Загрузил elenay_sh

Е. И. Николаева Леворукий ребенок: диагностика, обучение, коррекция Учебно-методическое пособие

Реклама
Е. И. Николаева
Леворукий ребенок: диагностика, обучение, коррекция
Учебно-методическое пособие
Допущено Учебно-методическим объединением по направлениям педагогического
образования
в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по направлению «Педагогика»
Санкт-Петербург ДЕТСТВО-ПРЕСС»
2005
ББК 74.202.4 Н63
Николаева Е. И.
Н63 Леворукий ребенок: диагностика, обучение, коррекция. — СПб.: «ДЕТСТВОПРЕСС», 2005. - 128 с. ISBN 5-89814-324-6
В книге описаны современные взгляды ученых на причины, по которым одни дети
чаще пользуются левой, а другие — правой рукой. Предлагаются методы оценки
ведущей руки (ноги, глаза, уха) и способы воспитания и обучения неправоруких детей.
В приложениях представлены диагностические пробы и конспекты коррекционных
занятий.
Для воспитателей, психологов ДОУ, студентов педагогических вузов, родителей.
ББК 74.202.4
ISBN 5-89814-324-6 © Издательство «ДЕТСТВО-ПРЕСС», 2005
Введение
Любой психолог часто оказывается в ситуации, когда на высказывание «у вас
леворукий ребенок» слышит торопливый ответ родителя: «Что Вы, он у меня
нормальный!» Однако, выполнив ряд проб и убедившись в собственной леворукости,
этот же родитель вдруг вспоминает о далеких моментах из своего детства, когда в
привычных движениях сам вынужден был менять удобную руку на ту, которой его
заставляли пользоваться взрослые. И возникшая в те забытые времена эмоция бурно
обнаруживает себя в настоящем.
Леворукость как объяснение того, что у ребенка должны быть проблемы, весьма
удобна. Как часто, приведя ребенка к психологу, родители и воспитатели узнают о его
леворукости и успокаиваются — все нормально, у леворуких всегда проблемы. Но так
ли это? Неужели все праворукие дети не имеют проблем? Очевидно, что это не так
просто, потому что леворуких существенно меньше, чем праворуких, а в любом детском коллективе проблем хватает. Более того, есть много леворуких детей,
обладающих разнообразными талантами, и о их леворукости знают только родители
или не знает никто.
В последние годы наука значительно продвинулась в исследовании причин того,
почему люди могут быть леворукими или праворукими. Однако эти знания редко
переходят из научных изданий в популярные или практические. Именно поэтому так
часто встречаются устаревшие ошибочные представления относительно леворукости,
и типичными из них являются следующие:
• «рукость» — простое явление, которое очевидно любому человеку без проведения
тестирования;
• любая проба позволяет выявлять «рукость»;
• «рукость» отражает доминирование полушарий мозга (ведущая рука
противоположна преобладающему в активности полушарию);
1
• «рукость» связана с конкретными личностными особенностями человека;
• леворукость — патология, которую необходимо исправлять;
• тренировка неведущей руки выравнивает активность полушарий, поэтому
переучивание левшей писать правой рукой полезно;
• человек всегда помнит о факте переучивания в детстве. Наиболее распространенным
ложным представлением является то, что леворукие — это однородная группа детей,
изучив которую подробно, можно легко и просто с ней работать. Скрыто в этом
представлении заложено еще одно: праворукие дети также однородны и их легко
воспитывать. Но ложность этого высказывания очевидна. Любой воспитатель знает,
как разнообразны все дети — и праворукие, и леворукие, и каждый нуждается в
индивидуальном подходе: слишком много факторов определяет поведение ребенка, и
«рукость» среди них — вовсе не достаточный параметр.
В книге, которую вы держите в руках, сделана попытка описать причины, по которым
одни дети чаще пользуются левой, а другие — правой рукой. В ней предлагаются
методы оценки ведущей руки и других показателей, отражающих преимущество левой
или правой стороны в восприятии и движении; разбираются данные,
свидетельствующие о связи «руко-сти» с психологическими особенностями личности.
Особое внимание уделяется влиянию ближайшего к ребенку окружения как на
формирование «рукости», так и на возникновение проблем, связанных с
переучиванием. Анализируются современные представления о том, какие методы
воспитания и обучения наиболее приемлемы для неправоруких детей. Рассматриваются вопросы социальной адаптации такого ребенка в большом «праворуком»
мире. Слово «правый» имеет несколько значений: кроме того, что оно указывает на
определенную сторону, оно обозначает правильное действие. Если ребенок попадает в
мир, где есть единственный взгляд и ограниченный набор одобряемых действий, то
вне зависимости от его «рукости» ему трудно будет приспособиться жить в столь
жестких рамках правильности. Только гибкость представлений и требований, а также
внимательность взрослых, сопровождающих
2
маленького человека при его вхождении в новые для него обстоятельства, позволят
любому ребенку научиться реализо-вывать себя.
Книга построена таким образом, что непосредственные рекомендации даны лишь в
последней главе и приложении, тогда как большая часть глав посвящена анализу
причин явления асимметрии мозга, восприятия и движения. Это отличает ее от
типичных современных изданий, в которых главное место занимают конкретные
предложения для определенных ситуаций. Наша позиция обусловлена тем, что
понимание явления позволит воспитателю самостоятельно найти решение в самых разнообразных ситуациях, с которыми он встречается в своей практике, тогда как любой,
даже самый обширный набор рекомендаций не может охватить часто непредсказуемые
жизненные реалии. Кроме того, понимание сложности явления позволит избежать
желания объяснять проблемы ребенка его особенностями, а не обстоятельствами его
воспитания.
Глава 1. «Рукость» и ее оценка
Одно из первых знаний, которое осваивает ребенок, — у него есть две стороны тела,
две руки и две ноги. О том, какие из них — левые, а какие — правые, он узнает
немного позднее, а сам научится различать только к 3—5 годам. Девочки это сделают
раньше, а мальчики — позднее. К школьному возрасту практически все дети
различают левое и правое, хотя в эмоциональных ситуациях могут теряться. Но в
стрессе и часть взрослых может не вспомнить, где — лево, а где — право.
Интуитивно большинство детей европейской популяции многие действия выполняют
правой рукой. А когда они попытаются взять ручки или карандаш в левую, взрослые
компетентно заметят, что при письме и рисовании (самых контролируемых обществом
действиях) следует использовать правую руку, потому что люди — праворукие. Но
определенная часть детей (примерно 1 из 8—10) с большим или меньшим упорством
будет настаивать на том, что им удобнее выполнять действия левой рукой.
Последствия развертывающихся вслед за этим событий будут зависеть от личностных
особенностей и ребенка, и взрослого. Ребенок может разными способами отстаивать
свои права на уникальность: от активного противостояния взрослому до пассивного
реагирования болезненными симптомами в виде заикания, ночного энуреза, страхов и
многих других явлений, называемых в медицине невротическими. Взрослый может позволить ребенку выполнять действие аккуратно и точно любой удобной рукой либо
жестко контролировать исполнение единственным способом, который считает
правильным. В этой борьбе ребенок побеждает редко, но и взрослый получает большой клубок проблем, которые часто связывает не со своими действиями, а
приписывает особенностям ребенка.
И наконец, совсем небольшая группа детей (1—2 из сотни) не ощущает разницы и не
выбирает руку, поскольку одинако
3
во успешны при действии каждой. Большинство из них так никогда и не узнает, что
они амбидекстры (ambi — две, dex-trum — правый), то есть не имеют ведущей руки.
Что такое «рукость»?
Многие полагают, что «рукость» — это очевидное качество, и оно определяется по
тому, какой рукой человек пишет. Более того, если он пишет правой рукой, то и все
остальные действия выполняет ею же. Однако оказывается, что большинство людей в
разных действиях используют разные руки, никогда не задумываясь над этим. При
этом чаще всего одна рука легко выполняет мелкие движения, а другая поднимает
большие тяжести. Например, молодая мама левой рукой держит достаточно тяжелого
ребенка, а правой берет легкую соску. Какая из них будет ведущей?
Считается, что «рукость» — это наблюдаемое в поведении человека преимущество
правой или левой руки в силе, ловкости, скорости действий. Следовательно, чтобы
выявить ведущую руку, нужно определить, какой рукой человек предпочитает
выполнять разные движения, какая рука — более сильная, какая — более быстрая.
Посмотрите на детей, самостоятельно играющих на детской площадке. Крайне редко
вы встретите тех, кто копает песок одной рукой, при том что вторая свободно свисает
и ничего не делает. Практически во всех действиях участвуют обе руки. Но они
неравнозначны: чаще всего ребенок одной копает, а второй не действует, а только
опирается на нее. Можно припомнить подобное и в собственном опыте: на кухне
человек обычно режет одной рукой, а предмет, который режет, придерживает другой.
Следовательно, мы научились выделять руку, которая предпочитает выполнять
определенные движения, и отличать ее от опорной.
Ловкость и силу рук обычно проверяют с помощью специальных методов, многие из
которых доступны любому. Например, возьмите лист бумаги и попросите ребенка,
держа карандаш вертикально, быстро ставить на нем точки сначала одной, а потом
другой рукой. Вы тут же заметите, что одной
3
рукой он ставит точки существенно быстрее, значит, именно она — самая ловкая.
Другой пример так же прост. Возьмите две половинки листа бумаги. Пусть ребенок
зажмет изо всех сил каждую из них в кулачках. А потом, когда он раскроет кулачки,
посмотрите, какой из листов более помят. Проведя подобные наблюдения, вы быстро
обнаружите, что у многих детей часть действий выполняет одна рука, часть — другая,
да и ловкой и сильной могут быть также разные руки. Именно поэтому исследователи
предложили много разных терминов для подчеркивания неравнозначности рук в
разных действиях, которые мы постараемся уточнить.
Чаще всего встречаются названия «праворукость» и «лево-рукость», или «правшество»
и «левшество». Если все действия человек предпочитает делать правой рукой и при
этом она оказывается более ловкой и сильной, то его называют право-руким, или
чистым правшой. Точно так же у леворукого (или чистого левши) и предпочитаемой, и
более сильной, и более ловкой оказывается левая рука.
Но лишь меньшинство соответствует этому требованию. Если большую часть
действий люди выполняют одной рукой, то они — преимущественно праворукие
(леворукие), если же разные действия выполняются разными руками (то есть в одних
задания человек предпочитает правую руку, в других — левую), то их называют
смешаннорукими. Именно они мелкие движения пальцами выполняют правой рукой, а
держат тяжелые вещи — левой. Таких людей практически половина. Однако их нужно
отличать от тех, кто одинаково ловко владеет двумя руками. Мы уже говорили, что
они называются амби-декстрами. Этот термин используется исключительно для «рукости». В тех случаях, когда ноги или глаза, или уши одинаково включены в
выполнение любой функции, их называют симметричными. В некоторых работах и
вместо слова «амби-декстр» пользуются термином «симметричные руки».
Иногда чистых правшей называют постоянно праворукими, а соответственно, чистых
левшей — постоянно леворукими. Постоянно леворукие предпочитают левую руку
всегда, в том числе и при письме. Сама рука и ее большой палец у них больше по
размеру, она сильнее правой. Непостоянно леворукие, вы
4
полняя многие действия левой рукой, тем не менее пишут правой. У них левая рука
может быть слабее, а правая — точнее. В русскоязычных источниках непостоянно
леворуких часто называют переученными или скрытыми левшами. Используя слово
«переученный», говорящий подчеркивает, что перед ним — чистый левша,
выполняющий все движения левой рукой. Он использует правую руку только в
социально контролируемых действиях, при письме, рисовании, еде.
Человек может даже не помнить факта переучивания, поскольку в силу болезненности
это часто вытесняется сознанием. Но на такой вывод исследователя наталкивает то
обстоятельство, что неконтролируемые обществом движения человек успешно делает
исключительно левой рукой. В термин «скрытый левша» вкладывается иной смысл:
это человек, который практически все делает правой рукой, но часть движений выполняет левой, чего сам не замечает.
Со словами «правша» и «левша» связана еще одна проблема. В разговорном языке под
ними подразумеваются правору-кие и леворукие люди, тогда как в некоторых научных
работах ими называют людей, у которых преимущественно правыми (левыми) должны
быть еще и ноги, глаза, уши. Это следует учитывать, сравнивая работы разных
авторов.
Правая рука обычно несколько длиннее и больше по размеру, чем левая, вне
зависимости от того, леворукий человек или праворукий. Однако у первых различия
менее выражены, чем у вторых. Ведущую руку можно определить не только в процес-
се действия. У нее ногтевое ложе (то есть ширина ногтя) большого пальца шире и
более развита венозная сеть (синие жилки) на ладони.
Движения правой руки у праворуких людей происходят быстрее, точнее, лучше
осознаются, легче контролируются. Именно они (а не движения левой руки) отражают
эмоциональные и личностные особенности, отличая поведение одного праворукого от
другого. Индивидуальное число изменений направлений движения ведущей руки,
возможно, так же специфично, как и отпечатки его пальцев. Движения правой руки
совершаются быстрее слева направо, а точность ее движений снижается при
перемещении тела вправо. У левой руки праворукого человека показатели обратные.
Правая рука у правшей более эффективна
5
в привычных действиях, левая — в неожиданно возникающих и сложных при
дефиците времени. Левая рука у праворуких имеет больший размах движений, меньше
участвует в приобретаемых навыках, при этом она выносливее к статичному усилию.
Поэтому праворукий часто, опираясь на левую руку, активно действует правой.
Например, праворукая женщина тяжелую сумку несет в левой руке, а держит ребенка
за руку — правой.
Тщательный анализ реальных действий выявляет, что большинство людей, считающих
себя праворукими, ряд движений успешнее или легче осуществляют левой рукой. Тех
же, кто пользуется исключительно левой или правой руками во всех поведенческих
ситуациях, не так много. Достаточно вспомнить, как усложняется жизнь человека, в
силу обстоятельств утратившего неведущую руку, чтобы перестать доверять
упрощенным представлениям о «рукости».
Наши руки не столько конкурируют, сколько взаимодействуют друг с другом, и
особенности этого взаимодействия определяются многими причинами. Часть из них
мы уже упоминали: привычность движения, эмоциональность ситуации, личностные
особенности человека (насколько он сдерживает движения своих рук). Многое зависит
и от особенностей самого движения, то есть насколько оно требует участия именно
двух рук, и от того, как человек обучился его выполнять. Например, большинство
детей привыкли писать правой рукой, а левой — придерживать лист бумаги. Но есть и
дети, которые при этом используют только правую руку, тогда как левой
манипулируют чем-нибудь на столе. Специализация каждой руки в течение
дошкольного детства и формирует в конечном итоге смешаннорукость человека.
Следовательно, определение ведущей руки у ребенка — дело не простое, требующее
специальной подготовки.
Что еще может быть «левым»?
Весьма часто, зная о своей леворукости или праворукости, большинство людей не
может сказать, с какой ноги они встают утром или какая нога первая выходит за порог
дома. Даже в плохом настроении они лишь предполагают, что встали с
5
левой ноги, никогда не фиксируя свое внимание на этом факте. Но практически все
жители Земли будут едины в том, что новая обувь неодинаково сидит на ногах.
Особенно хорошо это известно опытным продавцам, которые всегда заставляют
покупателей мерить оба ботинка, а не один. Ученым известно, что у человека есть не
только ведущая рука, но и ведущие нога, глаз, ухо и даже ноздря и части языка.
Ведущая нога при движении делает несколько больший шаг, чем неведущая. При
ходьбе с закрытыми глазами (когда отсутствует зрительный контроль) человек всегда
отклоняется в сторону, противоположную ведущей ноге. Потому заблудившийся в
лесу ходит по кругу. Движения ведущей ноги лучше осознаются, точнее
рассчитываются по силе, направлению к цели, лучше координируются. Поскольку ее
активнее используют, то и вероятность травматизма у нее выше.
Опросите своих знакомых: если кто-то из них ломал конечности несколько раз, то
более вероятно, что это была одна и та же конечность. Другие варианты редки и
обычно связаны с особенностью получения травмы, а не поведения человека.
У 79% правшей не только правая рука длиннее левой, но и левая стопа длиннее
правой. Это объясняют тем, что, опираясь на левую сторону, человек освобождает
правую для мелких движений. Только у 7% людей выявлены большая левая рука и
большая правая стопа, у 19% отмечаются большие правые стопа и рука и у 5% —
левые стопа и рука. Но величина стопы не свидетельствует о том, какая нога ведущая.
Большая стопа отмечена у опорной ноги, тогда как активной в действиях может быть
другая нога. До сих пор идут споры о том, какую ногу считать ведущей — опорную,
маховую или толчковую. Опорная нога — та, на которую удобно опереться, маховой
удобно делать движения, толчковой отталкиваются при прыжке. Весьма у многих
людей в разных движениях преимущество получают разные ноги. Следовательно, и
определение ведущей ноги требует проведения нескольких проб.
Большая длина левой стопы у правшей может иметь и другую причину. Известно, что
правое полушарие контролирует движения левой ноги, а левое — правой. Правое
полушарие у правшей, кроме того, отвечает за организацию поз, поэтому посылает
больше управляющих импульсов к левой ноге. Величина кости
6
определяется активностью мышц, ее покрывающих, и чем более активны мышцы
стопы, тем больше ее размер.
Известно, что людей с ведущей правой ногой меньше, чем людей с ведущей правой
рукой. Следовательно, у людей ноги более симметричны (одинаковы), чем руки. Это
объясняется участием ног в формировании вертикального положения тела — наиболее
распространенной позы. Вертикальное устойчивое положение тела — лишь
видимость. Оно состоит из множества мельчайших падений: как только рецепторы
сигнализируют о падении в одну сторону, мышцы противоположной стороны
сжимаются, не просто выправляя позу, но с небольшим превышением приводя к
падению уже в другую сторону. Следующая порция сигналов уже от новых
рецепторов приведет к сокращению других мышц и т. д. Подобные падения становятся
особенно заметными при длительном стоянии и усталости, когда амплитуда
раскачиваний увеличивается.
В любой момент удержания позы происходит смена опоры, когда одна из ног является
преимущественно управляющей, другая — опорной, следовательно, попеременно
меняется напряжение их мышц. Поскольку в основных функциях — и в поддержании
позы, и в движении — обе ноги задействованы одинаково (человек же не может при
ходьбе пользоваться лишь одной ногой), то и в других движениях ноги чаще
задействованы одинаково, то есть симметричны.
Предпочтения в сенсорной сфере практически не заметны, если нет повреждений глаз
или ушей. Тем не менее у большинства людей есть явное преимущество одного глаза,
как и предпочтение руки. Преобладание правого глаза обнаружено у 62,6 %
обследованных, левого — у 30%, симметрия зрения отмечена в 7,4% случаев. У
большинства близоруких людей один глаз видит хуже, другой — лучше, причем
лучше обычно видит ведущий глаз. Когда человек делает грубую настройку на объект
в бинокле, он ориентируется на свой ведущий глаз. Если другой человек затем возьмет
этот бинокль и посмотрит в каждый из его окуляров одним глазом, то обнаружит
различную четкость изображения. Следовательно, тот, кто делал настройку бинокля,
ориентировался на один глаз — ведущий.
Подобное предпочтение известно и для уха. Число людей с ведущим левым ухом
больше, чем леворуких. И точно так же как
7
и предыдущие параметры, ведущее ухо определить непросто. Более того, в случае
выявления ведущего уха многие методики недоступны для людей, не имеющих
специальных технических устройств. Ученые определили, что у большинства людей
левое ухо более чувствительно к громкости звука, а правое — к различению его
высоты. Кроме того, большинство людей лучше запоминает слова, предъявленные на
правое ухо (это называется «эффектом правого уха»), а лучше различает мелодии,
птичьи голоса, услышанные левым ухом («эффект левого уха»). Следовательно, нельзя
просто говорить о ведущем ухе, часто каждое из них является ведущим в той или иной
деятельности.
Есть различия и в чувствительности левой и правой ноздрей к запахам, разных частей
языка к вкусу продуктов. Однако они не имеют значения в повседневной жизни, и
люди не обращают на них внимания.
У каждого человека возможны разные сочетания ведущих показателей, например,
ведущие правая рука, левое ухо, правый глаз и симметричные функционально
одинаковые ноги. О чем может говорить это сочетание? Можно ли использовать набор
таких показателей для предсказания психологических особенностей человека, его
стрессоустойчивости, а у детей — для освоения ими школьной программы? Можно ли
по этим показателям предсказать будущую профессию ребенка?
Было проведено множество исследований, которые выявили определенные
взаимосвязи, но они оказались не такими простыми, как хотелось бы, для
практического использования. (Позднее мы поговорим об этих работах подробнее.)
Однако известно, что в настоящее время в ряде авиакомпаний не берут леворуких летчиков. Тем не менее это не связано с их психологическими особенностями. Такое
требование обусловлено тем, что вся аппаратура создана для удобства праворукого
человека. В экстренных ситуациях, когда жизни людей зависят от скорости движений
экипажа, праворукие действуют успешнее и быстрее. По этой же причине леворукие
водители чаще попадают в аварии.
Первые исследования психологических особенностей право-руких и леворуких людей
происходили еще тогда, когда не были разработаны точные правила проведения
психологического эксперимента. Часто в таких работах участвовало мало людей, результаты не были достаточно статистически обработаны, и в ряде
7
из них были получены результаты, которые в дальнейшем не подтвердились другими
исследователями. В то же время до сих пор в популярной литературе встречаются
ссылки на них. Например, есть данные, в которых говорится о том, что леворукие
люди имеют худшие показатели по многим психологическим параметрам по
отношению к праворуким. Отсюда делается ложный вывод о необходимости
тренировки правой руки у левору-ких детей. Сейчас известно, что группы леворуких и
праворуких людей слишком неоднородны, поэтому упомянутые результаты не
рассматриваются как достоверные, а некоторые выводы из них просто ошибочны.
Последствия переучивания
Что будет, если леворукого ребенка обучать пользоваться правой рукой? Результаты
такого переучивания зависят от того, как это делать. Известно, что и праворукие и
леворукие музыканты обучаются играть на различных музыкальных инструментах
двумя руками, регулярно тренируя обе руки. У пианистов более развита кисть правой
руки, тогда как у исполнителей на смычковых инструментах — левой. Это не наносит
вреда детям, хотя изменяются не только движения их пальцев, но и структура тех
отделов мозга, которые отвечают за данные движения. Подобные результаты
получены многократно, а такие дети известны любому воспитателю.
Исследования музыкантов потому и показательны, что среди них леворукие
встречаются чаще, чем в общем по популяции. Но и здесь леворукие чаще играют на
смычковых инструментах: играя правой рукой на инструменте, который держат левой
(например домра), они создают условия для большей манипуляции ведущей — левой
руки. Многие из них предпочитают писать левой рукой. Те же, кого пытались
переучить писать правой рукой, повзрослев, предпочитают вообще не писать.
Обучение правой руки профессиональному навыку (когда нет возможности держать
инструмент иначе) они воспринимают довольно спокойно, тогда как попытки
переучивания писать правой рукой (что, с их точки зрения, не объясняется разумными
причинами) вызывают у них невротические реакции.
8
Поучительным является и опыт обучения спортсменов. У теннисистов по мере
увеличения длительности занятий спортом повышается коэффициент праворукости
(это показатель преимущества правой руки над левой), ведущая рука на 2—3 см
становится длиннее и значительно толще неведущей. Точно так же у прыгунов через
15 лет занятий ведущая нога увеличивается примерно на 2—3 см и отличается
большей силой. Доказано также, что это явление обратимо, так как при прекращении
регулярных занятий снижался и коэффициент.
Тренировки могут не только усиливать ранее существовавшее преимущество, но и
ослаблять его или даже полностью изменять. Это свидетельствует о пластичности
мозга, способного благодаря тренировкам создавать новые связи между различными
мышечными группами.
Наиболее показательны результаты белорусских исследователей, которые попытались
понять, как лучше добиваться высоких результатов у спортсменов с разными левыми и
правыми признаками. По их данным, футболисты в ответственных соревнованиях
чаще бьют по мячу ведущей ногой. Рост профессионализма у них ведет к более
частому использованию ведущей ноги и специализацией функций ног при выполнении
сложных приемов (то есть в сложных приемах каждая нога выполняла определенное
действие).
Эта же группа исследователей разделила молодых спортсменов на три группы,
каждую из которых по-разному обучали новым приемам. Одну группу обучали так,
как им было удобно, т.е. сначала отрабатывали новые приемы на ведущей ноге, а когда
навык был усвоен — на неведущей. Вторую группу обучали через неведущую ногу, т.
е. первоначально все приемы осваивались неведущей ногой, затем — ведущей. В
третьей группе равное время уделяли каждой ноге на каждом занятии. Результаты
были не только нетривиальны, но и разительны. Подростки первой группы стали
хорошими спортсменами, тогда как с подростками второй группы пришлось
расстаться: у них выявилось замедление и даже отставание не только профессионального роста, но и психического развития. У детей третьей группы были получены
промежуточные результаты. Эти данные должны обуздать стремление тех, кто ратует
за стандартизацию при письме, при которой все должны писать только правой рукой.
9
Не только спортивная, но и любая другая профессиональная деятельность может
менять степень выраженности асимметрии. Например, у прядильщиц, работа которых
требует участия обеих рук, превалирование правой руки со временем уменьшается, а у
работниц с 30-летним стажем левая рука становится сильнее правой.
Следовательно, большая часть данных свидетельствует о том, что асимметрию можно
усилить, ослабить или комбинировать, но не переделать. До некоторой степени при
рациональном распределении нагрузки можно изменить первоначальные особенности
асимметрии, сделав спортсмена или музыканта более соответствующим особенностям
профессии, но менять асимметрию на противоположную вредно не только для
профессиональных навыков, но и для личности в целом. Регулирование врожденных
асимметрий может привести к задержке спортивного роста или профессиональной
деятельности. Например, попытки изменить у бейсболистов ведущий глаз и руку
могут привести не только к снижению результатов, но и нарушению бинокулярного
зрения.
Согласно рекомендациям В.М.Лебедева, обучение сложным координационным
движениям следует начинать через ведущую сторону независимо от возраста. Именно
поэтому вредно учить ребенка писать только неведущей рукой. Но, обучив выполнять
действие ведущей конечностью, затем можно обучать делать то же самое неведущей
конечностью, так часто поступают при обучении музыкантов. Поэтому можно обучить
писать левой рукой леворукого, а затем попытаться научить его писать правой. Встает,
правда, вопрос: зачем это нужно, если ребенок уже пишет левой рукой? Ведь мы не
учим писать пра-воруких левой рукой.
Объяснение тому, почему проще обучается ведущая конечность и почему результат
этого обучения влияет на неведущую, следующий. Для каждой руки или ноги
формируется свой сен-сомоторный образ движения в полушарии, противоположном
обучаемой конечности. После его закрепления он не передается в другое полушарие.
Для формирования подобного навыка в другой конечности необходимо новое
обучение. Возможно, правда, что ведущее (в данном действии) полушарие облегчает
формирование навыка в неведущем, тогда как неведущее — тормозит это обучение.
9
Поэтому в игровых видах спорта, где требуется развитие обеих рук, это умение
следует закладывать с первых этапов тренировок. Подобным образом поступают и при
обучении музыкантов. Эти рекомендации особенно важны для тех, кто предлагает
активировать творческие возможности человека через стимуляцию не ведущей для
него стороны сенсомоторной активности. Подобные упражнения могут развить
невротические реакции и замедлить развитие ребенка.
Формирование моторной асимметрии сопряжено с пластическими перестройками в
центральной нервной системе. Исследование мозга музыкантов-пианистов и
«струнников», которые с 7—8 лет обучались музыке, выявило, что у право-руких
музыкантов область мозга, в которой находится представительство руки, больше
выражена и слева и справа, чем у не музыкантов. А в некоторых случаях у музыкантов
она была даже больше справа (т. е. более выражена для левой руки), чем слева, что
свидетельствует о влиянии обучения на морфологические изменения в мозге.
На основании этих и подобных данных были созданы психотерапевтические и
психофизиологические методы целенаправленного воздействия на функциональную
асимметрию мозга. Эти методы используют в тех случаях, когда первоначальная
асимметрия нарушена из-за болезненного процесса (в том числе раннего
переучивания). При этом с помощью специальной аппаратуры раздражают слабым
током либо полушария мозга, либо конечности. Все эти воздействия производят в
клиниках под обязательным контролем медицинских работников.
Глава 2. Как определить асимметричные признаки у ребенка
Мы выяснили, что только показатель «рукость» не дает знаний о том, какие проблемы
могут возникнуть у ребенка в процессе развития. Более того, необходимы
специальные приемы для того, чтобы оценить и рукость, и все остальные показатели:
ведущую ногу, глаз, ухо. Но даже если мы определим каждый из этих показателей, как
в дальнейшем следует их объединять? Какое сочетание этих показателей будет
достаточным, чтобы дать полезную информацию для воспитателя?
Если неискушенный читатель обратится к научной литературе по асимметрии мозга,
его может привести в ужас обилие терминов, которые разные исследователи
используют для описания совокупного показателя по всем признакам, определяющим
асимметрию. Каждый из этих терминов имеет свое происхождение и объединяет
группу важных для воспитателя фактов. Мы полагаем, что беглый обзор этих названий
может быть полезным для того, чтобы самостоятельно сравнивать выводы,
полученные в разных книгах. Без него воспитатель будет вынужден просто довериться
каждому исследователю, написавшему книгу о левшестве и правшестве, без возможности выбора оптимальной, с его точки зрения, позиции.
Совокупный показатель асимметричных признаков
Совокупный показатель асимметричных признаков может носить следующие
названия: латеральный фенотип, профиль функциональной организации мозга,
профиль функциональной сенсомоторной асимметрии. Чем они отличаются?
Термин «фенотип» характеризует внешние признаки организма и противоположен по
значению генотипу — совокупности генов. Его используют, когда хотят подчеркнуть
не гене
10
тические, а внешние признаки, которые возникли в результате взаимодействия генов и
внешней среды. Вспомните сосны, стоящие на берегу Финского залива или в лесу
центральной России. Как огромны они, как раскидисты их ветви и как высоко в небо
простираются их вершины! И сравните этих величавых красавиц с их маленькими
собратьями, выращенными из сосновых семян по специальной японской методике в
крохотных горшочках: иголки этих деревьев не отличимы, но как различны их облики!
Эти деревья имеют один генотип, но разные фенотипы, так как внешняя среда в одном
случае позволила задаткам реализоваться, а в другом — нет. Когда мы говорим о
фенотипе ребенка, мы имеем в виду то же самое: чему среда позволила проявиться из
его генотипических возможностей, насколько бережно отнеслась она к тому, чем одарила малыша природа?
Слово «латеральный» переводится как «боковой». Таким образом, латеральный
фенотип — это набор внешних признаков, которые показывают, какую сторону в том
или ином действии предпочитает человек. Более того, в этом определении
подчеркивается, что сам показатель генетически запрограммирован, но весьма зависим
от внешней среды.
Профиль — совокупность специфических черт, характеризующих какую-либо сферу
деятельности. Следовательно, в этом определении ничего не говорится о генетической
предрасположенности и даже о взаимосвязи тех признаков, которые он описывает. Его
можно было бы более просто перевести как «набор». В психологии этот термин более
принят, поскольку для многих психологических показателей не известны
взаимодействия их с другими показателями, да и роль генетм ческих и средовых
факторов часто не ясна. Именно поэтому исследователи часто предпочитают называть
набор показателей термином «профиль».
Индивидуальный профиль сенсомоторной асимметрии — это присущее данному
человеку сочетание моторных и сенсорных признаков, отражающих включенность в
активность той или иной стороны тела. Следовательно, в этом определении
подчеркивается, что оцениваются не все асимметричные признаки, а только те,
которые относятся к движению и восприятию. Например, не будет анализироваться,
где расположены
11
сердце или печень — органы, которые также занимают асимметричное расположение.
Кроме того, в этом названии словом «индивидуальный» акцентируется тот факт, что
будет выявляться уникальная совокупность показателей для конкретного человека, а
не нечто среднее по разным людям. Часть «функциональный» подчеркивает, что
признаки будут определяться по функциям, т. е. в деятельности. Впервые понятие о
профиле асимметрии было введено в работах Т.А.Доброхотовой и Н. Н. Брагиной.
Иногда используется термин «профиль латеральной организации». Он менее
определен, так как в названии ничего не говорится о том, какие показатели будут
рассматриваться. Именно поэтому авторы, пользующиеся этим термином, измеряют
разные наборы показателей. Но очень часто его не отличают от профиля
функциональной сенсомоторной асимметрии.
Воспитателям в практической деятельности не требуется выяснять роль генетических
и средовых факторов, поскольку им приходится работать в уже сложившейся
ситуации, которую они не могут изменить. Поэтому им удобнее пользоваться
термином «индивидуальный профиль функциональной сенсомоторной асимметрии».
Для упрощения можно опускать часть «индивидуальный».
Человек, решивший оценить такой профиль, с горечью выяснит, что разные
последователи предлагают неодинаковые наборы проб, к тому же нет четкого
обоснования выбора именно этого сочетания. Особенно сложно тем, кто работает с
детьми, так как не известны возрастные особенности выполнения тех или иных
действий. Сколько же проб достаточно для того, чтобы решить, какие рука, нога, глаз,
ухо у ребенка ведущие и какие из проб наиболее эффективны при работе с детьми
определенного возраста?
До сих пор не решен вопрос о соотношениях показателей моторной и сенсорной
асимметрии. Тем не менее большая часть авторов склоняется к тому, что «рукость»,
«ногость», «глазость», «ухость» — независимые показатели. При этом каждый из этих
показателей также складывается из нескольких более простых, неодинаково
обнаруживающихся в разных видах двигательной активности.
11
Пробы и опросники
Оценить то или иное действие у человека можно двумя способами. В первом случае
ему задается вопрос, который фиксируется на бумаге. (Сейчас создано множество
опросников, которые включают целый ряд позиций: какой рукой человек чистит зубы,
поворачивает ключ в замке, пишет и т. д.) Во втором случае можно попросить
человека выполнить действие перед экспериментатором. Такое действие называется
пробой. Разработано немало наборов таких проб, часть из которых представлена в
приложении 1.
Очевидно, что при обследовании ребенка, особенно в возрасте от 3 до 5 лет, придется
применять пробы, так как сам он ответить на вопросы не сможет. Но есть соблазн
попросить родителей, чтобы они сами заполнили опросник за своего ребенка, а затем
уже вместе с ними обсудить результаты. На первый взгляд, это не должно привести к
ошибкам, поскольку родители-то должны знать своего ребенка лучше других. Но это
слишком обманчивое впечатление.
Опросники удобны тем, что отвечать на вопросы проще и быстрее, чем выполнять
достаточное число однотипных проб. Более того, заполнить опросник можно дома,
когда удобно, а пробы выполнять надо перед специалистом, для чего нужно
выкраивать необходимое время. Предлагая опросники, мы обращаемся к самооценке
человека или к представлению родителя о своем ребенке. Однако и первое, и второе не
всегда соответствует тому, что видит независимый наблюдатель, и может привести к
ложным выводам.
Доказано, что среди считающих себя правшами много левшей и амбидекстров. Дело в
том, что часто переученные левши забывают о факте переучивания и отождествляют
себя с правшами, не обращая внимания на то, какой рукой они выполняют действия,
не контролируемые обществом (вставляют нитку в иголку, выжимают белье, чистят
зубы). Опираясь исключительно на тот факт, что пишут правой рукой, они распространяют это и на остальные свои действия. Так, более 30% родителей, которым в школе
сообщали о леворукости ребенка, не знали об этом. Считая и себя праворукими, они
только в кабинете психолога выясняли, что у них не только ведущая
12
левая рука, но и левая нога, левый глаз, левое ухо. В начале исследования
свидетельствуя о том, что все совершают правой рукой, после проведения проб они
вспоминали давно забытые детские впечатления. Они рассказывали о том, как делали
многие вещи левой рукой, и тут же убеждались, что до сих пор выполняют это как
левши.
Большинство людей полагает, что переучивание — это очевидный процесс: когда
ребенка жестоко наказывают или чрезвычайно эмоционально заставляют действовать
правой рукой. Но обычно переучивание — это подспудные действия, когда родители
методично вкладывают в правую руку ребенка предмет либо, следуя поведению
взрослых, ребенок сам повторяет движение так, как это совершают они. Дети делают
многие вещи не потому, что им это удобно, а для того, чтобы их любили взрослые.
Особенно выражено это стремление у детей, обделенных заботой родителей.
Оказалось, что мужчины чаще оценивают себя леворуки-ми. Возможно, это связано с
тем, что они стремятся быть оригинальными, и необычная «рукость» помогает им в
этом.
Дети же особенно часто ошибаются в оценке «рукости». Так, в одном исследовании
подростки оценивали своих мам. Практически все они думали, что их мамы
праворуки, хотя они многие часы проводили с ними и наблюдали в различных
ситуациях. Большинство людей просто не обращает внимания на то, как они
осуществляют стереотипные действия. Чтобы убедиться в этом, достаточно
попытаться точно вспомнить, какой ногой вы сегодня начинали подъем на лестницу в
подъезде. Редкий человек сможет сказать об этом достоверно. Большинство сможет
только предположить или удивленно покачать головой.
Любой воспитатель знает, как цепко схватывают дети новые события и долго хранят
их в памяти, но как невосприимчивы они к ежедневным привычным действиям. Они
могут не помнить, спали они сегодня днем или нет. Это особенно трудно для них, так
как время для них течет с иной, чем у взрослого, скоростью. Мама — неотъемлемая,
любимая, но и привычная часть их жизни. Они только помнят ласку ее рук, но не
могут сказать, какая из них к ним прикасалась.
Считается, что поскольку имидж праворукого более востребован в обществе, люди
предпочитают не замечать те особенно
13
сти своего поведения, которые характеризуют их как леворуких. По этой же причине
родители будут описывать не то, что они видят в своем ребенка, а то, что хранится у
них в памяти и согласуется с их представлением о том, как д о л ж е н выглядеть их
ребенок. Согласитесь, что это не то, что нужно воспитателю.
В одном зарубежном исследовании оценивали эффективность наиболее часто
используемого опросника для выявления леворукости. Для этого его результаты с
самооценкой испытуемых (они сообщали, леворукие они или праворуки) сопоставляли
с данными, полученными при выполнении проб. Оказалось, что по результатам
опросника праворуких было больше, чем по данным выполнения проб. (Оценка того,
какой рукой человек пишет, вообще исключает амбидекстров.) Таким образом,
выводы в существенной мере могут зависеть от использованного метода оценки
«рукости».
Пробы имеют то преимущество, что наглядно демонстрируют доминирование
(преобладание) левой или правой стороны при выполнении определенного задания.
Однако обилие проб, используемых экспериментаторами, свидетельствует о недостаточном доверии и к ним. Действительно, процент правшества и левшества,
полученный с помощью разного набора проб, меняется в очень широком диапазоне.
Так, при выполнении проб «поза Наполеона» и «сцепление пальцев рук» примерно
половина людей оказывается праворукими и половина — леворуки-ми. Но пишут свое
имя левой рукой только 7,4% людей. Какую из этих проб предпочесть воспитателю?
Число людей, которые пишут правой рукой, определяется не генетической
предрасположенностью, а социальным давлением (то есть тем, насколько общество
позволяет индивидууму быть уникальным). Именно поэтому в странах, где до
недавнего времени это давление был максимальным, отмечались и самые низкие
оценки леворукости. Так, в Японии число леворуких составляло 0,9—3,0%. В странах
с меньшим социальным давлением в этой сфере их число существенно выше: в
Европе, по разным оценкам, от 7% до 9,5%, в США — до 12%.
Следовательно, в каждом случае воспитатель должен соотносить собственные задачи с
возможностями метода: при необходимости выявить генетические особенности
ребенка он предпочтет пробы «поза Наполеона» и «сцепление пальцев
13
рук». Если его интересует социальное давление на ребенка, он выберет пробы
«письмо» или «рисование» (описание их представлено в приложении 1). При этом
необходимо понимать, что, манипулируя набором проб, можно добиться любого желаемого результата. Именно поэтому важно использовать не просто большое число
проб, а, выбирая пробы, учитывать разнообразие действий, которые они оценивают.
Однако проблема существует не только в наборе задач, но и методах оценки их
результатов. Прежде всего это касается самой распространенной пробы «поза
Наполеона». В нашей стране ее традиционно проводят так, как некогда, на заре
исследований асимметрии, когда она была описана А. Р. Лу-рией: выявляют руку,
лежащую сверху. Но в этом случае сам Наполеон, который, по многим источникам,
был леворуким, эту позу выполнял правым образом, что засвидетельствовано на его
портретах. По нашим данным, леворукие люди (чья «рукость» подтверждена другими
тестами) делают ее так, что их левая рука первой ложится на грудь, а правая
располагается сверху. Соответственно праворукие люди первой кладут на грудь
правую руку, а левую — сверху. И совсем небольшое количество легко проделывает
эту пробу любым способом. (Это и есть амбидекстры.)
Существует противоречивость и в оценке результатов пробы «динамометрия».
Динамометр — это прибор, измеряющий силу сжатия рук. При оценке «рукости»
ребенка различие в силе сжатия ладони еще не определяется социальным влиянием и
может отражать природные преимущества рук, в отличие от взрослых, у которых в
этой пробе в большей мере отражается эффективность тренировки. До сих пор во
многих работах, описывающих выполнение этой пробы, говорится, что сила сжатия
правой ладони у праворукого человека должна превышать этот показатель по левой
руке более чем на 10%. Однако последние исследования вообще не выявили различий
в силе сжатия у леворуких, а у праворуких они составляли не более 3%. Поэтому при
обследовании детей следует ориентировать на л ю б о е превышение силы сжатия
правой руки над левой, а равенство рук рассматривать как признак леворукости.
Выше уже говорилось, что «рукость» — сложный параметр. Каждая рука некоторым
образом специализируется в каких-то
14
задачах. Действительно, рука может либо участвовать в мелких точных движениях,
либо сжимать объект, либо держать тяжесть, либо делать широкие маховые движения,
кроме того, руки взаимодействуют между собой. Совсем не обязательно, что во всех
этих действиях эффективной будет только одна рука. Это бывает крайне редко.
Практически у каждого человека руки тем или иным образом «делят» навыки, что
сразу же ощущается, если по тем или иным причинам левая рука перестает работать.
Следовательно, чтобы оценить параметр «рукость», т.е. понять, как руки
распределены в различных действиях, следует провести пробы, оценивающие
отдельно статическое напряжение, мелкую моторику, силу сжатия, эффективность
в совместном взаимодействии. (Описание подобных проб приводится в приложении.)
Оценка типа профиля функциональной сенсомоторной
асимметрии
Прежде чем начинать определение профиля у ребенка, стоит выяснить, были ли в его
жизни случаи травматизма, которые могли существенно изменить функцию
изучаемого органа. При наличии серьезных травм проверка ведущего показателя не
может считаться достоверной. В этом случае ребенок может писать левой рукой
потому, что, например, в первом классе, когда он обучался письму, он несколько раз
ломал правую руку. Мы уже отмечали, что человек чаще повреждает именно ведущую
конечность, поскольку она в большей мере включена в движения. Точно так же чаще
повреждается ведущий глаз или ведущее ухо. Оставшийся орган в детстве эффективнее, чем во взрослом состоянии, компенсирует дефект.
Если серьезных повреждений нет, проводят пробы, результаты которых обобщают
несколькими разными способами.
Первый способ основан на вычислении коэффициента асимметрии, например по
следующей формуле:
К
^ЕТЕ% Х10°'
£
" ^°
14
где Кпр — коэффициент правой руки; Еп — число приемов, в которых преобладала
правая рука; Ел — число приемов, в которых преобладала левая рука; Е0 — число
приемов, где не было преобладания той или иной руки.
Следовательно, для получения такого коэффициента нужно из числа «правых проб»
вычесть число «левых проб» и разделить на общее число использованных проб.
Полученный результат умножается на 100. Подобные коэффициенты можно получить
и для ведущей ноги, и для ведущего глаза, и для ведущего уха.
Второй способ опирается не на количественный, а на качественный подсчет:
выявляется общее преимущество левых, правых или симметричных признаков.
Например, из 7 проб выявлено 5 «правых», одна — «левая» и одна «симметричная» (то
есть обе руки одинаково хорошо ее выполнили). По общему преимуществу «правых
проб» человек считается праворуким. Возможно, что из 7 проб 3 пробы будут
«правыми», три — «левыми» и одна — «симметричная». В этом случае делается заключение о смешаннорукости. Об амбидекстрии можно говорить только в том случае,
если большая часть проб одинаково будет выполняться и правой, и левой руками.
Напоминаем, что при смешаннорукости в разных движениях эффективны разные руки,
при амбидекстрии — в каждом движении равно искусны обе руки.
Подобным образом оцениваются и другие параметры профиля.
Каждый воспитатель сам выбирает способ оценки параметров. Количественный
способ может быть полезен при сравнении детей в группе, качественный — при
индивидуальной работе с ребенком.
После оценки каждого параметра (т. е. отдельно для руки, глаза, уха, ноги) делается
заключение для всего профиля. Здесь также возможны варианты. Например,
Т.А.Доброхотова и Н.Н.Брагина предлагают выделять группы абсолютных правшей
(четыре показателя — ведущие рука, нога, глаз, ухо — «правые»), преимущественных
правшей (три из четырех показателей «правые»), смешанный профиль (различным
образом распределены показатели, когда например, смешаннорукость
15
сочетается с ведущей правой ногой, симметричным ухом и левым глазом),
симметричный профиль (все показатели симметричны), преимущественно левый (три
из четырех показателей «левые»), абсолютные левши (все показатели «левые»).
При этом следует обратить внимание на то, что эти авторы называют левшами и
правшами людей, у которых не только правая и левая рука ведущие, но и другие
показатели профиля также являются соответственно «правыми» или «левыми». Поскольку в разговорном русском языке эти слова используются в несколько другом
значении, следует либо оговаривать, что вы понимаете в конкретном случае, либо всетаки пользоваться термином «профиль функциональной сенсомоторной асимметрии»,
который является более однозначным.
Мы предлагаем упростить описание профиля и людей с абсолютными и
преимущественными латеральными признаками объединять в одну группу. Тогда
детей можно распределить по следующим группам:
у/ левый профиль — приписывается тем, у кого 4 показателя (ведущие рука, нога, глаз,
ухо) или любые 3 из них левые;
V симметричный профиль — будет у тех детей, кто обладает полной симметрией
зрения, слуха, реакций ног и рук, а также с симметричными показателями по 3 видам
тестов;
•/ смешанный профиль — будет у ребенка с разными сочетаниями показателей
(например, левая ведущая рука, симметрия ног, правые ведущие ухо и глаз); правый
профиль — будет у тех детей, у которых зрение, слух, реакции рук и ног
характеризуются правосторонней асимметрией, в том числе дети с правосторонними
показателями по трем видам тестов.
М. М. Безруких предлагает, напротив, более усложненную классификацию профилей:
когда обращается внимание на то, что является левым — моторный или сенсорный
признак, как сочетаются между собой показатели каждой из этих сфер. Поэтому она
выделяет 16 типов, например: левая асимметрия в моторной сфере (то есть ведущие
левые рука и нога) и правая — в сенсорной (ведущие правые глаз и ухо). Это весьма
полезный подход в научном исследовании при выявлении механизмов
функциональной асимметрии, но в практической деятельности он может быть
неоправданно сложным.
16
При выборе способа описания латерального профиля ребенка следует учитывать
задачу, поставленную перед воспитателем или психологом. Если требуется выяснение
глубинных мозговых механизмов, возможно, более полезно увеличивать число
рассматриваемых профилей. В практических целях достаточно деления детей на
группы из 4—6 видов профилей.
Стабильность и эффективность различных проб для оценки латеральных
признаков
Сколько измерений должен делать практик, чтобы определить, что данную пробу
ребенок выполняет определенным образом? Если сегодня утром он пнул мяч левой
ногой, то какова вероятность, что вечером он сделает так же, а не сменит ногу? А
через месяц он повторит ее так же?
На этот вопрос есть простой ответ. Любую пробу стоит делать три раза, желательно
через какой-то временной перерыв. Он не может быть долгим, просто ребенок должен
успеть сменить позу, чтобы заученно не повторить действие. Поэтому в процессе
одного исследования можно сменять пробы на выявление ведущего уха пробами на
выявление ведущей ноги и т. д. Но при наличии времени целесообразно повторить все
исследование в течение трех дней.
Если в первых двух попытках получаются одинаковые результаты, то вероятность
того, что он измениться в следующей попытке, очень мала. Смена стороны в двух
повторяющихся в течение дня попытках происходит у маленьких детей (3—4-х лет) и
тех детей и взрослых, у кого данный показатель — левый. У человека с
правосторонним выполнением пробы очень стабильные результаты.
Если в первых двух попытках получаются противоположные результаты, то следует
повторить пробу еще н е с к о л ь к о раз, чтобы различить левый и симметричный
результаты, то есть в случае определения «рукости» вам нужно выявить — человек
леворукий или амбидекстр. Амбидекстр будет постоянно менять руку, поскольку ему
все равно, как выполнять действие. Проблемы с маленькими (3—4-летними) детьми
могут возникнуть, с одной стороны, потому что они не пони16
мают, что от них требуется, с другой стороны — потому что у них меньше выражена
асимметрия. Их тоже лучше обследовать несколько раз.
Конечно, чем меньше дети, тем менее стабильны результаты их тестирования. Но в
отношении стабильности различны и сами пробы. В приложении при описании проб
приведены данные и о стабильности их выполнения. Здесь можно отметить только
общие принципы. Выполнение проб, в большей мере отражающих врожденное
поведение, не зависит от возраста. Например, число левых и правых данных по «позе
Наполеона» одинаково и в 3 года, и в 33 года. В то же время те действия, которые
связаны с обучением (письмо, рисование), с возрастом все чаще выполняются правой
рукой, тогда как до 5 лет практически 30% детей могут делать их левой.
Это свидетельствует о том, что несмотря на нормативные документы, запрещающие
переучивание, и в семье, и в детском саду и, скорее всего, в школах это происходит. В
результате число праворуких детей к семи годам достоверно растет.
У большинства детей не будет четкого предпочтения только одной стороны по всем
показателям. Чаще всего у каждого есть индивидуальная мозаика распределения этих
признаков. Именно выявление особенности этой мозаики позволит практику сделать
определенные выводы о том, какие проблемы могут возникнуть у ребенка в процессе
развития и какими способами эти проблемы можно разрешать.
Глава 3. Распространенность левшества
Как часто встречаются люди с выраженными признаками левшества? Мы уже знаем,
что их число зависит от возраста: до 5 лет левые и симметричные признаки
обнаруживаются существенно чаще, чем в зрелом возрасте. После 60 лет, напротив,
число их меньше, чем в среднем возрасте. Но число левых признаков у людей
меняется также в зависимости от места проживания, профессиональной деятельности,
пола.
Более того, число леворуких людей увеличилось за последние 90 лет XX столетия. Это
связано и с улучшением родовспоможения (т.е. выживанием детей, получивших
родовую травму), и с уменьшением социокультурного давления на леворуких (их все
реже переучивают), и с появлением новых методов оценки латеральных признаков.
Условия жизни и левшество
Мы уже отмечали, что в Европе большая часть людей являются праворукими. При
обследовании студентов Московского университета из 100 человек не нашли ни
одного человека, у которого был бы левый или симметричный профили
функциональной сенсомоторной асимметрии.
Но есть огромные области, где ситуация принципиально иная. Максимальное
количество людей с левыми и симметричными профилями встречается на севере
России — среди ненцев, нанайцев, эвенков, селькупов и т.д. Там число людей с левым
и симметричным профилями достигает 80% от численности всего населения. Точно
такая же ситуация наблюдается во всех приполярных областях Земли и в горах.
При изучении этого факта оказалось, что именно люди с левыми признаками успешнее
адаптируются к природным факторам среды, в том числе к недостатку кислорода, концентрация которого уменьшается в горах и на Крайнем Севе
17
ре. Особенности кровоснабжения мозга людей с левым профилем таковы, что при
недостатке кислорода их левое полушарие лучше обеспечивается кровью, чем у людей
с правым профилем. У первых в крови меньше холестерина и ниже давление, поэтому
сердечно-сосудистые заболевания в этих регионах — редкое явление, в отличие от
других мест, где именно болезни сердца являются основной причиной смертности.
Исследование людей, переживших инфаркт миокарда, выявило удивительную
закономерность: чем больше число правых признаков у больного, тем больше
вероятность возникновения инфаркта у человека с ишемической болезнью сердца.
Более того, случаи смерти от инфаркта, например, в нашем исследовании все были
связаны только с правым профилем.
«Накопление» левых признаков ведет к другим проблемам: росту вероятности
невротических реакций. Именно поэтому рекомендуется в качестве операторов на
объекты, нарушение работы которых может привести к тяжелым последствиям
(атомные станции, аэропорты и т. д.), брать людей с правым профилем, так как в
стрессовых ситуациях они успешнее сохраняют спокойствие и готовы выполнять
инструкцию.
Известно, что «предупрежден — значит вооружен». Изучив подобные
закономерности, воспитатель или родитель могут снизить вероятность возникновения
сердечно-сосудистой патологии у ребенка с правым профилем, прививая ему основы
здорового образа жизни, учитывая, что факторами риска инфаркта миокарда являются
ожирение и малая подвижность. Следовательно, выявив детей с абсолютно правым
или преимущественно правым профилем, можно, приучая их правильно питаться и
много двигаться, снизить вероятность возникновения у них смертельного недута.
Другая направленность психологической работы может быть предложена для работы с
детьми, имеющими преимущественно левые признаки в двигательной и сенсорной
сферах. Усилия юс-питателя или родителя могут быть направлены на укрепление из
чувствительной эмоциональной сферы. Их можно обучить методам овладения
собственными эмоциями или релаксации (расслабления).
(Возможные варианты подобных занятий приведены в приложении 2.)
18
«Левые» и «правые» признаки в разных профессиях
Выбирая вид той или иной деятельности, человек находит для себя те условия, в
которых его таланты и личностные качества наиболее востребованы. Именно поэтому,
анализируя распространение левых и правых признаков у людей, достигающих
высоких результатов в выбранной профессии, можно выяснить, какие наклонности
стоит развивать у детей с различным набором этих показателей, предсказать области, в
которых в будущем они смогут быть наиболее успешными.
Леворукость чаще встречается среди спортсменов игровых видов спорта (волейбол,
регби, футбол, хоккей) и очень редко — среди инженеров. Нет леворуких среди
спортсменов-стрелков и штангистов. Их много среди каратистов (16%) и борцов
(50%). Самые успешные боксеры — среди леворуких и амбидекстров. Они
завоевывают в соревнованиях высокого ранга 30—40% золотых медалей. Во многих
движениях они слабее праворуких, но у них есть быстрые, взрывные передвижки,
точные прямые удары в голову левой рукой, которые приносят им успех, поскольку
праворукие соперники к ним не готовы. Среди чемпионов и призеров первенств СССР
и Европы за период с 1978 г. по 1982 г. и на Олимпийских играх 1980 г. 27,4%
дзюдоистов предпочитали левостороннюю стойку. Это практически в три раза больше,
чем в среднем по популяции.
Среди чемпионов и финалистов «Большого шлема», а также среди теннисистовпрофессионалов, занимающих высокие рейтинги за период 32 года (с 1968 г. по 1999
г.), левору-кие встречаются в 2—5 раз чаще, чем в популяции. Таким образом,
леворуких много в ситуационных видах спорта, там, где есть конкурентная
деятельность рук при прямом контакте между соперниками. Возможно, это связано не
только с тактическими двигательными их способностями, но и особенностями
мышления: четкой логике праворукого трудно предсказать эмоциональное поведение
леворукого противника.
А вот среди успешных фехтовальщиков были и абсолютные левши, и правши, а также
спортсмены со смешанным профилем: ведущими правой ногой и глазом и ведущей
левой рукой.
У квалифицированных стрелков — обычно ведущие правая рука и правый глаз. Среди
гимнасток типичен правый
18
профиль. Однако по другим данным, большинство спортсменок, занимающихся
художественной гимнастикой, являются праворукими с различными вариантами
асимметрии сенсорных функций. Амбидекстры среди них особенно успешны в тестах
на координацию двух рук. При этом накопление правосторонних признаков у
гимнасток объясняется необходимостью высоких требований к точной произвольной
координации. Произвольность же всегда связывают с левым полушарием.
Чем короче дистанция, тем выраженнее асимметрия ног. У бегунов-спринтеров и
барьеристов она существенна, у стайеров — незначительна, у марафонцев и
велосипедистов практически отсутствует. Сочетание «ведущая правая рука и левая
нога» выявлено у 60% лыжников-гонщиков и многих пловцов-подводников.
Среди шоферов-профессионалов чаще встречаются люди с абсолютно или
преимущественно правыми (51%) или смешанными признаками (41%). Водителей с
абсолютно левыми и симметричными признаками практически нет (8%). Мы уже
объясняли это явление — современные автомобили устроены для удобства
праворукого человека, поэтому леворукие с большей вероятностью попадают в аварии.
А вот другая профессиональная группа — вахтовики, добывающие нефть на севере
Тюмени, — напротив, характеризуется выраженной левосторонностью во всем. У этих
людей особый график работы. Они 14 дней каждый месяц проводят на севере
Западной Сибири в местах добычи нефти, отличающихся необычайной суровостью.
Уже отмечалось выше, что местное население в этих местах также преимущественно
имеет левый профиль. Вахтовики с правым профилем быстро заболевают сердечнососудистыми заболеваниями в этих жестких условиях и вынуждены прекращать
работу. Так, постепенно среди рабочих остаются лишь те, кто может сохранить
здоровье при таком режиме труда, — люди с левым профилем.
В новосибирском Академгородке также чрезвычайно высок процент людей с левым
профилем — 24%. В одной из его школ, куда детей отбирали по принципу
необычности мышления, в одном классе оказалось 65% детей с левым профилем.
Объяснение этому будет дано ниже.
Левшество и одаренность
Связь левшества с одаренностью и творчеством не так непроста, как часто
представляется в популярной литературе. В качестве неоспоримого доказательства
подобной связи приводится длинный список выдающихся леворуких людей. Он
действительно впечатляет: леворукими были художники Рафаэль Санти, Пабло
Пикассо, Микеланджело Буонаротти, Морис Эсхер, Альфред Дюрер, Ганс Гольбейн
Старший. Среди музыкантов наиболее известные леворукие — Людвиг ван Бетховен и
Карл Бах, среди певцов — Пол Маккартни, среди писателей — Марк Твен, Льюис
Кэрролл, Герберт Уэллс, Николай Лесков. Физик Альберт Эйнштейн также относился
к числу леворуких. Другие леворукие ученые — Иван Петрович Павлов, Джеймс
Максвелл, Анри Пуанкаре. Много леворуких и среди политиков и полководцев,
например Александр Македонский, Жанна Д'Арк, Юлий Цезарь, Карл Великий,
Наполеон Бонапарт (и его жена Жозефина), Фидель Кастро, Гарри Трумен, Рональд
Рейган, Билл Клинтон, Альберт Швейцер.
Весьма легко поддаться обаянию личностей, перечисленных в списке, и не
задумываться, что за его пределами остается не менее впечатляющий список всех
остальных выдающихся людей. В него входит весь цвет русской и зарубежной
литературы и поэзии, ученые, которые не были ни леворукими, ни амбидек-страми.
Леворукому Наполеону Бонапарту в войне 1812 года противостоял праворукий
Михаил Илларионович Кутузов. И не «рукость» определила исход Бородинского
сражения. Основы физиологии в России заложили И.М.Сеченов и А.А.Ухтомский, а в
одно время с И. П. Павловым работал В. М. Бехтерев. Рукость этих ученых не
указывается, возможно, потому, что она не привлекла внимание современников.
Трудно сравнить вклад каждого из них в копилку научных знаний, да это и не имеет
смысла.
Нет простой связи левшества с одаренностью потому, что каждое из этих понятий
слишком многозначно. Перечисленные ранее особенности распространения левых
признаков у спортсменов свидетельствуют о том, что каждый вид спорта требует
специфических типов латеральных показателей: нет возможности сказать, что только
леворукие или только право20
рукие дети достигают высот спортивного мастерства — каждый вид спорта отбирает
особую мозаику латеральных признаков. Разные виды одаренности также сочетаются с
разными типами асимметрии.
Известно, что центр речи располагается в левом полушарии. Именно поэтому писатели
и поэты чаще праворуки и леворуких литераторов не много (хотя они есть, что говорит
о том, что не только физиология определяет писательский талант). Правое полушарие
отвечает за ориентацию в пространстве и целостное восприятие, поэтому часто
талантливые полководцы и художники леворуки. И те и другие должны были
вообразить будущую битву на местности или объект на холсте. Считается даже, что те
люди, которые не умеют рисовать, пытаются это делать левой половиной своего мозга:
они проговаривают то, что хотят изобразить. Но слова многозначны. Мы говорим
«кошка», но каждый представляет свою кошку. Те, кто хорошо рисуют, воспроизводят
на бумаге то, что видят, с массой мелких деталей, которые, не представленные в
словах, делают образ живым.
Но не все художники или полководцы леворуки. Современное искусство часто
анализирует целостный образ, расчленяя или усложняя его. Это — функция левого
полушария, поэтому многие художники в наше время праворуки.
Мы уже говорили про особенность популяции новосибирского Академгородка,
население которого — ученые и их дети. По многим данным, современная математика
требует необычности мышления и развитого воображения, поэтому процент левшества
среди математиков крайне высок. Но у многих из них могли быть в детстве проблемы
с арифметикой, которая требует логических операций левого полушария.
Поскольку у каждого человека есть оба полушария, то практически любой может
более или менее успешно заниматься различной деятельностью и не столько в
зависимости от своих природных способностей, сколько от того, насколько он н а у ч е н трудиться, доводить начатое до конца и преодолевать трудности. Но все это не
имеет отношения к асимметрии мозга.
Тем не менее определенные зависимости существуют. Известно, что число леворуких
среди мужчин больше, чем среди женщин. И это имеет свои причины. В отличие от
мужчин
2'
35
у женщин выражены циклические процессы: это последовательность гормональных
изменений на протяжении менструального цикла и вынашивания ребенка. За
последовательную обработку информации у всех людей вне зависимости от «рукости» отвечает левое полушарие. Именно поэтому в нем и располагается центр речи:
речь — это определенная последовательность звуков, объединенных в
последовательности слов, составляющих последовательность предложений. По этой
же причине организация вынашивания ребенка и менструального цикла также лежит
на левом полушарии. В 96,7% случаев яйцеклетка выходит из правого яичника,
несколько реже с двух сторон — 8,8%, слева — только в 4,4% случаев.
Исследованиями В. И. Орлова с соавторами доказано, что оплодотворенная яйцеклетка
располагается не на любом участке матки, а очень точно попадает на подготовленный
участок, расположенный с той же стороны, что и яичник, из которого эта яйцеклетка
появилась. В этой области изменения возникают еще тогда, когда яйцеклетка только
созревает. Следовательно, существует не только временная, но и пространственная
согласованность процессов и во время менструального цикла, и при беременности.
Доказано, что у женщин, у которых плацента располагалась по центру матки или была
смещена вправо, при неосложненной беременности большая активность отмечалась в
левом полушарии. Если возникала угроза прерывания беременности, то больший
уровень активизации определенных отделов коры обнаруживался в правом
полушарии. Зеркальная ситуация наблюдалась у беременных, у которых плацента
располагалась на левой стороне матки. Вероятность неосложненного течения
беременности значительно выше в случаях, когда плацента располагается справа (при
более высокой активности левого полушария). Статистика же свидетельствует, что
нарушения менструального цикла и другие гинекологические заболевания
встречаются чаще у женщин с левым и симметричным профилями функциональной
сенсомоторной асимметрии. Поэтому родителям стоит обратить особое внимание этих
девочек на заботу о здоровье.
Таким образом, левые показатели чаще встречаются у мужчин, тогда как женщинам в
большей мере свойственны правые показатели.
21
Глава 4. Причины правшества и левшества
Знание причин формирования асимметрии в движении и восприятии позволяет
воспитателю понимать ее связь с физиологическими или психологическими
характеристиками ребенка и, соответственно, применять необходимые
воспитательные приемы.
Долгое время исследователи были убеждены в том, что асимметрия мозга — это то
эволюционное приобретение, которое радикально отличает человека от животного.
Однако сейчас обнаружено множество данных, свидетельствующих о том, что
асимметрия свойственна животным на всех уровнях развития: от самых примитивных
до самых сложных. Но у животных асимметрия движения — не видовое, а
индивидуальное свойство.
Это означает, что каждое животное может предпочитать в движении одну лапу, но у
разных животных одного вида эти лапы разные. В человеке же мы наблюдаем четкое
предпочтение для популяции в целом: большинство европейцев праворуки, а
большинство народов Крайнего Севера — леворуки. Люди, имеющие несколько кошек
или собак дома, могут наблюдать, что каждое из животных предпочитает двигаться
только с одной лапы. Но у одного это — правая лапа, у другого — левая. Далее мы
попытаемся показать, почему людям свойственна такая выраженная асимметрия.
В настоящий момент рассматриваются следующие ее причины:
• наследственная передача признака;
• внутриутробная или родовая травма;
• влияние средовых факторов.
Рассмотрим последовательно каждую из этих причин.
22
Генетическая природа леворукости
Леворукость встречается примерно у 8% людей европейской популяции. Она более
вероятна, если оба родителя леворукие. Однако нет возможности доказать, что эта
леворукость врожденная: ни в одном из этих случаев нельзя исключить социальный
фактор, т.е. того, что леворукие родители интуитивно обучали детей выполнять все
действия так, как делают сами. С этой точки зрения, доказательными были бы
результаты, полученные в семьях праворуких родителей, которые взяли на воспитание
леворуких детей. Но подобных исследований нет.
Исследователи многократно пытались вывести линию мышей, все особи которой
предпочитали бы левую лапу. Для этого они скрещивали леволапых мышей, затем из
их потомства выбирали только леволапых, и эти манипуляции проводились во многих
поколениях животных. Но ни один исследователь так и не смог создать линию: всегда
обнаруживались особи, предпочитавшие другую лапу или использовавшие лапы
попеременно. Это обстоятельство до сих пор является мощной поддержкой тем, кто
считает «рукость» социально обусловленным, а не генетическим фактором. Но те, кто
полагает, что «рукость» обусловливается наследственными факторами, настаивают на
существенном отличии людей и животных по признаку асимметрии.
Самые интригующие результаты были получены на однояйцевых близнецах. У них
встречаются зеркальные рисунки на пальцах кожи (то есть борозды на коже одного из
близнецов являются не идентичными, а зеркальным отражением другого). Это
свидетельствует о достаточно позднем появлении лево-правой асимметрии во
внутриутробном развитии. Известно, что при делении яйцеклетки в первые 4 дня
после оплодотворения развиваются близнецы с разными плацентами (местами
прикрепления эмбриона к матке), хорионами и амнионами (наружными и внутренними
оболочками плода). У таких близнецов обнаруживаются наибольшие различия. Если
деление происходит между 5—8 днями, то у близнецов формируются общие плацента
и хорион, но остаются разные амнионы. Один из близнецов в этом случае имеет
преимущество расположения пуповины (она
22
не перекручивается вокруг шеи, не сдавлена). Поэтому он получает больше
питательных веществ и развивается лучше. Второй же рождается более слабым. Если
деление яйцеклетки осуществляется между 8—12 днями, то дети имеют и общий
амнион. При этом конкуренция за питание наиболее выражена. Нехватка кислорода
повышает двигательную активность плодов. Поскольку они располагаются так, что
ножки одного находятся рядом с головкой другого, то, двигаясь, один может
повредить мозг другого, обычно слабого, что ведет к развитию леворукости не генетического, а травматического генеза. Получивший лучшее питание ребенок выглядит
крупнее и сильнее.
Очевидно, что однояйцевые близнецы наделены одинаковыми генами. Если
леворукость определяется генетически, то оба близнеца должны иметь одинаковую
«рукость». Однако это не так, и вероятность леворукости обоих близнецов в паре
составляет только 76%. Да и у них леворукость встречается чаще, чем в среднем в
популяции (их 20%). В то же время среди однояйцевых близнецов процент пар, в
которых оба близнеца — левши, не выше, чем у двуяйцевых близнецов. Поскольку
естественно предполагать, что индивидуумы с одинаковым набором генов более
сходны по генетическим признакам, чем индивидуумы с меньшим числом общих
генов, то эти факты можно истолковать против генетического контроля леворукости.
Но у исследователей появляется подсказка: у близнецов чаще отмечаются
неврологические расстройства. Следовательно, высокая частота леворукости у
близнецов объясняется их конкурентными отношениями в утробе матери, что
приводит к травме мозга одного из них и как следствие — леворукости. Именно
поэтому особенно много леворуких при рождении троен или большего числа детей. И
в этом случае более сильные плоды травмируют более слабые.
Сегодня в науке генетическая основа как одна из компонентов формирования
асимметрии никем не оспаривается. В одном исследовании было выявлено, что 83%
плодов проявляют право-рукость с середины беременности. Наибольшее число
движений рук отмечается в период с 15 по 18 недели беременности, а затем снижается.
Предполагается, что движения рук в этот период предопределяют расположение
центра речи в мозге и обусловлены генетически.
23
В развитии плода асимметрия нервной системы закладывается достаточно рано и
проявляется на анатомическом, биохимическом и физиологическом уровнях. Однако
вспомним пример с двумя соснами, развивающимися в разных условиях, о которых мы
говорили раньше. Точно так же и на проявление асимметрии большое влияние
оказывают внешние факторы. Мы уже затронули один из них — раннюю патологию в
утробе матери.
Гипотезы патологического происхождения леворукости
В первые месяцы жизни мозг ребенка весьма пластичен, поэтому при травмах одного
из полушарий другое может взять на себя утраченную функцию. Например, известно,
что мозг Пастера имел только одну половину, а вторая была существенно недоразвита.
Этот факт тем не менее не отразился на его биографии как ученого. В то же время
более поздние травмы приносят существенный вред, величина которого напрямую
зависит от времени получения травмы: чем позднее она происходит, тем меньше
компенсаторные возможности мозга.
Наиболее тяжелы последствия повреждения до года не левого полушария, а правого.
Большая часть из них несовместима с жизнью, потому разбор таких травм не имеет
смысла в рамках данной работы. При повреждении же левого правое легко берет на
себя его функции.
Каковы причины повреждения мозга, кроме уже описанных? Известно, что более 90%
рождающихся детей занимает во время родов позицию лицом к правому бедру матери,
когда давление лонного сочленения приходится на правый висок плода. Только в 8%
случаев положение противоположно (вспомним, что в начале предыдущего раздела
говорилось о 8% леворуких людей в европейской популяции), причем оно чаще
встречалось у мальчиков, чем у девочек (мы уже отмечали большую леворукость
мальчиков). Оказалось, что все патологические осложнения были связаны со вторым
вариантом. Травма левого полушария при рождении может привести к леворукости
(как мы уже знаем, правое полушарие в этом случае возьмет на себя функции левого).
23
Подтверждением гипотезы патологического происхождения левшества являются
многочисленные данные о том, что среди леворуких чаще встречаются аутизм,
заикание, речевые расстройства, психические заболевания.
Возникновение и развитие подобных аномалий возможно не только из-за травм при
рождении или сразу же после рождения, но и вследствие изменения химического
состава среды, окружающей плод еще до рождения. Эти химические изменения, с
одной стороны, обусловливают сдвиг церебрального доминирования, с другой —
влияют на формирование иммунной системы. Подобные химические изменения могут
возникнуть из-за болезни матери, переживаемого ею стресса или из-за таблеток,
которые она по той или иной причине принимает в этот период.
Доказано, что у крыс стресс во время беременности меняет уровень тестостерона у
плодов. Известно также, что высокие концентрации этого мужского полового гормона
подавляют развитие левого полушария и ускоряют созревание правого. Поэтому
стресс матери в период беременности может приводить к развитию леворукости у
ребенка. У таких леворуких выше вероятность речевых расстройств. По статистике, у
них в 11 раз чаще возникает дислексия (трудности в обучении чтению и стойкие
нарушения этого процесса), чем у праворуких.
На большой выборке из 1186 детей было показано, что не-праворукость связана с
порядком рождения. Больше всего не-праворуких среди рожденных четвертыми
детьми и позднее. Это свойство не зависит от возраста матери и, по-видимому, объясняется какими-то процессами в ее организме, обусловленными множественными
родами. Эта зависимость обнаружена только для мальчиков и у девочек отсутствует.
Можно предположить, что леворукость объясняется большей частотой трудных родов
у более старших женщин и, следовательно, большей вероятностью родовых травм с
повреждением левого полушария.
Рожденные в период с марта по июль чаще могут быть ле-ворукими, чем те, кто
родился с августа по февраль. Отсутствие половых различий позволяет высказать
предположение, что этот феномен может быть связан с сезонными изменениями в
подверженности инфекции. Если мать переболела гриппом, то его возбудитель мог
повредить мозг ребенка.
24
Мы вновь приходим к выводу, что латерализация в моторной и сенсорной сферах —
комплексный феномен, не определяющийся одним фактором. Безусловно, из группы
леворуких можно выделить тех, чья леворукость обусловлена исключительно травмой,
а потому может сочетаться с любой патологией. Клинические данные свидетельствуют
о том, что у левшей с признаками раннего повреждения левого полушария центр речи
располагается в правом полушарии, тогда как у левшей без болезненной симптоматики
он локализуется в левом. Другим признаком, указывающим на травматическое
происхождение леворукости, может быть тот факт, что в семье левшество до сих пор
не отмечалось.
Таким образом, в период вынашивания ребенка будущей матери следует быть весьма
осторожной и помнить, что ее поведение может в значительной мере предопределить
будущее ребенка.
Влияние внешних условий на формирование асимметрии
Внешними условиями для ребенка является и среда, в которой он развивается до
рождения, и сам процесс родов, и время после рождения. Известно, что чем раньше
происходит воздействие, тем значительнее его последствия. Именно поэтому
небольшая инфекция, которую перенесла мать во время беременности, в ней не
оставит и следа, но возбудитель легко может повредить мозг ребенка, у которого пока
нет никаких способов защиты, кроме материнского организма.
Точно так же малейшее изменение гормонов в окружающей ребенка жидкости может
запустить пусковой механизм, приводящий к подавлению развития левого полушария.
Современное представление о взаимодействии генов и среды заключается в том, что
для развития каждой функции или способности требуется последовательное
«включение» генов, которое происходит под воздействием внешних факторов.
Специфика этих факторов, их направленность и интенсивность предопределяют,
насколько генетическая предрасположенность будет выражена или не выражена.
25
В последние годы исследователи обнаружили принципиально новый механизм,
обеспечивающий особенности мозаики асимметричных показателей у человека.
Полушария мозга соединены между собой несколькими тяжами нервных волокон,
самый большой из которых называется мозолистым телом. Выяснилось, что общий
размер этой структуры и отдельных ее частей неодинаков у людей разного пола,
возраста, имеющих разные латеральные особенности.
Генетический аспект в развитии асимметрии заключается в том, что мозолистое тело у
разных детей созревает с разной скоростью: у девочек быстрее, чем у мальчиков, у
правору-ких — быстрее, чем у леворуких. Более того, у последних оно
приблизительно на 11% больше, чем у праворуких.
Новорожденный ребенок должен научиться соединять разные ощущения в целостные
образы. Его мозолистое тело будет координировать сигналы, идущие из органов
чувств, с плавными движениями конечностей. Именно оно будет распределять
нагрузку на полушария, а потому и предопределять мо-заичность асимметрии.
Роль взрослых в формировании будущего профиля заключается в том, чтобы
эффективно купировать любые дефекты, которые могут возникнуть в результате
внутриутробных заболеваний или в процессе родов. Мы уже отмечали ранее, что до
года мозг легко компенсирует утраченные участки ткани. Представим такой пример.
После родовой травмы ребенок может предпочитать одну сторону, игнорируя другую.
Если не заметить этот факт, то недостаточная чувствительность к сигналам с этой
стороны закрепится в дальнейшем. Но если близкие станут подходить к ребенку и
общаться с ним с игнорируемой стороны, то дефект будет исправлен и ребенок начнет
исследовать стимулы со всех сторон.
Следовательно, в первые месяцы жизни ребенка необходимо внимательно наблюдать
за его реакциями, чтобы вовремя заметить, нет ли у него проблем при восприятии
внешних стимулов — звуковых, световых, тактильных. Массаж и поглаживание всего
тельца будут распределять его внимание, активируя тем самым мозолистое тело.
Кроме этого, с ребенком следует еще и говорить. Словесная и чувственная
информация стимулируют разные полушария.
25
Чрезмерное внимание взрослых к информации только одного вида может изменить
природно обусловленный тип асимметрии.
Отражает ли моторная или сенсорная асимметрия особенности мозговых процессов?
В XIX веке П. Брока сформулировал правило, согласно которому центр речи
находится в полушарии, противоположном ведущей руке. Однако дальнейшие
исследования не подтвердили это предположение. Сейчас доказано, что у 95% праворуких центр речи находится в левом полушарии, а у оставшихся 5% — в обоих. У
70% леворуких центр речи также располагается в левом полушарии, у 15% — в двух и
только у 15% леворуких людей — в правом полушарии. Вполне возможно, что в
последнем случае правополушарное представительство речи обусловлено патологией
левого полушария. Следовательно, центр речи вне зависимости от «рукости» находится в левом полушарии. Сейчас считается, что «рукость» и расположение центра
речи не связаны между собой.
Расположение центра речи в левом полушарии объясняется особенностью переработки
информации в нем: оно анализирует любую информацию последовательно. Речь же
является последовательностью предложений, состоящих из последовательности слов,
которые, в свою очередь, представлены чередой звуков. Еще одной важной
характеристикой левого полушария является то, что оно контролирует поведение в
привычных, повторяющихся ситуациях (то есть в таких, где также есть определенная
череда действий).
Правое полушарие отвечает за целостную обработку информации, поэтому оно в
большей мере включено в анализ эмоций, опознания лиц, описание пространства и
ориентацию в нем. В отличие от левого правое полушарие активируется в новых,
необычных условиях, когда меняется ситуация и человек вынужден
приспосабливаться к новым условиям жизни. Эта же функция является творческой,
поскольку творчество — это комбинирование разных элементов для создания чего-то
нового.
Мы уже говорили о том, что внешние факторы влияют на формирование асимметрии у
человека. Но внешними для ребенка будут и те условия жизни, в которых живет его
семья,
26
будь это центральная область России или Крайний Север. В последнем случае суровый
климат и кочевой образ жизни людей способствуют накоплению и сохранению из
поколения в поколение левых признаков. В суровых условиях человек должен хорошо
ориентироваться в пространстве, адаптироваться к изменчивому климату. Это
происходит при активации правого полушария, чем и объясняется большое число
людей с большой концентрацией левых признаков в этих местностях.
Проживание в условиях Центральной России, оседлый образ жизни, повышенное
внимание к речевому общению способствуют активизации левого полушария и
накоплению правых признаков. В то же время мозг функционирует так, что в любой
деятельности участвуют оба полушария. Различается лишь доля этого участия.
Например, за обработку речевой информации отвечает левое полушарие. Но правое
участвует в анализе эмоциональной стороны речи, ее осмыслении в определенном
контексте. При повреждении правого полушария речь становится бедной,
однообразной.
Выраженная функциональная специализация в большей мере свойственна мужскому
мозгу. Доказано, что у женщин полушария более тесно взаимосвязаны практически в
любых процессах.
Можно заключить, что представление о полушарности, согласно которому у
леворукого человека ведущим является правое полушарие, а у праворукого — левое,
не отражает реальных процессов, происходящих в мозге. Кроме асимметричных
сенсорных и моторных признаков у человека есть функциональная асимметрия
полушарий мозга, то есть полушария различным образом участвуют в анализе
информации.
Эта функциональная асимметрия не связана с «рукостью». Однако профиль
функциональной асимметрии может показать, каким образом распределена сенсорная
и моторная ответственность по полушариям. Известно, что движения рук и ног
преимущественно контролируются противоположным полушарием мозга. В
отношении сенсорных показателей это управление более сложно, хотя и здесь есть
неравномерность распределения потока сигналов, так что ведущая сторона периферического восприятия в большей мере связана с противоположным полушарием.
26
Существуют и индивидуальные особенности в распределении функции по
полушариям. Так, часть детей может иметь одностороннюю представленность всех
показателей (то есть у них все показатели будут либо левые, либо правые), у части же
они будут различным образом комбинироваться. Точно так же и на уровне мозга
соответствующие функции будут расположены преимущественно в одном полушарии
или будут распределены между ними.
Мы уже говорили о том, что передачу информации из одного полушария в другое
осуществляет мозолистое тело, которое созревает в течение достаточно долгого
времени (все дошкольное детство). Именно поэтому в тех видах деятельности, в
которых необходимо плотное взаимодействие полушарий (письмо, чтение, обучение
сложным сенсомоторным навыкам), дети с распределенными латеральными
показателями могут быть менее успешными и требовать особого внимания. С этой
точки зрения, понимание и учет происходящих в момент обучения процессов и
особенностей функционирования мозга детей с различными латеральными признаками
существенно повышает эффективность обучения.
Глава 5. Возрастные аспекты асимметрии
Известно, что двигательная и сенсорная асимметрия становится более выраженной от
3 до 7 лет. Но когда она появляется, то что происходит при этом в мозге ребенка?
Можно ли ускорить или замедлить этот процесс?
Выявлено несколько периодов интенсивного роста мозга: 2—4 года, 6—8, 10—12 и
14—16 лет. В это время не увеличивается число нейронов, напротив, их становится
даже меньше. Кроме нейронов в мозге есть клетки, которые обеспечивают
жизнедеятельность нейронов. Их называют глией. Они создают защитный барьер для
нейронов, окружая их таким образом, что нейроны не соприкасаются с кровеносными
сосудами, в которых кроме полезных веществ могут оказаться и микробы. Прямое
соприкосновение с ними нейронов могло бы привести к воспалению мозга при любой
простуде. Но глиальные клетки бережно охраняют нейроны от инфекции. Если
нейронам не хватает тех или иных элементов, именно глия поставляет все
недостающее. Глиальные клетки покрывают оболочкой длинные отростки нейронов,
изолируя эти оголенные «провода» мозга и обеспечивая более быструю передачу
сигнала. Следовательно, под созреванием и развитием мозговых структур понимается
именно создание более благоприятных условий функционирования нейронов, а не
увеличение их числа.
Половые различия в весе мозга наиболее разительны в 10—12 лет и 14—16 лет. В это
время стремительно развиваются и мальчики, и девочки. У девочек пик роста
приходится на 10—12 лет, когда мозг развивается в два раза быстрее, чем у мальчиков.
Обратная ситуация возникает в 14—16 лет, когда наиболее интенсивные перестройки
происходят в организме мальчиков.
К моменту рождения правое полушарие больше по отношению к левому у всех, но у
девочек это различие менее выражено по сравнению с мальчиками. Именно большей
зрелостью
27
правого полушария при рождении объясняется то, что ранние правополушарные
повреждения наносят больший ущерб интеллекту и вербальным функциям человека по
сравнению с ранними левополушарными повреждениями. В 10—12 лет у девочек
интенсивнее растет правая сторона мозга. Это приводит к тому, что сам мозг у них
становится более симметричным. Мальчики появляются на свет с более зрелым
правым полушарием, развитие которого до рождения в большей мере
предопределяется уровнем мужского полового гормона. В 14—16 лет у мальчиков
несколько интенсивнее развивается левое полушарие, и к моменту завершения
перестроек их мозг более асимметричен. В результате женский мозг заканчивает свой
рост более симметричным, а мужской — асимметричным.
Итак, половые различия возникают из-за особенностей созревания структур мозга.
Поскольку девочки рождаются с более развитым левым полушарием, им легче дается
речь, они раньше начинают говорить, лучше читают и пишут. Большей зрелостью
правого полушария у мальчиков объясняют тот факт, что они чаще становятся
вундеркиндами (а именно правое полушарие отвечает за нетривиальные, редкие
решения), и то, что мужчины вообще лучше ориентируются в пространстве, чем
женщины. Созревание левого полушария у мальчиков идет позднее, поэтому многие
речевые проблемы для них более характерны в дошкольный период.
Следовательно, функциональная асимметрия мозга развивается постепенно, и этот
процесс завершается в период полового созревания.
Сенсорная и моторная асимметрия в раннем детстве
Уже в утробе матери ребенок предпочитает сосать палец ведущей руки, чаще
прикасается к ней щекой, а сразу после рождения рефлексы асимметричны и более
выражены на ведущей стороне (у праворуких — справа, у леворуких — слева).
Следовательно, внимательный родитель, наблюдая за непроизвольными движениями
ножек и ручек, поворотами в стороны головы ребенка на свет и на звук, может многое
сказать о будущих предпочтениях своего ребенка сразу же после рождения.
28
Многие матери также несимметрично общаются с детьми. Исследование того, как
женщины в различных культурах взаимодействуют с младенцами, обнаружило, что в
65—70% случаев они держат детей левой рукой и прижимают к левой части грудной
клетки, когда хотят успокоить. Раньше это объяснялось тем, что мать интуитивно
прижимает ребенка к сердцу, чтобы он услышал привычные для него по
внутриутробному развитию звуки, поскольку они успокаивают его. Однако
выяснилось, что точно так же поступает женщина, у которой сердце располагалось в
правой части грудной клетки. С нашей точки зрения, наиболее простым будет
объяснение, что праворукие женщины, составляющие большинство обследованных,
держат детей левой рукой, чтобы освободить правую для действий.
Как бы ни объяснялось это явление, фактом является асимметричный поток
информации, получаемой ребенком и во внутриутробном периоде, и сразу после
рождения. Полагают, что конкретная ситуация распределения этого потока у каждого
ребенка и способствует формированию латеральных предпочтений. Стабильное
преимущество одной руки у младенца обнаруживается большинством исследователей
в возрасте 4—5 месяцев, т. е. тогда, когда у ребенка формируются первые
произвольные навыки. В три года оно легко обнаруживается многими методами.
Обследование более 500 детей в возрасте от 3 до 9 лет с помощью тестов,
включающих 10 простых заданий (бросить мяч, почистить зубы, почесать нос и т. п.),
диагностирующих «рукость», выявило следующее. Предпочтение руки четко выявляется в 3 года, а степень асимметрии увеличивается от 3 до 7 лет, причем у левшей
нарастание асимметрии выше, чем у правшей. В дальнейшем нарастание асимметрии
незначительно. У 807 нормальных дошкольников в возрасте от 3 до 6 лет оценивали
доминантность глаза. Оказалось, что она не соответствовала тому, что заявляли об
этом родители детей, считавшие своих детей правоглазыми (40% из них были левоглазыми).
Итак, сенсорные и моторные асимметрии закладываются еще в утробе матери,
прогрессивно развиваются в дошкольном детстве, а заканчивается их формирование в
пубертатном периоде — периоде полового созревания.
29
Развитие взаимосвязей левого и правого полушарий мозга
Полушария могут взаимодействовать или взаимно подавлять друг друга. Первый год
после рождения правое полушарие интенсивно развивается, но потом постепенно
левое его фактически подавляет. Весь дошкольный период у ребенка преобладает
активность правого полушария не только в образной, но и в словесной деятельности.
Примерно до четырех лет правое и левое полушария одинаково включены в
формирование речи.
Каждый ребенок в возрасте до 5 лет легко без словаря осваивает родной язык. Но
изучение иностранного языка, начатое в средней школе, может продолжаться многие
годы и часто безуспешно. Это объясняется в том числе и совместной работой
полушарий при освоении языка в детстве.
Развитие взаимодействия между полушариями происходит параллельно созреванию
пучков волокон, связывающих их, — комиссур. Следовательно, пока они не созрели,
полушария работают в большей мере независимо. Но в первые 2—3 года после
рождения формируются связи на уровне ствола мозга. Это самый низкий уровень
взаимодействия, который обеспечивает совместную регуляцию движения, дыхания,
биения сердца, пищеварения, сна. Таким образом на этом уровне передается
информация, связанная с жизнеобеспечением организма.
Позднее, в возрасте от 3 до 7 лет активно созревает связь более сложного уровня, через
которую передается информация из разных каналов, обеспечивающая работу памяти.
В этом возрасте закладывается асимметрия познавательных процессов. И наконец, с 7
до 12—15 лет формируются связи, осуществляемые благодаря созреванию
мозолистого тела. Оно связывает различные отделы коры между собой. Как раз в этот
период созревают и лобные доли, отвечающие за целенаправленную активность.
Поэтому мозолистое тело активно включается в распределение нагрузки лобных долей
левого и правого полушарий.
Очевидно, что замедление созревания связей между полушариями может изменить
перераспределение нагрузки между ними, а значит, повлиять на особенность
формирования познавательных процессов у дошкольников.
29
Эмоции и асимметрия у ребенка
Эмоция — это переживание человеком своего отношения к окружающему миру и
самому себе. Она включает узнавание эмоций других людей, отождествление
собственных переживаний и физиологические изменения, которые выражаются в покраснении или бледности лица, дрожании рук и голоса и т. д.
Человек понимает эмоции других, интуитивно повторяя их. Когда мы смотрим на
другого человека, мышцы лица меняют свой тонус так, что мы как бы копируем
напряжение его мышц. Именно поэтому жители больших городов так устают в метро и
на улицах: их лица постоянно копируют увиденные эмоции, часто негативные, а эти
эмоции, в свою очередь, меняют и все состояние организма. Оттого так легко мы
отдыхаем с маленькими детьми, которые еще не научились воспроизводить весь груз
негативных переживаний. Точно так же и младенцы обучаются эмоциональному
реагированию, копируя выражение лиц окружающих его людей.
Нет простого механизма связи эмоций с активностью полушарий мозга. Уже доказано,
что определение чужих эмоций и выражение собственных в большей мере связано с
правым полушарием, но само переживание и связь его со словами происходит при
непосредственном участии левого полушария. Следовательно, правое полушарие
отвечает за сенсорную и двигательную сторону переживаний, а левое — за его содержание и перевод в слова. Именно поэтому люди с левым профилем более
эмоциональны, тогда как обладающие правым в большей мере готовы сдерживать
свои чувства. Но и это всего лишь статистические данные, а в каждом отдельном
случае возможны отклонения от этого правила. Кроме того, мужчины более
сдержанны по отношению к женщинам.
Дети имеют некоторое отличие в латеральном выражении эмоций. Доказано, что у
взрослых наиболее выражены эмоциональные переживания на левой половине лица.
Это настолько закономерно, что может оказать влияние на многие процессы.
Например, считается, что Картер победил Никсона на выборах и стал президентом
США исключительно из-за того, что во время теледебатов сидел к зрителям своей
правой половиной лица, тогда как Никсон был обращен к ним левой.
30
Все эмоциональные переживания Никсона стали очевидны населению, и оно
предпочло более уверенного и спокойного Картера.
У детей до 6 лет (вне зависимости от профиля) более эмоциональной является правая
сторона лица, как для произвольных, так и для спонтанных эмоций. Этот факт
объясняют большей активностью правого полушария в этом возрасте, которое не
только подавляет активность левого, но и собственные подкорковые структуры,
отвечающие за эмоции. Более активными оказываются подкорковые структуры левого
полушария, поэтому и экспрессия ярче выражена на правой половине лица.
Но есть еще одна сторона эмоционального переживания, на которую редко обращают
внимание взрослые. Полагая, что эмоциональная сфера присуща ребенку от рождения,
они направляют свои усилия исключительно на развитие его интеллекта, воспринимая
эмоциональность ребенка как досадную преграду, препятствующую осуществлению
их амбиций в отношении ребенка. Мы уже подчеркнули, что дети обучаются выражать
свои эмоции, наблюдая за тем, как это делают их родители. А понимание собственных
переживаний происходит лишь в том случае, если взрослые о б у ч а ю т их этому.
Обучение структурированию эмоций происходит благодаря искусству: музыке,
живописи, литературе, театру, беседам, в которых ребенок узнает о чувствах,
испытываемых окружающими.
Возможно, что дети с левым профилем легче обучаются и выражать, и переживать
свои эмоции. Но при отсутствии возможности обучаться вне зависимости от
латеральных признаков ребенок не сможет назвать то, что переживает. Эта невозможность назвать собственные эмоции называется алексити-мией. Сейчас считается,
что она лежит в основе наиболее часто встречающихся соматических заболеваний —
сердечнососудистых, желудочно-кишечных, аллергических.
По-видимому, скорость созревания структур, отвечающих за развитие асимметрии,
запрограммирована генетически. Однако условия развития мозга — достаточное
количество кислорода, интенсивное питание, движение, направленное обучение, —
способствующие большей активации одного из полушарий, могут ускорить этот
процесс. Механизмы этого ускорения будут рассмотрены в следующей главе.
30
Глава 6. Психологические особенности детей с различной выраженностью
асимметрии
Мы уже выяснили, что взрослые люди с левым и правым профилем отличаются
эффективностью адаптации к природным факторам среды и относятся к разным
группам риска по заболеваемости. С точки зрения Т. А. Доброхотовой и Н. Н.
Брагиной, у людей не правого профиля асимметрии возможны необычные,
экстрасенсорные психические явления, в том числе феномен предвосхищения и
кожно-оптическое чувство.
Но есть ли какие-то отличия в особенностях развития детей с левым и правым
профилем?
Проблемы обучения левшей и правшей
Многократно было подтверждено и на животных, и на людях, что выраженная
двигательная асимметрия сопряжена с лучшими показателями памяти. Подобные же
закономерности были выявлены и для интеллекта, оцененного по методике Векслера.
Оказалось, что высокие значения интеллекта (более 130 баллов) имели мальчики, у
которых был выраженный левый или правый профиль. Число девочек с высокими значениями коэффициента интеллекта оказалось больше в группе с правым профилем. В
группах и мальчиков, и девочек со смешанными профилями число детей с высоким
интеллектом было меньше в три раза по сравнению с группами, в которых была ярко
выраженная односторонняя асимметрия (либо все признаки левые, либо правые).
И лучшие показатели памяти и интеллекта при выраженной асимметрии объясняются
тем, что установление связей в рамках одного полушария происходит быстрее, чем
при меж-полушарном переносе информации. Считается, что интеллект
31
определяется высокими скоростными характеристиками обработки информации. В
этом случае дети, у которых синтез информации при решении задач происходит в
одном полушарии, оказываются в более выигрышном положении, чем дети, которым
необходимо взаимодействие полушарий, поскольку обработка сенсорных и моторных
показателей мозаично распределена по полушариям. Учитывая незрелость
мозолистого тела, связывающего полушария в дошкольном детстве, можно
предположить, что основная задержка при решении задач связана с переносом
информации.
Однако мы знаем, что уровень интеллекта определяется не только асимметрией.
Известно, что самый высокий интеллект отмечается у первенцев в семье: интеллект
зависит от общения со взрослым, а больше всего времени родители могут уделять
первому ребенку. По той же причине считается, что вскормленные грудью в течение
не менее четырех месяцев дети имеют более высокий интеллект по сравнению со
вскормленными искусственным образом: при кормлении грудью мать не просто дает
ребенку молоко, но и еще общается с ним, что и оказывает развивающее воздействие.
Интеллект зависит от образования родителей, прежде всего матери (поскольку именно
она больше времени проводит с ребенком). Можно полагать, что высокий интеллект у
детей со смешанным профилем отмечается именно в том случае, когда взрослые
специально направляют внимание на его развитие.
Особенности адаптации к детскому саду и школе детей с разным типом профиля
В одном исследовании были изучены устойчивость внимания, объем памяти, скорость
сенсомоторной реакции, развитие моторики кисти ведущей руки и уровень адаптации
у детей старшей группы детского сада перед выпуском в школу и через год, в конце
первого учебного года. Оказалось, что дети с правым типом профиля имели лучшие
показатели познавательных способностей по сравнению с детьми со смешанными
показателями (в выборке не оказалось детей с левым и сим
31
метричным типами профиля). Но дети со смешанным типом профиля были более
адаптированы к школе.
Следовательно, эти данные подтверждают исследования, проведенные на взрослых,
согласно которым высокий интеллект связан с выраженной асимметрией, а адаптация
улучшается при накоплении левых признаков.
Однако здесь следует помнить, что люди с преимущественно левыми признаками
более эффективно адаптируются к природным факторам среды, а не к социальным
условиям, где у них выше вероятность срыва при стрессе по сравнению с другими
вариантами профиля. Их неадаптивность может проявляться в ситуациях,
способствующих развитию тревоги, страха.
Известно, что дети с выраженными левыми признаками более эмоциональны.
Спокойные комфортные условия не влияют на проявление их высоких
интеллектуальных способностей. Однако любые межличностные конфликты,
трудности при вхождении в коллектив могут в существенной мере изменить и
результаты их интеллектуальной деятельности.
Весьма часто леворукий ребенок, полюбив какого-либо учителя, демонстрирует и
высокие достижения по его предмету. Напротив, в случае неприязненных отношений
он распространит свое отношение к учителю на предмет в целом. Все дети в 6—7 лет
весьма зависимы от эмоционального контакта со взрослым, но тем не менее дети с
правым или смешанным типом профиля могут дистанцироваться от взрослого и проще
относиться к конфликтным ситуациям.
Эта ранимость ребенка с левым типом профиля зависит от условий его жизни в семье.
Конфликтность внутри семьи, высокая тревожность родителей могут спровоцировать
у такого ребенка ответную тревожность, ипохондрические жалобы. В свою очередь,
тревожный родитель может активно реагировать на ипохондрические проявления
гиперопекой, контролем состояния его здоровья, а у ребенка в ответ на такое
поведение взрослого уже вторично возникнет боязливость и низкий самоконтроль.
Подобная цепь событий может усилиться при поступлении в школу, в которой по тем
или иным причинам требования будут превышать возможности ребенка. Такое
превышение возможно из-за того, что, тревожась за здоровье ребенка, до
32
школы родители не развивали в нем самостоятельность, ответственность, стремление
завершать начатое дело.
Воспитатели детских садов часто сталкиваются с детьми, болезненность которых
обусловлена не столько их физическим, сколько эмоциональным состоянием.
Особенностью детского возраста является то, что стресс существенно выраженнее снижает иммунитет, чем в более старшем возрасте. Именно поэтому ребенок, начавший
посещать детский сад, некоторое время интенсивно заболевает самыми
распространенными заболеваниями. Дело в том, что в детский сад каждый ребенок
привносит свой набор инфекционных возбудителей, к которому его организм уже
адаптирован. Попав в детский коллектив, новый ребенок, с одной стороны,
встречается с не известными ему до сих пор бактериями и вирусами, с другой —
может эмоционально переживать отрыв от родителей. Все это в целом и приводит к
тому, что, поплакав вечером, утром он заболевает и не идет в детский сад.
Именно на этом этапе родители могут спровоцировать у ребенка особое поведение,
которое потом будет называться поведением профессионального больного. Уже
отмечалось, что дети с левым профилем — весьма одарены в интеллектуальном
отношении. Поэтому они быстро неосознанно схватывают эту связь: плач —
пребывание дома.
Представим себе маму, которая мечтает о том, как пойдет ее ребенок в детский сад, а
она сможет работать. Наконец она отправляется на работу, а ребенок — в детский сад.
Целый день он оставался без человека, с которым проводил дни до того. Конечно, он
ждет встречи с ней. Вот мама возвращается с ним домой, а там нужно сделать все то,
что она спокойно ранее делала в течение дня: приготовить ужин, прибрать квартиру.
Значит и вечером ребенок не может быть рядом с ней. Но когда он заболевает, мама
вновь, как и прежде, безраздельно принадлежит только ему. Все становится на свои
места. Если к тому же мама тревожна, то она будет невероятно заботлива, пока длится
болезнь. И тогда «догадливый» тревожный ребенок предпочтет мамину опеку
самостоятельной жизни в детском саду. Тем более что тяжелое состояние во время
болезни длится несколько дней, а врач выписывает больничный на две недели.
33
Если родители нетревожны, если они ставят задачу обучения ребенка
самостоятельности, то во время болезни они создают ему условия точно такие, какие
были и вне болезни. Это означает, что после детского сада родители пытаются уделить
ребенку внимание, чтобы восполнить отсутствие в течение дня. Они не снижают
планку требований, когда ребенок заболевает. А потому выздоравливающий ребенок
проводит время не при усиленном внимании мамы, а в большей мере самостоятельно,
чтобы возникло желание встречи с детьми. В этом случае и у ребенка с левым
профилем не вырабатывается механизм использования болезни для снятия нагрузки.
Однако ребенок, у которого этот механизм уже сформирован, будет и в школе
пользоваться этим же методом. Весь часто у подобных детей к концу первого года
учебы уже вырабатывается надежный психосоматический механизм, позволяющий им
не ходить в школу, если требования в ней высоки для ребенка, не привыкшего
работать. К таким проявлениям могут относиться рвота по утрам, вздутие живота от
избытка газов, аллергические проявления.
Поскольку в современной школе оценки начинают ставить только во второй половине
года, то подобные психосоматические явления будут формироваться именно в это
время. Если не предпринимать никаких действий, то к концу начальной школы
подобные симптомы будут носить устойчивый характер и потребуют уже
медицинского вмешательства.
Именно поэтому после оценки профиля функциональной сенсомоторной асимметрии у
ребенка и выявления у него большого числа левых признаков необходимо
последовательное наблюдение за его поведением как в группе, так и при появлении
родителей. В тех случаях, когда болезни будут преследовать ребенка, необходимо
начать целенаправленную работу с родителями, в которой следует рассказать об
эмоциональной составляющей снижения иммунитета у ребенка. Без поддержки
родителей индивидуальная работа с ребенком не принесет успеха.
Поскольку обычные действия по самообслуживанию вызывают у таких детей
затруднения, а любые трудности приводят к отказу от действия или плачу, то
особенностью работы с такими детьми в группе является положительное
подкрепление при
33
действиях по самообслуживанию и терпеливое многократное повторение неудачного
действия. В то же время больший эффект принесет то, что эту работу с ребенком будет
проводить его родитель дома.
Освоение навыков детьми с разным типом профиля
Психофизиологические особенности развития детей с различной двигательной и
сенсорной асимметрией обусловлены скоростью созревания каждого из полушарий
мозга и комис-сур, которые их связывают. Проблемы у ребенка возникают обычно при
замедлении темпа роста одной из этих структур. Мы уже говорили, что грубая
патология правого полушария при рождении обычно несовместима с жизнью, поэтому
наиболее частые проблемы, с которыми встречается взрослый в дошкольном детстве,
— это замедление роста левого полушария и мозолистого тела, связывающего
полушария мозга.
Однако подобное замедление развития структур у дошкольника не свидетельствует о
патологии развития, а говорит об индивидуальных сроках готовности к той или иной
деятельности. У воспитателей остается единственная возможность — ждать, когда
соответствующие мозговые структуры достигнут состояния зрелости. Это не означает,
что ожидание должно быть пассивным. Она касается лишь результата, который
следует прогнозировать у ребенка на данном этапе, а не об отсутствии специфических
действий. Сами же действия могут иметь два аспекта: общеукрепляющие действия,
обеспечивающие полноценное развитие мозга, и целенаправленные мероприятия по
освоению конкретного навыка.
Условия эффективного развития мозга ребенка хорошо известны, необходимо их
только соблюдать. Мозг требует около 20 процентов всего кислорода, и любой
недостаток этого газа лишает его энергии для развития. Следовательно, ребенок
нуждается в регулярных прогулках. Проблемой здесь может быть следующий момент.
Часто болеющие дети обычно воспитываются в семьях тревожных родителей. Боясь
нового заболевания у ребенка, мать или бабушка чрезмерно кутают малыша.
Вспотевший ребенок
34
легко простывает при любом ветерке или сквозняке. Следующим действием родителей
является не закаливание ребенка, а отслеживание отсутствия сквозняков и уменьшение
числа прогулок. По рекомендации воспитателя родители могут начать закаливание. Но
после соответствующей процедуры на всякий случай еще больше кутают ребенка, что
неизбежно ведет к простуде. Родители в этом случае делают вывод не о
неадекватности собственных действий, а о неэффективности закаливания.
Примерно та же ситуация происходит и с посещением бассейна. Не протертые насухо
уши, волосы, излишняя поспешность — все это приводит к тому, что слабый ребенок
заболевает, а на бассейн накладывается клеймо опасного средства закаливания. Если
купание в бассейне проходит без родителей, воспитатель должен сам протереть
ребенка, поскольку надеяться на его самостоятельность, как в случае других детей, он
не может. Одновременно ему следует поддерживать любые проявления
самостоятельности, обучая ребенка тщательно выполнять все необходимые действия.
Именно поэтому, предлагая закаливание для детей со сложившимся болезненным
стереотипом поведения, нужно сначала работать с родителями, указывая на
гиперопеку в их поведении, чтобы не дискредитировать в их глазах очевидно
полезные мероприятия. В противном случае отсутствие адекватного педагогического
сопровождения приведет не только к отказу от всех мер закаливания, но и к
обвинению в некомпетентности того, кто рекомендует подобные процедуры.
Второе условие эффективного развития мозга — регулярная двигательная активность.
Стимулируя развитие мышц, мы усиливаем активность структур мозга, которые ими
управляют. Совместные действия рук и ног требуют проведения импульсов из
полушария в полушарие, а значит, возбуждают не только соответствующие области
каждого полушария, но и мозолистое тело.
Уже доказано, что дети, которые научились плавать до года, имеют в среднем более
высокий интеллект, чем их сверстники со средней физической нагрузкой. Бассейн
хорош тем, что вода, поддерживая ребенка, препятствует падениям или сдвигам
позвонков, которые могут возникать при активных
35
играх на земле. Отношение размера головы к телу у ребенка-дошкольника иное, чем у
взрослого. Голова относительно тяжела для слабых мышц шеи. Чем меньше ребенок,
тем больше вероятности того, что при падении или толчке возникнет сдвиг шейных
позвонков. В свою очередь, сдвинутый позвонок может препятствовать кровотоку в
мозг, поскольку одна из артерий сдавливается. Как следствие, это приведет к замедлению развития одного из полушарий со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Это означает, что взрослый может воспользоваться еще одной подсказкой. Выявив у
ребенка абсолютно правый тип профиля, который сочетается с теми или иными
речевыми проблемами, воспитатель может посоветовать родителям обратиться к
невропатологу для обследования шейного отдела позвоночника. Мы уже знаем, что
вероятность сочетания речевых проблем при правом типе профиля невелика. Если же
они есть, то должны быть дополнительные причины снижения активности левого
полушария. В детстве наиболее вероятной причиной может быть именно сдвиг
шейных позвонков. Вовремя проведенные мероприятия по восстановлению позиций
шейных позвонков и укреплению мышц снимут и речевые проблемы.
Однако возможность сдвига шейных позвонков не должна приводить к выводу об
опасности движения вообще. Напротив, шейный отдел можно усиливать физическими
упражнениями. При этом обязательно надо обучать детей правильно падать, снижая
вероятность удара головы. А р е г у л я р н а я двигательная активность позволит
ребенку избегать как падений, так и столкновений со сверстниками.
Кроме этого, воспитатель может предлагать игры со сложной координацией
зрительных и слуховых команд, что заставит полушария мозга ребенка активно
взаимодействовать. В таких играх при появлении какого-то зрительного сигнала
(например определенного движения взрослого) дети могут выполнять одно движение,
при возникновении звука — другое.
Развитие познавательной и эмоциональной сфер ребенка также будет влиять на
созревание его мозга. Но когнитивная деятельность должна быть ему по силам,
вызывать интерес и не провоцировать утомление — процесс, который, напротив,
35
замедляет развитие, в том числе и нервной системы. Любому внимательному
взрослому по силам наблюдение за тем, насколько соответствует когнитивная работа
возможностям ребенка. Настойчивая, постоянная работа на фоне положительных
эмоций позволит ребенку постепенно преодолеть возникающие трудности.
Рассмотрим некоторые из трудностей, которые типичны при подготовке к школе,
когда ребенок должен достичь совершенно определенных умений, для того чтобы
соответствовать стандартам поступления в школу. Хотелось бы сразу заметить, что
обычно проблемы возникают не потому, что у ребенка есть незрелость каких-то
структур, а потому, что у родителей есть определенные амбиции в отношении их
ребенка. От него требуется не готовность к школе (которая по силам практически
любому здоровому ребенку), а готовность к школе, выбранной родителями, часто с
требованиями, не соответствующими реальному развитию ребенка (например,
требование читать при поступлении в первый класс со скоростью 80 слов в минуту).
Письмо — это процесс, в котором задействованы области мозга, отвечающие за
слуховой, зрительных и моторный образ слов, а также области, отвечающие за его
смысл. Трудности при обучении письму могут быть спровоцированы переучиванием
леворуких детей. С помощью современного метода по-зитронно-эмиссионной
томографии оценивали мозговую активность во время письма правой рукой у
взрослых правшей и переученных левшей. Движения рук в группах не различались, и
не было отличий в характере активности области коры, отвечающей за движения
правой руки. Однако при письме у праворуких активизировалась левая половина
мозга, а у леворуких — обе его половины.
С момента переучивания обследуемых прошли десятилетия, но активизация правого
полушария при письме так и не исчезла. Предполагается, что при переучивании
происходит подавление активности движений левой руки. Следовательно, у
переученных детей, а затем и взрослых (на протяжении всей жизни!) при письме
одновременно активизируется левое полушарие, которое контролирует движения
правой руки, и правое полушарие, которое заставляет левую руку мысленно проделывать те же движения, что и правая. Этот процесс требует
36
двойного напряжения от взрослого и, конечно, чрезмерных усилий от ребенка. Не зря
многие из таких детей испытывают стресс, сопровождающийся невротическим
поведением.
Изложенные ранее данные свидетельствуют о том, что проблемы в освоении письма
будут испытывать кроме переученных леворуких еще и те дети, у которых ведущее
ухо или ведущий глаз противоположны ведущей руке. В этом случае мозговой
контроль за структурами, участвующими в деятельности, будет требовать обмена
информации между полушариями через недостаточно зрелое мозолистое тело. Именно
в момент этого обмена будут возникать сложности при обучении. Воспитатель должен
осознавать, что подстегивание этого процесса или эмоциональное требование от
ребенка писать лучше могут привести лишь к замедлению освоения письма и
возникновению стойкой неприязни к тому, что плохо получается. Но эту ситуацию
воспитатель может использовать для того, чтобы научить преодолевать трудности.
Ребенок, которому легко дается любая новая деятельность, — исключительное
явление. Так или иначе, но все дети неуспешны в чем-либо. Но это не является
поводом для того, чтобы не учить их этому. Напротив, преодолевая трудности,
ребенок обучается добиваться результата, все более и более верит в себя, повышает
самооценку. Воспитатель детского сада или педагог начального класса разрабатывает
индивидуальный маршрут для такого ребенка в освоении письма, в котором более
медленное прохождение каждого этапа сопровождается поощрением за каждый
маленький шажок в улучшении нового навыка.
Число дислексиков (людей, имеющих проблемы с чтением) в мире около 1—3%. Но в
Японии их в 10 раз меньше. Это объясняют тем, что японцы используют два вида
письма — кана, основанный на слогах, и кандзи (иероглифическое письмо), связанные
с разными полушариями (кана — с левым, кндзи — с правым). Это означает, что
любой ребенок вне зависимости от индивидуальной асимметрии может быть
успешным в одном из видов чтения. Кроме того, обучение, направленное на
стимуляцию каждого полушария, способствует и взаимодействию между ними, что
облегчает процесс освоения чтения.
36
И «рукость», и расположение центра речи могут быть важными факторами,
влияющими на способность к чтению. Это ярко продемонстрировало семилетнее
исследование 39 детей (с момента пребывания в детском саду до 6 класса общеобразовательной школы), в котором сопоставлялись результаты исследования мозга с
данными психологического тестирования. Праворукие дети, имеющие больший размер
центра речи слева, лучше читали по сравнению с детьми, у которых «рукость» и
размер этой же области не совпадали (например, праворукие — с областью,
соответствующей центру речи справа, или леворукие — с большей этой областью
слева). Уже упоминалось ранее, что практически все люди имеют центр речи в левом
полушарии, но около 5% праворуких и 15% леворуких — в правом полушарии.
Леворукие дети с левым расположением центра речи хуже читали (но к таковым относится примерно 70% леворуких детей), что и надо учитывать при обучении чтению.
Особенностью чтения людей с левым профилем является то, что они могут читать
текст с конца вперед, а слово — слогами, но с конца (например, слово «мыло»
читается как «ло-мы»). При этом инверсия слогов не мешает им понимать смысл
текста. Читая про себя, многие из них именно так и делают. Но когда они читают
вслух, эти два типа чтения — привычный для нас и привычный для них — начинают
конкурировать, что приводит к резкому замедлению процесса чтения. Именно поэтому
желательно не предлагать таким детям регулярную проверку на скорость чтения. Если
же этого нельзя избежать в силу требований определенного учреждения, то можно
проверять скорость их чтения не на уроке, а в более спокойной обстановке, когда
ребенок остается один на один с учителем. И здесь нужно помнить, что любая эмоция
только ухудшит процесс чтения. При тренировке же чтения таким детям лучше
предлагать тексты, где нет сложной фабулы, но есть один яркий образ. При появлении
нескольких образов ребенок легко утрачивает смысл читаемого.
Чтобы поддержать усилия воспитателей, стоит сказать, что полученные при
обследовании детей с преобладанием левых признаков в профиле результаты зависели
не только от физиологических особенностей детей, но и от социоэкономического
37
статуса родителей: чем он выше, тем лучше читает ребенок. Следовательно, чем
больше занимаются с ребенком, тем большего эффекта достигают.
Эти данные вновь свидетельствуют о том, что для процессов чтения и письма
облегчающим фактором является расположение моторной и речевой функций в одном
полушарии. Именно поэтому в наихудшем положении оказываются не леворукие дети,
а дети, у которых различным образом распределены сенсорные и моторные функции,
включенные в процесс письма и чтения. Уже говорилось, что это связано с
необходимостью передачи информации из одного полушария в другое, а мозолистое
тело может быть не готово к этому, особенно у леворуких детей, у которых процесс
созревания этой структуры замедлен (у некоторых из них он закончится лишь к 12
годам).
Легко заметить, что некоторым детям чтение дается с трудом, но они с удовольствием
слушают очень сложные тексты, недоступные для большинства других детей,
успешных в самостоятельном освоении чтения. В этом случае рекомендуется
разделить процесс чтения на два подпроцесса: получение знаний и собирание букв в
осмысленный текст. Первый берут на себя взрослые, которые будут читать сложные
книги до тех пор, пока развитие мозга не достигнет уровня, при котором чтение станет
легким для ребенка (это может быть и в 12, и даже в 15 лет). Совместное семейное
чтение будет полезно для ребенка еще и потому, что многие левши весьма
эмоциональны и, прижавшись к родному существу, они чувствуют себя более
комфортно и уверенно. А реакция взрослого на содержание, его комментарии научат
маленького человека не только понимать текст, но и анализировать разнообразные
жизненные ситуации. Недаром в XIX веке семейные чтения были признаком
образованной семьи и рассматривались в качестве важнейшего воспитательного
момента. Возможно, детская проблема в случае такого ее решения не только позволит
снять трудности у ребенка, но и будет полезной для решения многих других
конфликтных ситуаций семьи.
Но и ребенок не освобождается от работы над чтением. Ему необходимо ежедневно
тренироваться на упрощенных текстах, например чтении детских стихов. Узкая
полоска текс38
та легче воспринимается, чем широкая, растянутая на всю страницу. Перелистывая
страницу за страницей, ребенок начинает верить, что он может освоить это сложное
занятие. А любовь к литературе, воспитанная семейными чтениями, подвигнет его на
преодоление трудностей.
Настаивание на чтении сложного текста может, напротив, оттолкнуть ребенка от
литературы как таковой. Есть мнение, что дислексия — весьма распространенный
процесс. Только люди, которым трудно читать, не говорят об этом, они утверждают,
что книжки — неинтересные. Это называется психологической защитой — процессом,
при котором человек защищает себя от представлений о себе как не справившемся с
какой-то проблемой. Возможно, что, более бережно обучаясь чтению, они преодолели
бы сложности, обусловленные особенностями развития их мозга, и с большим
интересом читали бы и во взрослом периоде своей жизни.
Асимметрию связывают и с синдромом дефицита внимания, который отмечается, в
среднем, у 5% детей. Предполагается, что при синдроме дефицита внимания ослаблена
функция торможения, связанная, возможно, с недостаточностью активности правого
полушария, которая, в свою очередь, может быть результатом внутриутробной
травмы. Хотелось бы подчеркнуть, что синдром дефицита внимания ставится в редких
случаях и не более 5 детей из 100 получают его. В то же время в практике российских
школ и детских садов этот диагноз распространен существенно чаще — в некоторых
школах его получают до 40% детей. Здесь следует говорить о гипердиагностике, когда
невоспитанность, необученность ребенка или его природное любопытство, с точки
зрения пожилого взрослого, рассматриваются как болезнь. Если в случае реальной
болезни необходима еще и фармакотерапия, то в случае чрезмерной активности
ребенка из-за особого воспитания в семье единственным действенным методом будет
изменение стиля воспитания. Кроме того, при реальном дефиците внимания дети чаще
будут иметь левый профиль (вследствие повреждения мозга во внутриутробный
период), а подвижные плохо воспитанные дети будут иметь смешанный или правый
тип профиля просто потому, что они чаще встречаются в европейской популяции.
3-1S83
65
Практически любой воспитатель может отличить гиперактивного ребенка от плохо
воспитанного по тем требованиям, которые предъявляют родители детям, по
поведению самих родителей и тому, как они общаются со своими детьми. При
желании можно провести тестирование, которое с большей вероятностью выявит
либеральный стиль воспитания у родителей вторых. Более того, эти последние
склонны обвинять всех вокруг в том, что происходит с их ребенком.
Еще одно заболевание, которое рассматривается как результат незрелости полушарий,
— детский аутизм. Аутизм — это расстройство, определяемое многими факторами, в
том числе генетическими и средовыми. Улучшение диагностики аутизма в последнее
время привело к резкому возрастанию числа детей с таким диагнозом. Оказалось, что
среди леворуких аутизм встречается чаще, чем среди праворуких. Нами было
проведено исследование профиля функциональной сен-сомоторной асимметрии у 8
аутичных детей и их ближайших родственников. У всех обследованных детей выявлен
левый или симметричный тип профиля. У 3 детей левый или симметричный тип
профиля обнаружены также у обоих родителей, у остальных детей — только у одного
родителя. Высокая тревожность выявлена хотя бы у одного родителя в семьях всех
детей. Однако не представлялось возможным сделать четкий вывод о том, что явилось
в данном случае причиной, а что — следствием: высокая тревожность была связана с
развитием заболевания у ребенка или она была одним из патогенных факторов
развития заболевания у ребенка с незрелостью ле-вополушарных структур.
Можно предположить, что врожденная слабость левополу-шарного контроля в
сочетании с особенностями эмоционального развития ребенка в семье создают
условия для формирования заболевания. Важно понимать, что левопрофильность лишь
создает основу для большей тревожности ребенка, но реализуется она или нет —
зависит от его семьи. Именно поэтому не все леворукие дети — аутичны. В таких
случаях необходима специальная работа и с ребенком, и его семьей.
Существует множество данных, связывающих задержку психического развития (ЗПР)
детей с выраженной функциональной незрелостью левополушарных и
правополушарных
39
структур. У таких детей отмечена недостаточная дифференциация реакций, снижение
межполушарного взаимодействия, запаздывание созревания структур левого
полушария. В этом случае у ребенка отмечаются какие-то ранние проблемы либо в
процессе вынашивания, либо в процессе рождения. Внутриутробные заболевания или
тяжелые заболевания сразу же после рождения могут спровоцировать задержку
психического развития. Часто у таких детей смешанный профиль функциональной
асимметрии сочетается с выраженной незрелостью мозолистого тела. Все действия,
способствующие созреванию мозга, описанные ранее, будут облегчать ситуацию.
Итак, представленные данные свидетельствуют о том, что не леворукость или
левопрофильность определяет затруднения в развитии ребенка. Проблемность
обусловлена медленным созреванием волокон, соединяющих полушария мозга,
поэтому она чаще сочетается со смешанным типом профиля функциональной
сенсомоторной асимметрии. Однако эта незрелость мозговых структур может быть
скомпенсирована или, напротив, ярко обозначена методами, которыми ребенка
обучают.
Глава 7. Как любить ребенка вне зависимости от его «рукости»
Анализ явления «рукости» свидетельствует о том, что большинство проблем,
рассматриваемых в связи с ней, обусловлены не столько самим явлением, сколько тем,
как это воспринимается окружающими ребенка людьми. В борьбе за то, какой рукой
писать или рисовать, происходит не просто соревнование — кто победит, решение,
сможет ли ребенок вообще отстаивать свои права и как он будет это делать. Недаром в
русском языке «правый» обозначает не только сторону, но и правоту. Это означает,
что только по факту своей необычности левору-кий ребенок может быть неправым или
худшим. В том, как взрослый обучает ребенка писать определенной рукой, проявляется не просто его желание научить маленького человека новому навыку — в этом
обнаруживаются все особенности воспитательной системы, условия взаимодействия
двух личностей. При этом возможны разные варианты этого взаимодействия: от
авторитарного до попустительского.
Особенности обучения откровенно демонстрируют готовность взрослого слушать
ребенка, видеть в нем индивидуальность или, напротив, в процессе передачи знания
добиваться единственно правильного, со своей точки зрения, поведения вне
зависимости от возможностей ребенка. Не столько само переучивание влияет на
ребенка, сколько это противостояние, предопределяющее всю дальнейшую
жизненную стратегию человека.
Группа леворуких детей, впрочем, так же как и праворуких, весьма разнородна, и
проблемы есть при воспитании и обучении всех детей. Основой для возникновения
трудностей может быть целый ряд причин: генетические особенности, которые
реализуются в несогласованности созревания разных мозговых структур; специфика
внутриутробного развития и родового процесса, которые могут сопровождаться
травмой мозга; характеристика семейных отношений, позволяющая или запрещающая
проявле
40
ния индивидуальности. Понятие «рукости» или других латеральных признаков
напрямую связано только с первыми двумя причинами. Но и они могут быть
существенно смягчены или, напротив, наиболее проблемными являются не праворукие
или леворукие дети, а те, у кого различные сенсорные и моторные показатели
представлены в разных полушариях.
Более того, в различных видах деятельности неуспешными оказываются разные дети.
Если имеющие левый тип профиля, скорее всего, будут обладать плохим почерком, то
они, скорее всего, будут хорошо рисовать. Но и это не всегда. С большей
вероятностью способность к рисованию проявится у мальчика, тогда как у девочки
зрительный образ может распадаться (мы помним, что владение пространством
зависит еще и от уровня тестостерона), а трудности на этом пути отобьют у нее
желание продолжать сложное занятие.
Считается, что именно у леворуких встречается удивительно красивый
каллиграфический почерк, хотя и крайне редко. В этом случае ребенок (обычно
мальчик) воспринимает буквы как рисунки. Тогда он получит удовольствие от того
узора, который выходит из-под его руки. В то же время чрезмерное внимание к
красоте букв может отвлечь ребенка от того, какое слово они составляют. Большое
число ошибок вызовет недовольство взрослого произведением искусства, созданным
ребенком, а у ребенка вызовет стойкий негативизм.
Но у праворукого ребенка, скорее всего, может быть красивый почерк, хотя он будет
плохо рисовать. Да и не у всех детей этот красивый почерк сохранится надолго.
Многие дети перестают красиво писать весьма быстро, причем вне зависимости от
«рукости». Как только воспитатель ослабляет бдительность по отношению к этому
параметру обучения, он сохраняется только у тех детей, у которых за ним следит ктото дома или которых уже обучили внутреннему контролю за своими действиями. Если
в отношении праворуких детей эта причина не работает, то в отношении леворуких
этой причиной пользуются с большим эффектом. Можно сказать: «Ребенок —
леворукий», — пожать плечами в связи с невозможностью что-либо изменить и
списать все проблемы на особенности этого ребенка. Но любой воспитатель скажет,
что неособенные дети — большая редкость. Более того, часто отсутствие
40
проблем у маленького ребенка может в подростковом возрасте обернуться крайне
тяжелыми психологическими срывами.
Все знания, полученные при исследовании функциональной асимметрии у детей,
свидетельствуют о том, что леворукость — удобная «корзина», в которую можно
списать все погрешности, связанные с бездушием стандартной образовательной
системы, направленной на обучение идеального ребенка и не желающей видеть
реального. Но стандартного ребенка не существует, как не существует среднего
человека. Показано, что у реальных людей даже от сердца отходит разное число
сосудов, хотя от этого органа зависит жизнь человека. Вариации в структуре мозга
даже не описываются, столь они велики. У А. Франса мозг весил 900 г, а у И.
Тургенева — 2400 г. Но полуторакилограммовую разницу природа не заметила, как не
заметила и художественная культура.
При встрече с леворуким ребенком стоит вспомнить, что у такого ребенка с большой
вероятностью есть леворукий же родитель. Более того, если его заинтересовать
решением проблем ребенка, то он вспомнит, какие трудности испытывал в детстве сам
и как смог их преодолеть. И тогда он сможет рассказать об этом своему ребенку,
поможет ему преодолеть препятствия и сам научится понимать сына или дочь.
Узнавая о леворукости ребенка, родитель должен обратиться прежде всего к себе,
поскольку ребенок — лишь его зеркало, точнее — зеркало его собственного детства. И
тот факт, что у родителя есть ребенок, говорит о том, что он смог одолеть тот тернистый путь, по которому сейчас идет его чадо, и он знает рецепт этого преодоления.
Безусловно, этот путь требует собственной работы родителя, что гораздо сложнее, чем
направить ребенка к психологу, чтобы тот сделал его удобным в управлении.
Точность высказываний взрослых
Прежде всего, объясняя ребенку что-либо, предпочтительнее пользоваться только
однозначными утвердительными высказываниями. Весьма часто взрослый говорит
ребенку: «Так делать нельзя, а так — можно». Это крайне опасная фраза для леворукого и амбидекстра. Они запоминают обе формулы и каждый раз
41
вынуждены решать, какая из них верна, поскольку у детей недостаточно знаний, чтобы
сделать вывод на основе логики. Каждый взрослый может вспомнить, как в новом
помещении кто-то сообщает, что один кран в ванной с горячей водой, другой — с
холодной. Но еще некоторое время (более короткое у правору-ких), включая воду,
человек будет пользоваться не полученными знаниями, а более надежным методом
«тыка».
Тот же эффект происходит в том случае, когда взрослый говорит малышу: «Эта рука
— левая, а эта — правая». Каждый раз ребенок мучительно будет вспоминать, какая из
них обозначает нужную сторону. Следовательно, ребенка нужно научить распознавать
сначала одну сторону, а вторую он будет определять по остаточному принципу.
Можно показать ему только левую (или только правую сторону) и некоторое время
спрашивать только об этом. Обучение в этом случае будет проходить легче и с
меньшими душевными затратами.
При обучении малыша надежнее сказать: «Смотри, как это нужно делать». Он с
удовольствием повторит за взрослым. Следующая же фраза, напротив, создаст массу
трудностей и учителю, и ученику: «Ручку нельзя так, так и так. Можно — вот так».
Как только учитель отойдет, ребенок будет решать сложнейшую для него
головоломку: какой из увиденных и запомненных им вариантов (дети помнят надежно
и то, чему мы хотим их научить, и то, что не следует запоминать). Только
однозначность при обучении позволит облегчить понимание предъявляемых
требований ребенком.
Да и в обыденной жизни именно неопределенность высказываний взрослого может
вести к трагическим последствиям. Например, родитель говорит ребенку: «Дорогу
нельзя переходить в неположенном месте». Последовательность отрицаний ничего не
говорит ребенку о том, где он должен переходить дорогу. Родитель предоставляет
ребенку возможность исследовать опасный маршрут самому: сколько неположенных
мест ему предстоит пройти, чтобы найти то, где нет опасности? Но есть простая фраза:
«Дорогу переходят только по пешеходному переходу, обозначенному определенным
знаком и „зеброй" на асфальте», в которой двусмысленность отсутствует.
Если ребенок не понимает взрослого, то за это несет ответственность взрослый.
Более того, сказав нечто, нужно
42
удостовериться, так ли это понял ребенок. Для этого можно попросить его повторить
действие или показать, как он будет выполнять его. Иначе затем придется работать с
последствиями собственного неточного требования.
Особенности обучения письму и чтению
В обыденной жизни следует предоставить ребенку самому решать, какой рукой он
будет выполнять привычные действия. Исключение составляет еда, поскольку лучше
сразу обучить ребенка действовать ножом и вилкой принятым в Европе способом,
когда обе руки активны в разных действиях: нож находится в правой руке, а вилка — в
левой. Поскольку пользование ложкой не ограничивается правилами, то и ребенок это
может делать удобной для него рукой.
При обучении письму решение того, какой рукой это осуществлять, вызовет
затруднение только у амбидекстров. Можно предложить попробовать это движение
двумя руками, а затем выбрать ту, которая делает это аккуратнее и красивее. Опираясь
на то, что ребенку удобно, можно предложить осваивать действия сначала удобной
рукой, а потом, при желании, — попробовать другой, как в процессе игры. Затем ребенок сам выбирает способ выполнения действия, а взрослый наблюдает за обязательной
тренировкой этого действия и его качественным исполнением (которое у разных детей
достигается с разной, только им присущей скоростью).
С этой позиции задача взрослого — не обучать ребенка тому, что умеет он сам,
единственным доступным ему методом, а совместно с ребенком заново осваивать мир,
возможно посредством несколько измененного варианта действий. Этот подход
отличается от первого тем, что рутинное мероприятие — передача знаний с помощью
известного стереотипа — превращается в удивительный процесс приспособления к
иному видению окружающего, иному ощущению, вторичному и третичному
вступлению в этот мир. Это процесс взаимного обогащения: ребенок получает опыт
взрослого, еще недоступный ему самому, а взрослый вновь смотрит на мир взглядом
ребенка, еще не ограниченный шорами общества.
42
Этот процесс взаимного уважения не имеет никакого отношения к безответственному
попустительству, когда ребенку разрешается все, поскольку он — уникальная
личность. Задача воспитателя заключается в том, чтобы, максимально проявляя свои
индивидуальные качества, ребенок не ограничивал ими ни права, ни возможности
проявления уникальных качеств других детей и взрослых.
Основное свойство любви — ответственность. Родитель или воспитатель принимает
ребенка таким, каков он есть, и понимает, что взрослый отвечает за то, каким войдет
этот человек в сообщество людей и сможет ли реализовать свой потенциал в нем.
Именно поэтому взрослый изучает особенности ребенка и далее направляет свои
усилия на то, чтобы максимально раскрыть возможности ребенка, использовать те
преимущества, которыми он обладает, и нейтрализовать его слабости. С этой позиции
стоит поощрять леворукого ребенка относиться к письму как к рисованию. Пусть он
срисовывает слова удобным способом, достигая максимальной точности. Возможно
позволять ему писать медленнее, но аккуратнее, чуть дольше, чем другим детям. При
этом с ребенка не снимается ответственность за качество письма, умение правильно и
грамотно писать, добиваться этого путем упражнений.
Но и праворукий ребенок нуждается в поддержке при рисовании и письме. И тогда
любовь в обоих этих случаях будет проявляться в настойчивом поощрении
качественного освоения навыка действий выбранной ребенком рукой.
Мы уже отмечали, что сложности возникают не просто у леворуких или праворуких, а
у тех детей, у которых контроль за движением руки находится в другом полушарии,
чем контроль за зрением и слухом. В силу мозаичности расположения различных
центров и особенностей раннего развития у большинства детей нет равенства между
каналами восприятия. Это означает, что кому-то из них проще воспринимать
зрительную информацию, кому-то — слуховую, а кому-то — тактильную. Если не
работать с этим, то такое несоответствие сохранится на всю жизнь.
Вслушайтесь в то, что говорят взрослые люди. Родитель может сказать своему
ребенку: «Ты что, не видишь, как ты громко разговариваешь!» Можно сделать вывод:
у этого человека
43
ведущий канал зрительный, и он воспринимает любую информацию, даже слуховую,
как видимую. Воспитатель может предложить детям на прогулке: «Видите, дети, как
чудесно пахнет цветущая черемуха». Кто-то в разговоре постоянно упоминает:
«Посмотрите», кто-то предпочитает: «Почувствуйте», а кто-то: «Разве вы не слышите,
как здесь пахнет?»
Отличниками в школе обычно становятся дети с правым типом профиля и ведущим
зрительным каналом. Именно на них рассчитана школьная программа. Более того,
читая книги, они запоминают образ слов, а затем на контрольных лишь сверяют этот
образ с тем, что пишут. Они могут не учить правила, но писать грамотно. Чтение
повышает их грамотность.
На «четверки» и «пятерки» учатся дети, у которых ведущий канал — слуховой. Даже
когда они вертятся, их уши воспринимают объяснение. Им можно не учить устные
дисциплины, но им не дается русский язык. Они пишут не то, что написано в
учебнике, и даже не то, что написано на доске. Они пишут лишь то, что повторяют
сами в процессе внутренней речи. А это означает, что они невнимательно смотрят в
текст. Произносят его каким-то только им ведомым способом, а затем именно это
воспроизводят. Особенно много ошибок у тех детей, которые при чтении пропускают
буквы, «проглатывая их», так как затем именно их они и не напишут.
И наконец, двоечники и троечники — это дети с левым или смешанным типом
профиля, у которых ведущим является тактильный, или осязательный канал. Для того
чтобы что-то понять, им нужно не услышать об этом и не увидеть это, а обязательно
пощупать и попробовать. Если этим детям удастся пройти сквозь школьную
программу, которая вообще не учитывает эту группу детей, то они смогут стать
великими физиками и химиками. Эти науки возникали и до сих пор в значительной
мере существуют как практические. Чтобы этим детям научиться писать, им
бесполезно учить правила: они должны писать, писать и писать, пока их рука не
научится автоматически делать это правильно.
Как же быть учителю первого класса, перед которым сидит 30 детей, или воспитателю
подготовительной группы детского сада, который знает, что его дети скоро попадут в
условия,
44
которые не соответствуют индивидуальным особенностям воспитанников?
Начнем с учителя. Обучая детей письму, не стоит усиливать достоинства и недостатки
каждой группы. Можно развивать все каналы у всех детей, обучая их видеть, слышать,
чувствовать. Для этого с самого начала необходимо предлагать детям следующую
последовательность списывания текстов из учебника. Сначала по слогам нужно
прочесть предложение так, чтобы запомнить его наизусть (тренировка зрительного и
слухового каналов). Затем записать его, не глядя в учебник (тренировка зрительного и
тактильного каналов). Затем проверить правильность, сверяя с тем, что написано в
учебнике (проверка зрительного канала). Подобная тренировка приведет к тому, что
все дети будут развивать слабые стороны. Задача учителя в данном случае — не
подгонять детей, а учить с возможной для каждого скоростью, возможно делая акцент
на одном из этапов освоения грамотного письма.
Воспитатель же может помочь детям на более раннем этапе, развивая у детей
зрительное, слуховое и чувственное воображение (примеры занятий даны в
приложении), обучая быть внимательным к чувственной сфере, а также заранее
проводя беседы с родителями о том, как они могут помочь своим детям в школе.
Наказание и любовь
Когда говорится о необходимости любить детей, каждый человек вкладывает в эту
фразу свой собственный опыт любви. Именно поэтому следует специально оговорить,
что же имеется в виду в данном случае. Для многих любовь — это проявление
нежности и заботы о другом. Это, безусловно, важные стороны любви. О ребенке
нужно заботиться и необходимо его ласкать, ибо без этого он не сможет научиться
проявлять эти качества по отношению к другим. Но кроме них есть еще несколько
важных параметров, которые существенно усложняют понимание этого чувства.
Любя ребенка, родитель понимает, что должен научить его быть самостоятельным и
ответственным. Настойчивость в
44
требованиях проявляется в том, что взрослый добивается результата с доступной
ребенку скоростью, используя методы, не травмирующие его психику. По нашим
данным, для большинства людей наказание — это физическое воздействие на детей
или унижение. Но наказанием является любая реакция взрослого, которая приведет к
исчезновению того поведения, которое не устраивает взрослого. Это может быть
большой спектр реакций от крика до молчания. В психологии нет обоснования
преимущества того или иного вида наказания. Известно лишь, что наиболее
травмирующими для ребенка будут физическое наказание, унижение, сарказм и отказ
от ребенка.
Часто приходится слышать, как родитель говорит: «Вот пороли меня — и вырастили
человеком». В этой фразе вторая часть не доказана. Однако известна статистика,
согласно которой дети, которых бьют родители, с большей вероятностью бьют других
детей, а вырастая — своих детей и собственных родителей. Это только статистические
закономерности. Следовательно, есть случаи, когда, напротив, взрослые, которых били
в детстве, никогда не используют ремень в отношении своих детей. Неэффективность
использования ремня объясняется следующими причинами. Ребенок, в отношении
которого применяется физическое наказание, обучается использовать физическую
силу в качестве аргумента в своей дальнейшей жизни. Сегодня родители сильны, и они
управляют ребенком. Но и они станут слабыми. Какова вероятность того, что сильный
ребенок не вспомнит, как некогда учил его родитель?
Кроме того, физическое наказание — это всего лишь дрессировка. Следовательно,
ребенок будет вести себя в соответствии с требованиями родителей, пока будет знать о
том, что они могут его контролировать. Но это не значит, что он продолжит это
поведение в других условиях. В то же время большинство родителей хотело бы
получить стабильный результат, то есть знать, что ребенок усвоил урок таким образом,
что вне зависимости от того, где находятся родители, он выполнит их требование.
Унижение, пренебрежение к личности ребенка, которые проявляются в оскорблениях
или обидных для него поручениях, обучает ребенка не ценить собственную личность.
Известно, что уметь любить и уважать другого можно лишь в том
45
случае, если умеешь любить и уважать себя. Именно поэтому подобный способ
наказания обучает ребенка пренебрегать не только собой, но и другими (в том числе
— родителями) в тех условиях, когда он будет иметь преимущество.
Сарказм опасен тем, что он содержит в себе одновременно два уровня взаимодействия.
На первом уровне говорится нечто положительное, что опровергается на втором.
Например: «Ну и хорош!» Ребенок не способен анализировать оба этих уровня. В этом
случае он не сможет понять, чем отличается положительное утверждение при его
адекватном поведении от этого негативного определения, когда он ошибается.
Поэтому в условиях неопределенности возможность повторения ошибки
увеличивается, а вероятность непонимания — возрастет. Это верный путь
формирования невротической личности.
Когда при наказании родитель отказывается от ребенка, например, говоря ему в
порыве гнева: «Я тебя не люблю, ты — плохой мальчик», — он формирует в ребенке
зависимую личность. Оказавшись отвергнутым, ребенок может либо уйти из дома на
улицу, где с большой вероятностью попадет в криминальные структуры, либо
вынужден будет делать нечто не потому, что считает это правильным, а чтобы
понравиться родителям. Но сегодня он будет зависеть от родителей, завтра — от
начальника или друга, затем — от жены или мужа.
Для большинства маленьких детей достаточным наказанием может быть лишение
внимания родителей или любимого занятия на некоторый срок.
Однако наибольшую проблему при воспитании составляет не наказание, а то, что
родители или воспитатели путают наказание с негативным подкреплением.
Негативное подкрепление — это действие взрослых, сопровождающееся отрицательными эмоциями, которое усиливает предыдущее поведение ребенка.
Лучшим примером такого рода является «плохое» поведение. Ребенок — и
праворукий, и леворукий — нуждается во внимании. Если внимания недостаточно, то
он начинает добиваться его любым доступным ему способом, интуитивно выбирая
наиболее простой и легкий путь. Если родители будут реагировать усиленным
вниманием только на «плохое» поведение ребенка, то именно это поведение он будет
повторять
45
вновь и вновь, даже если внимание ограничивается лишь криком взрослого.
Представим себе, что мальчик хорошо ведет себя в детском саду. Родители, имеющие
множество проблем и дел, дома в основном заняты ими. Однако, узнав от воспитателя
о том, что ребенок подрался, они откладывают все и целый вечер разговаривают с
сыном. Не нужно быть провидцем, чтобы представить, что будет делать их ребенок
завтра, чтобы вновь стать объектом пристального внимания любимых им людей, у
которых нет времени заняться им в рамках «правильного» поведения.
Анализируя детские рисунки, можно увидеть такие, где изображен лишь ребенок и
телевизор или ребенок и животное. Если спрашиваешь маленького автора: «А где
мама?», — он отвечает: «На кухне». А на вопрос: «А где папа?» говорит: «На работе».
И чтобы привлечь внимание родителей, детям (неосознанно) приходится напрягать
всю свою фантазию и выискивать наиболее надежный способ оторвать их от обыденных дел.
Следовательно, при встрече со стойким поведением ребенка нужно искать, кто и как
подкрепляет его. Поскольку все дошкольное детство ребенок — лишь отражение
проблем своих родителей и пока еще не имеет собственных, то именно взрослые
должны изменить свои реакции, а не пытаться манипулировать ребенком.
Другое качество любви — щедрость. В отношении к ребенку дошкольного возраста
щедрость заключается не в забрасывании его подарками и жевательными резинками, а
в щедрости общения, способности посвятить ему время. При этом не должно быть
навязывания себя ребенку, а лишь готовность быть рядом или прийти на помощь
тогда, когда он не справляется с учебной задачей или не может структурировать свободное время. Взрослый может научить ребенка играть в игру со сложным сюжетом,
участвуя в ней таким образом, чтобы обучать малыша взаимодействовать с другими
людьми — взрослыми и детьми.
Наиболее распространенным феноменом нашего времени является неспособность
детей различать то, как следует общаться со взрослым и ребенком. Это неумение
может быть
46
милым у очень маленьких детей, но вызывает удивление у старших дошкольников и
младших школьников. У взрослых школьников фамильярность со взрослыми вызывает
справедливое возмущение. Но это означает лишь то, что никто из тех, кто несет за него
ответственность, не научил этому.
В игре взрослый может показать ребенку образцы нравственности, заботы о других. А
затем постепенно перенести эти навыки в реальную заботу о близких.
Еще на заре XX столетия были проведены эксперименты, когда к детям в Доме
ребенка, оставленным без родителей сразу же после рождения, приходили
попеременно два человека. Один их кормил и ухаживал за ними, при этом не произносил никаких слов и никоим образом не общался с ними. Другой никогда не
кормил их, но зато играл и разговаривал с ними. Было доказано, что дети тянулись при
одновременном предъявлении этих людей к тому, кто оказывал им больше внимания.
Именно поэтому не стоит жалеть времени на общение, когда дети в нем нуждаются.
Однако и внимание не должно быть чрезмерным. Взрослые не могут прожить жизнь за
детей, поэтому дети должны самостоятельно проигрывать предложенные взрослыми
образцы поведения. Необходимо предоставлять им время для самостоятельного
действия. Смысл удушающей любви взрослых заключается в том, что они стремятся
освободить детей от любых трудностей, вместо того чтобы научить их преодолевать.
Как часто на улице можно увидеть мать или бабушку, несущих уже болыненького 3—
4-летнего ребенка на руках, который при этом довольно улыбается. Конечно, бывают
ситуации, когда путь большой, а ребенок уже много прошел и хочет спать. Но тем не
менее нужно учить его преодолевать то, что ему уже по силам, а не закрывать его от
мира. Человек принадлежит к миру животных, значит, без движения, как и они,
погибает. Все живое рождено для преодоления, а не для прозябания, тем более за чьейто спиной. Пока бабушки и дедушки еще сильны, дети слабы. Но смогут ли
поддержать их в слабости уже взрослеющие дети, если они никогда не учились этому?
Широко распространенная ошибка во многих семьях — предоставление особых
условий ребенку. При этом часто
47
получается, что ребенок имеет права, тогда как его мать их лишена. Поскольку еще
одним аспектом любви является уважение, то стоит помнить, что в семье у каждого
члена столько прав, сколько есть обязанностей. Если у ребенка нет обязанностей, то
нет и прав. Чтобы их приобрести, он должен нести ответственность, которая по силам
в его возрасте: убирать игрушки, учиться, помогать маме, заботится о близких в меру
сил. Учить ребенка нужно не только академическим дисциплинам, но и проявлению
эмоций, в том числе любви.
Соблюдать это равновесие между помощью ребенку и навязчивостью — все равно что
двигаться по лезвию бритвы. И лучшим показателем адекватности или неадекватности
поведения взрослого является поведение ребенка — его способность общаться с
другими детьми, уважать близких, самостоятельно преодолевать трудности и уметь
просить взрослых о помощи в случае необходимости.
Следующая особенность любви — это труд, труд по формированию определенных
отношений. Труд подразумевает, что все те действия взрослых, которые описаны
ранее, не носят характер разовой акции, а является ежедневным взаимодействием
между ребенком и родителями. Настойчиво и мягко взрослый направляет ребенка на
совершенствование трудно дающихся навыков. Он всем своим поведением показывает
ребенку, что готов помочь ему в преодолении препятствий. Это удобно сделать, если
воспитатели опираются на те функции, которые легко даются детям, чтобы подтянуть
другие: получая высокие результаты в одних видах деятельности, они могут надеяться,
что справятся и с другими. Например, в зависимости от индивидуального
предпочтения леворукие дети могут посещать танцы, спортивные школы, музыкальную школу, кружки рисования, шахматы и т. д. — это сферы деятельности, где
их умение владеть пространством и образное мышление могут помочь достигнуть
больших результатов.
Уже отмечалось, что левшество часто (но не всегда — все зависит от числа левых
признаков) сопровождается повышенной эмоциональностью (и это тоже связано с
полом — у девочек этот признак проявляется чаще). В этом случае жесткие
требования родителей в сочетании с эмоциональным
47
стрессом могут привести к заиканию и аллергическим реакциям. Стоит помнить, что
дети весьма обучаемы, более того, они многому обучаются неосознанно. Если
заикание или аллергия могут снять с них чрезмерные требования, предъявляемые
родителями, то они усиливаются и закрепляются в поведении.
Например, согласно родительским требованиям, ребенок должен посещать множество
кружков, при этом у него не остается времени на то, что он сам считает нужным, либо
мама полагает, что ее девочка недостаточно умна, а потому должна дополнительно
заниматься. Мы уже упоминали, что у маленькой части левшей центр речи находится в
двух полушариях. Эмоциональный срыв может привести к формированию
конкуренции этих центров, что реализуется в поведении как заикание. Слабое
заикание освобождает девочку от ряда нагрузок, поэтому она усиливает эту реакцию
(безусловно, интуитивно). Либо ее переживания могут подавить и без того слабую
иммунную систему. Если это подавление будет происходить достаточно долго, то
снятие стресса приведет к повышенной реакции на нейтральный стимул (а это и есть
аллергия).
Если мама начнет в этот момент лечить ребенка, а не анализировать ситуацию, то
аллергическая реакция закрепится надолго. Ее снятие потребует вмешательства
психотерапевта, поскольку все подобные реакции являются неосознаваемыми. Но если
мама обнимет девочку, обсудит с ней, чем они будут заниматься обязательно, а что —
пока оставят, она сможет уменьшить нагрузку на ребенка. Затем она начнет обучать
девочку последовательно преодолевать трудности, а не бежать от них (это и есть
невротические реакции, к которым склонны люди с левым профилем), то реакция не
закрепится, а будет лишь случайно возникшим эпизодом. Возможно, позднее девочка
сама займется тем, с чем не справилась ранее.
Таким образом, леворукость не станет причиной проблем у ребенка, если находящиеся
рядом с ним взрослые будут обучать его преодолевать трудности. Проблемы
возникнут, если, используя ярлык «левша», в нем станут закреплять несколько
повышенную склонность к невротическим реакциям.
48
Любое развитие любого ребенка — это процесс освоения многих навыков, которые
всегда связаны с преодолением каких-то трудностей. Сопротивление влиянию среды
— признак пробуждающейся личности. Поэтому отсутствие проблем в развитии
ребенка должно не успокаивать родителей, а, напротив, настораживать, поскольку
свидетельствует о проблемах в становлении личности, которые проявятся позднее.
Задача родителя и воспитателя заключается в том, чтобы, встречаясь с проблемами
ребенка, последовательно разрешать их, обучая маленького человека расти в процессе
преодоления препятствий.
Приложение 1. Пробы для определения ведущих показателей в сенсорной и
моторной сферах у детей 3—7 лет
Предлагаемый набор проб позволяет воспитателю или родителю оценить
преимущество левой или правой стороны в сенсорной и моторной сфере. Пробы
подобраны таким образом, чтобы учитывать как генетический, так и социальный
аспекты асимметрии. Кроме того, представление о многофакторности понятий
«рукость» и «ногость» требует применения проб, учитывающих активность различных
групп мышц, а также совместную работу обоих конечностей. Пробы следует
проводить индивидуально, в любой последовательности, возможно сочетая их для
выявления разных ведущих показателей. Желательно, чтобы рядом с ребенком при
этом не было других детей, которые запоминали бы последовательность и способ
выполнения проб.
Каждую пробу выполняют три раза, но не подряд, а в разбивку между другими
пробами. В том случае, если все три раза ребенок выполняет действия одинаково,
делается вывод на основании трех проб. Однако часто леворукие дети и ам-бидекстры
меняют сторону. В этом случае необходимо убедиться, является ли проба «левой» или
«симметричной»: то есть ребенок предпочитает левую сторону («левая» проба) или
ему все равно, какую сторону использовать («симметричная»). При подобной
неопределенности число проб можно увеличить до 4—6. Если больше выборов будет
на левой стороне, то делается вывод о левостороннем выполнении пробы, если
сторона будет меняться от пробы к пробе, то делается вывод о симметричном ее
исполнении.
Оценка типа профиля производится только у тех детей, у которых не зафиксировано
серьезных травм конечности или
49
исследуемых органов чувств. При наличии подобных травм точность определения
профиля резко падает.
Перед началом проведения исследования взрослый говорит ребенку: «Сейчас мы
будем играть с тобой в игру. Ты уже знаешь, что разные люди одни и те же движения
делают по-разному. Я очень хочу узнать, как некоторые движения делаешь именно ты.
Я буду просить тебя выполнять действия, а ты делай их так, как тебе удобно, как ты
привык их делать дома. Итак, я прошу тебя...» Далее взрослый последовательно
проводит пробы и заносит результаты в соответствующие бланки.
С трехлетними и четырехлетними детьми в течение дня можно провести только
половину проб по одному разу, распределяя повторные пробы на следующие дни. С
семилетними детьми рекомендуется провести полное обследование и сделать нужное
количество раз каждую в течение одного дня, возможно с перерывом, если ребенок
устал.
Определение ведущей руки
1. «Поза Наполеона». Сидящему или стоящему ребенку предлагается скрестить руки
на груди, для чего воспитатель очень быстро делает ее сам и тут же разводит руки.
Можно сказать, что это поза Наполеона. Тогда при повторении пробы можно ее только
назвать, но не показывать. Необходимо наблюдать за тем, как выполняется проба. Чем
младше ребенок, тем менее точно он выполняет ее. Если он только прижимает руки к
груди, то можно еще раз быстро показать, подчеркнув, что руки нужно скрестить.
Ведущей считается рука, которая первой ложится на грудь (а не та рука, которая
сверху). Не учитывается и расположение кистей рук, так как дети могут убрать обе
кисти или, напротив, обе оставить.
После того как ребенок выполнил пробу, можно спросить его, сможет ли он
выполнить ее, поменяв расположения рук. Когда он проделает это движение, его
следует спросить, как ему удобнее выполнять движение. В тех случаях, когда ребенок
говорит, что ему все равно, как выполнять это движение, можно предположить
симметричность ее исполнения. Это
49
встречается достаточно редко, чаще выявляется ведущая рука. По результатам этой
пробы дети разделяются примерно на две равные группы (вне зависимости от
возраста): одни выполняют ее левым образом, другие — правым, примерно один ребенок из 20 утверждает, что ему все равно, как выполнять это движение. Результат
пробы достаточно стабилен.
2. «Сцепление пальцев рук». Сидящему или стоящему ребенку взрослый показывает
движение: он переплетает пальцы обеих рук, держа их наклонно перед собой, и тут же
разводит их. Вновь он называет пробу, чтобы при повторении ее более старшими
детьми можно было ее не демонстрировать. Затем он просит ребенка показать, как тот
делает это движение. Ведущей считается рука, палец которой находится сверху. После
того как ребенок проделал пробу, следует попросить его выполнить ее, сцепив руки
как-то иначе. Когда ребенок будет пытаться сделать движение иначе, можно
наблюдать за тем, как он это делает и насколько ловко соединяются пальцы. Кроме
того, рекомендуется спросить его, как удобнее выполнять движение. В тех случаях,
когда ребенок говорит, что ему все равно, как выполнять эту пробу, можно, как и в
случае «позы Наполеона», говорить о симметричном ее исполнении, которое также
встречается редко. Примерно 45% детей будут выполнять ее «левым» образом.
Результат пробы также стабилен.
3. «Плечевой тест». Взрослый предлагает ребенку закрыть глаза и поднять вытянутые
руки перед собой. Детям меньше пяти лет это движение можно показать. Затем
ребенок выполняет движение, а взрослый смотрит, какая рука в процессе движения
поднимается выше. Именно она и считается ведущей. Если у 3—4-летних детей эта
проба часто выполняется симметрично или с преобладанием левой руки, то в 7 лет
практически половина детей выше понимает правую руку. Это свидетельствует о
тренировке соответствующих мышц, включенных в движение. Проба менее стабильна
(то есть в трех движениях более чем у половины детей обнаружится смена руки).
4. «Аплодирование». Взрослый предлагает ребенку похлопать в ладоши. Ребенок
выполняет движение, а взрослый отмечает более активную руку. Если обе руки
одинаково активны, то проба считается симметричной. Однако прежде чем сделать
окончательный вывод, стоит спросить, можно ли
50
похлопать как-то по-другому. Взрослый наблюдает за тем, какой из вариантов
выполняется легче, а также спрашивает ребенка, как ему больше нравится хлопать в
ладоши. Проба, как и предыдущая, менее стабильна. Но использование их позволяет
учитывать активность других мышц, нежели в оставшихся.
5. Рисование круга и квадрата. Сидящему за столом ребенку предлагается 3 листа
бумаги. На одном нарисованы круг и квадрат любого размера. Взрослый говорит
ребенку: «Посмотри, на этом листе нарисованы фигуры. Это — круг и квадрат (при
этом взрослый показывает каждую фигуру). А вот эти два листа — для тебя. Ты сейчас
внимательно посмотришь на фигуры, запомнишь их, а затем на каждом листочке
нарисуешь их разными руками. Давай попробуем».
После этого ребенок смотрит на фигуры, а в это время взрослый кладет лист бумаги и
карандаш прямо перед ним (стоит следить, чтобы карандаш лежал на бумаге, а бумага
не сдвигалась от центра влево или вправо). Затем взрослый убирает лист с
нарисованными фигурами и говорит: «Теперь возьми карандаш в любую руку и
нарисуй обе фигуры». Когда рисунок одной рукой будет готов, ребенок перекладывает
карандаш в другую руку и рисует обе фигуры другой рукой.
Для 6—7-летних детей проба усложняется, и им предлагается делать рисунок с
закрытыми глазами. Ведущей является рука, рисунок которой сделан с большим
нажимом, выполнен более точно, меньшим по размеру. Если левой рукой, например,
рисунок сделан с большим нажимом и меньшим по размеру, а правая выполнила более
точно, можно говорить о симметричном выполнении пробы.
Чем старше ребенок, тем лучше его память, поэтому в этой пробе рисунок,
выполненный второй рукой, может быть более уверенным, поскольку ребенок уже
опробовал действие. Чтобы избежать подобной накладки, можно попросить ребенка
нарисовать фигуры одной рукой, затем сделать другую пробу, а потом вновь вернуться
к рисованию. Например, ребенок рисует одной рукой круг и квадрат, затем достается
предмет из «Волшебного мешочка», а потом рисует круг и квадрат той рукой, которая
еще не выполняла пробу, затем вновь достает что-то из «Волшебного мешочка».
50
Подобных проблем нет у взрослых, поскольку у них большой навык рисования одной
из рук. У 3—4-летних детей этого навыка нет, и любая попытка может принести
существенное улучшение исполнения для одной из рук. В то же время пауза в
действии восстановит исходное равновесие. Рисование крута и квадрата менее
стабильно у 3—4-летних детей, но под социальным давлением приобретает
устойчивость лучшего исполнения рукой, которой ребенка учат писать.
6—7. Рука, берущая предметы. Рука, лучше опознающая предмет. Эта проба
может, в зависимости от поставленных перед взрослым временных возможностей и
задач, выполняться несколькими способами. С одной стороны, можно учитывать руку,
какой ребенок берет предметы в других пробах (например, «калейдоскоп» при оценке
ведущего глаза; желательно только, чтобы этот предмет не относился к письменным
принадлежностям, так как там с возрастом устанавливается стереотипная
последовательность действия). Так можно поступить, если необходимо сделать
первую прикидку о том, как выполняет ребенок движение. При планомерном
исследовании лучше провести следующую игру и сочетать ее как с предыдущей, так и
со следующими по порядку пробами.
Для выполнения этой пробы нужно подготовить «волшебный» мешочек, в котором
будут находиться разные предметы, в том числе: маленькая баночка с
завинчивающейся крышкой, маленькие ножницы с тупыми концами, зубная щетка,
молоток, расческа, десертная ложка.
Взрослый предлагает ребенку следующую инструкцию: «Перед тобой лежит мешочек.
В нем есть разные вещи. Мы сможешь достать и посмотреть на них, если на ощупь
догадаешься, что это за вещь. Засунь ручку, нащупай какой-нибудь предмет и
попытайся, не доставая его из мешочка, определить, что это такое, и скажи мне об
этом». Мешочек кладется прямо перед ребенком и отмечается, какой рукой первой он
будет ощупывать вещи. Результат заносится в 6-й пункт первого бланка. Следующую
вещь ребенок должен ощупывать другой рукой. В бланке отмечается, какой рукой
быстрее и точнее вещи идентифицируются (это заносится в пункт 7). Когда ребенок
достает, например, зубную щетку, ему предлагается, не вставляя ее в рот, показать, как
он
51
чистит зубы. Результат — какой рукой он это делает — заносится в соответствующий
(9) пункт теста.
Если ребенок не может сказать, какую вещь он нащупал, ему предлагается
попробовать определить ее другой рукой. Возможно, что ребенок сначала будет
пытаться определять одной рукой, но лучше идентифицировать вещь — другой рукой.
В любом случае первый раз ребенок сам выбирает, какой рукой первой он будет
идентифицировать вещь, а во второй попытке, когда он будет доставать следующий
предмет, взрослый предлагает делать это другой рукой. Следовательно, если ребенок
справляется и ощупывает и идентифицирует предмет одной рукой, он последовательно
новые предметы достает то одной, то другой рукой. Когда же, что часто бывает с
маленькими детьми, ему не удается идентифицировать предмет, то он может
попробовать это сделать другой рукой. Если ему не удается это сделать ни при одной
попытке, взрослый разрешает ему после второй попытки достать предмет и назвать
его, а затем показать, как он производит с его помощью соответствующее действие.
Если все другие пробы ребенок выполняет три раза, то эта проба, в которой есть три
действия для каждой руки, выполняется один раз, поскольку при следующем ее
проведении ребенок хорошо запомнит все предметы.
Итак, последовательность действий такова: инструкция, потом наблюдение за тем,
какой рукой первой ребенок осуществляет действие, после этого попеременно
ощупывается каждый предмет, потом ребенок его достает и показывает, как он им
пользуется. В бланк заносятся результаты: какой первой рукой было проведено первое
действие (первая попытка в 6-й пробе), какая рука лучше идентифицировала предмет
(выбираются три любых попытки из 6). Способ выполнения стереотипных действий
будет заноситься в следующие пункты.
8—13. «Рука, выполняющая привычные действия» (Учитывается, какой рукой
ребенок ест ложкой, режет ножницами, чистит зубы, отвинчивает крышку банки,
забивает гвозди молотком, расчесывает волосы.)
Уже говорилось, что эти пробы перемежаются с предыдущими. Когда ребенок достает
из мешочка соответствующий предмет, то показывает, как он выполняет
соответствующее
52
действие. Чтобы точнее убедиться, как выполняется действие, можно предложить
ребенку расчесать себя и стоящую рядом куклу. Если действие выполняется одной
рукой, то можно говорить о ее преимуществе, но если одну сторону ребенок
расчесывает одной рукой, а другую — другой, то проба будет симметрична.
Точно так же предлагается вырезать нарисованный ребенком крут. Если он на
протяжении действия будет менять руки, то можно говорить о симметрии движения,
если действие будет выполнено одной рукой — латерализованное действие.
Для того чтобы убедиться, произойдет ли смена рук при их забивании удобно
использовать пластмассовые гвозди (2—3 штуки).
Ребенок показывает при закрытом рте, как он чистит зубы себе, а затем — кукле. В
этом действии следует обратить внимание на следующий факт. Весьма часто
переученные леворукие берут щетку в правую руку, но затем перекладывают ее и
чистят либо левой, либо каждую сторону — разными руками. Соответственно в
первом случае можно говорить о «левой» пробе, во втором — о «симметричной».
При отвинчивании крышки взрослый наблюдает за активной рукой. Если ребенок
держит крышку в правой руке, но отвинчивает саму банку левой, то можно говорить о
левом способе выполнения действия. Если активна рука, открывающая крышку, то
именно она и считается ведущей. Если обе руки принимают участие в действии, то
проба засчитывается выполненной симметричным образом (результат заносится в
бланк №1).
При наличии детского динамометра можно оценить разницу в силе нажатия двух рук.
В этом случае в бланке № 1 добавляется пункт 14, куда заносятся данные сжатия
прибора правой и левой ладонми. В данной пробе большая сила сжатия определяет
ведущую руку. Но отсутствие динамометра не является препятствием для определения
ведущей руки. Чем младше ребенок, тем меньшее социальное давление оказывается на
выполнение этого действия. Ведущей считается рука, выполняющая большинство
действий.
Проведя первую попытку всех проб и убедившись, что ребенок все выполняет одной
рукой, можно сразу говорить о
52
предпочтении этой руки и не проводить вторые попытки. Однако в том случае, когда
ребенок будет менять руки в разных пробах, необходимо сделать две дополнительные
попытки для большинства проб (кроме 7).
Бланк M l
Определение ведущей рут
Фамилия _
Имя_
Возраст _
Дата обследования__
Попытка
Проба
1
2
1. Поза
Наполеона
2. Сцепление
пальцев
3. Плечевой
тест
4.
Аплодирован
ие
5. Рисование
а) размер
б) нажим
в) качество
6. Рука,
берущая
предмет
7. Рука,
лучше
опознающая
предмет
8. Ножницы
53
Окончание табл.
Попытка
Проба
1
2
3
Окончатель
ный
результат
3
Окончатель
ный
результат
9. Зуб. щетка
10.
Отвинчивани
е
11. Расческа
12. Молоток
13. Ложка
В каждой графе ставится либо буква «П» (если действие произведено правой рукой),
либо «Л» (если действие произведено левой), либо «С» (т.е. ребенок производит
действие одинаково хорошо каждой рукой).
Примечание. В пункте 5 на основании результатов а—в делается результирующая
пометка о ведущей руке.
В пункте 6 первая попытка производится тогда, когда ребенок достает первый предмет
из «Волшебного мешочка». Вторая и третья попытки фиксируют, какой рукой ребенок
берет калейдоскоп и игрушечный пистолет.
Если преобладают пробы, выполняемые правой рукой, то ребенок — праворукий. Если
преобладают пробы, выполненные левой рукой, ребенок — леворукий. Если
большинство проб ребенок может делать одинаково успешно и левой и правой рукой,
то ребенок — амбидекстр. Если часть проб выполняются одной рукой, часть —
другой, можно сделать вывод о смешаннорукости (например: 5 проб — левая рука, 5
проб — правая и 3 симметричные). Можно оценить коэффициент правой руки на
основании формулы, представленной в главе 2.
Определение ведущей ноги
Пробы для определения ведущей ноги можно перемежать с пробами для определения
других ведущих показателей (например ведущего глаза) удобным для исследователя
способом. Перемешивание проб на различные показатели позволит избежать
привыкания выполнения проб одной и той же конечностью.
54
1. «Пнуть мяч». Взрослый располагает мяч перед ступнями ребенка таким образом,
чтобы расстояние до каждой ноги было одинаковым. Затем он предлагает пнуть мяч и
отмечает ногу, выполняющую движение, которая и считается ведущей в этом
движении. Размер мяча может зависеть от возраста ребенка. Трехлетним и
четырехлетним малышам рекомендуется предлагать большие легкие мячи, тогда как
детям постарше удобнее давать мячи среднего размера, которые они привыкли пинать
во дворе. Проба достаточно стабильна.
2. «Раздавить бумажную чашечку». Бумажная чашечка или любой небольшой
пластмассовый предмет (например деталь из пластмассового конструктора)
располагается перед ступнями ребенка так же, как и мяч, чтобы расстояние до каждой
ноги было одинаковым. Ребенку предлагается раздавить чашечку, наступив на нее
ногой. Нога, выполняющая движение, считается ведущей. Отличие этой пробы от
предыдущей состоит в том, что в этих движениях участвуют разные мышцы ног, а
потому результаты проб могут отличаться. Проба достаточно стабильна.
3. «Подняться на ступеньку» (или поставить колено на стул). Эту пробу можно не
проводить специально. Забирая ребенка на обследование в кабинет психолога, можно
посмотреть, какой ногой первой он встает на первую ступеньку. Точно так же, заходя в
группу с улицы или домой с прогулки, взрослый может обратить внимание на то,
какой ногой первой ребенок встает на ступеньку. В случае, когда проводится специальное обследование, вместо ступеньки можно использовать небольшой стул.
Ребенок должен стоять перед ним так, чтобы стул находился прямо перед ним, чтобы
расстояние от каждого колена до центра стула было одинаковым. Затем ему
предлагается поднять одну ногу и поставить колено на стул. Нога, выполняющая
движение, считается ведущей. Проба менее стабильна, чем предыдущие.
4. «Подпрыгнуть на одной ноге». Взрослый предлагает ребенку представить себя
зайчиком, который прыгает не на двух ногах, а только на одной, так как одна ножка у
него заболела. Нога, выполняющая движение, считается ведущей. Проба достаточно
стабильна.
5. «Пройти с закрытыми глазами расстояние по прямой». Поскольку шаг ведущей
ноги немного больше, человек, идя
54
прямо без контроля глаз, значительно отклоняется от прямой линии. Ребенку
предлагается сделать несколько шагов с закрытыми глазами. Ведущей считается нога,
противоположная стороне отклонения.
Так, взрослый выбирает объект (дверь, окно, стул, стол и т. д.), до которого ребенок
должен пройти с завязанными глазами расстояние около 3—5 метров (чем старше
ребенок, тем больше расстояние). Затем он становится вместе с ребенком прямо
напротив этого объекта и говорит: «Сейчас мы поиграем с тобой в необычные жмурки.
Я завяжу тебе глаза, перейду прямо и встану рядом с дверью (или любым другим
выбранным объектом, к которому направляется ребенок). Затем скажу тебе: „Иди!" Ты
пойдешь, и если пойдешь прямо, то поймаешь меня». Далее он завязывает глаза
ребенку, переходит к выбранному объекту, дает команду двигаться и наблюдает за
движением ребенка, одновременно перемещаясь так, чтобы ребенок не натолкнулся на
стоящие в комнате вещи. Отклонение от прямой будет в сторону, противоположную
ведущей ноге ребенка. Следовательно, если, начав движение, ребенок отклонился
вправо от себя (пошел в сторону левой руки взрослого, стоящего к ребенку лицом), то
у ребенка левая ведущая нога. И наоборот. Проба стабильна.
6. «Шаг назад». Когда в предыдущей пробе ребенок доходит до взрослого, он с
радостными словами снимает повязку. В этот момент ему предлагается сделать
несколько шагов назад, не оборачиваясь. Взрослый замечает, какой ногой первой
совершается движение. Именно она в данной пробе считается ведущей. Проба
нестабильна.
7. «Положить ногу на ногу». После того как выполнены все предыдущие пробы,
взрослый предлагает ребенку сесть на стул, положить ногу на ногу, как часто делают
взрослые. Ведущей считается нога, находящаяся сверху. Проба нестабильна.
Внеся в соответствующий бланк (№2) все данные, можно вычислить ведущую ногу,
используя либо формулу Брагиной и Доброхотовой, приведенную во второй главе,
либо общее преимущество левых и правых проб. Если большее число проб будет
левыми, то и ведущей будет левая нога. При большем числе правых проб ведущей
может считаться правая, если ребенку будет все равно, каким образом выполнять
движение и
55
каждое движение он один раз будет выполнять левой ногой, а другой — правой, то
можно считать, что у ребенка нет ведущей ноги. В то же время если часть проб будет
левыми, такая же часть правыми и оставшиеся симметричными, то можно говорить,
как и в случае смешаннорукости, о смешанном показателе для ведущей ноги.
Бланк №2
Определение ведущей ноги
Фамилия_
Имя_
Возраст _
Дата обследования_
Попытки
Окончательн
Проба
ый результат
1
2
3
1. «Пнуть
мяч»
2.
«Раздавить
бумажную
чашечку»
3.
«Подняться
на
ступеньку»
4.
«Подпрыгну
ть на одной
ноге»
5. «Пройти
расстояние с
закрытыми
глазами»
6. «Шаг
назад»
7.
«Положить
ногу на
ногу»
Примечание. Как и при определении «рукости», в соответствующие графы вносятся
буквы, отражающие, какой ногой делается то или иное движение.
56
Определение ведущего глаза
Уже отмечалось, что определение ведущего глаза можно перемежать с определением
ведущей ноги. Все пробы могут выполняться стоя, что облегчает сочетание проб.
1. «Тень от линейки». На столе включается настольная лампа. Ребенку,
находящемуся от нее на расстоянии 1,5—2 метра, дается следующая инструкция:
«Посмотри на эту лампу. Возьми линейку, вытяни руку с линейкой и попытайся этой
линейкой закрыть лампочку. Глаза не зажмуривай». После выполнения действий
взрослый оценивает, куда падает тень от лампы. Глаз, на который падает тень,
считается ведущим. Если тень падает между глазами, то ведущий глаз отсутствует.
Это самая стабильная проба при определении ведущего глаза.
2. «Калейдоскоп». Ребенка подводят к столу, на котором лежит калейдоскоп таким
образом, чтобы игрушка находилась на равном расстоянии от каждой из рук.
Взрослый предлагает взять калейдоскоп и посмотреть, какой рисунок видит ребенок.
Одновременно он записывает: в бланке №1 в пункте 6 — какой рукой берется
калейдоскоп, а в бланке №3 — каким глазом он в него смотрит. При отсутствии
калейдоскопа можно использовать трубочку, склеенную из листа бумаги,
соответствующую по размеру калейдоскопу. Проба достаточно стабильна.
3. «Прицеливание». Взрослый стоит прямо перед ребенком и подает ему игрушечный
пистолет так, чтобы расстояние от него было одинаковым до каждой из рук ребенка.
Взрослый предлагает показать ему, как прицеливаются с помощью пистолета.
Ведущим считается глаз, открытый в этой пробе. Одновременно взрослый отмечает,
какой рукой ребенок принимает и держит пистолет, а результат вносится в соответствующий пункт бланка №1. Если ребенок делает все движения одной и той же рукой, то
три записи будет достаточно. Если руки постоянно меняются, то при следующем
повторении следует вновь отметить включенные в действие руки и вынести
окончательное решение о том, симметрично данное действие или асимметрично.
Проба достаточно стабильна.
4. «Бинокль». Ребенку предлагается бинокль (полевой или театральный), в котором
заранее разбалансировано изображение. Сначала следует научить ребенка,
поворачивая кольцо
56
грубой настройки, настраивать изображение на резкость. Если маленькому ребенку это
окажется не под силу, эту пробу можно не проводить. Однако с пяти лет дети легко
обучаются этому и с удовольствием рассматривают предметы через бинокль.
Взрослый может предложить через бинокль рассмотреть книжки, стоящие в шкафу,
или платье у куклы, стоящей на полке. После того как ребенок с помощью грубой
настройки наведет изображение на резкость, взрослый смотрит в каждый окуляр
бинокля и определяет, в каком из них — левом или правом — он своим одним
(любым) глазом видит лучше. Через окуляр (левый или правый), в котором
изображение видно лучше, смотрел ведущий глаз. Проба достаточно стабильна.
5. «Дырка в карте». Ребенок находится на расстоянии около 3 метров от стула, на
который взрослый ставит куклу. Он говорит ребенку следующее: «Ты любишь
фокусы? Я тебе сейчас покажу один. У меня есть волшебная карта с отверстием. Если
посмотреть через это отверстие на куклу двумя открытыми глазами, она будет смирно
сидеть на стуле. Но если потом закрыть один глаз, открыть его и закрыть другой, то
при закрытии одного из глаз кукла исчезает». Затем взрослый берет карту, размером
1/2 листа А4, сделанную из плотного картона, но раскрашенную любым «волшебным»
способом (не стоит брать маленький лист, так как кукла тогда «не исчезнет» и будет
видна из-за края карты). В ней заранее про-делывается отверстие диаметром около 1
см. Затем взрослый, стоя рядом, помогает ребенку проделать пробу и следит за
верностью следования инструкции. Вначале оба глаза смотрят сквозь отверстие. Затем
взрослый командует закрыть один глаз и спрашивает, сидит ли еще кукла. Затем
предлагает открыть этот глаз и закрыть другой. Вновь узнается, на месте ли кукла.
Глаз, при закрытии которого кукла волшебным образом «исчезает», является ведущим.
Проба достаточно стабильна.
При наличии гаплоскопа — специального прибора, в котором ребенок одновременно
может смотреть на две картинки, но видеть только ту, изображение которой попадает в
ведущий глаз, — можно провести гаплоскопическую пробу. В зависимости от того, о
какой картинке сообщает ребенок, определяется ведущий глаз. Проба достаточно
стабильна.
57
По совокупности проб делается вывод о ведущем глазе. Обычно при определении
ведущего глаза нет такого разброса в результатах, как при определении ведущих руки
и ноги.
Бланк №3 Определение ведущего глаза
Проба
Попытки
Окончател
ьный
1
2
3
результат
1. «Тень от
линейки»
2.
«Калейдоскоп»
3.
«Прицеливание
»
4. «Бинокль»
5. «Дырка в
карте»
Определение ведущего уха
1. «Прислушаться к тиканью часов». Перед ребенком на стол кладут часы таким
образом, чтобы расстояние от них до каждого уха было одинаковым. Часы должны
быть небольшими, чтобы у них было слабое тиканье. Удобно для этого использовать
наручные часы со звуком или маленькие электронные будильники. Взрослый говорит
ребенку: «Эти часы могут по-разному тикать для каждого уха. Наклонись и послушай,
одинаково ли они относятся к твоим ушкам. Послушай сначала одним, а потом другим
ушком. Одинаково ли тикают часики или нет.» Ребенок поочередно наклоняется и
прислушивается к тиканью часов каждым ухом. В бланке №4 отмечается, каким ухом
первым ребенок наклоняется к часам (п. 1а) и каким ухом тиканье он слышит громче
(п. 16).
В этой пробе ребенок должен именно наклоняться, а не подносить часы к уху, так как
в этом случае прослушивание
4-1SS3
97
опосредуется рукой. Ребенок может взять предмет ведущей рукой и поднести его не к
ведущему уху, а к уху, находящемуся на стороне ведущей руки. По этой же причине
не следует вместо часов использовать телефон.
2. «Шум за спиной». Ребенок становится спиной к источнику шума (в коридоре, за
окном). Взрослый говорит ему: «Ты слышишь, что происходит в коридоре (за
окном)?», — одновременно наблюдая за движением головы ребенка или глаз. Голова
(или глаза) двигаются в сторону ведущего уха.
3. «Воспроизведение цифр, произнесенных шепотом». Взрослый говорит ребенку:
«Сейчас мы узнаем, какое ухо у тебя лучше слышит. Я закрою одно твое ухо ватой и
буду шепотом говорить тебе слова, а ты будешь стараться их услышать и повторить».
Затем он закрывает одно ухо ватой и шепотом произносит три двузначные цифры
(желательно в промежутке от 11 до 20), которые ребенок пытается повторить. Потом
закрывается другое ухо, и эксперимент повторяется с другими цифрами. Ведущим
считается ухо, при прослушивании которым ответы более точны.
Все пробы на определение ведущего уха нестабильны.
Бланк №4 Определение ведущего уха
Проба
Попытки
Окончатель
ный
1
2
3
результат
1.
«Прислушатьс
я к тиканью
часов» а.
Каким ухом
первым
наклонился
б. Каким ухом
громче
слышит
58
Окончание табл.
Проба
Попытки
Окончатель
ный
1
2
3
результат
2. «Шум за
спиной»
3.
«Воспроизвед
ение цифр»
Занеся результаты в прилагаемые бланки, можно составить представление о типе
профиля функциональной сенсо-моторной асимметрии ребенка. Если после первого
проведения проб для выявления ведущей руки или ноги обнаруживается очевидное
преимущество одной из сторон, то второй раз исследование можно не проводить.
Например, все пробы для определения «рукости» ребенок выполнил правой рукой.
Большинство используемых в наборе проб достаточно стабильны, чтобы не меняться
при последующем тестировании. Однако если часть проб ребенок выполнял левой
рукой, часть — правой, а для части было очевидным отсутствие преимуществ какойлибо из сторон, то следует повторить пробы еще раз. Следовательно, повторное
исследование необходимо для различения леворукости, абидекстрии и смешаннорукости.
При леворукости большинство проб будут «левыми». При амбидекстрии в разных
попытках одной и той же пробы ребенок будет использовать разные руки. При
смешаннорукости он одну и ту же пробу в разных попытках будет выполнять
одинаково, но в разных пробах будет пользоваться разными руками. Психологически
амбидекстры будут ближе к левору-ким, а смешаннорукие — к праворуким.
Вероятность возникновения проблем в процессе обучения будет максимальна у
смешанноруких, а минимальной — амбидекстров.
После того как будут получены 4 окончательных показателя и выявлены ведущие
рука, нога, глаз, ухо, можно вывести общий тип профиля функциональной
сенсомоторной асимметрии, то есть определить наличие левого или правого
4
59
предпочтения по всем показателям. Для этого рекомендуется воспользоваться
следующей схемой: если все 4 показателя «правые» или 3 из них «правые», то можно
говорить о правом типе профиля; если 4 или 3 показателя «левые» — о левом типе,
если 4 или 3 «симметричные» — о симметричном типе профиля, все остальные —
смешанный тип профиля.
Однако при этом следует обратить внимание на то, что по этой схеме ребенок с
ведущей левой рукой, но правыми ведущими глазом, ухом и ногой будет иметь правый
тип профиля. Люди, имеющие смешанный тип профиля, в зависимости от числа левых
и правых признаков будут по своим психофизиологическим особенностям ближе либо
к группе людей с левым типом профиля, либо — с правым типом профиля.
Приложение 2. Конспекты занятий по развитию зрительного, тактильного и
слухового восприятия
Уже отмечалось, что большинство детей при восприятии имеет некоторое
преимущество только одного канала: либо зрительного, либо слухового, либо
тактильного. Если не работать с этой ситуаций, то ребенок все более и более будет
развивать сильный канал (поскольку именно его будет задействовать в любой
деятельности), тогда как остальные будут слабеть.
Задача воспитателя состоит в том, чтобы развивать у ребенка все типы восприятия.
Наиболее эффективным приемом для этого будет опора на сильный канал и
тренировка более слабых. Именно поэтому родители в индивидуальных занятиях со
своим ребенком могут начинать работу с того канала, который у ребенка более развит,
а на его основе усиливать остальные. Ниже предложены групповые занятия для детей
детского сада, которые каждый родитель может, немного изменив, применить в
индивидуальных занятиях со своим ребенком. Эти занятия невозможны со всей
группой детей, поэтому следует делить большую группу на подгруппы.
«Волшебный мешочек» — 1
Дети сидят на ковре кружочком или сидят за индивидуальными столиками. Перед
каждым ребенком в группе лежит свой «Волшебный мешочек» (его могут помочь
собрать родители). Взрослый сообщает, что у каждого в мешочке лежит свой набор
предметов. Мешочек называется волшебным потому, что предметы, которые там
находятся, все время
60
меняются. Чтобы достать какой-нибудь предмет, его сначала нужно научиться
называть четко по слогам, а затем найти на ощупь.
Затем взрослый спрашивает, все ли дети знают, что такое зеркало. Конечно, они
отвечают положительно. Тогда он спрашивает, а все ли могут повторить это слово
четко? И вместе с детьми четко произносит это слово по слогам: «Зер-ка-ло». После
этого он говорит: «Сейчас я скажу „раз", и вы засунете руку в свой мешочек и, не
глядя, попытаетесь среди разных предметов, которые там находятся, нащупать
зеркало. Однако вы его не вынимайте до тех пор, пока я не скажу „два". Тогда вы его
достанете, и мы сравним, чем отличаются или чем похожи зеркала из разных
мешочков».
Взрослый дает команду «раз», и дети начинают нащупывать зеркало. Взрослый следит
за тем, чтобы все дети смогли найти предмет, но пока не доставали. Затем он дает
вторую команду «два», и дети достают предмет. Взрослый предлагает детям,
вынувшим зеркало из мешочка, выходить парами перед оставшимися детьми и
сравнивать предметы, сообщая различные и одинаковые характеристики.
Когда пара закончит свой описание-анализ, другие дети или воспитатель могут
дополнить их рассказ. Затем выходит другая пара, и вновь происходит сравнение.
Когда словесные характеристики закончатся, можно предложить закрыть глаза и
представить свое зеркало. В это время взрослый собирает зеркала и мешочки и
предлагает детям нарисовать любое из понравившихся им зеркал. После того как
рисунки будут сделаны, можно обменяться мнениями о том, все ли детали были
нарисованы, и вновь сравнить с реальными зеркалами. На этом занятие заканчивается.
Подобные занятия наиболее эффективны для 3—4-летних детей. Но они полезны и для
семилетних. Чем младше дети, тем меньше группы участников. Для трехлетних
оптимальна группа из 3—4 детей, для семилетних — из 7—8. Предметы, которые
обсуждаются на занятии, должны входить в список предметов, которые осваиваются
детьми соответствующего возраста по программе детского сада. Например, при
освоении понятия «посуда» в мешочек можно положить кукольную пластмассовую
посуду и попросить детей на ощупь достать
60
только то, что принадлежит посуде. При освоении понятия «школьные
принадлежности» детьми подготовительной группы можно положить в мешочек
ластик, карандаш, линейку.
В мешочке, в зависимости от возраста детей, должно содержаться разное число
предметов. Так, если для 3—4-летних детей достаточно 3—5 предметов, то для 7летних детей можно положить 10—12 предметов. Подобные занятия можно проводить
1 раз в две недели.
При проведении таких занятий важна последовательность действий: произнесение
слова, поиск его на ощупь, зрительное сравнение, зрительное воображение, рисование
по памяти, сравнение с образцом.
«Волшебный мешочек» — 2
Дети так же сидят кружком на ковре. Перед каждым ребенком лежит свой
«Волшебный мешочек». Взрослый сообщает, что сегодня они будут играть в
иностранцев. Они приехали из другой страны и не умеют говорить по-русски. Чтобы
вызвать у детей настрой на точное выполнение правил игры, можно каждому легонько
завязать рот его шарфом. После веселого провязывания шарфов или платков взрослый
сообщает, что он сейчас каждому покажет карточку, на которой нарисован
определенный предмет, а затем его нужно будет найти в «Волшебном мешочке» по
команде «раз». Потом на счет «два» нужно достать предмет и тут же спрятать его в
пустой мешочек, который также лежит рядом с «волшебным». Затем на счет «три »
следует отдать свой мешочек воспитателю.
Воспитатель передает мешочки детям таким образом, чтобы каждый получил новый
для него мешочек. И дает им следующую инструкцию: «Попробуйте узнать, что за
предмет лежит в вашем мешочке, но не доставайте его. Вы возьмете бумагу и
карандаш и нарисуете его. Затем я буду подходить к каждому по очереди, и вы будете
называть его и показывать всем его и свой рисунок».
Подобные занятия сложнее, поэтому их лучше проводить на детях старше пяти лет, в
группах по 5—8 человек. Все остальные комментарии такие же, как и к первому типу
занятий.
61
«Угадай, что это?»
Воспитатель сообщает, что сейчас все будут играть в игру «Угадай, что это?» Каждый
получит свою карточку с изображением предмета, которую нужно внимательно
разглядеть, а затем перевернуть, чтобы никто не увидел, что там нарисовано. Затем
каждому задаются пять вопросов, на которые нужно точно ответить. Нельзя только
задавать вопрос «что это?» По ответам дети догадываются, что за предмет нарисован
на карточке, и каждый, не говоря вслух, рисует предмет. Чем точнее ответы, тем
быстрее будет разгадка. Нужно так играть, чтобы и не подсказать, но и точно ответить
на вопрос. Выиграет тот, кто точно угадает больше предметов». Затем воспитатель
говорит, что вопросы задают дети, которые сидят рядом с тем, чья карточка
отгадывается. Так каждый по очереди задаст вопрос и каждый сможет ответить на
вопросы. Но выслушивают ответ все, и рисуют рисунки тоже все. Рисунки нужно
рисовать один под другим, чтобы не спутать ответы.
Первый раз воспитатель помогает детям задавать вопросы. Когда дети освоятся, они
задают их сами, а воспитатель только направляет и поправляет их. Для проведения
этой игры могут быть предложена следующая последовательность вопросов:
• Это живое или неживое?
• Какого цвета предмет?
• Какого он размера?
• Что он делает или что с его помощью делают люди?
• Где он живет или где он находится?
Когда все дети зададут вопросы, воспитатель начинает спрашивать ответы. При этом
сначала дети говорят первую отгадку. Потом воспитатель предлагает ребенку,
карточка которого отгадывается, показать ее. Все сравнивают свой рисунок с тем,
который был на карточке. Затем угадывается следующий рисунок и так до конца.
При первом занятии можно не использовать дополнительных подкреплений. Но для
повышения желания работать за каждый правильный ответ ребенок может получать
какую-нибудь фишку (звездочку, красный кружок и т.д.). Затем под-считывается число
фишек — угаданных ответов.
62
Это занятие рекомендуется проводить с детьми 6—7 лет в подгруппах по 5 человек.
Задача воспитателя состоит в том, чтобы дети не называли вслух отгаданные
предметы. Если все же дети так будут делать, то следует сказать, что каждый должен
подумать сам, а не ориентироваться на подсказку, поскольку, возможно, она
неправильна. Все остальные комментарии такие же, как и к первому типу занятий.
Вариации на подобные темы могут быть самыми разнообразными. Например, на улице
во время прогулки кто-то из детей держит руки за спиной. Ему вкладывают предмет,
который он должен угадать на ощупь. В одном из вариантов этот предмет нужно
назвать, в другом — показать на подобный вокруг него. Во всех подобных играх
необходимо сочетание различных чувственных образов.
Приложение 3. Конспекты занятий по развитию эмоциональной
сферы
Эмоциональный интеллект — это умение понимать эмоции других, передавать
словами собственные эмоциональные переживания и, наконец, владеть своими
чувствами. Каждый из этих аспектов лишь частично удается ребенку к семи годам и
крайне труден для выполнения детям в более ранний период времени. В то же время
работа по развитию эмоциональной сферы может существенно улучшить как общее
развитие ребенка, так и скорректировать те проблемы, которые могут возникнуть у
него вследствие физиологических и психологических особенностей развития.
Наиболее полезны эти занятия для детей с наличием левых признаков в профиле.
Умение владеть собственными эмоциями, а также способность вовремя предупреждать
взрослых о своих эмоциональных переживаниях позволят им лучше адаптироваться в
процессе пребывания в детском саду, так и при поступлении в школу.
Предлагаемый в данном приложении цикл занятий рассчитан на детей
подготовительной группы детского сада. Каждое из занятий проводится в течение
15—20 минут со всей группой детей. Одно занятие проводится один раз в неделю.
Желательно сохранять предлагаемую последовательность тем.
Задачами цикла является научить детей называть свои эмоции, понимать
эмоциональное состояние другого человека, адекватно вести себя с другими людьми и
снимать собственные негативные эмоции социально приемлемыми способами.
Занятия могут проводить воспитатели в детском саду и родители самостоятельно дома.
Важно помнить при этом, что
62
мы не столько обучаем ребенка, сколько даем ему возможность рассказать о своих
переживаниях. Именно поэтому, начиная в детском саду подобные занятия, следует
предупредить об этом родителей, раздать темы и содержание занятий и попросить их
также поговорить с детьми о чувствах. Подобное взаимодействие детей, родителей и
воспитателей будет наиболее продуктивным.
Занятия проводятся со всей группой детей, которые рассаживаются в кружок на ковре
или на стульчиках. Воспитатель располагается вместе с детьми в круге.
Занятие 1. «Радость, смех, веселье»
Цель: научить ребенка опознавать эмоции радости у себя и других, регулировать свое
веселье в зависимости от ситуации.
Описание. Воспитатель начинает занятие с вопроса: «Вы знаете, как выглядит
веселый человек? Покажите мне».
Дети активно демонстрируют эмоцию. А воспитатель продолжает: «Посмотрите
внимательно друг на друга. Что происходит со ртом во время радости?» Кто-то
отвечает, что он улыбается. Задача воспитателя максимально уточнить, что значит
«улыбается». При этом можно задавать дополнительные вопросы:
• Рот становится длиннее или короче?
• Появляются ли складочки в уголках?
После этого он обобщает: во время улыбки губы удлиняются, а в уголках рта
появляются складочки.
Затем следует новая серия вопросов о других частях лица, которые меняются или не
меняются во время смеха:
• Что происходит со щеками?
• У некоторых на щеках появляются ямочки?
• А что происходит с волосами?
• А что происходит с бровями?
• А что происходит с глазами?
• Появляются ли в глазах искорки?
Дети могут отвечать на все вопросы воспитателя «да». Когда ответ неверен,
воспитатель может сказать: «Ну-ка
63
засмейтесь и потрогайте свои брови и волосы. Они двигаются? А посмотрите на
других. Они меняются?»
Из ответов детей воспитатель делает вывод: при хорошем настроении у нас особенно
меняется рот, щеки и глаза. Рот и щеки участвуют в улыбке, а глаза искрятся смехом.
Затем он показывает фотографии или рисунки детей (можно фотографии тех детей,
которые участвуют в занятии) и просит сказать, на каких фотографиях есть радость
или веселье, а на каких — нет. Дети с удовольствием опознают радостные эмоции на
предъявленных изображениях.
Далее воспитатель продолжает: «Вы уже знаете, что в каждом обществе есть правила.
Эти правила говорят о том, что хорошо делать, а что — плохо. Скажите, а смеяться
всегда хорошо?» В ответ от детей можно услышать самые разные предположения от
«да» до «нет», так как дети не знают области применимости веселья. Тогда
воспитатель продолжает: «Когда бабушка или мама устала и спит, можно весело
смеяться рядом с ней, если вам весело?» Часть детей уже сможет сказать, что плохо
смеяться, когда рядом спит человек.
Важно обсудить с детьми варианты возможного поведения в этой и других подобных
жизненных ситуациях. Можно уйти в другую комнату, можно выйти на улицу, в конце
концов это можно сделать не во весь голос, а тихо-тихо. Тут можно предложить детям
посмеяться тихо-тихо: «Кто сможет это сделать тише других?»
Далее можно продолжить: «А на празднике, когда всем весело, можно громко
смяться?» Смущенные дети уже не будут легко отвечать на вопрос. Могут раздаться
неуверенные «да». Скорее всего, воспитатель услышит одновременно разные ответы.
Тех, кто ответил правильно, можно попросить обосновать свою точку зрения
(например, в этом случае мы никому не мешаем, а потому можем громко смеяться).
Далее детям предлагается вспомнить случаи из их жизни, в которых можно было
смеяться и в которых — нельзя. Обобщая эти ситуации, воспитатель напоминает
детям, что, когда нам весело, мы должны думать о том, что происходит вокруг, не
помешает ли наша эмоция другим людям.
64
Занятие 2. «Грусть, печаль, плач»
Цель: научить опознавать грусть и печаль и вести себя в соответствующей ситуации.
Описание. Воспитатель начинает занятие словами: «А вы знаете, как выглядит
грустный человек? Покажите мне». Дети с готовностью изображают грусть на лице, а
воспитатель просит их пощупать свое лицо и сказать, какие части лица участвуют в
этом поведении. Дети вряд ли смогут ответить. При грусти нет таких явных признаков,
которые можно уловить на своем лице, как при радости. Тогда воспитатель предлагает
посмотреть на других и ответить на вопросы:
• Есть улыбка на губах?
• Есть ямочки на щечках?
• Есть искорки в глазах?
Большинство детей уверенно ответит «нет». Воспитатель говорит, что при грусти на
лице нет радости, но как можно отделить грусть от других эмоций? И предлагает
посмотреть на всю фигуру:
• А как выглядят плечи? (Они опущены.)
• А голова опущена или поднята вверх? (Склонена вниз.) Обобщая ответы,
воспитатель говорит, что грусть человека
выдает вся его поза. Мы можем сказать, что человек — понурый. Воспитатель
попросит детей изобразить «понурую» позу. Дети, стоя или сидя, изображают
грустных людей.
Далее воспитатель показывает фотографии или картины, на которых изображены
люди с разными эмоциями, и просит детей указать на те, где представлена грусть.
После этого взрослый спрашивает: «А как следует поступать, если грустно... маме?
папе? другу?».
Сначала следует выслушать мнения детей, затем обобщить: «Когда грустно маме, ее
можно погладить или обнять. Когда грустят взрослые, у них лучше ничего не
спрашивать, к ним можно просто прижаться, выражая свое сочувствие. У них слишком
сложные заботы, которые ребенок может не понять, но его проявление сочувствия
облегчит взрослому переживание. Если же взрослые скажут, что они заняты, то, скорее
всего, они не грустят, а озабочены. Тогда можно пойти и тихонько поиграть самому.
Если грустно другу, то у него
64
можно спросить, что случилось. И возможно, мы сможем ему помочь».
Далее детям предлагается рассказать о том, какие ситуации с грустью случались у них
дома, а также с друзьями.
Обобщая высказывания детей, взрослый напоминает, что поведение со взрослыми и с
детьми во время грусти различно.
Занятие 3. «Любовь»
Цель: научить тому, что любовь всегда предполагает заботу о другом.
Описание. Воспитатель начинает занятие следующим образом: «Мы уже с вами
говорили о том, как выглядят радостные и грустные люди. Ну-ка, на счет „раз"
покажите мне радость, а на счет: „два" — грусть». Дети демонстрируют эмоции под
команды взрослого, затем он продолжает: «Все вспомнили, как выглядят эти эмоции.
А как мы узнаем, что человек нас любит? Что можно увидеть на лице у мамы, папы,
бабушки или дедушки, когда они вас любят? Покажите, как вы выглядите, когда
любите». Дети показывают, как выглядит человек, когда он любит. При этом
воспитатель поощряет детей пощупать лицо, посмотреть на других детей, вспомнить
лица родителей. Кто-то может сказать, что у любящего человека на лице улыбка, но
кто-то ответит, что — лицо, как при грусти.
Большинство детей оказывается в недоумении, так как они не знают, как назвать
отличие. Они, безусловно, различают эмоцию в реальной жизни, но не знают, как
описать то, что происходит. Тогда воспитатель приходит на помощь и говорит:
• Любящий человек к вам наклоняется или нет?
• Он смотрит вам в глаза?
• Он прикасается к вам?
• Он вас обнимает?
• Он вас целует?
• Он вас гладит?
• Он может посадить на колени?
• Его голос резкий или мягкий?
После того как дети легко положительно ответят на вопросы, воспитатель вновь
просит желающих повторить, как вы
65
глядит любящий человек, проявить поведение любящего к сидящим рядом.
Желательно поощрять детей проявлять любовь не только к друзьям. Детям
предлагается повернуться к тому, кто сидит рядом, и в паре показать, как можно
проявлять взаимную любовь. Если кто-то захочет поменяться местом, чтобы быть
рядом с другом, воспитатель может сказать, что после занятия каждый сможет
проявить любовь к друзьям, но сейчас все учатся проявлять любовь к другим людям.
Затем он продолжает беседу: «Любовь заключается не в словах о том, что кто-то когото любит, а в том, что человек делает. Это называется заботой. Часто люди говорят,
что любят, но ничего для этого не делают: они не заботятся о том, кого любят. Но
бывает и так, что человек не говорит о любви, но заботится о других. Давайте
вспомним, как заботятся о вас родители?»
Чтобы ответы детей были по существу, воспитатель задает дополнительные вопросы:
• Кто в семье зарабатывает деньги?
• Кто готовит еду?
• Кто стирает и гладит?
• Кто укладывает спать?
• Кто отводит в детский сад?
• Кто гуляет с вами?
• Кто покупает одежду и еду?
В последнее время появилось много детей, которые понимают под любовью только
подарки. Когда они будут говорить о том, что родители покупают подарки, стоит
подчеркнуть, что подарки бывают по праздникам, а любовь — это та постоянная
забота, которая окружает каждый день, иногда даже не замечается и включает
безопасность ребенка и обеспечение его развития.
Следующим вопросом будет: «А как вы заботитесь о маме или папе?»
Стоит сразу же выделить ответы, которые начинаются словами: «Я покупаю...».
Воспитатель подчеркивает, что ребенок не может заработать деньги сам. Поэтому все
покупки делаются на деньги родителей, даже если некогда родители подарили эти
деньги детям. Конечно, можно подарить маме цветы на день ее рождения на те деньги,
которые собирал и не тратил
66
на себя. Но это — редкое событие. А забота — это собственный ежедневный труд.
Что можно сделать, чтобы родители, бабушка или дедушка поняли, что вы их любите?
Следует направить рассуждения детей на то, что, когда они убирают игрушки в своей
комнате, помогают убирать квартиру или моют посуду, они заботятся о своих близких.
Они могут выучить стихи или песню к празднику и подарить их родителям, они могут
посидеть дома, так чтобы мама спокойно сходила в магазин.
Акцент занятия делается именно на способности ребенка заботиться о близких, а не
только пользоваться их заботой. Поэтому предлагается вспомнить, кто и как это делал
в последнее время. Желающие могут рассказать, как они заботятся. Если есть
возможность, лучше поощрить к этому каждого ребенка. Только в этом случае занятие
может иметь практический результат.
Занятие заканчивается обобщением: любовь проявляется в заботе, а не в словах о
любви.
Занятие 4. «Злость»
Цель: научить опознавать злость, снимать напряжение социально приемлемым
способом.
Описание. Воспитатель начинает занятие вопросом: «Скажите мне, пожалуйста, вы
когда-нибудь злились?» Скорее всего, дети ответят «да».
Следующий вопрос: «Как выглядит тот, кто злится?» Это простой вопрос, и все дети
легко изобразят эту эмоцию. Тогда воспитатель спрашивает: «Что происходит с лицом
при этом? Ощупайте свое лицо». Дети трогают свое лицо, смотрят на других, но вряд
ли они смогут назвать словами то, что происходит с лицом.
Можно помочь им наводящими вопросами:
• Лицо напряжено или расслаблено?
• Тело напряжено или расслаблено?
Следовательно, обобщает воспитатель, отличие этой эмоции заключается в
сильнейшем напряжении, которое испы
66
тывает человек. Затем он спрашивает у детей: «Вспомните, почему злились вы сами
или ваши знакомые?» Поскольку у большинства детей богатый опыт такого
поведения, они смогут привести примеры. Воспитатель только обобщит: люди злятся
тогда, когда что-то происходит не так, как они хотят. Например, дети могут злиться,
потому что родители не покупают им то, что хочется, или потому что другой ребенок
не дает игрушку.
Затем он спрашивает: «Как ведет себя затем тот, кто злится?» Наверняка кто-то
скажет, что могут отобрать игрушку, начать драться, кричать, плакать.
Тогда возникает следующий вопрос: «Захотят ли в следующий раз дети играть с тем,
кто злится? Вам нравится играть со злым человеком?» Большинство детей ответит
отрицательно. Лучше попросить их обосновать ответ, например, словами, что никто не
захочет, чтобы вновь возникла драка, были крики или плач. Тогда воспитатель
спрашивает: «А что нужно делать, если что-то происходит не так, как хочешь?
Давайте рассмотрим примеры. Что нужно делать, если тебе не дают игрушку?»
Из разных вариантов ответа воспитатель выбирает конструктивные и
неконструктивные. В случае неконструктивных ответов он задает дополнительные
вопросы: «Что будет после того, как вы отберете игрушку?» Если это не прозвучит в
ответах, то воспитатель подчеркивает, что, безусловно, воспитатель или родитель
заберет ее и передаст тому, у кого вы отобрали. Более того, потом никто не захочет
играть с таким ребенком.
Затем можно спросить у желающих, когда и почему они злились и как вышли из
ситуации. Если ребенок только рассказывает о том, как злился, но не предлагает
конструктивного выхода, можно спросить у других детей, как лучше поступить в этом
случае. Если и здесь дети не дадут ответа, то воспитатель может предложить свой,
сказав, что он поступил бы в этой ситуации так, чтобы договориться с другим, а не
злиться.
Все позитивные ответы воспитатель обобщает словами: «Когда кто-то не делает так,
как нам хочется, нужно попытаться договориться с этим человеком. Например, когда
67
ребенок играет игрушкой, которую хочу я, можно попытаться поменяться с ним
игрушкой или подождать, когда он наиграется ею, а потом попросить еще раз. Но
можно просто предложить тому ребенку совместную игру, при которой нужно будет
обмениваться игрушками».
Далее воспитатель продолжает: «Но злость можно использовать и по-другому.
Попробуйте изо всех сил разозлиться. Напрягите все тело и держите это напряжение.
Не расслабляйтесь. Напрягаемся, напрягаемся. А теперь медленно опускаем плечи,
руки, расслабляем каждую частицу тела. Вы чувствуете, как напряжение спало и вам
стало очень спокойно. Если в следующий раз вы начнете злиться, попробуйте так
напрячься, а потом расслабиться. Вы почувствуете, как вся злость уйдет. Это значит,
что вы научились владеть своими чувствами. Попробуйте сами и научите этому своих
близких.»
Занятие 5. «Стыд и вина»
Цель: научить различать эти чувства и исправлять ошибки, если сделал что-то
неверно.
Описание. Занятие можно начать с повторения того, что уже было пройдено.
Воспитатель говорит: «Мы с вами разбирали разные чувства, которые испытывают
люди. О чем мы уже говорили?» Затем он достает фотографии с разными эмоциями и
предлагает детям назвать их. Если нет соответствующих фотографий, то можно
предложить желающим по очереди изобразить эмоцию, которую другие дети отгадывают.
Вслед за этим воспитатель говорит, что есть еще другие переживания. Например,
знают ли дети, что такое вина и стыд? Безусловно, он услышит утвердительные
ответы. Тогда он может спросить: «Чем отличаются стыд и вина?» 6-летние дети вряд
ли смогут ответить на этот вопрос. Вопрос нужен для того, чтобы вызвать у них
внимание к собственным переживаниям. После попыток детей ответить на вопрос
воспитатель говорит, что при стыде человеку неприятно, что другие люди узнают о
том, что он поступил плохо, а при чувстве
67
вины мы испытываем угрызение совести, даже если никто не знает об этом.
Следующий вопрос: «А что нужно сделать, чтобы перестать испытывать эти
неприятные чувства?» Чтобы помочь ответить на этот сложный вопрос, взрослый
помогает: «Мы испытываем чувство вины или стыда, если сделали кому-то плохо.
Люди не могут не делать ошибок, потому что правильному поведению нужно учиться.
Не всегда обучение происходит с первого раза. Но нужно исправлять ошибки и
обязательно извиниться. Какими словами люди извиняются?» Скорее всего, на этот
вопрос дети смогут ответить:
— Прости, пожалуйста, я буду более внимательным.
— Извини, пожалуйста, я постараюсь сейчас все исправить.
Дети могут продолжить этот ряд. Затем воспитатель обращается ко всем: «Кто хочет
рассказать о том, как ему было стыдно или он чувствовал себя виноватым, и как
можно было извиниться в этом случае?» Выслушивается не только рассказ ребенка о
том, что произошло, но и рассматривается то, как была разрешена ситуация и как
лучше было ее разрешить.
Дети этого возраста еще настолько непосредственны, что готовы обсуждать эту тему,
особенно после того, как кто-то начнет. Однако если почему-то в группе дети
откажутся говорить на эту тему, воспитатель может предложить обсудить наиболее
типичные ситуации, когда
случайно что-то было разбито (следует помочь убрать осколки, извиниться); S ребенок
обманул взрослого и не знает, как выйти из ситуации (подойти признаться во всем и
извиниться); •/ что-то было испорчено и т.д. (извиниться и помочь исправить).
Заканчивается занятие итогом: «Итак, ребята, теперь вы знаете, что чувство стыда
человек испытывает, когда боится, что другие узнают о его плохом поступке. Чувство
вины возникает тогда, когда нас мучают угрызения совести за совершенный проступок
вне зависимости от того, узнает об этом кто-нибудь или нет. Чтобы избавиться от этих
неприятных чувств, нужно извиниться перед человеком, которому мы нанесли вред, и
попытаться исправить ошибку.»
68
Занятие 6. «Благодарность» Цель: научить благодарить.
Описание. Занятие начинается с вопросов: «Вы получали когда-нибудь подарки? Что
вы чувствовали при этом?» Запаса слов ребенка этого возраста хватает обычно, чтобы
сказать, что ему было хорошо. Воспитатель подчеркивает, что есть особое слово,
которое описывает возникающие в этой ситуации чувства, — благодарность. Далее он
продолжает: «Давайте повторим все вместе: „благодарю". Слышите, что звучит в этом
слове: благо и дарю? То есть мы хотим ответить добром на доброе дело другого
человека. Мы испытываем благодарность не только тогда, когда кто-то сделал нам
подарок, но и при любой заботе о нас. Что обычно вы говорите, когда кто-то делает
вам подарок?» Более вероятно, что послышится ответ: «Спасибо». Тогда можно
спросить: «А какими словами еще можно поблагодарить человека?» Скорее всего, это
вызовет затруднение у детей. Выждав небольшую паузу, чтобы дети почувствовали
это отсутствие знаний о других возможностях, воспитатель предлагает несколько
вариантов ответов:
• Я благодарю тебя.
• Мне очень приятно.
• Спасибо большое.
Потом воспитатель говорит: «Сейчас мы потренируемся произносить слова
благодарности. Представьте, что вы дома или в детском саду пообедали, встаете из-за
стола. Что вы скажете маме или воспитателю?» Скорее всего, дети привычно ответят:
«Спасибо». Воспитатель может сказать: «Замечательно. Но вы только что услышали
другие способы. Как можно по-другому поблагодарить в этом случае?»
Воспитатель продолжает краткие ответы детей: ■/ Спасибо большое. Было очень
вкусно. •/ Милая мамочка, мне было очень вкусно. S Какой сегодня был замечательный
обед! Спасибо.
Далее воспитатель продолжает: «Но мы благодарим не только в этом случае.
Представьте, что вы зашли с мамой или папой в автобус, трамвай или метро. Кто-то
встал и уступил вам место. Как следует поблагодарить этого человека?» К сожалению,
многие дети вслед за родителями этого никогда не делали. Если
69
после вопроса воспитателя сохранится недоуменная пауза, то он говорит: «Человек,
уступивший вам место, сделал доброе дело. За это обязательно надо благодарить
словами „большое спасибо", „мы вас благодарим". Давайте попробуем. Сейчас я вас
посчитаю. Те, у кого будет первый номер, встают. Затем те, у кого второй номер,
уступают свое место первым номерам. Первые номера благодарят за это. Затем
меняемся местами».
Воспитатель пересчитывает детей. Если кому-то не хватает пары, то воспитатель
играет роль второго номера. Все дети учатся уступать место и говорить слова
благодарности.
Далее воспитатель спрашивает детей о других ситуациях, в которых необходимо
говорить добрые слова. Лучше спросить всех детей подряд, чтобы не произошло так,
что кто-то один участвует в разговоре, а все остальные молчат. Если у ребенка
возникает затруднение, воспитатель может подсказать вариант ситуации: кто-то помог
открыть дверь в подъезд, мама помогла убрать игрушки, кто-то помог найти
потерявшуюся рукавицу, кто-то дал игрушку поиграть и т. д.
Заканчивается занятие итогом: «Люди живут вместе, они часто делают друг другу
добро. В ответ на доброе дело вежливый человек всегда говорит слова благодарности.
Давайте поблагодарим друг друга, что нам так хорошо было на этом занятии».
Позвольте детям проявить их благодарность.
Занятие 7. «Зависть»
Цель: показать неэффективность зависти и научить радоваться за другого.
Описание. Воспитатель начинает занятие вопросом: «Вы знаете, что такое зависть?»
Скорее всего, дети ответят «да». Затем воспитатель продолжает: «Вспомните, когда
люди завидуют?»
Скорее всего, дети попытаются сказать, что завидуют тогда, когда кто-то имеет то, что
не может и не имеет другой. Если попытки сформулировать эту мысль не будут
удачными, воспитатель сам коротко проговаривает ее. Затем он обращается к
собственному опыту детей: «Вспомните, когда вы кому-то завидовали, когда видели,
как кому-то покупают красивую игрушку, которой нет у вас».
69
Когда желающие будут рассказывать о подобных ситуациях, воспитатель обращает
внимание на те чувства, которые охватывали ребенка: что ему при этом хотелось
сделать и чем закончилась ситуация? В каждом детском воспоминании он
подчеркивает, что у ребенка возникали либо грусть, либо злость. Затем воспитатель
спрашивает о том, чем же все закончилось? Скорее всего ребенок вспомнит о чем-то
положительном, когда ситуация поменялась и произошло какое-то приятное событие.
После того как несколько детей расскажут о своих воспоминаниях и в них будет
подчеркнуты эти неприятные чувства, можно обобщить, что зависть порождает
тяжелые, неприятные чувства, которые не помогают исправить ситуацию.
Далее воспитатель напоминает детям ситуацию с девочкой из сказки В. Катаева
«Цветик-семицветик», когда девочка загадала, чтобы все игрушки на свете стали ее, и
этими игрушками наполнилась квартира, и улица, а они все прибывали и прибывали.
Потом он задает вопрос: «Когда вы играете в детском саду или дома, вы играете сразу
всеми игрушками или нет?» Скорее всего, дети ответят отрицательно. Действительно,
подтверждает воспитатель, мы можем играть только несколькими игрушками.
Затем он может спросить: «Вспомните, когда вам кто-то последний раз дарил игрушку,
долго ли вы ею играли? Или вам снова хотелось иметь другую игрушку?» Какими бы
ни были ответы детей (они, скорее всего, будут разными), воспитатель обобщает, что
часто нам очень хочется иметь какой-то предмет, но как только он оказывается у нас в
руках, интерес к нему пропадает. Зато нам всегда интересно играть с другими детьми,
часто даже без игрушек, потому что вместе мы можем придумать любую игру.
Далее можно спросить: «Если ребенку подарили новую игрушку, он становится от
этого лучше?» Это — неожиданный вопрос для детей. Он вызывает замешательство и
неуверенные отдельные утвердительные ответы. Тогда воспитатель говорит: «Человек
становится более знающим, если он читает, он становится более умелым, если
обучается, но он не меняется от того, что кто-то что-то дарит ему. Поэтому и
завидовать бессмысленно: зависть порождает плохие чувства, но не меняет человека.
70
Но когда кто-то получает подарок, мы можем за него порадоваться — ведь у него
сейчас хорошее настроение. Это означает, что мы можем пригласить его вместе
поиграть и разделить вместе с ним его радость. А сейчас пусть каждый из вас
расскажет о каком-нибудь случае, когда ему подарили что-то очень приятное. А мы
все вместе испытаем радость за него».
Желающие рассказывают о подарках. После каждого сообщения воспитатель
обращается к группе: «Давайте порадуемся, что у ...(имя ребенка) есть такая
замечательная вещь. Мы искренне похлопаем ему в ладоши».
Занятие заканчивается словами: «А теперь порадуемся, что мы побывали на таком
приятном занятии. Похлопаем друг другу».
Занятие 8. «Сочувствие»
Цель: подчеркнуть важность сочувствия и обучить некоторым способам его
проявления.
Описание. Занятие начинается с воспоминаний о том, какие чувства уже были
разобраны на занятиях. Затем воспитатель говорит: «Сегодня мы будем разбирать
необычное чувство. Оно называется „сочувствие". Скажите, пожалуйста, что мы
имеем в виду, когда говорим: „Я тебе сочувствую?"»
Конечно, дети знают, что это такое, но не смогут объяснить. Вопрос задается именно
для того, чтобы детям захотелось узнать, как можно назвать это переживание.
Воспитатель говорит: «Когда мы говорим: „Я тебе сочувствую", — мы хотим
сообщить другому человеку, что мы переживаем вместе с ним, мы знаем, как ему
тяжело, и готовы его поддержать. Вспомните, когда к вам в вашей семье проявляли
сочувствие, например, как вели себя родители, когда вы болели?»
Это сложная тема, так как есть семьи, где не проявляется сочувствие. Поэтому
дополнительные вопросы должны быть осторожными. Тем не менее большинство
детей знает, как заботятся о них близкие во время болезни, как мама или бабушка
перевязывает палец, если он порезан.
Затем воспитатель задет вопрос: «А как и когда вы сами проявляли сочувствие дома
или по отношению к друзьям? Как
70
можно посочувствовать маме, когда она жалуется, что устала? Как можно
посочувствовать другу, если он ушибся?» Дети вспоминают о подобных ситуациях, а
воспитатель обращает их внимание на то, что сочувствие проявляется и в добрых
словах, и в добрых делах. Когда ребенок рассказывает о том, как он погладил маму,
когда она пожаловалась на усталость, можно обратиться ко всем: «Что можно еще
сказать?» И предложить совместно несколько вариантов:
• «Мамочка, иди ложись, а я тихо посижу рядом»;
• «Милая мама, я тебя так люблю. Могу я тебе чем-нибудь помочь?»
Затем следует подчеркнуть, что свои обещания нужно обязательно выполнять. Если
мама легла, ребенок должен играть тихо, чтобы ее не будить. Если в данный момент
она о чем-то попросит, то он должен это сделать, поскольку только в этом и
проявляется сочувствие.
И вновь желательно, чтобы каждый ребенок рассказал о своем опыте, а все остальные
предлагали новые варианты сочувствия. Если кто-то будет повторять уже сказанное,
то не следует его прерывать: в этом возрасте повторение упрочивает запоминание.
Однако в том случае, когда дети идут только по одному образцу или когда очередной
ребенок замешкался, воспитатель может предложить новый вариант ситуации: как
можно посочувствовать папе, бабушке, дедушке и т.д.
Закончить занятие можно словами: «Когда мы проявляем сочувствие, мы
одновременно помогаем и другому человеку, и себе. Другому мы облегчаем
неприятное переживание, потому что он понимает, что рядом с ним есть друг, который
готов помочь. Себе мы помогаем тем, что также приобретаем надежного друга».
Занятие 9. «Месть»
Цель: показать неэффективность мести и научить защищаться, не переходя на месть.
Описание. Воспитатель задает вопрос: «Вы знаете, что такое „месть"?» Возможны
разные варианты ответов в зависимости от того, из каких семей пришли дети в детский
сад.
71
В любом случае воспитатель обобщает реакции таким образом: «Когда говорят, что
кто-то мстит кому-то, то имеют в виду, что на злой поступок человек также отвечает
злым поступком. Например, если вас кто-то ударил, то и вы тоже ударили; если у вас
кто-то отобрал игрушку, то и вы у этого ребенка тоже отбираете игрушку. Вы так
поступаете?» Скорее всего, что раздастся много положительных ответов, поскольку
многих детей родители именно так и обучают поступать.
Далее воспитатель спрашивает: «Можно ли ударить ребенка или другого человека
просто так?» На этот вопрос будет однозначный ответ «нет». «Действительно, —
говорит воспитатель, — человек не имеет право делать так по отношению к другому
человеку. Такое поведение называется плохим и осуждается. Но что делать, если ктото ударил вас?» Выслушав любые ответы, он говорит: «Другой ребенок может ударить
вас нечаянно, например он сам падал и натолкнулся на вас. Или он кидал мяч кому-то,
но промахнулся и попал в вас. Как в этом случае лучше поступать?»
После такой подсказки большинство детей скажет, что драться не надо, но вряд ли
сможет предложить конструктивный вариант ответа. Воспитатель подчеркивает: «В
этом случае обидчик должен извиниться, а тот, кого ударили, должен принять
извинение. Если же кто-то специально набрасывается на вас, то вы, безусловно,
должны защищаться. Но как только обидчик перестал драться, вы также должны перестать это делать. Если же вы будете драться и бить его, когда он уже закончил драку,
то это уже будет не защита, а месть. Месть же плоха тем, что вы становитесь похожим
на того, кто поступает плохо. Если вы говорите себе: „Раз он сделал мне зло, то и я
буду злым по отношению к нему", — то вы становитесь вообще злым. Каждый
человек должен уметь защищать себя, но он должен и уважать себя. Вы же не будете
уважать злого человека? Значит, и вы не должны становиться злым.
А теперь разберем случай, когда кто-то вырвал из ваших рук машинку (куклу),
которой вы играли. Что нужно делать в этом случае?»
Нужно подчеркнуть в ответах, что можно вернуть свою игрушку, но нельзя затем
разрушать все, что сделал другой.
72
Можно только отстаивать свои права, но нельзя нарушать чужие права.
Более того, желательно об этом поговорить с родителями детей, которые не всегда
точно проговаривают, как надо поступать в подобных весьма трудных ситуациях, тем
более в настоящее время, когда существуют значительные споры между противниками
и защитниками частной собственности. Перевод ситуации уже на уровне детского сада
в правовое русло позволит упростить взаимопонимание между родителями разных
детей и воспитателями детского сада.
Лучший вариант, если на этом же занятии воспитатель предложит для разбора
конкретные ситуации в группе. Можно предложить детям самим сказать, как
правильнее было бы выйти из этих ситуаций.
Заканчивается занятие выводом: «Мы должны защищать себя. Но, защищая себя, мы
не должны мстить, то есть поступать так же плохо, как тот человек, который
попытался это сделать с нами.»
Занятие 10. «Наказание»
Цель: снять напряжение, которое формируется у ребенка при неадекватной системе
наказания дома, и научить его вести себя так, чтобы оно вновь не возникало.
Описание. Это одно из самых тяжелых занятий, поэтому лучше проводить его в конце
цикла, когда дети привыкнут к размышлению на тему чувств и поймут, что на
подобных занятиях окружающие не проявляют негативных эмоций друг к другу.
Воспитатель начинает занятие с вопроса: «Скажите мне, пожалуйста, вы знаете, что
такое „наказание"? Безусловно, дети ответят положительно. Тогда взрослый задает
следующий вопрос: «А что такое наказание?» Этот вопрос у детей вызовет большое
затруднение, поскольку практически они никогда не обсуждают подобное с
родителями. Можно будет услышать: «Это когда бьют» или «Когда мама кричит».
Воспитатель задает более простой вопрос: «А за что обычно наказывают детей?» И
слышит ответ, что детей наказывают за
72
плохое поведение. Тогда ему остается спросить: «Скажите, пожалуйста, а какое
поведение считается „плохим"?» В зависимости от типа семей, в которых живут дети
группы, можно будет услышать от «когда разбил что-нибудь» до «когда ругаешься»
или «когда возьмешь без спросу».
Далее воспитатель говорит: «Итак, плохое поведение состоит в том, что человек не
выполняет определенные правила. Например, нужно беречь вещи, а не бить их; нужно
помнить, что вокруг есть другие люди, которым мы можем мешать, других людей
нужно уважать, а не бить их. Но ребенок может не выполнять что-то просто потому,
что он еще не знает об этих правилах, или потому, что еще не очень умело научился
делать что-то, поэтому может испортить вещь. Когда человек поступает плохо по неосторожности, мы говорим, что он делает это нечаянно. Часто после таких нечаянных
поступков ребенка только предупреждают, что надо быть более аккуратным, учат, как
нужно поступать в этой ситуации, но не наказывают. Наказывают обычно тогда, когда
что-то делается намеренно. Наказание — это действие, которое взрослый выполняет,
чтобы изменить поведение ребенка. Что вы чувствуете, когда вас наказывают?»
Будет полезнее для детей, если воспитатель попросит ответить на этот вопрос каждого
ребенка. Он намеренно не спрашивает о методах наказания, чтобы не
дискредитировать отдельных детей в глазах сверстников. Но чувства у всех детей
примерно одинаковы, более того, говоря о них, ребенок снижает интенсивность
переживания.
Примерно половина детей может сказать «забыл», «ничего», «не знаю», «не помню»,
«не чувствую». Эти дети все знают, но для них осознание эмоции означает
эмоциональный разрыв с родителями. Поэтому они скрывают ее даже для себя. Другая
половина может сказать «плохо». Поскольку дети готовы повторять те слова, которые
до них были сказаны другими, то можно сначала предложить ответить на вопрос желающих, поскольку они обозначат словами свою эмоцию, а потом уже всех остальных.
Это позволит уменьшить число ответов «не знаю», а детям — сказать о своей эмоции и
тем самым сохранить целостность личности.
После прослушивания ответов воспитатель подводит итог: «Нам всем плохо во время
наказания». Затем он задает вопрос:
73
«Как вы думаете, что чувствуют ваши родители, когда вас наказывают?» Этот вопрос
для многих детей оказывается неожиданным и странным. Они никогда не думали об
этом. Они знают, что чувствуют сами, но им недоступна эмоция взрослого. Однако
наш опрос большинства родителей свидетельствует о том, что они чувствуют
бессилие, часто — жалость к ребенку. Более того, согласно представлениям
психологии, человек обычно кричит от своей боли. Поэтому можно сказать детям, что,
наверное, их родителям также плохо в этот момент. Но они могут узнать о чувствах
своих родителей, если захотят. Надо только в тот момент, когда мама или папа
спокойны, когда все хорошо, прижаться к ним и спросить, что они чувствуют в
ситуации наказания. Тогда можно будет поделиться своими чувствами с ними и лучше
понимать друг друга. Возможно, тогда и наказания будут реже. Закончить занятие
можно словами о том, что нужно чаще спрашивать других о чувствах и рассказывать о
своих чувствах, тогда люди точнее понимают друг друга.
Содержание
Введение........................................................................................3
Глава 1. «Рукость» и ее оценка.................................................6
Что такое «рукость»?..........................................................7
Что еще может быть «левым?».......................................10
Последствия переучивания..............................................14
Глава 2. Как определить асимметричные признаки
у ребенка.......................................................................18
Совокупный показатель асимметричных признаков.... 18
Пробы и опросники.........................................................21
Оценка типа профиля функциональной сенсомоторной асимметрии..................................................25
Стабильность и эффективность различных проб
для оценки латеральных признаков.................28
Глава 3. Распространенность левшества..................................30
Условия жизни и левшество...........................................30
«Левые» и «правые» признаки в разных профессиях.. 32 Левшество и
одаренность................................................34
Глава 4. Причины правшества и левшества............................37
Генетическая природа леворукости................................38
Гипотезы патологического происхождения
леворукости.........................................................40
Влияние внешних условий на формирование
асимметрии..........................................................42
74
Глава 5. Возрастные аспекты асимметрии..............................47
Сенсорная и моторная асимметрия
в раннем детстве.................................................48
Развитие взаимосвязей левого и правого полушарий
мозга.....................................................................50
Эмоции и асимметрия у ребенка...................................51
Глава 6. Психологические особенности детей
с различной выраженностью асимметрии..................53
Проблемы обучения левшей и правшей........................53
Особенности адаптации к детскому саду и школе
детей с разным типом профиля.......................54
Освоение навыков детьми с разным типом профиля.. 58
Глава 7. Как любить ребенка вне зависимости
от его «рукости»...........................................................68
Точность высказываний взрослых..................................70
Особенности обучения письму и чтению......................72
Наказание и любовь.........................................................75
Приложение 1. Пробы для определения ведущих показателей в сенсорной и
моторной сферах у детей 3—7 лет... 83
Определение ведущей руки.............................................84
Определение ведущей ноги.............................................91
Определение ведущего глаза...........................................95
Определение ведущего уха...............................................97
Приложение 2. Конспекты занятий по развитию зрительного, тактильного и
слухового восприятия........................101
«Волшебный мешочек» — 1..........................................101
«Волшебный мешочек» — 2..........................................103
«Угадай, что это?»...........................................................104
Приложение 3. Конспекты занятий по развитию
эмоциональной сферы................................................106
Занятие 1. «Радость, смех, веселье».............................107
74
Занятие 2. «Грусть, печаль, плач»................................109
Занятие 3. «Любовь».......................................................ПО
Занятие 4. «Злость»........................................................112
Занятие 5. «Стыд и вина»..............................................114
Занятие 6. «Благодарность»...........................................116
Занятие 7. «Зависть».......................................................117
Занятие 8. «Сочувствие»................................................119
Занятие 9. «Месть».........................................................120
Занятие 10. «Наказание»................................................122
Учебное издание
Елена Ивановна Николаева
Леворукий ребенок: диагностика, обучение, коррекция
Главный редактор С. Д. Ермолаев Шеф-редактор Л. Ю. Киреева
Редактор Е. Юрьева Мл. редактор Н. А. Муравьева Дизайнер А. В. Амбросович
Корректор А. В. Соколова Верстка А. Л. Сергеенок
Издательство «ДЕТСТВО-ПРЕСС», 197348 Санкт-Петербург, а/я 45. Тел.: (812) 30389-58, 542-84-37. E-mail: detstvopress@mail.ra; redaktor@detstvo-press.ru; www.detstvopress.ru Представительство в Москве: МОО «Разум», Ивановская ул., д. 34. Тел.: (095)
976-65-33
Служба «Книга-почтой»: ООО «Фоликом». 199053 Санкт-Петербург, В. О., 4-я линия,
д.13. Тел.: (812) 323-70-04 E-mail: folipost@yandex.ru
Сдано в набор 25.07.2005. Подписано в печать 29.08.2005. Формат 60x90/16. Печать
офсетная. Бумага офсетная. Гарнитура Тайме. Усл. печ. л. 8,0. Тираж 3000 экз. Заказ №
1883.
Отпечатано с готовых диапозитивов в ООО «Типография Правда 1906». 195299, С.Петербург, Киришская ул., 2. Тел.: (812) 531-20-00, (812) 531-25-55
Скачать