Загрузил Антон Дэн

Ю.Б. Сенчихина История русской философии

Реклама
МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
им. М.В. ЛОМОНОСОВА
ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
КАФЕДРА ИСТОРИИ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ
Ю. Б. СЕНЧИХИНА
ИСТОРИЯ
РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ
Учебно-методическое пособие для студентов
университетов и гуманитарных факультетов
высших учебных заведений
Рекомендовано отделением философии, политологии и религиоведения Учебно-методического объединения университетов России в качестве учебно-методического пособия
для студентов высших учебных заведений
Рецензенты: кафедра истории русской философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова;
кафедра философии и методологии науки философского
факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.
МОСКВА — 2005
1
ББК 87.3(2)
С31
Сенчихина Юлия Борисовна. История русской философии.
Учебно-методическое пособие для студентов университетов и
гуманитарных факультетов высших учебных заведений. М.,
2005 — 142 с.
Пособие рассказывает о путях и способах адекватного и целостного познания истории русской мысли от ее зарождения в Киевской Руси ХI в. до ХХ в. включительно. В работе дана краткая
аннотация содержания курса, программа его изучения, темы выступлений и рефератов, учебная и справочная литература, а
также методические указания, которые помогут студенту лучше
усвоить содержание истории русской философии.
Книга написано простым и доступным языком, что делает её хорошим помощником в освоении богатого наследия отечественной мысли.
Рецензенты: доктор филос. наук, проф. Маслин М.А.
доктор филос. наук, проф. Кузнецов В.Г.
Изготовление оригинал-макета — А. Ю. Алексеева.
© Сенчихина Ю. Б. — 2005
ISBN 5 – 87387 – 008 – Х
2
С О Д Е Р Ж А Н И Е
От автора ………………….. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4
Содержание и задачи курса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . 5
Тема 1. Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. 18
Тема 2. Философия древней Руси (XI — XVII вв.) . . . .. 22
Тема 3. Русская философия XVIII — начала XIX вв. . . .28
Тема 4. Мировоззрение М.В. Ломоносова . . . . . . . . .. . 36
Тема 5. Первая половина XIX столетия: истоки ведущих
идейных течений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40
Тема 6. Философские воззрения славянофилов
и радикальных демократов. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. 45
Тема 7. Философия в пореформенной России . . . . .. . .. .50
Тема 8. Философия В.С. Соловьёва . . . . . . . . . . . . . . .. . 57
Тема 9. Философия и литература: Ф.М. Достоевский
и Л.Н. Толстой . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .63
Тема 10. Народничество как философское течение . .. . 74
Тема 11. Философия и наука: И.М. Сеченов
и Д.И. Менделеев . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . .81
Тема 12. Основные религиозно-философские течения
на рубеже XIX — XX вв. . . . . . . . . . . . . . .. . . . . . 90
Тема 13. Философия русского марксизма . . . . . .. . . . . . .93
Тема 14. В. В. Розанов как философ. . . . . . . . . ... . . . . 101
Тема 15. Метафизика всеединства. . . . . . . . . . . . . . . . 105
Тема 16. Философские основания русского космизма. 111
Тема 17. Интуитивизм и феноменология в России. . . . 115
Тема 18. Русский экзистенциализм . . . . . . . . . . . . . . . . 123
Темы выступлений, докладов и рефератов . . . . . . . . . . 129
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 133
3
ОТ АВТОРА
Работа выполнена на кафедре истории русской
философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Основные идеи пособия были апробированы в
ходе лекций и семинарских занятий со студентами философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, а также
в рамках спецкурса "Историография древнерусской философии". Завершение рукописи осуществлялось в рамках
научной стажировки на кафедре теории и истории мировой культуры философского факультета МГУ. По окончании работы текст пособия обсуждался на заседании кафедры истории русской философии. Таким образом, мне в
той или иной степени помогали мои коллеги по философскому факультету, за что я им искренне благодарна.
Особую признательность я выражаю заведующему
кафедрой истории русской философии профессору М.А.
Маслину и заведующему кафедрой теории и истории мировой культуры профессору А.Л. Доброхотову. Искренне
благодарна профессорам А.Т. Павлову и В.А. Кувакину,
принимавшим активное участие в обсуждении работы и
высказавшим ряд ценных замечаний.
4
СОДЕРЖАНИЕ И ЗАДАЧИ КУРСА
Процессы глубоких духовных и социальных перемен в России определяют растущий интерес к истории
отечественной философии. Все шире становится круг людей — в первую очередь это относится к творческой интеллигенции и молодежи, — находящих в истории русской философской мысли отзвук своим умонастроениям.
Они возвышаются до потребности использовать ее мощный духовный потенциал для мировоззренческого самоопределения и выработки нравственных и гражданских
критериев оценки общественной и интеллектуальной атмосферы в сегодняшней России. Вместе с тем все большее число мыслящих людей в нашей стране начинают
ощущать себя духовными преемниками, полноправными
наследниками как русской культуры в целом, так и одной
из главных ее составляющих — русской философии.
Этому процессу нельзя не порадоваться. Ибо, если
около двух десятилетий тому назад началась рваться
"дней связующая нить", то задача "обрывки их соединить" (Шекспир), восстановить необходимую преемственность в развитии истории, как раз и составляет одну из
проблем современного этапа в жизни России. Такое восстановление, однако, связано с немалыми трудностями.
Едва ли не главная вызвана взрывом по большей части
импортированной массовой культуры, пропагандой культа потребления разного рода суррогатов. Помочь избежать или, по крайней мере, уменьшить влияние деструктивных процессов на сознание и культуру современного
5
человека, в первую очередь молодежи, и призвано настоящее учебное пособие.
Укажем на некоторые особенности изучения истории именно русской философии, так как они связаны с
самим объективным, т.е. имевшим место в реальной истории ходом развития русской философской мысли. Особенности этого развития породили в свое время специфику русского философствования, что и следует постоянно
иметь в виду, знакомясь с наиболее важными страницами
интеллектуальной истории Отечества.
Исторические судьбы России сложились так, что
до реформ Петра Великого русская культура развивалась
в условиях значительной изолированности от культуры
Западной Европы. Эта изолированность определялась не
только особенностями политической истории России и
Запада, но и различиями в их духовных традициях: Россия оказалась главной наследницей византийского православия и, следовательно, вся ее культура, богословская и
философская мысль в том числе, развивались в русле установок восточного христианства. Поэтому в России до
XVIII — начала XIX веков (времени быстрого усвоения и
развития идей и ценностей философии и науки Нового
времени) еще не было светского, секуляризированного
философствования и философского образования.
Если рассматривать древнерусскую философию
как эпифеномен антично-византийской традиции, то уже
в творчестве книжников Древней Руси прослеживается
преемственность платоновского и сократовского способов освоения мира, т.е. этикоцентристская, историософская, эстетическая, нравоучительная установки. Отсюда
берут источник многочисленные памятники древнерус-
6
ской книжности: "Жития…", "Поучения…", "Слова…" 
яркое тому подтверждение.
К началу XIX в. происходит, наконец, достаточно
близкое знакомство значительной прослойки образованных русских людей с современными для них западноевропейскими интеллектуальными течениями: английской
юридической, философской и экономической мыслью,
французской философскими и социально-политическими
учениями и, наконец, с немецкой мыслью от Х. Вольфа и
И. Канта до Г. Гегеля и Ф. Шеллинга. А позднее, на рубеже ХIХ-ХХ вв., сильнейшее влияние на русскую философию оказали А. Шопенгауэр, Ф. Ницше, неокантианство и Э. Гуссерль. Естественно, что такое знакомство не
могло не послужить мощным толчком для её последующего развития. Трудно переоценить возникновение в эту
эпоху таких мощных центров философского образования
молодежи, как Петербургский Университет при Академии наук (основан в 1724 г.) и особенно рождение Московского университета (основан в 1755 г.), где впервые в
истории отечественного образования лекции стали читаться на русском языке (И.П. Поповский).
Русская философская мысль не стала чем-то производным (деривативным), прямым продолжением мысли
западноевропейской. Во многом она была попыткой приобщиться к рационалистическому и системному способу
философствования, или, говоря словами Бердяева, являла
собой своеобразную "тоску по форме". И это было естественно, так как за ее плечами уже имелись накопленные ко
времени эпохи Просвещения определенные интеллектуальные и духовные традиции, связанные, во-первых, с
порожденной православием постоянную ориентированность человека на решение личностно важных для каждо-
7
го вопросов жизни и смерти, смысла его собственного
бытия, и, во-вторых, с вызванной своеобразной конкуренцией с Западом социальную и философскоисторическую направленность своей проблематики.
В ходе своего тысячелетнего развития русская философская мысль приобрела устойчивые и весьма характерные особенности. Ее отличают ярко выраженный антропоцентризм, т.е. обращенность к смысложизненным
(экзистенциальным) и нравственным вопросам, острое
переживание исторического времени и судьбы страны,
как в аспекте ее внутреннего духовного развития, так и в
контексте мирового культурно-исторического процесса.
Специфичным для русского философствования стала ее
акцентированная праксиологическая направленность, когда самое абстрактное теоретизирование экстраполируется русскими философами на конкретные, практические
области русской жизни и рассматривается ими как "лекарство" для лечения или "рычаг" для переустройства
"больной", "неразумной" или несовершенной действительности. Так, например, диалектика Гегеля в интерпретации русских радикальных демократов рассматривалась
как "алгебра революции" (А. Герцен), а кантовская этика
служила в качестве этического обоснования экономической и политической теории Маркса у легальных марксистов.
При этом важно подчеркнуть, что особенности эти:
антропоцентризм, этическая окраска и историософичность (постоянная потребность прояснить смысл истории
и судьбу России) — характерны для всех ведущих направлений русской философии, как религиозных, так и
светских.
Первая новаторская попытка создать синтез философии и православного переживания мира, связанная с
8
христианской традицией, была продемонстрирована славянофилами И.В. Киреевским и А.С. Хомяковым в 40-е
гг. ХIХ в. В это же время возникает противостоящее славянофильству светское, радикально-демократическое течение в философии. Наиболее оригинально оно проявилось в творчестве А.И. Герцена, в литературнокритических и публицистических произведениях В.Г. Белинского, в ранних умонастроениях М.А. Бакунина. Но и
религиозной, и светской ветвям русской философии в
равной мере были свойственны глубокий интерес к человеку, вопросам добра и зла, правды и справедливости, к
проблеме Востока и Запада, места и миссии России в мировой истории.
Исторически объяснимый всплеск интереса к русской философии породил в современной литературе дискуссии об особенностях самого предмета этой сферы духовной культуры, в ходе которых стало очевидным, что
русская философия обретает ныне ярко выраженную аксиологическую, онтологическую и этическую значимость.
Онтологическую в том смысле, что она объективно образует существенный компонент духовного бытия человека,
рожденного в ее лоне и находящегося в поле ее бытования. При этом обнаруживается ее научное (собственно
"знаниевое" или информационное), нравственное (или
духовное) и национально-культурное (в смысле национальной идентификации) значение, включающее и ее
другие, помимо этического, ценностные измерения: эстетическое, гражданско-правовое и т. д. Все это осложняет изучение русской философии, поскольку привносит
в нее целую гамму психологических и эмоциональных, а
иногда и политических компонентов. Но в любом случае
само словосочетание "русская философия" полисемантично, поскольку обозначает как объективный культурно9
исторический процесс, так и область знания, имеющую
особую, нравственную и гражданскую ценность.
Имея в виду антропоцентризм и этическую ориентированность русской философии, некоторые ее интерпретаторы склонны утверждать, что русская философия
— это "вершина" всей философии, что русская философская мысль "лучше", "сильнее" или "глубже" философских традиций других наций и т.п. Эти утверждения, какими бы мотивами они не вызывались, ошибочны по сути. Кроме того, они являются дилетантскими по смыслу и
совершенно неконструктивны по своей эвристической
значимости. Философия как осмысленное, отрефлектированное конкретное мировоззрение и миропереживание
человека не может быть заведомо лучше или хуже философии какого-либо другого народа. Для человека она может быть ближе или дальше другого учения или доктрины, быть приемлемее или неприемлемее для того или
иного индивида, того или иного социального слоя или
нации. И если кто-то вполне искренне пытается утверждать, что русские философские традиции, школы, мыслители или идеи лучше или глубже других национальных
философских школ и идей, то реально это может означать
лишь только то, что данный человек предпочитает ее другим, что она ему симпатичнее, ближе и, так сказать, роднее по вполне понятным психологическим, этническим
или идентификационным мотивам, но не по собственно
научным, объективно-содержательным. Как правило, это
естественно присуще людям, выросшим в ее ареале, тем,
кто воспитывался и духовно формировался под ее прямым или косвенным влиянием. Сам антропоцентризм,
даже персонализм, русской философии, возможно, тоже
мотивируют такую постановку вопроса. Но сами по себе
эти черты отечественной мысли не содержат ничего аль10
тернативного и тем более враждебного по отношению к
зарубежной мысли. И это тоже надо постоянно иметь в
виду, тем более что ее творцами в нашей стране были не
только русские, но и этнически другие граждане России:
молдаване, немцы, греки, евреи, украинцы и т. д.
Остановимся еще на двух особенностях истории
русской философии. Первая из них касается уже упоминавшихся двух магистральных направлений развития русской философской мысли, возникших в 30–40-е годы XIX
века, вторая — особенностей развития русской философии в XX столетии. Выше говорилось, что достаточно
основательное знакомство с западноевропейской классической философией породило у русских людей (в зависимости от их собственных умонастроений и душевных установок) или стремление сосредоточиться на личностных
проблемах духовного бытия индивида в поисках искупления и вечного спасения, что дало толчок к развитию
религиозно-философской ветви русской философии, или
стремление поставить во главу угла проблемы социальнонравственного переустройства общества, что привело к
возникновению социально ориентированной ветви развития русской философской мысли. Эти, имеющие определенную условность, ветви, соприкасаясь между собой,
конкурируя, но отнюдь не вступая в антагонистические
отношения, просуществовали в русской мысли вплоть до
начала XX века, разумеется, неся в себе весьма разнообразный набор по преимуществу светских концепций и
школ.
В советский период взаимоотношение этих течений в
истории отечественной мысли истолковывалось как противостояние идеалистического и материалистического
мировоззрений или даже как борьба "двух партий" — материалистической (революционной, прогрессивной и ис11
тинной, отражающей интересы простого народа) — и
идеалистической (реакционной, ошибочной, выражающей интересы эксплуататорских классов).
Но, освобождаясь от идеологических догматов, при
знакомстве с историей русской философии, важно подчеркнуть другое — то, что различные ветви философской
мысли, как бы далеко они не отстояли друг от друга, тем
не менее, заключали в себе общие особенности её развития: уже упоминавшиеся антропоцентризм, нравственную
и социально-историческую ориентированность, обеспокоенность вопросами общественной справедливости, исключительную искренность и правдоискательство её
творцов. Религиозная традиция в русской философии
также никогда не оставляла без внимания проблематику
социального бытия общества, светские течения, в свою
очередь, никогда не уклонялись от самой острой постановки нравственно-философских и общественных вопросов. Последнее наглядно проявилось в так называемой
субъективной социологии П.Л. Лаврова и Н.К. Михайловского, которая вся построена на исключительном внимании к проблемам блага индивида. И в этом смысле обе
эти, казалось бы, столь далеко разошедшиеся ветви русской философии, всегда составляли единый поток развития русской интеллектуальной истории.
Но после 1922 г. на существовавшие направления в
русской философии тяжелым грузом легли совершенно
различные, во многом противоестественные и насильственные социальные условия ее развития. Если в СССР
установился жесточайший идеологический гнет, сопровождаемый прямым террором против инакомыслия, то в
условиях эмиграции на русской философии не могла не
сказаться её оторванность от русской действительности и
от оказавшегося за "железным занавесом" русского наро12
да. Русская философская эмиграция жила на чужбине, в
обстановке прохладного интереса к ней со стороны Запада и весьма призрачных надежд на хотя бы частичное
распространение её идей на Родине. Правда, и в этих условиях были исключения. Можно вспомнить о. Павла
Флоренского, заплатившего за свои философские убеждения жизнью, или Питирима Сорокина, добившегося
широкого признания на Западе.
На Западе русская философия не растеряла своего
творческого потенциала, но случилось так, что она сузила
свою предметную область, стала по преимуществу религиозной, антимарксистской и антикоммунистической, все
более далёкой от научных форм философского знания, от
проблем, например, логики или философии науки, то есть
и её развитие оказалось до известной степени деформированным. Таким образом, можно сказать, что в XX веке
русская мысль прошла тот же трагический путь потерь,
притеснений и гонений, каким пришлось пройти всей
России.
Наконец, упомянем еще об одной характерной для
истории русской философии особенности развития. Ее
институционально неспециализированные (развивавшиеся вне университетов и духовных академий) формы выражения чаще всего тяготели к практической реализации.
Но если философии в России это редко удавалось непосредственным образом (исключением явилось в этом
смысле воплощение в практике строительства социализма
весьма догматизированной философии марксизма), то более успешный опыт синтеза и практического влияния она
оставила в областях религии, науки, публицистики и,
возможно, ярче всего — в области художественной литературы. Иначе говоря, развитие русской философии всегда происходило в теснейшем взаимодействии с литера13
турным процессом, начиная с книжной мудрости Древней
Руси и кончая именами В. Розанова, Л. Шестова и др.
Вершиной синтеза философии и литературы стало
творчество таких корифеев русской культуры, как Ф.М.
Достоевский и Л.Н. Толстой. Их философия и по сей день
остается влиятельным фактором не только русской, но и
мировой культуры.
Сегодня вульгарная постмодернистская критика
социальной и философской ориентированности русской
классической литературы видит в ней чуть ли не главного
виновника исторической катастрофы России, ввергнутой
в социалистический эксперимент, длившийся около семидесяти лет. Это, разумеется, циничная клевета, которая
перекладывает на литературу, тем более реалистическую
и глубоко честную, вину за кровавые революции, гражданские войны и тотальный террор. Столь же необоснованно перекладывать на отечественную философию ответственность за трудности исторической судьбы России.
Напротив, высокое достоинство русской философской
мысли состоит в том, что она была честным зеркалом, отражающим как взлеты, так и неудачи страны на ее тысячелетнем историческом пути. Русская философия — неисчерпаемый источник мыслей как о вечных темах любомудрия, так и размышлений россиян о счастье и благополучии своей страны, о ее людях, создавших и продолжающих умножать богатство тысячелетней российской
цивилизации.
* * *
Данная программа разрабатывалась с учётом отмеченных особенностей русской философии. Общая задача
курса — дать целостную и объективную панораму русской философии, показать ее многообразие и единство,
преемственность традиций, невместимость ее содержания
14
ни в какие узкие схемы или модели развития: будь это
идея борьбы философских "партий" (материализма и
идеализма) или противостояние "славянофильских" и
"западнических" начал в отечественной мысли.
* * *
Настоящее учебно-методическое пособие построено следующим образом. Курс подразделяется на темы.
Каждой из них дается краткая характеристика и предлагаются определенные методические указания, помогающие лучше схватить главное, глубже усвоить материал.
Далее приводится литература и формулируются контрольные вопросы и задания, которые должны помочь
студенту проверить, насколько глубоко он усвоил соответствующий материал. В качестве средства самопроверки могут быть использованы и вопросы, вынесенные в
качестве тем рефератов, списком которых завершается
предлагаемое пособие.
Курс, предусмотренный настоящей программой,
может быть реализован за один семестр (примерно 18
лекций); применительно к такой организации очного
учебного процесса часы аудиторных занятий целесообразно распределить следующим образом:
Тема 1. Введение — 2 часа.
Тема 2. Философия древней Руси (XI — XVII вв.) — 2 часа.
Тема 3. Русская философия XVIII — нач. XIX вв. — 2 часа.
Тема 4. Мировоззрение М.В. Ломоносова — 2 часа.
Тема 5. Первая половина XIX столетия: истоки ведущих
идейных течений — 2 часа.
Тема 6. Философские воззрения славянофилов и радикальных демократов — 2 часа.
Тема 7. Философия в пореформенной России — 2 часа.
15
Тема 8. Философия В.С. Соловьёва — 2 часа.
Тема 9. Философия и литература: Ф.М. Достоевский и
Л.Н. Толстой — 2 часа.
Тема 10. Народничество как философское течение — 2
чаcа.
Тема 11. Философия и наука: И.М. Сеченов
и
Д.И.
Менделеев — 2 часа.
Тема 12. Основные религиозно-философские течения на
рубеже XIX — XX вв. — 2 часа.
Тема 13. Философия русского марксизма — 2 часа.
Тема 14. В. В. Розанов как философ. — 2 часа.
Тема 15. Метафизика всеединства — 2 часа.
Тема 16. Философские основания русского космизма — 2
часа.
Тема 17. Интуитивизм и феноменология в России — 2 часа.
Тема 18. Русский экзистенциализм — 2 часа.
Итого — 36 часов.
В списках литературы к темам курса указаны основные первоисточники по истории русской философии
— творения отечественных мыслителей. Программа не
предполагает, что все они смогут быть изучены в рамках
данного курса. Слушатель — по рекомендации лектора
или руководителя семинарских занятий, либо же самостоятельно — должен решать, на каких первоисточниках
сосредоточить свое внимание. Но одно надо иметь в виду:
при изучении курса, а тем более при подготовке к семинарским занятиям без обращения к первоисточнику, т. е.
к сочинениям соответствующих мыслителей, не обойтись.
Кроме того, пособие с успехом может выполнять особую
самостоятельную функцию, функцию историографического источника, поскольку в нем дана весьма обширная
16
информация о современных исследованиях, посвященных
отечественному историко-философскому процессу.
Для освоения всех или ряда тем студентам рекомендуются следующие базовые учебники и специализированные справочные издания по истории русской философии:
История русской философии: Учеб. для вузов. // Редкол.:
М.А. Маслин и др. М.: Республика, 2001.
Русская философия: Словарь. // Под общ. ред. М.А. Маслина. М.: Республика, 1995.
Русская философия. Малый энциклопедический словарь.
М., Наука, 1995.
Кувакин В.А. Мыслители России. Избранные лекции по
истории русской философии. М., 2004.
Антология русской философии : В 3-х т.: Учеб. пособие
для студентов вузов. СПб.: Сенсор, 2000.
Громов М.Н., Мильков В.В. Идейные течения древнерусской мысли. СПб.: РХГИ, 2001.
Зеньковский В.В. История русской философии. В 2-х т.,
Л., 1991.
Левицкий С.А. Очерки по истории русской философии.
М., 1996.
Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991,
2000.
Пустарнаков В.Ф. Университетская философия в России.
Идеи. Персоналии. Основные центры. СПБ.: РХТИ,
2003.
Русская философия: А.И. Введенский, А.Ф. Лосев, Э.Л
Радлов., Г.Г Шпет. Очерки истории русской философии. Свердловск, 1991.
Сербиненко В.В. История русской философии ХI-ХIХ веков. М., 1993.
17
ТЕМА 1. ВВЕДЕНИЕ
Многозначность понятия "история русской философии": трактовка русской философии как объективного
духовного процесса, как области научного изучения и как
культурно-исторической ценности. Своеобразие и место
русской философии в мировой культуре. Русская философия как национальная философская традиция и как органическая часть всемирной истории философии. Современные дискуссии об общем и особенном в отечественной философской традиции. Особенности выражения в
России фундаментальных проблем философии: преобладание мировоззренческих форм философствования, тяга
некоторых российских философов к идеологизации и политизации философского знания, постепенное возрастание
роли
специализированных,
университетскоакадемических способов разработки и бытия философии.
Различные критерии, оценки и интерпретации содержания и своеобразия отечественной мысли: академические,
публицистические, литературно-художественные, культурологические и социологические. Трактовка русской философии как рефлексии по поводу последних оснований
бытия. Изучение русской философии за рубежом. (Методические указания по данной теме см. раздел "Содержание и задачи курса").
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Определение истории русской философии как науки.
2. Полисемантичность термина "история русской философии".
18
2. Русская философия как объективный культурноисторический процесс, универсальная духовная ценность и область научного знания.
3. Общее и особенное в русской философии.
4. Основные этапы истории русской философии.
5. Современные концепции истории отечественной философии.
6. В единстве с какими областями духовной культуры
традиционно развивалась философия в России?
Литература:
Андреева И.С. Что говорит нам сегодня русская философия? // Молодая гвардия. 1997. № 8. С. 194-216.
Андреева И.С. Подводя итоги. // Русская философия во
второй половине ХХ века. М.: ИНИОН, 1999. Ч. 1. C.
5-26.
Барабанов Е.В. Русская философия и кризис идентичности. // Вопр. филос. 1991. № 8. С. 102-116.
Банных В.Г. Национальные особенности русской философии ХХ в. // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 14-18.
Черноскутов Н.И. Тенденции реального гуманизма в русской философии ХХ в. // Там же. С. 211-217.
Бобнюхов А.А. Самобытность русской философии: анализ подходов. // Там же. С. 18-22.
Воронина Н.Н. Проблема повторения в русской философии ХХ в. // Там же. С. 32-34.
Возрождение русской религиозно-философской мысли.
СПб., 1993.
Воробей Ю.Д. Философия русская — философия нравственная. // Российская государственность: тысячелетний опыт. М., 1999. С. 77-78.
19
Бессонов Б.Н. История русской философии: единство в
многообразии. // Социал.-гуманит. знания. М., 2003.
N 1. С. 68-79.
Жукоцкая З.Р. От теургии серебряного века к откровению
современной России. // Вестн. Рос. филос. об-ва. М.,
2003. N 1. С. 121-123.
Иванова И.И. О православном характере русской религиозной философии. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 7, Философия. М., 2003. N 1. С. 44-54.
Ивахненко Е.Н. Россия на "порогах": Идейные конфронтации и "пороги" в течениях рус. религ.-филос. и полит. мысли (XI — нач. ХХ в.) : Ист.-филос. исслед.
СПб.: РГПУ им. А.И.Герцена, 1999.
История русской философии: состояние и перспективы
изучения. // Филос. науки, 1989, № 8. С. 61-99.
Кувакин В.А. История русской философии как область
знания и учебная дисциплина. // Вест. Моск. ун-та.
Сер. 7. Философия. 1989, № 2.
Кувакин В.А. Русская философия: из опыта изучения и
понимания. // Русская философия: многообразие в
единстве. Мат-лы VII Росс. симпозиума историков
русской философии. М., 2001. С. 114-116.
Маслин И.А. Русская философия как единство в многообразии. // Там же. С. 4-5.
Лишаев С.А. "Благообразие" как горизонт русской мысли.
(К вопросу о предмете истории русской философии).
// Там же. С. 130-133.
Грякалов А.А. Русская философия как событие. // Там же.
С. 59-62.
Проблемы изучения истории русской философии и культуры. // Вопр. филос. 1988, № 9. С. 92-161; 1994, № 1.
С. 54-72.
20
Треушникова С.В., Треушников И.А. Замечания о специфике русской философии. // 4-я Нижегор. сессия молодых ученых: Гуманит. науки. Н. Новгород, 2000. Ч.
2. С. 33-36.
Хоружий С.С. Путем зерна: русская религиозная философия сегодня. // Вопр. филос. М., 1999. N 9. С. 139-147.
21
ТЕМА 2. ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ (ХI
— ХVII вв.)
Понятия "древнерусская философия" и "средневековая философия": их содержание и смысл. Мировоззренческий смысл совокупности идей, образов, концепций философского порядка, содержащихся в памятниках
культуры Х-ХVII вв. Типы философствования древних
русичей как эпифеномен античной традиции: сократовский метод — нравственно-практический; платоновский
как метод художественного творчества; "аристотелевский", тяготеющий к энциклопедизму и формальнологическому способу изложения идей.
Феномен двоеверия как "встреча" двух религий —
языческой и православной, и как следствие — трансформация стиля и способа русского философствования.
Влияние установок неканонической литературы — оригинальная черта в освоении христианской доктрины
древними русичами ("Слово о полку Игореве").
Болгарская книжность и кирилло-мефодиевская
традиция. Их роль в принятии христианства на Руси и
влияние на становление древнерусской философской
мысли. Единство практической и теоретической мудрости. Теоцентризм древнерусской философии.
Идейно-философское содержание "Слова о законе
и благодати" Илариона: жизнелюбие, оптимизм, ощущение "омоложения" нации после Крещения, значимость
приобщения к мировой истории. Историософские мотивы: осмысление миссии Руси и ее места в мире. Два типа
этического кода (этика закона и этика благодати). Фило22
софские идеи в древнерусской книжности: "Повести временных лет" Нестора, "Послания" Климента Смолятича,
"Поучения" Владимира Мономаха.
Мировоззренческий смысл полемики между "иосифлянами" и "нестяжателями". Проявления свободы
мышления — возникновение "ересей". Философские
взгляды Максима Грека. Рождение религиозного мессианизма: концепция "Москва — III Рим" инока Филофея, ее
сотереологический и эсхатологический смысл.
Философские аспекты старообрядчества. Мировоззренческие идеи "Жития" протопопа Аввакума.
Методические указания
При изучении истории древнерусской мысли нужно обратить внимание прежде всего на то, что в данном
случае мы имеем дело с весьма отдаленной от нас исторической эпохой, и те понятия, которые мы встречаем в
текстах древнерусских книжников, во многих случаях
имели далеко не тот смысл, который мы вкладываем в
них сегодня. Таково, в частности, слово "философ", вбиравшее в себя много смыслов. Философом на Руси называли человека, соединявшего в себе мирскую мудрость и
глубокую религиозность, "книжника", аскета, богословски и разносторонне образованного человека и др.
С получением письменности кардинально меняется
тип культуры — даже неканоническая литература получает фиксацию. Интеллектуальная деятельность на Руси,
как и во всем греко-православном мире, протекала в различных формах религиозного умствования. Соответственно, познавательные задачи, имеющие философский
характер, формулировались на языке религии, которая
была ориентирована на комплексное освоение действительности в рамках христианской доктрины. Традицион23
ный для философии круг проблем формулировался древними мыслителями на языке художественных образов и
религиозных понятий, поэтому развитие отечественной
культуры и формирование философской мысли можно по
существу рассматривать как единый процесс.
Другая трудность в осмыслении этого феномена
связана с особенностями книжной традиции в Древней
Руси, с ролью и значимостью автора и переписчика, с
особенностями его психологии восприятия мира. Это была эпоха, когда большое значение придавалось символике, образам, аллегориям, а произведения отцов церкви являлись абсолютными образцами для русских книжников.
При изучении относящихся к этому периоду первоисточников необходимо помнить о явлении двоеверия, многообразных вариантах синтеза и замещения имен, символов
и смыслов языческих верований и христианства. Специфическим был и стиль древнего и средневекового философствования на Руси. В первую очередь он был теоцентричным, т.е. ориентированным на высшее, Бога. Отсюда
и своеобразная иерархия смысловых ценностей, принимаемая мышлением как обязательная. Вместе с тем влияние "эллинской мудрости", т. е. древнегреческого философского наследия, порождало синтез теоцентризма и интеллектуализма, теологического рационализма, сосуществовавшего с аллегоризмом и мистицизмом миросозерцания того времени.
Чтобы уменьшить трудности понимания и истолкования первоисточников при изучении русской философии этого периода особенно важно пользоваться интерпретациями специалистов в области древнерусской философии. Поэтому желательно, чтобы чтение базовых учебников и статей по соответствующему периоду предшест-
24
вовало непосредственному изучению оригинальных текстов, т. е. летописей и др. первоисточников.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Древнерусская философия как феномен культуры; вербальные и невербальные формы бытования философии.
2. Охарактеризуйте исторические предпосылки, причины,
а также духовные исторические последствия введения
и распространения на Руси христианства.
3. Мудрость Древней Руси: полиаспектность освоения
мира древними русичами.
4. Роль античного, языческого и византийского наследия
в становлении философской мысли Древней Руси.
5. В чем заключается сократовско-платоновский способ
философствования, и как он был представлен на Руси?
6. Историософия и нравственные воззрения митрополита
Киевского Илариона.
7. Осветите социальные мотивы возникновения ересей
стригольников и "жидовствующих".
8. В чём заключался мировоззренческий смысл споров
между иосифлянами и нестяжателями.
9. Что вы можете сказать о том комплексе смыслов, который заложен в философеме "Москва — III Рим".
10. Каковы общие характеристики философии Максима
Грека?
11. Изложите социально-этические идеи протопопа Аввакума.
Литература
Иларион. Слово о законе и благодати. // Идейнофилософское наследие Илариона Киевского. Ч. 1. М.:
ИФАН. 1986. С. 45-49. // Поляков Л.В. Философские
25
идеи в культуре Древней Руси. М., 1988. С. 45-61.
//Антология мировой философии: в 4-х т. М., 1969. Т.
1, Ч. 2. С 694-708. // Златоструй: Древняя Русь Х-ХШ
вв. М., 1990. С. 106-121. и др.
Владимир Мономах. Поучение. // Там же. С. 163-168.
Климент Смолятич. Послание к Фоме. // Там же. С. 180193.
Слово Даниила Заточника. // Там же. С. 238-243.
Житие протопопа Аввакума (отрывки). // Изборник: Повести Древней Руси. Л., 1987. С. 357-383.
Аверинцев С.С. Византия и Русь: два типа духовности. //
Новый мир. 1988. № 7. С. 227-236; № 9. С.210-220.
Введение христианства на Руси. М.: Мысль, 1987. Главы
I, VII, IХ, Х. С. 8-20, 138-161, 188-240, 253-262.
Византия и Русь. М., 1989. Статьи В.В. Быкова и Н.В. Синицына.
Горский В.С. Философские идеи в культуре Киевской Руси ХI — начала ХII вв. Киев. 1988.
Философские и богословские идеи в памятниках древнерусской мысли / РАН. Ин-т философии / Отв. ред.
Громов М.Н., Мильков В.В. М.: Наука , 2000.
Громов М.Н., Мильков В.В. Идейные течения древнерусской мысли. СПб.: РХГИ, 2001.
Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль Х
— XVII вв. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. С. 3-56.
Громов М.Н. Максим Грек. М.: Мысль, 1983.
Громов М.Н. Определение философии в древнерусской
письменности. // Филос. и социол. мысль. Киев, 1989,
№ 1. С. 90-99.
Громов М.Н. О своеобразии русской средневековой философии. // Филос. науки. 1990, № 11. С. 47-53.
26
Ионайтис О.Б. Развитие традиций исихазма в русской
философии конца ХХ в. // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 77-85.
Мильков В.В. Осмысление истории в Древней Руси.
СПб.: Алетейя, 2000.
Поляков Л.В. Философские идеи в культуре Древней Руси. М.: Знание, 1988.
Сенчихина Ю.Б. Древнерусская философия: проблемы
своеобразия. // Русская философия: многообразие в
единстве. М., 2000-2001. С. 190-193.
Судьин Г.Г. "Слово о полку Игореве" и философская
мысль Древней Руси (дискуссионные проблемы). //
Там же. С. 198-201.
Социокультурные характеристики средневековой философии. М., 1990. С. 47-60, 88-99.
Становление философской мысли Киевской Руси. М.,
1984.
Сухов А.Д. Русская философия. Пути развития: Очерки
теоретической истории. М., 1989. Главы 1-3.
Шахов М.О. Философские аспекты староверия. М., 1997.
Шумихина Л.А. Генезис русской духовности. Екатеринбург, 1998.
27
ТЕМА 3. ФИЛОСОФИЯ В РОССИИ XVIII —
начала XIX вв.
Изменение типа философии в России: переход от
библейского взгляда на мир к естественнонаучной картине мира. Секуляризация и новые функции философии.
Деизм как форма сосуществования науки и религии. Философия как посредница между верой и знанием. Становление рациональных форм философствования. Формирование университетской философии в России. Роль Московского и Петербургского университетов в утверждении
институционализированной профессиональной формы
бытия философии в отечественной культуре.
Основные идейные течения ХУШ века: идеи Просвещения, европоцентристская философия, масонство,
зарождение консервативной и радикальной интеллектуальных традиций в России.
"Ученая дружина" Петра Великого. Философские идеи в сочинениях Ф. Прокоповича, В. Н. Татищева,
А. Д. Кантемира. Роль светской компоненты в их мировоззрении. Место и роль теории естественного права, общественного договора, идей разума и науки в их мировоззрении. Философия общества и истории в трудах представителей "ученой дружины".
Философия Григория Сковороды. Жизненный
путь Г. Сковороды. Космология и его учение о "трех мирах" и о "двух натурах". Христанизированнный платонизм Сковороды.
Консерватизм в России. М. М. Щербатов как основатель консервативной философской традиции в Рос28
сии. Работа М.М. Щербатова "О повреждении нравов в
России" и ее место в борьбе идей последней четверти
ХVIII в. Противоречивое сочетание в философских взглядах М.М. Щербатова консерватизма, религиозности и рационализма.
Философские идеи русского масонства. Место
масонства как религиозно-нравственного движения в интеллектуальной жизни России. И.В. Лопухин, И.П. Елагин и Г. Шварц как теоретики масонства в России. Учение масонов о человеке. Теоретико-познавательные идеи
масонства. Масонство и европейская мистическая традиция.
Идеи Просвещения конца XVIII — начала XIX
вв. Социальная философия Н.И. Новикова; философские
позиции Я.П. Козельского и Д.С. Аничкова; философия
права С.Е. Десницкого; философская антропология А.Н.
Радищева, его политическая философия, проблема личности, ее свободы и социального статуса в творчестве А.Н.
Радищева. Философские идеи декабристов. Религиознофилософские и светские, антиклерикальные фланги декабристского мировоззрения.
Методические указания
При изучении русской философии ХVIII — начала
ХIХ вв. необходимо уделить внимание прежде всего тому
общему, что роднит эту эпоху русской культуры с аналогичными эпохами передовых европейских стран: Англии,
Франции, Германии и др. Среди этого общего следует отметить остроту проблемы соотношения науки и религии
наряду с тенденцией постепенного все большего размежевания этих двух сфер духовной культуры; вопрос о соотношении философии и науки, с одной стороны, и философии и религии — с другой; первостепенную роль соци29
альной проблематики в трудах русских просветителей и
острую критическую направленность (вплоть до революционных устремлений) социальных идей; внимание к
нравственным и эстетическим проблемам и т.п. В то же
время не могут быть оставлены без внимания и специфические черты русской мысли этого периода, порожденные
особенностями исторического развития России, варианты
согласования теории естественного права и общественного договора с феноменом абсолютизма и крепостного
права и др.
При изучении творчества декабристов необходимо
прежде всего обратить внимание на поставленные ими
проблемы национального сознания, на попытки если не
дать его точную и детальную идентификацию, то, по
крайней мере, обозначить его и максимально приблизиться к нему. Очень важно также обратить внимание на становление философского образования в университетатах и
духовных учебных заведениях — Киево-Могилянской и
Славяно-греко-латинской Академиях. Нельзя забывать,
что первыми студентами, да зачастую и преподавателями
светских учебных заведений были выпускники духовных
училищ. Но несмотря на это, секуляризация духовной
жизни России была настолько тотальной, что произошло
даже обратное влияние — нарождающаяся наука начинает выполнять регулятивную функцию в обществе и занимает главенствующие высоты на всех магистральных направлениях духовной жизни общества.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Основные идеи философии истории в "Истории Российской" В.Н. Татищева. Почему его называют основателем "государственного" направления в отечественной исторической науке?
30
2. В чем состоит сущность учения Г. Сковороды о "трёх
мирах" и "двух натурах"?
3. Каковы основные принципы антропологии и этики Г.
Сковороды. Раскройте содержание его высказывания
"Бог суда себе просит".
4. "Библия есть человек": философия символа и символическая антропология Г.С. Сковороды.
5. Развитие и модификация идей естественного права и
общественного договора в трудах русских просветителей (В.Н. Татищев, А.Д. Кантемир).
6. Философия истории и социальная философия М.М.
Щербатова.
7. Философские идеи в русском масонстве второй половины ХVIII — первой четверти ХIХ вв. и православная традиция.
8. Какие масонские течения нашли отклик в России и были "взяты на вооружение" русскими масонами?
9. Как вы понимаете рассуждения И.В. Лопухина о
"Внутренней церкви"?
10. Становление университетской философии (Д.С.
Аничков, А.А. Барсов, С.Е. Десницкий, Н. П. Поповский, Я.П. Козельский и др.)
11. Социально-философские воззрения А.Н. Радищева.
Можно ли считать его родоначальником политического радикализма в России?
12. Каковы основные доводы А.Н. Радищева в пользу
смертности и бессмертия души.
13. Дайте характеристику философской антропологии
А.Н. Радищева
14. Основные черты политической философии декабристов.
15. Проблемы национального сознания в творчестве декабристов.
31
Литература
Татищев В.Н. Разговор двух приятелей о пользе науки и
училищах. // Татищев В. Н. Избр. произв. Л. 1979. С.
51-132. См. ответы №№ 1, 3, 5, 9, 11, 14, 16-23, 27, 28,
36-46, 48-56, 62-73, 76-106, 110, 111.
Духовный алфавит. Григорий Сковорода и литература его
времени. М.: Славян. диалог, 2000.
Сковорода Г.С. Начальная дверь к христианскому добронравию.//Сковорода Г.С. Соч. в 2-х т. М., 1973. Т. 1.
С. 111-121.
Сковорода Г.С. Наркисс. // Там же. Т.1. С.122-125; 140146.
Сковорода Г.С. Потоп змиин. //Там же. Т. 2. С. 146-151.
Сковорода Г.С. Икона Алкивиадская. // Там же. Т. 2. С. 733.
Ковалинский М. И. Жизнь Григория Сковороды. // Там
же. Т. 2. С. 373-416.
Щербатов М. М. О повреждении нравов в России. Факсимильное издание. М., 1983.
Аничков Д.С. Рассуждение из натуральной богословии…
//Русская философия второй половины ХУШ в. Хрестоматия. Свердловск. 1990. С. 90-109.
Десницкий С.Е. Юридическое рассуждение о разных понятиях, какие имеют народы о собственности. // Там
же. С. 49-73.
Козельский Я. П. Философические предложения. // Там
же. С. 15-31.
Новиков Н.И. Статьи по философии. // Избр. соч. М.,
1954. С. 381-416.
Русская философия второй половины ХVIII в. Хрестоматия. Свердловск, 1990. С. 145-167, 252-311.
Записки сенатора И.В. Лопухина. М., 1990.
32
Из лекций И.Г. Шварца "О трех познаниях: любопытном,
полезном и приятном": Отрывки из философских бесед проф. И.Г. Шварца. //Филос. науки. 1992. № 1. С.
78-91.
Радищев А.Н. О человеке, о его смертности и бессмертии.
// Радищев А. Н. Избр. филос. и общественнополитические произв. М., 1952. С. 287-418.
Радищев А.Н. Путешествие из Петербурга в Москву. //
Там же. С. 81-91, 127-145.
Пестель П.И. Русская правда. // Избр. социальнополитические и филос. произв. декабристов. В 3-х т.
М., 1951. Т. 2. С. 73-124, 145-162.
Якушкин И.Д. Что такое жизнь? // Там же. Т. 1. С. 153170.
Муравьев-Апостол С.И. Православный катехизис. // Там
же. Т. 2. С. 191-193.
Трубецкой С.П. Манифест. // Там же. Т. 1. С. 363-364.
Крюков Н. А. Философские записи. Из записной книжки.
// Там же. Т. 2. С. 402-431.
Барятинский А.Н. Философские размышления. // Там же.
С. 437-449.
Борисов П.И. О возникновении планет. // Там же. Т. 3.
С.79-82.
Абрамов А.И., Коваленко А.В. Философские взгляды Г.С.
Сковороды в кругу его историко-философских интересов. // Некоторые особенности русской философской мысли ХУШ в. М., 1987.
Абрамов А.И. Эпоха "александровского мистицизма" в
русской философской культуре первой половины XIX
века // Философия и современные проблемы гуманитарного знания. М., 2000. Вып. 2. С. 86-104.
33
Аржанухин С.В. Философские взгляды русского масонства: По материалам журнала "Магазин свободнокаменщицкий". Екатеринбург. 1995.
Артемьева Т.В. История метафизики в России ХVIII века.
СПб., 1996.
Барабаш Ю. "Знаю человека": Григорий Сковорода. М.,
1989.
Баранец Н.Г. Университетские философы и декабристы. //
Русская философия: многообразие в единстве. М.,
2000-2001. С. 14-18.
Болдырев А.И. Масонство как феномен русской культуры
ХVIII века.// Там же. С. 22-24.
Калитин П.В. Парадоксальные особенности секуляризации в России ХVIII века. // Там же. С. 95-98.
Болдырев А. И. Проблема человека в русской философии
ХVIII века. М., 1986.
Вернадский Г.В. Два лика декабристов. // Свободная
мысль. 1993. № 15.
Духовный алфавит. Григорий Сковорода и литература его
времени. М.: Славян. диалог, 2000.
Избранные произведения русских мыслителей второй половины ХVIII в. М., 1952. Т. 1. С. 111-133, 257-286.
Кузьмин А.Г. Татищев. М., 1981.
Ласло-Куцюк М. Взгляд Сковороды на космогонию и античная эзотерическая арифмология. // Филос. и социол. мысль. Киев. 1991. № 10. С. 100-112.
Марченко О.В. Григорий Сковорода. // Духовный алфавит. Григорий Сковорода и литература его времени.
М.: Славян. диалог, 2000. С. 139-156.
Масонство в его прошлом и настоящем. М., 1991. Т. 1.
Статьи А.В. Семеки, В.Н. Тухалевского и Н.К. Пиксанова. С. 124-255.
34
Моряков В.И. Русское просветительство второй половины ХVIII в. М., 1994.
Нечкина М.В. Декабристы. М., 1983. С. 14-20, 74-96, 158169.
Панибратцев А.В. Наша духовная сокровищница. // Духовный алфавит. Григорий Сковорода и литература
его времени. М.: Славян. диалог, 2000. С. 5-28.
Платонов О.А. Терновый венец России: История масонства. 1731-1995. М., 1996.
Пустарнаков В.Ф. Еще раз о сущности философии русского Просвещения 1860-х годов и впервые о его кризисе. // История философии. М., 1999. № 4. С. 57-88.
Русская мысль в век Просвещения. М., 1991. Гл. 1. § 3. С.
38-71. Гл. 4. С. 157-173. Гл. 6. §§ 3, 4. С. 218-245. Гл.
7. С. 246-264.
Федоров В.А. Декабристы и их время. М., 1992.
Шкуринов П.С. Философия в России ХVIII века. М., 1992.
С.89-95, 130-150, 209-210,171-182.
Шкуринов П.С. А.Н. Радищев. Философия человека. М.,
1988.
Рудницкая Е.Л. Поиск пути : Рус. мысль после 14 дек.
1825 г. М.: Эдиториал УРСС, 1999.
Эрн В. Григорий Саввич Сковорода. Жизнь и учение. //
Лики культуры. Альманах. Т. 1. М., 1995. С. 321-348.
35
ТЕМА 4. МИРОВОЗЗРЕНИЕ М.В.
ЛОМОНОСОВА
М.В. Ломоносов. Вехи творчества. Энциклопедизм мировоззрения. Специфика деизма Ломоносова.
Разведение им истин природы и библейских истин. М.В.
Ломоносов — родоначальник традиции естественнонаучного материализма в России. Принципы познания в философии Ломоносова: синтез рациональных и эмпирических
методов познания, роль гипотез и основоположений в познании. Ломоносов о роли науки в просвещении и её значении для художеств и ремесел. Социальное призвание
науки; обсуждение им вопросов этики науки и свободы
исследования. Философия материи, этика и проблемы
жизненных свойств человека, его психологии. Просветительская и реформаторская направленность социальных
идей Ломоносова, его философско-исторические представления. Учение Ломоносова о языке.
Методические указания
Михаилу Васильевичу Ломоносову суждено было
стать мыслителем, глубоко и всесторонне выразившим
время перехода от старой допетровской России к России
новоевропейской.
При изучении творчества Ломоносова важно обратить внимание на разработку им новой для России картины мира, основанной на новейших достижениях европейской мысли. В число важнейших компонентов этой картины входит учение о природе, ее двух сферах: физиче-
36
ской и этической, связанной с христианскими моральными нормами.
Другими важными вопросами его исследований
были структурная организация материи, эволюционные
процессы в физическом мире, материальное единство мира и его законов. Центр его интересов — бытие в целом и
идея Бога как о космической силы, творящей мир, который способен развиваться и после божественного первотолчка. Мир, по Ломоносову, космичен, а не беспорядочен, динамичен и материален (натурален). Познание его
— естественная способность человека, знак его свободы и
достоинства.
Наука, по Ломоносову, не только вид знания и деятельности, но и духовная ценность. Поэтому она не изолирована от других форм деятельности, а соединена с
"художествами" (ремеслами и промышленностью) и искусством.
Ломоносов был патриотом России, сумевшим глубоко и гармонично соединить в своем мировоззрении национальную самобытность Отечества и общеевропейскую
культуру. Он был обращен в будущее России, переживавшей мощный импульс петровских преобразований и
заново входившей в круг мировых держав.
Важное место в работах Ломоносова занимали и
вопросы "сохранения и умножения" российского народа.
С целью разрешения этих проблем им была предложена
целостная программа социальных проектов, направленная
на улучшение общественного благосостояния, развития
экономики, промышленности, торговли, образования,
культуры и военной безопасности страны.
Особое место занимают в сочинениях Ломоносова
труды по истории России, психологии и филологии. Все
эти темы он рассматривал не только с эмпирической, но и
37
с философской точки зрения, поэтому важно познакомиться с философией истории и языка великого русского
ученого, а также с его антропологическими идеями.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. В чем состоит философское значение учения М.В. Ломоносова о материи?
2. Охарактеризуйте особенности деизма М. В. Ломоносова.
3. Философия науки М. В. Ломоносова: ее гносеологический, социальный и нравственный аспекты.
4. Познавательный оптимизм философских воззрений М.
В. Ломоносова, его идеи о возможности разумом и
опытом раскрыть тайны природы.
5. Социальные воззрения М. В. Ломоносова.
6. Этические представления М.В. Ломоносова.
7. Философско-исторические воззрения М.В. Ломоносова.
8. Основные черты учения М.В. Ломоносова о языке, идеях и человеческих качествах.
Литература
Ломоносов М. В. Из заметок по физике и корпускулярной
философии. // Ломоносов М.В. Избр. филос. произв.
М., 1950. С. 92-96. (Можно использовать любое другое издание этого и других, указанных ниже трудов
М.В. Ломоносова.)
Ломоносов М.В. Опыт теории о нечувствительных частицах тел и вообще о причинах частных качеств. // Там
же. С 97-122.
Ломоносов М. В. Размышления о причинах теплоты и холода. / Там же. С. 137-142; 148-154.
Ломоносов М. В. Слово о пользе химии. // Там же. С.164171.
38
Ломоносов М.В. Рассуждение о твердости и жидкости
тел. // Там же. С. 340-344.
Ломоносов М.В. О размножении и сохранении российского народа. // Там же. 598-614.
Ломоносов М.В. И.И. Шувалову. // Там же. С.663-666,
680-682.
Ломоносов М.В. Гр. М.И. Воронцову. // Там же. С. 700712.
Лебедев Е.Н. Ломоносов. М., 1990. (Серия ЖЗЛ) С. 148158, 217-221, 226-241, 329-366, 452-468, 495-510.
Русская мысль в век Просвещения. М., 1991. Гл. 3. § 1, 2.
С. 131-156.
Сухов А.Д. Материалистически ориентированный деизм
М.В. Ломоносова. // Русская философия: многообразие в единстве. М., 2000-2001. С. 201-203.
Уткина Н.Ф. Ломоносов. Смена ориентиров и появление
нового типа мировоззрения в истории русской мысли.
// Вопр. филос. 1986. № 9. С. 21-36.
Шкуринов П.С. Философия России ХVIII века. М., 1992.
С. 111-129.
Щипанов И.Я. Ломоносов и русская философия. // Вест.
Моск. ун-та. Сер VIII. Экономика, философия. 1965.
№ 5. С. 33-45.
39
ТЕМА 5. ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX
СТОЛЕТИЯ: ИСТОКИ ВЕДУЩИХ
ТЕЧЕНИЙ РУССКОЙ МЫСЛИ
Духовно-академическая философия в России.
Ф.А. Голубинский — основатель московской школы духовно-академической философии. Ф. Сидонский и его
"пантеистический теизм". "Трансцендентальный монизм"
В.Д. Кудрявцева-Платонова. В. Карпов и его "синтетическая" философия. Духовные академии и их роль в развитии философского образования в России.
Идеи "официальной народности". Философские
аспекты наследия С.С. Уварова, М.П. Погодина, С.П. Шевырева. Их идеи философии образования. Отзвуки идеологемы "православие, самодержавие и народность" в философских исканиях в России XIX в.
Шеллингианство в России. Московское "Общество любомудров": В.Ф. Одоевский, В.В. Веневитинов. Развитие русского научного языка и планетарная модель общества. Общественный идеал, идея самобытности России
и самостоятельности русской философии.
П.Я. Чаадаев. Этапы духовной эволюции Чаадаева. Идеи гносеологии и философской антропологии в
творчестве Чаадаева. Теория познания и самопознания.
Религиозная окрашенность философии истории Чаадаева;
провиденциализм и концепция исторического предназначения России. Проблема Востока и Запада.
Философия славянофильства. Философские воззрения И. Киреевского, его идея "верующего мышления"
40
и "цельного знания". Учения А. Хомякова о соборности и
"живом знании". Историософия основоположников славянофильства и их оценка исторического пути России в
системе "Восток — Запад". Философия культуры и просвещения славянофилов. Проблема русской самобытности и отношения к западной цивилизации.
Методические указания
Тридцатые-сороковые годы в России XIX века были тем временем, когда в рамках духовных академий, различных неформальных обществ и кружков зарождались
основные направления всех последующих идейных, в том
числе и философских исканий русского общества. Как
правило, зарождение это было связано с реакцией на те
или иные социально-исторические события, происходившие в духовной и общественно-политической жизни России и стран Западной Европы. На все эти обстоятельства
как на источник формирования последующих направлений русской философской мысли и следует в первую очередь обратить внимание при изучении идейного наследия
данной эпохи. Важно при этом учесть то обстоятельство,
что к середине XIX века зародился и сформировался весь
спектр социально-философских ориентаций — от консервативных ("официальная народность") до радикальнодемократических (В.Г. Белинский).
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Раскройте содержание понятия "духовно-кадемическая
философия".
2. Проанализируйте влияние шеллингианства на русскую
университетскую философию и общество "любомудров".
3. Как понимать высказывание В.Г. Белинского "журнал
выше кафедры"?
41
4. В чем состояла критика И.В. Киреевским гегельянства.
Как согласовывалась с этой критикой выдвинутая им
идея "цельного знания"?
5. Каковы гносеологические аспекты учения И.В. Киреевского о целостности и полноте человеческого существа и как эти аспекты согласовывались с идеей А.С.
Хомякова о "живознании"?
5. Как проявились идеи католицизма в философии П.Я.
Чаадаева?
6. Проблема России и Запада в трудах П.Я. Чаадаева: как
она им решалась?
7. Каковы особенности философии культуры П.Я. Чаадаева?
8. Охарактеризуйте идею соборности А.С. Хомякова. В
чём её философско-богословский, гносеологический,
нравственный и социальный смысл?
Литература
Голубинский Ф.А. Лекции по философии. // Русская философия первой половины XIX века. Хрестоматия.
Свердловск, Изд-во Уральского ун-та, 1987. С. 307322.
Карпов В.Н. Введение в философию. // Там же. С. 323341.
Хомяков А.С. По поводу Гумбольдта. // Там же. С. 275286.
Чаадаев П.Я. Философические письма. Письмо первое. //
Чаадаев П.Я. Соч. М.: Правда, 1989. С. 15-35.
Чаадаев П.Я. Апология сумасшедшего. // Там же. С. 139155.
Киреевский И.В. Девятнадцатый век. // Киреевский И. В.
Критика и эстетика. М.: Искусство, 1979. С.79-101.
Киреевский И.В. В ответ Хомякову. // Там же. С. 143-153.
42
Киреевский И.В. О характере просвещения Европы и о
его отношении к просвещению России. // Там же. С.
248-293.
Киреевский И.В. О необходимости и возможности новых
начал для философии. // Там же. С. 293-333.
Хомяков А.С. "Семирамида". // Хомяков А.С. Соч. в 2-х т.
Т. 1. М., 1994. С. 15-446.
Хомяков А.С. О старом и новом. // Там же. 456-470.
Артемьева Т.В. Академическая философия в России XVIII
в. // Очерки по истории Санкт-Петербургского университета. СПб., 2000. С. 19-42
Бердяев Н.А. Алексей Степанович Хомяков. Томск, 1996.
Бердяев Н.А. А.С. Хомяков как философ. // Н. Бердяев о
русской философии. Ч. 2. Свердловск, 1991. С. 32-37.
Благова Т.А. Родоначальники славянофильства: А. Хомяков и И. Киреевский. М., 1995.
Гершензон М.О. И.В. Киреевский. // Гершензон М.О.
Избр. работы. М., 1989.
Гершензон М.О. Славянофильство. // Вопр. филос. 1997.
№ 12. С. 68-72.
Гершензон М.О. Грибоедовская Москва; П. Я. Чаадаев;
Очерки прошлого. М., 1989. С. 107-221, 290-365.
Глинский Б.А., Козлова О.В. Мир П.Я. Чаадаева М.:
Альтекс, 2000.
Каменский З.А. О современных прочтениях П.Я. Чаадаева
// Вопр. филос. 1992, № 2. С. 136-138.
Каменский З.А. Московский кружок любомудров. М.:
Наука, 1980. С. 13-68.
Каменский З.А. Чаадаев — критик славянофильства. //
История философии. № 4. М.: ИФ РАН, 2000. С. 135161.
43
Кошелев В.А. Парадоксы Хомякова. // Хомяков А.С. Соч.,
в 2-х т. Т. 1. М., 1994. С. 3-14.
Кошелев В.А. Славянофилы и официальная народность. //
Славянофильство и современность. СПб., 1994. С.
122-135.
Мюллер Э.И. И.В. Киреевский и немецкая философия. //
Вопр. филос. 1993. № 5.
Тарасов Б.Н. Чаадаев. М., 1990.
Песков А.М. Германский комплекс славянофилов. //
Вопр. филос. 1992. № 8. С. 105-120.
Письмо С.Н. Трубецкого о славянофильстве. // Вопр. филос. 1996, № 1. С. 148-149.
Розанов В.В. Алексей Степанович Хомяков. // Розанов
В.В. Собр. соч. О писательстве и писателях. М., 1995.
С. 456-466.
Тарасов Б.Н. Непрочитанный Чаадаев, неуслышанный
Достоевский: Христианская мысль и соврем. сознание. М.: Academia, 1999.
Трубецкой Н.И. Славянофильство. М., 1986.
Хоружий С. Хомяков и принцип соборности. // Здесь и
теперь, 1992. № 2.
Цвык И.В. Духовно-академическая философия в России
ХIХ в. М.: РУДН, 2002.
Цимбаев Н.Н. Славянофильство. М., 1986. Гл. 1 и 3. С. 555; 103-183.
Чернышевский Н.Г. Очерки гоголевского периода русской литературы. Ст. третья. // Чернышевский Н.Г.
Избр. филос. соч. в 3-х т. М., 1950. Т. 1. С. 509-513.
Шапошников Л.Е. Философские портреты (Из истории
отечественной мысли). Новгород, 1993. С. 8-83.
Шапошников Л.Е. Философия соборности: Очерки русского самосознания. СПб., 1996. С. 9-31.
44
ТЕМА 6. ФИЛОСОФСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ
СЛАВЯНОФИЛОВ И РАДИКАЛЬНЫХ
ДЕМОКРАТОВ
Кружок Н.В. Станкевича. Феномен философского кружка в русской философской мысли первой половины ХIХ в. Рецепция немецкой классической философии в
кружке Н.В. Станкевича. Мировоззрение В.Г. Белинского;
его полемика с Н.В. Гоголем. Тема "бунта личности" против "мировой гармонии". Материалистические взгляды на
природу и человека.
Т.Н. Грановский как мыслитель, истолкование
им национально-государственных вопросов и развитие
идей историзма, диалектики и социального детерминизма.
Творческие искания А.И. Герцена. Специфика
реализма А.И. Герцена, проблема взаимосвязи науки и
философии, поиски революционной теории и "духовная
драма" Герцена. Экзистенциальные мотивы в творчестве
Герцена. Идея "русского социализма" и концепция всемирного культурно-исторического процесса.
Н.Г. Чернышевский и усиление тенденций рационализма и материализма в России. Антропологический материализм и теоретико-познавательные воззрения
Чернышевского: теория "разумного эгоизма", идея социально-политической детерминированности философии,
критика "иллюзионизма" и проблема истины. Основные
принципы эстетики. Отношение Н.Г. Чернышевского к
философии Г. Гегеля и Л. Фейербаха.
45
Мыслители "школы Н.Г. Чернышевского":
Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев, М.А. Антонович. Особенности их философского материализма. Социоцентризм философской мысли, высокая оценка науки и культурного прогресса. Феномен русского нигилизма, его философские и социальные основания.
Методические указания
Эпоха середины XIX в. в России отличалась особой
социальной напряженностью. Конец царствования императора Николая I, Крымская война, подготовка крестьянской реформы и последствия отмены крепостного права
привели к тому, что духовные искания русского общества
были преимущественно сосредоточены не на теоретических философских вопросах, скажем, гносеологического
или метафизического характера, а на социальнополитических проблемах. Однако проблемы эти решались
на основе достаточно определенных мировоззренческих
принципов.
Выявлению связи между собственно философскими позициями и вытекающими из последних социальнопрактическими преобразовательными идеями и необходимо уделять главное внимание при знакомстве с развитием русской философской мысли в эту эпоху. Например,
русские радикалы (в частности, В.Г. Белинский) не могли
смириться с гегелевским тезисом "все разумное действительно, все действительное разумно", т.к. применительно
к самодержавию этот тезис оправдывал существующее
положение вещей в обществе, что было недопустимо для
революционно-демократической мысли. Более того, само
абстрактное западное теоретизирование с неумолимостью
"приземлялось" для практических нужд решительных социальных изменений — даже гегелевская диалектика
стала носить у Герцена прикладной характер: "Диалекти46
ка — алгебра революции". Необходимо также четко
представлять, как складывался весь спектр социальнополитических взглядов русского общества, начиная от
самого умеренного либерализма до крайнего радикализма.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Объективный идеализм Н.В. Станкевича: в чем он заключался?
2. Опишите эволюцию отношения В.Г. Белинского к учению Г. Гегеля.
3. Спор В.Г. Белинского с Н.В. Гоголем: кто был прав?
4. Охарактеризуйте философско-исторические идеи Т.
Грановского.
5. В чём заключалась концепция диалектического единства бытия и мышления в философии А.И. Герцена?
6. Основные черты "антропологического принципа" Н.Г.
Чернышевского.
7. Этика "разумного эгоизма" Н.Г. Чернышевского: ее
теоретические истоки и социальный смысл.
8. Дайте характеристику отношения Н.Г. Чернышевского
к диалектике?
9. Что имел в виду Н.А. Добролюбов, говоря о "вечных
законах мировой жизни" и "общих печалях"?
Литература
Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года.
// В.Г. Белинский. Избр. филос. соч. в 2-х т. М.: Соцэкгиз, 1946. Т. 2. С. 278-309.
Белинский В.Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года.
// Там же. Т. 2. С. 412-419, 439-457.
Белинский В.Г. Письмо к Гоголю. // Там же. С. 512-522.
Белинский В.Г. Руководство к познанию новой истории. //
Там же. С. 19-159.
47
Белинский В.Г. Ответ "Москвитянину". // Там же. С. 353413.
Герцен А.И. Дилетантизм в науке. // А. И. Герцен. Избр.
филос. соч. М.: Соцэкгиз, 1946. Т. 1. С. 13-88.
Герцен А.И. Письма об изучении природы. // Там же. Т. 1.
С. 89-284.
Чернышевский Н.Г. Антропологический принцип в философии. // Чернышевский Н. Г. Соч. в 2-х т. Т. 2, М.,
1987. С. 146-229.
Чернышевский Н.Г. Характер человеческого знания. //
Там же. С. 484-502.
Чернышевский Н.Г. Критика философских предубеждений против общинного владения. // Там же. Т. 1. С.
603-643.
Азнауров А.А. Этическое учение Чернышевского. М.,
1979.
Булгаков С.Н. Душевная драма Герцена. // Булгаков С.Н.
Соч. в 2-х т. М., 1993. Т. 2. С. 95-130.
Володин А.И. Александр Герцен и его философские искания. //Герцен А.И. Соч. в 2-х т. Т. 1. М., 1985. С. 362.
Володин А. М. А. И. Герцен. М.: Мысль, 1970.
Володин А.И. Об историософии Герцена. // Вопр. филос.
1996, № 9. С. 82-89.
Дискуссионные проблемы исследования наследия Н.Г.
Чернышевского. М., 1984.
Каменский З.А. Тимофей Николаевич Грановский. М.,
1988.
Никоненко В.С. Материализм Чернышевского, Добролюбова, Писарева. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1983.
Набоков В.В. Дар. (Любое издание, глава, посвященная Н.
Г. Чернышевскому).
48
Отечественная философия: опыт, проблемы, ориентиры,
исследования. М., 1993. Вып. 11. А.И. Герцен.
Пантин И.К. Человек и действительность в философской
концепции Н.Г. Чернышевского. // Чернышевский
Н.Г. Соч. в 2-х т. Т. 2. М., 1987. С. 3-69.
Плеханов Г.В. Философские взгляды А.И. Герцена. //
Плеханов Г.В. Избр. филос. произв. В 5-ти т. Т. IV. С.
679-737.
Плеханов Г.В. Н.Г. Чернышевский. // Там же. С. 181-397.
Плеханов Г.В. Чернышевский в Сибири. // Там же. С. 398414.
Соловьёв Вл. Первый шаг к положительной эстетике. //
Соловьёв В.С. Соч. в 2-х т. Т. 2. М.: Мысль, 1988. С.
548-555.
Сербиненко В.В. Гегель и русская религиозная метафизика XIX в. // Судьбы гегельянства: Философия, религия и политика прощаются с модерном. М., 2000.
Страда В. Гуманизм и терроризм в русском революционном движении. // Вопр. филос. 1996, № 9. С. 102-111.
Флоровский Г. Герцен в сороковые годы. // Вопр. филос.
1995. № 4. С. 80-97.
49
ТЕМА 7. ФИЛОСОФИЯ В
ПОРЕФОРМЕННОЙ РОССИИ
Пореформенный период отмечен как общим социально-экономическим подъемом, так и прогрессом культуры, в том числе и философии. На протяжении нескольких десятилетий наблюдался все более ускоряющийся
рост цивилизационного потенциала страны. Именно в это
время происходит расцвет творчества самых ярких после
А.С. Пушкина деятелей отечественной культуры — Л.Н.
Толстого, Ф.М. Достоевского, В. Соловьева. Философия
начинает проникать во все существенно значимые области духовной жизни — в литературу и религиозное сознание, в науку и политическую публицистику. Рассмотрению философских идей в этих сферах посвящены последующие специальные темы курса, но важно рассмотреть и
те течения мысли, которые составляли либо общий фон
творчества наиболее значимых персоналий русской философии этого периода, либо были непосредственными
предтечами ведущих философских школ пореформенного
и последующего периодов в истории идей в России.
"Философия сердца" П.Д. Юркевича. П.Д. Юркевич как оппонент Н. Чернышевского. Влияние философских идей П.Д. Юркевича на формирование философских воззрений В.С. Соловьёва.
Почвенничество в России. Отечественные истоки
почвенничества — "молодая редакция" журнала "Москвитянин". Идея о "национальной почве" как основе социального и духовного развития России в философских построениях "последних романтиков" А.А. Григорьева,
50
братьев М.М. и Ф.М. Достоевских, Н.Н. Страхова и др.
Концепция "культурно-исторических типов" Н.Я. Данилевского. Проблема России и Европы в творчестве Н.Я.
Данилевского. Соотношение славянского и романогерманского культурно-исторических типов. Н.Я. Данилевский и теории локальных цивилизаций (О. Шпенглер,
П. Сорокин, Л.М. Лопатин). Историософия и религиозноромантический консерватизм К.Н. Леонтьева. Концепция
"триединого процесса развития". Византизм как религиозно-культурный идеал. Идея "цветущей сложности" и
эстетизм как конститутивные принципы философии К.Н.
Леонтьева.
Методические указания
Характеризуя теоретическое наследие П.Д. Юркевича, важно учитывать, что он был одновременно и философом и богословом. В критико-философских работах он
четко разграничивал эти два предмета, однако, при изучении его собственных сочинений нередко бывает трудно
уловить грань, когда общие философские рассуждения
выливаются в выводы метафизическо-богословского характера. Также необходимо отметить и его глубинный
интерес к христианизированному платонизму (кардиогносии), который впоследствии вылился в разработку еще
одной характерной для русской философии темы, которую можно определить как метафизику любви и философию сердца.
Почвенничество явилось важной идейной альтернативой набиравшим влияние либеральным, радикальным
и революционными течениям в России (демократическая
публицистика, народничество, влияния западной философии и общественной мысли). Важно обратить внимание
и на то, что почвенничество было, с одной стороны, консервативной реакцией, с другой — предостережением
51
против резких социальных и культурных сдвигов в жизни
России, попыткой не только защитить традиции народной
культуры, но и законсервировать их. Целесообразно проследить ретроспективную связь почвенничества со славянофильством и перспективную — с философией В.В. Розанова и Н.А. Бердяева.
Представители почвенничества обращают большое
внимание на социокультурные проблемы, они возводят
элементы иррационализма в жизненный принцип, декларируя "вражду к любой теории". Отсюда отсутствие четких определений, прескриптивность (нормативность) их
дискурса, алармизм их социальных проектов. Идеалы их
синкретичны: они затрагивают жизненные, художественные и национальные ("народные") аспекты и стремятся
выразить их в нерасчлененной, "органической" форме.
Важно обратить внимание на то, что в понятие "культурно-исторического типа" Н.Я. Данилевский вкладывает все
многообразие сословных и общенациональных характеристик общества, выделяя при этом особые национальнопсихологические и культурные черты народной жизни.
Народы при этом уподобляются живым организмам, подчиняющимся не общемировым закономерностям, которые
должны были бы объединить их в единое человечество, а
своим внутренним стадиям рождения, роста, расцвета,
старения и смерти, хотя эти стадии и типичны практически для всех цивилизаций.
Вместе с тем, для понимания значения "органических" теорий культуры и цивилизационного подхода к
объяснению мировой истории, следует учесть, что идеи
Н.Я. Данилевского и К. Леонтьева предвосхитили учения
О. Шпенглера и А. Тойнби.
52
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Охарактеризуйте учение П.Д. Юркевича о "сердце" как
основе духовно-нравственной деятельности.
2. Как понимал П.Д. Юркевич соотношение философии,
психологии и физиологии?
3. Покажите связь концепции П.Д. Юркевича с учениями
И. Киреевского и А. Хомякова. Каково было ее влияние на последующее развитие философии в России?
4. Изложите взгляды Н.Я. Данилевского относительно
этапов эволюции культурно-исторических типов. В
чем состоит элемент биологизаторства в его истолковании общественной жизни и мировой истории?
5. Как понимал Н.Я. Данилевский идею народа?
6. Какова, по Н.Я. Данилевскому, историческая миссия
России по отношению к славянскому миру и Европе?
7. В чем суть идеи К. Леонтьева о трех стадиях развития
культуры?
8. Назовите позитивные и негативные последствия "византийского крещения" с точки зрения К. Леонтьева.
9. Каковы основные черты леонтьевской философии истории России?
10. Каково методологическое значение эстетизма К. Леонтьева?
11. В чем состоит особенность историософии почвенничества?
12. Каким образом концепция культурно-исторических
типов Н.Я. Данилевского связана с аналогичными западными теориями?
Литература
Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М.: Книга, 1991.
53
Леонтьев К.Н. Византизм и славянство. // Леонтьев К.Н.
Цветущая сложность: Избр. статьи. М., 1992. С. 67126.
Леонтьев К.Н. Славянофильство теории и славянофильство жизни. // Там же. С. 293-301.
Леонтьев К.Н. Поздняя осень России. М.: Аграф, 2000.
Леонтьев К.Н. Pro et Contra. В 2-х тт. СПб., 1995.
Юркевич П.Д. Сердце и его значение в духовной жизни
человека по учению слова Божия. // Юркевич П.Д.
Филос. произв. М.: Правда, 1990. С. 69-103.
Юркевич П.Д. Из науки о человеческом духе. //Там же. С.
104-138; 162-192.
Юркевич П.Д. Материализм и задачи философии. // Там
же. С. 193-244.
Юркевич П.Д. Разум по учению Платона и опыт по учению Канта. // Там же. С. 466-528.
Шпет Г.Г. Философское наследие П.Д. Юркевича: (К сорокалетию со дня смерти). // Там же. С. 578-638.
Абрамов А.И. Памфил Данилович Юркевич. //Юркевич
П.Д. Филос. произв. М.: Правда, 1990. С. 3-6.
Абрамов А.И. О философском реализме П.Д. Юркевича. //
Философия реализма. СПб., 1997. С. 91-102.
Абрамов А.И. Философское творчество П.Д. Юркевича и
его влияние на развитие русской философской мысли
конца Х1Х-нач. ХХ в. // Из истории религиозной философии в России ХIХ — нач. ХХ в. М., 1990.
Авдеева Л.Р. Проблема "Россия и Европа" в воззрениях
Н.Я. Данилевского и К.Н. Леонтьева. // Вест. Моск.
ун-та. Сер. 7. Философия. 1982. № 3. С. 74-86.
Бажов С.И. К вопросу о генезисе теории культурноисторических типов Н.Я. Данилевского. // Русская
философия: многообразие в единстве. М., 2000-2001.
С.14-16.
54
Бердяев Н. А. Константин Леонтьев. (Очерк из истории
русской религиозной мысли). // К.Н. Леонтьев. Pro et
contra. Кн. 2. СПб., 1995. С. 29-179.
Булгаков С.Н. Победитель-побежденный (Судьба К.Н.
Леонтьева). // Булгаков С.Н. Соч., в 2-х т. М., 1993. Т.
2. С. 546-563. Или его же: Тихие думы. М., 1996. С.
82-95.
Иваск Ю.П. Константин Леонтьев. Жизнь и творчество. //
К.Н. Леонтьев. Pro et contra. Кн. 2. СПб., 1995. С. 229650.
Козырев А.П. Константин Леонтьев в "зеркалах" наследников. // Тихие думы. М., 1996. Кн. 1. С. 417-435.
Козырев А.П. Владимир Соловьёв и Константин Леонтьев: диалог в поисках "Русской звезды". // Начала.
1992. № 2. С. 63-73.
Константинов В. К истории одной полемики (К.Н. Леонтьев и В.С. Соловьёв о проблемах христианской эсхатологии). // Там же. С. 79-87.
Корольков А.А. Пророчества Константина Леонтьева.
СПб., 1991.
Репников А.В. "Эстетический аморализм" в произведениях К.Н. Леонтьева. М., 1999.
Сивак А.Ф. Константин Леонтьев. Л., 1991.
Соловьёв В.С. О философских трудах П.Д. Юркевича. //
Юркевич П.Д. Филос. произв. М.: Правда, 1990. С.
552-557.
Соловьёв В.С. Н.Я. Данилевский. // В.С. Соловьёв. Соч. в
2-х т. Т. 2. М.: Правда, 1988. С. 406-414.
Соловьёв В.С. Леонтьев. // Там же. С. 414-419.
Чернышевский Н.Г. Полемические красоты. Коллекция
первая. Гл. VI. // Чернышевский Н.Г. Соч., в 2-х т. Т.
2. М., 1987, С. 313-331.
55
Франк С.Л. Миросозерцание Константина Леонтьева.
Константин Леонтьев, русский Ницше. // Франк С.Л.
Русское мировоззрение. СПб., 1996. С. 399-421.
Янов А.Л. Трагедия великого мыслителя. // Вопр. филос.
1992. № 1. С. 61-88.
56
ТЕМА 8. ФИЛОСОФИЯ В.С. СОЛОВЬЁВА
Вехи жизни и творчества В.С. Соловьёва. Его учение о философии как особого рода духовной деятельности или "деле личного разума". Идея цельного знания:
попытка органически соединить онтологические, гносеологические, этические, эстетические и социальные идеи в
рамках всеобщего синтеза, своеобразного органотелеологизма (целеполагание по законам органического развития). Специфические черты философского интеллекта
В.С. Соловьёва: кумулятивность, стремление "оправдать"
практически любую философскую систему, т.е. включить
ее лучшие элементы в метафизику всеединства, это и метафизичность мышления — обращенность непосредственно к первым основаниям, высшим целям мироздания и
человеческим идеалам.
Метафизика всеединства В.С. Соловьёва как
стройная, внутренне непротиворечивая целостная философская система. Учение о бытии и сущем — основа и
главная тема метафизики В.С. Соловьёва. Абсолютносущее или Бог как сверхприродное идеальное начало, порождающее Софию, душу мира, ее идейную и идеальную
основу, а через нее — и материальную действительность.
Особенность категориальной схемы Соловьёва, переворачивание субординации между бытием и сущим как реакция против обезличенного, формального духа гегелевской
философии.
Идея сознания в сочинении В.С. Соловьёва "Теоретическая философия". Значение этой работы для становления феноменологического движения в России. Теория
57
мирового процесса и философия истории. Философская
антропология: религиозно-метафизические, гносеологические и культурологические аспекты. Этическое учение
В.С. Соловьёва, роль в нем первичных нравственных
данных, моральных норм, личной и общественной нравственности. Особенности его социальной философии и
идеи богочеловечества. Философия истории и идея всемирной теократии. Эсхатологические мотивы в творчестве позднего В.С. Соловьёва.
Методические указания
Философия Владимира Соловьёва столь всеобъемлюща, что оказала влияние на все последующее развитие
русской философской мысли. Его метафизика всеединства носит исключительно стройный, внутренне гармоничный характер, поэтому при знакомстве с ней главное
внимание нужно уделить тем исходным посылкам, на основе которых выстроена система его мировоззрения: проблеме цельного знания и учению о сущем.
Центр философской системы Соловьёва — интуиция всеединства, которое представляет собой первоначало всего сущего, имеет духовный характер и составляет
его первооснову, будучи независимым от сознания и первичным по отношению к нему. Философия, по Соловьёву,
— это род духовной деятельности личности, синтезирующий в себе все сферы знания. Ввиду явной этической
окрашенности воззрений Соловьёва, он в своих построениях постоянно утверждает достоинство человека и устремлен к поиску "идеальной объективности". Философия
в этом контексте — высшая форма знания, божественная
мудрость, "свободная теософия", т. к. имеет своим предметом истинно сущее в его объективном проявлении, (потому что существующее может и не иметь сущности, а
приобретать ее постепенно, подобно тому, как человек
58
постепенно набирается жизненного опыта), а ее субъект
— единичное познающее "Я". Смысл этого знания —
внутреннее воссоединение человека с этим сущим, т. е. с
обществом, природой и, в конечном счете, с трансцендентным.
Важно обратить внимание на то, что у Соловьёва
нет какого-то одного, базового определения человека, т. е.
он имеет у него множество дефиниций. Человек обладает
тремя началами: эмоциональным, рациональным и волевым. Человеческий организм, по Соловьёву, — высшая
форма органической материи, новое звено на пути воссоединения мира с Богом. Это живое воплощение космической двойственности, объединяющей в себе божественную и материальную природу, отсюда одновременно счастье и трагизм его положения. Но, кроме это, в нем присутствует еще и собственно свое — "humanum", иначе он
не был бы самоценным существом и не мог бы балансировать на грани этих противоположных начал.
При анализе социально-исторических взглядов Соловьёва следует отметить сочетание в них прогрессистских, эволюционных и организмических законов обеспечивающих общественную и историческую динамику.
Кроме того, в мире присутствует и целеполагание, корни
которого связаны с метаисторическими, божественными
началами. Вселенная — единый мировой организм, объединяющим началом которого является София. Это одновременно и божественный разум (идея), и материя, и душа мира, в которой есть нечто от Бога, и благодаря этому
она обеспечивает связь между земным и божественным.
Мировой процесс начался, по Соловьёву, с "космического
грехопадения" — мир отпал от Божества и раскололся на
противоположные элементы. Логика мирового процесса
— в примирении этого хаотического множества с собой и
59
с Богом и объединение Вселенной в абсолютный целостный организм. Важно объяснить при этом, почему Соловьёв называет это процесс "собиранием Вселенной", и
какова при этом роль человека как участника богочеловеческого процесса.
С метафизической точки зрения, история по Соловьёву — это процесс отпадения и возвращения мировой
души к Богу, это богочеловеческий процесс взаимного
движения друг к другу, кульминация которого — воссоединение человечества с Богом..
Мир Соловьёва софиен, во всем есть отблеск божественного, души мира, Софии. Поэтому философ рассматривает мир не только как бытие, разворачивающееся
в ходе своего возвращения к Богу в виде все более высоких уровней развития Вселенной, но и как реальность изначально этически прекрасную. Прогресс совершенства
мира — это прогресс жизни, истины, добра и красоты. В
контексте описания этой иерархии важно ответить на вопрос: почему мир гармоничен или может быть таковым?
Почему все всегда можно исправить и нет бытия зла как
такового?
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Изложите основы теоретической философии В.С. Соловьёва.
2. Учение В.С Соловьёва о всеединстве и понимание им
идеи Софии как "Мировой души".
3. Как трактовал В.С. Соловьёв мировой процесс развития?
4. В чем смысл учения о "вселенской теократии"?
5. Идея богочеловечества и философия истории В.С. Соловьёва: в чём их оригинальность?
60
6. В чём специфика трактовки В.С. Соловьёвым соотношения бытия и сущего? Как соотносятся категория
"сущее" и понятие "Бог" у Соловьёва?
7. Что имел в виду В.С. Соловьёв, говоря о первоматерии?
Как он трактует материю?
8. Каковы основные черты философской антропологии
В.С. Соловьёва?
9. Как объясняет В.С. Соловьёв корни морального в человеке и каковы основные моральные императивы
софиологии?
10. Каковы общие черты учения В.С. Соловьёва о сознании (по работе "Теоретическая философия")?
Литература
Соловьёв В.С. Оправдание добра. Нравственная философия. // Соловьёв В.С. Соч. в 2-х т. Т. 1. М.: Мысль,
1988. С. 98-135, 151-154, 163-169, 174-182, 193, 205206, 215-222, 226, 236-238, 245-253, 256-258, 266-268,
274-277, 281, 284, 286-287, 337-338, 345-349, 354-355,
358, 359, 375-379, 406-407, 412-416, 424-427, 448, 457,
467, 473-475, 485-486, 489-490, 493, 499, 500, 504-509,
514, 522, 534-540, 544-548.
Соловьёв В.С. Критика отвлеченных начал. // Там же. С.
586-599, 610-615, 620-623, 627, 630-633, 644-652, 674675, 680-681, 684-685, 691-694, 697-700, 718-719, 728729, 732-734, 737-738, 741-744.
Соловьёв В.С. Теоретическая философия. // Там же. Т. 1.
М., 1989. Часть I. (Первое начало теоретической философии); гл. V., гл. VIII — Х, гл. XXII. Часть II. (Достоверность разума), гл.II — VIII. Часть III. (Форма разумности и разум истины), гл. I — VIII.
Соловьёв В.С. Философские начала цельного знания. //
Там же. Т. 2. С. 139-288.
61
Соловьёв В.С. Чтения о богочеловечестве (9, 11, 12 чтения). // Там же. Т. 2. М.: Правда, 1989. С. 120-133,
152-170.
Соловьёв Вл. Вера, разум и опыт.// Вопр. филос. 1994, №
1/ С. 113-128.
Соловьёв В.С. Спор о справедливости. // Соч. М., Харьков: ФОЛИО, 1999.
Вл. Соловьёв: Рro et contra: Личность и творчество Вл.
Соловьёва в оценке рус. мыслителей и исследователей: Антология / СПб.: РХГИ, 2000.
Абрамов А.И. Философия всеединства Владимира Соловьёва и традиции русского платонизма. // История
философии. № 6. М.: ИФ РАН, 2000. С. 15-32.
Акулинин В.Е. Философия всеединства: от В.С. Соловьёва к П.А. Флоренскому. Новосибирск: Наука, 1990.
Асмус В.Ф. В.С. Соловьёв: опыт философской биографии. // Вопр. филос. 1988. № 6.
Асмус В.Ф. Теоретическая философия Соловьёва. // Филос. науки, 1982, № 2. С. 142-149.
Асмус В.Ф. Владимир Соловьёв. М.: Прогресс, 1994.
Бердяев Н.А. Основная идея Вл. Соловьёва.// Н. Бердяев о
русской философии. Ч. 2. Свердловск, 1991. С. 44-50.
Гайденко П.П. Человек и человечество в учении В.С. Соловьёва. // Вопр. филос. 1994, № 6. С. 47-54.
Гайденко П.П. Владимир Соловьёв и философия Серебряного века. М.: Прогресс-Традиция, 2001.
Даам Х. Свет естественного разума в мышлении Вл. Соловьёва. //Вопр. филос. 1992. № 8. С. 133-144.
Евлампиев И.И. Абсолют как всеединство: В. Соловьёв. //
Евлампиев И.И. История русской метафизики в Х1ХХХ вв. Ч. 1. СПб., 2000. С. 179-258.
Книга о Владимире Соловьёве. М., 1991.
62
Клайн Дж. Гегель и Соловьёв. // Вопр. филос. 1996, № 10.
С. 84-93.
Коган Л.А. В.С. Соловьёв и проблема свободы. // История философии. № 6, 2000. С. 85-107.
Кожев А. Религиозная метафизика Владимира Соловьёва.
// Вопр. филос. М., 2000. N 3. С. 104-135.
Козлова О.В. Онтологический статус божественного и
природного начал в философии В.С. Соловьёва. // История философии. № 6, 2000. С. 108-117.
Козырев А.П. Смысл любви в философии Владимира Соловьёв а и гностические параллели. // Вопр. филос.
1995. № 7. С. 59-78.
Козырев А.П. Наукоучение Владимира Соловьёва: к истории неудавшегося замысла. // Исследования по истории русской мысли. Ежегодник за 1997 год. СПб.:
Алетейя, 1997. С. 5-31.
Кувакин В. А. Философия Вл. Соловьёва. М.: Знание,
1988.
Лосев А.Ф. Вл. Соловьёв. М.: Мысль,
Лосев А.Ф. Вл. Соловьёв и его время. М., 1990.
Мочульский К. Владимир Соловьёв. // Мочульский К. Гоголь. Соловьёв. Достоевский. М., 1995. С. 63-216.
Максимов М.В. Историософия "Трех разговоров" Вл. Соловьёва. // Русская философия: многообразие в единстве. М., 2000-2001. С. 136-141.
Ненашев М.И. Вл. Соловьёв о безусловно достоверном
знании в работе "Теоретическая философия". // Там
же. С.153-156.
Роцинский С.Б. Критики учения Вл. Соловьёва и критика
в учении Вл. Соловьёва. // Там же. 179-183.
Пруцков Н.И. Достоевский и Вл. Соловьёв: "Великий Инквизитор" и "Антихрист". // Пруцков Н.И. Историко-
63
сравнительный анализ произведений художественной
литературы. Л., 1974. С. 124-162.
Рашковский Е.Б. Современное мирознание и философская традиция России: о сегодняшнем прочтении трудов Вл. Соловьёва. // Вопр. филос. 1997, № 7. С. 92106.
Роцинский С.Б. Владимир Соловьёв и западная мысль:
Критика. Примирение. Синтез. М., 1999.
Столярова Т.Ф., Пантин В.И. Воспламененная душа:
Вольные размышления о Владимире Соловьёве. М.:
РОССПЭН, 2000.
Трубецкой Е.Н. Миросозерцание Вл. С. Соловьёва. М.:
МФФ, 1995.
Франк С.Л. Новая книга о Вл. Соловьёве. Духовное наследие Владимира Соловьёва. // Франк С.Л. Русское
мировоззрение. СПб., 1996. С. 387-399.
64
ТЕМА 9. ФИЛОСОФИЯ И ЛИТЕРАТУРА:
Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ И Л.Н. ТОЛСТОЙ
Особенности мировоззрения Ф.М. Достоевского и
специфика выражения им своих философских представлений. Идея полифонии М. Бахтина и ее значение для понимания сущности мировоззрения Ф.М. Достоевского.
"Философские типы" (С. Булгаков) Ф.М. Достоевского.
Значение идеи полифонии для анализа плюрализма идей
и мировоззрений, населяющих духовную вселенную, созданную Достоевским в своих произведениях. Религиозная
окрашенность философии Ф.М. Достоевского: идея Бога,
особенности теодицеи. Гуманистические мотивы в творчестве Ф.М. Достоевского.
Проблема человека в творчестве Ф.М. Достоевского: человек как исход философских размышлений, антиномия и драма человеческого существования, проблемы сознания, свободы; познания и смысла жизни. Парадоксальность и полифонизм этики Достоевского.
Социальная философия Ф.М. Достоевского: соотношение личности, общества и истории. Диалектика
свободы личности и ее социального служения. Идея народа как "почвы", базиса истории и носителя духовных
ценностей. Мотивы мессианизма и панславизма в философско-исторических воззрениях Достоевского. Россия и
Европа: их противоречивое единство и общность судеб.
Мировоззрение Л.Н. Толстого: особенности философского мышления Л.Н. Толстого, переживание им
мира как живого организма, а истории человечества как
"волн жизни", череды сменяющих друг друга поколений
65
людей. Единство природы, общества, истории и человека
в творчестве писателя; разум и вера — ключевые понятия
познавательной позиции Л.Н. Толстого, противоречивость их отношений в сознании человека; проблема жизни и смерти в произведениях мыслителя; смысл жизни и
проблема добра. Бог и нравственное сознание. Основные
принципы этики ненасилия Л.Н. Толстого. Философия
истории Л.Н. Толстого, понимание им соотношения роли
народа и личности в истории. Толстовская методология
понимания истории, "улавливания" ее законов. Социальный критицизм Л.Н. Толстого, защита им патриархальных и общинных устоев жизни. Понимание Л.Н. Толстым
сущности и роли искусства в жизни человека и общества.
Методические указания
Своеобразие творческого наследия великих русских художников-мыслителей Ф.М. Достоевского и Л.Н.
Толстого заключается в том, что свое мировоззрение они
излагали как в художественной форме, так и в виде публицистических произведений: дневников, статей и пр.
Поэтому целостность их философских взглядов может
быть выявлена лишь при суммарном учете предлагавшихся ими решений ключевых метафизических проблем. Это
требует от читателя умения за художественной формой их
произведений, опираясь на их дневники, письма и т.д.,
видеть их личностные мировоззренческие позиции, определять их симпатии и предпочтения, касающиеся вопросов смысла человеческой жизни, диалектики добра и зла в
человеке и мире, смысла человеческой истории и др.
Вместе с тем важно видеть существенные отличия
в мировоззрениях и творческих методах этих великих
русских мыслителей. Особенно сложно проникнуть в мировоззрение Ф.М. Достоевского, легко ошибиться в его
оценках, если чисто механически отбирать, скажем, "бун66
тарские" идеи его героев и считать его лишь борцом с несправедливостью, защитником униженных и оскорбленных, либо его религиозные идеи, чтобы доказать, что
Ф.М. Достоевский — истинно православный мыслитель,
либо выбирать из его наследия гуманистические и богоборческие идеи и считать его еретиком. Важно проникнуть за "полифонию" идей Ф.М. Достоевского и увидеть
главные, фундаментальные установки Достоевскогомыслителя: его великие усилия разгадать тайну человека,
защитить его свободу и достоинство, его права на счастливую жизнь.
При изучении наследия Л.Н. Толстого важно
учесть особенности мышления этого гениального писателя и мыслителя. Главная особенность толстовского мировоззрения — его направленность на то, чтобы отыскать
моральные абсолюты, которые были бы просты для понимания и практической реализации как личностью, так и
человечеством в целом. Однако сам он видел, что в жизни
индивида и общества есть такой «иррациональный остаток», который не поддается разуму и который находится в
ведении веры; отсюда возникала необходимость примирения веры и разума, задача, которая решалась им всю
жизнь, но так и не была решена. Заслуживает внимание и
глубина проникновения Л.Н. Толстого в тайники человеческой психологии, осмысление им пограничных ситуаций в жизни человека, сочетание в толстовском мировоззрении мотивов панэтического витализма и морального
анархизма.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Каким образом идея "полифонии" М. Бахтина помогает
понять сложность мировоззрения Ф.М. Достоевского?
67
2. Каковы основные "философские типы" Ф.М. Достоевского? Дайте краткую характеристику их моральных
кодексов.
3. Опишите идейную эволюцию Ф.М. Достоевского. Каким образом его творчество связано с идеями почвенничества?
4. Каковы основные черты понимания Ф.М. Достоевским
человека? В чем смысл его духовного поиска — "найти человеческое в человеке"?
5. Как решается проблема свободы и необходимости в
творчестве Ф.М. Достоевского?
6. Как понимает Ф.М. Достоевский принципы отношений
личности и общества?
7. В чем суть гуманизма Ф.М. Достоевского и почему он
восстает против "принудительного добра".
8. В чём особенность отношения Ф.М. Достоевского к
идеям социализма? Каковы его социальные идеалы?
9. Каким образом решает Ф.М. Достоевский проблему
России и Европы? В чем он усматривает миссию России?
10. Дайте характеристику отношения Л.Н. Толстого к философии, науке и искусству.
11. Как понимал Л.Н. Толстой окружающую человека
действительность? Как понимал он понятие "мир"?
12. Каковы основные черты этики Л.Н. Толстого? В чём
видел Л.Н. Толстой смысл жизни?
13. В чем состоят основные черты философии истории
Л.Н. Толстого? Почему приоритетную роль в истории
играют, по Толстому, народные массы, простые
"дифференциалы" истории?
14. Какова социальна философия Л.Н. Толстого? В чем
состоит пафос его социального критицизма?
68
15. Проанализируйте взгляды Л. Н. Толстого на сущность
и роль искусства.
Литература
Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. Части 3-6 и
Эпилог. // Ф.М. Достоевский. Собр. соч. в 15-ти т. Т.
5. Л.: Наука, 1989, (или любое другое издание этого и
нижеуказанных произведений).
Достоевский Ф.М. Записки из подполья. // Там же. Т. 4.
Л., 1989.
Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. Часть 2. Кн. 5. Гл.
4 и 5. Кн. 6. Гл. 2 и 3. // Там же. Т. 9, 10. Л., 1991.
Достоевский Ф.М. Зимние заметки о летних впечатлениях. // Там же. Т. 4. Л., 1989. С. 388-451.
Достоевский Ф.М. Бесы. Часть 2. Гл. 1, 7, 8. Часть 3, Гл.
3. // Там же. Т 7, Л., 1990. С. 7-672.
Достоевский Ф.М. Объявление о подписке на журнал
"Время" на 1861 год. // Ф. М. Достоевский. Полн.
собр. соч. в 30-ти т. Т. 21. С. 35-37.
Достоевский Ф.М. От редакции. // Там же. С. 115.
Достоевский Ф.М. Дневник писателя. 1873. ХVI. Одна из
современных фальшей. // Там же. С. 129-134.
Достоевский Ф.М. Дневник писателя. 1880. Гл. первая.
Объяснительное слово по вопросу печатаемой ниже
речи о Пушкине. Гл. вторая. Пушкин /очерк/. Произнесено 8 июня в заседании О-ва любителей российской словесности. // Там же. Т. 29. С. 129-139, 145147.
Толстой Л.Н. Смерть Ивана Ильича // Собр. соч. в 20-ти
томах. Т. 12, М., 1964 (или любое другое издание этого и других, указанных ниже произведений Л.Н. Толстого).
Толстой Л.Н. Исповедь. В чем моя вера? Л. 1990.
69
Толстой Л.Н. Война и мир (философские отступления).
Эпилог. // Л.Н. Толстой. Собр. соч. в 22-х т. Т. 3. М.,
1989. С.Ч. I. Гл. I; Ч. 2. Гл. I, ХХV, ХХVIII; Ч. 3. Гл. I;
Т. 4. Эпилог. Ч. 1. Гл. I-IV; Ч. 2. Гл. I-V, VII-Х. (или в
любое другое издание "Войны и мира").
Толстой Л.Н. Что такое искусство? // Там же. Т. 15. С. 4748, 70-72, 77-82, 93-97, 99-102, 123-127, 135, 139, 147,
164-180, 193, 196-203, 206-211.
Толстой Л.Н. Так что же нам делать? // Там же. Т. 16. С.
209-210, 277-281, 330-340, 346-355, 382-386.
Толстой Л.Н. Ответ на определение Синода от 20-22 февраля и на полученные мною по этому случаю письма.
// Там же. Т. 17. С. 199-207.
Толстой Л.Н. О личности, жизни и поведении. М., 1998.
Л.Н. Толстой: Pro et contra: Личность и творчество Льва
Толстого в оценке русских мыслителей и исследователей: Антология, СПб., 2000.
Асмус В.Ф. Мировоззрение Толстого. // Асмус В.Ф. Избр.
филос. труды. Т. 1. М., 1969. С. 40-101.
Асмус В.Ф. Религиозно-философские трактаты Л.Н. Толстого. // Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. в 23-х т. Т. 23
М., 1957. С. 5-31.
Бабович М. Поэма "Великий инквизитор". // Русск. литра, Л., 1984. № 2. С. 74-93.
Бахтин М.М. Проблемы творчества Достоевского. М.,
1994.
Бахтин М.М. Проблемы поэтики Ф.М. Достоевского. 4-е
изд. М., 1979. С. 3-30.
Бердяев Н.А. Миросозерцание Достоевского. // Бердяев
Н.А. Философия творчества, культуры и искусства. В
2-х т. Т. 2. М., 1994.
70
Бердяев Н.А. Откровение о человеке в творчестве Достоевского.// Там же.
Бердяев Н.А. Ветхий и Новый завет в религиозном сознании Л.Н. Толстого. // Там же.
Бердяев Н.А. Л.Н. Толстой. / Н. Бердяев о русской философии. Ч. 2. Свердловск. 1991. С. 38-43.
Булгаков С.Н. Иван Карамазов (в романе Достоевского
"Братья Карамазовы") как философский тип. // Булгаков С.Н. Соч. в 2-х т. Т. 2. Избр. статьи. М., 1993. С.
14-45.
Булгаков С.Н. Очерк о Ф.М. Достоевском. Через четверть
века (1881-1906). // Булгаков С.Н. Тихие думы. М.,
1996. С. 187-216.
Булгаков С.Н. Л.Н. Толстой. // Там же. С. 234-251.
Виноградов И.И. Критический анализ религиознофилософских взглядов Л.Н. Толстого. М.: Знание,
1981.
Гин М. "Непротивленство" по Евангелию и по Л.Н. Толстому. // Наука и религия. 1978. № 9. С. 19-22.
Евлампиев И.И. Антропология Достоевского. // Вече.
СПб., 1997. Вып. 8. С. 122-126.
Евлампиев И.И. Личность как Абсолют: метафизика Ф.М.
Достоевского. // Евлампиев И.И. История русской метафизики в Х1Х-ХХ вв. Ч. 1. СПб. 2000. С. 93-178.
Иванова А.А. Русская классическая философия. От Ф.М.
Достоевского к И.А. Ильину. М.: Диалог-МГУ, 1999.
Ильин И.А. Мировоззрение Льва Толстого. // Ильин И.А.
Собр. соч. в 10-ти т. Т. 6, кн. 3. М., 1997. С. 455-477.
Карякин Ю. Ф. Достоевский и канун XXI века. М., 1989.
Кудрявцев Ю.Г. Три круга Достоевского: Событийное.
Временное. Вечное. М.: Изд-во МГУ, 1991.
Козлов Н.С. Лев Толстой как мыслитель и гуманист. М.,
1985.
71
Лаут Райнхард. Философия Достоевского в систематическом изложении. М., 1996.
Ленин В.И. Лев Толстой как зеркало русской революции.
// Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 17. С. 206-213.
Ленин В.И. Л.Н. Толстой. // Там же. Т. 20. С. 19-24.
Мардов И.Б. О "новом жизнепонимании" Льва Толстого.
// Вопр. филос. 1996. № 9. С. 39-45.
Мень А. "Богословие" Льва Толстого и христианство. //
Толстой Л.Н. Исповедь. В чем моя вера? Л., 1990. С.
5-27.
Мережковский Д. Л.Н. Толстой и Ф. Достоевский. Вечные спутники. М., 1995. С. 107-142, 187-220, 264-322,
344-348, (о "Великом инквизиторе" — С. 294-299).
Мочульский К. Достоевский. // Мочульский К. Гоголь.
Соловьёв. Достоевский. М., 1995. С. 219-549.
О великом инквизиторе: Достоевский и последующие. М.,
1991. (См. работы В.В. Розанова, С.Н. Булгакова, Н.А.
Бердяева, С.Л. Франка). С. 73-80, 133-164, 170-171,
182-183, 205-211, 219-250.
О Достоевском: Творчество Достоевского в русской мысли 1881-1931 годов. Сб. ст. М., 1990.
Пруцков Н.И. Достоевский и Вл. Соловьёв: "Великий инквизитор и "Антихрист". // Пруцков Н.И. Историкосравнит. анализ произв. худож. лит-ры. Л., 1974. С.
124-162.
Соловьёв В.С. Три речи в память Достоевского. // Соловьёв В.С. Соч. в 2-х т. М.: Мысль, 1988. С. 294-311,
314-315.
Семыкин Н.П. Л.Н. Толстой — философ нашего времени.
// Толстой Л.Н. Избр. филос. произв. М., 1992. С. 4-13.
Страда В. Гуманизм и терроризм в русском революционном движении. // Вопр. филос. 1996, № 9. С. 108-111.
72
Тареев М. Цель и смысл жизни. Гл. 4. §§ 1, 2; Гл. 7. §§ 1,
2. // Смысл жизни. Антология. М., 1994. С. 155-159,
181-183.
Тендряков В.Ф. Божеское и человеческое Льва Толстого.
// Л.Н. Толстой и русская литературно-общественная
мысль. Л.: Наука, 1979. С. 274-290.
Франк С.Л. Вера Достоевского. Апостол человечности.
Достоевский и кризис гуманизма. Легенда о Великом
инквизиторе. // Франк С.Л. Русское мировоззрение.
СПб., 1996. С. 353-374.
Франк С.Л. Нравственное учение Л.Н. Толстого. Лев Толстой и русская интеллигенция. Памяти Льва Толстого.
Лев Толстой как мыслитель и художник. // Там же. С.
432-455, 459-478.
Шестов Л. Пророческий дар. // О Достоевском. М., 1990.
С. 119-127.
Штейнберг А.З. Достоевский как философ. // Вопр. филос. 1994. № 9. С. 186-196.
73
ТЕМА 10. НАРОДНИЧЕСТВО КАК
ФИЛОСОФСКОЕ ТЕЧЕНИЕ
Народническое движение и его основные философские направления — неотъемлемая и закономерная
составляющая отечественного историко-философского
процесса. Формирование в пореформенный период ведущих народнических течений: анархистского (его главный
теоретик — М.А. Бакунин), заговорщическое или бланкистское (П.Н. Ткачёв), революционно-просветительское
(П.Л. Лавров) и либеральное (Н.К. Михайловский). Связь
философской проблематики народничества с другими областями знания (социологией, психологией, литературой
и т.д.) и сферами общественной жизни (публицистикой,
политикой, земским движением и т.д.).
Анархо-коммунистическая социальная философия
М.А. Бакунина как наиболее ранняя по своему происхождению. Начало интеллектуальной карьеры Бакунина. Его
участие в молодежных радикально-демократических
кружках Н.В. Станкевича и В.Г. Белинского. Связь в философии Бакунина материализма, атеизма и анархокоммунизма. Отношение Бакунина к вопросу об основных философских школах — материализму и идеализму.
Философско-антропологические воззрения Бакунина.
Оценка им сущности и общественной роли науки и ученых. Проблема приоритета практики и жизни по отношению к знанию, идеям и науке в трудах Бакунина.
Философские основания социальных и политических воззрений П.Н. Ткачёва, его идеи экономического
материализма. Естественнонаучные установки Ткачёва в
74
вопросах познания. Элементы нигилизма в отношении
Ткачёва к философии. Идеи Ткачёва о человеческих потребностях и их связь с его концепцией исторического
прогресса. Заговорщическая теория революции.
Антропологическая философия П.Л. Лаврова. Идея
синтеза трех положений антропологизма: "личного принципа действительности", принципа "реального знания" и
"скептического принципа метафизики". Элементы агностицизма, скептицизма и феноменализма в понимании
Лавровым оснований, принципов и возможностей познания человеком действительности. Лавров об активной роли человеческого фактора в познании. Роль практики и
творчества в познании человека. Социально-философские
взгляды Лаврова. Обоснование ведущей роли интеллигенции в социальном и культурном прогрессе человечества. Концепция критически мыслящей личности. Отношение Лаврова к марксизму. Эволюция общественнополитических воззрений Лаврова в направлении марксистского понимания общества и истории.
Философия и "субъективная социология" Н.К. Михайловского, его представления о механизмах социального прогресса. Отношение Михайловского к марксистскому пониманию истории. Позитивистская окрашенность
философского мировоззрения Михайловского, его отношение к европейской философии и общественной мысли
XIX века. Философско-историческая концепция Н.К. Михайловского. Роль в ней идей "борьбы за индивидуальность", "героев и толпы". Нравственные воззрения Михайловского, его заслуги в разработке фундаментальных
вопросов социальной психологии.
Методические указания
Народническая философия отразила мысль, потребности и идеалы тех социальных слоев, которые более
75
всего ждали экономического и социального раскрепощения и положение которых, так же как и мировоззрение
находились в процессе бурных трансформаций. На волне
этих ожиданий и возник целый спектр радикальных
идеологий и мировоззрений, имевших как философскую,
так и особенно мощную политическую составляющую.
Обратите внимание, что философские воззрения каждого
из идейных лидеров народничества отличались большим
своеобразием и не находились в исчерпывающей и прямой зависимости от их политической программы.
Например, на М.А. Бакунина немалое значение
имело влияние (сопровождавшееся отталкиванием) философии Гегеля и Маркса. Поэтому его материализму присуща яркая специфика. Им была предложена оригинальная концепция генезиса человека и общества. Обоснование им необходимости разрушения государства и церкви
носило резко выраженный социально-политический и
этический характер. Одна из коренных идей Бакунина,
которая является его главным аргументом против всякого
рода власти, как политической и экономической, так и
идеологической и духовной, состояла в провозглашении
им идеи неотчуждаемости свободы человека, в которой
он видел высшую ценность, основу, на которой строится
достоинство личности, все нравственные отношения, так
же как и справедливые формы общежития. Не случайно
он усматривал движущие силы истории в революционном
массовом насилии ("бунте") во имя народного идеала.
П.Н. Ткачёв много занимался теорией прогресса.
Критикуя известные ему точки зрения, он выдвинул систему оригинальных аргументов в пользу своей собственной концепции прогресса, основанной на идее оптимального удовлетворении потребностей общества и индивида.
Его критика самодержавия и интеллигенции вырастала из
76
его экономического детерминизма, с одной стороны, и
волюнтаризма, соединенного с заговорщической психологией, — с другой. Разработка им теории "заговора" как
механизма революционного переворота была впоследствии реализована большевизмом.
Начало оформления социально-философской доктрины народничества было положено работой П.Л. Лаврова "Исторические письма" и статьей Н.К. Михайловского "Что такое прогресс?". Вместе с тем очевидна эволюция народнического мировоззрения к внутреннему
раздвоению. На рубеже XIX — XX вв. некоторые его теоретики, сближались с марксистским пониманием общества и происходящих в нем политических процессов, становились марксистами (например, Г.В. Плеханов), другие
сохраняли политическую дистанцию от марксизма и становились идеологами политического движения, связанного с социал-революционерами (эсерами). При этом они
придерживались весьма различных философских концепций, от позитивистских (В.М. Чернов) до религиозно окрашенных (Б.В. Савинков, Д.С. Мережковский).
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Дайте общую характеристику философскому материализму М.А. Бакунина.
2. В чем антропологический и социально-исторический
смысл бакунинской концепции происхождения человека?
3. Каковы аргументы М.А. Бакунина в пользу разрушения
государства и институтов церкви?
4. Какие идеи лежат в основе философии истории М.А.
Бакунина?
5. Охарактеризуйте философию жизненной воли и свободы М.А. Бакунина.
77
6. Какова оценка М.А. Бакуниным роли науки и ученых в
жизни общества?
7. Особенности материализма П.Н. Ткачёва и его методологических установок.
8. Каково отношение П.Н. Ткачёва к теориям прогресса?
9. В чем заключалась "философия заговора" П. Н. Ткачёва?
10. Каковы основополагающие принципы "антропологического материализма" П.Л. Лаврова?
11. В чем состоит специфика понимания П.Л. Лавровым
познания? Каким образом оно связано с практикой и
творчеством?
12. Идея "критически мыслящих личностей". Их роль в
концепции исторического прогресса П.Л. Лаврова: в
чем достоинства и недостатки этой идеи?
13. Изложите концепцию личности и общества Н.К. Михайловского.
14. Почему социологию Н.К. Михайловского называют
"субъективной"?
15. В чем состоит сущность концепции Михайловского о
"героях и толпе"?
Литература
Бакунин М.А. Гимназические речи Гегеля. Предисловие
переводчика. // М.А. Бакунин. Избр. филос. соч. и
письма. М.: Мысль, 1987. С. 117-126.
Бакунин М.А. О философии. // Там же. С. 138-192.
Бакунин М. А. Философские рассуждения о божественном призраке, о действительном мире и о человеке.
// Там же. С. 344-445.
Бакунин М.А. Федерализм, социализм и антитеологизм. //
Там же. С. 279-230 или в кн.: Бакунин М.А. Филосо-
78
фия, социология, политика. М.: Правда, 1989, С. 11125.
Бакунин М.А. Бог и государство. // Там же. С. 445-494.
Ткачёв П.Н. Предисловие и примечания к книге Бехера
“Рабочий вопрос”. // П.Н. Ткачёв. Соч. в 2-х т. М.:
Мысль, 1975. Т. 1. С. 301-328.
Лавров П.Л. Очерки вопросов практической философии.
// П.Л. Лавров. Философия и социология. Избр. произв. в 2-х т. Т. 1. М.: Мысль, 1965. С. 354-363, 373376.
Лавров П.Л. Три беседы о современном значении философии. // Там же. С. 509-572.
Лавров П.Л. Что такое антропология? // Там же. С. 477485.
Лавров П.Л. Задачи позитивизма и их решение. // Там же.
С. 582-584, 592.
Лавров П.Л. Исторические письма. // Там же. Т. 2. С. 1974, 98, 118-119, 123-124.
Лавров П.Л. Социальная революция и задачи нравственности. // Там же. С. 386-389, 404-405, 425-433, 452460,483-491.
Лавров П.Л. Биография-исповедь. // Там же. С. 617-648.
Михайловский Н.К. Что такое прогресс? // Н.К. Михайловский. Полн. собр. соч. Т. 1, СПб., 1909. С. 1-150.
Михайловский Н. К. Борьба за индивидуальность. // Там
же. С. 421-594.
Богатов В.В. Философия П.Л. Лаврова. М., 1972.
Володин А., Итенберг Б. Лавров. М., 1981 (ЖЗЛ).
Графский В.Г. Бакунин. М., 1985.
Малинин В.А. Философия революционного народничества. М., 1972.
Отечественная философия: опыт, проблемы, ориентиры,
исследования. М., 1995. Вып. 15. Лавров.
79
Пустарнаков В.Ф. Бакунин как философ. // Бакунин М.А.
Избр. филос. соч. и письма. М.: Мысль, 1987. С. 3-52.
Страда В. Гуманизм и терроризм в русском революционном движении. // Вопр. филос. 1996. № 9. С. 9-109 (о
Бакунине).
Щипанов И.Я. Философия и социология русского народничества. М., 1983.
Юдин А.И. Проблема свободы личности в социальной
философии Н.К. Михайловского. // Русская философия: многообразие в единстве. М., 2001. С.248-250.
80
ТЕМА 11. ФИЛОСОФИЯ И НАУКА: И.М.
СЕЧЕНОВ и Д.И. МЕНДЕЛЕЕВ
Философские идеи в творческом наследии И.М.
Сеченова. Особенности материалистического мировоззрения И.М. Сеченова. Роль его открытий в области физиологии для обоснования принципов научного материализма в понимании сознания и человеческой психики.
Определяющие черты теоретико-познавательной позиции
И.М. Сеченова, сочетание в них материализма, скептицизма и антиметафизических установок. Философский и
методологический смысл его рефлекторной теории. Естественнонаучное обоснование сущности сознания и механизмов протекания чувственного познания. Идеи рефлекторного происхождения суждения и других форм мышления. Учение Сеченова о языке и мышлении. Его этикопедагогические воззрения. Демократизм общественнополитических взглядов И.М. Сеченова.
Философские и социальные воззрения Д.И.
Менделеева. Открытый Д.И. Менделеевым периодический закон химических элементов и его философское
значение. Принципы философского реализма Менделеева. Произведение "Заветные мысли" как выражение Менделеевым своих философских воззрений. Идея единого в
мировоззрении Менделеева. Оценка им роли науки и научного познания в жизни человека и общества. Антидогматическая направленность философских идей Менделеева. Борьба Менделеева против мистицизма и спиритуализма в науке и общественном сознании. Менделеев
как социальный мыслитель, понимание им роли естест81
венных и общественных наук для экономического прогресса и повышения культурного уровня жизни людей.
Его труды по общественно-экономическому развитию
России. Оценка Менделеевым радикальных и эволюционных механизмов общественных преобразований.
Смысл понятия "постепеновец" в социальных воззрениях
Менделеева. Сущность социального реформизма в понимании Менделеева. Его идеи трудовой этики.
Методические указания
Русское общество в пореформенный период — это
время перемен, нараставшего прогресса во всех областях
жизни. Шестидесятые годы и последующие десятилетия
XIX в. в России отмечены не только набирающим силу
политическим радикализмом (революционизмом) и обострением противоречий между архаичным политическим
строем, монархией, опиравшейся на казенное закосневшее православие, и быстро модернизируемой снизу хозяйственной жизнью, но и стремительным ростом интеллектуального потенциала страны, ее удивительно быстрым (по сравнению с дореформенным периодом) гражданским и научным прогрессом. Это было время ее выхода на передовые рубежи планетарной цивилизации.
Даже религиозное сознание в России, пребывавшее под жесткой государственной опекой царизма в летаргическом состоянии в течение веков, стало — под воздействием бурных общественных и умственных перемен
— медленно пробуждаться и пытаться осмыслить суть
пришедшей в движение огромной страны с либеральных
и оппозиционных позиций. Знаковой фигурой в этом отношении был В.С. Соловьёв, либерализм и христианский
модернизм которого вскоре после его смерти подхватила
целая плеяда русских философов: Н.А. Бердяев, С.Н. Бул82
гаков и многие другие. Но интеллектуальная, в том числе
философская, работа уже велась и силами реалистическими, преобразовательно-деятельными, видевшими духовный и социальный подъем в России не в освоении областей трансцендентального и метаисторического, а в
уважении разума и достоинства человека. Одним из факторов исторического подъема страны стала молодая российская наука.
Научная мысль заявила о себе плеядой выдающихся деятелей естествознания — И.М. Сеченовым, Д.И.
Менделеевым, К.А. Тимирязевым, И.И. Мечниковым,
К.Э. Циолковским, В.И. Вернадским и многими другими,
составившими эпоху в развитии русской и мировой науки. Ими были развиты различные варианты естественнонаучного материализма и социокосмизма, их мысль выходила на проблемы философии и методологии наук, познания, этики, педагогики и социологии.
По словам К.А. Тимирязева, Менделеев, Бутлеров,
Циолковский, Ковалевский, Мечников, Сеченов, Столетов "…в каких-нибудь 10 — 15 лет выдвинули русскую
науку в общеевропейскую семью уже не в качестве учеников, а полноправными деятелями, сотрудниками, а порой и намечающими путь руководителями"1.
Каждый из перечисленных ученых — не только
естествоиспытатель, но и яркий мыслитель, восходивший
от строгих стандартов наблюдения и тщательно поставленного эксперимента к выводам, общеметодологического, философского, мировоззренческого и общественного
характера.
В общеисторическом смысле русское научное
движение последней трети XIX в. было вдохновлено от1
Тимирязев К. А. Соч. Т. 8, М., 1939. – С. 165-166.
83
меной крепостного права и началом общественных реформ. Побудительные толчки шли от прогрессистских
настроений большой части интеллигенции и молодежи.
Важно было и патриотическое, нравственное стремление
русской интеллигенции встать вровень с быстро развивающейся европейской научной мыслью. Иначе говоря,
бурный подъем естествознания был пробужден широким
спектром изменений в общественной жизни и самосознании России. "…Не пробудись наше отечество вообще к
новой кипучей деятельности, — отмечает К.А. Тимирязев, — может быть, Менделеев и Ценковский скоротали
бы свой век учителями в Симферополе и Ярославле, правовед Ковалевский был бы прокурором, юный Бекетов —
эскадронным командиром, а сапер Сеченов рыл бы траншеи по всем правилам своего искусства"2.
Прогресс науки в России второй половины XIX века беспрецедентен как по богатству своего идейного содержания, так и по своему духу, по творимой им атмосфере. Высочайший патриотизм, демократизм, необыкновенная нравственная чистота и психологический подъем
— таковы основные черты российской науки как феномена культуры и интеллектуального явления. Умственным
движением, едва ли имевшим себе равное в истории, назвал русскую науку пореформенного периода один из ее
активных деятелей и историков К.А. Тимирязев. "Если
спросят, — писал он, — какая была самая выдающаяся
черта этого движения? Можно не задумываясь ответить
одним словом — энтузиазм. Тот увлекающий человека и
возвышающий его энтузиазм, то убеждение, что делается
дело, способное сплотить все умственные влечения и
нравственные силы, дело, не только лучше всякого друго2
Там же. С. 144.
84
го могущее скрасить личное существование, но, по глубокому сознанию, и такое, которое входит необходимою
составною частью в более широкое общее дело, как залог
подъема целого народа, подъема умственного и материального. Этот энтузиазм был отмечен чертою полного
бескорыстия, доходившего порой до почти полного забвения личных потребностей. В то время в науке вообще
еще не народился… “карьерист”. Не наука несла человеку
различные блага земные, а человек сам себя безраздельно
приносил на служение науке…"3.
Это научное движение началось с Востока России,
зародившись не в Императорской академии, пребывавшей
в застое, а в российских университетах, находящихся
ближе к жизни народной и к молодым умам демократических слоев общества.
Застойные явления в петербургской академии были очень сильны особенно во времена Николая I. Первым
прорывом русской науки были труды химика Зенина (Казанский университет), после переезда из Казани в Петербург ярко заявили о себе А.М. Бутлеров, И.В. Морковников и А.Г. Зайцев. Создалась мощная химическая школа
(казанская). В Петербурге создается научный центр, главой которого становится Д.И. Менделеев, в Харькове —
развертывает свою деятельность Н.Н. Бекетов.
Одной из наиболее ярких фигур отечественной
школы научного материализма в России был И.М. Сеченов — основоположник российской школы физиологии и
объективной детерминистской психологии. К числу его
научно-философских достижений относится прежде всего
создание целостного учения о единстве физиологической
(материальной) и психической (мыслительной) деятель3
Там же, с. 176.
85
ности человека, в основе которых лежат рефлекторные
процессы. Это позволило поставить психологию на почву
твердых экспериментальных исследований, предложить
материалистическую концепцию происхождения мышления, логики и этики. Сеченов распространил принципы
рефлекторной теории (объективной психологии) на область воспитания и педагогики. Демократизм Сеченова
был органичной частью его мировоззрения, впитавшего
лучшие традиции отечественного просветительства.
Не менее яркой фигурой отечественной науки и просвещения был и Д.И. Менделеев. Его труды по химии, в
особенности сформулированный им периодический закон
химических элементов имели фундаментальное научное и
философское значение, поскольку выявляли глубинные
взаимосвязи в природе, указывали на ее единство и системность, закономерный характер материальной действительности. Заслуживает особенного внимания высокая
оценка Д.И. Менделеевым научного мировоззрения, которое рассматривалось им и как итог, и как предпосылка
получения самого надежного и достоверного знания о
природе.
Важно учесть, что научные интересы Д.И. Менделеева
выходили далеко за пределы естествознания и простирались на различные области общественной жизни. В этой
связи необходимо знакомство с его социологическими и
общественно-историческими воззрениями, которые характеризовались им как "исторический реализм". Особое
место в нем занимает идея промышленного развития, которое Д.И. Менделеев считал системообразующим и основным в общественном прогрессе. Идея промышленности рассматривалась им широко, т.е. как культурная, а не
просто экономическая категория, поскольку хозяйственная деятельность связана как с материальным, так и с
86
культурным богатством страны и является "одним из видов эволюции жизни человечества". В этом контексте
следует понимать и социальную роль науки, и принципы
периодизации Д.И. Менделеевым истории мировой цивилизации. Особого внимания заслуживают идеи и проекты
Д.И. Менделеева по развитию промышленности в России,
саму его философию истории России, понимание им ее
прошлого, настоящего и будущего.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Дайте характеристику научному движению в России
пореформенного периода и его связи с развитием различных форм научного материализма.
2. В чем суть открытий И.М. Сеченова в области физиологии высшей нервной деятельности и каково их философское значение?
3. Каковы особенности теоретико-познавательной позиции И.М. Сеченова?
4. Почему мы можем определять материализм И.М. Сеченова как естественнонаучный?
5. Каким образом И.М. Сеченов связывает физиологические (материальные и объективные) процессы с процессами психическими?
6. Как обосновывает И.М. Сеченов формирование логического мышления и языка с помощью своего рефлекторного учения?
7. Этические воззрения И.М. Сеченова, понимание им
идеи свободы воли.
8. Педагогическая концепция И.М. Сеченова, роль в ней
воспитания и просвещения.
9. Философское значение открытий Д.И. Менделеева в
области химии.
87
10. Д.И. Менделеев о единстве мира и его фундаментальной структуре.
11. Какое значение придавал Д.И. Менделеев научному
мировоззрению?
12. Дайте характеристику общественным воззрениям Д.И.
Менделеева.
13. В чем состоит социально-философский смысл идеи
промышленности, развиваемой Д.И. Менделеевым?
14. Как представлял себе Д.И. Менделеев культурное и
общественно-экономическое развитие России?
Литература
Менделеев Д.И. Сочинения. В 25-ти т. М. — Л., 19371952.
Менделеев Д.И. К познанию России. СПб., 1907.
Менделеев Д.И. Проблемы экономического развития России. М., 1960.
Менделеев Д.И. С думой о благе российском. Новосибирск. 1991.
Менделеев Д.И. Границ познания предвидеть невозможно. М. 1991.
Менделеев Д.И. Заветные мысли: Полное издание. М.
1995.
Сеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения. М. 1947.
Сеченов И.М. Избранные произведения. М., 1952-1956.
Белов П.Т. Философия выдающихся русских естествоиспытателей второй половины XIX — начала ХХ в. М.,
1970.
Березовский В.А. Иван Михайлович Сеченов. Киев, 1981.
Бряник Н.В. Самобытность русской науки: Предпосылки
и реальность. Екатеринбург, 1994.
Кедров Б.М. Мировая наука и Менделеев. М. 1983.
88
Козиков И.А. Менделеев: Заветные мысли. // Соц. полит.
журн., 1995, № 3.
Коштоянц Х.С. Иван Михайлович Сеченов. М., 1950.
Налетов И.З. Наука и философия в контексте недавнего
прошлого. // Вестник Института истории естествознания и техники, 1990, № 3.
Ярошевский М.Г. И.М. Сеченов. М. 1981.
89
ТЕМА 12. ОСНОВНЫЕ РЕЛИГИОЗНОФИЛОСОФСКИЕ ТЕЧЕНИЯ НА РУБЕЖЕ
XIX-XX ВЕКОВ
Формирование духовного ренессанса первой четверти XX века. Переходный характер истории и культуры
пореформенной России. Рост социальной напряженности.
Поляризация течений в области духовной жизни. Основные этапы развития русского идеализма в XX веке: "Проблемы идеализма" (1902), "Вехи" (1909), "Из глубины"
(1918). Октябрьский (1917) переворот: образование "советской философской науки" и русского философского
зарубежья.
Влияние на философию Серебряного века отечественной художественной культуры (Ф. М. Достоевский, Л.
Н. Толстой), религиозной мысли (В.С. Соловьев и др.),
неокантианства и марксизма. Возникновение религиозно-философских течений начала XX в.: "богоискательство", "новое религиозное сознание" "веховство". Софиологическое направление в русской мысли. Формирование
экзистенциализма в России, интуитивизма и идеалреализма.
Методические указания
Главной особенностью развития русской философской
мысли на рубеже XIX-XX вв. было то, что она развивалась в основном вне принятых на Западе традиционных
канонических форм: главный идейный поток тек вне рамок философских трактатов и академического преподава90
ния. Это легко обнаружить в художественной прозе и даже в стихах (преимущественно у символистов и у Вл. Соловьёва), в драматургических произведениях (Л. Андреев), в полемических и эссеистических произведениях, в
форме дневниковых фрагментарных записей (скажем, у В.
В. Розанова в "Уединённом" и "Опавших листьях", у Л.
Шестова в "Апофеозе беспочвенности"), в острейших
общественно-политических статьях (сборники "Вехи",
"Из глубины"). Везде философская мысль получает не
только творческое развитие, но и находит новые формы
своего оригинального представления.
Очень точно характеризует этот период С. Франк:
"Так, без определенного и определимого влияния отдельных людей… как-то спонтанно родилось течение "идеализма", которое, скрестясь с течением, шедшим от Вл.
Соловьёва и московских метафизиков (бр. Трубецких и
Лопатина), и от поэтов-символистов (Мережковского,
Бальмонта...) — сложилось религиозно-философское
движение русской мысли первых десятилетий ХХ века —
движение, преодолевшее традиционный духовный тип
интеллигентского миросозерцания ХIХ века и давшее
очень значительные духовные плоды. Мы ощущали его
тогда в известном смысле, как возврат от отцовшестидесятников и семидесятников к дедам — к идеалистам 30-40-х годов"4. Это, однако, не препятствовало
подъему творчества и профессионального уровня русской
философии, ибо в ходе описываемых событий возникали
новые школы и целостные философские учения: отечественный экзистенциализм, интуитивизм, софиологическое
течение, оригинальная социологическая школа, формировалось феноменологическое движение и т.д.
4
Франк С.Л. Русское мировоззрение. СПб.: Наука, 1996. С. 55.
91
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Выделите основные темы, обсуждавшиеся в "Петербургских религиозно-философских собраниях".
2. Каковы философские предпосылки эстетики символизма?
3. В чем сказалось влияние кантианства и идей марксизма
на формирование новой волны религиозной философии в России?
4. Каковы основные этапы формирования богоискательства и "нового религиозного сознания"? Назовите основных лидеров этого движения.
5. Проанализируйте нравственную и политико-правовую
направленность сборников "Вехи" и "Из глубины".
6. Почему русскую идеалистическую философию этого
периода стали связывать с духовным ренессансом начала ХХ века?
7. Дайте общую характеристику основным философским
течениям, возникшим в начале ХХ века?
8. Как сложились исторические судьбы русской философии после октября 1917 г.?
Литература
Бердяев Н.А. Самопознание: Опыт философской автобиографии. М., 1990 (или любое другое издание).
Вехи: Сб. ст. о русской интеллигенции. Из глубины: Сб.
ст. о русской революции. М., 1991.
Записки Петербургских религиозно-философских собраний: (1902-1903). СПб., 1996.
Мережковский Д.С. Записная книжка 1891 г. // Пути и
миражи русской культуры. СПб., 1994. С. 323-362.
Мережковский Д.С. В тихом омуте: Ст. и иссл. Л.: Советский писатель, 1991.
Мережковский Д.С. Грядущий хам. // Вестник высшей
школы. М., 1991, № 1. С. 91-97.
92
Мережковский Д.С. Акрополь: Избр. лит.-крит. ст. М.,
1991.
Мережковский Д.С. "Больная Россия": Избр. Л., 1991.
Балахонский В.В. Интеллигенция и государство: анализ
некоторых философских идей, изложенных в "Вехах", через призму современной российской действительности. // 90-летие "Вех": российская интеллигенция в ХХ веке: Материалы Всерос. науч. конф. Пенза,
1999. Кн. 1. С. 90-94.
Вокруг "Вех": Полемика 1909-1910 гг. // Вопросы литературы, 1994, № 4-6.
Гайденко П.П. "Вехи" — неуслышанное предупреждение.
// Вопр. филос. 1992, № 2. С. 103-122.
Голлербах Е.А. К незримому граду: Религ.-филос. группа
"Путь" (1910 — 1919) в поисках новой русской идентичности. СПб.: Алетейя, 2000.
Давыдов Ю.Н. Две бездны — два лица России. // Вопр.
филос. 1991. № 8. С. 75-86.
Емельянов Б.В., Новиков А.И. Русская философия Серебряного века: Курс лекций. Екатеринбург: Изд-во
Урал. ун-та, 1995.
Емелькина И.В. Традиции русской социальной и нравственной философии веховцев и П.И. Новгородцев. //
90-летие "Вех": российская интеллигенция в ХХ веке:
Материалы Всерос. науч. конф. Пенза, 1999. Кн. 1. С.
58-60.
Кувакин В. А. Религиозная философия в России. М.:
Мысль, 1980, с. 75-105.
Кошарный В.Р. Метафизика революции в русской религиозно-философской мысли конца Х1Х — нач. ХХ
веков. // Русская философия: многообразие в единстве. М., 2000. С. 112-114.
93
Некрасова Е.Н. Живая истина. Метафизика человеческого
бытия в русской религиозной философии ХХ века.
М.: Мартис, 1997.
Семенкин Н.С. Философия богоикательства. М.: Политиздат, 1986.
Соболев А.В. Уроки символизма. // Русская философия:
многообразие в единстве. М., 2000. С. 196-198.
Франк С.Л. Религия и культура. О задачах Религиознофилософского общества. О так называемом новом религиозном сознании. "Вехи" и их критики. Мережковский о "Вехах". Культура и религия. Преодоление
трагедии. Новая книга Н.А. Бердяева. Артистическое
народничество. Дневник Блока. // Франк С.Л. Русское
мировоззрение. СПб., 1996. С. 529-537, 542-573, 582586, 595-608.
Шапошников Л.Е. Философские портреты. Н. Новгород,
1993.
94
ТЕМА 13. ФИЛОСОФИЯ РУССКОГО
МАРКСИЗМА
Неоднозначность восприятия в России политических, экономических и философских идей марксизма.
Основные формы отражения философии К. Маркса в русском сознании: "критический" (неокантианский или легальный) марксизм (П. Струве, С. Булгаков, Н. Бердяев,
С. Франк и др.); "ортодоксальный марксизм" (Г. Плеханов, В. Ульянов-Ленин); позитивистский (А. Богданов, В.
Базаров, П. Юшкевич и др.); "богостроительский" и ницшеанский марксизм (А. Луначарский, М. Горький).
Ленинская (большевистская) версия марксизма в
России. Роль В.И. Ленина в победе ортодоксальной интерпретации учения К. Маркса и Ф. Энгельса. Содержание основных философских произведений Ленина: "Материализм и эмпириокритицизм", "Философские тетради"
и "О значении воинствующего материализма". Специфика его отношения к марксистской философии и формулировка им ряда положений относительно общих характеристик марксизма, касающихся его содержательной
структуры, закономерностей его отражения в общественном (классово структурированном) сознании, а также ряд
особенностей его исторического развития. Проблемы материалистической диалектики, теории социального отражения и отражение как всеобщее свойство материи в трудах Ленина. Разработка им вопросов структурнотематической, функциональной и логической целостно95
сти марксизма, теории соединения марксизма с рабочим
движением, концепции партии нового типа и теории революционной практики марксизма как единства теории и
практики.
Методические указания
Марксизм, получавший все более широкое распространение в России начиная с 90-х годов XIX в., следует
рассматривать прежде всего под тем углом зрения, что он
(в отличие, скажем, от народничества) был более строго
научно обоснован, особенно в экономической его части,
психологически он был более оптимистичен и радикален.
Кроме того, вначале прогрессивные буржуазнодемократические слои русского общества видели в нем
своего политического союзника в борьбе с самодержавием, что породило его "легальную" версию. Вместе с тем
он был продуктом западной мысли и в этом смысле чужд
традициям русской социальной философии, делавшей
упор (в отличие от марксистского подчеркивания приоритета классовой борьбы) на признание приоритета нравственных начал и отстаивания особых путей исторического
развития России. Следует обратить внимание и на то, что
плеяда так называемых "легальных марксистов" марксизм
приняла не целиком и что с самого начала на идеи К.
Маркса и Ф. Энгельса была наложена печать русской национальной психологии, политических и культурных реальностей России конца XIX — начала XX вв. Не случайно в ленинской версии марксизма была обострена идея
социальных антагонизмов, классовой борьбы, необходимости построения партии нового типа, отличающейся
большей централизацией и радикализмом, чем современные большевизму социал-демократические партии Западной Европы. Оригинальным вкладом Ленина в марксистскую теорию следует считать его авторскую теорию прак96
тики теории, включающую познавательные нормы работы с ней и принципы ее применения в идеологической и
социально-политической жизни.
Следует обратить внимание и на то, что большевизму как захватившему первенство течению русского
марксизма оказались близки не только традиции терроризма и волюнтаризма, восходящие к деятельности народовольцев, но и ортодоксальная психология: догматизм,
жертвенность, мессианизм и т.п. Полезно в этой связи ознакомиться с интерпретацией русского марксизма Н.А.
Бердяевым.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Каким образом мыслили "легальные марксисты" соединение марксизма и кантианства?
2. Перечислите основные черты материалистического понимания истории в одноименной работе Г.В. Плеханова.
3. Можно ли считать А. Богданова предтечей теории и
методологии систем, кибернетики? Созвучна ли его
тектология современным идеям синергетики?
4. Сопоставьте истолкование марксизма Г.В. Плехановым
и В.И. Лениным.
5. Какие работы В.И. Ленина посвящены интерпретации
марксизма как целостной теоретической структуры?
Каково их содержание?
6. В чём особенность ленинской трактовки познания как
специфического вида отражения?
7. Как В.И. Ленин понимал материалистическую диалектику и какую роль он отводил ей в теории познания?
8. Опишите тематическую структуру основных философских произведений В.И. Ленина.
97
9. Почему В. Ленин такое большое внимание уделял применению марксизма и какова его концепция применения и практики марксизма?
Литература
Плеханов Г.В. К вопросу о развитии монистического
взгляда на историю. // Г. В. Плеханов. Избр. филос.
произв. В 5-ти т. Т. 1. М., 1956.
Плеханов Г.В. Наши разногласия. // Там же. С. 116-370.
Плеханов Г.В. О материалистическом понимании истории. // Там же. Т 2. С. 236-266.
Плеханов Г.В. Бернштейн и материализм. // Там же. С.
346-361.
Плеханов Г.В. (Ответ Богданову). // Там же. Т. 3. С. 202301.
Ленин В. И. Что такое "друзья народа" и как они воюют
против социал-демократов? // Ленин В.И. Полн. собр.
соч. Т. 1. М., 1959 — 1961.
Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм.// Там же.
Т. 18.
Ленин В. И. Три источника и три составных части марксизма. // Там же. Т. 23.
Ленин В.И. Философские тетради. // Там же. Т. 29.
Ленин В. И. Карл Маркс. // Там же. Т. 26. С. 43-93.
Ленин В. И. О значении воинствующего материализма. //
Там же. Т. 45.
Богданов А.А. Тектология: Всеобщая организационная
наука. В 2-х кн. М., 1989.
Богданов А.А. Десятилетие отлучения от марксизма. //
Неизвестный Богданов. М., 1995. Кн. 3. Гл. 2. С. 3085.
Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.,
1990.
98
Булгаков С.Н. Карл Маркс как религиозный тип. // Булгаков С.Н. Соч. в 2-х т. М., 1993. Т. 2. С. 240-272.
Струве П.Б. PATRIOTICA: Политика, культура, религия,
социализм. М.: Республика, 1997.
Струве П.Б. Великая Россия. // Там же. С. 50-62.
Струве П.Б. Предисловие к книге Бердяева "Субъективизм и индивидуализм в общественной философии.
Критический этюд о Н.К. Михайловском". // Там же.
С. 340-389.
Франк С.Л. Религиозно-исторический смысл русской революции. Большевизм и коммунизм как духовные явления. // Франк С.Л. Русское мировоззрение. СПб.,
1996. С. 119-148.
Франк С.Л. Умственный склад, личность и воззрения П.Б.
Струве. // Там же. С. 476-493.
Франк С.Л. Философская распря в марксизме. // Там же.
С. 587-590.
Туган-Барановский Н.И. Социальные основы кооперации.
М.: Наука, 1989.
Философия марксизма в России ХIХ в. // Марксистская
философия в ХIХ веке. Кн. 2. М., 1979. С. 280-337.
Марксистская философия в международном рабочем
движении в конце ХIХ — начале ХХ века. М., 1984.
Гл. 6. Г.В. Плеханов. С. 147-208.
Витюк В.В. "Легальный марксизм" как отражение марксизма в буржуазной социологии. // Из истории буржуазной социологической мысли в дореволюционной
России. М., 1986. С. 166-175.
Гайденко П. П. Под знаком меры (либеральный консерватизм П.Б. Струве). // Там же. С. 54-64.
Головин Я.В. О философской эволюции П.Б. Струве. //
Русская философия: многообразие в единстве. М.,
2001. С.53-56.
99
Кувакин В.А. Мировоззрение В.И. Ленина: формирование
и основные черты. М., 1990.
Наумова Т.В. Русское неокантианство конца XIX — начала ХХ в. // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения и школы, политические
судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 134-137.
Осипов Ю.М. Очерки философии хозяйства. М.: Юристъ,
2000.
Пустарнаков В.Ф. "Капитал" К. Маркса и философская
мысль в России (конец ХIХ — начало ХХ в.) М.,
1974. С. 107-167.
Сухов А.Д. Идеи Маркса в русской философии // Карл
Маркс и современная философия. М., 1999. С. 302310.
Шубина Е.В. Проблемы социальной революции в России
90-х годов Х1Х в. и "легальный марксизм". // Социальная революция: вопросы теории. Л.,1989. С. 137142.
100
ТЕМА 14. В.В. РОЗАНОВ КАК ФИЛОСОФ
Становление и эволюция воззрений В.В. Розанова: от
сочинения "О понимании" (1886) до сборников статей
конца 90-х — начала 1900-х годов. Единство философских, религиозных и художественно-публицистических
аспектов творчества. Специфика мышления и философской психологии Розанова: иррационализм, субъективизм, волюнтаризм, личностно-экзистенциальные мотивы. Религиозно-мистический пансексуализм как ядро онтологических представлений Розанова. Идея потенциальности и бисексуальности бытия. Познавательные установки на "шёпот", "вслушивание", "вкушение" бытия, а не
на его рациональное постижение; идеи индивидуализма,
"интимности", иррационализма и религиозного мистицизма в постижении истины. Религиозный модернизм:
ориентация на ветхозаветные принципы родовой жизни,
неприятие "бессеменного зачатия" Иисуса Христа, критика аскетизма христианского вероучения и его "гнушения"
полом. Эротико-апокалиптическая философия истории.
Социально-политические воззрения Розанова, их консерватизм, монархизм, плебейский аристократизм.
Методические указания
Розанов писал о себе, что у него какая-нибудь одна
фраза или пометка на полях чужой книги может иметь
большее содержание, чем развернутая статья. Это, а также саму фрагментарную форму изложения Розановым
идей в основных произведениях (например, в "Уединённом" или "Опавших листьях") надо постоянно иметь в
101
виду при знакомстве с его творчеством. В силу указанных
причин это требует от читателя немалых усилий, своего
рода "вживания" в психологическую атмосферу его текстов. Однако важно выделять у Розанова мысликонстанты, идеи, которые составляют каркас его философского мировоззрения. Кроме того, следует учитывать,
что Розанов не только философ, но и писатель, публицист, который искал для своих мыслей оригинальные художественные формы выражения и особую психологическую и эмоциональную окраску.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Каковы вехи жизни и этапы творчества В.В. Розанова?
2. Представьте панораму творчества В.В. Розанова как
синтез философских, религиозных и культурологических проблем.
3. Определите специфику мышления В.В. Розанова и
формы изложения им своих идей.
4. Каковы философские основания "панэротизма" В.В.
Розанова?
5. Дайте характеристику учения Розанова о семье и личности. Как им интерпретируется преодоление "первородного греха" в рамках учения о семье?
6. В чём состоят основные черты розановской философии
истории?
7. В чём состоит сущность политической философии Розанова? Как он объяснял и оценивал революции в
России?
Литература
Розанов В.В. Уединённое. // Розанов В.В. Уединённое.
М.: Политиздат, 1990. С. 31-32, 36-37, 39-42, 48, 5560, 63-67, 79-81, 83.
102
Розанов В.В. Опавшие листья. Короб первый.// Там же. С.
92-94, 98-109, 112, 116-120, 129-130, 133-140, 143,
146-152, 158-160, 165-169, 181-186, 190-194, 196-197,
201-202.
Розанов В.В. Опавшие листья. Короб второй. // Там же, С.
210-212, 218-219, 221-223, 226, 237-240, 242-243, 245,
263-266, 268, 279-281, 285-286, 289-292, 296, 302, 306307, 311-313, 320-322, 324-330, 332, 334-339, 342-346,
348, 352, 355-356, 360, 366-369.
Розанов В.В. Собр. соч.: Легенда о Великом Инквизиторе
Ф.М. Достоевского. Лит. очерки. О писательстве и
писателях. М., 1996. С. 11-113, 159-185, 246-261, 277286, 300-307, 355-375, 439-445, 462-508, 554-558, 564566.
Розанов В. В. О себе и жизни своей. М.: Московский рабочий, 1990.
Болдырев А.И. Молитва по имени Розанов. // Волга. 1994,
№ 2.
Голлербах Э. Розанов: жизнь и творчество. М.: МП "Квазар", 1991.
Голубева Л.Н. Феномен В.В. Розанова в русской философии. // Русская философия: многообразие в единстве.
М., 2000-2001. С.56-59.
Кувакин В.А. В. В. Розанов: "Моя душа сплетена из грязи,
нежности и грусти". // Вест. Моск. Ун-та, Сер. "Философия". 1989, № 3. С. 43-57.
Кувакин В.А. Религиозная философия в России. М.:
Мысль, 1980. С. 55-74.
Курбатова А.С. Проблема пола и брака в трудах В.В. Розанова // Полигнозис. М., 2000. N 1. С. 77-85.
103
Мальцев Л.А. Русская идея в философии истории К.Н.
Леонтьева и В.В. Розанова. // Проблемы русской философии и культуры. Калининград, 2000.
Николюкин А.Н. Вас. Вас. Розанов. М., 1990.
Николюкин А.Н. Магия слова как философия. О своеобразии миросозерцания В.В. Розанова. // Розанов В.В.
Религия. Философия. Культура. М.: Республика, 1992.
С. 3-10.
В.В. Розанов. Pro et contra. Кн. 2. СПб., 1995. См.: статьи
Н.А. Бердяева, М.М. Тареева, А.К. Закржевского, В.Б.
Шкловского, В.В. Зеньковского, Л. Шестова, К.В.
Мочульского, Ж.-Б. Северака, Д.Г. Лоуренса.
Розанова Т.В. "Будьте светлы духом": Воспоминания о
В.В. Розанове / Предисл. и сост. Богословского А.Н.
М.: Blue Аpple, 1999.
Фатеев В.А. В.В. Розанов. Жизнь. Творчество. Личность.
Л., 1991.
Фокина Н.С. Аксиологическая проблематика в творчестве
В.В. Розанова // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 196-202.
104
ТЕМА 15. МЕТАФИЗИКА ВСЕЕДИНСТВА
Философия прот. С.Н. Булгакова. Эволюция
взглядов Булгакова — от неокантианского марксизма к
метафизике всеединства и догматическому богословию.
Характерные черты мышления: рационализм, антиномизм, элементы экзистенциального и трагического восприятия действительности. Идея философии, соотношение религиозной, общей и научной философии. Философия и "религиозное мифотворчество". Трансцендентализм в понимании религии и религиозного сознания. Софиология Булгакова. Апофатическая (отрицательная) интерпретация Абсолюта. Учение о Софии как Душе мира и
Премудрости Божьей. Мир и слово: "философия имени"
Булгакова. Иерархия бытия: от пустого ничто до Божественного Абсолюта. Философия человека в трудах Булгакова. Софиологическое объяснение истории. Социальная
проблематика в творчестве Булгакова, противоречивое
сочетание в ней постмарксистских, либеральных и консервативно-монархических идей.
Религиозно-философское наследие о. П. Флоренского. Жизненный путь мыслителя. Универсальный характер мировоззрения Флоренского. Антиномическая
диалектика как метод и стиль мышления. Идея Бога как
живой личности и триипостасного единства. Иррационалистическая трактовка познания и истины. Концепция
культуры как религиозно освещенного синтеза всех сфер
творческой деятельности людей. Эстетические воззрения
Флоренского. Флоренский как историк философии.
105
Философия истории Л. Карсавина. Концепция
абсолюта как всеединства и совпадения противоположностей. Учение о теофании — божественном сотворении
мира. Личность: единство неповторимости, конкретности
и многосторонности. Проблема "я и Бог" как фундаментальная религиозно-философская проблема. Философия
истории: "развитие человечества как единого всепространственного и всевременного субъекта". Иерархический характер исторического бытия. Государство — необходимая форма самоорганизации греховного мира. Религиозная философия русской истории и духовной культуры.
Методические указания
При проработке данной темы наиболее трудным
является уяснение содержания таких понятий, как всеединство, божественное ничто, божественная София и др.
Нужно помнить, что сам термин "всеединство" стал плодом эволюции отечественной философской традиции.
Она берет исток от славянофилов ("всё" или "соборность"
у А.С. Хомякова и И.В. Киреевского) и после В.С. Соловьёва, который ввел этот термин и основал на нем оригинальную метафизику. Далее эта тема получает развитие в трудах П.А. Флоренского, С.Н. Булгакова в первой
четверти ХХ в., а потом — в эмиграции в работах Л.П.
Карсавина, поздних Н.О. Лосского и С.Л. Франка. В отличие от западноевропейской традиции всеединства, русские мыслители вкладывают в это понятие значительно
большее содержание, поскольку оно включает не только
весь многообразный природный мир, но и бытие человека
и Бога. Для лучшего понимания этой философской интуиции, надо помнить, что категория всеединства и оказавшаяся тесно связанная с ней идея Софии неразрывно
106
связаны с личным религиозно-духовным опытом, который (скажем, по С. Булгакову) приобретается тремя путями: антиномическим мышлением, мистическим самоуглублением и религиозным откровением, прикосновением
к чуду, тайне и авторитету. Немалое значение имеет и софийное переживание мира, которое предполагает усмотрение особой красоты мира, печати божественности на
всех его творениях, взгляд, проникнутый любовью ко
всему: от возделывания земли до человеческих отношений. Одной из лучших в мировой литературе попыток
эмпирически описать и передать подобный духовный
опыт является ряд фрагментов в книге "Свет невечерний".
Именно с этой книги целесообразнее всего и начинать
изучение данной темы.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Попытайтесь сформулировать концепцию сверхбытийно сущего Абсолютного как Творца, принятую в Софиологии.
2. Изложите понимание антиномичности религиозного
сознания П. Флоренским и С. Булгаковым.
3. Что такое "сущность" и "явление" Софии? Ее теургический смысл по П. Флоренскому.
4. Как трактует П. Флоренский понятия "теодицеи" и
"антроподицеи"?
5. Каким образом булгаковская идея Софии "покушается"
на символ веры — триипостасность Бога?
6. Как вы понимаете учение Л. Карсавина о Божественной
Софии как триединстве Блага, Истины и Красоты?
7. Каковы четыре значения всеединства по Л. Карсавину?
8. Каково значение принципов трансцендентализма и
"критики религиозного сознания" в философии С.
Булгакова?
107
9. В чем сущность философии истории С. Булгакова?
Литература
Булгаков С.Н. Центральная проблема софиологии // Булгаков С.Н. Тихие думы. М., 1996. С. 269-272.
Булгаков С. Н. Свет невечерний: созерцания и умозрения.
М., 1994. С 185-204.
Булгаков С.Н. Философия хозяйства // Булгаков С.Н. Соч.
в 2-х т. М., 1993. Т. 1. С. 75-76, 158-211, 254-259.
Булгаков С.Н. Иван Карамазов как философский тип. //
Там же. Т. 2. С. 15-45.
Булгаков С.Н. Основные проблемы теории прогресса. //
Там же. С. 46-94.
Булгаков С.Н. Христианство и социализм. // Христианский социализм. (Булгаков С.Н.) Новосибирск: Наука,
1991. С. 205-233 // Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество. М.: Рус. Кн., 1992. С. 210-257.
Флоренский П. А. Т. 1. Столп и утверждение истины. М.:
Правда, 1990. Письма третье, четвертое, десятое. С.
51-108, 319-392.
Флоренский П.А. Т. 2. У водоразделов мысли. М.: Правда. 1990. Гл III. Гл. IV. §§ 1, 2. Гл. V. С. 43-101, 109150, 341-350.
"Особенное": Из воспоминаний П.А. Флоренского. М.:
Моск. Рабочий, 1990. С. 13-41.
П.А.Флоренский. Pro et contra. СПб,. 1996. См. ст.: Н.А.
Бердяева, с. 266-284; Е.Н.Трубецкого, с. 285-315; С.Н.
Булгакова, с. 393-401; Б.В. Янковского, с. 254-265;
игумена Андроника, с. 491-524.
Карсавин Л. П. Философия истории. СПб., 1993.
Карсавин Л.П. О бессмертии души. // Русские философы
(конец ХIХ — нач. ХХ вв.): Антология. М., 1993. С.
259-288.
108
Карсавин Л.П. Религиозно-философские сочинения. Т. 1.
М., 1992.
Карсавин Л.П. София земная и горняя. // Вопр. филос.
1991, № 9. С. 171-190.
Бонецкая Н.К. П. Флоренский: русское гётеанство // Вопр.
филос. М., 2003. N 3. С. 97-116.
Бруснецова Н.В. Некоторые аспекты осмысления личности в русской религиозной философии в контексте
творчества Л.П. Карсавина. // Русская философия:
многообразие в единстве. М. 2000-2001. С. 24-30.
Бычков В.В. Эстетический лик бытия: умозрения Павла
Флоренского. М.: Знание, 1990.
Воронкова Л.П. Мировоззрение П.А.Флоренского. // Вест.
Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 1989. № 1. С. 70-81.
Гайденко П. П. Антиномическая диалектика П.А. Флоренского против закона тождества. // Критика немарксистских концепций диалектики XX века. М., 1988.
С. 167-180.
Гайденко П. П. Антиномическая диалектика С.Н. Булгакова. // Там же. С. 180-199.
Гараева Г.Ф. Софийный идеализм как историкофилософский феномен: (Соловьёв В.С., Флоренский
П.А., Булгаков С.Н.). М.: Диалог-МГУ, 2000.
Дидоренко С.А. Метафизика одного всеединства. М.:
МФФ, 1999.
Жукоцкий В.Д. Принцип всеединства как знаменатель
русской философии // Русская философия ХХ века:
национальные особенности, течения и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 73-76.
Кравец С.Л. О красоте духовной: П.А. Флоренский: религиозно-нравственные воззрения. М.: Знание, 1990.
109
Кувакин В.А. Религиозная философия в России. М., 1980.
С. 185-223.
Моисеев В.И. Логика всеединства. М.: ПЕР СЭ, 2002.
Назаров В.Н. "Каждый из нас в глубине своей есть София" // Вопр. филос. 1991, № 9. С. 171-174.
Половинкин С.М. П.А. Флоренский: логос против хаоса.
М.: Знание, 1989.
Суворова О.С. Идея ценности жизни в отечественной философии всеединства. // Жизнь как ценность. М.,
2000. С. 51-66.
Управителев А.Ф. К будущему цельному мировоззрению
(Религиозное миросозерцание П.А. Флоренского).
Барнаул: Изд-во Алтайского гос. ун-та, 1997.
Флоренский сегодня: три точки зрения. // Вопр. филос.
1997, № 5. С. 125-156.
Хоружий С.С. Миросозерцание Флоренского. // Начала.
1994. № 4. С. 98-117.
Хоружий С.С. Философский символизм Флоренского и
его жизненные истоки. // Хоружий С.С. После перерыва. Пути русской философии. СПб., 1994. С. 100130.
110
ТЕМА 16. ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ
РУССКОГО КОСМИЗМА
Философия "общего дела" Н. Федорова. Жизненный путь Н. Федорова, оппозиция традиционной философии, науке и технике; планетарность мышления и
деятельности человека в философии "общего дела"; проблема смерти и всеобщего воскрешения как идеала и
главной цели человечества; проблема взаимодействия человека и природы. Гуманистический смысл философии Н.
Федорова.
"Космическая" философия К.Э. Циолковского.
Творческая биография К.Э. Циолковского. Истоки и специфика мышления. "Космическая философия": монизм,
панпсихизм, идея "атомов" Вселенной. "Космическая
этика" Циолковского. Космогония и космоэволюционный
процесс в представлении Циолковского.
Мировоззрение В.И. Вернадского. Жизнь и деятельность великого ученого и мыслителя. Универсалистский и энциклопедический характер творчества. Концепция живого вещества Вселенной. Идея ноосферы — планетарно-геологического образования мыслящего человечества. Мировая эволюция и будущее человечества. Проблема взаимосвязи науки, философии и религии. Социальные воззрения Вернадского, критика им тоталитаризма.
Методические указания
При чтении работ К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского и Н.Ф. Федорова главное внимание должно быть
уделено их обобщающим идеям о строении и жизни Все111
ленной, о месте в ней человека. Следует особенно вдумчиво отнестись к стремлениям "русских космистов" придать принципиально новый — космический — масштаб
человеку, его мысли и деятельности. Они раскрыли новый
тип связей человека и Вселенной, в которых начали утверждаться ценности равноправия, партнерства и достаточной безопасности всех сторон космочеловеческих отношений. Важно иметь в виду, что это течение было
весьма разнородным. В трактовке космизма существует,
во-первых, тенденция видеть в нем научно-философскую
концепцию, мировоззрение, а вслед за этим и принцип
культуры. Во-вторых, он трактуется в общеметодологическом плане, т. е. как рассмотрение всего происходящего
на Земле в тесном единстве с космическими процессами.
При чтении работ русских космистов желательно отличать плодотворные научно-философские наблюдения и
предвидения от фантастических и утопических, порожденных их увлеченностью космическими перспективами
человечества, а иногда и религиозными воззрениями того
или иного мыслителя.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Как трактует Н. Федоров вопрос о братстве и в чем он
видит причину "небратского состояния"?
2. В чем разница между цивилизацией и культурой по Н.
Федорову?
3. Н.Ф. Федоров — предвестник клонирования? Отрицание им смысла смерти.
4. В чем смысл учения о воскрешении отцов и регуляции
природы человеком, космизации его деятельности?
5. В чем, по Вашему мнению, заключается утопизм воззрений Н.Ф. Федорова?
112
6. Расскажите о "космической этике" К.Э. Циолковского,
о его панпсихических взглядах.
7. В чем смысл учения В.И. Вернадского о ноосфере?
8. В.И. Вернадский о проблемах науки, философии и религии.
9. Как В.И. Вернадский трактует понятия "живое вещество" и "биосфера"?
10. В чем состоит суть учения В.И. Вернадского о пространстве и времени.
Литература
Фёдоров Н.Ф. Философия общего дела. // Федоров Н.Ф.
Соч. М.: Мысль, 1982. С.53-67, 73-94, 168, 186, 298307, 316, 319, 359-361, 402-412, 419-429, 473-502, 507529,561-568.
Федоров Н.Ф. Эстетические и философские фрагменты. //
Там же. С. 629-630.
Циолковский К.Э. Неизвестные разумные силы. М., 1991.
Циолковский К.Э. Грёзы о земле и небе: Научнофантастические произведения. Тула, 1986.
Циолковский К.Э. Человек и космос // Человек. 1991, № 6.
С. 78-88.
Циолковский К.Э. Причина Космоса. Воля Вселенной. Научная этика. М., 1991.
Циолковский К.Э. Суд космоса. М., 1993.
Циолковский К.Э. Утописты. Живая Вселенная // Вопр.
филос. 1992, № 6. С. 132-158.
Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М., 1992.
Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. М.:
Наука, 1988. С. 255-257, 263-287, 503-512.
Вернадский В.И. Научная мысль как планетарное явление. М.: Наука, 1991. С. 13-83, 88-89, 99-103, 119-122,
155-158.
113
Вернадский В.И. О научном мировоззрении. // Там же. С.
191-234.
Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере. // Там же. С.
235-242.
Вернадский В.И. Начало и вечность жизни. М.: Сов. Россия, 1979. С. 79-113, 131-147, 155-188.
Аксенов Г.П. О научном творчестве Вернадского. // Вопр.
филос. 1993, № 6. С. 74-87.
Баландин Р.К. Вернадский: жизнь, мысль, бессмертие. 2-е
изд. М.: Знание, 1988.
В.И. Вернадский и современность. М., 1986.
Гумилевский Л.И. Вернадский. 3-е изд. М., 1988 (ЖЗЛ).
Казначеев В.П. Учение В.И. Вернадского о биосфере и
ноосфере. Новосибирск. 1989.
Казютинский В.В. Космическая философия К.Э. Циолковского. // Философы русского космизма. М., 1996.
Коган Л.А. Философия Н.Ф. Федорова. // Вопр. филос.
1990, № 11. С. 74-84.
Микулинский С.Р. О понятии ноосфера. // Вернадский
В.И. Философские мысли натуралиста. М.: Наука,
1988. С. 481-488.
Моисеев Н.Н. Вернадский и современность. // Вопр. филос. 1994, № 4. С. 3-13.
Мочалов И.И. Владимир Иванович Вернадский (18631945). М.: Наука, 1982.
Семенова С.Г. Н.Ф. Федоров и его философское наследие.
//Н.Ф. Федоров. Соч. М.: Мысль. 1982. С. 5-50.
Туровский М.Б., Туровская С.В. Концепция В.И. Вернадского и перспективы эволюционной теории. // Вопросы философии, 1993, № 6, с. 88-104.
Философия бессмертия и воскрешения: по материалам
VII Федоровских чтений 1995 г. Вып. 1, 2. М., 1996.
114
ТЕМА 17. ИНТУИТИВИЗМ И
ФЕНОМЕНОЛОГИЯ В РОССИИ
Н.О. Лосский. Жизненный и творческий путь: от
увлечения революционно-демократическими и социалистическими идеями к неокантианству, интуитивизму и
мистическому реализму. Первое целостное изложение
теории познания (знания) в работе "Обоснование интуитивизма" (1908). Основные темы философии Н.О. Лосского: философия и жизнь, субъект и объект, знание и бытие.
"Координационная" теория восприятия. Понятия идеального реализма и интеллектуальной интуиции (умозрения).
Учение о Я как индивидуальной личности и субстанциональном деятеле. Идея конкретной субстанциональности
— основа персонализма Лосского. "Динамическая" теория материи. Характерные черты религиозного аспекта
философии Лосского: понятие религиозного опыта, Бог
как абсолютная полнота бытия, всеединство и творческая
сила. Иерархия ценностей бытия. Представление о металогическом, трансцендентном бытии. Метафилософские
исследования Лосского: "Типы мировоззрения" (Париж,
1931), "История русской философии" (М., 1954). Социальные и нравственные ориентиры Лосского: демократизм, патриотизм, либерализм, защита духовных ценностей и свободы личности.
Философская концепция С.Л. Франка. Творческая эволюция Франка от легального марксизма и неокантианства к интуитивизму и религиозной философии.
Попытка построения "единой теории знания и бытия"
115
("Предмет знания"). "Лучевая" концепция сознания.
Единство субъекта и объекта перед лицом Абсолютного
бытия. Познание как интуиция. Защита своеобразия, автономии и свободы каждой конкретной личности. Либеральный характер социальной философии Франка. Концепция культуры. Критика "интеллигентского" сознания.
Анализ социальных революций как феномена нигилизма
и анархии. Религиозная философия позднего Франка:
"сверхэкзистенциальный" принцип "непостижимого как
такового"; "антиномический монодуализм" теории познания. Нарастание метафизических мотивов, иррационализма и трагизма в работах "Непостижимое. Онтологическое введение в философию религии" (Париж, 1939),
"Свет во тьме. Опыт христианской этики и социологии"
(Париж, 1949), "С нами Бог" (Париж, 1954), "Реальность и
человек" (Париж, 1956).
Феноменология в России — мощное, хотя и не
развившееся до полной зрелости, течение мысли. Истоки
русской феноменологической школы. Выдающиеся "протофеноменологи" ХIХ века: М.И. Каринский, С.Н. Трубецкой и В.С. Соловьёв. Лидеры отечественной феноменологической школы: Г.Г. Шпет, П.П. Блонский, Г.И.
Челпанов и др. Проблемы сознания в трактовке феноменологии. Тема «явление и смысл», ее феноменологическая
интерпретация. Идея транссубъективности в понимании
феноменологов. Мотивы и основания критического отношения к метафизике, психологическим течениям в логике и позитивизму. Феноменология Э. Гуссерля как ускоритель формирования соответствующих воззрений у
сторонников этой философии в России.
116
Методические указания
Интуитивизм в России обладал рядом неповторимых особенностей, связанных не только со спецификой
его национальных корней и ментальности, но и с оригинальностью его непосредственных творцов. Хотя центральным для интуитивизма является утверждение о том,
что только интуиция является инструментом достоверного познания, следует обратить внимание на то, что С.Л.
Франк и Н.О. Лосский пытаются сочетать интеллектуальное познание с интуицией, так же как и синтезировать
идеи рационализма, эмпиризма и феноменологии. В
дальнейшем они обратились и к мистической интуиции
для обоснования сущности как механизмов интуитивного
познания, так и его результатов. Кроме того, важным является и сам анализ интуиции как серии направленных на
объект целевых актов — осознание, внимание и т.п., а
также выделение видов интуиции: интеллектуальной,
чувственной, мистической.
При изучении российской школы феноменологии
важно обратить внимание на некоторые из ее исторических и содержательных особенностей: отталкивание не от
трансцендентальной философии, идущей от Канта, а от
онтологических метафизик, что предохранило феноменологов в России от скорого возвращения к объективистским метафизикам типа "фундаментальной онтологии" М.
Хайдеггера. Повышенное внимание не к личностносубъективным характеристикам сознания, а к его коллективным проявлениям, помогало развивать концепцию интерсубъективности; установка на трансцендентное облегчала выполнение процедуры феноменологической редукции, поскольку идея Абсолюта была лишена психологизации и субъективизма. Начать изучение этого течения
можно с чтения работы В.С. Соловьёва "Теоретическая
117
философия", но обязательным в данном случае является
проработка трудов самого яркого представителя феноменологии в России — Г.Г. Шпета. Наиболее удачным источником для знакомства с оригинальными сочинениями
русских феноменологов является "Антология феноменологической философии в России", в которую включены
не только образцы главных сочинений представителей
феноменологического движения в нашей стране, но и
имеются важные комментарии, разъяснения и интерпретации сочинений отечественных феноменологов.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. Изложите взгляды Н.О. Лосского относительно религиозного опыта как основы построения теории единого и целостного мира.
2. Можно ли назвать мировоззрение Н. Лосского "идеалреализмом" или даже "мистическим эмпиризмом" и
почему? Назовите сферы бытия по Н. Лосскому.
3. К чему привели Н. Лосского поиски "формулы души
русского человека"? И что такое, по его мнению, "соборный мир"?
4. Удалась ли попытка синтеза рациональной мысли и религиозной веры в философии С.Л. Франку?
5. Чем отличаются такие понятия как "непознаваемое",
"непознанное" и "непостижимое"?
6. С.Л. Франк рассматривал социальные революции как
феномен нигилизма и анархии. Как следует относиться к его взглядам в свете опыта XX века?
7. Как, по Г. Шпету, соотносятся понятия "явление" и
"смысл"?
8. Каковы общие черты феноменологической концепции
сознания?
118
Литература
Блонский П.П. Современная философия. Феноменология
Гуссерля. // Антология феноменологической философии в России. Т. 1. М.: РФО, Логос, 1997. С. 468-478.
Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М., 1994.
Лосский Н.О. Чувственная, интеллектуальная и мистическая интуиция. М., 1995.
Лосский Н.О. Учение о перевоплощении. Интуитивизм.
М., 1992.
Лосский Н.О. Интуиция. М., 1992.
Лосский Н.О. Условия абсолютного добра: Основы этики.
Характер русского народа. М., 1991.
Лосский Н.О. Мир как органическое целое. // Лосский
Н.О. Избранное. М.: Правда, 1991.
Лосский Н.О. Обоснование интуитивизма. // Там же.
Лосский Н.О. Свобода воли. // Там же.
Лосский Н.О. Воспоминания: Жизнь и философский путь.
// Вопр. филос. 1991, № 10-12.
Ильин И.А. Письмо к Л. Гуревич о феноменологическом
методе. // Антология феноменологической философии
в России. Т. 1. М.: РФО, Логос, 1997. С. 191-194.
Ильин И.А. Философия Гегеля как учение о конкретности
Бога и человека. Предисловие. // Там же. С. 451-457.
Каринский М.И. Явление и действительность. // Там же.
С. 19-58.
Трубецкой С.Н. О природе человеческого сознания. // Там
же. С. 59-100.
Франк С.Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия. СПб.: РХГИ, 1997.
Франк С.Л. Предмет знания. // Франк С.Л. Предмет знания. Душа человека. СПб., 1995. С. 42-174, 333-364.
Франк С.Л. Смысл жизни. // Вопр. филос. 1990, № 6. С.
68-131.
119
Франк С.Л. Непостижимое. // С.Л. Франк. Соч. М.: Правда, 1990. С. 183-559.
Франк С.Л. Духовные основы общества. М.: Республика.
1992. Введение 1-3, 6; Гл. 1 (1, 3, 5, 6); Гл. 2, Гл. 3 (4);
Гл. 7 (2).
Франк С.Л. Абсолютное. Ересь утопизма. // Русское мировоззрение. СПб., 1996. С. 58-86.
Франк С.Л. "Непрочитанное…". М.: МШПИ, 2001.
Шестов Л.И. Memento mori. По поводу теории познания
Эдмунда Гуссерля. // Антология феноменологической
философии в России. Т. 1. М.: РФО, Логос, 1997. С.
415-436.
Шпет Г.Г. Явление и смысл. Смысл и уразумение. // Там
же. С. 315-348.
Шпет Г.Г. Философия и история. // Вестн. Моск. Ун-та.
Сер. 7. Философия. 1994. № 3.
Шпет Г.Г. Сознание и его собственник. // Философские
этюды. М.: Прогресс, 1994. С. 20-116.
Шпет Г.Г. Скептик и его душа. // Там же. С.117-221.
Шпет Г.Г. Мудрость или разум. // Там же. С. 222-336.
Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. // Шпет
Г.Г. Соч. М.: Правда. 1989. С. 475-574.
Яковенко Б.В. Мощь философии. СПб.: Наука, 2000.
Амвросий (Березкин), иеромонах. Феноменология и русская религиозная философия в современном мышлении. // Саран. епарх. ведомости. Саранск, 1999. N 3.
С. 17-23.
Алексеев П.В. Философская концепция С.Л. Франка. //
Франк С.Л. Духовные основы общества. М., 1992. С.
5-12.
120
Гайденко П.П. Мистико-пантеистическая диалектика
(С.Л. Франк). // Идеалистическая диалектика в ХХ
столетии. М., 1987.
Гайденко П.П. Метафизика конкретного всеединства, или
Абсолютный реализм С.Л. Франка. // Вопр. филос.
1999, № 5. С. 5-34.
Гидини К. Особенности герменевтики Г.Г. Шпета. // Начала. 1992. № 2. С. 13-18.
Евлампиев И.И. Человек перед лицом абсолютного бытия: мистический реализм Семена Франка. // Франк
С.Л. Предмет знания. Душа человека. СПб.: Наука. С.
5-34.
Ермичев А.А. Франк — философ русского мировоззрения.// Франк С.Л. Русское мировоззрение. СПб.: Наука, 1996. С. 5-36.
Ермичев А.А. Штрихи к пониманию философии Н.О.
Лосским. // Вест. Моск. ун-та, Сер. 7. Философия.
1993, № 4. С. 64-69.
Камениченко В.В. Густав Шпет: от феноменологии к герменевтике. // Логос. 1992. № 3.
Кузнецов В.Г. Предисловие к публикации "Работы по философии" Г.Г. Шпета. // Вест. Моск. Ун-та. Сер. 7.
Философия. 1995, № 5. С. 19-22.
Митюшин А.А. Творчество Шпета и проблема истолкования действительности. // Вопр. филос. 1988. № 11.
С. 93-104.
Митюшин А.А. Принципы этнической психологии в
трактовке Г.Г. Шпета. // Сов. Этнография. 1989. № 6.
С. 67-75.
Некрасова Е.Н. Семен Франк. // Вече. Альманах русской
философии и культуры. Вып. 2. СПб., 1995. № 5. С.
46-55.
121
Поливанов М.К. Очерк биографии Г.Г.Шпета. // Лица;
биографический альманах. М.-СПб., 1992. С. 7-43.
Портнов А.Н. Философия языка Г.Г. Шпета: внутренняя
форма, смысл, знак. // Вече. Альманах русской философии и культуры. СПб., Вып. 4. С. 20-48.
Резвых Т.Н. Реальность и человек в метафизике С. Франка. // Вест. Моск. ун-та. Сер. 7. Философия. 1992. № 5.
С. 46-55.
Сухоруков В.В. "Социальная философия" С. Франка. //
История становления советской социологической
науки в 20-30-е годы. М., 1989. С. 77-86.
Творческое наследие Г.Г. Шпета и философия XX века :
К 120-летию со дня рождения Густава Шпета : Материалы междунар. науч. конф., 7-9 апр. 1999 г., Томск,
1999.
Филатов В.П. Философские поиски и жизненная драма
Н.О. Лосского. // Филос. науки, 1991. № 4. С. 103-106.
Челпанов Г.И. Брентано и Гуссерль о предмете психологии. Философия арифметики Гуссерля. // Антология
феноменологической философии в России. Т. 1. М.:
РФО, Логос, 1997. С. 134-150.
Чубаров И.М. Предисловие. Предфеноменологическая
традиция в русской философии конца ХIХ века. Критическая разработка феноменологической проблематики. // Там же. С. 7-27, 215-225.
Чуева И.П. Критика идей интуитивизма в России. М.-Л.:
Изд-во АН СССР, 1963.
Шалимов П.Б. Н.О. Лосский: русский вариант интуитивизма. // Философия в России ХIХ — начала ХХ вв.
Преемственность идей и поиски самобытности. М.,
1991. С. 91-101.
122
ТЕМА 18. РУССКИЙ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ
Философия Н.А. Бердяева. Вехи жизни и духовная эволюция: от легального марксизма и неокантианства
к персонализму и религиозному экзистенциализму. Особенности философствования: сочетание интуитивизма,
афористичности, экспрессионизма, трагизма, исповедальности, профетизма (установок на предсказание и пророчество). Эмоциональность и образность мышления. Проблема установки сознания. Метафизика свободы как безосновности и божественной иррациональности. Личность
— "тотальное" существо. Учение об объективации и
творчестве. Этика творчества Бердяева. Эсхатологическая
философия истории. "Русская идея" в интерпретации Бердяева. Социальные воззрения: идея "нейтральной сферы"
общественной жизни, колебания между идеями христианского социализма, либерализма и аристократизма.
Мировоззрение Л.И. Шестова. Жизненный путь
и трансформация воззрений. Понимание философии
Шестовым. Метафизический нигилизм, скепсис, ирония,
трагизм и отчаяние — черты стиля мышления и отношения Шестова к действительности. Трансцендентное как
сокрытость, всевозможность и несказанность. Религиозная окрашенность мировоззрения позднего Л. Шестова.
Интуиции Л. Шестова о неизвестности как мощной и исключительно значимой для человеческого существования
действительности. Проблема пограничных ситуаций. Истина как насилующая самоочевидность и истина как чудо
и тайна. Предположения о жизни-дерзновении и "свободе
123
индивидуального существования". Природа и человек:
обыденность и возможность новых отношений. Антиномизм истины и общения.
Методические указания
Общим в философствовании обоих представителей
русского экзистенциализма является эмоциональная напряженность, ощущение трагизма жизни, образность
мышления, исповедальность и т.п. Кроме того, для их
мировоззрения характерно то общее, что присуще практически всем экзистенциальным философам — переживание фундаментального дуализма, двойственности и
раскола мира на подлинный и неподлинный. Обретение
или созидание (творчество) этого мира и составляет позитив философии как Шестова, так и Бердяева. Вместе с тем
совпадение этих исходных настроений приводит их к существенно различным мировоззренческим выводам. Если
для Бердяева выход находится в учении о свободе и творчестве, в переходе от объективации к творчеству и этике
творчества, то у Шестова большее значение имеют метафизический нигилизм, скепсис, ирония, для него острее
стоит проблема пограничных ситуаций, а трансцендентное выступает и как всевозможность, и как несказанность.
Эти сходства и различия надо иметь в виду при знакомстве с творчеством двух выдающихся русских мыслителей.
Особенно внимательно стоит присмотреться к высказыванию Л. Шестова о необходимости философии "научить
человека жить в неизвестности".
При чтении сочинений Бердяева и Шестова следует
учесть, что они выражали свои идеи не в систематической
и традиционной проблемно-тематизированной форме, а
импрессионистично, используя для этого язык метафор и
образов, обращаясь не только к рациональным, но и к
124
эмоциональным началам читателя. Кроме того, их тексты
предполагают доверительное к ним отношение, поскольку истина, по мнению русских экзистенциалистов, открывается как живая истина в живом сочувственном и исповедальном разговоре, диалоге и общении.
Контрольные вопросы и темы для докладов
1. В чём состоит методологическое значение идеи Н.А.
Бердяева об установке духа?
2. Основные черты философии свободы Н. Бердяева: ее
генезис, связь с теогонией и антропогонией, с объективацией и творчеством.
3. Каковы, по Бердяеву, основные формы объективации?
4. В чём смысл концепции творчества Н.А. Бердяева?
5. Дайте характеристику антропологии, социальной философии и этики Н. Бердяева.
6. Л. Шестов о трагической абсурдности обыденности человеческого существования. Как он истолковывает
проблему пограничных ситуаций?
7. Что имел в виду Л. Шестов, говоря, что главная задача
философии — "научить человека жить в неизвестности"?
8. Раскройте трактовку Л. Шестовым истины и его идею о
несовместимости вечных истин с истиной-тайной, с
живой истиной.
9. Какова аргументация Шестова, когда он критикует
нормативные теории морали, разум и научное познание?
10. Что понимает Л. Шестов под покорностью и дерзновением?
11. Какими видятся Л. Шестову подлинные отношения
между человеком и природой?
125
Литература
Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. М.:
Правда, 1989. С. 12-13, 17-27, 33, 36-39, 45-66, 70-74,
78-83, 101-104, 115, 120-121, 123-148, 154-159, 165182, 186-197, 254-325, 354-382, 437-478, 518-534.
Бердяев Н.А. Смысл истории. М.: Мысль, 1990. С. 3-67,
145-174.
Бердяев Н.А. Русская идея: Основные пробл. рус. мысли
XIX в. и начала XX в.; Судьба России. М.: Шевчук,
2000.
Бердяев Н.А. Человек и машина. // Вопр. филос. 1989, №
2. С. 143-162.
Бердяев Н.А. Философия свободного духа. М., 1994.
Бердяев Н.А. Опыт парадоксальной этики. М., 2003.
Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995.
Бердяев Н.А. Самопознание (Опыт философской автобиографии). М., 1990, 1991.
Шестов Л. Апофеоз беспочвенности: Опыт адогматического мышления. Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1991.
Часть 1, §§ 9, 11, 21-26, 33, 34, 39, 41, 42, 49, 51-53, 56,
61, 62, 64, 66-69, 72, 79, 86, 98, 99, 101, 103, 106-109,
114-122. Часть 2, §§ 1-5, 9, 17, 39-41, 43-45, или //
Шестов Л. Апофеоз беспочвенности М.: АСТ. 2000.
Шестов Л. Власть ключей. Ч. 1. // Шестов Л. Соч.: в 2-х т.
Т. 1. М.: Наука. 1993. С. 17-214.
Шестов Л. Афины и Иерусалим. // Там же.
Шестов Л. Начала и концы. // Там же.
Шестов Л. На весах Иова. // Там же.
Шестов Л. Великие кануны // Русская философия: конец
ХIХ — нач. ХХ вв. Антология. СПб., 1993. С. 238268..
126
Шестов Л. Дерзновения и покорности. // Наше наследие.
1988, № 5. С.75-91.
Шестов Л. Киркегард и экзистенциальная философия.
Глас вопиющего в пустыне. М.: Прогресс-Гнозис,
1992.
Алексеев П.В. Человек, дух и реальность. Об экзистенциальном типе философствования Н.А. Бердяева. // Бердяев Н.А. Царство духа и царство кесаря. М., 1995.
Бердяев Н.А.: Рro et contra. СПб., 1994. См. статьи Л.
Шестова, с. 411-436; Г.П. Федотова, с. 437-446; Н.О.
Лосского, с. 460-467; Ф.А. Степуна, с. 483-500; С.А.
Левицкого, с. 501-517.
Вадимов А. Вступительная статья к публикации фрагментов из книги Н. Бердяева "Самопознание". // Наше наследие. 1998. № 6. С. 39-42.
Визгин В.П. Бердяев и Шестов: спор об экзистенциальной
философии. // Полигнозис. М., № 3 (11). С. 120-127.
Дмитриева Н.К., Моисеева А.П. Философ свободного духа (Н. Бердяев: жизнь и творчество). М.: Высшая
школа, 1993.
Ермичев А.А. Три свободы Николая Бердяева. М.: Знание,
1990.
Ермичев А.А. Долгий путь к идеалу. // Бердяев Н.А. Самопознание. Л., 1991. С. 3-18.
Гайденко П.П. Прорыв к трансцендентному. М., 1997.
Гальцева Р.А. Очерк русской утопической мысли ХХ века. М., 1991. С.77-119.
Кувакин В.А. Критика экзистенциализма Н.А. Бердяева.
М.: 1976.
Кувакин В.А. Религиозная философия в России. М., 1980.
С. 141-184.
Кувакин В.А. Опровержения и предположения Льва Шестова. // Филос. науки. 1990, № 2-3.
127
Кузубова Т.С. Интуиции Ф.М. Достоевского в экзистенциальной философии Н.А. Бердяева // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения
и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000.
С. 95-101
Курабцев В.Л. Иерусалим Льва Шестова. // Вестн. Моск.
Ун-та. Сер. 7. Философия. 1991, № 5.
Лашов В.В. Гуманизм Льва Шестова. М.: РГО, 2002.
Лесова Л.В. Н.А. Бердяев и конец классической русской
философии. // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 101-108.
Марков Б.А. Философская антропология. СПб., 1997. С.
29-35.
Морева Л.М. Лев Шестов. СПб., 1991.
Поляков Л.В. Отреченная книга. // Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1990. С. 3-20.
Санина Т.А. Особенности проблемы отчуждения в русском экзистенциализме. // Русская философия ХХ века: национальные особенности, течения и школы, политические судьбы. Екатеринбург, 2000. С. 182-187.
Франк С.Л. О Льве Шестове. Знание и вера. // Русское
мировоззрение. СПб., 1996. С. 574-586.
Черный Ю.Ю. Философия пола и любви Н.А. Бердяева.
М.: Наука, 2004.
Шитов С.И. Философия трагедии Льва Шестова. // Вестн.
Моск. Ун-та. Сер. 7. Философия. 1993. № 2. С. 35-42.
128
Темы выступлений, докладов и рефератов
1. Древнерусская философия как феномен русской культуры. Полиаспектность освоения мира древними русичами.
2. Роль античного, языческого и византийского наследия
в становлении русской мысли.
3. Что можно назвать "русским" в русской философии? (О
национальном своеобразии русской философии.)
4. К вопросу о "славянском" и "русском" способах философствования.
5. Древнегреческая философия как источник формирования древнерусской философской мысли.
6. Идеи философии истории в "Слове о Законе и Благодати" митрополита Илариона Киевского.
7. Образ и идея Софии Премудрости в философии Древней Руси.
8. Старчество как феномен русской культуры. (Труды,
жизнеописания и письма оптинских старцев, Амвросия Оптинского).
9. "Ареопагитики" в контексте древнерусской мысли.
10. Исихазм и русская духовность.
11. Исихазм в византийской и русской культурах: Исаак
Сирин и Паисий Величковский.
12. Апокалиптика и пророческий пафос русской философии.
13. Философское преломление мифа в русской мысли.
14. Традиции синтеза художественного и философского
сознаний в русской мысли (Ф.М. Достоевский, Л.Н.
Толстой, Ф.И. Тютчев).
15. Проблема смысла жизни в русской философии.
129
16. Особенности русской историософии.
17. Спор иосифлян и нестяжателей в истории русской
мысли.
18. Развитие элементов схоластики в Киево-Могилянской
и Славяно-греко-латинской академиях.
19. Масонство как феномен русской культуры: историкофилософский анализ.
20. Философские идеи в русском масонстве ХVIII-первой
четверти ХIХ вв. и православная традиция.
21. Основные социально-философские идеи в "Истории
Российской" В. Н. Татищева.
22. Понимание М.В. Ломоносовым природы.
23. Социальные воззрения и философия истории М.В.
Ломоносова.
24. Спор М.В. Ломоносова с Г.-Ф. Миллером по вопросу
о происхождении российской государственности.
25. Идеи восточно-христианских отцов церкви как источник философских воззрений Г.С. Сковороды.
26. "Библия есть человек": философия символа и символическая антропология Г.С. Сковороды.
27. В.Ф. Эрн как интерпретатор философии Г.С. Сковороды.
28. Экзистенциальная дилемма Радищева: смертность или
бессмертие человека?
29. Идеи провиденциализма в философии истории П.Я.
Чаадаева.
30. Идеология "правого" католицизма и философия П.Я.
Чаадаева.
31. А.И. Герцен о союзе философии и естествознания.
32. Философия истории и духовная драма А.И. Герцена.
33. Герцен и идея всемирности культурно-исторического
прогресса.
130
34. Революция или эволюция? Бакунин и Герцен: кто
прав?
35. Анархо-коммунистическая социальная философия
М.А. Бакунина.
36. Особенности материализма М.А. Бакунина.
37. Бакунинская концепция генезиса и сущности человека.
38. П.Д. Юркевич о соотношении "деятельности ума" и
"деятельности души".
39. Эстетическая концепция Н. Г. Чернышевского.
40. "Органический" принцип в истории философии России ХIХ в.
41. Философско-исторические представления Н.Я. Данилевского.
42. Учение Н.Я. Данилевского о культурно-исторических
типах как первая концепция в ряду теорий исторического круговорота.
43. Сравнительный анализ философии культуры Н.Я. Данилевского и О. Шпенглера.
44. Национальное и общечеловеческое в русской философии ХIХ в. (Н.Я. Данилевский, В.С. Соловьёв, К.Н.
Леонтьев).
45. Красота как методологический принцип философии К.
Леонтьева.
46. К.Н. Леонтьев — пророк или одинокий мыслитель?
47. К.Н. Леонтьев и Ф. Ницше: компаративный анализ.
48. Л.Н. Толстой и Шопенгауэр: проблема самоубийства.
49. "Почва": понятие или смыслообраз? (Ф.М. Достоевский, А.А. Григорьев, Н.Н. Страхов).
50. Философский смысл образов "подполья" и "подпольного" человека Ф.М. Достоевского.
51. Ф.М. Достоевский о человеке как тайне и свободном
существе.
131
52. Полифония мировоззрения Ф.М. Достоевского: философские идеи как персонифицированные философские типы.
53. Социальные симпатии Ф.М. Достоевского; идеалы
мировой гармонии.
54. Лев Толстой: трактовка соотношения науки, философии и нравственности.
55. Понимание Толстым мира как "волн жизни".
56. В. С. Соловьёв о природе и отличительных особенностях философии.
57. Этическая концепция Вл. Соловьёва.
58. Проект "цельного знания" в истории русской мысли:
от славянофилов к Вл. Соловьёв у и новому религиозному сознанию.
59. "Культурологический номинализм" против "культурологического реализма": метафизические основания
споров почвенников: (Н.Я. Данилевский и К.Н. Леонтьев) contra В. Соловьёва.
60. "Красота в природе" — сравнительный анализ статей
В.В. Розанова и Вл. Соловьёва.
61. "Кризис западной философии" в оценке Вл. Соловьёва
и М.И. Каринского.
62. Русский эрос: Вл. Соловьёв, Ф.М. Достоевский, В.В.
Розанов.
63. "Мужское и женское": Вл. Соловьёв, В.В. Розанов,
С.Н. Булгаков.
64. Русские богоборцы: Ф.М. Достоевский и М.А. Бакунин.
65. Дмитрий Мережковский: идея "грядущего Хама" —
провидение или заблуждение?
66. Сравнительный анализ сборников "Вехи" и "Из глубины".
67. Философия всеединства и ее основные представители.
132
68. Н. Бердяев: философия пола и любви.
69. Панэротизм В.В. Розанова.
70. Н.Ф. Федоров о философии, науке, культуре и идеалах
человека.
71. К.Э. Циолковский о космогонии и о космоэволюционном процессе.
72. Учение В.И. Вернадского о ноосфере и её значение
для современности.
73. Л. Шестов: задача философии — "научить человека
жить в неизвестности".
74. Воскрешение всех умерших как вселенская миссия.
(Н. Федоров).
75. Космическая миссия разума. (К.Э. Циолковский, В.И.
Вернадский).
76. Разрушение сознания как разрушение мира: экзистенциализм Н. Бердяева.
77. Критика христианства у Ф. Ницше и в "Апокалипсисе
нашего времени" В.В. Розанова.
78. Социальная и политическая философия В. Розанова.
79. Историософия В. Розанова.
80. Тема русской идеи в истории отечественной мысли
(Вл. Соловьёв).
81. Русская идея Вл. Соловьёва и Н. Бердяева (сравнительный анализ).
82. Смысл жизни и смысл истории (Вл. Соловьёв, А.И.
Герцен, Г. Флоровский).
83. Совместимы ли понятия свободы и веры? (Вл. Соловьёв, В.В. Розанов, Н. Тихомиров).
84. Теургия: софийная метафизика и русский авангард.
85. Софийная метафизика и энергийная парадигма имяславия и исихазма (Вл. Соловьёв, С. Булгаков, А.Ф.
Лосев).
133
86. Н.К. Михайловский о критически мыслящей личности.
87. Русский марксизм и народничество: проблематика
"народнических корней" ленинизма.
88. Особенности ленинского отношения к марксистскому
учению. Анализ его структуры и взаимосвязи составных частей.
89. Философская полемика В.И. Ленина и А.А. Богданова.
90. К вопросу о характере философских взглядов А. Богданова.
91. Учение Н.А. Бердяева об объективации. Формы объективации.
92. Н.А. Бердяев о свободе и творческом призвании человека.
93. Философия истории Н.А. Бердяева.
94. Л. Шестов о философии и её роли в жизни человека.
95. Специфика скептицизма Л. Шестова.
96. Защита Л. Шестовым свободы и достоинства человека.
97. Основные положения интуитивизма Н.О. Лосского.
98. Учение Н.О. Лосского о личности как сверхвременном
и субстанциальном субъекте творчества.
99. С.Л. Франк о структуре бытия и непостижимом.
100. Современная историография русской философии
(дискуссионные проблемы).
101. Оценка русской философии в зарубежной историографии; влияние русской философской мысли на зарубежную.
134
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Три последние четверти прошлого века русская
философия изучалась и преподавалась в нашей стране как
нечто археологическое, остановившееся и завершенное в
прошлом, подобно, скажем, латинскому языку или истории государства Урарту. Ее место в отечественной истории XX века командно-административным образом заняла марксистско-ленинская философия — "творческое,
вечно развивающееся учение". Вместе с тем, предмета такой науки как история русской философии де-юре не существовало. Существовала дисциплина "история философии народов СССР". Догмат "пролетарского интернационализма" запрещал говорить о национальных философских традициях, он превращал их в искусственно связанный конгломерат идей и персоналий, заставлял искать
философию там, где ее не было и не могло быть, и игнорировать ее там, где она была. Марксистско-ленинская
концепция историко-философского процесса подменяла
историю русской философии историей общественнополитических идей в России и борьбой призраков: "прогрессивного" с "реакционным", "материализма" с "идеализмом".
Но, несмотря на этот догматический, вольно или
невольно нигилистический подход, поле исследований и
круг изучавшихся в вузах отечественных философских
учений неуклонно расширялся. До второй мировой войны
заговорили о материализме в России и "открыли" имена
Н.Г. Чернышевского, А.И. Герцена, Н.А. Добролюбова.
135
После войны начали писать о философских идеях в русской науке, о А.Н. Радищеве и просветителях. Каждый
раз это делалось на страх и риск исследователей. С огромной осторожностью в 60-е гг. заговорили о народниках. Только в 80-е разрешили писать о "веховцах" и критиковать религиозных философов с приведением цитат из
их работ. Только в конце 90-х гг. в отечественную историко-философскую науку наконец пришла свобода. До
этого царил партийный диктат и цензура. Приветствовались большие авторские коллективы, в которых ответственность также была коллективной, а индивидуальности
творческого похода стирались в ходе бесчисленных обсуждений рукописей.
Наиболее типичным результатом такого отношения к русской философии стал многотомный труд "История философии в СССР" в пяти томах (том пятый состоит
из двух книг) (М.: Наука, 1968-1998) — монументальное
издание, не могущее не вызывать к себе двойственного
отношения. Оно поражает как упорством авторов в их
стремлении рассказать о русской философии, несмотря ни
на какие трудности и ограничения, так и степенью их
идеологической "зажатости", односторонности и гиперкритицизма в освещении российского историкофилософского процесса. К обобщающим исследованиям в
этой области следует отнести и работу А.А. Галактионова
и П.Ф. Никандрова "Русская философия IX-XIX вв.". Ее
второе, исправленное и дополненное издание вышло в
свет в Издательстве Санкт-Петербургского университета
в 1989 г. К сожалению, и этот фундаментальный труд не
лишен отпечатка марксистско-ленинской романтики и
влияния заключенных в ней "классовых" пристрастий,
нарочитых симпатий к материализму и "прогрессивной"
философии и столь же откровенных антипатий к идеа136
лизму и религиозной философии. Тем не менее, это была
едва ли не единственная панорамная работа по истории
русской философии, в которой присутствовала живая авторская интонация, а не имперсональная "коллективная
мысль". Труд А.А. Галактионова и П.Ф. Никандрова заслуживает сочувственного внимания хотя бы потому, что
опасности и испытания, выпавшие на долю авторов в связи с "проталкиванием" ими рукописи в печать, могли бы
составить содержание остросюжетной, но грустной повести.
Значительно больше повезло исследователям древнерусской философской мысли. Наряду с первоисточниками:
"Хрестоматия
по
истории
общественнополитической и философской мысли народов СССР эпохи феодализма" (Составитель В.С. Дмитриченко. Киев,
1959), Антология мировой философии (В четырех томах,
том 1, часть 2, редактор и составитель В.В. Соколов, М.:
Мысль, 1969), — имеются и монографии обобщающего
характера, опубликованные в основном в конце 80-х гг:
Замалеев А.Ф. "Философская мысль в средневековой Руси
(XI-XVI вв.)" (Л.: Наука, 1987); Горский В.С. "Философские идеи в культуре Киевской Руси XI — начала XII вв."
(Киев: Наукова думка, 1988), Громов М.Н., Козлов Н.С.
"Русская философская мысль X-XVI веков" (М.: Издательство МГУ, 1990).
Наиболее подозрительно идеологи КПСС относились к русской религиозной философии конца XIX — начала XX вв. По существу, работ, специально посвященных этому феномену, в СССР не издавалось. Исключение
составили книги В.А. Кувакина "Критика экзистенциализма Бердяева" (Изд-во МГУ, 1976) и "Религиозная философия в России: Начало XX в." (М.: Мысль, 1980). Их
путь к читателю также был непростым. В течение не137
скольких лет последняя подвергалась — в соответствии с
замечаниями рецензента и требованиями издательства —
существенному сокращению и переработке, поскольку,
как писал рецензент, в "…рукописи собран ароматный
мистико-иррациональный букет всякого рода более чем
заумных, иногда бредовых, подчас антигуманистических
концепций…" Нужно было отвечать на вопросы о том,
"как освещать их (В. Розанова, Д. Мережковского, С. Булгакова, Н. Бердяева, Л. Шестова и др. — Ю.С.) взгляды и
заупокойные писания, кто больше выиграет от этой публикации: марксизм и марксистский анализ или (вольно
или невольно) религиозная философия и ее адепты, которые получают возможность изложить свое кредо в работе
марксиста, посвященной им?". Разумеется, объективные
трудности того времени не снимают с автора его личной
ответственности за содержащуюся в книгах тяжеловесную и несправедливую "обязательно" марксистскую "критику" русских религиозных философов первой половины
XX века.
Сказанное об атмосфере, в которой боролась за
свое выживание история русской философии как наука,
должно, думается, предостеречь современного исследователя или студента от упрощенного отношения к советской
историографии отечественной мысли. Было бы неправильно как отвергать все то, что было опубликовано в
СССР в этой области знания, так и некритично воспринимать публикации 30-х — 80-х годов.
Что касается написанного в русском философском
зарубежье, то следует выделить прежде всего работу В.В.
Зеньковского "История русской философии". (Первое
двухтомное издание: Париж: YMCA-press, 1948; начиная
с 90-х гг. эта работа неоднократно переиздавалась.) Не
менее известна книга Н.О. Лосского "История русской
138
философии". Однако с каким бы уважением ни относиться к этим авторам, их работы явно устарели, поскольку в
них не освещены многие страницы истории русской философии. Кроме того, и откровенная (религиозноправославная) тенденциозность Зеньковского, и открытая
приверженность Лосского к интуитивизму и гносеологической проблематике не способствовали всесторонней и
объективной оценке ими реального наследия отечественной философии.
Тем, у кого имеется специальный интерес к историографии русской философии, полезно будет познакомиться с тремя выпусками указателей литературы, изданной ИНИОН РАН. Это: "История русской философии.
Указатель литературы, изданной в СССР на русском языке за 1917-1967 гг." В трех частях. М., 1975; "История
русской философии. Указатель литературы, изданной в
СССР на русском языке в 1968-1977 гг." В двух частях.
М., 1981; "История русской философии конца XIX– начала XX века. Указатель литературы, изданной в СССР на
русском языке в 1917-1990 гг." В двух частях. М., 1992 г.
Эти указатели (особенно последний) особенно ценны тем,
что содержат в себе информацию как о публикациях первоисточников, так и сведения о современных исследователях русской философии.
Сегодня в условиях довольно хаотичного издательского бизнеса, децентрализованного книжного рынка и
отсутствия полнокровных путей распространения литературы далеко не всегда можно своевременно узнать о публикациях по истории русской философии, не говоря о
том, чтобы прочитать нужную книгу. Поэтому при изучении русской философии нужно особенно серьезно отно-
139
ситься к решению библиографических вопросов. Как ни
прискорбно об этом говорить, но некоторые обобщающие
издания по этому предмету не выдерживают никакой научной критики, поскольку либо весьма поверхностны,
либо просто ошибочны.
И тем не менее современная ситуация в освещении
истории русской мысли беспрецедентна. Можно сказать,
что впервые в истории нашей страны мы имеем такое богатство публикаций произведений творцов отечественного философского наследия. К счастью, у нас теперь нет и,
будем надеяться, никогда не будет ни религиознодуховной, ни партийно-политической цензуры.
Без преувеличения можно сказать, что произошло
великое освобождение русской мысли. Она вновь стала
живым историческим процессом, длящимся из прошлого
в будущее через настоящее. За последние 10 — 15 лет были опубликованы труды десятков самых оригинальных,
казалось бы, навсегда забытых мыслителей. Изданы энциклопедические словари и серьезные учебники по русской философии. Поэтому есть все основания считать, что
самые взыскательные потребности интересующихся сокровищами русской мысли будут удовлетворены сторицей. А некоторые из них станут ее горячими приверженцами, продолжателями традиций, заложенных замеча
Указанные в пособии работы общего характера (см. с. 15 настоящего издания), вышедшие в России за последние 10 – 12 лет, написаны
известными специалистами в области истории русской философии и
заслуживают наибольшего доверия. Те из студентов, которые хорошо
знают английский язык, могут как «испытать» его, так и расширить
свои знания русской философии, если обратятся к работе “A History
of Russian philosophy: From the Tenth Through Twentieth Centuries”. In
2 Volumes. Ed. by Valery A. Kuvakin. Buffalo: Prometheus Books, 1994.
747 p.
140
тельной плеядой выдающихся философов России. История русской мысли заслуживает того, чтобы стать нашим
близким и постоянным спутником, мудрым помощником,
как в процессе внутреннего роста личности, так и в понимании сокровищницы отечественной и мировой культуры.
141
Скачать