Загрузил levitt

ВОПРОС О МАСОНСТВЕ А. П. СУМАРОКОВА И О ЯКОБЫ МАСОНСКОМ ХАРАКТЕРЕ ЕГО ЖУРНАЛА «ТРУДОЛЮБИВАЯ ПЧЕЛА»

Реклама
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
КАФЕДРА ИСТОРИИ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
СЕМИНАР «РУССКИЙ XVIII ВЕК»
ЛИТЕРАТУРНАЯ КУЛЬТУРА РОССИИ
XVIII ВЕКА
Выпуск 8
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
2019
М. Левитт*
ВОПРОС О МАСОНСТВЕ А. П. СУМАРОКОВА
И О ЯКОБЫ МАСОНСКОМ ХАРАКТЕРЕ
ЕГО ЖУРНАЛА «ТРУДОЛЮБИВАЯ ПЧЕЛА»
Ключевые слова: Сумароков, масонство, Трудолюбивая пчела, журналистика, XVIII в., масонская символика.
В статье оспариваeтся утверждениe, что целью журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела» было «ввести масонские идеи в Россию»,
чтобы «читатель приобщался к элитарной культуре, а затем и к тайне иероглифического знания масонства». Несмотря на то, что Сумароков был
членом масонской ложи по крайней мере с 1756 г., у нас очень мало сведений о его отношениях с масонами. Те исследователи, которые yтверждают
масонский характер журнала, не выдвигают никаких новых фактов или
документов, касающихся связей Сумарокова с масонством. Идея масонской ориентации журнала не только приводит к отдельным неверным
истолкованиям и выводам, но и затмевает вопросы о действительном характере журнала и о степени интереса Сумарокова к масонству.
В недавнее время — между 2011 и 2014 г. — А. В. Растягаев
и Ю. В. Сложеникина, вместе с Юйем Хуэйцзюнем (все — из Самарского филиала МГПУ), выпустили около полутора десятков
статей, посвященных «Трудолюбивой пчеле» А. П. Сумарокова
(Растягаев, Сложеникина 2011а, 2011б, 2011в, 2011г, 2012, 2013а,
2013б, 2013в, 2014а, 2014б, 2014в, 2014г, 2014д, 2014е; Хуэйцзюнь
2011, 2012)1. Работы самарских ученых содержат анализ целых
номеров «Трудолюбивой пчелы», а также отдельных сочинений
*
Маркус Левитт, PhD, professor emeritus, университет Южной Калифорнии (Лос-Анджелес, США), levitt@usc.edu.
1
Целые абзацы в статьях Растягаева-Сложеникиной и Хуэйцзюня повторяются почти дословно, при этом не указано, кто у кого заимствует.
Ср., например, описание новаторства журнала: (Хуэйцзюнь 2011: 207)
и (Растягаев, Сложеникина 2012: 331–332). Отметим также, что статьи
Растягаева-Сложеникиной также полны самоповторов.
228
Сумарокова («О перьвоначалии и созидании Москвы», «О стихотворстве Камчадалов», «Сон, щастливое общество») и статей его
коллег Г. И. Козицкого и Н. Н. Мотониса. К сожалению, значение
этого обширного материала сильно умаляется тем, что авторы утверждают с полной уверенностью, во-первых, что «Трудолюбивая
пчела» являлась «первым русским масонским журналом» (Растягаев, Сложеникина 2011б: 112)2, и, во-вторых, что масонский характер журнала определяет его четкое единство. Самарские соавторы заявляют, что «все 12 номеров журнала представляют собой
метатекст, сознательно ориентированный автором на систему
ценностей и идеологическую концепцию масонства» (Растягаев,
Сложеникина 2011в: 36); по их мнению, целью журнала было «внедрение масонских идей в России», чтобы «читатель приобщался
к элитарной культуре, а затем и к тайне иероглифического знания
масонства» (Растягаев, Сложеникина 2011г: 78; фраза повторяется в: Растягаев, Сложеникина 2012: 335; Растягаев, Сложеникина
2013б: 224; и Растягаев, Сложеникина 2014е: 137). На наш взгляд,
эти заявления, толком не доказанные в их статьях, ошибочны.
Несмотря на тот факт, что Сумароков был членом масонской
ложи по крайне мере с 1756 г. (об этом ниже), в нашем распоряжении крайне мало информации о его связях с масонами. Из всех
писем и сочинений Сумарокова прямое упоминание о масонстве
находим только в двух недатированных песнях — «Благополучны
дни…» и «Кто хулит Франмасонов…» (Позднеев 1962: 48; Мартынов 1986; Кочеткова 2012: 21)3. Другие произведения, в которых
до Сложенкиной и Растягаева были обнаружены (и справедливо)
2
Самарские авторы не принимают во внимание ни существующую
научную литературу о Сумарокове и масонстве, ни предостережения
в этой литературе против поспешных выводов. См.: (Levitsky 1986; Мартынов 1986), а также другие работы о масонстве, цитированные ниже.
3
После того, как эта статья была подготовлена к публикации, Н. Д. Кочеткова выступила с докладом, в котором она «расшифровала» цикл стихотворений Сумарокова, опубликованный в «Трудолюбивой пчеле» под
заглавием «Новые изобретения», как «антимасонский» (Кочеткова 2019).
229
следы масонства, — это его некоторые духовные стихи (Вернадский 1917: 93; Ровнер 2000: 119–129). Так, М. Л. Ровнер насчитала «около двадцати» «преложений с явным масонским оттенком
в Псалтыри Сумарокова». Заметим, что из пяти псалмов, опубликованных в «Трудолюбивой пчеле» (47, 51, 141, 143, 150), ни один
из них не попадает в группу, обнаруженную М. Л. Ровнер (Ровнер
2000: 127).
На основании сборника «Стихотворения духовныя» 1774 г.
В. И. Сахаров тоже причислил Сумарокова к «поэтам-масонам».
Он писал, что масонское влияние в этом сборнике мотивировано
«стремлением стареющего автора не отстать от способных учеников, соответствовать духу времени, требованием новой литературы 80-х <sic!> годов» (Сахаров 2000: 100). В то же время он
писал о «Трудолюбовой пчеле» как о предшественнике масонских
журналов и предупреждал против скоропалительных, «прямолинейных, изначально неточных выводов типа “был масоном — значит, писал только масонские стихи.” Вообще, связи между орденом
вольных каменщиков и литературой несравненно более тонкие
и сложные, нежели анкетно-организационный прицип “состоял
или не состоял в ложе”» (Там же: 70). Сахаров также предупреждает, что ученым «приходится работать с имеющимися литературными фактами и документами, ранее игнорировавшимися или же
неизвестными» (Там же: 70). В этой связи, вызывает удивление,
что в статьях Растягаева и Сложеникиной нет ни слова о фактах
или документах, касающихся масонства в жизни Сумарокова (как
известных, так и неизвестных).
Рассуждая том, что Сумароков — масонский писатель (а не
просто писатель, состоявший в масонах) — Растягаев и Сложеникина опираются на общие фразы таких ученых, как В. И. Вернадский. Но Вернадский считал первым масонским журналом
все-таки «Утренний свет» 1777 г. (Вернадский 1917: 92, примеч. 1),
а называя Сумарокова «литературной силой раннего русского
масонства» (Там же: 216), включал «Трудолюбивую пчелу» в «довольно обширный круг печатных изданий, вполне способных дать
230
понятое о духовной пище “братьев”. Это сочинения философсконравственного характера, обычно проповедующие естественную
мораль, тогда носящий заметный отпечаток сентиментализма»
(Там же: 92). Иными словами, «Трудолюбивая пчела» была духовной пищей для масонов, а не несла масонство в ряды читателей.
Методологическая перспектива самарских ученых исходит из
анализа «коммуникативной ситуации» текста, а одним из самых
важных коммуникативных средств объявляется заглавие:
«Известно, что заглавие представляет собой концентрированную сущность текста. Оно занимает пограничное положение между
читателем, миром идей и произведением. Будучи именем текста,
оно задает вектор его декодирования. Исследователи обращают
внимание на то, что название эксплицитно или имплицитно выражает замысел, идею автора. Это своего рода реперная, вершинная
точка текста, его сильная позиция. Для читателя заглавие является
основным толкователем авторского концепта» (Растягаев, Сложеникина 2013в: 227).
Это как бы элементарная истина, но когда речь идет о «векторе декодирования» вместе с утверждениями типа «тайна иероглифического знания», то такая терминология не уточняет, а затемняет смысл научного высказывания4. Применяемая соавторами
риторика легко превращает любую простую идею в масонскую.
Исходя из концепта заглавия как «реперной точки», они настойчиво утверждают, что само название журнала «Трудолюбивая
пчела» «стало для читателей и исследователей особым гиперкодированным выражением»5. «Гиперкодированным» — потому, что
оно якобы указывает на масонское направление целого журнала.
4
Это относится и к таким терминам, как «тематический ключ» (Растягаев, Сложеникина 2011г: 84–85). В научный оборот этот термин был введен
Риккардо Пиккио для исследований средневековой русской литературы. Он
предполагает обнаружение скрытого подтекста, а не просто главную тему
или идею, как полагают Растягаев и Сложеникина (см.: Picchio 1977: 1–31).
5
Эта формулировка повторяется в разных статьях самарских соавторов: Растягаев, Сложеникина 2012: 332; Растягаев, Сложеникина 2014е:
137; Хуэйцзюнь 2012: 102.
231
Авторы отвергают другие объяснения названия журнала (идущие
от П. Н. Беркова и П. И. Есина) и проделывают обширный обзор
образа «трудолюбивой пчелы» в мировой (в том числе китайской)
культуре, однако затем делают необоснованный вывод, что «генезис ее мотивов напрямую связан с масонской символикой» (Растягаев, Сложеникина 2014е: 137; см. также: Растягаев, Сложеникина
2012: 334–335).
В какой-то мере авторы следуют за недавней работой А. А. Шунейко (которую они цититуют) о «масонской символике в языке
русской художественной литературы XVIII — начала XXI веков».
Шунейко высказался о масонском «гипертексте» так: «В общей системе трансляции знаний масонов символы в своей совокупности
являлись гипертекстом, который обеспечивал целостность этих
знаний, ранжировал их по степени важности и актуальности, обозначал аспекты приобщения к этим знаниям и давал направление
для их использования» (Шунейко 2007: 20). В то же время Шунейко пишет также о «механизме идентификации символов, который
является обязательным первоначальным этапом анализа любого
символа в составе текста» и рассматривает проблему «неадекватных прочтений и интерпретаций текстов»:
«Необходимость формализации и использования такого механизма определяется рядом особенностей функционирования языковых
единиц, среди которых многозначность, исчислимость сюжетов (и
шире — содержательно-композиционных элементов текстов), вероятность случайных соответствий, широкая омонимия и тавтологичность
языковых форм, зависимость от ситуации употребления, особенности
художественного текста <…> Все эти факторы в силу своего постоянного присутствия в естественных языках существенно повышают возможность неадекватных прочтений и интерпретаций текстов <…>
Весь этот круг проблем заставляет говорить о том, что наличие
масонской (равно как и иной) символики или ориентация текста
на масонскую традицию всегда нуждаются в специальном доказательстве, требуют контекстного подтверждения, включающего учет
экстралингвистических и собственно лингвистических сигналов,
призванного преодолеть информационные помехи, создаваемые
перечисленными причинами, и тем самым избежать произвольных,
232
то есть не соответствующих действительному содержанию текста,
комментариев» (Шунейко 2007: 22).
У самарских ученых «обязательный первоначальный этап»
и обязательное «специальное доказательство» как раз отсутствуют6. Аргументация и доказательства подменяются повторением
тезиса о масонском характере «Трудолюбивой пчелы» как само собой разумеющегося7.
В то же время, самарские ученые упускают из виду наиболее
правдоподобный источник для названия журнала, фигурирующий в конце сумароковской «Эпистолы о русском языке» (1748):
Трудолюбивая пчела себе берет
Отвсюду то, что ей потребно в сладкий мед,
И, посещающа благоуханну розу,
Берет в свои соты частицы и с навозу
(Сумароков 1957: 115).
Перед нами — классическое уподобление «трудолюбивой пчелы» поэту, который собирает разные материалы для создания своего языка («сладкого меда») (об образе трудолюбивой пчеле в поэзии в античности и в XVIII в. см., например: Джонсон 1961; Liebert
2010). В случае названия журнала этот образ приобретает особую
силу из-за того, что он распространяется на создание нового русского литературного языка (Левитт 1994: 24). 8
6
Кстати, этим же недостатком, по мнению А. А. Серкова, страдают
работы самого Шунейко (Серков 2008).
7
Получается порочный круг, например: «Учитывая масонский характер издания, теперь можно однозначно утверждать, какое общество
имеется в виду» (Растягаев, Сложеникина 2011а: 141).
8
Самарские ученые уделяют чрезмерное внимание названиям произведений в «Трудолюбивой пчеле», например, заглавию статьи Сумарокова «О перьвоначалии и созидании Москвы». Авторы делают «попытку
выявить авторскую интенцию, закодированную в заглавии сумароковского очерка, как особую коммуникативную стратегию по созиданию
233
А что же с масонством Сумарокова? Скорее всего, процитированные строки из эпистолы были опубликованы за несколько
лет до вступления Сумарокова в масонскую ложу. Единственным
документом, свидетельствующим о принадлежности Сумарокова
к масонству, является «Донесение о масонстве» Михайла Олсуфьева, составленное для Елизаветы Петровны (Донесение 1862: 51).
Сумароков проходит в нем как бригадир, каковым он стал 25 декабря 1755 г. (Степанов 2010: 185), и, следовательно, донесение было
составлено позднее этой даты (см.: Пекарский 1869: 49–52)9. В отличие от других поэтов-масонов круга Сумарокова, доказательства того, что Сумароков принадлежал к другим более поздним
ложам, отсутствуют. Нет и доказательств того, что такие ведущие
участники «Трудолюбивой пчелы», как Г. В. Козицкий и Н. Н. Мотонис, принадлежали к ложе вольных каменщиков.
Таким образом, если мы удалим краеугольный камень созданной
самарскими соавторами конструкции (единство «Трудолюбивой
пчелы» основано на его масонском характере), то она немедленно
обрушится. Идея о масонской направленности журнала не только
приводит к отдельным ложным толкованиям и выводам, но также
может иметь отрицательное воздействие на его дальнейшее изучение. Она затемняет и вопрос о действительной степени влияния масонство на Сумарокова. Мы должны признать, что исследование сумароковского журнала еще находится на зачаточной стадии и такие
непроверенные утверждения, ограничив научный кругозор, могут
препятствовать поиску других — непредвзятых — походов10.
журнального метатекста» (Растягаев, Сложеникина 2014в: 360). Опять
Сумарокову приписывается масонская интенция. Они связывают заглавие с масонством через символику храма; опять же, ни один первоисточник о масонстве не цитируется. В то же время, соавторы обходят
молчанием работу М. А. Салминой о древнерусских источниках сумароковского очерка (Салмина 1958: 378–383).
9
Мы не знаем точно, когда Сумароков стал масоном, но на основании «Донесения» историки датируют само существование ложи 1756–
1759 годами (Серков 2001: 964–965).
10
К сожалению, вопрос о масонстве часто заслоняет и более правдоподобные аргументы и интерпретации, выдвинутые авторами.
234
ЛИТЕРАТУРА
1. Вернадский 1917 — Вернадский В. Русское масонство в царствование
Екатерины II. Петроград, 1917.
2. Джонсон 1961 — Johnson J. W. That Neo-Classical Bee // Journal of the
History of Ideas. 1961. T. 22. No. 2. P. 262–266.
3. Донесение 1862 — Донесение о масонах // Летопись русской литературы и древности. Т. 4. Отд. 3. М., 1862. С. 49–52.
4. Кочеткова 2012 — Кочеткова Н. Д. Песни Сумарокова: К истории
текстов // Русская литература. 2012. №. 1. С. 20–30.
5. Кочеткова 2019 — Кочеткова Н. Д. К вопросу о масонстве А. П. Сумарокова (Из комментария к «Разным мелким стихотворениям» поэта).
Доклад, прочитанный на открытом заседании Отдела русской литературы ХVIII в. Института русской литературы (Пушкинский Дом)
РАН 27 июня 2019 г.
6. Левитт 1994 — Левитт М. К истории текста «Двух эпистол» А. П. Сумарокова // Маргиналии русских писателей XVIII века / под ред.
Н. Д. Кочетковой (Studiorum Slavicorum Monumenta. Т. 6). СПб., 1994.
С. 16–32.
7. Левитт 2018 — Левитт М. Журнал А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела»: направление и композиция // Дар дружества муз: Сб. ст.
В честь Н.Д. Кочетковой / отв. ред.: А. Ю. Веселова, А. О. Дёмин. М.;
СПб., 2018. С. 69–77.
8. Мартынов 1986 — Мартынов И. Ф. Ранние масонские стихи и песни
в собрании Библиотеки Академии наук СССР (К истории литературно-общественной полемики 1760-х гг.) // Russia and the World of
the Eighteenth Century / ed. by R. P. Bartlett, A. G. Cross, K. Rasmussen.
Columbus, 1986. P. 437–444.
9. Пекарский 1869 — Пекарский П. П. Дополнение к истории масонства
в России XVIII столетия. СПб., 1869.
10. Позднеев 1962 — Позднеев А. В. Ранние масонские песни // ScandoSlavica. 1962. T. 8. № 1. С. 26–64.
11. Растягаев, Сложеникина 2011 — Растягаев А. В., Сложеникина
Ю. В. Коммуникативная стратегия журнального метатекста «Трудолюбивой Пчелы» А. П. Сумарокова (на примере декабрьского номера) // Язык. Словесность. Культура. 2011. № 2. С. 126–141.
12. Растягаев, Сложеникина 2011б — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Название журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела»: проблемы
интерпретации // Язык — текст — дискурс: проблемы интерпретации
высказывания в разных коммуникативных сферах: Матер. Межд. научн.
конф. / научн. ред. Н. А. Илюхина. Самара, 2011. С. 109–113.
235
13. Растягаев, Сложеникина 2011в — Растягаев А. В., Сложеникина
Ю. В. «Сон, щастливое общество» А. П. Сумарокова: К проблеме вербального кода русского масонского текста // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2: Языкознание. 2011. № 2.
С. 35–39.
14. Растягаев, Сложеникина 2011г — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
«Трудолюбивая пчела» А. П. Сумарокова (декабрь): метатекст и повествовательная модель // Toronto Slavic Quarterly. Fall 2011. №37. P. 78–106.
15. Растягаев, Сложеникина 2012 — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Начало и конец «Трудолюбивой пчелы»: утопический проект А. П. Сумарокова // XVIII век: Литература в эпоху идиллий и бурь: Науч. сб. /
под ред. Н. Т. Пахсарьян. М., 2012. С. 331–338.
16. Растягаев, Сложеникина 2013 — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Картина мира сквозь призму идеологии масонства (Г. Козицкий
«О пользе мифологии») // Язык — текст — дискурс: картина мира
в свете разных подходов: сб. науч. ст. / под ред. Н.А. Илюхиной. Самара, 2013. С. 166–170.
17. Растягаев, Сложеникина 2013б — Растягаев А. В., Сложеникина
Ю. В. «Любопытным и правду любящим читателям…» метатекст статьи Г. В. Козицкого «О пользе мифологии» // Антропология литературы: методологические аспекты проблемы. Сб. науч. ст.: в 3 ч. Ч. 3.
Гродно, 2013. С. 218–225.
18. Растягаев, Сложеникина 2013в — Растягаев А. В., Сложеникина
Ю. В. Рецепция античной культуры как пафос статьи Г. В. Козицкого
«О пользе мифологии» // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2013. Т. 27. № 3. С. 223–230.
19. Растягаев, Сложеникина 2014 — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Н. Н. Мотонис о писателе и читателе истории // Русская речь. 2014.
№3. С. 79–86.
20. Растягаев, Сложеникина 2014б — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Проблема чистоты русского языка в январском номере журнала «Трудолюбивая Пчела» (1759) // Медиаскоп. 2014. Вып. 2. С. 8. URL: http://
www.mediascope.ru/node/1542 (дата обращения: 14.07.2019).
21. Растягаев, Сложеникина 2014в — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Статья А. П. Сумарокова «О перьвоначалии и созидании Москвы»
(1759): Oт топоса-места к топике культуры // XVIII век: топосы и пейзажи: сб. ст. / под ред. Н.Т. Пахсарьян. СПб., 2014. С. 360–370.
22. Растягаев, Сложеникина 2014г — Растягаев А. В., Сложеникина
Ю. В. Статья А. П. Сумарокова «О стихотворстве Камчадалов» (1759):
очищение поэзии обрядовой песней // Сибирский филологический
журнал. 2014. № 3. С. 73–76.
236
23. Растягаев, Сложеникина 2014д — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Статья А. П. Сумарокова «О стихотворстве Камчадалов» (1759): проблема диалога автора и читателей журнала «Трудолюбивая Пчела» //
Литература — театр — кино: проблемы диалога: коллективная монография / отв. ред. Л. Г. Тютелова. Самара, 2014. С. 276–281.
24. Растягаев, Сложеникина 2014е — Растягаев А. В., Сложеникина Ю. В.
Январская книжка журнала «Трудолюбивая Пчела»: катарсис истинного Просвещения // Язык. Словесность. Культура. 2014. №3. С. 135–169.
25. Ровнер 2000 — Ровнер М. Л. Масонские мотивы в переложениях псалмов А. П. Сумарокова // Масонство и русская литература XVIII — начала XIX вв. М., 2000. C. 119–129.
26. Салмина 1958 — Салмина М. А. Древнерусские повести о начале Москвы в переработке А. П. Сумарокова // Труды Отдела древнерусской
литературы. Т. 15. М.; Л., 1958. С. 378–383.
27. Сахаров 200 — Сахаров В. И. Русская масонская поэзия (к постановке
проблемы) // Масонство и русская литература XVIII — начала XIX в.
М., 2000. С. 66-118.
28. Серков 2001 — Серков А. Русское масонство, 1731–2000: Энциклопедический словарь. М., 2001.
29. Серков 2008 — Серков А. Новые книги // Новое литературное обозрение. 2008. №. 89. URL: http://magazines.russ.ru/nlo/2008/89/kn33.html
(дата обращения: 14.07.2019).
30. Степанов 2010 — Степанов В. П. Сумароков Александр Петрович //
Словарь русских писателей XVIII века. СПб., 2010. Т. 3. С. 185–199.
31. Сумароков 1957 — Сумароков А. П. Избранные произведения / вступ.
ст., подг. текста и примеч. П. Н. Беркова. Л., 1957.
32. Хуэйцзюнь 2011 — Хуэйцзюнь Ю. Рецептивная авторская инвенция
названия журнала А. П. Сумарокова «Трудолюбивая пчела»: роль читателя // Гуманитарный вектор. 2011. № 4. URL: https://cyberleninka.
ru/article/n/retseptivnaya-avtorskaya-intentsiya-nazvaniya-zhurnala-ap-sumarokova-trudolyubivaya-pchela-rol-chitatelya (дата обращения:
14.07.2019).
33. Хуэйцзюнь 2012 — Хуэйцзюнь Ю. А. П. Сумароков — автор «Трудолюбивой Пчелы»: устоявшаяся точка зрения и бесстрастная статистика // Язык. Словесность. Культура. 2012. № 1. С. 101–113.
34. Шунейко 2007 — Шунейко А. А. Репрезентация масонской символики в языке русской художественной литературы XVIII — начала XXI
века: автореф. дис. … д-ра филол. наук. Владивосток, 2007.
35. Levitsky 1986 — Levitsky A. Masonic Elements in Russian EighteenthCentury Poetry (Preliminary Questions and Observations with Regard to
the Theoretical Stance and Practices of Sumarokov and Kheraskov // Russia
237
and the World of the Eighteenth Century / Ed. R. P. Bartlett, A. G. Cross,
Karen Rasmussen. Columbus, 1986. Pp. 419-436.
36. Liebert 2010 — Liebert Р. С.. Apian Imagery and the Critique of Poetic
Sweetness in Plato’s Republic // Transactions of the American Philological
Association. T. 140. No. 1. 2010. C. 97-115.
37. Picchio 1977 — Picchio R. The Function of Biblical Thematic Clues in
the Literary Code of ‘Slavia Orthodoxa’ // Slavica Hierosolymitana. 1977.
Vol. 1. P. 1–31.
M. Levitt. The Question of A. P. Sumarokov’s Freemasonry and the
Supposedly Masonic Character of His Journal “Trudoliubivaia pchela”
Keywords: Sumarokov, freemasonry, The Industrious Bee, journalism, 18th
century, masonic symbolism.
This article disputes the claims of recent scholars (А. V. Rastiagaev, Iu.
V. Slozhenikina, Iui Khuzeitsziun’) that A. P. Sumarokov’s “Trudoliubivaia
pchela” was Russia’s “first Masonic journal” whose goal was “to introduce
Masonic ideas into Russia” so that “the reader would become familiar with
elite culture and then with the secret hieroglyphic knowledge of Freemasonry.”
Despite the fact that Sumarokov was a member of a Masonic lodge at least
since 1756, we have very little information about his relations with the
Freemasons, and the above-mentioned scholars do not put forward any new
facts or documents relating to Sumarokov’s connection to the movement. The
idea of the programmatic Masonic orientation of the journal not only leads
to individual misinterpretations and conclusions, but obscures the questions
of its actual character and the genuine degree of Freemasonry’s influence on
Sumarokov.
Скачать
Учебные коллекции