Загрузил Sergei Shamsk

autoref-ritm-kak-kulturno-antropologicheskii-fenomen

Реклама
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК
ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ
На правах рукописи
УДК 130
ББК 87.5
К21
КАРЦЕВА ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА
РИТМ КАК КУЛЬТУРНОАНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН
Специальность 09.00.13 - «Религиоведение, философская
антропология, философия культуры»
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук
Москва
2004
Работа выполнена в Институте философии
Российской академии наук.
Научный консультант:
доктор философских наук,
профессор, академик РАО
Буева Л. П.
Официальные оппоненты: доктор философских наук,
профессор Шевцов Е. В.
доктор философских наук,
профессор Козьякова М. И.
доктор философских наук,
профессор Волобуев В. А.
Ведущая организация:
Московский государственный
университет прикладной
биотехнологии, кафедра
философии и культурологии
Защита состоится
2004 года в
часов на
заседании Диссертационного совета Д.002.015.01 по защите
диссертаций на соискание ученой степени доктора философских
наук при Институте философии РАН по адресу 119842 Москва,
ул. Волхонка, 14, зал заседаний Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института
философии РАН.
Автореферат разослан
Ученый секретарь
Диссертационного совета
2004 года
Э. М. Ткачев
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ
Актуальность темы. Проблема ритмизации биологических и социальных процессов приобрела особую злободневность в связи с разрастанием экологической катастрофы. Истончение озонного слоя над
Землей, гибель лесных покровов планеты, загрязнение океана и рек эти плоды человеческой деятельности рождают ощущение временного
катаклизма и побуждают к обостренной философской рефлексии. Историософские размышления о чередовании доосевого и осевого времени (К. Ясперс), о субъективном восприятии времени и его течении
(Э. Кассирер), о циклическом движении общественных событий
{О. Шпенглер), несомненно, рождают интерес к феномену ритма.
К. Ясперс отмечал, что подлинно исторического движения в великих
культурах древности не было. Тысячелетия, наступившие после первых грандиозных творений, в духовном отношении были сравнительно
стабильными, не знавшими движения во времени. Вот почему актуальность темы связана с современными поисками ответа на радикальное изменение ритма в современную эпоху. В последние триста лет
европейское общество было охвачено бурей перемен. Эти столетия
ознаменовались резким разрывом со всем прошлым опытом человечества. Сегодня сеть социальных связей сплетена так тесно, что последствия современных событий немедленно распространяются по всему
миру. Мы оказались в ситуации, которую Э. Тоффлер назвал «скачком
времени». Актуальность темы обусловлена также значимостью феномена ритма в постмодернистской культуре. Постмодернисты рассматривают ритм как закон развития мироздания. Ушедший век внес значительный вклад в изучение биологических и космологических ритмов, ритмов в истории и в искусстве, в природе и в стихотворной строке.
Традиционные бинарные оппозиции (Бог - дьявол, инь - ян, черное белое, день - ночь, жизнь - смерть) можно рассматривать как универсальные ритмические категории. Все эти обстоятельства не позволяют
толковать ритм как частную тему. Она приобретает иной философский
статус и требует междисциплинарного, синергетического изучения.
Постижение процессуальности существования мира и человека в
нем происходит через понимание неразделимости всеобщих философских универсалий пространства и времени, одновременно континуальных и дискретных, гомогенных и гетерогенных, оформляющихся в
нашем сознании с помощью ритма. Ритм обнаруживает себя во всех
предметах и явлениях, в процессах и формах, в повторяемости и цикличности, в множественности и разнообразии. Будучи структурной
организацией как пространства, так и времени, он выступает в различ-
ных ипостасях, обрастая все новыми свойствами в зависимости от
сферы его влияния и оказывая неоднозначное воздействие на людей.
Антропос существует в природе, социуме и культуре. Каждая из
этих глобальных сред имеет собственные ритмы, внутри которых, в
свою очередь, также действуют разнонаправленные ритмы, соотношение и корреляция каковых часто бывают необъяснимыми, а противоречивость и сложность постоянно возрастают. Человек живет в условиях сложнейшей полиритмии: он во власти биологических, психологических, социальных, а также стихийно возникающих под воздействием внешних факторов ритмов. Он создает материальную и духовную
культуру, основой которой, в особенности художественной, становится ритм. Если различные ритмы вступают в конфликт, это меняет образ жизни и ментальность человека, вызывает осознанные или неосознанные физические и душевные недуги.
К XX веку человечество перешло черту допустимого воздействия
на биосферу, что привело к нарушению ритмического баланса между
потреблением и воспроизводством ресурсов, образованию пропасти
между жизнеобеспечивающими возможностями биосферы и темпами
ее загрязнения и разграбления. Человек остается живым существом,
вписанным в единый природный ритм, срыв которого приводит к пагубным последствиям.
Однако не меньший вред приносит социальная аритмия. В современном мировом общественном развитии мы наблюдаем наложение
двух противоречивых ритмов: гомогенизирующего и гетерогенизирующего. Первый обусловлен развитием человеческих коммуникаций,
расширением и усложнением информационных процессов, обменом
материальными и духовными ценностями. Одновременно с объединительным движением происходят раскол и дробление отдельных социумов, обособление и разъединение народов как результат их стремления к независимости.
Музыкальный ритм обладает грандиозной структурирующей силой, его упорядочивающие свойства, исцеляющие человека как физически, так и психологически, применялись на протяжении многих веков еще с античности. Что же произошло в XX столетии с ритмическим соотношением рационального и иррационального в человеке?
Почему в век науки и техники мы вдруг наблюдаем неодионисийство,
интерес к этническим ритмам, возрождение музыкальной ткани, основанной на ритме первобытных африканских племен, вызывающем
гипнотическое, экстатическое состояние, в момент которого человек
теряет контроль над собой? В этом мы видим проявление общего процесса развития культуры, каждый этап которого характеризуется
2
собственным ритмом. Когда люди жили общинами, коммуникативный ритм имел чувственно-контактную форму. Рыночные отношения
усложнили ритм взаимодействия: он начал опосредоваться вещами,
техникой, цепочками действий других людей. В супериндустриальной
фазе человек уже становится винтиком в сложной системе связей,
строго выполняющим предписываемые ею действия. Теперь коммуникации в основном осуществляются через различные технические средства: нет времени навестить друга, лучше позвонить или послать электронное письмо. Появились художественные компьютерные произведения. Но индивидууму необходимо выплеснуть эмоции, и люди, особенно молодые, находят выход в различных формах иррационализма:
оргиастичности, сексуальной распущенности, дионисийстве, язычестве, всякого рода шаманстве, фанатизме (например, неофашистских
движениях), коллективных действиях, приближающих здравомыслящих ранее людей к разъяренной, взбесившейся толпе. К этому приводит и растущая аритмия, хаотизация как в обществе, так и в сознании
людей, не способных справиться с небывалой усложненностью ритмов
современности, перевернувшей устоявшиеся ритмы. Человек, лишившись привычных ритмов, творит ужас в обществе, в природе, и, в конце концов - в космосе. Аритмичный социум, ломая ритмы природы,
способен не только уничтожить человечество как вид, но и разрушить
биосферу, нарушив тем самым единый космический ритм. Что будет,
если в космосе наступит хаос?
Задача культуры - согласовывать противоположные ритмы. Но
сегодня сама культура аритмична. Какие должны быть ритмы культуры, чтобы создать оптимальные условия для нормального существования индивида, его творческой деятельности? Как добиться сообразности ритмов культуры ритмам гармоничного бытия человека, социума,
космоса? Как сделать ритмы социума человекосообразными, природосообразными? Как нейтрализовать их разрушительное начало и усилить созидательное? Что нужно предпринять, чтобы деструктивные
процессы в различных сферах бытия переросли в организующие? Актуальность этих вопросов чрезвычайно велика. Координация природных и социальных ритмов с ритмами человека привела бы к спокойному, гармоничному существованию общества и каждого его члена,
выработала бы условия для творческого развития человеческих индивидуальностей, подняла бы здоровье людей, биоритмы которых не
вступали бы в конфликт с космическими ритмами, а экологическая
катастрофа не угрожала человечеству. Глубокое изучение разнообразных ритмов во всех их проявлениях и взаимодействиях помогло бы
упорядочить их, уменьшая отрицательное воздействие одних и усили-
3
вая положительные свойства других, тем самым удовлетворяя естественную потребность людей в устойчивости, стабильности.
Степень разработанности проблемы. Ритм изначально является
комплексной проблемой многих наук, и один из методов ее исследования - многопредметность, способствующая изучению реальных возможностей коэволюции В диссертации предпринимается попытка
обобщения достижений различных наук, что, безусловно, содействует
целостному пониманию содержания, места и роли ритма в процессе
движения и взаимодействия систем, нахождению путей дальнейшей
коэволюции как важнейшего способа выживания человека и его культуры в дезорганизованной среде. Именно поэтому в работе приводится
значительный материал из разных областей знания. Автор считает, что
описательность многообразных форм ритма является важным аспектом межпредметных методов исследования. Каждая наука рассматривает ритмы со своей точки зрения, имея, кроме того, внутри себя серьезные разночтения, что требует доопределения давно известных категорий. Назрела необходимость комплексного изучения ритмов, что
автор и стремится сделать в данной работе.
Проблема согласования ритмов остается важнейшей в общей системе организации бытия, в «организационной науке» (А. А. Богданов)
и, наконец, в синергетике (В. И. Аршинов, И. Пригожин и др.). К сожалению, в синергетических работах ей уделяется еще недостаточное
внимание. Исследование разнонаправленных ритмов природы, социума и человека интенсивно ведется отдельными науками, и удалось
достигнуть определенных успехов в области естествознания, хронобиологии, этнологии, истории. Подробно изучены ритмы Вселенной,
аргументировано воздействие космических ритмов на различные процессы и объекты Земли, на отдельных людей, их сообщества и человечество в целом, доказано единство, подобие и повторяемость ритмов
от микро- до мегамира. Основательно проанализированы ритмы физических движений, ритмические основы колебательных и волновых
процессов. Разносторонне исследованы ритмы культурно-исторического
развития: известны как попытки рассмотрения их абстрагировано от
космических (Я. Я. Данилевский, К. Маркс, О. Шпенглер), так и доказательства их полной подчиненности (Л. И. Гумилев). Детально разработаны вопросы музыкального ритма. Вместе с тем, не все науки отводят
ритму должное место: в социологических исследованиях проблема
поднимается крайне редко; ритмы человека, за исключением биологических, малоизученны; внутри культуры ритмы исследовались больше
в искусстве, да и не во всех видах равномерно. В образовательной системе вопрос ритмичной коэволюции остается практически без внима-
4
ния. Экологические дисциплины входят в учебную программу, но совсем не осмысливаются ритмические основы мира, необходимость их
гармонии с ритмическими началами антропоса. Проблему же сочетании ритмов рационального и иррационального в человеке, сегодня
особенно актуальную, образовательная система не затрагивает вообще.
Художественное образование почти ушло из средней, да и высшей
школы, хотя художественная культура есть одно из мощных средств
воспитания внутреннего ритма - стержня человеческой упорядоченности. Насущной необходимостью сегодня стал комплексный, системный анализ многообразных ритмов в их противоречивых взаимодействиях. Только с помощью культуры, вооружающей человека знанием,
он способен упорядочить различные ритмы, добиться их синергии.
Многозначность категории «ритм» и разногласия в ее дефиниции
потребовали детального разбора содержания понятийного аппарата. Это
привлекло внимание автора к различным справочно-энциклопедическим
изданиям, работам А. Ф. Лосева, В. П. Руднева, Ю. С. Степанова, диссертационным исследованиям Л. Н. Гусевой, В. Е. Комарова, В. И. Смирнова,
П. Ф. Смирнова, Н. И. Спондаревой, выказавшим отсутствие четкого
единого определения ввиду сложности и многозначности понятия
«ритм». Для наиболее глубокого осмысления термина необходимо было сначала представить его в качестве музыкальной категории, так как
ритм в музыке является ее первоосновой. При таком подходе логическое как высший вид обобщения в определенной мере предшествует
историко-предметному анализу. Автор привлекает изыскания ведущих
отечественных музыковедов и эстетиков В. А. Вахромеева, Л. А. Мозеля,
//. В. Способина, В. К. Суханцевой, С. Е. Фейнберга, М. Г. Харлапа,
В. Н. Холоповой, В. А. Цуккермана, Б. Л. Яворского. Однако и здесь
разброс мнений относительно содержания понятия оказался довольно
большим. При всем этом они сходятся на том, что ритм есть структурная организация как пространства, так и времени в их определенном единстве и тем самым является одной из категорий диалектического развития.
Сравнительный анализ интерпретаций понятия «ритм» в философии культуры также обнаруживает, что, будучи предметом исследования различных философских школ и направлений, термин истолковывается по-разному. При прослеживании становления осознания ритма
в истории философии автор руководствовался трудами Аристотеля,
Гомера, Платона, воспринимавших ритм как основу мировой гармонии; Р. Декарта, положившего начало установлению первенства ритма
механических процессов; И. Ньютона, завершившего механистическую
ритмическую картину мира; И. Канта, Ф. В. Шеллинга, Г. Ф. Гегеля,
5
давших исходные положения диалектического осмысления ритма;
А. Шопеигаузра, Ф. Ницше, А. Бергсона, обратившихся к его иррациональным сторонам; Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, М. Мерло-Понти, М. Фуко, устремивших основной интерес на ритм работы сознания и интеллектуальной деятельности; X. Ортеги-и-Гассета, объединившего обусловленный сознанием жизненный ритм с ритмом времени. Пониманию
особенностей культуры Серебряного века и ее ритмического ядра символа - способствовали произведения А. Белого, В. И. Иванова,
A. Р. Кугеля, В. Э. Мейерхольда, В. Хлебникова, X. Инайят Хана Раскрытию главной идеи религиозной философии - Всеединства, воспринимавшегося как ритмическая основа мира, помогло обращение к трудам великих русских мыслителей В. С. Соловьева, П. А. Флоренского.
Стержнем Всеединства выступал антропос в науках о человеке
(Я М. Бехтерев, А. А. Богданов, А. А. Ухтомский), и обществе {И. А. Бердяев, Л. П. Карсавин, П. А. Сорокин), формирование духовной и физической красоты которого базировалось на воспитании внутреннего
ритма с помощью воздействия ритма музыки (С. М. Волконский,
Е. Ж. Далькроз, О. Э. Мандельштам). Космизм К. Э. Циолковского,
П. А. Флоренского, В. И. Вернадского, основанный на положении религиозной философии о ритмическом Всеединстве, послужил началом
естественнонаучного осмысления единства мира в пространственновременном континууме.
Исследование ритмических начал строения и развития материи,
космоса и Земли было продолжено Р. Е. Гершбергом, С. А. Гуляевым,
B. Н. Деминым, В. М. Жуковским, С. В. Комовым, Р. Коллином, К. А. Куликовым, Н. Левашовым, С. Хокингом. Их анализ был необходим в
связи с осознанием неразделимости Человека и окружающего Мира,
биологической обусловленности ритмов организма космическими
ритмами в единстве пространства и времени. Осмыслению ритма пространства и времени в синергетическом измерении содействовали работы В. И. Аршинова, В. С. Готта, А. Грюнбаума, В. Н. Демина, С. П. Капицы, Г. Г. Малинецкого, И. Пригожииа, Г. Рейхенбаха, И. Стенгерс,
Дж. М. Т. Томпсона, Г.Хакена, И. Штеренберга, доказавшие наличие
не только ритма порядка, но и хаоса.
Являясь природным организмом, человек представляет собой частичку имеющего собственный ритм формирования культурного процесса, часто играя в нем ведущую роль. Рассмотрение ритмов культурно-исторического движения показало единство мнений ученых о
ритмической основе общественного развития, независимо от представления его как циклического (Н. Я. Данилевский, К. Маркс, О. Шпенглер,
а также современные исследователи А В. Полетаев, И. М. Савельева,
6
Ю. В. Яковец) или нециклического (В. В. Бибихин, А. К. Гущ, А. С. Панарин, В. И. Пантин, В. В. Феллер, М. Шильман, А. В. Шубин). Изучению
социальных ритмов истории в целом, отдельных социальных систем
посвящены работы У. Бека, Л. И. Новиковой, А. С. Панарина, А. В. Полетаева, И. М. Савельевой, И. Н. Сиземской, П. Сорокина, А. Тойнби,
Э. Тоффлера, С. Хантингтона. Особая область исследуемой проблемы ритмы развития семьи и так называемых «малых социумов», отношений между людьми, ритмы изменений места и роли их субъективности, обусловливающие динамику содержания социальных ритмов деятельности - осталась за пределами данной диссертации.
Наиболее сложным стал анализ собственно антропологических
ритмов, потребовавший рассмотрения их с различных точек зрения.
Ритмы, составляющие природную сущность человека, привлекают
внимание многих ученых, вследствие чего они изучены наиболее подробно. Это: а) биологические (в работах Н. А. Агадэюанян, Д. Вахтер,
Э. В. Гирусова, Л. Гласе, Г. Д. Губина, В. А. Доскина, Ю. А. Колесника,
И. К. Лисеева, Л. Лэмберг, М. Мэкки, в том числе ритмы работы мозга в исследованиях Д. И. Дубровского, А. А. Замятина, Г. Пауля, Э. Пеппеля, Ф. Тернера, С. Э. Шноль, И. Эйбл-Эйбесфельдта, а также ритм
человеческой жизни и смерти - у И. И. Трубникова); б) диссипативноэнергетические (В. Е. Жвирблис, Ф. Г. Портнов); в) внутренний индивидуальный ритм (Э. Фромм, А. Ю. Любимов, М. А. Хевеши). Культурно-антропологические ритмы, каковые человек создает сам и которые
затем воздействуют на него, порой полностью подчиняя его себе,
включают: а) ритмы человека в культурном пространстве, разработанные
в трудах П. С. Гуревича, И. Т. Касавина, Э. Кассирера, Н. И. Киященко,
В. А. Конева, Ю. В. Рождественского; б) ритмы структурализации окружающей культурной среды (Р. Арнхейм, Ж. Бодрийяр, И. В. Голицын,
A. Иконников, Ю. И. Коновалов, П. А. Кудин, В. Пахомов, Б. В. Раушенбах,
Ю. С. Сомов); в) ритмы организации художественного времени
(Т. В. Адорно, О. Н. Гринбаум, Г. В. Драговец, Е. В. Назайкинский,
Г. Г. Нейгауз, А. Н. Сохор).
Исследование противоречивой экологии природы, социума, культуры и человека - центра пересечения всех перечисленных ритмов осуществлялось в диссертации главным образом на основе трудов
Л. П. Буевой, В. В. Бычкова, В. В. Валъковской, И. А. Гобозова, К. М. Долгова, В. А. Зубакова, Р. С. Карпинской, Е. А. Когай, Г. Д. Лихачева,
B. Т. Пуляева, В. С. Степина, В. М. Шепеля.
Каждая историческая эпоха усматривала в ритме различные стороны, все более усложняя его понимание по мере развития научного
знания. Сегодня мы имеем все основания утверждать, что ритм есть
7
сущностный признак всех процессов, явлений и форм, способов их
структурной организвции. Жизнь человека, имеющего собственные
ритмы эволюции и испытывающего влияние природных, социальных и
культурных ритмов, зависит от их синергии, что вызывает необходимость их грамотной организации, невозможной без их комплексного
изучения.
Цель исследования. На основе комплексного анализа всего многообразия влияющих на человека ритмов, в том числе и создаваемых
им самим, в их воздействии на процессы выживания и развития человека выявить аритмичность динамики социума и современной культуры, ее формы и риски и рассмотреть возможные выходы из сложившегося кризиса.
Достижение цели осуществляется в ходе решения следующих задач:
1. обоснование ритмического начала пространства и времени,
ведущей роли ритма в структурировании порядка из хаоса;
2. анализ развития понимания категории <фитм» в истории философии;
3. доказательство на основании изучения исходных положений
естествознания ритмического единства человека и природы, неразрывности космических и человеческих ритмов не только в виде зависимости последних от первых, но и творческого обогащения ритмики Вселенной в процессе созидания человеком своей «искусственной среды»;
4. выяснение содержания понятий «культура» и «ритм» на базе
научных изысканий в области философии культуры по проблемам исследования;
5. исследование различных концепций ритмов культурно-исторического процесса, раскрытие антропологических контекстов исторических ритмов, динамики позитивного и негативного, фактов, вызывающих риски и создающих опасность для выживания человека;
6. рассмотрение биоритмов человеческого организма в их соотношении с социокультурными ритмами, задаваемыми человеку динамикой среды;
7. выявление ритмических основ пространства, организованного
человеком, разнохарактерности его антропологического воздействия:
8. показ ведущей роли ритма в исполнительских видах искусства, не исключающей его двойственного влияния на психику людей;
9. вскрытие аритмичности культуры сегодняшнего дня, приведение доводов о деструктурирующем характере массовой культуры, доказательство ее дезорганизующего влияния на духовно-нравственное
здоровье человека при особом выделении причин негативных воздействий;
8
10. отображение а) существующих и возможных механизмов защиты от деструктивного действия ритмов различных уровней среды
бытия и развития человека; б) созидательно-положительных форм
влияния, синергизирующих опасные для людей расхождения ритмики
бытия;
11. раскрытие колоссальных возможностей эстетической культуры, организующей эмоциональное восприятие, сокращающей негативные деструктивные возможности ритма, выступающей фактором нравственно-духовного возрождения человека.
Объектом исследования является ритм во всем многообразии его
проявлений в природе (от космоса до каждого существа, включая человека), в социуме, во внешней и внутренней человеческой культуре.
Предметом исследования стал человек в его ритмических проявлениях, находящийся в аритмичной культуре современности, деструктурирующей природу и социум и, в результате, уничтожающей личность, а также человек как творец и субъект нового типа организации
среды своего бытия.
Теоретико-методологической основой исследования является
концепция глобального единства ритмов природных, социальных,
культурных процессов с человеческими био- и внутренними ритмами,
с состоянием его физического и духовного здоровья, а также сравнительный (с включением описательности) анализ разнообразия форм,
ступеней эволюции и взаимодействия ритмов. Автор использует методы межпредметного и комплексного исследования, привлекает описание и ассоциативные различие и сходство, методы синергетики в раскрытии противоречивости ритмики среды, ее объектов и субъектов в
созидательных и разрушительно-деструктивных формах.
Основные методы исследования:
- диалектический, вскрывающий противоречие в самом понятии
ритма, содержащего в себе также и развитие в качестве основного
смысла;
- контент-анализ научной литературы, включающий вычленение и отбор собственно ритмических концепций из всего многообразия философско-культурного наследия при опоре на принцип историзма и учете диалектики объективного и субъективного.
категориальный анализ;
структурный анализ;
систематизация;
- комплексный подход и метод междисциплинарных исследований;
9
- описательный, использующий материал из различных систем
знания о человеке и среде его бытия;
- синергизации и коэволюции как разрешение противоречий
между созидательной и деструктивной ритмикой.
Научная новизна:
1. в исследовании впервые последовательно прослежена эволюция понятия «ритм» в культурфилософском наследии, вскрыта зависимость этого процесса от достижений естественных наук, что позволило обнаружить поэтапную усложненность осознания категории;
2. категория «ритм» проанализирована с точки зрения различных
наук, а также всевозможных концепций внутри отдельных наук; это
дало основание утверждать, что любые процессы в природе, обществе,
культуре и человеческом организме упорядочиваются с помощью ритмов; ритмы оказывают неоднозначное влияние на человека, что требует их комплексного изучения для целостной организации природных,
социальных и культурных систем, а в современной ситуации - для
выживания человека;
3. рассмотрены разнообразные ритмы (природные, включающие
как космические, так и биологические; культурные; социальные) в их
антропологическом воздействии, показаны возможные последствия
аритмии;
4. человек представлен не только объектом скрещивания противоречивых ритмов, но также и их субъектом и творцом в пространстве
(организация среды, условий и форм бытия от человечества до индивида, создание визуальных видов искусства) и во времени (рождение
произведения исполнительского искусства, объединяющего пространственные и временные ритмы), что вскрывает новые грани полиритмичности антропоса;
5. выявлена система рисков, приводящих к кризисной ситуации
ввиду современной разбалансированности природных, социальных,
культурных и антропологических ритмов, являющейся следствием
объективного рассогласования темпов развития процессов и ситуаций,
а в последнем столетии - результатом деятельности человека, часто
стихийной, неадекватно организованной и хищнической;
6. в силу того, что многие формы социокультурной аритмии порождают и социоприродную аритмию, а большинство рисков и дезорганизации являются «рукотворными», и, следовательно, в принципе
доступными корректирующему влиянию человека, в диссертации намечены возможные способы выхода из сложившихся определенных
форм аритмии сегодняшнего дня, показано, что именно культура, в
том числе и эстетическая, способна стать синергизатором рассогласо10
ванных ритмов как в самом человеке, так и в системе и ценностях его
деятельности.
Теоретическая значимость исследования заключается в анализе
всего многообразия существующих ритмов в контексте их воздействия
на человека, в показе как созидательной, так и разрушительной способностей ритмов, создаваемых человеком, во вскрытии насущной
необходимости коэволюции природных и культурных ритмов, в ведущей роли антропоса в этом процессе. Диссертантка считает, что ввиду
огромной значимости предмета, наличия накопленного, но недостаточно обобщенного материала при явной недооценке проблемы ритма
как в различных сферах знания, так, особенно, в практике, необходимо
и возможно создание специального направления комплексных исследований -ритмологии.
Практическая значимость исследования состоит в формировании системного подхода к комплексному восприятию всего многообразия разнохарактерных ритмов, в осмыслении включенности человека в единую мировую ритмическую систему, в осознании его места на
перекрещивании противоречивых ритмов, в постижении необходимости согласования их для дальнейшего выживания человечества и всего
живого на Земле. Практические выводы ритмологии могут быть использованы в программировании организационных процессов и, что
особенно важно, - в системе образования, обучения и воспитания человека в целях формирования здорового и культурного образа жизни и
менталитета. Материалы диссертации будут полезны в структуре вузовского образования в лекциях по философии, культурологии, эстетике, экологии. Понимание необходимости ритмического воспитания
в музыкальной и физической культуре, в телесно-душевном развитии
организует образ жизни и поведение человека, формирует внутренний
ритм. Применение его на практике даст возможность использовать
структурирующий и оздоровительный потенциал ритма, в особенности
музыкального, и максимально снизить разрушительное воздействие на
молодежь ритма современной массовой культуры и дезорганизации
социально-нравственной жизни.
В ходе исследования была выдвинута и подвергнута проверке
следующая гипотеза:
Так как существование живого и косного вещества немыслимо без
его организации в пространстве и во времени, структурирующихся в
нашем сознании с помощью ритма, мы можем считать ритм всеобщим
законом процессуального бытия. Единство строения, характера и ритма движения материи от микро- до мегауровня, а также зависимость
природных, социальных и антропологических явлений от космических
11
факторов позволяют сделать вывод о строгой корреляции всех без исключения процессов в мире. Нарушение согласованности их ритмов
может привести к серьезным аномалиям в биосфере и, в конечном счете, в космосе. С другой стороны, современная культура и социум не
сообразны человеку и вносят в личность деструктурирующее начало.
Как загрязнение и разрушение природной среды может уничтожить
биосферу, а, следовательно, и человека, так и аритмичная культура
способна разрушить его как личность. Предполагается, что изучение
различных ритмов, воздействующих на человека, а также создаваемых
им, даст людям необходимые знания, в том числе и в первую очередь,
о самих себе, с помощью которых они сумеют справиться с пагубными
последствиями возникшей аритмии. При этом следует иметь в виду,
что ритмизация образа жизнедеятельности отнюдь не исключает ни
роли случайности, ни противоречивости самих ритмов. Речь идет о
повышении уровня организации, а отнюдь не о формальной заструктурализованности всего.
Положения, выносимые на защиту:
1. Ритм - явление сложное, многозначное. Но при всем обилии
интерпретаций, общим является то, что он есть мера устойчивости,
структурной организации, оформления движения и развития. Однако
достижения синергетики указывают на то, что и хаос, где невозможна
абсолютная однородность, содержит тенденцию к упорядочиванию.
Следовательно, ничто в мире немыслимо без ритма. Ритм является
всеобщим законом бытия как в пространстве, так и во времени. Но
роль разнонаправленных ритмических процессов различна, поэтому
основными задачами исследования являются: а) раскрытие специфики
созидательных ритмов и способов их согласования, коэволюции, роли
культуры в этом процессе; б) показ особенностей деструктивных ритмов, рисков дезорганизации и форм защиты как обеспечения безопасности существования мира в его человекосообразных формах.
2. Человек, на котором скрещивается все многообразие социальных и культурных ритмов, представляет собой, прежде всего, живое
существо, не способное, как и другие животные, избежать зависимости
от природных ритмов. Более того, попытки игнорирования их всегда
приводили к отрицательным последствиям для людей. Человек и Вселенная есть единый организм. Необходимо внимательно изучать глобальные физические и энергетические ритмы, созидательные и деструктивные ритмы упорядоченности и хаоса и не только адаптироваться к их функционированию, но и включаться в процессы их соорганизации с помощью культурных форм, прогнозируя риски и создавая
защитные системы против конфликтных ситуаций.
12
3. Все человеческие органы работают в собственном строгом
ритме, основой каждого из них является повторяемость и цикличность.
Эти ритмы стройно вписываются в единую структуру - организм. Нарушение любого из них приводит к пагубным последствиям, вызывающим патологию всей системы. Природа - тоже целостный организм, а человек - ее частичка, встроенная в ритм ее бытия. Загрязняя и
разрушая окружающую среду, мы уничтожаем и себя: часть не способна существовать без целого. Необходимое условие самоорганизации человеком разнотипной ритмики - формирования здорового образа жизни и определяющих его начал. Важно при этом изучить особенности ритмики поведения и образа жизнедеятельности самого человека по меньшей мере в 3-х измерениях: природном, социальном,
культурном.
4. Ритм является объективной закономерностью бытия культуры
не только потому, что она развертывается во времени и пространстве,
организующей основой которых является ритм, но и вследствие того,
что связывает дискретные акты человеческой деятельности в непрерывную целостность. Роль культуры, хотя и включающей иррациональные аспекты в их сложном соотношении с рациональностью, состоит не только в их гармонизации, но и в том, что она есть плод рациональной деятельности человека как его главного качества. Тем самым культура становится ритмическим стержнем, обеспечивающим
непрерывность истории общества, которая, в свою очередь, имеет собственный ритм развития и его человекосообразность. Значение и многогранность проблемы ритма, многообразие его форм еще не подвергнуты адекватному изучению и признанию. В большинстве исследований, посвященных процессам движения, развития, эволюции, вопросы
ритма и аритмии часто не затрагиваются вообще или рассматриваются
слишком узко. Современная ситуация дезорганизации с особой настойчивостью ставит задачу обоснования и развития специальной сферы знания - ритмологии, что особенно актуально для социокультурной и антропологической сфер.
5. Организовывая окружающее бытовое и художественное пространство, создавая с помощью исполнительских видов искусства художественное время, человек сам творит ритмы, приобретающие затем
власть над ним. Сегодня культура аритмична человеку, она спекулирует на свойственных ему иррациональных, деструктивных тенденциях.
Аритмичен и социум не только в нашей стране, но и в целом мире.
Экология нарушена по всем параметрам. Ритм процессуального развития расстроен. Налицо кризис в экологии, в социуме, в культуре, ведущие к антропологическому кризису. Помочь избежать его человеку
13
способна истинная культура, основанная на знании и разумном использовании структурирующих свойств ритма, синергизации и коэволюции деятельности разных систем. Функция культуры по отношению
к обществу и человеку - научное осознание тенденций и рисков, выявление места и роли рационального и иррационального в художественном творчестве, места и организации защитных систем бытия человека
и человечества.
Апробация работы: Основные положения и выводы диссертации
докладывались и обсуждались на следующих Международных, Всероссийских, Межрегиональных, Региональных научных конференциях: «Державинские чтения» (Тамбов: ТГУ, 1998; 2002; 2003; 2004);
«Народное танцевальное искусство и проблемы возрождения отечественной культуры» (Тамбов: ТГУ, 1997); «Творчество как фактор формирования личности» (Тамбов: ТГУ, 2001); «Музыкально-эстетическое
образование в социокультурном развитии личности» (Екатеринбург:
УрГПУ, 2001); «Актуальные проблемы информационно-методического
обеспечения образования в сфере культуры и искусства» (Тамбов:
ИПКРО, 2002); «Народно-певческая культура: региональные традиции, проблемы изучения, пути развития» (Тамбов: ТГУ, 2002); «Модернизация образования в сфере культуры и искусства» (Тамбов: ТГУ,
2003); «Личность студента в образовательно-развивающем пространстве физической культуры» (М.: МАНПО, 2003); «Культурология. Интеллектуальный потенциал культурологии» (Тамбов: ТГУ, 2003);
«Личность, культура и этнос в современной науке» (М.: ИФРАН,
2003); «Культурное пространство России: проблемы и перспективы
развития» (Тамбов: ТГУ, 2004); «Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире» (Тамбов: ТГУ, 2004).
Содержание работы отражено двух монографиях, учебном пособии по эстетике, отмеченном грифом Министерства образования РФ,
научных публикациях автора, общий объем которых составляет более
45 п. л. Материалы диссертации использовались в лекциях по эстетике
и культурологии.
Текст работы обсужден на заседании сектора истории антропологических учений ИФ РАН и по результатам обсуждения рекомендован
к защите.
Структура исследования. Диссертация состоит из семи Глав,
объединенных в два больших Раздела; Введения, Заключения и Списка
использованной литературы, включающего 378 наименований. Общий
объем работы составляет 350 страниц.
14
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении доказывается актуальность темы, анализируется
степень научной разработанности проблемы, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, обозначаются теоретико-методологическая основа и методы исследования, обосновываются новизна,
теоретическая и практическая значимость исследования, выдвигаются
гипотеза и положения, выносимые на защиту.
Раздел 1. «Категория «ритм» в культуре: методологические
аспекты», необходимый для разработки понятийного аппарата и соблюдения принципа историзма, освещает теоретико-методологические
основы ритма как неотъемлемого компонента культуры, а также динамику осмысления этой категории в истории культурфилософии.
Ритм рассматривается как фундаментальный принцип организации
структурных элементов всей живой и неживой природы, всего материального и духовного мира. В античной культуре ритм первоначально,
по определению теоретиков искусства от Платона до Августина, трактовался как членение времени или пространства. Платон полагал, что
существуют особые ритмы, присущие порядочному и мужественному
человеку в отличие от ритмов человека, поведение которого заслуживает кары. Знание таких ритмов и умение их распознавать должно, по
мнению Платона, стать основой жизненной мудрости и поэтического
творчества, призванного воспитывать добродетель. На самом деле
можно различать ритмы, возбуждающие, поднимающие дух и вдохновляющие людей на активные действия. Однако есть ритмы, которые
расслабляют человека и вызывают состояние уныния и тоски. Аристотель также видел в ритме феномен, способствующий достижению душевной гармонии, нравственному очищению личности, пробуждению
в нем творческих сил.
Раздел состоит из трех глав. Глава 1 «Ритм как закономерность
бытия культуры» делится на три параграфа. В §1 «Ритмические основания культуры» (с. 32-41) предпринимается попытка систематизировать многочисленные представления о культуре. Культура (лат. cultura - возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание)
насчитывает несколько сотен определений, порой противоречивых,
что приводит ученых к заключению о невозможности структурирования знания о ней как об универсуме человеческого, смыкающегося с
фундаментальными сферами бытия и экзистенциальности (В. К. Суханцева). Мы применяем термин «культурное», имея в виду: а) мир
человека; б) человеческого общества; в) его историю; г) систему
нормативных средств организации человеческой жизнедеятельности;
15
д) ценностное отношение индивида к реальности; е) созидательную
способность, находящую свое воплощение в «искусственных» образцах материальной культуры.
Сложной является проблема взаимоотношений культуры и природы, противопоставленных еще С. Пуфендорфом. Культура всегда была
и остается направленной на упорядочивание стихийных побуждений
человека, его развития и воспитания, что отдаляет его от природы. Однако люди, будучи природными существами, в процессе создания
культуры действуют внутри природы, поэтому культура не может
быть вне природы уже по происхождению: человек и живет в природном окружении, и создает свой искусственный мир, используя ресурсы
природы. В. П. Руднев определяет культуру как совокупность искусственных порядков и объектов, созданных людьми в дополнение к природным, заученных форм человеческого поведения и деятельности,
обретенных знаний, образов самопознания и символического обозначения окружающего мира.
Философия XX-XXI веков объясняет культуру как продукт символической деятельности человека (Э. Кассирер, П. Флоренский, современные философы).
В целом мы можем выделить два ее параметра: 1) иерархически
организованные во времени и пространстве артефакты, создающие
внешнюю среду обитания человека; 2) актуальный опыт и содержание
внутреннего мира личности. В любом случае, антропологический аспект всегда является решающим в понимании основ культуры. Культура предстает как накопленный человеком опыт деятельности, а
акты человеческой деятельности всегда дискретны во времени и пространстве, что рождает определенный ритм. Необходимость сохранения общественной жизни и истории в постоянном единстве этой
деятельности также требует нахождения ритма, объединяющего дискретные акты деятельности в непрерывную целостность. Этим ритмом
и становится культура.
Итак, культура есть и окружающий, и внутренний мир человека,
представляя собой его творчество как процесс и одновременно продукт этого творчества. Она ритмично расчленяет сплошной поток
развертывания бытия, в то же время объединяя дискретные акты
человеческой деятельности в единый исторический процесс. Имея
четкую структуру и ритм формирования, она сама является обобщенным ритмом развития общества.
Но что же есть ритм? На этот вопрос отвечает §2 «Ритм: содержание понятия» (с. 42-52). Rhythmos (греч.) - правильное периодическое чередование движения и покоя, моментов напряжения и ослабле16
ния, ускорения и замедления. Насчитывается около пятидесяти общих
дефиниций ритма. В самом широком осмыслении ритм - это временная структура любых процессов, происходящих в пространстве, ибо
ритм есть определение, связывающее в единое целое осознание пространства и времени. Однако удовлетворительного объяснения понятия «ритм» не существует (А. Ф. Лосев). Рассматриваемая категория
настолько многозначна, что даже в исследованиях ученых-музыкантов
мы не находим терминологической четкости, хотя ритм есть один из
первоэлементов музыки. Наиболее распространенная неясность в дефинициях связана с путаницей в определениях «метр» и «ритм».
Теснота взаимоотношений ритма и метра является главным критерием
разделения понятия «ритм» на широкое и узкое: они либо существует
в неразрывном единстве, либо, напротив, диаметрально противопоставляются, а порой полностью идентифицируются. В широком понимании ритм объединяет в себе все отличительные признаки и закономерности функционирования музыкального времени, следовательно,
он включает в себя и понятие метра, в противовес узкому осмыслению,
где ритм противопоставляется метру. Главное отличие собственно музыкального метра, сохраняющего постоянство и неизменные черты, от
ритма, обладающего свойством изменчивости, в том, что метр структурирует форму во времени, а ритм придает ей постоянную текучесть и процессуальностъ становления музыки. Но и ритм, и метр
упорядочивают и организуют любые процессы, соотношение в них
пространства, времени, движения и, так или иначе, являются выражением меры. В постижении метра особенно важно уяснить два его
свойства: во-первых, он наполняет соизмерением ритмические соотношения, вводя ощущение единой меры - временной доли, во-вторых,
метр группирует эти временные доли в более крупные монолиты, которые имеют свои опорные точки (Л. А. Мозель, В. И. Холопова,
В. А. Цуккермаи). Но и в определении метра также отсутствует терминологическая ясность. Почему? Видимо потому, что два этих родственных понятия, характеризуя и пространственные отношения, прежде
всего, материализуют бытие самой сложной философской универсалии, всеобщей для онтологии мира, природы, человека, искусства,
науки - времени. И если даже в музыке метр и ритм, хотя и имеют явные различия, часто смешиваются и объединяются, то в других областях человеческой деятельности мы тем более не можем их разделить:
метр есть одна из сторон ритма, его соразмерность, мера (metron греч. - мера, размер). В «родовой» категории «мера» скрывается субъективная сторона ритма: кто соизмеряет движение, развитие с пространством и временем? - Человек. Вспомним знаменитую формулу
17
Протагора, не утратившую актуальности и сегодня: «Человек есть
мера всех вещей». Почему именно он - мера? Не только потому, что он
эти вещи создает. Он творит их по своим, субъективным меркам, не
отрывая, однако, многогранности меры объекта от его качеств. Следовательно, именно человек соизмеряет субъективное и объективное в
процессе культурного творчества, а значит, от него зависит ритм развития культуры.
§3 «Ритм как существенный признак развития» (с. 52-61) констатирует, что природные ритмы - физические, химические, биологические - взаимосвязаны и взаимообусловлены, что продиктовано
единством мира и происходящих в нем процессов и является типичным
для начала равновесия, специфического как для живой, так и для неживой природы. Основные функции ритма - упорядочивающие, организующие. В отличие от природных объектов, упорядоченность которых рождается стихийно из корреляции огромного разнообразия ритмов, порядок в жизни социальной есть результат целенаправленной
созидательной деятельности людей. Человек испытывает объективное
воздействие ритмов, проявляющихся на различных уровнях: космическом, биологическом, социальном, и вносит в них субъективный компонент, познавая и осознавая их. Он создает в культуре собственные
субъективные ритмы, которые становятся объектом восприятия, подтверждая диалектическое единство субъективного и объективного в
ритме.
Сущностью ритма является повторяемость, которая свойственна
всем материальным образованиям, как и их идеальным отражениям в
художественной культуре. С ритмом связаны также симметрия, пропорциональность, гармония. Являясь важной чертой как пространственных, так и временных искусств, ритм непременно соединен с движением, так как при восприятии искусства начинают работать эмоции
и подсознание, согласовывающие ритм произведения с собственным
ритмом перципиента (П. А. Флоренский, А. Ф. Лосев). Таким образом,
существуя в пространстве или во времени, ритм все равно неотделим
от движения и темпоральиости. Ритм характеризует собой не просто
движение, а диалектическое развитие. При этом мерой ритма является хронотоп (М М. Бахтин) - пространственно-временной комплекс,
характеризующий изменение системы в пространстве в течение законченного периода времени. Ритмичность развития осуществляется как
развертывание противоречия, включающее в себя ряд стадий, на каждой из которых существует множество противоположностей. Ритм,
организующий любое движение, мы можем считать законом развития
мироздания.
18
Изучение различных определений ритма показало, что большинство ученых берут за основу его объективные контексты; некоторые
(их меньше) - субъективные. Автор диссертации считает, что ритм
характеризуется диалектическим единством объективных и субъективных аспектов, находящихся во взаимодействии. Их соотношение
неравноценно, исторически изменчиво. Субъективное начало в объективные ритмы вносит человек: он их: а) познает; б) дает название;
в) создает систему ритмов, что наиболее ярко проявляется в музыке
(но не только в ней, а во всей организации и упорядочивании человеческих форм бытия).
В итоге первой главы мы имеем все основания утверждать, что
ритм представляет собой организацию, упорядоченность движения во
времени, а также структурное оформление пространства. Ритм выступает как характерный признак не статичных, а процессуальных
систем; он есть наиболее эффективный способ структурирования и
согласованного взаимодействия внешних и внутренних факторов, определяющих суть явления, обусловливающих качество движения по
отношению к человеку, любой жизнедеятельности на биологическом,
социальном и культурном уровнях. Ритм устанавливает последовательность стадий роста, смены состояний, этапность развития, нарастания сложности бытия вместе с разнообразием и определенным процессуальным упорядочиванием. Ритм - это режим э/сизнедеятельности для человека, произвольное нарушение которого может вести не
только к снижению его качества, но и к разрушительным «сбоям»,
дезорганизующим течение жизни, вызывающим разного рода болезни.
Потеря ритма - это потеря оптимальной формы протекания процессов социальных, культурных, биологических. В самой этимологии термина
заложено диалектическое единство противоположных сторон: метрической, заключающейся в ориентированности на соразмерность,
повторяемость, цикличность и связанной в человеке с его рациональным началом, и собственно ритмической, выявляющейся в тенденции
к эмоциональному, претерпевающему постоянные изменения направленному движению. Неразделимость противоречий заключена и в
функциональных проявлениях ритма, расчленяющего, с одной стороны, гомогенные и бесконечные пространство и время на структурно
оформленные в нашем сознании временные единицы (секунды, месяцы,
тысячелетия и прочие) и пространственные построения, а с другой, объединяющего отдельные события в целостный жизненный процесс и
разрозненные предметы вокруг нас в единый окружающий мир. В самом широком понимании ритм и есть сочетание противоречивых
сторон любых процессов и структур. Как бы там ни было, однознач19
ного определения ритма не существует, да, видимо, и быть не может,
но очевидно, что он есть непременное условие всех культурных процессов, происходящих как во внутреннем мире человека, так и творимых
им самим, кроме того, культура сама является ритмическим стержнем и человека, и социума, ведь именно она соизмеряет объективное и
субъективное в человеческом познании и творчестве, рациональное и
иррациональное в самом человеке, добро и зло в его поступках.
Многозначность исследуемой категории потребовала обращения к
историческому развитию ее понимания в философии культуры. Этому
посвящены Главы 2 и 3. Глава 2 «Динамика познания ритма: от основы мирового порядка к ритму интеллектуальной и культурной
деятельности» складывается из четырех параграфов, в которых прослеживается историческое движение освоения категории ритма и соответствующее ему выявление характеристик и качеств этой категории в
ее применении в исторической практике. §1 «Ритм - внутренний и
внешний космос» (с. 63-75) рассматривает формирование осознания
ритма, начиная со стихийного ритмического чувства первобытных
людей, последовательно переходя к философским трактатам Древних
Греков. Анализируя и обобщая взгляды античных мыслителей (Пифагора, Гераклита, Демокрита, Платона, Аристотеля, Аристоксена),
автор исследования отмечает, что отличительной чертой античной
культуры был культ гармонии и силы, пластики и красоты, требовавший соблюдения неукоснительных норм воспитания юношества.
Внутренний космический строй должен был соответствовать внешнему Космосу - гармоничному, разумному, прекрасному и вечно движущемуся в едином ритме, где у каждого есть свое место как физическое, так и логическое, каждый элемент служит отображением целого
и восстанавливает это целое в себе. Основой античной теории ритма
была ритмика хореографии, законы которой переносились и на другие
жанры, в частности, стихосложение. Музыка и поэзия существовали
неотделимо друг от друга, и теория стиховых размеров (метрика) возникла в Древней Греции как раздел теории музыки, которая представляла собой философскую науку, так как включала античную концепцию строения мира. В упорядоченном прекрасном космосе царила
гармоничная «музыка сфер», а музыка земная, должна была соответствовать ей, подчиняясь жестким канонам, помогавшим строгому структурному оформлению. Идеал внутренней и внешней гармонии, физического и духовного совершенства - калокагатии - достигался воспитанием атлетикой и музыкой. Единство поэзии - музыки - танца было
в нем первоосновой, так как строилось на ритме и гармонии, что, по
мнению древних греков, приучало к упорядоченности в движениях,
20
мыслях, эмоциях, деятельности и совместно с физическими упражнениями формировало гармоничного и организованного человека. Может быть, именно в античном ритмическом воспитании следует искать
средства достижения внутренней упорядоченности, спокойствия, достоинства, благородства, - качеств, так недостающих современной молодежи!
§2 «Ритм - закон всего сущего» (с. 75-87) продолжает анализ исторического развития постижения категории «ритм». Почему ритм
стал восприниматься как закон всякого существования? Причина этого
кроется в достижениях научной мысли, пытавшейся объяснить небесную (и не только) механику. И если средневековая культура характеризовалась религиозностью сознания, утверждая античную идею единого
прекрасного и ритмичного мира, то в эпоху Возрождения акцент переместился на человека, которому отводилась активная созидательная
роль в едином ритме мирового процесса при сохранении уверенности
в божественной первооснове сущего. Успехи естествознания изменили понимание времени и, соответственно, ритма. В размеренной культуре классицизма мы выделяем французского философа-дуалиста, математика и естествоиспытателя Р.Декарта, выдвигавшего на первое
место ритм механических процессов, служивших основой гигантского
механизма природы, устроенного и налаженного Богом. Развитие философского понимания ритма в Новое время подтвердило обусловленность его естественнонаучными достижениями. Механистическая картина мира, нарисованная И. Ньютоном, создавала и соответствующие
представления о ритме как необходимом элементе метрической динамики, предполагавшей обязательность циклической повторяемости,
симметрии, структурной упорядоченности. Мыслителем, предвосхитившим теорию относительности А. Эйнштейна, а также создавшим в
немецкой классической философии предпосылки для диалектического
понимания времени, стал И. Кант. Он поставил акцент на соотношении объективного и субъективного в понимании времени, объединяющего в своем ритме интеллектуальное и чувственное начала.
Ф. Шеллинг рассматривал и природу, и искусство как целостность, где
все элементы ритмически связаны. В творчестве Г. Ф. Гегеля временной ритм интерпретировался диалектически: он вносит разнообразие в
единообразие и размеренность метра. Последним немецким философом, предпринявшим попытку создания всеобъемлющей системы,
способной разгадать тайну бытия, был А. Шопенгауэр. Существом
Мира он считал Волю, которая с помощью ритма музыки на иррациональном, интуитивном уровне проникает в таинственный внутренний
мир человека. Шопенгауэр оказался в состоянии преодолеть рациона-
21
листскую парадигму и обратиться к иррациональным началам человека. Вопрос проявления иррациональных сторон личности, и особенно
воздействия музыкального ритма на подсознательную сферу до сих
пор актуален.
Следующий этап развития осознания ритма подвергается разбору
в §3 «Ритм - движущая сила личных и общественных действий»
(с. 87-94). Конец XIX века ознаменовался творчеством блестящего и
противоречивого немецкого философа Ф. Ницше, продолжившего изучение иррациональных сторон ритма в диалектической общности их с
рациональными. Он усмотрел основу развития искусства в единстве и
борьбе двух враждебных первоначал - аполлоиовского и диониашского.
Для Ницше Дионис был олицетворением исступления от наплыва живых энергий, образом изобилия, чрезмерности и стихийности Вселенной и природы. Аполлон же воплощал полное чувство меры, самоограничение. Для истинного искусства обязательным условием становится двойственность этих сторон. Именно музыка, полагал Ф. Ницше,
пробуждает в нас новые силы, выражает жизненный ритм личности.
Две стороны ритма - динамика и статика - воплотились в образах
Диониса и Аполлона. Проблема сочетания эмоционального и рационального в художественном творчестве остается дискуссионной и сегодня, несмотря на достижения психологии, многое в нем сумевшей
объяснить. У артистичных людей эмоциональность и интуиция преобладают над рассудочностью, и по некоторым данным выше в 3,5 раза,
чем у других. Однако творческий процесс имеет и множество рациональных компонентов. Истинное произведение рождается в необъяснимом хитросплетении подсознательного и разумного.
Новую стадию осмысления иррациональных сторон ритма мы находим у французского философа-интуитивиста рубежа XIX-XX веков
А. Бергсона. Он утверждал, что творчество художника гипнотизирует,
усыпляет активность личности посредством ритма стиха, танца, и особенно музыки, чьи звуки действуют на нас гораздо сильнее, чем звуки
природы, которая ограничивается лишь выражением чувств, а музыка
нам эти чувства внушает. Философ затронул особую форму психической деятельности человека - эстетическое восприятие, - суть которого состоит в том, что объективно наличествующее для всех произведение становится достоянием отдельной личности и оказывает на нее
воздействие. Восприятие искусства есть процесс, протекающий в глубине сознания человека и трудно фиксируемый при наблюдении. До
сих пор серьезным вопросом в эстетике является соотношение роли
объективных и субъективных факторов в процессе художественного
восприятия (в какой мере художественный текст является источником
22
его интерпретации, и в какой степени дополнительный смысл привносит реципиент).
Познавая реальность, человеческий ум по Бергсону ритмически
расчленяет ее на фрагменты, при помощи инстинкта и интеллекта
Интеллект рассматривает живую природу механистически, поэтому
его непонимание жизни объективно. Инстинкт ограничен, но близок к
жизни и может вырасти в интуицию, непосредственно познающую
жизнь. Только при синтезе интуитивных и интеллектуальных знаний,
полагал А. Бергсон, а также объединении знаний научных, этических и
эстетических, возможно постичь жизнь и ее ритмы. Ученый отдавал
предпочтение интуиции, говоря, однако, об обязательности ее соединения с интеллектом. Ответа на вопрос не было найдено, но он был
поставлен, и, следом за А. Бергсоном, ученые все яснее начали осознавать необходимость его изучения.
XX век стал дальнейшей ступенью в понимании ритма, особенно
его субъективных контекстов - ритма интеллектуальной деятельности
познания мира. Об этом - в §4 «Ритм как формообразующее начало
в человеческом сознании и в культурном пространстве» (с. 94-111).
Феноменология в лице Э. Гуссерля провозгласила рефлексию единственно возможным методом исследования сознания. По Гуссерлю, несмотря на объективно существующие размеры и временную протяженность любого изучаемого предмета с его объективным ритмом,
человеческое сознание по-своему воспринимает его длительность как
целостность, создавая субъективный ритм и обосновывая специфику
его
концептуального
понимания.
Немецкий
экзистенциалист
М. Хайдеггер рассматривал саму мысль как культурный ритм, находящий в темноте и хаосе сущности, отделяя их от явлений. Желая раскрыть суть вещей, мысль стремится дать всему свое название - знак,
выраженный вербально, превращающийся в символ. У французского
феноменолога М. Мерло-Понти действующая
интенционалъиость
становится как бы ритмом оформления мира, то есть, культуры, одновременно воздействующим на ритм нашего восприятия и постижения
этого мира, то есть, тоже культуры.
Философский структурализм выбирает предметом исследования
текст в предельно широком понимании: все то, что создано культурной деятельностью человека. Первостепенной в искусстве делается
форма - фундамент для метрического и ритмического соответствия
частей и целого, результатом чего стало беспредельное выявление все
новых уровней произведения, вылившееся в итоге в глубокий формализм. Стремление освободиться от подобного анатомирования текста
породило постструктурализм, отрицающий единственную интерпрета-
23
цию текста. Французский культурфилософ и литературовед Ж. Деррида,
оставив текст основным предметом исследования, попытался объединить методологию структурализма с герменевтикой и психоанализом.
Французский же философ М. Фуко воспринимал текст как вторичный
по отношению к его созданию. Своеобразной трактовкой ритма истории как ряда прерывностей стало выдвинутое М. Фуко понятие эписистемы, ритмически организованной соотношением слов и вещей,
обозначением которых служат слова. Философский рациовитализм
испанского ученого X. Ортеги-и-Гассета обозначал жизнь, как время:
она находится в постоянном движении, становлении, изменении.
Жизнь ритмически разделена на отдельные относительно свободные
моменты, и всякий индивид в любой из них может сделать выбор между своими возможностями. Жизнь и разум нерасторжимы, и витальный разум должен конструировать мир как новую систему мировоззрения. Ритм времени теперь идентифицируется с ритмом жизни, которая есть культурно-исторический процесс, обусловленный работой
нашего сознания.
Познание ритма интеллектуальной деятельности еще более усложнило понимание ритма в его процессуальности: сознание, имеющее свой ритм функционирования, осмысливает ритм воспринимаемых событий и интерпретирует его в собственном, новом ритме. Следствием усложнения ритмических процессов стало и увеличение их
противоречивости, что к концу XX века стало еще ощутимее.
Интерпретация ритма в России всегда отличалась самобытностью.
Особой неповторимости она достигла в период Серебряного века.
Глава 3 «Ритмические первоосновы мирового единства и особенностей человека в культуре Серебряного века» включает в себя четыре параграфа. В §1 «Музыкальность и ритмичность звучащего
слова как выражение ритма времени в символизме Серебряного века» (с. 112-123) показывается главная особенность культуры Серебряного века - стремление к синтезу искусств совершенно иного порядка: наполнения музыкой других искусств, в частности, поэзии, рождение нового синтетического жанра - музыкачыю-словесного. Его основой была музыка, воздействующая не на разум, а на чувства и подсознание человека, что полностью отвечало замыслам символистов.
Ярким примером подобного синтеза может служить творчество
В. Хлебникова, выводившего на первое место не содержание, а красоту
звучащего слова, его мелодию и ритм, создававшего из новых словосочетаний собственный язык. Образование свежих языков культуры
происходило в период Серебряного века также в музыке, живописи,
литературе, театральном искусстве.
24
Попытки осмысления ритма времени привели творческую интеллигенцию России не только к ритмизации и насыщению музыкальностью любой деятельности, но и к сближению наполненного ритмом
поэтического творчества с философский: поэты Серебряного века
проводили философские исследования, а философы писали стихи. Религиозный философ и поэт Вяч. И. Иванов считается предводителем
символизма и «изнутри» - по идейному содержанию стихов, и «извне» по внешней лингвистической работе над словом. Природу слова
В. И. Иванов воспринимал как символическую, а природу поэзии как
символику реальностей. Он видел основу художественно-культурного
творчества, равносильного божественному озарению, в соединении его
ритма с внутренним материальным ритмом.
Философское обоснование символизма в культуре и подробное
его истолкование принадлежит А. Белому. В его понимании ритм появления символов, соединяющих внутри себя пространство и время
при общей подчиненности ритму времени, непонятен и таинственен.
Он связан с процессом возникновения образов при взаимодействии
человека с реальным миром и превращения их в термины, составляющие неотъемлемую часть мышления человека. Ритм стиха для
А. Белого был необходимым элементом его смысла. Он сравнивал поэтический ритм с музыкальным, при восприятии которого мы вправе
рождать свой образный строй и даже не создавать образов, от чего музыка не становится бессмысленной.
Большой заслугой символистов стало уяснение символической
основы подлинного искусства. Символ, осознанно или подсознательно,
непременно связывался с ритмом (музыкальным, стихотворным), с
помощью которого он проникал в душу человека, непосредственно
затрагивая его эмоциональную сферу. Являясь отличительным признаком культуры Серебряного века, символ сам превращался в своеобразный ритм, характерный для данной эпохи.
Лучшие представители культуры начала XX столетия сумели обнаружить в ритме действенное средство правильного воспитания личности, это показано в §2 «Ритмическое движение - основа организации человека и его художественного творчества» (с. 124-139). В
России того времени весьма популярной стала ритмическая гимнастика швейцарского композитора Ж. Далькроза, направленная на воспитание чувства ритма, продиктованного музыкой. Далькроз видел в
ритмике силу, способную воспитать в человеке не только чувство
ритма, пластичность, но и внимание, и волю. Система Далькроза, однако, была принята не всеми. О. Э. Мандельштам, в стихах и прозе
обращавшийся к философским вопросам человеческого бытия, в рабо25
те «Государство и ритм» сделал вывод: в процессе культурного преобразования общества из хаотичного в организованное необходимо начинать с организаг\ии каждой личности, а орудием этого является
ритм. Культура нового общества, полагал он, держится на ритме (согласии в действии) и солидарности (согласии в цели). Ритмичен только
коллектив. Но ритмическую гимнастику Ж. Далькроза он находил
весьма рациональной, лишенной эстетизма.
Религиозный философ и искусствовед С. М. Волконский, напротив, считал систему Далькроза способом воспитания воли, сознательности, дисциплины, нравственного здоровья, глубины, правдивости и
выразительности чувств. В ритме он усматривал начало организованности и порядка. Он видел в музыкальном ритме силу, способную
влиять на человека и подчинять его себе. На ритме базировалась и философская концепция С. М. Волконского, утверждавшая, что ритм
движения и развития мира является всеобщим и управляет как Вселенной, так и человеком. Весь мир, в понимании Волконского, разделяется скрещиванием двух линий: вертикальной, отделяющий область
нравственную от безнравственной, и горизонтальной, отделяющей
Истину от Заблуждения, а человек, являющийся центром своего космоса, находится в точке их пересечения. Волконский был и одним из
первых создателей в России новой науки-театроведения.
Русское театральное творчество в начале XX века заняло одно из
ведущих мест и как способ самовыражения художников, и как общественная трибуна. Будучи искусством, условным в своей основе, театр
плодотворно развивался в эпоху бурного расцвета символизма, рождая
и незаурядных актеров и режиссеров, и талантливую театральную критику. Литературный и театральный критик, драматург, режиссер
А. Р. Кугель связывал искусство с жизнью с помощью ритма. Он усматривал в законах коммуникации симметрию, которую обозначал как
такт - инстинктивное чувство равновесия. В жизни, по А. Р. Кугелю,
есть присущий данным месту и ситуации ритм. Задача искусства поймать его.
Характерным примером символизма Серебряного века в искусстве театра было творчество В. Э. Мейерхольда. Споря с К. С. Станиславским, боровшимся за максимальное сближение театра с жизнью,
Мейерхольд утверждал, что характерная особенность театра - условность. Основой театрального языка для Мейерхольда был ритм, и в
пантомиме он видел особую мощь воздействия театра, ритмично
сочетающую силу маски, жеста, движения и интриги.
К сожалению, многие плодотворные идеи, высказанные этими
глубоко мыслящими авторами, почти не используются в современных
26
теориях образования и воспитания. Ныне существующие образовательные системы излишне рационализированы, в них сам человек
представлен часто как чистый разум или «механический деятель». Утрачено единство телесного и духовного развития, восторжествовала
односторонность и однобокость, при которой из всех видов культуры в
образовании наличествует в лучшем случае только наука. Отсутствует
культурная целостность как процесса развития, так и образа воспитываемого человека, утерян связующий ритм, рождающий гармонию.
Остается надеяться, что современные искания прогрессивных направлений образования и воспитания не приведут к полной утрате принципа культуроцентричности.
Общая тенденция поиска новых форм не прошли мимо научного
знания рубежа XIX-XX веков. Философия и естествознание, насыщенные
идеями символизма, выдвинули собственную концепцию ритма, изложенную в §3 «Ритмология в науках о человеке и обществе» (с. 139-152).
Расцвет религиозной философии связан с В. С. Соловьевым. Стержневой идеей его философской системы стала идея Всеединства от внутренней целостности природы до идеального Богочеловечества. Триединство
Истины, Добра и Красоты - ритмическая составляющая этого Всеединства. Во Всеединстве: во всеобщем примирении, согласии и космосе, то есть порядке и ритмической организации, - заключен смысл
мира. Движение к нему начинается с любви - силы, способствующей
победе духа над материей. Это одухотворение плоти В. С. Соловьев
назвал теургией, ритм которой кроется в прекрасных произведениях
искусства.
Религиозный философ Н. А. Бердяев, приметив гармонию в сосуществовании в мире беспредельного хаоса и упорядоченного космоса,
попытался объяснить из этого стройный порядок периодических социальных изменений. Смысл бытия - главная проблема его философии может быть понят только из смысла собственного существования.
Ритм личности (субъективного) находится, по мнению Бердяева, в постоянном конфликте с ритмом общего (объективного). Он отмечал, что
признаками культуры неизменно являются символичность, иерархичность, органичность. Цивилизация же, начало которой совпадает с
концом культуры, это - «узкий рационализм», вульгарная реалистичность, примитивная (массовидная) демократичность, механистичность.
Для развития общества нужна преемственность целостной культуры и
истории, иначе результатом будет «механистический человек», который подвергался серьезной критике не только со стороны
Н. А. Бердяева, но и многих философов XX века. Ритм времени, утверждал мыслитель, должен быть непрерывным, необходимо соедине-
27
ние прошлого, настоящего и будущего с помощью художественного
творчества. Преемственность истории и культуры - одна из существенных характеристик ритмической эволюции.
Философское понимание истории культуры Л. П. Карсавин строил, если можно так выразиться, - «по модели человеческого бытия», то
есть на убеждении, что ритм развития истории культуры близок ритму
душевного развития человека. Он дал характеристику коллективному
сознанию, включающему в себя действие двух его элементов - разума
и инстинкта. Задачей истории по Карсавину является постижение мира в его всеединстве при огромном внимании к каждой отдельной
личности, которая сама по себе есть единое г\елое. Эта идея о глубоком
взаимопроникновении развития человека, его истории и культуры,
сходстве их ритмов является, несомненно, ценной, но часто и несправедливо забываемой.
Интерес к углубленному всестороннему изучению человека и его
поступков в коллективе побудил психолога, психиатра и невролога
В. М. Бехтерева стать создателем коллективной рефлексологии. Человек в коллективе ведет себя по-другому, его ритм начинает повторять
ритм коллектива, при этом величина образуемого коллектива обратно
пропорциональна сложности задач, выдвигаемых им: чем элементарнее задачи, тем больше толпа. Здесь заключена не только модная тогда
теория особей и определяющей роли коллектива или группы (как позже было обозначено в социальной психологии). Это - глубокая идея
единства и взаимопроникновения социального и индивидуального в
бытии и развитии человека, начинающаяся с знаменитой «клеточки» «Я и Другой», разрыв которой ломает не только единство и целостность ритма развития, но и само качество человечности, творящее
социокультурное бытие и место человеческого существования.
Внимание к человеку и его действиям в различных ситуациях характеризует и творчество философа и физиолога А. А. Ухтомского,
выдвинувшего принцип доминанты как целенаправленного поведения,
осуществляющего координацию всего организма в единую гармоничную деятельность, и социолога/!. А. Богданова по праву считающегося
предшественником кибернетики, теории самоорганизации, идеи
коэволюции, а именно, ее организационных форм, и социолога
П. А. Сорокина, разработавшего помимо изучения ритма исторического развития систему проводников-символов (одежды, интерьера, двигательно-мимических проводников), характерных для каждой общественной роли (врача, судьи и др.) оказывающих непосредственное
влияние на человека и способных изменить ритм его поведения. Такая
заинтересованность поведенческим ритмом личности вполне соответ-
28
ствовала общей тенденции эпохи - осознанию значимости человека в
мире.
Начало XX столетия отличалось грандиозным подъемом естественнонаучного знания. Внутри русской философии возник религиозный космизм, проанализированный в §4 «Ритм в религиозном космизме» (с. 152-162). Он характеризовался обращением к проблемам
жизни как космического явления, осмыслением космической роли разума, пониманием необходимости воздействия на природные процессы, надеждой на космическое будущее человечества. Диссертантка
останавливается на творчестве религиозного мыслителя, ученогоэнциклопедиста, математика, физика, инженера, искусствоведа, филолога и историка П. А. Флоренского; одного из основоположников теоретической космонавтики К. Э. Циолковского; многопрофильного ученого В. И. Вернадского, чьи великие предвидения поразительно сбываются: мысль о бурном развитии научной мысли по созданию умных
машин со скоростью, аналогичной размножению живых организмов,
материализовалась в распространении сети Internet, совершенствовании вычислительной и коммуникационной техники. Однако гениальная идея ноосферы учитывала только одну сторону человеческой психики - разум. Но есть и иррациональные силы, которые, несмотря на
высокий уровень мирового интеллекта, тоже стремительно развиваются. Не уменьшаются и агрессивные тенденции человеческой натуры,
способные уничтожить и ноосферу, и саму биосферу.
Автор диссертации осознает, что столь беглый обзор многообразия идей, относящихся к ритмам движения вселенной, природы, социума, культуры и человека, явно недостаточен. Но обращение к этому
наследию, даже в столь кратком виде, диссертантка считает чрезвычайно важным для формирования целостной научной области: особого
концептуального направления - ритмологии. Ныне знания о ритме
скорее обрывочны, узко специализированы. Между тем, это единая и
очень значимая для уяснения разнообразия процессов движения, эволюции как вселенной в целом, так и особенно в ее человеческом «сегменте», являющемся специфической частью мира, сфера. Ритм обладает огромным своеобразием и весьма существенен для понимания бытия и жизнедеятельности человека в мире как «тройной среде»
(Л. П. Буева) - природе, социуме, культуре.
Обобщая анализ исторического становления понимания категории
«ритм», мы констатируем, что в процессе развития культуры менялась
интерпретация ритма как ее неотъемлемой части, что устойчиво связано с формированием научного знания и все большим погружением в
его глубины. Античность дала нам ясное и четкое, соразмеренное и
29
гармоничное представление о ритме как основе разумного, прекрасного и вечно движущегося Космоса. Ему должен был соответствовать
духовный космический строй, обусловливавший внешнюю и внутреннюю упорядоченность, силу и красоту человека. Развитие естествознания привело к разделению пространства и времени, а соответственно
пространственного и временного ритма, превратившегося в симметричный и механистический, подчиняющийся законам динамики
И. Ньютона. Постижение ритмов живого обусловило переход к новой
научной концепции движения, основанной на принципе необратимости. Феноменология, постструктурализм и рациовитализм предельно
усложнили истолкование ритма в связи с обращением к ритму интеллектуальной деятельности, также включающему в себя и все известные до этого ритмы. В период Серебряного века обострился интерес к
личности, ее индивидуальному ритму, проявляющемуся в способности
к теургии, к единству инстинктивного и разумного, к сохранению индивидуального во Всеединстве. Изучение многочисленных толкований
категории «ритм» в философии культуры позволило сделать вывод:
ритм является всеобщий законом существования и развития, разносторонне проявляющимся и в пространстве, и во времени и неотделимом от человека - творца и продукта культуры. Понять же ритм
развития и бытия культуры невозможно, не уяснив особенностей ритмов человека как биологического существа, которые, в свою очередь,
находятся в неразрывном единстве с социальными и космическими
ритмами. Именно поэтому диссертантка уделяет особое внимание
культурно-антропологическим аспектам этой проблемы.
Рассмотрение противоречивых и разнонаправленных ритмов, скрещивающихся на человеке, осуществляется в Разделе 2 «Человек - аккумулятор космических, социальных и культурных ритмов». Аккумуляция ритмов выражается в том, что человек в его жизнедеятельности и эволюции: а) выступает как их синтезированный вектор, образуя сложные коэволюционные системы, не существующие в природе;
б) объединяет объективные и субъективные ритмы; в) созидает базирующиеся на их основе ритмы искусственной среды, которые, в свою
очередь, оказывают видоизменяющее воздействие на природу, трансформируя ее экосистемы. В раздел входят четыре главы (4-7). Глава 4
«Человек - элемент космической целостности» рассматривает человека, прежде всего, в сложном круговороте космических ритмов. Она
состоит из трех параграфов. В §1 «Мировые циклы в жизни человека»
(с. 164-177) замечается, что космические ритмы связаны с различными
изменениями в жизни Вселенной, в том числе наблюдаемыми и испытываемыми людьми, которые участвуют в них совместно со всей пла-
30
нетой. Наука сегодня располагает обширными знаниями о циклическом характере воздействия Луны, Солнца, планет Солнечной системы
на все формы земной жизни. Самое значительное влияние на людей и
социум оказывает Солнце. Солнечная энергия является источником
всех жизненных процессов на Земле, причиной большинства физикохимических явлений в атмосфере, гидросфере и поверхностном слое
литосферы. Главные ритмы Земли - это смена дня и ночи и времен
года, которые есть следствие двух вращений планеты: вокруг собственной оси и по орбите вокруг Солнца, в свою очередь тоже вращающегося вокруг своей оси и вокруг центра галактики. Один из основоположников гелиобиологии А Л Чижевский выявил и экспериментально и статистически доказал, что ритм энергетической активности
Солнца имеет прямое и косвенное воздействие на состояние любой
биосистемы, в частности, животного и человеческого организма. Процессы, происходящие на Солнце, вызывают астрофизические, биохимические изменения, влияющие на состояние магнитосферы и атмосферы Земли. Магнитные поля и потоки частиц, которые идут от солнечных пятен, оказывают воздействие на человеческий мозг, сердечнососудистую и кровеносную системы, на индивидуальное физическое,
нервное и психологическое состояние. Высокой активностью Солнца
обусловлены вспышки сильнейших эпидемий, аномальные события в
жизни людей, положительные и отрицательные отклонения в социальном поведении. Пульсация Солнца определяет тектонические и общественные взрывы, социальные процессы и направленность исторического прогресса. Все это подтверждает общность жизненных ритмов
человека и космоса, не отменяя огромного индивидуального своеобразия - полиритмии в жизнедеятельности человека.
Российский историк и культуролог Л Н Гумилев вскрыл также зависимость ритмов образования этносов от энергии космоса, что подвергнуто
разбору в #2 «Концепция этногенеза Л. Н. Гумилева» (с. 177-188). Ученый обнаружил, что биохимическая энергия живого вещества, колебания которой зависят, прежде всего, от космических факторов, влияет
на поведение индивидов в рамках конкретных этнических систем. Согласно Гумилеву, Земля получает из Космоса значительно больше
энергии, чем ей необходимо для поддержания равновесия биосферы.
Избыточный энергетический импульс приводит к физиологическому,
психическому и социальному сверхнапряжению (пассионарности)
людей, проявляющемуся как с положительной (созидание, подвиги),
так и с отрицательной (разрушение, преступления) сторон. По Гумилеву, ритмические последствия избытка космической энергии для людей
выражаются в пассионарных толчках, то есть, характерных взрывах
31
этногенеза. Этническая система приспосабливается к определенному,
оптимальному для нее, ритму существования и находится некоторое
время в стабильном состоянии без какого-либо развития. Но время от
времени случаются пассионарные толчки, нарушающие привычные
ритмы и перестраивающие всю систему, которая затем стремится к
стабильному равновесному состоянию. Сочетание спокойного ритма и
эксцессов также создает свой ритм. Каждый этнос существует в собственном характерном ритме, образовывая некое этническое поле. Ритмы различных, находящихся рядом, полей могут существенно отличаться, как, например, ритмы полей китайского и кочевого суперэтносов; это постоянно приводило к непрочности и непродолжительности
дружеских контактов между ними. Цикличность природных явлений,
пульсации климата, колебания которого обусловлены ритмом солнечной активности, оказывают непременное влияние на жизнедеятельность людей. Кроме того, каждой ступени мировой целостности от
микромира до суперэтносов присущ, согласно Л. Н. Гумилеву, свой
ритм существования, что создает сложную систему полиритмии, оказывая воздействие как на необходимые цепи причинных зависимостей,
так и на неожиданные риски, возникающие в пограничных полях
взаимодействий. Сила их различна, может быть и угрожающей бытию
и эволюции межэтнических систем.
Обусловленный ритмом энергетической активности космоса ритмический фундамент этнического развития Л. Н. Гумилева еще раз
доказал, что человек представляет собой вместе с окружающим его
материальным миром элемент целостной структуры, коей является
планета Земля, которая, в свою очередь, есть элемент Солнечной системы, а та - частичка Галактики, каковая есть компонент Метагалактики, и так далее. Следует заметить, что до XX века это воздействие
было больше однонаправленным, ныне же сила и мощь созданных человеком систем способны оказать необратимое воздействие, отнюдь не
всегда благоприятное как для человека, так и для экосистем природы и
космоса. Единство законов природы, наличие общих универсальных
закономерностей для любых энергетических систем от элементарных
частиц до социальных сообществ, ритм их функционирования в неразделимом пространственно-временном измерении изучает вместе с философией новая наука синергетика, сущность которой изложена в
§3 «Порядок и хаос в пространственно-временном континууме»
(с. 188-199). Синергетика, или теория самоорганизации, появилась в
70-х годах XX века. Самоорганизация системы означает процесс установления в ней порядка за счет согласованного действия всех ее компонентов. Всеобщей формой организации материи выступает циклич-
32
ность, а, следовательно, периодичный ритм. Основным предметом
исследования синергетики является развитие диссипативных, то есть
открытых для обмена ресурсами со средой, систем, которые постоянно
флуктуируют (отклоняются от средних значений), причем подчас так
сильно, что вызывают разрушение существовавшей ранее организации. Переломный момент в этом процессе - точка бифуркации, когда
невозможно предсказать, станет ли ритм системы хаотическим или
организованным, выводящим ее на более высокий уровень упорядоченности, делая ее диссипативной структурой. Термин «хаос» часто
воспринимается как состояние, полностью лишенное всякой структуры, однако он может обладать различной степенью упорядоченности, то есть иметь разную структуру. Синергетика во многом изменила представление о картине мира, выведя категории хаоса, случайности, выбора, риска на ведущее место и заявив о том, что в основе
эволюции вселенной лежит хаос в виде сплошной, внутренне недифференцированной среды, содержащей спирали, вихри, ячейки, что создает условия для будущей организации. Таким образом, мир есть совокупность порядков и хаосов, находящихся в постоянном ритмическом взаимодействии, преобразовании одного в другой. При определенных обстоятельствах хаос становится источником порядка в системе, а порядок - роста энтропии, то есть, изменения энергии и хаотизации. Периодическая смена порядка и хаоса - непременное условие
развития системы.
Существование биологических организмов на всех уровнях их организации немыслимо без упорядоченности. Биохимические процессы
в клетке строго ритмизированы. Обмен веществ сопровождается бесчисленными необратимыми диссипативными процессами энергообмена, массообмена, теплообмена, химических реакций, что, естественно,
рождает энтропию в биологической системе. В свою очередь, эти процессы зависят от извлекаемой из окружающей среды энергии. Стало
быть, жизнь характеризуется постоянным возрастанием и убыванием
энтропии, а значит, ритм в структуре имеет циклический характер.
Бурное развитие синергетики стало настоящей революцией в естественнонаучном знании. Но человек подчиняется не только физическим законам. Он существует в 3-х глобальных средах: природе, социуме и культуре, имеющих свои разнонаправленные ритмы, синергизация которых необходима для нормального бытия человека. Роль синергизатора ныне все более принадлежит культуре, основа которой знание, в том числе и экологическое. Культурно формируемые человеком процессы должны организовывать, а не хаотизировать объективные ритмы. Проблеме синергизации ритмов социума и культуры уде-
33
ляется еще недостаточно внимания. Однако следует иметь в виду, что
культуры противоречивы и разнообразны в их отношении к природе,
да и к человеку. Поэтому синергизаторская функция принадлежит
культуре не автоматически. Чтобы выполнять ее, культура сама должна быть синергизирована, иметь достаточно четкое разграничение возвышенных и низменных контекстов, необходимо преобладание в ней
принципа толерантности, а не хищничества и агрессии, чего пока
нельзя сказать о современной культуре, которая гораздо более воинственна, чем миролюбива.
Материалы четвертой главы доказывают, что пространственное
строение живой и косной материи от микрочастиц до Метагалактики
подчинено ритмический законам; это же относится и к человеку, составляющему с природой единый организм. Проблема состоит в том,
что организм природен, а поведение его - социокультурное, это взаимодействие часто вызывает аритмию. К тому же один из ведущих биоритмов живой природы - постоянно действующее соотношение жизни
и смерти, что делает бытие человека ритмично трагическим.
Многообразные интерпретации временного ритма мирового развития сводятся к одному: он имеет циклический характер, а живое
вещество, включая человека, - часть всеобщего круговорота. Ритмичность, свойственная глобальному этническому процессу, также
испытывает зависимость от космической цикличности: это доказано
исследованиями А. Л. Чижевского о влиянии ритма солнечной активности на жизнь и деятельность людей, а также теорией обусловленности этногенеза космическими факторами Л. Н. Гумилева. Сегодня их
воздействие не столь выражено, во время же формирования этносов
оно было очевидным.
Трактовка ритма как организации порядка на сегодняшний день
оказалась недостаточно полной: собственным ритмом обладает и
хаос, в своей неоднородности имеющий ритмическую тенденцию к
структурированию. К тому же, остаются еще не объясненными, не
решенными и не взаимосвязанными с природным ритмом ритмы «второй природы» - социокультурной. Колебательный процесс упорядочивания и хаотизации может быть прогнозируемым при условии глубокого изучения противоречивых ритмов. Это особенно актуально для
современного социума, наполненного бифуркационными точками и
рисками. Типы социальной жизни, ее характер, содержание и формы
трудовой деятельности резко изменяются с развитием технической
культуры, в которой заложено явное противоречие между ритмами
жизненно-природных процессов и типом деятельности так называемого «механического» человека. Возможности машины технически не
34
совпадают с биовозможностями человека и часто не столько увеличивают его потенциалы, сколько обезличивают его в гонке за техническим и социальным прогрессом. В XX веке откровенно выявилась социально-потребительная направленность производства. Немыслимыми
для биовозможностей и нужд человека являются давление и мощь денег, вещного совершенствования, явно обгоняющие нравственнодуховное развитие человека - его совесть, ответственность, миролюбие, гуманизм и т. п. Жажда наживы, прикрытая идейным содержанием, обусловливает развязывание все новых войн. Напряженность и
конфликтность современной социальной среды ведет к росту болезней
и смертности человека.
Собственным ритмом характеризуется и исторический процесс,
при этом в разные исторические периоды он различен как по форме,
так и по содержанию. В Главе 5 «Ритмы культурно-исторического
процесса» даны различные концепции культурно-исторических ритмов. §1 «Цикличность исторического времени в антропологическом измерении» (с. 200-211) констатирует, что понимание ритмического движения истории часто объединено с представлением о циклическом развитии общества {Гераклит, Эмпедокл, Платон, Аристотель, Полибий, Флор, Дж. Вико, О. Шченглер и другие). Немецкий
философ и историк рубежа XIX-XX вв. О. Шпенглер строил осознание
структуры культурно-исторического движения по аналогии со стадиями развития живого организма (детством, юностью, зрелостью, увяданием) и доказывал неизбежность повторения этих этапов для любых
стран. Одним из видов циклической теории исторического развития
является марксистская формационная, в которой в качестве ступеней
развития человечества выступают шесть общественно-экономических
формаций: первобытнообщинная, азиатская, античная, феодальная,
капиталистическая и коммунистическая, а схема формирования и смены их одинакова для каждого общества.
Рассмотрение различных концепций исторического развития
{А. Г. Зарубин, Ю. В. Яковец и др.) показало единство мнений исследователей относительно его циклического характера и зависимости от
циклических процессов в природе.
Исследуя представления о временных ритмах в истории культуры,
И. М. Савельева и А. В. Полетаев обозначают ряд альтернативных
концепций в интерпретациях ритма времени: 1) статичность или динамичность; 2) гомогенность или гетерогенность; 3) дискретность
ти континуальность; 4) каузальная нейтральность или эффективность. На основании этого они выстраивают два полных объемных
представления о времени: «Время-1»- статическое, дискретное, гомо35
генное и каузально нейтральное, «Время-2» - динамическое, континуальное, гетерогенное и каузально эффективное. Особыми ритмическими единицами исторической науки авторы называют циклы, которые в
отличие от периодов должны быть как качественно, так и количественно однородными. Действительно, именно циклы являют собой
ритмическую повторяемость, так как их должно быть несколько, в то
время как период может быть единственным, они определяются на
основе одного критерия в противовес более свободным периодам. Интересным фактом является то, что объективный ритм истории приобретает и субъективные черты при ее изучении: историк, устремляя
свое внимание в прошлое, обобщает исторические события, находит в
них цикличность. Живя в ритме настоящего времени, он может проследить за мгновения огромные периоды прошлого. То есть, история и
ее осмысление характеризуются временной полиритмией.
Нециклическое восприятие ритмов истории рассматривается в
§2 «Нециклические ритмы культурного развития» (с. 211-219).
В. И. Пантин утверждает нереальность в современной ситуации чисто
циклического развития, так как его непременным условием является
сохранение традиционного общества, для чего необходима абсолютная
замкнутость какой-либо цивилизации, что практически невозможно.
Он указывает на три подхода к анализу ритма движения социальных
систем во времени: 1) поступательно-прогрессивный; 1) циклический,
не исключающий периодов поступательного движения; 3) волнообразный, предполагающий как направленность развития, так и волны прогресса и упадка. В каждом из этих случаев мы отчетливо видим ярко
выраженную ритмическую основу.
Интерес представляет концепция исторических ритмов М. Шильмана, основанием нового восприятия всемирной истории считающего
некий постоянный ингредиент, который не зависит от индивидуального характера факта и конкретности события и связан с ритмом истории
большой длительности. Этот ингредиент представляет собой импульс,
не подверженный изменениям, колебаниям и флуктуациям, проявляющийся в историческом процессе периодически как организующее начало, и назван М. Шильманом тактом истории. Мы знаем, что в музыке
такт есть оформление метра, который, в свою очередь, является ритмической категорией, вносящей упорядочивающее начало. Итак,
М. Шильман предлагает одну из интерпретаций исторического ритмакак жестко структурированного.
А. В. Шубин, сравнивая развитие сходных периодов в разных
странах, вылепил универсальный комплекс черт при прохождении определенного этапа, независимо от особенностей страны, а также обо36
значил аналогичные периоды, названные им: 1) формирование; 2) реакция; 3) патернализм; 4) равновесие; 5) конфронтация; 6) нормализация; 7) интеграция; 8) синтез; 9) импульс. Человек у Шубина является
движущей силой любого течения в культуре, поэтому он - первоначало ритма культурно-исторического прогресса. Он составляет целостный организм не только с природой, но и с обществом, что обусловливает единство ритмов их развития. Однако А. В. Шубин не учитывает
тот факт, что помимо этого единства, обязательно наличествует противоречие индивидуально-личностных и социальных ритмов. Они не
совпадают, поэтому единство возникает далеко не всегда.
Таким образом, даже если ученые и отрицают наличие цикличности в культурно-историческом процессе, они все равно усматривают
повторяемость в истории каждой страны, а также сходство между различными странами, то есть, повторяющийся ритм, генератором которого выступает человек.
Ряд исследователей находят зависимость исторического ритма и
от особенностей коллективного сознания. §3 «Социальные условия и
личные качества человека как основа повторяемости ритмов
культурно-исторического процесса» (219-231) рассматривает концепции исторического развития В. Феллера, определившего ритм истории как циклическое становление национального духа, В. В. Бибихина нашедшего ритмическую повторяемость в отношении людей к
различным по времени событиям XXвека (1918 г., 1941-1945 гг., 19911993 гг.), А. С. Панарина усматривающего повторяемость стремления
к независимости и дроблению страны 90-х годов XX века с эпохой,
предшествующей средневековью.
Учитывая, что развитие культуры любого государства находится в
непосредственной зависимости от состояния его экономики, имеющей
собственный ритм, диссертантка обращается к наследию Н.Д Кондратьева, который в начале XX века статистически обработал огромный материал о состоянии экономики в наиболее развитых странах
(США, Англии, Франции и Германии) и доказал, что длительные периоды экономической динамики имеют регулярный, волнообразный
характер. Кондратьев определил два рода так называемых больших
циклов: 1) цикл рубежа веков; 2) цикл середины века. Они, в свою
очередь, распадаются на повышательную часть, в начале которой наблюдаются технический прогресс, активизация мировых экономических связей, увеличение добычи золота и денежного обращения, и понижательную часть, сопровождающуюся длительной и ярко выраженной депрессией. Ученый выделил два типа экономических процессов:
1) необратимые, однонаправленные; 2) колебательные, включающие
37
наряду с необратимыми и повторяющиеся элементы. Теория экономических циклов Н. Д. Кондратьева предлагает объективные ритмы экономического формирования общества.
Итак, исторический процесс предстает перед нами в сочетании
объективных и субъективных ритмов развития, которые возможно и
необходимо согласовывать с целью обхождения бифуркационных точек, избежания всевозможных рисков.
Обобщая материал пятой главы, мы можем утверждать, что ритмичность присуща и явлениям социальным, при этом всемирноисторический процесс отличается бесконечным множеством ритмов,
их прерывностью и непрерывностью, пересечением и наложением одного на другой. Изыскания ученых показывают наличие обязательной
повторяемости в культуре каждой страны, а также сходство в их развитии. Какие бы различные ритмы ни находили исследователи в культурном процессе, бесспорным является одно: восходящее движение
культуры отличается структурной организацией. Основой и движущей силой ритма культурно-исторического процесса является человек, обладающий разумом, а значит, сознательной созидательно организующей способностью (правда, использующий ее явно недостаточно). Он имеет культуру. Именно ей, а не экономике, в которой подчас
преобладают хищнические, деструктивные моменты, или политике,
находящейся «сверху» и не всегда человекосообразной, принадлежит
главная роль в синергии ритмов истории, в создании основ повседневной жизни человека. Но, как было отмечено выше, не всякая культура,
а лишь созидательная, может являться синергизатором. Таковой культуре еще нужно стать, что предполагает определенное развитие ее содержания и форм.
Глава 6 «Ритмы человека» включает четыре параграфа, подвергающие анализу как ритмы, создаваемые человеком, так и испытываемые им. §1 «Биоритмы и здоровье человеческого организма» (с. 232242) констатирует, что все процессы, происходящие в человеческом
организме, подчинены определенным ритмам. Являясь открытой природной системой, человек ощущает влияние других природных систем. Под воздействием космических ритмов генетически сформировались биологические ритмы, с помощью которых протекают процессы
жизнедеятельности человеческих органов. Узловым среди них является суточный (циркадианный) ритм, связанный с режимом сна и бодрствования, света и темноты. При нарушении его возникает своеобразное патологическое состояние, называемое десинхронозом. В здоровом
организме биоритмы находятся в гармонии, взаимной синхронизации
как между собой, так и с ритмами окружающей среды. Биоритмы
38
встречаются высокой, средней и низкой частоты. К высокочастотный
относятся ритмы с периодом от долей секунды до 30 минут. Это ритмы электрической активности головного мозга, мышц, сердца, ритм
дыхательных движений. Ритмичность характеризует работу мозга
как единого целого (Ф Тернер, Э. Пеппель), при этом ритмичная работа мозга направлена на упорядочивание воспринимаемой человеком
информации (С. А. Шнолъ, А. А. Замятин). Упорядоченность в отличие
от хаоса воспринимается как нечто красивое (Я. Эйбл-Эйбесфельдт).
Однако это утверждение не абсолютно: точная повторяемость и идеальная симметрия вызывают скуку, поэтому упорядоченность в красоте содержит элемент относительности. Ритмичная работа мозга обусловлена также существованием двух его различных полушарий, в
которых информация перерабатывается по-разному, и для нормального его функционирования необходима их равномерная нагрузка, что
совсем не учитывается сегодня в образовательной системе. Биоритмы
средней частоты имеют период от 30 минут до 6 суток. Важнейшим
из них является ритм чередования быстрого и медленного сна, нарушение которого чревато бессонницей, а она, в свою очередь, может
быть причиной душевных или физических заболеваний. Ригмы низкой
частоты - это околонедельные, околомесячные, окологодовые и многолетние ритмы, характеризующие рост, жизнь и развитие организма
на протяжении длительного времени. К ритмам этой группы мы можем отнести и ритм человеческой жизни и смерти, который
Н. И. Трубников интерпретирует как альтернативу между временем и
вечностью.
Стало быть, человеческий организм функционирует как единая
биологическая система, составляющая с природой и космосом единый
ритмично работающий организм. При этом каждый орган работает в
собственном ритме, нарушение которого, как и рассогласование с ритмами других органов, равно как всей системы, а также с космическими
ритмами, грозит тяжелыми последствиями для здоровья. Но кроме
этого, человек существует внутри культуры, которую он сам создает,
распределяя и формируя среду в определенном ритме, творя ритмы
искусства в пространстве и во времени, которые затем преобразуют и
его самого.
В §2 «Человек-созидательритмов в пространстве» (с. 243-259)
отмечается, что естественное желание людей не только приспособиться к окружению, но и сформировать среду, в которой они чувствовали
бы себя комфортно, привело к постепенному вытеснению первозданной природы цивилизацией, варварским попыткам приспособить ее
размеренный ритм к своим нуждам. Но для нормальной жшнедея-
39
тельности человека необходимо ритмическое единение его с природой. Многие принципы ритмической организации материала - симметрия, равновесие, стабильность - являются едиными для природы и
человеческого творчества. И здесь на помощь приходит дизайн, который, возникнув в сфере производства, сегодня распространился и на
оформление среды обитания. Красота современного жилья теперь характеризуется не количеством расставленных в комнате вещей, а правильным ритмом сочетания их форм, материалов, цветов, линий. Сегодняшнее жилище отличается многофункциональностью вещей, которые становятся раскладными, что постоянно меняет ритм интерьера,
нарушая внутреннюю организацию. Не в этом ли причина необъяснимой нестабильности нашего настроения?
Ритм структурного оформления пространства связан с композицией - средством достижения из множества элементов ритмического
единства формы и содержания, рождения целостного образа, создания
порядка, противостоящего хаосу. Симметрия и контраст - важнейшие средства композиционного ритма. Характерным для нашего сознания является предпочтительное восприятие окружающих нас предметов с правильной формой, симметричных. Современное городское
пространство полиритмично, и наряду со структурным однообразием
оно обладает множеством ритмических линий, сочетание которых порой запутано и непредсказуемо. Чаще стал встречаться ритм асимметричный и нерегулярный, что вызывает чувство нестабильности, неуверенности. Равно как рассогласованность физических ритмов организма
человека очень опасна для его здоровья, аритмичная среда серьезно
сказывается на его психике. Из всех средств пространственной композиции ритм наиболее соединен с психофизиологией восприятии. Еще
более воздействует на подсознание ритм исполнительских искусств.
§3 «Исполнительские искусства и ритм» (с. 259-273) напоминает, что само определение ритма в искусстве прежде всего связано с
музыкой и поэзией, для которых ритм является основным характерным
признаком. Исследователи отмечают огромную силу эмоционального
воздействия поэзии (Л. Миллер) и музыки (А. Ф. Лосев, Э. Т. А. Гофман, С. М. Волконский), а также большую запоминаемость их ритма
для нашего мозга: ритм остается в памяти даже тогда, когда слова или
мелодия забыты. Ф. Тернер и Э. Пеппель установили технику воздействия стихотворного ритма на мозговые механизмы: метрические
ритмы, повторяющиеся из строки в строку, совпадают с трехсекундными ритмами мозга, облегчая обычную для него разбивку поступающей информации на ритмические порции. Но интенсивность влияния
музыки на человека еще сильнее. Важнейшей в ней является динамика
40
развития, основополагающее значение для которой имеет тяготение неустойчивости к разрешению в устойчивость (Б. Л. Яворский). Волшебная сила музыки во многом обусловлена тем, что ритмическая упорядоченность музыкальной ткани произведения организует и ритм его
восприятия. Упорядочивание во времени с помощью ритма доказывает, что музыка есть антиэнтропийная система, в которой совершается
непрерывный процесс организации. По мнению В. К. Суханцевой, музыка существует в комплексе таких свойств времени, как а) антиэнтропийпость, осуществляющая конструктивно-смыслообразовательную функцию соотнесения закономерностей развития реальности и адекватных
им закономерностей развития художественной формы; б) целостность, обусловливающая иерархическое строение музыкальной формы, которое предполагает различные уровни соподчиненности; в) конструктивность, вытекающая из целостности; г) обратимость, позволяющая перципиенту переживать звуковые события как изменяющиеся
и устанавливать логику этого изменения. В качестве носителя музыкального смыслообразования Суханцева называет ритмо-инпюнсщионный
комплекс (РИК) - неделимую музыкальную целостность, закреплённую эмоцию, перешедшую в процессе социальной и художественной
истории в знак культуры.
Но гипнотическая сила музыки имеет и социальные основания,
которые анализируются в §4 «Социологические аспекты воздействия
музыкального ритма» (с. 273-282). В видовом разнообразии искусства
музыка занимает особое место в связи с ее огромной популярностью.
Сегодня музыка становится все более доступной, благодаря обилию
аудио- и видеотехники. Немецкий философ и социолог XX века
Т. В. Адорпо выделил различные типы слушателя музыки: 1) эксперт;
2) хороший слушатель; 3) образованный слушатель; 5) статичный
слушатель; 6) слушатель джаза; 7) самый многочисленный - расценивающий музыку лишь как развлечение. Подавляющее большинство
слушателей предпочитает «легкую» музыку, прототип которой - шлягер. Его отличительной чертой является однотипность интонаций,
гармонии и ритма. Существует и совершенно особая разновидность
«легкой» - современная молодежная музыка, играющая в молодежной
культуре своеобразную группообразующую роль: вокруг нее концентрируются способы самовыражения, характерные образцы поведения и
взаимоотношений, имиджи, лексиконы, символы, элементы материальной культуры. Одна из причин ее успеха - доступность для восприятия и для исполнения. Много лет модной остается рок-музыка. Ее
особенностью является гипертрофия ритма, который выделяется на
первый план на фоне примитивной мелодии и однообразной гармонии.
41
Факт воздействия тяжелого ритма и повышенной громкости на весь
организм, влияние их на психофизиологическую сторону восприятия,
что сопровождается отключением механизмов сознательной деятельности, неоднократно доказан (Ч.Дюренс, А. И. Кричевец, А. И. Сохор).
Из всех музыкальных элементов ритм является наиболее физическим,
способным оказывать влияние не только на сознание, но и на тело. И
тогда из источника эстетического восприятия и воспитания музыка
становится объектом физического и чувственного опыта. Прекрасное
искусство музыка, еще со времен античности наделявшееся благотворными, исцеляющими свойствами, призванными нормализовать
ритм функционирования человеческих органов, теперь может разбалансировать ритм работы его психики.
Мы убедились, что человек является единой ритмически организованной системой: все процессы, происходящие в его организме, сбалансированы и подчинены определенным ритмам, рассогласованность
которых (десинхроноз) приводит к болезненным изменениям в организме. Показатель состояния здоровья - биоритмы - находятся в непосредственной зависимости от космической цикличности. Работа мозга также характеризуется ритмичностью и направлена на упорядочивание получаемой человеком информации, более того: для нормального
функционирования сознания необходима согласованность воспринимаемых ритмов, иначе человек подвержен расстройствам психики,
растерянности, неуверенности, пессимизму. Существуя при условии
ритмичной работы организма, люди выступают и создателями ритмов, которые обладают свойством положительного или отрицательного воздействия на своих творцов. Структурирование пространства как
в художественной, так и в нехудожественной культуре базируется на
ритме. С помощью ритма упорядочивается время в исполнительских
искусствах, совершается непрерывный процесс его организации, но
непосредственное воздействие ритма, особенно музыкального, настолько сильно, что может привести к непредсказуемым результатам: влияние его на психофизиологическую сторону восприятия способно вызвать отключение механизмов сознательной деятельности.
Необходимым стало воспитание музыкально-эстетической культуры
как условия восприятия человеком мира - его бытия.
Глава 7 «Культура человека - возможность упорядочивания
ритмической дисгармонии» состоит из трех параграфов. $7 «Культура как ритм, соединяющий биологическое и социальное начала в
человеке» (с. 284-293) констатирует, что человек вышел за пределы
своей биологической сущности и построил собственный мир - культурный. Сохранив все качества биологического вида, он изменил свое
42
назначение: в социокультурной сфере он превратился в индивидуальность, в личность, творца исторического события, создателя художественной культуры. При всем том он остался существом природным, ее
частью, связанной с ней как физически, так и духовно. Однако цивилизация сегодня выявляет непосильные нагрузки на биосферу, имеющую свои законы развития, свою внутреннюю самоорганизацию, благодаря которой в природе устанавливается равновесие. Ныне ритмическое равновесие в биосфере нарушено, что повлекло за собой экологический кризис, вызвавший биологические проблемы. Налицо и социальные причины ухудшающегося состояния людей: углубляющиеся
деструктивные процессы в обществе, духовная напряженность, психологические стрессы, понижение жизненного тонуса. Современное общество, рождающее множество рисков во всех сферах жизнедеятельности общества - экономической (техногенные катастрофы, промышленные аварии), политической (конфликты между странами и внутри
стран), социальной (преступность, наркомания, безработица, рождающие комплекс вины, страх, конфликты, неврозы, риск одиночки), превращается в «общество риска» (У Бек). Развитие компьютерных технологий и Internet, упрощающие социальную коммуникацию, производит, однако, новые социальные риски, как, например, социальная обособленность, виртуальная изолированность, хакерство. Характерной
особенностью современного общества стала тотальная рационализация, МакДонализация (Дж. Ритцер), становящаяся источником множества социальных рисков, главный из которых - дегуманизация общества и индивида. Медики и психологи поднимают вопрос об адаптивной саморегуляции состояний человека- стремлении к сохранению
устойчивости, стабильности как жизненных функций, так и деятельности в среде обитания. Для этого необходима согласованность природных, социальных и культурных ритмов с ритмами человека. Человек
является творцом культуры, посредством которой он реализует себя в
обществе, а она, в свою очередь, изменяет и облагораживает его, создает условия для наибольшего раскрытия его потенциальных возможностей. Культура ритмизует динамичный, приобретающий все новые и
новые формы процесс взаимодействия биологического и социального.
Свои природные качества человек постоянно приспосабливает к культурным потребностям существования в обществе, преобразование же
биологического в социальное осуществляется в нем с учетом его индивидуальных природных задатков, которые он воплощает в образцах
материальной культуры. Культура выступает как а) синергизатор противоречивых ритмов; б) форма защиты от деструктивных процессов;
в) главное отличие собственно человеческих форм жизнедеятельности
43
от сугубо природных, как антропонесущий фактор исторического развития в его основных видах и формах: экономической, политической,
социальной; г) определитель меры их человекосообразности.
Природа - социум - культура - человек неразделимы в едином
ритме бытия: исходным пунктом существования индивида выступает
природа, над которой надстраивается социально-культурный мир.
Антропосу жизненно необходима экологическая культура, только она
может позволить человеку включиться со своим миром в естественный
ритм бытия. Ее основа - нравственность.
§2 «Сочетание противоречивых ритмов в экологической природе человека» (с. 294-305) обращается к творчеству американского
философа XX века Э. Фромма, указывавшего на биологическисоциальную двойственность человека. Внутри него вдруг может разрастись природный ритм, и тогда он способен вернуться к первобытному состоянию, а может возобладать и ритм культурный, подпитанный нравственностью. В человеке постоянно присутствует ритмическое единство добра и зла, и когда оно находится в равновесии, индивид способен сделать выбор, идти ему вперед или назад, при условии
глубокого осознания им ситуации и наличия чувства ответственности
за свои поступки. Но если его сердце ожесточено, он теряет эту свободу выбора и попадает в лапы зла, которое живет в каждом из нас. Образование сегодня не дает учащимся сведений о самих себе, о противоречивом ритме, лежащем в самом основании внутреннего мира человека. В образовательной системе двухполушарный ритм мозга совершенно не учитывается. Явно выражен дисбаланс между логической, рационализированной информацией и недостаточностью художественно-образных форм. Такой перекос приводит к тому, что человек начинает развиваться однобоко, внутренний мир его обедняется,
истинное искусство перестает его интересовать, и он уже не в состоянии отличить, прекрасное от безобразного. СМИ наводнены фильмами
ужасов, боевиками, эротикой, стандартными идеями и конфликтами,
клонированными сюжетами, тиражированными элементами опасности, насилия, секса. СМИ играют ведущую роль в направлении моды,
которая может быть по праву названа ритмическим стержнем массового вкуса. Наряду с рационализацией художественной культуры возникла мода на иррациональное, которое, становясь внекультурным,
рождает хаотизацию сознания. Необходимо организовать внутренний
мир человека, сделать ритм его существования размеренным и стройным. Единственный путь сохранения и развития человеческой цивилизации (Д И. Дубровский) - быстрейший выход из экологического кризиса, а этому способно помочь дальнейшее развитие информационного
44
общества, и, прежде всего, успехи в познании человеком биологической самоорганизации, обусловливающей укрепление физического и
психического здоровья как личного, так и всего человечества. Есть
сегодня интересные движения по этому пути. Молодая наука ортобиотика направлена на сохранение здоровья, жизненного оптимизма,
разумного образа жизни, цель которого - в корреляции ритмов организма с ритмами окружающей среды.
Каждый человек обладает своим собственным ритмом, управление которым дает возможность отлично контролировать внутреннее
состояние. Можно даже распознать внутренний ритм другого человека
и научиться воздействовать на него. И здесь мы вновь сталкиваемся с
проблемой духовной сущности индивида: способность управления
внутренним ритмом людей может превратиться в опаснейшее оружие,
если оно попадет в руки человека злого. Что же делать для того, чтобы
в индивиде взяло верх добро? Тут уместно вспомнить истину, понятую
еще древними людьми: добро неотделимо от красоты, а значит, от
эстетического. Искусство, которое само есть красота, порождает и любовь к человеку. Именно поэтому сегодня чрезвычайно актуально
формирование эстетической культуры.
В §3 «Организация человека с помощью эстетической культуры» (с. 305-314) отмечается, что эстетическая культура, как и культура
вообще, выступает в огромном множестве своих ипостасей. Она пронизывает все участки культуры. Завершающим звеном эстетической
культуры является сложная эстетическая культура личности, включающая и уровень способности ценностно воспринимать, переживать
и осмысливать действительность, и показатель интеграции человеческих качеств и способностей в единое целое, и формирование внутреннего мира в его целостности, и совокупность ценностных ориентиров личности в ее взаимоотношениях с миром. Но социологи и эстетики обеспокоены серьезной проблемой современности, требующей
срочных и радикальных мер - дефицитом эстетической культуры.
Крайне значимым стало эстетическое воспитание, так как недостаток
эстетически грамотных людей ощущается во всех сферах, даже в самых верхних - управленческих. Искусство является важнейшим орудием воспитания эстетического вкуса, без которого мы не можем говорить о развитой эстетической культуре человека. Формирование его
связано с эстетическим образованием, включающим получение знаний
о художественных произведениях, об их создателях, о различных исторических эпохах и художественных направлениях, развивавшихся в
рамках этих эпох, то есть знаний в области истории художественной
культуры, а также в области теории искусства. Но этого недостаточно.
45
Необходимо общение с искусством, постоянный процесс восприятия
художественных ценностей, что порождает эстетическую потребность обязательный компонент внутренней эстетической культуры.
Искусство оказывает наиболее сильное воздействие на человека
именно в молодости, так как в этот период оно является для него моделью действительности. Сказываясь незаметно и подспудно, оно обнаруживает влияние на эмоционально-нравственный мир молодого
человека, формируя мировосприятие личности так, что это представляется индивиду результатом его собственного опыта. Именно искусство есть самый яркий источник и выразитель ритма, наиболее просто
узнаваемого на первый взгляд, но необыкновенно сложного по сочетанию в единстве стройной размеренности с полиритмией и аритмией.
Обобщая материал седьмой главы, мы замечаем, что, несмотря на
высокий уровень развития техники, человек остался неотъемлемой частью природы. Широкий научно-технический прогресс, урбанизационные, цивилизационные, милитаристские процессы привели к разрушению биосферы, что грозит не только здоровью людей, но и самому их
существованию на Земле. Необходима ритмическая корреляция единой структуры: личность - общество - природа. Процесс взаимодействия биологического и социального ритмизуется лишь с помощью
культуры, необходимой частью которой является экологическая культура, включающая экологию человека. В индивидууме постоянно присутствует ритмическое единство рационального и иррационального,
созидательного и разрушительного, и для того, чтобы выбрать верный
путь, мы должны владеть знаниями об особенностях своей натуры.
Характеристикой современной культуры и морального облика нашей
молодежи стала бездуховность, что обусловлено целым рядом объективных и субъективных факторов, важнейшим из которых выступают
СМИ, не способствующие воспитанию нравственной культуры населения, насаждающие жестокость, агрессию, страх, откровенный разврат. Адаптация человека к среде всегда содержала существенный момент включения, координирования процессов жизни (жизнедеятельности) в определенный ритм, оптимизацию согласований ритмов - временных характеристик соотношений различных сфер. Одной из особенностей российского менталитета является то, что дезорганизация,
несогласованность, индивидуальные анархия, эгоцентризм, обособление от ритмов жизнедеятельности мира всегда оценивались близко к
состоянию отождествления свободы со своеволием, преодолению отчуждения, а подчас и культивировались. Правда, порой эти качества
выступали как поиск инноваций, осознание недостаточности старых
форм организации социальных или культурных процессов. Но назван-
46
ные формы нерациональной, неорганизованной свободы скорее ведут
к хаосу, деструкции, беспределу. Аномальное развитие людей во многом объясняется недостаточным общением с Прекрасным, с искусством, порождающим любовь к человеку. Значит, жизненно необходимым становится формирование эстетической культуры. Выступая в
различных формах, эстетическая культура пронизывает все участки
культуры, объединяя духовную и материальную ее части посредством
эстетической культуры личности, формируемой при помощи эстетического воспитания.
В Заключении обобщается изложенный материал. Автор отмечает, что проведенное исследование представляет собой попытку раскрыть понятие ритма, его роль в организации жизнедеятельности и
развитии разных систем бытия; вскрыть огромное множество противоречивых ритмов, в вихре которых закручен антропос, в их одновременном функционировании; показать процессы противоречивости
структурирующих, развивающих и организующих ритмов с ритмами
деструкции и разрушения; доказать безотлагательную необходимость
их корреляции для дальнейшего существования человека и всего человечества. Пока подобные проблемы рассматриваются в литературе
частично, хаотично, что не дает целостного представления: а) о современной ситуации бытия человека в мире; б) о возможных рисках, связанных с распадом ритма системы или разрушительным взаимодействием противоречивых ритмов.
В диссертации был поставлен акцент на том, что синергизатором
разнонаправленных ритмов является культура. Однако она может
иметь различное содержание, в связи с чем способна обладать противоположными качествами. Например, массовая культура, безусловно,
не ведет к коэволюции и не может выступать синергизатором. Культура толерантности и коэволюции, основой которой является согласованность содержания и ритмов построения процессов, их связи и взаимодействия, начинается с образования. Сегодня образовательная система не охватывает ритмичной подготовки человека к организованному, упорядоченному, здоровому образу жизни. Возможно, причина
этого в том, что в России ритм редко выступал как ценность, характеризующая оптимальное и гармоничное течение процессов, за исключением ритма согласованного коллективного труда, который, кстати,
ныне претерпел значительные негативные изменения, связанные с неорганизованностью и безответственностью.
Проблема и в том, что еще не создано системы логической упорядоченности процессов ритмизации, нет опоры на изначальную, исходную, нормативно-ценностную категорию - меру. Мера изменчива, не47
постоянна, поэтому и общество, и человек, находясь в развитии, ищут
свою меру на каждом этапе формирования. Ритмология как философское направление и как концептуальная область исследования, связанная с различными предметами бытия, только начинает складываться.
Много частных вопросов поднимается в различных областях знания,
но обобщение и осмысление, безусловно, отстают. Первым этапом
этого пути, на наш взгляд, является осуществление грамотного и четкого описания, только на основе которого возможно построение анализа и обобщения. Автор вполне осознает, что пока эти стороны представлены неравномерно.
Исследуемая тема настолько всеобъемлюща, что ограничение ее
рамками данной работы невозможно. За пределами диссертации остались такие глобальные ритмы, как ритмы различных религий, изучение которых вполне заслуживает того, чтобы стать темой отдельного
серьезного исследования. Параметры работы не позволили охватить и
астрологические ритмы, интересные тем, что сама астрология, гранича
с космологией и космогонией, представляет собой самостоятельную
область человеческой деятельности. Да и те ритмы, которые были
включены в исследование, имеют беспредельные возможности для
продолжения их изучения. Многообразные формы ритмов социокультурной среды, их взаимодействия и взаимосвязи, ритмы развития семьи, отношений между людьми - темы дальнейших изысканий автора,
чья работа над проблемами ритмов будет продолжена.
Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:
1. Ритм как культурно-антропологический феномен: Монография. - М . :
ИФРАЫ, 2003. - 176 с. (11,06 п. л.)
2. Категория «Ритм» в культуре: Мегодологические аспекты: Монография. - Тамбов: ТГУ, 2003. - 163 с. (7,92 п. л.)
3. Эстетика: Учебное пособие. -Тамбов: ТГУ, 2003. - 155 с. (9,07 п. л.)
4. Теория и практика формирования эмоциональной культуры личности
музыканта-исполнителя (на материале джазового репертуара): Учебное пособие. - Тамбов: ТГУ, 1998. - 48 с. (3 п. л.) (в соавт.)
Публикации в журналах из перечня ВАК,
материалы Международных и Всероссийских научных конференций
5. Ритмология в эстетическом воспитании как важнейший компонент
культуры Серебряного века // Педагогическое образование и наука: Научнометодический журнал. - 2002. - № 2. - М.: МАНПО. - С. 65-69.
6. Жизнь как ритмически упорядоченное движение в пространствовремени // Вестник ТГТУ: Четырехъязычный научно-теоретический и прикладной журнал широкого профиля. - 2003. - Том 9. - № 4. - Тамбов: ТГТУ. С. 774-781. (в соавт.)
48
7. Цикличность ритмов исторического времени // Личность. Культура.
Общество: Междисциплинарный научно-практический журнал социальных и
гуманитарных наук. - 2003. - Спец. вып. 1-2 (19-20). - М.: Институт человека
Р А Н . - С . 142-150.
8. Эстетическое переживание в процессе формирования эстетического вкуса // Эмоциональная культура музыканта: Прошлое, настоящее, будущее: Материалы международной научной конференции. - Тамбов: ТГУ, 1999. - С. 27-29.
9. С. М. Волконский об искусстве // Культура и образование на рубеже
тысячелетий: Материалы Междунар. научно-практич. конф. - Тамбов: ТГУ,
2000. - С. 74-76.
10. Эстетические основы исполнительского искусства // Творчество как
фактор формирования личности: Материалы 2-ой Междунар. науч. конф. Тамбов: ТГУ, 2001.-С. 50-52.
11. Проблемы музыкально-ритмического воспитания // Музыкальноэстетическое образование в социокультурном развитии личности: Материалы
1-ой Международной межвуз. науч.-практич. конф. - Том 2. - Екатеринб)рг:
УрГПУ,2001.-С. 153-154.
12. Музыкально-ритмическое воспитание - необходимое условие внутренней организации человека // Модернизация образования в сфере культуры
и искусства: Материалы Междунар. науч.-практич. конф. - Тамбов: ТГУ, 2003. С. 289-291.
13. Ритм как необходимый компонент музыкального хорового искусства //
Народно-певческая культура: региональные традиции, проблемы изучения,
пути развития: Материалы Междунар. науч.-практич. конф. - Тамбов: ТГУ,
2002.-С.47-51.(всоавт.)
14. Художественное пространство и время как интегрирующие предметы
содержания интенсивного музыкально-хорового обучения в школе//Там же. С.217-220.(всоавт.)
15. Влияние космических ритмов на физическое здоровье и учебный
процесс // Личность студента в образовательно-развивающем пространстве
физической культуры: Тезисы докладов. Всероссийская науч.-практич. конф. М:МАНПО, 2 0 0 3 . - С . 106-111.
16. Ритм рационального и иррационального как основа творчества в
культурфилософском наследии А. Шопенгауэра и Ф. Ницше // Культурология.
Интеллектуальный потенциал культурологии: Материалы Междунар. науч.
конф. - Тамбов: ТГУ. 2003. - С.66-72.
17. Ритм интеллектуального и энергетического единства человека и космоса в культурном пространстве нетрадиционного естествознания // Там же. С. 94-98.'(всоавт.)
18. Естественнонаучные основания музыкального искусства// Культурное пространство России: Проблемы и перспективы развития; Материалы междунар. научно-практич. конференции. - Тамбов: ТГУ. 2004. - С. 380-385.
19. Дизайн в организации окружающего пространства// Проблемы государства, права, культуры и образования в современном мире: Материалы Всероссийской научно-практической интернет-конференции. - Тамбов: ТГУ,
2 0 0 4 . - С . 278-281.
49
Публикации в прочих изданиях
20 Портреты интеишенции (Философские воззрения С М Волконского) // Феномены провинции Проблемы интеллигенции Межвуз сб науч
трудов - В ы п 4 -Тамбов ТГУ, 1996 -С 43-48
21 О взаимодействии м>зыкальиого ритма и хореографии в эстетических исследованиях С М Болконского // Пароцное танцевальное искусство и
проблемы возрождения отечественной кутьтуры Материалы Межвуз науч
конф -Тамбов ГГУ, 1997 -С 81-83
22 К вопросу о воздействии ритма музыки на человека // Державинские
чтения Материалы науч конф преподавателей и аспирантов - Тамбов ТГУ,
1998 -С 74-75
23 Проблема исполнительских видов искусства в эстетических исслетованиях Сергея Волконского // Музыкальное воспитание Опыт, проблемы, перспективы Межвуз сб пауч трудов -Вып 3 -Тамбов ТГУ, 1998 -С 49-56
24 Хазрат Инайяг Хаи о музыкальном искусстве как выражении космическою ритма // Актуальные пробюмы информационно-методического обеспечения образования в сфере культуры и искусства Материалы Региональной
научно-практической конференции - Тамбов ИПКРО, 2002 - С 3-4
25 Музыка как основа ритмической организации человека // Державинские чтения -2002 -С 109-111
26 Синтетический язык музыки и ритма в художественной культуре
русско! о симво шзма // Языки и смыслы кулыуры Сб науч фудов - Тамбов
ТГУ, 2003 -С 39-45
27 Феноменология и постстр^ктурализм о ритме человеческого бытия //
Вестник ТГУ Журнал Тамбовского государственного университета имени
Г Р Державина Серия Гуманитарные науки - 2003 - Вып 1 (29) - Тамбов
ГГУ -С 22-30
28 Об антропологических константах космической ритмологии // Там
же - В ы п 3 ( 3 1 ) , 2 0 0 3 - С 112-115 (всоавт)
29 Ритм и метр в эстетике Аристотеля // Державинские чтения - 2003 С 175-176
30 Ритм в художественной купьт>ре первобытных нодей // Там же 2004 -С 90-91
31 Ритмические первоосновы человека и общества в научной к)льт>ре
Серебряного века // Философские исследования - М ТОО «Типография
ПЭМ»,2004 -№ 1 (34) -С 187-190
32 Ригмология в философско-религиозном космизме Серебряно! о века //
Там же -С 201-211
33 Человек в сложной структуре современных ритмов // Научный вестник Вып 1 -Тамбов,2004 -С 121-140
34 Музыка 1ьиый ритм в эстетическом воспитании юношества// Семья в
России -2004 №2 -С 40-49
35 Ришы материи и всетенной в естественнонаучной картине мира //
Весiник 1ГУ - В ы п 2 (34),2004 -Тамбов ТГУ -С 93-100 (всоавт)
50
Подписано в печать 14.10.2004 г. Формат 60х84/1б. Объем - 2,9 п.л. Тираж 100 экз. Заказ № 1261. Бесплатно. 392008, Тамбов, ул. Советская, 181а. Издательство ТГУ им. Г. Р. Державина.
Скачать