Преступное легкомыслие и безответственность

Реклама
Преступное легкомыслие и безответственность
24.09.2009 17:40
Происшедшая в середине августа авария на Саяно-Шушенской ГЭС в
России, унесшая десятки человеческих жизней и нанесшая огромный
материальный ущерб, вновь привлекла острое внимание общественности к
вопросам строительства крупных гидротехнических сооружений на
трансграничных реках Центральной Азии.
Какие выводы извлекли специалисты из случившейся катастрофы?
Насколько эта техногенная авария может быть спроецирована на крупные
водохозяйственные объекты в нашем регионе? Какие необходимо
предпринять шаги, чтобы подобное не повторилось?
Эти вопросы корреспондент общественно-политического издания
страны «Правда Востока» задал ученому секретарю Института сейсмологии
Академии наук республики кандидату физико-математических наук Махире
Усмановой.
- Прежде всего, отмечу, что и Саяно-Шушенская ГЭС в России и все
крупные
гидротехнические
сооружения
в
Центральной
Азии
проектировались и строились в советский период, когда главенствовал
принцип: побыстрее и подешевле. А вопросы безопасности, в том числе
экологической, и сейсмичности не были в числе приоритетов.
Случившаяся в России катастрофа имеет самое прямое отношение к
нашему региону. Ведь крупнейшие ГЭС в Центральной Азии - Токтогульская
в Кыргызстане и Рогунская в Таджикистане - страдают теми же изъянами,
что и Саяно-Шушенский каскад, поскольку их проектировали практически
одни и те же люди.
Возьмем, например, Токтогульскую ГЭС. Она, конечно, своими
размерами потрясает воображение. Длина водохранилища 42 километра,
ширина - 17 км, объем воды - 19,5 кубического километра (!). Сравним это
гигантское сооружение с Саяно-Шушенской ГЭС. Одна и та же агрессивная
среда, в которой находятся оба гидротехнических объекта, очень активная в
сейсмическом отношении. Одинаковое покрытие - бетон. Приблизительно
один и тот же срок эксплуатации, в частности, Токтогульская ГЭС работает
уже 40 лет - весьма солидный возраст.
Причем район, где находится Токтогул, - это зона активного
тектонического разлома, то есть разрывов в земной коре, видимых даже
визуально. Пусть простят мне эмоции, но это просто страшный в
сейсмическом отношении регион. Здесь в 1889 году произошло Чиликское
землетрясение магнитудой 8,3 балла (по шкале Рихтера), Красноводское в
1895 году - 8,2 балла (на берегу Каспийского моря), Кашгарское в 1902 году 8,1 балла, Кеминское в 1911 году - 8,2 балла. Это были землетрясения, когда
сдвигались горы, проваливалась под ногами земля.
Кстати, в районе строительства Камбаратинских ГЭС в 1992 году
произошло сильнейшее Суусамырское землетрясение, магнитудой 7,4,
интенсивность толчков в его эпицентре доходила до 10 баллов. Данная
территория попадает в сферу влияния Таласо-Ферганской и Суусамырской
сейсмоактивных зон, проявивших себя за последнее время множеством
сильных землетрясений.
Но и сегодня район Токтогульского водохранилища в действующих
картах сейсмического районирования отнесен к девятибалльной зоне, хотя
здесь не исключена вероятность землетрясений силой и в 10 баллов (по
шкале Рихтера). За год здесь происходят несколько десятков мелких
колебаний земной коры.
То же самое можно сказать и о районе строительства Рогунской ГЭС в
Таджикистане. Непосредственное отношение к нему имеет ГиссароКокшаальский тектонический разлом, в зоне которого были такие
катастрофические землетрясения, как Сарезское в 1911, Хаитское в 1949
годах и другие. Наблюдения ученых свидетельствуют, что этот район входит
в фазу очередной сейсмической активизации. И строительство нового
крупного водохранилища обязательно повлияет на общее геодинамическое
состояние - увеличит уровень сейсмичности как зоны Рогунской ГЭС, так и
сопредельных территорий.
- Махира Турабовна, но ведь причины аварии на Саяно-Шушенской ГЭС
еще не обнародованы, этот вопрос пока находится в стадии расследования
специалистов. Справедливо ли в таком случае проецировать эту катастрофу
на крупные гидрообъекты нашего региона и делать из этого далеко идущие
выводы?
- Да, конкретные детали этой аварии еще предстоит выяснить. Но общий
принципиальный взгляд на случившееся, в том числе и российских
специалистов, в общем-то единодушен и не вызывает особых споров - это
ненадежность данных гидротехнических сооружений, серьезные ошибки в их
проектировании и, самое главное, отсутствие учета сейсмичности и
геологических опасностей региона, где они находятся. Не случайно в РФ
намерены
провести
детальный
мониторинг
всех
действующих
гидроэлектростанций.
Но по большому счету, конкретные причины аварии на СаяноШушенской ГЭС для нас на втором плане, а на первом - сама их вероятность.
Даже если предположить, что виной всему человеческий фактор, значит,
подобное возможно, например на Токтогульской ГЭС.
- Правильно ли я вас понял, что уже само по себе строительство таких
крупных гидросооружений, как Камбаратинские ГЭС в Кыргызстане или
Рогунская ГЭС в Таджикистане, несет в себе очень большие риски и
негативно скажется на сейсмичности региона?
- Безусловно. Строительство и эксплуатация в такой высокосейсмичной
зоне, какой является долина реки Нарын или территория Рогуна, крупных
гидротехнических сооружений объемом в десятки миллиардов кубометров
воды представляет потенциальную угрозу появления каскадного эффекта
разрушения, когда незначительный прорыв в одном месте вызывает цепную
реакцию с возникновением неудержимого потока водно-грязевой массы.
Это может нанести огромный экономический и экологический ущерб
странам, находящимся ниже по течению трансграничных рек, в первую
очередь Узбекистану. При этом надо учесть, что, например, район
Токтогульской ГЭС - это место захоронения радиоактивных токсичных
отходов, и если произойдет прорыв, то «заразится» не только территория
Кыргызстана, но и многих областей Таджикистана, Казахстана и
Узбекистана.
Также очевидно, что строительство крупных гидросооружений
существенно повышает сейсмическую опасность данного региона.
Возведение Рогунской ГЭС, по мнению ученых, может резко активизировать
сейсмичность Гиссаро-Кокшаальской сейсмогенной зоны. В мировой
практике известно немало случаев возникновения сильных землетрясений в
районах строительства и эксплуатации водохранилищ.
В качестве примера можно привести случай в Денвере (США). В
скважину с глубиной 3671 м под большим давлением закачивали
отработанную воду. Через несколько недель после начала закачки воды был
зарегистрирован рой землетрясений с эпицентром вблизи скважины. В
дальнейшем между частотой землетрясений и количеством закачиваемой
воды была выявлена отчетливая корреляционная связь.
- Что, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы предотвратить
трагедии на крупных гидроэнергетических сооружениях?
- Мне кажется, что уроки из аварии на Саяно-Шушенской ГЭС должны
извлечь не только россияне, но и те, кто планирует великие «стройки века»
по ненадежным проектам 20-летней давности. Стремление извлечь
сиюминутную выгоду, не думая о глобальных последствиях, невосполнимом
ущербе, который можно нанести и природе, и соседним странам, - это
преступное легкомыслие и безответственность.
Сейчас совершенно очевидно, что проекты возведения Камбаратинских
и Рогунской ГЭС нуждаются в серьезной доработке с учетом высокого
уровня сейсмичности и геологических опасностей района строительства, а
также других факторов. После этой доработки проекты должны пройти
независимую международную экспертизу. Все эти предложения с нашей
стороны звучали уже не раз, они поддержаны авторитетными
международными организациями и специалистами.
Скачать