Загрузил zoxie

Библейские образы и философские искания в русском искусстве XVIII – нач. XX в.

Реклама
ВВЕДЕНИЕ
Искусство в России долгое время было исключительно церковным. Именно
поэтому, в жанре иконописи Россия достигла невероятных высот, но икона это
сакральный образ, не совсем искусство. Русская религиозная живопись по
аналогии с западной поначалу характеризовалось попытками художников дать
Евангельскому сюжету своё личное толкование. Но в отличие от европейской с
её гуманистической направленностью, просвещенческой идеей расцерковления,
русские мастера стремились наполнить свои полотна религиозным духом.
Искусство в сознании просвещенного общества, коим стремилась стать Россия,
есть новая религия, где художник обретает статус Учителя, ведущего за собой
толпу. Христианство основано на принципе каждый человек несет в себе
частичку Бога. В его земном существовании заложен высокий смысл возвысить
душу, приблизится к Богу.
Библейские образы и философские искания в русском искусстве XVIII –
нач. XX в.
Библия воспринималась не только как запечатленное в словах Божественное
откровение, но и как исторический источник. Библейские сюжеты стали
трактоваться как исторические, что в свою очередь открыло доступ к ним
художников-мирян, потеснив иконописцев.
Начало новой интерпретации Святого Писания положено в эпоху Ренессанса, с
его гуманизацией, «очеловечиванием» Христа.
В России первый художник, в творчестве которого появились библейские
сюжеты, как историческая живопись, был Антон Павлович Лосенко. Его
работа на библейский сюжет, написанная им после обучения во Франции
«Чудесный улов рыбы» 17.
Художник сосредотачивается не на раскрытие сакрального смысла притчи о
будущем апостольском служении своих учеников. Он акцентировал внимание
на передаче естественности поз, жестов, распределении мускулов в фигурах
рыбаков, анатомической верности положения человеческого тела. Для
художника очень важно передать жизненную атмосферу происходящего и она
вышла на первый план. Для оживления действия он вывел бытовую сцену на
первый план, а признак мистического действа лишь номинально оформил
присутствием Христа, поставив его в центре и выделив ярко-синим цветом
плащ.
«Жертвоприношение Авраама» Лосенко 1765
Картина «Жертвоприношение Авраама», написанная
известным русским художником XVIII столетия
Антоном Павловичем Лосенко, является красочной и
яркой иллюстрацией ветхозаветной истории. В 22
главе книги Бытия повествуется об испытании веры
праведника Авраама, которому Господь повелел
принести в жертву собственного сына Исаака. А. П.
Лосенко запечатлел в своей работе момент, когда
Авраам уже готов был вонзить нож в сердце сына, но
посланный Богом ангел с небес не позволил ему это
сделать. Художник очень детально передал эмоции,
которые испытывал Авраам, исполняя волю
Вседержителя. На его лице читается боль и страх,
взгляд устремлён на ангела, но, кажется, Авраам еще
не осознает, что страшного конца не будет. Его левая рука сильно напряжена, а
правая крепко сжимает занесенный нож. Внезапно возникший ангел Божий
перехватывает руку Авраама, не давая ему принести в жертву сына. На
собранных дровах полулежит Исаак. Его фигура выглядит безвольной, словно
он принимает свою участь. Юноша бледен, и лишь сброшенная ярко-красная
одежда выделяется из приглушенной цветовой гаммы полотна. А. П. Лосенко
мастерски воссоздал динамику сюжета, используя выразительные жесты
героев. Его картина получилась живой и исполненной драматизма и
напряжения, которые постепенно сменяются чувством благоговения перед
милостью и любовью Господа.
Карл Павлович Брюллов (1799 г., Санкт-Петербург – 1852 г., Манциана,
Италия) — известный русский живописец, монументалист, акварелист, мастер
портрета. Обладатель нескольких наград от Академии художеств,
присужденных его полотнам. Золотой медалист выставки, проводившейся в
1834 году в Париже. На творчестве Брюллова выросла целая плеяда русских
художников и иностранных живописцев.
«Распятие» Брюллов 1838
Картина Брюллова повествует о важном событии,
описанном в Евангельской истории – казни Иисуса Христа,
его смерти на Кресте.Это ключевое событие в евангельской
истории описывается, конечно же, всеми евангелистами.
На картине мы видим иллюстрацию следующего момента
из Евангелия:
«При кресте Спасителя стояли Матерь Его, апостол Иоанн,
Мария Магдалина и еще несколько женщин, почитавших
Его. Невозможно описать скорбь Божией Матери,
видевшей нестерпимые мучения Сына Своего! Иисус
Христос, увидев Матерь Свою и Иоанна, здесь стоящего,
которого особенно любил, говорит Матери Своей: «Жено!
вот, сын Твой». (Ин.19:26). Потом говорит
Иоанну: «…вот, Матерь твоя». (Ин.19:27). С этого времени Иоанн взял
Матерь Божию к себе в дом и заботился о Ней до конца Ее жизни. Между тем,
во время страданий Спасителя на Голгофе произошло великое знамение. С того
часа, как Спаситель был распят, т. е. с шестого часа, солнце померкло и
наступила тьма по всей земле, и продолжалась до самой смерти Спасителя.
Дионисий Ареопагит, был в это время в Египте, в городе Гелиополе; наблюдая
внезапную тьму, сказал: "или Творец страждет, или мир разрушается".
Впоследствии Дионисий Ареопагит принял христианство и был первым
афинским епископом. «Около девятого часа Иисус Христос громко воскликнул:
"Или, Или! лима савахфани!" то есть "Боже Мой, Боже мой! Для чего Ты
Меня оставил?"». (Мф.27:45).
Также это были начальные слова из 21-го псалма царя Давида, в котором Давид
ясно предсказал о страданиях на кресте Спасителя. Этими словами Господь в
последний раз напоминал людям, что Он есть истинный Христос, Спаситель
мира. Некоторые из стоявших на Голгофе, услышав эти слова, сказанные
Господом, говорили: "вот, Илию зовет Он". А другие говорили: "посмотрим,
придет ли Илия спасти Его". Господь же Иисус Христос, зная, что уже все
совершилось, произнес: "Жажду". Тогда один из воинов побежал, взял губку,
намочил ее уксусом, надел ее на трость и поднес к иссохшим губам Спасителя.
Вкусив уксуса, Спаситель сказал: "Совершилось", то есть исполнилось
обетование Божие, совершено спасение человеческого рода. После этого Он
громким голосом произнес: "Отче! в руки Твои предаю дух Мой". И, преклонив
главу, предал дух. И вот, завеса в храме, закрывавшая святое святых,
разодралась надвое, с верхнего края до нижнего, и земля потряслась, и камни
расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли, и,
вышедши из гробов по воскрешении Его вошли в Иерусалим и явились многим.
Сотник же (начальник воинов) и воины с ним, которые стерегли распятого
Спасителя, видя землетрясение и все происходившее перед ними, испугались и
говорили: "истинно, человек этот был Сын Божий".»
На картине Брюллов изобразил пять фигур, предстоящих у креста. Скорбность
их состояния передает выражение лиц, позы и положение рук. Справа от Креста
Господа изображена пресвятая Богородица со скорбным взором, обращенным
на Сына. Рядом с Ней – любимый ученик Христа апостол Иоанн Богослов в
преклоненной позе со сцепленными в замок руками. По левую сторону от
Креста – Лонгин Сотник с Марией Магдалиной и ещё одной ученицей Христа.
Лонгин, в зеленом тюрбане на голове, с изумлением смотрит на Христа, потому
что именно здесь у Креста он уверовал и исповедовал распятого Сыном
Божиим. Колорит картины передает трагичность момента, однако
пробивающиеся лучи света словно предвестники грядущего Воскресения.
Освещенная небесными лучами фигура Христа словно застыла в воздухе.
Изображение трех гвоздей на кресте (обе ноги Спасителя пробиты одним
гвоздем) говорит о том, кто картина эта основывалась не на православном
толковании Евангелия.
Александр Иванов увлекался рисованием с раннего детства. Он успешно
окончил Академию художеств и уехал за границу — изучать современное
искусство. Художник интересовался классическими сюжетами, и главным
полотном его жизни стала картина «Явление Христа народу». Масштабную
работу Иванов писал почти 20 лет. Большинство произведений автора
написаны на библейские сюжеты. Помимо полномасштабных картин, как
«Явление Христа Марии Магдалине после воскресения» или «Явление Христа
народу», художник трудился над большой серией рисунков и акварелей,
получивших название «Библейские эскизы». Религиозно-историческая
тематика – основная в творчестве Александра Иванова. Писатель и друг
художника Н. В. Гоголь в книге «Выбранные места из переписки с друзьями»
так определил Александра Иванова в период его работы над полотном
«Явление Христа народу»: «умер для всего в мире» и «ведет жизнь истинно
монашескую, корпя день и ночь над своей работой и молясь ежеминутно»
(цитата из письма Гоголя Иванову в письме последнего Гоголю, апрель 1844 г.
[Боткин, с. 165]). Среди работ Александра Иванова есть портрет Н.В. Гоголя.
1841 г.). По выражению И. С. Тургенева, художник «молится ежеминутно» и
«знает Библию от слова до слова» (Тургенев, 1861 г., с. 76). Тем не менее, связи
Александра Иванова с А. И. Герценом и Н. Г. Чернышевским породили толки о
религиозной разочарованности художника к концу жизни. Здесь следует
обратить внимание на исторические реалии 1850-х годов. Религиозное
свободомыслие не приветствовалось, государственная цензура носила как
светский, так и церковный характер. «Ослабление веры», на которое сетовал
художник, не помешало ему создать большую серию библейских эскизов.
Подобный парадокс биографии художника свидетельствует скорее о сложности
и многогранности его религиозного чувства, о неослабевающем интересе на
протяжении всей его жизни к фигуре Христа.
«Явление Христа народу»
Сюжет картины основан на
евангельском повествовании о
начале проповеди Иисуса Христа, о
встрече Мессии и мира. (Ин.1:29-31;
Мф.3:1-17). Иоанн Креститель
проповедует в Иудейской пустыне,
призывая к покаянию всех, кто ждет
пришествия обещанного Мессии. К
нему идёт креститься как иудейская
знать – фарисеи, саддукеи, мытари,
так и простолюдины – рыбаки, рабы,
войны, люди разных званий и возрастов, происхождения и веры. Призвание
Иоанна – подготовить народ Израиля к появлению Того, Кто освободит мир от
первородного греха. Увидев Иисуса издалека, Предтеча указывает на
приближающегося Христа и возглашает: «Вот Агнец Божий, Который берет
на Себя грех мира». (Ин.1:29). Слова Крестителя разделяют пришедших на тех,
кто принимает весть и тех, кто не рад этой встрече. Таким образом, полотно
Александра Иванова становится иллюстрацией пролога новозаветной истории,
и в тоже время её кратким содержанием, поскольку уже видно, кто будет
учеником, а кто будет распинать Иисуса.
Композиция разворачивается подобно вееру перед фигурой Христа. Авансцена
поделена на три части. Первая – это группа апостолов во главе с Иоанном
Крестителем, люди Нового Завета. Вторая группа героев олицетворяет
приверженность Ветхому Завету, и наконец, третья группа, самая
малочисленная, это язычники – те, кто еще не слышал о Спасении, но кто к
нему тоже призван. В каждой группе есть те, кто откликнулся сердцем на
приближение Христа и те, кто эмоционально закрыт от Него.
На первом плане Иоанн Креститель, друг и родственник Иисуса, указывает
всем на Мессию. Фигуры учеников Иоанна во главе с ним самим развернуты
навстречу ко Христу. Восходящее движение начинается со старика и юноши,
выкарабкивающихся на берег, и достигает кульминации в жесте Предтечи.
«Новозаветной» группе будущих апостолов противостоит толпа, спускающаяся
с холма. Силовой центр этой толпы – представители ветхозаветной мысли,
фарисеи и саддукеи, ждущие крещения от Иоанна. Именно к ним Креститель
обращает слова: «Порождения ехидины! Кто внушил вам бежать от будущего
гнева». (Мф. 3:7). Но и среди них есть те, кто с интересом оглядывается на
Пришельца. Ближе всего ко Христу и дальше всего от зрителя оказываются два
воина – всадника, римские легионеры, язычники, которым еще предстоит
узнать об Иисусе. Таким образом, восходящему движению левой части полотна
противостоит нисходящее движение правой части, являющее собой разную
степень понимания происходящего, и различные уровни причастности.
Пространство картины пронизано действиями сил, влекущих ко Христу и
уводящих от Него.
Александр Иванов определял свой метод работы над персонажами, как метод
«сличений и сравнений» – герои сличают явное с тем, что они себе
представляли, мечту с явью, ожидание с действительностью. Все, пришедшие
на Иордан, явились сюда, потому что их гложет внутренний вопрос, и ответ – в
принятии или непринятии Христа. Они слушают и зрят, но зрение погружено в
работу мысли, возбужденной словом Крестителя, умное, глубокое зрение.
Пластика поз персонажей написана плавно, без импульсивного, стихийного
порыва и имеет заторможенный характер, когда на пороге решения в человеке
вдруг просыпается вопрос. Действие, которым наделён герой, выдает в нем
принятое решение, сделанный выбор, будь то сомнение, фанатическую
верность прошлому, жажда свободы или страх. Человек, как таковой, и есть
главный герой произведения Александра Иванова.
Отдельное внимание стоит уделить природе на полотне. Пейзаж списан
Александром Ивановым с итальянских красот. Он совершенно не соответствует
палестинским реалиям. Но это нисколько не умаляет его заслуги. Мир
человеческой психики так широко развернутый в этом произведении,
умиротворяется и уравновешивается гармоничным и совершенным миром
природы.
Будущий известный живописец Николай Николаевич Ге появился на свет 15
февраля 1831 года в семье помещика в городе Воронеж. Как известно из его
родословной, прадед художника был выходцем из Франции. Мать он потерял
рано – тогда Николаю Николаевичу исполнилось всего три месяца, она умерла
от холеры. Воспитанием мальчика занимались бабушка и няня.
В 1841 году Николая Ге зачислили в 1-ю гимназию Киева, среди школьных
предметов особенно он любил историю и рисование. Позднее, по окончании
гимназии, он пробовал учиться и на математическом факультете Университета
Святого Владимира, и в Петербургском университете, но в конечном итоге в
1850 году поступил в Академию художеств
Николай Николаевич Ге известен своими многочисленными картинами,
иллюстрирующими земную жизнь Иисуса Христа. Его произведения являются
не просто изображением определённых евангельских сюжетов, они, в первую
очередь, выражают глубину веры и духовно-нравственного состояния самого
автора. Весь процесс его творчества заключался в неизменном поиске
духовного идеала, который в конечном итоге находит своё выражение во
Христе
«Возвращение с погребения Христа»
«Возвращение с погребения Христа» эскиз, написанный известным
русским художником XIX столетия
Николаем Николаевичем Ге.
Художник изобразил печальную
процессию, которая шла от гробницы
Иисуса после Его захоронения.
Согласно новозаветной истории, тело
распятого Господа было снято с
креста благодаря стараниям одного
человека – Иосифа из Аримафеи. Он
отдал распоряжение похоронить
Христа в гробнице, высеченной в скале. Обвив плащаницей Спасителя, Иосиф
захоронил Его вечером в пятницу, поскольку в субботу, по иудейским законам,
никаких дел совершать было нельзя.
Помимо Иосифа и тех, кто помогал ему, ко гробу пришли также Никодим и
женщины – Мария Магдалина и Мария Иосиева. На картине Н. Ге люди
покидают гробницу Христа на фоне закатного неба: последние лучи уходящего
за горизонт солнца ещё освещают верхушки деревьев и холмов. Неясные и
расплывающиеся очертания города вдали практически сливаются в одно целое
с общим пейзажем. Впереди двое юношей, по всей видимости, учеников
Иисуса, ведут под руки обессилевшую от горя женщину, лицо которой покрыто
тенью скорби и печали. Известно, что художник зачастую отходил от
канонической трактовки евангельских сцен, а потому можно предположить, что
здесь он показал Матерь Господа – именно Она является примером чистой,
искренней и неподдельной любви к Сыну, не только Своему, но, в первую
очередь, Божьему.
Чуть дальше следуют девушки – это те две Марии, описанные апостолами в
Евангелиях. Они опечалены не меньше Богоматери: любимый Учитель, Тот,
Кто был с ними рядом, исцелял словом и раскрывал божественные истины,
незаслуженно покинул этот мир. Мария Магдалина ещё не знает, что в скором
времени обнаружит гробницу пустой, а Христа – воскресшим. Замыкают
шествие два мужа, предположительно, Иосиф и Никодим, именно они были
упомянуты в Библии.
Николай Ге выбрал достаточно необычный и редкий момент для своей работы.
Но через него ему удалось показать отношение ко Христу ближайших к Нему
людей. Пред зрителем предстаёт безмолвная трагедия, можно буквально
почувствовать боль утраты и переживания тех, для кого смерть Иисуса
оказалась личным горем. Работа так и осталась незавершённой в виде эскиза,
однако она занимает достойное место среди прочих произведений талантливого
художника.
«Суд Синедриона. «Повинен смерти»
В 1892 году Николай Ге написал
многофигурную композицию, в которой
изобразил финальную часть суда
синедриона над Христом. Этот эпизод
наиболее подробно описан в стихах 5344 главы 14 из Евангелия от
Марка: «…И привели Иисуса к
первосвященнику; и собрались к нему все
первосвященники и старейшины и
книжники. Петр издали следовал за Ним, даже внутрь двора
первосвященникова; и сидел со служителями, и грелся у огня. Первосвященники
же и весь синедрион искали свидетельства на Иисуса, чтобы предать Его
смерти; и не находили. Ибо многие лжесвидетельствовали на Него, но
свидетельства сии не были достаточны. И некоторые, встав,
лжесвидетельствовали против Него и говорили: мы слышали, как Он говорил:
Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой,
нерукотворенный. Но и такое свидетельство их не было достаточно. Тогда
первосвященник стал посреди и спросил Иисуса: что Ты ничего не отвечаешь?
что они против Тебя свидетельствуют? Но Он молчал и не отвечал ничего.
Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын
Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего
одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник,
разодрав одежды свои, сказал: на что еще нам свидетелей? Вы слышали
богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным
смерти…». (Мк. 14:53 - 64).
На полотне изображены две группы людей, разделенные на холсте правой
створкой прохода в темную - очевидно, главную- залу суда. Одни – музыканты
и простые зрители, занятые бытовыми делами, с равнодушным видом
направляются на выход. Группа слева – те самые разъяренные
первосвященники, старейшины и книжники, которые в Евангелии обвиняют
Христа в несуществующих преступлениях. Спаситель стоит именно среди них,
прижатый к стене. Один из старейшин держит его за грудки, продолжая в лицо
выкрикивать обвинения.
Художник намеренно поместил фигуру Христа в тень, обозначив, что один из
трех светильников, имеющихся в зале как раз над ним, погашен. Таким образом
Ге транслирует главную идею своего произведения: Спаситель, представ перед
судом, оказался в полном одиночестве. Обычным людям, музыкантам и
зрителям, он глубоко безразличен, а первосвященникам – ненавистен, ибо, в их
понимании, он посягнул на «их» святое. Никто из людей, ради которых
Христос вскоре отправится на смерть, не испытывает к нему ни малейшего
сочувствия. Художник с грустью констатирует, что перед телесной смертью
Иисус, также, как и любой другой человек, остается абсолютно один, даже если
вокруг него толпятся десятки человек.
«Голгофа»
Картина Ге «Голгофа» - это одна из
заключительных работ, посвященных
Страстному циклу. Из всего евангельского
текста, повествующего о крестном пути
Спасителя, художник выхватывает момент
перед самой казнью.
Осужденных привели на Голгофу. Не
видно ни склона горы, ни креста.
Призрачно шевелящиеся и смутно
различимые людские массы,
проступающие по фону, словно бы издают
осуждающий гул, требовательный ропот
«распни, распни Его!» (Ин.19:6).
Срезанная краем холста рука легионера
непоколебимо и властно указывает
направление крестного пути. Еще миг и
узники будут пригвождены к кресту, а об одеждах Христа палачи будут метать
жребий.
Осужденные стоят в ожидании расправы. Иисус в отчаянии и ужасе сжимает
руками виски. Истерзанный, маленького роста, в лиловом рубище, Он стоит
«посредине мира», зажмурив глаза и отчаянно стискивая руками голову: «Боже
мой! Боже мой! Для чего Ты меня оставил?...» (Мф.27:46). Слева –
нераскаявшийся разбойник; он обнажен, подчеркнуто телесен, на лице ужас –
но это физический страх перед будущими муками. Справа – разбойник
раскаявшийся, юный и печальный; он убит горем, от осознания того, как
прожита жизнь, данная ему Богом.
Николай Ге, не пережив внезапного удара, умрёт летом 1894-го. Его картина
долго оставалась непонятой. «Голгофа» не вписывалась в контекст русского
искусства XIX века, с его гораздо более традиционными трактовками образа
Спасителя. Только ближе к концу ХХ века придёт осознание, что работа Ге есть
прямое предвосхищение экспрессионизма. Сам Ге так объяснял свой
новаторский подход к живописи: «Картина не слово. Она даёт одну минуту, и в
этой минуте должно быть всё, а нет этого – нет картины».
Влияние Библейских образов и философских исканий в русском искусстве
XVIII – нач. XX в.
Эти художники стали новаторами, они опередили своё время, показав другую
сторону Евангельских сюжетов. Пришло время новым откровениям в
искусстве. отказавшись от старых традиционных исполнений, они стали исктаь
ту нить, за которую можно зацепиться. В общем, был ознаменован новый этап в
развитии русского искусства, к пониманию которого наши соотечественники
только подступали.
Список литературы
1. Материалы интернет сайта artchive.ru
2. Материалы интернет сайта culture.ru
3. Материалы интернет сайта ekzeget.ru
4. Материалы интернет сайта theslide.ru
Скачать