Сердце и дневник

Реклама
НАЗВАНИЕ РАЗРАБОТКИ
Литературно – музыкальная композиция «Сердце и дневник»
Назначение разработки
Сценарий внеклассного мероприятия, посвященного жителям блокадного
Ленинграда
Автор:
Зуева Валентина Евгеньевна
Место работы: МБОУСОШ №7
г. Кулебаки
Должность: учитель истории и
обществознания
Сценарий внеклассного мероприятия, посвященного жителям блокадного Ленинграда
Литературно – музыкальная композиция : Сердце и дневник
Цель мероприятия:
 Формировать знания о событиях Великой отечественной войны, способствовать
стремлению изучать историю своей Родины,
1
воспитывать патриотизм и уважительного отношения к людям.
Задачи:
 Воспитывать любовь к Родине, неравнодушное отношение к ветеранам войны и труда;
 Развивать ценностно-смысловые и нравственные ориентации;
 Прививать уважительного и заботливого отношения к членам семьи;
Оборудование: компьютер, проектор, экран, видеоролики, презентация.
Оформление зала: портрет Тани Савичевой, плакаты, имитирующие страницы дневника,
кусочки хлеба, копии карточек на хлеб, плакаты с военной тематикой, книжная
выставка.
Ожидаемые результаты:
Воспитательное мероприятие должно обеспечить:
 формирование нравственно-патриотических знаний;
 опыт эмоциональных переживаний за судьбы своих соотечественников;
 приобретение представлений о нравственных, душевных качествах человека;
 формирование представлений о тяготах, которые выпали на долю народа в годы войны;
Способы определения результатов:
 1.Творческие работы учащихся
 2. Отзывы о мероприятии (см.приложение)
 3.Анкетирование
 4.Конкурсы, исследовательские работы
Структура мероприятия
1.Вступительная речь ведущих
2.Основная часть, включающая:
(Стихотворное повествование блокадной истории, музыкальное сопровождение, видеоролики,
речь Левитана, сценка, минута молчания).
3.Заключение
Место проведения: актовый зал школы
Время. Затраченное на мероприятие: 45 минут
Ход мероприятия
1.Первый ведущий:
За залпом залп. Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем цветами пестрыми цветут.
А ленинградцы тихо плачут.
2
Ни успокаивать пока, ни утешать людей не надо.
Их радость слишком велика –
Гремит салют над Ленинградом!
2.Второй ведущий
Их радость велика, но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют с тобой
Пол-Ленинграда не поднялось…
Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе – салют!
Сегодня ленинградцы плачут…
Добрый день!
3.Первый ведущий
Сегодня мы собрались в этом зале, чтобы представить вашему вниманию литературно –
музыкальную композицию, посвященную блокаде Ленинграда.
Скоро наша страна будет отмечать великий праздник – День Победы!
22 июня 1941 года на нашу Родину напала фашистская Германия.
Большую часть славянских народов фашисты хотели истребить, а оставшихся загнать в
военные поселения, превратив в рабов.
Чтобы поработить наш народ, надо было захватить столицу нашего государства - Москву.
Но Москва не сдалась. Победа Красной армии сорвала планы врага!
4.Второй ведущий
Ужасную участь готовил Гитлер Ленинграду. Вот выдержка из секретной директивы немецкого
военно-морского штаба «О будущности Ленинграда» от 22 сентября 1941 года.
«Фюрер решил стереть с лица земли город Ленинград.… После поражения Советской России
нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта.
Предложено блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной
бомбежки с воздуха сравнять его с землей. С нашей стороны нет заинтересованности в
сохранении хотя бы части населения этого большого города».
5.Первый ведущий
Для осуществления этого варварского замысла гитлеровское командование бросило к
Ленинграду огромные военные силы.
3
На защиту родного города поднялись все ее жители. Вместе со взрослыми ребята дежурили на
чердаках и крышах при налетах вражеской авиации. Они тушили зажигательные бомбы,
возникшие пожары. Их называли часовыми ленинградских крыш.
8 сентября 1941 года, захватив город Шлиссельбург, фашисты прорвали на южный берег
Ладожского озера. Ленинград оказался полностью блокирован с суши.
С каждым днем в городе таяли запасы продовольствия. Были сокращены нормы. Рабочие
получали в день хлеба по 250 грамм, а служащие и дети по 125 грамм. Муки в этом хлебе почти
не было, его выпекали из отраслей, мякоти, целлюлозы. Хлеб был почти единственным
питанием ленинградцев.
Зимой 1941-1942 года в городе не было топлива и электроэнергии. Люди, истощенные голодом,
измученные непрерывными бомбежками жили в непотопляемых домах.
Замерзли водопровод и канализация. За водой ходили на набережную Невы, делали прорубь и
набирали воду под обстрелами.
Смерть входила во все дома. Свыше 640 тысяч ленинградцев погибло от голода.
Враги надеялись, что жестокие лишения пробудят в ленинградцах низменные инстинкты,
запутают в них все человеческое. Они думают, что голодные, мерзнущие люди перессорятся
между собой из-за куска хлеба, из-за полена дров, перестанут защищать город и в конце концов
сдадут его. Но гитлеровцы просчитались. Люди, пережившие блокаду, до сих пор помнят
глубокую человечность безмерно страдающих ленинградцев, их доверие и уважение друг к
другу.
Подростки-рабочие работали в невыносимых условиях. Голодные, изможденные, они по 12-14
часов не выходили из промерзших цехов и вносили свой вклад в разгром врага.
6.Второй ведущий
Мы хотим вам представить историю 11-летней ленинградской девочки Тани Савичевой.
Большая семья Савичевых жила на Васильевском острове. Блокада отняла у девочки родных и
сделала ее сиротой. В те жуткие дни Таня сделала в записной книжке девять коротких
трагических записей.
1-й чтец
4
На берегу Невы, в музейном зданье,
Хранится очень скромный дневничок.
Его писала Савичева Таня.
Он каждого пришедшего влечет.
Пред ним стоят сельчане, горожане,
От старца - до наивного мальца.
И письменная сущность содержанья
Ошеломляет души и сердца.
Это - всем живущим в назиданье,
Чтобы каждый в суть явлений вник,Время возвышает образ Тани
И её доподлинный дневник.
Над любыми в мире дневниками
Он восходит, как звезда, с руки.
И гласят о жизненном накале
Сорок две святых его строки.
В каждом слове - ёмкость телеграммы,
Глубь подтекста, ключ к людской судьбе,
Свет души, простой и многогранной,
И почти молчанье о себе...
Это смертный приговор убийцам
В тишине Нюрнбергского суда.
Это - боль, которая клубится.
Это - сердце, что летит сюда...
Время удлиняет расстоянья
Между всеми нами и тобой.
Встань пред миром, Савичева Таня,
Со своей немыслимой судьбой!
Пусть из поколенья в поколенье
Эстафетно шествует она,
Пусть живёт, не ведая старенья,
И гласит про наши времена!
2-й чтец
У правобережного гранита –
5
Старый дом с порогом как скамья,
Тут живет, ничем не знаменита,
Савичевых людная семья.
- Чисто ленинградская ячейка, Как изрек один авторитет: Мать – глава семейства – белошвейка,
Братья, сестры, бабка дряхлых лет,
Об отце – о пекаре – известно,
Что работник был – аж пот со лба.
Выпекал для жителей окрестных
Вкусные-превкусные хлеба.
Умер от тяжелого недуга
По весне, когда бегут ручьи.
И его Игнатьевна – супругаСтала капитаншею семьи.
3-й чтец
Чтоб свои надежды и мечтанья…
Чтоб свои надежды и мечтанья
В некоторой степени собрать, Есть у юной Савичевой Тани
Общая, заветная тетрадь.
Тут – любые записи по числам,
Вязь пера, штрихи карандаша,
Все, что с детской щедростью и смыслом
Собирает Танина душа
4-й чтец
Не гуденье цеха или домны,
Не дыханье фабрики зерна,
Нет!
Во весь размах страны огромной
Полетел призыв:
Вставай, страна!..
(Звучит первый куплет и припев песни «Вставай страна огромная» )
6
5-й чтец
Днем и ночью бьют по Ленинграду
Огневые средства всех систем,
И уже,
В предчувствии парада,
Гитлер ждет паденья этих стен.
А когда войска к исходу лета
Больше взять ни пяди не смогли
Он –
Стереть!Приказывает «этот
Населенный пункт
С лица земли…»
6-й чтец
Мать не спит,
От сына ждет известий.
Стал казаться черным белый свет:
Все семейство Савичевых вместе,
Только Михаила нет и нет.
Он уехал в отпуск.
Эта местность (страшно верить)
Занята врагом.
Хуже всякой правды неизвестность.
Хоть умри – не кинешься вдогон…
Жаль несовершенны средства связи,
Мать могла б узнать, что сын ее
Жив издрав: на партизанской базе
Встал со всеми вместе под ружье,
Что идет он сквозь облавы вражьи,
Бьет врага…
А думает о ней.
А домой воротиться лишь после
Всех девятиста блокадных дней…
7
1-й чтец
Под глухое уханье орудий
Кое-кто известия собрал,
Что эвакуируются люди,
Держат путь за Волгу, за Урал.
Но для многих – хуже, чем бесчестье,
Мысль о жизни в дальнем далеке.
Будем вместе,
Будем – здесь,
Как пальцы в кулаке!
(Все вышеизложенное читается на фоне музыки «Лунная соната» Л.Бетховен)
2-й чтец
Нина с легким шарфиком на шее
В штатском виде с ног до головы —
Роет оборонные траншеи
И противотанковые рвы.
3-й чтец
Лека забракован был по зренью.
И военнослужащим не стал,
Но зато с неистовым гореньем.
Режет в цехе Марочный Металл.
4-й чтец
Женя, как всегда, неутомима.
И сосредоточенно строга.
За станком обтачивает мины —
«Личные гостинцы для врага».
5-й чтец
Дядя Вася вместе с дядей Лешей,
Старожилы дома своего,
Тянут обязательную ношу
Активистов службы ПВО.
6-й чтец
Даже та же бабушка Авдотья.
Позабыла думать про уют.
8
И живет в насущной спец заботе:
Что и где. По карточкам дают?
1-й чтец
А хозяйка с ревностной охотой.
Прикипела к делу своему:
Шьет и шьет для матушки-пехоты
Обмундированье на дому.
По числу нагрузок ей, пожалуй,
Всех трудней, — ведь именно она.
Верховодит домом, как державой,
Всем проблемам быта предана.
И, бросая вызов всем невзгодам,
Ценит полномочия свои,
Значится начфином и начпродом
И законодателем семьи.
Отметает беды и лишенья,
Знает цену слову и рублю.
И любое мамино решенье
Здесь — как руль и компас кораблю...
2-й чтец
Не поедет Савичева Таня
На село, за быструю Неву,
Пошатнулся мир ее мечтаний,
Все переменилось наяву.
Если раньше ясная погода
Приглашала в парк или к реке,
То теперь смотри и жди захода
Вражьих птиц в прицельное пике.
Раньше тут футболили ребята
Да играли в «классы», а теперь
Бьют снаряды,
Бьют по всем квадратам,
Бьют и множат перечень потерь.
9
(Звучит песня В далеком тревожном военном году из к/ф «Зеленые цепочки»)
3-й чтец
От снаряда, вздыбившего крышу,
Заходили стены ходуном.
Посреди секундного затишья
Застучал, как сердце метроном.
(Звучит звукозапись метронома)
4-й чтец
А петля блокады – туже, туже.
Беспощадна будничность ее.
С моря нагнетаемая стужа
Диверсантом ломиться в жилье.
Хлеб – он стал землистым, а не черным,
Суррогат, аж горько выкупать.
И опять, опять сниженье нормы.
И таких четырежды опять…
5-й чтец
Хочет Таня чуточку согреться,
А встаёт существенное, но, На исходе топливные средства,
Всё, что было дома, сожжено.
Полистала старые тетради,
Где известно всё наперечёт.
И взяла из них, почти не глядя,
Свой наивный школьный дневничок.
Заглянула и смутилась как-то.
Неужели это всё она
Собирала мизерные факты,
Так была беспечна и смешна?
Ни один из них не повторится,
Бесполезно их перебирать,
И она – страницу за страницей Стала жечь заветную тетрадь.
Жжёт и греет лапушки над пеплом.
Мать вгляделась – тут же поняла
10
И на миг как будто бы ослепла:
Дочь сжигает прошлое дотла.
Ничего от прежней Тани нет в ней.
Изменились все черты лица.
У огня – одиннадцатилетний
Человек с глазами мудреца.
(Все вышеизложенное читается на фоне музыки «Лунная соната» Л.Бетховен)
6-й чтец
Раньше всех встаёт на кухне Женя
И скорей из дома – поутру
Таня, с тайным чувством уважения,
Провожает старшую сестру.
На завод, за восемь километров
Ходит Женя каждый божий день
И уже пугающе - заметно
Тает, словно собственная тень.
Там, в ущерб ослабшему здоровью,
Эта «рядовая от станка»
Отдаёт бойцам запасы крови
Донор – кровный друг фронтовика.
Кровью сердца,
Волей интеллекта
Верит, даже верует она
Что не пропадает такая лепта –
В нашу пользу
Кончится война!
Эта вера зреет неизменно
Нарастает пламенем кростра.
Потому-то по две, по три смены
Точит мины
Старшая сестра.
А когда с добавочным питаньем
Кое-как дотащится домой
- Ну-ка, ешь! – приказывает Тане
11
И лишь кое-что – себе самой…
Женя, Женя…
Ранняя сутулость
Изнеможенность ясного чела
…На завод ушла и не вернулась…
Прямо на работе
Умерла…
Словно при немыслимом зазимке,
Мать безмолвно съёжилась в тени.
И не уронила не слезинки,
Потому что - вымерзли они…
Не метель в горелом переулке
Клок афиши трогает и гнёт, Вынимает Таня из шкатулки
Памятную книжечку-блокнот.
Ищет букву «Ж» по алфавиту
Карандаш достала из стола
А затем, недетски деловито,
Вписывает:-Женя умерла …
Женя умерла 28 декабря в 12-30 часов утра в 1941 году.(Вывешивается плакат)
1-й чтец
Но от поседневного стоянья
В очереди стылой, как стена,
Бабушка дышать не в состоянье,
Вся пробита стужею она.
Прилегла, дрожит от лихорадки,
А в глазах усталость и тоска.
Таня ей пристроила под пятки
Половик и грелку из песка.
Но к обеду старой стало хуже, Уронила руку словно плеть.
И лицо свинцовое от стужи,
Постепенно начало белеть.
И не стало бабушки Авдотьи…
12
И как прежде верная себе –
Вносит Таня
В свой дневник блокнотик
Этот скорбный факт – где буква «Б»:
Бабушка
Умерла 25 янв. 3 ч. 1942г.
2-й чтец
Мать как подобает старожилу,
Честно тащит «свой житейский крест».
С мудрым «не до жиру – быть бы живу»
Кормит всех.
Сама почти не ест
Продолжает дело воспитанья
С чувством материнским дорогим:
- Слушай, Таня! – или – Скушай, Таня! –
Не в ущерб, конечно, всем другим.
3-й чтец
Таня, Таня, где твои салазки,
Где твои «снегурочки» - коньки
Все трясет от орудийной встряски,
Даже воду в прорубях реки.
Где подружки?
Недозваться многих.
И нельзя исправить ничего.
Мир пернатых и четвероногих
Сгинул, будто не было его.
Все остатки радости сгорели.
Все в разрывах - суша и зенит.
А под говор мартовской капели
Занемог и Лека — Леонид.
От предельной меры истощенья
Он улегся, скрючился в дугу.
А во взгляде боль: — Прошу прощенья,
Что подняться больше не могу.
13
Мать укрыла стынущего парня
И с кошелкой кинулась за дверь,
Собрала седую пыль в пекарне,
Где бомбоубежище теперь,
Принесла две горсти этой пыли,
Заварила чуть не на ходу,
И потом все Савичевы пили
Клейстероподобную бурду.
Пил и Лека, намекая Тане:
Ох, и хороша, мол, да вкусна!
Но под утро, в предрассветной рани,
Мамин крик
П р о гнал остатки сна:
— Лека!..
Леня!.. —
А его не стало.
Стиснут рот.
Погашены зрачки.
В пальцах, не отмытых от металла,
Холодеют Лекины Очки
Сотни тысяч жизненных аварий.
Плюс — еще одна к тому всему.
Тут же появилась тетя Варя –
Друг семьи и помощь на дому.
Обняла, как маленькую, маму:
Мол, держись, Игнатьевна, держись.
И давай-ка действовать помалу,
Как диктуют нам Судьба и жизнь.
Повздыхали женщины по-вдовьи.
Перебрали в памяти года.
И с гражданской скорбью и любовью
Проводили Леку в никуда.
И опять же
Вынула украдкой
Свой блокнотик младшая сестра.
14
И вписала Строго, Крупно, Кратко:
— Лека умер в
пять часов утра
Лека умер 17 марта в 5 час утр. 1942 г. (Вывешивается плакат)
4-й чтец
Дядя Вася был кумиром Тани
И единомышленником – ей,
Он шкафы с отборными томами
Завещал племяннице своей.
И твердил, оглядывая мигом
Фонд библиотеки именной,
Что любовь и приобщенье к книгам –
Это вечный праздник,
В жизнь длиной.
Жизнь энтузиаста- книголюбаЭто свой особый путь и чин…
Он среди читающего люда
Слыл одной из людных величин.
А теперь немного дней в запасе
У него осталось на счету.
Утерял все силы дядя Вася,
Лег с любимой книгой за плиту.
Углубился в пристальное чтенье,
Чтоб забыть, что делалось вокруг.
Но, увы, с коротким шелестеньем
Эта книга выпала из рук…
Был, и нет на свете человека…
Отсветил…
Над ним сомкнулась тьма…
А во тьме его библиотека,
За стеклом - тома, тома, тома.
И остались строки завещанья,
Как единой линии пример:
«Это все - моей и нашей Тане.
15
Книголюбец Савичев В. Р.»
И под новой тягостью раздумий,
Сжав дневник как птаху, в рукаве,
Таня пишет
- Дядя Вася умер…На страничке, с черной буквой «В»
Дядя Вася умер
В 30 апреля
2 ч. Ночь
1942г. (Вывешивается плакат)
5-й чтец
И у человека рвуться корни,
Коль открыты сабельным ветрам.
Долго ли продержишься на норме,
Если норма – двести с чем-то грамм?
Дядя Леша хочет встать с постели
И не можетБольше нету сил.
Съел кусочек хлеба еле-еле.
И губу нещадно прикусил.
И застыл, как снегом, запорошен
Сединой…
И таня взяв блокнот.
Вписывает кратко:
- Дядя Леша…
А под ним – число, и час, и год.
Дядя Леша
10 мая
В 4 ч. Дня 1942 г. (Вывешивается плакат)
(На экране видеоролик о блокадном Ленинграде)
6-й чтец
Всё могла себе представить Таня.
Всяких бед навиделась она.
Но никак, никак в её сознанье
16
Не вмещалась истина одна, Что и мама после всех аварий
Занеможет, выронит иглу
И велит бежать за тётей Варей
В сонную, предутреннюю мглу.
Тётя Варя сразу же явилась,
Возле мамы села на кровать:
- Ты это чего, скажи на милость,
Вздумала, Игнатьевна, сдавать?!
Мать склонила голову с подушек
И шепнула, тёмного темней:
- Если что, не оставляй Танюшу…
Позаботься как-нибудь о ней…
И с прощальной ясностью рассудка
Оглядела замершую дочь.
И впервые Тане стало жутко:
Ведь ничто не в силах тут помочь.
В довершенье к этому – бомбёжка,
А к бомбёжке – снова артгроза.
Гром и пламя вдарили в окошко,
Что-то взвыло, словно тормоза.
Под чеканный выстук метронома
Хлынул камень, как лавина с гор.
И чердак, с измятой кровлей дома,
В вихре праха грохнулся во двор.
Но впервые в жизни мать-солдатка
Не прикрыла дочь свою собой:
Умерла, исчерпав без остатка
Всё, что ей даровано судьбой…
И…немеет Таня отрешённо,
Девочка с глазами мудреца,
И не сводит взора с рук скрещённых,
С маминого строгого лица…
Умерла. Задач не дорешила,
До конца всех дел не довела.
17
Отгремела швейная машина.
Отмелькала быстрая игла.
Прекратились мамины заботы.
Их совсем не будет впереди…
Для чего ж висит на стенке фото,
Сбоку надпись: «Мама, погляди!»
Нет, не глянет…Не обронит слова…
Не обнимет…Мамы – больше нет…
И - раскрыла свой блокнотик снова
Девочка одиннадцати лет.
Ощутила грифель под рукою.
Примостилась около стола.
И строка за тягостной строкою
На страницу каменно легла:
МАМА
13 мая
В 7.30 часов утра
1942 год. (Вывешивается плакат)
1-й чтец
…Машинально Таня полистала
Свой немногословный дневничок.
Все семейство Савичевых встало
Перед нею вновь наперечет.
И она, буквально по два слова.
Пишет как на крайней полосе:
Савичевы умерли,
И снова: умерли,
И добавляет: все. Савичевы умерли. Умерли все.(Вывешивается плакат)
2-й чтец
…Самая нежданная из весен:
Словно вихрем сорванный листок,
С детским домом номер 48
Уезжает Таня на Восток.
Едут дети, ждущие чего-то
18
От пути без края и конца
В полной мере круглые сироты.
В полном смысле - нет на них лица.
Разучились начисто смеяться.
Отощали так, что жуть берет.
Но – по главной сути – ленинградцы.
Все, как есть, изведавший народ.
(Звучит песня Леннградцы, сценка с раздачей хлеба)
(Сценка : участники мероприятия становятся в очередь за хлебом. Подходят, отдают
карточки и принимают символическую норму блокадного пайка, после чего раздают хлеб
сидящим в зале. Сценка проходит, молча, на фоне музыки).
3-й чтец
Страна помогала Ленинграду в его героической борьбе. С Большой земли в осажденный город с
невероятными трудностями доставляли продукты и топливо. Оставалась только узкая полоска
воды Ладожского озера. Но поздней осенью Ладога замерзла и эта единственная ниточка,
связавшая город со страной оборвалась.
И тогда по Ладожскому озеру проложили автомобильную трассу. От нее зависело спасение
жителей города, обеспечение фронта всем необходимым.
22 ноября 1941 года по еще неокрепшему льду пошли первые грузовики с мукой.
4-й чтец
«Дорогой жизни» шел к нам хлеб,
Дорогой жизни многих к многим.
Еще не знают на земле
Страшней и радостней дороги.
Все, кто обслуживал ледовую трассу, - водители, дорожники, связисты, зенитчики,
регулировщики - работали в необычайно сложных условиях. В цепенящую стужу, в слепящий
буран, под непрерывными бомбежками и обстрелами.
Вплоть до 23 апреля 1942 года по Ладожскому озеру непрерывно двигались автоколонны с
продуктами, а обратно на Большую Землю вывозили детей, раненых, истощенных людей.
Скольких людей спасла эта дорога!
7.(Звучит песня «Ладога» и видеоролик)
8.(Звучит речь Ю. Левитана о прорыве блокады Ленинграда)
9.Ведущий объявляет минуту молчания, зал встает.
19
10.Первый ведущий
Савичевы умерли не все. Удалось разыскать сестру Тани – Нину Николаевну Савичеву-Павлову
и заочно связаться с братом Тани – Михаилом Николаевичем Савичевым, От них узнали, что
Таня была эвакуирована из осаждённого Ленинграда на Большую землю, находилась в
Красноборском детдоме №48 Шатковского района Горьковской области и умерла там в
районной больнице..Красные следопыты Шатковской средней школы нашли место, где
похоронена Таня Савичева, и взяли шефство над её могилой.
11.Второй ведущий
Это – всем живущим в назиданье,
Чтобы каждый в суть явлений вник.
Время возвышает образ Тани
И ее доподлинный днвник.
Над любыми в мире дневниками
Он восходит. Как звезда сруки.
И гласят о жизненном накале
Сорок две святых ее строки.
В каждом слове – емкость телеграммы,
Глубь подтекста. Ключ к людской судьбе.
Свет души, простой и многогранный,
И почти молчанье о себе…
Это – смертный приговор убийцам
В тишине Нюрнбергского суда.
Это – боль, которая клубиться.
Это – сердце. Что летит сюда…
20
Литература
1. Смирнов С. Сердце и дневник. – Москва: “Советская Россия”, 1973.
21
Скачать