Аксаков Анатолий Геннадьевич

Реклама
КОРПОРАТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В БАНКЕ - УСЛОВИЕ ЕГО УСТОЙЧИВОСТИ
Интервью с АКСАКОВЫМ Анатолием Геннадьевичем, президентом Ассоциации
региональных банков России (Ассоциация «Россия»), заместителем председателя
Комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам,
членом Национального Банковского Совета Центрального банка Российской Федерации,
членом Коллегии профессионального сообщества корпоративных директоров.
В конце прошлого года Вы возглавили Ассоциацию региональных банков (АРБР).
В чем заключаются основные цели деятельности Вашей организации?
Аксаков А.Г.:
Хочу напомнить, что наша ассоциация является одним из старейших деловых
объединений новой России — она была создана в 1990 году. В настоящее время ее
членами являются более чем 400 банков. Ее основные цели — содействие увеличению
объема инвестиционных, в т. ч. долгосрочных ресурсов, привлеченных в банковскую систему
страны; укрепление доверия к российскому банковскому сектору со стороны инвесторов и
вкладчиков, в первую очередь — населения; достижение баланса мер по защите интересов
вкладчиков, других кредиторов банков и их акционеров; обеспечение равных условий
конкуренции для всех кредитных организаций, включая банки, контролируемые
государством. Представители ассоциации действуют во всех федеральных округах РФ,
Приморском крае, Кировской, Костромской, Новосибирской, Оренбургской, Самарской,
Тверской, Тюменской областях, в Республике Мордовия, Ямало-Ненецком и ХантыМансийском автономных округах, в Казахстане, Украине, Молдове, в странах
Европейского Союза и Швейцарии.
Какое место в деятельности Вашей ассоциации занимают вопросы улучшения
корпоративного управления в банковском секторе?
Аксаков А.Г.:
По нашему мнению, есть два крупных комплекса причин, которые обусловливают
необходимость значительного повышения внимания со стороны банков к вопросам
корпоративного управления в целом.
Первый заключается в том, что банки выступают в качестве кредиторов компаний,
в том числе и тех, ценные бумаги которых обращаются на фондовом рынке, и кроме того,
часть банков является акционерами таких компаний. Расширение инвестиционной
деятельности банков и аффилированных с ними структур ставит вопрос о более высокой
степени их участия в корпоративном управлении компаниями, в которых банки и
аффилированные с ними структуры выступают в качестве акционеров. В рамках оценки
рисков заемщиков банки осуществляют мониторинг значительного числа параметров
деятельности компаний. Состав этих параметров и глубина анализа зависят от качества
работы системы управления рисками в том или ином банке. Одним из путей снижения
рисков заемщиков могло бы стать большее внимание банков к состоянию системы
корпоративного управления в компаниях-заемщиках. В частности, к тому, насколько
эффективно эта система контролирует использование полученных средств менеджментом
компании, предотвращает их вывод или использование в интересах отдельных лиц или
групп из числа высших менеджеров или наиболее влиятельных акционеров, настолько
1
обеспечивается использование этих средств в интересах развития компании и тем самым
повышает вероятность их возврата. В качестве акционеров банки, наряду с другими
акционерами, могут достаточно активно участвовать в формировании эффективной
системы корпоративного управления, которая обеспечивает деятельность компаний в
интересах их акционеров, получение акционерами соответствующей доли прибыли и тем
самым повышается устойчивость банков.
Международная передовая практика корпоративного управления настойчиво
рекомендует финансовым посредникам значительно повысить свою активность в
реализации права голоса по акциям, находящимся у них в управлении, что
рассматривается как своего рода фидуциарное обязательство, и раскрывать акционерам
информацию о том, как именно голосовали их представители.
А вторая комплексная причина?
Аксаков А.Г.:
Вторая
причина заключается в необходимости совершенствовать практику
корпоративного управления в самих банках, прежде всего тех, которые являются
акционерными обществами. До недавнего времени акционерный капитал подавляющего
большинства банков был очень концентрирован, был сосредоточен в руках очень
небольшого числа акционеров, часто тесно связанных между собой. Однако потребности
развития побуждают растущее число банков увеличивать собственный капитал, что,
помимо использования собственной прибыли, можно сделать лишь за счет привлечения
новых акционеров. Во второй половине этого года и в 2008 году ожидается серия
первичных публичных размещений (IPO) акций российских банков, частных
приобретений различных по размерам пакетов акций российских банков зарубежными
финансовыми структурами. Потенциал развития банковской системы в России еще очень
велик, и различные категории и группы инвесторов — как зарубежных, так и российских
— проявляют очень большой интерес к вхождению в капитал российских банков. А это
означает существенные изменения в структуре акционерного капитала банков, это
переведет проблему защиты прав миноритарных акционеров и проблемы, касающейся
крайне ограниченной группы банков, в проблему, актуальную для весьма значительной
части российского банковского сектора. Как отмечают эксперты, акции российских
банков рассматриваются инвесторами не как «защитные бумаги» (что характерно для
развитых рынков), а как бумаги с высоким потенциалом роста, а это делает их очень
привлекательными для розничных инвесторов, мелких частных акционеров.
Не кажется ли Вам, что разговоры о буме банковских IPO являются большим
преувеличением?
Аксаков А.Г.:
Я так не думаю. Российская банковская система является очень
недокапитализированной — собственные средства банков составляют незначительную
сумму в масштабах национальной экономики. Это серьезно ограничивает возможности
банков по кредитованию экономики и снижает устойчивость банков в случае
возникновения у них проблем с возвратом выданных кредитов, что создает значительные
риски для акционеров банков. Значительное повышение капитализации банков связанно с
массовой эмиссией ими своих акций. А это влечет за собой, во-первых, необходимость
обеспечить защиту добросовестных акционеров, приобретающих эти акции, и во-вторых
— необходимость противодействия опасности прихода недобросовестных акционеров,
которые могут быть заинтересованы в использовании возможностей, полученных в
2
результате приобретения акций, для реализации своих узкогрупповых или даже
противоправных интересов, угрожающих устойчивости банков в целом. Я не думаю, что в
ближайшие полтора-два года банковские IPO будут исчисляться десятками, но полагаю,
что 5—8 банков проведут первичные публичные размещения на общую сумму от 1 до 2 —
2,5 млрд долл. А частные размещения составят от 2 до 4 млрд долл. В дальнейшем число
как публичных, так и частных размещений акций российских банков будет расти. Не
говоря уже о полном приобретении российских банков крупными зарубежными
финансовыми институтами.
Существует ли, по-вашему, какая-то специфика корпоративного управления в
банках по сравнению с нефинансовыми организациями, промышленными
компаниями?
Аксаков А.Г.:
Такая специфика, на мой взгляд, несомненно существует. В частности, по моему
мнению, банки несут исключительно высокую ответственность перед своими
вкладчиками, и основу их функционирования составляет долговой капитал, а не капитал,
привлеченный за счет эмиссии акций. Поэтому первостепенным приоритетом для банков
является повышение их устойчивости, укрепление способности соблюдать свои
обязательства в отношении вкладчиков. В соответствии с этим и должна выстраиваться
система корпоративного управления в банках, организовываться работа их органов
контроля (в частности, наблюдательного совета). Повышение стоимости бизнеса является,
на наш взгляд, хотя и важной, но все же подчиненной, по отношению к обеспечению
устойчивости, задачей для банков.
В чем заключаются основные проблемы нынешней практики корпоративного
управления российских банков?
Аксаков А.Г.:
Опыт нашей работы, исследование, проведенное в 2006 году Международной
финансовой корпорацией, позволяют выделить ряд ключевых проблем в практике
корпоративного управления российских банков. Серьезные проблемы существуют в
определении функций советов директоров (наблюдательных советов) банков.
Большинство из них, как показало исследование, не желает принимать активное участие в
формировании стратегии банков, но активно вмешивается в повседневную оперативную
деятельность. Крайне мало число независимых членов в составах советов директоров
банков. Лишь 26% банков, опрошенных МФК, заявили, что в составе их советов
директоров есть специализированные комитеты, однако даже эта цифра представляется
весьма завышенным показателем. В 58% банков внутренние документы не содержат
указаний на обязанность членов совета директоров раскрывать информацию о конфликте
интересов. Половина из банков, которые платят вознаграждение членам своих
наблюдательных советов, не раскрывает информацию о размере этого вознаграждения. Из
тех банков, которые раскрывают такую информацию, лишь одна пятая часть показывает
сумму вознаграждения, уплаченную каждому члену совета. Как и в случае
наблюдательных советов, внутренние документы банков не содержат указаний на
обязанность членов правления раскрывать информацию о конфликте интересов. Низка
степень раскрытия информации о вознаграждении, выплачиваемом членам правлений.
Только в 10% банков, опрошенных МФК, имеется формализованная внутренняя
процедура оценки работы членов правлений. В половине банков миноритарные
3
акционеры не имеют своих представителей в наблюдательных советах. Только в 18%
банков официально сформулирована политика по вопросам изменения контроля.
В целом я считаю, что совершенствование работы советов директоров
(наблюдательных советов) должно являться ключевым направлением улучшения
корпоративного управления в банках. Эта работа должна затронуть такие аспекты советов
директоров банков, как формирование их более качественного состава, обучение членов
советов современному пониманию и эффективным технологиям работы, создание
комитетов в составе советов, проведение оценки работы советов, комитетов,
индивидуально каждого члена совета.
А каким образом акционеры могут оценить риски, связанные с состоянием
корпоративного управления в том или ином банке?
Аксаков А.Г.:
Для этого акционерам надо знакомиться с отчетами банков — квартальными,
годовыми, изучать соответствующие разделы сайта. Конечно, у непрофессиональных
инвесторов может не быть соответствующих навыков и времени. Поэтому я считаю, что
очень большую помощь инвесторам оказало бы присвоение банкам рейтинга
корпоративного управления. Тот или иной уровень рейтинга и рейтинговое заключение
значительно облегчает понимание инвесторами состояния корпоративного управления в
банке или компании. Среди нефинансовых компаний такие рейтинги получили уже
достаточно широкое распространение. В настоящее время более 160 компаний имеют тот
или иной уровень Национального рейтинга корпоративного управления, присваиваемого
консорциумом рейтингового агентства «Эксперт-РА» и Российского института
директоров, и примерно полтора—два десятка компаний — рейтинг корпоративного
управления, присваиваемого рейтинговым агентством Standard & Poor’s. Но лишь 3—4
банка имеют такие рейтинги.
Вы являетесь членом Коллегии профессионального сообщества корпоративных
директоров. А это сообщество может каким-то образом помочь улучшению
корпоративного управления в банках?
Аксаков А.Г.:
В рамках профессионального сообщества ведется Национальный реестр
корпоративных директоров — публично открытая база данных о лицах, чей
профессиональный опыт дает основание полагать, что они могут принести значительную
пользу как компаниям, так и банкам в качестве членов их советов директоров. Лица,
включенные в Национальный реестр, приняли на себя обязательство соблюдать
профессиональные и этические стандарты корпоративных директоров.
Национальный реестр профессиональных корпоративных директоров может стать
источником для подбора акционерами компаний, включая банки и его аффилированные
структуры, кандидатов для выдвижения в состав советов директоров компаний в качестве
внешних директоров. Выдвижение таких лиц будет способствовать соблюдению
требований миноритарных акционеров, регулирующих органов, рейтинговых агентств,
бирж. Наличие в советах директоров лиц, состоящих в Национальном реестре, может быть
использовано как для улучшения репутации компании, так и для получения практической
пользы с точки зрения повышения качества управления. Принципы формирования
Национального реестра позволяют включать в него лиц, обладающих высокой
квалификацией и практическим опытом. Банки могли бы выдвигать в него своих
4
представителей, а также выбирать из него ранее включенных лиц для формирования своих
советов директоров.
Каким образом Ваша ассоциация содействует улучшению корпоративного
управления в банках, хотя бы в тех, которые являются ее членами?
Аксаков А.Г.:
В рамках ассоциации действует постоянный комитет по корпоративному
управлению, возглавляемый первым вице-президентом ассоциации А. Хандруевым. В
рамках этого комитета ведется анализ проблем практики корпоративного управления
банков, готовятся рекомендации как для самих банков, так и для органов
государственного регулирования, Государственной Думы, в частности, ее профильного
комитета, членом которого я являюсь. В настоящее время совместно с Российским
институтом директоров ведется работа по подготовке специального учебного курса по
вопросам корпоративного управления в банках для членов советов директоров банков,
старших менеджеров.
В последние годы мы видели высокую активность со стороны Федеральной
комиссии по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) по внедрению современных стандартов
корпоративного управления, хотя создается впечатление, что ее преемница —
Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) как-то охладела к этой теме. А
Центральный банк, по вашему мнению, проявляется достаточную активность в
этом вопросе?
Аксаков А.Г.:
Да, за последние два года Центральный банк принял ряд документов как
нормативного, так и рекомендательного характера, касающихся совершенствования
практики корпоративного управления в банках. По моему мнению, важно обеспечить их
внедрение. В тоже время, характеризуя проблему «банки и корпоративное управление» в
целом, необходимо отметить наличие серьезного конфликта в положении Центрального
банка. С одной стороны, он выступает как регулятор кредитно-банковской системы, и в
этом качестве заинтересован в приоритетном обеспечении ее стабильности, что
предполагает первостепенное внимание к обязательствам банков по отношению к своим
клиентам. С другой стороны, он выступает в качестве регулятора банков как акционерных
обществ, каждое из которых защищает прежде всего интересы своих акционеров. Такой
внутренний конфликт не является присущим исключительно Центральному банку РФ, он
присущ всем национальным банкам. Как показывает опыт, между этими двумя целями
национальные банки чаще всего выбирают первую в ущерб второй. Было бы полезно,
если бы работа Центрального банка России по разработке и внедрению принципов
хорошего корпоративного управления имела более открытый характер и
координировалась с работой регулятора фондового рынка, Национальным советом по
корпоративному управлению, объединениями инвесторов, экспертными центрами.
5
Скачать