И.В. Сталин, подводя итоги первой пятилетки, отмечал [19]: «Осуществляя пятилетку и... победу в области промышленного строительства, партия...

Реклама
И.В. Сталин, подводя итоги первой пятилетки, отмечал [19]: «Осуществляя пятилетку и организуя
победу в области промышленного строительства, партия проводила политику наиболее ускоренных
темпов развития промышленности. Партия как бы подхлестывала страну, ускоряя ее бег вперед. [...]
Нельзя не подгонять страну, которая отстала на сто лет и которой угрожает из-за ее отсталости
смертельная опасность. [...]
Вот на какой основе выросли у нас в период первой пятилетки быстрый подъем нового
строительства, пафос развернутого строительства, герои и ударники новостроек, практика бурных темпов
развития.
Цели откровенно сформулировал сам Сталин в речи на первой Всесоюзной конференции
работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г.: «…мы не хотим оказаться битыми. Нет,
не хотим! История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за отсталость.
Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны.
Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все – за отсталость. За отсталость
военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную, за отсталость промышленную, за
отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было выгодно, доходно и сходило безнаказанно…
Таков уж волчий закон эксплуататоров – бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма. Ты отстал,
ты слаб, значит, ты неправ, стало быть, тебя можно бить и порабощать. Ты могуч – значит, ты прав, стало
быть, тебя надо остерегаться. Вот почему нам нельзя больше отставать… Мы отстали от передовых стран
на 50–100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас
сомнут». (И.В. Сталин, собр. соч., т. 13, стр. 38–39).
То же самое – в речи 1935 г.: «…мы получили в наследство от старого времени отсталую
технически и полунищую, разоренную страну. Разоренная четырьмя годами империалистической войны,
повторно разоренная тремя годами Гражданской войны, страна с полуграмотным населением, с низкой
техникой, с отдельными оазисами промышленности, тонущими среди моря мельчайших крестьянских
хозяйств, – вот такую страну мы получили в наследство от прошлого. Задача состояла в том, чтобы эту
страну перевести с рельс средневековья и темноты на рельсы современной индустрии и
машинизированного сельского хозяйства» (Речь в Кремлевском дворце на выпуске академиков Красной
армии 4 мая 1935 г.).
Из выступления Сталина на объединенном пленуме в январе 1933 г.:
«У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.
У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь.
У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных
сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь.
У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь.
В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последней месте. Теперь мы
выдвинулись на одно из первых мест.
В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы стояли на последнем месте. Теперь мы
выдвинулись на одно из первых мест.
У нас была лишь одна-единственная угольно-металлургическая база – на Украине, с которой мы с
трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали еще новую угольнометаллургическую базу – на Востоке, составляющую гордость нашей страны.
Мы имели лишь одну-единственную базу текстильной промышленности – на Севере нашей
страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новые базы текстильной
промышленности – в Средней Азии и в Западной Сибири.
И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в таком
масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской индустрии».
(И.В. Сталин, собр. соч., т. 13, стр. 178–179)
Сталин тогда же не без иронии говорил: «Почему Троцкому не удалось „захватить“ власть в
партии, пробраться к руководству в партии? Чем это объяснить? Разве у Троцкого нет воли, желания к
руководству?.. Разве он менее крупный оратор, чем нынешние лидеры нашей партии? Не вернее ли будет
сказать, что как оратор Троцкий стоит выше многих нынешних лидеров нашей партии? Чем объяснить в
таком случае, что Троцкий, несмотря на его ораторское искусство, несмотря на его волю к руководству,
несмотря на его способности, оказался отброшенным от руководства великой партии, называемой
ВКП(б)?» (Речь на объединенном заседании президиума и исполкома Коминтерна 27 сентября 1927 г. И.В.
Сталин, Собр. соч. Т. 10, С. 159).
И сам же давал ответ: «Троцкий склонен объяснять это тем, что наша партия, по его мнению,
является голосующей барантой (стадо овец. – А.Б.), слепо идущей за ЦК партии. Но так могут говорить о
нашей партии только люди, презирающие ее и считающие ее чернью. Это есть взгляд захудалого
партийного аристократа на партию как на голосующую баранту. Это есть признак того, что Троцкий
потерял чутье партийности, потерял способность разглядеть действительные причины недоверия партии к
оппозиции…»
Сталин в беседе с послом СССР в Швеции A. M. Коллонтай отметил: «Многие дела нашей партии
и народа будут извращены и оплеваны, прежде всего, за рубежом, да и в нашей стране тоже… И мое имя
тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний».
Сталин не скрывал этого намерения и откровенно говорил, что "всеобщие, равные, прямые и
тайные выборы на альтернативной основе в СССР будут хлыстом в руках населения против плохо
работающих органов власти".
Вот, например, как Сталин объяснял крайнюю необходимость критики Московской
парторганизации: "Нередко требуют, чтобы критика была правильной по всем пунктам, а ежели она не
совсем правильна, начинают ее поносить, хулить. Это неправильно, товарищи. Это опасное заблуждение.
Попробуйте только выставить такое требование, и вы закроете рот сотням и тысячам рабочих, рабкоров,
селькоров, желающих исправить наши недостатки, но не умеющих иногда правильно формулировать свои
мысли. Это была бы могила, а не самокритика… Вот почему я думаю, что если критика содержит хотя бы
5—10 % правды, то такую критику надо приветствовать, выслушать внимательно и учесть здоровое
зерно".
А молодежи, особенно комсомольцам, Сталин' внушал: "Было бы ошибочно думать, что опытом
строительства обладают лишь руководители. Это неверно, товарищи. Миллионные массы рабочих,
строящие нашу промышленность, накапливают изо дня в день громадный опыт строительства, который
ценен для нас ничуть не меньше, чем опыт руководителей. Массовая критика снизу, контроль снизу нужен
нам, между прочим, для того, чтобы этот опыт многомиллионных масс не пропадал бы даром, чтобы он
учитывался и претворялся в жизнь. Отсюда очередная задача партии: беспощадная борьба с
бюрократизмом, организация массовой критики снизу, учет это критики в практических решениях о
ликвидации наших недостатков".
"ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК от 12.09.33 г.
1. В период с 20–30 годов в Москве и на территории прилегающих районов полностью
уничтожено 150 храмов. 300 переоборудованы в заводские цеха, клубы, общежития, тюрьмы, изоляторы и
колонии для подростков и беспризорников. Планы архитектурных застроек предусматривают снос более
чем 500 оставшихся строений храмов и церквей.
На основании изложенного ЦК считает невозможным проектирование застроек за счет
разрушения храмов и церквей что следует считать памятниками архитектуры древнерусского зодчества.
Органы Советской власти и рабоче-крестьянской милиции обязаны принимать меры вплоть до
дисциплинарной и партийной ответственности по охране памятников архитектуры древнерусского
зодчества.
Подпись: Секретарь ЦК И. Сталин".
Совершенно секретным Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 ноября 1939 г. № 22
(протокол № 88) все инструкции мумифицированного вождя по борьбе с религией и церковью были
отменены полностью:
"ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ОТ 11.11.39 г.
Вопросы религии
В отношении к религии, служителям Русской Православной Церкви и православно верующим ЦК
постановляет:
Признать нецелесообразным впредь практику органов НКВД СССР в части арестов служителей
русской православной церкви, преследования верующих.
Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 года за № 13666—2 "О борьбе с попами и
религией", адресованное пред. ВЧК товарищу Дзержинскому и все соответствующие инструкции ВЧК-
ОГПУ-НКВД, касающиеся преследования служителей русской православной Церкви и православно
верующих, — отменить.
НКВД произвести ревизию осужденных и арестованных граждан по делам, связанным с
богослужительской деятельностью. Освободить из-под стражи и заменить наказание на не связанные с
лишением свободы осужденных по указанным мотивам, если деятельность этих граждан не нанесла вреда
советской власти.
Вопрос о судьбе верующих, находящихся под стражей и в тюрьмах, принадлежащих иным
конфессиям, ЦК вынесет решение дополнительно.
Подпись: Секретарь ЦК И. Сталин".
Когда первая пятилетка завершилась, то в своем выступлении в начале 1933 года Сталин заявил
то, на что никогда не обращается особого внимания. А зря, ибо это свидетельство серьезного
стратегического замысла еще при начале первой пятилетки. Итак, тогда он сказал следующее: «В то время
как объем промышленной продукции СССР к концу 1932 года вырос по сравнению с довоенным уровнем
до 334 %, объем промышленной продукции САСШ[28] снизился за тот же период до 84 % довоенного
уровня, Англии — до 75 %, Германии — до 62 %. В то время как объем промышленной продукции СССР
вырос к концу 1932 года по сравнению с уровнем 1928 года до 219 %, объем промышленной продукции
САСШ снизился за тот же период до 56 %, Англии — до 80 %, Германии — до 55 %, Польши — до 54 %».
— Сталин намеревался провести выборы в Верховный Совет в конце 1936 года, когда истекал
срок полномочий делегатов VII съезда СССР. Это обеспечило бы плавный переход от старой к новой
системе власти. Но съезд отложил выборы на неопределенный срок и, больше того, передал ЦИК право
утвердить "Положение о выборах" и назначить дату их проведения… В этом весь драматизм 1937 года:
уже примерив новую, реформированную модель власти, оставалось только утвердить ее избирательный
закон, — страна еще не вырвалась из тисков старой политической системы. Впереди — июньский Пленум,
там они столкнутся лоб в лоб…"
Дело не в том, за кем сегодня идет большая или меньшая "масса", - дело в существе учения. Если
"учение" анархистов выражает истину, тогда оно, само собой разумеется, обязательно проложит себе
дорогу и соберет вокруг себя массу. Если же оно несостоятельно и построено на ложной основе, оно
долго не продержится и повиснет в воздухе.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.295.)
Можно и нужно защищать право организаций, в том числе и анархистов, на существование, когда
хотят их оставить без крова. Но сливаться с анархистами и предпринимать вместе с ними безрассудные
выступления, заранее обреченные на неудачу,- это недопустимо и преступно со стороны сознательных
рабочих.
("Против разрозненных демонстраций" т.3 стр.89.)
Ясно, что анархисты не поняли диалектического метода Маркса и Энгельса, - они выдумали
свою собственную диалектику и именно с нею и сражаются так беспощадно.
Нам остается только смеяться, глядя на это зрелище, ибо нельзя не смеяться, когда видишь,
как человек борется со своей собственной фантазией, разбивает свои собственные вымыслы и в то же
время с жаром утверждает, что он разит противника.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.310.)
Нет, этим путем анархисты не докажут ничего, кроме собственного невежества.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.303.)
Уметь расходовать средства разумно, расчетливо,- это важнейшее искусство, которое не
дается сразу. Нельзя сказать, чтобы мы, наши советские и кооперативные органы, отличались в этом
отношении большим умением. Наоборот, все данные говорят о том, что дела у нас обстоят в этом
отношении далеко не благополучно. Это тяжело признать, товарищи, но это факт, который не покроешь
никакими резолюциями.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.130.)
Наши предприятия, где иногда бывает воровство и где не всегда складно идут дела, все же
работают на пролетариат.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.307.)
...каждый более или менее самостоятельный работник по заготовке, коммунист или
беспартийный,- это все равно,- раньше, чем приняться за заготовку хлеба, находит нужным раздуть
штат своих работников, обзаводится армией стенографисток и машинисток, обзаводится обязательно
автомобилем, нагромождает кучу непроизводительных расходов, и потом, после подсчета, оказывается,
что экспорт у нас нерентабелен. Если считать, что мы заготовляем сотни миллионов пудов хлеба, а
на каждом пуде переплачиваем пять копеек, то получатся десятки миллионов рублей впустую
истраченных денег. Вот куда идут и будут еще идти накапливаемые нами средства, если мы не примем
строжайших мер против прожорливости нашего государственного аппарата.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.133.)
Нам необходимо ... повести решительную борьбу со всякого рода излишествами в наших
управляющих органах и в нашем быту, с тем преступным обращением с народным добром и с
государственными резервами, которое наблюдается у нас за последнее время. У нас царит теперь разгул,
вакханалия всякого рода празднеств, торжественных собраний, юбилеев, открытий памятников и т.
д. Десятки и сотни тысяч рублей ухлопываются на эти "дела". Юбиляров всякого рода и охотников до
торжеств у нас такая уйма, готовность праздновать шестимесячный, годовой, двухлетний и т. д.
юбилеи такая сногсшибательная, что нужны поистине десятки миллионов рублей денег, чтобы
удовлетворить спрос.
Товарищи,
надо положить конец этой недостойной коммунистов
распущенности. Надо, наконец, понять, что, имея за спиной нужды нашей промышленности, имея перед
лицом такие факты, как массу безработных и беспризорных,- мы не можем и не имеем права допускать
этот разгул и эту вакханалию расточительности.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.135.)
Знаменательнее всего то, что у беспартийных замечается иногда более бережное отношение к
средствам нашего государства, чем у партийных. Коммунист действует в таких случаях смелее и
решительнее. Ему ничего не стоит раздать ряду служащих пособие, назвав его тантьемой, хотя тут
тантьемой и не пахнет. Ему ничего не стоит перешагнуть через закон, обойти его, нарушить его.
Беспартийный тут осторожнее и сдержаннее. Объясняется это, пожалуй, тем, что коммунист иногда
считает законы, государство и т. п. .вещи делом семейным. Именно поэтому иному коммунисту не
стоит иногда большого труда перешагнуть, наподобие свиньи (извиняюсь, товарищи, за выражение), в
огород государства и хапануть там или показать свою щедрость за счет государства. Надо положить
конец, товарищи, этому безобразию. Надо открыть решительную борьбу
против
разгула и
расточительности наших управляющих органов и в нашем быту, если мы хотим действительно
приберечь наше накопление для нужд нашей промышленности.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.135.)
Когда ловят шпиона или изменника, негодование публики не знает границ, она требует
расстрела. А когда вор орудует на глазах у всех, расхищая государственное добро, окружающая
публика ограничивается добродушными смешками и похлопыванием по плечу. Между тем ясно,
что вор, расхищающий народное добро и подкапывающийся под интересы народного хозяйства,
есть тот же шпион и предатель, если не хуже.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.136.)
капиталисты - заклятые враги рабочих, я чтобы победить врагов, надо их знать прежде всего.
("Чего хотят капиталисты?" т.3 стр.188.)
Капиталисты - не пустые болтуны. Они люди дела. Они знают, что коренной вопрос революции и
контрреволюции - это вопрос о власти.
("Чего хотят капиталисты?" т.3 стр.188.)
...несомненно, что российская крупная буржуазия уже организовалась в отдельный класс, она
имеет свои местные, областные и центральную организации и может по единому плану поднять на ноги
капиталистов всей России.
("Классовая борьба" т.1 стр.280.)
Снижение заработной платы, увеличение рабочего дня, обессиление пролетариата и
разрушение его организаций - такова цель всеобщего союза капиталистов.
("Классовая борьба" т.1 стр.280.)
Повышение заработной платы, сокращение рабочего дня, улучшение условий труда, обуздание
эксплуатации и подрыв союза капиталистов - такова цель профессиональных союзов рабочих.
("Классовая борьба" т.1 стр.282.)
У капиталистов имеются свои частные профессиональные интересы. Именно для обеспечения
этих интересов существуют их экономические организации. Но, кроме частных профессиональных
интересов, у них имеются еще общеклассовые интересы, заключающиеся в укреплении капитализма.
Именно ради этих общих интересов они нуждаются в политической борьбе и политической партии.
("Классовая борьба" т.1 стр.282.)
...нефтепромышленники хотели совещаться и заключить договор не с массой, не на глазах у
массы,- а с кучкой лиц, за спиной массы: они хорошо знают, что только таким путем можно обмануть
многотысячную массу нефтяных рабочих.
("Совещание и рабочие" т.2 стр.138.)
Одним из основных вопросов для мировых держав является теперь вопрос о нефти. Ибо вопрос о
нефти есть жизненный вопрос, ибо от того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать
в будущей войне. От того, у кого больше будет нефти, зависит, кто будет командовать мировой
промышленностью и торговлей.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.277.)
Провокация - испытанное средство контрреволюции... Но нигде в мире не
буржуазия этим отравленным средством так нагло и безгранично, как у нас в России.
("Полоса провокаций" т.3 стр.241.)
пользовалась
Как марксисты, мы должны подойти к кризису власти не только с формальной точки зрения,
но, прежде всего, с точки зрения классовой. Кризис власти - это напряженная, открытая борьба классов за
власть.
("Выступление на экстренной конференции петроградской организации" т.3 стр.115.)
Итак, как организовать власть? Нет сомнения, что организовать можно то,
нельзя организовывать власть, которой владеют другие.
("К демократическому совещанию" т.3 стр.290.)
что
имеешь,-
Когда мы вводили водочную монополию, перед нами стояла альтернатива: либо пойти в кабалу к
капиталистам, сдав им целый ряд важнейших заводов и фабрик, и получить за это известные средства,
необходимые для того, чтобы обернуться; либо ввести водочную монополию для того, чтобы заполучить
необходимые оборотные средства для развития нашей индустрии своими собственными силами и
избежать, таким образом, иностранную кабалу.
Мы предпочли меньшее зло. Сейчас водка дает более 500 миллионов рублей дохода. Отказаться
сейчас от водки, значит отказаться от этого дохода, причем нет никаких оснований утверждать, что
алкоголизма будет меньше, так как крестьянин начнет производить свою собственную водку, отравляя
себя самогоном.
("Беседа с иностранными рабочими делегациями" т.10 стр.232.)
Нехорошо, если вождей
партии боятся, но не уважают. Вожди партии могут быть
действительными вождями лишь в том случае, если их не только боятся, но и уважают в партии, признают
их авторитет. Создать таких вождей трудно, это дело длительное и нелегкое, но абсолютно необходимое.
("Письмо т. Ме-рту" т.7 стр.45.)
Не может быть у рабочих веры в вождей там, где вожди прогнили в дипломатической игре,
где слово не подкрепляется делом, где вожди говорят одно, а делают другое.
("Речь в германской комиссии VI пленума ИККИ" т.8 стр.114.)
Поклонов в отношении вождей не будет. Мы за единство, мы против отсечения. Политика
отсечения противна нам. Партия хочет единства, и она добьется его. А чего требует единство? Того,
чтобы меньшинство подчинялось большинству. Без этого не бывает и не может быть никакого единства
партии.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.390.)
Дело в том, что у этих замечательных вождей имеется по несколько "принципов" в кармане, и
когда какой понадобится, тот они и извлекают.
("Коротко о партийных разногласиях" т.1 стр.126.)
Чрезмерное восхваление умерших товарищей вошло в обычай в наших партийных кругах.
Замалчивание слабых сторон и преувеличение положительных - характерная особенность нынешних
некрологов. Мы не хотим следовать этому обычаю.
("Памяти тов. Г. Телия" т.2 стр.14.)
Нельзя проводить две дисциплины: одну для рабочих, а другую - для вельмож. Дисциплина
должна быть одна.
("XIII конференция РКП(б)" т.6 стр.14.)
Очень скоро выяснилось, что чем мягче мы относимся к нашим врагам, тем больше сопротивления
эти враги оказывают.
("Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом" т.13 стр.108.)
Что нашим врагам нравится, то нам вредно!
("Современный момент и объединительный съезд рабочей партии" т.1 стр.266.)
Пора сказать решительно и бесповоротно, что с врагами нужно биться, а не соглашаться!
("Против соглашения с буржуазией" т.3 стр.266.)
Избирательная борьба - это живое дело, а узнать партии можно только на деле. Ясно, что чем
ожесточеннее велась борьба, тем отчетливее должна была выявиться и физиономия борющихся.
("Избирательная борьба в Петербурге и меньшевики" т.2 стр.14.)
Мы верим, что подкупить и обмануть весь народ не смогут "имущие и влиятельные лица" при
свободе предвыборной агитации.
("Временное революционное правительство и социал-демократия" т.1 стр.153.)
Таким образом, бойкотируемая и бессильная, с ничтожными правами, с одной стороны,
нереволюционная и соглашательская в своем большинстве, с другой,- вот что собой представляла
Дума. Бессильные и без того обычно становятся на путь соглашательства, а если к тому же у них и
устремления нереволюционные, то они тем скорее скатываются к соглашательству. То же самое должно
было случиться и с Государственной думой.
("Современный момент и объединительный съезд рабочей партии" т.1 стр.260.)
Дума- это ублюдочный парламент. Она только на словах будет обладать решающим голосом,
на деле же у нее будет лишь совещательный голос, ибо в качестве цензоров над нею будут стоять верхняя
палата и вооруженное до зубов правительство. В манифесте прямо говорится, что ни одно постановление
Думы не может быть проведено в жизнь, если его не одобрят верхняя палата и царь.
Дума не является народным парламентом, это парламент врагов народа, ибо выборы в Думу не
будут ни всеобщими, ни равными, ни прямыми, ни тайными.
("Государственная дума и тактика социал-демократии" т.1 стр.207.)
То есть нынешняя Дума не вышла из недр народа, что она является антинародной, и потому
не выражает воли народа.
("Современный момент и объединительный съезд рабочей партии" т.1 стр.264.)
Как мы можем смести Думу: участием в выборах или бойкотом выборов - в этом теперь вопрос.
Тактика же бойкота не сеет никаких ложных надежд на Думу, а прямо и недвусмысленно говорит, что
единственное спасение - в победоносном выступлении народа, что освобождение народа может
быть осуществлено только руками самого народа, и так как Дума является помехой этому, надо
теперь же приняться за ее устранение. Здесь народ рассчитывает только на самого себя и с самого же
начала занимает позицию, враждебную Думе как цитадели реакции, а это все выше будет подымать его
революционный
дух,
подготовляя
почву
для
всеобщего
победоносного выступления.
Революционная тактика должна быть ясной, четкой и определенной, а тактика бойкота как раз и обладает
этими качествами.
("Государственная дума и тактика социал-демократии" т.1 стр.208.)
Мы не будем заниматься разбором того, какая тактика была более правильна - бойкот или
участие в выборах. Заметим лишь следующее: Если сегодня Дума ничем, кроме разговоров, не
занимается, если она застряла между революцией и контрреволюцией,- это значит, что сторонники участия
в выборах ошибались, когда звали народ на выборы, возбуждая в нем ложные надежды.
("Современный момент и объединительный съезд рабочей партии" т.1 стр.260.)
Наша фракция должна выяснять с думской трибуны всему народу всю истину относительно
переживаемой революции. Она должна сказать народу во всеуслышание, что в России нет
возможности мирным путем добиться освобождения народа, что единственный путь к свободе - это
путь всенародной борьбы против царской власти.
("Наказ социал-демократическим депутатам" т.2 стр.79.)
Мы хотим иметь государственный аппарат, как средство обслуживания народных масс, а
некоторые люди этого госаппарата хотят превратить его в статью кормления. Вот почему аппарат в
целом фальшивит.
(XII съезд РКП(б), "Организационный отчет Центрального комитета РКП(б)" т.5 стр.207.)
Нельзя смешивать, а значит, и отождествлять наше государство с нашим правительством. Они
связаны между собой органически и зависят друг от друга, но это еще не значит, что их можно валить в
одну кучу.
("К вопросу о рабоче-крестьянском правительстве" т.9 стр.181.)
Необходимо ... сократить и упростить, удешевить и оздоровить наш государственный и
кооперативный аппарат. Раздутые штаты и беспримерная прожорливость наших управляющих органов
стали притчей во языцех. Рабочие и крестьяне не выдержат громоздкости и дороговизны нашего
государственного аппарата, нужно его сократить и удешевить во что бы то ни стало, всеми путями, всеми
средствами.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.133.)
Можно ли двигаться вперед, не борясь с бюрократизмом нашего партийного и советского
аппарата? Нельзя!
Можно ли организовать контроль масс, поднять инициативу и самодеятельность масс,
вовлечь миллионные массы в социалистическое строительство, не ведя решительной борьбы с
бюрократизмом наших организаций? Нельзя!
Можно ли подорвать, ослабить, развенчать бюрократизм без проведения в жизнь лозунга
самокритики? Нельзя!
("Письмо членам кружка по партстроительству при комакадемии" т.11стр.99.)
Опасность бюрократизма состоит ... в том, что он не терпит проверки исполнения и пытается
превратить основные указания руководящих организаций в пустую бумажку, оторванную от живой
жизни. Опасность представляют не только и не столько старые бюрократы, застрявшие в наших
учреждениях, но и - особенно - новые бюрократы, бюрократы советские, среди которых
"коммунисты"-бюрократы играют далеко не последнюю роль. Я имею в виду тех "коммунистов",
которые канцелярскими распоряжениями и "декретами", в силу которых они верят, как в фетиш,
стараются подменить творческую инициативу и самодеятельность миллионных масс рабочего класса и
крестьянства.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.328.)
Болтунам не место на оперативной работе.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.367-372.)
... демократия не есть нечто данное для всех времен и условий, ибо бывают моменты, когда нет
возможности и смысла проводить ее.
("XIII конференция РКП(б)" т.6 стр.7.)
Не бывает и не может быть при капитализме действительных "свобод" для эксплуатируемых,
хотя бы потому, что помещения, типографии, склады бумаги и т. д., необходимые для использования
"свобод", являются привилегией эксплуататоров. Не бывает и не может быть при капитализме
действительного участия эксплуатируемых масс в управлении страной, хотя бы потому, что при самых
демократических порядках в условиях капитализма правительства ставятся не народом, а Ротшильдами и
Стиннесами, Рокфеллерами и Морганами. Демократия при капитализме
есть
демократия
капиталистическая, демократия эксплуататорского меньшинства, покоящаяся на ограничении
прав эксплуатируемого большинства и направленная против этого большинства.
("Об основах ленинизма") т.6 стр.115.)
Для разрешения вопроса огромное значение имеет правильная постановка его. Всякий вопрос
должен ставиться диалектически, т.е. мы никогда не должны забывать, что все изменяется, все имеет свое
время и место, и, стало быть, и вопросы мы должны ставить в соответствии с конкретными условиями.
("К аграрному вопросу" т.1 стр.233.)
...диалектический метод говорит, что движение имеет двоякую форму: эволюционную и
революционную.
Движение эволюционно, когда прогрессивные элементы
стихийно продолжают свою
повседневную работу и вносят в старые порядки мелкие, количественные, изменения.
Движение революционно, когда те же элементы объединяются, проникаются единой идеей и
устремляются против вражеского лагеря, чтобы в корне уничтожить старые порядки и внести в
жизнь качественные изменения, установить новые порядки.
Эволюция подготавливает революцию и создает для нее почву, а революция завершает
эволюцию и содействует ее дальнейшей работе.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.300.)
...с точки зрения диалектического метода эволюция и революция, количественное и
качественное изменения, - это две необходимые формы одного и того же движения. Что же касается
форм движения, что касается того, что, согласно диалектике, мелкие, количественные, изменения в
конце концов приводят к большим, качественным, изменениям,- то этот закон в равной мере имеет силу и
в истории природы.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.309.)
То же самое можно сказать о восьмичасовом рабочем дне, который в одно и то же время и
"хорош", поскольку он усиливает пролетариат, и "плох", поскольку он укрепляет систему наемного
труда.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.306-307.)
правильное в одной исторической остановке
исторической обстановке.
("Еще раз к национальному вопросу" т.7 стр.223.)
может
оказаться неправильным в другой
Ясно, что диктатура бывает двоякого рода. Бывает диктатура меньшинства, диктатура небольшой
группы ..., направленная против народа. Во главе такой диктатуры стоит обычно камарилья,
принимающая тайные решения и затягивающая петлю на шее у большинства народа.
Есть диктатура и другого рода, диктатура пролетарского большинства, диктатура массы,
направленная против буржуазии, против меньшинства. Здесь во главе диктатуры стоит масса, здесь нет
места ни камарилье, ни тайным решениям, здесь все делается открыто, на улице, на митингах,- и это
потому, что это - диктатура улицы, массы, направленная против всяких угнетателей.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.371.)
Понятие диктатуры пролетариата есть понятие государственное. Диктатура пролетариата
обязательно включает в себя понятие насилия. Без насилия не бывает диктатуры, если диктатуру
понимать в точном смысле этого слова. ...насилием, конечно, не исчерпывается диктатура пролетариата,
хотя без насилия не бывает диктатуры.
("К вопросам ленинизма" т.8 стр.42.)
...женщины составляют половину населения нашей страны, они составляют громадную армию
труда, и они призваны воспитывать наших детей, наше будущее поколение, т. е. нашу будущность. Вот
почему мы не можем допустить, чтобы эта громадная армия трудящихся прозябала в темноте и
невежестве! Вот почему мы должны приветствовать растущую общественную активность трудящихся
женщин и их выдвижение на руководящие посты, как несомненный признак роста нашей культурности.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.339.)
Нам, представителям рабочих, нужно, чтобы народ был не только голосующим, но и
правящим. Властвуют не те, кто выбирают и голосуют, а те, кто правят.
("Заключительное слово по докладу о национальном вопросе" т.4 стр.37.)
У нас в России считают, что кто не трудится, тот не ест. Вы должны заявить, что кто не
трудится, тот не выбирает. Это основа советской автономии.
("Съезд народов Терской области" т.4 стр.405.)
Мы пришли к власти в стране, техника которой является страшно отсталой. Наряду с
немногочисленными крупными промышленными единицами, более или менее базирующимися на новой
технике, мы имеем сотни и тысячи фабрик и заводов, техника которых не выдерживает никакой критики
с точки зрения современных достижений. А между тем мы
имеем вокруг себя целый ряд
капиталистических стран, обладающих гораздо более развитой и современной промышленной техникой,
чем наша страна. Посмотрите на капиталистические страны, и вы увидите, что там техника не только
идет, но прямо бежит вперед, перегоняя старые формы промышленной техники. Невозможно отстоять
независимость нашей страны, не имея достаточной промышленной базы для обороны. Невозможно
создать такую промышленную базу, не обладая высшей техникой в промышленности.
("Об индустриализации страны и о правом уклоне в ВКП(б)" т.11 стр.247.)
Мы должны поставить дело так, чтобы помыслы и стремления хозяйственников были
направлены в эту именно сторону, в сторону превращения нашей страны из страны, ввозящей
оборудование, в страну, производящую это оборудование. Ибо в этом основная гарантия хозяйственной
самостоятельности нашей страны. Ибо в этом гарантия того, что наша страна не будет превращена в
придаток капиталистических стран.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.355.)
...мы должны строить наше хозяйство так, чтобы наша страна не превратилась в придаток
мировой капиталистической системы, чтобы она не была включена
в
общую систему
капиталистического развития как ее подсобное предприятие, чтобы наше хозяйство развивалось не как
подсобное предприятие мирового капитализма, а как самостоятельная экономическая единица,
опирающаяся, главным образом, на внутренний рынок, опирающаяся на смычку нашей индустрии с
крестьянским хозяйством нашей страны.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.298.)
Существует ряд каналов накопления, из которых следовало бы отметить, по крайней мере,
главные.
Во-первых. Необходимо, чтобы излишки накопления в стране не распылялись, а
собирались в наших кредитных учреждениях, кооперативных и государственных, а также в порядке
внутренних займов, на предмет их использования для нужд прежде всего промышленности. Понятно,
что вкладчики должны получать за это известный процент. Нельзя сказать, чтобы в этой области дело
обстояло у нас сколько-нибудь удовлетворительно. Но задача улучшения нашей кредитной сети,
задача поднятия авторитета кредитных учреждений в глазах населения, задача организации дела
внутренних займов несомненно стоит перед нами, как очередная задача, и мы ее должны разрешить во что
бы то ни стало.
Во-вторых. Необходимо тщательно закрывать все те дорожки и щели, по которым утекает
часть излишков накопления в стране в карманы частного капитала в ущерб социалистическому
накоплению. Для этого необходимо вести такую политику цен, которая бы не создавала провала между
ценами оптовыми и ценами розничными. Нужно принять все меры к снижению розничных цен на
продукты промышленности и на продукты сельского хозяйства для того, чтобы приостановить или, по
крайней мере, довести до минимума утечку излишков накопления в карманы частника. Это один из
важнейших вопросов нашей хозяйственной политики. Отсюда идет одна из серьезных опасностей как
для дела нашего накопления, так и для червонца.
В-третьих. Необходимо, чтобы внутри самой промышленности, в каждой ее отрасли
откладывались известные запасы на предмет амортизации предприятий, на предмет их расширения, на
предмет их дальнейшего развития. Это дело необходимое, абсолютно нужное, его надо двинуть вперед
во что бы то ни стало.
В-четвертых. Нужно, чтобы в руках государства скапливались известные резервы,
необходимые для страховки страны от всякого рода случайностей (недород), для питания
промышленности, для поддержания сельского хозяйства, для развития культуры и т. д. Жить и работать
теперь без резервов нельзя. Даже крестьянин с его маленьким хозяйством не может теперь обходиться
без известных запасов. Тем более не может обойтись без резервов государство великой страны.
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.126.)
Нам нужны такие специалисты, все равно, являются ли они коммунистами или не
коммунистами, которые были бы сильны не только теоретически, но и по своему практическому опыту,
по своим связям с производством.
("О работах Апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК" т.11 стр.59.)
Разница между прежними и новыми деятелями в России заключается, между прочим, в том, что
старые деятели рассматривали отсталость страны, как положительную черту ее, видя в ней
"национальную особенность", "национальную гордость", тогда как новые люди, советские люди,
борются с ней, с этой отсталостью, как со злом, которое нужно искоренять. В этом - залог нашего
успеха.
("Господин Кэмпбелл привирает" т.13 стр.149.)
Итак, ликвидировать
текучесть рабочей
силы,
уничтожить
уравниловку, правильно
организовать зарплату, улучшить бытовые условия рабочих - такова задача.
("Новая обстановка - новые задачи хозяйственного строительства" т.13 стр.58-59.)
...наиболее узким местом в развитии нашего народного хозяйства является чрезмерная отсталость
сельского хозяйства вообще, зернового хозяйства в особенности.
("Об индустриализации страны и о правом уклоне в ВКП(б)" т.11 стр.257.)
Я уже не говорю о тех, с позволения сказать, "революционерах", которые дело организации
артели начинают со снятия с церквей колоколов. Снять колокола,- подумаешь какая революционность!
("Головокружение от успехов" т.12 стр.198.)
Мы, большевики, привыкли ворочать большими делами и часто, совершая крупнейшие дела, не
замечаем этого.
("XIII съезд РКП(б)") т.6 стр.210.)
Мы, большевики, в чудеса не верим.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.250.)
...без помощи со стороны мы унывать не станем, караул кричать не будем, своей работы не
бросим и трудностей не убоимся. Кто устал, кого пугают трудности, кто теряет голову,- пусть даст
дорогу тем, кто сохранил мужество и твердость. Мы не из тех, кого пугают трудности. На то и
большевики мы, на то и получили мы ленинскую закалку, чтобы не избегать, а идти навстречу
трудностям и преодолевать их.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.349.)
Состоит ... недостаток в желании ряда наших товарищей плыть по течению, плавно и спокойно,
без перспектив, без заглядывания в будущее, так, чтобы кругом чувствовалось праздничное и
торжественное настроение, чтобы каждый день были у нас торжественные заседания, да чтобы везде были
аплодисменты, и чтобы каждый из нас попадал по очереди в почетные члены всяких президиумов.
Вот это безудержное желание видеть везде праздничное настроение, эта тяга к декорациям, ко
всяким юбилеям, нужным и ненужным, это желание плыть, покуда плывется, не оглядываясь, куда же
это нас несет,- все это и составляет существо третьего недостатка нашей партийной практики, основу
наших недочетов в нашем партийном быту.
("XV съезд ВКП(б)" т.10 стр.332.)
Коммунисты, оказывается, больше всего заняты собой: как у них идет внутренняя жизнь,
сколько лекций прочтено, какая пропаганда ведется, и пр. Коммунисты, оказывается, все больше глядят
на себя и забывают, что они окружены океаном беспартийных, без поддержки которых вся работа
ячеек рискует превратиться в пустую пачкотню.
Нельзя глядеть только на себя. Надо глядеть прежде всего на миллионы беспартийных крестьян,
изучать их нужды и пожелания, считаться с их запросами и настроениями.
("Об очередных задачах партии в деревне") т.6 стр.303.)
Да, товарищи, надо уметь смотреть прямо в глаза действительности, как бы она ни была
неприятна. Не дай бог, если мы заразимся болезнью боязни правды. Большевики тем, между прочим, и
отличаются от всякой другой партии, что они не боятся правды, не боятся взглянуть правде в глаза, как
бы она ни была горька.
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.9.)
Не следует забывать, что партийные не падают с неба. Следует помнить, что все партийные сами
был когда-то беспартийными. Сегодня он беспартийный, а завтра станет партийным. Чем же,
собственно, тут кичиться?
("Речь на первом съезде колхозников-ударников" т.13 стр.250.)
...нельзя вопросы личной дружбы ставить на одну доску с вопросами политики, ибо, как
говорится, дружба дружбой, а служба службой. Мы все служим рабочему классу, и если интересы
личной дружбы расходятся с интересами революции, то личная дружба должна быть отложена на
второй план. Иначе мы не можем ставить вопрос, как большевики.
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.2.)
Вспомните положение дел в капиталистических странах 2 1/2 года тому назад. Рост
промышленного производства и торговли почти во всех странах капитализма. Рост производства сырья
и продовольствия почти во всех аграрных странах. Ореол вокруг САСШ, как страны самого
полнокровного капитализма. Победные песни о "процветании". Низкопоклонство перед долларом.
Славословия в честь новой техники, в честь капиталистической рационализации. Объявление эры
"оздоровления" капитализма и несокрушимой прочности капиталистической стабилизации. "Всеобщий"
шум и гам насчет "неминуемой гибели" Страны Советов, насчет "неминуемого краха" СССР.
Так обстояло дело вчера. А какова картина теперь?
Теперь - экономический кризис почти во всех промышленных странах капитализма. Теперь сельскохозяйственный кризис во всех аграрных странах. Вместо "процветания" - нищета масс и
колоссальный рост безработицы. Вместо подъема сельского хозяйства - разорение миллионных масс
крестьянства. Рушатся иллюзии насчет всемогущества капитализма вообще, всемогущества
североамериканского капитализма в особенности. Все слабее становятся победные песни в честь
доллара и капиталистической рационализации. Все сильнее становятся пессимистические завывания
насчет "ошибок" капитализма. А "всеобщий" шум о "неминуемой гибели" СССР сменяется "всеобщим"
злобным шипением насчет необходимости наказать "эту страну", которая смеет развивать свою
экономику, когда кругом царит кризис.
Такова картина теперь. Вышло именно так, как говорили большевики года два - три тому назад.
Большевики говорили, что рост техники в капиталистических странах, рост производительных
сил и капиталистической рационализации, при ограниченных пределах жизненного уровня миллионных
масс рабочих и крестьян, должны неминуемо привести к жестокому экономическому кризису.
Буржуазная пресса посмеивалась над "оригинальным пророчеством" большевиков. Правые уклонисты
отмежевывались от большевистского прогноза, подменяя марксистский анализ либеральной болтовней
об "организованном капитализме". А что вышло на деле? Вышло так, как говорили большевики.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.235.)
Основа экономических кризисов перепроизводства, их причина лежит в самой системе
капиталистического
хозяйства.
Основа кризиса
лежит в противоречии между общественным
характером производства и капиталистической формой присвоения результатов производства.
Выражением этого основного противоречия капитализма является противоречие между колоссальным
ростом производственных возможностей капитализма, рассчитанным на получение максимума
капиталистической прибыли, и относительным сокращением платежеспособного спроса со стороны
миллионных масс трудящихся, жизненный уровень которых капиталисты все время стараются держать в
пределах крайнего минимума. Чтобы выиграть в конкуренции и выжать побольше прибыли,
капиталисты вынуждены развивать технику, проводить рационализацию, усилить эксплуатацию
рабочих и поднять производственные возможности своих предприятий до крайних пределов. Чтобы
не отстать друг от друга, все капиталисты вынуждены так или иначе стать на этот путь бешеного
развития производственных возможностей. Но рынок внутренний и рынок внешний, покупательная
способность миллионных масс рабочих и крестьян, являющихся в последнем счете основными
покупателями, остаются на низком уровне. Отсюда кризисы перепроизводства. Отсюда известные
результаты, повторяющиеся более или менее периодически, в силу которых товары остаются
непроданными, производство сокращается, растет безработица, снижается заработная плата и, тем самым,
еще больше обостряется противоречие между уровнем производства и уровнем платежеспособного
спроса. Кризис перепроизводства есть проявление этого противоречия в бурных и разрушительных
формах.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.243.)
В новый Устав КПСС, принятый на XIX съезде, лично И.В. Сталиным вписаны пункты, которые
могут считаться политическим завещанием И.В. Сталина (в период десталинизации они будут вычеркнуты
из Устава партии): «1. В партии не должно быть двух дисциплин – одна для руководителей, другая – для
рядовых.
2. Неправдивость коммуниста перед партией и обман партии являются тягчайшим злом и
несовместимы с пребыванием в рядах партии.
3. Не допускается подбор кадров по признакам родства и кумовства, землячества, личной
преданности. Нарушение этих норм: подбор работников по признакам приятельских отношений, личной
преданности, землячества и родства – несовместимы с пребыванием в рядах партии».
Письмо Сталина Шатуновскому в августе 1930 г. В нем он пишет: “Вы говорите о Вашей
“преданности” мне. Может быть, это случайно сорвавшаяся фраза. Может быть... Но если это не случайная
фраза, я бы советовал Вам отбросить принцип “преданности” лицам. Это не по-большевистски имейте
преданность рабочему классу, его партии, его государству. Этот нужно и хорошо. Но не смешивайте ее с
преданностью лицам, с этой пустой и ненужной интеллигентской побрякушкой”.
Нынешний кризис нельзя рассматривать, как простое повторение старых кризисов. Он
происходит и развертывается в некоторых новых условиях, которые необходимо выявить, чтобы получить
полную картину кризиса. Он осложняется и углубляется целым рядом особых обстоятельств, без
уяснения которых невозможно составить себе ясное представление о нынешнем экономическом
кризисе.
Они, эти особые обстоятельства, сводятся к следующим характерным фактам:
1. Кризис сильнее всего поразил главную страну капитализма, его цитадель, САСШ,
сосредоточивающие в своих руках не менее половины всего производства и потребления всех стран
мира. Понятно, что это обстоятельство не может не вести к колоссальному расширению сферы
влияния кризиса, к обострению кризиса и накоплению сверхсметных трудностей для мирового
капитализма.
2. В ходе развертывания экономического кризиса промышленный кризис главных
капиталистических стран не просто совпал, а переплелся с сельскохозяйственным кризисом в
аграрных странах, усугубив трудности и предопределив неизбежность общего упадка хозяйственной
активности. Нечего и говорить, что промышленный кризис будет усиливать сельскохозяйственный, а
сельскохозяйственный - затягивать промышленный, что не может не привести к углублению
экономического кризиса в целом.
3. Нынешний капитализм, в отличие от старого капитализма, является капитализмом
монополистическим, а это предопределяет неизбежность борьбы капиталистических объединений за
сохранение высоких, монопольных цен на товары, несмотря на перепроизводство. Понятно, что это
обстоятельство, делая кризис особенно мучительным и разорительным для народных масс, являющихся
основными потребителями товаров, не может не повести к затягиванию кризиса, не может не затормозить
его рассасывание.
4. Нынешний экономический кризис развертывается на базе общего кризиса капитализма,
возникшего еще
в период империалистической войны, подтачивающего устои капитализма и
облегчившего наступление экономического кризиса.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.245.)
Не может быть никакого сомнения, что в связи с развивающимся кризисом борьба за рынки
сбыта, за сырье, за вывоз капитала будет усиливаться с каждым месяцем, с каждым днем.
Средства борьбы: таможенная политика, дешевый товар, дешевый кредит, перегруппировка сил
и новые военно-политические союзы, рост вооружений и подготовка к новым империалистическим
войнам, наконец - война.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.248.)
Борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся,- вот основа нашего
развития. Не отмечая и не выявляя открыто и честно, как это подобает большевикам, недочеты и
ошибки в нашей работе, мы закрываем себе дорогу вперед. Ну, а мы хотим двигаться вперед. И именно
потому, что мы хотим двигаться вперед, мы должны поставить одной из своих важнейших задач
честную и революционную самокритику. Без этого нет движения вперед. Без этого нет развития. Но
именно по этой линии у нас все еще хромает дело. Более того, достаточно некоторых успехов, чтобы
забыли о недостатках, успокоились и зазнались. Два - три больших успеха,- и уже море по колено. Еще
два - три больших успеха,- и уже зазнались: "шапками закидаем"! Но ошибки остаются, недочеты
живут, болячки загоняются вовнутрь нашего партийного организма, и партия начинает болеть.
("XV съезд ВКП(б)" т.10 стр.331.)
Одно из двух: либо мы откажемся от чиновничьего благополучия и чиновничьего подхода к
делу, не будем бояться критики и дадим себя критиковать беспартийным рабочим и крестьянам,
которые ведь испытывают на своей собственной спине результаты наших ошибок; либо мы этого не
сделаем, недовольство будет накапливаться, нарастать, и тогда пойдет критика путем восстаний.
("К вопросу о пролетариате и крестьянстве" т.7 стр.31.)
..есть еще одно обстоятельство, толкающее нас к самокритике. Я имею в виду вопрос о массах и
вождях. За последнее время у нас стали создаваться некоторые своеобразные отношения между вождями
и массами. С одной стороны, у нас выделилась, исторически создалась группа руководителей,
авторитет которых поднимается все выше и выше и которая становится почти что недосягаемой для
масс. С другой стороны, массы рабочего класса прежде всего, массы трудящихся вообще поднимаются
вверх чрезвычайно медленно, они начинают смотреть на вождей снизу вверх, зажмурив глаза, и нередко
боятся критиковать своих вождей.
Конечно, тот факт, что у нас создалась группа руководителей, поднявшихся слишком
высоко и имеющих большой авторитет,- этот факт является сам по себе большим достижением нашей
партии. Ясно, что без наличия такой авторитетной группы руководителей руководить большой страной
немыслимо. Но тот факт, что вожди, идя вверх, отдаляются от масс, а массы начинают смотреть на
них снизу вверх, не решаясь их критиковать,- этот факт не может не создавать известной опасности
отрыва вождей от масс и отдаления масс от вождей.
Опасность эта может привести к тому, что вожди могут зазнаться и признать себя
непогрешимыми. А что может быть хорошего в том, что руководящие верхи зазнаются и начнут
смотреть на массы сверху вниз? Ясно, что ничего, кроме гибели для партии, не может выйти из этого. Ну,
а мы хотим двигаться вперед и улучшать свою работу, а не губить партию. И именно для того, чтобы
двигаться вперед и улучшать отношения между массами и вождями, надо держать все время открытым
клапан самокритики, надо дать советским людям возможность "крыть" своих вождей, критиковать их
за ошибки, чтобы вожди не зазнавались, а массы не отдалялись от вождей.
("О работах Апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК" т.11 стр.31.)
Конечно, критика нужна и обязательна, но при одном условии: если она не бесплодна.
("Письмо тов. Шатуновскому" т.13 стр.17.)
...боязнь самокритики или критики со стороны беспартийных является теперь самой опасной
болезнью. Ибо одно из двух: либо мы сами будем критиковать себя и дадим беспартийным
раскритиковать нашу работу,- и тогда, можно будет надеяться, что наша работа в деревне двинется
вперед; либо мы такой критики не допустим,- и тогда нас будут критиковать события, вроде восстаний
в Кронштадте, в Тамбове, в Грузии. Я думаю, что критика первого рода предпочтительнее критики
второго рода. Вот почему не следует нам бояться критики ни со стороны партийных, ни, тем более,
со стороны беспартийных.
("О задачах партии в деревне") т.6 стр.319.)
Только партии, уходящие в прошлое и обреченные на гибель, могут бояться света и критики. Мы
не боимся ни того, ни другого, не боимся потому, что мы - партия восходящая, идущая к победе. Вот
почему самокритика, ведущаяся уже несколько месяцев, является признаком величайшей силы, а не
слабости нашей партии, средством ее укрепления, а не разложения.
("К итогам работ XIV конференции РКП(б)" т.7 стр.122.
Самокритика есть признак силы, а не слабости нашей партии. Только сильная партия,
имеющая корни в жизни и идущая к победе, может позволить себе ту беспощадную критику своих
собственных недостатков, которую она допустила и будет всегда допускать на глазах перед всем
народом. Партия, скрывающая правду от народа, партия, боящаяся света и критики, есть не партия, а
клика обманщиков, обреченных на гибель.
("К итогам работ XIV конференции РКП(б)" т.7 стр.121.)
Господа буржуа мерят нас на свой аршин. Они боятся света и старательно прячут правду от
народа, прикрывая свои недочеты парадной вывеской благополучия. И вот, они думают, что и мы,
коммунисты, должны прятать правду от народа. Они боятся света, потому что стоит им допустить
сколько-нибудь серьезную самокритику, сколько-нибудь свободную критику своих собственных
недочетов, чтобы не осталось камня на камне от буржуазного строя.
("К итогам работ XIV конференции РКП(б)" т.7 стр.122.)
Ты хочешь сделать передовой свою страну в смысле поднятия ее государственности,подымай грамотность населения, подымай культуру своей страны,- остальное приложится.
(IV совещание ЦК РКП(б) с ответственными работниками национальных республик и
областей" т.5 стр.329.)
Я думаю, что нам пора отрешиться от этой барской привычки выдвигать и без того выдвинутых
литературных "вельмож", от "величия" которых стоном стонут наши молодые, никому не известные и
всеми забытые литературные силы.
У нас имеются сотни и тысячи молодых способных людей, которые всеми силами стараются
пробиться снизу вверх, для того, чтобы внести свою лепту в общую сокровищницу нашего
строительства. Но их попытки часто остаются тщетными, так как их сплошь и рядом заглушают
самомнение литературных "имен", бюрократизм и бездушие некоторых наших организаций, наконец,
зависть (которая еще не перешла в соревнование) сверстников и сверстниц. Одна из наших задач
состоит в том, чтобы пробить эту глухую стену и дать выход молодым силам, имя которым легион. Мое
предисловие к незначительной брошюре неизвестного в литературном мире автора является попыткой
сделать шаг в сторону разрешения этой задачи. Я и впредь буду давать предисловия только к простым и
не кричащим брошюрам простых и неизвестных авторов из молодых сил. Возможно, что кой-кому из
чинопочитателей не понравится подобная манера. Но какое мне до этого дело? Я вообще не любитель
чинопочитателей...
("Тов. Феликсу Кон" т.12 стр.114.)
"Меньшинство" жалуется на то, что мы их называем оппортунистами (беспринципными). Но
как иначе назвать это, как не оппортунизмом, если они отрекаются от своих же слов, если они мечутся из
стороны в сторону, если они вечно шатаются и колеблются? Возможно ли, чтобы настоящий социалдемократ то и дело менял свои убеждения? Ведь так часто не меняют и носовых платков.
Каутский говорит, что "пролетарию легче проникнуться партийными принципами, он склонен к
принципиальной политике, независимой от настроений минуты, от личных или местных интересов".
А "меньшинство"? Склонно ли и оно к такой политике, которая не зависит от минутных
настроений и прочего? Напротив: оно постоянно колеблется, оно вечно шатается, оно ненавидит твердую
принципиальную политику, оно предпочитает беспринципность, оно следует настроениям минуты. Факты
нам уже известны.
Каутский говорит, что пролетарий любит партийную дисциплину: "Пролетарий - ничто, пока он
остается изолированным индивидуумом. Всю свою силу, всю свою способность к прогрессу, все свои
надежды и чаяния черпает он из организации..." Именно поэтому его не увлекают ни личная выгода, ни
личная слава, он "исполняет свой долг на всяком посту, куда его поставят, добровольно подчиняясь
дисциплине, проникающей все его чувство, все его мышление".
А "меньшинство"? Так же ли проникнуто оно дисциплиною? Напротив, оно презирает партийную
дисциплину и высмеивает ее. Первый пример нарушения партийной дисциплины подали вожди
"меньшинства". Вспомните Аксельрода, Засулич, Старовера, Мартова и других, которые не подчинились
решению второго съезда.
("Коротко о партийных разногласиях" т.1 стр.127.)
Политика оппортунизма в том именно и состоит, чтобы замазать разногласия, затушевать
действительное положение
внутри
партии, замаскировать свою собственную позицию и лишить
партию возможности добиться полной ясности.
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.8.)
Оппортунизм - ...это беспринципность, политическая бесхарактерность...
("Пресса" т.2 стр.128.)
Политическая бесхарактерность оппортунистов не с неба падает. Она вытекает из
неудержимого стремления приспособляться ко вкусам буржуазии, понравиться "господам", вырвать у
них похвалу. Такова психологическая основа оппортунистической тактики приспособления.
("Пресса" т.2 стр.130.)
Выходило, что партии надо характеризовать не по тому, что они делают вне Думы, а по тому,
что они говорят в Думе. Дальше этого оппортунизму некуда идти...
("Лондонский съезд РСДРП" т.2 стр.59.)
...методами принуждения, вообще говоря, немыслимо развивать ни сознательность масс, ни
их доверие к Советской власти.
("Наши разногласия" т.5 стр.14.)
...убеждать массы
нельзя одной лишь пропагандой и агитацией. Для этого необходим
собственный политический опыт самих масс. Для этого необходимо, чтобы широкие массы сами
испытали, на своей собственной спине, неизбежность, скажем,
свержения
данного
строя,
неизбежность установления новых политических и социальных порядков.
("Заметки на современные темы" т.9 стр.349.)
Мы не можем двигаться вперед, не зная, куда нужно двигаться, не зная цели движения. Мы не
можем строить без перспектив, без уверенности, что, начав строить социалистическое хозяйство, можем
его построить. Без ясных перспектив, без ясных целей партия не может руководить строительством. Без
ясных перспектив нашего строительства, без уверенности построить социализм рабочие массы не
могут сознательно участвовать в этом строительстве, они не могут сознательно руководить
крестьянством. Кому охота строить, зная, что не построишь?
("О социал-демократическом уклоне в нашей партии" т.8 стр.279.)
Не отрыв от масс, а теснейшая связь с ними; не ставить себя над массами, а идти впереди
масс, ведя их за собой; не отчуждаться от масс, а слиться с ними и завоевать себе доверие, поддержку
масс,- таковы новые пути хозяйствования нового командного состава. Вне этих путей немыслимо
никакое социалистическое строительство.
("К Всесоюзной конференции пролетарского студенчества" т.7 стр.87.)
Уличная демонстрация интересна тем, что она быстро вовлекает в движение большую массу
населения, сразу знакомит ее с нашими требованиями и создает ту благоприятную широкую почву, на
которой мы смело можем сеять семена социалистических идей и политической свободы. Уличная
демонстрация создает уличную агитацию, влиянию которой не может не поддаться отсталая и робкая
часть общества. Достаточно человеку выйти во время демонстрации на улицу, чтобы увидеть
мужественных борцов, понять, ради чего они борются, услышать свободную речь, зовущую всех на
борьбу, боевую песнь, изобличающую существующий строй, вскрывающую наши общественные язвы.
Потому-то власть больше всего боится уличной демонстрации. Вот почему она грозит сурово наказать
не только демонстрантов, но и "любопытствующих". В этом любопытстве народа скрывается главная
опасность для власти: сегодняшний "любопытствующий" завтра как демонстрант соберет вокруг
себя новые группы "любопытствующих". А такие "любопытствующие" сегодня в каждом крупном городе
насчитываются десятками тысяч. Российский житель теперь уже больше не прячется, как прежде,
заслышав о том, что где-то происходят беспорядки ("чего доброго, как бы и меня не привлекли, лучше
уж убраться",- говорил он раньше),- сегодня он стремится к месту беспорядков и любопытствует.
"Любопытствующие" видят, что демонстранты собрались на улице для того, чтобы высказать
свои желания и требования, власть же им отвечает избиением и зверским подавлением. Поэтому пусть
уличные демонстрации не дают нам прямых результатов, пусть сила демонстрантов сегодня еще очень
слаба для того, чтобы этой силой вынудить власть немедленно же пойти на уступки народным
требованиям,- жертвы, приносимые нами сегодня в уличных демонстрациях, сторицей будут
возмещены нам. Каждый павший в борьбе или вырванный из нашего лагеря борец подымает сотни новых
борцов. Мы пока еще не раз будем биты на улице, еще не раз выйдет правительство победителем из
уличных боев. Но это будет "пиррова победа". Еще несколько таких побед - и поражение абсолютизма
неминуемо. Сегодняшней победой он готовит себе поражение.
("Российская социал-демократическая партия и ее ближайшие задачи" т.1 стр.26)
Для того, чтобы демократизовать городское хозяйство, обеспечить население продовольствием
и жилищем, освободить бедноту от городских налогов и переложить все налоговое бремя на имущих,- для
этого необходимо порвать с политикой соглашения, наложив руку на барыши капиталистов и
домовладельцев.
("Муниципальная кампания" т.3 стр.75.)
Молодежь - наша будущность, наша надежда, товарищи. Молодежь должна сменить нас,
стариков. Она должна донести наше знамя до победного конца. Молодежь призвана вести вперед
отстающих и колеблющихся. Правда, у нее не хватает знаний. Но знания - дело наживное. Сегодня их
нет, завтра они будут. Поэтому задача состоит в том, чтобы учиться и еще раз учиться ленинизму.
Болтайте поменьше, работайте побольше - и дело у вас выйдет наверняка.
("Речь на первом съезде колхозников-ударников" т.13 стр.252.)
Значение молодежи состоит в том, что она представляет благодарнейшую почву для построения
будущего, что она есть и она носит в себе будущность нашей страны.
("Об итогах XIII съезда РКП(б)") т.6 стр.252.)
Безусловно, ребенок не может развивать свои способности при режиме замкнутости и узкой
регламентации, без необходимой свободы и поощрения инициативы. Что касается молодежи, ей
открыты все дороги и она может у нас свободно совершенствоваться. У нас не бьют ребенка, очень
редко его наказывают, дают ему возможность самому выбирать то, что ему нравится, дают ему
возможность встать на тот путь, который он сам выбирает. Я думаю, что нигде нет такой заботы о
ребенке, о его воспитании и развитии, как у нас, в Советском Союзе.
("Беседа с полк. Робинсоном" т.13 стр.269.)
Нация суверенна, и все нации равноправны.
("Марксизм и национальный вопрос" т.2 стр.310.)
Нация имеет право свободно определить свою судьбу. Она имеет право устроиться так, как ей
угодно, не попирая, конечно, прав других наций. Это бесспорно.
("Марксизм и национальный вопрос" т.2 стр.312.)
...только сама нация имеет право определить свою судьбу, никто не имеет права насильственно
вмешиваться в жизнь нации, разрушать ее школы и прочие учреждения, ломать ее нравы и обычаи,
стеснять ее язык, урезывать права.
("Марксизм и национальный вопрос" т.2 стр.310.)
Наконец, остается вопрос о национальных меньшинствах. Их права должны быть ограждены
специально. Поэтому партия требует полного равноправия по школьным, религиозным и др. вопросам,
отмены всяких ограничений для нацменьшинств.
("VII (Апрельская) конференция РСДРП(б)" т.3 стр.54.)
Основной вопрос для молодой буржуазии - рынок. Сбыть свои товары и выйти победителем в
конкуренции с буржуазией иной национальности - такова ее цель. Отсюда ее желание - обеспечить себе
"свой", "родной" рынок. Рынок - первая школа, где буржуазия учится национализму.
("Марксизм и национальный вопрос" т.2 стр.305.)
Признавая за угнетенными народностями право на отделение, право решать свою политическую
судьбу, мы не решаем тем самым вопроса о том, должны ли в данный момент отделиться какие-то нации
от Российского государства. Я могу признать за нацией право отделиться, но это еще не значит, что я ее
обязал это сделать. Народ имеет право отделиться, но он, в зависимости от условий, может и не
воспользоваться этим правом.
("VII (Апрельская) конференция РСДРП(б)" т.3 стр.52.)
Так называемая независимость так называемых независимых Грузии, Армении, Польши,
Финляндии, и т.д. есть лишь обманчивая видимость, прикрывающая полную зависимость этих, с
позволения сказать, государств от той или иной группы империалистов.
("Политика Советской власти по национальному вопросу в России" т.4 стр.353.)
Итак, наша точка зрения на национальный вопрос сводится к следующим положениям:
а) признание за народами права на отделение;
б) для народов, остающихся в пределах данного государства,- областная автономия;
в) для национальных меньшинств - особые законы, гарантирующие им свободное развитие;
г) для пролетариев всех национальностей данного государства - единый нераздельный
пролетарский коллектив, единая партия.
("VII (Апрельская) конференция РСДРП(б)" т.3 стр.55.)
Не ясно ли, что федерализм в России не решает и не может решить национального вопроса,
что он только запутывает и усложняет его донкихотскими потугами повернуть назад колесо
истории? Нет, предложение проделать в России опыт Америки 1776 года - положительно
непригодно. Половинчато-переходная форма - федерация - не может удовлетворить интересов демократии.
Решение национального вопроса должно быть настолько же жизненным, насколько радикальным и
окончательным.
("Против федерализма" т.3 стр.28.)
...поднявшаяся сверху волна воинствующего национализма, целый ряд репрессий со стороны
"власть
имущих",
мстящих
окраинам
за
их "свободолюбие",- вызвали ответную волну
национализма снизу, переходящего порой в грубый шовинизм. Усиление сионизма среди евреев,
растущий шовинизм в Польше, панисламизм среди татар, усиление национализма среди армян, грузин,
украинцев, общий уклон обывателя в сторону антисемитизма,- все это факты общеизвестные.
("Марксизм и национальный вопрос" т.2 стр.291.)
Корень всех конфликтов лежит в вопросе о власти. И если буржуазные круги тех или иных
областей старались придать национальную окраску этим конфликтам, то только потому, что им это было
выгодно.
("Доклад по национальному вопросу" т.4 стр.31.)
Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов,
свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является
наиболее опасным пережитком каннибализма.
("Об антисемитизме" т.13 стр.28.)
Храбрость и удаль нужны теперь так же, как и раньше. Но на одной лишь храбрости и удали
далеко не уедешь. Чтобы побить теперь врага, надо уметь строить промышленность, сельское хозяйство,
транспорт, торговлю, надо отказаться от барского и высокомерного отношения к торговле.
Чтобы строить, надо знать, надо овладеть наукой. А чтобы знать, надо учиться. Учиться
упорно, терпеливо. Учиться у всех - и у врагов и у друзей, особенно у врагов. Учиться, стиснув зубы, не
боясь, что враги будут смеяться над нами, над нашим невежеством, над нашей отсталостью.
("Речь на VIII съезде ВЛКСМ" т.11 стр.76.)
Спрашивают часто, почему у нас нет единоначалия? Его нет и не будет, пока мы не овладеем
техникой. Пока среди нас, среди большевиков, не будет достаточного количества людей, хорошо
знакомых с вопросами техники, экономики, финансов, у нас не будет действительного единоначалия.
Пишите сколько угодно резолюций, клянитесь какими угодно словами, но если не овладеете техникой,
экономикой, финансами завода, фабрики, шахты - толку не будет, единоначалия не будет.
("О задачах хозяйственников" т.13 стр.37.)
...следует отметить еще один факт, но уже отрицательного характера. Я имею в виду то
недопустимое явление, что педагогические и медицинские факультеты все еще находятся у нас в
загоне. Это большой недостаток, граничащий с нарушением интересов государства. С этим
недостатком надо обязательно покончить. И чем скорее будет сделано это, тем лучше.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.339.)
...Российская федерация представляет союз не отдельных самостоятельных городов (как это
думают карикатуристы из буржуазной прессы) или вообще областей (как это полагают некоторые
наши товарищи), а союз определенных исторически выделившихся территорий, отличающихся особым
бытом, так и национальным составом.
("Организация Российской Федеративной республики" т.4 стр.68.)
Очевидно, субъектами федерации должны быть и могут быть не всякие участки и единицы и
не всякая географическая территория, а лишь определенные области, естественно сочетающие в себе
особенности быта, своеобразие национального состава и некоторую минимальную целостность
экономической территории.
("Организация Российской Федеративной республики" т.4 стр.69.)
Автономия - не предполагает независимости.
("Съезд народов Дагестана" т.4 стр.396.)
...только на почве взаимного доверия может возникнуть взаимное понимание, ... только на
почве взаимного понимания можно построить прочный, нерушимый союз народов.
("Политика правительства по национальному вопросу" т.4 стр.227.)
Крым должен быть возвращен России во что бы то ни стало, ибо, в противном случае,
Украина и Кавказ всегда будут угрожаемы со стороны врагов Советской России.
("Ко всем партийным организациям" т.4 стр.345.)
Никто не отрицает, что существует зависимость нашего народного хозяйства от мирового
капиталистического хозяйства. Этого никто не отрицал и не отрицает, так же как никто не отрицает того,
что существует зависимость каждой страны и каждого народного хозяйства, не исключая и
американского народного хозяйства, от международного капиталистического хозяйства. Но
зависимость эта обоюдная. Не только наше хозяйство зависит от капиталистических стран, но и
капиталистические страны зависят от нашего хозяйства, от нашей нефти, от нашего хлеба, от нашего
леса, наконец, от нашего необъятного рынка. Мы получаем кредиты, скажем, от "Стандарт Ойл".
Получаем кредиты от германских капиталистов. Но получаем их не ради наших прекрасных глаз, а
потому, что капиталистические страны нуждаются в нашей нефти, в нашем хлебе, в нашем рынке для
сбыта оборудования. Нельзя забывать того, что наша страна представляет одну шестую часть света,
представляет громадный рынок для сбыта, и капиталистические страны не могут обойтись без тех или
иных связей с нашим рынком. Все это есть зависимость капиталистических стран от нашего
хозяйства. Зависимость тут обоюдная.
("VII расширенный пленум ИККИ" т.9 стр.131.)
Допустимы ли вообще временные соглашения с реакционными профсоюзами, соглашения по
линии профсоюзной или соглашения по линии политической? Не только допустимы, а иногда прямо
обязательны. Что профсоюзы на Западе являются в большинстве случаев реакционными, это известно
всякому. Но дело вовсе не в этом. Дело в том, что эти союзы являются массовыми союзами. Дело в том,
что через эти профсоюзы можно получить доступ к массам. Вопрос в том, чтобы такие соглашения не
стесняли, не ограничивали свободу революционной агитации и пропаганды коммунистов, чтобы
такие соглашения облегчали разложение реформистов и революционизирование рабочих масс, идущих
пока что за реакционными лидерами. При этих условиях временные соглашения с массовыми
реакционными профсоюзами не только допустимы, а иногда прямо обязательны.
("Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б)" т.10 стр.38.)
Итак, по Ленину выходит, что политические соглашения, политические блоки коммунистов с
реакционными лидерами рабочего класса вполне возможны и допустимы.
Но для чего, собственно, нужны нам такие соглашения? Для того, чтобы получить доступ к
рабочим массам, для того, чтобы просвещать эти массы насчет реакционности их политических и
профсоюзных лидеров, для того, чтобы отрывать от реакционных лидеров левеющие и
революционизирующиеся части рабочего класса, для того, стало быть, чтобы повышать боеспособность
рабочего класса в целом.
Поэтому такие блоки могут заключаться лишь при двух основных условиях: при обеспечении
свободы нашей критики в отношении реформистских вождей и при обеспечении условий, необходимых
для отрыва масс от реакционных лидеров.
Вот условия блока, без которых никакие блоки, никакие соглашения с реакционными вождями
профсоюзов недопустимы.
("Об англо-русском комитете единства" т.8 стр.186-188.)
Партия есть единство воли, исключающее всякую фракционность и разбивку власти в партии.
("Об основах ленинизма") т.6 стр.183.)
Партия не есть только союз единомышленников, она есть, кроме того, союз единодействующих,
боевой союз единодействующих, борющихся на основе общей идейной базы (программа, тактика).
("О задачах партии" т.5 стр.370.)
У нас не семейный кружок, не артель личных друзей, а политическая партия рабочего класса.
Нельзя допускать, чтобы интересы личной дружбы ставились выше интересов дела.
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.1.)
...не может быть настоящей партии там, где нет веры в вождей.
("Речь в германской комиссии VI пленума ИККИ" т.8 стр.113.)
Свободы не падают с неба, они берутся, между прочим, благодаря хорошо организованной
рабочей партии.
("Партийный кризис и наши задачи" т.2 стр.148.)
Один из опасных недостатков нашей партии состоит в понижении теоретического уровня
ее членов. Причина - адская практическая работа, отбивающая охоту к теоретическим занятиям и
культивирующая некую опасную беззаботность - чтобы не сказать больше - к вопросам теории.
("Об итогах XIII съезда РКП(б)") т.6 стр.257.)
Задача партии состоит в том. чтобы использовать возросший интерес к вопросам теории и
принять все меры к тому, чтобы поднять, наконец, теоретический уровень партии на должную
высоту. Не следует забывать слов Ленина о том, что без ясной и правильной теории не может быть
правильной практики.
("Об итогах XIII съезда РКП(б)") т.6 стр.259.)
Наша партия есть живой организм. Как и во всяком организме, в ней происходит обмен
веществ: старое, отживающее,- выпадает, новое, растущее,- живет и развивается. Отходят одни, и вверху
и внизу. Растут новые, и вверху и внизу, ведя дело вперед. Так росла наша партия. Так будет она расти
и впредь.
("XV съезд ВКП(б)" т.10 стр.371.)
Успехи иногда кружат голову. Они порождают нередко чрезмерное самомнение и
зазнайство. Это особенно легко может случиться с представителями партии, стоящей у власти.
Особенно такой партии, как наша партия, сила и авторитет которой почти что неизмеримы. Здесь вполне
возможны факты комчванства, против которого с остервенением боролся Ленин. Здесь вполне
возможна вера во всемогущество декрета, резолюции, распоряжения. Здесь вполне реальна опасность
превращения революционных мероприятий партии в пустое, чиновничье декретирование со стороны
отдельных представителей партии в тех или иных уголках нашей необъятной страны. Я имею в виду не
только местных работников, но и отдельных областников, но и отдельных членов ЦК.
("Ответ товарищам колхозникам" т.12 стр.211.)
Мы патроны партии, мы любим свою партию и мы не дадим дискредитировать ее усталым
интеллигентам.
("Лондонский съезд РСДРП" т.2 стр.75.)
Только сплоченная партия может повести народ к победе.
("Чего мы ждали от конференции?" т.3 стр.64.)
Если мы провозгласим одни законы для лидеров, а другие для "простого народа" в партии, то у
нас не останется ничего ни от партии, ни от партийной дисциплины.
("Группа Бухарина и правый уклон в нашей партии" т.11 стр.323.)
...я вовсе не хочу сказать, что партия наша тождественна с государством. Нисколько.
Партия есть руководящая сила в нашем государстве. Глупо было бы говорить на этом основании, как
говорят некоторые товарищи, что Политбюро есть высший орган в государстве. Это неверно. Это
путаница, льющая воду на мельницу наших врагов. Политбюро есть высший орган не государства, а
партии, партия же есть высшая руководящая сила государства. ЦК и Политбюро есть органы партии. Я
не хочу отождествлять государственные учреждения с партией. Я хочу только сказать, что во всех
основных вопросах нашей внутренней и внешней политики руководящая роль принадлежала партии. И
только поэтому мы имели успехи в нашей внутренней и внешней политике.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.343.)
Нельзя забывать, что мы представляем партию правящую, а не оппозиционную.
Оппозиционная партия может давать лозунги,- я говорю о коренных практических лозунгах движения,с тем, чтобы осуществить их после своего прихода к власти. Никто не может обвинять оппозиционную
партию в том, что она не осуществляет своих коренных лозунгов немедленно, так как все понимают,
что у руля стоит не она, оппозиционная партия, а другие партии.
Совершенно иначе обстоит дело с партией правящей, какую представляет наша
большевистская партия. Лозунги такой партии представляют не простые агитационные лозунги, а
нечто гораздо большее, ибо они имеют силу практического решения, силу закона, которые нужно
проводить теперь же. Наша партия не может дать практический лозунг и потом отложить его проведение
в жизнь. Это было бы обманом масс. Чтобы дать практический лозунг, особенно такой серьезный лозунг,
как перевод миллионных масс крестьянства на рельсы коллективизма, надо иметь условия для его
прямого осуществления, надо, наконец, создать, организовать эти условия. Вот почему для нас
недостаточно одного лишь предвидения необходимости колхозов и совхозов со стороны партийной
верхушки. Вот почему нам нужны еще условия, необходимые для того, чтобы немедленно осуществить,
провести в жизнь наши лозунги.
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.65.)
Неужели Вы думаете, что можно было бы в течение 14 лет удерживать власть и иметь
поддержку миллионных масс благодаря методу запугивания, устрашения? Нет, это невозможно.
("Беседа с немецким писателем Эмилем Людвигом" т.13 стр.109.)
Можно и нужно идти на всякие соглашения с инакомыслящими внутри партии по вопросам
текущей политики, по вопросам чисто практического характера. Но если вопросы эти связаны с
принципиальными разногласиями, то никакое соглашение, никакая "средняя" линия не может спасти
дело. Нет и не может быть "средней" линии в вопросах принципиального характера. Либо одни, либо
другие принципы должны быть положены в основу работы партии. "Средняя" линия по
вопросам
принципиальным есть "линия" засорения голов, "линия" затушевывания разногласий, "линия"
идейного перерождения партии, "линия" идейной смерти партии.
("VII расширенный пленум ИККИ" т.9 стр.4.)
я полагаю, что обсуждение вопросов необходимо, дискуссия нужна, но нужны и пределы
дискуссии, предохраняющие партию, этот боевой отряд пролетариата, от вырождения в дискуссионный
клуб.
("О задачах партии" т.5 стр.370.)
Нельзя увлекаться дискуссией. Мы - партия, правящая страной,- не забывайте этого. Не
забывайте, что каждая размолвка вверху отдается в стране, как минус для нас. Я уже не говорю о
загранице.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.390.)
Я уже говорил, что борьба мнений есть и будет, что без этого невозможно движение вперед. Но
борьба мнений среди рабочих при нынешних условиях идет не вокруг принципиального вопроса о
свержении советских порядков, а вокруг практических вопросов об улучшении Советов, об исправлении
ошибок советских органов, стало быть,- об упрочении Советской власти. Вполне понятно, что такая
борьба мнений может лишь укреплять и совершенствовать коммунистическую партию. Вполне понятно,
что такая борьба мнений может лишь укреплять монополию партии. Вполне понятно, что такая борьба
мнений не может давать пищи для образования других партий в недрах рабочего класса и трудового
крестьянства.
("Беседа с первой американской рабочей делегацией" т.10 стр.117.)
Я решительно против вышибательской политики в отношении всех инакомыслящих
товарищей. Я против такой политики не потому, что жалею инакомыслящих, а потому, что такая
политика родит в партии режим запугивания, режим застращивания, режим, убивающий дух
самокритики и инициативы.
("Письмо т. Мерту" т.7 стр.44.)
Оппортунисты, реформисты. Одни из них называются левыми, другие правыми. Пусть! История
разберется, кто из них левее. Нам очень трудно разобраться сейчас, темна вода во облацех.
("Об англо-русском комитете единства" т.8 стр.188.)
Несчастье оппозиции в том именно и состоит, что она не может обойтись без клеветы и
извращений.
("Революция в Китае и задачи Коминтерна" т.9 стр.284.)
Разлад между формулами и действительностью - таков удел горе-руководителей из оппозиции.
("Заметки на современные темы" т.9 стр.337.)
Для оппозиции партия есть шахматная доска. Борясь против партии, она делает те или иные
шахматные ходы. Она сегодня подает заявление об уничтожении фракционности. Она завтра плюет
на свое же собственное заявление. Она через день подает новое заявление для того, чтобы спустя
несколько дней вновь оплевать свое же собственное заявление. Это есть для оппозиции шахматные
ходы. Они - игроки, и только.
("Партия и оппозиция" т.10 стр.263.)
Оппозиция не понимает, что дело вовсе не в том, чтобы сказать "первым", забегая вперед и
расстраивая дело революции, а в том, чтобы сказать вовремя, да сказать так, чтобы сказанное было
подхвачено массами и превращено в дело.
("Заметки на современные темы" т.9 стр.361.)
...злорадство оппозиции свидетельствует лишь об ее политическом банкротстве.
("Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б)" т.10 стр.31.)
Оппозиция
думает "объяснить" свое поражение личным моментом, грубостью Сталина,
неуступчивостью Бухарина и Рыкова и т. д. Слишком дешевое объяснение! Это знахарство, а не
объяснение.
("Троцкистская оппозиция прежде и теперь" т.10 стр.193.)
Оппозиция любит говорить о трудностях. Но есть одна трудность, которая опаснее всех
трудностей и которую создала нам оппозиция, это - опасность разброда и дезорганизации партии.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.388.)
Основное несчастье оппозиции состоит в том, что она до сих пор еще не может понять, почему
она "дошла до жизни такой".
("Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б)" т.10 стр.72-80.)
Такова эта новая идеология, которая старается морочить нашу служилую интеллигенцию и не
только ее, а также и некоторые близкие нам круги. Я не буду опровергать положения о перерождении
нашей партии. Не стоит глупость опровергать. Наша партия не перерождается и не переродится. Не из
такого материала она склеена и не таким человеком она выкована, чтобы переродиться.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.341.)
Выходит, таким образом, что лидеры оппозиции являются высокопринципиальными
людьми. Верно ли это, товарищи? Так ли уж они, лидеры оппозиции, дорожат своими принципами,
своими взглядами, своими убеждениями? Не похоже что-то, товарищи. Не похоже, если иметь в виду
историю образования оппозиционного блока. Дело обстоит совсем наоборот. История говорит, факты
говорят, что никто еще не перескакивал так легко от одних принципов к другим, никто еще не менял
так легко и свободно своих взглядов, как лидеры нашей оппозиции. Почему бы и теперь не отказаться им
от своих взглядов, если этого требуют интересы партии?
Я мало верю в мужество и принципиальную выдержанность лидеров оппозиции.
("XV съезд ВКП(б)" т.10 стр.362.)
Говорят о репрессиях против оппозиции и о возможности раскола. Это пустяки, товарищи.
Наша партия крепка и могуча. Она не допустит никаких расколов. Что касается репрессий. То я
решительно против них. Нам нужны теперь не репрессии, а развернутая идейная борьба против
возрождающегося троцкизма.
("Троцкизм или ленинизм?") т.6 стр.357.)
Добренькие слова о мире, прикрывающие решительную поддержку политики войны
захватов,- кому не известны эти старые-престарые приемы империалистического обмана масс?
("Еще о Стокгольме" т.3 стр.197.)
и
Прошло то время, когда смело провозглашали: "единая и неделимая Россия". Теперь и
ребенок знает, что "единой и неделимой" России не существует, что она давно разделилась на
два противоположных класса: на буржуазию и пролетариат. Теперь ни для кого не является
тайной, что борьба между этими двумя классами превратилась в ту ось, вокруг которой вращается
наша современная жизнь.
("Класс пролетариев и партия пролетариев" т.1 стр.62)
...Россия - заряженное ружье с приподнятым курком, могущее
сотрясения.
("Рабочие Кавказа, пора отомстить!" т.1 стр.79)
разрядиться от малейшего
Никакого равенства не может быть, пока есть классы и пока есть труд квалифицированный и
неквалифицированный (см. "Государство и революция" Ленина).
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.376.)
Эти люди, очевидно, думают, что
социализм
требует уравниловки, уравнения,
нивелировки потребностей и личного быта членов общества. Нечего и говорить, что такое
предположение не имеет ничего общего с марксизмом, ленинизмом. Под равенством марксизм
понимает не уравниловку в области личных потребностей и быта, а уничтожение классов, т. е.
а) равное освобождение всех трудящихся от эксплуатации после того, как капиталисты
свергнуты и экспроприированы,
б) равную отмену для всех частной собственности на средства производства после того,
как они переданы в собственность всего общества,
в) равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех
трудящихся получать за это по их труду (социалистическое общество),
г) равную обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех
трудящихся получать за это по их потребностям (коммунистическое общество).
При этом марксизм исходит из того, что вкусы и потребности людей не бывают и не могут
быть одинаковыми и равными по качеству или по количеству ни в период социализма, ни в
период коммунизма.
Вот вам марксистское понимание равенства. Никакого другого равенства марксизм не
признавал и не признает.
Делать отсюда вывод, что социализм требует уравниловки, уравнивания, нивелировки
потребностей членов общества, нивелировки их вкусов и личного быта, что по плану марксистов
все должны ходить в одинаковых костюмах и есть одни и те же блюда, в одном и том же
количестве,- значит говорить пошлости и клеветать на марксизм.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.354.)
Кто садится меж двух стульев, тот предает революцию. Кто не с нами, тот против нас!
("Современный момент и объединительный съезд рабочей партии" т.1 стр.251.)
Революция не умеет ни жалеть, ни хоронить своих мертвецов.
("Окружили мя тельцы мнози тучны" т.3 стр.386.)
Движение революции нельзя рассматривать, как движение по сплошной восходящей линии.
Это книжное, не реальное представление о революции. Революция движется всегда зигзагами, наступая
и громя старые порядки в одних районах, терпя частичные поражения и отступая в других районах.
("Беседа со студентами университета им. Сун Ят-сена" т.9 стр.260.)
Никогда нельзя изображать развитие кризиса, как восходящую линию нарастающих
провалов. Никогда такого кризиса не бывает. Революционный кризис развивается обычно в виде
зигзагов: маленький провал, потом улучшение положения, потом более серьезный провал, затем
некоторый подъем и т. д. Наличие зигзагов не должно давать основания думать, что дела
буржуазии поправляются.
("Речь во французской комиссии VI пленума ИККИ" т.8 стр.101.)
...нельзя входить в состав правительства, если ведешь дело к свержению этого правительства.
("Революция в Китае и задачи Коминтерна" т.9 стр.298.)
Репрессии, не разрешая ни одного вопроса революции, только обостряют положение.
(Выступления на VI съезде РСДРП(б) т.3 стр.177.)
...я должен заявить, что, говоря формально, у нас нет таких условий приема в члены партии,
которые бы требовали от кандидата в члены партии обязательного атеизма. Наши условия приема в
партию: признание программы и устава партии, безусловное подчинение решениям партии и ее органов,
членские взносы, вхождение в одну из организаций партии.
Законодательство нашей страны таково, что каждый гражданин имеет право исповедовать
любую религию. Это дело совести каждого. Именно поэтому и провели мы отделение церкви от
государства. Но, проведя отделение церкви от государства и провозгласив свободу вероисповедания, мы
вместе с тем сохранили за каждым гражданином право бороться путем убеждения, путем пропаганды и
агитации против той или иной религии, против всякой религии. Партия не может быть нейтральна в
отношении религии, и она ведет антирелигиозную пропаганду против всех и всяких религиозных
предрассудков, потому что она стоит за науку, а религиозные предрассудки идут против науки, ибо всякая
религия есть нечто противоположное науке.
("Беседа с первой американской рабочей делегацией" т.10 стр.132.)
Масса не может уважать партию, если партия бросает руководство, если она перестает
руководить. Массы сами хотят, чтобы ими руководили, и массы ищут твердого руководства. Но
массы хотят, чтобы руководство было не формальное, не бумажное, а действительное, понятное для
них. Для этого именно и необходимо терпеливое разъяснение цели и задач, директив и указаний партии и
Советской власти.
("Речь на XV Московской губпартконференции" т.9 стр.161.)
Руководить - это еще не значит писать резолюции и рассылать директивы. Руководить - это
значит проверять исполнение директив, и не только исполнение директив, но и самые директивы,
их правильность или их ошибочность с точки зрения живой практической работы.
("О работах Апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК" т.11 стр.61.)
Искусство руководства есть серьезное дело. Нельзя отставать от движения, ибо отстать значит оторваться от масс. Но нельзя и забегать вперед, ибо забежать вперед - значит потерять массы и
изолировать себя. Кто хочет руководить движением и сохранить вместе с тем связи с миллионными
массами, тот должен вести борьбу на два фронта - и против отстающих и против забегающих вперед.
("Головокружение от успехов" т.12 стр.199.)
Сидеть у руля и глядеть, чтобы ничего не видеть, пока обстоятельства не уткнут нас носом в
какое-либо бедствие,- это еще не значит руководить. Большевизм не так понимает руководство. Чтобы
руководить, надо предвидеть. А предвидеть, товарищи, не всегда легко.
("О работах Апрельского объединенного пленума ЦК и ЦКК" т.11 стр.35.)
Максимум в десять лет мы должны пробежать то расстояние, на которое мы отстали от
передовых стран капитализма. Для этого есть у нас все "объективные" возможности. Не хватает
только уменья использовать по-настоящему эти возможности. А это зависит от нас. Только от нас!
Пора нам научиться
использовать эти возможности.
Пора покончить с гнилой установкой
невмешательства в производство. Пора усвоить другую, новую, соответствующую нынешнему периоду
установку: вмешиваться во все. Если ты директор завода - вмешивайся во все дела, вникай во все, не
упускай ничего, учись и еще раз учись. Большевики должны овладеть техникой. Пора большевикам
самим стать специалистами. Техника в период реконструкции решает все. И хозяйственник, не
желающий изучать технику, не желающий овладеть техникой,- это анекдот, а не хозяйственник.
("О задачах хозяйственников" т.13 стр.41.)
...требуется, ... чтобы наши объединения перешли от коллегиального управления к
управлению единоличному. Сейчас дело обстоит так, что в коллегиях объединений сидят по 10--15
человек и пишут бумаги, ведут дискуссию. Управлять так дальше нельзя, товарищи. Надо прекратить
бумажное "руководство" и переключиться на действительную, деловую, большевистскую работу. Пусть
остается во главе объединения председатель объединения и несколько заместителей. Этого будет
вполне достаточно для управления объединением. Остальных членов коллегии лучше было бы спустить
вниз - на заводы и фабрики. Это было бы куда полезнее и для них и для дела.
("Новая обстановка - новые задачи хозяйственного строительства" т.13 стр.79.)
Книжкой руководителей не создашь. Книжка помогает двигаться вперед, но сама руководителя
не создает. Работники-руководители растут только в ходе самой работы.
(XII съезд РКП(б), "Организационный отчет Центрального комитета РКП(б)" т.5 стр.219.)
Говорят, что студенты-коммунисты мало успевают в науках. Говорят, что они серьезно отстают
в этом отношении от беспартийных. Говорят, что студенты-коммунисты предпочитают заниматься
"высокой политикой", убивая две трети времени на бесконечные прения "о мировых вопросах". Верно ли
все это? Я думаю, что верно. Но если это верно, то из этого следуют, по крайней мере, два вывода. Вопервых, коммунисты-студенты рискуют стать плохими руководителями социалистического
строительства, ибо нельзя руководить построением социалистического общества, не овладев науками. Вовторых, дело выработки нового командного состава рискует стать монополией в руках старых
профессоров, нуждающихся в новой смене из новых людей, ибо нельзя готовить новую смену и новых
научных сотрудников из людей, не желающих или не умеющих овладеть наукой.
("К Всесоюзной конференции пролетарского студенчества" т.7 стр.87.)
Надо раз навсегда отбросить излишнюю скромность и боязнь перед аудиторией, надо
вооружиться дерзостью, верой в свои силы: не беда, если промахнешься на первых порах, раза
два споткнешься, а там и привыкнешь самостоятельно шагать, как "Христос по воде".
("Партийный кризис и наши задачи" т.2 стр.153.)
Болтайте поменьше, работайте побольше - и дело у вас выйдет наверняка.
("Речь на первом съезде колхозников-ударников" т.13 стр.253.)
...руководители,
если
они
хотят
остаться
действительными руководителями,
должны уметь забывать об обидах, если этого требуют интересы дела.
("Речь на первом съезде колхозников-ударников" т.13 стр.254.)
Я никогда не считал себя и не считаю безгрешным. Я никогда не скрывал не только своих
ошибок, но и мимолетных колебаний. Но нельзя скрывать также и того, что никогда я не настаивал на
своих ошибках и никогда из моих мимолетных колебаний не создавал платформу, особую группу и т. д.
("Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б)" т.10 стр.61.)
Я против того, чтобы Вы называли себя "учеником Ленина и Сталина". У меня нет учеников.
Называйте себя учеником Ленина, Вы имеете на это право...
("Письмо Ксенофонтову" т.9 стр.152.)
Вы говорите о Вашей "преданности" мне. Может быть, это случайно сорвавшаяся
фраза. Может быть... Но если это не случайная фраза, я бы советовал Вам отбросить прочь
"принцип" преданности лицам. Это не по-большевистски. Имейте преданность рабочему
классу, его партии, его государству. Это нужно и хорошо. Но не смешивайте ее с преданностью
лицам, с этой пустой и ненужной интеллигентской побрякушкой.
("Письмо тов. Шатуновскому" т.13 стр.19.)
Я вообще не любитель чинопочитателей...
("Тов. Феликсу Кон" т.12 стр.114.)
Должен вам сказать, товарищи, по совести, что я не заслужил доброй половины тех похвал,
которые здесь раздавались по моему адресу. Оказывается, я и герой Октября, и руководитель компартии
Советского Союза, и руководитель Коминтерна, чудо-богатырь и все, что угодно. Все это пустяки,
товарищи, и абсолютно ненужное преувеличение. В таком тоне говорят обычно над гробом усопшего
революционера. Но я еще не собираюсь умирать.
("Ответ на приветствия рабочих главных железнодорожных мастерских в Тифлисе" т.8 стр.173.)
Советскую власть нельзя рассматривать, как власть, оторванную от народа,- наоборот, она
единственная в своем роде власть, вышедшая из русских народных масс и родная, близкая для них. Этим,
собственно, и объясняется та невиданная сила и упругость, которую обычно проявляет Советская власть
в критические минуты.
("Политика Советской власти по национальному вопросу в России" т.4 стр.358.)
...со стороны природных богатств, мы обеспечены полностью. Их у нас даже больше, чем
нужно. Что еще требуется? Требуется наличие такой власти, которая имела бы желание и силу двинуть
использование этих огромных природных богатств на пользу народа.
("О задачах хозяйственников" т.13 стр.32.)
Наша внешняя политика ясна. Она есть политика сохранения мира и усиления торговых
отношений со всеми странами. СССР не думает угрожать кому бы то ни было и - тем более - напасть на
кого бы то ни было. Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить
ударом на удар поджигателей войны. Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда
найдет у нас поддержку. А те, которые попытаются напасть на нашу страну,- получат сокрушительный
отпор, чтобы впредь не повадно было им совать свое свиное рыло в наш советский огород.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.305.)
Социализм означает не нищету и лишения, а уничтожение нищеты и лишений, организацию
зажиточной и культурной жизни для всех членов общества. Социализм может быть построен лишь
на базе бурного роста производительных сил общества, на базе обилия продуктов и товаров, на базе
зажиточной жизни трудящихся,
на базе бурного роста
культурности. Ибо социализм,
марксистский социализм, означает не сокращение личных потребностей, а всемерное их
расширение и расцвет, не ограничение или отказ от удовлетворения этих потребностей, а
всестороннее и полное удовлетворение всех потребностей культурно-развитых трудящихся людей.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.357.)
...успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достаются сравнительно "легко", в
порядке, так сказать, "неожиданности". Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства:
"Мы все можем!", "Нам все нипочем!". Они, эти успехи, нередко пьянят людей, причем у людей
начинает кружиться голова от успехов, теряется чувство меры, теряется способность понимания
действительности, появляется стремление переоценить свои силы и недооценить силы противника,
появляются авантюристские попытки "в два счета" разрешить все вопросы
социалистического
строительства. Здесь уже нет места для заботы о том, чтобы закрепить достигнутые успехи и
планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед. Зачем нам закреплять достигнутые
успехи,- мы и так сумеем добежать "в два счета" до полной победы социализма: "Мы все можем!", "Нам
все нипочем!".
("Головокружение от успехов" т.12 стр.192.)
Иногда спрашивают, нельзя ли несколько замедлить темпы, придержать движение. Нет,
нельзя, товарищи! Нельзя снижать темпы! Наоборот, по мере сил и возможностей их надо увеличивать.
Этого требуют от нас наши обязательства перед рабочими и крестьянами СССР. Этого требуют от нас
наши обязательства перед рабочим классом всего мира.
Задержать темпы - это значит отстать. А отсталых бьют. Но мы не хотим оказаться битыми.
Нет, не хотим! История старой России состояла, между прочим, в том, что ее непрерывно били за
отсталость. Били монгольские ханы. Били турецкие беки. Били шведские феодалы. Били польсколитовские паны. Били англо-французские капиталисты. Били японские бароны. Били все - за
отсталость. За отсталость военную, за отсталость культурную, за отсталость государственную,
за
отсталость промышленную,
за
отсталость сельскохозяйственную. Били потому, что это было
доходно и сходило безнаказанно. Помните слова дореволюционного поэта: "Ты и убогая, ты и
обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь". Эти слова старого поэта хорошо заучили эти
господа. Они били и приговаривали: "ты обильная" - стало быть, можно на твой счет поживиться. Они
били и приговаривали: "ты убогая, бессильная" - стало быть, можно бить и грабить тебя безнаказанно.
Таков уже закон эксплуататоров -бить отсталых и слабых. Волчий закон капитализма. Ты отстал, ты
слаб - значит ты неправ, стало быть, тебя можно бить и порабощать. Ты могуч - значит ты прав, стало
быть, тебя надо остерегаться. Вот почему нельзя нам больше отставать.
Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять
лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут.
("О задачах хозяйственников" т.13 стр.38.)
Каковы итоги пятилетки в четыре года в области промышленности? Добились ли мы победы в
этой области? Да, добились. И не только добились, а сделали больше, чем мы сами ожидали, чем
могли ожидать самые горячие головы в нашей партии. Этого не отрицают теперь даже враги. Тем более
не могут этого отрицать наши друзья.
У нас не было черной металлургии, основы индустриализации страны. У нас она есть теперь.
У нас не было тракторной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было автомобильной промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было станкостроения. У нас оно есть теперь.
У нас не было серьезной и современной химической промышленности. У нас она есть теперь.
У нас не было действительной и серьезной промышленности по производству современных
сельскохозяйственных машин. У нас она есть теперь.
У нас не было авиационной промышленности. У нас она есть теперь.
В смысле производства электрической энергии мы стояли на самом последнем месте.
Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест. В смысле производства нефтяных продуктов и угля мы
стояли на последнем месте. Теперь мы выдвинулись на одно из первых мест.
У нас была лишь одна единственная угольно-металлургическая база – на Украине, с которой
мы с трудом справлялись. Мы добились того, что не только подняли эту базу, но создали еще новую
угольно-металлургическую базу - на Востоке, составляющую гордость нашей страны.
Мы имели лишь одну единственную базу текстильной промышленности - на Севере нашей
страны. Мы добились того, что будем иметь в ближайшее время две новых базы текстильной
промышленности - в Средней Азии и Западной Сибири.
И мы не только создали эти новые громадные отрасли промышленности, но мы их создали в
таком масштабе и в таких размерах, перед которыми бледнеют масштабы и размеры европейской
индустрии.
А все это привело к тому, что капиталистические элементы вытеснены из промышленности
окончательно и бесповоротно, а социалистическая промышленность стала единственной формой
индустрии в СССР.
А все это привело к тому, что страна наша из аграрной стала индустриальной, ибо
удельный вес промышленной продукции в отношении сельскохозяйственной поднялся с 48% в начале
пятилетки (1928 г.) до 70% к концу четвертого года пятилетки (1932 г.).
А все это привело к тому, что к концу четвертого года пятилетки нам удалось выполнить
программу общего промышленного производства, рассчитанную на пять лет,- на 93,7%, подняв объем
промышленной продукции более чем втрое в сравнении с довоенным уровнем и более чем вдвое в
сравнении с уровнем 1928 года. Что же касается программы производства по тяжелой промышленности,
то мы выполнили пятилетний план на 108%.
("Итоги первой пятилетки" т.13 стр.178.)
Что могло сыграть и что действительно сыграло главную роль в том, что, несмотря на ошибки и
недостатки, партия добилась все же решающих успехов в деле проведения пятилетки в четыре года?
Где те основные силы, которые обеспечили нам эту историческую победу, несмотря ни на что?
Это, прежде всего, активность и самоотверженность, энтузиазм и инициатива миллионных
масс рабочих и колхозников, развивших вместе с инженерно-техническими силами колоссальную
энергию
по разворачиванию социалистического соревнования и ударничества. Не может быть
сомнения, что без этого обстоятельства мы не могли бы добиться цели, не могли бы двинуться вперед ни
на шаг.
Это, во-вторых, твердое руководство партии и правительства, звавших массы вперед и
преодолевавших все и всякие трудности на пути к цели.
Это, наконец, особые достоинства и преимущества советской системы хозяйства, таящей в
себе колоссальные возможности, необходимые для преодоления трудностей.
Таковы три основные силы, определившие историческую победу CCCР.
("Итоги первой пятилетки" т.13 стр.213.)
известное деление наших областей на потребительские и производящие тоже начинает терять свой
исключительный характер.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.330-331.)
Не удивительно, что рабочие и крестьяне живут у нас в общем не плохо, смертность
населения уменьшилась по сравнению с довоенным временем на 36% по общей и на 42,5% по
детской линии, а ежегодный прирост населения составляет у нас около 3 миллионов душ.
("Политический отчет Центрального комитета XVI съезду ВКП(б)" т.12 стр.299.)
Искусство стратега и тактика состоит в том, чтобы умело и своевременно перевести лозунг
агитации в лозунг действия, а лозунг действия также своевременно и умело отлить в определенные
конкретные директивы.
("О политической стратегии и тактике" т.5 стр.67.)
Назовите хоть одну политическую меру партии, которая не сопровождалась бы тем или иным
перегибом. Из этого следует, что надо бороться с перегибами. Но разве можно на этом основании
охаивать самую линию, которая есть единственно правильная линия?
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.92.)
Искали, искали и нашли такое место в книге Ленина, к которому, если его выхватить из текста и
толковать оторвано, действительно можно придраться.
("Коротко о партийных разногласиях" т.1 стр.125.)
...надо хорошо знать и врага
("Письмо из Кутаиса" т.1 стр.56)
Он (Плеханов) не первый раз противоречит себе самому. И этим он, может быть, даже
гордится, считая себя за живое воплощение "диалектического процесса".
("Письмо из Кутаиса того же товарища" т.1 стр.60)
К чему навязывать свое собственное недомыслие другим?
("Временное революционное правительство и социал-демократия" т.1 стр.158.)
Наша сегодняшняя задача - самодержавие народа.
("Современный момент и объединительный съезд рабочей партии" т.1 стр.268.)
Кто в лес, кто по дрова! Поди разберись, кто говори правду - первый или второй!
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.323.)
свои идеалы мы должны искать в истории развития производительных сил, а не в головах
людей.
("Анархизм или социализм?" т.1 стр.353.)
...улучшения жизни даются не сверху и не путем торговли, а снизу, путем общей борьбы...
("Надо бойкотировать совещание!" т.2 стр.85.)
Выбор момента зависит от многоразличных условий, которые заранее трудно учесть.
("Письма с Кавказа" т.2 стр.177.)
Только мертвые не ошибаются.
("Август Бебель, вождь германских рабочих" т.2 стр.207.)
Среднего нет: принципы побеждают, а не "примиряются".
("Марксизм и национальный вопрос" т.2 стр.367.)
Учитесь, товарищи, распознавать людей по делам, а не по словам! Учитесь оценивать
партии и группы по поступкам, а не по посулам.
("Сегодня выборы" т.3 стр.239.)
Ну, а кому не известно, что слова и побрякушки гибнут, а факты и дела остаются...
("Контрреволюцонеры Закавказья" т.4 стр.65.)
Не правда ли: жизнь учит и исправляет даже самых неисправимых. Она, всесильная, всегда
берет свое, несмотря ни на что...
("Логика вещей" т.4 стр.137.)
...не всякое единство является признаком силы...
("Ленин, как организатор и вождь РКП" т.4 стр.309.)
...с фактом ничего не поделаешь: факт нужно признать.
("О компартии Польши") т.6 стр.267.)
Колчак научил нас строить пехоту, Деникин - строить конницу, засуха учит строить
сельское хозяйство. Таковы пути истории. И в этом нет ничего неестественного.
("Письмо т. Демьяну Бедному") т.6 стр.275.)
Человек, которому дан язык не для того, чтобы управлять им, а для того, чтобы самому
подчиниться своему собственному языку, не будет в состоянии знать, когда и что сболтнет язык.
("XIII конференция РКП(б)" т.6 стр.42.)
Не стоит глупость опровергать.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.342.)
Мечтать у нас не запрещено.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.342.)
Конечно, в речах "можно" куролесить сколько угодно... Но надо все-таки знать предел.
("XIV съезд ВКП(б)" т.7 стр.360.)
У кого что болит, тот о том и говорит.
("О борьбе с правыми и "ультралевыми" уклонами" т.8 стр.4.)
Буду говорить прямо, так как самое лучшее, когда вещи называют своими именами.
("Речь во французской комиссии VI пленума ИККИ" т.8 стр.103.)
...возможность не есть еще реальность
("О хозяйственном положении и политике партии" т.8 стр.125.)
Обычно ораторам "полагается" говорить без конца для того, чтобы другие тоже без конца
слушали их.
("Речь на собрании рабочих Сталинских ж.-д. Мастерских Октябрьской дороги" т.9 стр.170.)
история говорит, что самые простые и самые легкие "теории" далеко не всегда являются самыми
правильными.
("К вопросу о рабоче-крестьянском правительстве" т.9 стр.187.)
Недаром сказано, что кого бог обрекает на гибель, того он лишает разума.
("Речь на V Всесоюзной конференции ВЛКСМ" т.9 стр.202.)
Одно из двух: либо Вы слишком наивны, либо Вы сознательно напяливаете на себя маску
наивности для какой-то отнюдь не научной цели.
("Ответ С. Покровскому" т.9 стр.317.)
...судьбы войны решаются, в последнем счете, не техникой, которой обильно снабжали
Колчака и Деникина враги СССР, а правильной политикой, сочувствием и поддержкой миллионных масс
населения.
("Беседа с первой американской рабочей делегацией" т.10 стр.106.)
...они расценили наше великодушие как слабость.
("XV съезд ВКП(б)" т.10 стр.364.)
Соединить Ленина с Абрамовичем? Нет уж, товарищи! Пора бросить эту жульническую игру.
("XV съезд ВКП(б)" т.10 стр.367.)
Ваша ошибка состоит в том, что Вы не поняли жульнической уловки оппозиции и поддались
ее провокации, загнав себя в капкан, поставленный для Вас противником.
("Ленин и вопрос о союзе с середняком" т.11 стр.113.)
Когда два гиганта друг с другом сталкиваются, когда им тесно на земном шаре, они стараются
помериться силами для того, чтобы разрешить спорный вопрос о мировой гегемонии путем войны.
("Об итогах Июльского пленума ЦК ВКП(б)" т.11 стр.199.)
...на ласке далеко не уедешь...
("Об индустриализации страны и о правом уклоне в ВКП(б)" т.11 стр.256.)
...самое легкое нельзя расценивать как самое хорошее.
("Об индустриализации страны и о правом уклоне в ВКП(б)" т.11 стр.288.)
Я не буду касаться личного момента... Не буду касаться, так как личный момент есть мелочь, а на
мелочах не стоит останавливаться.
("О правом уклоне в ВКП(б)" т.12 стр.1.)
Кто не выполняет своих обязательств, тот не может рассчитывать на доверие.
("Заключительное слово по политическому отчету Центрального комитета XVI съезду
ВКП(б)" т.13 стр.9.)
Хорошая жизнь даром не дается.
("Речь на первом съезде колхозников-ударников" т.13 стр.243.)
...мы не берем на себя обязательств, которых не можем оплатить.
("Беседа с корреспондентом "Нью-Йорк Таймс г. Дюранти" т.13 стр.279.)
В наше время со слабыми не принято считаться,- считаются только с сильными.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.302.)
Победа никогда не приходит сама,- ее обычно притаскивают.
("Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б)" т.13 стр.365.)
Прежде всего необходимо, чтобы наши люди, советские люди поняли всю глубину опасности,
которая угрожает нашей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от настроений мирного
строительства, вполне понятных в довоенное время, но пагубных в настоящее время, когда война
коренным образом изменила положение. Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших
земель. политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом.
Необходимо, далее, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и
дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу отечественную
освободительную войну против фашистских поработителей.
Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом. В
каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное
ополчение, поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь,
свою родину - в нашей отечественной войне с германским фашизмом.
Все наши силы - на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного
Флота! Все силы народа - на разгром врага! Вперед, за нашу победу!
Выступление по радио Председателя Государственного Комитета Обороны И.В. СТАЛИНА 3
июля 1941 года
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.
"Известия" № 147 (7523), 24 июня 1941 г.
Существуют две группы марксистов. Обе они работают под флагом марксизма, считают
себя "подлинно" марксистскими. И всё-таки они далеко не тождественны. Более того: между ними
целая пропасть, ибо методы их работы диаметрально противоположны.
Первая группа обычно ограничивается внешним признанием марксизма, его
торжественным провозглашением. Не умея или не желая вникнуть в существо марксизма, не умея
или не желая претворить его в жизнь, она живые и революционные положения марксизма
превращает в мёртвые, ничего не говорящие формулы. Свою деятельность она основывает не на
опыте, не на учёте практической работы, а на цитатах из Маркса. Указания и директивы черпает
она не из анализа живой действительности, а из аналогий и исторических параллелей. Расхождение
слова с делом- такова основная болезнь этой группы. Отсюда разочарования и вечное недовольство
судьбой, которая сплошь и рядом подводит её, оставляет "с носом". Имя этой группы - меньшевизм
(в России), оппортунизм (в Европе). Тов. Тышко (Иогихес) на Лондонском съезде невольно метко
охарактеризовал эту группу, сказав, что она не стоит, а лежит на точке зрения марксизма.
Вторая группа, наоборот, переносит центр тяжести вопроса от внешнего признания
марксизма на его проведение, на его претворение в жизнь. Намечение путей и средств
осуществления марксизма, соответствующих обстановке, изменение этих путей и средств, когда
обстановка меняется, - вот на что, главным образом, обращает своё внимание эта группа.
Директивы и указания черпает эта группа не из исторических аналогий и параллелей, а из изучения
окружающих условий. В своей деятельности опирается она не на цитаты и изречения, а на
практический опыт, проверяя каждый свой шаг на опыте, учась на своих ошибках и уча других
строительству новой жизни. Этим, собственно, и объясняется, что в деятельности этой группы слово
не расходится с делом и учение Маркса сохраняет полностью свою живую революционную силу. К
этой группе вполне подходят слова Маркса, в силу которых марксисты не могут останавливаться на
том, чтобы объяснить мир, а должны идти дальше с тем, чтобы изменить его. Имя этой группы большевизм, коммунизм.
Ленин, как организатор и вождь РКП. "Правда" № 86, 23 апреля 1920 г.
Сохранилась масса достоверных воспоминаний о весьма странной реакции Сталина на
безвременную кончину жены.
«Когда эта печальная церемония подошла к концу, в зал вошел Сталин. Постояв несколько минут
около покойной, он вдруг сделал движение руками, как бы отталкивающее от себя гроб, и проговорил:
– Она ушла, как враг!»
Что не сделает закон, то должна восполнить пуля! Так думает царское правительство.
("Фабричное законодательство и пролетарская борьба" т.1 стр.290.)
Речь о депутатах.
О таких людях неопределенного и неоформленного типа, о людях, которые напоминают скорей
политических обывателей, чем политических деятелей, довольно мягко сказал великий русский писатель
Гоголь: «Люди неопределенные, ни то ни се, не поймешь, что за люди, ни в городе Богдан, ни в селе
Селифан». Об этих неопределенных людях и деятелях тоже мягко говорится у нас в народе – «так себе
человек, ни рыба ни мясо, ни богу свечка, ни черту кочерга». Я не могу сказать с полной уверенностью,
что среди кандидатов в депутаты и среди наших деятелей не имеется людей, которые уподобляются таким
политическим обывателям, которые напоминают их по своему характеру, по своей физиономии, о которых
можно было бы сказать «люди неопределенные, ни то ни се». Я бы хотел, чтобы вы влияли
систематически на своих депутатов и чтобы вы внушали, что они должны иметь перед собой великий
образ великого Ленина, подражать ему во всем.
Функции избирателей не кончаются выборами. Они продолжаются за весь период существования
Верховного совета данного созыва. Я уже говорил о законе, дающий право избирателям на досрочный
отзыв своих депутатов, если они сворачивают с правильной дороги. Стало быть, обязанность и право
избирателей состоит в том, чтобы они все время держали под контролем своих депутатов и чтобы они
внушали ни в коем случае не спускаться до уровня политических обывателей, внушали быть такими,
каким был великий Ленин.
"Многие дела нашей партии и народа, будут извращены и оплеваны прежде всего за рубежом, да и
в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестоко мстить нам за наши
успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И
мое имя тоже будет оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний.
Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше
никогда не могла подняться. Сила СССР - в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено прежде
всего на разрыв этой дружбы, на открыв окраин от России. Здесь, надо признаться, мы еще не все сделали.
Здесь еще большое поле работы.
С особой силой поднимет голову национализм. Он на какое-то время придавит интернационализм
и патриотизм, только на какое-то время. Возникнут национальные группы внутри наций и конфликты.
Появится много вождей-пигмеев, предателей внутри своих наций.
В целом в будущем развитие пойдет более сложными и даже бешеными путями, повороты будут
предельно крутыми. Дело идет к тому, что особенно взбудоражится Восток. Возникнут острые
противоречия с Западом.
И все же, как бы ни развивались события, но пройдет время, и взоры новых поколений будут
обращены к делам и победам нашего социалистического Отечества. Год за годом будут приходить новые
поколения. Они вновь подымут знамя своих отцов и дедов и отдадут нам должное сполна.
Свое будущее они будут строить на нашем прошлом"
(И. В. Сталин. Из записи беседы с А. Коллонтай)
Зарубежные отзывы об индустриализации и первой пятилетке
Газета «Файненшл Таймс» (Англия), 1932
Успехи, достигнутые в машиностроительной промышленности, не подлежат никаким сомнениям.
Восхваления этих успехов в печати и в речах отнюдь не являются необоснованными. Не надо забывать,
что прежде Россия производила только самые простые машины и орудия. Правда, и теперь абсолютные
цифры ввоза машин и инструментов увеличиваются; но пропорциональная доля импортированных машин
по сравнению с теми, которые были произведены в Советском Союзе, непрерывно уменьшается. СССР в
настоящее время производит все оборудование, необходимое для своей металлургической и электрической
промышленности. Он сумел создать свою собственную автомобильную промышленность. Он создал
производство орудий и инструментов, которое охватывает всю гамму от самых маленьких инструментов
большой точности и вплоть до наиболее тяжелых прессов. Что же касается сельскохозяйственных машин,
то СССР уже не зависит от ввоза из-за границы. Вместе с тем, Советское правительство принимает меры к
тому, чтобы запаздывание в производстве угля и железа не препятствовало осуществлению пятилетки в
четыре года. Не подлежит сомнению, что построенные вновь огромные заводы гарантируют значительный
рост продукции тяжелой промышленности.
Газета «Нейе фрейе прессе» (Австрия), 1932
Большевизм можно проклинать, но его нужно знать. Пятилетка – это новый колосс, который
необходимо принимать во внимание и, во всяком случае, в хозяйственный расчет.
Гиббсон Джарви, председатель банка «Юнайтед доминион» (Англия), 1932
Я хочу разъяснить, что я не коммунист и не большевик, я – капиталист и индивидуалист… Россия
движется вперед, в то время как много наших заводов бездействует и примерно 3 млн. нашего народа
ищут в отчаянии работы. Пятилетку высмеивали и предсказывали ее провал. Но вы можете считать
несомненным, что в условиях пятилетнего плана сделано больше, чем намечалось… Во всех
промышленных городах, которые я посетил, возникают новые районы, построенные по определенному
плану, с широкими улицами, украшенными деревьями и скверами, с домами современного типа, школами,
больницами, рабочими клубами и неизбежными детскими яслями и детскими домами, где заботятся о
детях работающих матерей… Не пытайтесь недооценивать русских планов и не делайте ошибки, надеясь,
что Советское правительство может провалиться… Сегодняшняя Россия – страна с душой и идеалами.
Россия – страна изумительной активности. Я верю, что стремления России являются здоровыми… Быть
может, самое важное в том, что молодежь и рабочие в России имеют одну вещь, которой, к сожалению,
недостает сегодня в капиталистических странах, а именно – надежду.
Журнал «Нейшен» (США), 1932
Четыре года пятилетнего плана принесли с собой поистине замечательные достижения. Советский
Союз работал с интенсивностью военного времени над созидательной задачей построения основной
жизни. Лицо страны меняется буквально до неузнаваемости… Это верно относительно Москвы с ее
сотнями заново асфальтированных улиц и скверов, новых зданий, с новыми пригородами и кордоном
новых фабрик на ее окраинах. Это верно и относительно менее значительных городов. Новые города
возникли в степях и пустынях, по меньшей мере 50 городов с населением от 50 до 250 тыс. человек. Все
они возникли в последние четыре года, каждый из них является центром нового предприятия или ряда
предприятий, построенных для разработки отечественных ресурсов. Сотни новых райэлектростанций и
целый ряд гигантов, подобно Днепрострою, постоянно воплощают в жизнь формулу Ленина: «Социализм
есть советская власть плюс электрификация»… Советский Союз организовал массовое производство
бесконечного множества предметов, которые Россия никогда раньше не производила: тракторов,
комбайнов, высококачественных сталей, синтетического каучука, ширикоподшипников, мощных дизелей,
турбин в 50 тыс. киловатт, телефонного оборудования, электрических машин для горной
промышленности, аэропланов, автомобилей, велосипедов и нескольких сот типов новых машин…
Впервые в истории Россия добывает алюминий, магнезит, апатиты, йод, поташ и многие другие ценные
продукты. Путеводными точками советских равнин являются теперь не кресты и купола церквей, а
зерновые элеваторы и силосные башни. Колхозы строят дома, хлева, свинарники. Электричество
проникает в деревню, радио и газеты завоевали ее. Рабочие учатся работать на новейших машинах.
Крестьянские парни производят и обслуживают сельскохозяйственные машины, которые больше и
сложнее, чем то, что видела когда-либо Америка. Россия начинает «мыслить машинами». Россия быстро
переходит от века дерева к веку железа, стали, бетона и моторов.
Журнал «Форвард» (Англия), 1932
Бросается в глаза огромная работа, которая происходит в СССР. Новые заводы, новые школы,
новое кино, новые клубы, новые громадные дома – всюду новые постройки. Многие из них уже
закончены, другие еще окружены лесами. Трудно рассказать английскому читателю, что сделано за
последние два года и что делается дальше. Надо это все видеть для того, чтобы этому поверить. Наши
собственные достижения, осуществленные нами во время войны – лишь пустяк по сравнению с тем, что
делается в СССР. Американцы признают, что даже в период самой стремительной созидательной горячки
в западных штатах там не было ничего похожего на теперешнюю лихорадочную творческую деятельность
в СССР. За последние два года в СССР произошло так много изменений, что отказываешься даже
представить себе, что же будет в этой стране еще через 10 лет… Выбросьте из головы фантастические
страшные истории, рассказываемые английскими газетами, которые так упорно и нелепо лгут об СССР.
Выбросьте также из головы всю ту половинчатую правду и впечатления, основанные на непонимании,
которые пущены в ход дилетанствующими интеллигентами, покровительственно глядящими на СССР
сквозь очки среднего класса, но не имеющими ни малейшего представления о том, что происходит там…
СССР строит новое общество на здоровых основах. Чтобы осуществить эту цель, надо подвергаться риску,
надо работать с энтузиазмом, с такой энергией, которых мир до сих пор не знал, надо бороться с
огромнейшими трудностями, неизбежными при стремлении построить социализм в обширной стране,
изолированной от остального мира. Посетив эту страну вторично за два года, я получил впечатление, что
она идет по пути прочного прогресса, планирует и строит, и все это в таком масштабе, который является
ярким вызовом по адресу враждебного капиталистического мира.
В откровенных беседах Гитлер не скрывал своего восхищения к нему:
"Сила русского народа состоит не в его численности или организованности, а в его способности
порождать личности масштаба И. Сталина... Это единственный мировой политик, достойный
уважения.Наша задача - раздробить русский народ так, чтобы люди масштаба Сталина не появлялись."
Шарль де Голль (Франция):
"Сталин имел колоссальный авторитет, и не только в России. Он умел "приручать" своих врагов,
не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений."
(Уинстон Черчилль Речь в палате общин 21 декабря 1959 года, в день 80-летия Сталина).
"Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и
непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему
изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь... Он обладал
глубокой, лишенной всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером
находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в
самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не
поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную
империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим,
не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным
вооружением.
Что ж, история, народ таких людей не забывают"
Последуем же совету этого неглупого и не лишенного моральных принципов человека и воздадим
дань памяти Сталина. Приходите на возложение цветов! Делитесь со своими близкими, друзьями и
знакомыми ростками правды, которые все сильнее пробиваются на свет! Берите пример, будьте такими,
чтобы ваши дела во благо людей жили в сердцах будущих поколений!
Вечная Слава товарищу Сталину!
Тост
Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа, и прежде всего, русского народа.
Я пью прежде всего за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся
нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.
Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее
признание, как руководящая сила Советского Союза среди всех народов нашей страны.
Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но
и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение.
У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в
1941—42, когда наша армия отступала, покидала родные нам сёла и города Украины, Белоруссии,
Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не
было другого выхода. Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий,
уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам
покой. Но русский народ не пошёл на это, ибо он верил в правильность политики своего правительства и
пошёл на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому
Правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом
человечества — над фашизмом.
Спасибо ему, Русскому Народу, за это доверие!
За здоровье Русского Народа!
Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М., 1946. С. 196–197.
Комментарий:
Таково было изложение тоста в газете «Правда» (1945. 25 мая). Но со слов очевидцев,
присутствовавших на приеме в Кремле 24 мая 1945 года, первая фраза Сталина была: «Я хотел бы поднять
тост за здоровье всего Русского Народа». И тут на весь зал прозвучала реплика - «Советского народа».
Сталин немного помолчал и повторил приведенную фразу без изменений...
Выступление по радио
Председателя Государственного Комитета Обороны
И.В. СТАЛИНА
3 июля 1941 года
Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота!
К вам обращаюсь я, друзья мои!
Вероломное военное нападение гитлеровской Германии на нашу родину, начатое 22 июня, продолжается. Несмотря на героические сопротивление Красной Армии, несмотря на то, что лучшие
дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения, враг
продолжает лезть вперед, бросая на фронт новые силы. Гитлеровским войскам удалось захватить Литву,
значительную часть Латвии, западную часть Белоруссии, часть Западной Украины. Фашистская авиация
расширяет районы действия своих бомбардировщиков, подвергая бомбардировкам Мурманск, Оршу,
Могилев, Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь. Над нашей родиной нависла серьезная опасность.
Как могло случиться, что наша славная Красная Армия сдала фашистским войскам ряд наших
городов и районов? Неужели немецко-фашистские войска в самом деле являются непобедимыми
войсками, как об этом трубят неустанно фашистские хвастливые пропагандисты?
Конечно, нет! История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало. Армию Наполеона
считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками.
Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой
армией, но она несколько раз терпела поражения от русских и англо-французских войск и, наконец, была
разбита англо-французскими войсками. То же самое нужно сказать о нынешней немецко-фашистской
армии Гитлера. Эта армия не встречала еще серьезного сопротивления на континенте Европы. Только на
нашей территории встретила она серьезное сопротивление. И если в результате этою сопротивления
лучшие дивизии немецко-фашистской армии оказались разбитыми нашей Красной Армией, то это значит,
что гитлеровская фашистская армия также может быть разбита и будет разбита, как были разбиты армии
Наполеона и Вильгельма.
Что касается того, что часть нашей территории оказалась все же захваченной немецкофашистскими войсками, то это объясняется главным образом тем, что война фашистской Германии против
СССР началась при выгодных условиях для немецких войск и невыгодных для советских войск. Дело в
том, что войска Германии, как страны, ведущей войну, были уже целиком отмобилизованы, и 170 дивизий,
брошенных Германией против СССР и придвинутых к границам СССР, находились в состоянии полной
готовности, ожидая лишь сигнала для выступления, тогда как советским войскам нужно было еще
отмобилизоваться и придвинуться к границам. Немалое значение имело здесь и то обстоятельство, что
фашистская Германия неожиданно и вероломно нарушила пакт о ненападении, заключенный в 1939 г.
между ней и СССР, не считаясь с тем, что она будет признана всем миром стороной нападающей.
Понятно, что наша миролюбивая страна,, не желая брать на себя инициативу нарушения пакта, не могла
стать на путь вероломства.
Могут спросить: как могло случиться, что Советское Правительство пошло на заключение пакта о
ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Рибентроп? Не была ли здесь
допущена со стороны Советского Правительства ошибка? Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о
мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году. Могло ли
Советское Правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое
государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы
стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Рибентроп. И это, конечно, при одном непременном
условии -- если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности,
независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и
СССР является именно таким пактом.
Что выиграли мы, заключив с Германией пакт о ненападении? Мы обеспечили нашей стране мир в
течение полутора годов и возможность подготовки своих сил для отпора, если фашистская Германия
рискнула бы напасть на нашу страну вопреки пакту. Это определенный выигрыш для нас и проигрыш для
фашистской Германии.
Что выиграла и что проиграла фашистская Германия, вероломно разорвав пакт и совершив
нападение на СССР? Она добилась этим некоторого выигрышного положения для своих войск в течение
короткого срока, но она проиграла политически, разоблачив себя в глазах всего мира, как кровавого
агрессора. Не может быть сомнения, что этот непродолжительный военный выигрыш для Германии
является лишь эпизодом, а громадный политический выигрыш для СССР является серьезным и
длительным фактором, на основе которого должны развернуться решительные военные успехи Красной
Армии в войне с фашистской Германией.
Вот почему вся наша доблестная Армия, весь наш доблестный военно-морской флот, все наши
летчики-соколы, все народы нашей страны, все лучшие люди Европы, Америки и Азии, наконец, все
лучшие люди Германии - клеймят вероломные действия германских фашистов и сочувственно относятся к
Советскому правительству, одобряют поведение Советского правительства и видят, что наше дело правое,
что враг будет разбит, что мы должны победить.
В силу навязанной нам войны наша страна вступила в смертельную схватку со своим злейшим и
коварным врагом - германским фашизмом. Наши войска героически сражаются с врагом, вооруженным до
зубов танками и авиацией. Красная Армия и Красный флот, преодолевая многочисленные трудности,
самоотверженно бьются за каждую пядь Советской земли. В бой вступают главные силы Красной Армии,
вооруженные тысячами танков и самолетов. Храбрость воинов Красной Армии - беспримерна. Наш отпор
врагу крепнет и растет. Вместе с Красной Армией на защиту Родины подымается весь советский народ.
Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность, нависшую над нашей Родиной, и какие
меры нужно принять для того, чтобы разгромить врага?
Прежде всего необходимо, чтобы наши люди, советские люди поняли всю глубину опасности,
которая угрожает нашей стране, и отрешились от благодушия, от беспечности, от настроений мирного
строительства, вполне понятных в довоенное время, но пагубных в настоящее время, когда война
коренным образом изменила положение. Враг жесток и неумолим. Он ставит своей целью захват наших
земель. политых нашим потом, захват нашего хлеба и нашей нефти, добытых нашим трудом. Он ставит
своей целью восстановление власти помещиков, восстановление царизма, разрушение национальной
культуры и национальной государственности русских, украинцев, белоруссов, литовцев, латышей,
эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов
Советского Союза, их онемечение, их превращение в рабов немецких князей и баронов. Дело идет, таким
образом, о жизни и смерти Советского государства, о жизни н смерти народов СССР, о том - быть народам
Советского Союза свободными, или впасть в порабощение. Нужно, чтобы советские люди поняли это и
перестали быть беззаботными, чтобы они мобилизовали себя и перестроили всю свою работу на новый,
военный лад, не знающий пощады врагу.
Необходимо, далее, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникерам и
дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе и самоотверженно шли на нашу отечественную
освободительную войну против фашистских поработителей. Великий Ленин, создавший наше государство,
говорил, что основным качеством советских людей должно быть храбрость, отвага, незнание страха в
борьбе, готовность биться вместе с народом против врагов нашей родины. Необходимо, чтобы это
великолепное качество большевика стало достоянием миллионов и миллионов Красной Армии, нашего
Красного Флота и всех народов Советского Союза.
Мы должны немедленно перестроить всю нашу работу на военный лад, все подчинив интересам
фронта и задачам организации разгрома врага. Народы Советского Союза видят теперь, что германский
фашизм неукротим в своей бешеной злобе и ненависти к нашей Родине, обеспечившей всем трудящимся
свободный труд и благосостояние. Народы Советского Союза должны подняться на защиту своих прав,
своей земли против врага.
Красная Армия, Красный Флот и все граждане Советского Союза должны отстаивать каждую пядь
советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость,
инициативу и сметку, свойственные нашему народу.
Мы должны организовать всестороннюю помощь Красной Армии, обеспечить усиленное
пополнение ее рядов, обеспечить ее снабжение всем необходимым, организовать быстрое продвижение
транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым.
Мы должны укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам этого дела всю свою работу,
обеспечить усиленную работу всех предприятий, производить больше винтовок, пулеметов, орудий,
патронов, снарядов, самолетов, организовать охрану заводов, электростанций, телефонной и телеграфной
связи, наладить местную противовоздушную оборону.
Мы должны организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами,
паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов,
оказывая во всем этом быстрое содействие нашим истребительным батальонам. Нужно иметь в виду, что
враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов. Нужно учитывать все это и не
поддаваться на провокации. Нужно немедленно предавать суду Военного Трибунала всех тех, кто своим
паникерством и трусостью мешают делу обороны, не взирая на лица.
При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной
железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять
противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать
под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в
том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно
уничтожаться.
В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать
диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду
и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов.
В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и
уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.
Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной
между двумя армиями. Она является вместе с тем великой войной всего советского народа против
немецко-фашистских войск. Целью этой всенародной отечественной войны против фашистских
угнетателей является не только ликвидация опасности, нависшей над нашей страной, но и помощь всем
народам Европы, стонущим под игом германского фашизма. В этой освободительной войне мы не будем
одинокими. В этой великой войне мы будем иметь верных союзников в лице народов Европы и Америки, в
том числе в лице германского народа, порабощенного гитлеровскими заправилами. Наша война за свободу
нашего отечества сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические
свободы. Это будет единый фронт народов, стоящих за свободу против порабощения и угрозы
порабощения со стороны фашистских армий Гитлера. В этой связи историческое выступление премьера
Великобритании г. Черчилля о помощи Советскому Союзу и декларация правительства США о готовности
оказать помощь нашей стране, которые могут вызвать лишь чувство благодарности в сердцах народов
Советского Союза, - являются вполне понятными и показательными.
Товарищи! Наши силы неисчислимы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом.
Вместе с Красной Армией поднимаются многие тысячи рабочих, колхозников, интеллигенции на войну с
напавшим врагом. Поднимутся миллионные массы нашего народа. Трудящиеся Москвы и Ленинграда уже
приступили к созданию многотысячного народного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом
городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное ополчение,
поднять на борьбу всех трудящихся, чтобы своей грудью защищать свою свободу, свою честь, свою
родину - в нашей отечественной войне с германским фашизмом.
В целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР, для проведения отпора врагу, вероломно
напавшему на нашу родину, - создан Государственный Комитет Обороны, в руках которого теперь
сосредоточена вся полнота власти в государстве. Государственный Комитет Обороны приступил к своей
работе и призывает весь народ сплотиться вокруг партии Ленина - Сталина, вокруг Советского
правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии и Красного Флота, для разгрома врага,
для победы.
Все наши силы - на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного
Флота!
Все силы народа - на разгром врага! Вперед, за нашу победу!
Скачать