом представляется очевидным различие между подарком, выражающим
личность, и самой телесно присутствующей личностью. Сам по себе подарок – это не
личность, но личностно оформленное бытие, т. е. бытие, характеризуемое в соответствии с
личностью.
Но ведь подарок – это не только личностно оформленное бытие, но и бытие
мифологическое. Как можно видеть, к нему применимы все выделенные выше
характеристики мифа. Подарок предполагает отрешение от повседневного смысла предмета
и воплощение в нем нового личностного смысла. В результате этого свойства подаренной
вещи изменяются: подаренный предмет перестает быть тождественным такому же предмету,
который просто куплен в магазине. Воплощение нового смысла преодолевает
обособленность конкретного предмета и включает его в сферу личностного существования
человека, подаренный предмет становится моментом личностного бытия человека – здесь
обнаруживается смысловое обобщение действительности. Смысл дарения делает
осмысленной ситуацию и не предполагает ее проблематизации. В подарке важен не сам по
себе смысл, а именно воплощение этого смысла в конкретной вещи. Иначе говоря, смысл
постигается неразрывно с вещью, в образе этой вещи, то есть постигается не через понятие, а
именно через образ, что соответствует образно-чувственному языку мифологического
мышления.
Здесь мы видим совпадение личностного бытия и мифологического. Можно сказать
больше, любое мифологическое бытие обязательно носит личностный характер, поскольку
всегда понимается в отношении к какой-нибудь личности (человека или мифологического
существа). Если бы в мире исчезли все личности, то вместе с этим исчезли бы и все
мифологические предметы. Миф объединяет обособленные вещи смысловыми энергиями
мифической личности в единый мифический жизненный процесс. Отдельные вещи, будучи
включенными в этот процесс, отрешаются от своего частного смысла и воплощают в себе
смысл более общий, принимая на себя отдельные качества мифической личности, смысловые
энергии которой они в себе воплощают. Вещь, несущая в себе эти новые качества, кажется
человеку, чей спектр умосозерцания не позволяет воспринять мифический смысл, сказочной,
фантастической фикцией, в то время как для человека, чья широта умосозерцания способна
вместить в себя и более общие смыслы, миф предстает как конкретная жизненная
реальность.
Следует особое внимание обратить на различие между личностью и личностным
бытием. Если личность мы усматриваем в самом человеке, обладающем свободой воли и
128
Раздел 4. Философия
способностью к самовыражению, то к личностному бытию мы отнесем принадлежащие ему
предметы, продукты его творчества и вообще все то, что несет на себе отпечаток его
личности. Выраженная в подарке личность фиксирована в каком-то конкретном своем
выражении, в каком-то определенном смысле, который с необходимостью задан самим
ритуалом дарения. Иными словами, выражение личности в подарке подчиняется строгой
смысловой необходимости и не обладает собственной свободой: человек волен изменить
свое отношение, но не подарок, который фиксирует лишь частное смысловое воплощение
личности.
Первую форму смыслового выражения личности, в данном случае – в подарке, в
соответствии с терминологией А. Ф. Лосева мы можем назвать энергийным выражением
смысла, а вторую форму – в телесном присутствии самого человека – субстанциальным
выражением. Энергийное выражение личности согласно смысловой необходимости придает
вещам форму личностного бытия, при этом аспект свободы личности не обнаруживается.
Субстанциальное выражение личности, напротив, являет саму свободную личность и ее
внутреннюю потенцию к бесконечному самовыражению.
Обусловленность вещи через энергийное выражение в ней личности раскрывает эту
личность в соответствии со смысловой необходимостью. Обусловленность вещи через
субстанциальное выражение в ней личности раскрывает эту личность в ее свободе. Отличие
субстанциального выражения личности от энергийного в том, что оно интерактивно:
личность не только действует, но и сама претерпевает ответные действия. Энергийное
выражение однонаправлено: личность действует, воплощая те или иные свои характеристики
в конкретной вещи, но сама не претерпевает ничего из того, что с этой вещью происходит,
так как данная вещь сама по себе не является ни личностью, ни моментом самосознания
личности. И человеческое тело, и все прочие вещи могут входить в личностное бытие и
выражать личность, но тело выражает личность субстанциально, а прочие вещи – энергийно.
Следовательно, все прочие вещи, несмотря на то, что они личностно оформлены, тем не
менее, остаются в сфере смысловой необходимости, в то время как тело не подчиняется
вообще какой-либо предзаданной необходимости, так как непосредственно выражает
свободу личности.
Миф объединяет все неодушевленные вещи в единое жизненное целое. В качестве
источника такого жизненного целого, пронизывающего весь космос, архаичное сознание
усматривало языческих богов. Однако все языческие боги воплощались в жизни человека
исключительно энергийно, а это значит, что они никак не могли проявить свою личностную
свободу, и все их поведение полностью подчинялось собственной смысловой
необходимости, определенной данной мифологической системой. Так, все греческие боги
были подчинены судьбе, а все индийские – универсальному мировому закону – дхарме. О
том, чтобы языческий бог мог стать вершителем собственной судьбы, не могло быть и речи.
И боги, и люди в равной степени были рабами этой всеобщей необходимости, которая могла
быть упразднена только одним способом – не энергийным, а субстанциальным
утверждением Личности Бога в нашем мире. Это предполагает такое воплощение Бога в
129
Раздел 4. Философия
человеке, которое должно разрушить оковы необходимости в языческом сознании. Рождение
христианства означало прорыв свободы, освобождение человека от рабства, подчинения
языческим богам, силам природы, судьбе, неумолимым кармическим законам и т. д.
Ритуал как воплощение в действительности нового смысла. Миф предполагает
отрешение от повседневного смысла действительности и воплощение в ней нового,
объединяющего отдельные вещи в личностно оформленном бытии. Ритуал – это
специфические действия, направленные на воплощение нового смысла в вещи или в
событии. Сила ритуала заключается в том, что воплощение нового смысла изменяет свойства
предмета. Этим объясняется эффективность целительных ритуалов.
Было бы большой наивностью объяснять «самовнушением» эффективность лечения
народными знахарскими средствами, поскольку в большинстве случаев люди обращаются к
знахаркам «на всякий случай», без особого доверия. Приведу пример, свидетелем которого я
был. Знахарка лечит грыжу у младенца. Она берет камень, произносит над ним заговор,
прикладывает к грыже, затем кидает через плечо за печку. Через некоторое время младенец
выздоравливает. Очевидно, что здесь ни о каком «самовнушении» не может быть и речи,
поскольку младенец не понимает, что его лечат. В данном случае камешек приобрел
собственную целительную силу, которая действует объективно, независимо от воли
пациента. Но сам по себе камень не может обладать целительными свойствами, он обретает
их в тот момент, когда в нем воплощается личность знахарки, точнее, ее частный
энергийный момент – целительная способность. Воплощение нового смысла, производимого
посредством знахарского ритуала, наделяет камень новыми свойствами, не связанными с его
повседневным смыслом. Камень перестает быть отдельной вещью, он входит в личностное
бытие знахарки, превращаясь в частный момент ее целительной способности.
Эффективность целительных ритуалов может оказаться столь сильной, что процесс
исцеления происходит даже в том случае, когда этим ритуалам не доверяют сами их
исполнители.
Ритуал вызвал смещение внимания с первичного гилетического содержания вещи на
сопричастность гилетического становления и интенции знахарки. Воплощение нового
смысла ведет не только к содержательному изменению вещи, но и к изменению причинноследственной обусловленности. Причинно-следственная обусловленность определяется
ретенциальным сознанием, т. е. тем, как предшествующие ретенции мотивируют
акцентирование внимания. Ритуал, смещая акцентирование внимания, изменяет
ретенциальное сознание и через это изменяет способ включенности предмета в причинноследственный ряд, что ведет к перестройке всего мироописания на основе новых причинноследственных отношений. Каждое мироописание определяет способ восприятия
собственного жизненного мира, изменение мироописания воспринимается как смещение в
другой мир, в котором невозможное становится возможным.
Как показывает А. Ф. Лосев, пациент воспринимает мифологически (как исполнителей
целительского ритуала) не только знахарок, но и обычных врачей. Это означает, что в
процессе излечения мифологические законы могут иметь не менее важное значение, нежели
естественно-научные. Если врач относится к своим действиям, как к повседневной рутине, то
130
Раздел 4. Философия
пациент относится к действиям врача, как к ритуалу. Для пациента белый халат врача,
предварительный осмотр, измерение температуры и давления имеют значение ритуала,
направленного на исцеление [1, с. 80]. Этим объясняется, почему при существующей
медицинской практике столь высок процент исцелений. Ведь врач очень часто ставит
диагноз вероятностно и нередко ошибается, тем не менее, пациент все равно выздоравливает.
Здесь следует помнить, что соблюдение врачебного ритуала в процессе лечения может
оказаться не менее важным, нежели само лечение.
Однако в существующей врачебной практике мифологический элемент может
полностью растворить в себе естественно-научный, и тогда врач, при внешней имитации
научного подхода, по существу становится знахарем. Нечто подобное происходит с
практикой фрейдистского психоанализа, методы лечения которого уже перестали быть
научными, однако нисколько при этом не утратили свой эффективности. В данном случае
исцеление может быть объяснено в соответствии с мифологической, а не научной логикой.
Воплощая в вещах новый смысл, ритуал не только изменяет смысловые отношения в
реальности, но и перестраивает гилетическое содержание потока жизни. С одной стороны,
вещь осмыслена (т. к. бессмысленных вещей не бывает), с другой стороны, она выражена в
гилетической данности (в зримом, осязаемом, слышимом и т. д.). Если личность ритуально
воплощает в вещи свою энергию, то изменяются не просто свойства вещи, изменяется ее
гилетическая наполненность. Смысл обеспечивает схватывание гилетических данных не
точечно, а в их внутренней связанности. При отрешении от смысла гилетические данные
рассыпаются, и каждый акт восприятия будет носить точечный характер, ничего при этом не
фиксируя. Этот распад гилетической данности в буддийской традиции обозначается как
шунья, а в античной – как меон. Воплощение смысла соединяет гилетические данные,
которые содержательно наполняют акт восприятия. Энергийное воплощение личности в
вещи изменяет структуру гилетических данных, которые начинают открываться по-иному.
Используемые в науке эмпирические методы познания (наблюдение, измерение,
эксперимент) фиксируют чувственно воспринимаемую данность на заранее определенной
ступени смыслового обобщения (т. е. в соответствии с предметной областью данной науки).
Они принципиально не позволяют зафиксировать конкретные чувственно-телесные
изменения вещи при воплощении в ней нового смысла. Поэтому бесполезно использовать
научные методы для изучения магических действий. Смысл объединяет гилетические
данные в целостный феномен, воспринимаемый как вещь. А. Ф. Лосев говорит о том, что
мифологический смысл объединяет различные вещи в становление жизни, раскрывающее
личность. В данном случае личность является присутствующим в отдельных вещах
феноменом, реально наделяя данные вещи собственными мифологическими свойствами.
Однако присутствие в вещах мифологической личности не субстанциально, а энергийно; в
отличие от присутствия конкретного живого человека оно не интерактивно.
Несмотря на то, что это присутствие не интерактивно, тем не менее, оно реально. Это
видно из того, что воплощаемая в вещи смысловая энергия принципиально отличается от
частного смыслового аспекта собственной сущности данной вещи. Если частный смысловой
131
Раздел 4. Философия
аспект фиксирует четко определенный принцип схватывания гилетического, то смысловая
энергия всегда предполагает возможность альтернативного смыслового выражения
мифологической личности, в силу чего гилетическое схватывание вещи носит подвижный
характер, предполагающий возможность принципиально нового восприятия. Мифологически
осмысленная вещь всегда может оказаться чем-то большим, сообразно возможностям
мифологической личности, которая наделила эту вещь новыми свойствами.
На основе сказанного: 1) ритуал преодолевает обособление, возводит к новому
единству, в котором осуществляется вечный эйдос; 2) ритуал открывает второй план
существования вещи – в мифологическом мире вне ее фактической обособленности; 3)
воплощение нового смысла в фактической стороне нашей жизни по-новому организует ее.
Порядок вещей и событий зависит от ритуала, совершаемого человеком.
Культ – это особый ритуал, в котором выражается не просто энергия личности, но
энергия трансцендентной сверхмировой Личности. Христианский ритуал предполагает
воплощение культа в обряде. Если обряд совершается человеком, то культовое действие
осуществляется Богом. Христианский обряд понимается как свободное совместное действие
энергии человека и энергии Бога.
Однако ритуал способен не только положительно раскрывать высший смысл, но и
имитировать это раскрытие, по существу, воплощая в действительности нечто
противоположное. Таковыми являются ритуалы черной магии в сатанизме. Воплощение в
действительности нового смысла содержательно обогащает жизнь, однако имитация этого
воплощения в черной магии ведет к отрицанию того или иного содержания жизни. Но ведь
отрицание существует только благодаря наличию того, что отрицается. Поэтому сатанинские
ритуалы, в силу отсутствия в них собственной творческой силы, паразитируют на
христианских ритуалах, извращая и выворачивая их. В конечном счете черная магия также
ведет к разложению и самоотрицанию жизни, низводя мир до уровня призрачного
полубытия.
Примером этому может служить большевистский режим, который копировал
христианские ритуалы, создавая свои собрания и шествия, свой культ святых и даже
почитание мощей. Да и сама идеология большевизма носила паразитический характер.
Паразитируя на положительных сторонах жизни, большевизм существовал лишь до тех пор,
пока оставалось что отрицать. Когда иссякла творческая активность людей и воцарилось
всеобщее равнодушие к идеологическим ритуалам, старую систему уже ничто не могло
спасти. Иначе говоря, законы мира изменяются в соответствии с ритуалом, поэтому космос
всякой культуры обязательно предполагает поддерживающий его ритуал. Мы живем в
космосе, который ритуально утверждаем.
Естественная способность к смысловому обобщению. Общим методом понимания в
философии и в мифологическом сознании является смысловое обобщение. В жизни
встречаются такие явления, которые невозможно понять с помощью анализа, например
любовь. При разложении понятия любви на составные элементы и выявлении их
взаимосвязи исчезает сам предмет исследования. Любовь невозможно объяснить научным
анализом, она может быть осмыслена либо с позиции мифологического сознания, либо с
позиции философии. Философия раскрывает обобщающий смысл любви как таковой, в
132
Раздел 4. Философия
отрешении от конкретной ситуации. Мифологическое сознание постигает смысл не сам по
себе, а воплощенным в конкретной чувственно данной действительности. Иначе говоря, в
мифологическом сознании постигается не любовь сама по себе, а ее конкретное проявление в
различных ситуациях. При этом обобщение таких ситуаций тоже должно выражаться
конкретно (например, в особых словах, поступках, подарках и т. д.).
Способность к мифологическому обобщению является условием личностного общения.
Допустим, разговаривая с человеком, я вижу только его лицо и руки (в анатомическом
смысле). Однако я обращаюсь не к тем частям тела, которые непосредственно воспринимаю, а
к человеку как целому, поскольку он весь присутствует и в мимике, и в движении рук. В
философском умозрении выделяется обобщающий смысл личности сам по себе. В
мифологическом сознании смысл личности постигается только в его телесной воплощенности
(например, в чувственно данном присутствии человека). Это целостное присутствие личности
в частном телесном выражении (лицо, мимика, голос, интонация, жест и т. д.) открывает
возможность прямого общения. Такое смысловое обобщение возможно не только по
отношению к телу человека, но и по отношению к природным стихиям. Например, в
мифологическом сознании смысловое обобщение леса обязательно выражается в конкретном,
чувственно данном образе. Конкретное выражение леса заключается не в том, что он
смысловым образом подразумевается (например, когда мы подразумеваем реальный лес в
слове «лес»), а в том, что он целостно выражен и открывает присутствие своей внутренней
жизни. Мифологическая выраженность всегда наполнена внутренней жизнью и открывает
возможность общения. Поэтому смысловое обобщение леса в мифологическом сознании
выражается в чувственном образе лешего (или другого живого существа), с которым можно
вступить в общение.
Философское смысловое обобщение охватывает не только непосредственное
восприятие действительности (как в мифологическом сознании), но и полученное методом
анализа понимание жизни. Поэтому философское мышление требует и способности к
анализу, и способности к обобщению, хотя обычно эти способности у различных людей
развиты очень неравномерно. У каждого человека есть собственный спектр восприятия
смыслов, который можно сравнить со спектром восприятия цвета. Красный и фиолетовый
цвета можно рассматривать как нижнюю и верхнюю границы зрительного восприятия, за
пределами которого остаются инфракрасный и ультрафиолетовый цвета. По аналогии можно
выделить нижнюю границу восприятия смыслов, дальше которой человек не способен
анализировать, и верхнюю границу, на которой заканчивается его способность к смысловому
обобщению.
Способность к личностному общению предполагает способность мифологического
обобщения, т. е. такого смыслового обобщения, в котором смысл выражен в конкретной,
чувственной данности. Благодаря этому человек способен личностно воспринимать другого.
Расширение способности к обобщению открывает весь мир, как личность. Очевидно, спектр
умовосприятия архаичного сознания был значительно смещен в сторону смыслового
обобщения по отношению к умовосприятию современного человека, но и сейчас можно
встретить людей, чья способность к обобщению выше средней. Например, Вл. Соловьев
133
Раздел 4. Философия
воспринимал мир личностно, как вечную женственность. Это восприятие распространилось
не только среди философов софиологической традиции, но и среди поэтов-символистов.
Господствующее представление о мире, как бесконечном океане мертвой материи,
подчиненной естественным законам, соответствует усредненной способности современного
человека к смысловому обобщению. В переделах средних способностей человек не может
воспринимать природу личностно, но он вполне может воспринимать личностно как людей,
так и домашних животных, которые живут рядом с ним. При этом встречаются люди со
способностями к обобщению ниже среднего. Например, некоторые физиологи, демонстрируя
умение научно анализировать, усматривают в собаке совокупность условных и безусловных
рефлексов, при этом в силу неразвитой способности к обобщению принципиально не могут
воспринимать собаку личностно. И это еще не крайний случай. Встречаются такие
законченные эгоисты, которые не способны личностно воспринимать даже людей.
Все, что существует за пределами способности человека к смысловому обобщению,
представляется ему в виде вымысла и фикции. Кому-то кажется глупостью личностное
отношение к собаке, а для кого-то покажется глупостью и личностное отношение к человеку.
Способность к анализу позволяет объяснить отношения между людьми через мотивации,
комплексы, привычки, гормональное состояние и т. д. Но для того, чтобы усмотреть во всем
этом присутствие любви, нужна способность к обобщению. Если такой способностью
человек не обладает, то ничто в мире не убедит его в том, что любовь вообще существует.
Аналогичным образом современный человек воспринимает архаичную мифологию как
выдумку и фикцию. Для него древние мифологические персонажи – не более чем вымыслы.
В связи с этим возникает проблема ускользания мифологического: пока человек находится
внутри мифологической картины мира, ее содержание представляется ему не мифом, а самой
реальностью; когда же он находится за ее пределами, то это же содержание представляется
фикцией. Специфика мифологического содержания все время ускользает, поэтому, чтобы ее
выявить, требуется философская рефлексия.
Ограниченная способность к анализу проявляется в неумении видеть проблему, ставить
новые вопросы. Все, что находится за пределами способности к анализу, представляется
человеку надуманным и бессмысленным. Человек с какого-то этапа перестает замечать
элементарные смыслы в том, что для него и без анализирования само собой разумелось.
Каждый новый философский прорыв предполагает расширение спектра смыслового
умовосприятия как в сторону анализа, так и в сторону смыслового обобщения, однако этот
прорыв встречает естественное сопротивление со стороны тех, кто не способен переступить
сложившиеся границы умовосприятия. Таким образом, границы воспринимаемого мира
пролегают в сознании человека, и от человека зависит их преодоление.
Библиографический список
134
Раздел 4. Философия
1. Лосев, А. Ф. Диалектика мифа // Лосев А. Ф. Миф. Число. Сущность. – М. : Мысль,
1994. – С. 67.
2. Элиаде, М. Космос и история / М. Элиаде. – М. : Прогресс, 1987. – С. 94.
© Карпицкий Н. Н., 2010
Автор статьи – Николай Николаевич Карпицкий, доктор философских наук, доцент,
профессор, ГОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет Росздрава»,
г. Томск, e-mail: karpizky@vtomske.ru.
Рецензент – Е. И. Кириленко, доктор философских наук, доцент, ГОУ ВПО «Сибирский
государственный медицинский университет Росздрава».
135
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
РАЗДЕЛ 5
ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ, ЖУРНАЛИСТИКА
УДК 821.11
Н. В. Васенева
Омская гуманитарная академия
К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ХАРАКТЕРОВ В ПЬЕСЕ Б. ШОУ
«ПИГМАЛИОН»
Статья посвящена проблеме создания характера в пьесе Б. Шоу «Пигмалион».
Освещена эстетическая нагруженность образа главного героя комедии:
анализируются культурный код, заложенный в его имя, и собирательный портрет в
русской критике, отражающей рецепцию персонажа в отечественном сознании.
Ключевые слова: характер, рецепция, код, имя.
Визитной карточкой великого английского драматурга Б. Шоу по праву считается пьеса
«Пигмалион». Ее главный герой, Генри Хиггинс (Henry Higgins), причисляется к числу
самых ярких характеров, созданных Шоу, и довольно часто выступает объектом критики в
отечественном литературоведении.
Любопытной составляющей литературного портрета является в первую очередь имя
персонажа, относящееся к разряду мощных средств художественной выразительности,
концентрирующих в себе огромный пласт культурной информации, отражающих сюжетные
линии.
Канон образных коннотаций этого имени задают определенные исторические личности
и литературные герои.
В истории имя Henry считается королевским. Его носили королевские особы: восемь
королей Англии, четыре короля Франции и семь королей Германии.
Особой известностью пользовался английский языковед, преподаватель фонетики и
основоположник английской фонетической школы Генри Суит (Henry Sweet (1845–1912)).
Заслуживает внимания еще одна личность, имеющая непосредственное отношения к языкам,
– Генрих Шлиман (Heinrich Schliemann (1822–1890)), немецкий археолог, открывший Трою,
один из пионеров современной науки о древности. Шлиман увлекался изучением
иностранных языков, заучивая при этом тексты наизусть. В течение своей жизни он выучил
четырнадцать языков: русский, английский, французский, голландский, испанский,
португальский, итальянский, польский, шведский, норвежский, новогреческий, арабский,
133
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
латынь и даже древнегреческий, для того чтобы можно было прочесть «Илиаду» в
оригинале.
В мировой литературе известны герои В. Шекспира (короли Генрих V, IV и XII), а
также Генри Фауст, персонаж пьесы И. В. Гете, запомнившийся как многоопытный ученый с
неистощимой жаждой к творчеству и созиданию.
Итак, в мировом контексте имя Генри ассоциируется с величием,; красотой и чистотой
языка; стремлением к власти, творчеству и созиданию. Этот код, заложенный в имени,
полностью отражен в сюжете произведения.
Генри – великий ученый, профессор фонетики, создатель «Универсального алфавита
Хиггинса», тонкий знаток диалектов английского языка, способный по произношению
определить место рождения любого англичанина «с точностью до шести миль», человек,
творчески подходящий к своей профессии, выступающий за красоту и чистоту родного
языка. Поведение Генри отличается величественностью, герой постоянно пытается
подчинить окружающих людей своей воли и иметь над ними власть.
В русской переводческой литературе под влиянием мирового канона, самого
произведения и мнения отечественных критиков – исследователей творчества Б. Шоу
создавался собирательный портрет героя пьесы, отражающий его рецепцию в русском
сознании.
Профессор М. Морозов обращает внимание на одно любопытное совпадение: «не
знаю, – пишет он, – отмечен ли исследователями творчества Шоу тот факт, что Суит умер в
1912 г., в год создания «Пигмалиона»: по-видимому, смерть фанатика этой сложной отрасли
лингвистики навела Шоу на сюжет его комедии» [6, с. 22]. В предисловии к пьесе Шоу
вспоминает о своих встречах с Генри Суитом и признается, что он действительно списал
некоторые черты великого фонетиста для создания характера героя. В третьем акте
драматург намекает на оригинальную стенографическую систему, которой ученый
пользовался при написании открыток. По мнению А. А. Аниксита, в лице Генри Хиггинса
драматург показал пародию на модные увлечения того времени прикладной филологией и
фонетикой [1, с. 29].
З. Т. Гражданская в своей монографии «Бернард Шоу: Очерк жизни и творчества»
подчеркивает внутреннюю свободу Генри Хиггинса, полное отсутствие в нем сервильности.
Генри со знатными леди держит себя надменно и грубо. Его мать все время говорит о его
неумении вести себя в обществе. Он оскорбляет и задевает людей непреднамеренно, просто
потому, что они ему не интересны. У Хиггинса интерес только к науке. В отношениях
Хиггинса с людьми Гражданская замечает эгоизм и видит конфликт гения и обывателя [3, с.
103].
В статье «К вопросу о поэтике пьесы Д. Б. Шоу «Пигмалион» [5] В. И. Кравченко
говорит, что Генри Хиггинс – характер, построенный на парадоксе. С одной стороны, «он
крепкий, здоровый мужчина, лет сорока», но с другой – он очень похож на неугомонного
ребенка, шумно и стремительно реагирующего на все, что привлекает его внимание, и, как
ребенок, нуждается в постоянном присмотре, чтобы нечаянно не натворить беды. Хиггинс
пытается научить Элизу манере говорить, как светская дама, но сам бесцеремонен,
несдержан и настолько далек от светских манер поведения, что даже мать Хиггинса
запрещает ему навещать ее в приемные дни, чтобы сын не отпугивал всех ее знакомых [5, с.
131].
А. И. Дейч в статье «О «Пигмалионе» Бернарда Шоу» [4] находит, что миссис
Хиггинс – полная противоположность сыну, постоянно упрекает его за дурные манеры, за
грубость, за черствое отношение к людям. Она говорит, что Генри плохо воспитан. Таким
образом подчеркивается мысль драматурга о частом несовпадении внешнего лоска человека
с его внутренним содержанием. На опыте с Элизой Дулиттл Хиггинс понимает, что
правильная английская речь и изящество манер могут придать мнимую аристократичность.
Сам он в душе презирает этот лоск и позволяет себе «роскошь» держаться так, как ему
134
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
заблагорассудится [4, с. 99]. Дейч также обнаруживает в портрете Хиггинса несдержанность,
склонность к грубым выражениям и бранным словечкам [4, с. 98].
С. С. Беркер в своей статье «Стилистическое использование разговорной речи в пьесе
Б. Шоу «Пигмалион» пишет, что Генри относится с пренебрежением к тому, что выходит за
пределы его научно-профессиональных интересов. Он самоуверен, несколько эксцентричен,
совершенно не считается со светскими условностями. Хиггинс обладает ироническим
складом ума, переосмысливает слова собеседника, прибегает к парадоксам и каламбурам.
Яркие особенности речи Хиггинса – ироничность, эмоциональность, импульсивность,
несдержанность [3, с. 3–8].
В галерее литературных портретов, созданных Б. Шоу, портрет Генри Хиггинса
считается самым эксцентричным и выразительным, в его образе заложена довольно
внушительная эстетическая нагруженность.
Библиографический список
1. Аникст, А. А. Бернард Шоу / А. А. Аникст. – М. : Знание, 1956. – 32 с.
2. Беркер, С. С. Стилистическое использование разговорной речи в пьесе Б. Шоу
«Пигмалион» / С. С. Беркер // Известия Воронежск. гос. пед. ин-та. Вопр. филологии и
методики преподавания иностр. яз. – Воронеж, 1971. – Т. 3. – С. 3–17.
3. Гражданская, З. Т. Бернард Шоу : очерк жизни и творчества / З. Т. Гражданская. –
М. : Просвещение, 1965. – 212 с.
4. Дейч, А. И. О «Пигмалионе» Бернарда Шоу / А. И. Дейч // Шоу Б. Пигмалион. – М. :
Искусство, 1966. – С. 93–106.
5. Кравченко, В. И. К вопросу о поэтике пьесы Б. Шоу «Пигмалион» / В. И. Кравченко
// Проблемы изучения русской и зарубежной литературы : сб. науч. ст. преподавателей
Таганрогск. гос. пед. ин-та. – Таганрог, 1999. – Вып. 1. – С. 125–134.
6. Морозов, М. Драматургия Бернарда Шоу / М. Морозов // Пигмалион : сб. / Гос.
ордена Ленина акад. Малый театр. – М., 1946. – С. 5–29.
7. Суперанская, А. В. Имя через века и страны / А. В. Суперанская. – М. : Наука, 1990. –
192 с.
8. Суперанская, А. В. Словарь русских личных имен / А. В. Суперанская. – М. : АСТ,
1998. – 528 с.
9. Суперанская, А. В. Современный словарь личных имен: сравнение, происхождение,
написание / А. В. Суперанская. – М. : Айрис-пресс, 2005. – 384 с.
10. Суперанская, А. В. Что такое топонимика? / А. В. Суперанская. – М. : Наука,
1985. – 176 с.
© Васенева Н. В., 2010
Автор статьи – Надежда Владимировна Васенева, аспирант, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – В. В. Никулина, кандидат филологических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
135
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
УДК 070
В. А. Евдокимов
Омская гуманитарная академия
АУДИТОРИЯ МАСС-МЕДИА КАК ОБЪЕКТ И СУБЪЕКТ КОММУНИКАЦИИ
Автор анализирует особенности массовой и специализированной аудитории
средств информации, выявляет их характеристики и условия, в которых
социальные общности людей могут исполнять роль объекта или субъекта. В
статье исследуются восприятие, усвоение информации и реакции на сообщения в
зависимости от интересов и потребностей граждан, социального статуса
представителей аудитории. Публикация может представлять интерес для
исследователей деятельности масс-медиа, их участия в информационнокоммуникационных процессах.
Ключевые слова: масс-медиа, аудитория, коммуникация.
Информационно-коммуникативные процессы, в которых активно участвуют массмедиа, оказывают влияние на многих получателей сообщений, их установки, т. е.
относительно устойчивые представления, стереотипы и т. д. Оно может быть слабым или
сильным, утвердить людей в их взглядах либо, напротив, побудить их к корректировке
позиции. При обмене информацией аудитория может исполнять роль объекта или субъекта.
При каких обстоятельствах это происходит?
На основе количественных показателей и характера объединения людей исследователи
выделяют массовую и специализированную аудиторию [1]. Под «аудиторией» автором
понимается организованно не оформленная социальная общность людей, являющихся
получателями информации от общего для них средства массовой коммуникации.
Количественные характеристики дают представление о том или ином множестве индивидов
(возраст, образование, профессия, интересы и т. д.), но этого недостаточно, чтобы осмыслить
многие процессы, которые происходят в сознании граждан, воспринимающих материалы
масс-медиа.
В качестве массовой аудитории в коммуникативистике чаще всего рассматриваются все
получатели информации, распространяемой прессой, или же случайные объединения людей,
не связанных общими возрастными, профессиональными, культурными и иными признаками
и интересами. Амбивалентной является и интерпретация массовой аудитории. Она
понимается или как инертное, неорганизованное, изменяющееся в зависимости от
обстоятельств множество граждан, пассивно воспринимающее адресованные ему сообщения,
или, напротив, как социальная сила, обладающая возможностями активно воздействовать на
медиа с целью удовлетворения насущных потребностей и интересов [2].
Теоретической основой подхода, согласно которому выбор, сделанный людьми в ходе
электоральных кампаний, определяется не их сознательными политическими
предпочтениями, а устойчивой социальной принадлежностью, является концепция
двухступенчатой коммуникации, разработанная П. Лазарсфельдом и другими
исследователями (медиа – лидеры мнений – получатели информации). Их позиция зиждется
на изучении массовой аудитории как системы, которая состоит из групп (молекул), имеющих
«лидеров мнений» и способных при помощи межличностных (межатомных) связей
корректировать структуру социальной общности людей и формировать представления о
журналистике, а также о содержании, форме и назначении разнообразных сообщений. Если
на первом этапе передается информация, то на втором – влияние [3].
136
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
Иначе характеризуется специализированная аудитория. Она как устойчивое целое,
которое состоит из множества индивидов, объединенных общими интересами, целями,
ценностями, а также социальными, профессиональными, культурными и другими
признаками, основательнее, глубже, чем массовая, осмысливает процессы, происходящие в
обществе. Представители этой неоднородной социальной общности людей могут выражать
мнения стереотипные (устойчивые, традиционные в конкретной социальной,
профессиональной, культурной среде), экспертные (исходящие от наиболее уважаемых,
авторитетных людей, которые выдвигают новые идеи и разрабатывают концепции, ценные в
определенной профессиональной, социальной, культурной среде), эталонные (выражаемые
гражданами, влияние которых на формирование общественного сознания признано не только
специализированной, но и массовой аудиторией). От способности коммуникаторов и
коммуникантов определить особенности той или иной социальной общности людей, выявить
ее составляющие, формы информирования и диалога в значительной степени зависит успех
обмена сообщениями, например, в электоральном процессе. Чем основательнее адресанты
шлифуют стратегии политических кампаний и чем строже представленная ими
аргументация, тем значительнее может быть их воздействие на специализированную
аудиторию. Например, интересы и потребности профессионально ориентированной группы –
политологов, политических технологов, экспертов из партийных структур, журналистов,
анализирующих взаимодействие субъектов в сфере властных отношений, – таковы, что она
чаще всего оказывается невосприимчивой к пропагандистским уловкам, приемам
манипулирования, которые содержатся в предвыборных материалах и, как правило, не
отвергаются массовой аудиторией.
Интересы и потребности людей в информационном пространстве, их связь с
производством сообщений привлекают особое внимание исследователей. Своеобразие
интересов и запросов, которые объединяют представителей множества аудиторий,
раскрывается теорией иерархии потребностей, разработанной А. Маслоу. Согласно ей
возникновению одной потребности предшествует удовлетворение другой. Как правило, те,
кто вынуждены заботиться о хлебе насущном, не интересуются возможностями
самореализации, творческого самовыражения, интеллектуального развития [4]. Если та или
иная социальная общность людей не осмыслила глубоко свое место в обществе, не оценила
собственные интересы и возможности, не определила мотивы своего поведения, то, какому
бы интенсивному информационному воздействию она ни подвергалась, далеко не всегда
можно побудить ее к совершению действий, выгодных субъектам политического процесса.
Связь производства информации с интересами потребителей отражена в модели
коммуникативного акта, предложенной Г. Лассуэллом. Хотя массовые аудитории
представляют собой разнородные, организационно не оформленные множества людей, они,
как и специализированные, имеют устойчивые предпочтения. Особенности восприятия
сообщений зависят от социальных характеристик общности граждан (материальное и
семейное положение, уровень образования, профессиональная принадлежность и т. д.). На ее
реакции на ту или иную информацию отражаются и такие факторы, как внешняя обстановка,
специфика обстоятельств и т. д. Г. Лассуэлл выделил следующие типы реакций аудитории на
массовую информацию. Во-первых, реакции, сопряженные со спецификой деятельности
людей в социальных общностях: когнитивные, ценностные, организационные,
тонизирующие, коммуникативные. Во-вторых, явные и скрытые. В-третьих, желательные и
нежелательные, основные и побочные, предусмотренные и неожиданные. Исследователем
выявлены также реакции, характеризующие изменения, происшедшие в сознании и
деятельности индивидов, и реакции, связанные с временными параметрами изменений,
происходящих в поведении и сознании людей: ближние и дальние, временные, несрочные и
продолжительные [5].
Среди реакций аудитории на массовую информацию, связанных с особенностями
деятельности индивидов в социальных общностях, можно выделить также целевые.
137
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
Отношение людей к разнообразным сообщениям выражается не только в разработке новых
идей и установок, но и в формулировании целей деятельности. Аудитория как субъект
коммуникации способна дать публичные оценки тем журналистским материалам, которые не
устраивают ее (обращения к властным структурам, пикетирование редакций масс-медиа), а в
случае отсутствия отклика на ее предложения – игнорировать эту продукцию.
Дополняя классификацию, разработанную Г. Лассуэллом, можно также выявить с точки
зрения отражения в масс-медиа объективные и искаженные реакции, выражаемые
аудиторией. Дело в том, что в средствах массовой информации размещаются материалы, в
которых представлены точные, полные или неточные, неполные данные об отношении
населения к каким-либо актуальным событиям и явлениям политической жизни, содержатся
их оценки. Так, в России в 2004 г. накануне принятия закона о замене натуральных льгот
денежными компенсациями журналистика следующим образом освещала процесс
формирования позиции граждан. На первых порах государственные и официозные телеканалы
и печатные издания оглашали мнения «за» и «против» обсуждаемого правового акта. Их
позиция изменилась за несколько недель до его рассмотрения Государственной думой РФ: в
эфире и на страницах газет отражались суждения тех граждан, которые безоговорочно
поддерживали данный законопроект. Массовая аудитория прислушивается к голосу медиа, как
источника социальной информации, и рассчитывает, что они точно отражают тенденции,
превалирующие в обществе.
При оценке возможностей социальных общностей людей воспринимать сведения,
распространяемые журналистикой, учитываются не только их интересы и реакции на
разнообразные сообщения, но и доступность источников информации. В связи с этим
возможно деление аудиторий на регулярные и нерегулярные, условные и нецелевые,
реальные и потенциальные [6]. Однако знания этих особенностей социальных общностей
людей недостаточно, чтобы осмыслить их интересы и потребности. Формально доступные
всем гражданам, материалы масс-медиа используются ими по-разному. Французский
исследователь А. Турен выявил следующие культурно-информационные страты в
современном обществе. На низшем уровне – иммигранты из развивающихся стран,
безработные, пожилые люди, имеющие ограниченные возможности в потреблении
информации. Следующую страту составляют рабочие, имеющие низкую квалификацию и
предпочитающие главным образом развлекательную продукцию. В третью группу входят
активно пользующиеся продукцией масс-медиа служащие, которые подчиняются
вышестоящим начальникам (специалисты по связям с общественностью, журналисты). На
самом высоком уровне находятся технократы – управленцы, творцы новых знаний и
ценностей, сочетающие профессиональные интересы и аристократическое искусство [7].
Естественно, этим социальным слоям не обеспечен равный доступ к разнообразным
сообщениям, продукции журналистики, они в разной степени подготовлены и к восприятию
информации. Их возможности оцениваются с точки зрения владения словарем языка массмедиа и понимания конкретного текста, способности адекватно интерпретировать и
воспроизвести его смысл в речи.
Благодаря доступности сообщений прессы создаются благоприятные условия для
обеспечения информированности аудитории, полюсами которой являются полная
осведомленность и полная неинформированность. В связи с тем, что повышается уровень
образования и профессионализма граждан, а также значительное влияние на них оказывают
достижения научно-технического прогресса, многие активно участвуют в общественнополитической жизни, повышается и степень информированности аудитории. Но специфика
потребительской деятельности такова, что люди по-разному оценивают и запоминают
разнообразные сведения.
Обеспечение
аудитории
доступа
к
разнообразным
сообщениям
и
ее
информированность не гарантируют того, что они будут обязательно осмыслены. Усвоение
138
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
новых сведений бывает полным или частичным. Человек, как отмечено выше, может и
отказаться от приема сообщений, если его не устраивает их качество.
Цель распространения информации не будет достигнута, если она непонятна
аудитории. Причина этого может быть субъективной, когда социальная общность людей не
желает анализировать проблемы, усваивать отдельные термины, или объективной, когда над
ней довлеют привычные стереотипы или она не осведомлена о значении новых слов.
Возможно также искажение сообщений, распространяемых масс-медиа. Например,
вследствие экспрессивности речи (сокращение до минимума высказываний и текстов на
синтаксическом и семантическом уровнях) они воспринимаются аудиторией неадекватно.
Чтобы избежать непонимания, медиа и их учредители в той или иной мере
совершенствуют процесс информирования аудитории. С этой целью проводятся
интерактивные опросы по телефонной или компьютерной сети, анкетирование, читательские
конференции, социологические исследования, связанные с определением круга потребителей
сообщений печатных изданий, теле- и радиопрограмм. И сама аудитория участвует в
подготовке и распространении социальной информации, отправляя письма в редакции массмедиа или органы власти, а также в рамках межличностной коммуникации.
Однако эффективность исследовательской работы масс-медиа неочевидна. Они поразному используют данные изучения мнений аудитории. Во-первых, эти данные могут
игнорироваться, если коммуникаторы (партийные газеты или печатные издания, созданные
на период избирательной кампании) во всем ориентируются на точку зрения учредителей.
Во-вторых, исходя из конъюнктурных политических соображений, отправители сообщений
частично учитывают суждения людей, а именно только те, которые укладываются в
привычные модели информирования (обоснованность этого подхода часто пытаются
доказать службы, которые по заказу средств массовой информации изучают их аудиторию).
Парадокс заключается в том, что масс-медиа сначала формируют вкусы людей, а затем,
сделав попытку изучать их интересы и потребности, определяют эти предпочтения в
качестве ориентиров в собственной деятельности и тем самым подтверждают правильность
информационной политики. Неготовность субъектов журналистики в полной мере учитывать
интересы и запросы представителей различных сегментов аудитории приводит к тому, что
все более ослабляется интерес к программам российских общенациональных телекомпаний
(в первую очередь официальным и многократно повторяющимся политическим новостям,
сериалам и эстрадным концертам с узким набором певцов и юмористов) интеллектуально
развитой части общества и молодежи, которая тяготеет к поиску новостей в интернетисточниках [8]. В-третьих, аудитория может оказать значительное влияние на позицию
конкретного средства массовой информации в демократически развитом обществе, в
котором журналисты имеют возможности вести открытый диалог с людьми, наладить
действенную обратную связь, вносить коррективы в свою работу ради повышения ее
эффективности.
Многие медиа по традиции воспринимают социальные общности людей, получающие
информацию, как объект. Действительно, описывая коммуникацию как линейный и
однонаправленный процесс, Г. Лассуэлл рассматривал аудиторию именно в таком качестве.
Однако если субъект политики или средство массовой информации, как коммуникаторы,
относятся к ней исключительно как к объекту и не склонны менять собственную стратегию в
соответствии с ее интересами, то в информировании ее могут возникнуть помехи и
социальная общность людей получит избыток сообщений, в результате этого сокращаются
возможности воздействия на нее. Так происходит, когда по региональным телеканалам
регулярно демонстрируются сюжеты, главными героями которых являются главы крупных
структур управления, а данные социологических опросов показывают, что недоверие людей
этим лидерам растет.
Вероятен и иной подход. Результатом развития новых медиатехнологий стало
появление новых теоретических моделей аудитории, отличных от традиционной пассивно139
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
активной дихотомии. Дж. Уэбстер разработал концепцию аудитории в мире интерактивных
масс-медиа и коммуникаций. Он описывает аудиторию средств массовой информации с
помощью трех моделей: аудитория как масса, как объект и как агент. Аудитория как масса
поддается влиянию журналистики. Изучение аудитории как объекта связано в основном с
анализом изменений отношения потребителей к медиаэффектам, изучением феноменов
пропаганды, насилия в средствах информации.
Возможности, открываемые перед людьми новыми технологиями, интересуют
исследователей, изучающих аудиторию как агента. Ее составляют активные личности,
имеющие свободу выбора материалов масс-медиа и вовлеченные в коммуникационные
процессы в большей степени, чем кто-либо другой [9, p. 190–207].
В качестве субъекта коммуникации может выступить специализированная аудитория,
сформированная по политическим, экономическим, культурным или иным признакам
(принадлежность к политической партии, профессиональной группе, этнической общности,
проживание на территории одного государства). Такая социальная общность людей
информирована в высокой степени, имеет доступ к разнообразным сведениям. Ее
представители обладают способностью к организации совместных действий, высоким
уровнем образования и аналитическим способностями, что позволяет им понимать тексты
разной степени сложности, отличать объективные материалы от текстов, принадлежащих
связям с общественностью и политической рекламе.
Субъектом коммуникации может оказаться и массовая аудитория. Это происходит в тех
случаях, когда создателями программ масс-медиа предпринимаются попытки опошлить
общепринятые общественные ценности, культурные традиции (например, телепрограмма
«Дом-2» на протяжении ряда лет вызывает отрицательную реакцию значительной части
зрителей) и социальная общность людей вынуждена выразить свое отношение к этим
действиям.
Одна и та же аудитория в разных обстоятельствах проявляет себя по-разному, может
быть и ригидной, и гибкой. Индифферентная в одних условиях, она становится активной,
энергичной в других, когда затрагиваются коренные интересы, ущемляются права
составляющих ее граждан. Так, обнародованные масс-медиа намерения федеральной власти
ограничить ввоз подержанных автомобилей в Россию вызвали ряд акций протеста на
Дальнем Востоке во втором пятилетии ХХI в.
Подводя итог, следует отметить, что аудитории масс-медиа имеют различные интересы
и потребности, воспринимают, усваивают информацию и реагируют на нее в зависимости от
социального статуса их представителей. Масса граждан может быть и инертной, пассивной,
и активно влияющей на журналистику, если та пытается дискредитировать общественные
ценности, культурные традиции. Чем выше уровень образования, профессионализма,
самосознания людей, богаче их жизненный опыт и целостнее мировоззрение, тем больше
возможностей у составляемой ими социальной общности проявить себя в качестве субъекта
коммуникации. Чаще всего роль такового исполняет специализированная аудитория,
представителям которой, объединенным общими интересами, целями, ценностями, а также
социальными, профессиональными, культурными признаками, свойственны высокая степень
информированности, подготовленности, способность адекватно интерпретировать и
воспроизводить смысл текстов в речи, готовность к организации совместных акций и
обеспечен доступ к разнообразным источникам сообщений. Если интересы и потребности
представителей различных сегментов аудитории не учитываются в полной мере, социальная
общность людей как субъект может игнорировать продукцию конкретных средств массовой
информации.
Библиографический список
140
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
1. Lasswell, H. The Structure and Function of Communication in Society / H. Lasswell // In
L. Bryson (ed.) The communication of ideas. – N. Y. : Harper, 1948. − P. 37–51.
2. Hovland, K. Reconciling conflicting results derived from experimental and survey studies
of attitude change / K. Hovland // American Psychologist. − 1959. − № 14. − P. 8–17 ;
Klapper, J. T. The effects of mass media : A report to the director of the public library inquiry /
J. T. Klapper. − N. Y. : Free Press, 1960 ; McQuail, D. The television audience : A revised
perspective // In D. McQuail (ed.). Sociology of mass communications / D. McQuail, J. G. Blumler,
J. R. Brown. − Middlesex, England : Penguin, 1972. − P. 65–135 ; Rubin, A. M. The uses and
dependency model of mass communication / A. M. Rubin, S. Windahl // Critical Studies in Mass
Communication. − № 3. − P. 184-199.
3. Lazarsfeld, P. F. The people’s choice: How the voter makes up his mind in presidential
election (3th ed.) / P. F. Lazarsfeld, B. Berelson & H. Gauder. − N. Y. : Columbia Univ. Press,
1968 ; Rogers, E. M. A history of communication study. A biographical approach / E. M. Rogers. −
N. Y. : Free Press, 1994. − 519 p.
4. Маслоу, А. Мотивация и личность / A. Маслоу. − СПб. : Евразия, 2001. − 479 с.
5. Lasswell, H. The Structure and Function of Communication in Society / H. Lasswell // In
L. Bryson (ed.) The communication of ideas. − N. Y. : Harper, 1948. − P. 37–51 ; Lasswell, H. The
Uses of Content Analysis Data in Studying Social Change / H. Lasswell // Science and Culture. −
1967. − Vol. 33. − № 4.
6. Энциклопедический социологический словарь / под общ. ред. Г. В. Осипова; ред.сост. А. В. Кабыща. − М. : ИСПИ РАН, 1995. − 939 с.
7. Турен, А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии / А. Турен. − М. :
Научный мир, 1998. − 204 с.
8. Бородина, А. «Люди ждут новых слов» / А. Бородина // Коммерсант. − 2008. −
№ 112 ; Бородина, А. «Как привлечь к телеэкранам молодую, активную и думающую
аудиторию, которая все чаще заявляет: «Я не смотрю телевизор» / А. Бородина //
Коммерсант. − 2010. − № 114 ; Дубин, Б. Медиа: телевидение для пожилых / Б. Дубин //
Ведомости. − 2009. − № 168.
9. Webster, J. G. The mass audience: Rediscovering the dominant model / J. G. Webster &
P. F. Phalen. − Mahwah, NJ : Lawrence Erlbaum Associates, 1997 ; Webster, J. G. The audience //
Journal of Broadcasting & Electronic Media. − 1998. − № 42. − P. 190-207.
© Евдокимов В. А., 2010
Автор статьи – Владимир Анатольевич Евдокимов, доктор политических наук,
профессор, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Г. В. Косяков, доктор филологических наук, доцент, профессор, Омский
государственный педагогический университет.
141
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
УДК 821.161.1
А. С. Матвеенко
Омская гуманитарная академия
ОРИЕНТАЛЬНАЯ ЛИРИКА Д. П. ОЗНОБИШИНА
В ПОЭТИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ ЭПОХИ
Статья посвящена изучению художественного и мировоззренческого своеобразия
лирики малоизученного русского романтика Д. П. Ознобишина. Раскрываются
особенности хронотопов и системы образов ориентальных произведений
романтика на фоне поэтического контекста эпохи. Осмысляются художественная
онтология, гносеология и антропология поэта, духовные искания которого
помогают понять национальное своеобразие русского романтизма.
Ключевые слова: романтизм, ориентальная лирика, художественная онтология и
антропология.
Интерес западноевропейской и русской культур к Востоку был всегда достаточно
высок. Аллегорический ориентализм был характерен для западноевропейской и русской
просветительской литературы XVIII в. Актуальность ориентальных мотивов и образов в
европейском искусстве начала XIX в. была во многом определена стремлением европейской
культуры, пережившей период революционных потрясений и войн, обратиться к
патриархальным и незыблемым ценностям Востока, тоской по целостной природе человека.
Романтиков в восточной поэзии привлекала не только поэтизация чувственной любви и
пиров, но и мудрое принятие земной жизни. Ориентальная поэзия чрезвычайно богата,
многообразна, значимое место в ней занимают описательная лирика, дидактическая,
сатирическая поэзия. Законодателями ориентального направления в западноевропейской
литературе начала XIX в. были И.-В. Гете, создавший поэтическую книгу «Западновосточный диван» (1819), и Д.-Г. Байрон, автор «восточных поэм» («повестей») «Корсар»,
«Гяур» и др. А. А. Аникст указывает на то, что одним из источников «Западно-восточного
дивана» Гете послужили переводы на немецкий язык стихотворений персидского поэта
Гафиза, сделанные австрийским ориенталистом И. Гаммлером [1, с. 433–434]. Гете
призывает современника обратиться к восточной культуре, к мудрому принятию земной
жизни, чувственных радостей, чтобы преодолеть власть рационалистического скепсиса и
рефлексии: «К новой жизни там воскресни…». В «Западно-восточном диване» ориентальный
стиль и восточный образный колорит стали художественной формой, в которой поэт
воплотил собственный духовный опыт, чувство любви, размышления о современности и
вечных общечеловеческих проблемах.
В «восточных поэмах» Байрона отражены впечатления романтика от посещения стран
Балканского полуострова, которые в начале XIX в. воспринимались Западной Европой в
качестве Востока. Ориентальный колорит произведений Байрона создается за счет
экзотических деталей быта, южных пейзажей, колоритных, страстных натур.
Россия в силу евразийского географического положения на протяжении своей истории
постоянно вступала в межкультурный диалог с различными азиатскими этносами.
Утверждая себя в качестве наследницы Византийской империи, Российская империя
стремилась стать политическим и культурным центром православного Востока.
Многонациональный характер Российской империи, войны с Османской империей, Ираном,
расширение границ в Средней Азии – все это придавало ориентальной традиции в русской
142
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
литературе особый исторический смысл. Сохранявшаяся на протяжении тысячелетий
бинарность Запада и Востока в русском национальном сознании трансформировалась, так
как Восток воспринимался органичной частью богатой сокровищницы русской культуры.
Романтизм стремился к выявлению культурного своеобразия исторических эпох,
народов. Русские романтики, обращаясь к различным культурным традициям, черпали в них
новые, экзотические мотивы и образы, а также раскрывали их диалог, преемственность и
единство. В связи с этим показательны русские литературные альманахи эпохи романтизма,
где возникает универсальный образ человеческой культуры как единства уникальных
национальных традиций. Так, в альманахе «Северная лира на 1827 год», где были
опубликованы лирические и прозаические произведения Д. П. Ознобишина [2, с. 107],
оригинальные произведения и вольные переводы русских романтиков обращены к
разнообразным фольклорным источникам, а также к античной, ориентальной, библейской,
западноевропейской литературным традициям. В диалоге с различными эстетическими
традициями романтики видели путь осознания национальной самобытности русской
культуры. Хронтопы текстов позволяют читателю переноситься в различные страны и эпохи
(Древняя Греция, Италия, Османская империя, Персия и др.). Данный альманах, как и другие
романтические издания подобного типа, позволяет судить об энциклопедизме и «всемирной
отзывчивости» русских поэтов и писателей.
Для русской культуры эпохи романтизма был характерен пристальный интерес к
изучению восточных языков, коллекционированию предметов декоративно-прикладного
искусства. Духовные искания русских поэтов-романтиков сопровождались глубоким
интересом к Корану, к восточной культуре. Например, в цикле К. Н. Батюшкова
«Подражания древним» античная традиция в восприятии человеческой жизни, искусства и
любви соединяется с ориентальной. Русский романтик обращается к мифопоэтической
традиции, которая развивалась как на Востоке, так и на Западе: «Ты видишь – розы
покраснели…» («Скалы чувствительны к свирели»). Батюшков добивается афористичности и
пластичности в данном лирическом произведении за счет использования аллегорических
образов скалы, верблюда, которые чувствительнее к красоте, нежели гордая и
самовлюбленная красавица.
Образная система южной поэмы А. С. Пушкина «Бахчисарайский фонтан» построена
на контрасте христианской и мусульманской культур, которая воплощается в антитезе
главных героинь Марии и Заремы. С. М. Шварцбанд указывает на то, что «знакомство
Пушкина с Кораном состоялось не позднее 1821–1822 гг.» [3, с. 90]. Б. Н. Тарасов
подчеркивает значимость обращения Пушкина к Корану в его духовной эволюции:
«Недостаточность «горизонтальной» картины мира, ущербность самодостаточного
антропоцентризма, не учитывавшего изначальные слабости и неискоренимые пороки
человеческой натуры, заставляли поэта обращаться к теоцентрическому мировоззрению,
восточному онтологизму…» [4, с. 14]. Цикл Пушкина «Подражания Корану» (1824) являет
собой яркий пример межкультурного диалога. С одной стороны, русский поэт отражает
ключевые черты Корана, его афористичность, притчевость, непосредственность обращений
Аллаха к человеку, с другой стороны, поэтика цикла созвучна многовековой
церковнославянской традиции. В цикле Пушкина отражены ключевые для исламской
культуры явления:
Клянусь мечом и правой битвой,
Клянуся утренней звездой,
Клянусь вечернею молитвой [5, т. 2, кн. 1, с. 314].
В процитированных стихотворных строках проявлены значимые для мусульманина
ратный подвиг, утренний и вечерний намазы. В поэтике цикла значимую роль играют
143
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
метафоры, соотнесенные с восточной культурой: «небесная книга», «в лампадном светит
хрустале» и др.
Д. П. Ознобишин, как и А. С. Грибоедов, систематически изучал восточные языки,
прежде всего санскрит, персидский, арабский. Русский романтик создает ряд вольных
переводов восточных поэтов, образность которых созвучна его антологической лирике и
творчеству Батюшкова. Ознобишин подписывал свои вольные переводы в литературных
альманахах псевдонимом «Делибюрадер», который восходит к персидскому «сердце брата».
Ознобишин переводил произведения различных восточных авторов разных эпох. Так, он
перевел с санскрита эпизод поэмы Виазы «Брама-пурана», лирические тексты Гафиза,
Низами, Саади и др. Ознобишин составил первый персидско-русский словарь [6, ст. 405].
«Ода Гафица» из книги «Даль» его дивана (1826) органична для западноевропейской и
русской ориентальной поэзии. Ознобишин атрибутирует текст, указывая на источник –
творчество персидского поэта Гафиза, вводя название арабской буквы, которая служила не
только заглавием одной из «книг» дивана, но и задавала ведущий звукообраз. Книги в диване
располагались при этом в алфавитном порядке. Динамику поэтической мысли придает
система контрастов. Все произведение строится на основе постоянного соотнесения образов
лирического субъекта и его возлюбленной, в тексте исповедальная тональность
перекликается с диалоговой. Каждая строфа завершается рефреном: «Не отрадны для
души!». Уже в первой строфе оды возникают ключевые для ориентальной традиции образы
«красавицы младой», «кипящего стакана», «розы огневой», «сребристого фонтана», из
которых слагается образный ряд земного рая. Лирический сюжет оды представляет собой
возвращение к образам, введенным в первой строфе. Авторская позиция поэтизирует
чувственные радости. Особую пластичность произведению придают пейзажные детали,
благодаря которым во второй строфе вводятся мотивные комплексы искусства и любви:
Без напева соловья
Скучны роз душистых ветки,
Шепот сладостный ручья
И ясминные беседки… [7, с. 71].
Схожие лирические пейзажи мы встречаем в антологической, ориентальной лирике
русских романтиков в связи с поэтизацией дружеского круга и любви, например, в лирике
С. Е. Раича, в поэтический кружок которого, наряду Ф. И. Тютчевым, С. П. Шевыревым,
А. С. Норовым и другими молодыми поэтами, входил Ознобишин:
Ветер мая, воздыхая
В купах роз и лилей,
И крылами и устами
Тихоструйнее вей! [7, с. 19].
Раич, «Песнь мирзы» (1827)
Поэтика оды Ознобишина характеризуется активным использованием различных
тропов и фигур, которые нацелены не на создание высокого стиля, торжественности, а на
раскрытие красоты земной природы, женщины. Напевность, мелодичность оде придают
анафоры и синтаксический параллелизм. Ознобишин при помощи олицетворений создает
образный ряд южных деревьев и растений, которые служат аллегорическим иносказанием
любовного чувства лирического субъекта к «деве молодой»: «юной пальмы», «без
тюльпановых ланит». Сравнение женской красоты с розой и тюльпаном является ведущим в
восточной поэзии, в том числе и в лирике Гафиза, ср.:
Лицо твое нежней и краше
144
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
расцветшего тюльпана [8, с. 276].
Гафиз, «Газели» (54)
В ориентальной флористике одно из центральных мест занимает образ пальмы, которая
в восточной культуре выступает в роли мирового древа и райского древа [9, с. 370]. В
произведении Ознобишина данный образ служит одним из знаков земного рая.
Ознобишин обращается к архаическому мифопоэтическому сближению человеческих
переживаний и огня, света: «Где играет огнь желанья…». Благодаря метафорам и
сравнениям создается яркий образ восточной красавицы: «Чьи уста как сон златой…».
Любовная тема в данном произведении освобождается от элегической монотонности,
которая доминировала в русской поэзии 1820-х гг. Несмотря на разлуку, лирический субъект
опьянен любовным чувством, ставя его и образ возлюбленной выше других ценностных для
него смыслов.
В произведении Ознобишина возникает образный ряд искусства («поэт ни создал нам»,
«кисть ни начертала»), средства которого не могут отразить всей красоты и обаяния жизни,
индивидуальной женской красоты. В данный образный ряд включено философское понятие
«идеал» как абсолютный образец, которое пришло в русскую философию и литературу из
немецкой эстетики, из лирики Ф. Шиллера. В произведении Ознобишина «идеал» указывает
на образное представление о прекрасном, создаваемом в искусстве. Ориентальный стиль в
шестой строфе уступает место традиционной для романтической поэзии образности.
В финальной строфе автор вновь возвращается в образный мир ориентальной поэзии.
Строфа начинается с обращения, что характерно для финалов многих произведений Гафиза:
Гафиз! Жребий брошен твой,
Как на шумный праздник света
Пред веселою толпой
Вверх бросается монета –
Не отрадна для души! [7, с. 72].
Произведение завершается акцентированием мотива одиночества лирического субъекта
на празднике жизни. В своем любовном чувстве герой отстраняется от окружающих людей,
мира и судьбы.
Подражанием ориентальной традиции является и арабский мауль «Упрек» (1828)
Ознобишина. Мауль в переводе с арабского языка обозначает «свободная песня». В
жанровом отношении данное стихотворение русского романтика является мадригалом.
Сюжетно данное произведение созвучно как ориентальной, так и западноевропейской
традиции, где в равной степени представлена оппозиция поэта и гордой, непреклонной
красавицы. Мадригалы и эпиграммы с таким лирическим сюжетом широко представлены в
лирике Батюшкова и Пушкина. Мадригал Ознобишина включает две части:
комплиментарную и полемическую. Комплиментарная часть созвучна насибу – любовному
зачину в арабской поэзии [10, с. 23]. В первой части поэт активно использует образность
ориентальной поэзии, подчеркивая чувственную красоту женщины. Ряд взаимосвязанных
метафор оформляет афористичный поэтический стиль. Метафоры и сравнения создаются за
счет уподобления женской красоты огню («свеж огонь твоих ланит»), чаше («в прозрачной
чаше»), вину («вино душистое), драгоценностям («агат в очах твоих»). Ведущей
стилистической фигурой текста служит инверсия, замедляющая ритм и акцентирующая
изобразительные поэтические детали.
Как и в рассмотренной выше «Оде Гафица» Ознобишина, в анализируемом
произведении возникает поэтическая мысль о невозможности в слове отобразить красоту
земной жизни: «Ничтожен перлов блеск живой». Данный стих является кульминацией текста и
завершением первой его части. Вторая часть произведения построена на контрасте красоты и
рассудка:
Но с этой красотой чудесной
145
Раздел 5. Литературоведение, журналистика
Тебе рассудок дан в удел, –
Ужель столь строгой, друг прелестный,
Ко мне он быть тебе велел? [7, с. 74].
Полемическая часть текста завершается непосредственным обращением к лирическому
адресату, что придает всему произведению особую интимно-доверительную направленность.
Композиционно рассмотренное произведение Ознобишина близко «Подражанию древним»
Батюшкова.
Вольные переводы и переложения текстов восточных авторов Ознобишина послужили
творческой лабораторией для создания им ряда оригинальных литературных произведений о
Востоке, например: «Селам, или Язык цветов» (1830), «Продавец невольниц» (1830).
Ориентальные произведения Ознобишина поэтически близки его антологическим
стихотворениям.
Библиографический список
1. Аникст, А. А. Творческий путь Гете / А. А. Аникст. – М. : Худож. лит-ра, 1986. – 543 с.
2. Кожинов, В. В. Книга о русской лирической поэзии XIX века : Развитие стиля и
жанра / В. В. Кожинов. – М. : Современник, 1978. – 303 с.
3. Шварцбанд, С. М. История текстов «Гавриилиада», «Подражания Корану», «Евгений
Онегин» (гл. I–IV) / С. М. Шварцбанд. – М. : Росс. гос. гуманит. ун-т, 2004. – 237 с.
4. Тарасов, Б. Н. «Всемирная отзывчивость» Пушкина и место «Подражаний Корану» в
его творческой эволюции / Б. Н. Тарасов // Литература в школе. – 2006. – № 1. – С. 13–15.
5. Пушкин, А. С. Полн. собр. соч. : В 17 т. / А. С. Пушкин. – М. : Воскресение, 1994–
1998.
6. Чертков, Л. Н. Ознобишин / Л. Н. Чертков // Краткая литературная энциклопедия. –
М. : Советская энциклопедия, 1968. – Т. 5. – Ст. 404–405.
7. Поэты 1820–1830-х годов : В 2 т. – Л. : Советский писатель, 1972. – Т. 2. – 768 с.
8. Лирики Востока : переводы / сост. и вступ. ст. М. А. Курганцева. – М. : Правда,
1986. – 480 с.
9. Топоров, В. Н. Растения / В. Н. Топоров // Мифы народов мира : энциклопедия : В
2 т. – М. : Советская энциклопедия, 1992. – Т. 2. – С. 368–371.
10. Гибб, Х. А. Арабская литература: Классический период / Х. А. Гибб. – М. : Изд-во
восточной литературы, 1960. – 187 с.
© Матвеенко А. С., 2010
Автор статьи – Анатолий Сергеевич Матвеенко, аспирант, НОУ ВПО «ОмГА».
Рецензент – Г. В. Косяков, доктор филологических наук, доцент, профессор, Омский
государственный педагогический университет.
146
Раздел 6. Информационные технологии
РАЗДЕЛ 6
ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
УДК 378+519.25
О. Н. Лучко
Омский государственный институт сервиса
В. А. Маренко
Омский филиал Института математики им. С. Л. Соболева СО РАН
МОДЕЛИРОВАНИЕ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА
В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ
В статье с системной позиции рассмотрен компетентностный подход в
образовательном процессе. Приведены результаты анкетирования участников
образовательного процесса и работодателей. Использован метод семантического
дифференциала.
Ключевые слова: образовательный процесс, компетентностный подход,
моделирование, семантический дифференциал, экспертное исследование.
В современных условиях мировым стандартом в образовательном процессе становится
двухуровневая структура «бакалавр / магистр», которая является важной составляющей в
Болонском процессе. От новой структуры высшего образования ожидается большее по
сравнению с традиционной соответствие социально-экономическим реалиям. Это должно
выразиться в реализации следующих преимуществ:
1.
в большей гибкости образовательных программ;
2.
повышении национальной и международной мобильности;
 повышении эффективности взаимодействия высшего образования и сферы труда;
 большей адекватности высшего образования индивидуальным потребностям.
При этом в высшем профессиональном образовании идет переход на позиции
компетентностного подхода, в котором усиливается акцент на развитие творческих
способностей обучаемых [1–3].
Представляет практический интерес вопрос о соответствии современного видения
конечного результата обучения коллективом преподавателей вуза и руководителями
образовательного процесса требованиям, предъявляемым работодателями к выпускникам
147
Раздел 6. Информационные технологии
(направление «прикладная информатика»). Следует отметить, что прикладная информатика
как отрасль деятельности, где эффективно используются мощные программные системы,
становится все более распространенной на рынке труда. Так, известна классификация ITспециальностей, согласно которой их общее число превышает 200. В качестве основы
содержания подготовки студентов по данному направлению рассматривается Федеральный
государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования по
направлению 230 700 – прикладная информатика [4].
Задачи современного образовательного процесса
Базовое вузовское образование формирует у обучающихся готовность действовать в
изменяющейся профессиональной среде, а также позволяет сокращать сроки адаптации к
практической деятельности. Доминанта в требованиях к современной сфере высшего
образования состоит в том, чтобы выпускник, наряду с базовыми знаниями и
соответствующим общим уровнем развития, мог дополнительно обучаться и оперативно
перестраиваться. Задача современного образовательного процесса состоит в том, чтобы
подготовить максимально адаптивного, мобильного выпускника, который в короткие сроки
сможет подстроиться под требования работодателей. Большинство современных молодых
специалистов не способно использовать свои знания для решения практических задач и
психологически не подготовлено к реальной трудовой деятельности [5].
Компетентностный подход как основа высшего профессионального образования
нормативно закрепляется в важнейших законодательных документах. Так, в проекте
Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» указывается, что
«профессиональное образование – вид образования, направленный на приобретение
обучающимися в процессе освоения профессиональных образовательных программ знаний,
умений, навыков и компетенций определенного уровня и объема, позволяющих вести
профессиональную деятельность в определенной сфере и (или) выполнять работы по
конкретной профессии или специальности» [6].
Особенность компетентностного подхода в сегодняшнем высшем образовании состоит
в том, чтобы преодолеть оторванность различных дисциплин друг от друга, сосредоточиться
на том, для чего получаемые знания могут быть использованы в трудовой сфере.
Компетентностная позиция демонстрирует системный подход в образовании, т. к.
концентрирует внимание на интегративных характеристиках качества подготовки
выпускника как целостной личности. Важно фиксировать не только отдельные проявления
потенциала личности, но и все его компоненты, включая возможные в будущем.
Целостность рассматриваемому подходу придает позиция, с которой компетенции
рассматриваются как своеобразный каркас для всего многообразия результатов обучения.
Часто компетентностный подход даже определяют как метод моделирования результатов
образования и их представления как норм качества высшего образования.
Наборы компетенций отражают результаты обучения, то, что именно студент будет
знать, понимать или способен делать после завершения процесса обучения.
Текстовый вариант системы компетенций, приведенный в Федеральном
государственный образовательном стандарте по направлению 230 700 – прикладная
информатика, схематически представлена на рис. 1.
Стандарт включает в качестве обязательных 22 профессиональные компетенции,
структура которых представлена двумя группами – общепрофессиональные компетенции и
деятельности (проектная, организационно-управленческая и производственно-техническая,
аналитическая, научно-исследовательская. Комплекс компонентов компетенций позволит
реализовать гибкость подготовки специалистов путем сбалансированности общих и
профессиональных составляющих. Общие компетенции помогут осуществлять анализ и
148
Раздел 6. Информационные технологии
синтез объекта исследования, принимать решения, адаптироваться, работать как в команде,
так и самостоятельно. Эти компетенции связаны с воспитанием гражданина, развитием
личности и формированием общественной ответственности у обучаемых. Профессиональные
компетенции – навыки, методы и технические приемы, необходимые для деятельности в
определенных предметных областях, отражают способности целесообразно действовать в
соответствии с требованиями дела, самостоятельно решать проблемы, а также подвергать
критической оценке результаты своей деятельности.
Рис. 1. Система компетенций
Руководители образовательного процесса ставят задачу способствовать сближению
общих и профессиональных компетенций. Вузу предоставляется право предусматривать и
дополнительные компетенции с учетом направленности своей основной образовательной
программы и, что особенно важно, мнения работодателей.
Важным
аспектом
компетентностной
концепции
является
разрушение
профессиональных замкнутостей, что не исключает требования высокого профессионализма
в конкретных предметных областях, который предполагает наличие широкого набора
навыков, способность переносить их из одной сферы занятости в другие, а также работать в
группе, инициативность и другие социальные характеристики личности [7].
Построение обобщенных моделей
Федеральный государственный образовательный стандарт определяет систему
компетенций, являющихся обязательными при разработке основных образовательных
149
Раздел 6. Информационные технологии
программ вуза. Вузовская система подготовки студентов должна выстраиваться вокруг
проблемы повышения конкурентоспособности выпускников на рынке труда, которая
включает разработку образовательных программ согласно требованиям времени, наполнение
их разнообразными дисциплинами, соответствующими практиками с применением новых
педагогических технологий и методического обеспечения [8].
Компетентностная модель обучения определит и цель, и содержание, и результаты
обучения, в числе которых главными являются все же профессиональные компетенции,
включающие такие компоненты, как проектная деятельность, организационно-управленческая, производственно-технологическая и аналитическая деятельность.
Разработана анкета в виде таблицы компетенций, предполагающая оценку
интервьюируемыми значимости компонентов системы компетенций по методу
семантического дифференциала. Например, нужно оценить некоторую компетенцию по
непрерывной двухполюсной шкале. Ноль – отсутствие характеристики, 10 – максимальное
присутствие характеристики. Опрашиваемый ставит метку на шкале там, где он считает
нужным. Таким образом, с учетом психофизиологических особенностей человека,
учитывались и понятия репрезентативной теории измерений, служащей основой теории
экспертных оценок, прежде всего той ее части, которая связана с анализом заключений
относительно качественных признаков объектов исследования.
По результатам обработки анкет, заполнявшихся представителями различных
категорий – финансистами, производственниками, предпринимателями, – получен ряд
моделей. Так как исследовались качественные характеристики будущих специалистов, то
экспертные оценки в баллах считались измеренными в порядковой шкале. Для построения
графического материала определялись средние баллы методом медианных рангов.
На рис. 2 представлены графические модели компетенций выпускника с точки зрения:
1) руководителей образовательного процесса, 2) преподавателей и 3) самих студентов.
Рис. 2. Компетентностная модель выпускника с точки зрения:
1) руководителей образовательного процесса, 2) преподавателей,
3) студентов
На графике видно, что на общепрофессиональные компетенции (1, 2, 3) взгляды
руководителей и преподавателей не совпадают. Руководители считают, что этим
компетенциям, как и научно-исследовательским (21, 22), надо уделять не меньше внимания,
чем остальным.
150
Раздел 6. Информационные технологии
Обеспечение трудоустройства выпускников вузов – один из критериев при оценке
качества образования. В новых условиях и работодателю требуются более универсальные
работники, и сами работники, чтобы быть востребованными на современном рынке труда,
должны быть более универсальными и гибкими. В описываемых исследованиях финансисты
отдавали предпочтение проектному и аналитическим компонентам, производственники –
проектной,
организационно-управленческой
и
производственно-технологической
деятельности,
предприниматели
–
только
организационно-управленческой
и
производственно-технологической деятельности. На рис. 3 представлены графические
модели позиции 1) руководителей финансовых структур, 2) производственников и 3)
предпринимателей, которые предполагают наличие соответствующих компетенций у тех
потенциальных специалистов своих учреждений и организаций, профессиональная
деятельность которых будет связана с использованием информационных технологий.
Рис. 3. Компетентностные модели, которым отдают предпочтение
1) руководители финансовых структур, 2) производственники,
3) предприниматели
Компетенции персонализированы, воплощены в реальных способностях выпускников
вуза – в их знаниях, умениях, навыках. Чтобы оценка выпускников вуза была реалистичной,
необходимо представить рассматриваемый поток выпускников на фоне потоков
специалистов такого же профиля, которые продуцируют другие вузы. Исследования будут
продолжены в этом направлении.
Абстрактный взгляд на совокупность профессиональных компетенций изменяется
вместе с динамикой общественной среды. Он должен корректироваться в соответствии с
конечными
результатами
обучения.
Компетентностный
подход
противостоит
традиционному квалификационному подходу в плане формирования стратегии подготовки
выпускников вуза с учетом всего многообразия реальных и возможных профессиональных
задач. Преимущества компетентностного подхода сформулировала Уте Клемент –
руководитель известной немецкой фирмы Holtec: «…если «квалификация» описывает
функциональное соответствие между требованиями рабочих мест и целью образования, то
компетентность должна включать возможность действовать адекватно ситуации в широких
областях» [7].
Компетентностный подход в определенных пределах учитывает и квалификационные
характеристики. Об этом свидетельствует различие компетенций в узком и широком смысле.
151
Раздел 6. Информационные технологии
Узкий взгляд означает следование правилам и процедурам, использование технических
профессиональных навыков для выполнения типовых задач. А широкий взгляд дает
стратегию обучения, направление профессионального совершенствования. В случае
разработки общей образовательной программы по направлению «прикладная информатика»
существенную помощь могут оказать квалификационные требования, разработанные
ведущими специалистами IT-отрасли применительно к основным IT-специальностям (в их
числе, например, «Специалист по информационным системам») [8].
Хотя компетенции и не в состоянии охватить все многообразие результатов обучения,
но позволяют дать этим результатам, прежде всего качеству подготовки специалистов,
интегрированные характеристики, включающие когнитивные, мотивационно-ценностные и
эмоционально-волевые компоненты. Они ориентируют на «лучшее», на эффективную работу
«в широком формате контекстов с высокой степенью саморегулирования и адаптивной
реакцией на динамику обстоятельств и среды» с учетом будущих потребностей экономики.
Интегральный характер компетенций выражается в их междисциплинарной природе.
Они являются результатом образовательных технологий, организационных форм обучения и
учебной среды. Специалисты советуют при разработке стандартов компетентностного
подхода отойти от «жесткого» «закрытого» нормирования содержания образования и
осваивать «мягкие» «открытые» формы его проектирования [9].
Компетентностный подход как ориентир образовательного процесса – это мера
совпадения образа и успеха молодого специалиста в профессиональной деятельности.
Показателями качества результата являются востребованность выпускников на рынке труда
и их трудовая мобильность. Очертить границы профессионального профиля сложно из-за
широты профессиональных контекстов, в которых придется действовать выпускникам, и
бесконечного разнообразия задач, которые ставит перед ними реальная жизнь.
Реализация
концепции
компетентностного
подхода
с
соответствующими
прогнозируемыми результатами позволяет проектировать объем, уровень, содержание
теоретических и эмпирических знаний. Построение образовательного процесса в этом случае
формирует измеримые результаты, понятные и студенту, и педагогу, и работодателю. Это
делает процесс обучения прозрачным и контролируемым.
Библиографический список
1. Зимняя, И. А. Ключевые компетенции – новая парадигма результата образования /
И. А. Зимняя // Высшее образование сегодня. – 2003. – № 5. – С. 34-42.
2. Болонский процесс: середина пути / под науч. ред. д-ра пед. наук, проф.
В. И. Байденко. – М. : Исслед. центр проблем качества подготовки специалистов, 2005. – 379 с.
3. Байденко, В. И. Компетентностный подход к проектированию государственных
образовательных стандартов высшего профессионального образования (методологические и
методические вопросы) : методич. пособие. – 2-е изд. / В. И. Байденко. – М. : Исслед. центр
проблем качества подготовки специалистов, 2005. – 114 с.
4. Федеральный
государственный
образовательный
стандарт
высшего
профессионального образования по направлению 230 700 – прикладная информатика
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.edu.ru/db/mo/Data/d_09/prm783-1.pdf.
5. Фуколова, Ю. В. Если нужных кандидатов нет, наступает коллапс / Ю. В. Фуколова
// Секрет фирмы. – 2008. – № 31(263). – С. 58–60.
6. Проект федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»
[Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://zakonoproekt2010.ru/media/files/41d33d800a1ba82aab 25.pdf.
7. Решение VII Международной конференции «Высшее образование для XXI века»,
152
Раздел 6. Информационные технологии
18–20 ноября 2010 г. – М. : Московский гум. ун-т., 2010.
8. Литвинова, О. А. IT: обзор рынка и примеры классификации специальностей /
О. А. Литвинова, А. В. Речинский // Прикладная информатика. – 2007. – № 4(10). – С. 12–39.
9. Квалификационные требования (профессиональный стандарт) в области
информационных технологий. «СПЕЦИАЛИСТ ПО ИНФОРМАЦИОННЫМ СИСТЕМАМ»
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.apkit.ru/files/spez.doc.
© Лучко О Н., Маренко В. А., 2010
Авторы статьи: Олег Николаевич Лучко, кандидат педагогических наук, профессор,
Омский государственный институт сервиса;
Валентина Афанасьевна Маренко, кандидат технических наук, доцент, Омский филиал
Института математики им. С. Л. Соболева СО РАН.
Рецензент – Э. Б. Хвецкович, кандидат технических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
УДК 004.94
А. С. Язовский
Омская гуманитарная академия
ПРИМЕНЕНИЕ ИМИТАЦИОННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ДЛЯ
ТЕСТИРОВАНИЯ WEB-ИНТЕРФЕЙСА ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ
УПРАВЛЕНИЯ
Статья посвящена проблемам тестирования клиентского web-интерфейса
информационных систем управления с помощью имитационного моделирования.
Существующие библиотеки имитационного моделирования имеют
ограничения в области использования. Рассматриваются особенности применения
имитационного моделирования при работе с Java фреймворком Google Web Toolkit.
Разработан механизм, использующий пре-генерацию кода для реализации mockобъектов для заданного интерфейса. Отмечены преимущества и недостатки
предложенного метода.
Ключевые слова: тестирование, имитационное моделирование, mockобъект, reflection, интерпретатор, генератор, отложенное связывание.
Тестирование информационных систем – процесс исследования с целью получения
информации о качестве продукта. К имитационному моделированию прибегают:
 когда дорого или невозможно экспериментировать на реальном объекте;
 затруднительно построить аналитическую модель, т. к. в системе имеется большое
количество объектов моделирования: время, причинные связи, последствие, нелинейности,
стохастические (случайные) переменные;
 необходимо сымитировать поведение системы во времени.
Одной из реализаций имитационного моделирования в программировании являются
mock-объекты.
Mock-объекты – тестировочный паттерн, суть которого состоит в замене объектов,
используемых тестируемым кодом, на отладочные эквиваленты [1]. Например, для
тестирования кода, обрабатывающего обрыв соединения с базой данных, вместо настоящего
153
Раздел 6. Информационные технологии
соединения можно использовать специальный mock-объект, постоянно выбрасывающий
нужное исключение.
Мокирование реальных объектов или интерфейсов позволяет клиенту оставаться в
неведении о том, какой объект он использует – реальный или фиктивный. Многие
библиотеки для mock-тестирования позволяют программисту указывать, какие и в каком
порядке методы будут вызываться и какие параметры будут переданы им, а также какие
результаты будут возвращены. Таким образом, моделируется поведение сложных объектов,
таких как сетевой сокет, что позволяет программисту выяснить, реагирует ли тестируемый
класс должным образом на взаимодействие с другими классами.
Mock-объекты удобно использовать:
 если заменяемый объект не обладает необходимым быстродействием;
 заменяемый объект тяжело настраивать;
 нужное поведение заменяемого объекта сложно смоделировать;
 для проверки call-back функций;
 для тестирования GUI.
Например. Есть класс CardChecker, который имеет один публичный метод check,
принимающий в качестве параметра класс Card и введенный pin-код, а возвращающий
ИСТИНА (в случае, если валидация карты прошла удачно) или ЛОЖЬ (в случае, если pin-код
не соответствует данной карте). Внутри данного метода происходит обращение к методу
класса CardStore – getPin с параметром Card, который возвращает pin-код данной карты,
хранящийся в базе данных (ситуация сознательно упрощена). Схема взаимодействия между
классами изображена на рис. 1.
Рис. 1. Схема взаимодействия между объектами без mock
Для того чтобы протестировать, как класс CardChecker обрабатывает положительный и
отрицательный исход валидации, необходимо смоделировать две ситуации:
 класс CardStore возвращает идентичный заданному pin-код,
 класс CardStore возвращает не равный заданному pin-код.
Можно смоделировать такое поведение, подключившись к реальной (или тестовой)
базе данных, и действительно проверять наличие или отсутствие запрашиваемой карты. Но
данный подход противоречит основному принципу unit (блочного)-тестирования:
тестирование методов какого-то класса программы должно проводиться в изоляции от
остальной программы.
Для того чтобы протестировать метод check класса CardChecker изолированно,
необходимо заменить CardStore на некую «заглушку», которая будет возвращать
необходимый результат вне зависимости от окружения. Примерная схема подобного
взаимодействия изображена на рис. 2.
Так называемая «заглушка» CardStore представляет собой пример мокирования
объекта. Она заменила реальный CardStore и работает с CardChecker. При данном подходе во
время написания тестов появляется возможность управлять «заглушкой» и указывать явно
необходимый результат выполнения метода getPin.
154
Раздел 6. Информационные технологии
Рис. 2. Схема взаимодействия c mock-объектом
На текущий момент существует несколько библиотек, реализующих mock-тестирование. В Java к наиболее популярным из них можно отнести [2]: jMock, SevenMock, EasyMock,
Mockito.
В основе лежит одна идея: замена зависимостей реального объекта виртуальными с
помощью создания proxy-класса, имплементирующего тот же интерфейс.
Схематично этот принцип изображен на рис. 3.
Рис. 3. Принцип работы mock-библиотеки
Из схемы видно, что mockController имеет доступ к метаданным, описывающим
структуру мокируемого объекта. Механизм, который позволяет обращаться к метаданным
объектов и динамически их строить, называется reflection. На этом механизме основаны все
Java-реализации mock-объектов.
Java Reflection – это механизм, позволяющий осуществлять доступ к коду и
динамически менять конструкции кода, используя возможности интерпретатора виртуальной
машины, во время выполнения программы [3]. Важнейшими возможностями являются
динамическое редактирование и конструирование метаданных классов. То есть в процессе
работы программы можно изменять логику работы методов.
155
Раздел 6. Информационные технологии
Программы, написанные на Java, после компиляции в байт-код исполняются
интерпретатором виртуальной машины [3]. Это и позволяет получать необходимую
метаинформацию о выполняемом коде и динамически его менять для реализации mockобъектов.
Таким образом, возникает проблема с компилируемыми языками программирования.
Нет возможности во время выполнения программы изменять ее код, так как это потребовало
бы перекомпиляции.
Еще одной проблемой является снижение производительности. Нагрузка
интерпретатора дополнительными инструкциями по модификации кода в процессе
выполнения замедляет программу.
Также существует риск возникновения исключительной ситуации, вследствие того что
искомый класс может быть просто не найден (в Java это ClassNotFoundException).
Предлагается способ получения и создания метаинформации не во время выполнения, а
на этапе компиляции программы – так называемая пре-генерация кода. Это требует описания
всего необходимого для объекта, но позволяет полностью освободить интерпретатор от этой
работы. По сути, происходит перекладывание полномочий с интерпретатора на компилятор.
Для примера рассмотрим реализацию этого паттерна в Google Web Toolkit (далее –
GWT). Перед разработчиками GWT стояла проблема различной реакции web-приложения на
конкретные браузеры. Например, браузер Internet Explorer многие вызовы JavaScript
(getElementById, getElementsByName и т. д.) обрабатывает не так, как большинство
браузеров, придерживающихся принятых web-стандартов.
Для решения данной проблемы используется принцип отложенного связывания.
Отложенное связывание (Deferred Binding) – это метод, используемый компилятором
GWT для создания и выбора конкретной реализации класса на основе набора параметров [4].
В сущности, отложенное связывание – это GWT-ответ на Java Reflection, позволяющий
GWT-разработчикам производить несколько вариантов приложений для разных браузеров и
иметь только один из них действительно загруженный и запущенный в браузере.
Браузер клиента
(Firefox)
Загрузка запрошенной
страницы
Загрузить страницу
Ссылка на класс
Серверная часть
GWT генератор
Дай класс для Firefox
Рис. 4. Принцип работы генератора в GWT
При использовании отложенного связывания есть несколько преимуществ:
156
Раздел 6. Информационные технологии
 снижается размер сгенерированного JavaScript-кода, таким образом, клиенту будет
необходимо скачать только код, необходимый для запуска в определенном браузере,
 сохраняется время разработчиков, т. к. автоматически генерируется код, реализующий
интерфейс или создающий прокси-класс.
Генератор вызывается для получения имплементации класса до того, как произошло
преобразование Java к JavaScript.
Принцип работы генератора приведен на рис. 4. На основании данной схемы
появляется возможность использовать генератор как замену reflection в реализации mockобъекта.
Часть исходного кода, реализующего mock-объект с помощью пре-генерации,
приведена ниже:
public class MockObjectGenerator extends Generator {
@Override
public String generate(
final TreeLogger logger,
final GeneratorContext context,
final String typeName
) throws UnableToCompleteException {
JClassType classType;
try {
classType = context.getTypeOracle().getType(typeName);
SourceWriter src = createSourceWriter(classType, context, logger);
JMethod[] methods = classType.getMethods();
for (JMethod method : methods) {
src.println(getMethodSource(method));
}
src.commit(logger);
return typeName + "Generated";
} catch (NotFoundException e) {
e.printStackTrace();
}
return null;
}
В процессе разработки программного обеспечения остро стоит проблема качества.
Наличие ошибок в исходном коде приводит к неожиданным результатам работы программы.
И если ошибка в текстовом редакторе не наносит непоправимого вреда, то ошибка в
программе, управляющей атомной станцией, грозит обернуться бедствием планетарного
масштаба.
Для того чтобы каким-то образом минимизировать количество ошибок, производится
многократное тестирование выпускаемого программного обеспечения различными способами.
В данной статье рассмотрены mock-объекты и преимущества, которые дает их
использование, а также проблема их реализации в компилируемых языках
программирования.
С помощью пре-генерации кода разработан механизм, позволяющий генерировать
mock-объекты для заданного интерфейса. Использование генерации вместо ресурсов
интерпретатора:
 позволяет повысить производительность программы, так как результирующий код не
требует никакой дополнительной обработки [5],
157
Раздел 6. Информационные технологии
 повышает такой параметр, как надежность кода, так как все необходимые данные уже
известны на этапе компиляции,
 решает серьезную проблему реализации mock-объектов в компилируемых языках
программирования.
Данный метод можно применять при тестировании:
 на ранних этапах разработки, когда реализованы только интерфейсы взаимодействия,
 для ускорения выполнения тестов (изолируя ресурсоемкие компоненты).
Из недостатков предложенного метода можно выделить недостаточную гибкость.
Рассмотренная реализация в рамках GWT требует внесения всех мокируемых интерфейсов в
конфигурационный файл.
Библиографический список
1. Кент, Бек. Экстремальное программирование: разработка через тестирование / Кент
Бек. – СПб. : Питер, 2003. – 224 с. – ISBN 5-8046-0051-6, 0-321-14653-0.
2. Mock Objects [Электронный ресурс] / Сообщество London XP ; ред. Нэт Прайс ; Webмастер Стив Фримен – Электрон. дан. – Лондон : Великобритания, 2010. – Режим доступа:
http://www.mockobjects.com, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ.
3. Создание корпоративных систем на базе Java 2 Enterprise Edition [Текст] :
руководство разработчика : [пер. с англ.] / Поль Дж. Перроун, Венката С. Р. «Кришна»,
Р. Чаганти [и др.]. – М. : Вильямс, 2001. – 1179 с. ; Перевод изд.: Building Java Enterprise
systems with J2EE / Paul J. Perrone, Venkata S. R. (Krishna), R. Chaganti. Indianapolis. – 5000
экз. – ISBN 5-8459-0168-5 (в пер.).
4. Официальное руководство для разработчиков Google Web Toolkit [Электронный
ресурс].
–
Режим
доступа:
http://code.google.com/intl/ruRU/webtoolkit/doc/latest/DevGuide.html.
5. Google Web Toolkit Developer’s Guide [Электронный ресурс] / Документация
разработчиков Google Web Toolkit ; Web-мастер Google inc. – Электрон. дан. – Маунтин-Вью
: США, 2010. – Режим доступа: http://code.google.com/intl/ru-RU/webtoolkit/doc/latest/DevGuide.html, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ.
© Язовский А. С., 2010
Автор статьи – Антон Сергеевич Язовский, аспирант, НОУ ВПО «ОмГА», e-mail:
yazovsky@gmail.com.
Рецензент – Э. Б. Хвецкович, кандидат технических наук, доцент, НОУ ВПО «ОмГА».
158
Раздел 7. Научная жизнь
РАЗДЕЛ 7
НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
НАУЧНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ
На базе Омской гуманитарной академии ежегодно проходят международные,
всероссийские конференции, учебно-методические семинары, Неделя студенческой науки.
18 марта 2010 года состоялись IV Никулинские чтения «Модели участия граждан в
социально-экономической жизни российского общества». Никулинские чтения – это
ежегодная Всероссийская конференция, посвященная Юрию Владимировичу Никулину,
первому декану факультета экономики и управления Омского гуманитарного института
(сейчас – академии).
Традиционно было организовано три секции: организация бизнес-процессов в
маркетинге, логистике и управлении персоналом; государственное управление, политика и
право в современном обществе; организационное поведение в структуре социальноэкономического управления. На конференции выступили профессора и доктора наук,
кандидаты наук, аспиранты, специалисты бизнес-организаций г. Омска. Заочное участие в
чтениях приняли преподаватели из разных городов России: Томска, Надыма, СанктПетербурга, Перми, Магадана. По итогам мероприятия был издан сборник научных статей.
28 апреля 2010 года состоялась IV Международная конференция «Наука и общество:
проблемы современных исследований».
Пленарное заседание открыл ректор Омской гуманитарной академии, доктор
филологических наук, профессор Александр Эммануилович Еремеев. С докладами
выступали профессора академии. Особый интерес вызвала речь гостя из КНР На Чуаньлиня.
В рамках секции «Экономические и политические процессы в современном обществе»
обсуждались проблемы экономического кризиса в современной России, трансформации
рыночной экономики, реформирования государственной политики Российской Федерации и
пр. Под руководством преподавателей представили свои сообщения студенты старших
курсов, обучающиеся по специальности «Государственное и муниципальное управление».
На секции «Журналистика и филология: вопросы теории и практики» рассматривались
филологические аспекты изучения публицистики, концептуальные проблемы лингвистики,
особенности функционирования масс-медиа и рекламы.
Большой интерес вызвала работа секции «Проблемы современных исследований в
психологии и смежных науках». Доклады представили не только специалисты-психологи, но
159
Раздел 7. Научная жизнь
и специалисты в области социальной работы, реабилитации инвалидов и участников боевых
действий.
По итогам работы конференции был издан сборник в трех частях (часть 1 «Экономические
процессы в современном обществе», часть 2 «Государственное и муниципальное управление и
политика», часть 3 «Проблемы современных исследований в гуманитарных науках»).
Мы были рады тесному сотрудничеству с коллегами из Украины, Беларуси,
Казахстана, Узбекистана и других стран ближнего зарубежья.
Поздравляем!
Оксану Александровну Федорову с защитой кандидатской диссертации по
специальности 10.01.10 – Русская литература. Защита состоялась в Хакасском
государственном университете им. Н. Ф. Катанова (г. Абакан) 5 мая 2010 года.
Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Геннадий
Викторович Косяков.
Васину Наталью Владимировну с защитой кандидатской диссертации по
специальности 08.00.10 – Финансы, денежное обращение и кредит. Защита
состоялась в Томском государственном университете (г. Томск) 2 декабря 2010
года.
Научный руководитель – доктор экономических наук, профессор Олег Юрьевич
Патласов.
Поздравляем наших аспирантов и их научных руководителей,
желаем дальнейших творческих успехов и научных достижений!
С 17 по 21 мая 2010 года была организована Неделя студенческой науки. На каждой
кафедре проведены мероприятия не только научного, но и развлекательного характера –
«круглые столы», экскурсии, открытые занятия научных студенческих кружков и мастерклассы.
Закрывала Неделю VI студенческая научно-практическая конференция
«Студенческая весна – 2010», где были представлены доклады по вопросам экономики,
государственного и муниципального управления, филологии, журналистики, социальной
работы и психологии. Участие в мероприятии приняли и студенты других вузов города
(Омская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации, Омский
государственный технический университет, Омский филиал Академии бюджета и
казначейства Министерства финансов Российской Федерации, Омский экономический
институт и др.). Издан сборник студенческих научных статей.
160
Раздел 7. Научная жизнь
Традиционно в Омской гуманитарной академии выходят в свет научный журнал
«Наука о человеке: гуманитарные исследования» (2 раза в год) и сборник научных статей
«Вопросы филологии и журналистики».
ПЛАН НАУЧНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ
НА 2-й СЕМЕСТР 2010/11 УЧЕБНОГО ГОДА
 Научно-методический семинар «Актуальные проблемы перехода на стандарты
нового поколения» – февраль 2011 г.
 V Никулинские чтения «Модели участия граждан в социально-экономической жизни
российского общества» – февраль 2011 г.
 V Международная конференция «Наука и общество: проблемы современных
исследований» – март 2011 г.
 VII Студенческая научно-практическая конференция «Студенческая весна – 2011» –
май 2011 г.
Приглашаем к участию студентов, аспирантов,
заинтересованных лиц. Будем рады сотрудничеству!
преподавателей
и
всех
Подробная информация на сайте НОУ ВПО «ОмГА» – http://academy.omga.su и по
телефону 8-(3812)- 68-35-90.
161
Рецензии
РЕЦЕНЗИИ
УДК 821.161.1
А. Э. Еремеев, доктор филологических наук, профессор
Омская гуманитарная академия
НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ОСМЫСЛЕНИЮ ПОЭТИЧЕСКИХ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОЭЗИИ И ПРОЗЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
ПЕРВОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА
Рецензия на книгу И. А. Поплавской «Типы взаимодействия поэзии и прозы в русской
литературе первой трети XIX века» (Томск: Изд-во Томского ун-та, 2010. – 378 с.)
Возросший интерес современной литературоведческой мысли к методологическим
аспектам исследования генеалогии взаимодействия поэзии и прозы, типов этого
взаимодействия, проблем, связанных с проникновением поэтического начала в прозу,
изучением типологии художественных текстов, созданных на границе поэзии и прозы, – все
это подготовило появление книги, в которой совокупно рассматриваются основные
взаимодействия поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX в.
Осмысляя развитие поэзии и прозы как органичной и динамичной системы, выделяя
особые типы архитектоники, И. А. Поплавская при этом описывает их основные модели
взаимодействия в творчестве В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В.
Гоголя, эволюцию этого процесса, оригинальность и своеобразие художественной
образности, стиля, жанра, авторского сознания и коммуникативно-нарративных стратегий.
Несомненное достоинство монографии, ее актуальная новизна заключаются в том, что
автор впервые в отечественном литературоведении предпринимает попытку
систематизировать типы и описать механизм взаимодействия поэзии и прозы изучаемого
периода.
Чрезвычайно важным представляется тот факт, что русская поэзия, опираясь на
уходящие вглубь веков традиции, достигла наибольшего расцвета в эпоху создания ее
классического стиля.
Активизация поэтических тенденций в прозе приходится на время ее становления,
формирования. Различный жанровый генезис многое определяет в русской прозе первой
трети XIX в. Так, существуют, как отмечает исследовательница, образцы откровенно
экспериментальной прозы, в которой поэтическое начало искусственно привносится и
производит впечатление поэтической конструкции в художественной ткани прозаического
произведения или поэтической иллюстрации к прозаическому тексту.
Следуя за мыслями И. А. Поплавской, мы обнаруживаем, что в определенных типах
прозы сгущенный аллегоризм, иносказательность и метафоричность обнаруживают связь
скорее с поэзией, а не прозой. Именно в этот период появляются написанные ритмической
162
Рецензии
прозой лирико-философские миниатюры, приближающиеся к жанрам аналогов,
стихотворений в прозе, фантазий.
Представляется, что также можно было включить в поле исследования анализ
философских аллегорий Ф. Глинки и О. Сомова, лирических миниатюр-фантазий В. А.
Жуковского, ранней аллегории А. Н. Герцена «3 августа 1833», фантастических сказок И. В.
Киреевского «Опал», «Остров», не являющихся собственно прозой, а представляющих собой
переходную форму от стихов к прозе, в которых обобщенность значений слов, характерных
для мемуарной прозы, парадоксально сочетается с метафоричностью, экспрессивностью
интонаций, прерывистым синтаксисом, что в соединении дает сгущение изысканно-экзальтированного эклектического стиля. Переходные формы в литературе первой трети XIX в.
представляют огромный интерес для наблюдения за трансформацией поэтического слова в
художественную прозу.
И. А. Поплавская поставила перед собой задачу подробно и полно осмыслить динамику
восприятия поэзии и прозы в русской литературной мысли XVIII – первой трети XIX в.
Вовлечение в исследовательское поле обширнейшего материала, в определенной степени
невостребованного современным литературоведением и во многом забытого (трудов
А. Д. Байбакова, Н. М. Яновского, А. С. Никольского, Н. И. Язвицкого, А. Ф. Мерзлякова,
Н. Ф. Кошанского, Н. И. Грега, Н. И. Галича, А. Г. Глаголева, И. И. Давыдова, П. Т.
Плаксина), позволяет автору не только всесторонне описать основные тенденции в
осмыслении поэзии и прозы в русской критической мысли XVIII в., но и по-новому увидеть
всю глубину интереса критической мысли к поэзии и прозе в русских эстетических трактатах
и учебных пособиях первой трети XIX в. При этом, что весьма ценно, исследователь
опирается в своей методологии на последовательный историзм и комплексный подход, делая
совершенно справедливые выводы: «…в ряде работ поэзия… выступает как наука о
стихотворстве и как синоним самого стихотворства, а проза часто отождествляется с
красноречием… а также с наукой о прозе. В последнем случае красноречие становится
синонимом риторики».
Стремление к рассмотрению проблемы в подобном ракурсе помогает описать в
адекватном взаимоосвещении и соответствующей внутренней перспективе различные грани
сложной и многосторонней художественно-мыслительной деятельности В. А. Жуковского,
А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, нераздельно соединивших в своем
творчестве поэзию, прозу, критику.
Заметим, что в монографии исследуется уникальная литературная эпоха, эпоха, где
проза является под знаком поэзии. Интересным представляется описание типов
взаимодействия поэзии и прозы в литературе русского романтизма, где предметом изучения
становится эволюция творчества В. А. Жуковского, начиная с работы в журнале «Вестник
Европы» (1808–1810) до издания «Баллад и повестей» (1831).
В анализе концептуальной совокупности осмысления метатекстовой стратегии
взаимодействия поэзии и прозы следует выделить раздел, посвященный эволюции
журнального ансамбля 1808–1810 гг., который осознается как некий полилог между
читателем, автором и издателем. В работе предпринято целостное рассмотрение журнала в
содержательном, структурном и жанрово-повествовательном планах. С этой целью в
исследовании представлен анализ «Вестника Европы» № 8 за 1808 г. И. А. Поплавская
приходит к справедливому выводу, что событийный дискурс в журнале глубинно связан с
проблемой «внутреннего человека», с «деятельностью душевной», составными частями
которой являются «самообразование, самосовершенствование и творчество». Главным
связующим звеном между читателем и журналом становится образ автора-издателя,
разворачивающего панораму этико-эстетических идеалов. Как нам видится из
умозаключений автора монографии, журнал превращается в повествовательное
163
Рецензии
пространство, объединяющее как поэзию, так и прозу, где издатель осознает диалектику
сопряжения автора-творца с читателем и эпохой.
Жуковский развивает такую коммуникативную стратегию, где энциклопедизм
познания мира сочетается с усилием личностного начала и стремлением к жанровому
синтезу, где читатель, охваченный актом сотворчества, направленным на целое журнала,
создает это пространство вновь. «В этом смысле, – заключает И. А. Поплавская, – журнал
служит действенным средством не только приобщения читателя к процессу чтения, но и…
приготовления» к воспитанию в нем нравственного и эстетического чувства.
Третья глава книги посвящена анализу синтеза поэзии и прозы в творчестве А. С.
Пушкина. Раскрывается принципиальный вопрос сближения - размежевания стиха и прозы в
романе «Евгений Онегин». Представленные в этой же главе «Повести Белкина»
рассматриваются как особого рода прозиметрический текст.
Ученый аргументированно вскрывает весьма сложные процессы взаимодействия
поэтического и прозаического начал в «Евгении Онегине», осмысливая их как основные
онтологические категории, раскрывающие тождество бытия и мышления, мира и человека,
являющиеся семантическим центром, который аккумулирует в себе все его ценностные
начала. В романе философия жизни приходит на смену романтической апологии личности:
быт и бытие, идеальное начало и проза жизни уравниваются в своих правах и, пронизанные
анализирующей мыслью повествователя, побуждают читателя к размышлению о сущности
бытия, раскрывая закон социальной обусловленности человека в способе переживания личной
жизни.
В продолжение продуктивных размышлений об исключительной роли поэтических
речевых жанров, в частности эпиграфов, следует заметить, что в русской литературе проза
впервые появляется в творчестве А. С. Пушкина. До сих пор потребность русского
общественного сознания реализовала себя наиболее активно в переходных, промежуточных
формах прозы такого типа, которая на первых этапах своего развития предстает как своего
рода инобытие поэзии. Это относится, прежде всего, к дидактико-аллегорическим жанрам –
апологу, басне, аллегории, лирико-философской миниатюре, которые мы наблюдаем в
творчестве русских романтиков.
Прозаическое слово строится на более сложной основе – простоте и лаконичности,
создание которых требует еще большего искусства и несет в себе глубокий эстетический
смысл. В ритме пушкинской прозы объективируется ход бытия и сознания. Слово
поэтическое наглядно и индивидуализировано. Поэтический образ возникает на
столкновении субъективного представления об определенном объективном явлении, в
результате слова выступают в более обобщенных, чем в устной речи, значениях, – это
обобщенность вновь созданного поэтического смысла.
Пушкин стремится преодолеть данную обобщенность слова, заставить его выражать
предельно узкое значение. Критерием отбора слов и принципом их соединения в прозе
оказывается направленность авторской активности. Еще В. Г. Белинский замечал:
«Искусство по мере приближения к той или другой своей границе постепенно теряет нечто
от своей сущности и принимает в себя от сущности того, с чем граничит…»
Касаясь наследия М. Ю. Лермонтова, исследуя динамику взаимодействия поэзии и
прозы в его творчестве, автор изучает поэтику так называемого «неточного стиля» в ранней
лирике поэта и приходит к мысли, что в основе «прозаической» составляющей лежит
несовпадение между предметом, значением и смыслом; цикличностью и риторическим
началом.
Продолжая рассматривать поэтические и прозаические стратегии текстообразования в
сборнике «Стихотворения М. Лермонтова», единственном прижизненном издании поэта,
164
Рецензии
исследовательница квалифицирует некую модель взаимодействия поэтической и
прозаической стратегии текстообразования в рамках метатекстовой структуры.
Обоснованно выявляя конструктивный для всего сборника автобиографический миф,
определяя основные темы, такие как человек и человечество в истории и философии слова,
автор исследования приходит к умозаключению, что в этом поэтическом сборнике
складывается особая модель времени, которая рождается на пересечении мирового и
индивидуального хронотопов. Таким образом, справедливо отмечается в сборнике
«Стихотворения М. Лермонтова», что возникает параллельное движение в истории и судьбе
отдельной личности.
Следует отметить верность взглядов И. А. Поплавской в стремлении передать
историческое бытие через призму биографического, что характерно для многих
современников Лермонтова в 1830-е гг., в частности для любомудров, А. И. Герцена.
Хочется заметить, что для лирики Лермонтова 1830–1832 гг. присуще обилие стихотворений,
построенных как авторский монолог-обращение, стремящихся запечатлеть наиболее
интенсивные мотивы внутренней жизни, в которых лирический герой приобщается к
мирозданию, истории, осознанию героя в масштабе общемирового космического действа.
Названия стихотворений Лермонтова («1830. Мая 16 числа»; «10 июля» (1830); «1831-го
января», «1831-го июня 11 дня») отмечены тем же, что и у А. И. Герцена, расширяющим
«пространство памяти» дневниково-биографическим принципом, сопрягающим личное и
историческое («3 августа 1833», «Это было 22 октября 1817»).
Чаще всего глубоко личные, интимные переживания рождают у лирического героя
Лермонтова новое историческое качество сознания. Почти во всех этих произведениях
привлекает свобода эмоционально-экспрессивного выражения, минимальная дистанция
между лирическим субъектом и читателем. Стихотворения начинаются с доверительнозадушевного прямого обращения к читателю или предмету повествования. К примеру:
«Боюсь не смерти я. О нет!
Боюсь исчезнуть совершенно…»
«Опять вы, гордые, восстали…»
Думается, в русской поэзии и прозе 1830-х гг. обращение к философско-символической
образности на риторической основе развивалось параллельно.
Если бы И. А. Поплавская расширила контекст исследования, то она обнаружила бы
интересный способ парадоксального динамического авторского мышления Герцена,
И. В. Киреевского, требующий иного, подвижного слова, постоянно балансирующего на
грани прямого и переносного значений, что еще более подтвердило бы правоту ее мыслей о
совмещении поэтического и прозаического начал в русской литературе.
Обращение к прозе Лермонтова, осмысление ее поэтического субстрата в «Вадиме»,
раскрытие многочисленных интертекстуальных связей, сближающих его с лирикой поэта, а
также феномена поэтической центрации и авторского поэтического контекста, особенностей
«субъективно-свободного» стиля, в котором нарратор не отделяет себя от предмета
повествования, – все это позволяет автору квалифицировать произведение как явление
художественной ассимиляции поэмой романа. Продуктивной мыслью в анализе «Княгини
Лиговской» является раскрытие принципа литературного и внелитературного рядов
(«параллельное тождество»). Этот принцип, по мнению исследовательницы, предполагает
как параллельное развитие «биографического» и художественного (лирического, эпического,
драматического) текстов, так и наличие в них общих «точек» пересечения «тождеств». Все
это не только свидетельствует об активизации поэтических приемов в прозе Лермонтова, но
165
Рецензии
и позволяет рассматривать автобиографизм как эстетическую основу текстопорождения в
лермонтовском творчестве.
Аргументированно осмыслен диалог поэзии и прозы в «Герое нашего времени»,
объясняющий, по мнению автора, взаимодействием центробежных и центростремительных
эстетических тенденций, каждая из которых является смысло- и структурообразующей и
активно участвует в формировании поэтической и прозаической художественных моделей
мира в прозе поэта.
В целом интересные выводы вызывают одно полемическое замечание: так что же такое
«Герой нашего времени» – роман или повесть? Позволим несколько коротких соображений
по этому поводу.
«Герой нашего времени» – произведение этапное; в нем прорастают и поляризируются
те жанровые стихии и тенденции, которые получают дальнейшее развитие, с одной стороны,
в романе, с другой – в повести. Только анализ названия говорит о сложности жанрового
образования.
Название «Герой нашего времени» сводит разные жанровые тенденции: стремление к
углублению во внутренний мир героя в его специфическом романном ракурсе и установку на
охват самого процесса бытия, характерную для повести. Обобщенно-неопределенный тон
заглавия является панорамной дистанцией автора – творца художественного целого.
Название несет в себе ту необходимую меру отчужденности от конкретных событий и
личностей, которая обеспечивает художественное единство и известную объективность
авторского взгляда. Если говорить о временной установке названия, то оно звучит предельно
объективно, как бы завершая и отодвигая в прошлое жизнь Печорина, представшую в свете
трезвого знания автора, лишь из документально-фактического интереса позволившего себе
обращение к этим вехам вчерашнего духовного развития героя, к которым он непричастен;
они ему чужие, и интерес его носит отстраненный характер.
Итак, перед нами название, в котором главным смысловым центром является указание
на характер субъекта высказывания, обозначено его родовое качество в общественноисторическом контексте эпохи. Такое название характеризует не предмет, не героя, не
бытийную ситуацию, а субъект повествования, что характерно именно для повести.
Применительно к проблеме, поставленной исследователем, следует заметить, что
поэтическое произведение дает «опыт внежизненного бытия». Лермонтов в «Герое нашего
времени» подходит к созданию образа Печорина с позиции эпического поэта, т. е. стремится
увидеть мир и героя с точки зрения «вненаходимости», что присуще автору повести;
противоположное стремление воплотилось бы в намерении заполнить мир собой, своими
горестями и страданиями, характерными как для романного осознания, так и лирического
мировосприятия. Нам видится, что сопряжение поэтического и прозаического слова
наиболее гармонично воплотилось в творчестве Лермонтова в жанре повести, к которой мы
относим «Героя нашего времени».
Таким образом, есть все основания заключить, что в монографии И. А. Поплавской
«Типы взаимодействия поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX века» мы
имеем весьма своевременное и плодотворное исследование, в котором представлена
целостная парадигма значений поэзии и прозы в русской литературе первой трети XIX в.
Автору удалось впервые определить и выделить устойчивые типы взаимодействия поэзии и
прозы в творчестве В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, осмыслить
межтекстовую интеграцию и межтекстовую интерференцию, различные гипертекстуальные
образования. Исследование дает новый импульс для осмысления поэтического в прозе И. С.
Тургенева, И. А. Гончарова, Л. Н. Толстого, а также художников двадцатого столетия.
© Еремеев А. Э., 2010
166
Рецензии
УДК 821.161.1
Г. В. Косяков, доктор филологических наук, доцент, профессор
Омский государственный педагогический университет
РЕЦЕНЗИЯ НА МОНОГРАФИЮ Е. Н. БАРБАШОВОЙ
«ТРАДИЦИИ ПЕЙЗАЖНОГО БЫТОПИСАНИЯ И СТИЛЬ РАССКАЗА
НАЧАЛА ХХ ВЕКА (Г. Д. ГРЕБЕНЩИКОВ, А. Е. НОВОСЕЛОВ, С. И. ИСАКОВ)»
(Красноярск, 2010)
Изучение региональной литературы в целом и сибирской литературной традиции в
частности является актуальной проблемой современного отечественного литературоведения,
в связи с этим монография Е. Н. Барбашовой имеет бесспорную научную актуальность и
новизну. Автор восполняет существенный пробел в изучении сибирской прозы начала ХХ в.,
в осмыслении эпического наследия Г. Д. Гребенщикова, А. Е. Новоселова, С. И. Исакова.
Исследование характеризуется плодотворным применением современных методик
литературоведческого анализа, демонстрирует мастерство в анализе художественной детали.
Композиция книги и научный стиль изложения соответствуют требованиям,
предъявляемым к жанру монографии. Вначале исследователь выявляет место малой прозы в
литературе Сибири начала XX в., а также становление малых жанров, затем раскрывает
своеобразие жанра рассказа в творчестве представителей группы «Молодая литература
Сибири». Автор предлагает поэтико-стилистическое прочтение рассказов, проясняя стилевой
статус ранних рассказов писателей-сибиряков. В первой главе ученый стремится выявить
историко-литературное своеобразие сибирской литературы начала ХХ в., раскрывая
отражение в ней тенденций, в целом характерных для русской литературы данного периода.
Во второй главе, которая имеет ярко выраженный аналитический характер,
исследователь осмысляет художественные функции пейзажного обрамления в сибирском
рассказе. Ученый выявляет ведущие художественные принципы создания пейзажа в
бытописательской прозе сибирских писателей. Среди творческих удач автора книги следует
указать на последовательное различение пейзажа «правды видения» и пейзажа «настроения»
в рассказах писателей «Молодой литературы Сибири». В монографии раскрываются поэтика
фонового пейзажного рисунка, а также особенности бытописания в рассказах с исключенной
пейзажной формой.
В качестве рекомендации хотелось бы посоветовать автору монографии во введении
более развернуто осветить историографию проблемы и прояснить новизну предпринятого
исследования. Помимо теоретической значимости, монография имеет и практическое
значение, так как ее результаты могут быть использованы в вузовском преподавании
истории русской литературы, в чтении спецкурсов по истории сибирской литературы,
поэтому книга может быть рекомендована к печати.
© Косяков Г. В., 2010
167
Скачать