Загрузил secretar

Политика русских князьёв в тмутараканском княжестве во второй половине X-XI века

Реклама
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2013. № 4
УДК 947
ПОЛИТИКА РУССКИХ КНЯЗЕЙ В ТМУТАРАКАНСКОМ КНЯЖЕСТВЕ
ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ X – XI веках
© 2013 г. В.В. Дудин
Дудин Владимир Владимирович –
аспирант,
Северо-Кавказский федеральный университет,
пр. Кулакова, 2, Ставрополь, 355029.
E-mail: v.v.dudin@mail.ru.
Dudin Vladimir Vladimirovich –
Post-Graduate,
North-Caucasian Federal University,
Kulakova Ave., 2, Stavropol, 355029.
E-mail: v.v.dudin@mail.ru.
На основе анализа древнерусских и арабо-персидских источников рассматривается политика русских князей, проводимая ими в Тмутараканском княжестве, игравшем важную роль
в развитии взаимоотношений между Древнерусским государством и народами Северного
Кавказа. Констатируется, что благодаря этой политике укреплялось влияние Киевской Руси
в Северо-Кавказском регионе и создавались предпосылки для развития экономических, политических и культурных контактов между ними. И только удаленность Тмутаракани от Руси и междоусобные войны русских князей не позволили прочно закрепить им свое влияние в
этом княжестве.
Ключевые слова: Тмутараканское княжество, Древнерусское государство, народы Северного Кавказа, развитие взаимоотношений.
Basing on analysis of certain Old Russian and Arab-Persian sources, the article considers the policy of the Russian princes in Tmutarakan principality, which played an important role in the development of the relationship between the Old Russian state and the peoples of the Northe Caucasus. It is
stated that due to this policy impact of Kievan Rus in the North Caucasus region was strengthened and
preconditions for the development of economic, political and cultural contacts between them were established. Only Tmutarakan remoteness from Russia and the civil wars of the Russian princes did not
allow them to establish firmly its influence in the principality.
Keywords: Tmutarakan principality, Old Russian state, peoples of the Northern Caucasus, development of relationships.
Восточный поход киевского князя Святослава Игоревича, предпринятый в 965 г., положил конец политическому могуществу Хазарского каганата в Северо-Кавказском регионе и привел к возникновению на берегах
Керченского пролива русского Тмутараканского княжества, территория которого охватывала Восточный Крым, Таманский полуостров и, возможно, нижнее Прикубанье.
Интерес к изучению истории Тмутараканского княжества, сыгравшего важную роль в
истории Древнерусского государства и народов Северного Кавказа, возник в отечественной историографии давно. Количество работ,
посвященных Тмутаракани, за более чем
двухвековой период ее изучения насчитывает
более двухсот статей и монографий.
Тмутараканское княжество оказывало
сильное влияние на развитие экономики и
культуры народов Северного Кавказа. Город
Тмутаракань был крупным торговым и культурным центром. Тмутараканский порт связывал население Северного и СевероЗападного Кавказа с Русью, Византией и другими странами. Арабо-персидский историк
ал-Идриси (1100 – 1165 гг.) в своем сочинении сохранил описание Тмутаракани: «Матарха – это вечный город, существующий с
незапамятных времен, и неизвестно кто его
построил. Там есть виноградники и обработанные поля. Его владыки очень сильны, мужественны, благоразумны и решительны. Их
почитают за смелость и господство над соседями. Это большой город с множеством жи-
26
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
телей, с процветающими областями; там
имеются рынки и [устраиваются] ярмарки, на
которые съезжаются люди из самых отдаленных соседних стран и близлежащих округов»
[1, с. 130 – 131].
Первое летописное упоминание о русском
князе в Тмутаракани относится к 988 г. «Повесть временных лет», повествуя о двенадцати сыновьях Владимира Святославича (980 –
1015 гг.), сообщает о Мстиславе (ум. 1036 г.),
которого отец посадил княжить в Тмутаракани. Следующее упоминание о Мстиславе относится к 1022 г. «Повесть временных лет»
под этим годом сообщает о военном походе
его на касогов и победе над касожским князем
Редедей [2, с. 64].
Русские летописи сообщают, что после
смерти Владимира Святославича (1015 г.)
между его сыновьями началась кровопролитная борьба за власть, которая продолжалась в
течение четырех лет (1015 – 1019 гг.), и победителем из которой вышел Ярослав Владимирович Мудрый, занявший в 1019 г. киевский
престол. Ему не удалось осилить лишь Мстислава Тмутараканского. В результате некогда
единое Древнерусское государство было поделено между братьями по Днепру.
В 1023 г. между Мстиславом Тмутараканским и Ярославом Мудрым вспыхнула открытая война, которая по существу являлась продолжением большой междоусобицы 1015 –
1019 гг. «Повесть временных лет» сообщает:
«В лето 6531. Поиде Мьстиславъ на Ярослава
с козары и съ касогы» [2, с. 64]. Тмутараканский князь выбрал удобное время для похода.
В это время Ярослава не было в Киеве, так
как он находился в Новгороде. Мстислав со
своим войском подошел под самые стены
Киева, но киевляне затворились в городе и не
приняли Мстислава. Не решившись штурмовать столицу Древнерусского государства,
тот отступил, предпочтя закрепиться в Чернигове – стольном граде огромной земли,
включавшей в свой состав всю СевероВосточную Русь.
Обеспокоенный этими событиями, Ярослав обратился за помощью к варягам, чье
появление в Новгороде значительно укрепило
его войско. Встреча противоборствующих
сторон произошла в 1024 г. под городом Лиственом, расположенном неподалеку от Чернигова. Бой проходил в кромешной тьме, в
дождь и грозу. Против ударной силы Яросла-
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2013. № 4
ва – наемников-варягов Мстислав выставил в
«челе», т.е. в центре своего войска, черниговскую дружину северян, а приведенную из
Тмутараканского княжества касого-хазарскую
дружину поставил «по крилома». Ярослав потерпел поражение и вместе с предводителем
варягов был вынужден бежать с поля боя, минуя Киев, в Новгород.
Русь снова раскололась надвое. Ярослав
сохранил за собой Новгород, Мстислав – Черниговскую и Тмутараканские земли. В Киеве
сидели «мужи» Ярославовы. На захват столицы Мстислав так и не решился.
Через два года у Городца Ярослав и Мстислав заключили мир, по которому разделили
Русскую землю по Днепру. Всеми землями к
западу от Днепра завладел Ярослав, а к востоку – Мстислав. Таким образом, все левобережье Днепра с Северской землей, Черниговом,
Переяславлем, Тмутараканью и другими городами отошло к Мстиславу. Местом своего
постоянного пребывания Мстислав избрал
Чернигов, став таким образом по существу
правителем самостоятельного государства.
Под управлением Ярослава остались Киев с
правобережными землями и весь Север Руси
во главе с Новгородом. «И начяста княжити
миром въ братолюбии, и преста оусобица и
мятежь, и бысть тишина в земли» [2, с. 45; 3].
Древнерусские и арабо-персидские источники отмечают активизацию внешнеполитической деятельности Киевской Руси. Так, в
«Повести временных лет» сообщается о том,
что в 1030 г. Ярослав Мудрый в союзе с
Мстиславом Тмутараканским предпринял успешный военный поход на города Червенской
Руси, а одна из региональных северокавказских хроник «История Дербента» («Тарих алБаб ал-Абваб») сохранила уникальные известия о нескольких походах русов в союзе с
аланами на Каспий в сторону Дербента (на
Карах) в 1029, 1032 и 1033 гг. Однако эти
походы завершились для них поражением
[4, с. 162, 163 – 164].
В 1036 г. Мстислав умер, не оставив наследника. Та часть Руси, которой он управлял,
перешла в руки Ярославу Мудрому, который
с того времени, по словам летописи, «бысть
самовластець Русьстей земли» [2, с. 66].
Как было отмечено, начиная со времени
Мстислава Тмутараканское княжество входило во владения черниговского князя. После
смерти Ярослава Мудрого Чернигов получил
27
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
Святослав Ярославович (1027 – 1076 гг.), который отправил в Тмутаракань своего сына
Глеба (ум. 1078 г.).
Под 1064 г. русские летописи сообщают о
том, что в Тмутаракань «бежал» из Руси
двоюродный брат Глеба, внук Ярослава Мудрого Ростислав Владимирович, вместе с которым туда бежали воевода Порей и Вышата,
сын новгородского воеводы Остромира. Беглецы изгнали Глеба из Тмутаракани, но уже
на следующий год Святослав пришел в Тмутаракань и вновь посадил здесь Глеба. Стоило
Святославу покинуть Тмутаракань, как Ростислав опять низверг Глеба и в 1065 г. «седе
Тмутаракани» [2, с. 71].
С именем Ростислава Владимировича
(1038 – 1066 гг.) связано значительное усиление русского влияния на Северном Кавказе.
Древнерусские летописи с большим теплом
отзываются об этом князе: «Бе же Ростиславъ
мужъ добль, ратенъ, взрастомь же лепъ и красенъ лицемь, и милостивъ убогымъ» [2, с. 71].
При крещении Ростислав получил имя
Михаил. Свое детство он провел в Новгороде,
находясь при дворе отца, второго из сыновей
Ярослава – Владимира (1020 – 1052 гг.). В
Новгороде оставался Ростислав и после смерти Владимира, по-видимому, до 1055 г., когда
Новгород был отобран у него Изяславом Ярославичем (1024 – 1078 гг.), ставшим после
смерти Ярослава Мудрого в 1054 г. князем
Киева и старейшиной русских князей. В Новгороде Изяслав стал княжить сам, поручив
управление Новгородской землей дальнему
родственнику Ярославичей Остромиру, внуку
Добрыни, знаменитого дяди Владимира Святославича. В качестве компенсации за отобранные
владения, Изяслав дал в 1057 г. Ростиславу
Владимир Волынский и прилегающие к Волыни Червенские земли, которые до этого принадлежали, по завещанию Ярослава, младшему из
Ярославичей – Игорю, переведенному в том же
году на более высокий стол в Смоленске.
До 1060 г. Ростислав, по-видимому, вынужден был мириться со своим новым положением. На Волыни он женился на венгерской
принцессе, и здесь у него родились три сына,
за которыми он закрепил часть земель своего
княжества [5, с. 205]. Однако мысль о возвращении в Новгород, судя по всему, его не
оставляла. Уже в 1061 г. Ростислав вновь
княжит в Новгороде, о чем свидетельствует
краткая запись, сделанная в Тверском сборни-
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2013. № 4
ке: «Того же лета поставленъ бысть Новугороду архiепископомъ Стефанъ, а в Новегороде лета того еще князь Ростиславъ Владимеровичъ» [6, стлб. 154]. Но надолго задержаться в родном городе ему не удалось. В 1064 г.
Ростислав был изгнан из Новгорода, после
чего, как было отмечено, он был вынужден
отправиться в Тмутараканское княжество.
Из кратких сообщений русских летописей
нам известно, что после изгнания из Тмутаракани Глеба Ростислав сумел укрепить свое
положение в Тмутараканском княжестве и
распространить свое влияние на прилегающие
к нему области. Это обстоятельство вызвало
серьезное беспокойство у Византии, которая,
опасаясь усиления военной и политической
экспансии русского князя на Крымские колонии Византийской империи, послала в 1066 г.
в Тмутаракань котопана (вероятно, стратига),
сумевшего «лестью» войти в доверие к Ростиславу. Во время одного пира котопан отравил
Ростислава, подсыпав в чашу тмутараканскому
князю смертельную дозу яда. После пира котопан поспешно покинул Тмутаракань и приехал
в Корсунь, но корсуняне, узнав о его преступлении, побили котопана камнями [2, с. 72].
После смерти Ростислава при поддержке
монаха Киево-Печерского монастыря Никона
в Тмутаракань снова возвратился Глеб Святославич. Однако закрепиться здесь надолго он
не смог и уже 1069 г. застает его в Новгороде.
Тмутаракань становится прибежищем для
князей-изгнанников, князей-изгоев, которых
житейские неурядицы и политические бури
вынуждают искать убежище. Когда стал князем в Тмутаракани Роман Святославич «Красный» (ум. 1079), русские летописи не упоминают, но в 1077 г. он уже княжит в Тмутаракани, и к нему бежит Борис Вячеславич (ум.
1078 г.), внук Ярослава Мудрого. Отец Бориса
Вячеслав был четвертым сыном Ярослава
Мудрого, после смерти которого в 1054 г. он
получил в удел Смоленск. Жена Вячеслава
Ярославича, немецкая принцесса Ода, родила
ему единственного сына – Бориса. В 1056 г.
Вячеслав Ярославич неожиданно умер, и Борис, будучи еще малолетним, остался без
княжеского удела. Однако попав в изгои, он
продемонстрировал завидную предприимчивость в борьбе за возвращение своих княжеских прав. В 1077 г., воспользовавшись походом Всеволода против Изяслава, он захватил
Чернигов, но смог продержаться в нем только
28
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
восемь дней, после чего бежал в Тмутаракань
к Роману Святославичу. Через год здесь оказался еще один беглец – Олег Святославич
(ум. 1115 г.). В августе 1078 г. Олег и Борис
вместе с половцами выступили против Всеволода Ярославича (1030 – 1093 гг.) и нанесли ему
поражение на реке Сожице (25 августа 1078 г.).
В этом сражении погиб Порей, бежавший в
1064 г. вместе с Вышатой и князем Ростиславом
Владимировичем в Тмутаракань. Олег и Борис
заняли Чернигов. Это был первый случай привлечения половцев в княжеские междоусобицы,
весьма отрицательно оцененный не только потомками, но и современниками.
Однако черниговцы активно поддержали
Олега и Бориса, и когда соединенные силы
князей Изяслава, Всеволода, Владимира и
Ярополка осадили город, оказали им упорное
сопротивление. Олег и Борис, находившиеся
вне города, поспешили ему на помощь, но, не
имея под руками половцев, оказались много
слабее объединившихся против них русских
князей и были разбиты в битве на Нежатиной
Ниве (3 октября 1078 г.). Борис при этом был
убит, а Олег с небольшой дружиной успел
спастись и укрыться в Тмутаракани. В этой
же битве погиб и старейший из Ярославичей,
киевский князь Изяслав [7, с. 81 – 82].
В 1079 г. Роман Святославич с половцами
двинулся из Тмутаракани на Всеволода. Но у
Переяславля половцы заключили мир с Всеволодом, и Роман вынужден был вернуться. Половцы убили Романа, а Олега в Тмутаракани
схватили хазары и выдали его византийцам –
«поточиша за море ко Царюграду» [7, с. 83].
Предательски схваченный и отправленный в
Константинополь, Олег пробыл там недолго и
был сослан на остров Родос. Об этом сообщает
игумен Даниил в своем путешествии к «Святой
земле». Жители Родоса показывали ему места,
где «въ томъ бо острове» жил Олег Святославич, «князь Рускый, 2 лета и 2 зимы» [8, с. 7].
Во время отсутствия Олега Тмутараканью
завладел Всеволод, однако она не долго оставалась в его власти. Этот город стал излюбленным
местом для князей-изгнанников, которые рассчитывали именно здесь, в богатом торговом
центре, находившемся на далеком расстоянии
от ведущих политических центров Руси, найти
для себя безопасное убежище и накопить силы
для борьбы со своими противниками.
В 1081 г. в Тмутаракань бежали Давид
Игоревич (ум. 1112 г.) и Володарь Ростисла-
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2013. № 4
вич (ум. 1124 г.). Последний был сыном тмутараканского князя Ростислава, отравленного
херсонесским котопаном и мог рассматривать
этот город как свою «отчину». Он завладел
городом, но ненадолго. В Тмутаракань из Византийского плена вернулся Олег.
Проведя в византийском плену четыре года
и женившись на византийской патрицианке
Феофано Музалон, Олег в 1083 г. вернулся в
Тмутаракань, изгнал Давида и Володаря и перебил хазар, причастных к убийству его брата
и заговору против него самого, «а Давыда и
Володаря пусти» [2, с. 87].
На этот раз Олег тщательно готовился к
борьбе за «отчину» и ждал удобного момента
для того, что бы двинуться в земли Приазовской Руси, что соответствовало и его интересам, и намерениям Византии, желавшей избавиться от энергичного и воинственного тмутараканского князя. Пока был жив Всеволод
Ярославич, Олег оставался в Тмутаракани и
тщательно подбирал себе дружину.
В период с 1083 по 1094 г. Олег никуда не
отлучался из Тмутаракани, и его княжение по
своему характеру напоминало времена Ростислава – с такими же сборами дани с ясов, касогов, хазар и других городских и степных
племен, с пошлинами, взимаемыми с купцов в
этом международном торговом городе.
В 1093 г. умер Всеволод Ярославич, а через
год Олег Святославич «ступаетъ въ златъ стремень въ граде Тьмуторокане» [9, с. 15] и со
своими союзниками – половцами начинает
борьбу за Черниговскую землю, и, в конце концов, обосновывается в Новгород-Северском
княжении.
Начались «плъци Олговы», снискавшие ему
прозвище Олега «Гориславлича», когда «сеяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь
Дажьбожа внука; въ княжихъ крамолахъ веци
человекомь сократишась» [9, с. 16]. С этого момента Тмутаракань уже не упоминается в «Повести временных лет». Только «Слово о полку
Игореве» говорит о том, что поход Игоря Святославича преследовал целью «испити шеломомь
Дону», «поискати града Тьмутороканя» [9, с. 19].
Русское поселение в Тмутаракани в связи
с этими событиями не исчезло. Для него
лишь очень осложнились связи с Приднепровской Русью. Половецкая степь пролегала между Приднепровской Русью и Нижним
Доном и Таманью. Возможно, русские составляли часть населения так называемых
29
ISSN 0321–3056 ИЗВЕСТИЯ ВУЗОВ. СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ РЕГИОН.
«половецких городов» – Балина, Сугрова,
Чешуева, Шаруканя.
Таким образом, политика русских князей,
проводимая во второй половине X – XI в. в
Тмутараканском княжестве, способствовала
укреплению влияния Киевской Руси в СевероКавказском регионе, а также создавала необходимые предпосылки для развития экономических, политических и культурных контактов
Древнерусского государства с народами Северного Кавказа. Однако удаленность Тмутараканского княжества от главных политических и экономических центров Руси, а также
характерные для этого периода междоусобные
войны русских князей не позволили Древнерусскому государству прочно закрепить свое
влияние в Тмутараканском княжестве.
ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. 2013. № 4
Русь в свете зарубежных источников: хрестоматия /
под ред. Т.Н. Джаксон, И.Г. Коноваловой, А.В. Подосинова: в 5 т. М., 2009. Т. 3. С. 127 – 137.
2. Повесть временных лет / под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., 1999. 670 с.
3. Софийская первая летопись по списку И.Н. Царского // ПСРЛ. Т. 39. М., 1994. 208 с.
4. История Дербента («Тарих ал-Баб ал-Абваб»):
пер. с араб. В.Ф. Минорского // Древняя Русь в свете зарубежных источников…
5. Гадло А.В. К истории Тмутараканского княжества во второй половине XI в. // Историкоархеологическое изучение Древней Руси: итоги и
основные проблемы. Славяно-русские древности.
Вып. 1. Л., 1988. С. 194 – 213.
6. Летописный сборник, именуемый Тверскою
летописью // ПСРЛ. Т. 15. СПб., 1863. 263 с.
7. Радзивилловская летопись // ПСРЛ. Т. 38. Л.,
1989. 178 с.
8. Путешествие игумена Даниила ко святой
земле в начале XII века (1113 – 1115 гг.). СПб.,
1864. 209 с.
9. Слово о полку Игореве. М.; Л., 1950. 484 с.
Литература
1. Ал-Идриси. Отрада страстно желающего пересечь Землю («Нузхат ал-муштак фи Ихтирак алафак»): пер. с араб. И.Г. Коноваловой // Древняя
Поступила в редакцию
5 марта 2013 г.
30
Скачать