Некоммерческая организация пропаганды знаний в

Реклама
Некоммерческая организация пропаганды знаний в
современных условиях
С.С. Церевитинов
Ведущий научный сотрудник ГНЦ «Тринити», Почетный председатель
территориальной общины «Поселок Сокол»
У нас сегодня много физиков. Я тоже физик. Пятьдесят лет я работаю в атомной энергетике:
двадцать пять - в Институте им. Курчатова, двадцать пять -в «Тринидате» (г. Троицк). И что я могу
сказать? Наука в нашей стране разваливается. Точнее - ее разваливают, иначе нельзя сказать.
Государственный научный центр термоядерных исследований - это, казалось бы, будущее
энергетики. При этом зарплата докторов, профессоров - низкая, несоизмеримая с высокими
требованиями к их работе. Немудрено, что из науки сейчас вымываются лучшие кадры. Или уже
вымыты, ушли. Ушли, чтобы зарабатывать для семьи или чтобы продолжать работу в
интересующих областях за границей. Остались только либо фанатики, которые работают
бесплатно, либо люди, которые по состоянию здоровья не могут уйти в другое место.
Поэтому пропаганда научных знаний - это сейчас важнейшая задача, потому что надо
использовать те кадры, которые еще не вымерли, чтобы они успели передать эти знания молодежи.
Молодежь идет в престижные институты - в МИФИ, МФТИ, где дается отсрочка от армии.
Приходят к нам тоже, работают аспирантами, демонстрируют прекрасные способности. Потом,
когда уходят, вдруг выясняется, что они одновременно возглавляют какие-нибудь коммерческие
структуры, им только отсрочка от армии была нужна. То есть молодежь в науку не идет,
пропаганды научных знаний нет.
То же можно сказать и о культуре. Пропаганды культуры у нас ни по телевизору, ни по радио,
ни в печати нет. Кто-нибудь из вас слышал, видел за последние пять, десять лет по телевидению
оперу? Я не могу вспомнить такого. А вот в Японию я приехал, в гостиницу вхожу, их станция на
русском языке транслирует оперу. Я удивился. Я подумал, что я попал в российскую гостиницу.
Такая же вещь в Корее. Нашей культурой интересуются в других странах. А у нас культуры нет - я
не считаю культурой «попсу», которую у нас с утра до ночи крутят по телевизору. Это как раз
бескультурье.
В науке дела обстоят плохо. Но еще есть специалисты, которые готовы передавать свои
знания, часто уникальные, которых нет в других странах, - бесплатно. Раньше деятельность
Общества «Знание» (я тоже состоял и состою в этой организации) действительно поддерживалась
государством. Сейчас - нет. Поэтому нам не надо надеяться на государство. Надо отыскивать
энтузиастов, которые бесплатно поедут даже в другой город, хотя бы в пределах Московской
области, где у пенсионеров есть еще льготы на проезд на транспорте, и будут бесплатно читать
лекции по своим уникальным знаниям - хотя бы школьникам, хотя бы тем оставшимся людям,
которые еще интересуются этим.
Поэтому я думаю, что надо в Обществе «Знание» учитывать эту ситуацию. И больше сейчас
ориентироваться на то, чтобы пропаганду этих знаний вести на некоммерческой основе. Конечно,
я не отрицаю того, что надо требовать от государства поддержки культуры и науки. Это тоже одна
из задач. Но вокруг нас много людей. Даже по месту жительства у нас много интереснейших
специалистов, интересных людей, которые многое могут рассказать об истории, о культуре нашей
страны, о научных достижениях. Этих людей тоже надо высматривать, отлавливать и активно
использовать.
Я живу в поселке Сокол в Москве. Интересно, что этот поселок был организован в 1923
году и уже тогда отработал и апробировал три способа управления территориальным
образованием. В период с 1923 по 1936 год это был кооператив. Это был, в основном, поселок
научных работников, работников профсоюзов и рабочих окрестных заводов - «Изолятор»,
«Мосхлеб». Жили здесь и всем известные художники - Герасимов, Пономарев и другие. Там
была в то время организована социальная обстановка такого замкнутого общества, где люди
труд свой не считали позором. Профессора с мировым именем, возвратившись домой после
работы, занимались благоустройством своего поселка. Чтобы женам создать рабочие места в
удаленном от центра Москвы поселке (тогда только на извозчике можно было туда добраться),
были организованы: швейная мастерская, под руководством известного кукольника Бертрама
(это, можно сказать, учитель Образцова); артель детской мягкой игрушки; в войну плели сетки
для маскировки всяких военных объектов. Для детей-дошкольников было организовано
обучение иностранным языкам, как сейчас называют, «с погружением», то есть весь день дети
находились в группе, где разговаривали только на иностранном языке.
И это делалось все без поддержки государства. Это делалось за счет жителей. Они сами
все организовывали. Бесплатную организовали библиотеку. Организовали свой магазин
кооперативный. Это было до 1936 года.
В 1936 году в Советском Союзе кооперативные всякие организации были запрещены. И
наступил период, когда микрорайончиком управлял домком и посаженный сверху домуправ.
Опыт показал, что за этот период поселок начал катастрофически разрушаться, потому что
посаженному сверху домуп-раву, конечно, было наплевать на состояние, на благоустройство
поселка, ему надо было только отчитаться хорошо. И к послевоенному периоду поселок, в
общем, дошел до такого состояния, что власти стали требовать снести его «по причине
ветхости». Хотя, будучи построен известнейшими архитекторами, хорошими инженерами, дома
поселка были в прекрасном состоянии. На самом же деле в то время, так же, как и сейчас,
требовалось пространство для строительства больших домов.
Отбили жители. Поселок остался. Когда Моссовет в период конца 70-х годов увидел, что
проблемы местного значения без участия людей нельзя решать (несмотря на то, что домкомы в то
время хорошо работали), стали создавать сверху территориальное общественное
самоуправление. За короткий срок в Москве было создано более 400 таких структур. Многие из
них прекрасно работали, в том числе брали на себя те функции, какие сейчас хотят отдать
навязываемым нам управляющим компаниям.
У нас в поселке мы тоже организовали самоуправление. Привели в порядок водопровод,
канализацию и другие вещи, - то есть мы показали, что жители, организовавшись, многое могут решать. Могут сказать, что в поселке Сокол какие-то
исключительные условия. Но есть Гончарная слобода на Таганке, есть Сивцев Вражек, есть
Кунцево-38 и так далее. Там тоже есть сообщества людей, которые в разных формах организуют
свой быт сами, без участия города.
И в этих перечисленных мной территориальных общественных самоуправлениях идет и
культурная работа. Даже в тех небольших помещениях, которые у нас отняли после 1991 года. К
примеру, у нас в библиотеке читаются прекрасные лекции о классической музыке,
демонстрируются художественные выставки. Создан свой музей поселковый - не только истории,
но и истории культуры поселка. У нас очень много было интереснейших людей, о которых можно
до сих пор говорить очень много и пропагандировать их, как маяков культуры того времени,
имеющих значение до настоящего времени.
Сейчас много говорят о создании гражданского общества. Сверху оно не создается и не
будет, наверное, создаваться. В настоящих условиях это никому не нужно. А вот сами люди по
своей инициативе могут сделать очень многое. И тут я тоже хочу призвать присутствующих нести
опыт организации социальной жизни, уговаривать людей, обучать людей, искать инициативных,
интересных людей вокруг себя и использовать их в своей работе. Мы, например, в соседних
школах иногда рассказываем о Соколе, о жителях нашего поселка, которые геройски погибли в
Отечественную войну. К нам в музей приходят школьники, и даже из других стран к нам
приезжают. То есть социальным опытом поселка интересуются, он востребован сегодня.
Так что я хочу призвать к тому, чтобы не надеяться на «дядю», который сверху будет за нас
организовывать передачу нашей культуры, наших знаний, а брать это дело в свои руки и многое
делать за счет просто инициативы, доброго отношения жителей.
Похожие документы
Скачать