2. Экономические условия развития кустарных промыслов после

Реклама
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И
СЕРВИСА
На правах рукописи
Антонов Олег Юрьевич
Развитие кустарных промыслов Воронежской губернии во второй половине
XIX начала XX веков.
07.00.02 – Отечественная история
Диссертация на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Научный руководитель:
д.и.н., профессор Егоров В.Г.
Москва - 2014г.
Оглавление
Введение ................................................................................................................... 3
1. Общая характеристика губернии: природные и социальные условия
развития к середине XIX столетия ...................................................................... 31
2. Экономические условия развития кустарных промыслов после
крестьянской реформы 1861 года ........................................................................ 51
3. Модернизация кустарной промышленности (к теории вопроса) ................ 71
4. Социально-экономическая организация кустарных промыслов
воронежской пореформенной деревни ............................................................... 83
5. Отхожие промыслы кустарей в модернизационной парадигме
Воронежской деревни второй половины XIX века. ........................................ 122
6. Рост мелких предпринимателей на основе кустарной промышленности
черноземной деревни .......................................................................................... 138
7. Политика государства и местных органов самоуправления в кустарной
промышленности края ........................................................................................ 156
8. Кустарные промыслы Черноземья к началу XX столетия: основные
тенденции развития ............................................................................................. 174
Заключение .......................................................................................................... 239
Список источников и литературы ..................................................................... 244
Введение
Актуальность темы исследования. Проблема становления, развития и
модернизации
традиционных
форм
промышленного
производства,
органической частью которой является сюжет, связанный с кустарными
промыслами,
интегрировалась
в
повестку
исторической
науки
соответственно содержанию и направлениям исторического процесса, а
также запросам общественно-политической дискуссии.
Первые
труды
по
истории
отечественного
крестьянского
промышленного производства появились во второй половине XIXв., когда
российское
академическое
и
политическое
сообщество
основательно
занимали проблемы индустриализации страны, явного несоответствия
уровня развития, в основном экстенсивного, сельского хозяйства условиям
модернизации страны и росту народонаселения. Наиболее радикально
настроенные сторонники продвижения либеральных реформ считали
кустарное
производство
немедленное
вымирание,
анахронизмом,
то,
по
если
крайней
и
не
мере,
обреченным
на
нуждающимся
в
преобразовании на основе внедрения машин, передовых технологий и
организационных принципов крупной промышленности.
Оппоненты-«почвенники»,
как
правило,
принадлежавшие
к
народническому общественно-политическому движению, утверждали, что
сохранение
мелкой
крестьянской
промышленности является
важным
фактором, обусловливающим не только пополнение рынка товарами
широкого потребления, но и благосостояние значительного количества
сельских жителей, падающее по мере роста населения даже в черноземных
регионах. Не случайно, в этой связи, наиболее выдающиеся исследователи
кустарной
промышленности
представителей
XIXв. принадлежали
либерального
народничества
из
к
славной
среды
плеяде
земской
интеллигенции. Безусловно, именно этим энтузиастам «вспомоществования»
крестьянству принадлежит заслуга привлечения внимания центральной
власти к нуждам кустарной промышленности, реализовавшаяся в особом
направлении государственной политики.
Изучение
кустарных
промыслов
в
1920е
годы,
в
основном,
разворачивалось в русле идеологической установки на выявление механизма
генерирования в их среде капиталистических элементов и его альтернативы кооперирования. При переходе экономики от рынка к административноплановым
принципам
функционирования
изучение
производства,
являвшегося неотъемлемым компонентом товарного хозяйства, утратило
прежнюю актуальность.
Пути поиска совершенствования хозяйственного строя социализма
базируются на абсолютизации государственной собственности, явно не
справляющейся
с
целым
рядом
социальных
задач,
в
том
числе
удовлетворения растущих потребностей населения в товарах и услугах,
привели, в числе прочего, к широкой дискуссии в исторической науке о
многоукладности экономики. Обсуждение проблем, связанных с уровнями
консолидации
экономических
интересов
субъектов
хозяйствования,
затронуло аспект экономической истории, отражающей функционирование
крестьянских кустарных промыслов, организованных на основе семейной
кооперации и принципах мелкотоварного производства.
Несмотря на временную удаленность исторической ретроспективы,
проблема становления и развития «народной экономики» в наши дни не
только не утрачивает актуальность, но наполняется новым общественно
значимым смыслом.
В современном политическом и академическом дискурсах не оправдано
большое место, с точки зрения накопленного цивилизационного опыта,
занимает вопрос о соотношении традиции и модерна в качественной
трансформации общественного устройства. Казалось бы, очевидная истина о
конструктивном содержании развития, опирающегося на традицию, в
различном контексте подвергается сомнению и критике представителями
неолиберализма. Позиция этой части академического и политического
сообщества, ориентированная на внедрение трансцендентных западных
ценностей
и
реализуемая
в
управленческих
практиках,
не
только
препятствует достижению ощутимых результатов постсоветских реформ, но
раскалывает российское общество на противоположные социальные полюса,
поддерживая напряженность социума и делая невозможной консолидацию
населения страны вокруг решения жизненно важных проблем.
Подчеркивая целесообразность присутствия в отечественном социальноэкономическом
процессе
традиционных
форм
организации,
следует
специально подчеркнуть их значение не только как материала для
конструирования современных сущностей, но как «самоценных» реалий,
несущих в себе, помимо хозяйственного смысла, генетическую память,
которая является необходимым фундаментом культурной идентичности.
В этой связи изучение кустарных промыслов в обществе модернизации
может явиться своего рода исторической моделью для определения роли и
места традиции и модерна в новом социальном качестве, границ их
функциональных возможностей и степени адекватности общественным
ожиданиям.
Исследование истории кустарных промыслов черноземной деревни
имеет определенное основание в научных трудах предшественников. Одними
из первых, кто обратил внимание на экономическую историю края, стали
офицеры Генерального Штаба, капитаны Руктешель и Казимирский,
которые, наряду со сбором и систематизацией материала, характеризующего
экономическое состояние губернии в контексте ее военно-стратегического
положения в середине XIXв., сопроводили эмпирические данные ценными
наблюдениями относительно эволюции хозяйственного развития территории,
в том числе мелкой крестьянской промышленности1.
Первые обобщения статистических данных, сбор которых начавший
осуществляться только с середины XIXв.,
1
нашли отражения в первом
Военно-статистическое обозрение Воронежской губернии // Военно-статистическое обозрение Российской
империи, издаваемое по Высочайшему повелению при 1ом отделении Департамента Генерального Штаба,
т.XIII, ч.2. Воронежская губерния, СПб., 1859.
издании губернского статистического комитета – «Памятной книжки
Воронежской губернии на 1856 год». Издаваемые под общей редакцией Н.И.
Второва,
материалы
«имели
целью
обнародование
собираемых
и
обрабатываемых исторических, географических и статистических сведений о
здешней губернии, которые, пополняясь ежегодно, могут со временем
служить материалами для подробного описания ее»2.
В 1876 году вышла книга действительных членов Воронежского
Губернского
Статистического
Комитета
Г.М.
Веселовского
и
Н.М.
Воскресенского «Города Воронежской губернии. Их история и современное
состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии».3 Книга
появилась
на
свет,
когда
«некоторые
из
сочинений,
касающиеся
Воронежской губернии, сделались библиографической редкостью, доступной
только какому-нибудь библиофилу, и при том в местной литературе не было
описания, которое в целом очерке знакомило бы с Воронежской губернией;
сведения о ней разбросаны в разных местных изданиях»4.
Это
обстоятельство обусловило широкий авторский экскурс в общественную,
экономическую и культурную жизнь губернии, в том числе, отдельный
сюжет этого очерка посвящен описанию промышленных поселений края.
Представляют определенную ценность попытки авторов сформировать
некоторые
выводы
относительно
развития
кустарных
промыслов
Воронежской губернии. В частности, авторы писали: «Плодородные почвы
губернии и достаточное количество сенокосных и пастбищных угодий,
направляя деятельность к земледелию и скотоводству, отвлекают ее от
промыслов и ремесел»5.
Проявляющееся со второй половины XIXв. и, особенно с 1870х годов,
явление неземледельческого отхода стало возможным проанализировать, в
2
Памятная книжка Воронежской губернии на 1856 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета, Воронеж. 1856. С.10.
3
Веселовский Г.М., Воскресенский Н.М. Города Воронежской губернии. Их история и современное
состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. Воронеж. Издательство Веселовского. 1876.
4
Там же. Предисловие.
5
Там же. С. XIII.
том числе, благодаря трудам исследователей, изучавших этот феномен, что
называется, «с натуры»6.
Специально
кустарной
промышленности
Воронежской
губернии
посвящен очерк действительного члена Воронежского Статистического
Комитета М.М. Скиада, опубликованный в 1882г.7
Автор попытался
показать значимость мелкой сельской промышленности для крестьянской
экономики в условиях «упадка» сельскохозяйственной отрасли. «Быстрый
рост народонаселения в губернии, - пишет М.М. Скиада, - доставляя большее
и большее число рабочих рук, сделал хлебопашество более выгодных, чем
скотоводство. Эта последняя отрасль сельского хозяйства, теснимая
возрастающею распашкой земель, быстро перешла от полудикого, степного
скотоводства, к заводскому скотоводству. А потом, под давлением той же
возрастающей распашки степей и лугов, и заводское скотоводство стало
сокращаться, сначала в северной половине губернии, а потом и в южной.
Посевы размножались, но пользование землей, в особенности со времени
распространения посевов масличных растений, было хищническим, и это
повело к быстрому истощению земли, а вместе с тем и к современному нам
упадку самого хлебопашества в губернии. Естественным представляется, что
настоящее спасение губернии заключается теперь во введении сельского
правильного хозяйства, но введение это совсем не так легко, как кажется
многим, и потребуется много времени для того, чтобы этим путем остановить
начавшийся уже упадок хлебопашества. Для всякого местного наблюдателя,
не желающего себя обманывать насчет будущего, представляется ясным, что
теперь именно наступило время, когда следует продвигать вперед
Воронежскую кустарную промышленность, как бы она слаба ни была, для
обеспечения ею хотя бы части годового содержания Воронежского
6
Ленский Б. Отхожие неземледельческие промыслы в России / Б. Ленский // Отечественные записки. 1877.
№13; Янсон Ю.Э. Сравнительная статистика России и западно-европейских государств / Ю.Э. Янсон. Т.1.
СПб., 1877.
7
Скиада М.М. Очерк кустарных промыслов Воронежской губернии. Воронеж, 1882.
крестьянина, для предотвращения тех крайностей бедствия при неурожаях,
какие мы видели, например, в с Самарской губернии»8.
Значительно расширил представление об истории развития хозяйства
губернии, в том числе об обстоятельствах зарождения многих воронежских
кустарных
промыслов,
член-секретарь
Воронежского
губернского
Статистического Комитета Л.Б. Вейнберг, опубликовавший в 1890г. «Очерк
сельскохозяйственной промышленности Воронежской губернии»9.
Большой вклад в идентификацию новых явлений хозяйственной жизни
губернии на основе многолетнего исследования крестьянских бюджетов внес
Ф.А. Щербина. В докладах на заседаниях Губернского статистического
комитета
31
мая
1893г.
и
Воронежского
Отдела
Императорского
Московского Общества Сельского Хозяйства 23 августа 1893г. в присутствии
Управляющего Министерством Государственных имуществ и земледелия
А.С. Ермолова он обозначил основные причины кризиса аграрной отрасли,
наметившегося во второй половине XIXв., и пути выхода из него, в ряду
которых называлось развитие кустарной промышленности10. Отдельным
изданием вышла книга этого автора, посвященная крестьянским бюджетам11.
Раздел, посвященный кустарным промыслам, содержит «Описание
Воронежской губернии», опубликованное Н. Николаевским. Однако в силу
своего небольшого объема очерк, отражающий основное направление
развития кустарной промышленности края носит общеознакомительный
характер и не содержит сколько-нибудь удовлетворительного анализа
процессов,
происходивших
в
промышленной
отрасли
крестьянских
хозяйств12.
Напротив ценные аналитические выводы содержит, хотя и не
специально посвященная Воронежской губернии, работа Я.Я. Полферова,
8
Там же. С.5-6.
Вейнберг Л.Б. Очерк сельскохозяйственной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1890.
10
Памятная книга Воронежской губернии на 1894г. издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1894.
11
Щербина Ф.А. Крестьянские бюджеты. Воронеж, 1900.
12
Николаевский И. Описание Воронежской губернии. Воронеж, 1909.
9
явившаяся итогом обобщения результатов исследования, предпринятого в
начале XX столетия «Торгово-Промышленной Газетой». В губернские
статистические Комитеты (в том числе Воронежский) была направлена
специально разработанная анкета. В целом ответы корреспондентов
охватывали 43 губернии, из них 38 - Европейской России. На основе
полученных обратно 2600 заполненных анкет автор сделал интересные, с
точки
зрения
изучения
модернизационных
явлений
в
кустарной
промышленности, выводы.13
Последовательное
изложение
материала,
характеризующего
государственную политику в области кустарной промышленности, содержит
книга А.Д. Погрузова, опубликованная в Библиотеке промышленных знаний
под редакцией Д. Менделеева14.
Общий обзор экономики Воронежской губернии дал в вышедшей в
1921г. книге «Наш край», Генеральный Секретарь Ассоциации по
экономическому изучению Воронежской губернии инженер Ф. Рындин.
Помимо общих зарисовок общественного хозяйства края, наиболее
удачным
в
книге
модернизациями
выглядит
сюжет,
черноземной
связанный
деревни.
На
с
социальными
основе
данных
сельскохозяйственной переписи 1916г. Ф. Рындин показал формирование
принципиально нового явления в жизни деревни - социальной группы
сельских предпринимателей, сформировавшейся на основе вписавшихся в
модернизационные процессы помещьих хозяев и новых «чистых владельцев»
из среды зажиточного крестьянства15.
Элементы компаративного анализа процессов развития кустарной
промышленности,
в
контексте
региональных
отличий,
содержат
обобщающие труды В.П. Воронцова и А.А. Рыбникова16.
13
Полферов Я.Я. Кустарная промышленность в России (Опыт экономического обследования). СПб., 1913.
Погрузов А.Д. Кустарная промышленность России, ее значение, нужды и возможное будущее. СПб., 1901.
15
Рындин Ф. Наш край. Опыт характеристики губернии в историческом, естественно-историческом и
экономическом отношениях. Воронеж: Воронежское отделение Государственного издательства, 1921.
16
Воронцов В.П. Очерки кустарной промышленности в России. СПб., 1886.; Рыбников А.А. Мелкая
промышленность и ее роль в восстановлении русского народного хозяйства. М., 1922.
14
По
мнению
исследователей,
основная
доля
мелкой
сельской
промышленности черноземной деревни представляла собой домашнее
патриархальное
производство,
обслуживающее
нужды
натурального
хозяйства, а немногочисленные кустарные промыслы, работавшие на рынок,
концентрировались в крупных населенных пунктах, оторванных от аграрной
отрасли. Низкая товарность мелкой сельской промышленности Черноземья
препятствовала ее модернизации на более высоком техническом уровне,
переходу к совершенным приемам обработки сырых материалов17.
В широком спектре проблематики аграрной истории Черноземья в той
или иной мере сюжет, связанный с кустарными промыслами, рассматривался
в диссертационных работах, защищенных в советский период18. Наряду с
общим достоинством этих сочинений, заключавшимся в систематизации
большого фактического материала, их авторам не удалось избежать
идеологически заданных клише, особенно в вопросах «классовой борьбы»,
«пролетаризации черноземной деревни», «капитализации общественного
хозяйства».
В
контексте
общей
проблемы
миграции
крестьян
центрально-
черноземной области в 1861-1917гг. в диссертации на соискание ученой
степени кандидата исторических наук А.Н. Курцева рассмотрены сюжеты,
связанные с неземледельческим отходом19.
Процесс
капитализации
кустарной
промышленности
на
основе
ленинских методологических установок наиболее глубоко изучен в работах
П.Г. Рындзюнского. Новая реальность экономического развития страны во
второй половине XIXв. постепенно сужала жизненное пространство мелкой
промышленности, имманентной аграрному обществу, и открывала простор
17
Воронцов В.П. Указ. соч. С.56.
Петрова А.Ф. Аграрные отношения в Воронежской губернии в пореформенный период: дис. … канд. ист.
наук: 07.00.02. Воронеж, 1951; Курцев А.Н. Миграция центрально-черноземного крестьянства в
капиталистической России: дис. … канд. наук: 07.00.02. Курск, 1982; Сахаров М.А. Пролетаризация
крестьянства среднеземледельческой полосы России в последние десятилетия XIXв.: дис. … канд. наук:
07.00.02. М., 1985; Скрябин В.И. Сельский пролетариат Центрально-черноземного района в конце XIX –
начале XXвв.: дис. … докт. ист. наук: 07.00.02. М., 1991.
19
Курцев А.Н. Миграция центрально-черноземного крестьянства в капиталистической России. диссертация
на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж, 1982.
18
кустарным производствам, имеющим принципиально иную социальную
доминанту. В работах этого автора в наиболее полном виде представлены
сюжеты, связанные с вытеснением капиталистической фабрикой целого ряда
отраслей крестьянской промышленности, ее освоения предпринимателями, в
том числе, наиболее распространенной их категорией в этой сфере хозяйстваскупщиками20.
Особое место в ряду других работ по кустарной промышленности,
безусловно, занимает работа К.Н. Тарновского - одного из исследователей,
явившихся инициаторами историографического направления, связанного с
изучением многоукладности общественного хозяйства России. На основе
изучения материалов, содержащихся в Трудах комиссии по исследованию
кустарной промышленности, К.Н. Тарновский представил достаточно
полную картину развития мелкой крестьянской промышленности и ее места
в экономике страны конца XIX – начала XX столетий21.
Процессы, происходившие в Воронежской деревне в годы столыпинской
аграрной реформы, история Воронежского земства в начале XXв., явления
агарной отрасли края, вызванные к жизни условиями военного времени
рассматриваются в работах М.Д. Карпачева22, и хотя статьи этого автора
прямо не относятся к рассматриваемой тематике, материалы и выводы в них
позволяют точнее воссоздать условия промышленного развития Черноземья.
Проблемы, связанные с местом и ролью кустарных промыслов в
крестьянском хозяйстве Черноземья, техникой, масштабами, снабжением
сырьем, наемным трудом, художественными особенностями продукции
20
Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. 1850-1880гг. М., 1978; Рындзюнский П.Г.
Крестьянская промышленность в пореформенной России (60-80е годы XIXв.). М., 1996.
21
Тарновский К.Н. Мелкая промышленность России в конце XIX – начале XXв. М., 1995.
22
Карпачев М.Д. Воронежская деревня в годы столыпинской земельной реформы // Русская провинция.
Вып. 2. Воронеж: Центр. – Чернозем. Кн. Изд-во, 1995. С. 5-24; Карпачев М.Д. Столыпинская реформа в
Воронежской губернии: итоги и уроки аграрного реформирования // Общественная жизнь центральной
России в XVI – начале XXвв.: Сборник статей. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1995. С.157-177; Карпачев М.Д.
Воронежское земство и аграрные реформы начала XX века // Общественная жизнь Центрального
Черноземья России в XVII - начале XX века: сб. науч. тр. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2002. C.78-101.; Карпачев М.Д.
Новые веяния в экономике воронежской деревни в годы проведения столыпинской аграрной политики //
Из истории Воронежского края: Сб. статей. Вып. 12. Воронеж, 2004. С. 170-181. Карпачев М.Д. Деревня и
парадоксы военного времени: социально-политическая ситуация в Воронежской губернии накануне
падения монархии // Исторические записки. Воронеж, 2005. Вып. 11. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. С.12.
мелкой сельской промышленности нашли отражение в книге и докторской
диссертации А.В. Перепелицына. Основным достоинством этих работ
является попытка автора представить промышленную деятельность крестьян,
в том числе черноземной области, как результат происходивших после
реформы трансформаций экономического строя традиционных хозяйств23.
Быт, нравы, обычаи крестьян Воронежской губернии в 60-90е годы
XIXв., описанные в диссертационной работе А.Н. Асташовой, позволили
расширить представление о потребностях традиционных крестьянских
хозяйств в продуктах промышленного производства24.
Обобщающая работа, отражающая миграционные потоки крестьянства
Воронежской губернии в 1861-1914гг., в том числе отходников и
переселенцев, вышла из под пера И.В. Иноземцева25.
С
точки
зрения
формирования
новых
ценностных
ориентаций
крестьянства рассматривает модернизационные процессы в черноземной
деревне Л.И. Земцов. Автор пытается показать, что мировоззрение сельских
жителей
Черноземья
успевающей
в
своей
являлось
самой
эволюции
за
консервативной
революционными
реалией,
не
процессами,
происходившими в жизни пореформенной деревни26.
Исследуя место и роль женского труда в крестьянском хозяйстве
центрального Черноземья в 60е годы XIX – начале XX столетий, Г.В.
Лаухина сделала вывод о том, что в процессе модернизации «происходили
изменения в условиях, структуре женского труда в деревне. Проявилась
тенденция к сокращению времени, затрачиваемого крестьянками на ведение
23
Перепелицын А.В. Крестьянские промыслы в центрально-черноземных губерниях России в
пореформенный период. Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет, 2005;
Перепелицын А.В. Крестьянское хозяйство центрально-черноземных губерний России в 60-90е годы XIXв.
Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Воронеж, 2006.
24
Асташова А.Н. Крестьянство Воронежской губернии в 60-90е годы XIXв. (быт, нравы, традиции, обычаи).
Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж, 2003.
25
Иноземцев И.В. Миграция крестьян Воронежской губернии в 1861-1914гг. Диссертация на соискание
ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж, 2005.
26
Земцов Л.И. Крестьяне Центрально-Черноземного района на рубеже XIX-XXвв. // Проблемы исторической
демографии и исторической географии Центрального Черноземья. М.-Курск: Изд-во Курского
государственного педагогического института, 1994. С.112-119; Земцов Л.И. Крестьянский мир после
реформы (60-70е гг. XIXв.) // Общественная жизнь Центрального Черноземья России в XVII - начале XXвв.
Воронеж: Изд-во Воронежского государственного ун-та, 2002. С.134-157.
хозяйства, и увеличилась их занятость в сельском хозяйстве и промысловой
деятельности»27. Автор показал, что одной из сторон трансформации
положения женщин в системе трудовых отношений стало их участие в
кустарной промышленности.
Необходимость компаративного анализа региональной специфики
модернизационных процессов в кустарной промышленности потребовала
привлечения выводов, содержащихся в работах, посвященных Центральному
Нечерноземью28. Работа написана на основе широкого круга источников, как
опубликованных, так и содержащихся в архивных фондах.
Регулярный
сбор
и
систематизацию
данных
по
состоянию
общественного хозяйства Воронежской губернии в обобщенном виде
впервые
предприняли
офицеры
Генерального
Штаба
в
рамках
общероссийского проекта по изучению естественных и экономических
условий, важных с точки зрения организации армии. Очерк по Воронежской
губернии составил подполковник Генерального Штаба В. Михалевич. Наряду
с общими экономическими сведениями в очерке содержится ценная
информация о кустарной промышленности29.
Представить целостную картину состояния общественного хозяйства
Воронежской губернии: народонаселения, природных ресурсов, торговых
сообщений, экономики городов, состояния сельского хозяйства - помогло
привлечение к написанию работы статистических данных, собранных в
Военно-статистическом обозрении Воронежской губернии, подготовленном
и изданном Первым отделением Департамента Генерального Штаба30.
27
Лаухина Г.В. Женский труд в крестьянском хозяйстве Центрального Черноземья (60е годы XIX – начало
XXвв.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Тамбов, 2012г.
С.4.
28
См.: Егоров В.Г., Зозуля О.А., Палеолог М.В. Кустарные промыслы нечерноземной деревни второй
половины XIX – начала XXвв. (На материалах Московской губернии). М., 2011; Егоров В.Г. Кустарные
промыслы Нижегородской губернии второй половины XIX – начала XXв. СПб.: Алетейя, 2013.
29
Материалы по географии и статистике России, собранные офицерами Генерального Штаба. Т.4.
Воронежская губерния. Составил Генерального Штаба подполковник В. Михалевич. СПб., 1862.
30
Военно-статистическое обозрение Российской Империи, издаваемое по Высочайшему повелению при Iом
отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII, Ч. 2. Воронежская губерния, СПб., 1859.
В работе использованы труды комиссии по исследованию кустарной
промышленности в России, учрежденной в 1874 году. С 1875 года ее
возглавил член Совета Торговли и Мануфактур Е.Н. Андреев. Организация
исследовательской работы предполагала возможность использования ее
результатов в хозяйственной практике. Основной упор в деятельности
комиссии
был
сделан
на
изучение
кустарной
промышленности
Нечерноземного Центра: Тверской, Ярославской, Костромской, Московской,
Калужской, Нижегородской и Владимирской губерний.
«Что же касается других местностей, в которых более или менее развиты
кустарные промыслы, то Комиссия положила предоставить Председателю
продолжать сношения с местными в них деятелями, земствами и
общественными учреждениями, с целью изыскания лучших и наиболее
удобных путей для будущих исследований и для составления дальнейших
предположений о продолжении исследования кустарной промышленности в
течение будущих лет»31.
Тем не менее в увидевших свет 16 выпусках комиссии нашли свое место
и отдельные очерки по кустарной промышленности Черноземья.
Разноплановая информация о состоянии хозяйства губернии, отхожих и
мелких крестьянских промыслах, фабриках и заводах и т.д. получена из
периодического
издания
Воронежского
статистического
комитета
–
памятных книжек32.
В 1856 году вышла первая книга этого издания «Памятная книга для
жителей Воронежской губернии на 1856 год».
Это издание было первым в своем роде не только в Воронежской
губернии, но и вообще в России. Составленное с замечательной по тому
времени полнотой, с весьма интересным внутренним содержанием, оно
послужило образцом для последующих «Памятных книжек». Редактором и
31
Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Вып.I. СПб., 1879. С.15.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1906г. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1906.
32
инициатором
первой «Памятной книжки Воронежской губернии» стал
известный Н.И. Второв.
Николай Иванович Второв происходил из старинного дворянского рода,
одна из ветвей которого внесена в родословную книгу Воронежской
губернии. Отец его Иван Алексеевич Второв (1772-1844), состоял судьей,
городничим и затем предводителем дворянства в Самаре; последователь
Новикова, он был одним из образованнейших людей своего времени, имел
богатую библиотеку, был в близком знакомстве со многими литераторами
Карамзинской эпохи и даже сам кое-что печатал. После него остались
чрезвычайно любопытные записки, напечатанные под заглавием: «Москва и
Казнь в начале XIXв.» («Русская старина» 1891г., кн.4.).
Н.И. Второв родился 9 сентября 1818г. Обучаясь в Казанском
университете на факультете словесности, сошелся с другим замечательным
человеком К.О. Александровым-Дольником, с которым судьба связала его на
всю жизнь. После окончания университета в 1838г. он поступил на службу в
канцелярию Казанского губернатора. В мае 1844г. Н.И. Второв был
определен в штат Казанского губернского правления с возложением на него
обязанностей редактора неофициальной части «Казанских Губернских
Ведомостей». Заведование редакцией удовлетворяло его определившимся
литературным наклонностям. Второв сумел поставить газету на должную
высоту,
придав
ей
лучшее
направление
и
привлекая
талантливых
сотрудников, так что «Казанские Губернские Ведомости» считались при нем
лучшей провинциальной газетой. К числу ее сотрудников примкнул и К.О.
Александров-Дольник, состоявший тогда старшим секретарем губернского
правления и правителем дел губернского статистического комитета.
После смерти отца Н.И. Второв перебрался в Петербург, куда за ним
последовал К.О. Александров-Дольник. При выезде из Казани Н.И. Второв
пожертвовал в пользу города библиотеку своего отца в количестве 1908
томов и стоимостью в 12 882 руб. асс. Им самим, с разрешения начальства,
она была размещена при губернском правлении впредь до открытия в Казани
публичной библиотеки. За такой видный дар Н.И. Второв получил в 1846г.
Монаршее благоволение. Надо сказать, что публичная библиотека в Казани,
основанием для которой послужило пожертвование Н.И. Второва, была
открыта только в 1864г. Тогда Казанский городской голова П.А. Прибытков,
извещая жертвователя об этом, просил его прислать свой портрет для
помещения его в читальной зале библиотеки, как о том постановило
городское общество.
В столице у Н.И. Второва завязались литературные знакомства в
кружках кн. В.Ф. Одоевского, гр. В.А. Соллогуба и В.И. Даля. Недолго,
однако, оставались оба приятеля в Петербурге: скоро один за другим они
переехали в Воронеж. Первым переехал К.О. Александров-Дольник, получив
в конце 1848г. место товарища председателя гражданской палаты. Н.И.
Второв прожил в Петербурге безвыездно до 1849г., ожидая вакансии на
место советника в каком-либо губернском правлении.
Больше всего он стремился в Воронеж к другу. К великой радости, его
ожидание осуществилось: 5 марта 1849г. он был определен советником
Воронежского губернского правления. Обязанности Н.И. Второва были
расширены благодаря влиянию друзей-сослуживцев: министр внутренних
дел гр. Л.А. Перовский дал ему еще поручение заняться исследованиями по
городскому хозяйству и общественному устройству, с правом ежегодно
ревизовать городские думы, и наблюдать за производством съемок городских
земель гражданскими топографами. Такие поручения, ставя Н.И. Второва в
более независимое от уездной администрации положение, давали ему
возможность непосредственно соприкасаться с местной жизнью и изучать
положение городских поселений.
В первый же год, ознакомившись с тем немногим, что было посвящено
исследованию Воронежского края, Н.И. Второв принялся за самостоятельные
изыскания. В присутственных местах он изучал старые бумаги, различные
архивы, выбирая в них материал по интересующим его вопросам. Почти
всегда в этих случаях ему сопутствовал и помогал К.О. Александров-
Дольник. Происшедшая в это время встреча с гр. Д.Н. Толстым
(впоследствии Воронежским губернатором) стала подспорьем для их
научной работы.
Сам Н.И. Второв о начале работ по опубликованию исторических
документов говорил: «В 1849г. граф Д.Н. Толстой, посещая по делам службы
некоторые уездные города Воронежской губернии, узнал о существовании в
них старинных архивов. Привезенные им в Воронеж и сообщенные нам
списки с нескольких любопытных документов возбудили в нас желание
продолжать дальнейшие поиски, и вслед за тем было открыто нами в самом
Воронеже большое собрание старинных свитков, безвестно хранившихся в
сыром подвале дома, где помещался архив. Мы ревностно принялись за
разбор этих свитков, под руководством графа Толстого, как знатока в
древней русской палеографии, привели, сколько было возможно, в порядок
разрозненные и полуистлевшие документы, которые между тем тогда же
были перенесены в лучшее помещение, и вскоре приступили к печатанию
замечательных из них».
Найденные исторические документы состояли преимущественно из
подлинных царских грамот и указов Петровской и до-Петровской эпохи
воронежским воеводам. По мере разборки исторические материалы
печатались в «Воронежских Губернских Ведомостях» (1849г. №35,37-47, 49,
50, 52; 1850г. №1-52; 1851г. №1-24; 1852г. №10, 11, 20, 21, 22, 24, 25, 30, 31,
33; 1853г. №11, 12, 17, 29). Всего было напечатано до 300 актов. Наиболее
замечательные изданы были небольшими отдельными книжками под
заглавием: «Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся
Воронежской губернии и части Азова. Собраны и изданы К. АлександровымДольником и Н. Второвым», - три книжки (Воронеж, 1850-1852гг., 2е
издание, со снимками, планами и предметным указателем, 1851-1853г.).
Научное значение издания «Актов» было признано при первом же их
появлении и засвидетельствовано как официальным начальством, так и
многими учеными, не замедлившими воспользоваться Актами для своих
трудов.
Вскоре на исследователей обратили внимание видные историки того
времени. В Москве они познакомились с И.Д. Беляевым, М.П. Погодиным,
В.М. Ундольским и другими членами Общества истории и древностей
Российских при Московском университете, причем получили дипломы на
звание членов-сотрудников этого Общества. В Петербурге, благодаря гр.
Д.Н. Толстому, были представлены академикам И.И. Срезневскому и Н.Г.
Устрялову.
взамен
Последний, автор «Истории царствования Петра Великого»,
доставленных
ему
Второвым
и
Александровым-Дольником
документов о самозванцах, бывших на Дону, и о времени пребывания в
Воронеже Великого Преобразователя России, подарил им вид города
Воронежа, снятый в 1703г. (вошел в виде приложения к одной из книжек
«Актов»). В то же время, представляясь Л.А. Перовскому (министру
внутренних дел), они поднесли ему альбом крестьянских костюмов
Воронежской губернии. При участии Л.А. Перовского в одном заседании
Географического Общества их избрали членами этого Общества.
Одновременно с разработкой Актов не менее успешно продолжались
занятия Второва и Александрова-Дольника по статистике и этнографии края.
Для этого Воронежская губерния давала много материала, особенно ее
северная часть. Здесь встречалось богатое разнообразие говоров, обычаев,
костюмов. Сначала этнографические экскурсии совершались в связи с
официальными обязанностями Второва по ревизии городских учреждений, а
затем они предпринимались уже исключительно с научной целью. В
поездках Второва в летнее время участвовал Александров-Дольник и учитель
рисования кадетского корпуса С.П. Павлов, предложивший свои услуги для
срисовывания костюмов.
Серьезная научная работа сплотила вокруг Н.И. Второва все местные
силы
интеллигенции.
Образовался
известный
в
истории
Воронежа
«Второвский» кружок, в состав которого входили люди разных профессий и
положений – педагоги, чиновники, купцы, студент и пр. Всякий, кто искал
живое умственное дело, предпочитая его пустым развлечения светской
жизни, кто хотел внести свою долю участия в дело изучения края, кто просто
искал умной беседы на современные вопросы, - всякий такой человек
становился членом кружка. Душою кружка был сам Н.И. Второв. Его
необыкновенное
добродушие,
простота
в
обращении,
нравственный
авторитет привлекали к нему каждого, и в его квартире преимущественно
происходили собрания кружка. Там старые члены кружка сближались с
новыми, кипели горячие споры, обсуждались вопросы, занимавшие в то
время общество, составлялись планы новых работ, читались новые,
замечательные произведения литературы и науки. Благодаря столичным
литературным знакомствам Второва, его кружок находился в постоянных
сношениях с московским и петербуржскими кружками, откуда, таким
образом, появлялись свежие идеи. Изредка заседания кружка посещали
известные ученые, наезжавшие из столиц. Так, известный собиратель и
издатель произведений народного творчества А.Н. Афанасьев, уроженец г.
Богучара и питомец Воронежской гимназии, бывая в Воронеже, всегда
посещал собрания Второвского кружка. Постоянными членами кружка
состояли лица, заявившие себя в литературе, преимущественно на страницах
местных Губернских Ведомостей, которые, печатая статьи и заметки
талантливых
исследователей,
солидностью
своего
содержания
резко
выделялись среди подобных же Ведомостей других губерний. Постоянными
членами
кружка являлись: Н.С. Гарачков, И.И. и В.И. Малышевы, С.П.
Павлов, И.А. Придорогин, А.Р. Михайлов, П.В. Малыхин, поэт И.С.
Никитин, М.Ф. Де-Пуле и др. Обучавшийся в гимназии Анатолий Петрович
Богданов (род. 1834г., ум. 1896г.), впоследствии профессор зоологии
Московского университета, приобретший европейскую известность, начал
свое литературное поприще, поместив в «Воронежских Губернских
Ведомостях» статьи этнографического характера: «Святки» (1850г. №17, 19,
21, 30).
В 1853 году в Воронеже была открыта министерством государственных
имуществ очередная выставка сельскохозяйственных произведений. Во главе
комитета выставки стоял начальник губернии князь Ю.А. Долгорукий, но
непосредственное заведование выставкой и ее устройство лежали на
секретаре комитета Н.И. Второве.
В 1853 же году Н.И. Второв и К.О. Александров-Дольник в одном из
заседаний Воронежского Губернского Статистического Комитета были
избраны его членами. Имея в числе своих задач составление «подробных и
точные описаний состояния» губернии вообще, или же отдельно некоторых в
оной частей управления, хозяйства, промышленности и торговли (§38 правил
для Комитетов, Выс. Утв. 20 декабря 1834г.), до 1853г. Комитет почти ничем
не проявил своей деятельности. Он не был даже организован, как следует, ни
по составу членов, ни по составу канцелярии, на содержание которой не
располагал никакими средствами, не имел и собственного помещения.
Вступив в число членов Комитета, Н.И. Второв сразу занял в нем
руководящую роль. На первом же после избрания его в члены заседании
Комитета, 25 февраля 1854г., обсуждалась докладная записка Н.И. Второва о
должном направлении действий Комитета, с приложением списка книг, карт
и планов, необходимых для приобретения в целях руководства и
соображения при статистических работах.
Помимо
организации
статистического
дела,
предметом
особого
внимания Н.И. Второва стала работа по формированию и публикации
памятных книжек. «Памятные книжки» выходили с промежутками, иногда
значительными, и в течение 50летия их вышло 23: на 1856, 1861, 1863-1864,
186501866, 1870-1871, 1875, 1878-1879, 1887, 1891, 1892, 1893, 1894, 1895,
1896, 1897, 1899, 1900, 1901, 1902, 1903, 1904, 1905, 1906, 1913 и 1915 годы.
При составлении «Памятной книжки» на 1856г. имелось в виду придать
ей характер такого издания, которое должно было дать ясное представление
о положении губернии и в то же время ознакомить читателей с историческим
прошлым. В соответствии с целью, она была разбита на 4 отдела: 1)
Памятные записки, 2)Справочные сведения с адрес-календарем, 3)Сведения
исторические и 4) Сведения статистические. Все эти отделы, за исключением
первого, стали входить в состав следующих «книжек», причем отдел
сведений исторических, помещенный за некоторые годы в начале издания, с
1892г. стал составлять отдел III - научно-литературный.
Статистические сведения, помещенные в издании, дают материал по
социальной и экономической проблематике региональной истории, в том
числе, о состоянии кустарной промышленности.
Отдельные штрихи кустарной промышленности губернии в контексте
общего ухудшающегося положения основной массы сельских жителей,
учтенные в тексте настоящей работы, содержатся во всеподданнейшем
докладе сенатора Мордвинова, ревизовавшего в начале 80х годов XIXв.
Воронежскую и Тамбовскую губернии33.
С передачей кустарной промышленности в ведение министерства
земледелия и государственных имуществ, кустарный комитет, входивший в
состав этого ведомства, стал регулярно публиковать отчеты своих
работников, направляемых на места, для изучения и содействия развитию
кустарной промышленности. Два выпуска Отчетов содержат материалы по
Воронежской губернии34.
Определенную роль в раскрытии поставленной темы сыграли материалы
меньших по объему, но не менее содержательных источников фактических
данных:
опубликованного
по
инициативе
Русского
географического
общества «Свода материалов по кустарной промышленности в России»35 и
подготовленного Комитетом Московской политехнической выставки 1872
года36.
33
Всеподданнейший рапорт Его Императорскому Величеству, ревизовавшего, по Высочайшему повелению
Воронежскую и Тамбовскую губернии, Сенатора Мордвина. СПб., 1881.
34
Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т.I. СПб., 1892; Отчеты и исследования
по кустарной промышленности в России. Т.XI. Петроград, 1915.
35
Мещерский А.А., Модзалевский В.М. Свод материалов по кустарной промышленности в России. СПб.,
1874.
36
Материалы для изучения кустарной промышленности и ручного труда в России // Статистический вестник
Российской империи. Сер.1. Вып.3. СПб., 1872.
В
отражении
государственной
политики
в
сфере
кустарной
промышленности помог фактический материал двух выпусков обзоров,
изданных через десятилетие, в 1902 и 1913 годах,
37
и Труды съездов
деятелей по кустарной промышленности 1902; 1910; 1913г.38.
Важные материалы, характеризующие одну из отраслей кустарных
занятий воронежских крестьян - отходничества, почерпнуты из официальной
земской статистики39, составленной на основе данных о выдаче паспортов и
видов на жительство, получаемых отходниками в волостных правлениях.
Вместе с тем отмеченные в паспортах и видах на жительство сроки убытия и
прибытия не могут служить информацией для достоверного представления о
продолжительности отхода, так как отсутствие платы за выдачу документов
делало формальным указание в них даты. Данные об отходе, извлеченные из
паспортов, не могут считаться исчерпывающими и с точки зрения их
полноты, так как нарушение паспортного режима не обязательно влекло за
собой наказание. Многие крестьяне, взяв годовой паспорт, уезжали на
заработок в Сибирь или на Кавказ на несколько лет, или, отлучаясь на
несколько месяцев, не брали паспортов вовсе. Несмотря на свой недостаток,
этот источник может являться репрезентативным для определения динамики
крестьянского отхода, возрастного состава отходчиков, маршрутов движения
крестьян в поисках стороннего заработка.
К характеристике экономического строя традиционных крестьянских
хозяйств губернии привлечены опубликованные материалы переписей
Воронежского губернского земства40.
Добротный материал был получен в результате привлечения данных
Комиссии, учрежденной по величайшему повелению 16 ноября 1901г., с
37
Обзор деятельности правительства на пользу кустарной промышленности (1888-1902). СПб, 1902; Обзор
правительственного содействия кустарной промышленности. СПб., 1913.
38
Труды съезда деятелей по кустарной помышленности в С.-Петербурга 1902г. СПб., 1902; Труды съезда
деятелей по кустарной промышленности в С.-Петербурге 1910г. СПб., 1910; Труды III Всероссийского съезда
деятелей по кустарной промышленности в С.-Петербурге 1913г. СПб., 1913.
39
См. напр.: Сведения об отхожих промыслах в Воронежской губернии 1898 г. Издание Воронежской
губернской управы. Воронеж, 1899.
40
Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Воронеж, 1897. Материал повторной переписи
крестьянских хозяйств Воронежской губернии, 1900 года. Т.II. Воронеж, 1903.
целью
выяснения
реального
положения
сельского
населения
среднеземледельческих губерний.
Ценность фактического материала, собранного и систематизированного
этой комиссией, заключается, во-первых, в его достоверности и, во-вторых,
репрезентативности в плане определения тенденций развития экономических
процессов, в том числе, в кустарном производстве губернии41. Форму
сообщений корреспондентов с мест об отхожих промыслах и
их
результативности имеет другой источник, привлеченный к написанию, –
Сельскохозяйственные обзоры Воронежского Губернского Земства за 1880е
годы42.
Детальное изучение мер губернского и уездного земств по содействию
кустарной
промышленности
губернии
стало
возможным
благодаря
использованию материала, содержащегося в журналах губернских земских
собраний43.
Большое значение в анализе социально-экономической организации
кустарных промыслов, их корреляции с аграрной отраслью традиционных
хозяйств
сыграла
поуездная
земская
статистика,
опубликованная
в
«Сборниках статистических сведений»44.
Исследования, осуществляемые через подворный опрос земскими
уездными Управами, организованные по единообразной программе в конце
41
Материалы высочайше учрежденной 16 ноября 1901г. Комиссии по исследованию вопроса о движении с
1861г. по 1900г. благосостояния сельского населения среднеземледельческих губерний сравнительно с
другими местностями Европейской России. СПб., 1903. Ч.I.
42
Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1886 год. Издание Воронежского Губернского
Земства. Воронеж, 1886; Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1887 год. Издание
Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1887; Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии
за 1888 год. Издание Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1888.
43
См. напр.: Журнал губернского земства. Собрание на 16 декабря 1878 года // Журналы Воронежского
губернского земского собрания 1878г. с 10 по 21е декабря. Воронеж, 1879. С.71-72.
44
Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. 10. Бобровский уезд, Воронеж, 1892;
Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т.8. Вып.I. Богучарский уезд, Воронеж, 1890;
Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т.11. Вып.I. Бирюченский уезд, Воронеж, 1892;
Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т.12. Вып.I. Валийский уезд, Воронеж, 1893;
Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т.1. Воронежский уезд, Воронеж, 1884;
Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т.2. Задонский уезд, Воронеж, 1885; Сборник
статистических сведений по Воронежской губернии. Т.3. Вып.I. Землянский уезд, Воронеж, 1886; Сборник
статистических сведений по Воронежской губернии. Т.4. Вып.I. Острогожский уезд, Воронеж, 1887.
1870х годов45 и в начале первого десятилетия XX столетия46, повторные
земские
переписи47
предоставили
возможность
видеть
социально-
экономические процессы, происходившие в кустарной промышленности
Воронежской губернии в динамике.
Ценная информация для написания работы извлечена из «Полного
географического описания нашего отечества», опубликованного в 1902 году
под общей редакцией В.П. Семенова48. Второй том описаний содержит
материал по среднерусской черноземной области, включающий раздел,
посвященный кустарным крестьянским промыслам.
Добротные и наиболее полные сведения о численности и отраслевой
принадлежности
кустарей
Воронежской
губернии
получены
из
опубликованных отчетов Первой Всероссийской переписи населения 1897
года49.
Источниковую базу работы существенно дополнили документы,
хранящиеся в Российском государственном историческом архиве (РГИА) и
Государственном архиве Воронежской области (ГАВО). В фонде Совета
МВД РГИА (ф. 1381) удалось ознакомиться с Отчетами губернаторов,
недостающими в фондах.
Некоторые данные о состоянии экономики Воронежской губернии
XIXв., отходничестве крестьян удалось извлечь из фонда Центрального
статистического комитета МВД (ф. 1290). Самый значительный массив
документов был получен при изучении фонда Министерства земледелия и
государственных имуществ. В фонде хорошо представлены материалы,
связанные
с
поддержкой
государством
кустарной
промышленности,
использованием ее возможностей в военное время.
45
Очерк кустарных промыслов Воронежской губернии, Воронеж, 1882.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1911год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета, Воронеж, 1911. С. 93-98.
47
Материалы повторной переписи крестьянских хозяйств Воронежской губернии, 1900 год, Воронеж, 1903.
48
Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских
людей / Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева,
1902.
49
Первая Всеобщая Перепись населения Российской Империи 1897г. Т.XI. Воронежская губерния. Тетрадь II
(последняя). СПб., 1904.
46
В ГАВО особенно ценными для написания работы стали материалы,
подробно
описывающие
крестьянские
промышленные
заведения
(с
чертежами, инвентарной ведомостью технического оснащения мастерских,
описание жилого и дворовых помещений), содержащихся в фонде
губернского (И-26) и уездных земств.
Цель работы состояла в воссоздании, по возможности, в полном и
систематическом виде процесса трансформации кустарных промыслов
Воронежской деревни во второй половине XIX – начале XX веков.
Поставленная цель определила конкретные задачи исследования:
1. Показать весь спектр объективных (в том числе естественных) и
субъективных условий развития мелкой сельской промышленности
губернии к середине XIX столетия.
2. Определить
уровень
эволюционных
подвижек
в
социально-
экономическом строе кустарных предприятий, происходивших в
пореформенное время под действием углубляющегося кризиса
аграрной отрасли губернии, с одной стороны, и товаризации
крестьянских хозяйств, с другой.
3. Рассмотреть
направления
процесса
модернизации
кустарной
промышленности края, проявляющиеся по мере втягивания региона в
хозяйственные
отношения
со
складывающимся
национальным
рынком.
4. Выявить специфику изменений происходивших в промышленной
отрасли
крестьянских
трансформациями,
хозяйств
затронувшими
Воронежской
в
этот
губернии
период
с
кустарную
промышленность Нечерноземья.
5. Изучить эффективность и действенность мероприятий государства и
земств всех уровней, направленных на амортизацию аграрного
кризиса через поощрение неземледельческих занятий селян.
Объектом
Воронежской
исследования
губернии,
является
как
кустарная
неотъемлемая
промышленность
часть
традиционного
крестьянского хозяйства.
Предметом исследования в диссертации стали трансформационные
процессы промышленной отрасли крестьян, происходившие под действием
товаризации экономики губернии во второй половине XIX – начале XX
веков.
Хронологически исследование ограничено серединой XIX столетия
(конкретно
предреформенными
десятилетиями),
когда
в
социально-
экономической организации кустарных промыслов Воронежской губернии
начали проявляться первые признаки преобразования традиционных устоев
(протоиндустриализации) и первыми десятилетиями (предвоенными) XX
века, в известном смысле, результирующими процесс модернизации мелкой
промышленности, начавшийся в середине предшествующего столетия.
Территориально
исследование
локализовано
административными
границами Воронежской губернии.
Теоретико-методологической основой диссертации стали принципы
историзма и системного подхода, позволившие последовательно и полно (в
совокупности всех взаимодействующих в кустарной промышленности
явлений и процессов) рассмотреть эволюцию социально-экономической
организации неземледельческих промышленных занятий крестьянского
населения.
В
освоении
источников
автор
руководствовался
общенаучными
(анализа, синтеза и т.д.) и конкретно историческими методами (например,
методом критической оценки достоверности источника).
Важнейшее
место
в
теоретической
основе
диссертации
заняли
положения теории модернизации. Предпосылки модернизации кустарных
промыслов удалось воссоздать
благодаря применению разработанного в
модернизационной теории концепта «протоиндустриализации», а уровни и
направления товарной
эволюции кустарных промыслов с помощью
структурно-функционального
метода,
адаптированного
в
дискурс
модернизационной парадигмы.
Изучение и систематизация данных земской статистики потребовало
привлечения количественных методов исторического исследования.
Структура работы. Работа состоит из введения, восьми разделов,
заключения, списка использованной литературы и источников.
Во введении обосновывается актуальность и постановка проблемы,
содержится историографический очерк и характеризуется источниковая база
диссертации.
В первом разделе дается общая характеристика губернии: природных и
социально-экономических условий развития к середине XIX столетия.
Во втором разделе диссертации дается характеристика экономических
условий развития кустарных промыслов в пореформенный период.
Третий раздел диссертации
посвящен теоретическим проблемам
модернизации кустарных промыслов в контексте либерализации экономики,
определению соотношения модерна и традиции в социально-экономической
трансформации кустарной промышленности.
В
четвертом
организация
разделе
кустарной
представлена
промышленности
социально-экономическая
Воронежской
деревни
в
пореформенный период.
В пятом разделе содержится характеристика отхожих кустарных
промыслов
сохранявших
Воронежской
социальную
деревни
второй
половины
природу на протяжении
XIX
столетия,
рассматриваемого
периода.
Шестой
раздел
диссертации
раскрывает
содержание одного
из
модернизационных направлений крестьянской промышленности, а именно
генезиса предпринимательского слоя.
В седьмом разделе раскрывается содержание мер государственного
содействия кустарной промышленности, направленных на поддержание
крестьянских хозяйств.
Восьмой раздел диссертации содержит развернутую характеристику
результатов развития кустарных промыслов Воронежской губернии к началу
XX столетия.
В заключении подводятся итоги диссертационного исследования.
Научная новизна диссертационного исследования заключается:
1.
В анализе теоретических оснований осмысления процесса
модернизации
кустарных
промыслов
в
условиях
либерализации
хозяйственной жизни страны, определении соотношения традиции и модерна
в рыночной трансформации этой отрасли хозяйства крестьянского населения.
2.
В определении дуализма результатов аграрного кризиса в
черноземной деревни, в полной мере проявившихся в доминирующих
трендах эволюции кустарной промышленности Воронежской губернии.
3.
В
показе
разнонаправленных
векторов
развития
мелкой
промышленности региона, обусловленных включением общественного
хозяйства в складывающийся национальный рынок: появления новых форм
кустарной организации, в том числе генерирования предпринимательских
структур, депривации отраслей мелкой крестьянской промышленности не
способных к рыночной адаптации.
4.
В идентификации модернизационной парадигмы кустарных
промыслов, имеющей
специфические
черты,
отличные от процесса
трансформации крестьянской промышленности Нечерноземья.
5.
В
отражении
результативности
субъективного
фактора,
оказывающего влияние на направления и содержание модернизации
кустарной промышленности, а именно мер государственного содействия и
деятельности земств.
На защиту выносятся следующие положения:
1.
К середине XIX века естественные и экономические условия
губернии способствовали развитию неземледельческих занятий крестьян
вообще и кустарных промыслов в частности.
2.
Кризис
аграрной
отрасли
Воронежской
губернии
в
пореформенный период создавал противоположно направленные тренды,
определяющие эволюцию кустарной промышленности региона.
3.
Модернизация
традиционную
отрасль
кустарной
промышленности
крестьянских
хозяйств
в
структурирует
разной
степени
адаптированных к рыночным отношениям.
4.
Социально-экономическая
промышленности
Воронежской
организация
губернии
в
кустарной
пореформенный
период
обусловливалось факторами не линеарно действующими на ее эволюцию.
5.
Отхожие кустарные промыслы Черноземной деревни, имея
аутентичные с Нечерноземными истоки: утилизацию избытка трудовых
ресурсов и диверсификацию источников дохода селян. При этом кустарные
промыслы
Черноземья
и
Нечерноземья
имели
разную
социально-
экономическую направленность.
6.
Рыночная
трансформация
традиционного
земледельческого
хозяйства создавала почву для дифференциации его промышленной отрасли
и выделения из сельского населения слоя «пассионариев», генерирующих
предпринимательскую верхушку кустарной промышленности.
7.
кустарной
Результативности мер государства и деятельности земств в
промышленности
способствовало
правильное
определение
объекта преференций.
8.
В
своей
основной
массе
кустарные
промыслы
крестьян
Воронежской губернии к началу XXв., несмотря на имеющиеся подвижки,
свидетельствовавшие о постепенно набирающей обороты модернизации,
оставались неотъемлемой подсобной отраслью традиционного хозяйства.
Научно-практическая значимость работы определяется современным
состоянием историографии проблемы модернизации традиционных форм
промышленного производства. Диссертация представляет собой первый опыт
комплексного
изучения
трансформации
кустарной
промышленности
Воронежской губернии во второй половине XIX – начале XX веков. Выводы
и положения исследования могут использоваться при подготовке общих и
специальных курсов по экономической истории.
Основные положения диссертации апробированы в выступлениях:
«Актуальные проблемы отечественной истории» 2012г. и «Актуальные
проблемы отечественной истории» 2013г., проводимых в МГУЛ.
Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли
отражение в публикациях автора:
В изданиях из списка ВАК:
1.
Антонов
О.Ю.,
Егоров
В.Г.
Модернизация
кустарной
промышленности (к теории вопроса) // Вестник МГОУ. 2014. №1. (1,0 п.л.)
1. Общая характеристика губернии: природные и
социальные условия развития к середине XIX столетия
Воронежская губерния образована в соответствии с учреждением 1775
года, составленным Екатериной II. С севера ее территория граничила с
Тамбовской и частью Саратовской губерниями, с востока - с Землей Войска
Донского, с юга - с Харьковской, и с запада с Харьковской, Курской и
Орловской губерниями. Губерния занимала пространство в 57 128
квадратных верст, разрезанное рекой Доном практически на равные части, но
отличные по естественным условиям хозяйства50.
На
правом
Нижнедевицкий,
берегу
часть
Дона
располагались
Воронежского,
уезды
Острогожский,
Землянский,
Бирюченский,
Валуйский и часть Богучарского, пересеченные кряжами меловых гор и
оврагами, притоками Дона. Местность правобережья более гористая,
возвышенная,
с
плодородной
черноземной
почвой.
Наибольшую
возвышенность правого берега составляли два кряжа меловых гор, входящих
из Курской губернии: северный, из Тимского уезда в Нижнедевицкий вдоль
правого берега реки Девицы, южный, менее возвышенный, входил в
Бирюченский уезд, проходя через Богучарский уезд, уходил в Землю Войска
Донского.
На левом берегу располагались Задонский, часть Воронежского,
Коротоякского, Павловского, Новохоперского и Богучарского уездов. Левый
берег, за исключением небольшого пространства Задонского уезда, был
маловозвышенным и представлял собой равнину, склоняющуюся с севера на
юг, с притоками Дона, образующими довольно глубокие луговища. Почва
левобережья большей частью состояла из супеси51.
50 Веселовский Г.М., Воскресенсский Н.В. Города Воронежской губернии. Их история и современное
состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. Воронеж, 1876. С.I.
51 Описание рельефа местности губернии см.: Военно-статистическое обозрение Российской империи,
издаваемое по Высочайшему повелению при Iом отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2.
Воронежская губерния. СПб., 1859. С.4-7.
По территории губернии протекали три судоходные реки: Дон, Воронеж
и Хопер. Наличие больших рек предоставляло населению широкие
возможности перевоза грузов, устройства водяных мельниц и рыбацкой
ловли.
Весеннее
половодье
обогащало
прилегающие
территории
плодородным илом.
Река Дон, берущая свои истоки в Ивановском озере Тульской губернии и
протекающая через центрально-русские Тульскую, Рязанскую и Тамбовскую
области, являлась важной транспортной артерией, соединяющей губернию с
Центром России. Проходя через всю территорию воронежского края и впадая
в Азовское море, Дон соединял территорию
губернии с южно-
черноморскими транзитными коммуникациями52. Из общей протяженности в
2500 верст по территории Воронежской губернии Дон протекал на расстояние
в 600 верст.
«Судоходство по р. Дону начинается с того места, где он образует
границу Орловской губернии с Воронежской, вниз по всему его течению до
впадения в Азовское море. В верхней части до Вилковской пристани он
способен только к сплаву плотов, а от оной вниз судоходство имеется, как
сплавное, так и взводное, посредством бичевой тяги; со вскрытием ото льда
судоходство начинается, большей частью, в конце апреля или в первой
половине мая; суда, по нагрузке следуют с пристаней вниз к г. Ростову, и
достигают его в продолжение от 4 до 7 и даже 8 недель плавания; затем
судоходство во все лето, в пределах Воронежской губернии, прекращается, а
в нижней части р. Дона, в пределах земли Войска Донского, производится до
самой глубокой осени. Суда, прибывшие с пристаней Воронежской губернии,
по разгрузке в городе Ростове, разбираются и складываются в одну из
неразобранных барок, называемых ходовыми, потом тянутся бичевою вверх к
городу Воронежу и приплывают в Воронежскую губернию обыкновенно в
52 Там же. С.8; Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Указ. соч. С.II.
последних числах сентября; до самого же места, или пристаней своих, они
достигают в октябре и даже в первых числах ноября»53.
Производя сельскохозяйственной продукции больше, чем требовалось
для
внутреннего
потребления,
губерния
поставляла
водным
путем
значительную массу продукции, в том числе по государственным подрядам
для войск отдельного Кавказского корпуса, Черноморского флота, Крымских
и Ростовских приморских «магазинов». В 1847 году на пристанях Дона
разгрузился 21 корабль с товарами на сумму 29 291 рубль серебром, в то же
время было отправлено 64 судна с сельскохозяйственной продукцией на
сумму 520 133 рубля серебром54.
Из приведенных данных следует, что вывоз товарной продукции намного
превышал ее ввоз. Таким образом, поставка товарной продукции на
национальный рынок не стимулировала расширение регионального рынка и
тем самым слабо отражалась на материальном положении населения.
Высказанное положение подтверждается данными за этот же год,
характеризующими товарооборот, осуществляемый через другую судоходную
реку, - Воронеж, берущую свои истоки в Ряжском уезде Рязанской губернии и
протекающую, помимо Разанщины, по территории Тамбовской губернии. В
1847 году на пристани р. Воронеж прибыло 4 судна и 92 плота с товаром на
сумму 18 017 рублей серебром, а было загружено 10 судов и 2 плота товарной
продукцией стоимостью 98 160 рублей серебром55.
Средством вывоза сельскохозяйственной продукции являлся и водный
путь по р. Хопер, берущей свое начало близ границ Пензенской губернии и
протекавшей, помимо Пензенской губернии, по территории Саратовской и
Воронежской губерний и Земли Войска Донского.
53 Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при Iом
отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.10;
Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Указ. соч. С.II.
54 Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при Iом
отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.11-12.
55 Там же. С.15.
В 1847 году из Новохоперского уезда было вывезено по р. Хопру
пшеницы на 10 000, льняного семени на 5 000, прочего хлеба на 2 500 и
лесных материалов на 2 000 рублей серебром56.
За четыре года, с 1886 по 1869, со всех пристаней губернии было
отправлено 583 корабля общим весом нагруженного товара – 13 млн. 413
тысяч пудов стоимостью 4 млн. 059 тысяч рублей серебром57.
Наиболее интенсивные направления торгового транзита связывали
губернию с Москвой, Ельцом, Орлом, Коренной ярмаркой Курска,
Харьковом, Землей Войска Донского, Таганрогом, Ростовом, Тамбовом,
Саратовом. Активному культурно-экономическому обмену Воронежской
губернии с другими регионами страны способствовала разветвленная
дорожная система.
Вся сеть дорог состояла из дорог почтовых, связывающих губернский
город с уездными и ведущими к соседним губернским городам; дорог
коммерческих или транспортных, по которым производилась главнейшая
торговая
деятельность,
и
дорог
малых
проселочных,
по
которым
осуществлялось сообщение между деревнями. Как почтовые, так и
коммерческие дороги содержались правительством за счет привлечения
населения окрестных селений для доставки песка и камня.
Из всех почтовых дорог, пролегающих в губернии, важнейшей по
значимости соединяемых ею пунктов, была дорога, идущая из г. Задонска
через г. Воронеж и Павловск в г. Новочеркасск и далее в г. Ставрополь и
Тифлис. Этот тракт, называемый Тифлисским, был кратчайшим между
Москвой и Тифлисом. На всем этом тракте с 40х годов XIXв. Началось
строительство шоссе; в настоящее время собственно в Воронежской
губернии устроено шоссе. Часть его, между Воронежем и станцией
Бестужевой на расстоянии 42 верст, была окончена к концу 1850х годов58.
56 Там же. С.18.
57 Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-1871гг. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1871. С. 24-25.
58 Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при Iом
отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.24.
Строительство
шоссе
значительно
расширило
масштабы
ранее
имевшегося в небольших объемах каменоломного промысла крестьян,
который, в свою очередь, инициировал другое промысловое занятие селян –
гужевой подвоз камня на строительство шоссе.
Большое значение в функционировании губернских коммуникаций
имели
и
другие
тракты:
Саратовский,
Бобровский,
Богучарский,
Астраханский, Тамбовский, Курский, Землянский и Валуйский59.
Транспортные или коммерческие дороги, лежащие в пространстве
правого берега Дона, использовались в основном для прогона скота, гужевого
и пароволовьего перевоза грузов.
Одна из таких дорог шла от г. Ельца на Царев, Олым, Касторное,
Красную Долину, Быково и города Старый Оскол и Харьков. Соединяя два
главных торговых пункта - Елец и Харьков, эта коммуникация приносила
воронежским
жителям
сел
Касторного,
Красной
Долины,
Быково
дополнительный заработок от содержания постоялых дворов, кузниц,
сменных
лошадей. До
500
тысяч подвод
проходило
ежегодно
по
коммерческой дороге от Москвы, через г. Елец, Землянск, Хохол, Острогожск
в Ростов и на Кавказ.
На юг отправлялись по ней чумаки с хлебом и салом обратно из
Таганрога, Крыма и даже Астрахани, также с Дубовской пристани на Волге
везли на север до самой Москвы соль, рыбу, вино, фрукты, деготь, смолу и
прочее. Часть этих товаров привозилась в Воронеж и в г. Острогожск. Главная
польза, приносимая этим сообщением, состояла в сбыте хлеба и
сала в г.
Таганроге и Москве. В селах Ольховатке и Ровеньках имелись значительные
ссыпки хлеба. Самое чумачничество составляло основной промысел большей
части
жителей
Острогожского,
Богучарского,
Павловского,
также
Бирюченского и Валуйского уездов. По этой же дороге пригонялась большая
часть скота из Земли Войска Донского как в Воронежскую губернию, так и в
59 Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-1871гг. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1871. С. 12-13.
более дальние губернии на север. Из северных уездов: Землянского и
Нижнедевицкого преимущественно по этой дороге сбывался хлеб в г. Елец.
По коммерческой дороге от Бирюча и Валуек на г. Харьков сбывалась
шерсть с овчарных заводов этих
уездов и осуществлялся подвоз
необходимых товаров с Харьковских ярмарок.
Сообщение г. Воронежа с Курском и Коренною ярмаркой производилось
по почтовой дороге и от села Горшечного по Царской дороге, называемой так
по проезду по ней императора Александра I и кратчайшей между г.
Нижнедевицком и г. Тимом. Эта дорога приносила жителям пользу от
содержания
постоялых
потребительских
товаров
дворов,
в
являлась
губернию
и
направлением
большого
доставки
сбыта
хлеба
преимущественно в г. Старый-Оскол.
В пространстве левого берега Дона самая значительная коммуникация
пролегала через города Козлов и Тамбов, дорогу от города Бобров, через
верхнюю Тойду и далее вдоль по реке Битюге. Это коммуникационное
направление замечательно скотопрогонной дорогой, которая, начиная от
границ Земли Войска Донского, выходила на Саратовский почтовый тракт
между станциями Васильевской и Еланским Коленом, а оттуда через станцию
Чиглы шла уже в городе Воронеж и далее в Москву. По ней из Земли Войска
Донского прогоняли скота - ежегодно до 50 000 голов - в обе столицы, а также
провозили товар из Урюпинской ярмарки в г. Воронеж60.
К середине XIXв. Воронежская губерния насчитывала один губернский,
11 уездных, два заштатных города, 603 слободы и села, 683 деревни и 649
хуторов61.
Города
Воронежской
губернии
не
являлись
центрами,
агрегирующими экономику уездов. Имеющиеся в них мелкие ремесленные
предприятия ориентировались на удовлетворение потребностей горожан.
Например, в г. Острогожск к середине XIXв. насчитывалось два золотых и
60 Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при Iом
отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.28.
61 Там же. С.35; Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Указ. соч. С.1-117, 123-127.
серебряных дел мастера, три часовщика, 20 сапожников, 13 столяров, 4
каретника, 5 кузнецов и 3 медника62.
Набор ремесленных специальностей и количество мастеров губернского
города Воронежа также говорят о том, что потребителями продукции мелких
промышленников были горожане:
Число мастеровых: коренных и временных, приписных цеховых,
находившихся в г. Воронеже к середине XIXв.63
Наименование мастера
Число коренных Число временных
Золотых и серебряных дел
1
21
Сусального золота и двойнику
1
21
Часовых дел
1
7
Живописцев
3
5
Оловянников
1
Красильщиков
1
3
Столяров
9
6
Обойщиков
1
2
Каретников
5
4
Подеревщиков
1
2
Кузнецов
1
3
Кровельщиков
1
3
Слесарей
1
3
Медников
1
3
Токарей
2
Мужских портных
15
14
Женских портных
2
12
Модисток
6
Шапошников
11
1
Тулупников
1
6
Скорняков
1
1
Сапожников
25
43
Башмачников
10
19
Шорников
3
4
Рукавичников и перчаточников
1
5
Инстручентальных мастеров
1
Кондитеров
1
3
Хлебников
26
62 Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по Высочайшему повелению при Iом
отделении Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.45.
63 Там же. С.45-46.
Плотников
Цырюльников
Итого
2
98
13
8
229
Специализация мелкой городской промышленности на потребностях
горожан в последующий период проявилась в большей степени. Уже в 1870
году в их числе появились такие исключительно городские профессии, как
кондитеры, колбасники, башмачники, модистки, картузники, корсетницы,
каретники, токари, красильщики, живописцы и т.д., не говоря о мизерной
доле ремесленного населения в городе (один мастер любого профиля
приходился на более чем 50 горожан). Их удельный вес в общей массе
населения губернии был ничтожным (на каждого жителя губернии
приходилось 0,001 городской промышленник), и, если в центральнопромышленном регионе страны, например, в Московской губернии,
городское
ремесло
оказывало
существенное
влияние
на
социально-
экономическую организацию мелкой кустарной промышленности (вплоть до
заимствования цеховой структуры и ориентации производства кустаря на
высоко взыскательного потребителя)64, ремесло Воронежской губернии, в
силу своей слабости и малочисленности, такого влияния оказать не могло.
64
См.: Егоров В.Г., Зозуля О.А., Палеолог М.В. Кустарные промыслы нечерноземной деревни
второй половины XIX – начала XX века (На материалах Московской губернии). М., 2011.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Маст.
Раб.
Уч.
Всего в
городах
Маст.
Уездный
город
Новохоперск
Уч.
Уездный город
Бобров
Раб.
Уездный
город
Павловск
Маст.
Уездный
город
Богучар
Уч.
Уездный
город
Валуйки
Раб.
Уездный
город
Бирюч
Маст.
Уездный
город
Острогожск
Уч.
Уездный
город
Коротояк
Раб.
Уездный
город
Нижнедевицк
Маст.
Уездный
город
Землянск
Уч.
Уездный
город
Задонск
Раб.
Губернский
город
Воронеж
Маст.
Наименование
ремесел
1. Ремесленники,
приготовляющие
предметы пищи
Хлебники
49
45
7
3
8
5
5
7
“
2
2
1
4
“
“
1
3
“
11
4
“
4
“
“
8
“
“
1
4
“
3
10
9
8
“
“
99
22
Булочники
54
64
21
5
15
4
5
10
“
5
16
“
3
4
“
3
15
“
2
3
2
“
“
“
3
“
“
3
4
4
3
10
“
4
32
“
90
Мясники
40
70
“
25
21
“
5
5
“
4
6
“
3
3
1
20
20
“
12
5
“
9
12
“
17
“
“
2
3
“
6
9
“
“
“
“
Кондитеры
Колбасники
2. Ремесленники,
приготавливающие
предметы одежды
10
7
12
15
6
4
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
3
1
10
16
“
10
1
“
1
“
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
14
3
14
8
83
17
3
15
4
23
31
Портные
38
97
74
19
20
10
9
2
“
5
10
2
19
4
30
36
20
24
30
25
30
17
11
21
21
9
7
16
20
20
8
12
8
13
47
19
Сапожники
92
16
7
15
9
32
22
19
7
4
“
7
12
14
16
5
3
40
25
40
42
16
18
20
15
35
15
9
5
15
14
10
8
10
8
14
39
15
Башмачники
40
75
54
2
“
1
“
“
“
3
3
2
“
“
“
80
30
50
“
“
“
“
“
“
6
3
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
Модистки
Картузники и
шапошники
Перчаточники
Скорняки
Тулупники
Корсетницы
3. Ремесленники,
приготовляющие
предметы
домохозяйства
Печники
Каменщики
24
37
61
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
5
4
6
1
“
2
2
“
“
“
“
“
“
“
“
2
“
1
“
“
“
23
1
30
8
13
1
34
27
7
33
8
11
1
41
15
23
21
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
4
4
3
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
21
27
24
1
5
15
3
“
4
26
2
“
2
12
3
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
3
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
13
“
“
“
19
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
4
“
“
“
3
“
“
“
1
“
“
“
8
“
“
“
10
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
5
32
3
“
4
62
2
“
2
25
3
13
69
35
45
27
“
15
6
“
“
“
“
1
“
1
“
“
“
2
“
4
“
“
“
4
“
“
“
1
“
1
“
“
“
“
“
4
“
5
“
“
“
2
“
“
“
“
“
11
“
4
“
“
“
14
6
15
6
6
1
2
“
15
“
“
“
10
“
4
“
2
“
28
39
27
29
15
11
2
“
“
3
8
“
3
2
“
20
22
18
15
9
7
4
20
25
18
1
“
8
15
10
3
6
“
5
12
7
Каретники
10
47
31
3
23
12
“
“
“
“
“
“
“
“
“
6
17
8
“
“
“
2
9
5
2
2
“
“
“
“
2
3
“
3
5
“
28
Шорники
7
11
9
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
2
1
“
1
“
1
“
“
“
1
“
“
“
“
“
1
“
“
2
“
“
Кузнецы и слесари
33
37
21
20
15
7
“
“
“
8
19
12
13
3
3
35
25
24
7
4
7
35
40
49
16
12
15
12
12
“
4
7
“
31
27
19
Стекольщики
Медники и
лудильщики
Набойщики
Колесники и
тележники
Токари
13
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
14
21
4
13
83
51
14
9
10
6
12
20
1
“
36
1
Столяры
79
81
13
8
16
22
“
6
2
5
“
“
“
2
1
“
“
“
“
13
10
6
5
“
3
2
1
5
4
“
“
“
“
“
2
“
2
2
“
“
52
36
21
5
7
5
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
5
7
5
7
16
11
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
2
2
“
“
“
“
39
45
51
“
“
“
4
5
“
“
“
“
5
3
“
57
71
62
3
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
10
4
4
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
13
26
12
8
“
“
“
“
“
“
“
“
16
6
2
“
“
“
“
“
“
3
7
13
15
6
“
10
23
4
“
“
“
7
19
“
85
Красильщики
Живописцы
Фотографы
Подеревщики
10
9
3
11
9
8
6
15
3
3
1
“
“
3
“
“
“
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
3
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
3
“
“
“
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
3
“
“
“
4
“
“
“
4
“
“
“
3
“
“
“
3
“
“
“
5
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
15
24
4
11
6
21
3
12
19
3
16
6
Плотники
2
15
2
12
7
3
16
31
1
8
14
245
326
107
70
105
56
10
157
“
31
9
19
6
15
Бондари
Кожевники
12
7
16
5
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
5
“
2
“
“
“
3
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
1
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
7
“
“
“
“
“
“
“
“
12
“
“
13
13
“
6
“
“
5
“
“
6
“
“
5
17
“
“
“
“
10
“
“
30
12
17
11
21
4
“
10
Извозчики
80
Коновалы
Часовщики
Золотых и
серебряных дел
мастера
Фортепианных дел
мастера
Резчики
Сусальщики
Переплетчики
Маляры
Трубочисты
Цирюльники и
парикмахеры
Шерстобиты
Штукатуры
“
5
2
2
“
“
“
“
1
1
“
“
“
“
1
“
“
“
“
“
2
“
“
“
“
“
1
2
“
2
“
“
1
3
“
3
“
“
1
3
“
“
“
“
3
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
“
“
“
2
“
“
14
21
26
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
3
2
3
“
“
“
“
“
“
2
3
3
“
“
“
“
“
“
2
2
4
6
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
3
2
6
10
4
7
4
9
27
8
5
2
7
18
“
“
“
“
“
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
1
“
1
“
2
“
“
1
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
1
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
17
24
18
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
2
2
2
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
9
“
12
14
56
“
6
72
1
“
“
19
3
“
“
14
4
“
“
1
“
3
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
81
31
48
40
83
82
“
“
14
8
“
“
16
0
“
“
20
4
“
“
15
2
49
30
“
“
10
2
“
“
14
4
“
“
42
“
“
14
4
“
“
“
“
“
20
1
“
“
35
“
“
25
6
“
“
39
“
“
31
4
“
“
76
“
“
11
7
Итого
864
59
19
11
24
4
“
15
16
5
“
“
22
8
14
4
43
28
“
“
21
26
32
“
“
“
2
4
6
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
“
5
3
6
12
6
9
4
9
28
8
5
2
7
18
“
“
“
3
“
“
22
26
20
“
“
“
“
“
“
85
33
“
“
18
8
“
“
49
“
“
12
1
1
9
22
85
3
12
27
29
“
6
153
9
62
“
“
5
Положение городов в системе общественного хозяйства губернии еще
рельефнее раскрывают данные о перерабатывающих предприятиях. Данные
приведенной выше таблицы свидетельствуют о незначительном влиянии
городов
на
экономическую
жизнь
региона.
Крупные
городские
промышленные предприятия составляли не более 37% от их общего
количества. Основная масса перерабатывающих предприятий располагалась в
сельской местности.
Минеральные богатства губернии не отличались изобилием. Разные
сорта глины, горшечная - черная и желтая, а также красная, употреблявшаяся
на черепицу,Э находились по всей губернии. Особенно много было
доброкачественной глины для гончарного производства в селах Карачун,
Хорошилова и Буйловка. Пишущий мел являлся предметом промысла всей
губернии. Вблизи границ Острогожского уезда с Павловским, в болотах
Воронежского уезда, по дороге из г. Боброва в с. Хреновое, в особенности же
в болотах близ с. Курлак Бобровского уезда, имелся торф.
В Северной части Задонского уезда по левую сторону р. Дона,
находилась в незначительном количества железная руда. В 1864г. была
найдена железная руда и на правой стороне Дона, при с. Юрьев того же уезда.
Близ с. Бутурлиновки находилось два источника минеральных вод65.
Воронежская губерния не имела больших лесных массивов, а
имеющиеся убывали по мере расширения пахотных угодий. Знаменитые
Шиповский и Телифанский леса к середине XIX столетия значительно
уменьшились в масштабах. Всего строевого леса в Павловском уезде имелось
31 791 десятина и в Новохоперском уезде – 14 000 десятин.
Из всего количества леса 339 322 десятины принадлежало казенному
ведомству, а помощникам - 222 538 десятин. Отсутствие материала
препятствовало
развитию
лесных
помыслов.
Все
произведения
деревообработки: деготь, мочало, смола, деревянная посуда и прочее
доставлялось из Тамбовской, Рязанской, Владимирской и Нижегородской
65 Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Указ. соч. С.VI.
губерний, а также с Дубовской пристани, с Волги, равно как и дрова, и
строевой лес, тес, дрань, и доски, в которых губерния испытывала
недостаток. Дрова доставлялись сплавом по рекам Воронеж, Дон и Хопер;
прочие предметы доставлялись обыкновенно зимним путем66.
66 Там же. С.44.
Таблица, расположенная по порядку торговой значительности городов, показывающая число фабрик и заводов по видам производств в городах и уездах67
В его уезде
В Острогожске
4
-
300
000
-
-
2
-
24 860
Воскобойные
Маслобойные
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Итого
На какую сумму
выделывают
Водочные
Число
Шерстомочные
На какую сумму
выделывают
Табачные
Число
Кафельные
Сколько ведер и
на какую сумму
Пивоваренные
Число
Колокольные
На какую сумму
выделывают
Чугунные
Число
Канатные
На какую сумму
выделывают
Свеклосахарные
Число
Винокуренные
На какую сумму
выделывают
Кожевенные
Число
Свечные
На какую сумму
выделывают
9
260
000
Мыловаренные
Число
7 000
На какую сумму
выделывают
1
Салотопенные
Число
В Воронеже
На какую сумму
выделывают
Название
городов
Число
Фабрики
суконные
4
47
000
4
сальн.
и3
воск.
65
000
1
10 000
1
1
240
-
-
-
-
3
10
000
1
6
000
2
45
000
5
18
783
1
7
500
2
2
600
1
17
000
1
2
080
1
762
4
0
499
965
-
-
1
стеари
новый
17
000
-
-
-
-
4
218
463
вед.
на
107
371
р.
4
29
864
2
сальн.
и1
воск.
16
390
2
2 475
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
73
589
2
33
000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3
7
472
250
1
1
2
3
41
000
86
600
24
000
2
1535
0
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
439
721
В его уезде
-
-
9
28 750
1
4 000
1
сальн.
6 500
-
-
-
-
24
850
000
вед.
на
450
000
р.
В Павловске
-
-
7
20 000
2
8 000
2
сальн.
13
000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
В его уезде
-
-
9
40 900
-
-
-
-
-
-
10
24
000
-
-
4
21
700
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
В Новохоперске
-
-
2
21 000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
3
000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3
2
11
400
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
4
226
270
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3
8 011
3
120
000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
0
302
675
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
125
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
4
17
425
В его уезде
-
-
7
14 870
-
-
-
-
-
-
-
-
5
В Боброве
-
-
3
8 001
-
-
-
-
-
-
-
-
-
В его уезде
1
40
000
4
95 835
-
-
-
-
-
-
-
-
2
В Богучаре
-
-
3
16 300
-
-
-
-
-
-
-
-
-
67
411
000
вед.
на
200
000
р.
90 0
00
вед.
на
46 8
40р.
-
Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемой по Величайшему повелению Iым отделением Департамента Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. Таблица №7.
Воскобойные
Маслобойные
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
На какую сумму
выделывают
Число
В его уезде
-
-
6
50 000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
6
50
000
В Задонске
-
-
2
3 650
2
1 800
1
сальн.
725
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
5
6 175
2
10
500
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
7
110
500
7
000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
2 630
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
7 000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
7
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
4
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
32
500
48
000
-
Название
городов
На какую сумму
выделывают
На какую сумму
выделывают
Итого
Число
Водочные
Сколько ведер и
на какую сумму
Шерстомочные
Число
Табачные
На какую сумму
выделывают
Кафельные
Число
Пивоваренные
На какую сумму
выделывают
Колокольные
Число
Чугунные
На какую сумму
выделывают
Канатные
Число
Свеклосахарные
На какую сумму
выделывают
Винокуренные
Число
Кожевенные
На какую сумму
выделывают
Свечные
Число
Мыловаренные
На какую сумму
выделывают
Салотопенные
Число
Фабрики
суконные
В его уезде
1
70
000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
4
В Землянске
-
-
1
2 630
-
-
-
-
-
-
-
-
-
60 2
79
вед.
на
30 0
00р.
-
В его уезде
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
В Валуйках
-
-
4
25 000
-
-
-
-
3
7 500
-
-
-
-
-
В его уезде
-
-
3
30 000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
В Бирюче
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
В его уезде
-
-
8
43 880
-
-
-
-
-
-
-
-
17
1
3
600
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
6
344
680
3
2
612
160
В Коротояке
-
-
2
2 000
-
-
-
-
-
-
-
-
-
448
812
вед.
на
220
000
р.
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
20
-
-
-
-
-
-
3
В его уезде
-
-
4
16 500
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
4
В Нижнедевицке
В его уезде
-
-
2
16 500
-
-
-
-
-
-
1
600
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
Итого
7
417
000
87
720
836
13
90
664
15
118
615
6
19 975
12
25
840
56
2 07
8 55
4
вед.
на
1 00
4 21
1 р.
2 020
16
500
17
250
-
18
240
550
3
10
000
1
6
000
2
45
000
7
22
908
1
7
500
3
2
620
1
17
000
1
2
080
7
345
442
2
4
0
-
18
000
-
3 096
241
Торговую отрасль губернии представляли к середине XIXв. 7 купцов
первой гильдии, 33второй гильдии и 667 купцов третьей гильдии 68. Среди
торговцев сельскохозяйственным сырьем: хлебом, салом, кожей наиболее
состоятельными были купеческие дома московского купца Кукина и тульского
купца Сушкина.
Удачливее других в торговле шелковыми, бумажными изделиями, сукном и
другим мануфактурным товаром являлись торговые дома братьев Аносовых,
Кривошеиных, Канканщиковых. Железные изделия доставлялись в губернию
купеческими домами Веретенниковых, Самофадова, Анохиных. Торговлей
юфтью, бакалейным товаром, лесом, дегтем и т.д. занимались менее
состоятельные купцы Воронежа.
Важную роль в торговле Воронежской губернии играли ярмарки,
организуемые в каждом уезде и приуроченные к христианским праздникам:
Ярмарки Воронежской губернии в 1870 году69
Название городов и
уездов
Общее число
ярмарок
На какую сумму привезено
товаров
На какую продано
сумму
Рубли
Копейки
Рубли
Копейки
В г. Воронеже
4
41 548
“
39 525
“
В его уезде
9
592 000
“
158 700
“
В г. Задонске
3
42 725
“
20 700
“
В его уезде
9
47 208
“
24 613
“
В г. Землянске
3
700
“
300
“
В его уезде
29
409 986
“
129 197
“
68 Там же. Таблица №4.
69 Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-1871гг. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1871. С. 132.
В г. Нижнедевицке
5
12 980
“
7 657
“
В его уезде
5
53 630
“
22 430
“
В г. Коротояке
3
29 550
“
4 810
“
В его уезде
19
282 173
“
129 910
“
В г. Острогожске
3
849 736
“
487 900
“
В его уезде
36
1 142 405
“
286 788
“
В г. Павловске
3
179 010
“
87 310
“
В его уезде
30
412 584
“
193 067
“
В г. Боброве
3
368 000
“
77 400
“
В его уезде
28
900 892
“
530 204
“
В г. Новохоперске
3
9 601 464
“
6 636 841
“
В его уезде
47
476 525
“
193 705
“
В г. Бирюче
4
242 200
“
24 900
“
В его уезде
81
668 210
“
143 351
“
В г. Валуйках
4
124 000
“
45 600
“
В его уезде
74
1 304 252
“
395 218
“
В г. Богучаре
6
260 000
“
37 000
“
В его уезде
80
1 656 297
“
807 542
“
Итого
491
19 698 075
“
10 484
668
“
На почти пятистах ярмарках края продавалось и покупалось товара на
сумму более чем 30 млн. рублей в год. Ярмарочная торговля являлась важным
механизмом функционирования экономики края и включения формирующегося
промышленного производства в систему отношений национального рынка.
«При первом заселении губернии, - пишут в очерке, посвященном развитию
торговых путей земские деятели Скиада и Шапошников, - она является с
климатом более суровым, чем теперь, с обширными травяными степями на юге
и в середине, но также и с значительными лесами по рубежам: северному,
западному и восточному. Почва края отличалась чрезвычайным плодородием,
реки были многоводны и удобны для судоходства, а главная жизненная артерия
края – Дон, доставляла удобство для передвижения поселенцев с севера во
внутренность страны. Поселенцы в Воронежском крае очень скоро и легко
достигали удовлетворения первых своих необходимостей, но не думали
нисколько о каком-нибудь промышленном развитии, что происходило от многих
причин: во-первых, от того, что они (поселенцы) были люди полудикие, не
нуждавшиеся ни в чем, кроме удовлетворения первых потребностей, во вторых,
потому что не было таких произведений в крае, которые стоили бы сбыта, да и
некуда было их сбывать. Поселенцы приносили с собой семена своих северных
хлебов и засевали ими вновь обработанные поля, вследствие чего, Воронежский
край производил в точности то же, что и Тульский, что и Рязанский, или
Московский»70.
С конца XVIII столетия в социально-экономической жизни губернии
произошли
качественные изменения. «Губерния значительно возвысилась во
всех отношениях», «оживленная промышленность дала всему толчок».
Население края выросло с конца XVIII с 800 тысяч до полутора миллионов к
концу 30х годов XIXв. В 1870 году население губернии составляло 2 203 696, из
них - 115 946 городских жителей (5,2%)71.
70 Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-1871гг. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1871. С. 5.
71 Там же. С.7. Таблица — С.43.
В начале XIXв. Воронежская губерния была еще областью экстенсивного
переложного хозяйства, она обладала еще обширными пространствами
кормовых угодий, а наряду с производством зерновых хлебов, в ней было
сильно развито пастбищное скотоводство. Однако в течение последующего
периода, до конца столетия, ситуация с земельным фондом в губернии
неуклонно менялась. Вследствие естественного прироста населения и
переселенцев происходило изменение соотношения форм землепользования в
сторону расширения усадебных и пахотных угодий72.
Соотношение форм землепользования в Воронежской губернии с 1707 до 1887
года73
1707
1857
1887
Усадьба
1,2%
2,9%
6,2%
Пашня
42,9%
60,8%
69,8%
Луга и выгоны
36,5%
20,6%
10,2%
Лес
11,9%
9,7%
7,9%
Неудобн. земля
8,2%
6,5%
5,9%
Особенно сильной распашке подверглись крестьянские надельные земли,
на которых пашня в 1887г. составляла 73,6%, а кормовые угодья - 8,5%, но и
частновладельческие земли мало уступали крестьянским по распашке (67%).
В связи с особенностью рельефа и климата губернии усиленная распашка
земель, во многих местах вызвала сильное развитие оврагов, которые
образовались в результате размыва распаханной по склонам земли сильными
ливнями, характерными для Воронежской губернии. По данным Никитина, в
1910г. в губернии было около 25 000 оврагов, что составляло, не считая
приовражных полос, приблизительную площадь в 60 тысяч неудобной земли 74.
Интенсивная распашка луговых угодий по берегам рек: Дона, Битюга,
Икорца, Воронежа, Усмани, Потудани, Оскола, Елани, Савалы и Хопра и
72 Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-1871г. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1871. С.8.
73 Рындин Ф. Наш край. Опыт характеристики губернии в историческом, естественно-историческом и
экономическом отношениях. Воронежское отделение государственного издательства, 1921. С.31.
74 Никитин А. Песчано-овражные работы в Воронежской губернии в 1901-1917гг., Воронеж, 1918. С.19.
нарушения тонкого верхнего плодородного слоя привели к расширению выхода
песка. По подсчетам, относящимся к 1917, году в губернии пески занимали
общую площадь около 80 000 десятин, т.е. 13% всего пространства75.
В целом по данным губернского земства с 60х по конец 80х годов XIX
столетия непригодные к возделыванию земли в губернии увеличились на 71,3%
(49 365 200)76.
Черноземная почва и сравнительно благоприятный климат Воронежской
губернии даже при низкой сельскохозяйственной технике в иные годы давали
высокие урожаи зерна, однако экстенсивный характер аграрного производства
обусловил полную
зависимость урожаев от естественных
условий
и
периодические недороды (1882, 1885, 1889, 1891, 1892, 1894). Из данных,
содержащих статистику урожаев зерновых за 23 года (1882-1905гг.), которые
приведены в Сельскохозяйственном Обзоре Воронежской Губернии за 19071908гг., следует, что урожай пшеницы падал в сравнении со средними
показателями за этот период в отдельные годы от 30 до 60%, ячменя - от 20 до
30%77.
Уже к середине XIX столетия возможности экстенсивного развития
сельского хозяйства губернии значительно сократились. Неэффективность
системы земледелия и агротехнических приемов очевидно сказывалась на
низкой урожайности пашни.
Средний урожай зерновых по уездам Воронежской губернии за 10 лет (18471857гг.)78
Название уезда
Богучарский
Количество посева в
четвертях
Количество урожая в четвертях
Озимого
Ярового
Озимого
Ярового
67 516
211 344
Сам третей
202 548
Сам третей
634 032
75 Рындин Ф. Указ. соч. С. 37.
76 Памятная книга Воронежской губернии на 1893г. Издание Воронежского Губернского статистического
Комитета. Воронеж, 1893. С.88.
77 Сельскохозяйственный Обзор Воронежской губернии за 1907-08гг. Воронеж, 1909. С.71.
78 Военно-статистическое обозревание Российской Империи, издаваемой по Высочайшему повелению Iым
отделение Департамента Генерального штаба. Т.XII. Ч.2. Воронежская губерния. Таблица №6.
Землянский
106 230
162 255
Сам третей 318 690
Сам четвертей 649
020
Воронежский
89 862
120 000
Сам третей 269 587
Сам четвертей 480
000
Острогожский
52 965
131 234
Сам четвертей
211860
Сам пять 650 170
Бобровский
75 620
105 440
Сам четвертей 302
480
Сам пять 527 200
Новохоперский
58 030
122 295
Сам третей 174090
Сам третей 366 885
Бирюченскиий
49 900
120 000
Сам четвертей 199
600
Сам четвертей 480
000
Нижнедевицкий
54 175
108 185
Сам пять 270 875
Сам пять 540 925
Валуйский
48 300
118 883
Сам третей 144 900
Сам третей 356 649
Коротоякский
69 117
111 472
Сам четвертей 276
468
Сам пять 557 360
Павловский
51 738
105 380
Сам друг 103476
Сам третей 316140
Задонский
39 491
72 852
Сам четвертей
157964
Сам четвертей
291408
Итого
762 944
148 9340
2732537
5855789
Данные таблицы свидетельствуют о том, что средний урожай в губернии в
середине XIX столетия составил величину «сам 4», что в абсолютном
выражении давало нехватку количества хлебных культур для внутреннего
потребления в размере 120 000 четвертей79.
На случай неурожаев в губернии были созданы запасные магазины, в
которые собирался хлеб по 1,5 меры с души, а запасный капитал для
обеспечения народного продовольствия составлялся сбором по 6 копеек серебра
с души80.
Подводя итог сказанному, следует заметить, что уже к рубежу XIX и XX
столетий
очевидно
проявлялась
исчерпанность
экстенсивного
развития
аграрной отрасли. Неустойчивое положение традиционного крестьянского
хозяйства
при
переходе
на
рыночную
основу,
без
соответствующих
материальных условий, неизбежно поставило большинство крестьянских
хозяйств на грань вымирания.
79 Там же. С.39.
80 Там же. С.40.
2. Экономические условия развития кустарных промыслов
после крестьянской реформы 1861 года
Развитие кустарных промыслов, являвшихся неотъемлемой частью
традиционных крестьянских хозяйств, в пореформенные годы определялось
набором факторов и явлений, обусловливающих облик воронежского села.
Обобщающую характеристику направления развития земледельческой деревни,
после реформы 1861 года лапидарно сформулировал в названии своей работы
один из лидеров конституционно-демократической партии А.И. Шингарев.
Свой труд, явившийся результатом изучения двух сел Воронежского уезда
(Новоживотинного
и
Моховатки)
в
конце
XIX
столетия,
он
назвал
«Вымирающая деревня»81. Автор, отобразивший на примере двух сельских
поселений, находившихся в 23-25 верстах от губернского города, не скудность
жизненного уклада селян, а картину постепенной их депопуляции, указал на то,
что описанное бедственное положение крестьянского населения является
типичным для всего Черноземья России.
В результате реформы крестьяне черноземной деревни остались с
наделами, не позволяющими не только организовать высокотоварное сельское
хозяйство, но элементарно обеспечить свое биологическое воспроизводство 82.
Так, на заседании Воронежского санитарного совета 20 ноября 1900 года был
заслушан доклад санитарно-эпидемического врача губернского земства В.П.
Успенского «Некоторые данные о движении населения в Воронежском и
Богучарском уездах с 1876 по 1895г. в связи со смертностью от детских
заразных болезней», в котором утверждалось, что, по крайней мере, в десяти
церковных приходах из-за детской смертности зафиксирована убыли или
81 Шингарев А.И. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического исследования двух селений
Воронежского уезда.. М., 2010.
82 «Жители, великорусы и православные, частью обрабатывают землю, частью уходят на сторону, искать
заработка. Получив при освобождении даровой, так называемый «нищенский» надел, они почти не имеют
своей земли для посева и арендуют ее по соседству у землевладельцев; иные дворы и вовсе не занимаются
земледелием, пробиваясь скудными заработками на соседних владельческих экономиях, или уходя на
сторону» // А.И. Шингарев. Указ. соч. С. 22.
минимальный рост населения83.
И без того бедственное положение селян усугублялось периодически
случающимися неурожаями, сопровождающимися голодом и эпидемиями.
Голод 1891 года вынудил правительство предпринять чрезвычайные меры. По
высочайшему повелению в Воронежской губернии (как и во многих других
губерниях) на средства казны в сельской местности были организованы
столовые и раздача печеного хлеба. Голодовка, в связи с неурожаем,
повторилась в 1897 году. Не развивая тему пауперизации Воронежской деревни,
отметим,
что,
во-первых,
произошедшие
после
реформы
изменения
экономического стоя надломили традиционный уклад крестьянской основы,
лишив его материальной базы в виде, хотя и не достаточного для развития, но
удовлетворительного с точки зрения прожиточного минимума, земельного
надела;
во-вторых,
маргинализация
традиционных
хозяйств
сельского
населения не способствовала инкорпорации большинства из них в товарную
экономику. Таким образом, в результате пореформенной трансформации
значительная часть крестьянских дворов неизбежно обращалась в «материал»
для формирования сельского пролетариата.
Наряду со снижением уровня состоятельности крестьянских хозяйств,
заметным явлением хозяйственной жизни губернии в пореформенное время
стало формирование товарных «экономий» на основе бывших помещичьих
имений и частновладельческих хозяйств. Именно «экономии» сосредоточили в
своем распоряжении основную массу пахотных угодий, пастбищных угодий и
леса. Таким образом, крупные товарные сельские хозяйства стали в
пореформенном Черноземье центрами, вокруг которых выстраивался весь
комплекс хозяйственных отношений на селе.
«Экономии» являлись источником «утилизации» трудовых ресурсов,
значительно расширившихся вследствие крестьянского безземелья, скупщиками
эпизодически появляющихся (обычно в силу крайней нужды), товарных
излишков
сельскохозяйственной
продукции,
83 Врачебная хроника Воронежской губернии №12, 1900.года.
основными
потребителями
произведенной промышленности и организаторами культурной жизни деревни.
Монополизация материальных ресурсов экономиями привела к падению
цен на наемный труд и, напротив, к удорожанию товаров и услуг, отпускаемых
экономиями
«на
сторону».
Например,
крестьяне,
в
силу
отсутствия
собственных источников дров на зиму, были вынуждены для отопления жилья в
основном
обходиться
соломой
и
валежником,
закупаемыми
(или
отрабатываемыми) в экономиях. До крестьянской реформы эти материалы
доставались им даром84. Не имея других источников существования, кроме
продажи собственного труда, крестьяне, резко возросшим предложением
батрацких услуг обрушили цены на рынке труда и, таким образом,
редуцировали и этот потенциальный ресурс исполнения дохода. Однако было
бы неверным представлять, что крупные экономии имели равный удельный вес
в аграрной сфере всех уездов губернии.
Наибольшим преобладанием крестьянского надельного землевладения
выделялись уезды: Коротоякский, Богучарсий, Нижнедевицкий (88,4-81,3%),
где частное и государственное землевладение было чрезвычайно слабо. В
Бирючинском, Задонском и Валуйском уездах крестьянские земли составляли
2/3 всей площади. Зато в Бобровском уезде площадь частного землевладения
почти равнялась надельной. Здесь были сосредоточены наиболее крупные
владения
помещиков.
Также
значительные
экономии
находились
в
Острогожском (до 86,2% всей площади уезда) и Воронежском уездах.
Не все помещичьи землевладения одинаково успешно адаптировались к
рыночным отношениям. Значительная их доля уступала в конкурентной борьбе
более успешным частным собственникам, все большую долю среди которых
занимали «капиталистые мужики».
Дворянское владение неуклонно сокращалось из года в год, и в период с
1877 по 1905 года, несмотря на всяческую правительственную поддержку, оно
потеряло 40% своих земель, в то же время частное владение увеличилось до
23,6%.
84 Шингарев А.И. Указ. соч. С.43.
По переписи 1916 года в губернии состояло крестьянской надельной земли
3,5 миллиона десятин; у крестьян на правах частной собственности около - 700
тысяч десятин и остальное - около полутора миллиона десятин - в руках
частного владения, главным образом дворянства.
Частное владение было представлено главным образом крупными
имениями, составлявшими почти 2/3 всей частновладельческой площади. В
1905г. в губернии функционировали 40 крупных владений с общей площадью
свыше полумиллиона десятин, причем каждое из них площадью не менее
тысячи десятин.
По данным той же всероссийской сельскохозяйственной переписи 1916г. в
губернии было 509 945 дворов (крестьянских хозяйств), из которых
безземельных насчитывалось 24 858. До трех десятин на один двор
приходилось в 86 384 хозяйствах, от трех до 5 десятин - в 92 452, от 5 до 10
десятин 176 707, от 10 до 15 десятин - 76 538, свыше 15 десятин - 53 011.
Помимо надельной земли, как уже было сказано выше, крестьянство
сосредоточило в своих руках большую часть земель, утерянных дворянами, но
эти земли перешли главным образом в руки более зажиточной части
крестьянского населения. У крестьян, имевших на двор более 15 десятин, было
сосредоточено на правах частной собственности около 400 тысяч десятин, что
составило 80% всех купленных крестьянских земель. Для малоземельных
оставалась аренда, к которой прибегали до 40% всех дворов.
В среднем на одно арендующее хозяйство приходилось 5,6 десятин, но,
опять-таки, аренду брали по преимуществу крестьяне с большим наделом
земли. Арендой, особенно малоземельной, часть крестьянства не могла
улучшить своего положения благодаря приросту населения и росту ее цены.
По данным земской переписи конца XIXв. 31620 зажиточных хозяйств
(24,3% общего количества) имели в обороте 25 и более десятин земли (т.е.
37,5% от всего количества арендованной земли). Эти хозяйства присоединяли к
собственному участку в среднем 13,7 десятин. Для сравнения, в группах
хозяйств, имеющих до 10 десятин, арендовалось земли не более 3,9 десятин на
один двор85. Причем по мере дорожания аренды имущественный порог групп,
нанимающих землю, «на стороне повышался». Так, согласно повторной земской
переписи 1900 года число арендующих землю хозяйств Воронежской губернии
с середины 1880х годов увеличилось с 16 515 до 19 378, в то время как
увеличение повторной аренды с 87 до 112,8 десятин пришлось на самые
крупные хозяйства зажиточных крестьян, имеющих свыше 40 десятин земли.
Группы хозяйств
по размерам
посева,
десятин.
Количество арендованной земли
Число
хозяйств
Число
арендующих
землю хозяйств
0
1885-1887
1900
3 365
3 482
0
0
До 5
1885-1887
1900
16 438
20 862
4 078
5 871
24,8
28,1
6 967
9 303
8,4
11,1
1,7
1,6
5-10
1885-1887
1900
13 070
14 181
6 706
8 057
51,3
56,8
21 158
25 563
25,6
30,6
3,2
3,2
10-20
1885-1887
1900
6 352
6 215
4 547
4 577
71,6
73,6
27 882
27 097
33,8
32,5
6,1
5,9
20-40
1885-1887
1900
1 205
880
1 053
769
87,4
87,4
15 115
9 786
18,3
11,7
14,4
12,7
Свыше 40
1885-1887
1900
154
149
131
104
85,1
69,8
11 399
11 727
13,8
14,0
87,0
112,8
Всего 1885-1887
1900
40 584
45 769
16 515
19 378
40,7
42,3
82 521
83 476
100,0
100,0
5,0
4,3
%
Год
Всего
десятин
%к
итогу
На одно
арендующее
хозяйство, десятин
0
0
0
0
Очевидно, что на основе зажиточной верхушки деревни формировался
слой
«протобуржуазии»,
целеполаганием
которого
являлось
прибыли, т.е. цели, лежащей вне плоскости традиционного хозяйства.
85 Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Воронеж, 1897. С.68.
получение
Расширение сферы приложения предпринимательских способностей этой
части
сельского
населения
вело
к
освоению
нетрадиционных
сфер
деятельности, в том числе промышленного производства. Качественная
трансформация экономических отношений черноземной деревни обусловила
облик сельской кустарно-промышленной отрасли хозяйства.
В условиях «вымирающей деревни» та ее часть, которая традиционно
восполняла первостепенные потребности крестьян в промышленных продуктах
и реализовывалась в форме «домашнего производства» и совсем не испытывала
каких-либо модернизационных «позывов», но напротив, архаизировалась.
Очевидность такого утверждения становится полной при изучении отчетов и
исследований
земских
санитарных
врачей
губернии,
предоставивших
исчерпывающую возможность воссоздания картины повседневного бытового и
хозяйственного уклада сельского населения Черноземья.
Из-за малоземелья древнерусские дворы, - пишет А.И. Шингарев, «непосредственно соединяются друг с другом и с соседними постройками,
составляя почти непрерывную цепь строений». Усадебные участки были
настолько малы, что не позволяли их владельцам иметь даже плодовые
деревья86.
Деревянные или кирпичные дома воронежских крестьян были небольшими
(наиболее часто встречающиеся жилые постройки имели длину «7 или 7,5
аршин, а ширину в 6 и 6,5 аршин»87) и обычно покрывались соломой «в наброс»
(как исключение имели место дома с кровлей из жгутов, скрученных из соломы
и пропитанных сырой глиной). Последний способ устройства кровли с
использованием глины требовал привлечения мастеров «со стороны», что в
большинстве случаев было не соизмеримо с материальными возможностями
домохозяйств. От 10 до 20% пространства избы занимала русская печь88,
являвшаяся центральным атрибутом быта крестьян. В печи готовили пищу,
86 Шингарев А.И. Указ. соч. С.31.
87 Шингарев А.И. Указ. соч. С.34; Военно-статистическое обозрение Российской Империи, издаваемое по
величайшему повелению Iым отделением Департамента генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская
губерния. СПб., 1859. С.36.
88 Шингарев А.И. Указ. соч. С.37.
кипятили белье, использовали в качестве бани, а также для отапления спальных
мест.
«В избу вход из сеней (представляющих собой пристройку из плетня,
обмазанного или необмазанного глиной - авт.), - описывает типичное жилье
воронежского крестьянина А.И. Шингарев, - прямо против входа помещается
русская печь, занимающая часть помещения, кругом стен идут лавки, в правом,
а иногда в левом углу от входа стоит обеденный стол, в углу против отверстия
печи небольшой поставец или полки для посуды. От печи к противоположной
стене фасада идут под потолком полати, встречающиеся, впрочем, далеко не во
всякой избе. Таково несложное внутреннее устройство жилья, почти лишенное
всякой мебели, за исключением 1-2 деревянных скамеек, без намека на какоелибо убранство или украшение, кроме образов в углу над столом. Даже
лубочные картинки здесь большая редкость, а какие-либо оконные занавески,
фотографии или комнатные цветы, ... совершенно отсутствуют. Немного
домашней посуды, кое-какая одежда, зимой прялка или ткацкий станок
дополняют убогую картину крестьянского жилья»89. Солома в быту и хозяйстве
крестьян играла поистине универсальную роль. Она служила кормом и
подстилкой для скота, строительным материалом, постелью для хозяев и
топливом90.
В
зимнее
время
санитарное
состояние
жилищ,
куда
заводили
малочисленный домашний скот, подстилку которого использовали, в том числе,
для сбора нечистот и испражнений, становилось критическим91, в том числе и
потому, что «освежать в избе воздух, нарочно открывать дверь или сделать в
окне форточку не придет в голову ни одному даже более или менее культурному
домохозяину деревни»92. Режим экономии тепла, граничащий с постоянным
риском угореть, подталкивал домохозяев к комплексу мер по его поддержанию:
89 Шингарев А.И. Указ. соч. С.32; Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и
дорожная книга для русских людей. Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. Спб.,
1902. С. 179.
90 Там же. С.176.
91 Военно-статистическое обозрение Российской Империи, издаваемое по величайшему повелению Iым
отделением Департамента генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. Спб., 1859. С.34.
92 Шингарев А.И. Указ. соч. С.42.
в частности, дымоход в доме был устроен не посредством обычно применяемой
прямоходной трубы («пролетной»), а по средствам особой «проводной» трубы,
идущей вдоль всего потолочного проема и имеющей выход с торца здания,
после топки печи дымоход затыкался тряпьем, окна вместо двойных рам
завешивались камышитовыми или соломенными матами.
Воронежские крестьяне обходились минимумом текстильных изделий.
«Постельными принадлежностями обычно служили,
- описывал А.И.
Шингарев, - дерюжка, верхняя одежда, солома. Одеял нет совсем, а подушки из
перьев имеются в незначительном количестве, далеко не во всех семьях и не для
всех членов семьи»93.
Согласно данным санитарного обследования, только в 59% дворов имелись
подушки, одеяла отсутствовали, в 43,3% дворов постелью служила верхняя
одежда, в 96,6% - дерюжка, в 90% - солома, войлок среди постельных
принадлежностей встречался лишь в 1,6% дворов, перины отсутствовали. В
четверти дворов не было простой скатерти, чтобы застелить стол в святые
праздники. Только 8% домохозяйств имели среди предметов обихода кровати94.
Крестьяне обходились самой примитивной посудой. В избах отсутствовали
рукомойники
и
даже
специально
отведенные
для
умывания
места;
металлическая посуда (ведра, чугуны) встречалась лишь в 42% домохозяйств, в
40% дворов использовалась только деревянная посуда, в 15% - глиняная95.
Простейшая посуда и грубая ткань из волокон конопли производились в
каждом хозяйстве членами крестьянской семьи. Изготовление пряжи из
конопли именовалось «трепаньем намык». «Трепанье намык», - пишет А.И.
Шингарев, - как одна из стадий обработки волокна конопли, перед тем как
сделать их годными для пряжи, имеет целью освободить от кострики смятые и
вымолочные волокна. Для этого намыки сильно встряхивают, бьют об палку и
потом расчесывают. Когда «намыки мычут», то в избе продохнуть нельзя от
93 Там же. С.50.
94 Там же. С.49-50; Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Т.2. С.179..
95 Шингарев А.И. Указ. соч. С.51; Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и
дорожная книга для русских людей. Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.,
1902. С. 180.
удушливой пыли, и с трудом можно различить даже днем очертания
предметов»96.
Таким образом, ближайшее рассмотрение жизненного уклада воронежских
крестьян в пореформенное время свидетельствует о том, что подавляющую
часть потребностей в промышленной продукции селяне удовлетворяли за счет
«домашнего производства», а описанные бытовые условия обывателей сел и
деревень говорят о том, что уровень их культурных запросов был настолько
невелик, что совершенно не стимулировал модернизацию промышленной
деятельности крестьян, ориентированной лишь на внутреннее потребление.
С другой стороны, обладание «нищенским наделом» (да еще и низкого
качества, как в случае с жителями Воронежского уезда) и невозможность
восполнить нехватку земли за счет подорожавшей аренды привели к
трансформации традиционного хозяйственного уклада крестьян. Если до начала
1880х годов при стоимости аренды земли 2 рубля за десятину «промыслы
служили подспорьем в обработке земли», то спустя два десятилетия после
реформы «и условия аренды, и организация промыслов создались под
давлением крайней необходимости заработка, диктовались перспективой самой
настоящей, хронической голодовки»97.
При повышении цены арендованных участков до 5 рублей за десятину или
4 рубля 50 копеек и 20 возов навоза98 удельный вес хозяйств, арендовавших
землю, уменьшился, а число дворов, совершенно порвавших связь с
земледелием, достигло 20%99, к 1890 году в Воронежском уезде - 32%100.
Аренда земли к концу 80х годов обходилась уже в среднем за десятину под
озимый хлеб 12р., колеблясь от 4р. (Богучарский уезд) до 22р. (в Землянском
уезде), но с тех пор арендная плата неуклонно повышалась101.
96 Шингарев А.И. Указ. соч. С.52.
97 Там же. С.67.
98 Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Ч. I. Воронежский уезд. Издание губернского
земств, 1884. С.116.
99 Шингарев А.И. Указ. соч. С.74.
100 Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Ч. I. Воронежский уезд. Издание губернского
земств, 1884. С.203.
101 Рындин Ф. Наш край. Опыт характеристики губернии в историческом, естественно-истерическом и
экономическом отношениях. Воронежское отделение государственного издательства, 1921. С.31.
«Весьма понятно, - пишет А.И. Шингарев, - что, не имея возможности
прокормиться своей и арендной землей, жители исследуемых селений должны
находить побочные источники дохода для своего существования, - которыми
только и могут быть удовлетворены как продовольственная нужда, так и
выплата повинностей и долгов. Такими источниками дохода являются
промыслы, как местные, так и отхожие. Часть работоспособного населения
находит заработок на месте, часть же уходит на сторону, не бывая дома чуть не
круглый год»102.
В
результате
происшедших
в
воронежской
деревне
изменений,
затронувших устои традиционного крестьянского хозяйства, промысловая
деятельность сельского населения испытала «метаморфозу», выдвинувшую эту
отрасль народной экономики в число основных.
Динамика промысловых занятий сельского населения Воронежсокго уезда с
начала 1880 по 1900г103
Годы
Число семейств с
промысловыми
занятиями
Число лиц, занятых
местными промыслами
Число лиц, занятых
отхожими промыслами
Местные
Отхожие
Мужчин
Женщин
Мужчин
Женщин
Начало
1880х гг.
15,0%
6,9%
15,2%
1,0%
5,2%
0,3%
1900г.
73,5%
42,1%
30,0%
10,5%
16,2%
1,3%
Данные таблицы показывают кардинальное изменение места и роли
промысловых занятий сельского населения. Меньше чем за десятилетие почти
на 60% увеличился удельный вес хозяйств, в которых члены семей занимались
промысловой деятельностью, и на 35% удельный вес дворов, рекрутировавших
в число отходников своих домочадцев; в два раза увеличилось количество тех,
кто изыскивал промысловые заработки на месте, и в три раза число отходников.
Вследствие недостатка земли в губернии, помимо отхожих промыслов,
развивалось и переселенческое движение. За период 1896-1900гг. около 85
102 Шингарев А.И. Указ. соч. С.77.
103 Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Ч. I. Воронежский уезд. Издание губернского
земств, 1884. Таблица; Шингарев А.И. Указ. соч. С.78. Расчеты выполнены автором.
тысяч человек выселилось в Сибирь, а за последние годы до Первой мировой
войны из-за недостатка земли губернию покинуло около 200 тысяч человек104.
Качество кустарных занятий сельского населения Воронежской губернии,
обусловленное разрушением традиционного крестьянского хозяйства, далеко не
исчерпывает всего содержания промышленной деятельности крестьян.
Полное описание крестьянской промышленности края требует указания на
другой важный ее сегмент, а именно, на часть мелкого промышленного
производства,
продуцированную
социально-экономическими
процессами,
развивающимися в общественном хозяйстве с конца XVIII века.
Активно
осваиваемые
плодородные
земли
губернии
являлись
благоприятной материальной основой развития традиционного крестьянского
хозяйства. Сельское хозяйство, обеспечивая достаточный прожиточный уровень
населения деревень, являлось главной отраслью крестьянской экономики.
Функционирование крестьянских хозяйств на прочной основе аграрной отрасли
не стимулировало диверсификацию направлений экономического развития.
Таким образом, значительная часть потребностей сельского населения в
продуктах промышленности удовлетворялась за счет семейного производства.
Вместе с тем по мере роста товарности крупных помещичьих имений и
общественного потребления увеличивался сегмент потребительского спроса,
требующий профессиональной специализации. Естественно, что в аграрной
губернии
такой
спрос
прежде
всего
сформировался
в
отраслях,
ориентированных на переработку сельскохозяйственной продукции, поэтому
начиная с XVIII столетия105 из крестьянского населения края стали выделяться
отдельные умельцы, специализирующиеся на промышленных занятиях. В свою
очередь углубляющаяся специализация и разделение труда инициировало
появление в среде узкого круга промышленников пассионариев, составляющих
протобуржуазную прослойку сельского общества. Практически в каждой
деревне появились достаточно крупные (конечно, в сравнении с крестьянским
104 Рындин Ф. Указ. соч. С.31.
105 См. например: Памятная книга Воронежской губернии на 1878-1879гг. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1879. С.5.
хозяйством) промышленные предприятия: кузницы, маслобойки, мельницы,
шорные мастерские и т.д., отличавшиеся относительно высоким уровнем
дохода106.
Ориентировочное
определение
численности
таких
предприятий,
принадлежащих «капиталистым мужикам», не составляет трудности. В
ведомости фабрик и заводов губернии за 1879 год учтено 1873 предприятия
обрабатывающей промышленности с общим количеством работающих 8 452.
Таким образом, в среднем, на предприятие приходилось не более 4,5 человек
персонала. Конечно, в число учтенных предприятий могли попасть заведения с
15 и более рабочими, однако не будет большой погрешностью утверждать, что
подавляющая часть рабочих представляла собой кустарные заведения. Это
можно подтвердить, анализируя детализацию ведомости, приведенную в этом
же источнике107.
Общая численность кустарных перерабатывающих предприятий (за
вычетом городских и бездействующих) в 1870 году составляла 1352 заведения.
По видам производств их удельный вес распределялся следующим образом:
Салотопенных
3,47%
Мыловаренных
0,14%
Свечносальных
0,29%
Кожевенных
17,40%
Суконных
0,07%
Колбасных
-
Маслобойных
37,20%
Свечновосковых
0,14%
Воскобойных
0,07%
Струнных
-
Овчинных
4,58%
Клейных
0,14%
106 Шингарев А.И. Указ. соч. С.60.
107 Памятная книжка Воронежской губернии на 1870-1871гг. Издание Воронежского Губернского
статистического Комитета. Воронеж, 1871. С.72-93.
Писчебумажных
0,07%
Сахароваренных
0,59%
Винокуренных
4,70%
Пивоваренных
-
Водочных
0,14%
Ганусовых
0,14%
Крахмальных
2,80%
Паточных
1,10%
Табачных
-
Солодовенных
0,07%
Паташных
1,03%
Синькокалевых
-
Канатных
0,29%
Уксусных
-
Колокольных
0,07%
Чугуно-литейных
0,07%
Кафельных
-
Черепичных
-
Кирпичных
21,59%
Известковых
0,29%
Горшечных
3,50%
Спичечных
0,14%
В ведомость не вошли многочисленные мельницы, как правило,
оборудованные крупорушками. Руководствуясь указанием авторов Военностатистического обозрения о том, что мельницы имеются в каждом сельском
населенном пункте, а иногда их и по 2-3, можно утверждать, что таковых в
пореформенный период насчитывалось не менее 2000.
10
3 из
10 (2 1
них (2 в
в
безд.)
безд.)
9
23 из
них (5
в
безд.)
52 из
них (5
в
безд.)
75 из 413 525176
них
(10 в
безд.)
На какую сумму
Всего в губернии
Число мастерровых и рабочих
Итого в уездах
6 тиз них 3
(1
уничтож.)
Уезд его
2
Уезд его
Итого в городах
Уездный городНовохоперск
Уездный город Бобровск
3 (1 в 6 (2 в (в
6
безд.) безд.) безд.1)
Уезд его
3
Уездный город Павловск
Уезд его
1
Уезд его
Уездный город Острогожск
-
Уездный город Богучарск
Уезд его
1
Уезд его
Уездный город Коротоякск
2
Уездный город Валуйки
Уезд его
2
Уезд его
Уездный город Нижнедевицк
-
Уездный город Бирючинск
Уезд его
-
Уезд его
(1 в безд.) -
Уездный город Задонск
Уезд его
Губернский Воронеж
Название
фабрик и
заводов
Уездный город Землянск
О числе заводов и фабрик по Воронежской губернии за 1870 год
1. Заводы и
фабрики
обделывающие
животные
продукты
Салотопенных
5 из них
(1 в
безд.)
Мыловаренных 1
-
(2 в безд.) -
-
-
-
-
-
-
6 (2 в безд.)
-
1
-
-
-
-
3
-
-
1
-
-
12 (4 в 2
безд.)
14 (4 в 74
безд.)
195750
Свечносальных 5
-
(1 в безд.) -
-
-
-
-
-
-
4 (1 в безд.)
2
-
3 (1 в 3
безд.)
-
-
1
1
-
-
-
-
16(3 в 4
безд.)
20 (3 в 45
безд.)
56373
-
-
-
(1 в безд.)
-
1
1
-
26
1
17
-
11
2
35
(в
21
безд.1)
2
18
-
4
11 (4 в 237 (1 248 (5 406 294627
безд.) в
в
безд.) безд.)
Кожевенных
4 (3 в 3
безд.)
Шерстомойных 1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2
-
Суконнных
-
1
-
(в
безд.
1)
-
-
-
-
-
-
(безд. Сукн.
1)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3 (2 в 3 (2 в 107 31500
безд.) безд.)
Колбасных
3 (1 в безд).
-
-
-
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
4 (1 в безд.)
4 (1 в 27
безд.)
34500
Маслобойный,
скотобойный и
салотопенный
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
Свечновосковых
2
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
2
-
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
-
4
2
6
30
156075
Воскобойных
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
-
-
2
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3
1
4
19
34468
Структурных
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
(в
безд.
1)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
(в
безд.1)
(1 в
безд.)
Овчинных
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
35
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
63
5
62
2
216 203560
-
217 26801
Клейных
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2
2
6
6620
Пищебумажных -
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
10
5200
Сахароваренных -
1
-
3 (1 в безд.)
1
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
-
-
-
2
-
1
-
-
-
9 (1 в 9 (1 в 1105 966
безд.) безд.)
Маслобойных
1
45 -
-
-
59 (1 в
безд.)
4
6
62 (в
210
3
безд. (154 в
4)
безд.)
20
(в
40 (2 безд.2) в
безд.)
Винокуренных
1
3
-
11
-
7 (3 в безд.)
4
-
2
-
Пивоваренных
2
-
(уничтож. 1)
-
2 (1 в безд.)
-
-
-
Водочных
8
-
-
-
-
-
-
-
-
Ганусовых
-
-
-
-
-
-
-
-
Крахмальных
-
38 -
-
-
-
-
Крахмальнопаточных
-
-
-
-
-
-
Паточных
-
6
-
-
-
Табачных
7
-
-
-
Солодовенных
1
-
-
Поташных
-
-
Синькокалевых Канатных
Уксусных
2.
Обделыавющие
растительные
продукты
94(39 2 (1 в 154
1
в
безд.) (46 в
безд.)
безд.)
33
20 (5 в безд.)
11(4 в (1 в
безд.) безд.)
1
(в безд.2) (в
3 (1 в безд.4) безд.)
6
-
-
(в
безд.
1)
-
(в
безд.1)
-
-
-
-
-
1
-
(в
безд.
1)
6 (2 в 2 (3 в 10 (5 в 38
безд.) безд.) безд.)
-
3
1
1
1
-
-
1
-
1
-
-
-
2
-
15
2
17
149 369
-
-
-
2
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2
2
9
-
-
-
(в
(в
безд. безд.
1)
2)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
(в
40(2 в 41 (3 в 149 47
безд.1) безд.) безд.)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2
-
7
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
15
15
94
16
-
-
-
-
-
-
3
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
10
-
10
247 430
-
-
-
-
-
-
-
-
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
2
12
-
-
-
-
-
-
-
11 -
5 (3 в безд.)
4 (3 в безд.)
(в
безд.3)
-
-
-
-
(4 в безд.)
-
-
27 (13 27 (13 37
в
в
безд.) безд.)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
(в
безд.1)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
(в
(в
безд.1) безд.1)
-
-
2
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
4
4
39
13
2
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2
-
2
11
10
Колокольных
2
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2
1
3
32
65
Чугуннолитейных
2 (1 в 1
безд.)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
(в
безд.
1)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
2 (1 в 2 (1 в 4 (2 в 53
безд.) безд.) безд.)
41
Кафельных
3 (1 в безд.)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
3 (1 в безд.)
2
24 23 (11 745
768
1309 191
в
(242 в (253 в
безд.) безд.) безд.)
10 3 (1 в 79 (15 82 (16 2360 8221
безд.) в
в
безд.) безд.)
33
4
12
3.
Обделывающие
ископаемые
продукты
3 (1 в 8
безд.)
Черепичных
-
-
5
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
Кирпичных
-
24 4
6
-
63 (2 1
в
безд.)
9
3
7
1
43
Известковых
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
Горшечных
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
Спичных
-
1
-
-
-
-
-
-
-
-
Итого
50 из 127 14 из них
них в
в безд. 5.
безд.
7.
21 из них в
безд.
2.
135 3
из
них в
безд.
8.
-
-
-
-
-
2(1 в 54 (22 4 (2 в 20 (3 в 2
безд.) в
безд.) безд.)
безд.)
17
9
14
3
51
18
(10 в
безд.)
21 47 (3 в 329
376
1115 134
безд.) (37 в (43 в
безд.) безд.)
4
1
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
4
5
24
3
-
1
-
-
-
-
-
-
-
42
-
-
-
-
-
43
43
74
4
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
1
1
15
2
338 из
них в
безд.
168.
14 из
них в
безд.
2.
224 из
них в
безд.
71.
14 из
них в
безд.
6.
297 из 9
них в
безд.
52.
113
из
них в
безд.
1.
11 из
них в
безд.
3.
155
из
них в
безд.
18.
22
68 198 из
из
них в
них
безд.
в
38.
безд.
1.
1675
из них
в безд.
323.
1873 8452 1214
из них
в безд.
361.
19 11 85 27 из
них в
безд.
9.
-
-
-
-
93 из них 23 из
в безд. 3. них в
безд.
5.
-
-
5
-
5
2
2
Как правило, «крупные промышленники», вышедшие из крестьянской среды,
являлись одновременно состоятельными землевладельцами и представляли собой
часть зажиточного сельского населения.
Указанное направление экономического развития породило и другое
значительное явление социально-экономического строя края - промышленные
села и слободы (своего рода малые модели «кустарных гнезд» нечерноземья).
Значительная
масса
населения
концентрировалась
в
промышленных
поселениях, занимающихся производством одного вида продукции108.
Говоря о развитии специализированных кустарных промыслов крестьян
воронежской губернии, следует обратить внимание на два обстоятельства,
сыгравшие важную роль в этом процессе. Во-первых, стимулирующее значение
усилий прогрессивно настроенных землевладельцев. Так, на основе села
Бутурлиновка, Бобровского уезда (2507 дворов; 16 тысяч насельников), жители
которого до реформы были отпущены «на волю» графом Бутурлиновым,
сформировалось мощное кустарное гнездо. Бутурлинские кустари занимались
сапожным мастерством, снабжая своей продукцией не только население губернии,
но и жителей соседних регионов109.
Другое промышленное поселение сформировалось на основе с. Алексеевки
со смежной деревней Николаевкой, принадлежавших графу Шереметьеву, активно
«насаждавшему» в этих поселениях навыки промышленного мастерства110.
Формирование в Воронежском крае поселения немецких колонистов,
привнесших культуру мастеровых навыков, также сыграло определенную роль в
распространении навыков специального промышленного труда среди сельского
108 См.: Производство шерстяных чулок в слободах Придаче, Ямской и селах: Монастырщине, Таврове, Песчанке,
Семидесятском, Бобякове и Олен-Колодезе Воронежского уезда //Памятная книжка Воронежской губернии на
1878-1879 гг. С.5-17.
109 Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Города Воронежской губернии. Их история и современное состояние, с
кратким очерком всей Воронежской губернии. Воронеж: Издательство Веселовского, 1876. С.XIII.
110 Военно-статистическое обозрение Российской Империи, издаваемое по величайшему повелению Iым
отделением Департамента генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.36.
населения, и особенно жителей Осторогожского уезда111. И наконец, важную роль
в формировании промышленных центров губернии сыграла политика Петра I,
направленная на то, чтобы «приохотить воронежцев» ко всякого рода ремеслам.
«Таким
образом,
оказывается,
что
первые
местные
чугунолитейные,
медоплавильные (впоследствии колокольные), кожевенные (на английский манер),
парусные, лесопильные, канатные и суконные заводы и фабрики созданы рукой
гениального монарха»112. Уже к середине XIX столетия промышленные села стали
заметным явлением экономической жизни губернии.
В Задонском уезде жители села Карачуна занимались лепкой глиняной
посуды: горшков, кувшинов, тазов. Общий объем посуды в переводе на деньги
исчислялся суммой 500 рублей серебром в год. Глиняную посуду изготавливали в
некоторых селений Бирючинского и Задонского уездов: Дматряшевки и Большой
Верейки. В Воронежском уезде крестьяне села Смердячей Девины и Костенска
производили мельничные жернова и известковый камень. С доставкой сбывая его
для тротуаров в г. Воронеж и на строительство шоссе по цене от 10 до 11 рублей
серебром за кубический сажень. Жители этих сел добывали и продавали мел
приезжим купцам, в том числе из Москвы.
Крестьяне сел Губари и Пыховки Новохоперского уезда также добывали
камень для жерновов, но качеством ниже113.
Большое количество производимого в губернии холста, принадлежащего к
низшим сортам, употреблялось простым народом и использовалось для мешков.
Это производство сосредотачивалось в уездах: Бобровском, Воронежском,
Землянском, Нижнедевицком и Коротоякском. Толстые сукна, белые, черные и
серые, также выделывались крестьянами этих уездов и поступали в продажу до
500 000 аршин. Село Типанка Бобровского уезда было известно выделкой
кушаков, вязанием чулок, перчаток, носков и варег. Село Урыв, Коротоякского
111 Там же. С. 33; Вейнберг Л.В. Очерк сельскохозяйственной промышленности Воронежской губернии. Воронеж,
1890. С.6.
112 Там же. С.6.
113 Военно-статистическое обозрение Российской Империи, издаваемое по величайшему повелению Iым
отделением Департамента генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859. С.44.
уезда славилось крестьянскими коврами.
Изготовление из лесных материалов таких предметов, как телег, саней, колес,
бочек, а также выпилка досок и теса было наиболее развито в
Задонском,
Воронежском. Павловском и Бобровском уездах, но при недостаточности лесных
материалов, этот промысел не удовлетворял потребности губернии. В некоторых
селениях Землянского, Воронежского и Новохоперского уездов производились
жерновые камни. Гончарное производство было распространено почти везде в
губернии. В Воронежском и Задонском уездах известь выжигалась из известняка,
в южных же уездах - из мела. Кузнецы имелись почти во всех поселениях
губернии, преимущественно же в селе Хреновом и слободе Бутурлиновке
Бобровского уезда. Канатоверевочным производством занимались в пригородной
слободе г. Воронежа, Придаче и в селах Коротоякского уезда по р. Форостани114.
Просольство являлось промысловым занятием крестьян Острогожского и
Павловского уезда.
Кустарные изделия воронежских крестьян: посконные холсты, простой
льняной рубашечный холст, грибные сукна, вязаные перчатки и чулки, кушаки,
крестьянские сапоги - потреблялись не только населением губернии, но и
продавались за ее пределы115
Этот сегмент мелкой крестьянской промышленности, благодаря появлению
института скупщиков, развивался и активно включался в товарно-денежные
отношения формирующегося национального рынка116.
Таким образом, развитие кустарных промыслов губернии в пореформенный
период, источником которого в значительной мере, являлось домашнее
производство
и
сельское
ремесло,
составляющие
неотъемлемую
часть
традиционного хозяйства, во многом определялось его общим состоянием. То
обстоятельство, что либерализация хозяйственных основ страны в целом и
114 Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Города Воронежской губернии. Их история и современное состояние, с
кратким очерком всей Воронежской губернии. Воронеж: Издательство Веселовского, 1876. С.XIII.
115 Там же. С. XVI.
116 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-1879гг. Издание Воронежского Губернского статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.5.
губернии в частности совпала с кризисом традиционного сельского хозяйства
Черноземья, неоднозначно повлияло на мелкую сельскую промышленность
региона.
С одной стороны, кризисные явления экстенсивной сельскохозяйственной
отрасли способствовали выдавливанию все увеличивающейся массы крестьян в
неземледельческие сферы деятельности. С другой, стороны - общий низкий
уровень потребительского спроса сельских жителей вследствие понижения
доходности аграрного производства не стимулировал рост товарности кустарных
помыслов, оставляя их значительную доля в сфере патриархальной организации.
Тяжелые бытовые условия жизни селян черноземной деревни не способствовал
повышению эффективности крестьянских промышленных занятий и качества их
изделий.
В то же время отсутствие экономических мотивов массового генезиса
крестьянской промышленной отрасли не исключало, а, напротив, способствовало
развитию
немногих
специализированных
крестьянских
промышленных
поселений и слоя «капиталистых мужиков», хозяйства которых объединяли
эффективное аграрное производство и относительно крупные промышленные
перерабатывающие предприятия. В становлении промышленных сел большую
роль сыграли землевладельцы, избавлявшиеся от избыточных трудовых ресурсов
товарных хлебопроизводящих хозяйств, и индустриальная политика Петра I,
заложившего истоки промышленного развития края.
3. Модернизация кустарной промышленности
(к теории вопроса)
В 90е годы XIX столетия в полемике с народниками и той частью социалдемократии, которая отрицала наличие объективной материальной основы
социализма в России, В.И. Ленин, обращаясь к исследованию кустарной
промышленности, заметил, что в академическом и общественно-политическом
лексиконе того времени отсутствует ясность по поводу качественного содержания
этого понятия. Отчасти недостатки теоретического осмысления этого социальноэкономического феномена были связаны с тем, что неземледельческие занятия
аграрного населения стали выделяться в самостоятельную отрасль экономики
лишь после крестьянской реформы. Общественное сознание не в полной мере
перестроилось от восприятия кустарничества в качестве побочной деятельности
земледельцев к оценке мелкой сельской промышленности как нового явления,
продуцированного
модернизацией
традиционного
сельскохозяйственного
производства.
Кустарная
промышленность
дифференцировалась
в
самодостаточную
отрасль экономики в результате качественных сдвигов, происходивших в
хозяйственном укладе деревни, - неизбежной пролетаризации части сельского
населения, инициированной развитием товарно-денежных отношений и ростом
слоя предпринимательских хозяйств, успешно адаптирующихся к новым
условиям, изменениям экономического целеполагания аграрных предприятий с
самовоспроизводства
эффективного
традиционного
товарного
института
производства,
дающего
семьи
на
организацию
возможность
получения
прибыли.
«До самого последнего времени русские экономисты пребывали в
совершенном неведении, - писал А.С. Орлов, один из выдающихся исследователей
кустарной промышленности, - о распространенности и значении кустарной
промышленности в России»117.
Кустарная промышленность, оставаясь неотъемлемой частью традиционного
хозяйственного уклада как механизма обеспечения промышленности продуктами
части крестьянского хозяйственного организма, который оставался в плоскости
прежних активно деформируемых рынком отношений, в то же время развивалась
и продуцировалась на качественно иной, порождаемой революционной ломкой
традиций, природе.
Процесс модернизации кустарных промыслов не означал полного разрыва с
традицией. Например, в отраслях и производствах, где трудовые затраты кустаря
составляли основную долю стоимости вновь создаваемого товарной продукции,
или уровень капитализации, вследствие использования естественного сырья, был
низким
или
ориентированным
на
маломасштабный,
эксклюзивный,
высокохудожественный спрос, где неизбежным оставался ручной труд мастера, не
приемлющего универсализацию машинного производства и наделенного особыми
навыками
и
умениями,
формировался
рыночный
сегмент
кустарной
промышленности, целью которого оставалось создание «шедевра», а не массовой
продукции, экономическая «ниша», существование которой было обусловлено
общественной целесообразностью и модернизирующейся только в контексте
поиска более совершенных приемов труда и технологических методов,
необходимых для удовлетворения самого взыскательного потребителя.
Этот сегмент кустарной промышленности формировался на стыке традиции и
модерна как субстанция, представляющая синкретическую сущность, продукт
эволюции традиционного хозяйства, сохраняющий его черты и впитывающий
характеристики, обусловленные новым экономическим порядком. При отсутствии
экстраординарных «внешних условий» (например, государственной политики,
основанной на вульгарном представлении о доминанте крупного производства над
мелким, общенародной собственности или революционной ломке традиционного
117 Орлов А.С. Деятельность земств по содействию кустарной промышленности // Очерки экономической
деятельности земства: К 50-летию земства (1864-1914). М., 1914. С.89.
экономического уклада (как это происходило в нашей стране) сегмент,
народившийся
благодаря
рыночной
эволюции
мелкой
промышленности,
присутствует в значительных масштабах даже в промышленно развитых странах,
а
современный
итальянский
опыт
промокругов
свидетельствует
о
его
регенерировании.
Помимо указанного направления модернизации кустарной промышленности,
присущего эволюционной парадигме ее трансформации, другой составляющей
рыночного
перерождения
этой
отрасли
крестьянской
экономики
стало
формирование на основе социальных слоев, адаптировавшихся к новым условиям
предпринимательских групп, источники генезиса которых являлись аутентичными
по социальному содержанию, но отличающимися функционально. Одна группа
сельской
«протобуржуазии»
стала
результатом
диверсификации
сфер
хозяйственной деятельности зажиточной верхушки земледельцев. Особенно
комплементарной средой развития этого «отростка» товаризующихся частных
землевладений стали, прежде всего, перерабатывающие отрасли сельского
промышленного производства (мельницы, крупорушки, маслобойки и т.д.). Другая
часть мелких сельских промышленных предпринимателей «вырастала» благодаря
втягиванию «кустарных гнезд» в рыночные отношения. Каждая, генерированная
разделением труда, специализация кустарного производства, сбыта или снабжения
становилась комплементарной средой для частной инициативы, неизбежно
продуцирующей в условиях рынка «пассионариев», выделяющихся в общей массе
кустарей особым успехом на этом поприще.
По
мере
рыночного
промышленность
перерождения
приобретала
и
капитализации
относительную
кустарная
инвестиционную
привлекательность, по крайней мере в сравнении с традиционным земледелием, и
становилась
пространством,
в
котором
успешно
действовали
тысячи
комиссионеров, владельцев рассеянных мануфактур, организаторов домашнего
производства и «основных игроков» кустарной стихии - скупщиков.
Несмотря
на
общий
революционный
характер
модернизационного
направления, генерировавшего «кустарное предпринимательство», и этот сегмент
мелкой сельской промышленности, может быть, в меньшей степени, но сохранял
традиционные
черты.
Например,
организация
«крупного»
сельского
промышленного предприятия представляла собой «слепок» с патриархальной
семьи. Хозяин и работники, как правило, вместе участвовали в производстве, на
равных делили семейную трапезу, а иногда и кров. Даже, казалось бы, такой
инородный институт, как скупщик, не только преследовал цель «содрать три
шкуры» с кустаря, но и поддерживал его экономическую функциональность,
восполняя отсутствующий централизованный кредит, организуя оптовый сбыт и
снабжение его предприятия.
Следует заметить, что сохранение традиции в виде основ патриархальной
семьи стало фундаментом, на котором выросло «японское промышленное чудо».
Мало
того,
японские
«кэйрэцу»
(система
организации
промышленного
производства) строятся на основе кооперирования мелкой собственности, в
современном либеральном представлении, не рациональной с точки зрения
построения современной рыночной экономики.
Полный разрыв с традицией в условиях становления современного
мироустройства происходит только в случае, когда новый порядок не является
трансцендентным в отношении внутреннего органически развивающегося
процесса. Достаточно вспомнить невыносимые условия труда на крупных
промышленных предприятиях Англии конца XVII - начала XVIII вв., массово
растущих в результате вливания «извне» колониальных богатств.
Не менее драматично складывалась ситуация
в результате «освоения»
форсировано народившимся отечественным крупным капиталом кустарной
промышленности. Это «освоение» вызывало острый социальный протест,
наиболее последовательно реализовавшийся во взглядах народников.
Явление
неземледельческого
трансформацией
отходничества,
также
продуцированное
традиционного хозяйства, тем не менее, имело иную,
немодернизационную природу. Качественно отличаясь по своему содержанию в
нечерноземной и черноземной деревне, явление эволюции хозяйственного уклада
имело единую социальную направленность. Например, в промышленно развитых
губерниях Владимирской и, особенно, Московской неземледельческий отход
всегда являлся результатом «неустройства» традиционного сельского хозяйства и
стремления
сохранить
его
в
прежнем
формате.
Об
организации
неземледельческого отхода в Центрально-черноземной области В.П. Семенов
писал: «Домохозяин разорившегося безлошадного двора сначала сдавал свой
единственный душевой надел сельскому обществу, заколачивал окна своей избы и
уходил со своей женой на отхожий заработок, оставив малолетних детей и
родных. Если ему удавалось поместить где-нибудь на чужой стороне свой труд и
накопить небольшой капитал, он возвращался на родину, получал от общества не
только свой единственный душевой участок, но, в силу увеличения числа душ
своей семьи, и другой, очистившийся вследствие выселения или ухода другой
семьи, восстанавливал свое хозяйство покупкой лошади и коровы»118. Однако,
независимо от регионального контекста, отходничество являлось социальным
механизмом
противодействия
традиционного
общества
изменениям,
сопровождающим модернизационный процесс.
Хорошо знакомый с достижениями немецкой школы политэкономии, В.И.
Ленин воспроизвел в своих ранних трудах ее концепцию становления
индустриального производства, экстраполированную на российскую реальность
конца XIX столетия. Не углубляясь в детали ленинских взглядов, достаточно
исследованных советской историографией119, лишь обозначим характеристику
основных
страт
социально-экономической
организации
кустарной
промышленности, не потерявшую своего научного значения.
Начальной
стадией
промышленного
производства,
составляющей
неотъемлемую органическую часть традиционного сельского хозяйства, являлось
118 Россия полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова и акад. В.И. Ламанского. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф.
Девриева. 1902. С.147.
119 См. например: Егоров В.Г. Кооперация: исторический опыт развития. Алматы: Казахстан, 1990.
«домашнее производство», удовлетворяющее все потребности в продуктах
промышленности силами патриархальной семьи. Домашнее производство было
закономерной стадией становления промышленности в условиях натурального
характера хозяйства.
Следующим в поступательном индустриальном развитии общества, согласно
взглядов немецких политэкономов, воспроизведенных В.И. Лениным, являлось
«ремесло» или работа на заказ потребителя. Справедливости ради следует
отметить, что В.И. Ленин, вводя это понятие в научный оборот, совершал ошибку,
поскольку не различал кустарное и городское ремесленное производство.
Излишне увлекаясь абстрактными, теоретическими перцепциями, В.И. Ленин,
отвлекался
от
конкретной
действительности,
относя
на
основе
общего
формального признака «работы на заказ» к одному общественно-экономическому
укладу оба феномена: городское ремесло, основанное на уникальных, имеющих
самостоятельную
потребительскую
стоимость
умениях
и
навыках,
и
патриархальное промышленное производство сельских кустарей, не имеющих
связи с рынком.
Следует заметить, что постепенное втягивание сельского ремесленника в
рыночные отношения генерировало иное социально-экономическое качество
мелкой промышленности - мелкотоварное производство. Обязательно желая
доказать неизбежность консолидированости материальной основы социализма в
виде крупной (а лучше - монополизированной) промышленности, молодой
социал-демократ с задатками ригориста, считал невозможным стабильное
существование малых экономических форм организации в условиях рынка.
Товарно-денежные отношения, в его представлении, должны обязательно
расколоть социальное пространство на два непримиримых класса: буржуазию и
пролетариат, в котором отсутствует «ниша» для мелких собственников.
Наконец, товарно-денежные отношения, которые, по мнению, В.И. Ленина,
должны
выполнить
историческую
миссию
продуцирования
крупного
капиталистического производства, породили одновременно его могильщика -
пролетариат.
Учитывая уровень развития отечественного обществознания, инкорпорация в
научный оборот представлений немецких политэкономов и их адаптация к
российским
продвижения
реалиям,
в
были
узком
поистине
направлении
прорывом,
знания,
означающим,
укоренение
в
помимо
российском
академическом пространстве основ новой научной отрасли.
Определение
социально-экономической
структуры
кустарной
промышленности, презентованное В.И. Лениным российскому научному и
общественно-политическому сообществу, было «на голову» выше существующих
попыток идентификации феномена кустарничества.
Так, при первом приближении к проблеме определения формата кустарной
промышленности
ходатайству
члены
межведомственной
всероссийского
съезда
комиссии,
фабрикантов,
образованной
заводчиков
и
по
лиц,
интересующихся отечественной промышленностью, второго съезда сельских
хозяев и Высочайшему повелению, на своем первом заседании 25 января 1874
года столкнулись, как казалось, с неразрешимой проблемой понятийного свойства.
Члены комиссии не могли найти консенсус по вопросу о содержании понятия
кустарная промышленность120 Князь А.А. Мещерский предлагал придерживаться
определения
кустарной
промышленности,
данного
Отделом
Статистики
Географического Общества, а именно: «Кустарная промышленность есть тот вид
обрабатывающей промышленности, который, в
противоположность чисто
ремесленным занятиям городских мещан и фабрик, поставленных в известные
законодательные формы, является занятием жителей преимущественно сельских
поселений и более менее дополнительным при сельско-хозяйственных занятия».
При обсуждении этого определения мнения членов разделились: одни
находили, что определение это не исчерпывает всей области кустарной
промышленности и ставит его изучение в слишком тесные границы; другие
напротив полагали необходимым, по мере возможности, точно определить
120 Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Вып.I. СПб., 1879. С.8.
границы исследуемого предмета для того, чтобы само исследование имело
практическое значение.
Комиссия остановилась на редакции, предложенной Е.А. Андреевым: «Задача
комиссии состоит в том, чтобы исследовать положение той части рабочего
сословия, которое не принадлежит к разряду фабричных или городских
ремесленников, но в большой части случаев сохраняет ближайшую связь с
сельским хозяйством»121.
Не вносили ясности в существо дела и определения, данные отдельными
учеными и практиками. Земский статистик П.Е. Пудовиков под кустарной
промышленностью подразумевал «промыслы и ремесла, которыми крестьяне
занимаются в свободное от полевых занятий время, для пополнения недочетов в
своем коренном занятии, земледелии»122.
Одна из особенностей кустарного производства, а именно ориентация на
безымянного потребителя, дала основание А.А. Исаеву, позднее защитившему
докторскую диссертацию по русским артелям, сформулировать собственное
определение ее сущности. По его мнению, кустарная промышленность обнимает
«все
отрасли
местной
обрабатывающей
промышленности
крестьян-
землевладельцев, производящие для неизвестных потребителей»123.
Исследователь кустарных помыслов нечерноземья В.И. Орлов, внесший
значительный вклад в изучение конкретных аспектов их развития, тем не менее,
не смог подняться на должный уровень обобщений. В его представлении,
кустарным
следовало
определять
производство,
которое
«имело
целью
изготовление товаров для рынка и существовало наряду с земледелием»124. И даже
председатель Комиссии о нуждах кустарной промышленности, профессор Е.Н.
Андреев не совсем определенно характеризовал кустарную промышленность как
«вид обрабатывающей промышленности, которая является домашним занятием
121 Там же. С.9.
122 Пудовиков П.Е. Кустарная промышленность // Труды ВЭО. Т.3. 1834. С.66.
123 Исаев А.А. Начала политической экономии. СПб., 1908. С. 74.
124 Васильев В.П. К вопросу о трактовке понятия «кустарная промышленность» в земской литературе и
статистических публикациях конца XIX-начала XX века // Проблемы истории СССР. Вып. 12. 1962. С.150.
преимущественно сельского населения и служит дополнением при сельском
хозяйстве»125.
Приведенные теоретические концепты были настолько же верны, насколько
не пригодны для научного осмысления феномена кустарной промышленности и
использования в практике хозяйственного строительства.
Подтверждением тому могут служить большие разночтения в подсчете
стоимости
произведенного
Выдающийся
представитель
валового
продукта
либерального
предполагал корректной цифру
и
численности
народничества
В.П.
кустарей.
Воронцов
9 миллионов кустарей126, Е.Н. Андреев 7,5
миллионов127, С.А. Харизоменов — 4 миллиона128. Подвел черту под подсчетами
М.И. Туган-Барановский, заявив: «сколько у нас кустарей — никто не знает»129.
Так же малоубедительно выглядели попытки отечественных экономистов
определить критерии форматирования функционального пространства кустарной
промышленности. Например, профессиональный политэкономист Э.Р. Вреден
считал таковыми семейную организацию, отсутствие наемной рабочей силы и
нерациональные, но основанные «на кровной связи и родственном расположении
между членами предприятия» принципы распределения дохода»130. А.В.
Прилежаев Считал семейные отношения системообразующим механизмом
кустарничества131.
Официальная статистика выделяла мелкую промышленность объемом
годового производства в 2000 рублей132, а фискальные органы при отнесении
заведения к разряду фабричных отдавали предпочтение трем критериям: общей
125 Андреев Е.Н. Обзор исследований кустарной промышленности в России // Труды Комиссии по исследованию
кустарной промышленности в России. Вып.4. СПб., 1880. С.106.
126 Воронцов В.П. Очерки кустарной промышленности в России. СПб., 1886. С.8.
127 Андреев Е.Н. Обзор действий Комиссии по исследованию кустарной промышленности в России // Труды
комиссии по исследованию кустарной промышленности в России. Вып.14. СПб., 1885. С. 467.
128 Харизоменов С.А. Значение кустарной промышленности // Юридический вестник. ?11. 1883. С.415.
129 Туган-Барановский М.И. Статистические итоги промышленного развития России // Труды ВЭО. Т.I. K.I. 1898. С.
29.
130 Вреден Э.Р. Курс политической экономии. СПб., 1874. С. 290.
131 Прилежаев А.В. Что такое кустарное производство? СПб., 1882. С.57.
132 См. например: Орлов П.А. Указатель фабрик и заводов Европейской России и Царства Польского. СПб., 1887.
численности работающих, наличию наемной рабочей силы и машин133.
Следуя представлениям немецкой политэкономической школы и, в основном,
указаниям на этот счет К. Маркса, В.И. Ленин положил в основу критерия
кустарного производства теоретический концепт простой кооперации труда. При
объединении на «одном поле труда» определенного количества работающих, за
счет усреднения индивидуальных особенностей и увеличения потенциального
разделения труда, количество на определенной грани134 переходит в новое
качество, характеризующееся увеличением производительности. При замене
кооперации труда «сложной кооперацией машин» верхний порог предприятий,
относящихся к кустарным, понижался. Причем этот же формат, как правило,
являлся показательным в плане замены семейной кооперации кооперацией
наемных
рабочих,
свидетельствующей
о
предпринимательском
характере
предприятия. В годы Советской власти ленинские принципы структурирования
кустарной промышленности были приняты за основу органами хозяйственного
управления.
В силу нацеленности В.И. Ленина на доказательство формирования в России
материальной основы социализма в виде крупной индустрии, практически
исключающей акцентуацию на других реалиях, вне поля его зрения оказалась еще
одна закономерная форма организации кустарного производства - кооперативная
(или, как было принято говорить в XIX столетии, - артельная). Кооперация
являлась
таким
же
закономерным
направлением
концентрации
мелкого
производства, как и частнокапиталистического. Укрупнение предприятий в
кооперативной организации достигалось за счет обобществления трудовых и
материальных ресурсов кустарей. Позднее, в 1924 году, в полной мере осознав
свой просчет, В.И. Ленин отдаст должное кооперации в статье «О кооперации».
Два пути концентрации кустарного производства Черноземья посредством
133 ППСЗ. Т.30. ?41779. Ст.6.
134 Как показал анализ статистических данных, такой гранью является количество работающих- 10 человек, при
наличии машин - 5 работников // См. Егоров В.Г. Кооперация: Исторический опыт развития. - Казахстан: Алматы,
1990.
частной инициативы и кооперирования мелких промышленников были отмечены
В.П. Семеновым. Вот как описаны им крестьянские объединения плотников:
«Артели организованы так, что один из членов ее, хозяин, берет на себя за
издельную плату, ту или иную работу, а остальные получают от него во время
работ харчи и от 8 до 20 рублей в месяц жалования. Мелкие артели иногда
организуются еще иначе, т.е. управляются выборным старостой, причем
вырученная за работу плата делится между рабочими - мастерам поровну, а
некоторое количество начинающих плотников они принимают за определенную,
сравнительно меньшую»135. В отличие от частнокапиталистической организации,
кооперация имеет ограниченные функциональные возможности в массовом
производстве,
напротив,
отрасли,
потребление,
составляют
организации.
Представлявшаяся
ориентированные
комплементарное
в
на
малосерийное
пространство
кооперативной
либеральной
экономической
науке
анахронизмом или исторической реалией, кооперация в наши дни переживает
«ренессанс» и в качестве более сложной организации интегрируется в общий
экономический тренд, инициированный смещением доминанты в общественных
производительных силах от материальных средств к информации и интеллекту, и
индивидуализацией потребительского спроса.
Таким образом, в советский историографический период были достигнуты
значительные успехи в теоретическом представлении о социально-экономической
структуре кустарной промышленности и - в целом - мелкого промышленного
производства. Безусловно, выработанный концепт не является раз и навсегда
данной
истиной
хотя
бы
потому,
что
конкретно-историческая
палитра
общественно-экономических укладов и их сохранения всегда богаче любой
теоретической абстракции.
В
дальнейшем
ангажированности
развитии
нуждается
вне
концепт
политической
и
модернизации,
идеологической
рассматриваемая
135 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Среднерусская черноземная область. СПб, 1902. С. 240.
советскими исследователями, как правило, с точки зрения капитализации, что в
значительной степени обедняло его содержание.
Совершенно непонятно выглядит отказ обусловленный современными
идеологическими веяниями многих современных исследователей от достигнутого
теоретического уровня в изучении социально-экономической организации мелкого
промышленного производства,.
Попытка обойти историографическую реальность с определенным местом и
ролью
в
ней
советского
периода
марксистской
традиции
осмысления
общественных явлений не принесет позитивных результатов, но, напротив, лишит
современную
историческую
состоятельности.
науку
преемственности
и
концептуальной
4. Социально-экономическая организация кустарных
промыслов воронежской пореформенной деревни
Региональная специфика генезиса и развития кустарных промыслов
определила
ряд
качественных
особенностей
мелкой
крестьянской
промышленности. Во-первых, отсутствие традиций индустриального труда у
большей части сельского населения не генерировало преемственность, а,
следовательно, и совершенствование трудовых навыков и умений промышленной
деятельности аграриев. В отличие от нечерноземной деревни136, где детский
промышленный труд являлся обычным, дети Черноземья в возрасте до 18 лет
практически не участвовали в промысловых занятиях. Даже к 1900 году среди
мужчин, занятых в местных и отхожих промыслах, 85-86% составляли крестьяне в
возрасте от 18 до 60 лет. Подростки 14-17 лет в местных промыслах составляли
только 5,4%137.
Во-вторых, основную массу промышленных занятий сельского населения
составляли патриархальные, трансцендентные модерну: домашнее производство и
примитивные отхожие промыслы (например, камнеломов). Эти «низшие» формы
промышленного производства находились вне социальной среды, генерирующей
рыночную субъектность.
Ценным
источником
для
характеристики
социально-экономической
организации крестьянской промышленности пореформенного периода являются
12 очерков, содержащих подробное описание промышленных поселений
Воронежской губернии по состоянию на 1870е годы, составленные земскими
статистиками138. Данные очерков вполне репрезентативны для анализа социальноэкономической
структуры
этого
сегмента
кустарной
промышленности.
136 См. например: Егоров В.Г.. Зозуля О.А., Палеолог М.В. Кустарные промыслы нечерноземной деревни второй
половины XIX – начала XX века (На материалах Московской губернии). М., 2011.
137 Шингарев А.И. Указ. соч. С.79.
138 См.: Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1879.
Высокоценными явились также материалы Волостных исследований кустарных
промыслов, отложившиеся в фондах ГАВО139.
Большинство описанных промышленных промыслов зародились в конце
XVIII – начале XIX столетий. Практически все промыслы выросли на основе
развития сельского ремесла. Показательна в этой связи история зарождения
кустарного производства шерстяных чулок в слободах Придаче, Ямской и селах
Монастырщине, Таврове, Песчанке, Семидесятском, Бобякове и Олене-Колодезе
Воронежского уезда в целом. С улучшением местной породы овец и развитием
овцеводства на севере губернии вязание предметов обихода из шерсти стало
занятием практически всех женщин указанных селений. Выделившиеся из общей
массы, наиболее выдающиеся мастерицы стали изготавливать чулки на заказ
своих односельчан и жителей близлежащих сел других уездов. Спрос на
эпизодически продаваемые на местных ярмарках чулки инициировал их товарное
производство. Постепенно нехитрым навыком вязания овладело все женское и
детское население сел и слобод (до 5 000 человек). Первоначально все операции,
связанные с подготовкой поярка в пряжу - чесание, прядение, крашение,
выполнялись в каждом доме самостоятельно. По мере развития чулочного
производства из него выделилась отдельная специализация, или «особый
промысел», - чесальный.
«Чесальных машин имеется 6 в слободе Придаче, 2 в Ямской слободе, 3 в
Троицкой и до 12 в слободе Чижовке. Чесание шерсти организовано в виде
особого промысла, независимо от чулочного. Работает хозяин с одним взрослым
работником и мальчиком, на которых, считая содержание и жалование,
истрачивает до 100 рублей в год; работник действует машиной, а мальчик
подкладывает шерсть, сам же хозяин собирает шерсть чесанную. В семействах
многочисленных работают сами семейные. Чесальная ручная машина может
139 ГАВО. И-20, оп. 1, д. 722, л. 42-42об, 55-55об, 56-56об, 57-57об, 58-58об, 59-59об, 60-61об, 62-62об, 63-63об, 6464об, 65-65об, 66-66об, 67-67об, 68-68об.
обработать шерсти до 35 фунтов в день»140.
Средний доход чесальной мастерской составлял в сутки 70 копеек или 21
рубль в месяц, что являлось по местным меркам «изрядным заработком». В случае
если мастерская обходилась силами семейных рабочих, доход, получаемый
хозяином, был еще выше141.
Сама чесальная машина представляла собой агрегат, собранный хозяином по
образцу фабричных машин, только в значительно меньших размерах и с ручным
приводом вместо конного.
Углубление процесса разделения труда генерировало дифференциацию еще
одного самостоятельного промысла – труда прядильщиц. Доходность этого
промысла, несмотря на большую трудоемкость (прядение осуществлялось на
ручной прялке), было несколько ниже (4 копейки за фунт пряжи).
«Все женское население слобод Придачи занято с раннего утра до поздней
ночи вязанием; вяжут и малолетки - мальчики моложе 10 лет, пока еще не
поступили на какое-нибудь мужское ремесло по усмотрению отца. Вязание
производится с неимоверной быстротой привычными руками, совершенно
машинально и прерывается
только на самое короткое время занятия по
домашнему хозяйству. Хорошая Придаченская работница никуда не пойдет без
своего чулка, и, как только руки ее свободны от другого дела, то немедленно
принимается за вязание, по привычке, как выражаются сами вязальщицы»142.
Одна средняя семья вязальщицы (включая девочек и мальчиков до 10 лет) за
месяц вырабатывала до 30 пар больших чулок (длиной в 14 вершков) стоимостью
10 рублей 50 копеек. За вычетом всех расходов на покупку поярка и его
приготовление (6 рублей 57 копеек) в чистом доходе семьи оставалось 3 рубля 93
копейки. Территориальное разделение труда, инициированное попыткой избежать
140 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.6.
141 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Т.4. Воронежская
губерния. СПб., 1862. С.247.
142 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.7.
конкуренции, привело к специализации поселений. Так, жители слободы Чижевки
отказались от изготовления чулок и перешли к вязанию мужских носков.
Придаченские и Олень-Колодезные вязальщицы специализировались на выпуске
цветных носков, а Тавровские мастерицы - на белых. Низкая доходность
вязального и прядильного помыслов препятствовала продуцированию тенденции
к их укреплению и капитализации. Доход чесальной мастерской превышал доход
вязальщицы в 5 раз и почти в 10 раз прядильщицы. Но самый большой доход от
промысла оставался в торговой сфере:
Приблизительный месячный доход,
Доля в стоимости 30
рублей серебром
пар чулок
82500
30%
21
30%
Вязальщица
3,90
26%
Прядильщица
2,07
14%
Сфера торговли
Чесальная
мастерская
Скупка
чулок
производилась
преимущественно
тремя
купцами:
Караичевыми, Бухоновыми и Аносовыми, отправлявшими скупленный товар в
Москву, С.-Петербург, Нижний Новгород, на Кавказ и в Землю Войска Донского.
Белгородские купцы покупали чулок тысяч на 10 для распродажи этого товара в
Харьковской и Полтавской губерниях. Для местного потребления в пределах
губернии чулки скупал Федор Иванович Иншаков. Всего губернский рынок
поглощал не более 1,6% производимых шерстяных вещей. За исключением
чесальщиков, все участники промысла сохраняли связь с основным занятием земледелием.
Таким образом, вязальный промысел схематически можно представить
следующим образом:
Схема организации вязального промысла143.
Скупщик
Скупщик
Скупщик
В я з а л ь щ и ц ы
П р я д и л ь щ и ц ы
Чесальная
мастерская
Чесальная
мастерская
Чесальная
мастерская
Чесальная
мастерская
Иную картину представлял промысел по изготовлению варежек и перчаток в
слободе Чижевке Воронежского уезда. Эти поселения являлись одними из самых
древнейших поселений под Воронежем. «Первые Воронежские вязальщицы
работали сначала для своих мужей-стрельцов варежки, а потом уже перешли к
вязанию чулок. Но надобно заметить, что вязанье варежек и перчаток, несмотря на
его большую древность, есть маловажный промысел и последнее время сильно
падает»144.
В силу собой трудоемкости и узости рынка сбыта (варежки продавались
143 Величина круга соответствует величине дохода субъекта промысловой деятельности.
144 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.14.
только внутри губернии) вязание варежек не приносило достаточного дохода (чуть
больше 1 рубля в месяц), и поэтому стимулировало поиск иной, более выгодной
сферы приложения труда. Большинство чижевских вязальщиц перешли на
изготовление мужских носков.
Производством цокольного камня, мельничных жерновов, камня для
мощения мостовой, добычей глины для кафеля, мела строевого с начала XIX века
занимались крестьяне села Смердячая Девица Воронежского уезда.
Работа в селе производилась преимущественно артелями. После отыскания
подходящего камня и снятия плодородного слоя земли на арендованном участке,
девицкие крестьяне артелями по двадцать человек извлекали его целиком или
«ломали» на месте. Выломанный камень продавался мастерам, организаторам
предприятий. Полученные деньги делились артельщиками поровну. В среднем в
год каждый из них зарабатывал таким образом солидную сумму - 100 и более
рублей серебром. «Девицкие мастера каменного дела обыкновенно соединяются
по два и по три вместе, берут работников (платят им по 120 и 150 рублей за лето)
и
подвергают
камень
окончательной
обработке.
Выгоды
мастеров
—
значительные, почему они и люди состоятельные, а иногда богатые; всех
капитальных мастеров наберется в Девице до 10. в таком порядке производится
обработка жерновов, цокольного камня и надгробных памятников, что же касается
до мостового камня, копания мела и кафельной глины, то это производится
простыми артелями»145.
Еще одним центром обработки камня, о котором имеются данные источника,
являлось село Каменно-Содовское Новохоперского уезда. Описанная организация
промысла в селе Смердячей Девице соответствовала организации Содовского
камнеломного промысла146.
Изготовлением
жерновых
камней
занимались
также
крестьяне
Нижнедевицкого и Землянского уездов. Лучшие камни производили камнеломы
145 Там же. С.18-20.
146 Скиада М.М. Очерк кустарных помыслов Воронежской губернии. Издание Статистического Комитета. Воронеж,
1882. С.9-10.
Нижнедевицкого уезда, за пару которых платили от 30 до 100 рублей. За
Землянские и Воронежские - только от 20 до 60 рублей и Новохоперские - всего от
10 до 15
рублей. Добыча камня, как и у камнеломов Воронежского уезда,
осуществлялась артельно147.
К сожалению, источник не дает представления о численности камнеломов
Нижнедевицкого и Землянского уездов.
Единственным центром кузнечного производства в Воронежской губернии
1870х годов являлись природные слободы г. Воронежа, в которых этот промысел
появился с переселением Петром I из промышленных губерний кузнецов,
привлеченных к строительству «Азовской флотилии».
«В природных слободах г. Воронежа число кузниц довольно значительно: в
слободе Ямской — 30, Придаче — 15 кузниц, в двух Чижовках с прилегающими
местностями — 19, в г. Воронеже — 8. Последние, хотя и находятся в городе, но
так как на них работают только крестьяне, то мы и не исключаем их из счета. На
всех 72 кузницах работает до 300 человек, считая мальчиков и 70 человек хозяев.
В каждой кузне бывает от 3 до 5 человек работающих, именно: хозяин, работник,
два или три ученика. Менее 3х человек в кузне не работают. Кузнец — работник,
хорошо знающий дело, получает до 150 рублей в год жалования, с хозяйскою
квартирой и харчами, работники похуже получаются по 100 и даже по 40 рублей в
год. Ученики не моложе 13 лет поступают в обучение на 4 или 5 лет, получая
жалования от 10 до 15 рублей в год и пользуясь хозяйскими харчами и квартирой.
Работой занимаются круглый год, летом часов по 16 в сутки, а зимой по 14»148.
Предприятия сельских кузнецов принципиально отличались по своей
организации. Ничтожное их количество эпизодически выбрасывало свою
продукцию на ярмарки, а большинство ограничивалось работой по заказу 149.
147 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Т.4. Воронежская
губерния. СПб., 1862. С.247.
148 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.23.
149 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева, 1902. С.250.
Обычно
сельские
металлисты
ограничивались
привлечением
в
качестве
подсобного рабочего члена семьи или подмастерья из числа подростков.
Слободские кузнецы изготавливали простые сельскохозяйственные орудия:
топоры, серпы, сотники (в местном произношении «шашники»), буравы, долота,
рогачи, вилы, подковы.
Часть
продукции
кузнецов
удовлетворяла
непосредственно
заказы
потребителей, другая шла на продажу на местных ярмарках и в магазины
«железного товара» Веретенникова и Самофалова. Изделия Воронежских
кузнецов, хотя и стоили несколько дороже, значительно превосходили по качеству
привозной товар150.
Услугами скупщиков и оптовых торговцев кузнецы практически не
пользовались. Большой недостаток «железодельных продуктов» в губернии
способствовал свободному сбыту товаров местных мастеров на ярмарках.
«Кузнецы вообще признают плату от магазинов крайне для себя невыгодной и
принимаются за работу для местных торговцев только в крайней нужде. Самый
выгодной для себя работой кузнецы считают работу по заказу, за то к ней они и
прилагают особенное старание. Если же иногда заказчики жалуются на
неисправность местных кузнецов, то редко это зависит от самих мастеров,
большею же частью плохая поделка происходит от употребления плохого
материала. Железо дорого в Воронеже, почему как хозяева, так и мастера
стараются купить материал подешевле, т.е. плохой, из которого никакой кузнец на
свете не сделает хорошей вещи»151.
В среднем кузнец имел 550-600 рублей годового дохода. За вычетом
жалования на содержание одного работника и одного ученика (200 рублей)
оставалась большая сумма в 350-400 рублей серебром. Были и такие кузнецы,
которые не имели своей, а брали кузню «в найм» за 50-100 рублей в год. «Вообще,
это люди часто запачканные и удивляющие других своими невероятными
150 Привезенный топор стоил не более 65 копеек, топор местного мастера — 80 копеек.
151 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.25.
мозолями на руках, но, тем не менее, люди сильные, ловкие и пользующиеся
хорошим здоровьем. Работники иногда зашибаются хмелем, но сами хозяева —
народ степенный, пьют потому, что того требует тяжелая их работа, но ума отнюдь
не пропивают. Между хозяевами, особенно из старожилов, встречаются люди
способные и много можно найти в Воронеже людей из прежних семейств
кузнецов, которые перешли в другие звания, или к занятиям, более требующим
умственного
развития,
чем
кузнечный
промысел.
Некоторые,
например,
обратились исключительно к слесарному мастерству, другие, занимаясь зимой в
воронежских механических заведениях, весной и летом разъезжают по губернии
для исправления и постановки сельско-хозяйственных машин и орудий»152.
Схематично кузнечный промысел выглядит таким образом:
Схема организации кузнечного помысла.
Ярмарки
Кузница
Другим
местом
Заказчик
Кузница
компактного
Кузница
размещения
кузнечного
Кузница
помысла
был
Нижегородский уезд. Стимулом развития в уезде кузнечного производства стало
извозчичье занятие значительной части крестьян. Починка экипажей, подковка
лошадей привели в кузнечный промысел относительно большое количество
мастеровых. Однако с открытием железных дорог первоначальная потребность в
услугах кузнецов поуменьшилась. Тем не менее в 1870е годы насчитывалось до
152 Там же. С.29.
100 кузниц153:
В волости Туровской
6
В волости Солдатской
14
В волости Ясеновской
9
В волости Старомеловской
11
В волости Чужиковской
12
В волости Знаменской
5
В волости Роговатской
9
В волости Истобенской
7
В волости Синелипяговской
7
В волости Семидесятской
4
В волости Никольской
7
В волости Пригородненской
2
В волости Новоольшанской
6
Производство в кузницах настолько упало, что практически все перешли на
работу по заказу. Только в 8 кузницах работало по два человека, а в остальных - по
одному. Обычно помогал кузнецу или малолетний подросток, или крестьянинзаказчик. Только 12 кузниц работали круглый год, остальные открывались в
летний сезон и только в свободное от полевых работ кузнеца время. Средний
годовой доход от кузницы составлял 50-70 рублей. Аналогичная организация была
присуща практически всем сельским кузницам-ремесленникам, размещавшимся
не компактно.
Для того чтобы представить рассеянный кузнечный промысел в губернии в
целом, следует иметь в виду, что одна кузница, как правило, обслуживала два
населенных пункта и работали на заказ. Качество изделий местных мастеров, в
силу отсутствия рыночных стимулов и своего рода многорольного положения,
было значительно ниже слободских рукоделий. «Кузнецы в более глухих местах
153 Там же. С.47-48.
даже не работают постоянно, и, когда нет починок или подготовки лошадей, то
кузнец запирает свою кузню и берется за какое-нибудь другое дело, вследствие
чего нередко приходится нуждающемуся в работе разыскивать кузнеца»154.
Годовой доход местных кузнецов был значительно ниже дохода слобожан и
составлял не более 200 рублей (в два раза меньше). Быт сельских кузнецов был
совершенно крестьянским, многие из них в качестве основного занятия
занимались хлебопашеством, другие, более успешные, сдавали свой надел в
аренду. Пьянство составляло неотъемлемый элемент времяпрепровождения
сельских
кузнецов,
особенно
выходцев
из
бывших
дворовых.
Вообще
освобождение этой категории крестьянского населения от личной зависимости
далеко не всегда приносило положительные результаты. На примере кузнечного
промысла можно определенно утверждать, что многие искусные мастера, прежде
пользовавшиеся
почетом
и
уважением,
в
новых
условиях
не
смогли
адаптироваться и покинули свои постоянные места жительства и занятия.
«По закрытии помещичьих кузниц, освобожденные кузнецы, вместо того
чтобы открывать свои кузницы, продолжить свою работу на месте, большею
частью ушли в города, где надеялись получить лучшие заработки, или вовсе
бросили кузнечный промысел. Те дворовые люди, которые теперь занимаются
кузнечеством, принадлежат большею частью к числу людей, разочаровавшихся в
своих надеждах на городской промысел, потому возвратившихся к прежнему
своему делу в каком-нибудь селе. Возвращение это произошло при невыгодных
условиях, так как местные кузнецы из вольных, хотя и признали искусство
возвратившихся, но не преминули воспользоваться жалким положением этих
людей, положением, которое и в настоящее время переменилось к лучшему только
для тех из бывших крепостных кузнецов, которые могли выдержать тяжелое
время, не зашибаясь, в виде утешения, хмельным»155.
Изготовление бечевки и канатов в селе Придаче зародилось с далеких времен
154 Там же. С.31.
155 Там же. С.32.
и обслуживало судохозяев необходимой для речного флота оснасткой. Несмотря
на то, что внедрение парового флота несколько уменьшило спрос на изделия
придаченских мастеров, и в 1870е годы промысел функционировал довольно
стабильно, при каждом веревочном заведении, помимо семейных рабочих,
привлекались 2-4 человека со стороны, в канатном - 5-7 человек.
Некоторое уменьшение спроса на канаты и веревки, используемые в водном
транспорте, обусловило диверсификацию ассортимента. Придаченские кустари
стали выделывать переметную, сетную, вожжевую, тяжевую веревки.
Учетная годовая прибыль веревочно-канатной мастерской за вычетом оплаты
рабочим и расходов на материал составляла 200 рублей серебром. Веревки и
канаты сбывались на месте скупщикам. Скупщики отправляли свой веревочный
товар в города Павловск, Богучар, Бирюч и в слободу Алексеевку Воронежской
губернии, а за пределы Воронежской губернии в следующие пункты:
Борисоглебск, Урюпино, Криворожье, Ростов, Ставробельск и другие места.
Мастера-веревочники практически не занимались сельским хозяйством, так
как основная нагрузка производства канатов и веревок ложилась на летние
месяцы: июнь и июль.
Появился промысел, по утверждению старожилов, со строительства Петром
Великим судоверфей.
Схематично канатно-веревочный промысел можно представить таким
образом:
Схема организации канатно-веревочного помысла.
Скупщик
Скупщик
Скупщик
Мастерская
Мастерская
Мастерская
Мастерская
Мастерская
канатноверевочная
канатноверевочная
канатноверевочная
канатноверевочная
канатноверевочная
Согласно исследованию подполковника Генерального Штаба В. Михалевича,
канатно-веревочный промысел с аналогичной организацией имелся в деревнях
Коротоякского
уезда
по
реке
Форостани.
Кустарями
этих
селений
перерабатывалось в год до 10 000 пудов пеньки156.
Плетение рыбацких сетей из пеньки составляло круглогодичное (без отрыва
от земледелия) занятие женщин деревни Отрожки Воронежского уезда. Особенно
доброкачественную пеньку, заготавливаемую в определенных местностях,
сетевязальщицы подвергали процедурам «трепки, затем чесания специальным
гребнем, пряжи и сучения. Из готовой пряжи челноком на лопаточке вязались
готовые сети. Дневную норму вязания сетей женщины называли «половинкой или
концом сети (27 аршин в длину и 50, 70 ячеек в ширину)».
«Приготовляют следующие сорта сети: 1) Частика, самая густая неводная
сеть, которая заключает в себе в ширину 70 очек, очко в 1 перст, 2) обыкновенная,
50 очек, очко в 2 перста и 3) редкая, 50 очек, очко в 3 перста; для крыльев
вентерей употребляется редкая сеть в 3 перста, а для круга, или так называемой
бочки, - сеть обыкновенная в 2 перста. Так как эти сорта сетей приготовляются
156 Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального Штаба. Т.4. Воронежская
губерния. Спб., 1862. С.248.
главным образом для неводов, то они входят в состав его в следующем
соотношении: 1) самая существенная часть невода - куль, который носит местное
название «корна», состоит из частики; 2) ближайшая часть к кулю, именно 1 часть
крыльев состоит из обыкновенной сети; 3) остальная часть крыла, состоит из
редкой сети. Невода приготовляются различной величины, в 25 саженей, 50 и до
100 саженей»157.
По заказу местных жителей сетевязальщицы изготавливали «вентера». Сети
и неводы скупались приезжими купцами и продавались на губернских ярмарках Коротояке, Павловске, Богучаре, оправлялись в Новохоперск, в Коренную,
Липецк. По мнению знатоков, воронежские сети отличались особой прочностью.
В год от сетевязального промысла одна мастерица получала чистый доход в
среднем около 20 рублей158.
Пожалуй,
самым
распространенным
и
многочисленным
кустарным
промыслом являлся кирпичный. Отсутствие в достаточном количестве леса в
губернии обусловило массовое каменное строительство жилья, в том числе, в
сельской местности. В сочетании с доступностью природного сырья — глины
производство строительного кирпича развивалось в губернии в широких
масштабах. Крестьянские кирпичные заводы, как правило, функционировали на
основе семейной кооперации.
Участки под выборку глины распределялись крестьянским обществом между
всеми «мирянами» либо сдавались семье кирпичников в аренду. Добытая глина
мялась и прессовалась в формы ногами. Обжиг кирпича вместе с известняком
производился во врытых в землю печах, затапливаемых соломой, реже дровами,
чаще всего пнями. Годовая выручка кустарного кирпичного завода колебалась от
200 до 800 рублей. В губернии насчитывалось приблизительно до 1500
157 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.43.
158 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.16.
кирпичников159. Занятие данным промыслом являлось побочным по отношению к
главному — земледелию.
Схема организации кирпичного промысла.
Потребители
Потребители
Крестьянские
Близким
к
кирпичному
кирпичные
промыслу
по
заводы
организации
мелкотоварного
производства являлся гончарный промысел. Как и мастерские кирпичников,
гончарные предприятия выросли на основе выделения из крестьянских семей,
самостоятельно удовлетворявших потребности в промышленной продукции
(кирпиче, посуде).
Изготовлением глиняной посуды для нужд семьи занимались практически все
крестьяне губернии, а ее производством на рынок - только в селе Карачи с
прилегающей деревней Юрьевской Задонского уезда, в слободе Алексеевке,
Бирюченского уезда и селе Никитовке Валуйского уезда.
Посуда гончаров этих селений была невысокого качества и удовлетворяла
нехитрый спрос местного мещанского и крестьянского населения160. В отличие от
работников кирпичных предприятий, гончары получали низкий доход и уделяли
промыслу несколько месяцев год.
«Битьем» растительного масла также повсеместно занимались все крестьяне
губернии. В середине XIX век, когда подсолнечником засевали значительные
159 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева, 1902. С.248.
160 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.10.
площади
губернии,
маслобойное
производство
дифференцировалось
из
домашнего. С уменьшением посевных площадей товарное производство
сохранилось в Нижнедевицком уезде (33 маслобойни), Коротоякском уезде (40
маслобоен),
слободе
Алексеевке,
Бирюченского
уезда
(113
маслобоен),
Острогожском уезде (170 маслобоен). Всего промысел включал в 1870х года до
1900 человек161. Продукцию маслобоен оптом скупали несколько купцов,
перепродавали на ярмарках и частично вывозили за пределы губернии.
Выделка крестьянских сукон составляла незначительный промысел с точки
зрения выпуска товарной продукции. При этом практически каждый крестьянский
двор изготавливал грубое сукно для собственных нужд. Товарное производство
сукна имелось в Солдатской, Истобенской и Синелипяговской волостях
Нижнедевицкого уезда. Из Солдатской и Истобенской волостей на ярмарки в
слободу Репьевку Коротоякского уезда и Обуховку Новооскольского уезда
Курской губернии поступало более 5 000 аршин сукна в год, из Синелипяговской
волости на местную ярмарку вывозилось 1 200 аршин сукна.
Крестьянские сукна ткали из шерсти овец осенней стрижки, т.е. самой
грубой, на тех же станках, на которых изготавливались полотна. «Промысел этот,
очевидно, мог бы быть выгодным, если бы женщины более употребляли времени
на тканье и пользовались разделением труда, т.е. не соединяли бы прядение
шерсти с тканьем, так как хорошая ткачиха может выткать в день от 7 до 10
аршин, т.е. заработать в день от 65 до 95 копеек, что в крестьянском быту —
немаловажный доход. Но постоянного производства не бывает, ткут между делом,
убивают время на дешевую работу приготовления пряжи, после чего и выходит,
что если женщины крестьянского семейства, за удовлетворением домашних
потребностей в сукне, зарабатывают в год еще 10 или 15 рублей, то это очень
хорошо. Работа на коммерческих началах представляется лишь как исключение у
161 Там же. С.12.
немногих семейств»162.
Приблизительно
характерна
такая
полотняному
же
социально-экономическая
промыслу,
распространенному,
природа
была
аналогично
ему,
практически среди всего населения губернии. Возделывание конопли и льна в
размерах,
удовлетворяющих
семейные
потребности,
присутствовало
в
большинстве крестьянских дворов163.
В описываемый период крестьяне и крестьянки одевались почти повсеместно
в «самодельные, грубые ткани», предпочтительные с точки зрения практичности и
носкости при физической работе.
В реализацию вырабатывался холст из льна и конопли, так называемый
посконный, грубый холст, именуемый «продажка». Само название «подажка»
показывало
назначение
изготовления
этого
холста164.
Посконный
холст
реализовывался скупщикам и использовался для упаковки товара, мешков, чехлов.
«Крестьянская женщина ничего не получает от мужа, отца или брата на свои
наряды, на свечи в церковь и тому подробное; весь этот расход, простирающийся
от 3х до 10 рублей в год, крестьянка должна покрыть из собственных средств, и
вернейший для нее способ добыть деньги — приготовление холста. Со стороны
мужчины в этом деле только хлопоты по посеву конопли и приготовлению под нее
земли; последнее особенно важно, потому что если земля хорошо выбрана и
удобрена, то неурожая на коноплю не бывает. Для холстов употребляется только
мелкая конопля, посконь, и количеством поскони определяется и количество
приготовляемого холста. Посконь вымачивают, толкут в ступах на мельницах,
мнут на ручных мялках, прядут на обыкновенных прялках и затем уже
приступают к тканью полотен»165.
За исключением села Знаменского Нижнедевицкого уезда, где изготовляли
162 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.51.
163 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева, 1902. С.242.
164 Там же. С.43.
165 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.52.
полотно аршинной шириной на специальных ткацких станках, в остальных
селениях производили холст шириной в поларшина. Качеством полотна славились
села Рындино Солдатской волости и Кучугур Новоольшанской волости.
Искусная мастерица могла получать годовой доход до 100 рублей, но чаще
ткачихи получали в год не более 50 рублей.
На сбыт полотна работали, помимо Нижнедевицких крестьян, жители
слободы Алексеевки Бирюченского уезда, слободы Ольховки Острогожского уезда
и сел Гороховки и Мамоны Павловского уезда166.
Поташный промысел в губернии зародился как побочный по отношению к
маслобойному для утилизации стеблей подсолнуха и гречихи. В 1850-1860х годах
в Коротоякском, Бирюченском, Острогожском уездах насчитывалось до 100 таких
предприятий. К рассматриваемому периоду их число сократилось до 30 во всех
трех уездах. В основном все поташные заводы перешли на работу под заказ167.
Особенностью деревообрабатывающего промысла Воронежской губернии
являлась его слабая специализация. Центральное место в деревообработке
занимали плотники, встречающиеся повсеместно. По подсчетам В.П. Семенова
плотники составляли до 1/5 всех сельских ремесленников168. Большая часть
плотников уходили «в отход» на заработки. Вследствие дефицита лесного сырья
плотник, как правило, являлся главным на лесозаготовке. Промышленник,
купивший лес на сруб, обычно прибегал к услугам плотника, с тем чтобы
«Использовать лес с наибольшей выгодой; каждое дерево и его части при этом
строго сортируются, что годится на балку, что как бревно, что на доски, что на
оглоблю, и лишь ветки и кривые части деревьев, а в случаях выкорчевки, и пни —
идут на дрова. Иногда в лесу уже прямо приготовляются готовые срубы и т.п.»169.
Еще одна специальность деревообработчиков назыалась «продольные
пильщики». В лесистых регионах эта профессия практически исчезла с
166 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.11-17.
167 Там же. С. 14.
168 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева, 1902. С.240-242.
169 Там же. С.242.
внедрением паровых пилорам. Продольные пильщики были востребованы
местным населением в Воронежской губернии, где вследствие отсутствия
достаточного количества древесины паровые лесопилки не применялись.
Существовали и другие занятия кустарей, не требующие большого
мастерства
деревообработки.
Нижнедевицкого
уезда
Например,
неплохо
жители
зарабатывали
села
Дмитриевского
изготовлением
метел
для
реализации в Павловском и Острогожском уездах. Всего этим промыслом
занимались 15 дворов, изготавливающих по заказу 5 000 метел170.
Наряду
с
широко
распространенными
плотницким
промыслом,
в
Воронежской губернии присутствовал небольшими вкраплениями промысел
мастеров-столяров, подразделяющихся по видам деятельности. Наприммер,
выделкой прялок были заняты 32 двора села Хорошилово Нижнедевицкого
уезда171.
В производственном процессе, как правило, участвовал сам хозяин, изредка
прибегая к помощи кого-нибудь из домашних, «для поделок, не требующих
никакого искусства (для болванки кругов, распилки спиц и т.д.)»172. Материал для
прялок покупал сам мастер за наличный расчет в казенных дачах. Прялки
сбывались в земле Войска Донского и местных ярмарках. Годовой доход мастера
составлял 20-30 рублей. Все сорок мастеров этого села, кроме изготовления новых
прялок, занимались починкой сломанных.
«Кроме Хорошиловских крестьян, делающих прялки на продажу, в селе
Новой-Ольшанке занимаются прялочным мастерством 5 человек. Из них 4
человека исключительно занимаются починкой прялок, а один, именно Иван
Андреевич Ефимов, кроме починки, делает новые; но только по заказу, и делает
так хорошо, что отличные прядильщицы выражаются: «не прялки делает, а
мысли», и всегда, вместо базарной цены от 1 рубля до 1 рубля 50 копеек, платят
170 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.54.
171 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.11-17.
172 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.55.
этому мастеру за прялку 3 рубля 50 копеек и не говорят, что дорого»173.
Схема организации прялочного промысла:
Заказчик
Ярмарка
Заказчик
Ярмарка
Заказчик
П р я л о ч н и к и
Еще реже, чем прялочный промысел, встречалось производство бочек.
Специалисты бондарного дела имелись в слободе Алексеевке с окружающими
деревнями Бирюченского уезда (300 человек) и селе Липовке Бобровского уезда.
Готовые бочки реализовывались скупщикам и в основном потреблялись для
упаковки растительного масла, произведенного в губернии. Годовой доход
бондарей составлял от 30 до 50 рублей174.
В Нижнедевицком уезде бондари (70 человек) из-за отсутствия заказов
работали осенью и весной только два месяца в течение которых зарабатывали до
15 рублей175.
Столяры слободы Красной Новохоперского уезда специализировались на
выпуске крестьянских сундуков, лавок, оконных рам. Работа осуществлялась в
большей степени по заказу. В летнее время значительная часть слободских
столяров уходила на заработок в пределах 40-50 верст в округе. Обходя
173 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.55.
174 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.14.
175 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.60-61.
близлежащие
селения,
они
выполняли
простую
работу
по
ремонту
и
изготовлению крестьянской мебели. Случалось какому-то более удачливому
мастеру
найти
«крупный»
подряд,
тогда
формировалась
артель
из
«сотоварищей»176.
Схема организации столярного промысла:
Ярмарка
Столяр
Заказчик
Артель
Ярмарка
Столяр
Заказчик
Артель
Ярмарка
Столяр
Количество столяров достигало 132 человек. В среднем каждый кустарь
зарабатывал в год 70-80 рублей. Экипажный промысел по производству
крестьянских телег, бричек, колес, дуг был развит в трех местностях губернии: в
селе Дмитриевке Бирюченского уезда (76 человек), слободе Ямской Валуйского
уезда (44 человека) и в слободе Воронцовке Павловского уезда (150 человек).
«Приготовление колес составляет часть кустарного промысла, приготовления
крестьянских экипажей, но является самостоятельным помыслом вследствие того,
что наши крестьяне сами для себя приготовляют все части своей телеги и не
умеют сделать только одного колеса. Разумеется, что там, где делают колеса, там
же делают полные крестьянские экипажи, когда имеются на то заказы»177.
Первые два селения снабжали колесами западные уезды губернии,
176 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева, 1902. С.240-242.
177 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.14.
воронцовские мастера поставляли свою продукцию в восточные уезды.
Наиболее основательным является промысел в слободе Воронцовке.
Обеспеченный сбыт экипажной оснастки обусловил внедрение воронцовскими
столярами разделения труда. Из общего промысла дифференцировались три
специализации: колесное, ободное и экипажное. Последняя специализация,
благодаря совершенствованию, привела к изготовлению дорожных тарантасов,
«не уступающих по достоинству никаким другим». Годовой заработок кустаря в
этой отрасли составлял от 100 до 150 рублей. Из экипажного промысла (особенно
из
числа
воронцовских
мастеров)
выделялись
«капиталистые
мужики»,
нанимавшие в свое предприятие 5-7 человек наемных рабочих.
Выделка кож в губернии была распространена повсеместно. Практически не
существовало крестьянской семьи, не выделывающей самостоятельно шкуры
животных для изготовления простых вещей.
Вместе с тем пошив тулупов, полушубков, сапог требовал специального
сырья, а следовательно, - и особой обработки кож. Выделкой кож для чеботарного
производства занимались кустари слобод Белгородской, Новой Сотни, Старой и
Новой Колитвы, Лужниковки Острогожского уезда (200 человек), Алексеевской,
Уразовой, Никитовки Бирюченкого уезда (2 000 человек), Бутурлиновки
Бобровского уезда (300 человек). Объем сапожного производства в Бутурлиновке
не обеспеченный местным кожевенным сырьем, обусловил необходимость его
привоза из г. Саранска Пензенской губернии. Ежегодный заработок хозяина
кожевенной мастерской, использующей труд 5-7 наемных рабочих, простирался
от 300 до 500 рублей178.
Посредники для сбыта продукции не требовались. Недостаток сырья и
сапожников способствовал распродаже товара «с колес». Наиболее состоятельные
сапожники обеспечивали снабжение кожевенным сырьем, выдачей авансов
178 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.74.
кожевенникам179.
Схема организации кожевенного промысла.
Сапожник
Сапожник
Кожевенная
мастерская
Сапожник
Кожевенная
мастерская
Сапожник
Сапожник
Кожевенная
мастерская
Сапожным промыслом на уровне удовлетворения семейных потребностей
или выполнения небольших заказов в губернии занимались 20 000 человек 180. По
сумме валового продукта сапожный промысел намного превосходил другие.
Центрами сапожного мастерства являлись слобода Бутурлиновка, слобода
Воронцовка Павловского уезда, слободы Алексеевка и Дмитриевка Бичюренского
уезда, пригородные слободы г. Острогожска Новая Сотня и Лушниковка.
Первой среди названных центров следует назвать Бутурлиновку, в которой
производством обуви занималось 10 000 мастеров и рабочих. Объем их
производства достигал огромной по тем временам величины - 500 000 пар
крестьянской обуви на сумму в 2 миллиона рублей. Однако, вследствие прямой
зависимости сапожников от хозяев кожевенных мастерских и, особенно, от
авансирующих их скупщиков, годовой доход мастеров не превышал 100 рублей
179 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.18-19.
180 Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб.: Издание А.Ф. Девриева, 1902. С.247.
(при условии отстраненности от всех других дел).
В слободах Алексеевке и Дмитровке чеботарным промыслом занималась 1
500 человек. Работа алексеевских сапожников отличалась более высоким
качеством и меньшей зависимостью от скупщика, поэтому годовой заработок
сапожников Бирюченского уезда вдвое превышал заработок бутурлиновцев. В
слободе Воронцовке имелось до 1 000 сапожников в Лушниковско-Новосотенских
слободах - до 800 человек.
Преуспевающим промыслом Воронежской губернии в рассматриваемый
период являлся промысел по выделке овчин и изготовлению полушубков и
тулупов. В 1850е годы «промысел этот доставлял значительный доход мастерам из
губерний Тамбовской, Пензенской и Рязанской, но теперь такие мастера являются
только в северные уезды губернии, да и там постепенно вытесняются местными
мастерами. Овчинный полушубок составляет главное одеяние Воронежского
крестьянина в течение почти целого года»181.
Овчинный промысел, так же как плотницкий, ткацкий, сапожный,
инициированный потребностью каждой крестьянской семьи, был распространен
по всей территории губернии. Если считать всех, кто занимался выделкой овчин
хотя бы для нужд собственной семьи, то таковых насчитывалось десятки тысяч182.
Центрами товарного производства овчин и овчинных шуб было село Форостань
Коротоякского уезда (115 человек), слободы Засосенская (203 человека)
Бирюченского уезда, Новая Сотня и Лужниковка Острогожского уезда (247
человек).
Овчинники работали как по заказу потребителя, так и на свободную продажу.
Полушубки и тулупы реализовывались на губернских ярмарках183.
Шитье крестьянского платья, суконного, мужского, когда за это дело не
181 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.17-19; Памятная
книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического Комитета.
Воронеж, 1879. С.73-75.
182 Скиада М.М. Очерк кустарной промышленности Воронежской губернии. Воронеж, 1882. С.20.
183 Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.59-62.
брались крестьянки, обыкновенно являлось дополнительной специализацией
шубников.
Отдельные отрасли кустарной промышленности составляли шапошники и
картузники. Производством головных уборов занимались в слободе Бутурлиновке
Павловского уезда и в пригородных Бирюченских слободах Засосенской,
Ариниковке, Алексеевке. В Бутурлиновке 70 шапошников изготавливали
продукции на 20 000 в год, что обеспечивало среднегодовой доход до 200 рублей.
Кустари Засосенско-Алексеевских вместе с работниками насчитывали в своих
рядах до 500 рабочих с годовым заработком не менее 200 рублей184.
Портняжным мастерством в той или мере обладали все хозяйки крестьянских
дворов. Однако из общей массы крестьян выделялись наиболее сноровистые,
которые по окончанию полевых работ обходят дворы с предложением своих
портняжных услуги.
«Каждый домохозяин почти все домашние свои потребности выполняет
собственными средствами, кроме шитья платья, изготовление которого, при
просмотре фасона, всего ближе подходило бы к женскому труду, но на самом деле
выходит наоборот: игла и ножницы плохо действуют в руках крестьянских
женщин и даже некоторые женские костюмы делаются не женщинами, а
доморощенными портными. Начиная с Покрова до марта, а иногда до апреля,
портные ходят из двора во двор и обшивают крестьянские семейства, питаясь за
одним столом с заказчиком.
Несмотря на дешевизну работы, портные имеют хороший заработок,
составляющий большое подспорье в крестьянском быту, тем более что работа
производится в такое время, когда дома делать нечего»185.
Известные своим искусством мастера (как правило из бывших дворовых)
имели одного или двух учеников (мальчиков лет 16), работающих за науку
бесплатно две-три зимы, и одного подмастерья за условную плату от 2 до 4
184
Скиада М.М. Указ. соч. С.22.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского Губернского Статистического
Комитета. Воронеж, 1879. С.57.
185
рублей в месяц. Мальчики поступали только для швейной работы, поэтому, когда
таковая отсутствовала, расходились в семьи.
В общей массой портных приблизительно одного уровня мастерства,
выделялись единицы наиболее искусных. Так, в селе Синие Липячи работал
портной из бывших дворовых, пользовавшийся такой популярностью, что давно
не ходил по дворам, а имел собственное заведение, не справляющееся со всеми
заказами. Его годовой доход составлял 400 рублей при среднем заработке других
портных в 150 рублей.
С приходом в крестьянскую среду «моды» на крашеные юбки и платки в
Нижегородском уезде появился красильный промысел. Изделия окрашивались в
пунцовый цвет краской, приготовленной из червяков (кошенили).
Основательницей промысла стала бывшая крепостная крестьянка князя
Меньшикова Пелагея Андреевна Наседкина из села Знаменского. Наседкина
передала свое умение односельчанам. Используя навыки крашения, П.А.
Наседкина зарабатывала в год не менее 400 рублей, ее последовательницы
получали доход около 100 рублей. Красильщицы работали исключительно на
заказ186.
Кровельный промысел, как и как красильный, начал развиваться лишь с
середины XIX века являлся кровельный. Мастера-кровельщики (до 90 человек),
живущие в Нижнедевицком и Валуйском уездах, покрывали крыши домов
соломенным раствором. Аналогично красильщикам и портным, кровельщики
выполняли работу только по заказу потребителя187.
186
Там же. С.64.
Россия. Полноое географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб., 1902. С.249.
187
Схема организации портняжного, красильного, кровельного промыслов:
Красильщица
Портной
Портной
Красильщица
Кровельщик
П о т р е б и т е л ь
По приблизительным подсчетам М.М. Скиады, в 1870е годы в губернии
насчитывалось до 60 000 кустарей обоего пола, из которых 66% занимались
промыслом как занятием, подсобным к земледелию. Сумма производимой ими
продукции достигала 8 млн. рублей в год, а годовой заработок - 1,5 млн. рублей.
Вместе с крестьянами-отходниками количество мелких промышленников
достигало 120 000 человек (около 1/20 населения губернии)188.
Проверка
цифр,
презентованных
М.М.
Скиадой,
показала
их
приблизительное совпадение с данными, полученными путем сопоставления
цифр, содержащихся в нескольких источниках. По нашим подсчетам, общее
количество
кустарей
в
пореформенной
деревне
Воронежской
губернии
составляло около 64 507 человек, из которых практически 80% занималось
промышленной деятельностью как побочной к земледелию.
Последняя
цифра,
характеризующая
количество
отходников-
промышленников из губернии в 1870е годы, требует специального критического
рассмотрения.
188
Скиада М.М. Указ. соч. С.22-24.
Приблизительно такую же цифру кустарей Воронежской губернии в 1870е
годы привел наиболее компетентный земский статистик Ф.А. Щербина. По его
подсчетам, мелкой промышленной деятельностью в крае занимались 63 000
человек, в том числе 8 500 женщин и 54 500 мужчин189.
189
Россия. Полноое географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей.
Под ред. В.П. Семенова. Т.2. Среднерусская черноземная область. СПб., 1902. С.239.
Наименование
промысла
Место
расположения
Количеств
о занятых
(человек)
Время
зарожден
ия
Способ
возникновения
Социальноэкономическая
организация
Новые
специализации
(разделение труда)
Социальные
направления
модернизации
Вязание
шерстяных
чулок
В слободах:
Придага, Ямской;
селах:
Монастырщенка,
Таврово,
Песчанка,
Семидесятское,
Бобяково, Оленьколодец
Воронежского
уезда
Слобода Чижевка
Воронежского
уезда
Село Смердячая
Девица
Воронежсокго
уезда, село
КаменноСодовское
Новохоперсокго
уезда
5 000
Конец
XVIII начало
XIX века
Из сельского
ремесла
А)
Мелкотоварное
производство
Б) частнокапиталистические
предприятия
Территориальная и
производственная
специализация
А) Выделение из
среды
промышленников
предпринимательских элементов
Б) Освоение
промысла
скупщиками
120
XVIII век
Из домашнего
производства
Мелкотоварное
производство
Производственная
переспециализация
400,
70
Начало
XIX века
А) потребность
строитнльства
сельского
города
Б) развитие
мельничного
производства
А) Артельная
Б) Частнокапиталистические
предприятия
Производственная
специализация
Промысел
прекращает
существование
Выделение из
среды
промысловиков
предпринимательских элементов
Село Карачун,
деревня
Юрьевская
Задонского уезда,
Слобода
Алексеевка
Бирюченского
100; 100;
30.
XVIII век
Из домашнего
производства
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварный
уклад
Отсутствует
Отсутствует
Вязание
шерстяных
варежек
Обработка
камня и глины
Гончарное
производство
Положение
промысла в
системе
традиционного
хозяйства
А) Земледелие
– основной вид
деятельности
для вязальщиц
и прядильщиц
Б) Чесальшики
практически
не занимаются
земледелием
Земледелие
основной вид
деятельности
А) Земледелие
– основной вид
деятельности
для
камнеломов и
добытчиков
глины
Б) Мастера не
занимаются
земледелием
Земледелие –
главное
занятие
Производство
кирпича
уезда, село
Никитовка
Валуйского уезда
Воронежская
губерния
1 500
Начало
XIX века
Из домашнего
производства
Мелкотоварный
уклад
Отсутствует
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварное
производство
В) Частнокапиталистические
предприятия
Сельское
ремесло
Производственная
специализация
(слесари)
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварный
уклад
Кузнечный
промысел
Пригородные
слободы г.
Воронежа
300
XVIII век
Первые
кузнецы
привезены из
промышленных
губерний
Кузнечный
промысел
Туровская,
Солдатская,
Ясеневская,
Старомеловская,
Чужиковская,
Знаменская,
Роговатская,
Синелипяговская,
Семидесятская,
Никольская,
Пригородюенская,
Новоольшанская
волости
Нижневевицкого
уезда
Солдатская,
Истобенская,
Синелипяговская
волости
Нижнедевицкого
108
XIX век
В связи с
развитием
извозчичьего
промысла
530
XVIII век
Из домашнего
производства
Выделка
крестьянских
сукон
Выделение из
среды
промысловиков
предпринимательских элементов
А) Выделение из
среды
промысловиков
предпринимательских
элементов
Земледелие –
главное
занятие
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
Кузнецы не
занимаются
земледелием
Производство
бичевы и
канатов
уезда
Слобода Придача
Воронежского
уезда; деревни по
реке Форостане
Коротоякского
уезда
105;
121
XVIII век
В связи с
развитием
судоходства
А)
Мелкотоварное
производство
Б)
Частнокапитали
стические
предприятия
Производственная
специализация
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварное
производство
А)
Мелкотоварный
уклад
Б) Домашнее
производство
В)
Частнокапитали
стические
предприятия
А)
Мелкотоварный
уклад
Б) Сельское
ремесло
Производственная
специализация
Плетение сетей
Деревня Отрожки
Воронежского
уезда
240
XVIII век
Из сельского
ремесла
Маслобойное
производство
Нижнедевицкий
уезд;
Коротоякский
уезд; слобода
Алексеевка
Бирюченского
уезда;
Острогожский
уезд
Села Знаменское.
Рындино,
Кучугур. Роговое,
Новаольшанка,
Синии-Липяги,
Семидесятское,
Никольское
Нижнедевикого
уезда; слобода
Алексеевка
Бирюченского
уезда; слобода
Ольшанка
1900
Начало
XIX века
Из домашнего
производства
430
XVIII век
Из домашнего
производства
Производство
холста
А) Выделение из
среды
промысловиков
предпринимательс
ких элементов
Б) Освоение
промысла
скупщиком
Освоение
промысла
скупщиком
Земледелие –
главное
занятие
Отсутствует
А) Выделение из
среды
промысловиков
предпринимательс
ких элементов
Б) Освоение
промысла
скупщиком
А) Земледелие
– главное
занятие
Б) Промысел –
главное
занятие
Отсутствует
Освоение
промысла
скупщиком
Земледелие –
главное
занятие
Земледелие –
главное
занятие
Поташное
производство
Изготовление
метел
Изготовление
прялок
Бондарный
промысел
Мебельный
промысел
Экипажный
промысел
Острогожского
уезда; села
Гороховка и
Мамонты
Павловского уезда
Коротоякский,
Бирючевский,
Острогожский
уезды
Село
Дмитриевское
Нижнедевицкого
уезда
Села
Хорошилово,
Ново-Ольшанка
Нижнедевицкого
уезда
Слобода
Алексеевка
Бирюченского
уезда; село
Липовка
Бобровского
уезда;
Нижнедевицкий
уезд
Слобода Красная
Новохоперского
уезда
Село Дмитриевка
Бирюченского
уезда, слобода
94
Начало
XIX века
Из домашнего
производства
Сельское
ремесло
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
54
Середина
XIX века
Сторонний
заказ
Сельское
ремесло
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
38;
5
XVIII век
Из домашнего
производства
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
300;
72;
70
Начало
XIX века
Потребности
маслобойного
производства
А)
Мелкотоварный
уклад
Б) Сельское
ремесло
Мелкотоварный
уклад
Отсутствует
А) Освоение
промысла
скупщиком
Земледелие –
главное
занятие
132
XVIII век
Из сельского
ремесла
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
76;
44;
150
XVIII век
Из сельского
ремесла
А)
Мелкотоварный
уклад
Б) Сельское
ремесло
В) Артельная
А)
Мелкотоварный
уклад
Производственная
специализация
Выделение из
среды
промысловиков
Промысел –
главное
занятие
Кожевенный
промысел
Сапожный
промысел
Выделка овчин
и пошив
полушубков и
тулупов
Ямская
Волуйского уезда,
слобода
Воронцовка
Павловского уезда
Слободы
Велогорская.
Новая-Сотия,
Лушниковка,
Старая и Новая
Калитва
Острогожского
уезда; слободы
Алексеевка,
Уразова,
Никитовка
Бирюченского
уезда;
Бутурлиновка
Бобровского уезда
Слободы
Алексеевка,
Дмитриевка
Бирюченского
уезда; Новая
Сотня,
Лужниковка
Острогожского
уезда;
Бутурлиновка,
Воронцовка
Павловского уезда
Село Форостань
Коротоякского
уезда, Новая
Сотня,
Б)
Частнокапиталичтические
предприятия
предпринимательс
ких элементов
200;
2000;
300
XVIII век
Из домашнего
производства
А) Домашнее
производство
Б)
Мелкотоварный
уклад
В)
Частнокапиталичтические
предприятия
Отсутствует
Выделение из
среды
промысловиков
предпринимательс
ких элементов
Промысел –
главное
занятие
1 500;
800;
10 000;
1 000
Начало
XIX века
Из сельского
ремесла
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварный
уклад
Отсутствует
Освоение
промысла
скупщиком
Земледелие –
главное
занятие
115;
247;
203
XVIII век
Из сельского
ремесла
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварный
Производственная
специализация
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
Производство
шапок и
картузов
Портняжный
промысел
Красильный
промысел
Кровельный
промысел
Лушниковка
острогожского
уезда; слобода
Засосенская
Бирюченского
уезда
Слобода
Бутурлиновка
Павловского
уезда; слободы
Засосенская,
Ариниковка,
Алексеевка
Бирюченского
уезда
Село Синие
Липяги, слобода
Солдатская
Нижнедевицкого
уезда
Село Знаменское
Нижнедевицкий
уезд
Нижнедевицкий и
Валуйский уезды
уклад
70;
500
Начало
XIX века
Из сельского
ремесла
А) Сельское
ремесло
Б)
Мелкотоварный
уклад
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
12;
115
Середина
XIX века
Из помещичьих
имений
Сельское
ремесло
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
32
Середина
XIX века
Из помещичьих
имений
Сельское
ремесло
Отсутствует
Отсутствует
90
Середина
XIX века
Из сельского
ремесла
Сельское
ремесло
Отсутствует
Отсутствует
Земледелие –
главное
занятие
Земледелие –
главное
занятие
Таким
образом,
социально-экономическая
организация
кустарной
промышленности Воронежской пореформенной деревни была обусловлена
несколькими факторами. Первым из них являлся кризис экстенсивно
развивающейся аграрной отрасли края, который способствовал росту
потребности
крестьянских
хозяйств
в
диверсификации
направлений
деятельности, неизбежно порождающей обращение сельского населения к
промышленным занятиям. С другой стороны, кризис сельскохозяйственной
отрасли негативно отразился на материальном положении крестьянства,
консервировал архаичные бытовые и культурные уровни существования
сельского населения, что в свою очередь тормозило развитие мелкой
кустарной
промышленности
и
процесс
ее
модернизации
в
силу
ограниченности рынка потребления.
Вторым фактором, определяющим социально-экономический строй
кустарных промыслов черноземной деревни в 1860-70 годы, стало
постепенное втягивание крестьянской экономики в товарные отношения.
Вместе с тем этот процесс имел региональный контекст. Поставка на
национальный рынок значительного количества товарного зерна адекватно
не отражалась
на стимулировании внутреннего рынка губернии. Такая
ситуация сказывалась, в том числе, на слабой связи местной кустарной
промышленности с общероссийским рынком, проявляющейся не только, и не
столько, в низкой востребованности товаров местных кустарей за пределами
губернии, но, прежде всего, в отсутствии каналов передачи технологий,
образцов ручного труда. Большей частью кустарная промышленность
губернии находилась в автономном состоянии, что консервировало ее
патриархальность.
Третьим
фактором,
определяющим
направление
социальной
мобильности крестьянской промышленности, являлся относительно низкий
уровень индустриального развития губернии. Возможности применения
умений
ручного
труда
сельского
населения
были
практически
безграничными. Население края испытывало дефицит во многих видах
промышленной продукции даже в рамках низкого (в связи с невысокой
платежеспособностью населения) потенциала потребительского рынка,
местная мелкая промышленность не справлялась с его освоением. О многих
видах товаров и услуг сельские жители Воронежской губернии даже не
догадывались.
Четвертым
промышленности
фактором,
губернии,
обусловливающим
являлось
организацию
наличие
в
кустарной
непосредственном
окружении регионов с неисчерпаемыми возможностями развития сельского
хозяйства и еще менее развитой промышленностью. Значительная часть
земледельческого населения компенсировала болезненно воспринимаемую
деформацию традиционного уклада, за счет отходничества. Наличие такого
амортизатора, безусловно, сдерживало темпы модернизации как аграрной,
так и промышленной отраслей крестьянской экономики губернии.
Большая часть крестьянской промышленной деятельности оставалась в
лоне традиционного уклада. Домашнее производство промышленной
продукции, возобновляемое по мере необходимости крестьянской семьи, не
поддавалось сколько-нибудь удовлетворительному учету. С другой стороны,
вряд ли возможно допустить, чтобы каждая семья в процессе своей
жизнедеятельности ни разу не прибегла к выделке холста, шитью платья,
изготовлению посуды или мебели. Таким образом, можно смело отнести все
трудоспособное крестьянское население, включая женщин, подростков,
малолетних детей и пожилых людей в возрасте после 70 лет к сегменту
кустарных промыслов, обеспечивающих собственные потребности семьи, так
как именно на женщин, детей и стариков ложился главный груз
ответственности за обеспечение бытовых условий в крестьянских усадьбах.
К усадьбам принадлежало около 2 млн. человек сельского населения
(исключая представителей привилегированных сословий (20 тыс.), мещан и
новорожденных крестьянских детей), проживающих в губернии в 1870е
годы. «Дав жизнь» практически всем развивающимся товарным отраслям
кустарного производства, этот сегмент патриархальной крестьянской
промышленности оставался наименее подверженным модернизационным
процессам.
Домашнее производство было структурированно на два слоя. Самым
обширным и слабо поддающимся изменениям был слой консервативный.
Именно эта реалия патриархальной промышленной деятельности донесла до
наших дней первозданные приемы ручного труда и традиции народного
творчества.
Другой
слой
крестьян,
состоящий
из
наиболее
«рукастых»
представителей сельского населения, обнимал наибольшую группу крестьян
«пассионариев»,
наделенных
даром
особых
мастеровых
умений,
и
практически инкорпорировался в сельское ремесло. Точнее, малый слой
домашних умельцев являлся пространством бифуркации, связывающим два
качественно отличающихся социально-экономических явления: замкнутое в
себе натуральное патриархальное производство и форму организации
экономики, преодолевшую ограниченность традиционного хозяйства.
Следует
заметить,
что
эволюционный
процесс
становления
индустриального производства в 1860-1870е годы в черноземной деревне
только начинал разворачиваться. Если в промышленно развитых губерниях
еще в первой половине XIX века активно пробивали себе путь тенденции,
составляющие
содержание
феномена
протоиндустриализации,
то
в
земледельческих регионах лишь пореформенные социальные трансформации
немного «всколыхнули» незыблемую твердыню традиционных устоев.
Сельское
ремесло
оставалось
не
только
функциональной
формой
организации кустарной промышленности Воронежской губернии, но и
продолжало оставаться отправным «пунктом» вновь зарождающихся
промыслов (например, красильного, кровельного, портняжного и т.д.).
В целом сельское ремесло (работа на заказ потребителя) как форма
мелкого сельского промышленного производства, лишь эпизодически
связанная с рынком, охватывало в пореформенной черноземной деревне до
70,58% (45 585 чел.) кустарей.
Качественным
порогом,
отделяющим
сельское
ремесло
от
мелкотоварного уклада, распространяющегося по мере становления «новой»
товарной
экономики,
функционирование
являлась
которого
инкорпорация
определяли
кустарей
в
рынок,
принципиально
иные
закономерности: конкуренция, закон стоимости, обусловленность степени
эффективности емкостью потребительского спроса и т.д.
В
связи
с
анализом
этой
ступени
организации
кустарной
промышленности важно отметить два момента. Во-первых, переход к
мелкотоварному производству, как правило, не являлся революционным
процессом, а представлял собой эволюционное втягивание эпизодически
сталкивающегося с рынком предприятия ремесленников в систематические
товарно-денежные отношения, обусловленное комплексом хозяйственных
трансформаций Именно поэтому 24,86% (16 040) кустарей Воронежской
губернии балансировали между работой на заказ и на рынок.
Во-вторых, мелкотоварный уклад, функционирующий на основании
рыночных законов, продуцирует целый комплекс модернизационных
социально-экономических явлений: а) инициирует новые специализации; б)
территориальное разделение труда; в) постепенную дифференциацию от
аграрной
сферы.
Такие
результаты
рыночного
преобразования
пореформенной промышленности Воронежской губернии прослеживались в
сегменте, объединяющем до 9,54% (6 156) кустарей.
В-третьих, товарное кустарное производство, неизбежно открывая
дорогу
имущественной
и
социальной
дифференциации
(кустарные
промыслы, генерирующие предпринимательские элементы, охватывали
21,07% (13 596) сельских промышленников) не предполагало тотального
размывания
средних
слоев
кустарного
населения.
В
структуре
мелкотоварного общественно-экономического уклада имелось пространство,
занимаемое производствами, в которых основную долю вновь создаваемого
товара составляли трудовые затраты мастера, наделенного уникальными
способностями или некапиталоемкие отрасли кустарной промышленности.
Присутствие в этом сегменте мелкой сельской промышленности частного
капитала не обеспечивало его функциональной эффективностью. Безусловно,
указанное пространство являлось также продуктом модернизации, поэтому в
структуре мелкой сельской промышленности Воронежской губернии
пореформенного
периода
представляло
собой
«узкую
лакуну»,
объединившую 1,22% (792) кустаря.
Кроме того, модернизация кустарной промышленности инициировала
альтернативное
частнокапиталистическому
кооперативное
(артельное)
направление концентрации производства через обобществление трудовых и
материальных ресурсов мелких собственников.
Кооперативный сектор кустарной промышленности, как и предыдущий
сегмент, составлял небольшую величину, включающую 0, 93% (602) мелких
товаропроизводителей.
5. Отхожие промыслы кустарей в модернизационной
парадигме Воронежской деревни второй половины XIX
века.
Отхожие
промыслы
составляли
важную
часть
модернизации
традиционного крестьянского хозяйства. Поиск ресурсов для поддержания,
хозяйственного
условиями,
уклада,
инициировал
деформируемого
новыми
экономическими
дифференциацию
направления
приложения
трудовых усилий сельского населения, в том числе, за пределами
постоянного места проживания.
В
контексте
сказанного
следует
подчеркнуть
тождественность
социального содержания отхода в нечерноземной и черноземной деревне.
Однако между этими двумя явлениями имелась и принципиальная разница.
Избыток сельского промышленного населения, например, Владимирской
губернии, трудовые ресурсы которого местный рынок «переварить» не мог,
способствовал
появлению
центров
отходничества,
объединявших
мастеровых разных специальностей, организовавших артели для работы на
стороне. Кроме того, часть кустарей в промышленных губерниях России
уходила за пределы региона вследствие неспособности адаптироваться к
новым условиям хозяйствования и желания воспроизвести «свое дело» на
новом месте в традиционном формате. Так, например, мебельщики
Московской губернии были вынуждены для поддержания конкурентного
уровня в соперничестве с городскими ремесленниками перейти от
изготовления «белой крестьянской мебели» к выпуску сложной корпусной,
резной
мебели,
производство
которой
потребовало
приобретения
специальных навыков, недоступных для большинства сельских кустарей
мастера. Не освоившие новое производство были вынуждены искать
заработок традиционным промыслом на стороне 190.
Совсем иначе выглядела картина отходничества в Черноземье. Большая
часть из тех, кто искал «счастье» на стороне, представляла собой массу
аграриев, не имеющую специальных навыков промышленной деятельности,
поэтому их подавляющая доля занималась наймом на сельскохозяйственный
заработок, «черную» работу или простейшие виды промышленного
производства (например, выделку кож, заготовку дров, копку котлованов,
колодцев и т.д.), не дававшие сколько-нибудь удовлетворительного
заработка.
Зачастую отходничество из Черноземных губерний инкорпорировалось
властями для того, чтобы сгладить бедственное положение крестьян в
голодные годы191.
Рост населения губернии (с 1860 по 1900 число губерний увеличилось на
45,2%: с 1 790 736 человек до 2 552 166 человек)192 на фоне углубляющегося
кризиса
традиционного
сельского
хозяйства
продуцировал
аграрное
перенаселение. Согласно данным, приведенным А.В. Перепелицыным, рост
избыточных трудовых ресурсов в губернии прогрессировал.
Аграрное перенаселение в Воронежской губернии в конце XIX века193
Количество
сельских
работников
обоего пола,
тысяч человек
Общая площадь
надельных и
частновладельческих
земель под посевами,
тысяч десятин
Избыток рабочей силы
К общему
Относительно
количеству
общей площади
сельских
посевов, тысяч
работников,
человек
%
Егоров В.Г., Зозуля О.А., Палеолог М.В. Кустарные промыслы нечерноземной деревни второй половины
XIX – начала XX века (На материалах Московской губернии). М., 2011.
191
Сивков К.В. Очерки по истории крепостного хозяйства и крестьянского движения в России в первой
половине XIX века. М., 1951. С.192, 198.
192
Материалы высочайше учрежденной 16 ноября 1901г. Комиссии по исследованию вопроса о движении с
1861 года по 1900 год благосостояния сельского населения среднеземледельческих губерний сравнительно с
другими местностями Европейской России. Ч. I. С. 14-16.
193
Перепелицын А.В. Крестьянские промыслы в Центрально-Черноземных губерниях России в
пореформенный период. Воронеж, 2005. С.24.
190
1890
1 211,6
1900
1506,8
1890
2 417,5
1900
2 454,5
1890
728,1
1900
1 015,9
1890
60,1
1900
67,4
Таким образом, только за последнее десятилетие «лишнее» население
губернии увеличилось более чем на 7%. Аграрное перенаселение толкало
крестьян на поиск альтернативных путей получения дохода, в том числе
части населения на приискание заработка «на стороне».
Отход крестьян с мест постоянного проживания регламентировался
Уставом о паспортах 1857 года. Начиная с 1861 года нормативная база,
определяющая правила крестьянской отлучки на заработки, развивалась в
сторону либерализации и в 1897 году получила логическую завершенность,
которая проявлялась в отмене пошлин с годовых, шести и трехмесячных
паспортных бланков, заменяемых бесплатными паспортами с годичным
сроком194.
Особенно быстрыми темпами отходничество в губернии развивалось в
1870е годы.
Отхожие промыслы крестьян Воронежской губернии в 1860-1890е гг.
(по данным паспортной статистики)195
Год
18611870
18711880
18811890
18911900
Количество паспортов, выбранных за
десятилетие (тысяч штук)
243,1
1277,1
1558,3
2176,4
И хотя паспортная статистика не может являться достоверной в плане
оценки абсолютных значений отходничества, она вполне пригодна для
иллюстрации
тенденции
развития
отходничества.
Данные
таблицы
свидетельствуют о бурном росте этого явления.
Низкий уровень развития кустарной промышленности губернии и
индустрии в целом свидетельствовал о том, что промышленная отрасль сама
Перепелицын А.В. Крестьянские промыслы в центрально-черноземных губерниях России в
пореформенный период. Воронеж, 2005. С.136-139.
195
Материалы высочайше учрежденной 16 ноября 1901 года Комиссии по исследованию вопроса о
движении с 1861г. по 1901 г. благосостояния сельского населения среднеземледельческих губерний
сравнительно с другими местностями Европейской России. Ч.1. С. 222-223.
194
по
себе
не
генерировала
тенденцию
отходничества.
Емкость
потребительского рынка промышленной продукции была настолько велика,
что в ее «безбрежных» границах находил свое место даже не совсем
совершенный и качественный товар. Например, мельничные жернова,
кузнечные изделия,
продукция
чеботарей
и
т.д.
имели
поуездную
ранжированность по качеству и, тем не менее, все сбывались без особого
затруднения. Многие товары промышленного производства и к концу 1880х
годов ввозились из-за пределов губернии (например, пензенские кожи,
нижегородские топоры, тульские самовары и гармошки).
Кроме того, в значительной степени автономно развивающаяся
воронежская кустарная промышленность не могла быть «донором»
совершенных технологий и приемов рукоделия.
Сказанное позволяет утверждать, что доля мелких промышленников в
общем количестве отходников была не велика. Безусловно, преобладал
сельскохозяйственный
отход.
Такое
предположение
подтверждается
данными подворных переписей за 1884-1891 годы.
Распределение крестьян-отходников Воронежской губернии (11 уездов)
Число
Сумма
Группа профессий
отходников, % к итогу заработка, % к итогу
чел.
рублей
Сельскохозяйственные
63 229
76,7
2 135 997
64,9
промыслы
Кустарноремесленные
12 462
15,1
653 111
19,8
промыслы
Городские заводские и
2 983
3,6
174 683
5,3
другие рабочие
Торговцы и
1 555
1,9
151 512
4,6
предприниматели
Прислуга
1 536
1,9
82 384
2,5
Свободные профессии
662
0,8
92 828
2,8
Всего
82 427
100
3 290 515
100
Социальной базой отходников-промышленников являлось сельское
ремесло, т.е. эта часть кустарного населения, в основном, была представлена
массовыми промышленными специальностями, обусловливающими широкие
потребности
сельских
жителей.
Типичная
персона
промышленника-
отходника из Воронежской губернии может быть описана приблизительно
следующим образом: мастеровой мужик, в повседневной жизни землепашец,
наделенный природным даром плотника, сапожника, кирпичника и др.,
никогда не работавший на массового потребителя, а скорее, эпизодически
выполнявший заказ односельчан. Об этой категории селян в полном
географическом
описании
говорится:
«причем
большей
частью
это
крестьяне-земледельцы, занимавшиеся плотничными работами в свободное
от полевых работ время»196.
Сделанные выводы подтверждаются данными, приведенными А.В.
Перепелицыным: «Среди кустарей и ремесленников приоритет принадлежал
плотникам, насчитывавшим 3 735 человек (30,0%), а их заработок составлял
196 645 рублей (30,1%). Удельный вес других специалистов был намного
меньше. Так, сапожников числилось 927 человек (7,4%), каменщиков – 909
человек
(7,3%),
портных
–
834
человека
(6,7%),
зарабатывавших,
соответственно 49 923 рубля (7,7%), 50 545 рублей (7,6%), 39 294 рублей
(6,0%)»197.
Согласно
исследованию
специальностями
среди
А.И.
кустарей
Шингарева,
отходников
самыми
были
массовыми
строительные:
плотницкая, столярная, кузнечная, профессия каменщиков198.
Для определения абсолютных показателей уровня отходничества
кустарей воспользуемся поуездными данными, полученными на основе
сведений волостных правлений в 1898 году199. Из ведомостей, указывающих
профессиональный состав отходников, были выбраны сведения только о
Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Т.2. С.240.
Перепелицын А.В. Указ. соч. С.148.
198
Шингарев А.И. Указ. соч. С.93.
199
Сведения об отходнических промыслах в Воронежской губернии за 1898 год. Воронеж, 1899. Расчеты
выполнены автором.
196
197
представителях промышленных специальностей и подсчитан удельный вес
этой категории сельских жителей в общей массе населения уездов.
При этом следует заметить, что в источнике содержатся ошибки при
подсчете относительных величин удельного веса промыслового населения.
Составители ведомостей, например, при определении «процента уходящих к
населению волости», указывали, что таковых имелось 121,7%, 158,4%,
115,3%200. Такого рода ошибки в документе встречаются повсеместно. В
отдельных дореволюционных и современных работах эти показатели
воспроизводятся без критического осмысления.
200
Там же. С.8.
Задонский уезд
59 480
59 744
119 174
5 807
Землянский
уезд
99 360
101 199
200 559
9 009
Нижнедевицкий
85 670
85 076
170 746
5 380
396
6 203
% уходивших
к населению
Обоего
пола
Женщин
Мужчин
Обоего
пола
Женщин
Мужчин
Название уездов
Кустари-отходники Воронежской губернии на 1897 год (по данным волостных правлений)
Уходило на заработки
Число жителей в 1897 году
в 1898 году
Куда уходили (область,
На какие работы
губерния, город, станица и др.)
5,24%
1 110 10 119 5,04%
166
5 546
3,24%
Кровельные,
каменные,
штукотурные,
малярные,
плотнические,
бондарные,
колесные, печные,
землекопные, бить
шерсть
Плотнические,
кирпичные,
мороженщики,
каменные,
штукатурные,
малярные
Плотничьи,
Воронеж, Ростов-на-Дону,
Александр-Грушевск,
Новороссийск, Россоми
(Воронежская губерния),
Таганрог, Луганск,
Елизаветгород, Новочеркасск,
Области Росстовская, Донская,
Кубанская, Екатеринославская
губерния, С.-Петербург,
Тверская область, Кавказ.
Воронеж, области Войская
Донского, Кубанская,
Екатеринославская, г.
Александр-Грушевск,
Новочеркасск, Ростов-на-Дону,
Нахимов. Области Войска
Донского и Кубанская,
Ставропольская губерния
(Медвежинский уезд),
Екатеринославская губерния,
Славяносербский уезд,
Острогожский уезд, Павловский,
Бобровский уезд, Николаев.
Новочеркасск, Ростов, ст.
уезд
Воронежский
уезд
«колбасные»,
мельничьи,
каменные,
земляные,
горшечный
промысел
100 309
103 823
204 132
1 086
73
1 159
0,56%
Бобровский
уезд
137 755
138 762
276 517
2 589
530
3 179
1,14%
Новохоперский
уезд
91 143
99 878
187 016
968
647
1 615
0,86%
Коротоякский
уезд
80 533
80 344
160 877
2 944
93
3 037
1,88%
Острогожский
135 694
135 356
271 050
2 710
432
3 538
1,30%
Мощение камнем
улиц, плотничьи,
каменные,
землекопные,
кузнечные
Плотничьи, «вить
веревки», выделка
овчин, сапожные
Кирпичные,
каменные,
плотничьи
«Струнный
промысел»,
бутылочные
работы, плотничьи,
винокуренные
заводы, «медовые
бани»
Кирпичные,
Покровская, Каменская, г.
Ливны, Липецк, Богучар,
Острогожск, Воронеж,
Кубанская область, область
Войска Донского,. Луганск,
Юзовка, Курск, Острогожск,
Брянск, Бахмут, Майкоп,
Армовир, Бирюченский,
Валуйский, Старо-Оскольский,
Ново-Оскольский уезды Курской
области.
Воронеж, Ростов, Екатеринослав,
Севастополь, Николаев,
Екатеринодар, Луганск,
Мариуполь, Каменская станица,
Боборовский уезд, С.-Петербург,
Петергоф, Лександр-Грушевск.
Область Войска Донского,
Воронежская губерния,
Таврическая губерния.
Область Войска Донского,
Сарепта Саратовской губернии,
Царицын.
Область Войска Донского, г.
Ростов-на-Дону, Таганрог,
Екатеринодар, Новороссийск,
Острогожский и Бирюченский
уезды, Кубанская область.
Ростов, Область Войска
уезд
Бирюченский
Уезд
каменные,
малярные,
кузнечные, «вить
веревки»
104 537
100 008
204 545
1 530
1 325
2 860
1,39%
«Бондарство»,
сапожное
мастерство
Павловский
уезд
81 545
81 455
163 000
1 851
11
1 862
1,14%
Изготовление и
починка железных
ведер, «печники»
Богучарский
уезд
157 367
154 936
312 203
-
-
-
-
-
Валуйский уезд
Всего по
губернии:
91 325
89 274
180 599
2 988
357
3 345
«Выделка овчины»,
1,85%
сапожные,
плетничьи.
1 227 868 1 222 850 2 450 518 36 862 4 751 41 613 1,69%
Донского, Кубанская,
Черноморская губернии,
Новочеркасск, станции
Каменская, Архангельская и др.,
селения Острогожского уезда,
Тверская область.
Кубанская, Донская и
Семиреческая области, Юзовск,
Майкоп, область Войска
Донского, г. Новочеркасск,
Екатеринодар, ст. Лабинская
Кубнской области.
Область Войска Донского,
Кубанская, Таврическая,
Закаспийский пр.,
Еватеринославская губерния.
Области Кубанская и Войска
Донского, Ростов, Екатеринодар,
станицы Каменская и
Старочеркасская, Харьковская и
Екатеринославская губернии.
Данные приведенной таблицы выглядят вполне предсказуемо в связи с
логикой
высказанных
положений
о
характере
кустарного
отхода
Воронежской губернии. Удельный вес кустарей отходников колебался по
уездам в минимальных значениях от 5,2% в Задонском уезде до 0,56% в
Воронежском и в среднем по губернии составлял 1,69% сельского населения.
Основными пунктами назначения кустарей были регионы, еще менее
развитые в промышленном отношении, чем Воронежская губерния: Земля
Войска
Донского,
Кубанская,
Екатеринославская
губерния,
Кавказ,
Семиречинская область и соседние уезды.
В силу разных исторических условий встречались в губернии поселения
компактно проживающих сельских ремесленников. Так, например, село
Знаменское,
принадлежавшее
князю
Меньшикову,
где
население,
практически поголовно, начиная с «петровского судостроения», владело
плотницким мастерством.
В 1874 году «из села Знаменского вышел 631 человек»201. Знаменские
плотники работали преимущественно в Острогожском, Коротоякском и
Бирюченском уездах, немногие их них доходили до Курской и Харьковской
губерний. «Плотницкое дело» было организовано на подрядной основе.
Наиболее инициативные и капиталистые общинники до массового «исхода»
подыскивали подряды. Затем, в зависимости от найденной работы и
заключенных «рядов», мастер формировал «наемников» до 100 человек,
распределяя их по разным местам по 10-25 человек во главе со старостой
(лучшим работником). Кроме зимнего времени и земледельческой поры (с 8
июля по 1 августа), плотники работали на стороне, постоянно получая
заработную плату от 100 до 150 рублей в год. Заработанные деньги шли на
уплату податей, на наем земли под посев, на домашние нужды. Часть же
средств (до одной трети) пропивалась по окончанию подряда202.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского губернского
статистического комитета. Воронеж, 1879. С. 56.
202
Там же. С.67.
201
Другим центром плотницкого мастерства аналогичного происхождения
было село Ново-Ольшанки того же Нижнедевицкого уезда. Плотники этого
села обслуживали Землянский и Острогожский уезды губернии и уездные
города, получая от подрядчика в год от 40 до 60 рублей за лето «с правом
отлучиться на рабочую пору, т.е. на одну косьбу озимого, или на всю
рабочую пору в течение 2х месяцев»203.
Среди
ново-ольшанских
сооружавших
мельницы,
плотников
крупорушки,
выделялись
веялки
четыре
мастера,
в окольных
селениях
Землянского и Воронежского уездов. Эти мастера сами выступали в качестве
подрядчика, приглашая себе в «компанию» 2-4х человек из числа плотников.
Учитывая, что в год мастера «плотницко-механического дела» брали не
более одного заказа, их заработок составлял внушительную сумму: от 150 до
300 рублей.
Аналогичным образом был организован «отход» плотников сел
Вязноватого и Чужиковского (67 человек) в Старо-Оскольский уезд.
«Сбиваясь» в артели, без подрядчика работали крестьяне села Турова.
Близость
больших
Нижнедевицкого
профессия
имела
уезда
мельниц
промысел
большое
породила
в
крупчатников.
количество
некоторых
Эта
специальностей.
селах
отходническая
На
низшую
должность «краилы» поступали молодые люди от 16 до 20 лет, желающие
посвятить себя мукомольному делу и получить со временем навыки
мастеров. В обязанности «краилы» входило наблюдение за «смазкой
снастей», подметание мельницы и ассистирование «ковалю». «Коваль» точил
насеки на жерновах, мазал снасть, отбивал лед с колес и состоял в
подчинении «дневального».
Численность и годовой заработок крупчатников Нижнедевицкого уезда
в 1874 года204
Там же.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1878-79 год. Издание Воронежского губернского
статистического комитета. Воронеж, 1879. С. 69.
203
204
Специальности
крупчатников
В мукосеи
В подсевалы
В самовейщики
В дневщики
В краилы
В кровали
В дневальные
В засыпщики
Годовой заработок
Количество отходников
По 60 рублей
По 80 рублей
По 40 рублей
По 60 рублей
По 40 рублей
По 80 рублей
По 100 рублей
По 150 рублей
6 000
2 000
3 000
900
800
400
500
600
Дневальный ковал жернов, смотрел за снастями, за размолом и выходом
муки. И наконец, засыпщики являлись помощниками главного мастера и
получали наивысшую оплату. Мукосеи, дневщики, подсевалы, самосейщики
представляли собой «чернорабочих», «постоянно находившихся в трудах»,
(набивали муку в кули, таскали их в амбары, переносили пшеницу, насыпали
в ковш зерно и т.д.).
«Краилы, ковали, дневальные и засыпщики передают в дом все
получаемое жалование, которое и идет на уплату податей и на домашние
нужды, а дневщики, подсевалы, самовейщики и мукосеи, получивши задатки,
передают их тот час же в уплату податей, а остальные деньги, до половины
своего жалования пропивают. Причина, почему одни мастера пропивают
свои заработки, а другие нет, заключается в том, что первые, отбывши свою
очередь, после тяжелого труда, считают необходимым подкрепиться водкой
и если один из них прогуляет несколько дней, то товарищи исполняют за них
работы, и от прогула нет никакого ущерба для хозяина; вторые же за
пьянство немедленно могут быть увольняемы от должности, так как, через
недосмотр их, для хозяина может последовать более или менее значительный
ущерб»205.
В отход уходила большая часть алексеевских портных Бирюченского
уезда206.
205
206
Там же. С .70.
ГАВО. Ф. И-20, оп. 1, д. 722, л. 64 об.
Пильщиков досок из села Роговатого в 1874 году вышло 160 человек.
Работники этой специальности зарабатывали в год не более 10 рублей.
Артельно трудились до двух десятков мелотесов села Турова, десять
человек села Истобино, столько же кустарей села Красного, 5 человек села
Скупой-Потудани, 5 человек села Суцеп, 13 человек села Никольского, 8
человек села Семидесятного, изготавливая в окрестных поселениях меловые
избы. За сезон эти отходники зарабатывали до 25 рублей207.
Заработки отходников на Дон и южные губернии целиком зависели от
урожая
в
этих
местностях.
В
случае
недорода
кустари-отходники
возвращались ни с чем208. В 1889 году священник В.И. Петровский сообщал в
Губернскую земскую управу: «Мраморщики д. Синявки, Задонского уезда,
работавшие в г. Ростов, Новочеркаск и Старов, не больше получили за свой
труд, чем и здесь, на месте; если же они и брали лишние деньги, то
последние ушли на проезд по железным дорогам»209.
Однако прослеживалась некоторая закономерность: чем дальше на юг
заходили мелкие промышленники, тем больше была вероятность заработать
«приличные деньги». Так, по данным корреспондентов с мест, в 1888 году
взрослые отходники, работавшие на обработке табака на Кавказе, принесли
за сезон до 100 рублей, а девочки-подростки - до 40 рублей210.
В отдельные неурожайные годы сельскохозяйственные отходники
становились промышленниками вынуждено. С тем чтобы не возвращаться
«пустыми» после неудачного найма в сельских хозяйствах, крестьяне
устраивались в «подсобники» по плотницкому или другому делу211.
Формированию устойчивой тенденции отхода кустарей из Воронежской
губернии препятствовало то обстоятельство, что отлучку работника из
Там же. С.62.
Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1886 год. Издание Воронежского Губернского
Земства. Воронеж. 1886. С.100-102.
209
Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1889 год. Издание Воронежского Губернского
Земства. Воронеж. 1889. С.69.
210
Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1888 год. Издание Воронежского Губернского
Земства. Воронеж. 1888. С.60.
211
Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1889 год. Издание Воронежского Губернского
Земства. Воронеж. 1889. С.69.
207
208
земледельческого хозяйства могла себе позволить не каждая семья, а только
та, в которой имелось не менее двух полноценных работников212. По данным
земских переписей 1884 - 1891 годов в 11 уездах Воронежской губернии
5,5% хозяйств не имели работника в собственной семье, 49,7% располагали
одним работником, 29,4% - двумя и 15,4% - тремя и более213.
В отличие от крестьян промышленных губерний, где кустарные занятия
занимали важнейшую часть хозяйственной деятельности и, следовательно, в
меньшой степени зависели от наличия «лишних рабочих рук» (обычным
явлением, например, в Московской губернии второй половины XIX века
было оставление сельскохозяйственных занятий на попечение женщин,
стариков и малолетних детей), в Центральном Черноземье сохранение
земледельческого хозяйства, составлявшего основу жизнеспособности семьи,
обязательно требовало больших затрат мужского труда.
Именно поэтому отход вообще, в том числе в Воронежской губернии,
не приобрел сколько-нибудь широких масштабов. К началу XX века его
средний показатель относительно сельского населения губернии не
превышал 6%.
Число
уходивших
на
заработки
% отношение их
кЧисло
населению
селений
Число
уходивших
на
заработки
% отношение их
к населению
Землянский
Число
уходивших
на
заработки
% отношение их
кЧисло
населению
селений
Задонский
Число
уходивших
на
заработки
% отношение их
кЧисло
населению
селений
Удельный вес отходников в общем населении уездов Воронежской губернии
(1898-1901гг.)214
Уезды
1898 год 1899 год
1900 год
1901 год
11 03
9
17 17
11 11
9
16 66
13 95
7
17 56
11
954
14 50
9
237
9
116
9
138
8
224
11 127
9
241
Россия. Полное географиче ское описание нашего отечества. Т.2. С.141.
Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Воронеж, 1897. С. 268-269.
214
Памятная книжка Воронежской губернии на 1903 год. Издание Воронежского губернского
статистического комитета. Воронеж, 1903. С. 73.
212
213
9
7
Нижнедеви
цкий
Воронежски
й
Бобровский
Новохоперс
кий
Коротоякск
ий
Острогожск
ий
Бирюченски
й
Павловский
Богучарски
й
Валуйский
Всего
7
8 364
100
3
8 742
5
5
108
5 260
3
110
5 665
3
106
7 394
10 53
8
6 370
3
6
73
66
8 444
9 443
3
5
92
72
3
96
6 181
4
99
9 730
4
162
5
161
11 35
8
13 91
0
18 27
0
10 72
8
130 2
08
6
198
7
201
9
57
6
167
6
197
5
15
79
14 25
8
14 63
1
16 73
4
18 76
1
14 32
1
145 0
42
10 56
6
162
8
175
6
15
94
9
10 21
7
5 909
6
133
4
9 760
3
122
7 408
3
8 322
11 06
6
7 251
3
6
96
73
2
5
5
111
8 328
10 68
5
7 748
14 85
5
17 24
3
17 30
7
22 58
34
19 30
1
165 5
81
5
176
6
8
217
18 26
9
16 51
6
18 25
1
22 95
9
15 94
0
162 3
22
11 61
7
173
10 217
7
17
27
5
4
8
11
7
8
6
Тем более небольшое значение для экономики края в начале XX века
имел отход крестьян-промышленников. Категория «ремесленников, как
отмечалось в хозяйственном обзоре за 1906 год, не отличается своей
численностью в силу того, что знание ремесел среди крестьян Воронежской
губернии развито слабо»215.
Таким
образом,
отход
крестьян-промышленников
Воронежской
губернии во второй половине XIX века – начале XX века не играл скольконибудь значительной роли в экономике края. Неисчерпанный потенциал
потребительского рынка позволял квалифицированным кустарям получать
удовлетворительный
доход
от
своей
деятельности,
не
земледельческого хозяйства.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1906 год. Издание Воронежского губернского
статистического комитета. Воронеж, 1906. С. 28.
215
покидая
Правильность отхода в качестве критерия высокого уровня конкуренции
на
рынке
кустарной
продукции,
присутствие
скупщика,
вызывают
сомнение216.
Социальную основу промышленного отхода составляли сельские
ремесленники,
представляющие
массовые
сельские
специальности:
плотников, каменщиков, кузнецов, крупчатников и т.д., представители
которых оставались в своем подавляющем большинстве земледельцами.
Таким образом, промышленный отход мог состояться только в связи с
потребностями традиционного хозяйства, которое в условиях отсутствия
заметных сдвигов в интенсификации не стимулировало массовый отход
населения. Даже к началу XX века отходничество из Воронежской губернии
в целом не приобрело сколько-нибудь серьезного значения, и из мелкого
кустарного производства региона, в частности.
См.: Перепелицын А.В. Реализация продукции кустарных промыслов Центрального Черноземья в 60-90е
годы XIX века // Евразийский форум №1. 2009. С. 30-37.
216
6. Рост мелких предпринимателей на основе кустарной
промышленности черноземной деревни
Документы комитета по оценке недвижимости, хранящиеся в фонде
Воронежской
губернии
земской
управы,
достаточно
красноречиво
свидетельствуют о том, что именно последнее предреформенное десятилетие
стало периодом наиболее интенсивного процесса «индивидуализации»
черноземной деревни. В крестьянской среде появляются относительно
состоятельные мелкие промышленники-владельцы мельниц, маслобоен,
кожевенных, тележных и др. мастерских217.
Генезис
мелкой
крестьянской
промышленности
был обусловлен
дореформенными процессами, происходившими в черноземной деревне. С
одной стороны, относительный рост культурного уровня населения губернии
формировал потребительский рынок товаров промышленного производства,
с другой, - новые условия экономической жизни деревни формировали
социальную основу крестьянского предпринимательства.
Постепенное втягивание крупных помещичьих хозяйств в национальный
рынок, инициирующее крайние формы барщинной эксплуатации крестьян,
исчерпали себя и требовали иного подхода к организации производства.
Труд работника, доведенного до крайней степени нищеты, становился
неадекватным новой экономической практике, настоятельно требующей
принципиально иного работника, привлеченного на основе свободного
найма.
Первым проявлением этой потребности стал перевод части крестьян на
оброк. Однако положение оброчных крестьян Черноземья имело свою
специфику.
Переведенные на оброк крестьяне неземледельческой деревни, с целью
получения денежного дохода, вне малотоварной сельскохозяйственной
217
ГАВО, ф. И.-20, оп.1, д. 6353, л. 1-об.
отрасли, активно осваивали нетрадиционные виды производств. Иначе
складывалось положение оброчных крестьян в черноземных губерниях.
Оброчные крестьяне занимали значительный удельный вес в социальной
структуре дореформенной воронежской деревни218.
Несмотря на наличие достаточно широкого слоя оброчных крестьян в
черноземной деревне, эта категория селян не играла такой роли в
формировании кустарных промыслов, как в Нечерноземье. Согласно фактам,
приведенным
Б.Г.
Литваком,
основная
масса
оброчных
крестьян,
сосредоточенных в малосостоятельных помещичьих имениях, располагала
наибольшим земельным наделом. Кстати заметить, что «тенденция снижения
размера надела» была «прямо пропорциональна увеличению удельного веса
барщинной повинности»219.
Другим проявлением новых условий хозяйствования стал процесс
«раскрестьянивания» зависимого населения. Помещики избавлялись от
продуцируемого ростом интенсификации зернового производства избытка
рабочей
силы
посредствам
набора
приемов,
расширение
которого
стимулировала практика хозяйствования. Наметившийся в предреформенное
десятилетие
тренд
социально-экономической
эволюции
помещичьих
хозяйств воспроизводил условия социальной мобильности, открывавшие
дорогу новым видам деятельности.
Многие,
прервавшие
непосредственную
связь
с
земледелием,
становились вполне успешными «промышленниками», о чем говорят
многочисленные факты становления на основе этой небольшой социальной
группы довольно значительного слоя владельцев мелких перерабатывающих
предприятий.
Выдавливание «лишних крестьян» происходило посредством и другой
операции – их переселения с насиженных мест. С целью оставить за собой
наиболее
218
219
обработанные
и
хорошо
унавоженные
земли,
помещики
Литвак Б.Г. Русская деревня в реформе 1861 года. Черноземный цент 1861-1895. М: Наука, 1972. С. 70.
Литвак Б.Г. Указ. соч. С.72.
перемещали (как правило, в пределах одного уезда) сельских жителей. За три
предреформенных года в Черноземье было переселено 36 322 крестьянина
(2,1% от общего числа)220.
Отрыв селян от насиженных мест вызывал у них недовольство, скрытое
или явное сопротивление.
Обременительность
владения
маломощными
крестьянскими
хозяйствами для помещичьих хозяйств, поставлявших товарный хлеб на
национальный рынок, и, особенно, избыточным количеством дворовых
обусловило в 1858-1861гг. такое явление, как «отпуск на волю».
Данные об увольнении дворовых и крестьянских в этот период выглядят
следующим образом: по Воронежской губернии – 11,2% дворовых и 1,4%
крестьян, по Курской – соответственно 7,1% и 0,2%, по Орловской – 7,2% и
0,18%, по Тамбовской – 8,3% и 0,38%221.
Не видя объяснений факту добровольного «раскрепощения» крестьян,
особенно в многоземельной Воронежской губернии, Б.Г. Литвак считал
таковой аберрацией, противоречащей логике хозяйственной реальности того
времени.
Однако видимая нелогичность увольнения крестьян в действительности
могла означать только одно: развитие товарного зернового производства,
являвшегося главной экономической специализацией помещичьих имений,
влекло за собой освобождение от «рудимента» экстенсивного хозяйства в
виде подневольной рабочей силы, поддержание трудоспособного состояния
которой не покрывалось доходом от ее эксплуатации. Вместе с тем, в числе
«расставшихся» с привычным укладом жизни оказались те сельские жители,
которые
представляли
собой
наиболее
адаптированную
к
новым
хозяйственным условиям категорию владельцев мелких промышленных
заведений, удачливых промышленников, сумевших заместить доход от
сельского хозяйства сторонними заработками222.
Литвак Б.Г. Указ. соч. С.65.
Литвак Б.Г. Указ. соч. С.62.
222
Литвак Б.Г. Указ. соч. С.68.
220
221
Благодаря введению в 1893 году новых «Правил оценки недвижимых
имуществ для обложения земскими сборами» и учреждению особых органов
- губернских и уездных оценочных комиссий при земских управах
(Высочайше утверждены 8 июня 1893 года)223 историки располагают ценным
источником данных о местной сельской промышленности: Оценочными
актами. В фонде Воронежской губернской земской управы отложилось более
тысячи таких документов224.
Так как земским сбором облагались только специально оборудованные
для промышленной деятельности мастерские в отдельно стоящих от жилья
помещениях, учет таких предприятий позволяет наглядно представить
хозяйственные субъекты конца XIX – начала XX века, являвшие собой
социальную среду нарождения предпринимательского слоя деревни.
Одной из наиболее развитых отраслей кустарной промышленности
являлась переработка подсолнечника. До крестьянской реформы 1861 года
практически каждое крестьянское хозяйство занималось выращиванием и
переработкой подсолнечника. Только в сл. Алексеевке Бирюченского уезда
московские предприниматели ежегодно скупали от 500 до 700 тысяч пудов
масла, произведенного крестьянами кустарным способом225.
После реформы и уменьшения надела (например, в Алексеевке душевой
надел уменьшился с 6 десятин до 1 десятины 15 сажен) посевы подсолнуха
резко уменьшились. В первое пореформенное десятилетие основная масса
крестьянского населения перешла к использованию керосина для освещения
помещений, что также вело к уменьшению производства кустарного масла.
Высококачественное масло для пищевых нужд отправлялось из Воронежской
губернии в Москву, Харьков, Одессу, Ростов и т.д.226
Журналы Воронежского очередного губернского земского собрания с 7 по 20 декабря 1893 г. Воронеж,
1894. С.1.
224
ГАВО, ф. И-20, сп. 1, д.5701, 5702, 5703, 5703, 5704, 5705, 5706, 5707, 5708, 5709, 5710, 5711, 5712, 5713,
5714, 5715, 5716, 5717, 5718, 5719, 5720, 5721, 5722, 5723, 5724, 5725, 5726, 5727, 5728, 5729, 5730, 5731,
5732, 5733, 5734, 5735, 5736 и др.
225
ГАВО, ф. И-20, сп.1, д. 722, л. 62 об. – 63.
226
Там же.
223
В
целом
производство
масла
сельской
перерабатывающей
промышленности к концу 1880х годов уменьшилось вдвое по сравнению с
дореформенным периодом. При этом оставшаяся переработка подсолнечника
сосредоточилась в руках наиболее материально устойчивой части деревни.
Например, массовое производство Бирюченского уезда сосредоточилось в 25
заведениях Алексеевки227.
Облик
этих
предприятий
достаточно
отчетливо
вырисовывается
благодаря описаниям оценочной комиссии Бирюченского уезда. В среднем в
90е годы XIX в. на каждое предприятие приходилось по четыре работника.
Сокращение посевов подсолнечника в уезде сделало необходимым закупку
сырья
практически
во
всех
уездах
губернии.
Значительную
часть
производства маслобойных заведений занимала работа на давальческом
сырье. Плата за пробойку пуда сырья составляла 40-60 копеек и взималась
готовой продукцией. Жмых отдавался в пользу заказчика, лузга оставалась в
распоряжении хозяина заведения, брикетировалась и использовалась для
отопления.
Наемные рабочие на маслобойке получали от 5 до 10 рублей в месяц.
Месячный доход хозяина заведения не превышал 16-25 рублей228.
Наиболее типичные примеры маслобойных предприятий выглядят в
актах оценочной комиссии 1909 года следующим образом229:
ГАВО, ф. И.-20, сп.1, д. 722, л. 63.
ГАВО, ф. И.-20, сп.1, д. 722, л. 63.
229
ГАВО, ф. И.-20, сп.1, д. 7521, л. 1-2 об.
227
228
Сл. Новая
Криуша
Богучарского
уезда
Сл. Новая
Криуша
Богучарского
уезда
Сл.
Волоконовка
Богучарского
уезда
Сл. Ново –
Белая
Богучарского
уезда
Епифанов
Федот
Ильич
277
Плетневосаманное
1121
Конная
тяга
1398
+46,6%
Епифанов
Илья
Иванович
187
Плетневосаманное
775
Конная
тяга
962
+0,9%
Яковенко
Филип
Матвеевич
187
Плетневосаманное
580
Ручная
тяга
765
-19,8%
Молотов
Трофим
Минович
187
Плетневосаманное
505
Ручная
тяга
690
-27,6%
69
руб.
90
коп.
38
руб.
48
коп.
30
руб.
90
коп.
27
руб.
60
коп.
Относительно средней
Доходность
предприятия
В рублях в мес.
Относительно средней
Стоимость
предприятия
В руб.
Источник энергии
Машины и
оборудования
Стоимость в руб.
Фамилия
владельца
Материал сооружения
Место
расположения
предприятия
Стоимость в руб.
Помещение
+68,0%
-7,3%
-26,5%
-43,7%
Приведенные данные свидетельствуют о том, что появившиеся в начале
XX столетия в результате модернизации кустарных промыслов относительно
крупные сельские предприятия Воронежской губернии вряд ли возможно
идентифицировать в качестве частнокапиталистических. Большинство из них
строилось на собственном труде хозяина, а наемный труд лишь дополнял
семейную кооперацию. Как правило, предприятия такого рода имели
примитивное (из плетня и самана) помещение и низкую техническую
оснащенность. Вместе с тем достаточно высокий уровень дифференциации
по доходности и стоимости основных средств предприятий говорил о
продолжающемся процессе социальной мобильности. Самые крупные
хозяйственные структуры превосходили средний уровень доходности почти
на 70%, а по стоимости основных средств - почти на 50%. Нетрудно
предположить, в чью пользу складывался исход конкурентной борьбы,
результат которой давал возможность победителям успешно продолжить
развитие предприятия и достичь качественно нового уровня капитализации и
эффективности.
Концентрация
кустарного
производства
далеко
не
всегда
сопровождалась социальной трансформацией. Особенно консервативными,
сохраняющими
патриархальную
организацию
промысла
являлись
крестьянские хозяйства с большим потенциалом семейной организации. В
отличие от нечерноземной деревни, где увеличение количества семейных
рабочих в промышленных предприятиях неизбежно вело к повышению их
товарности и смене хозяйственного строя, в черноземной деревне мощные
высокотоварные сельские хозяйства могли сохранять промышленную
отрасль в пределах «обычая отцов», в патриархальной первозданности. Так,
например, в кустарной овчинной промышленности на десятки предприятий с
явными признаками капиталистической организации приходились тысячи
заведений, функционирующих вне рынка. Среди предприятий овчинной
отрасли, подлежащих оценке, преобладали мастерские, работающие сезонно,
не прерывая связь с сельским хозяйством, выполняющим исключительно
заказ потребителя. Наиболее типичные хозяйства овчинников этой категории
в 1905 году выглядит следующим образом230:
Место
нахождения
Село
Хреновское
Бобровского
уезда
Село
Хреновское
Бобровского
уезда
Село
Хреновское
Бобровского
уезда
Село
Хреновское
Бобровского
уезда
Владелец
Основная
отрасль
хозяйства
Продолжительность
рабочего
сезона в
промышленности
Краснов
Алексей
Ильич
Хлебопашество
3 месяца
(октябрьдекабрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Приспособления
для ручного
труда
Краснов
Павел
Николаевич
Хлебопашество
4 месяца
(сентябрьдекабрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Приспособления
для ручного
труда
Лямин
Прокофий
Кузьмич
Хлебопашество
4 месяца
(сентябрьдекабрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Приспособления
для ручного
труда
Черкасов
Тимофей
Михайлович
Хлебопашество
3 месяца
(октябрьдекабрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие,
один
наемный
Давальческое
Приспособления
для ручного
труда
Сбыт
продукции
Рабочая
сила
Источник
сырья
Наличие машин
ГАВО, ф. И-20, оп.1, д. 5993, л.1-3 об; д. 5994, л.1-3 об; д. 5995, л.1-4 об; д. 5983, л.1-4 об; д. 5744, л.1-2
об; д. 5743, л.1-4 об; д. 5739, л.1-4 об; д. 5738, л.1-4 об; д. 6116, л.1-3 об.
230
Село
Березовка
Бобровского
уезда
Село
Березовка
Бобровского
уезда
Село
Березовка
Бобровского
уезда
Село Нижняя
Катуховка
Воронежского
уезда
Рыбков
Афанасий
Васильевич
Хлебопашество
9 месяцев
(сентябрьмай)
На заказ
потребителя
Панков
Федор
Матвеевич
Хлебопашество
4,5 месяца
(сентябрьянварь)
На заказ
потребителя
Вольнов
Дмитрий
Федорович
Хлебопашество
4,5 месяца
(сентябрьянварь)
На заказ
потребителя
Шеменев
Алекссей
Трофимович
Хлебопашество
3 месяца
(сентябрьноябрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие,
один
наемный
Семейные
рабочие,
два
наемных
Семейные
рабочие,
один
наемный
Семейные
рабочие
Давальческое
Давальческое
Давальческое
Давальческое
Примитивные
приспособления
для ручного
труда
Примитивные
приспособления
для ручного
труда
Примитивные
приспособления
для ручного
труда
Примитивные
приспособления
для ручного
труда
Аналогичный характер имели мастерские, занимающиеся окраской
крестьянского холста (Синильные заведения)231.
Продолжительность
рабочего
сезона в
промышленности
4 месяца
(августноябрь)
Место
нахождения
Владелец
Основная
отрасль
хозяйства
Бобровский
уезд село
Садовое
Антонова
Елена
Сергеевна
Землепашество
Бобровский
уезд село
Садовое
Антонов
Иван
Сергеевич
Землепашество
4 месяца
(августноябрь)
На заказ
потребителя
Бобровский
уезд село
Орловка
Кусакин
Алексей
Михайлович
Землепашество
6 месяцев
(май-октябрь)
На заказ
потребителя
Бобровский
уезд село
Храпилово
Бураков
Сергей
Кузьмич
Землепашество
10 месяцев
(май-январь)
с перерывами
На заказ
потребителя
Сбыт
продукции
Рабочая
сила
Источник
сырья
Наличие
машин
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Отсутствую
т
Давальческое
Отсутствую
т
Давальческое
Отсутствую
т
Давальческое
Отсутствую
т
Семейные
рабочие,
два
наемных
Семейные
рабочие,
один
наемный
Семейные
рабочие
Приведенные в таблице сведения о предприятиях, зачисленных в разряд
«регистрируемых», и, таким образом, попавших в официальную фабричную
статистику говорят о том, что значительную их долю составляли заведения с
патриархальной
организацией,
не
испытывающих
потребности
в
модернизации в силу отстраненности от рынка.
Еще в менышей степени, чем овчинное и синильное производства
модернизация затронула шерсточесальные заведения232:
Место
Владелец
Основная
Продолжи-
Сбыт
Рабочая
Источник
Наличие
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 5703, л. 1-6 об; д. 5987, л. 1-5 об; д. 5702, л. 1-13 об; д. 5992, л. 1-5 об.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 5973, л. 1-4; д. 5737, л.1-7 об; д. 5732, л. 1-4 об; д. 6019, л. 1-4 об; д. 6011, л. 1-7
об.
231
232
нахождения
Село
Березовка
Бобровского
уезда
Село Азовка
Бобровского
уезда
Село
Самовец
Бобровского
уезда
Село
Боршевские
Пески
Бобровского
уезда
Слобода
Чуканка
Бобровского
уезда
отрасль
хозяйства
тельность
рабочего
сезона в
промышленности
продукции
сила
сырья
машин
Тижилов
Феропонт
Иванович
Землепашество
4 месяца
(августноябрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Ручная
шерсточесалка
Смоляниников
Василий
Николаевич
Землепашество
4 месяца
(августноябрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Ручная
шерсточесалка
Денисов Степан
Александрович
Землепашество
3 месяца
(сентябрьноябрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Ручная
шерсточесалка
Полежаев
Василий
Константинович
Землепашество
1 месяц (15
сентября15
октября)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Ручная
шерсточесалка
Скворцов
Семен
Радионович
Землепашество
2 месяца
(сентябрьоктябрь)
На заказ
потребителя
Семейные
рабочие
Давальческое
Ручная
шерсточесалка
Средняя стоимость шерсточесальных заведений, установленная на
основе изучения 87 оценочных актов, составляла 249 рублей (включая
помещение, оборудование и потребное для производственного цикла сырье),
а среднемесячная доходность - 8 рублей 47 копеек. Безусловно, таким
предприятиям необходимо было пройти большой путь модернизации, с тем
чтобы превратиться в субъекта предпринимательства или разделить судьбу
многих
тысяч
аналогичных
кустарных
мастерских,
уходивших
с
исторической сцены в результате конкуренции с более состоятельными
промышленниками,.
Стадию перехода от сельского бестоварного ремесла к мелкотоварному
производству, необходимому с точки зрения формирования мелких
предпринимателей, хорошо иллюстрирует описание овчинного промысла с.
Алексеевки Бирюченского уезда:
«Овчинников в Алексеевской волости овчины приобретаются на базарах
в Алексеевке и от посторонних лиц привозящих овчину из г. Полтавы
сырыми. Цена за штуку от 50 до 1 руб. 10 коп. Выделка стоит за штуку то 15
до 20 копеек. Материально для выделки употребляются пшеничные отруби,
соль, ржаная мука и мел. Часть из овчин продается на ярмарках и базарах
ценой за штуку от 90 коп. до 1 руб. 50 коп., а часть переделывается этими же
промышленниками на тулупы и полутулупы, которые продаются: тулупы от
8ми до 17ти рублей; полушубки от 10ти до 15ти рублей. Приклад на
полушубок стоит от 75 коп. до 2х рублей. Работников нет, а работают сами
хозяева и их семейства. В год зарабатывает каждый овчинник от 40 до 60
рублей. Вот овчинники занимаются этим промыслом, как подспорье при
хлебопашестве, в свободное время. Промысел этот по случаю неурожаев
хлебов и общего обеднения в течение последних 10-15 лет с каждым годом
падает»233.
Приведенная выдержка из документа показывает, насколько тернистым
и не обещающим обязательный успех и процветание был путь рыночной
парадигмы
хозяйственного
Существовавшая
стабильно
развития
на
протяжении
кустарных
предприятий.
столетия
патриархальная
мастерская, перейдя на работу на рынок, могла вследствие максимум двух
неурожайных лет лишиться сбыта продукции и прекратить деятельность, так
и не достигнув предпринимательских вершин.
Наиболее
адекватной
социальной
средой
для
роста
предпринимательства были отрасли кустарного производства, имманентные
машинизации. Таковыми, например, являлись мыловаренная и кирпичная
кустарные отрасли. Наряду с типичными для кирпичной промышленности
мелкотоварными предприятиями, доходность которых в месяц составляла
около 30 рублей, а общая доходная стоимость приблизительно 600 рублей 234,
в отрасли к началу XX столетия появились кирпичные заводы с паровыми
машинами с доходностью в месяц более 4 000 рублей, общей стоимостью
80 000 рублей. К предприятиям такого типа относился «паровой кирпичный
завод товарищества «Глинозем» в слободе Троицкой Воронежского уезда235.
На заводе, занимающем площадь в 4 десятины, использовался паровой пресс
и специально оборудованные сушки с механическими транспортерами. Завод
ГАВО, ф. И.-20, оп. 1, д.722, л. 65 об.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 7863, л. 1-4 об; Завод огнеупорного кирпича с ручной формовкой Иванова Егора
Ивановича села Девица Воронежского уезда.
235
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 6873, л. 1-7 об.
233
234
был создан в 1896 году крестьянами Безруковым, Радваном, Соколовским,
Юхневичем, Ярошевичем. Через 4 года существования завод перешел на
использование прессов с конной тягой, а в 1902 году была установлена
паровая машина236. Завод работал с 15 апреля по 7 сентября. Рабочий день на
предприятии длился с 5 часов утра до 19 часов вечера с получасовым
перерывом на завтрак и двухчасовым на обед. На заводе работали крестьяне
окрестных деревень: Бобыкино, Хохольского, Усмани. Качество продукции
аналогичных заведений значительно превосходило качество кустарного
кирпича, а себестоимость, напротив, составляла не более 25% от кустарной.
Поэтому
механизированные
примитивные
кустарные
кирпичные
мастерские
заводы
кирпичников.
активно
вытесняли
Небольшие
ниши
кустарного производства оставались востребованными в изготовлении
немассовой продукции: фигурного огнеупорного кирпича, изразцов «белого»
кирпича для рисунков и т.д.; появление паровой машины в кирпичной
отрасли привело к революционным изменениям ландшафта отрасли.
Отрасль, представленная
в пореформенный период многотысячными
мелкими мастерскими, к началу XX столетия имела в своей основе
небольшой круг механизированных, организованных на капиталистических
отношениях заводов.
Не такую катастрофическую роль для мелкого производства сыграла
машина в кустарном мыловарении. В этом производственном сегменте и в
начале XX века сохранялись мелкие крестьянские заведения, хотя, судя по
материальной
дифференциации
предприятий
аналогичной
кирпичной
отрасли, результат был делом времени237.
236
237
В результате внедрения паровой машины производительность увеличивалась в 4 раза.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 5707, л.1-1- об; д.5701, л. 1-11 об; д.5709, л. 1-21 об; д.6872, л. 1-8 об.
Владелец
Материал
сооружени
я
Стоимость
в рублях
Источник
энергии
Стоимость
в рублях
Относитель
но средней
Бобровский
уезд
Кашин
Николай
Петрович
504
Деревянное
280
Ручной
784
-86,3%
Бобровский
уезд
Аносова
Августа
Григорьевна
975
Кирпичное
373
Паровые 2 котла
1 838
-67,4%
Село Придача
Воронежского
уезда
Анкидинов
Яков
Андреевич
8
380
Кирпичное
1
720
3 котла
салотопенные, 1
котел для варки,
две каменные
печи
Бобровский
уезд
Маевский
Феликс
Казимирович
5
839
Каменное
1
086
2 котла для
салотопления
11 432
8 465
Доходность
предприятия
39 р.
20
коп.
91
руб.
90
коп.
Относитель
но средней
Место
расположения
Стоимость
в рублях
Стоимость
предприятия
В рублях в
месяц
Машины и
оборудование
Помещение
-89,0%
-74,2%
+103,0%
830
руб.
24
коп.
+93,6%
+50,3%
423
руб.
25
коп.
+18,9%
Приблизительно в 8-10 раз увеличилась доходность владельцевых
мельниц; мельники выделялись из среды кустарей своей состоятельностью и
устроенным «на городской манер» бытом238. К 1897 году на селе имелись 32
паровые мельницы с производительностью в 15 раз выше водяных239.
Преимущественно предпринимательский характер имели крестьянские
кожевенные предприятия. Их Успешное развитие не в последнюю очередь
определялось интегрированием с сапожным производством240. Как правило,
все кожевники имели собственные «чинбарни» в пределах своей усадьбы.
Ежемесячная
доходность
кожевенных
мастерских
составляла
приблизительно 41 рубль. Для выделки сырья употреблялись известь,
дровяная зола, ржаная мука и дубовая кора. В заведении, как правило,
использовался труд поденщиков. Примерно половина выделанных шкур
продавалась на базарах, остальные оставлялись для комиссионной раздачи
сапожникам. Например, в слободе Алексеевке Бирючинского уезда на 30
кожевенных мастерских приходилось 1 150 сапожников. Часть из них
См. например: Мельница Варвары Владимировны Андерс, село Павловска, Лебяженской волости,
Землянского уезда // ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 6353, л.1-7 об.
239
Памятная книжка Воронежской губернии 1899г., Воронеж. 1898. С. 52-55.
240
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 722, л. 67 об-68.
238
приобретала кожи на базаре, а другая работала непосредственно по заказу
хозяев кожевенных заведений. Сапожники получали за свою работу 10-20
копеек в день241. Качество алексеевских сапог значительно превышало
качество
изделий
сапожников
с.
Бутурлиновки
Бобровского
уезда.
Представление о величине и доходности кожевенных заведений дают данные
оценочной комиссии по слободе Бутурлиновке 1906 года242:
Кийко
Козьма
Дмитриевич
Жидков Яков
Кузьмич
850
Дубово
е
580
Дубово
е
Стоимость
в рублях
580
Дубово
е
2 006
6 841
Машины
отсутству
ют, чаны
2 124,
23
580
Машины
отсутству
ют, чаны
506
Машины
отсутству
ют, чаны
416
Машины
отсутству
ют, чаны
996
1 356
996
Относитель
но средней
Козырев
Иван
Яковлевич
1 378
Кирпич
ное
598
Машины
отсутству
ют, чаны
1 356
В рублях в
месяц
Котелевский
Иван
Иванович
1 408
Каменн
ое
506
Машины
отсутству
ют, чаны
Доходность
предприятия
Относитель
но средней
Маслюков
Федор
Иванович
850
Дубово
е
Стоимость
предприятия
Источник
энергии
Штанько
Филипп
Петрович
Машины и
оборудование
Стоимость
в рублях
Сл.
Бутурлино
вка
Бобровског
о уезда
Сл.
Бутурлино
вка
Бобровског
о уезда
Сл.
Бутурлино
вка
Бобровског
о уезда
Сл.
Бутурлино
вка
Бобровског
о уезда
Сл.
Бутурлино
вка
Бобровског
о уезда
Сл.
Бутурлино
вка
Бобровског
о уезда
Владелец
Материал
сооружени
я
Место
расположе
ния
Стоимость
в рублях
Помещение
-17,9%
61
руб.
80
коп.
-33,9%
+36,2%
100
руб.
30
коп.
+7,3%
+44,2%
105
руб.
22
коп.
+12,6%
-32,4%
119
руб.
80
коп.
+28,2%
-7,9%
61
руб.
80
коп.
-33,9%
-32,4%
49
руб.
80
коп.
-46,7%
Приведенные в таблице данные лишь отчасти отражают реальную
картину материальной состоятельности мастеров-кожевенников. Доход,
получаемый собственно от кожевенного производства, составлял не более
ГАВО, ф. И-20, оп.1, д. 722, л. 64 об-65 об.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1., д. 5771, л. 1-4 об; д. 5758, л. 1-4 об; д. 5756, л. 1-4 об; д. 5755, л. 1-3 об; д. 5751, л. 14 об; д. 5750, л. 1-2 об.
241
242
четверти общего дохода, складывающегося, помимо прихода от обработки,
кож еще и от сапожников – комиссионеров.
Сложный синкретический характер имел экипажный промысел по
изготовлению карет, тарантасов, телег и саней. Эта отрасль кустарной
промышленности,
пришедшая
на
смену
крестьянским
маслобойным
занятиям, к концу XIX – началу XX века развивалась значительными
темпами243. Большую роль в расширении масштабов промысла сыграло
увеличение в 1890е годы потребностей в колесах как минимум в три раза.
Другим фактором бурного роста кустарной экипажной промышленности
стали доступные для мастеров ссуды крестьянских касс. Наличие средств на
покупку сырья избавило кустарей от необходимости его приобретения у
посредника, что, безусловно, положительно сказалось на рентабельности
предприятий.
Основную массу занятых в промысле составляли колесники, работавшие
без найма рабочей силы, исключительно собственной семьей и выручавшие
за стан колес (4 штуки) – от 3 до 5 рублей, в которых чистого заработка было
кустаря было 80-90 коп. Колесники также изготавливали сани. Чистый
заработок от производства одних саней составлял от 90 копеек до 2 рублей.
Часть продукции колесников реализовывалась на ярмарках губернии,
другая часть продавалась экипажникам; хозяева последних представляли
собой
состоятельных
собственников,
имеющих
мастерскую,
иногда
оборудованную недорогими приспособлениями. Если годовой заработок
колесника составлял от 100 до 150 рублей, то заработок экипажника - в 2-3
раза выше244.
Таким образом, сельские предприятия, учитываемые в официальной
фабричной статистике, представляли собой различные по своей социальной
организации хозяйственные субъекты, спектр сущностного строя которых
простирался от сельского ремесла до частнокапиталистических форм. В этой
243
244
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 722, л. 66-66 об.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 5713, л. 1-11 об.; д. 5871, л. 1-4 об.
связи представляется малопродуктивным в экономических исследованиях
научный подход, оставляющий их за пределами функциональных границ
кустарной промышленности, как и попытка представить всю сельскую
«фабричную промышленность» в качестве результата форсированной
капитализации экономики региона.
Согласно анализу более тысячи оценочных актов сельских предприятий
Воронежской губернии, доля частнокапиталистических заведений в общем
числе попавших в официальную статистику составляла не более 7-8%.
Динамика
сельской
«фабричной»
промышленности
Воронежской
губернии с середины XIX века до начала XX столетия выглядит следующим
образом245.
Динамика сельских промышленных предприятий, вошедших в фабричную
статистику Воронежской губернии по уездам (1856-1914гг.)
Года
Уезды
Воронежский
Валуйский
Бобровский
Бирючинский
Богучарский
Задонский
Землянский
Павловский
Новохоперский
Нижнедевицкий
Коротоякский
Острогожский
Всего по
губернии
1856
1889
1897
1904
1910
1914
43
11
10
56
17
8
1
34
11
4
1
57
253
370
175
183
295
305
202
36
162
629
46
133
240
2 776
466
153
279
200
317
495
142
164
651
751
147
253
4 018
625
189
327
248
410
648
295
236
881
755
266
323
5 203
713
153
356
311
413
672
380
304
521
768
314
286
4 670
711
770
468
299
386
669
422
1 382
677
687
502
419
7 392
Динамика сельских промышленных предприятий, вошедших в фабричную
статистику по видам производств (1856-1914гг.)
Памятная книжка Воронежской губернии на 1856 год. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1856. С. 20-23; Памятная книжка Воронежской губернии на 1892 год.
Воронеж, 1892; Памятная книжка Воронежской губернии на 1899 год. Воронеж, 1899; Памятная книжка
Воронежской губернии на 1906 год. Воронеж, 1906. C. 29, 84-91; Памятная книжка Воронежской губернии
на 1910 год. Воронеж, 1910. С. 88-95; Памятная книжка Воронежской губернии на 1912 год. Воронеж, 1912.
С. 90-97; Памятная книжка Воронежской губернии на 1913 год. Воронеж, 1913. С. IV-XI; Памятная книжка
Воронежской губернии на 1916 год. Воронеж, 1916. С. IV-XI.
245
Года
Виды
производств
Винокуренные
Стеариновые свечей
Свеклосахарные
Маслобойные
Салотопенные
Мыловаренные
Колбасные
Кирпичные
Канатные
Бумажные
Суконные
Селитряные
Кожевенные
Ганусовые
Крахмально-паточные
Свечносальные
Овчинно-шубные
Клейные
Альбуминные
Шерсточесальные
Сыроваренные
Пиво-медоваренные
Мельниц
Крупорушки
Известковые
Поташные
Медоспускательные
Конопляные
Лампадного масла
Чугуннолетейные
Кафельные
Горшечные
Шорные
Сельскохозяйственных
орудий
Водочное
Солодовенные
Колокольные
Ректификационные
Ваточные
Каретно-экипажные
Синильные
Стекольные
Шапошные
1856
1889
1897
1904
1910
1914
56
1
17
48
41
4
1
57
6
1
5
1
12
2
1
-
33
4
6
829
24
4
1
444
15
149
53
1
99
4
1
7
1
1
602
312
10
11
1
1
1
2
5
155
1
20
3
7
636
13
5
5
732
3
3
176
34
1
157
1
8
1
2 320
499
15
9
1
1
8
245
2
29
2
7
503
10
7
2
1 092
10
17
168
140
167
1
46
1
1
1 896
570
21
3
1
5
6
343
4
32
3
7
500
5
12
5
1 172
10
11
149
225
117
1
53
1
2
1 937
583
19
1
5
262
-
34
1
7
505
4
10
9
1 159
10
1
132
95
109
55
1
1
4 207
604
17
2
5
208
1
-
1
-
-
-
3
-
-
2
1
1
-
6
1
2
1
50
4
1
1
52
4
1
31
3
-
Приведенные в таблицах данные, собранные волостными правлениями,
безусловно, отражают несовершенство программы и инструментария
обследования промышленных предприятий. Например, увеличение мельниц
«фабричного типа» с 1910 по 1914 год, учитываемых статистикой, почти на
2 500 единиц можно объяснить тем, что в итоговые данные за 1914 год
попали все, в том числе примитивные мельницы.
Изъян статистики проявляется в отсутствии у сборщиков данных
представления о критериях предприятий, объединяемых учетом фабричных
заведений. Подчас единственным признаком таковых являлось наличие
специального помещения для неземледельческих занятий даже тогда, когда
последние представляли собой плетенное из лозы сооружение.
Тем не менее, даже несовершенные сведения о промышленных
предприятиях Воронежской губернии позволяют выявить ряд тенденций,
динамику их численности, важные с точки зрения нашего исследования.
Целый
ряд
отраслей
кустарного
производства
в
результате
индустриализации и капитализации экономики страны оставался вне
социального пространства, генерирующего предпринимательские элементы.
Активное
освоение
промышленности
машинным
производством
лишало
общественной
значительной
доли
целесообразности
функционирование кустарного, ручного труда во многих промышленных
отраслях. Рост массового капиталистического производства на собственной
основе сельской крестьянской промышленности черноземной деревни
значительно отставал от форсированной индустриализации страны в целом.
Таким образом, развитие национальной промышленности конца XIX –
начала XX веков препятствовало естественному пути сельской модернизации
Черноземья. В 79,0% отраслей мелкой сельской промышленности количество
предприятий с середины XIX века до средины первого десятилетия XX века
уменьшилось или увеличилось минимальными темпами, не позволяющими
отнести положительную динамику на счет модернизации. В 16,4% отраслей
бурный рост численности «крупных» предприятий до начала XX века
сменился стагнацией и даже рецессией в 1900 годах, и только 2 отрасли мельничная и крупорушная - продолжали развиваться. Такое положение дел
легко
объяснимо.
Именно
мельничное
производство
губернии
сосредоточивалось в хозяйствах активно формировавшегося слоя «крепких
крестьян», преуспевающих прежде всего в аграрном производстве.
7. Политика государства и местных органов
самоуправления в кустарной промышленности края
С конца 1880х годов кустарные промыслы Воронежской губернии, как и
страны
в
целом,
стали
предметом
специальной
правительственной
деятельности. Неземледельческие занятия крестьян рассматривались в
плоскости их потенциала в смягчении последствий аграрного перенаселения
и повышения доходности крестьянских хозяйств в целом.
Поощрение мелкой крестьянской промышленности осуществлялось по
трем основным направлениям: центральными органами власти и, прежде
всего, Министерством государственных имуществ и земледелия; губернским
и уездными земствами и меценатами-благотворителями. Впервые вопрос о
состоянии и возможности распространения кустарных промыслов прозвучал
на Воронежском губернском земском собрании, состоявшемся 16 декабря
1878 года. В докладе Управы говорилось: «Губернская управа, не говоря о
полеводстве и скотоводстве, которые имеют преимущественное значение в
нашем народном хозяйстве, обращает внимание собрания на кустарную
промышленность губернии, а именно: шитье и валку сапог, шитье тапок,
выделку кож, мехов, деланье тарантасов, колес и т.п., чем занимаются целые
селения в течение почти полугода совершенно свободного времени от
полевых работ; между тем, эта промышленность не встречает никакой
поддержки и никакого поощрения»246.
По предложению гласного С.Н. Грузова было решено начать изучение и
статистический
анализ
хозяйственного
положения
губернии
и
неземледельческих занятий населения.
Консолидации общественного внимания вокруг проблем, связанных с
кустарной
промышленностью,
правительственных
учреждений
немало
по
способствовала
организуемой
в
деятельность
соответствии
Журнал губернского земского собрания на 16е декабря 1878 года // Журналы губернского земского
собрания 1878 года с 10го по 21е декабря. Воронеж, 1879. С.71-72.
246
с
Высочайшим повелением в Москве промышленно-художественной выставки
1881 года. В письме губернатору и Воронежскому губернскому земству
представителя особой комиссии по проведению выставки говорилось:
«Предстоящей
выставке предполагается
придать
значение
всеобщей,
обнимающей все отрасли отечественного труда, в каком бы виде он ни
проявлялся,
от
лучших
произведений
искусства
и
самых
усовершенствованных фабрикатов до произведений крестьянского рукоделия
и кустарной промышленности»247.
Участие в общенациональной выставке потребовало от губернского
начальства
осуществления
оперативный
мониторинг
комплекса
мероприятий,
кустарных
помыслов,
включающих
налаживание
инструкторской деятельности в местах компактного их расположения,
проведение местных конкурсов и выставок.
Формированию в губернии традиции кустарных выставок Воронежский
край обязан положительному опыту, зародившемуся в Нижегородчине. В
1883 году в Нижегородской губернии с целью развития кустарного дела была
учреждена
кустарно-промышленная
приуроченные
к
ежегодной
и
ярмарке.
сельскохозяйственная
Нижегородское
выставка,
население
по
достоинству оценивало начинание, прежде всего благодаря возможности
приобретения товара «из первых рук». Например, кухонный
нож в
розничной торговле стоил 2 рубля 36 копеек, а на выставке 36 копеек, замок
в магазине – 9 рублей 40 копеек, на выставке у производителя 1 рубль 30
копеек.
Губернатор Нижегородской губернии Всеподданнейшим рапортом
доложил императору о положительном опыте выставки. Император наложил
на рапорте резолюцию: «Дело весьма полезно и желательно очень
распространить эти выставки и на другие губернии и местности России248.
247
248
ГАВО. Ф. И-20, оп. 1, д. 702, л. 1-1об.
ГАВО, И-20, оп.1, д. 722, л. 17-17об.
На имя Воронежского губернатора было послано письмо, в котором
говорилось, что «озабочиваясь изысканием средств, которыми могли бы
содействовать распространению выставок изделий кустарного производства,
Министерства финансов и внутренних дел пришли к заключению, что
устройство подобных выставок, одновременно с более значительными
ярмарками, могло бы, несомненно, оказать посильное влияние для упрочения
этой, бесспорно важной, отрасли народной производительности»249.
Специальным предписанием министра внутренних дел от 6 сентября
1886 года №2500 в задачу губернского земства предписывалась организация
выставок кустарных изделий, приуроченных к ярмаркам с целью путем
«непосредственного сближения производителей с потребителями облегчить
сбыт кустарных
изделий, помимо
обычных
скупщиков».
С
целью
организации выставок в губернии был учрежден комитет с участием земства
под председательством губернатора. Комитет, помимо непосредственной
деятельности по регулярному проведению выставок, обязывался наладить
организованный
сбыт
кустарных
изделий,
став,
таким
образом,
«посредником между кустарями, производителями и заказчиками»250. В
обязанности
комитета
также
вменялось
систематическое
«собирание
сведений о положении кустарной промышленности в данной местности и
изыскание мер для пособия развития и усовершенствования этой отрасли
промышленности».
При этом губернаторам предлагалось представление в министерстве
финансов для определения потребной суммы средств на поддержку мелкой
сельской промышленности.
В 1887 году Воронежская земская управа обратилась в Московское,
Тамбовское, Рязанское, Нижегородское земства с просьбой «сообщить
подробные программы выставок, сведения о содержании и денежных
средствах, отпускаемых земством, с указанием их назначения (помещение
249
250
РГИА, ф. 1290, оп.1, д.47, л. 16.
ГАВО, И-20, оп. 1, д. 722, л.21, 21об, 22.
выставки,
премии
и
тому
подобное),
как
часто
выставки
были
открываемы»251. С 1887 года началась работа по сбору данных по
имеющимся в уездах кустарным промыслам.
Нижеприведенные
сведения
воспроизводят
отчет
о
кустарной
промышленности, присланный по указанию Задонской земской Управой 10
марта 1887 года252.
Сведения о кустарных производствах, практикующихся в пределах
Задонского уезда
Волости и селения, в коих
практикуются промыслы
В Хлевенской волости
В селе Елецкой Лазовке
В Сенновской волости
В селе Карачун и хуторе Крисоборе
В Казинской волости
В селе Казинке
В Казинской волости
В селе Варваровених Борках
В Ксизовской волости
В деревне Юрьевой
В Воронежско-Лазовской волости
В селах Воробъевке
В Воронежско-Лазовской волости
В селах Воронежской Лазовке,
деревне Малой Лазовке селе
251
252
ГАВО, ф.И-20, оп. 1, д.722, л. 40.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 722, л.42-42об.
Назначение рода производств
Производятся преимущественно
работы крестьянских саней, телег и
полозьев
Производятся преимущественно
работы простой глиняной посуды
Большая часть населения занимается
приготовлением разных вещей из
шерсти, как-то: полстей и теплых
сапог.
Половина всего населения
занимается штукатурной и
кровельной работой; все работники,
начиная с наступления весны, уходят
на заработки в г.г. Воронеж и Ростовна-Дону, где производят работы до
зимы.
Большая часть жителей производит
работы простой глиняной посуды.
Почти все крестьяне занимаются
работой простых телег, саней и
пилкой досок.
Многие крестьяне летом уходят в г.
Воронеж на заработке как плотники,
а зимой занимаются на местах
Вертячьем и деревне Трухачевке.
В Нижне-Студенецкой волости
В селе Бутырках и деревне
Богословской.
жительства работой саней.
Незначительная часть жителей
занимается работой простых
упряжных дуг из ветлового леса.
Большая часть жителей занимаются
приготовлением из железа сапог,
В Александровской волости
полстей посредством валяния, а
В селах Александровске,
некоторые – приготовлением колес,
Никольском, Васильнвке, Черниговке
надужек и прочего, для чего, начиная
и деревне Алексеевка.
с весны и до поздней осени они
отправляются в южные города.
Примечание: в остальных волостях Задонского уезда, а именно:
Стебаевской,
Грязновскай,
Роктозовской,
Ивовской
и
Тешевской
–
кустарных производств никаких не практикуется. (За подписью члена
Управы Н.Н. Деброва).
Собранные с уездных Земских управ сведения послужили основой не
только к проведению регулярных выставок кустарных изделий с 1888 года,
но и формированию определенной системы мер, направленных на развитие
кустарной промышленности губернии. Кустарный Комитет (комиссия),
учрежденный для организации вставок, стал функционировать на постоянной
основе при Губернской земской управе.
Инициативу проведения кустарных выставок первой подхватила
Нижнедевицкая уездная земская Управа. Выставка, приуроченная
к
Вознесенской ярмарке, состоялась в марте 1888 года. В комиссию по ее
организации вошли Председатель Земского собрания
И.П. Логвинов и
гласные: П.П. Глотов, К.А. Вейнштейн, А.М. Головин, В.В. Кондратьев, А.Д.
Татаркин и др. На проведение мероприятия Губернская управа выделила 300
рублей253.
253
Острогожская
управа
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д.722, л.115-115об.
постановила
поручить
организацию
выставок Острогожскому Отделению императорского московского общества
сельского хозяйства254.
В 1889 году председатель Острогожского отдела Императорского
московского общества сельского хозяйства
В.Н. Тевяшов представил в
Министерство земледелия и государственных имуществ устав школы
женских кустарных работ, основанной в г. Острогожск, в 1888 году, и
ходатайствовал об утверждении этого устава. При этом В.Н. Тевяшов
указывал на необходимость иметь в г. Острогожске ремесленную школу, где
крестьянские девочки могли бы приобрести какие-либо практические знания
в рукоделии по окончанию обучения в школе грамотности. Устав школы был
рассмотрен в министерстве255. Для проработки вопроса на место была
командирована
С.А.
предотвращение
Давыдова.
Целью
нежелательного,
с
организации
точки
зрения
школы
стало
сохранения
земледельческих хозяйств, отхода на заработки женщин, сопровождающих
мужское население. По мнению В.Н. Тевяшова, организация школы могла бы
положить начало распространению местных женских промыслов. В первый
год существования школы в ней обучалось 30 учениц. Все обучающиеся
являлись
жителями
слободы
Новая
Сотня
Острогожского
уезда.
Препятствием к привлечению учениц из других уездов являлось отсутствие
необходимых средств на оборудование общежития и организацию питания.
Несмотря на трудности, обучающиеся девочки 12-14 лет, совершенно не
владеющие навыками шитья, проявляли значительные успехи в овладении
мастерством.
Кроме
обыкновенного
шитья,
ученицы
изготавливали
вышивки, кружева, ткали полотенца и ковры. Для изготовления последних
девочки обучались навыкам обработки шерсти.
На собрании членов Острогожского отдела общества сельского
хозяйства, (в декабре 1889 года) его председатель внес предложение
несколько видоизменить организацию школы, чтобы привлечь девушек из
254
255
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 722, л. 136об.
Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т.I. СПб, 1892. С.103-107.
деревни и дать им, кроме умения исполнять разные женские работы, еще и
некоторые знания по хозяйству. Для этого предполагалось расширить школу,
устроив небольшой интернат, и завести небольшое хозяйственное отделение,
где девушки бы обучались уходу за коровами, собиранию и хранению
молочных
продуктов
и
уходу
за
домашней
птицей;
кроме
того,
планировалось расширить музей, устроенный при школе, с тем чтобы он
пополнялся новыми образцами различных работ.
Собрание согласилось с этим предложением и выделило на переустройство
школы:
На содержание интерната для 4х
учениц
330 рублей
На приобретение образцов для музея
200 рублей
На наем прислуги
120 рублей
На содержание 2 коров и 30 штук
домашней птицы
Итого
415 рублей
1 065 рублей
Кроме того, на обзаведение для
интерната и приобретение для
ведения хозяйства посуды и прочих
500 рублей
принадлежнстей, единовременно
Не имея в своем распоряжении указанных сумм, Острогожский отдел
Московского общества сельского хозяйства высказывал надежду, что
Министерство государственных имуществ обратит внимание на устроенную
обществом школу и придет учреждению на помощь, необходимую в данной
местности для поднятия благосостояния сельского населения.
Совместное обучение мастерству и умению вести домашнее хозяйство
являлось уникальным для отечественного опыта содействия кустарной
промышленности. В результате командировки С.А. Давыдова убедилась, что
«школа находится в хороших руках и может принести большую пользу».
Выделенные министерством средства на содержание школы были увеличены
по отношению к запрашиваемой сумме на 82 рубля для увеличения на одно
место школьного интерната.
Положительный опыт создания школы В.Н. Тевяшова послужил
фундаментом новому проекту. В 1909 году на средства от пожертвования
Лушниковским и Городовым обществами была открыта учебная ткацкая
мастерская
Острогожского
отделения
Императорского
строгановского
училища, в которой было установлено 14 станов. В 1910 году мастерская по
заказу местного земства выработала 1500 аршин полотна, для полицейской
страгни 1200 аршин тика, выполнила заказы из Санкт-Петербурга, Москвы и
др.256
К концу 1890х годов выставки кустарных изделий, которые, помимо
популяризации передовых приемов ручного труда, выполняли функцию
механизма организации сбыта изделий мелкой сельской промышленности,
проводились на постоянной основе.
Ежегодно выставка кустарных изделий экспонировалась при КоньКолодезской сельскохозяйственной школе, ее открытие сопровождалось
молебном. В 1895 году в выставке приняли участие кустари села Курина (25
экспонатов),
села
Дмитряшевки (19 экспонатов), села Подгорного (19
экспонатов), села Конь-Колодезя (5 экспонатов), села Слегонян (1 экспонат),
села Отскочного (2 экспоната).
Среди кустарных изделий были представлены полотенца, ковры, рубахи,
кички, жилеты, паневы, шушпаны, сукно, холст и т.д. Лауреатами выставки
стали ковроделы села Курина Домна Павлова и Ирина Рындина. За время
работы выставку посетили около 1000 человек257.
В 1896 году была организованна шестая по счет выставка кустарных
изделий. Количество участников, в сравнении с предыдущим годом,
ГАВО, ф. И-26, оп.7, л. 14. Журналы Воронежского Губернского Земского собрания. Чрезвычайный
созыв с 26го февраля по 5е июня 1896 года. Воронеж, 1896 // Журнал чрезвычайного Воронежского
Губернского Земского собрания на 1е марта 1896 года. С.42.
257
Там же. С.44.
256
увеличилось в 2 раза. Активное участие в выставке приняли каретники
Задонского уезда, ранее не экспонировавшиеся. Медалями выставки были
удостоены Иван Куницын за тележные ящики и монах Маврицкий из
Задонского уезда258. Воронежское губернское земское собрание, в заседании
29 января 1903 года, постановило поддержать перед Министерством
земледелия и государственных имуществ ходатайство Бобровского земства
об ассигновании на 1903 год 400 рублей на наем мастера для корзиночной
мастерской и ходатайство Валуйского земства об отпуске 400 рублей
пособия, организованного в 1902 году на содержание корзиночной
мастерской259. Оба ходатайства были удовлетворены. Всего в 1903 году в
губернии
функционировали
три
учебных
корзиночных
мастерских:
Бобровского, Богучарского и Валуйского уездных земств.
Бобровская мастерская функционировала с июня 1901 года и была
рассчитана на десять учеников. На двухлетний курс обучения принимались
мальчики, окончившие начальную сельскую школу. Во второй год обучения
слушатели получали от земства от 2 до 5 рублей месячного вознаграждения
или определенный процент от реализованной продукции. Во время полевых
работ (июль, август) мастерская прекращала свою деятельность. В
мастерскую принимались на обучение стипендиаты других уездных земств с
годовой оплатой, на их содержание выделялось от 70 до 100 рублей в год260.
В 1903 году рентабельность мастерской составила 31%261.
Богучарская корзиночная мастерская, также организованная в 1901 году,
осуществляла ежегодный набор 15 слушателей. На год раньше была создана
Валуйская корзиночная мастерская. Курс обучения в этом заведении
составлял четыре года. Дополнительно к ремеслу слушатели осваивали
черчение, рисование и столярное ремесло.
Отчет по сельскохозяйственной и кустарной выставке при Конь-Колодезской сельскохозяйственной
школе в 1896 году // Журналы Воронежского губернского земского собрания очередного созыва 1896 года с
9го по 21е декабря. Воронеж, 1897. С.472.
259
ГАВО. Ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л.1.
260
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д.4561, л.1 .
261
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 1об.
258
В 1904 году постановлением уездных земских собраний корзиночные
мастерские были организованны в Коротоякском, Нижнедевицком и
Острогожском уезда. На их создание Губернской земской управой было
выделено 1300 рублей262.
Значительное влияние на распространение кружевного промысла
оказала открытая при Задонском уездном земстве школа кружевного
мастерства. Снабжение через это учреждение кустарок необходимым
материалом и рисунками сделало доступным рукоделие практически для
всех селянок, начиная с семилетнего возраста263.
Созданные
и
функционирующие
школы
кустарного
мастерства
оказывали благотворное влияние на распространение промыслов. Для
увеличения контингента обучающихся в школах был введен порядок,
согласно которому стоимость содержания ученик мог выплатить из средств,
получаемых от рукоделия, после окончания учебного заведения. Кроме того,
на неполный курс обучения приглашались дети крестьян в свободное от
полевых работ время. Роль ремесленных заведений возрастала по мере того,
как они брали на себя функции снабжения мастеров сырьем и сбыта готовых
изделий. Например, Богучарская мастерская корзиноплетения занималась
поставкой готовой продукции в Ростов, Кантемировку и Павловск. О
Богучарских корзиночниках узнали во всей России, после того, как их
изделия были удостоены Почетного диплома на выставке в Казане в сентябре
1908 года 264.
Учитывая положительный опыт деятельности учебных мастерских, 1
октября 1909 года Острогожское земское собрание постановило открыть в
уезде заведения по обучению кожевенному, сапожному, кирпичному и
черепичному делу265.
Успех распространения школ кустарного мастерства во многом
обусловливался правильно выбранным объектом забот земства, наиболее
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 1об.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 11об-12.
264
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 7312, л. 8-8об.
265
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 7312, л. 18.
262
263
активно проявляющихся в отраслях, которые, несмотря на высокие темпы
индустриализации,
производства
сохранили
являлись
свое
общественное
некапиталоемкими,
а
значение.
основную
долю
Такие
вновь
создаваемой здесь стоимости составляли трудовые затраты мастеров.
Например, в кружевоплетении и корзиноплетении все затраты, кроме
трудовых, составляли от 5 до 25%266.
Понимание уникальности
ручного, высокохудожественного
труда
кустарей присутствовало в среде земских деятелей Воронежской губернии, о
чем говорит, например, выдержка из доклада председателя кустарной
комиссии В.И. Жукова: «Фабрика как бы она не приспособлялась и не
подделывалась под ручную работу, - писал он, - не в состоянии
конкурировать с кустарным художественным производством, главной
отличительной особенностью которого является индивидуальность. Но
кустари не знают, в чем заключается их сила, и стараются подражать в своих
произведениях фабричной чистой работе. Для кустаря это подражание
гибельно; самая искусная подточка под машинную работу, никогда не
сравняется со своим оригиналом. Кроме того, для изготовления 1го аршина
кружева кустарю необходимо 2 часа, а фабрике только 2 минуты, ясно, что
работа кустаря обходится гораздо дороже фабричной.
Но главная опасность для кустаря, способного к самостоятельному
творчеству, - привычка только подражать, не отдавая себе отчета во
внутреннем содержании, работая, между тем, без этих условий всякое
художественное
кустарное
производство
будет
влачить
жалкое
существование, не способно развиваться и, в конце концов, должно
погибнуть совершенно.
Ручные узловатые и неровные кружева, сплетенные по старинным
рисункам, окрашенные в тон растительными красками по старинным
рецептам или выработанные в старых деревнях, где еще сохранился этот
266
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 11об.
способ работы и окраски, ценятся баснословно дорого, особенно в Англии и
Америке»267.
И напротив, учитывая низкое качество кустарных сельскохозяйственных
машин в сравнении с фабричным, В.И. Жуков определенно высказывался:
«Что касается молотилок, то я не нахожу возможным настаивать на
необходимости развития этого промысла»268.
«Небольшие, но хорошо оборудованные заводы, или так называемые
мастерки, ведущие свое производство на капиталистических началах,
являются опасными конкурентами кустарям в производстве молотилок,
потому что они имеют свои машины, облегчающие работу, у них есть
возможность заготовлять достаточное количество сухого леса, покупать
литье и железа партиями и пользоваться вполне определенным сбытом.
Кроме того, для постройки молотилок необходимы некоторые технические
познания, без которых кустарь работает ощупью и сам не знает, выйдет ли
его работа удачной. Развивая это производство, мы можем в лучшем случае
достигнуть таких же результатов, как получились в Сапожниковском уезде.
Изготовлявшиеся там в громадных количествах молотилки не отличаются
особыми достоинствами»269.
К началу XX века Воронежское губернское земство наладило
плодотворное
сотрудничество
с
другими
губернскими
земствами
в
деятельности, направленной на содействие кустарной промышленности.
Нижегородский
кустарный
отдел
предложил
воронежским
коллегам
организовать сбыт кроватей, изготовленных кустарями нижегородцами в
лечебных заведениях губернии, а также сельскохозяйственных орудий:
плиги, полнцы, проволочные решета, сита, замки, накладки, шпингалеты и
др.270
В 1904 Тульская губернская земская управа обратилась в Воронежское
земство году с просьбой «выслать ей все имеющиеся доклады и издания
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 13-13об.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 16-16об.
269
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 16об.
270
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4546, л.4.
267
268
Губернского земства по исследованию кустарных промыслов и вопросам
воспособления кустарной промышленности»271.
С целью облегчения сбыта кустарных изделий по ходатайству кустарной
комиссии при Губернской земской управе в 1902 году был организован склад
изделий мелкой сельской промышленности, который отпускал изделия
мастеров в кредит, тем самым расширяя возможность их реализации272.
Работа
Воронежского
земства
и
государственных
учреждений,
направленная на развитие кустарной промышленности региона, приносила
свои ощутимые плоды, прежде всего в виде отчетливо проявляющегося
повышения качества крестьянского рукоделия. На Всемирной выставке в
1904 году в Сент-Луисе (Миссури США) экспонировались воронежские
кустарные изделия из кожи, ковры и кружева273.
В 1910 году по инициативе М.Г. Раевской в собственном имени и в селе
Красненьком Новохоперского уезда была открыта ткацкая мастерская. При
открытии
в
мастерской
обучалось
10
учениц.
На
средства
благотворительницы в заведении было установлено 3 ковровых и 4 ткацких
стана. Обучение в школе было организовано бесплатно. Ученицы поочередно
убирали жилое и учебное помещения, готовили пищу. Для обучения
промыслу была приглашена опытная мастерица из Дегтяревской школы
Полтавского губернского земства.
После
посещения
школы
А.Г.
Доливо-Добровольскиой,
командированной кустарным комитетом министерства, для нужд обучения
были выделены новые ткацкие станки. Совершенствование обучения
кустарок
приносило
результат.
В
1915
году
на
Новохоперской
сельскохозяйственной выставке за свои работы мастерская была награждена
золотой медалью. Заинтересовавшись деятельностью мастерской, Великая
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4546, л.6.
ГАВО, ф. И-20, оп. 1, д. 4561, л. 17-17об, 18 об.
273
РГИА, ф.395, оп. 1, д 2830, л. 54, 54об, 55, 55об, 56, 56об, 57.
271
272
Княгиня Ольга Александровна лично подбирала коллекцию ковровых узоров
для ученического производства274.
Инспекторские поездки инструкторов министерства земледелия на
места, как правило, сопровождались мерами центральной власти по оказанию
содействия земским начинаниям в сфере кустарных промыслов. Так, по
результатам
обследования
мастерских
корзиноплетения
Воронежской
губернии в 1912 году перед Главным управлением землеустройства и
земледелия было возбуждено ходатайство об изготовлении и передаче
кустарям «особых машин из коих одна механически раскалывает вдоль
прутья лозы, а другая очищает их от коры и обстругивает их до желаемой
толщины». Такие
машины изготавливались единственной слесарной
мастерской Ф.С. Черкасова в Санкт-Петербурге. Размещение заказа было
поручено инструктору Отдела сельской экономии Ф.Н. Махаеву, который,
«воспользовавшись иностранной моделью, значительно усовершенствовал
их». Уже в 1913 году в мастерскую были заказаны десять машин стоимостью
140 рублей каждая275.
Накопленный
опыт
содействия
кустарной
промышленности
государством и земствами позволил к началу XX столетия поставить еще
более
амбициозные
задачи
по
«вспомоществованию»
крестьянским
промышленным промыслам. На основе тщательного изучения реального
положения мелкой сельской промышленности планировалось выработать
единый государственный подход к решению нескольких общенациональных
проблем: интегрировать
крестьянские предприятия на основе учета
территориального разведения труда, обеспечить крестьян-промышленников
государственными заказами, в том числе военного ведомства, организовать
поставку
кустарных
переустройству
изделий
промысловой
на
внешний
деятельности
рынок,
селян
способствовать
на
современной
технической и технологической основе.
274
275
Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т,XI, Петроград, 1916. С. 7-9.
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 21 956, л.1.
Решение такой задачи потребовало изучения отечественной кустарной
промышленности по единой унифицированной программе. С целью
организации
общенационального
исследования
главным
Управлением
Землеустройства и земледелия под председательством Тайного Советника
А.М. Терне с 15 по 19 сентября 1911 года было проведено совещание с
участием представителей Губернских земских управ.
На совещании отмечалась невозможность, при наличии имеющихся
сведений «получить общую картину, которая покажет – как велика кустарная
промышленность, какое место занимает она в экономической жизни народа и
насколько она заслуживает жертв со стороны государства и общества для ее
поддержки и развития»276.
По
итогам
всестороннего
обсуждения
обследования
кустарных
промыслов Совещание пришло к заключению: «Что собрание сведений по
необходимости придется производить при помощи сельских старост, но, во
всяком случае, надо пользоваться всякою интеллигентною силою, которая
найдется в той или иной местности, а потому, где только представится
возможность, необходимо поручать собрание статистических сведений через
народных учителей, учительниц, священников, земских агрономов и
добровольных корреспондентов земских управ, в тех же губерниях»277.
Начавшаяся в 1914 году война прервала уже разворачивающееся
общероссийское обследование кустарной промышленности278. Сокращение в
военное время импорта многих товаров, требовавшихся в организации
крестьянского производства и быта, потребовало первостепенного внимания
государства и земств к поощрению кустарных отраслей, обеспечивающих
импортозамещение279. В целом государственные расходы на поощрение
кустарных промыслов выросли с 1911 по 1914 год с 836 000 рублей до
1 864 000 рублей280. В число финансируемых субъектов входили и
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 2394з, л.1, 1об, 2, 2об, 3, 3об, 4-10 об.
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 2394з, л.2 об.
278
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 3177, л.36.
279
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 3177, л.37.
280
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 3177, л.1-1об.
276
277
Воронежские
кустарные
мастерские
и
выставки281.
Выделяемые
государством средства шли, в том числе, на прямое финансирование и
кредитование кустарных предприятий. Так, по запросу Богучарской уездной
Земской управы в 1912 году на оборотные средства учебной мастерской
корзиноплетения было выделено в кредит 1 000 рублей, которые мастерская
должна была возвратить двумя траншами: в 1914 году – 200 рублей и в 1915
– 800 рублей.
По просьбе Бобровской уездной Земской Управы в 1913 году для
создания артели сапожников слободы Бутурлиновки было отпущена ссуда в
10 000 рублей с ежегодными траншами до 1 000 рублей282.
Благодаря содействию российской экспортной палаты воронежские
кустари приняли участие в организованной Французским национальным
транспортным синдикатом в Париже в 1914 году Международной выставке
упаковки с коробами, изготовленными из осоки, камыша и лозы283.
В 1916 году воронежские кустари успешно справились с задачей
освоения и выпуска отечественных сельскохозяйственных орудий. Благодаря
финансовой поддержке Министерства земледелия вместе с мелкими
промышленниками Харьковской и Казанской губерний они произвели (по
чертежам инструкторов отдела сельской экономики) 10 000 двухлемешных
плугов284. В этом же году при содействии министерства в Воронежской
губернии была открыта учебно-показательная мастерская по изготовлению
кустарных кос, ранее поставляемых из Австрии285.
На основе традиционного структурного промысла в Коротоякском уезде
в 1917 году было создано кустарное предприятие струн «кетгута» для
хирургических операций. На организацию предприятия на артельных
началах Министерством было выделено 7 000 рублей286.
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 3177, л.18.
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 3079, л.25.
283
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 1035, л.1-2.
284
РГИА, ф. 395, оп. 1, д. 3177, л.14.
285
Там же, л. 14об.
286
Там же, л.16.
281
282
В целях содействия экспорту кустарных изделий на американский и
британский
рынки
Министерством
земледелия
были
осуществлены
подготовительные шаги по проведению Международной ярмарки в Лионе.
Агенты Министерства по сбыту кустарных изделий, «госпожа Самонова и
господин Криштафович завязали отношения с рядом фирм, причем обоими
командированными лицами собраны весьма ценные данные для приступа к
систематическому проведению произведений кустарной промышленности на
изученные ими рынки Франции, Англии и США»287.
Таким образом, в конце XIX – начале XX веков государственное и
общественное
содействие
развитию
стало
значительным
фактором,
определявшим состояние и направление эволюции кустарных помыслов.
Содействие мелкой сельской промышленности, постепенно приобретавшее
очертания политического курса, было направлено на решение практических
задач.
Во-первых, расширение масштабов и улучшение качества рукоделий
крестьян способствовало наполнению формирующегося национального
рынка необходимыми товарами широкого потребления.
Во-вторых, развитие кустарных промыслов явилось, своего рода,
амортизатором обостряющегося аграрного кризиса зернопроизводящих
регионов и было направленно прежде всего на повышение благосостояния
сельского
населения
за
счет
укоренения
дополнительного,
неземледельческого источника доходов.
В-третьих, усилия в области кустарных промыслов были, в том числе,
ориентированы на предотвращение эксплуатации сельского населения
активно нарождающимся слоем предпринимателей, что в совокупности с
форсированной капитализацией страны представляется малопродуктивным.
Безусловно,
меценатство,
плодотворная
деятельность
земской
интеллигенции и государства в кустарной промышленности края имели
положительные результаты, выразившиеся прежде всего в появлении в
287
Там же, л.17.
Воронежской
губернии
центров
высокохудожественного
народного
творчества (ковроделия, лозоплетения, кружевного производства). Успеху
комплекса мер в области кустарной промышленности способствовала
правильная ориентация на отрасли и производства, сохранявшие в условиях
индустриализации свое общественное значение.
8. Кустарные промыслы Черноземья к началу XX столетия:
основные тенденции развития
К началу XX столетия количество кустарей в Воронежской губернии
составляло до 166 399 человек288.
Уже введенные в научный оборот данные о динамике численности
промыслового населения края с 1880 по 1900 гг. грешат явными
неточностями и требуют критического рассмотрения. В монографии А.В.
Перепелицына, со ссылкой на земскую статистику, утверждается, что в 1880х
годах 72,0% крестьянских дворов занимались промысловой деятельностью, а
к 1900м годам количество промысловиков среди трудоспособного населения
составляло 22,1%289. Степень достоверности второй цифры не вызывает
сомнений, в то время как первая явно преувеличена. Если следовать логике
приведенных
цифр,
то
получается,
что
78%
трудоспособного
непромыслового населения было сосредоточено в 28% хозяйств, что вряд ли
соответствует действительности. Ошибки исходят из данных земской
статистики, о чем говорилось в разделе, посвященном отхожим промыслам.
Эти неточности породили ряд неадекватных оценок уровня развития
промыслов черноземной деревни второй половины XIX века, встречающихся
в дореволюционной и современной литературе.
Явно не согласуются с реальным положением в черноземной деревне
оценки уровня развития кустарного производства. Конечно, процессы
модернизации национальной экономики сказывались, в том числе и на
мелком сельском промышленном производстве аграрных регионов страны,
однако в силу явного отставания их крестьянской промышленности от
темпов и глубины процессов, происходивших в кустарном производстве
Материалы высочайше учрежденной 16 ноября 1901 года Комиссии по исследованию вопроса о
движении с 1861г. по 1901 г. благосостояния сельского населения среднеземледельческих
губерний сравнительно с другими местностями Европейской России. Ч.1. С. 216-219.
289
Перепелицын А.В. Крестьянские промыслы в центрально черноземных губерниях России в
пореформенный период. Воронеж, 2005. С.22.
288
центральных промышленных областей, создавался эффект торможения
развития сельской индустрии, обусловленный наполнением национального
рынка продукцией промышленности, адаптированной к новым условиям
рыночного хозяйства. К рубежу XIX и XX веков воронежские селяне стали
получать массу товаров (сельскохозяйственные орудия, рыболовецкие сети,
продукты
металлообработки,
мануфактуру
и
т.д.)
значительно
превосходивших по качеству изделия местных кустарей.
Регионы, традиционно являвшиеся рынком сбыта для несовершенной
продукции Воронежских кустарей (Земля Войска Донского, Северный
Кавказ), втягивались в национальный рынок и постепенно сужали сегмент
потребительского спроса, обеспечиваемый товарами из Воронежской
губернии.
На фоне неблагоприятного изменения условий развития промышленных
занятий воронежских крестьян не улучшалась ситуация в основной аграрной
отрасли крестьянской экономики.
Несмотря на ухудшение положения в сельскохозяйственной отрасли,
новая культура земледелия прививалась с трудом даже в наиболее
состоятельных экономиях. Вот что писали корреспонденты с мест
относительно результативности земских мер по распространению передовых
приемов агрономии.
«В последние годы замечается улучшение сельского хозяйства…
возбуждается интерес населения к новейшему способу ведения его», - пишут
из Острогожского уезда. Но как всякое новое дело, сельскохозяйственная
культура идет вперед туго, особенно при обычно свойственной населению
инертности и косности. «Усиления старания уездного земства при помощи
лекций по земледелию среди населения перейти к более культурной
обработке земли пока не дали положительных результатов», - сообщают из
Воронежского уезда. «Крестьяне ропщут на непроизводительную трату их
денег (на содержание агрономов, пчеловодов и т.д.), лекций почти не
посещают и над советами их смеются», - пишут из Землянского уезда. «Как
крестьяне, так и оставшиеся экономии производят посевы первобытным
способом, никаких улучшений в обработке полей и севооборотах не
замечается, удобрений почвы минералами не делается, изредка кладется в
землю навоз в довольно незначительных количествах и то зажиточными
хозяйствами, а крестьяне употребляют навоз на топливо», - жалуются из
Павловского уезда. Ввиду этого размеры урожая зависят по-прежнему,
главным образом, от метеорологических условий»290. В 1913 году (в
сравнении с предыдущим годом) губерния недосчиталась 7 912 247 пудов
яровой пшеницы, овса - 862 524 пудов, ячменя - 711 632 пудов291.
Данные
за
пять
лет
характеризуют
колебания
урожайности,
отрицательная динамика которых особенно заметна в крестьянском
надельном хозяйстве.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1915 год. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1915. С.2.
291
Там же. С.6.
290
Сравнительная урожайность хлебов в Воронежской губернии в 1909-1913гг.
крестьянских и владельческих землях292
Бобы
Картофель
4,1
6,8
9,4
8,2
6,1
Владелец
10,1 8,7
9,0
8,8
29,8 6,5
8,1
4,6
10,5 11,3 15,0 6,9
Крест.надел 5,1
6,1
4,4
5,2
4,1
25,0 6,4
3,8
11,7 7,8
8,6
13,0 6,2
Владелец
7,3
7,8
5,9
6,8
6,2
36,1 7,5
5,6
9,1
8,5
8,2
18,9 7,1
Крест.надел 4,9
3,9
4,4
3,3
3,5
10,5 6,3
6,2
-
4,2
6,8
1,9
Владелец
7,2
5,8
5,0
5,3
4,8
19,2 7,3
3,8
8,0
4,4
6,5
16,3 6,2
Крест.надел 8,1
7,7
6,3
6,8
5,9
23,7 7,4
2,1
-
8,3
8,3
-
6,5
10,6 9,0
8,2
9,7
7,6
38,6 8,4
7,2
-
10,4 9,0
-
7,4
5,9
Рожь
5,7
Гречиха
19,1 5,0
Просо
7,0
Ячмень
6,3
Овес
6,9
Пшеница
7,1
Пшеница
Крест.надел 6,6
Рожь
Чечевица
Яровые хлеба
Горох
Озимые
хлеба
Полба
На землях
1914
1913
1912
1911
1910
1909
Урожайность
Владелец
8,9
5,1
Крест.надел 6,8
6,4
6,3
5,9
5,4
15,8 4,4
8,6
-
7,4
8,0
-
Владелец
10,0 8,1
7,9
6,9
27,4 5,4
9,7
-
7,8
9,9
12,0 6,9
Крест.надел 6,1
6,6
4,1
4,1
4,0
12,0 2,2
4,2
-
5,2
4,5
-
4,6
Владелец
10,1 5,6
6,2
5,3
24,0 3,1
10,3 -
6,1
7,8
-
6,0
9,0
9,2
Таким образом, непростая ситуация
аграрной отрасли губернии не
способствовала росту потребительского спроса населения на промышленную
продукцию, ограничивала возможность накопления материальных ресурсов
для повышения товарности крестьянских хозяйств за счет неземледельческих
занятий.
Изучение хозяйственного строя кустарной сельской промышленности
Воронежской губернии конца XIX века стало возможным благодаря
Там же. С.13; Памятная книжка Воронежской губернии на 1916 год. Издание Воронежского
Губернского Статистического Комитета. Воронеж, 1916. С. 14.
292
опубликованным
результатам
многолетнего
подворного
исследования
крестьянских хозяйств, организованного земским подвижником Ф.А.
Щербиной во второй половине 80х годов XIX века и продолжавшегося до
начала 90х годов293.
В ходе проведения подворных переписей был собран и обобщен
материал по 12 уездам, содержащий в том числе сведения о кустарных
промыслах и промышленных предприятиях крестьян.
На основе таблиц абсолютных данных группировки хозяйств кустарей
по величине пашни и уездам Воронежской губернии составлены две
таблицы, содержащие показатели удельного веса мелких промышленников и
доходности промышленных занятий по группам хозяйств с разной величиной
посевной площади и соотношение величины и доходности местных и
отхожих промыслов.
Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Статистические материалы подворной
переписи по губернии. Обзор материалов, способов по собиранию их и приемов по разработке.
Сост. Ф.А. Щербина. Воронеж, 1897. С. 169-217.
293
Местные и отхожие кустарные промыслы Воронежской губернии по количеству занятых и
доходности промышленных занятий
Соотношение местных
и отхожих помыслов
по численности
и доходам
В том числе, в %
Всех занятых,
в%
Местных Отхожих
Средний доход в
рублях
Местных
Отхожих
Промыслы
Веяльщики
Дроворубы
Землекопы
Камнеломы
Пеньковщики
Пильщики
Бердовщики
Бондари
Бубличники
Булочники
Валяльщики сапог
Жестянщики
Веревочники
Вязальщики сетей
Горновщики
Горшечники
Гребенщики
Дужники
Дудочники
Жерновщики
Каменщики
Камнетесы
Канатчики
Каретники
Кирпичники
Ковровщицы
Кожевники
Колесники
Колбасники
Конопатчики
Корзинщики
Красильщики
Кровельщики
Кружевницы
Кровельщики-глинобиты
Кузнецы
Лапотники
Лопатники
Маляры
Мастера сельскохозяйственных
орудий
Метельщики
Медники
Набойщики
Ободчики
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
91,3
86,9
87,6
87,8
68,9
78,5
100
94,5
74,5
40,0
92,6
24,6
66,8
47,5
95,3
93,9
97,0
100
100
82,3
63,6
66,3
94,1
77,7
86,5
100
92,4
87,8
1,9
77,7
97,1
91,1
87,2
100
90,8
93,0
100
100
79,2
8,7
13,1
12,4
12,2
31,1
21,5
5,5
25,5
60,0
7,4
75,4
33,2
52,5
4,7
6,1
3,0
17,7
36,3
33,7
5,9
22,3
13,5
7,6
12,2
98,1
22,3
2,9
8,9
12,8
9,2
7,0
20,8
34р. 23к.
26р. 31к.
32р. 30к.
24р. 38к.
29р. 83к.
30р. 04к.
16р. 94к.
34р. 48к.
59р. 63к.
69р. 96к.
42р. 49к.
44р. 93к.
37р. 02к.
16р. 12к.
61р. 37к.
48р. 68к.
56р. 60к.
38р. 88к.
41р. 28к.
55р. 61к.
42р. 98к.
44р. 00к.
37р. 69к.
147р. 14к.
40р. 32к.
9р. 28к.
88р. 17к.
55р. 51к.
9р. 00к.
37р. 51к.
19р. 36к.
67р. 63к.
41р. 56к.
12р. 36к.
32р. 76к.
72р. 27к.
16р. 60к.
9р. 45к.
84р. 69к.
87р. 50к.
28р. 82к.
45р. 28к.
30р. 33к.
33р. 51к.
35р. 83к.
42р. 38к.
53р. 42к.
65р. 76к.
46р. 15к.
66р. 91к.
24р. 33к.
8р. 00к.
33р. 75к.
59р. 03к.
39р. 50к.
63р. 02к.
52р. 92к.
62р. 14к.
37р. 44к.
172р. 25к.
49р. 55к.
66р. 66к.
51р. 58р.
42р. 09к.
30р. 05к.
23р. 75к.
78р. 75к.
56р. 71к.
48р. 33к.
71р. 21к.
77р. 65к.
100
96,5
3,5
39р. 36к.
45р. 00к.
100
100
100
100
98,8
75,0
80,0
68,7
1,2
25,0
20,0
31,3
33р. 61к.
101р. 23к.
41р. 15к.
65р. 44к.
10р. 00к.
105р. 00к.
36р. 66к.
46р. 87к.
Обручники
Овчинники
Пекари
Переплетчки
Печники
Плотники
Позолотчики
Портные
Посудники
Прялочники
Пряхи
Пряничники
Резчики
Решетники
Сапожники
Серебряники
Синильщики
Слесари
Солодовщики
Сундучники
Стекольщики
Столяры
Струнники
Сукновалы
Тележники и санники
Ткачи
Токари
Тулупники
Чесальщики
Чулочницы
Шаповалы
Шапошники
Швеи
Шерстобиты
Шорники
Штукатуры
Итого
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
100
81,6
99,4
61,3
97,6
81,5
75,8
95,7
91,2
94,4
95,3
99,8
78,7
94,2
100
92,5
93,3
84,8
81,7
78,5
95,8
93,9
94,0
3,0
97,3
98,6
99,8
94,8
96,7
91,3
99,7
96,5
95,9
99,1
50,2
93,2
93,3
90,7
18,4
0,6
38,7
2,4
18,5
24,2
4,3
8,8
5,6
4,7
0,2
21,3
5,8
7,5
6,7
15,2
18,3
21,5
4,2
6,1
6,0
97,0
2,7
1,4
0,2
5,2
3,3
8,7
0,3
3,5
4,1
0,9
49,8
6,8
6,7
9,7
50р. 34к.
43р. 53к.
56р. 89к.
41р. 19к.
41р. 73к.
39р. 74к.
145р. 12к.
32р. 61к.
53р. 28к.
42р. 52к.
7р. 78к.
78р. 86к.
78р. 27к.
36р. 36к.
61р. 84к.
85р. 00к.
94р. 35к.
104р. 25к.
78р. 90к.
68р. 04к.
54р. 61к.
69р. 25к.
73р. 25к.
40р. 44к.
41р. 56к.
17р. 44к.
43р. 10к.
75р. 44к.
46р. 04к.
8р. 08к.
45р. 12к.
90р. 11к.
26р. 55к.
24р. 17к.
77р. 03к.
52р. 13к.
47р. 85к.
43р. 69к.
45р. 51к.
78р. 33к.
120р. 00к.
67р. 56к.
51р.86к.
190р. 00к.
47р. 72к.
39р. 88к.
68р. 18к.
2р. 00к.
23р. 42к.
114р. 00к.
53р. 25к.
225р. 00к.
93р. 00к.
109р. 52к.
70р. 00к.
40р. 00к.
78р. 63к.
82р. 07к.
40р. 59к.
43р. 84к.
52р. 14к.
15р. 00к.
110р. 00к.
161р. 66к.
20р. 00к.
15р. 00к.
46р. 00к.
89р. 81к.
80р. 00к.
19р. 95к.
82р. 37к.
59р. 58к.
50р. 93к.
Земледельческая направленность общественного хозяйства региона
определила место и роль отхожих кустарных промыслов сельского
населения.
Относительно
низкий
уровень
развития
промышленного
производства, в том числе в сельской местности, обусловливал достаточную
емкость местного неудовлетворенного рынка для функционирования
крестьянской промышленности, что в свою очередь не инициировало рост
конкуренции среди кустарей и выталкивание за пределы губернии мелких
промышленников в поиске дополнительных источников заработка294.
Кустари-отходники составляли в конце XIX столетия лишь десятую
часть от мастеров, занимающихся промышленной деятельностью на месте.
Избыток промышленников имелся в узком сегменте массовых крестьянских
отраслей, возникших из домашнего производства (булочники – 60%,
вязальщики сетей – 52,5%, колбасники – 98,1%, струнники – 97%,
шерстобиты – 49,8%). На причину отхода этой категории кустарей указывает
тот факт, что доходность их промысла на стороне была ниже доходности
занимавшихся промышленной деятельностью на месте. Следовательно,
главное, что побуждало крестьян покидать насиженные места, было
стремление отыскать незанятые в своей округе ниши применения мастерства
и заработка.
Несколько иначе выглядела другая отрасль кустарной промышленности,
в которой отходники составляли значительный удельный вес. Шерстянщикиотходники, удельный вес которых в общей массе составлял 7,4%, уходили на
заработок в Землю Войска Донского, потому что доходность промысла на
стороне была выше, чем на месте.
Промышленная деятельность вообще и кустарного отходничества в
частности
являлась
подсобным
по
отношению
к
основному
земледельческому занятию. Даже в случае, когда работа на стороне сулила
значительно более весомые заработки, чем на постоянном месте жительства,
большинство крестьян-промышленников предпочитало оставаться дома, а не
искать счастья на стороне. Так, несмотря на то что доходность промысла
мастеров, изготавливающих веялки, в отходе на 61% превышала его
доходность на месте, лишь 8,7% общего количества веяльщиков уходили на
заработки.
Кустарные промыслы, хотя весьма разнообразны, но недостаточно развиты // Описание
Воронежской губернии. Воронеж, 1909. С. 15.
294
Аналогичным
образом
складывалась
ситуация
с
землекопами,
камнеломами, пеньковщиками, пильщиками, бондарями, валяльщиками
сапог,
горшечниками,
жерновщиками,
каменщиками,
камнетесами,
каретниками, кирпичниками, картузниками, красильщиками, мастерами
сельхозорудий,
печниками,
медниками,
плотниками,
серебряниками,
слесарями,
овчинниками,
портными,
пекарями,
переплетчиками,
прялочниками,
стекольщиками,
столярами,
резчиками,
сукновалами,
тележниками, токарями, швеями, шорниками, штукатурами. Несмотря на то
что доход на стороне был значительно выше, кустари этих специальностей
предпочитали заниматься промышленной деятельностью, не отрываясь от
земледелия, в собственном хозяйстве.
В 46% отраслей кустарного производства доход на месте превышал
заработки на стороне, что говорит о том, что развитие мелкой крестьянской
промышленности, несмотря на более скромные, чем в промышленных
регионах страны, темпы, все же постепенно выдавливало наименее
адаптированную к рыночным условиям массу кустарей в другие, еще менее
развитые
в
промышленном
плане
территории.
Однако
становление
национального рынка постепенно сужало и это лакуну пополнения дохода
традиционных хозяйств Черноземья. Источники конца XIX – начала XX
столетия содержат достаточно свидетельств того, что рентабельность
промышленных занятий на стороне падала с каждым годом295.
Вот что говорится в Обзоре Воронежской губернии за 1895 год. Приложение к
Всеподданнейшему отчету. С. 18: «Движение рабочих на юг и юго-восток России в отчетном году
не принимало значительных размеров. Плохие заработки, принесенные отхожими помыслами
прошлых годов, тем более еще, что предвидевшийся хороший урожай обещал заработки дома.
Особенно мало рабочих уходило на промыслы из северных уездов. Только из уездов
Богучарского, Валуйского, Павловского и Острогожского двинулось на юг значительное число
рабочих. Но год был неудачный. Скромный урожай хлеба на Дону и на Северном Кавказе, вместе
с широким распространением жатвенных машин и косилок, сильно сократили спрос на рабочие
руки и крайне понизили заработную плату. Некоторый успех имела лишь незначительная часть
рабочих, нанимавшихся на срок до 1 октября за определенное вознаграждение. Плохой заработок
принесли и крестьяне, работавшие в каменноугольных шахтах».
295
Группы кустарных хозяйств по величине посева
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Местные
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Камнеломы
Средний годовой
доход
Местные
Пеньковщики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Бердовщики
Безземельные
3,0
41р.
09к.
0,7
60р.
00к.
5,4
20р.
00к.
-
-
0,1
30р.
00к.
0,3
30р.
00к.
2,8
40р.
00к.
12,8
50р.
20к.
Хозяйства до 5
десятин
36,7
39р.
17к.
65,6
96р.
36к.
32,4
16р.
08к.
-
-
33,2
36р.
08к.
25,7
31р.
39к.
15,9
30р.
00к.
35,8
22р.
14к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
43,7
32р.
06к.
24,8
44р.
29к.
48,6
16р.
16р.
-
-
50,7
27р.
74к.
54,9
39р.
42к.
44,3
20р.
18к.
38,4
28р.
80к.
Хозяйства от 15
13,1
до 25 десятин
30р.
44к.
6,5
49р.
77к.
10,8
21р.
75к.
-
-
13,8
30р.
30к.
14,9
18р.
42к.
28,7
25р.
98к.
10,2
41р.
25к.
24р.
37к.
2,4
40р.
00к.
2,8
16р.
00к.
-
-
2,2
27р.
92к.
4,2
23р.
00к.
8,3
25р.
00к.
2,8
25р.
00к.
Группы
по посевам
Хозяйства
свыше 25
десятин
3,5
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Бондари
Булочники
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Веревочники
Средний годовой
доход
Местные
Жестянщики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Бубличники
Безземельные
10,4
180р.
00к.
0,5
40р.
00к.
4,6
60р.
00к.
5,0
76р.
60к.
5,0
51р.
33к.
1,2
36р.
66к.
-
-
-
-
Хозяйства до 5
десятин
39,7
75р.
85к.
28,14
52р.
80к.
33,8
53р.
90к.
10,0
58р.
60к.
26,0
94р.
12к.
10,4
61р.
00к.
18,7
31р.
15к.
2,7
28р.
25к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
46,3
67р.
23к.
56,2
73р.
15к.
36,9
72р.
91к.
50,8
56р.
40к.
47,0
70р.
36к.
35,0
64р.
81к.
54,2
56р.
48к.
35,4
23р.
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
3,6
43р.
75к.
12,0
59р.
95к.
24,7
47р.
56к.
30,5
31р.
47к.
18,9
48р.
48к.
35,5
63р.
56к.
21,2
37р.
38к.
42,3
25р.
31к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
-
-
3,1
75р.
50к.
-
-
3,7
90р.
00к.
3,1
25р.
71к.
17,8
83р.
40к.
5,9
26р.
75к.
19,6
24р.
09к.
Группы
по посевам
Землекопы
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Валяльщики сапог
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Веяльщики (мастера по
изготовлению)
Древорубы
Безземельные
18,5
27р.
85к.
-
-
1,5
28р.
25к.
-
-
-
-
-
-
0,5
49р.
00к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
27,0
41р.
49к.
24,5
49р.
00к.
24,6
27р.
02к.
12,7
39р.
10к.
-
-
-
-
20,5
58р.
00к.
-
-
Хозяйства от 5
до 15 десятин
54,9
29р.
14к.
47,2
52р.
48к.
55,2
25р.
30к.
31,9
37р.
30к.
100
34р.
50к.
100
87р.
50к.
22,5
40р.
82к.
65,3
49р.
11к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
10,8
30р.
80к.
28,3
30р.
00к.
17,8
28р.
80к.
42,5
22р.
00к.
-
-
-
-
40,0
34р.
80к.
30,7
41р.
87к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
5,5
22р.
65к.
-
-
0,9
16р.
00к.
12,9
20р.
00к.
-
-
-
-
16,5
38р.
92к.
4,0
30р.
00к.
Группы
по посевам
Вязальщики сетей
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Безземельные
2,5
30р.
00к.
-
-
1,2
100р.
00к.
-
-
6,1
66р.
10к.
24,3
70р.
46к.
4,6
36р.
33к.
50,0
29р.
00к.
Хозяйства до 5
десятин
56,4
13р.
50к.
-
-
17,0
66р.
07к.
50,0
17р.
50к.
38,5
48р.
75к.
54,8
57р.
20к.
45,3
58р.
62к.
-
-
Хозяйства от 5
до 15 десятин
35,8
17р.
28к.
-
-
52,4
74р.
60к.
50,0
50р.
00к.
42,8
46р.
57к.
20,9
50р.
56р.
31,25
61к.
05к.
50,0
54р.
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
5,3
30р.
00к.
-
-
17,0
35р.
00к.
-
-
9,5
42р.
89к.
-
-
17,18
61р.
09к.
-
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
-
-
-
-
12,4
31р.
00к.
-
-
3,1
60р.
51к.
-
-
1,7
60р.
51к.
-
-
Группы
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Гребенщики
Средний годовой
доход
Местные
Горшечники (гончары)
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Горновщики
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
Местные
Безземельные
-
-
-
-
42,4
51р.
00к.
-
-
-
-
-
-
2,3
59р.
20к.
2,4
69р.
66к.
Хозяйства до 5
десятин
25,2
31р.
26к.
-
-
50,0
33р.
93к.
-
-
2,3
75р.
00к.
-
-
25,8
48р.
17к.
24,4
65р.
86к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
61,34
36р.
74к.
-
-
7,6
35р.
40к.
-
-
37,5
41р.
76к.
16,2
68р.
33к.
50,4
41р.
48к.
49,3
50р.
80к.
Хозяйства от 15
до 25 десятин
11,0
66р.
83к.
-
-
-
-
-
-
39,8
65р.
31к.
48,6
59р.
83к.
14,4
38р.
88к.
14,2
36р.
82к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
2,51
45р.
00к.
-
-
-
-
-
-
20,4
60р.
00к.
35,2
63р.
00к.
7,1
37р.
62к.
9,7
50р.
46к.
Группы
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Каменьщики
Средний годовой
доход
Местные
Жерновщики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Дудочники
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Дужники
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
16,1
26р.
86к.
-
-
21,4
100р.
290р.
50,0
66,1
00к.
00к.
18р.
34к.
75,0
23р.
33к.
-
7,3
150р.
00к.
-
-
15,4
13р.
09к.
25,0
25р.
00к.
35р.
00к.
-
-
-
-
2,4
39р.
00к.
-
-
Средний годовой
доход
55р.
00к.
Удельный вес в
группе, в %
-
Средний годовой
доход
-
Удельный вес в
группе, в %
-
Средний годовой
доход
-
Удельный вес в
группе, в %
-
2,6
55р.
00к.
-
-
0,6
30р.
00к.
-
-
14,2
175р.
00к.
Хозяйства до 5
десятин
1,3
25р.
00к.
9,3
55р.
83к.
19,5
40р.
35к.
30,0
21р.
66к.
57,1
160р.
50,0
00к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
24,0
42р.
48к.
34,3
55р.
72к.
45,4
35р.
36к.
44,4
50р.
05к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
48,0
45р.
91к.
43,8
62р.
67к.
25,8
36р.
21к.
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
24,1
41р.
66к.
12,7
62р.
14к.
8,7
49р.
33к.
25,6
по посевам
Отхожие
-
Безземельные
Группы
Местные
Средний годовой
доход
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Местные
Картузники
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Каретники
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Канатчики
Удельный вес в
группе, в %
Камнетесы
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Местные
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Колесники
Средний годовой
доход
Местные
Кожевники
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Ковровщицы
Безземельные
2,0
47р.
10к.
-
-
3,3
26р.
30к.
-
-
3,4
86р.
07к.
-
-
3,4
57р.
71к.
0,7
100р.
00к.
Хозяйства до 5
десятин
19,5
40р.
35к.
33,8
51р.
45к.
5,9
9р.
65к.
-
-
26,6
105р.
00к.
-
-
42,9
65р.
99к.
42,4
66р.
15к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
45,4
35р.
36к.
39,4
45р.
83к.
37,3
9р.
58к.
-
-
50,7
87р.
32к.
35,0
60р.
00к.
29,2
47р.
17к.
34,4
40р.
57к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
25,8
36р.
21к.
21,8
51р.
93к.
33,6
7р.
78к.
-
-
15,6
74р.
46к.
65,0
70р.
00к.
15,0
44р.
47к.
19,2
37р.
86к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
7,3
49р.
33к.
5,0
55р.
70к.
19,9
8р.
13к.
-
-
3,7
35р.
71к.
-
-
9,5
42р
05к.
3,3
48р.
00к.
Группы
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Кирпичники
Колбасники
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Кровельщики
Средний годовой
доход
Местные
Красильщики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Конопатчики
Безземельные
-
-
-
-
-
-
-
-
3,3
220р.
00к.
-
-
2,6
53р.
90к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
-
-
-
-
18,7
60р.
00к.
-
-
30,0
67р.
88к.
25,0
65р.
00к.
27,4
47р.
60к.
43,6
55р.
71к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
-
-
55,5
42р.
33к.
75,0
28р.
30р.
100,0
33к.
50к.
50,0
68р.
66к.
25,0
90р.
00к.
50,2
38р.
86к.
42,8
58р.
56к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
100
9р.
00к.
40,7
43р.
63к.
6,25
50р.
00к.
-
-
3,3
30р.
00к.
50,0
80р.
00к.
13,7
46р.
30к.
9,2
42р.
27к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
-
-
3,8
21р.
05к.
-
-
-
-
13,4
34р.
50к.
-
-
6,1
33р.
85к.
4,4
80р.
00к.
Группы
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
-
Местные
Удельный вес в
группе, в %
-
Отхожие
Средний годовой
доход
Безземельные
Местные
Удельный вес в
группе, в %
по посевам
Отхожие
Лапотники
Средний годовой
доход
Группы
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Кузнецы
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Кровельщикиглинобиты
Кружевники
-
-
-
-
-
-
5,9
95р.
70к.
11,6
70р.
72к.
4,2
7р.
00к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
50,0 50,0
-
-
29,2
31р.
92к.
22,2
62р.
50к.
31,0
93р.
37к.
36,1
68р.
23к.
56,3
15р.
40к.
-
-
Хозяйства от 5
до 15 десятин
50,0 50,0
-
-
55,0
34р.
48к.
44,
40р.
00к.
43,9
66р.
88к.
38,7
72р.
05к.
36,6
19р.
88к.
-
-
Хозяйства от 15
до 25 десятин
-
-
-
-
12,3
35р.
00к.
-
-
14,8
73р.
04к.
9,6
82р.
13к.
2,5
12р.
50к.
-
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
-
-
-
-
3,5
13р.
33к.
33,4
50р.
00к.
4,4
55р.
27к.
4,0
65р.
00к.
-
-
-
-
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
36,4
13р.
75к.
-
-
2,6
40р.
00к
-
-
2,0
81р.
66к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
27,2
8р.
60к.
-
-
31,5
59р.
25к.
50,0
24р.
32к.
26,6
Хозяйства от 5
до 15 десятин
36,4
5р.
75к.
-
-
55,2
31р.
77к.
50.0
49р.
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
-
-
-
-
10,7
37р.
50к.
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
-
-
-
-
-
-
-
по посевам
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Безземельные
Группы
Местные
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Метельщики
Средний годовой
доход
Местные
Медники
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Набойщики
Удельный вес в
группе, в %
Лопатники
-
-
100
10р.
00к.
141р.
125р.
30,0
23,5
25к.
00к.
35р.
00к.
-
-
46,6
83р.
71к.
70,0
96р.
42к.
51,7
34р.
02к.
-
-
-
3,3
120р.
00к.
-
-
22,3
32р.
10к.
-
-
-
3,5
125р.
00к.
-
-
2,5
25р.
00к.
-
-
Маляры
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Пекари
Средний годовой
доход
Местные
Переплетчики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Печники
Безземельные
5,6
118р.
00к.
-
-
7,4
52р.
39к.
6,1
67р.
50к.
7,1
61р.
50к.
-
-
4,2
47р.
50к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
39,7
75р.
60к.
30,5
82р.
42к.
31,1
43р.
58к.
36,5
63р.
35к.
26,1
56р.
63к.
-
-
40,0
57р.
42к.
27,6
73р.
57к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
47,7
91р.
83к.
65,2
76р.
60к.
44,0
38р.
08к.
55,7
73р.
06к.
52,3
26р.
35к.
100
120р.
40,4
00к.
63р.
47к.
54,9
75р.
64к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
2,2
100р.
00к.
-
-
13,2
35р.
62к.
1,7
47р.
41к.
9,5
45р.
00к.
-
-
12,7
46р.
66к.
15,6
93р.
87к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
4,8
40р.
00к.
4,3
60р.
00к.
4,3
35р.
78к.
-
-
5,0
27р.
00к.
-
-
2,7
20р.
00к.
1,9
96р.
00к.
Группы
по посевам
Овчинники
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Пряхи
Средний годовой
доход
Местные
Ободчики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Обручники
Безземельные
0,7
59р.
35к.
0,1
35р.
00к.
8,6
52р.
20к.
2,5
70р.
00к.
5,5
63р.
75к.
-
-
29,1
20р.
94к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
16,7
48р.
42к.
16,5
41р.
53к.
64,9
45р.
59к.
87,1
42р.
26к.
73,1
68р.
75к.
27,2
72р.
27к.
30,8
7р.
45к.
-
-
Хозяйства от 5
до 15 десятин
48,1
43р.
71к.
29,6
37р.
08к.
25,2
61р.
47к.
7,6
55р.
66к.
15,1
48р.
68к.
65,1
36р.
11к.
34,0
7р.
39к.
-
-
Хозяйства от 15
23,1
до 25 десятин
42р.
46к.
35,3
51р.
24к.
1,3
60р.
00к.
2,8
30р.
00к.
6,3
68р.
88к.
7,7
48р.
00к.
5,1
6р.
84к.
100
2р.
00к.
40р.
24к.
18,5
48р.
67к.
-
-
-
-
-
-
-
-
1,0
7р.
09к.
-
-
Группы
по посевам
Хозяйства
свыше 25
десятин
11,4
Прялочники
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
46р.
89к.
Хозяйства от 5
52,6
до 15 десятин
Отхожие
Средний годовой
доход
Хозяйства до 5
20,5
десятин
Местные
Удельный вес в
группе, в %
-
Отхожие
Средний годовой
доход
-
Безземельные
Местные
Удельный вес в
группе, в %
200р.
00к.
по посевам
Отхожие
Позолотчики
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
0,4
Группы
Местные
Портные
Удельный вес в
группе, в %
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Посудники
2,9
40р.
00к.
-
-
2,4
53р.
15к.
3,9
53р.
41к.
22,5
99р.
44к.
50,0
200р.
00к.
27,2
145р.
30р.
20,5
00к.
00к.
-
-
25,6
38р.
37к.
40,0
42р.
61к.
47,5
175р.
20к.
-
-
41р.
02к.
54,5
35р.
83к.
58,8
48р.
80к.
100
36р.
50к.
46,5
30р.
66к.
41,4
50р.
57р.
20,0
160р.
180р.
50,0
00к.
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
20,0
41р.
95к.
18,3
50р.
00к.
17,8
30р.
00к.
-
-
16,3
30р.
12к.
10,6
34р.
02к.
-
-
-
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
6,5
31р.
42к.
-
-
-
-
-
-
9,2
25р.
02к.
4,1
33р.
03к.
10,0
75р.
00к.
-
-
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
173р.
33к.
-
-
14,2
66р.
25к.
-
-
97р.
83к.
23,2
103р.
200р.
110р.
20р.
30,0
39,2
100,0
30к.
00к.
00к.
00к.
Средний годовой
доход
5,3
Удельный вес в
группе, в %
-
2,3
54р.
29к.
0,7
63р.
07к.
1,0
50р.
00к.
Хозяйства до
5 десятин
25,4
45р.
57р.
104р.
22,8
38,2
28,7
97к.
07к.
83к.
Хозяйства от
5 до 15
десятин
50,8
37р.
48р.
114р.
118р.
100р.
53,7
50,0
66,6
48,2
50,0
00к.
21к.
48к.
78к.
80к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
16,0
38р.
51р.
18,9
08к.
83к.
7,4
60р.
71к.
4,7
50р.
00к.
21,4
104р.
58к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
5,5
35р.
39к.
3,4
56р.
66к.
-
-
1,9
150р.
20,0
00к.
по посевам
3,9
49р.
43к.
Отхожие
-
Безземельные
Группы
Местные
Средний годовой
доход
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Местные
Серебряники
Средний годовой
доход
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Удельный вес в
группе, в %
Отхожие
Средний годовой
доход
Местные
Синильщики
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Слесари
Удельный вес в
группе, в %
Плотники
-
50р.
00к.
32,1
80р.
55к.
-
-
-
3,5
70р.
00к.
-
-
40р.
00к.
11,1
36р.
66к.
-
-
Сапожники
Местные
Решетники
Отхожие
Местные
Резчики
Отхожие
Местные
Пряничники
Отхожие
Местные
Отхожие
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
11,5
11р.
33к.
8,6
26р.
69к.
-
-
27,2
116р.
66к.
-
-
-
Хозяйства до 5
31,9
десятин
67р.
22к.
69,2
28р.
61к.
39,6
21р.
52к.
-
-
21,2
110р.
120р.
50,0
13,6
42к.
00к.
58р.
33к.
Хозяйства от 5
44,6
до 15 десятин
61р.
21к.
19,3
42р.
00к.
44,8
37р.
53к.
-
-
30,3
57р.
50к.
50,0
Безземельные
108р.
63,6
00к.
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
62р.
00к.
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
6,4
Группы
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
-
28,5
72р.
00к.
69р.
28к.
57,1
55р.
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
13,5
55р.
78к.
-
-
7,0
13р.
75к.
-
-
12,1
15р.
00к.
-
-
22,8
118р.
00к.
-
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
3,6
43р.
83к.
-
-
-
-
-
-
3,2
10р.
00к.
-
-
-
-
14,4
100р.
00к.
Солодовщики
Местные
Сундучники
Отхожие
Местные
Стекольщики
Отхожие
Местные
Столяры
Отхожие
Местные
Отхожие
102р.
66,5
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
18,3
44р.
00к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
-
-
Средний годовой
доход
45,4
Удельный вес в
группе, в %
Хозяйства от 5
до 15 десятин
Средний годовой
доход
33,5
Удельный вес в
группе, в %
67р.
50к.
Средний годовой
доход
36,6
Удельный вес в
группе, в %
Хозяйства до 5
десятин
Средний годовой
доход
-
Удельный вес в
группе, в %
-
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
-
Удельный вес в
группе, в %
Удельный вес в
группе, в %
-
по посевам
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
Безземельные
Группы
Удельный вес в
группе, в %
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
-
-
-
-
4,1
79р.
28к.
-
-
6,4
79р.
62к.
2,9
80р.
00к.
67р.
95к.
100
40р.
00к.
32,3
67р.
34к.
27,2
30р.
45к.
32,5
69р.
84к.
33,8
69р.
21к.
120р.
95,6
00к.
45р.
00к.
-
-
-
-
49,4
49р.
23к.
45,6
62р.
00к.
42,9
68р.
72к.
45,5
91р.
48к.
-
-
4,4
70р.
00к.
-
-
11,1
35р.
26к.
27,2
73р.
33к.
13,5
63р.
07к.
13,2
80р.
00к.
-
-
-
-
-
-
0,1
44р.
00к.
-
-
4,7
73р.
75к.
4,6
80р.
00к.
Струнники
Местные
Тележники и санники
Отхожие
Местные
Отхожие
Тулупники
Местные
Токари
Отхожие
Местные
Отхожие
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
-
-
2,0
36р.
66к.
-
-
0,6
75р.
00к.
-
-
5,4
97р.
33к.
7,3
38р.
72к.
27,1
49р.
04к.
50,1
57р.
85к.
25,1
Хозяйства от 5
160р.
18,7
65,6
до 15 десятин
00к.
36р.
50к.
45,6
37р.
85к.
21,4
55р.
00к.
Безземельные
Хозяйства до 5
18,7
десятин
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
-
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
-
Группы
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
66р.
00к.
-
-
103р.
100р.
67р.
16,6
18,9
73к.
00к.
14к.
50,0
120р.
00к.
54,9
70р.
78к.
50,0
256р.
39р.
45,9
00к.
41к.
50,0
100р.
00к.
Хозяйства от
15 до 25
десятин
56,2
41р.
66к.
21,1
52р.
36к.
22,1
41р.
37к.
28,5
40р.
00к.
15,8
87р.
29к.
33,4
50р.
00к.
8,1
43р.
33к.
-
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
6,4
25р.
00к.
6,0
46р.
20к.
3,2
36р.
86к.
-
-
3,6
40р.
00к.
-
-
21,7
25р.
62к.
-
-
Ткачи
Местные
Чесальщики
Отхожие
Местные
Чулочники
Отхожие
Местные
Штукатуры
Отхожие
Местные
Отхожие
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Безземельные
12,3
11р.
88к.
50
15р.
00к.
-
-
-
-
41,4
8р.
96к.
-
-
2,0
60р.
00к.
-
-
Хозяйства до 5
десятин
36,2
8р.
47к.
50
15р.
00к.
23,8
37р.
60к.
-
-
18,6
8р.
26к.
-
-
35,3
59р.
77к.
19,4
51р.
97к.
Хозяйства от 5
до 15 десятин
40,2
7р.
80к.
-
-
38,0
41р.
87к.
-
-
31,8
6р.
90к.
-
-
37,3
37р.
13к.
63,2
48р.
31к.
Хозяйства от 15
до 25 десятин
6,8
7р.
11к.
-
-
23,8
48р.
00к.
-
-
8,2
7р.
77к.
-
-
17,1
69р.
70к.
14,5
54р.
58к.
Хозяйства
свыше 25
десятин
4,5
6р.
14к.
-
-
14,4
60р.
00к.
-
-
-
-
100
15р.
00к.
8,3
48р.
75к.
2,5
72р.
50к.
Группы
по посевам
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Удельный вес в
группе, в %
Промыслы
Шерстобиты
Местные
Швеи
Отхожие
Местные
Шапошники
Отхожие
Местные
Шаповалы
Отхожие
Местные
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Промыслы
3,0
54р.
76к.
23,6
50р.
00к.
32,6
16р.
52к.
55,6
111р.
00к.
3,7
102р.
22к.
9,0
75р.
00к.
7,6
60р.
71к.
-
-
Хозяйства до 5
15,7
десятин
29р.
72к.
29,4
27р.
00к.
28,3
14р.
56к.
11,1
35р.
00к.
28,5
93р.
85к.
54,5
80р.
50к.
45,9
49р.
64к.
42,5
24р.
00к.
Хозяйства от 5
44,0
до 15 десятин
23р.
12к.
47,0
14р.
62к.
32,6
12р.
70к.
22,2
45р.
00к.
53,7
91р.
61к.
27,2
140р.
27,8
00к.
43р.
05к.
57,5
62р.
50к.
Группы
по посевам
Безземельные
Хозяйства от
15 до 25
десятин
28,8
19р.
87к.
-
-
5,1
12р.
48к.
11,1
40р.
00к.
13,4
69р.
68к.
9,3
10р.
00к.
10,9
25р.
40к.
-
-
Хозяйства
свыше 25
десятин
8,5
29р.
71к.
-
-
1,4
18р.
18к.
-
-
0,7
90р.
08к.
-
-
7,8
38р.
07к.
-
-
Шорники
Местные
Итого
Отхожие
Местные
Отхожие
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Удельный вес в
группе, в %
Средний годовой
доход
Промыслы
Безземельные
6,3
76р. 51к.
-
-
6,0
40р. 10к.
1,7
62р. 00к.
Хозяйства до 5 десятин
39,8
78р. 71к.
Группы
по посевам
Хозяйства от 5 до 15 десятин
12,2 221р. 59к. 43,7
Хозяйства от 15 до 25 десятин 23,0
Хозяйства свыше 25 десятин
31,2 103р. 21к. 29,3 49р. 45к. 24,4 53р. 83к.
18,7
82р. 41к.
44,6 41р. 30к. 48,8 48р. 60к.
53р. 45к.
18,7
42р. 33к.
14,6 40р. 65к. 18,3 50р. 72к.
41р. 60к.
6,4
100р. 00к.
5,5
33р. 89к.
6,8
54р. 25к.
Основная масса крестьян, занимавшихся кустарными промыслами, как
местными, так и отхожими, принадлежала к группе хозяйств средней
материальной состоятельности (с посевной площадью от 5 до 15 десятин).
Однако возрастания доходности промысла одновременно с повышением
удельного веса занятых в группе кустарей не прослеживается. В средней
группе хозяйств доход от кустарных занятий не являлся максимальным.
Напротив, доход у кустарей этой группы, например бондарей, был на 22%
ниже, чем в группе безземельных кустарей, у бердовщиков на - 20%,
камнеломов – на 50%, булочников на - 63%, вязальщиков сетей – на 43% и
т.д. в целом в 81% отраслей кустарного производства доход в группе
хозяйств со средней величиной пашни был ниже, чем в группе безземельных
хозяйств.
Эти данные достаточно определенно говорят о том, что кустарные
промыслы черноземной деревни в конце XIX века оставались в своей
подавляющей массе органической частью традиционных земледельческих
хозяйств, являясь хотя и важной, но все же подсобной отраслью
крестьянской деятельности.
При этом совершенно очевидно, что кустарные занятия являлись в
большинстве уделом крестьянских хозяйств с неустойчивым материальным
положением (средних), уровень состоятельности которых легко менялся под
действием
прежде
всего
естественных
условий.
Вместе
с
тем
недифференцированность с земледелием, затруднявшая рост эффективности
промышленной отрасли крестьянских хозяйств, обусловливала низкую
адаптивность к рыночным условиям и недостаточную мотивированность к
модернизации.
В отличие от неземледельческих регионов, где промышленные занятия
составляли неотъемлемую часть традиционного крестьянского хозяйства и
состоятельность
одной
состоятельности
другой,
его
в
отрасли
неизбежно
Черноземье
обусловливала
неземледельческие
рост
занятия
продуцировались по мере кризисных явлений земледелия. Поэтому наиболее
адекватной социальной основой кустарных промыслов являлись хозяйства с
подвижным уровнем имущественной и социальной состоятельности. Если в
Московской,
Владимирской,
Нижегородской
губерниях
наиболее
состоятельные сельские хозяева, как правило, составляли слой наиболее
«капиталистых»
промышленников,
обладавших
прибыльными
предприятиями, то в Воронежской губернии (как и в Орловской, Курской,
Тамбовской), доходность кустарных занятий находилась в обратной
зависимости
от
эффективности
земледельческой
отрасли.
Например,
доходность бондарного производства хозяйств, имеющих посевную площадь
свыше 25 десятин, была ниже доходности безземельных бондарей на 41%,
бердовщиков - на 20%, пеньковщиков - на 7%, камнеломов на - 38%,
жестянщиков - на 50%, веревочников - на 15%, валяльщиков сапог - на 21%,
в среднем по всем промыслам – на 16%.
Сказанное, конечно, не означает полного отрицания того, что
определенный
промышленном
сегмент
предпринимательских
производстве
формировался
элементов
за
счет
в
мелком
«капиталистых»
земледельцев. Процент таковых среди мельников, хозяев маслобоен,
крупорушек, салотопен, чесальных заведений и т.д. был значительным.
Например, средний доход мельников с посевом свыше 25 десятин превышал
доход мельников с посевом до 5 десятин на 10%, содержателей пекарен - на
87%, хозяев красильных заведений - на 160%, владельцев кожевенных
заводов - на 70%, винокуренные, поташные и клеевые заведения в группах
промышленников с величиной посева до 5 десятин вообще отсутствовали296.
Имелись состоятельные промышленники и в среде земледельцев,
занимающихся промыслами, не связанными с сельским хозяйством.
Например, наиболее состоятельные хлеборобы были успешнее других в
производстве гребней, дуг, канатов, корзин, кирпичей, медных и слесарных
Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Статистические материалы подворной
переписи по губернии. Обзор материалов, способов по собиранию их и приемов по разработке.
Сост. Ф.А. Щербиной. Воронеж, 1897. С. 228-231, 232-233, 234-235, 236-237, 240-243. Расчеты
выполнены автором.
296
изделий, обоев, пряников, сундуков, телег. Однако следует подчеркнуть, что
рост состоятельности промышленных занятий «крепких» сельских хозяйств
явление для Черноземья не изначально данное, но порожденное процессами
трансцендентными их традиционному хозяйственному строю. Отсутствие
абсолютной корреляции между состоятельностью селянина в земледелии и
промышленным занятиях очевидно следует из данных приведенной выше
таблицы.
Однако в отношении хозяев промышленных заведений, имеющих
специальное помещение для промышленной деятельности, указанная
корреляция проявлялась более чем последовательно.
Средний доход хозяев сельских промышленных заведений по величине
посевной площади297
Обозначения
земельных групп и
разрядов крестьян
Безземельные
хозяйства
Хозяйства, имеющие
до 5 десятин
297
Названия
уездов
Промышленные предприятия
Хозяйств с
предприятиями
Рублей
дохода
7
880
Нижнедевицкий 2
140
Коротоякский
-
-
Бобровский
22
7 810
Новохоперский
21
2 555
Богучарский
80
23 674
Павловский
31
5 235
Бирюченский
53
6 724
Валуйский
26
5 837
Итого
242
52 855
Задонский
162
26 501
Задонский
Нижнедевицкий 27
Средний доход в
группах по
величине посевной
площади
218р. 40к.
177р. 94к.
3 656
Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. С. 94-97. Расчеты выполнены автором.
Хозяйства, имеющие от
5 до 15 десятин
Хозяйства, имеющие от
15 до 25 десятин
Хозяйства, имеющие
Коротоякский
16
2 520
Бобровский
368
10 878
Новохоперский
123
16 778
Богучарский
71
10 048
Павловский
302
81 121
Бирюченский
333
46 291
Валуйский
263
38 481
Итого
1 665
296 274
Задонский
254
55 375
Нижнедевицкий 57
18 689
Коротоякский
55
10 144
Бобровский
550
136 344
Новохоперский
386
84 025
Богучарский
775
131 883
Павловский
399
59 120
Бирюченский
507
85 625
Валуйский
575
79 941
Итого
3 558
661 146
Задонский
67
18 913
Нижнедевицкий 51
12 343
Коротоякский
55
17 769
Бобровский
194
57 412
Новохоперский
194
49 264
Богучарский
596
99 715
Павловский
150
82 715
Бирюченский
128
23 207
Валуйский
206
36 433
Итого
1 641
347 771
Задонский
27
11 904
185р. 81к.
211р. 92к.
351р. 28к.
свыше 25 десятин
Все вообще хозяйства
Нижнедевицкий 35
10 613
Коротоякский
69
19 342
Бобровский
99
50 378
Новохоперский
124
86 089
Богучарский
572
157 464
Павловский
124
32 972
Бирюченский
65
12 493
Валуйский
108
48 365
Итого
1 223
429 620
Задонский
517
113 573
Нижнедевицкий 172
45 441
Коротоякский
195
49 775
Бобровский
1 233
322 822
Новохоперский
848
238 711
Богучарский
2 094
422 784
Павловский
1 006
211 163
Бирюченский
1 086
174 340
Валуйский
1 178
209 057
Итого
8 329
1 787 666
214р. 63к.
Техническая оснащенность и доходность крестьянских промышленных
заведений, как показывают данные таблицы, возрастали по мере увеличения
посевной площади сельских хозяйств. Исключение представляла группа
безземельных владельцев промышленных заведений. Однако это исключение
не нарушало общей логики отмеченного тренда. Группа безземельных хозяев
промышленных предприятий, за некоторым исключением, объединяла
наиболее состоятельные в техническом отношении заведения, полностью
прервавшие связь с земледелием. Это положение хорошо иллюстрируют
нижеприведенные данные таблицы.
Группировка доходности и стоимости крестьянских промышленных
предприятий по посевной площади и наличию батраков298
Группировка хозяйств
Всего
по батракам хозяйств
Группировка хозяйств
по земле
Безземельные Хозяйства с
1 111
хозяйства
нанимающимися
в батраки
Хозяйства,
имеющие до
5 десятин
Хозяйства,
имеющие от
5 до 15
десятин
Промышленные
Хозяйства с Число
заведениями заведений
Средняя
Средний
стоимость
доход
предприятия
6
6
46р. 16к.
9р.16к.
Хозяйства без
батраков и без
нанимающихся
в батраки
6 665
1 120
121
121р. 00к.
23р. 31к.
Хозяйства с
батраками
105
13
14
1 082р. 00к.
243р.
00к.
Итого
7 881
139
141
213р. 00к.
46р. 24к.
Хозяйства с
5 462
нанимающимися
в батраки
42
45
123р. 00к.
21р. 00к.
Хозяйства без
батраков и без
нанимающихся
в батраки
36 371
1326
1 366
165р. 00к.
36р. 91к.
Хозяйства с
батраками
1 364
212
227
269р. 00к.
93р. 00к.
Итого
43 197
1 580
1 638
177р. 00к.
44р. 00к.
Хозяйства с
9 968
нанимающимися
в батраки
140
143
108р. 00к.
22р. 47к.
Хозяйства без
батраков и без
нанимающихся
в батраки
67 664
3 794
3 976
176р. 00к.
40р. 73к.
Хозяйства с
батраками
3 915
786
903
237р. 00к.
72р. 00к.
Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. С. 274-276. (Расчеты выполнены
автором).
298
Итого
Хозяйства,
имеющие от
15 до 25
десятин
Хозяйства,
имеющие
свыше 25
десятин
Вообще все
хозяйства
4 720
5 022
185р. 00к.
45р. 84к.
Хозяйства с
3 460
нанимающимися
в батраки
66
73
110р. 00к.
24р. 09к.
Хозяйства без
батраков и без
нанимающихся
в батраки
24 754
2 088
2 273
178р. 00к.
39р. 00к.
Хозяйства с
батраками
2 468
547
622
268р. 00к.
76р. 53к.
Итого
30 682
2 701
2 968
195р. 00к.
46р. 55к.
Хозяйства с
318
нанимающимися
в батраки
27
29
167р. 00к.
50р. 34к.
Хозяйства без
батраков и без
нанимающихся
в батраки
10 557
1 868
2 120
181р. 00к.
45р. 68к.
Хозяйства с
батраками
2 139
706
842
283р. 00к.
80р. 99к.
Итого
13 514
2 604
2 991
210р. 00к.
55р. 66к.
Хозяйства с
20819
нанимающимися
в батраки
281
296
116р. 00к.
25р. 12к.
Хозяйства без
батраков и без
нанимающихся
в батраки
146 011
9 196
9 856
175р. 00к.
40р. 69к.
Хозяйства с
батраками
9 991
2 267
2 608
267р. 00к.
78р. 75к.
Итого
176 821
11 744
12 760
192р. 00к.
48р. 11к.
81 547
Показатели, приведенные в таблице, отражают отмеченную тенденцию
возрастания
состоятельности
промышленных
предприятий
с
ростом
материального статуса земледельческих хозяйств их владельцев. Вместе с
тем в группе безземельных имеются заведения, стоимость основных средств
которых превышала стоимость предприятий и доход в группе хозяйств с
посевом свыше 25 десятин в 5 раз, использующие труд наемных рабочих.
Таким образом, наряду с предприятиями в группе безземельных
хозяйств, не имеющих батраков, или с членами семей, нанимающихся
батраками, не представляющих исключений из общей закономерности,
имелись предприятия, в силу особой эффективности утратившие связь с
сельским хозяйством. В мельничном производстве такие заведения имели
паровой привод и вальцевой механизм переработки зерна. В Воронежском
уезде таких мельниц в начале XX столетия насчитывалось 4, по 5 мельниц в
Новохоперском и Богучарском уездах и по одной на станциях Абрамовке,
Новохоперской, Кардаиле, Пески
и селе Петровском, 1- в Бирюченском
уезде и 2 - в Землянском.
Усовершенствованные маслобойни с 25% выходом масла из сырья
находились в слободах Новой Сотне, Лушниковка, на хуторе Владировке
Острогожского уезда, 8 маслобоен - в Бирюченском уезде (в селах
Колонтаревке, Дмитриевке, Подбирючье, Засосне, Ливенке, Николаевке,
Новой Мельнице), 1 - в Бутурлиновке, 1 - в Анне Бобровского уезда и 1 - в
Коротоякском уезде. Все они были оборудованы двигателями.
Единичные сельские предприятия с достаточным уровнем оснащенности
имелись в сахарной, винокуренной, салотопенной и других отраслях299.
Развитие товарно-денежных отношений в последней четверти XIX
столетия и втягивание в их орбиту крестьянских хозяйств Черноземья
способствовало активной дифференциации промышленной отрасли от
сельского хозяйства. Повторная перепись в пяти уездах губернии: Задонском,
Землянском,
осуществленная
Нижнедевицком,
спустя
Коротоякском
десятилетие
после
и
Острогожском,
подворных
переписей,
выполненных под руководством Ф.А. Щербины, показывает динамику
численности промышленных заведений по группам хозяйств с различной
величиной посевной площади.
299
Обзор Воронежской губернии за 1895 год. Воронеж, 1896. С. 19.
Хозяйства с промышленными заведениями по величине посевной площади в
1885-1900гг.300
Группы хозяйств (I-занимающиеся земледелием, IIзанимающиеся земледелием и промыслами)
Число хозяйств с
торговопромышленными
заведениями
Число семей,
занимающихся
промыслами
Хозяйств с
посевами до 1
десятины
1900г.
-
-
1885-1887г.
-
-
1900г.
14
917
1885-1887г.
9
507
1900г.
14
917
1885-1887г.
9
507
1900г.
-
1885-1887г.
-
1900г.
650
16 234
1885-1887г.
568
11 822
1900г.
650
16 234
1885-1887г.
568
11 822
1900г.
-
-
1885-1887г.
-
-
1900г.
959
10 111
1885-1887г.
993
7 064
1900г.
959
10 111
1885-1887г.
993
7 064
1900г.
-
-
1885-1887г.
-
-
1900г.
982
3 580
1885-1887г.
1067
3 279
I
II
Итого
Хозяйств с
посевами от 1,1
до 5 десятин
I
II
Итого
Хозяйств с
посевами от 5,1
до 10 десятин
I
II
Итого
Хозяйств с
посевами от 10,1
до 20 десятин
I
II
Материалы повторной переписи крестьянских хозяйств Воронежской губернии 1900 года. Т. II.
Под ред. И. Воронова. Воронеж, 1903. С. 600-601.
300
Итого
Хозяйств с
посевами от 20,1
до 40 десятин
I
II
Итого
Хозяйств с
посевами свыше
40 десятин
I
II
Итого
Все вообще
хозяйства
I
II
1900г.
982
3 580
1885-1887г.
1067
3 279
1900г.
-
-
1885-1887г.
-
-
1900г.
296
477
1885-1887г.
404
604
1900г.
296
477
1885-1887г.
404
604
1900г.
-
-
1885-1887г.
-
-
1900г.
63
67
1885-1887г.
80
61
1900г.
63
67
1885-1887г.
80
61
1900г.
-
-
1885-1887г.
-
-
1900г.
2964
31 386
1885-1887г.
3121
23 337
За 15 лет количество промышленных заведений в группе хозяйств с
посевом свыше 40 десятин уменьшилось на 9%, в группе хозяйств с посевом
от 20 до 40 десятин – на 22%, в группе хозяйств с посевом от 10 до 20
десятин увеличилось на 9%, в группе хозяйств с посевом от 5 до 10 десятин
увеличилось на 43%, в группе хозяйств с посевом от 1 до 5 десятин
увеличилось на 37%, в группе хозяйств с посевом до 1 десятины увеличилось
на 80%.
Данные
повторной
переписи
согласуются
с
приведенными
количественными показателями фабричной промышленности, приведенными
в обзорах Воронежской губернии, прилагаемых к Всеподданнейшему
отчету301.
Динамику социально-экономической организации кустарных промыслов
Воронежской деревни к началу XX столетия позволяют воссоздать данные
волостных обследований, опубликованные в Памятной книжке на 1911
год302. Единая методика сбора сведений с полученными в 1878-1879 годах и
более точная информация о производительности и сбыте готовых изделий
кустарей дает возможность достаточно точно определить основные
тенденции развития хозяйственного строя мелких промышленников.
См. например: Обзор Воронежской губернии за 1891 год. Воронеж, 1891. С. 33-35.
Памятная книжка Воронежской губернии на 1911 год. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1911. С. 93-98.
301
302
Социально-экономическая организация кустарных промыслов воронежской деревни в начале XX века
Наименование
промысла
Место
расположения
Количест
во
занятых
человек
Время
зарожден
ия
Способ
возникновен
ия
Социальноэкономическая
организация
Новые
специализации
(разделение
труда)
Социальные
направления
модернизации
Положение
промысла в
системе
традиционног
о хозяйства
Вязание
шерстяных чулок
Слобода
Чижевка, село
Таврово 1, село
Таврово 2
Воронежского
уезда
630
Конец
XVIII –
XIX век
Из сельского
ремесла
а) Мелкотоварное
производство
Отсутствуют
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Обработка камня
и глины
Слобода
Попасная,
слобода
Ясеновская
Богучарского
уезда
7
Вторая
половина
XIX века
Пришел из
других
уездов
а) Частнокапиталистическое
предприятие
Производственн
ая и
территориальна
я
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Промысел –
основное
занятие
Гончарное
производство
Деревня Садки
Бирюченского
уезда, слобода
Никифоровка
Валуйского
уезда, хутор
Кривоборье,
383
Вторая
половина
XIX века
Пришел из
других
уездов
а) Мелкотоварное
производство
Производственн
ая и
территориальна
я
а) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
б) Частнокапиталистическое
предприятие
б) Освоение
промысла
скупщиком
б)
Чесальщики
земледелием
не занимаются
село Карачун,
село Верхний
Карачан,
Троицкое
Новохоперског
о уезда,
слобода Гвазда
Острогожского
уезда
Кирпичный
промысел
Слобода
Никитовка
Валуйского
уезда
18
Начало
XIX века
Из
домашнего
производства
Кузнечный
промысел
Слобода
Ясеновка
Богучарского
уезда, село
Шестаково
Павловского
уезда
5
XVIII
век
В связи с
развитием
извозчичьего
промысла
Выделка
крестьянских
сукон
По губернии
Данные
отсутству
ют
XVIII
век
Производство
бичевы и канатов
Слобода
Придача
Воронежского
103
XVIII
век
а) Мелкотоварное
производство
Отсутствуют
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Наиболее
состоятельная
часть
прерывает
связь с
земледелием
а) Сельское
ремесло
Отсутствуют
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Из
домашнего
производства
а) Домашнее
производство
Отсутствуют
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
В связи с
развитием
а) Мелкотоварное
производство
Отсутствуют
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
б) Частнокапиталистическое
предприятие
уезда, слобода
Тешевка
Задонского
уезда, село
Тресоруково
Коротоякского
уезда
судоходства
Плетение сетей
деятельности
Данные отсутствуют
Маслобойное
производство
Слобода Калач
Богучарского
уезда
7
Начало
XIX века
Из
домашнего
производства
а) Сельское ремесло
Отсутствуют
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Производство
холста
Слобода
Лишниковка
Острогожского
уезда
25
Начало
XX века
При слободе
Лушниковке
(В 1909 году
на капитал в
100р.,
пожертвован
ный
сельскими
общ.:
Лушниковск
им и
Городовым,
открыта для
крестьян
учебная
ткацкая
мастерская
а) Учебная
мастерская. До
10000 аршин разных
тканей. В 1910 году
по заказу местного
земства было
выработано 1500
аршин полотна и для
полицейской стражи
1200 аршин тика,
выполнены заказы
из СанктПетербурга, Москвы
и других городов.
Производстве
нная
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Острогожско
го отделения
Императорск
ого
Строгановск
ого училища;
в ней 14
станков)
Поташное
производство
Данные отсутствуют
Плетение метел,
лозовых корзин и
стульев, сундуков
Село Рудня,
слобода Калач
Богучарского
уезда, деревня
Даньшина
Задонского
уезда, деревня
Ерофеевка,
слобода
Панская
Гвоздевка
Землянского
уезда, село
Терехово
Нижнедевицко
го уезда
538
Вторая
половина
XIX века
Из
домашнего
производства
а) Мелкотоварное
производство
Производстве
нная и
территориальн
ая
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Изготовление
прялок
Село
Александровка
Задонского
4
XVIII
век
Из
домашнего
производства
а) Сельское ремесло
Отсутствуют
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
уезда, село
Шестаково
1Острогожског
о уезда
Бондарный
промысел
Слобода
Новорождестве
нка, село
Маоьевское
Бирюченского
уезда, село
Березовка, село
Коршево
Бобровского
уезда, слобода
Ясеновка
Богучарского
уезда, село
Александровка,
село
Алексеевка,
село
Васильевка,
село
Никольское,
село
Черниговка 1,
село
Черниговка 2
Задонского
уезда, село
Лебяжье
деятельности
368
Начало
XIX века
Из
домашнего
производства
а) Мелкотоварное
производство
б) Частнокапиталистическое
предприятие
в) Сельское ремесло
Производстве
нная и
территориальн
ая
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
б) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Озеро, село
Трещевка, село
Гремячье, село
Малая
Верейка, село
Высочкино
Земляннского
уезда, село
Нижний
Карачан, село
Верхний
Карачан, село
Средний
Карачан, село
Еланское
Кольцо
Новохоперског
о уезда, село
Шестаково 1
Павловского
уезда, село
Валуйчик
Валуйского
уезда
Мебельный
промысел
Село
Шестаково
Павловского
уезда
2
XVIII
век
Из сельского
ремесла
а) Сельское ремесло
Отсутствуют
Отсутствуют
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Экипажный
Деревня
Хохлова,
2190
XVIII
Из сельского
а) Мелкотоварное
Производстве
нная и
а) Выделение из
среды
а) Промысел –
основное
помысел
слобода
Ямская, село
Валуйчик
Валуйского
уезда, село
Васильевка,
село
Черниловка 1,
село
Черниловка 2,
село
Тростяное,
село Елецкая
Лазовка,
деревня Малый
Мечек, село
Воробьевка
Задонского
уезда, село
Чистая Поляна
Землянского
уезда, село
НижнеМарьино
Коротоякского
уезда, село
Нижний
Карачан, село
Верхний
Карачан, село
Средний
Карачан
век
ремесла
производство
б) Частнокапиталистическое
предприятие
территориальн
ая
промышленников
предприниматель
ских элементов
занятие
наиболее
состоятельной
части
населения
Новохоперског
о уезда,
слобода
Белогорье
Острогожского
уезда, слобода
Воронцовка
Павловского
уезда, слобода
Калач
Богучарского
уезда
Кожевенный
промысел
Слобода Калач
Богучарского
уезда, слобода
Ямская
Валуйского
уезда, слобода
Белогорье
Острогожского
уезда
29
XVIII
век
Из
домашнего
производства
а) Частнокапиталистическое
предприятие
Производстве
нная и
территориальн
ая
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Сапожный
помысел
Слобода
Волоуоновка
Бирючинского
уезда, слобода
Азовка,
слобода
Чуканка,
слобода
Смыговка,
6623
Начало
XIX века
Из сельского
ремесла
а) Отходники
Производстве
нная и
территориальн
ая
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
б) Сельское ремесло
в) Мелкотоварный
уклад
б) Частнокапиталистическое
б) Освоение
промысла
скупщиком
б)
Предпринима
тели
разрывают
слобода
Бутурлиновка
Бобровского
уезда, село
Новая
Хворостань,
село Дракино,
село Машкино,
село Болеево,
село Старая
Хворостань,
село
Антошкино,
село
Тресоруково,
Коротоякского
уезда, село
Шестаково 1
Острогожского
уезда
Овчинный
промысел
Слобода Калач
Богучарского
уезда, село
Верхний
Карачан, село
Средний
Карачан
Новохоперског
о уезда
предприятие
9
XVIII
век
Из сельского
ремесла
а) Мелкотоварное
производство
б) Частнокапиталистическое
предприятие
связь с
земледелием
Производстве
нная и
территориальн
ая
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
б) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
б)
Предпринима
тели
разрывают
связь с
земледелием
Производство
шапок и картузов
Портняжный
промысел
Село Средний
Карачан, село
Верхний
Карачан
Новохоперског
о уезда,
слобода
Бутурлиновка
Новохоперског
о уезда
39
Слобода
Волоконовка
Бирюченского
уезда, село
Новая
Хворостань,
село Дракино,
село Машкино,
село Болеево,
село Старая
Хворостань
Коротоякского
уезда
1295
Начало
XX века
Из сельского
ремесла
а) Мелкотоварное
производство
Производстве
нная
б) Частнокапиталистическое
предприятие
Середин
а XIX
века
Из
помещичьих
имений
а) Отходники
б) Сельское ремесло
в) Мелкотоварный
уклад
Красильный
промысел
Данные отсутствуют
Кровельный
Данные отсутствуют
Производстве
нная
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
а) Появление
мелких
товаропроизводит
елей
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
б)
Предпринима
тели
разрывают
связь с
земледелием
промысел
Изготовление
чесалок
Село Рогачевка
Воронежского
уезда
1
Вторая
половина
XIX века
Возник в
результате
специализац
ии чулочного
промысла
а) Частнокапиталистическое
предприятие
Производстве
нная
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а) Промысел основной вид
деятельности
Ковровый
промысел
Слобода Калач
Богучарского
уезда, село
Урыв, село
Троицкое
Коротоякского
уезда
1010
Вторая
половина
XIX века
Из сельского
ремесла
а) Мелкотоварный
уклад
Производстве
нная
а) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
Шорный
промысел
Слобода
Ямская
Валуйского
уезда
7
Вторая
половина
XIX века
Из сельского
ремесла
а) Мелкотоварное
производство
Производстве
нная
а) Выделение из
среды
промышленников
предприниматель
ских элементов
а)
Предпринима
тели
разрывают
связь с
земледелием
Отсутствует
а) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
б) Частнокапиталистическое
предприятие
в) Сельское ремесло
Плетение кружев
Село Яблоново
1, Село
Яблоново 2, д.
Русиново,
деревня
Клевцово
Задонского
уезда
580
XVIII
век
Из сельского
ремесла
а) Мелкотоварный
уклад
Производство
валяной обуви
Село Верхний
Карачан, село
Средний
Карачан
Новохоперског
о уезда
45
Вторая
половина
XIX века
Из сельского
ремесла
а) Сельское ремесло
Изготовление
сельскохозяйстве
нных машин
Слобода
Колыбелька
Острогожского
уезда, село
Шестаково –
Павловского
уезда
Шерстяной
промысел
Село Журавка
Павловского
уезда
Производстве
нная
а) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
8
Вторая
половина
XIX века
Из сельского
ремесла
а) Сельское ремесло
Отсутствует
Отсутствует
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
100
Вторая
половина
XIX века
Привнесен из
центральнопромышленн
ого района
а) Мелкотоварный
уклад
Производстве
нная и
территориальн
ая
а) Освоение
промысла
скупщиком
а) Земледелие
- основной
вид
деятельности
б) Мелкотоварный
уклад
За полвека, прошедшего с крестьянской реформы, кустарные промыслы
черноземной
деревни
претерпели
ряд
качественных
изменений,
обусловленных активной модернизацией неземледельческого направления
традиционных хозяйств.
Заметно
уменьшились
масштабы
кустарной
промышленности.
Количество мелких промышленников с конца 1870х по 1910й год
сократилось на 56,6%, а если учитывать значительное распространение в
пореформенный период домашнего производства, уменьшение крестьянпромышленников выглядело еще более внушительным (на 83%).
Редуцирование
несколькими
крестьянской
новыми
промышленности
явлениями,
характерными
было
для
связано
с
социально-
экономического развития Черноземья. Как и в стране в целом в губернии
происходила активная индустриализация. Только с 1903 по 1915 год
количество фабрик и заводов увеличилось с 5203 до 7483303. Губернская
фабричная
промышленность,
производством,
значительно
заполняя
сокращала
нишу,
рынок
освоенную
сбыта
кустарным
крестьянской
продукции неземледельческого назначения. Кроме того, создавая новые
рабочие места, фабрики оттягивали на себя избыточную рабочую силу села.
Число фабричных рабочих за этот же период увеличилось на 47,0%304.
«Жертвой» индустриализации стали целые отрасли кустарного производства,
прекратившие свое существование или значительно сократившие свои
масштабы. Так, к 1910 году исчезла кустарная отрасль поташной
промышленности, изготавливавшая карбонат калия (К2СО3), углекислый
калий, который использовался в текстильном, кожевенном, мыловаренном и
стекольном производствах. Во второй половине XIXв. поташ активно
замещался технической содой, а внедрение вальцевых мельниц привело к
резкому сокращению камнетесной промышленности, изготавливающей
Памятная книжка Воронежской губернии на 1906г. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1906. С.29; Памятная книжка Воронежской губернии на
1916г. Издание Воронежского Губернского Статистического Комитета. Воронеж, 1916. С.11.
304
Там же.
303
мельничные жернова, вследствие чего количество кустарей в этом
производстве уменьшилось с 1870х годов по 1910 год с 400 человек до 7.
Появление фабричного производства кирпича вытеснило кустаря из одной из
самых распространенных отраслей промышленной деятельности. Количество
крестьян,
изготавливающих
кустарный
кирпич,
за
тот
же
период
уменьшилось с 1500 человек до 18. В то же время число кирпичных заводов в
1910 году составляло 1192 с объемом годового производства в 949 213
рублей305.
Неконкурентоспособной оказалась продукция алексеевских кузнецов из
Бирюченского
уезда,
ранее
снабжавших
большую
часть
губернии
качественными изделиями металлообрабатывающего производства. Вот что
по этому поводу докладывал в Губернскую Управу волостной старшина Б.П.
Беликов: «По замечанию самих промышленников промысел их против
прежнего времени пришел в упадок, по случаю того, что современные
открытию Воронежско-Ростовской железной дороги торговцы города
Острогожск и села Алексеевки для торговли в лавках стали приобретать
разные крестьянские изделия фабричной работы, между тем как в прежнее
время они таковые для них работали; и в настоящее время этот промысел не
приносит им особенного заработка, так как они работают только по заказу
местных жителей в самых небольших количествах для их домашних
надобностей, выделывая топоры, лопаты, прялки, щеколды, земледельческие
орудия и прочие небольшие домашние поделки, кроме того занимающиеся
подковкою лошадей; причем работой они занимаются со второй половины
ноября, в декабре, январе, феврале, марте и апреле, т.е. в свободное время от
полевых крестьянских работ, в остальные же месяцы некоторые из них
получают
из
учрежденной
в
слободе
Алексеевке
волостной
Ссудовспомогательной и сберегательной кассы в ссуду деньги от 5 до 20
Памятная книжка Воронежской губернии на 1916г. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1916. С.91.
305
рублей и отправляются на заработки в донские места, а прочие занимаются
хлебопашеством дома»306.
Количество кузнецов в Алексеевке уже к началу 1890х годов и
сократилось до 70, и только в четырех кузнецах использовался труд наемных
работников. Промысел утратил товарный характер, «работа производится
только на заказ, для домашней необходимости и самое ничтожное
количество на продаже»307.
С отказом значительной части населения от традиционной крестьянской
одежды и введением в обиход сельских жителей «мещанской» одежды
(сюртуков, поддевок и др.) значительно сократился промысел сельских
портных.
Крестьяне
предпочитали
заказывать
одежду
фабрикой
выдерживала
у
городских
портных308.
Конкуренцию
с
не
отрасль
кустарного
производства, специализировавшаяся на выпуске сельскохозяйственных
орудий, явно проигрывавших по качеству заводским изделиям.
Производства кустарных сельскохозяйственных орудий в Острогожском
уезде в 1903 году309
Мастер
Время
организации
промысла
Наименование
продукции
Производительность
в год
Способ сбыта
изделий
Коденцов
Стефан
Гаврилович
С давних времен
Плуги
5 плугов
Односельчанам
на заказ
Чередников Иван
Артемьевич
С 1899г.
Веялки
2,2 веялки
Односельчанам
на заказ
Татьянчиков
Никофор
Гаврилович
С 1893г.
Веялки
1,1 веялки
Односельчанам
на заказ
Коротоякский
С 1899г.
Плуги
1,7 плуга
Сбывает на
ГАВО, ф. и. – 20, оп. 1, д. 722, л. 61-61об.
Там же, л. 61об.
308
Там же, л.64.
309
ГАВО, ф. и-20, оп.1, д.4561, л.32, 32об., 33, 33об., 34.
306
307
Федор
Семенович
базаре в слободе
Лушниковке
Дудкин Федор
Семенович
С 1885г.
Веялки
1,5 веялки
Односельчанам
на заказ
Побгодинский
Тимофей
Матвеевич
С 1896г.
Веялки
2 веялки
Односельчанам
на заказ
Куликов
Дмитрий
Иванович
С 1883г.
Молотилки,
веялки
1 молотилку,
1 веялку
Односельчанам
на заказ
Шептухин Иван
Иванович
С 1885г.
Молотилки,
веялки
1 молотилку,
1 веялку
Односельчанам
на заказ
Козленко Иван
Петрович
С 1901г.
Молотилки,
веялки
1 молотилку,
1 веялку
Односельчанам
на заказ
Малевич Стефан
Яковлевич
С 1901г.
Молотилки,
веялки
1 молотилку,
1 веялку
Односельчанам
на заказ
Кориченко Илья
Кириллович
С 1901г.
Веялки
1 веялка
Односельчанам
на заказ
Пепсади Семен
Иванович
С 1888г.
Плуги
-
Для
собственного
хозяйства
Демиченко
Гаврил
Пимонович
С 1888г.
Плуги
-
Для
собственного
хозяйства
Хаустов Алексей
Михайлович
С 1902г.
Плуги
25 плугов
По заказу
крестьян
волости
Хаустов Антон
Михайлович
С 1902г.
Плуги
20 плугов
По заказу
крестьян
волости
Копылов Петр
Яковлевич
С 1902г.
Плуги
17 плугов
По заказу
крестьян
волости
Из приведенной таблицы следует, что приобретавший в 1870е годы
товарный характер промысел к началу XX века вернулся к патриархальной
форме организации. Практически все кустари стали работать, только получив
заказ потребителя, в 43% случаев заказ обеспечивался давальческим сырьем.
Двое из шестнадцати мастеров и вовсе прекратили работу на сторону и
обеспечивали сельхозорудиями только собственные нужды, и это при том
что оба указанных хозяина занимались промыслом более 15 лет. Только один
из шестнадцати оставшихся в отрасли промышленников по-прежнему
работал на рынок.
Очевидная архаизация производства сельскохозяйственных орудий
происходила вследствие доступности широкому сельскому потребителю
более современной продукции фабричного производства.
Не менее значительным фактором, обусловившим модернизацию
мелкой крестьянской промышленности Воронежской губернии, явилось
активное формирование национального рынка, в котором регион находил
свое место. Нарастающий товарный обмен с другими территориями выводил
из сферы функциональности неконкурентоспособные отрасли кустарного
производства Черноземья. Так, к началу XX столетия практически прекратил
существование сетевязальный промысел, продукция которого по качеству и
цене уступала изделиям нижегородских, костромских и ярославских
кустарей, наводнявших рынок губернии310.
Масштабы
кустарной
промышленности
редуцировались
из-за
внутренних процессов, менявших ее облик. В результате товаризации
неземледельческих занятий крестьян сокращался удельный вес кустарей,
обслуживающих исключительно собственные потребности и потребности
односельчан. Их доля в общем количестве мелких промышленников
уменьшилась с 1870х по 1910й год с 70,58% до 0,18%. Вовлечение кустарей в
товарное производство неизбежно вело к ее качественной трансформации.
Увеличился
промышленности,
удельный
вес
испытывавшей
отраслей
мелкой
модернизационное
крестьянской
перерождение,
проявляющееся в том числе и в вовлечении кустарного производства в
ГАВО, ф, и-26, оп. 2, л. 17; Погрузов А.Д. Кустарная промышленность России, ее значение,
нужды и возможное будущее. СПб., 1901. С. 16-17.
310
территориальную
и
технологическую
специализацию
и
процесс
дифференциации с аграрной отраслью. Кустарей, объединяемых в них, стало
больше (по сравнению с 1870ми годами) в начале XX столетия на 86%.
Важнейшим следствием инкорпорирования кустарной промышленности
в
рынок
стала
быстро
набиравшая
темпы
концентрация
мелкого
производства. Кустарные промыслы, генерирующие предпринимательские
элементы, объединяли в 1910 году 80,9% мелких сельских промышленников
против 21,07% в конце 1870х годов. Средняя производительность одного
сельского промышленного предприятия с 1904 по 1913 год увеличилась с
2478 рублей до 4967 рублей в год, а среднее количество работающих на них с 2,8 до 3,3 человек311.
Концентрация
мелкого
сельского
промышленного
производства
изменила облик многих кустарных отраслей. Например, бондарный
промысел,
только
начавший
приобретать
товарный
характер
в
пореформенный период, к началу XX столетия генерировал вполне
состоятельные предпринимательские хозяйства. Две бондарные мастерские
слободы Новорождественской Бирюченского уезда имели средний годовой
доход более 400 рублей. Около 1000 рублей составлял годовой доход
шапашников
слободы
предпринимательские
Бутурлиновка
хозяйства
Бобровского
появились
в
уезда.
кожевенном
Крупные
промысле.
Кожевники слободы Никитовка Валуйского уезда имели годовой доход более
7000 рублей. Слой крепких хозяев сформировался в колесном деле. Мастер
деревни Малый Мечек Задонского уезда обеспечивал промышленной
деятельностью годовой доход более 500 рублей312.
Следствием
модернизации
кустарных
промыслов
Воронежской
губернии стало формирование функциональной ниши, в которой ручной труд
сохранял общественную значимость. Этой нишей объединялись промыслы с
Памятная книжка Воронежской губернии на 1906 год. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1906. С.29; Памятная книжка Воронежской губернии на
1916 год. Издание Воронежского Губернского Статистического Комитета. Воронеж, 1916. С.29.
312
Памятная книжка Воронежской губернии на 1911 год. Издание Воронежского Губернского
Статистического Комитета. Воронеж, 1911. С.93-98.
311
низкой капиталоемкостью, работающие на бесплатном природном сырье
(глина, лоза) и производства, требующие особых навыков рукоделия
(кружевной).
Удельный
вес
кустарей,
занятых
в
отраслях
трансцендентных
концентрации и капитализации, составлял к 1910 году 21,4% (2726 человек).
Примером сегмента кустарного производства, сохраняющего ручной труд,
может служить кружевное производство.
Куртину
социально-экономической
трансформации
кустарных
промыслов губернии удается воссоздать благодаря подробному описанию
отдельных отраслей мелкой сельской промышленности, содержащихся в
фонде Губернской земской управы. Например, в докладе председателя
Кустарной комиссии В.И. Жукова содержится подробный отчет о состоянии
промыслов Задонского уезда в первом десятилетии XX века. Особый интерес
представляет его записка о кружевном промысле, уходящем своими корнями
во времена, предшествующие «жизни святителя Тихона»313. В северную
часть уезда кружевоплетение перешло из соседней Орловской губернии. По
свидетельствам с мест, этим видом промышленной деятельности занимались
«почти в каждом дворе».
В северной части уезда кружева плели в трех волостях: Ивановской
(села Калинино, Скорняково, Иваново, Пружинки, деревни Рогачевская,
Гагарино), Докторовской (села Отскочное, Яблоновка, Докторское, деревня
Кленцово), Нижнестуденецкой (село Бутырки и деревня Синявка), в южной
части – в селах Конь-Колодезе, Горожанском, Сгонном и Алисове. Всего в
уезде
кружевниц,
включая
занимающихся
для
нужд
своей
семьи,
насчитывалось до 2000 человек314.
Промысел был организован скупщиками из среды самих кустарок,
которые «раздают материал под работы с весу». Скупщицы закупали
необходимое сырье оптом «обыкновенно в Ельце» и продавали кружевницам
Тихон Задонский (в миру Т.С. Соколов) 1724-1783гг., епископ Воронежский и Елецкий.
Канонизирован Русской Православной церковью.
314
ГАВО, ф. и-20, оп. 1, д.4561, л. 10.
313
с наценкой. Разница между оптовой и розничной ценой материала составляла
значительную часть этих предприимчивых «товарок». Кроме того, плату за
готовые
кружева
(сбыт
готовой
продукции
также
организовывался
скупщиками) составлял, как правило, не денежный расчет, а «отоваривание»
ситцем, платками и т.п. по завышенным ценам. «Принимая заказ, торговки
употребляют всевозможные уловки, чтобы разценить изготовленное кружево
как можно дешевле, одним словом, эксплуатируют кружевницу как им
угодно; если обманутая протестует, то ей угрожают тем, что не будут больше
давать заказов, и ей волей неволей приходится покориться, зная, может быть,
на опыте все неудобства работы на свои деньги, без определенного места
сбыта и без оборотных средств»315.
Однако далеко не все кружевницы работали исключительно на скупщиц.
Некоторые, из числа наиболее зажиточных мастериц, работали на
собственном материале, закупаемом в городе самостоятельно, и сбывали
товар непосредственно на рынке или на месте прибывающим раз в год
«комиссионерам».
Для изготовления кружев необходимы сколки, т.е. рисунки на бумаге с
проколотыми местами, по которым устанавливались булавки. Далеко не все
кружевницы умели делать сколки. Обычно их изготавливали торговки, или
они заказывались в Ельце. Цена сколков была довольно высокой и достигала
иногда, «смотря по сложности рисунка, до нескольких рублей (например, за
сколок для дамского воротника или платья от 2х до 3х рублей)»316.
Крупные предприниматели из числа приписанных к городскому
обществу, крестьян Ельца устроили агентства, «через посредство которых
делались заказы на кружева». Держатели агентских контор получали рисунки
кружев из Московского кустарного склада.
Замечательным источником, позволяющим в деталях представить
функционирование другого промысла также интегрированного в «нишу»,
315
316
Там же.
ГАВО, ф. и-20, сп. 1, д.4561, л. 11.
сохранявшую
значение
ручного
труда
и
слабо
поддававшуюся
модернизационным процессам – гончарного, являются «Записки очевидца.
Воспоминания, дневники, письма» И. Столярова317. Будучи уроженцем села
Карачун Задонского уезда, автор мемуаров подробно описал организацию
гончарного промысла в родном селе в начале XX века. Говоря об
односельчанах, он отмечал: «Раздвоение труда и внимания приводило к тому,
что гончарное дело мешало им быть хорошими земледельцами, а земледелие
не позволяло сделаться настоящими ремесленниками-гончарами. Гончарное
ремесло – тяжелое, грязное, вредное для здоровья всей семьи гончара»318.
Глина для производства горшков добывалась зимой, из глубоких шахт,
укрепленных
специальными
подпорками.
Добытая
артелью
глина
привозилась на подворья и засыпалась в специальные ямы - глинища.
В рабочий, летний сезон глина заносилась в избу и, смоченная водой,
тщательно разминалась босыми ногами. В зимнее время, занесенная в жилое
помещение, она долго оттаивала, «разложенная под лавки». Детей приучали
к промыслу с семилетнего возраста. Непосредственно горшки выделывались
на особом круге, сделанном из дуба или бука.
«Положив в самый центр круга небольшой кусочек глины, гончар его
разминает, придавливает ко дну круга, придавая ему нужную форму и
размер диаметра
будущего горшка. На этом донышке гончар и лепит
горшок, беря большие кусочки массы, делает из них подобающей толщины
жгутики и накладывает их на края горшка, продолжая крутить в это время
круг справа налево. Жгутики прикладываются правой рукой, и ее ладонь
скользит по внутренней стенке горшка, тогда как левая ладонь, находясь
всегда против правой, скользит по внешней стенке его. Таким способом
незатвердевший еще горшок не только предохраняется от сплющивания, но и
толщина его стенок все время регулируется. Последние, те, что ближе к
донышку, делаются толще, а по краям — тоньше.
317
318
Столяров И. Записки очевидца. Воспоминания, дневники, письма. М., 1990. С. 323-485.
Там же. С. 328.
Когда сама лепка закончена, гончар берет небольшую, короткую и
узкую льняную или посконную тряпку, называемую «мочальником», мочит
ее в воде и ею полирует горшок, то есть придает окончательную форму его
краям. В это время он вертит круг быстрее в обратном направлении - слева
направо, продолжая работать правой рукой.
Затем специальным деревянным ножом он сглаживает нижние внешние
стенки горшка и донышко. После этого горшок подрезается под донышком
очень тонкой ниткой и снимается с круга. Дело это тоже деликатное. При
неумелом подрезании в горшке может образоваться дыра, и в этой стадии
дело непоправимо: работа пропала.
Снять с круга только что слепленный горшок может лишь слепивший
его. С большой предосторожностью он ставит его на скамью или на доски, на
которых горшок и затвердевает. Когда горшок становится менее хрупким,
его ставят на полки, пристроенные специально для этого под потолком, на
уровне полатей, где они затвердевают и просыхают. Перед высыханием
горшки подчищаются с внешней стороны деревянным ножом и потом
ставятся на печку и высушиваются окончательно.
Высушенные на печке горшки сажаются в горн для обжигания. Такие
горшки называются неполивные. Стенки их и внешние, и внутренние —
шероховатые; они пористые и жидкость через них просачивается, хотя и
очень слабо. Чтобы сделать их непроницаемыми, их глазируют. Перед
посадкой в горн они смазываются чистым дегтем и обсыпаются свинцовым
порошком, смешанным с песком»319.
В этой работе принимала участие вся семья: женщины и дети смазывали
тряпочкой горшки дегтем, а мужчины обсыпали смазанные горшки
свинцовым порошком. В зимнее время эта работа начиналась еще до
рассвета и продолжалась иногда до позднего вечера. В течение всего
времени, пока горшки мазались, изба оставалась нетопленной. Холодный
воздух избы насыщался одуряющим запахом дегтя и свинцовой пыли.
319
Там же. С.330.
Семья из двух хороших работников могла приготовить горн горшков в
две недели. И каждые две недели члены такой семьи подвергались в течение
всего дня отравлению. Недоедание, плохие гигиенические условия жизни,
тяжелый труд - вот причины недостаточного физического развития жителей
села.
От
умения
обжигать
зависел
успех
всей
работы
горшечника.
Малоопытный обжигатель мог или недожечь или пережечь горшки.
Недожженные горшки никто не покупал и даже для своего употребления они
не годились. Пережженные горшки лопались, и получалось много брака.
Выжженные горшки продавались на месте. Так делали горшечники, у
которых не было своих лошадей и которые не могли их везти продавать на
городских базарах или на базарах соседних деревень.
Некоторые предпочитали развозить свои горшки по разным селам и
обменивать их на рожь, овес, просо, муку, пшено, картофель. Горшечники
считали большой удачей обменять горшки в один день.
В поисках покупателей горшечники уезжали иногда за 100 верст от
своего села. Для Карачуна главными центрами сбыта за деньги были города:
Воронеж (в 40 верстах), Усмань (в 25 верстах) и отчасти Задонск (в 60
верстах).
В город уезжали с
вечера, с расчетом
приехать туда утром. Если
горшки не удавалось распродать в тот же день, то оставшиеся продавались
постоянным торговцам горшками или отдавали им на хранение. Некоторые
уезжали с остатками в ближайшие от города села.
Для постоянной торговли горшками общество снимало у города
Воронежа одно из заброшенных мест, небольшую полосу вдоль глухой
стены, где горшечники имели право продавать горшки целый день. Каждый
приезжавший горшечник платил небольшую определенную сумму с воза (а
не за занимаемое место). Этот сбор шел на уплату аренды городу. Для этого
горшечники выбирали старосту из своей среды, обычно имевшего
постоянную торговлю и большую семью.
Эти постоянные торговцы строили курени, в которых они жили с ранней
весны до глубокой осени320.
Однако было бы упрощением представлять, что все без исключения
отрасли кустарного производства Воронежской губернии к началу XX
столетия находились в состоянии депривации. Имелись и такие, которые
росли количественно и совершенствовались качественно. Примером таковых
могут служить экипажная отрасль кустарного производства321, войлочное
производство322 и др.
Таким
образом,
к
началу
XX
столетия
кустарные
промыслы
Воронежской губернии, в силу емкости рынка, в основном оставались
оседлыми. Причем возможность промышленного отхода в другие губернии
по мере складывания национального рынка сокращалась.
Наиболее массовой социальной базой функционирования крестьянской
промышленности являлась группа хозяйств, имеющая среднюю по величине
посевную площадь. В силу земледельческого характера общественного
хозяйства тенденция роста материальной состоятельности промышленников
по мере увеличения состоятельности их земледелия, прослеживаемая в
нечерноземных губерниях, в черноземной деревне не наблюдалась. Наиболее
состоятельный
слой
кустарей,
в
том
числе
генерирующий
предпринимательские элементы, формировался за счет промышленников,
утрачивающих связь с земледелием.
В целом кустарная промышленность края, несмотря на очевидно
проявляющиеся признаки модернизации (товаризацию, специализацию,
дифференциацию с сельским хозяйством), испытывала отрицательное
влияние опережающей индустриализации промышленно развитых регионов
и последствия инкорпорирования в формирующийся национальный рынок.
Многие традиционные отрасли кустарного производства сокращались или
архаизировались, не выдерживая конкуренции, в том числе и с более
Там же. С. 332.
ГАВО, ф. 20, оп. 1, д.722, л.66.
322
Там же. Л.67.
320
321
адаптированной к рынку крестьянской промышленностью центральных
нечерноземных регионов.
Заключение
Кустарные промыслы воронежской деревни во второй половине XIX –
начале XX века развивались в условиях, определяемых, помимо прочего,
земледельческим характером и естественным потенциалом губернии. Речная
артерия разрезала территорию губернии на практически равные части (р.
Дон), две другие судоходные реки (Воронеж и Хопер) и дорожные тракты
способствовали
включению
территории
Воронежского
края
в
южночерноморские транспортные коммуникации и облегчали возможность
товарного транзита внутри его пределов.
К середине XIX столетия, являясь одним из основных поставщиков
сельскохозяйственной продукции на национальный рынок, Воронежская
губерния оставалась достаточно оторванной от промышленных центров
страны. Вывоз сельскохозяйственной продукции значительно превышал ввоз
промышленных товаров, что стимулировало их производство на месте.
По понятным причинам основным потребителем промышленной
продукции являлось население воронежской деревни, ограниченное в
покупательной
способности
и
демонстрирующее
взыскательность
к
непродовольственным изделиям.
В связи с этим основным источником восполнения дефицита продукции
промышленности
во
второй
половине
XIX
столетия
оставались
традиционные домашние кустарные промыслы. Воронежский город в
середине XIX века не приобрел черты торгово-промышленных центров,
объединяющих экономическими связями ближайшую округу. Мелкое
городское ремесло в основном ориентировалось на потребности горожан и
явно не справлялось с полным удовлетворением их потребностей.
Кризис экстенсивного развития аграрной отрасли, дополнявшийся
убылью пахотных угодий
и ростом населения, обусловил полную
зависимость продуктивности сельского хозяйства от естественных условий и,
как следствие, периодические недороды (1882, 1885, 1889, 1891, 1892, 1894 и
т.д.). Явление, связанное с негативными последствиями кризиса черноземной
деревни было настолько значимо, что стало предметом рассмотрения
специально учрежденной Высочайшим Повелением Комиссии.
В результате крестьянской реформы 1861г. основная масса земледельцев
воронежской деревни осталась с наделами, размер которых не позволял
организовать высокотоварное сельское хозяйство. С одной стороны,
заметным явлением хозяйственной жизни губернии в пореформенный период
стало формирование товарных экономий. Крепкие сельскохозяйственные
производители, как правило, сочетали успешное аграрное производство с
организацией «крупных» перерабатывающих предприятий. Расширение
сферы
приложения
предприимчивости
этой
категории
сельских
товаропроизводителей вело к освоению нетрадиционных сфер деятельности,
в том числе промышленного производства. С другой стороны, падение
хозяйственной
состоятельности
основной
массы
селян
сужало
потребительский спрос и продуцирование модернизационной парадигмой
современных промышленных производств даже на основе преуспевающих
сельских хозяйств. По этой же причине подавляющая часть мелкой сельской
промышленности оставалась в патриархальном состоянии. Так называемое
домашнее производство промышленных продуктов оставалось неотъемлемой
частью традиционных сельских хозяйств.
Вместе с тем приблизительно с 80х годов XIX века, в связи с
кризисными явлениями в аграрной отрасли значительно расширялась
промысловая деятельность, в том числе охватывающая неземледельческие
занятия крестьян. Промыслы из побочной отрасли, занимающей скромное
место в структуре традиционного хозяйства, становятся неотъемлемым
средством обеспечения минимального прожиточного минимума основной
массы крестьян.
Таким
образом,
пореформенный
развитие
период
во
кустарных
многом
промыслов
обусловливалось
губернии
в
состоянием
традиционного хозяйства, испытывающего, в связи с исчерпанностью
экстенсивного роста, глубокие кризисные явления.
Совпадение во времени кризиса традиционной отрасли хозяйства с
либерализацией экономики губернии неоднозначно отразилось на мелкой
сельской промышленности.
С одной стороны, последствием ухудшения аграрной отрасли стало
смещение
структуры
экономики
сельских
хозяйств
в
сторону
неземледельческих занятий крестьян. С другой общий низкий уровень
потребительского спроса сельского хозяйства не инициировал модернизацию
не только промышленного производства основной массы крестьян, но и
сегмента, объединяющего перерабатывающие предприятия «капиталистых
мужиков» и владельцев товарных экономий или по крайней мере
значительно ее тормозил. И все-таки с 90х годов XIX века результаты общей
либерализации экономики стали проявляться и в кустарной промышленности
губернии. Кустарные промыслы крестьян в конце столетия стали активно
осваивать торговый капитал, изымавший большую часть стоимости
произведенной кустарями продукции. В целом развитие товарных отношений
значительно увеличило удельный вес мелких промышленников, работающих
на рынок. Появились немногочисленные пассионарии, составляющие
социальную основу роста предпринимательства. Единичные крестьянские
промышленные производства, совершенно порвали связь с сельским
хозяйством. Некоторая оторванность Воронежского края от промышленных
рынков страны и собственный низкий уровень индустриализации стали
дополнительным стимулом, хотя и замедленной, модернизации воронежской
кустарной промышленности.
Отхожие промыслы, проявившиеся в черноземной деревне как
показатель
социальные
глубины
кризиса
элементы,
традиционного
наименее
пригодные
хозяйства,
к
агрегировали
квалифицированному
индустриальному труду. В Центральном Нечерноземье кустари в массовом
порядке покидали насиженные места с целью избежать конкуренции,
возрастающей не только с ростом численности кустарного населения, но и,
что значительно важнее, с ростом потребности рынка в более качественных
товарах, особенно в связи с появлением фабричной продукции, поэтому
состав отходников в профессиональном плане адекватно соответствовал
потребностям менее развитых в промышленном отношении регионов, куда
они направлялись. Черноземье выстраивало из «большого» сельского
хозяйства наименее пассионарную и низкоквалифицированную массу,
сталкивающуюся в районах заработка с конкуренцией «офени» скупщиков,
доставлявших качественный товар из промышленного центра.
Таким
образом,
отхожие
промыслы,
как
правило,
объединяли
чернорабочих, батраков, паденщиков, лиц свободных профессий.
Поддержка кустарных промыслов губернии государством имела главной
целью
создание
дополнительных
возможностей
и
механизмов,
амортизирующих аграрный кризис. Успеху государственных мер содействия
мелкой сельской промышленности способствовала верно определенная
стратегия, ориентированная прежде всего на отрасли рыночного труда,
сохранившие в условиях индустриализации общественное значение.
На рубеже веков и в первые десятилетия XX века очевидно проявились
последствия
отстаивания
процесса
модернизации
кустарной
промышленности Черноземья от промышленного Центра. В связи с
внедрением в крупном фабричном производстве новых технологий и
включенности Воронежской губернии в национальный рынок, исчезали
целые отрасли крестьянской промышлености, не выдерживая экспансии
более дешевых и качественных товаров промышленных регионов страны.
Расширение экономических связей и включенность региона в единую
систему общественного хозяйства страны привело к форсированной
модернизации воронежских перерабатывающих предприятий и сокращению
их общего количества.
Основная масса кустарных промыслов черноземной деревни оставалась
органической
частью
традиционного
земледельческого
хозяйства,
не
выходившей
за
пределы
подсобной
сферы
деятельности.
Недифференцированость с земледелием консервировала их в основном
патриархальную организацию и низкий модернизационный потенциал.
Социальную основу кустарного населения губернии составляли хозяйства с
подвижным уровнем имущественной состоятельности. Если в Нечерноземье
наиболее состоятельные сельские хозяева, как правило, являлись наиболее
«капиталистыми промышленниками», то в черноземной деревне, напротив,
доходность кустарных занятий находилась в обратной зависимости от
эффективности земледельческой отрасли. Конечно, общая закономерность не
исключала наличия определенного сегмента предпринимательских элементов
в мелком промышленном, прежде всего перерабатывающем производстве.
Список источников и литературы
I. Источники
1.1. Адрес-календарь лиц, служащих в Воронежской губернии. Воронеж,
1874.
1.2. Военно-статистическое обозрение Российской империи, издаваемое по
Высочайшему повелению при Iом отделении Департамента
Генерального Штаба. Т.XIII. Ч.2. Воронежская губерния. СПб., 1859.
1.3. Всеподданнейший рапорт Его Императорскому Величеству.
Ревизовавшего, по его Высочайшему повелению Воронежскую и
Тамбовскую губернии Сенатора Мордвинова. СПб., 1881.
1.4. Журналы Воронежского губернского земского собрания с 10го по 21е
декабря 1878г. Воронеж, 1879.
1.5. Журналы Воронежского губернского земского собрания с 8го по 20е
декабря 1886г. Воронеж, 1887.
1.6. Журналы Воронежского губернского земского собрания с 7го по 20е
декабря 1893г. Воронеж, 1894.
1.7. Журналы Воронежского губернского земского собрания с 26го февраля
по 5е июня 1896г. Воронеж, 1896.
1.8. Журналы Воронежского губернского земского собрания Очередного
созыва 1896г. С 9го по 21е декабря. Воронеж, 1897.
1.9. Мещерский А.А., Модзалевский В.М. Свод материалов по кустарной
промышленности в России. – СПб., 1874.
1.10.Материалы высочайше учрежденной 16 ноября 1901г. Комиссии по
исследованию вопроса о движении с 1861 по 1900г. благосостояния
сельского населения среднеземледельческих губерний сравнительно с
другими местностями Европейской России. СПб., 1903. Ч. I.
1.11.Материалы для изучения кустарно промышленности и ручного труда в
России // Статистический вестник Российской империи. – Сер. 1. – Вып.
3. – СПб., 1872.
1.12.Материалы повторной переписи крестьянских хозяйств Воронежской
губернии 1900 года. Т. II. Под ред. И. Воронова. Воронеж, 1903.
1.13.Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами
Генерального Штаба. Т.4. Воронежская губерния. Составил
Генерального Штаба подполковник В. Михайлович. СПб., 1862.
1.14.Обзор Воронежской губернии за 1891г. Воронеж, 1891.
1.15.Обзор Воронежской губернии за 1895г. Воронеж, 1896.
1.16.Обзор деятельности правительства на пользу кустарной
промышленности (1888-1902). СПб., 1902.
1.17.Обзор правительственного содействия кустарной промышленности.
СПб., 1913.
1.18.Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. I.
СПб., 1892.
1.19.Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. XI.
СПб., 1915.
1.20.Очерк кустарных промыслов в Воронежской губернии. Воронеж, 1882.
1.21.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1856г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1856.
1.22.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1863-1864г.
Издание Воронежского Губернского статистического Комитета.
Воронеж, 1864.
1.23.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1870-1871гг.
Издание Воронежского Губернского статистического Комитета.
Воронеж, 1871.
1.24.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1878-1879гг.
Издание Воронежского Губернского статистического Комитета.
Воронеж, 1879.
1.25.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1892г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1892.
1.26.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1893г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1893.
1.27.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1894г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1894.
1.28.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1899г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1899.
1.29.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1903г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1903г.
1.30.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1906г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1906г.
1.31.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1910г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1910г.
1.32.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1911г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1911г.
1.33.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1912г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1912г.
1.34.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1913г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1913г.
1.35.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1915г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1915г.
1.36.Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1916г. Издание
Воронежского Губернского статистического Комитета. Воронеж, 1916г.
1.37.Первая Всеобщая перепись населения Российской Империи. 1897г. Т.
IX. Воронежская губерния. Тетрадь II (последняя). СПб., 1904.
1.38.Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная
и дорожная книга для русских людей. Под ред. В.П. Семенова и под
общим руководством П.П. Семенова и акад. В.И. Ламанского. Т.2.
Среднерусская черноземная область. СПб.: издание А.Ф. Девриева, 1902.
1.39.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. I. Вып.
I. Воронежский уезд. Воронеж, 1884.
1.40.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. II. Вып.
I. Задонский уезд. Воронеж, 1885.
1.41.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. III.
Вып. I. Землянский уезд. Воронеж, 1886.
1.42.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. IV.
Вып. I. Острогожский уезд. Воронеж, 1887.
1.43.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. V. Вып.
I. Коротоякский уезд. Воронеж, 1888.
1.44.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. VI.
Вып. I. Нижнедевицкий уезд. Воронеж, 1889.
1.45.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. VII.
Вып. I. Павловский уезд. Воронеж, 1890.
1.46.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. VIII.
Вып. I. Богучарский уезд. Воронеж, 1890.
1.47.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. IX.
Вып. I. Новохоперский уезд. Воронеж, 1891.
1.48.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. X. Вып.
I. Бобровский уезд. Воронеж, 1892.
1.49.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. XI.
Вып. I. Бирюченский уезд. Воронеж, 1892.
1.50.Сборник статистических сведений по Воронежской губернии. Т. XII.
Вып. I. Валуйский уезд. Воронеж, 1893.
1.51.Сведения об отходнических промыслах в Воронежской губернии за 1898
год. Воронеж: Издание Воронежской Губернской Управы, 1899.
1.52.Сводный сборник по 12 уездам Воронежской губернии. Воронеж, 1897.
1.53.Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1886 год.
Издание Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1886.
1.54.Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1887 год.
Издание Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1887.
1.55.Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1888 год.
Издание Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1888.
1.56.Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1889 год.
Издание Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1889.
1.57.Сельскохозяйственный обзор по Воронежской губернии за 1912 год.
Издание Воронежского Губернского Земства. Воронеж, 1912.
1.58.Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в
России. Вып. I. СПб., 1879.
1.59.Труды съезда деятелей по кустарной промышленности в С.-Петербурге.
1902. СПб., 1902.
1.60.Труды съезда деятелей по кустарной промышленности в С.-Петербурге.
1910. СПб., 1910.
1.61.Труды съезда деятелей по кустарной промышленности в С.-Петербурге.
1913. СПб., 1913.
II. Архивные источники
2.1. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1281
Совета министра внутренних дел.
2.2. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1290
Центрального статистического комитета.
2.3. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 398
Кустарный комитет Министерства земледелия и государственных
имуществ.
2.4. Государственный архив Воронежской области Ф.-И26 Воронежского
губернского земства.
III. Литература
3.1. Андреев Е.Н. Обзор действий Комиссии по исследованию кустарной
промышленности в России // Труды Комиссии по исследованию
кустарной промышленности в России. Вып. 4. СПб., 1880.
3.2. Андреев Е.Н. Обзор действий Комиссии по исследованию кустарной
промышленности в России // Труды Комиссии по исследованию
кустарной промышленности в России. Вып. 14. СПб., 1885.
3.3. Анфимов А.М. Российская деревня в годы первой мировой войны. М.,
1962.
3.4. Асташова А.Н. Крестьянство Воронежской губернии в 60-90е годы XIX
века (быт, нравы, традиции, обычаи). Диссертация на соискание ученой
степени кандидата исторических наук. Воронеж, 2003.
3.5. Бржеский Н. Очерки аграрного быта крестьян. Земледельческий центр
России и его оскудение. СПб., 1908.
3.6. Васильев В.П. К вопросу о трактовке понятия «кустарная
промышленность» в земской литературе и статистических публикациях
конца XIX – начала XXвв. // Проблемы истории СССР. Вып. 12. М.,
1962.
3.7. Вейнберг Л.Б. Очерк сельскохозяйственной промышленности
Воронежской губернии. Воронеж, 1890.
3.8. Веселовский Г.М., Воскресенский Н.М. Города Воронежской губернии.
Их история и современное состояние, с кратким очерком всей
Воронежской губернии. Воронеж: издательство Веселовского, 1876.
3.9. Воронцов В.П. Очерки кустарной промышленности в России. СПб.,
1886.
3.10.Вреден Э.Р. Курс политической экономии. СПб., 1874.
3.11.Железнов Ф. Воронежская деревня. Больше – Верейская волость. Вып.
II. Воронеж, 1926.
3.12.Земцов Л.И. Крестьяне Центрально-Черноземного района на рубеже
XIX-XX веков // Проблемы исторической демографии и исторической
географии Центрального Черноземья. М. – Курск: издательство
Курского государственного педагогического института, 1994.
3.13.Земцов Л.И. Крестьянский мир после реформы (60-70е годы XIX века) //
Общественная жизнь Центрального Черноземья России в XVIII – начале
XX вв. Воронеж: издательство ВГУ, 2002. С. 134-157.
3.14.Егоров В.Г., Зозуля О. А., Палеолог М.В. Кустарные промыслы
нечерноземной деревни второй половины XIX – начала XXв. (На
материалах Московской губернии). М., 2011.
3.15.Егоров В.Г., Зозуля О. А., Моркунцов С.А., Петряев С.В. Кустарные
промыслы Нижегородской губернии второй половины XIX – начала XX
века. СПб.: Алетея, 2013.
3.16.Егоров В.Г. Кооперация: исторический опыт развития. Алма-Ата, 1990.
3.17.Иноземцев И.В. Миграция крестьян Воронежской губернии в 1861 –
1914гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата
исторических наук. Воронеж, 2005.
3.18.Исаев А.А. Начала политической экономии. СПб., 1914.
3.19.Карпачев М.Д. Воронежская деревня в годы столыпинской земельной
реформы // Русская провинция. Вып. 2. Воронеж: ЦентральноЧерноземное книжное издательство, 1995.
3.20.Карпачев М.Д. Столыпинская реформа в Воронежской губернии: итоги
и уроки аграрного реформирования // Общественная жизнь Центральной
России в XVI – начале XXвв.: сборник статей. Воронеж: Изд-во ВГУ,
1995.
3.21.Карпачев М.Д. Воронежское земство и аграрные реформы начала XX
века // Общественная жизнь Центрального Черноземья России в XVII –
начале XX века: сборник научных трудов. Воронеж: издательство ВГУ,
2002.
3.22.Карпачев М.Д. новые веяния в экономике воронежской деревни в годы
проведения столыпинской аграрной политики // Из истории
Воронежского края: сборник статей. Вып. 12. Воронеж, 2004.
3.23.Карпачев М.Д. Деревня и парадоксы военного времени: социальнополитическая ситуация в Воронежской губернии накануне падения
монархии // Исторические записки: научные труды исторического
факультета ВГУ. Вып. 11. Воронеж: издательство ВГУ, 2005.
3.24.Корсак А.К. О формах промышленности вообще и о значении
домашнего производства (кустарной и домашней промышленности) в
Западной Европе и России. М., 1861.
3.25.Курцев А.Н. Миграция центрально-черноземного крестьянства в
капиталистической России. Диссертация на соискание ученой степени
кандидата исторических наук. Курск, 1982.
3.26.Лаухина Г.В. Женский труд в крестьянском хозяйстве Центрального
Черноземья (60е года XIX – начало XX века). Диссертация на соискание
ученой степени кандидата исторических наук. Тамбов, 2012.
3.27.Ленский Б. Отхожие неземледельческие промыслы в России //
Отечественные записки. №12. 1877.
3.28.Литвак Б.Г. Русская деревня в реформе. Черноземный центр. 18611895гг. М., 1972.
3.29.Народный быт. Материалы и исследования по этнографии
Воронежского края. Воронеж, 1927.
3.30.Никитин А. Песчано-овражные работы в Воронежской губернии в 19011917гг. Воронеж, 1918.
3.31.Николаевский И. Описание Воронежской губернии. Воронеж, 1909.
3.32.Орлов А.С. Деятельность земств по содержанию кустарной
промышленности // Очерки экономической деятельности земства. К 50летию земства (1864-1914). М., 1914.
3.33.Перепелицын А.В. Крестьянские промыслы в центрально-черноземных
губерниях России в пореформенный период. Воронеж: ВГПУ, 2005.
3.34.Перепелицын А.В. Крестьянское хозяйство центрально-черноземных
губерний России в 60-90е годы XIX века. Диссертация на соискание
ученой степени доктора исторических наук. Воронеж, 2006.
3.35.Петрова А.Ф. Аграрные отношения в Воронежской губернии в
пореформенный период. Диссертация на соискание ученой степени
кандидата исторических наук. Воронеж, 1951.
3.36.Погрузов А.Д. Кустарная промышленность в России (опыт
экономического обследования). СПб., 1913.
3.37.Поликарпов Ф. Нижнедевицкий уезд. Этнографические характеристики.
СПб., 1912.
3.38.Полферов Я.Я. Кустарная промышленность России, ее значение, нужды
и возможное будущее. СПб., 1882.
3.39.Привалова Т.В. Быт русской деревни (медико-санитарное состояние
деревни Европейской России) 60е годы XIX – 20е годы XXвв. М., 2000.
3.40.Прилежаев А.В. Что такое кустарное производство? СПб., 1882.
3.41.Пудовиков П.Е. Кустарная промышленность // Труды Вольного
Экономического Общества. Т.3. СПб., 1834.
3.42.Рыбников А.А. Мелкая промышленность и ее роль в восстановлении
русского народного хозяйства. М., 1922.
3.43.Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. 1850-1880гг. М.,
1978.
3.44.Рындзюнский П.Г. Крестьянская промышленность в пореформенной
России (60-80е годы XIXв.). М., 1996.
3.45.Рындин Ф. Наш край. Опыт характеристики губернии в историческом,
естественно-историческом и экономическом отношениях. Воронеж:
Воронежское отделение государственного издательства, 1921.
3.46.Сахаров М.А. Пролетаризация крестьянства среднеземледельческой
полосы России в последние десятилетия XIX века. Диссертация на
соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1985.
3.47.Скрябин В.И. Сельский пролетариат Центрально-черноземного района в
конце XIX – начале XX веков. Диссертация на соискание ученой
степени доктора исторических наук. М., 1991.
3.48.Скиада М.М. Очерк кустарных промыслов Воронежской губернии.
Издание Статистического Комитета. Воронеж, 1882.
3.49.Тарновский К.Н. Мелкая промышленность в пореформенной России (6080е годы XIX века). М., 1995.
3.50.Туган-Барановский М.И. Статистические итоги промышленного
развития России // Труды Вольного Экономического Общества. Т.I.
Книга I. 1898.
3.51.Харизоменов С.А. Значение кустарной промышленности //
Юридический вестник. №11. 1883.
3.52.Шингарев А.Н. Вымирающая деревня. Опыт санитарно-экономического
исследования двух селений Воронежского уезда. М., 2010.
3.53.Щербина Ф.А. Хозяйственные нужды и задачи Воронежского края //
Памятная книжка Воронежской губернии на 1894 год. Воронеж, 1894.
3.54.Щербина Ф.А. Крестьянские бюджеты. Издание Императорского
Вольного Экономического Общества. Воронеж, 1900.
3.55.Янсон Ю.Э. Сравнительная статистика России и западно-европейских
государств. Т.I. СПб., 1877.
Скачать