Загрузил Tamara Shkliar-Buzyl

Эмоции человека

Реклама
Кэррол Э. Изард
Эмоции человека
ния, которые я делил с моими психотерапевтическими пациен-
тами - людьми, требующими от нас развития науки об эмоциях,
которая улучшит многие важные службы, связанные с помощью
человеку.
Младенцы и дети являются величаишими учителями для
исследователя эмоций. Никогда не бывает эмоций более очевид-
ных, чем ка лицах молодежи, и нет ситуации, более убедитель-
ной и решающе важной для эмоциональной коммуникации, чем
взаимоотношения младенца и заботящегося о нем человека или
младенца и родителей. Я, несомненно, получал огромную пользу
от таких взаимоотношений и от постоянной дружбы с Калом,
Камиллой II Эшли. Я благодарю их, всех детей, родителей и вос-
питателей, которые приняли участие в моем исследовании.
Часть работы над этой книгой была поддержана Столетней
Корпорацией Вандербильтского университета и средствами Юни-
дельского фонда. Доротти Тнмберлейк, Виктория Воффорд, Ани-
та Филдс, Элзи Конте, Барбара Паркер и Дон Донинг оказали
бесценную помощь в подготовке рукописи. К каждому из них
относится моя искренняя благодарность.
ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И В НА УКЕ
2 данной главе представлен материал, касающийся двух обшир-
ных вопросов: что такое эмоции и что такое процессы, описы-
вающие возникновение эмоций и их функции? Каково место эмо-
дий в жизни и науке?
Существует ли необходимость изучать эмоции? Имеется ши-
рокий диапазон научных точек зрения на природу и значение эмо-
дий. Некоторые исследователи (например, ОпПу. 1962) полагают,
что в рамках науки о поведении можно обойтись вообще без
понятия <эмоция>. Эта исследовательница, так же как и другие
(например, Ьт(351еу, 1957), считает, что понятие активации, или
возбуждения, (агоиаа}) имеет значительно большую объяснитель-
яую силу, и в то же время менее запутанно, чем терминология,
описывающая эмоциональную сферу. Другие же (Топтктй. 1902,
1963; 1гагс1, 1971, 1972) утверждают, что эмоции образуют пер-
вичную мотивацнонную систему человека. Есть и представление
о том, что эмоции - лишь преходящий феномен, хотя иногда
утверждается, что люди всегда в некоторой степени испытывают
какую-либо эмоцию, или же что не существует действий и по-
ступков без аффекта . Ряд ученых
придерживаются того мнения, что большая часть эмоций разру-
шает II дезорганизует поведение, являясь основным источником
психосоматических заболеваний . Данные же других авторов показы-
вают, что эмоции играют важную роль в организации, мотивации
и подкреплении поведения
Некоторые исследователи сводят эмоции к проявлению висцеральных
функций, к деятельности структур, иннервнруемых
Маурер, Томкинс и автор данной книги, хотя и различаясь
в некоторых теоретических тонкостях, сходятся на том, что имен-
но аффект, рожденный из опыта (или, говоря словами Маурера,
из внутреннего субъективного поля), обеспечивает наличное мо-
тивационное состояние, которое, в свою очередь, изменяет, конт-
ролирует и направляет поведение от одного момента к другому.
Все возрастающее число теоретиков и экспериментаторов (напри-
мер, обогащают наше понимание мотивационного и
адаптивного значения дифференцированных аффектов.
Несмотря на значительные расхождения по вопросу природы
и значения эмоций, теоретические и практические достижения
последнего десятилетия превратили этот раздел в полноправную
область научных исследований. Вопреки различным взглядам
ученых, в сущности все люди (включая ученых) соглашаются
с тем, что они испытывают радость и печаль, гнев и страх и что
они знают разницу между этими эмоциями и разницу в том,
как они переживаются и как они ими выражаются. Но сколько
людей точно ответит на эти основные вопросы? Что же в сущ-
ности представляют собой эмоции, как они на нас влияют, как
они воздействуют на другие аспекты нашей жизни?
Что такое эмоции?
Большинство вопросов, поднятых в данной главе, включая
вопрос определения эмоции, будет затрагиваться по ходу всей
книги. Цель данной главы - представить конспективные ответы
или комментарии, т. е. дать некоторый общий обзор проблемы.
Как определяются эмоции? В большинстве теорий экспли-
цитно или имплицитно допускалось, что эмоция - это не простой
феномен. Целостное определение эмоции должно принимать во
внимание три аспекта или компонента, характеризующие это
явление: а) переживаемое или осознаваемое ощущение эмоции;
б) процессы, происходящие в нервной, эндокринной, дыхатель-
ной, пищеварительной и других системах организма; в) поддаю-
щиеся наблюдению выразительные комплексы эмоции, в частно-
сти те, которые отражаются на лице.
Как возникают эмоции? Большинство людей знает, какого
рода условия и ситуации интересуют их, вызывают отвращение,
заставляют ощущать гнев или чувство вины. Практически каж-
дый человек испытывает интерес, наблюдая прогулку астронавта
в космосе, отвращение - видя грязь в туалете, гнев - будучи
грубо оскорбленным и вину - уклоняясь от ответственности за
ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И НАУКЕ
близких. Таким образом, в целом люди знают, что именно при>
вело к появлению тех или иных эмоций. (Однако ученые не при-
ходят к соглашению относительно того, как именно возникает
эмоция. Некоторые утверждают, что эмоция - это совместная
функция физиологически возбуждающей ситуации, ее оценки и
отношения субъекта к этой ситуации. Такое толкование казуаль-
ных процессов связано с когнитивной теорией эмоций (например,.
. Некоторые теоретики-когнитивисты (например,
описывают оценку как тщательно разра-
ботанный набор познавательных процессов (состоящий из пер-
вичной, вторичной и третичной оценок), хотя Арнолд 1960а, б) определяет оценку как в основном интуитивный авто-
матизированный процесс.
Рассматривая проблему на неврологическом уровне, Томкинс.
(Тот1\та, 1962) утверждает, что эмоции вызываются изменения-
ми плотности нейронной стимуляции (буквально количеством.
нейронов, возбуждаемых в единицу времени). Эта весьма убеди-
тельная теория тем не менее мало что говорит относительно при-
чин или условий (на сознательном уровне), которые приводят
к этим изменениям нейронной стимуляции. Однако предположе-
ния автора о том, какой круг причин способен изменять плот-
ность или уровень нейронной стимуляции и вызывать эмоцию,
значительно опережает представления сторонников когнитивной
теории. Томкинс считает, что изменения в нейронной стимуля-
ции и, далее, возникновение эмоций могут происходить как.
результат естественного высвобождения побуждения, образа
или другой эмоции. Предположительно, любой из этих фено-
менов может вызвать эмоцию без вовлечения оценочных процес-
сов.
Как Томкинс 962), так и Изард подчеркивали важную роль, которую могут играть восприятие
и знания в возникновении эмоции, но они также указывали и на
возможность их взаимовлияния, т. е. тех важнейших влияний,
которые могут оказывать эмоции на процессы восприятия и по-
нимания. Различия между физиологически-активационно-когнн-
тивной моделью и нейросенсорной моделью возникновения эмо-
ции имеют важное применение в науке об эмоциях. Например,
первая подчеркивает роль автономной нервной системы и симпа-
тического возбуждения и характеризует эмоцию в основном как
реакцию или ответ (преимущественно как ответ, который следует
из когнитивных процессов). Нейросенсорная модель главную
роль отводит соматической нервной системе и электрическому
возбуждению коры и эмоцию определяет как организованный
процесс, имеющий значимые эмпирические и мотивационные ха-
рактеристики. Она подчеркивает важность влияния эмоции на
восприятие и понимание, хотя признает реципрокную природу
ГЛАВА 1
ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И НАУКЕ
Маурер, Томкинс и автор данной книги, хотя и различаясь
в некоторых теоретических тонкостях, сходятся на том, что имен-
но аффект, рожденный из опыта (или, говоря словами Маурера,
из внутреннего субъективного поля), обеспечивает наличное мо-
тивационное состояние, которое, в свою очередь, изменяет, конт-
ролирует и направляет поведение от одного момента к другому.
Все возрастающее число теоретиков и экспериментаторов (напри-
мер,
) обогащают наше понимание мотивационного и
адаптивного значения дифференцированных аффектов.
Несмотря на значительные расхождения по вопросу природы
и значения эмоций, теоретические и практические достижения
последнего десятилетия превратили этот раздел в полноправную
область научных исследований. > Вопреки различным взглядам
ученых, в сущности все люди (включая ученых) соглашаются
с тем, что они испытывают радость и печаль, гнев и страх и что
они знают разницу между этими эмоциями и разницу в том,
как они переживаются и как они ими выражаются. Но сколько
людей точно ответит на эти основные вопросы? Что же в сущ-
ности представляют собой эмоции, как они на нас влияют, как
они воздействуют на другие аспекты нашей жизни?
Что такое эмоции?
Большинство вопросов, поднятых в данной главе, включая
вопрос определения эмоции, будет затрагиваться по ходу всей
книги. Цель данной главы - представить конспективные ответы
или комментарии, т. е. дать некоторый общий обзор проблемы.
Как определяются эмоции? В большинстве теорий экспли-
цитно или имплицитно допускалось, что эмоция - это не простой
феномен. Целостное определение эмоции должно принимать во
внимание три аспекта или компонента, характеризующие это
явление: а) переживаемое или осознаваемое ощущение эмоции;
б) процессы, происходящие в нервной, эндокринной, дыхатель-
ной, пищеварительной и других системах организма; в) поддаю-
щиеся наблюдению выразительные комплексы эмоции, в частно-
сти те, которые отражаются на лице.
Как возникают эмоции? Большинство людей знает, какого
рода условия и ситуации интересуют их, вызывают отвращение,
заставляют ощущать гнев или чувство вины. Практически каж-
дый человек испытывает интерес, наблюдая прогулку астронавта
в космосе, отвращение - видя грязь в туалете, гнев - будучи
грубо оскорбленным и вину - уклоняясь от ответственности за
близких. Таким образом, в целом люди знают, что именно при-
вело к появлению тех или иных эмоций. (Однако ученые не при-
ходят к соглашению относительно того, как именно возникает
эмоция. Некоторые утверждают, что эмоция - это совместная
функция физиологически возбуждающей ситуации, ее оценки и
отношения субъекта к этой ситуации. Такое толкование казуаль-
ных процессов связано с когнитивной теорией эмоций (например,.
ЗсЬасЬег, 1971). Некоторые теоретики-когнитивисты (например,
Ьагагив, АуепИ, 1972) описывают оценку как тщательно разра-
ботанный набор познавательных процессов (состоящий из пер-
вичной, вторичной и третичной оценок), хотя Арнолд (Агпо1с1,
1960а, б) определяет оценку как в основном интуитивный авто-
матизированный процесс.
Рассматривая проблему на неврологическом уровне, Томкинс:
(Тот1\{п5, 1962) утверждает, что эмоции вызываются изменения-
ми плотности нейронной стимуляции (буквально количеством
нейронов, возбуждаемых в единицу времени). Эта весьма убеди-
тельная теория тем не менее мало что говорит относительно при-
чин или условий (на сознательном уровне), которые приводят-
к этим изменениям нейронной стимуляции. Однако предположе-
ния автора о том, какой круг причин способен изменять плот-
ность или уровень нейронной стимуляции и вызывать эмоцию,
значительно опережает представления сторонников когнитивной
теории. Томкинс считает, что изменения в нейронной стимуля-
ции и, далее, возникновение эмоций могут происходить как.
результат естественного высвобождения побуждения, образа
или другой эмоции. Предположительно, любой из этих фено-
менов может вызвать эмоцию без вовлечения оценочных процес-
сов.
Как Томкинс (ТотИпа, 1962), так и Изард (1гаг<3, 1971)
подчеркивали важную роль, которую могут играть восприятие
и знания в возникновении эмоции, но они также указывали и на
возможность их взаимовлияния, т. е. тех важнейших влияний,
которые могут оказывать эмоции на процессы восприятия и по-
нимания. Различия между физиологически-активационно-когни-
тивной моделью и нейросенсорной моделью возникновения эмо-
ции имеют важное применение в науке об эмоциях. Например,
первая подчеркивает роль автономной нервной системы и симпа-
тического возбуждения и характеризует эмоцию в основном как
реакцию или ответ (преимущественно как ответ, который следует
из когнитивных процессов). Нейросенсорная модель главную
роль отводит соматической нервной системе и электрическому
возбуждению коры и эмоцию определяет как организованный
процесс, имеющий значимые эмпирические и мотивационные ха-
рактеристики. Она подчеркивает важность влияния эмоции на
восприятие и понимание, хотя признает реципрокную природу
эмоционально-перцептивного и эмоционально-когнитивного взаи-
модействий.
Устойчивы или изменчивы эмоции? Приходят и уходят эмо-
ции, либо же они всегда с нами? В какой степени эмоции детер-
минированы ситуациями и условиями момента, и в какой степени
они являются устойчивыми характеристиками индивида После
работ Кэттела и Шейера и Спилбергера
многие исследователи стали описывать фено-
мен эмоции как имеющий две формы: состояние и черту. При-
ложение этой типологии к традиционному понятию тревоги
представляет собой наиболее широко известные при-
меры такого рода исследований. Существует большое количество
теоретических и практических работ, направленных на различе-
иие как значения, так и влияния <состояния тревожности> и <тое-
вожности> как черты личности. <Состояние> и <черта> разли-
чаются прежде всего по продолжительности удерживания эмо-
ции. Допускается также что <эмоциональное состояние> имеет
большую интенсивность, чем <эмоциональная черта>. <Состоя-
ние> и <черта> не различаются по качеству переживания.
В этой книге термин <эмоциональное состояние> (например, со-
-стояние гнева) будет относиться к частным эмоциональным про-
дессам ограниченной продолжительности.Эмоциональные состоя-
ния могут длиться от секунд до часов и значительно меняться
по интенсивности. Надо заметить, что в исключительных усло-
виях эмоциональное состояние высокой интенсивности может
продолжаться более длительный период времени, но тем не ме-
нее постоянная сильная эмоция или последовательность эмоцио-
нально-интенсивных эпизодов могут указывать на писхопатомо-
гию.1
Термин <эмоциональная черта> (например, такая, как <гнев-
ливость>) относится к тенденции индивида в своей повседневной
жизни весьма часто испытывать определенную эмоцию. Допол-
нительное понятие - <эмоциональный порог> (1гаг(1, 1971). Если
у субъекта низкий порог чувства вины, он, возможно испытывает
вину чаще и, таким образом, будет высоко оценивать значение
этой черты. Особенности некоторых эмоциональных черт будут
обсуждены в следующих главах.
Являются ли эмоции врожденными, или они - результат обу-
чения? Ранние работы Дарвина (Оапут, 1872, 1877) и более
современные исследования по-
казали, что эмоции, которые будут представлены в этой книге
как фундаментальные, имеют одни и те же выражения и эмпи-
рические характеристики в весьма различных обществах, на всех
континентах земного шара. Данные, приведенные в таблице 1,
могут служить доказательством того, что фундаментальные эмо-
{< ции обеспечиваются врожденными нейронными программами.
процент испытуемых, одинаково оценивших эмоциональные категории
выражений лиц на фотографиях
Культуральные (национальные) группы
[-
м 5та 333и 5:3 >ве-
0.ч<х>я5 X0СТ55
(и{ ша а,о) со1МС5 0.е: Ко.
<<Д3е31-ей а5 чЮУ<
М-896215841673650606168290168
Интерес-возбужде-84,579,282,083,077,577,266,071,2
ние
Удовольствие-ра-96,896,298,296,594,597,093,593,897979094
дость
Удивление90,581,085,581,084,285,580,279,254828893
Горе-страдание74,074,567,271,570,570,054,566,861839085
Отвращение-омерзе-83,284,573,088,078,578,287,555,861868579
ние
Гнев-ярость89,281,583,282,291,591,880,056,886827672
Стыд-унижение73,259,571,876,277,270,071,041,2
Страх-ужас76,067,084,088,883,567,567,858,271777868
Средние83,477,980,683,482,279,675,165,4
а) Данные Изарда (1гаг(1), 1971.
б) Данные о мексиканцах получены Дикки и Ноуером , 1941.
в) Данные о бразильцах, чилийцах и аргентинцах получены Экманом и Фриезеном
(ЕЬтап, Рпезеп, 1972), данные о японцах по тем же самым шести эмоциям, ко-
торые они изучали в Южной Америке, показали до некоторой степени более вы-
сокие проценты совпадения, чем те, которые получил Изард.
Однако установление факта генетической обусловленности меха-
низмов фундаментальных эмоций вовсе еще не означает того,
что любой аспект эмоций человека не может измениться с приоб-
ретением им опыта. Едва ли не (каждый может научиться подав-
лять или изменять особенности своих врожденных эмоциональ-
ных проявлений. Так, хотя врожденное выражение гнева вклю-
чает оскаливание зубов как предпосылку для кусания, многие
люди стискивают зубы и сжимают губы, стремясь как бы смяг-
чить или замаскировать внешнее проявление этой эмоции. Пред-
ставители различных социальных слоев и различных культур
обучаются совершенно различной мимике, скрывая тем самым
врожденные типы выражения эмоций. Социокультурные влияния
и индивидуальный опыт, кроме модификаций в выражении эмо-
ций, играют важную роль в определении того, что именно будет
.возбуждать эмоцию и как будет вести себя человек в этом эмо-
циональном состоянии
Используемые в этой книге термины <врожденное> и <за-
ученное> не являют собой абсолютную дихотомию. В соответст-
вии с полемикой относительно природы интеллекта Мерфи
() отмечал, что <ничто не врожденно и ничто не
приобретенно>. Большинство исследователей поведения склонны
согласиться с этим мнением, считая, что любой в сущности ответ
.или поведенческий комплекс требуют некоторой практики пли
опыта. Врожденность способов выражения эмоций должна быть
отнесена к случаям исключения из правила Мэрфи. Прототип
выражения горя (плач, например) обнаруживается уже при рож-
дении. Работы некоторых авторов показывают, что врожденный тип выражения эмоции у слепого
и зрячего ребенка одинаков, однако экспрессия слепорожденного
с возрастом обедняется. Эта тенденция к угасанию экспрессии
у слепого ребенка является в основном результатом <неупотреб-
ления>, поскольку изменения выразительных движений вокруг
глаз наиболее значимы.
Достаточно ли просто делить эмоции на положительные или
отрицательные? Ученые, как и неспециалисты, согласны, что су-
ществуют как положительные, так и отрицательные эмоции.
-Хотя эта весьма общая классификация эмоций в целом правиль-
.на и полезна) понятия положительности и отрицательности
в приложений к эмоциям требуют некоторого уточнения. Такие
эмоции, как гнев, страх и стыд, не могут быть безоговорочно
отнесены к категории отрицательных, или плохих. Гнев иногда
прямо соотносим с приспособительным поведением и еще более
часто - с защитой и утверждением личностной целостности.
Страх также связан с выживанием и, наряду со стыдом, способ-
ствует регуляции разрушительной агрессивности и утверждению
социального порядка. Неоправданный или беспричинный гнев
(или страх) обычно имеет отрицательные последствия как для
организма, так и для общества, но к этому же может приводить
и эмоция радости, если она связана с иронией или проявляется
в комбинации с возбуждением и скрытым мотивом, порождая
в итоге то, что Лоренц назвал <воинствующим
энтузиазмом>.
Вместо того чтобы попросту говорить об отрицательных п
положительных эмоциях, более точно было бы считать, что су-
ществуют такие эмоции, которые способствуют психологической
энтропии, и такие, которые облегчают конструктивное поведение.
В этом смысле будет ли данная эмоция положительной или отри-
цательной - зависит от интраиндивидуальных процессов и про-
цессов взаимодействия между субъектом и окружающей его сре-
дои, так же как от более общих этологических и экологических
факторов. Например, боязнь определенных элементов окружаю-
щей среды (полета на самолете, антибиотиков, школы) может
иметь исключительно вредные последствия. Положительная эмо-
ция интереса-возбуждения присутствует в самых различных
видах активности - от сексуального насилия до творческих уст-
ремлений.) Тем не менее из соображений удобства термины <по-
ложительный> и <отрицательный> будут использоваться для
разделения эмоций на классы, соответственно с менее вероят-
ными и более вероятными нежелательными последствиями.
Как эмоции влияют на человека?
Эмоции воздействуют на людей множеством различных пу-
тей. Одна и та же эмоция неодинаково влияет на разных людей,
более того, она оказывает различное влияние на одного и того
же человека, попадающего в разные ситуации. Эмоции могут
влиять на все системы индивида, на субъект в целом.
Эмоции и тело. В мышцах лица во время эмоций происходят
электрофизиологические изменения . Из-
менения происходят в электрической активности мозга, в крове-
носной и дыхательной системах . При сильном
гневе или страхе сердечный ритм может повышаться на 40-
60 ударов в минуту . Такие резкие изме-
нения соматических функций во время сильной эмоции указы-
вают на то, что при эмоциональных состояниях в большей или
меньшей степени включаются все нейрофизиологические системы
и подсистемы тела. Такие изменения неизбежно влияют на вос-
приятие, мысли и действия субъекта. Эти телесные изменения
могут также быть использованы при решении ряда вопросов как
чисто медицинского плана, так и проблем психического здо-
ровья. Эмоция активирует автономную нервную систему, которая
изменяет ход работы эндокринной и нервно-гуморальной систем.
Разум и тело находятся в гармонии для осуществления дейст-
вия. Если же соответствующие эмоциям знания и действия бло-
кируются, то в результате могут появляться психосоматические
симптомы
Эмоции и восприятие. Давно известно, что эмоции, как и
другие мотивационные состояния, влияют на восприятие. Обра-
дованный субъект склонен воспринимать мир сквозь <розовые
очки>. Для страдающего или опечаленного человека характерна
тенденция интерпретировать замечания других как критические.
кой-либо определенностью, и нет границ между ними и сосущест-
вующими с ними состояниями сознания> .
Идея Спенсера не оказала заметного влияния на его современ-
ников, и лишь в начале шестидесятых годов нашего века изме-
ненными состояниями сознания начали интересоваться некоторые-
ученые. Не рассматривая эмоции как измененные состояния со-
знания и не описывая ощущения во время измененных состояний
сознания на языке отдельных эмоций, они тем не менее часто
включали в свои описания определенные эмоции.
Эмоциональные состояния и в повседневной жизни часто-
рассматриваются как измененные состояния, или, более точно,..
как специфические или особые состояния сознания. Индивид, со-
вершив какую-либо нелепость, часто объясняет свое поведение,.
говоря: <я был вне себя>, или <я не помнил себя>. Любой, кто
испытал сильную эмоцию, представляет, что эмоциональное пере-
живание - это необычное состояние сознания.
Идея различных состояний сознания существует со времен-
античной философии. А с середины XIX столетия биологи пред-
полагают возможность и находят некоторые доказательства того,.
что каждое отдельное полушарие мозга контролирует совершен-
но отдельное сознание. Современный невролог Газанига заключает: <Данные указывают на то, что разделе-
ние полушарий создает две независимые сферы сознания в пре-
делах одного черепа, иначе говоря, в пределах одного организма>-
К тому мнению, что может быть больше, чем один тип или
состояние сознания, относится давняя идея о существовании
множества путей познания. В XIII столетии Роджер Бэкон гово-
рил о двух способах приобретения знания через доказательство
и через опыт. Об этих различных способах познания говорят
и некоторые современные ученые и философы . Один из этих способов, доминирующий
в современном мышлении, описывается как логический и рацио-
нальный. Другой - как познание интуитивное, не вербализуе-
мое, или <рецептивное>. Особые состояния сознания, возникаю-
щие благодаря специфическому интересу или радости, или их
некоторой комбинации, и направляют стадии интуитивного,.
невербального рецептивного познания. Определенные эмоцио-
нальные состояния организуют стадии аналитических, критиче-
ских, логических, рациональных процессов. Таким образом, эмо-
ция, как процесс постоянно взаимодействует с процессами, харак-
теризующими другие состояния сознания, что обусловливает мно-
гочисленные взаимосвязи между эмоциями и разумом. Вопросы
и положения, затронутые в этой части и относящиеся к эмоциям,
особым состояниям сознания и различным способам познания,
будут подробнее рассмотрены в главе 6.
.ЭМОЦИИ В ЖИЗНИ И НАУКЕ
Отношение области исследования эмоций
к психологии и к другим наукам о человеке
Теория и эмпирика, описанные в этой книге, соответствуют
различным подходам и областям исследования, поскольку эмо-
ции образуют поистине междисциплинарный предмет. В следую-
щих параграфах представлены различные области психологии
и некоторые естественные науки, предмет исследования которых
представляет интерес и для изучения эмоций.
Социальная психология. Социальные психологи внесли зна-
чительный вклад в изучение эмоциональной экспрессии и невер-
бальных коммуникаций, которые часто включают в себя комму-
никацию эмоциональную Ряд социальных психологов детально изучают зрительный контакт - форму
невербальной коммуникации, которая, несомненно, имеет эмоцио-
нальную составляющую. Социальные психологи сделали также немало для изучения агрессии
и обусловленного гневом поведения. Например, они эксперимен
тально продемонстрировали, что гнев может быть, а может и не
быть фактором агрессии.
Психология личности. Изучение эмоций для исследователей,
занимающихся психологией личности, не является центральной
задачей. Поэтому вклад исследователей этой области в изучение
эмоций опосредован. Многие теоретики и экспериментаторы пси-
хологии личности предпринимали широкие исследования таких
характеристик, как потребности , черты личности Я-кон-
цепция и самоконтроль . Все эти понятия включают в себя и
эмоции.
Некоторые специалисты, изучающие личность, сыграли важ-
ную роль в изучении дифференцированных аффектов пли наст-
роений. В частности, были разработаны методики ,
для оценки
настроений, которые использовались для изучения аффективных
состояний, связанных с приемом наркотиков, стрессом, психоте-
рапией и другими воздействиями, оказывающими влияние на
функционирование человека.
Клиническая психология и психиатрия. Исследования в этой
сфере имеют огромное значение для психологии эмоций, в част-
ности для изучения тревожности и депрессии. Многочисленные
примеры работ по страху и тревожности можно найти у Рэчмена
и в книгах под редакцией Спилбергера . Психоаналитическое понимание депрессии
продемонстрировано, например, в книге, вышедшей под редакцией Гейлина
. Исследование депрессии с точки зрения когнитив-
ной теории представлено Беком .
Последние исследования четко доказали, что эффектив-
ность психотерапии в значительной степени зависит от способно-
сти психотерапевта фиксировать невербальные проявления эмо-
ций. Хаггард и Айсакс показали, что эмо-
циональная экспрессия больных при психотерапевтическом
воздействии не всегда замечается даже опытными терапевтами,
сосредоточенными в основном на вербальной коммуникации.
Между тем эмоции, проявляющиеся в мимике, иногда противо-
речат тому, что больной говорит. Кроме того, выражения лица,
даже те, которые обычно легко распознаются (<макро>-выраже-
ния), часто длятся меньше секунды. <Микро>-выражения еще бо-
лее кратковременны и часто остаются незамеченными в обычном
межличностном взаимодействии. Поэтому в работе Экмана и
Фрайзена указывается на необходимость
обучения психотерапевтов <чтению> эмоциональных выражений.
Подробный анализ роли стыда и вины в нормальном разви-
тии и при психопатологии представлены Эриксоном Левисом Линдом ) и Томкинсом . Сингер соотнес диф-
ференцированные аффекты с фантазией и игрой воображения.
Лазарус рассмотрел психологические защиты
в связи с отрицательными эмоциями.
В своем обширном обзоре психогенетически обусловленных
заболеваний Данбар ссылается на значительное
количество теоретиков и исследователей-клиницистов, поддержи-
вающих мнение о том, что <эмоциональные факторы> включены
в самые разные психосоматические расстройства. Она доказы-
вает, что взаимодействие личностных факторов и <эмоциональ-
ных конфликтов> вносит свою долю в развитие психосоматиче-
ских симптомов в нервной системе, в сердечно-сосудистой, дыха-
тельной, желудочно-кишечной и фактически во всех других си-
стемах организма. Вне зависимости от того, чем обусловливают-
ся эти симптомы - эмоциями .или же мыслями и действиями
индивида, как утверждал Маурер, - несомненно прямое или
косвенное воздействие эмоций на соматику.
Однако причина многих психосоматических заболеваний мо-
жет быть в гиперактивности, несбалансированности или в других
расстройствах автономной нервной системы, поэтому необходимо
отличать эмоции от недифференцированного возбуждения, обес-
печивающего менее специфическую информацию, чем отдельная
эмоция.
Психоанализ. Психоаналитическая теория и практика сдела-
ли больше, чем какое-либо другое направление для введения по-
нятия мотивации человека в контекст наук о поведении. Фрейд
рассматривал мотивацию в терминах влечения,
комбинации мышления и аффекта. Хотя он сам не занимался
ролью дифференцированных аффектов (в частности, отдельных
эмоций), некоторыми из его последователей эта тема подробно разрабатывалась. Шехтел пересмот-
рел взгляд Фрейда на аффекты, подчеркнув их организующие и
конструктивные функции. Он также попытался соотнести аффект
с восприятием, вниманием, памятью и действием. Некоторые
современные теоретики психоанализа продуктивно используют
эмоциональные понятия , а один
из них разработал психоаналитическую теорию, ко-
торая трактует эмоции как фундаментальные мотивы человече-
ских взаимоотношений.
Этология. Исследования этологов многое дали для понима-
ния социального поведения животных, включающего как просо-
циальные, так и агрессивные составляющие. В некоторых из ран-
них этологических работ были предприняты весьма интересные
попытки соотнести поведение с мотивационнымп механизмами,
включающими и эмоциональные механизмы Современные этологи стремятся не ис-
пользовать мотивационные термины и эмоциональные понятия
и описывают поведение <объективно>. Они избегают таких ярлы-
ков, как <угрожающее лицо> и <испуганная походка> .
Например, вместо описания ребенка как сердитого
и агрессивного (даже ребенка, бьющего своего сверстника) они
описывают мимику и двигательные акты, образующие выраже-
ния гнева и агрессивности. Однако, хотя они н не используют
эмоциональные или мотивационные понятия в своем описатель-
ном анализе поведения, их работы по-прежнему являются зна-
чительным вкладом в понимание эмоций и мотивации. Недавние
этологические исследования детей, такие, как работы Мак-Грю
и Блертон Джонс , могут способ-
ствовать пониманию эмоций и эмоционально обусловленного по-
ведения в естественных ситуациях.
Неврология, нейрофизиология, физиолдгическая психология.
Некоторые весьма интересные данные были получены при иссле-
дованиях мозга и эмоций Ряд
из них указывает на специфические мозговые механизмы, обес-
печивающие переживание эмоций и их выражение. Однако сле-
дует быть осмотрительным в оценке сообщений о локализации
эмоциональных центров в мозгу. Тщательный анализ исследова-
ний в этой области указывает на то, что, хотя и существуют опре-
деленные специфические мозговые механизмы, которые в значи-
тельной мере обеспечивают эмоции, обычно эмоциональные про-
цессы вовлекают многие зоны и системы мозга. Возможно, что
весь мозг участвует в эмоциональных процессах, но некоторые
механизмы в большей степени, нежели другие, и играют разные
роли в различных эмоциях.
Работа Деглина указывает на различные роли
в положительных и отрицательных эмоциях доминантного и суб-
доминантного полушарий мозга. Работы Пейпеза , Арнолда Прибрама и Симонова (1975) важны
для понимания функционирования лимбической системы мозга
и ее взаимоотношений с эмоциями. Шварц и его сотрудники
пред-
приняли серию экспериментов по изучению эмоций и функций
полушарий мозга, а также по психофизиологии <скрытого> выра-
жения эмоций или электромиографической активности некоторых
мышц лица.
Биохимия и психофармакология. Более традиционное уча-
стие биохимии в понимании эмоций связано с анализом влияния
гормонов и нейрогуморальных факторов на индивидуальное
поведение. Некоторые факты этой области исследований прямо
относятся к эмоциям. Например, Гельгорн сум-
мировал выводы многочисленных работ, свидетельствующие о
том, что экспериментально вызываемый страх, не сопровождаю-
щийся попытками избежать пугающей ситуации, повышает коли-
чество эпинефрина без изменения уровня норэпинефрина. Неко-
торые исследователи показали, что
страх или тревожность сопровождаются заметными изменениями
уровня кортикостероидов в крови. Читателю, заин-
тересовавшемуся биохимией депрессии, рекомендуются работы
Шилдкраута, Дэвиса и Клермана , Дэвиса , Сатерлэнда
, Кона, Даннера и Акселрода Некоторые исследования этих и других авторов
описаны в книге Изарда С точки зрения Изарда,
наиболее важным вкладом биохимических изменений в эмоцио-
нальный процесс является поддержание ими данной эмоции или
комбинации эмоций в течение длительного времени.
Резюме
Данная книга направлена на изучение отдельных эмоций,
их взаимоотношений или эмоциональной системы и взаимодейст-
вия эмоций с другими подсистемами личности. Целостное опре-
деление эмоции должно учитывать характер ее переживания,
включать неврологический и экспрессивный компоненты. Эмоции
возникают как результат изменений в нервной системе, и эти
изменения могут быть обусловлены как внутренними, так и внеш-
ними событиями. Интенсивные эмоциональные состояния привле-
кают внимание не только ученых, но наука об эмоциях не долж-
на останавливаться на изучении преходящих состояний. Сущест-
вуют устойчивые индивидуальные различия в частоте, с которой
люди испытывают различные эмоции, и эти различия могут ана-
лизироваться в терминах эмоциональных черт или эмоциональ-
ных порогов.
Непротиворечивые межкультурные факты подтверждают
сформулированный сто лет тому назад тезис Дарвина о врожден-
ности и универсальности эмоций, как внутрииндивидуальных
процессов. Это означает, что эмоции имеют врожденные нейрон-
ные программы, универсально понимаемую экспрессию и общие
переживаемые качества.
; Эмоции удобно подразделять на положительные или отри-
цательные на основе особенностей их переживания и сенсорных
характеристик. Однако любая эмоция (например, радость, страх)
может быть положительной или отрицательной, если критерий
для классификации основывается на адаптивности или дезадап-
тивности эмоций в конкретной ситуации. Максимальное возбуж-
дение может порождать проблемы для сексуальных отноше-
ний, а радость по поводу чужого страдания может вести к
садизму.
Эмоции влияют на человека в целом, и каждая эмоция
влияет на субъект по-разному. Эмоции воздействуют на уровень
электрической активности мозга, степень напряжения мышц ли-
ца и тела, на функционирование висцерально-эндокринной, кро-
веносной и дыхательной систем. <Эмоции могут изменять восприя-
тие окружающего мира от яркого и светлого к темному и угрю-
мому, наши мысли от творческих к меланхолическим и наши
действия от неловких и неадекватных к искусным и целесообраз-
ным.
Индивидуальные различия эмоциональных порогов у детей
влияют на частоту, с которой дети выражают различные эмоции,..
а это, в свою очередь, определяет характер реакций на них окру-
жающих. Характер же реагирования на эмоциональное поведе-
ние детей обусловливает их экспрессивный стиль и, следователь-
но, личностные особенности этих детей.
Эмоция может рассматриваться как измененное или особое-
состояние сознания. Она может существовать относительно неза-
висимо от других состояний сознания, но обычно взаимодейст-
вует с ними и влияет на сосуществующие состояния или процес-
сы в сознании..
Область эмоций сложна и междисциплинарна. Социальные
.психологи сделали вклад в изучение эмоций как невербальной
коммуникации. Психология личности подсказала пути, по кото-
рым эмоции могут соотноситься с другими мотивационными кон-
структами, такими, как Я-концепция и психологические потреб-
ности, и увеличила наши знания о связи аффективных состояний
с функционированием личности. Клиническая психология и пси-
хиатрия способствовали пониманию роли сложных комбинаций
эмоций в психопатологии и акцентировали необходимость психо-
терапевтического анализа эмоций. Неврологические науки содей-
ствовали получению знаний о роли различных мозговых меха-
<измов эмоций, а биохимия и психофармакология показали важ-
ность гормональной и нейрогуморальной сфер в эмоциональных
процессах и в эмоциональном поведении.
Хотя теория Мак-Даугала связала эмоции и
поведение, а работы его и Фрейда (1938) заложили основу для
соотнесения эмоций, мотиваций и поведения, одной из наиболее
серьезных проблем в науках, о человеке является та, что боль-
шинство теорий личности, теорий поведения и теорий эмоций
были созданы независимо друг от друга. Во многих теориях лич-
ности отсутствует связь с проблемой эмоций. Авторы таких тео-
рий используют обычно одно или несколько мотивационных по-
нятий, но весьма редко включают понятия отдельных эмоций
в качестве мотивационных переменных. С другой стороны, иссле-
дователи эмоций, как правило, обращают внимание на ряд ком-
понентов эмоционального процесса - его нейрофизиологию, экс-
прессию или феноменологию - и, лишь за немногими исключе-
ниями , почти не соотносят свои
данные с личностными особенностями или поведением организма
в целом. В этой главе будут рассмотрены некоторые из основных
подходов к изучению эмоций и будет обсуждено, насколько воз-
можно, соответствие предлагаемого подхода к изучению других
функций организма или личности как целого.
Психоаналитические концепции аффекта и мотивации
Фрейд и психоаналитическая тео-
рия занимают особое место в истории психологии и наук о пове-
дении по многим причинам. Фрейд создал эвристические концеп-
щии бессознательного, динамики сновидений, развития сознания
защитных механизмов, вытеснения, подавления, устойчивости,
.переноса, детской сексуальности. Более же сответствующим теме
данной главы является новаторский анализ функционирования
личности, произведенный Фрейдом. Этот анализ помог подверг-
нуть прямому исследованию область человеческой мотивации,
сделал ее значительной частью современной психологии и дал
начало психодинамической традиции . Величай-
ший интерес здесь представляет фрейдовская концепция аффек-
тов, однако ее следует рассматривать в контексте его более об-
щей теории мотивации.
Ядром классической психоаналитической теории мотивации
является фрейдовская теория инстинктивных влечений. Как и в
других областях психоанализа, Фрейд развивал и несколько раз
изменял свои представления в этой сфере. Их точный и система-
тический синтез труден, и даже ученики Фрейда расходятся в
оценке теоретической картины. Возможно, наиболее признанными
в психоаналитической теории мотивации являются выводы Рапа-
порта , поэтому они и станут основным источ-
ником для следующего краткого обзора.
Рапапорт советует своим читателям не предъявлять слишком
высоких требований к объяснительной силе инстинктивных вле-
чений. Например, они не объясняют такие сферы поведения, обус-
ловленные Эго, как психологическая защита, когнитивные синтезы
и дифференциация. Не объясняют они и роль внешней стиму-
ляции в поведении. Детерминанты таких видов поведения, одна-
ко, более <причннны>, нежели <мотивационны> в психоаналити-
ческом смысле этих понятий.
Инстинктивное влечение, или мотив, определяются Рапапор-
том как побуждающая внутренняя или интрапсихическая сила,
которая а) безусловна; б) циклична; в) избирательна и г) заме-
щаема. Эти характеристики определяют побуждающую природу
влечений, пли мотивов, и помогают отделить их от <причин>, но
отдельные пункты этого разделения кажутся спорными. Напри-
мер, некоторые <основания> и <желания> называются мотивами
или рационализациями мотивов, со всеми перечисленными опре-
деляющими характеристиками, а другие <основания> не мотивы,
потому что им не свойственны замещаемость или цикличность.
Более того, познавательное или исследовательское поведение
является функцией причин (а не мотивов), поскольку его детер-
минанты (преимущественно внешние) не демонстрируют циклич-
ности, избирательности и замещаемости.
Рапапорт считает, что эти четыре характеристики, опреде-
ляющие побуждающую природу инстинктивных влечений, ско-
рее, континуальные величины, чем дихотомические категории.
Таким образом, влечения различаются по степени, в которой они
безусловны, цикличны, избирательны и замещаемы. ИНСТИНКТив-
ные влечения имеют четыре другие определяющие характеристи-
ки: а) силу этого влечения; б) цель, достигаемую в результате
удовлетворения влечения: в) объект или что-либо удовлетворяю-
щее влечение, и г) источник, или лежащий в его основе сомати-
ческий процесс.
Представить целостное определение аффекта в терминах
классической психоаналитической теории нелегко, поскольку
Фрейд и его последователи использовали это понятие довольно
широко и приписывали ему различные роли в процессе развития
теории. В своих ранних работах Фрейд считал, что аффект, пли
эмоция, лишь побудительная сила в психической жизни, и много
раз в своих более поздних трудах он <также говорил об аффек-
тах, или эмоциях, как об интрапсихических факторах, которые
дают толчок фантазиям и желаниям> .
Заканчивая обзор психоаналитических данных, Рапапорт де-
лает следующее заключение.
<Основываясь на разных теориях, можно сделать предположение о
механизме эмоций, не противоречащее имеющимся фактам. Вос-
принимаемый объект служит инициатором бессознательного про-
цесса, который мобилизует неосознанную ИНСТИНКТИВНУЮ энергию:
если для этой энергии нет открытых свободных путей ее проявле-
ния (это тот случай, когда инстинктивные требования конфликт-
ны). она находит разрядку через другие каналы, иные. нежели
произвольные действия. Разряжающие процессы - <эмоциональное
выражение> и <эмоциональное чувство> - МОГУТ возникать си-
мультанно или могут следовать одно за другим, или же могут
быть одиночными. Поскольку в нашей культуре редки открытые
пути проявления инстинктов, эмоциональные разрядки различной
интенсивности случаются постоянно. Таким образом, в нашей пси-
хической жизни, кроме <истинных> эмоций, описанных в книгах -
ярости, страха и т. д., существует целая иерархия эмоциональных
явлений, ранжированных от наиболее интенсивных к умеренным,
конвенциональным, интеллектуализированным> Психоаналитическая литература различает, хотя и не исполь-
зует постоянно, три аспекта аффекта - энергетический компо-
нент инстинктивного влечения (<заряд аффекта>), процесс раз-
рядки и восприятие окончательной разрядки (ощущение или
чувство эмоции). Разрядка и чувственные компоненты рассматри-
ваются просто как выражения эмоций, коммуникативная цен-
ность которых не была общепринятой в психоанализе до работы
Шехтела. Однако, Рапапорт замечает, что <аффект как набор сигналов - столь же обяза-
тельное средство познания реальности, как п мышление> Заряд аффекта связан с количественной нлп
ннтенсивностной мерой аффекта, а процессы разрядки восприни-
маются или ощущаются как качественные тона.
Теория Фрейда и психоанализ в целом касались прежде все-
го отрицательных аффектов. Этим объясняется преобладающая
роль подавления как защитного механизма. Аффекты, будучи по.
своей природе феноменами сознания, не являются объектами
подавления. Лишь предвосхищение как аспект инстинктивного
влечения может не пропускаться в ворота сознания. Когда подав-
ление успешно, происходит разделение предвосхищения и аффек-
тивного компонента влечения, и инстинктивное влечение, или мо-
тив, не может дальше символизироваться семантически. Подавле-
ние, таким образом, может предотвращать конфликт на одном
уровне (например, между либидонозным интересом и санкцией
суперэго) с риском формирования невротического или психомати-
ческого симптома - на другом. Если подавление неудачно, воз-
никает конфликт между бессознательными и предсознательны-
мн системами и символизированный аффект может всплывать в.
сознании. Поскольку такой аффект отрицательный и связан
с конфликтно окрашенным представлением, он может ограничи-
вать функции эго и способствовать психическим заболеваниям.
Фрейдовское понятие мотива имеет по меньшей мере внешнее
сходство с понятиями ндеоаффективной организации, представлен-
ной в теории дифференциальных эмоций II аффективно-когнитивной структуры Другое фрейдовское понятие - желание, или импульс жела-
ния, имеет сходство с понятием аффективно-когнитивной струк-
туры. Фрейд первый показал, что желание (<страстное желание-
осуществления>) является мотивирующей силой сновидений. В бес-
сознательном импульс желания проявляется как инстинктивное-
требование, а в предсознательном - как сон или фантазия. Раз-
личие между импульсом желания и понятием аффективно-когни-
тивной структуры в теории дифференциальных эмоций состоит
в том, что последнее организующими принципами считает, скорее,.
аффекты, нежели процессы предвосхищения. Обе теории согла-
суются в том, что связь аффекта и разума образует значимый
фактор в мотивации человека.
Немало современных теоретиков психоанализа предлагают
модификации фрейдовской концепции аффектов. Шехтел видит ограниченность отрицательного взгляда Фрейда
на аффекты и подчеркивает их организующую и конструктивную"
функции. Он также не соглашается с фрейдовской тенденцией
рассматривать аффект и внешнее действие как взаимоисключаю-
щие. <Я верю, что нет действия без аффекта, конечно, не всегда
такого интенсивного и драматического, как в проявлении импуль-
сивной ярости, а более общего, иногда едва заметного, образую--
щего, однако, основание каждого действия> .
Как уже отмечалось, Шехтел также приписывает аффек-
там <чрезвычайную роль в коммуникации> и, следовательно, важ-
ную роль в социальных взаимоотношениях. Такое понимание
аффекта согласуется с теорией дифференциальных эмоций.
Шехтел проводит различия между внутренними аффектами
и аффектами активирующими. Внутренние аффекты могут иметь
место у голодного ребенка, который не может достать пищу, или
;в депрессии у взрослого, который теряет интерес к окружающему
миру. Активирующие аффекты проявляются, например, при твор-
ческой деятельности взрослых и концептуально до некоторой сте-
.пени совпадают с положительными эмоциями - интересом, радо-
стью - в теории дифференциальных эмоций.
Шехтел также различает субъектно- и объектно-ориенти-
рованное восприятие. При субъектно-ориентированном восприя-
тии подчеркивается, как и что ощущает воспринимающий инди-
вид, и практически отсутствует идентификация субъекта с объек-
том: субъект, скорее, просто реагирует на объект с удовольствием
или без удовольствия, чем активно занимается им. Такой способ
восприятия является характеристикой <низших> ощущений - вку-
са, осязания, боли и проприорецепции.
Классифицируя проприорецепцию как субъектно-ориентиро-
. ванную, Шехтел имплицитно поднимает вопрос о субъектной
-ориентированности эмоциональной деятельности, поскольку неко-
торые исследователи считают, что эмоции активируются и диффе-
ренцируются с помощью проприоцептивной обратной связи.
При объектно-ориентированном способе восприятия субъект
-активно исследует объект и <фигурально или буквально пытается
<овладеть> им> . Объектно-ориентирован-
ное восприятие - характеристика <высших> ощущений (зрения
и слуха). В частности, Шехтел считает объектно-ориентированным
интерес, который, на его взгляд, в большей степени установка,
-чем аффект. Концепция объектно-ориентированной установки
Шехтела как установки глубокого интереса, ведущего к концент-
рированию внимания, активному включению в деятельность и к
творчеству, будет затронута в последующих главах. В контексте
-развития изменение от субъектно- к объектно-ориентированному
способу восприятия параллельно изменению от включенных аф-
фектов к активным.
Отход большого количества современных психоаналитических
исследований от механической теории инстинктивных влечений,
"сформулированной и систематизированной Рапапортом, был уси-
лен работами Клейна который выдвинул кон-
цепцию императивного предвосхищения, считая, что однажды
испытанный аффект приобретает значение, которое возникает
раньше сенсорного удовольствия или неудовольствия. Чувствен-
ный опыт <отпечатывается в памяти и в понятии>, связывается
с положительными и отрицательными ценностями и <записывает-
ся в когнитивной структуре или схеме, активация которой, даже
спустя время, помогает сформировать чувственное переживание>
. Когнитивная матрица аффекта является важ-
ной частью <движущей силы> или мотивации, лежащей в основе
поведения. Клейн предполагает, следовательно, что аффект вклю-
чается в когнитивную структуру, выражающуюся в мотивацион-
ном представлении. В противоположность фрейдовской теории
разрядки влечения и стимуло-реактивной модели разрядки напря-
жения подход Клейна допускает поиск напряжения и его сохра-
нение.
Холт , также отказываясь от теории инстинктив-
ных влечений, развивает теорию аффекта и мотивации. Он акцен-
тирует важность внешней стимуляции и перцептивно-когнитивных
процессов, но он также признает значимость экспрессивного и пе-
реживательного феноменов эмоций.
Холт и ряд других авторов считают, что понятие инстинктивно-
го влечения как психической энергии, или инстинктивной внутреп-
неп силы, практически не имеет доказательств. Холт предпола-
гает, что, хотя секс, агрессия, страх или другие аффективные
феномены могут быть врожденно детерминированы (<несмотря на
огромную способность к изменению>), реакции и их возникновение
в огромной степени зависят от осознания внешнего давления
(иногда ограниченного), мотивационно соответствующего особен-
ностям окружающей субъекта среды .
Создавая теорию мотивации, Холт (1976) основывается на
определении желания, данного Фрейдом в его ранних работах, и
интерпретирует его как <когнитивно-аффективное понятие, ограни-
ченное... потенциально приятными или неприятными исходами дей-
ствий> (р. 179). Желание - ключевое мотивационное явление -
вызывается рассогласованием или <когнитивно-аффективным со-
стоянием типа неудовлетворенности> .Рассо-
гласование трактуется как сознательное, предсознательное или
бессознательное сравнение того, что воспринимается, и того. что
центрально генерируется, и сравнение оценочных суждений, отно-
сящихся к первому и ко второму. Феноменологически это похоже
на сопоставление существующего и потенциального состояния
дел - процесс, подобный процессам оценки и контроля, обсуж-
даемым в когнптнвно-ориентированных теориях эмоций . Умеренная
степень рассогласования возбуждает умеренное удовольствие и
интерес, а выраженное и неожиданное рассогласование возбуж-
дают испуг иI неудовольствие. Замечание Холта о том, что различ-
ные степени рассогласования вызывают различные аффекты, близ-
ко к попытке Сингера вывести обусловленность
активации дифференцированного аффекта из разной успешности
в усвоении когнитивной информации. Обе идеи имеют некоторое
отношение к принципу Томкинса относительно
плотности нейронной стимуляции, который будет обсужден в по-
следующих главах. Рассогласование может возникать в виде воз-
можности (и иметь положительное значение) или в виде угрозы
(и иметь значение отрицательное); таким образом к модели Клей-
на, которая ограничена системами отрицательной обратной связи,
Холт добавляет системы положительной обратной связи, которые
не регулируются механизмами <разрядки> или <выключения>.
Модель Холта допускает, что люди имеют биологические
(врожденно заданные) различия в быстроте положительных или
отрицательных оценок и соответствующих действий по отношению
к фрустацин или угрозе (избегании или совладании). Эта быстро-
та, или врожденная <готовность>, связана с гормональной и ней-
рогуморальной сферами, влияющими на секс, агрессию и другие
аффективно-окрашенные феномены. Хотя Холт характеризует свою
модель как <протонейрофизнологическую> и в конечном счете пере-
водимую на анатомический и физиологические языки, к сегодняш-
нему дню она описана лишь на феноменологическом уровне.
Дал развивает теорию мотивации, которая может
сделать понятия отдельных эмоций значимой частью психоанали-
тической теории. Он согласен с Холтом относительно неадекват-
ности теории инстинктивного влечения и представляет себе эмо-
ции как <фундаментальные мотивы> в человеческих отношениях.
Дал отказывается от понятия силы удовольствия как объясни-
тельного принципа поведения и предлагает определение удоволь-
ствия как удовлетворение желания (как и Холт), а неудовольст-
вие - как неудовлетворение желания. Дал утверждает, что
привязывание удовольствия - неудовольствия к удовлетворению
желания требует анализа <качественных характеристик пережива-
ния удовлетворения и фокусирует наше внимание на процессах
восприятия>.
Дал разделяет эмоции на два класса: подразумевающие
объекты иI неподразумевающие объекты. Первые состоят из трех
частей: а) различающего восприятия (чувственного опыта);
б) желания, и в) выражения (мимического, пантомимического,
причем некоторые комплексы выражения могут рассматриваться
как видоспецифические). Компонент желания может выражаться
в виде движения к объекту (любовь при притяжении и гнев при
отвращении) или в виде движения от объекта (удивление при
притяжении и страх при отвращении).
Отрицательные эмоции, не подразумевающие объект, вклю-
чают тревогу и депрессию,) а положительные - рвение и опти-
мизм. И те и другие рассматриваются как инстинктивные и имею-
щие характеристики, описанные Рапапортом:
безусловность, избирательность, замешаемость и в некоторых
случаях цикличность. Таким образом, в системе Дала эмоции
имеют основные характеристики фрейдовских инстинктивных
влечений и требуют удовлетворения аналогичным образом: бег-
ством от вызывающей страх ситуации в страхе, поеданием пи-
щи - при голоде, и оргазмом - при сексе.
Дал продолжает свое описание эмоций списком качеств, со-
ставленным Деривера и частично согласую-
щимся с качествами, выделяемыми когнитивными теориями эмо-
ции, обсуждаемыми в следующих разделах, и теорией дифферен-
циальных эмоций, представленной в главе 3. Одно важное
различие между подходом Дала и теорией дифференциальных эмо-
ций лежит в аналогии, проводимой Далом, между влечениями и
эмоциями. Тем не менее трактовка Далом эмоций как фундамен-
тальных мотивационных процессов, уходящая корнями в концеп-
цию филогенетической адаптивности, предоставляет возможность
сопоставления некоторых полученных в книнике наблюде-
ний психоаналитиков и современных мотивационных теорий
эмоций.
Возбуждение, активация и измерения эмоций
Спенсер (Зрепсег, 1890) одним из первых рассмотрел эмо-
ции или чувства как измерения или состояния сознания. Вундт
(\Уипс11, 1896), развивая традицию Спенсера, предположил, чго
сфера сознания, описанная с помощью эмоций или чувств может
быть выражена тремя измерениями: удовольствием - неудоволь-
ствием, расслаблением - напряжением и спокойствием - возбуж-
дением. Как будет описано дальше, измерения Вундта были воз-
рождены Вудвортсом и Шлосбергом , а также их коллегами в целом направлении успешных
исследований эмоциональной экспрессии.
Эмоции как организмическое возбуждение. Основываясь на
концепциях Спенсера и Вупдта, Даффи 1962) предположила, что все поведение может быть объяснено
в терминах простейшего феномена - организмического возбуж-
дения, понятия, имеющего явное сходство с вундтовским изме-
рением: расслабление - напряжение. Даффи утверждала, что поведение изменяется лишь по двум координа-
гам-направлению и интенсивности. Направление определяется
ею в терминах избирательности ответа, причем в основе избира-
тельности лежат ожидания и цели субъекта и взаимоотношения
между воспринимаемыми стимулами. Индивид включается в си-
туацию или избегает ее в зависимости от ее значения. Даффи
считает свое понятие направленности или <ответа на взаимоотно-
шения> аналогичным понятию <когнитивных карт> Толмена
или <функций сигнала> Хебба .
Вторая характеристика поведения - интенсивность - определя-
лась Даффи как общее организмическое возбуждение или моби-
лизация энергии, а уровень возбуждения - <как мера высво-
бождения потенциальной энергии, хранящейся в тканях орга-
низма> . По Даффи, эмоция - просто точка
или спектр точек на шкале возбуждения, поэтому эмоции как
таковые могут изменяться лишь по интенсивности, существова-
ние же дискретных типов эмоционального переживания ею не
допускается.
Несмотря на то, что идеи Даффи относятся к тому теорети-
ческому направлению, которое было склонно исключить эмоцио-
нальные понятия из психологической теории и эксперименталь-
ных исследований, ее концепция помогла подготовить почву для
теории активации, которая, в свою очередь, способствовала ны-
нешнему расцвету исследований взаимосвязей мозга и пове-
дения.
Нейронная активация, эмоция и поведение. Учитывая откры-
тие Маруцци и Мэгуном некоторых функций ретикулярной фор-
мации ствола мозга, Линдсли развил свою
активационную теорию эмоций и поведения. Он заменил широ-
кое и трудное, для измерения понятие организмического возбуж-
дения Даффи понятием активации, определенной
как нейронное возбуждение ретикулярной формации ствола моз-
га, которому сопутствуют изменения электроэнцефалографпче-
ских показателей коры. Его толкование эмоций предполагает
существование предшествующего эмоционального стимула, либо
внешнего и условного, либо внутреннего и безусловного. Такие
стимулы возбуждают импульсы, активирующие ствол мозга, ко-
торый, в свою очередь, посылает импульсы к таламусу и к коре.
Гипотетический активирующий механизм трансформирует эти
импульсы в поведение, характеризующееся <эмоциональным воз-
буждением>. Такому поведению соответствуют ЭЭГ-показатели,
характеризующиеся низкой амплитудой, высокой частотой и аспп-
хронностью.
Когда импульсы возникают за счет снижения эмоциональной
стимуляции, прямо влияющей на таламус, возникают синхро-
низированные, высокие по амплитуде, низкочастотные ЭЭГ-ком-
плексы. Линдсли предсказал, что при этих условиях должно
обнаруживаться поведение, противополоожное наблюдаемому при
<эмоциональном возбуждении>: так сказать, <эмоциональная апа-
тия>. Линдсли понимал, что его теория не объясняет природу
отдельных эмоций: его основной целью было связать некоторые
определенные предшествующие условия с изменениями в элек-
трической активности мозга, измеряемой с помощью ЭЭГ, и с
наблюдающимся поведением.
Измерения эмоциональной экспрессии. После того как Дар-
вин в 1872 году опубликовал свою известную работу <Выраже-
ние эмоций у человека и животных>, сложная область экспрес-
сивной мимики рассматривалась некоторыми учеными как само-
стоятельная дисциплина. Некоторые из этих авторов сделали
бесценные вклады в анализ и понимание экспрессии, но часто
не могли распространить свои важные находки на область пси-
хологии личности.
Изучение выражений лица, которого мы здесь коснемся, на-
чалось, когда Вудвортс выдвинул первую дей-
ствительно успешную систему для классификации мимических
выражений отдельных эмоций. Он показал, что многие выраже-
ния лица могут быть надежно категоризированы с помощью сле-
дующей шестичленной линейной шкалы: 1) любовь, счастье.
веселье; 2) удивление; 3) страх, страдание; 4) гнев, решимость;
5) отвращение; 6) презрение.
После приложения вудвортсовской классифакционной схемы
к анализу фотографий людей с различными выражениями лица
Шлосберг предположил, что выражения лица
могут быть более адекватно описаны с помощью круговой шкалы
Вудвортса с двумя осями: удовольствие - неудовольствие и
принятие - отталкивание. Позднее Шлосберг добавил третье
измерение: сон - напряжение и, таким образом, очень близко
подошел к принятию и эмпирической проверке трех измерений,
впервые предложенных Вундтом в 1896 году.
Метод Шлосберга похож на психофизический эксперпмепг,
в котором выводы основываются на физических измерениях. От
испытуемого требуется оценить выражения лиц на предлагаемых
фотографиях. В ранних экспериментах Шлосберга его испытуе-
мые оценивали выражение лица на каждой фотографии по двум
девятипунктным шкалам: удовольствие - неудовольствие п при-
нятие - отталкивание п для каждого изображения вычислялись
средние оценки по каждому измерению. Шкалы удовольствие -
неудовольствие п принятие - отталкивание образуют перпенди-
кулярные линии, пересекающиеся на оценке 5, а круговая шкала
является кругом, соединяющим полюса обеих шкал. Любое
предъявленное изображение может быть представлено как точка
в пространстве в пределах квадранта круга. Прочертив линию
от точки пересечения шкал через нанесенную точку к краю кру-
га, можно определить оценку на циркулярной шкале п катего-
рию эмоции данной экспрессии (см. рис. 1).
Шлосберг п его сотрудники добавили измерение сон-напряжение под влиянием работ Даффи и Лпндсли, показавших, что измерение
<активация> необходимо учитывать в эмоциях. В специально созданной серии экс-
прессивных выражений они продемонстриро-
вали надежность измерений удовольствие - неудовольствие,
принятие - отталкивание и сон - напряжение 0,94, 0,87 и 0,92
соответственно. Трайандис и Ламберт использовали три измерения
Шлосберга в межкуль-
турном исследовании и показали, что они валидны как для испы-
туемых - греков, так и для американцев. Однако последующие
Рис. 1. Предсказание категории эмоций с помощью
оценок удовольствия-неудовольствия и принятия-от-
талкивания (из Вудвортса и Шлосберга: исследователи (например,
показали, что измерения принятие - отталкивание и сон - на-
пряжение, высоко коррелируя друг с другом, не являются неза-
висимыми, и подняли вопрос оо их значении как самостоятель-
ных измерений. Некоторые другие авторы также исследовали
соотношение экспрессивных выражений и эмоций Ряд этих исследований вел к развитию новых измерений, таких, как КОНТ-
РОЛЬ - импульсивность , внимание - невнима-
ние и уверенность в себе - неуве-
ренность .
Осгуд в своем широком анализе жизненных выражений эмо-
ций вывел три измерения экспрессии - удовольствие, активность
и контроль, которые соответствовали его семантическим коорди-
натам оценки, активности и силы.
Когнитивные теории эмоций и личности
По меньшей мере два больших класса теорий могут рассмат-
риваться в качестве когнитивных: теория Я и теории, рассматри-
вающие разум как причину или компонент эмоции. Центральной
и широко распространенной переменной в теории Я является
Я-концепция -- восприятие индивидом самого себя и его раз-
мышления по поводу своего <Я>, организованные в целостный и
интегральный феномен, которому придается огромное объясни-
тельное значение .
Теория Я, чувство и эмоция. Чем больше восприятие или
познание связаны с ядром личности, тем в большей степени они
включают в себя чувства или эмоции. Когда Я-концепция под-
вергается критике, индивид склонен к страху или к принятию
оборонительной позиции, когда же Я-концепция подтверждается
и одобряется, индивид испытывает интерес или радость.
Теории. Я постоянно подчеркивают важность изучения <чув-
ственного содержания> (как противоположного строгому семан-
тическому) для понимания индивида. Они находят, что это осо-
бенно важно для психотерапевтов. Действительно, подобный
принцип используется несколькими направлениями современной
психотерапии, например в группах психологического тренинга,
группах знакомств, в гештальттерапии.
Эмоция как функция разума. Некоторые современные тео-
рии рассматривают эмоцию в основном как ответ или как комп-
лекс ответов, обусловленных когнитивными процессами. Эти тео-
рии имеют общий корень со взглядами на природу человека,
которые могут быть прослежены от Аристотеля, Фомы Аквинско-
го, Дидро, Канта и других философов. Это идеи о том, что:
(а) человек прежде всего и в наибольшей степени - рациональ-
ное существо; (б) рациональное по своей сущности хорошо, а
эмоциональное - плохо; (в) когнитивные процессы должны
использоваться как фактор, контролирующий и замещающий
эмоции.
Одна из наиболее разработанных теорий эмоций и личности
в этой традиции - теория Арнолд . По Арнолд,
эмоция возникает как результат последовательности событий,
описываемых при помощи понятий восприятия и оценки.
Арнолд использовала термин восприятие в значении <про-
стого понимания объекта>. Понимать что-нибудь - это знать,
что из себя представляет данный объект вне зависимости от того,
как он влияет на воспринимающего. До того, как эмоция возник-
нет, объект должен быть воспринят и оценен. В ответ на оценку
объекта, так или иначе влияющего на воспринимающего, возни-
кает эмоция как нерациональное принятие или отвержение.
Различия между эмоцией, восприятием и оценкой признают-
ся несмотря на тот факт, что оценка сама по себе характери-
зуется как прямая и интуитивная и едва ли не столь же непо-
средственна, как и восприятие.
<Последовательность восприятие-оценка-эмоция настолько жест-
ка, что наш повседневный опыт не располагает строго объектив-
ным знанием вещей; это всегда либо знание и принятие, либо зна-
ние и неприязнь... Интуитивная оценка ситуации побуждает дей-
ствие, что ощущается как эмоция, выражается в различных те-
лесных изменениях и обычно может вести к внешнему действию>
(Агпо1й, 160а, р. 177).
Арнолд делала различие между эмоцией и мотивом. Эмо-
ция - это чувственно-действенная тенденция, тогда как мотив -
это действенный импульс плюс разум. Таким образом, мотивиро-
ванное действие является функцией и эмоцией и когнитивных
процессов.
Эмоции как интерпретация физиологического возбуждения.
Шехтер и его соавторы
предположили, что эмоции возникают на основе физиологическо-
го возбуждения и когнитивной оценки. Некоторое событие или
ситуация вызывают физиологическое возбуждение, и у индивида
возникает необходимость оценить содержание ситуации, которая
это возбуждение вызвала. Тип или качество эмоции, испытывае-
мой индивидом, зависит не от ощущения, возникающего при фи-
зиологическом возбуждении, а от того, как индивид оценивает
ситуацию, в которой это происходит. Оценка (<узнавание или
определение>) ситуации дает возможность индивиду назвать
испытываемое ощущение возбуждения радостью или гневом,
страхом или отвращением или любой другой подходящей к ситуа-
ции эмоцией. По Шехтеру, то же самое физиологическое воз-
буждение может испытываться, как радость или как гнев (или
как любая другая эмоция) в зависимости от трактовки ситуации.
Мандлер (МапсПег, 1975) предложил похожее рассмотрение эмо-
циональной активности.
В одном хорошо известном эксперименте Шехтер и Сингер
проверяли свою теорию следующим
образом: в одной группе испытуемым вводили эпинефрин, вызы-
ГЛАВА 1
вающий возбуждение, другой - плацебо. Затем часть испытуе-
мых получила <объяснение> о действии введенного препарата -
либо истинное, либо ложное. Части испытуемых информации
относительно влияния препарата не давали. Непосредственно
после этого половина испытуемых попадала в общество человека,
демонстрировавшего эйфорическое поведение, а другая полови-
на - в общество человека, находившегося в ярости. Оказалось,
что дезинформированные или не получившие вообще никакой
информации индивиды были более склонны имитировать настрое-
ние и поведение, а субъекты, точно знавшие действие эпинефри-
на, были относительно устойчивы. Среди испытуемых, следовав-
ших эйфорической модели, дезинформированные или лишенные
информации группы давали более высокие оценки хорошего
настроения, чем верно информированная группа, но в группе,
принимавшей плацебо, дезинформация к имитации эмоциональ-
ного поведения не привела. Аналогичные результаты были полу-
чены и на второй части испытуемых, оказавшихся в обществе
человека, демонстрировавшего ярость.
Теория Шехтера оказала огромное влияние на изучение эмо-
ций, особенно в социальной психологии. Тем не менее рядом
авторов она критиковалась. Так, Плутчик и Акс
проверяли предположение Шехтера, рассмат-
ривая физиологические эффекты эпинефрина, а Изард поднял
вопрос о том, почему повышенная аналитическая деятельность
дезинформированных и вообще неинформированных групп не
является объяснением возникновения эмоций. Эти испытуемые
находились в незнакомой ситуации, созданной физиологическими
ощущениями, которые не были объяснены или были искажены.
Ряд авторов доказали, что в таких неопределенных ситуациях
сообразительность субъектов или их тревожность могут приве-
сти к выбору чего угодно взамен продолжающейся неопределен-
ности. Далее, если субъекты следуют модели и неосознанно ими-
тируют ее мимические и пантомимическое выражения, то нейрон-
ная обратная связь от их выразительного поведения может вы-
звать наблюдаемую эмоцию. Пред-
положение о причинной роли дифференцированной сенсорной
обратной связи от комплекса лицевых изменений выглядит более
убедительным, чем допущение сомнительных сигналов от недиф-
ференцированного физиологического возбуждения.
Более значимым, однако, чем упомянутые опровержения,
является тот факт, что два эксперимента, представляющие впер-
вые описанные повторения эксперимента Шехтера-Сингера, не
воспроизвели полученные этими авторами результаты. Маслач
в неопубликованной работе показал, что необъясненное гипноти-
ческн внушенное автономное возбуждение вызывает отрица-
тельно интерпретируемые внутренние состояния. Не все испытуе-
мые сообщали о возникновении гнева или радости в зависимости
от действия модели. Маршалл использовал ту
же, что и Шехтер с Спигером, наркотическп-возбуждающую тех-
нику и обнаружил результаты, очень схожие с Малачом.
Эмоция как комплексный ответ, являющийся результатом
оценки. Лазарус и его сотрудники представили теоретическую конструкцию,
в которой каждая эмоция является комплексным ответом, со-
ставленным из трех различных подсистем. Объяснение ими акти-
вации или причины эмоции аналогичны принятым в классиче-
ской психоаналитической теории Фрейда п в сущности идентичны
схеме, предложенной Арнолд Первый компонент их системы эмоционального ответа со-
стоит из сигнальных переменных или стимульных свойств.
Второй компонент - оценивающая подсистема. Она опреде-
лена как функция мозговых процессов, с помощью которых инди-
вид оценивает стимульную ситуацию.
Третий компонент системы эмоционального ответа включает
три типа категорий ответа: когнитивный, экспрессивный и инст-
рументальный. Лазарус и его сотрудники определяют первый из
них (когнитивные реакции) как синоним того, что обычно описы-
вается как механизмы защиты, такие как подавление, отказ,
проекция. Они наиболее полно исследованы в патологии эмоций
и поведения.
Экспрессивные ответы включают прежде всего мимические
выражения, которые рассматриваются как поведение, не пресле-
дующее определенной цели. Средства выражения разделены на
два типа: биологические и приобретенные.
Третий тип ответа - инструментальная реакция - может
относиться к одной из трех категорий: символам, средствам и
обычаям. Все они целенаправленны. Функция символов - сигна-
лизировать о наличии некоторого аффекта, когда нет других
форм коммуникации. Символы могут также маскировать нежела-
тельный аффект. Средства - сложные целенаправленные инстру-
ментальные действия, такие, как агрессия и избеганрю. Обычаи -
культурально обусловленные средства, такие, как траур или спо-
собы ухаживания.
Эмоции как производные биологических процессов
и сочетание эмоций как личностные черты.
Плутчик рассмотрел эмоции как приспособи-
тельные средства, которые играли роль в выживании индивидов
на всех эволюционных уровнях. Основные прототипы адаптив-
лого поведения и эмоции, отнесенные к ним, представлены ниже:
Первичная эмоция
Принятие
Отвращение
Гнев,
Страх
Радость
Горе
Испуг
Ожидание или
любопытство
Адаптивный комплекс
1. Объединение - поглощение пищи и во-
ды
2. Непринятие - реакция устранения, вы-
деление, рвота
3. Разрушение - устранение препятствия
на пути удовлетворения потребности
4. Защита - ответ на боль или угрозу
боли
5. Воспроизведение - ответы, связанные
с сексуальным поведением
6. Лишение - потеря объекта, приносяще-
го удовольствие
7. Ориентировка - ответ на контакт с но-
вым незнакомым объектом
8. Исследование - более или менее слу-
чайные действия в изучаемой окружаю-
щей среде
Плутчик определяет эмоцию как комплексный ответ, соответ-
ствующий одному из адаптивных биологических процессов, об-
щих для всех живых организмов. Он рассматривает первичную
эмоцию как преходящую и обычно запускаемую внешним стиму-
лом. Существуют физиологические и поведенческие выразитель-
ные комплексы деятельности, связанные с каждой эмоцией и с
каждой комбинацией эмоций (или вторичной эмоцией). Комп-
лексы для каждой из первичных эмоций на физиологическом и
поведенческом уровне определяются как конструкты, истинная
природа которых может быть выведена лишь приблизительно.
Интересно отметить, что теоретические взгляды Плутчика близ-
ки к взглядам Венгера , который, подобно Ланге,
придавал большее значение состоянию организма, чем восприя-
тию изменений в организме и последовательности чувств в созна-
нии, как это делал Джемс.
Плутчик утверждает, что его теория эмоций может бьпь
использована при изучении личности в психотерапии. Он пред-
положил, что личностные черты могут рассматриваться как вто-
ричные эмоции, представляющие две или несколько первичных.
Плутчик указывал, что восемь первичных эмоций дают 28 пар-
ных комбинаций и 56 тройных комбинаций, т. е. всего 84 различ-
ные эмоции одного уровня интенсивности . Предположив суше-
Хотя, по взглядам Плутчика, первичные эмоции смешиваются, форми-
руя новые эмоции так же, как смешиваются основные цвета, формируя цвета
новые. Изард рассматривает первичные или фундаментальные
эмоции лишь как взаимодействующие в комплексах или комбинациях и сохра-
няющие свою качественную идентичность.
чувствование хотя бы четырех различимых уровней интенсивности,
мы увеличим это число эмоций до 336. Плутчик думает, что пони-
мание способа смешения эмоций помогает анализу многих важ-
.ных эмоциональных феноменов. Например, он предлагает сле-
дующие формулы: гордость=гнев+радость; любовь==радость+
.принятие; любопытство==удивление+принятие; скромность==
страх+принятие; ненависть=гнев+удивление; вина==страх+
дзадость или удовольствие; сентиментальность==принятие+горе.
Социальные регуляторы (феномены суперэго) могут быть поня-
ты в системе Плутчика как сочетание страха и других эмоций,
-а тревожность - как сочетание страха и ожидания.
Плутчик сделал вывод, что обучение и опыт влияют на эмо-
ции лишь в очень специфическом отношении:
<(1) Индивид может научиться изменять или подавлять некоторые
внешние выразительные признаки эмоций...; и (2) индивидуальный
опыт повлияет на то, какие прототипические комплексы будут бо-
лее вероятно преобладать в его поведении, а какие - маскиро-
ваться или взаимодействовать>.
Симонов (1964, 1970, 1972, 1975) заключил, что мера пере-
.живания эмоции или мера <эмоционального стресса (Э) - функ-
.ция двух факторов: а) значения мотивации или потребности (П),
.и б) разности между информацией, необходимой для ее удовлет-
ворения (Ин) и информацией, доступной субъекту (Пд). Это
может быть выражено с помощью формулы: Э== ЦП,/И,...),
где /И=(Ин-Ид).
Согласно теории эмоции Симонова, возникновение эмоции
обусловлено дефицитом прагматической информации (когда Ин
больше чем Ид), именно это вызывает эмоции отрицательного
характера: отвращение, страх, гнев и т. д. Положительные эмо-
ции, такие, как радость и интерес, появляются в ситуации, когда
полученная информация увеличивает вероятность удовлетворе-
ния потребности по сравнению с уже существующим прогнозом,
другими словами - когда (Ид больше чем Иц).
Симонов утверждает, что существует относительная незави-
симость нейронных механизмов потребности, эмоции и прогноза
(или вероятности достижения цели) и что эта относительная
яезависимость механизмов предполагает разнообразие взаимо-
действий между ними. Активация нейронного аппарата эмоции
.интенсифицирует потребность, а дефицит или излишек информа-
.ции склонны влиять на потребность по формуле: П=Э/(Ин-Ид).
С другой стороны, изменение интенсивности эмоции и потребно-
сти влияют на прогноз вероятности достижения цели: Ин-Ид==
==Э/П. Симонов приводит данные обследова-
ния космонавтов в качестве одного из экспериментальных под-
тверждений информационной теории эмоций.
Когнитивно-аффективный подход
Оригинальный вклад Сингера в психо-
логию аффекта отражает его психоаналитическую подготовку и
интерес к когнитивным процессам, фантазии и воображению.
В то же самое время сходство его когнитивно-аффективного под-
хода с аналогичным подходом Томкинса и Изарда делают его идеи соответствующими
теории дифференциальных эмоций. Сингер, подобно Томкинсу,
Изарду и Далу, предположил, что эмоции образуют основную
мотивационную систему человеческого существования. Его уни-
кальный вклад основан на клинических и экспериментальных ис-
следова.ниях, подтверждающих его основное предположение
о том, что процессы фантазии и воображения связывают знание
и аффект и, таким образом, представляют основные человече-
ские мотивы.
Согласно Сингеру, в основе взаимоотношений между аффек-
том и знанием лежали попытки приспособления ребенка к новой
и постоянно меняющейся окружающей среде. Он предположил,
как и Томкинс и Изард , что новиз-
на окружающей среды вызывает интерес, который, в свою оче-
редь, способствует приспособлению. Успешное приспособление
снижает возбуждение и вызывает радость, тогда как большое
количество неусваиваемого материала может вызывать испуг,
отвращение или страх. Таким образом, аффективные и когнитив-
ные процессы взаимопроникают друг в друга с самого раннего
начала жизни. Как будет показано в последующих главах, син-
геровское отношение когнитивного усвоения к аффективной
акции подобно в некоторых отношениях идеям информационных
процессов Ханта и принципу изменений плотности
нейронной стимуляции Томкинса .
Значимым результатом исследований Сингера было исполь-
зование его представлений о воображении и об аффектах в прак-
тике психотерапии: например, применение сочета-
ния воображения и действия (ролевой игры), помогающее па-
циенту достичь контроля над эмоциями, мыслями и действиями.
Воображение, способность к фантазированию могут быть.
также средством повышения самоконтроля индивида. Представ-
ление как положительных, так и отрицательных эмоций исполь-
зовалось Сингером для подавления некоторых эмоциональных
состояний. Например, боязнь плавания преодолевалась при мно-
гократном воображении этого действия больным. Положитель-
но-эмоциональное представление женщины использовалось для-
нейтрализации гетеросексуального страха и гомосексуальных на-
клонностей.
Резюме
Как правило, теории личности и поведения не учитывали
эмоции и их роль в жизни человека. Аналогично многие широко
распространенные теории эмоций мало что могли сказать о роли
эмоций в развитии личности и об их влиянии на мысль и дейст-
вие. Большинство исследователей эмоций было связано лишь-
с одним из компонентов эмоционального процесса. Хотя некото-
рые теории разрабатывают отдельные аспекты взаимоотношений
эмоций и разума, действий и личности, многое еще необходимо
сделать как на теоретическом, так и на эмпирическом уровнях.
Хотя в классической психоаналитической теории нет понятий
менее подчеркивает важность-
человеческом су-
некогнитивных феноменов или <аффектов> в человеческом су-
ществовании. Признание Фрейдом аффектов как мотивационных
переменных заложили психодинамическую традицию в психоло-
гии и в психиатрии. Понятие инстинктивных влечений как источ-
ника мотивации иногда критиковалось или отрицалось некото-
рыми теоретиками психоанализа, но замечание Фрейда о том, что
мотивационные феномены, включая <импульсы желания>, пред-
ставляют собой связь между идеями и аффектами, является про-
дуктивным и в настоящее время. Оно получило отражение, на-
пример, в концепциях желания Клейна и Холта, возможно,.
повлияло на концепцию эмоций как фундаментальных мотивов
Дала и на взгляды Сингера, истоками которых являются одно-
временно психоанализ и теория дифференциальных эмоций.
Направление, занимающееся изменением эмоций, берет на-
чало с работ Спенсера, в частности, с его определения эмоций
или ощущений как измерений или состояний сознания. Сфера
сознания, описываемая эмоциями, может быть, по предположе-
нию Вундта, выражена количественно измерениями удовольст-
вия-неудовольствия, расслабления-напряжения и спокойст-
вия - возбуждения. Основываясь на концепциях Спенсера и
Вундта, Даффи предположила, что поведение может быть объяс-
нено в терминах организмического возбуждения. Согласно Да
фи, эмоции представляют собой высшие уровни напряжения-
в тканях организма. Такая система, как и система Линдсли,
.допускает количественные, но не качественные изменения эмо-
ций.
Вудвортс и Шлосберг продемонстрировали, что мимические
выражения эмоций могут быть достоверно категоризированы и
что эти три категории могут быть точно предсказаны на основе
оценок измерений удовольствия - неудовольствия, принятия -
отталкивания и сна - напряжения. Более поздние исследования
показали, что принятие - отталкивание и сон - напряжение, воз-
можно, не являются независимыми переменными, но некоторые
исследователи нашли другие надежные измерения. Исследования,
проводящиеся в этой традиции, продемонстрировали, что качест-
венно различные эмоции могут быть представлены как точки
или группы точек в многофакторном пространстве. Как показано
в исследовании Бартлета и Изарда , изме-
ряемые понятия, такие, как удовольствие, напряжение, самоуве-
ренность и импульсивность, могут быть полезны в описании
субъективного опыта, связанного с различными отдельными эмо-
циями.
Некоторые исследователи объясняли эмоцию как последова-
тельность перцептивно-когнитивных процессов. Такие когнитив-
ные теории склонны рассматривать эмоции как нечто нежела-
тельное, разрушающее или дезорганизующее мысль и действие.
Придерживаясь этого подхода, Арнолд определяет эмоцию как
чувственно-действенную тенденцию и отличает эмоцию от биоло-
гического влечения, с одной стороны, и мотива - с другой. Ва-
риант когнитивной теории Шехтера определяет эмоцию как
недифференцированное возбуждение плюс знание. На его взгляд,
физиологическое состояние, лежащее в основе эмоций, одно и то
же для всех эмоций, а качественные особенности являются
результатом оценки ситуации.
Лазарус рассматривает эмоцию как ответ и определяет три
типа категорий эмоционального ответа: когнитивный, экспрес-
сивный и инструментальный. Когнитивные ответы (эмоции) в ос-
новном синонимичны с защитными механизмами, такими, как
подавление и проекция. Экспрессивные ответы рассматриваются
в основном как мимические выражения лица, а инструменталь-
ные ответы включают в себя символы, средства или обычаи.
Плутчик определяет эмоцию как реакцию организма, свя-
занную с приспособительным биологическим процессом. Напри-
мер, адаптивный комплекс непринятия возбуждает отвращение,
а разрушения - гнев. Плутчик определил восемь основных эмо-
ций и показал, что эти восемь основных эмоций в комбинациях
образуют вторичные эмоции. Например, гордость==гнев+радость,
а скромность=страх-)-принятие. Плутчик указывает, что и лич-
ностные черты могут анализироваться в терминах вторичных эмо-
ций. Например, социальные регуляторы могут быть поняты как
комбинации страха и других эмоций.
Симонов определяет эмоцию как взаимодействие потребно-
сти и возможности достижения цели. Согласно этому взгляду,
отрицательная эмоция возникает как результат дефицита праг-
матической информации, необходимой для адаптивного и удов-
летворяющего действия. Таким образом, разрешение <эмоцио-
нального стресса>, в терминах Симонова, является результатом
верной информации и компетентного действия, основанного
на ней.
Каган представил более утонченную когни-
тивную теорию мотивов и мотивации. Он определил мотив как
когнитивное представление желаемой цели, которая может или
не может связываться с частными видами поведения. Мотив
отличается от других когнитивных представлений тем, что он
включает в себя цель - представление будущего события, кото-
рое даст возможность субъекту чувствовать себя лучше.
Теория Кагана несет некоторые признаки когнитивно-аффек-
тивной позиции, хотя он не определяет эмоцию и не разъясняет-
свои взгляды на взаимоотношение между аффектом, знанием к.
действием.
ным внешним выражениям этих переживаний. (4) Эмоции взаи-
модействуют между собой - одна эмоция может активировать,
усиливать пли ослаблять другую. (5) Эмоциональные процессы
взаимодействуют с побуждениями п с гомеостатпческнмп, перцеп-
тивными, когнитивными II моторными процессами и оказывают
на них влияние.
ТЕОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ
ЭМОЦИЙ
Эмоции как основная мотивационная система
Теория дифференциальных эмоций признает за эмоциями
функции детерминант поведения в широчайшем диапазоне от
насилия н неумышленного убийства, с одной стороны, и самопо-
жертвования - с другой. Эмоции рассматриваются не только
как основная мотивирующая система, но и как личностные про-
дессы, которые придают смысл н значение человеческому сущест-
вованию.
Теория дифференциальных эмоций восходит к богатому интел-
лектуальному наследию и претендует на родство с классически-
ми работами Дьюшена, Дарвина, Спенсера, Кьеркегора. Вундта,
.Джемса, Кэннона, Мак-Даугала, Дьюмаса, Фрейда, Радо п Вуд-
вортса, а также с более современными работами Якобсона,
Синнота, Маурера, Гельгорна, Боулбн, Симонова, Экмана, Хол-
та, Сингера- и многих других. Все эти ученые, представляя раз-
личные дисциплины и точки зрения, склонны в целом верить
в центральное значение эмоций для мотивации, социальной ком-
муникации, познания иI действия. Однако за идеологическое
обоснование теории более ответствен современный автор - Сил-
ван Томкннс, чья блестящая двухтомная работа <Аффект, вооб-
ражение, сознание> будет часто цитироваться по ходу этой
книги.
Теория дифференциальных эмоций получила свое название
из-за центрации на отдельных эмоциях, которые понимаются как
отличающиеся переживательно-мотивационные процессы. Эта
теория имеет в своей основе пять ключевых допущений: (1) Де-
сять фундаментальных эмоций (которые будут кратко определе-
ны в главе 4 и подробно обсуждены в последующих главах)
образуют основную мотивационную систему человеческого суще-
ствования. (2) Каждая фундаментальная эмоция обладает уни-
кальными мотивационными .и феноменологическими свойствами.
(3) Фундаментальные эмоции, такие, как радость, печаль, гнев
и стыд, ведут к различным внутренним переживаниям и различ-
52
Шесть систем в организации личности
Личность - это сложная организация шести систем: гомео-
статической, эмоциональной, перцептивной, когнитивной, мотор-
ной и системы побуждений. Каждая система имеет определен-
ную степень автономности или независимости, но все они соот-
несены между собой. Гомеостатпческая система является сетью
взаимосвязанных систем, которые действуют автоматизированно
п бессознательно. Основными среди них являются эндокринная
II сердечно-сосудистая системы, которые, взаимодействуя с систе-
мой эмоций, влияют на личность. Гомеостатические механизмы
рассматриваются как вспомогательные по отношению к эмоцио-
нальной системе, некоторые регуляторы метаболизма, такие, как
гормоны, важны и для регуляции и для возникновения.
Система побуждений основана на тканевых изменениях н
обеспечивает информацию о потребностях тела. Наиболее общие
побуждения - голод, жажда, секс, поиск комфорта к избегание
боли. Побуждения важны как основа выживания, но при обыч-
ных обстоятельствах (после того как потребности выживания к
комфорта удовлетворены) побуждения (за исключением секса и
боли) психологнчески значимы лишь в той мере, в какой они
влияют на эмоции.
Наиболее важны для функционирования личности п для со-
циального взаимодействия четыре системы: эмоциональная, пер-
цептивная, когнитивная и моторная. Эти четыре системы совмест-
но формируют основу уникального человеческого поведения.
Продуктивность человека является производной гармоничного>
взаимодействия этих четырех систем. Неэффективное же поведе-
ние и дезадантации - результат нарушения или неправильного
осуществления системного взаимодействия,
Четыре типа мотивационных феноменов
Согласно теории дифференциальных эмоций шесть систеи
личности создают четыре основных типа мотивации: побуждения,
эмоции, аффективно-когнитивное взаимодействие и аффективно-
когнитивные структуры. Побуждения являются результатом изме-
нения в тканях, происходящего обычно циклично. Эмоции рас-
сматриваются как переживательно-мотивационные феномены,
имеющие адаптивные функции. Аффективно-когнитивное взаимо-
действие - это мотивационное состояние, возникающее из взаи-
модействия между аффектом или комплексом аффектов и ког-
нитивными процессами. Такие взаимодействия многочисленны и
меняются в зависимости от конкретных отношений субъекта
с окружающей средой. Аффективно-когнитивные структуры яв-
ляются результатом повторяющегося взаимодействия отдельного
аффекта или комплекса аффектов с некоторым набором или кон-
фигурацией знаний. Сложная аффективно-когнитивная структура.
может образовывать аффективно-когнитивную ориентацию, более
глобальную личностную черту, комплекс черт или диспозицию,
например интроверсию. Любой из этих четырех основных типов
мотивации может являться в течение некоторого времени основ-
ной детерминантой поведения. Таксономия аффектов и их взаимо-
действия представлена в таблице 2.
Из этой таблицы можно видеть, что, когда есть взаимодей-
ствие аффектов и добавляются аффективно-когнитивные струк-
туры и ориентации, схема человеческой мотивации и переживае-
мых феноменов становится максимально сложной.
Понятие аффективно-когнитивной структуры очень похоже
на <идеоаффективную организацию> Томкинса Оно подобно также установке в понимании Катц и Стотланда
, имеющей трехчленную структуру и содер-
жащей аффективный, когнитивный и поведенческий компоненты,
причем аффективный компонент интерпретируется как <централь-
ный аспект установки, так как он наиболее близок к оценке-
объекта> (р. 429).
В теории дифференциальных эмоций, а также в эмипириче-
ских исследованиях, ведущихся с позиций той теории, считается
необходимым концептуально разграничить эмоции, побуждения:
1. Интерес-возбуждение
2. Удовольствие-радость
3. Удивление
4. Горе-страдание
5. Гнев-ярость
6. Отвращение-омерзение
7. Презрение-пренебреже-
ние
8. Страх-ужас
9. Стыд-застенчивость"
а0. Вина-раскаяние
А. Эмоция - эмоция
II. Побуждение-телес-
ные ощущения
1. Голод
2. Жажда
3. Усталость-сонливость
4. Боль
5. Секс
III. Аффективно-когнитив-
ные структуры или
ориентации"
1. Интроверсия-экстра-
версия
2. Скептицизм
3, Эгоизм (самомнение)
4. Решительность
5. Невозмутимость
IV. Взаимодействия"
Б. Эмоция-побуждение
Диады:
1. Интерес-удовольствие"
2. Горе-гнев
3. Страх-стыд
(из десяти фундаменталь-
ных эмоций можно обра-
зовать 45 диад)
Триады:
Диады:
1. Интерес-секс
2. Интерес-удовольствие-
секс
(к каждой фундамен-
тальной эмоции и к
каждой диаде эмоций
может быть добавлено
одно или несколько
побуждений)
В. Эмоция - аффектив-
но-когнитивные струк-
туры
Диады:
1. Интерес-интроверсия
2. Интерес-удовольствие-
интроверсия
(к каждой фундамен-
тальной эмоции и к
каждой диаде эмоций
может быть добавлена
одна или несколько
аффективно-когнитив-
ных структур)
Триады эмоций и драйвов: Триады эмоций и аффек-
тивно-когнитивная
структура:
Удивление-интерес-
удовольствие-эгоизм
(к каждой триаде эмо-
ций может быть добав-
лена одна или несколь-
ко аффективно-когни-
тивных структур)
1. Боль-страх-стыд-гнев
(к каждой триаде эмо-
ций может быть добав-
лено одно или несколь-
ко побуждений)
1. Удивление-интерес-удо-
вольствие
2. Горе-гнев-отвращение
3. Страх-стыд-вина
(из десяти фундаменталь-
ных эмоций можно обра-
зовать 120 триад)
120.
"К каждому из этих взаимодействий, представленных в колонках А - В, можно
добавить гомеостатические функции, познавательные и моторные действия. Это об-
разует эмоционально-когнитивные взаимодействия:
Г. Примеры эмоционально-когнитивных взаимодействий:
1 ) интерес-экстраверсия-мышление
2 ) интерес-удовольствие-интроверсия-воображение
3) гнев-отвращение-презрение-экстраверсия-<недружелюбные мысли>
а) Почти для всех фундаментальных эмоций >дано два термина. Это сделано для
того, чтобы показать изменчивость фундаментальных эмоций по интенсивности.
б) Это не исчерпывающий список.
в) Имеются некоторые основания для разделения стыда и застенчивости, но эмпи-
рической основы пока нет.
т)) Любое взаимодействие, представленное в колонках А-Г, может быть либо гар-
моничным, либо конфликтным.
иI феномены, описываемые как аффективно-когнитивные структу-
ры. Эти аффективно-когнитивные структуры состоят из динами-
ческих и относительно стабильных отношений между аффектом
(эмоцией, побуждением, с одной стороны, и определенными ког-
нитивными процессами, с другой).
Ряд эмпирических исследований основных типов мотивации
был проведен с помощью шкалы дифференциальных эмоций
. Эта методика надежно
измеряет десять эмоций и некоторые побуждения и аффективно-
когнитивные ориентации. (В качестве примеров исследований
с использованием этих шкал .
Эмоции и эмоциональная система
Важным допущением теории дифференциальных эмоций яв-
ляется признание особой роли отдельных эмоций в жизни чело-
века.
Исследователи, занимающиеся прикладной психологией -
инженерной, педагогической или клинической, - так или
иначе приходят к пониманию специфичности отдельных эмоций.
Люди, с которыми они работают, испытывают именно счастье,
гнев, страх, печаль или отвращение, а не просто <эмоцию>. Со-
временная практика отходит от использования таких общих тер-
минов, как <эмоциональная проблема>, <эмоциональное наруше-
ние> и <эмоциональное расстройство>. Психологи пытаются ана-
лизировать отдельные аффекты и аффективные комплексы и воз-
действовать на них как на различные мотивационные феномены
в жизни индивида.
Определение эмоции. Теория дифференциальных эмоций
определяет эмоцию как сложный процесс, имеющий нейрофизио-
логический, нервно-мышечный и феноменологический аспекты.
На нейрофизнологическом уровне эмоция определяется по элек-
трохимической активности нервной системы, в частности, коры,
гипоталамуса, базальных ганглиев, лимбической системы, лице-
вого и тройничного нервов. На нервномышечном уровне эмоция -
это прежде всего мимическая деятельность, а вторично - панто-
мимические, висцерально-эндокринные и иногда голосовые реак-
ции. На феноменологическом уровне эмоция проявляется либо
как сильно мотивированное переживание, либо как пережива-
ние, которое имеет непосредственную значимость для субъекта.
Переживание эмоции может создавать в сознании процесс, совер-
шенно независимый от познавательных процессов.
Когда нейрохимические процессы через врожденные про-
граммы вызывают комплексные мимические и соматические про-
явления, а с помощью обратной связи эти проявления становятся
осознанными, появляется отдельная фундаментальная эмоция,
которая одновременно является н мотивирующим и смыслообра-
зующим переживанием. Феноменологически положительные эмо-
ции имеют врожденные характеристики, которые склонны усили-
вать чувство благополучия, поддерживать его н побуждать к не-
му- Они облегчают взаимодействие с людьми, а также понимание
ситуаций и связей между объектами. Отрицательные эмоции
ощущаются как вредные п трудно переносимые и не способст-
вуют взаимодействию. Как уже указывалось, хотя определенные
эмоции склонны быть положительными, а другие - отрицатель-
ными, эти термины не могут применяться жестко к каким-либо
эмоциональным переживаниям без рассмотрения их в жизненной
ситуации.
Эмоции как система. Теория дифференциальных эмоций
представляет эмоциональные элементы как систему, так как они
взаимосвязаны и динамическими п относительно стабильными
способами. Некоторые эмоции в силу природы лежащих в их
основе врожденных механизмов организованы иерархически. Дар-
вин заметил, что внимание может постепенно
изменяться, переходя в удивление, а удивление - <в леденящее
изумление>, напоминающее страх. Подобно этому. Томкинс
доказал, что градиенты стимуляции, вызываю-
щей интерес, страх и ужас, представляют иерархию, где гра-
диент, необходимый для появления интереса, наименьший, а для
ужаса - наибольший. Например, новый звук заинтересовывает
ребенка. Если при первом предъявлении незнакомый звук будет
достаточно громким, он может напугать. Если звук очень гром-
кий иI неожиданный, он может вызвать ужас.
Другая характеристика эмоций, которая входит в их органи-
зацию как системы, - очевидная полярность между некоторыми
парами эмоций. Исследователи от Дарвина до
Плутчика наблюдали полярность п приводили
доказательства в пользу ее существования. Радость п печаль.
гнев и страх часто рассматриваются как противоположности.
Другие возможные полярные эмоции - интерес п отвращение.
стыд и презрение. Подобно понятиям положительных п отрица-
тельных эмоций, понятие полярности не должно рассматриваться
как жестко определяющее взаимоотношения между эмоциями.
Противопоставление не всегда означает отношение взаимного
исключения - <либо-либо>. Противоположности иногда связаны
друг с другом, или одна из них вызывается с помощью другой
(например, <слезы радости>).
Определенные эмоции, иные. чем пары полярных противопо-
ложностей. могут также при определенных обстоятельствах иметь
взаимосвязи. Интерес может сменяться страхом,презрение мо-
жет переходить в радость и возбуждение, вызывая <воинствен-
ный энтузиазм> . Две или несколько фундамен-
тальных эмоций, взаимодействуя с некоторым набором когни-
цнй, могут образовывать аффективно-когнитивную структуру или
ориентацию. Описательный термин <аффективно-когнитивная
ориентация> представляется полезным для анализа определен-
ных личностных черт. Например, комбинация интерес - страх,
связанная с пониманием того, что избегание опасности и риск
сами по себе могут быть развлечением, приводит к аффективно-
когнитивной ориентации поиска переживаний. Однако комбинация
интерес - страх может быть связана с риском как компонен-
том исследовательской деятельности, и в этом случае аффектив-
но-когпитнвная ориентация будет представлять собой любозна-
тельность.
Есть II другие факторы, которые помогают определить эмо-
ции как систему. Так, все эмоции имеют некоторые общие харак-
Теристики. Все эмоции, отличаясь от побуждений, не цикличны:
ничто не вызывает интерес, отвращение или стыд два-три раза
в день соответственно пищеварению или метаболическим процес-
сам. Все эмоции воздействуют на побуждение и другие системы
личности, усиливая или уменьшая различные мотивации. Напри-
мер, эмоции отвращения, страха или горя могут редуцировать
или совершенно подавлять сексуальное влечение. Даже поведе-
ние, мотивированное гомеостатическими механизмами, постоян-
но подвергается влиянию таких эмоций, как радость, страх, горе,
гнев.
Ограничения эмоциональной системы. Томкинс
обнаружил, что существуют определенные врожденные
ограничения эмоциональной системы и они, в свою очередь,
влияют на степень детерминированности поведения человека.
В то же самое время свобода присуща самой природе эмоций и
эмоциональной системы. Более полное обсуждение материалов
этого и следующего абзацев см. у Томкинса (а) Эмоциональную систему по сравнению с двигательной
человеку трудно контролировать. Эмоциональный контроль, воз-
можно, успешнее достигается с помощью мимики и двигатель-
ного компонента эмоции в сочетании с такими когнитивными
процессами, как воображение и фантазия.
(б) Эмоции, привязанные к влечениям и возникающие лишь
благодаря им, ограничены в свободе, например, как в случае,
когда радость вызывается только едой.
(в) Существуют ограничения эмоциональной системы благо-
даря синдромному характеру ее неврологической и биохимиче-
ской организации. Когда возникает эмоция, вовлекаются все
компоненты эмоциональной системы, причем с очень большой
скоростью.
Память о прошлом эмоциональном опыте накладывает
другое ограничение на эмоциональную свободу. Яркие эмоцио-
нальные переживания прошлого, представленные в памяти и в
мыслях, могут сдерживать или, наоборот, побуждать человека.
(д) Другое ограничение свободы эмоций может налагаться
природой объекта эмоции, как, например, в случае безответной
любви.
(е) Эмоциональное общение ограничено своего рода запре-
том смотреть в лицо, особенно в глаза, друг другу.
(ж) Другой фактор, ограничивающий эмоциональное обще-
ние, - сложные взаимоотношения между языком и эмоциональ-
ной системой. Мы не научены точно выражать свои эмоциональ-
ные переживания.
Степени свободы эмоциональной системы. Описывая роль
эмоций, Томкнис заключает: <Причина без эмоции бессильна,
эмоция без причины слепа. Сочетание эмоции и причины гаран-
тирует высокую степень человеческой свободы> Хотя большинство людей не достигает точности в осо-
знании своих эмоций, сложность эмоциональной системы тем не
менее способствует увеличению компетентности человека. Эмо-
циональная система обладает десятью типами свободы, не при-
сущими системе побуждений.
(1) Прежде всего, это свобода во времени: нс существует
основного ритма или цикла, как у побуждений.
(2) Эмоции обладают свободой интенсивности, тогда как
побуждения характеризуются повышением интенсивности до тех
пор, пока они не будут удовлетворены.
(3) Эмоция имеет значительную свободу плотности, с кото-
рой она действует (плотность эмоции - продукт ее интенсивно-
сти и продолжительности).
(4) Свобода эмоциональной системы такова, что эмоция мо-
жет возникать из-за <вероятности события>. Благодаря этому
эмоция гарантирует предвосхищение, являющееся центральным
процессом при обучении. Например, эмоция страха заставляет
избегать огня ребенка, который когда-то обжигался. Эмоция мо-
жет также предвосхищать благоприятные события.
(5) Эмоциональная система обладает свободой объекта.
Хотя эмоции, возбуждающиеся влечениями, обладают ограни-
ченным набором объектов, которые могут эти влечения удовлет-
ворить, соединение эмоций с объектами через знание чрезвы-
чайно расширяет набор объектов положительных и отрицатель-
ных эмоций.
(6) Эмоция может быть связана с конкретным видом опы-
та-мышлением, ощущением (сенсорикой), действием и т. д.
В теории дифференциальных эмоций мимика и обратная
связь от мимической активности играют чрезвычайно важную
роль в эмоциональном процессе и в эмоциональной регуляции.
Однако люди, описывая сильные эмоции, обращаются, скорее,
к изменениям в висцерально-эндокринной системе (например, го-
ворят <внутреннее чувство>), нежели к проприоцептивным и кож-
ным импульсам, возникающим при мимической деятельности. На
это существует ряд причин.
Лицо как источник испытываемых в эмоциях чувств
Больше ста лет тому назад Ч. Дарвин зало-
жил основу исследования роли мимических комплексов в эмо-
циях. На основе его наблюдений можно сделать вывод о том,
что выразительное поведение является либо последовательностью
эмоций, либо их регулятором. Рассматривая регуляторную функ-
цию выразительного поведения, Дарвин утверждал: <Свободное
выражение эмоции с помощью внешних признаков усиливает ее.
С другой стороны, подавление настолько, насколько возможно,
всех внешних проявлений смягчает нашу эмоцию> (р. 22). Это
положение Дарвина стало шагом к гипотезе о роли обратной
связи в эмоциях.
Можно было бы ожидать широкого и интенсивного изучения
-вслед за Дарвином роли в эмоциях соматической системы и, в
частности, выражения лица, однако вместо этого умами психоло-
тов завладели представления Джемса и направили внимание
исследователей эмоций на автономную систе-
му и висцеральные функции.
Гипотеза о природной обратной связи. Джемс сформулиро-
вал в теории эмоций гипотезу об обратной связи, но не так, как
это сделал Дарвин. Джемс определял эмоцию как восприятие
телесных изменений (в основном висцеральной природы), произ-
водимых стимульной ситуацией. Так, он рассматривал эмоцию
как индивидуальное сознание ощущений, вызываемых такими
феноменами, как сердцебиение и прерывистое или быстрое ды-
хание. В теории Джемса (Лаптев, 1884) нашло место, однако, и
действие поперечно-полосатой мускулатуры, понимаемое как те-
лесное изменение. После описания определенных висцеральных
.11 железистых реакций, включенных в эмоцию, Джемс замечает:
<И что не менее важно, но менее признано, поскольку этому
факту не уделялось до сих пор специального внимания,- это не-
прерывное взаимодействие произвольной мускулатуры с нашими
эмоциональными состоянпями. Даже когда нет изменений.., её
внутреннее напряжение меняется, удовлетворяя требованиям каж-
дого появляющегося настроения, и ощущается как разница напря-
жения> Однако эта идея Джемса в течение долгого времени не по-
лучала своего развития. Видимо, произошло это из-за объедине-
ния многими исследователями позиций Джемса и Ланге 1885). Ланге же полагал, что эмоция состоит из вазомоторных.
изменений во внутренних и железистых органах и что секретор-
ные, моторные, когнитивные и переживаемые феномены лишь.
вторичные аффекты. Если не считать нескольких оставшихся не
замеченными работ , можно
сказать, что роль соматической системы и мимической обратной
связи в эмоциях игнорировалась на протяжении последующих
семи десятилетий.
Теория Джемса-Ланге быстро завоевала популярность.
Психологи явно удовлетворились объяснением, следующим из..
этой теории, что субъект <печален, потому что он плачет; боится,
потому, что он бежит>. (Заметим, что эти примеры демонстри-
руют феномены широкой обратной связи.) Постепенно в теории:
эмоции Джемса-Ланге занятие те-
лесных изменений, сопутствующих эмоции, стало синонимичным
висцеральной деятельности, иннервированной автономной нерв-
ной системой.
Теория Джемса-Ланге была подвергнута критике со сторо-
ны виднейшего физиолога Кэннона который про-
вел серию успешных экспериментов с денервацией висцеральных.
органов экспериментальных животных. Опыты Кэннона показа-
ли, что: (а) отделение внутренних органов от центральной нерв-
ной системы не изменяет эмоциональное поведение; (б) внутрен-
ние органы реагируют слишком интенсивно и слишком медленно-
для того, чтобы быть источником эмоционального ощущения;
(в) одни и те же висцеральные изменения возникают при раз-
личных эмоциональных состояннях и при неэмоциональных со-
стояниях и (г) искусственно вызванные висцеральные изменения,.
типичные для определенных эмоций, этих эмоций не вызывают.
Аргументы Кэннона и их обоснованность оказались достаточно.
убедительны, по они не являлись критическими для гипотезы
обратной связи. Фактически работы Кэннона реально поддержи-
вали и эту гипотезу и позицию теории дифференциальных эмо-
ций, которая исключает висцеральные акты из эмоционального
процесса и отводит им роль дополнительной системы. Больше
того, доказательство того, что можно наблюдать возбуждение
симпатической нервной системы (висцеральной) при неэмощю-.
нальных состояниях, согласуется с понятием относительной неза-
висимости эмоции и висцерального возбуждения, принятом в тео-
рии дифференциальных эмоций.
Мандлер дает детальный анализ критики:
Кэннона, не соглашаясь с двумя первыми пунктами Кэннона,. на
принимая два последних. Поддерживая взгляд на эмоцию как
сочетание возбуждения автономной нервной системы, с одной
стороны, II когниций, с другой, он утверждает, что возбуждение
.автономной нервной системы вместе с когнитивной интерпрета-
цией условий, вызывающих возбуждение, способствует появле-
нию эмоции и что именно возбуждение обеспечивает <теплоту>
или <окрашенность> эмоционального переживания. Аргументы
.Мандлера против первых двух утверждений Кэннона не имеют
достаточного эмпирического подтверждения. Пытаясь опроверг-
нуть положение Кэннона о том, что эмоциональное переживание
происходит более быстро, чем возбуждение автономной нервной
системы, и поэтому ему предшествует, он пишет, что <эмоцио-
нальные стимулы - это знакомые стимулы, которые могут вы-
зывать непосредственно некоторый аспект эмоционального отве-
та> . Соглашаясь с тем, что
<эмоциональные> ответы могут возникать и при отсутствии воз-
буждения, он считает, что <знакомые стимулы> могут способ-
-ствовать <автономному воображению>, которое и вызывает <эмо-
циональные ответы>. Надо сказать, что кроме того. что представ-
ление об эмоции без возбуждения противоречит основному
положению Шехтера-Мандлера, оно не представляется правдо-
подобным в эволюционной перспективе. Если организм должен
был бы формировать связь между стимулом и автономным воз-
буждением, прежде чем он смог бы быстро на него среагировать
в критических ситуациях, его шансы выжить должны были бы
существенно снизиться.
Соматическая система, мимическая обратная связь и диффе-
ренциация эмоций. Несмотря на убедительную критику Кэнноном
гипотезы висцеральной обратной связи, большинство исследова-
телей, занимающихся эмоциями, продолжали изучать автоном-
.ную нервную систему и висцеральные процессы. Одним из
исключений был Ф. Г. Олиорт, впервые рассмотревший сомати-
ческую систему II обратную связь от деятельности поперечно-по-
лосатой мускулатуры как критический фактор в детерминации
того, какая специфическая эмоция будет переживаться.
Особое значение мимики и мимической обратной связи было
впервые подчеркнуто Томкинсом и затем Гель-
горном На языке Томкинса эмоции - это в основном мимические ответы. Он утверждал,
что проприоцептнвная обратная связь от выражений лица, транс-
.формируясь в осознанную форму, создает ощущение или осозна-
ние эмоции.
Поскольку нервы и мышцы лица значительно более тон-
ко дифференцированы по сравнению с внутренними органами,
выражения лица и их обратная связь являются значительно бо-
лее быстрыми ответами, чем висцеральные, играющие вторичную
роль в эмоции, обеспечивая лишь основу или аккомпанимент
для отдельных выражений лица.
Гельгорн предложил очень подробный ана-
лиз взаимоотношений между проприоцептивными мимическими
и пантомимическими импульсами и субъективным переживанием
эмоции; проприоцептивные сигналы от лица направляют в кору
возбуждения через задние отделы гипоталамуса, что сопровож-
дает эмоцию. Таким образом, проприоцептивные импульсы <иг-
рают важную роль в сложных взаимоотношениях между ство-
лом мозга, лимбической системой и новой корой. Они вносят
вклад в разнообразие кортикальных комплексов возбуждения,
которые лежат в основе специфических эмоций> . Гель-
горн не говорил о причинной роли мимических сенсорных стиму-
лов в возникновении эмоций, но он, как Дарвин, Джемс и Ол-
порт, утверждал, что они являются регулятором эмоции.
Представление об эмоциональном процессе в теории
дифференциальных эмоций
Основываясь на выводах Дарвина и ранних работах Джем-
са, Ф. Оллпорта, Томкинса и Гельгорна, Изард выдвинул гипо-
тезу о том, что мимические комплексы - один из интегральных
компонентов эмоции. Хотя выражение лица - часть эмоции или
эмоционального процесса, ни оно, ни какой-либо другой взятый
отдельно компонент не образуют эмоции. В его теории эмоция
состоит из трех взаимосвязанных компонентов: (1) нейронной
активности мозга и соматической нервной системы; (2) деятель-
ности поперечно-полосатой мускулатуры, или мимической и пан-
томимической экспрессии и обратной связи <лицо-мозг>, и
(3) субъективного переживания. Каждый компонент обладает
достаточной автономностью, поэтому в некоторых необычных
условиях он может быть оторван от других, но, как правило, эти
три компонента взаимозависимы и взаимодействуют друг с дру-
гом в эмоциональном процессе.-
Функции нервной системы в активации эмоции. Теория диф-
ференциальных эмоций постулирует постоянную представлен-
ность эмоции в сознании. Внутреннее или внешнее событие изме-
няет градиент нейронной стимуляции, а также активность лим-
бической системы и сенсорной коры. Импульсы от коры или от
лимбических структур (возможно, таламуса) направляются гипо-
таламусу. Гипоталамус играет заметную роль в дифференциации
эмоций, определяя, на какое выражение лица будет произведе-
но воздействие. От гипоталамуса импульсы следуют к базаль-
ным ганглиям, которые организуют нейронное сообщение для
изменения мимического выражения. Это сообщение передается
через моторную кору. При фундаментальной эмоции импульсы
от моторной коры через лицевой (VII черепной) нерв опреде-
ляют специфическое выражение лица. Тройничный (V черепной)
нерв проводит сенсорные импульсы (возможно, через задние
отделы гипоталамуса) в сенсорную кору. Наконец, корковая
интеграция обратной связи от выражения лица образует субъек-
тивное переживание эмоции. Эмоциональный процесс, возможно,
также включает и другие сложные взаимоотношения между но-
вой корой и лимбическими структурами.
Функции висцеральной системы. Трехкомпонентное опреде-
ление эмоции не включает в себя деятельность автономно иннер-
вируемых висцеральных органов. Но теория дифференциальных
эмоций не исключает важности гомеостатических механизмов,
или автономно-висцерально-эндокринных процессов, в качестве
вспомогательных систем. Эндокринно-гормональная, сердечно-
сосудистая и дыхательная системы очень важны, в частности при
поддержании и углублении эмоции.
Тот факт, что эндокринно-гормональная система обычно
возбуждается при эмоции, внес путаницу в понимание роли внут-
ренних органов. Когда возникает эмоция и мимическая обратная
связь обеспечивает различные данные для специфического эмо-
ционального переживания, индивид довольно точно определяет
происходящие автономно-висцеральные изменения (сердцебие-
ние, покраснение кожи, <слабость> желудка или потливость ла-
доней). Такие изменения висцеральной деятельности обычно свя-
зываются с эмоцией, и, поскольку такие изменения требуют
большего внимания индивида, чем импульсы, исходящие от лица,
легче сделать вывод, что они-то и являются реальной <причиной>
эмоции, или, по крайней мере, частью эмоционального процесса.
Другая причина ошибочного понимания деятельности автоном-
но-висцеральной системы состоит в том, что осознание изменения
выражения лица или мимической обратной связи фактически сов-
падает во времени с осознанием субъективного переживания
специфической эмоции.
Переживание эмоции без мимической экспрессии. Одним \>
вариантов процесса активации эмоции может быть эмоциональ-
ный процесс, экспрессивное выражение которого частично или
полностью подавлено. Например, в некоторых ситуациях выраже-
ние гнева является нарушением социальных норм. Тогда субъект
волевым усилием подавляет все внешние проявления, которые
сигнализируют о гневе. Тем не менее он все равно может испы-
тывать гнев. Это объясняется следующим образом. Во-первых,
выражение гнева может реально возникать, но быть столь крат-
ковременным, что не воспримется наблюдателем. Хаггард и
Айсакс продемонстрировали существо-
вание таких, <микромоментных выражений>. Такие выражения
и дают обратную связь, требуемую для возникновения субъектив-
ного переживания. Больше того, некоторые исследования
показали,
что субъекты, зримо представляющие ситуацию, вызывающую
эмоцию, демонстрируют предсказуемые изменения в напряжении
лицевых мышц (на электромиограмме), даже когда на лице не
появляется никакого выражения. Во-вторых, субъект может
испытывать гнев даже тогда, когда моторные импульсы от под-
корковых центров полностью блокируются, предотвращая любое
движение или изменение в мышцах. В этом случае активация
эмоции происходит, видимо, потому, что эфферентное (моторное)
сообщение, хотя и не воздействует на мышцы лица, тем не ме-
нее направляет сенсорные импульсы, которые стимулируют эмо-
ционально-специфичную обратную связь, идущую обычно от ми-
мического выражения. Таким образом, обратная афферентация,
или внутренняя петля, заменяет обычную эфферентно-афферент-
йую (внешнюю) петлю.
В-третьих, через процесс типа классического обусловлива-
ния субъект может выработать связь между отдельным проприо-
цептивным комплексом раздражителей, свидетельствующих о вы-
ражении гнева, и субъективным переживанием гнева. В этом
случае <память> или <чувства>, соответствующие гневу, могут
заменять реальное выражение и эмоциональный процесс вновь
будет полным за счет петли обратной афферентации.
Подавление экспрессивного выражения заставляет нервную
систему проделывать огромную работу - блокировать нормаль-
ный эмоциональный процесс, осуществлять его окольным путем.
Постоянное использование такого непрямого процесса активации
эмоции может вести к психосоматическим или психологическим
отклонениям.
Мимика без эмоционального переживания. При некоторых
условиях обратная связь от выражения отдельной эмоции может
не достигнуть сознания, и поэтому не возникнет эмоциональное
переживание. Процесс подавления, в силу которого экспрессия
не будет репрезентирована в сознании, может сам существовать
как сильная эмоция. Например, сильная эмоция интереса может
поддерживать высокоинтенсивную когнитивную деятельность, ме-
шающую конкурирующей эмоции достичь сознания. Подавление
может также вести к появлению сильного Побуждения. Так, го-
лод может заставить человека есть вещи, которые обычно вызы-
вают у него отвращение и отвергаются (будет подавлена эмо-
ция отвращения).
Два вывода следуют из вышеизложенных рассуждений.
Во-первых, когда начальные нейронные и экспрессивные компо-
ненты эмоции не достигают полной корковой интеграции и осо-
изменения мимического выражения. Это сообщение передается
через моторную кору. При фундаментальной эмоции импульсы
от моторной коры через лицевой (VII черепной) нерв опреде-
ляют специфическое выражение лица. Тройничный (V черепной)
нерв проводит сенсорные импульсы (возможно, через задние
отделы гипоталамуса) в сенсорную кору. Наконец, корковая
интеграция обратной связи от выражения лица образует субъек-
тивное переживание эмоции. Эмоциональный процесс, возможно,
также включает и другие сложные взаимоотношения между но-
вой корой и лимбическими структурами.
Функции висцеральной системы. Трехкомпонентное опреде-
ление эмоции не включает в себя деятельность автономно иннер-
вируемых висцеральных органов. Но теория дифференциальных:
эмоций не исключает важности гомеостатических механизмов,
или автономно-висцерально-эндокринных процессов, в качестве
вспомогательных систем. Эндокринно-гормональная, сердечно-
сосудистая и дыхательная системы очень важны, в частности при
поддержании и углублении эмоции.
Тот факт, что эндокринно-гормональная система обычно
возбуждается при эмоции, внес путаницу в понимание роли внут-
ренних органов. Когда возникает эмоция и мимическая обратная
связь обеспечивает различные данные для специфического эмо-
ционального переживания, индивид довольно точно определяет
происходящие автономно-висцеральные изменения (сердцебие-
ние, покраснение кожи, <слабость> желудка или потливость ла-
доней). Такие изменения висцеральной деятельности обычно свя-.
зываются с эмоцией, и, поскольку такие изменения требуют
большего внимания индивида, чем импульсы, исходящие от лица,
легче сделать вывод, что они-то и являются реальной <причиной>
эмоции, или, по крайней мере, частью эмоционального процесса.
Другая причина ошибочного понимания деятельности автоном-
но-висцеральной системы состоит в том, что осознание изменения
выражения лица или мимической обратной связи фактически сов-
падает во времени с осознанием субъективного переживания
специфической эмоции.
Переживание эмоции без мимической экспрессии. Одним \.з-
вариантов процесса активации эмоции может быть эмоциональ-
ный процесс, экспрессивное выражение которого частично или
полностью подавлено. Например, в некоторых ситуациях выраже-
ние гнева является нарушением социальных норм. Тогда субъект
волевым усилием подавляет все внешние проявления, которые
сигнализируют о гневе. Тем не менее он все равно может испы-
тывать гнев. Это объясняется следующим образом. Во-первых,
выражение гнева может реально возникать, но быть столь крат-
ковременным, что не воспримется наблюдателем. Хаггард и
Айсакс продемонстрировали существо-
вание таких, <микромоментных выражений>. Такие выражения
дают обратную связь, требуемую для возникновения субъектив-
ного переживания. Больше того, некоторые исследования
показали,
что субъекты, зримо представляющие ситуацию, вызывающую
эмоцию, демонстрируют предсказуемые изменения в напряжении
лицевых мышц (на электромиограмме), даже когда на лице не
появляется никакого выражения. Во-вторых, субъект может
испытывать гнев даже тогда, когда моторные импульсы от под-
корковых центров полностью блокируются, предотвращая любое
движение или изменение в мышцах. В этом случае активация
эмоции происходит, видимо, потому, что эфферентное (моторное)
сообщение, хотя и не воздействует на мышцы лица, тем не ме-
нее направляет сенсорные импульсы, которые стимулируют эмо-
ционально-специфичную обратную связь, идущую обычно от ми-
мического выражения. Таким образом, обратная афферентация,
или внутренняя петля, заменяет обычную эфферентно-афферент-
йую (внешнюю) петлю.
В-третьих, через процесс типа классического обусловлива-
ния субъект может выработать связь между отдельным проприо-
цептивным комплексом раздражителей, свидетельствующих о вы-
ражении гнева, и субъективным переживанием гнева. В этом
случае <память> или <чувства>, соответствующие гневу, могут
заменять реальное выражение и эмоциональный процесс вновь
будет полным за счет петли обратной афферентации.
Подавление экспрессивного выражения заставляет нервную
систему проделывать огромную работу - блокировать нормаль-
ный эмоциональный процесс, осуществлять его окольным путем.
Постоянное использование такого непрямого процесса активации
эмоции может вести к психосоматическим или психологическим
отклонениям.
Мимика без эмоционального переживания. При некоторых
условиях обратная связь от выражения отдельной эмоции может
не достигнуть сознания, и поэтому не возникнет эмоциональное
переживание. Процесс подавления, в силу которого экспрессия
не будет репрезентирована в сознании, может сам существовать
как сильная эмоция. Например, сильная эмоция интереса может
поддерживать высокоинтенсивную когнитивную деятельность, ме-
шающую конкурирующей эмоции достичь сознания. Подавление
может также вести к появлению сильного побуждения. Так, го-
лод может заставить человека есть вещи, которые обычно вызы-
вают у него отвращение и отвергаются (будет подавлена эмо-
ция отвращения).
Два вывода следуют из вышеизложенных рассуждений.
Во-первых, когда начальные нейронные и экспрессивные компо-
ненты эмоции не достигают полной корковой интеграции и осо-
ненты эмоции
знания, в нервной системе остается неизрасходованная энергия.
Эта энергия может быть направлена в ретикулярную формацию>
ствола мозга с повышением в результате неспецифической акти-
вации активности автономно иннервируемых органов. Хрониче-
ское повторение этих эффектов может вести к развитию психо-
соматических симптомов. Во-вторых, если нейронный и экспрес-
сивные компоненты достигают определенного уровня интегра-
ции, появляющееся субъективное переживание может храниться
в некоторой системе типа системы памяти. В этом случае субъ-
ективное переживание может проявляться спустя некоторое вре-
мя: (а) как функция стимулов, связанных с этим переживанием,
(б) через активный процесс восстановления или (в) за счет
спонтанной нервной активности. Такая задержка эмоционального
переживания подобна отсрочке эмоции в понимании Томкинса
Как уже указывалось, при обычных условиях мимическое
выражение, или определенный комплекс изменений напряжения
соответствующих мышц лица, ведет к эмоциональному пережива-
нию. Ситуации, в которых отдельное выражение лица не ведет
непосредственно к эмоции, по-видимому, редки. Исключением из
этого правила являются произвольные выражения.
Произвольные выражения и эмоция. Произвольные выраже-
ния, проявляющиеся при социальной коммуникации, могут не
активировать эмоциональный процесс по двум причинам: либо
потому, что произвольные и непроизвольные выражения вклю-
чают различные нервные структуры, либо потому, что сенсорная
обратная связь может блокироваться одним из уже описанных
процессов подавления. Социальная улыбка - один из примеров
произвольного выражения, которое может не только не вызвать
радости, но и не соответствовать эмоциональному переживанию.
Тем не менее открытое и преднамеренное использование специ-
фического произвольного выражения для активации соответст-
вующего субъективного переживания может быть эффективным,
если индивид хочет испытывать это чувство и если подавляющие
процессы не слишком сильны.
Мимическое выражение и регуляция эмоционального пере-
живания. Из теории эмоционального процесса следует, что выра-
жение лица, когда оно соответствует выражению фундаменталь-
ной эмоции, может играть роль в контроле или регуляции эмо-
ционального переживания.
Немало выдающихся теоретиков и исследователей эмоций
приходили к сходным выводам. Дарвин утверждал, что свобод-
ное выражение эмоции (<посредством наружных признаков>)
усиливает ее, тогда как подавление внешнего выражения сни-
жает (<смягчает>) ее джемс считал, что
если субъект не выражает эмоцию, то <она умирает>, и что
субъект может <преодолеть нежелательную эмоцию>, если будет
последовательно использовать внешние движения противополож-
ной желательной эмоции. Похожие мнения выражали и другие
психологи . Однако, несмотря на общее признание того, что изме-
нения позы и выражения лица изменяет эмоциональное пережи-
вание, почти нет экспериментов, проверяющих это предположе-
ние . В этих исследованиях простые манипуляции
лицевыми мышцами по инструкции экспериментатора не вызы-
вали перехода от выражения к переживанию. Однако эти иссле-
дования не отвергают действенность экспрессии, проявляемой по
желанию самого субъекта, или экспрессии, действующей вместе
с соответствующим воображением или знанием.
Относительная независимость эмоционального процесса. Со-
гласно теории дискретных эмоций эмоциональный процесс может
осуществляться относительно независимо от любых когнитивных
процессов. Однако когнитивные процессы взаимодействуют с эмо-
циональными почти непрерывно. В дополнение к обычным взаи-
модействиям, которые влияют на аффективно-когнитивные про-
цессы, существуют и взаимодействия, имеющие место лишь тог-
да, когда индивид принимает решение подавить мимическое
выражение. Реализация такого решения снижает интенсивность
субъективного переживания отдельной эмоции и повышает авто-
номную активность, что может переживаться как <стресс>, <на-
пряжение> или просто как дискомфорт. Как уже говорилось,
подавлению выразительного компонента эмоции может способ-
ствовать когнитивная или моторная деятельность индивида.
В то же время из-за действия подавляющих процессов субъектив-
ное переживание может не возникнуть. Таким образом, хотя
когнитивные процессы могут влиять на эмоциональные, они сами
не являются необходимой частью эмоций. Нейронное сообщение
от изменения мимики следует по врожденным путям в кору, где
интеграция этой информации способствует возникновению субъ-
ективного переживания эмоции без влияния когнитивных про-
цессов.
Тем не менее важность знания в мотивации и в поведении
трудно переоценить. Когнитивная система включается непосред-
ственно после начала эмоционального процесса. Такие когнитив-
ные процессы, как память и воображение, часто ведут к возник-
новению эмоции . Влияние эмоциональной и когни-
тивной систем друг на друга является реципрокными, воздейст-
вуя через баланс или через превалирование одной над другой
на эффективность личностного функционирования.
Двигательная деятельность, так же как и когнитивная, мо-
жет привести к активации эмоции. Существует немало способов,
какими двигательная деятельность влияет на эмоции: например,
усталость может снизить пороги отрицательных эмоций, расслаб-
ление - повысить их. Эффективное функционирование личности
основывается на сбалансированном и гармоничном взаимодейст-
вии эмоциональной, когнитивной и двигательной систем при необ-
ходимой поддержке со стороны других жизненных систем и при
оптимальном учете окружающей среды, в частности социального
контекста.
Определения некоторых терминов в теории
дифференциальных эмоций
В качестве заключения и словаря теории дифференциальных
эмоций далее приводятся определения некоторых ключевых тер-
минов.
Эмоция (фундаментальная, отдельная) - это сложный фе-
номен, включающий в себя нейрофизиологический и двигательно-
выразительный компоненты и субъективное переживание. Взаи-
модействие этих компонентов в интраиндивидуальном процессе
образует эмоцию, являющуюся эволюционно-биогенетическим
явлением; у человека выражение и переживание эмоции врожден-
но, общекультурально и универсально.
Комплексы эмоций - это комбинация двух или нескольких
фундаментальных эмоций, которые при определенных условиях
склонны появляться одновременно или в одной и той же после-
довательности и которые взаимодействуют таким образом, что
все эмоции в комплексе имеют некоторое мотивационное воздей-
ствие на индивида и его поведение.
Побуждение - это мотивационное состояние, вызываемое
изменениями в тканях организма. Примерами побуждений яв-
ляются голод, жажда, усталость и т. д. Мотивационная интен-
сивность всех побуждений, исключая боль, по своей природе
циклична. Два побуждения - боль и секс - обладают некото-
рыми характеристиками эмоций.
Аффект - это общий неспецифический термин, который
включает все вышеперечисленные мотивационные состояния и
процессы. Таким образом, аффективная сфера состоит из фунда-
ментальных эмоций, комплексов эмоций, побуждений и их взаи-
модействия. Аффективная сфера также охватывает состояния или
процессы, в которых один из аффектов (например, эмоция) взаи-
мосвязан с когнитивным процессом.
Взаимодействие эмоций - расширение, ослабление или по-
давление одной эмоции другой.
Взаимодействие эмоции и побуждения - мотивационное со-
стояние, характеризуемое усилением, ослаблением пли подавле-
нием побуждения эмоцией или эмоции побуждением.
ТЕОРИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ ЭМОЦИИ ч
Взаимодействие с аффектом. Аффект интенсифицирует,
ослабляет, блокирует или изменяет качество перцептивного про-
цесса, когнитивного процесса или деятельности.
Аффективно-когнитивная структура или ориентация пред-
ставляет собой связь аффекта или комплекса аффектов с обра-
зами, словами или мыслями.
Действие или поведение. Поведение - это общий термин,
который широко использовался в разных психологических тра-
дициях. Бихевиористы применяли этот термин для обозначения
наблюдаемых реакций, но многие ученые использовали его
в определении любых организмических функций - аффективных,
когнитивных или двигательных. Автор этой книги предпочитает
избегать изолированное употребление этого термина, если есть
возможность уточнить поведение как сердечно-сосудистое, пер-
цептивное, когнитивное или двигательное. Кроме того, в книге
понятию поведения предпочитается синонимичный термин - дей-
ствие. Действие относится к двигательным актам (включая голо-
совые, т. е. речь), отличающимся от включенных в выразитель-
ный компонент эмоции. Действие отличается от аффективных со-
стояний и процессов. Таким образом, эмоции, эмоциональные
комплексы и побуждения рассматриваются не как поведение или
действие, а как мотивационные феномены, лежащие в основе
поведения.
Различные психологические теории имплицитно (а иногда и экс-
плицитно) предполагают, что эмоция включает три компонента:
неирофизпологическое функционирование, мимическую деятель-
ность и субъективное переживание. Все больше исследователей,
занимающихся психологией личности, социальной психологией,
психиатрической и клинической практикой, акцентируют вырази-
тельный компонент эмоций. Для этого существует немало при-
чин. Лицо - это центр передачи и приема социальных сигна-
лов, которые являются решающими для развития индивида.
Эволюционно-биологическое значение мимического
выражения в социальной коммуникации
Мимическое выражение эмоций имеет как эволюционно-био-
логическое, так и психологическое и социальное значение. Веду-
щие современные теоретики-этологи согласны с Дарвином (Оаг-
ЛУШ, 1872) в том, что мимика возникла в эволюционном про-
цессе. Дарвин нашел, что выражения лица, развившиеся из
<полезных привычек> или из того, что Тинберген назвал движе-
ниями намерения , представляют собой несовер-
шенные или подготовительные фазы деятельности, такой, как
нападение, передвижение, защита и т. д. В ходе эволюции мими-
ческие сигналы развились в систему, позволяющую передавать
информацию о <намерениях> или состоянии индивида и таким
образом повышающую бдительность другого существа к опреде-
ленным аспектам окружающей среды, т. е. мимические сигналы
стали выполнять коммуникативную функцию. Например, испу-
ганное лицо сигнализирует об опасности и о намерении индиви-
да бежать или покориться.
Область, исследованная этологами и некоторые психологиче-
ские эксперименты со всей очевидностью
свидетельствуют о значимости социальной коммуникации, осно-
ванной на мимических движениях.
Важность выражений лица в коммуникации приматов была
заметна каждому, изучавшему их поведение .
Хотя все тело примата обычно движется, обеспечивая динамиче-
ский зрительный сигнал (часто сопровождающийся голосовым),
определенные части тела, и прежде всего лицо , играют особо важную роль в зрительной ком-
муникации приматов. Хайнд и Ровелл описали различные мимические комплексы макаки-резуса, кото-
рые особо важны в передаче угрозы, беспокойства, подчинения,
испуга и в демонстрации миролюбия. Другими авторами было
показано, что те же самые мимические комплексы тесно связаны
с коммуникацией животных, которая способствует созданию
иерархии социального доминирования . Хотя многие авторы подчеркивали важность рассмотрения полисенсорных комп-
лектных сигналов, все получали факты в пользу интегральной
связи мимических комплексов с коммуникативными характери-
стиками приматов Эволюционная перспектива. Обзор теорий и исследований
эволюции мимической экспрессии привел к следую-
щим выводам.
1. Нервно-мышечные механизмы лица, необходимые для вы-
полнения основных мимических выражений, образуют последова-
тельность от высших приматов к человеку 2. Выражения лица человека имеют близкое сходство
с реакциями животных, которые первоначально выполняли функ-
ции, связанные, например, с защитой уязвимых мест, ухажива-
нием и т. д. .
3. Некоторые выражения лица очень похожи на рефлектор-
ные реакции на несоциальные стимулы .
4. По крайней мере некоторые выражения лица произошли
от реакций, служивших для коммуникации животных. Это пред-
ставление появилось в работах Дарвина и Тин-
бергена и очень определенно сформулировано
Эндрю .
5. Некоторые выражения лица могут быть следствием не-
произвольных <действий, определяемых конституцией нервной
системы>.
6. Эмоция является способом адаптации в жизни высокоор-
ганизованного социального организма Теория и факты, которые привели к этим выводам, имеют
значение для вопроса о фундаментальном биологическом харак-
тере эмоций и экспрессивных выражений. Если мимика человека
является филогенетическим продолжением выражений, свойст-
венным предшественникам человека, то эволюционный отбор
должен был играть важнейшую роль в дифференциации эмоций
II их выражений. Если мы допустим, что дифференциация эмо-
циональных выражений имеет эволюционно-биологическую осно-
ву, то необходимо уделить внимание изучению адаптивных функ-
ций эмоций. В изучении того, как генетически запрограммиро-
ванные поведенческие комплексы и переживания участвовали
в адаптации организма, многие этологи приходили к выводу о
высокой адаптивной ценности выражений лица. Более того, ис-
следования ряда этологов указали путь этологического анализа выразитель-
ного компонента отдельных эмоций.
Развивая другой подход, некоторые исследователи 1971) представили доказательства существования генетически
заданных универсальных поведенческих комплексов, представ-
ляющих некоторые фундаментальные эмоции. Их данные показа-
ли, что значимые аспекты эмоциональной коммуникации основы-
ваются на генетически запрограммированных и общевидовых
поведенческих комплексах - мимических выражениях фунда-
ментальных эмоций.
Все человеческие социальные связи (или межличностные от-
ношения) основаны на эмоциях, а эмоции обнаруживаются дру-
гими в основном с помощью выражений лица. В наиболее фунда-
ментальной социальной связи (отношении мать - ребенок)
выражения лица, как отметил еще Дарвин играют значимую роль. Работы Боулби других
продемонстрировали, что неудача в отсутствии эмоционального
отношения между матерью и ребенком может иметь серьезные
последствия для социального и эмоционального развития этого
ребенка.
Эволюционно-филогенетические изменения в компонентах
эмоции и эмоциональной коммуникации. Важность мимической
по сравнению с пантомимической активности в эмоции и, в част-
ности, в эмоциональной дифференциации и эмоциональной ком-
муникации увеличивается с фило- и онтогенетическим развитием.
В филогенезе эти изменения параллельны эволюции мускулату-
ры лица. У беспозвоночных и низших позвоночных вообще нет
поверхностных мышц лица. У этих животных репертуар эмоций
минимален, если вообще термин <эмоция> можно к ним приме-
нить. То, что рассматривается у этих животных в качестве эмо-
ции, обычно обозначается бихевиористски ориентированными
учеными, предпочитающими не делать заключений об эмоцио-
нальных переживаниях животных, как недоброжелательное или
агрессивное поведение.
Поднимаясь по филогенетической шкале к уровню птиц,
можно наблюдать комплексные характеристики поведения, вклю-
чающие в себя положение головы. Можно спорить относительно
того, в каких эмоциональных терминах следует определять эги
проявления, но, очевидно, что они играют значимую роль в со-
циальной коммуникации и в социальных отношениях 1969). Есть ряд данных, доказывающих спра-
ведливость предположений о том, что особенности положения
головы у домашних цыплят играют решающую роль в социаль-
ном доминировании.
Доминирование, по крайней мере у определенных видов
птиц и животных, иногда на некоторое время определяется ре-
зультатами драк; легко можно убедиться, что у высших видов
такие эмоции, как гнев и страх, играют определенную роль
в агрессивных актах. Менее распространенным, хотя и выглядя-
щим достаточно обоснованным, является вывод о том, что в ходе
эволюции эмоциональные проявления приобрели способность
препятствовать агрессии.
Среди позвоночных лицевая мускулатура изменяется от
полного отсутствия до хорошо развитой - у высших приматов
и сложной, предельно дифференцированной - у человека. Клас-
сификация эмоциональных выражений приматов, предложенная,
например, для макак-резусов, показывает, что активность позы
остается важной составляющей эмоции. Тщательный анализ эмо-
циональных выражений макак-резусов показал, что многие из этих выражений описываются в контек-
сте пантомимической или другой двигательной активности. В ра-
боте Ван Хуфа сравнивались мимические осо-
бенности обезьян-катархин и человекообразных обезьян и было
показано, что у последних мимика более независима от позы н
локомоции. У человека мимические комплексы как характери-
стики объединения в значительной степени независимы от позы
локомоции и окружающей среды Рисунок 2
некоторые подобия выражений лица у шимпанзе и
показывает
у человека.
Рис. 2. Последовательность выражений лиц у шимпанзе и людей,
по Шевалье-Сколников <Мимическая экс-
прессия у приматов>.- В кн.: под ред. Экмана <Дар-
вин и выражение лица: обзор столетних исследований>.- некоторых наиболее важных факторов проиллюстрирует значи-
мость лица в межличностных отношениях.
К трехнедельному возрасту младенцы начинают отвечать на
взгляд внимательно смотрящего на них человека Новорожденный предпочитает лицо или его схематическое
изображение любому другому стимулу 1964), а более естественное изображение лица зрительно фикси-
руется ребенком в течение большего времени Лицо в сравнении с некоторыми другими стимулами (фото-
графиями детского рожка, медведя, шахматной доски, мишени)
привлекает большее внимание и ведет к некоторому двигатель-
ному успокоению, включая снижение сердечного ритма у шести-
месячных младенцев Другие исследования указывают,
что предпочтение лица как стимула изменяется в зависимости от
возраста и ряда других факторов.
Некоторая противоречивость в фактах относительно роли ли-
ца как зрительного стимула, несомненно, результат сложностей
измерения. С одной стороны, трудно выделить один какой-нибудь
определенный показатель зрительного поведения младенца. Проб-
лематично, что лучше измерять, - продолжительность первого
взгляда, частоту взглядов, общее время рассматривания или ком-
бинацию этих показателей с различными психофизиологическими
измерениями. Тем не менее уже на основе имеющихся данных
можно сделать вывод, что человеческое лицо - мощный стимул
социального развития.
Лицо, эмоциональная коммуникация и привязанность матери
и ребенка. Привязанность матери и ребенка рассматривается мно-
гими учеными как основа социальной жизни, а системы поведения,
которые образуют привязанность, обнаруживают тесные связи с
эмоциями. Джон Боулби, исследовавший привязанность многие го-
ды, посвятил этому целую книгу. Он писал:
Задолго до того, как дети начинают произносить отдельные
слова, выражения их лиц передают сообщения, которые являют-
ся решающими для контакта матери и ребенка. Выражения лиц
говорят нам о том, что дети радостны или печальны, сердиты
или испуганы, удивлены или смущены. Если мы не сможем <про-
читать> то, что <написано> у ребенка на лице, мы не сможем
понять его наиболее важные сообщения, не сможем почувство-
вать его симпатию или продемонстрировать свою.
Лицо как социальный стимул. По литературе о роли мимики
в социальном развитии ребенка существует ряд подробных обзо-
ров (например, СЬаг1е5Ж)гШ, Кгеиег, 1973; У1пе, 1973). Много-
численные исследования показали, что человеческое лицо -
явление экстраординарных социальных стимулов. Перечисление
<Нет поведения, сопровождающегося более сильным чувством, чем
1 привязанность. Лица, к которым оно направлено, любимы, и их
появление встречается с радостью. Все время, пока ребенок нахо-
дится в присутствии основного объекта привязанности, он чув-
ствует безопасность. Угроза потери вызывает тревогу, реальная
утрата - горе, а и то и Другое - возбуждение, подобное гневу>
Хотя существует некоторая общность в выражении привязан-
ности у разных видов, внешние проявления привязанности челове-
ка существенно отличаются от проявления привязанности прима-
тами. Например, в первый день жизни младенец макаки-резуса
может совершать движение в сторону своей матери и удерживать
свой собственный вес, цепляясь за нее, причем выделять свою
мать из числа других обезьян он обучается несколько позже. Ди-
тя человека начинает узнавать свою мать около четырех месяцев,.
а двигаться по направлению к ней - тремя месяца:ми позже.
Возможно, первые свидетельства привязанности появляются;
около четырехмесячного возраста, когда ребенок выделяет свои>
мать из числа других людей и не отводит от нее взгляд, когда:
она передвигается через его поле зрения. В этом возрасте младе-
нец плачет, когда мать от него удаляется, а к шестимесячному
возрасту не только плачет, но и пытается следовать за ней на
четвереньках . В этом же возрасте ребенок
бурно реагирует на возвращение матери - улыбается, вытягива-
ет растопыренные ручки и издает радостные звуки. Все эти дей-
ствия становятся более регулярными к девяти месяцам. В возрас-
те девяти месяцев ребенок прижимается к матери, когда пугается
или огорчается.
К концу первого года, весь второй и большую часть третьего>
года жизни ребенок предвосхищает намерения матери уйти и ре-
агирует на них так же, как на сам уход.
По мере взросления детей мимические выражения эмоций об-
легчают им развитие навыков игры со сверстниками и организа-
цию взаимоотношений, характеризующих их социальную жизнь.
Начиная с подросткового возраста, привязанность направляется
больше на сверстников, чем на родителей, и может относиться
у также к группам (таким, как школа, колледж, коллеги по рабо-
те и т.д.).
Гипотеза о том, что привязанность возникает на основе эмо-
циональной коммуникации с помощью зрительных, оральных и
У кожных ощущений, противоположна точкам зрения теоретиков:
социального изучения и классического психоанализа, которые рас-
сматривают привязанность как функцию удовлетворения матерью>
<первичных> потребностей младенца. Однако младенцы не про-
являют привязанности к другим объектам (например, к детскому
рожку), связанным с удовлетворением потребностей, и такие-
объекты не вызывают ни улыбки , ни речевых зву-
ков , ни повышения внимания Работы Кистяковской (1965), Шеффера и Эмерна показали, что субъект, осуществля-
ющий уход за ребенком, не обязательно является объектом силь-
нейшей привязанности. Есть данные о важности зрительного и слухового
ощущений (дистантных рецепте-
ров) в социальной привязанности. Роль этих сенсорных модаль-
ностей в восприятии признаков выражения эмоции очевидна. Объ-
яснить же их важность с точки зрения редукции влечения или
нормы социального научения довольно трудно.
Эмоционально-коммуникативное представление о социальной
привязанности не исключает обучения, но тип обучения может
быть лучше понят при учете врожденных тенденций н перцептив-
ного развития, которые идут, с ростом ребенка, рука об руку.
Эмоционально-коммуникативная теория не исключает призна-
ния некоторыми авторами инстинктивной природы привязанности
матери и младенца -если термин <истинктивный>
обозначает биологические особенности, мало изменяющиеся по
ходу развития под влиянием изменений среды. Ряд фактов 1971) доказывает, что выра-
жение фундаментальных эмоций удовлетворяет критериям биоло-
гических особенностей, являясь устойчивым к влияниям среды. Та-
ким образом, замечание Боулби о том, что привязанность матери
и младенца основана большей частью на инстинктивно.м поведе-
нии, согласуется с эмоционально-коммуникативной теорией при-
вязанности. Было обнаружено также, что эмоционально-коммуни-
кативные характеристики основываются большей частью на вы-
разительных реакциях, морфология которых определена эволюци-
онно-генетическими процессами.
Эмоционально-коммуникативная теория привязанности подоб-
на в некоторых отношениях теории Сирс , которая
рассматривала комплексы реакций, свидетельствующих о привя-
занности, как продукт созревания, т. е. процесса, включающего
взаимодействие генетических программ и опыта. Сирс указыва-
ла, что внезапность, интенсивность, страстность и продолжитель-
ная. неизменность поведенческих характеристик привязанности
трудны для объяснения в терминах теории научения.
Выражение эмоции и ощущение прикосновения
Хотя некоторые исследователи утверждают, что тактильная стимуляция не является ре-
шающим фактором в социальной привязанности человека, почти
нет эмпирических исследований функций прикосновения как сред-
ства передачи эмоции. Однако есть все же некоторые возможно-
сти обсуждения роли ощущения прикосновения в выражении и пе-
редаче эмоций.
Работа Харлоу с макаками-резусами привела
его к выводу, что прикосновение или телесный контакт является
биологической потребностью, интегральной по отношению к при-
вязанности и любви. Монтегью обзоре лите-
ратуры по ощущению прикосновения заключил, что само касание
представляет эмоциональный ответ.
Важность ощущения прикосновения в эмоциональной комму-
никации (и, следовательно, в эмоциональном контроле) может
быть выявлена и в эволюционно-биологической перспективе. При-
косновение или сенсорные впечатления, исходящие из телесного
контакта связаны с разными поведенческими комплексами, кото-
рые, по крайней мере у отдельных видов, оказываются устойчи-
выми. У некоторых видов определенные типы прикосновений вы-
полняют важные биологические и социальные функции. Не уста-
новлено точно, выполняет ли тактильный контакт подобные функ-
ции у человека, но, несомненно, что прикосновение, как и выраже-
ние лица, - предмет социальных норм .и систем табу, которые
изменяются от культуры к культуре. Социальные феномены, от-
носящиеся к понятию личностного пространства (например, дис-
танция, обычно устанавливаемая между индивидами при обще-
нии), возможно, имеют в своей основе культурные нормы, регу-
лирующие тактильные контакты.
Ощущение прикосновения очень сложно. Гелдард 1972) доказал независимый статус следующих характеристик при-
косновения: контактное давление, подкожное давление, колющая
боль, резкая боль, подкожная боль, тепло, холод, жар и мышеч-
ное давление.
Особая важность кожи лица основана на анатомии мозга.
В сенсорном гомункулусе (схеме, показывающей количество кор-
кового вещества, отнесенного к различным частям тела) зона ли-
ца, включая рот и язык, занимает непропорционально большую
часть коры.
Важность прикосновения к лицу, как нежного, так и враж-
дебного (пощечина), является хорошо известным межкультурным
феноменом. Анализ речи также доказывает важность кожи и ощу-
щения прикосновения. Такие выражения, как <трения>, <толстоко-
жий>, <почувствуй это на своей шкуре>, обычно связаны с эмо-
циями.
У большинства млекопитающих, за исключением высших че-
ловекообразных обезьян и человека, матери стимулируют кожу
своих новорожденных детенышей, вылизывая их. Такая стимуля-
ция кожи новорожденного животного важна для выживаиля, по-
тому что у некоторых видов мочеполовая система не функциони-
рует при отсутствии кожной стимуляции . Ис-
следования, проведенные на животных, показывают, что вылизы-
вание, поглаживание и ласка ведут к улучшению здоровья рас-
тущих животных.
Монтегью пришел к выводу, что существует эволюционная
последовательность от вылизывания у низших млекопитающих,
вычесывания зубами у низших приматов, почесывания пальцами
у обезьян и высших человекообразных к поглаживанию у чело-
века. Монтегью считает, что эволюционная перспектива показы-
вает важность для ребенка кожной стимуляции. Он пишет: <Мы
совершенно обоснованно называем ее фундаментальной и суще-
ственной частью аффекта и важным элементом в здоровом раз-
витии каждого организма> Выражение эмоции и физиологическое возбуждение
Ряд исследователей
обнаружили обратное взаимоотношение
между физиологическим (внутренним) возбуждением и его внеш-
ним выражением при различных стимульных условиях. В экспе-
рименте Лаязетты и Клека, иллюстрирующем этот тип исследова-
ний, участвовали мужчины студенческого возраста. Испытуемым
предъявлялась в случайном порядке последовательность зритель-
ных стимулов - зажигались красная и зеленая лампочки. За
красной лампочкой, всегда следовал удар тока, поэтому экспе-
риментаторы считали, что красный цвет превращается в услов-
ный стимул для аффективного возбуждения. Во время опыта по-
стоянно измерялось сопротивление кожи испытуемого и делалась,
его видеозапись, о которой он не знал.
Во 2-й части эксперимента испытуемому демонстрировались
видеозаписи его самого и пяти других человек, участвовавших в
таком же эксперименте, причем показывались только моменты от
появления стимула до удара тока. Задачей испытуемого было оп-
ределить, в какой последовательности зажигались лампочки у
каждого из показываемых людей, т. е., иначе говоря, его задачей"
было дифференцировать шоковые и нешоковые ситуации по аф-
фективному возбуждению заснятых <а пленку людей.
Результаты показали, что оценки существенно отличались от-
случайных, причем оценки своего собственного невербального по-
ведения были не более точны, чем оценки других, и непосредст-
венная обратная связь и наказание за ошибки явно не вели к:
значимому повышению точности оценок. Интересно также то, что-
лиц, которые давали сравнительно точные ответы, было трудно
оценивать другим индивидам. И, наоборот, те, кто были плохими
судьями, относительно легко поддавались оценке сами. Было вы-
яснено также, что субъекты, показавшие наибольшие изменения?
сопротивления кожи во время 1-й серии, оказались лучшими
судьями.
Ланзетта и Клек рассматривают несколько возможных объ-
яснений наблюдавшегося обратного взаимоотношения между фи-
зиологическим возбуждением и внешней выразительностью пове-
дения. Джонс указывал, что автономное возбужде-
ние и внешнее поведение - взаимозамещающие способы снижения
напряжения. Таким образом, если подавляется внешнее выраже-
ние аффекта, то усиливается его физиологическое проявление. На-
оборот, .если индивид выражает аффект внешне, уменьшается
внутренняя деятельность. Блок , критикуя Джонса
утверждал, что напряжение может снижаться с помощью когни-
тивных или двигательных действий, но не за счет автономной дея-
тельности. Шехтер и Латейнэ доказали,
что субъекты определенного типа (в основном, социопаты) не спо-
собны научиться применять обозначения эмоций к состояниям
-внутреннего возбуждения, и, таким образом, будучи физиологиче-
ски максимально лабильны, они внешне остаются безэмоцио-
нальными.
Ланзетта и Клек добавляли другие возможные объяснения.
Они нашли, что некоторые индивиды в процессе социализации на-
казывались за выражения аффектов и поэтому научились их по-
давлять. Эти индивиды испытывают конфликт между стремлени-
ем выразить и необходимостью подавить экспрессию в эмоцио-
нальных ситуациях. Индивидуальный уровень физиологического
возбуждения у них является суммой возбуждений, происходящих
из-за стимульной ситуации и из-за конфликта. Более точное вос-
приятие этими людьми аффективных проявлений других основа-
ло также на их внутреннем конфликте, который повышает их сен-
.зитивность.
Исследование Бак с соавторами расширило ана-
-лиз различий между физиологической реакцией и внешней выра-
зительностью поведения. Вместо электрического шока они предъ-
являли испытуемым серии слайдов, которые предварительно были
проаранжированы по степени притягательности изображения. За-
дачей судей было определить, рассматривает ли испытуемый при-
ятный или же неприятный слайд. Оказалось, что женщины луч-
ше, чем мужчины, выражали соответствующие чувства и, таким
образом, были их лучшими передатчиками. Кроме того, была под-
тверждена найденная ранее отрицательная корреляция между
.выразительностью поведения и физиологическими реакциями -
кожным сопротивлением и сердечным ритмом. Исследователи да-
.ли другое объяснение этому факту. Они предположили, что пере-
живания, связанные с обучением подавлению внешнего выраже-
ния эмоций, оказываются стрессовыми и что этот стресс, а не по-
давление само по себе вызывает усиление физиологических ре-
акций.
В другой работе Бак, Миллер и Кол попытались обосновать различия между людьми, хорошо и плохо
выражающими аффекты не в лабораторных, а в реальных жиз-
ненных ситуациях. Ими были обнаружены значимые отрицатель-
ные корреляции между выразительностью поведения и следующи-
ми характеристиками: <застенчивый>, <боящийся незнакомых лю-
дей>, <контролирующий свои эмоции>, <спокойный и сдержан-
ный>, <готовый к сотрудничеству>, <интроверт>. Они нашли также,
что экспрессивность положительно коррелирует со следующими
типами поведения: <часто демонстрирует агрессию>, <имеет высо-
кий уровень активации>, <имеет много друзей>, <открыто выра-
:жает свои чувства>, <импульсивен>, <часто с ним трудно ужить-
ся>, <прямо выражает свою враждебность>, <неконформен>, <лю-
бит распоряжаться>, <часто оказывает давление на других>, <экс--
траверт>. Но, хотя эти данные и интересны, к ним нельзя отно-
ситься с полным доверием. В работе были малочисленные выбор-
ки (шесть девочек, восемь мальчиков), а типы поведения, оцени-
вавшиеся эксперта.ми (учителями), не только частично включают
друг друга, но и иногда оказываются синонимичны. Однако, не-
смотря на эти недостатки, направление исследований интересно
и потенциально плодотворно.
Исследования выразительности, возможно, позволят признать,
что произвольность или непроизвольность выразительного пове-
дения, обычно считавшиеся категориально различными для соз-
нательного контроля, на самом деле изменяются по отношению
к осознанию. Например, континуально некоторые произвольные-
выражения типа тех, которые возникают при желании продемон
стрировать симпатию, могут осуществляться на низком уровне:
осознанности.
Фундаментальные эмоции
Каждая из фундаментальных эмоций обладает свойственной
именно ей адаптивной функцией и уникальными мотивационнымк
качествами, исключительно важными и для каждого индивида к
для всего вида.
Эмоции называются фундаментальными, поскольку каждая?
из них имеет: (а) специфический внутренне детерминированный
нервный субстрат, (б) характерные мимические или нервно-мы-
шечные выразительные комплексы и (в) отличающееся субъек-
тивное переживание или феноменологическое качество. Ни одик
из этих трех компонентов не образует эмоцию самостоятельно..
Целостная эмоция (или полный эмоциональный процесс) требует-
всех трех компонентов, хотя в одном из них - выразительном
комплексе - и продолжительность и интенсивность ослабляются
социализацией. В сущности, каждая фундаментальная эмоция яв-
ляется системой, образованной этими тремя компонентами и их:
взаимодействиями. Эмпирически идентифицированы и описаны
десять фундаментальных эмоций Два рода явлений делают трудным изучение фундаменталь-
ных э.моций. Во-первых, эмоции обычно активируют весь орга-
низм а не остаются процессом, ограниченным единичной систе-
мой. Например, активация симпатических механизмов, которая
сопровождает одну эмоцию, может активировать другие симпати-
ческие механизмы, обслуживающие другие э.моций. Во-вторых.
эмоции склонны появляться в определенных комбинациях, или.;
комплексах. Фундаменгальные эмоции являются важными в жиз-
ни индивида, но отдельно, не в сочетании с -другими эмоциями,
они существуют лишь в течение очень коротких периодов време-
ни - до того как активируются другие эмоции.
Рис. 3. Интерес - волнение. (Соот-
ветствие между выражениями эмо-
ций, представленных на рисунках с
4 по II, и их категориями, подтвер-
.ждено на многих восточных и за-
падных культурах).
Хотя фундаментальные эмоции считаются врожденными и
межкультурными феноменами (и, как показано в табл. 1, это под-
тверждается эмпирическими дан-
ными), прзнается, что социо-
культуряые факторы играют зна-
чимую роль в определении эмо-
циональной экспрессии. Как до-
казал Экман, каж-
дая культура обладает своими
собственными <правилами прояв-
ления> эмоций, и их нарушение
может иметь более или менее
серьезные последств.ия для ин-
дивида. Эти культур альные пра-
вила могут требовать подавления
или маскировки одних эмоцио-
нальных выражений и, наобо-
рот, частого проявления других.
Представители западной цивили-
зации часто улыбаются при не-
приятностях, а японцы обязаны
улыбаться, даже переживая горе.
И культурные и половые разли-
чия определяют ситуации, в кото-
рых надо смеяться и в которых
надо- плакать. Аналогично пра-
вилам проявления эмоций в раз-
ных культурах различаются и со-
циальные установки по отноше-
нию к эмоциональным пережива-
ниям Поскольку каждая фундаментальная эмоция будет подробно
рассмотрена в последующих главах, здесь будет дано их краткое
описание, в основном на феноменологическом уровне.
1. Интерес-волнение (рис. 3), наиболее часто переживаемая
положительная эмоция, мотивирует обучение, развитие навыков и
умений и творческие стремления. В состояний интереса у человека
повышается внимание, любознательность и увлеченность объек-
том интереса. Поскольку человек - наиболее меняющийся и не-
предсказуемый объект нашего мира, интерес, вызываемый други-
ми людьми, облегчает социальную жизнь и способствует разви-
тию эмоциональных УЗ между индивидами.
2. Радость (рис. 4) - максимально, хотя и не обязательно
постоянно, желаемая эмоция. Она представляется, скорее, побоч-
ным продуктом событий и условий, чем результатом прямого
стремления получить ее. Активное состояние радости характери-
зуется ЧУВСТВОМ уверенности, собственной значимости и ощущени-
ем того,что мы любим. С позиций Томкинса
Рис. 4. Удовольствие-радость
Рис. 5. Удивление
дость возникает в результате сильного снижения градиента нерв-
ной стимуляции.
3. Удивление (рис. 5) имеет некоторые черты эмоции, но это
не эмоция в полном смысле этого слова. В отличие от других эмо-
ций, удивление - всегда мимолетное состояние. Оно появляется
благодаря резкому повышению нервной стимуляции, возникающе-
му из-за какого-либо внезапного события. Удивление способству-
ет освобождению нервной системы от предыдущей эмоции и на-
правляет на объект, вызвавший удивление, все когнитивные про-
цессы.
4. Горе-страдание (рис. 6) - эмоция, испытывая .которую
человек падает духом, чувствует одиночество, отсутствие контак-
тов с людьми, жалость к себе.
5. Гнев (рис. 7) - это фундаментальная эмоция, контролю
над выражением которой уделяется особое внимание в процессе
социализации. Внешнее проявление гнева легко различимо: при
гневе кровь <кипит>, лицо начинает гореть. Быстро мобилизую-
щаяся энергия напрягает мышцы и вызывает ощущение силы, чув-
ство храбрости или уверенности в себе. Хотя гнев играл важную
лание чувствовать превосходство (более сильный, более интелли-
гентный. более цивилизованный) может вести к некоторой степе-
ни презрения. Одна из опасностей презрения в том, что оно - <хо-
лодная> эмоция, ведущая к деперсонализации индивида или груп-
пы, к которым относится презрение, поэтому эта эмоция может
Рис. 6. Горе-страдание
Рис. 7. Гнев-ярость
Рис. 8. Отвращение-омерзение
Рис. 9. Презрение-пренебрежение
роль в процессе эволюции, его функции у современного человека
невелики.
6. Отвращение (рис. 8) часто возникает вместе с гневом, но
имеет некоторые свои собственные отличительные мотивационные
признаки и иначе субъективно переживается. Физическая или пси-
хологическая изнашиваемость (<что-нибудь портится>) склонна
вызывать отвращение. Отвращение в сочетании с гневом может
стимулировать деструктивное поведение, так как гнев мотивирует
<нападение>, а отвращение - желание <избавиться от кого-либо
или чего-либо>.
7. Презрение (рис. 9) также часто появляется вместе с гне-
вом, или с отвращением, или с тем и другим вместе. Эти три
эмоции называются <враждебной триадой> В эво-
люционной перспективе презрение может развиваться как средст-
во подготовки к встрече опасного противника. По сей день же-
помочь, например, мотивировать <хладнокровное убийство>. В со-
временной жизни трудно найти какую-нибудь полезную или про-
дуктивную функцию презрения.
8. Страх (рис. 10) испытывал в своей жизни каждый инди-
вид. Переживание этой эмоции исключительно вредно для чело-
века: реальна возможность <испугаться до смерти>. Страх вызы-
вается за счет быстрого повышения плотности нервной стимуля-
ции, приносящей весть о реальной или воображаемой опасности.
Сильный страх сопровождает неуверенность и дурные предчув-
ствия. За исключением редких случаев, когда страх парализует,
обычно эта эмоция мобилизует энергию.
9. Стыд (рис. II) мог появиться в ходе эволюции как про-
явление потребности человека в социальных связях. Стыд моти-
вирует желание спрятаться, исчезнуть. Стыд может также способ-
ствовать возникновению чувства бездарности, может быть основой
Когда юношеские мечты заменяют место детских радостей и
печалей, появляется романтическая любовь, в которой доминиру-
ют интерес, радость и сексуальное влечение,
Каждый из этих типов любви имеет неповторимые признаки,
каждый - особый комплекс аффектов. Но несмотря на различия,
в них есть и нечто общее. Любовь связывает людей друг с дру-
гом, и эта аффективная связь имеет эволюционно-биологическое,
социокультурное и личностное значение. Взаимная любовь обра-
зует особое взаимоотношение, .которое изменяет все другие аф-
фективные пороги и влияет на все когнитивные процессы чело-
века.
Враждебность. Враждебность определяется ка.к основание аг-
рессии , но так же, как и мотивация, не всегда приводит к
соответствующему внешнему поведению, враждебность не
обязательно ведет к агрессии. Во враждебности взаимодейству-
ют фундаментальные эмоции гнева, отвращения и презрения, и
относительная сила этих трех эмоций (вместе с когнитивными и
ситуационными факторами), возможно, определяет вероятность и
природу агрессии. Например, сильный гнев увеличивает вероят-
ность импульсивных агрессивных актов. Доминирование отвра-
щения во враждебной триаде приводит к избеганию объекта
враждебных чувств, а презрение вкладывает в агрессивные акты
оттенки, характерные, например, расовым предрассудкам.
Враждебность имеет характеристики, состояния и черты.
Враждебность с ярко выраженным гневом является состоянием,
а предрассудки - проявлением враждебности как черты.
В сочетании с конкретным набором знаний враждебность мо-
жет перерасти в аффективно-когнитивную ориентацию, которая
называется ненавистью.
детей, когда человеческое лицо предпочиталось имя всем другим
стимулам. Этот факт сам по себе .может помочь понять причину
привязанности, которая возникает между матерью и ребенком.
Ряд последних экспериментов указывает на то, что внешнее
выражение эмоции играет роль не только в социальной коммуни-
кации, но и выполняет некоторые другие адаптивные функции.
Выражение эмоции реверсивно связано с физиологическим воз-
буждением. Один из возможных выводов из этого факта - то,
что хроническое подавление внешнего выражения эмоций ведет к
повышению физиологического возбуждения, а затем - к пси-
хосоматическим расстройствам.
Фундаментальная эмоция определяется как феномен, имею-
щий три компонента - неврологический, выразительный и субъ-
ективное переживание. Каждая из десяти фундаментальных эмо-
ций была кратко описана в этой главе.
Фундаментальные эмоции, взаимодействуя, формируют до-
. вольно устойчивые комплексы. Их примеры - тревожность, деп-
рессия, любовь и враждебность.
Резюме
Мимическая деятельность обеспечивает непосредственную и
специфическую информацию об эмоциях человека.
Выражения лица инстинктивны в том смысле, что они появ-
ляются рефлекторно .или автоматически как часть эмоционально-
го процесса. Факты указывают на то, что выражения фундамен-
тальных эмоций врожденны и имеют тесное сходство с мимикой
человекообразных обезьян. Эндрю доказал, что
адаптивная ценность коммуникативной функции мимики способ-
ствует пониманию процессов естественного отбора, делая эмоцио-
нальную экспрессию частью генетического кода.
Некоторые исследования показали, что лицо - экстраорди-
нарный социальный стимул. Были выделены стадии в развитии
Второй фактор, который мешал изучению эмоций, - это ин-
терес психологов к перцептивным и когнитивным процессам и к
теориям научения. Разумеется, эти сферы исследования исключи-
тельно важны, и их следует продолжать развивать. Однако не
менее важно и сотрудничество между исследователями этих обла-
стей и учеными, занимающимися эмоциями. Одна из задач этой
книги - обсудить, как эмоции взаимодействуют с когнитивными
структурами, и представить факты, демонстрирующие реципрок-
ные взаимовлияния между перцептивной, когнитивной, эмоцио-
нальной системами и системой действия.
Третьей причиной, затрудняющей изучение эмоций, является
установка на то, что эмоции не могут изучаться объективно и не
поддаются исследованию с помощью обычной научной методоло-
гии. Связанное с этой же установкой предубеждение заключается
в том, что, хотя и возможно изучать эмоции, их истинная природа
делает это изучение слишком дорогостоящим и отнимающим мно-
го времени предприятием, поэтому цель этой книги и, в частно-
сти, данной главы - опровергнуть эти установки, представив не
которые методы изучения эмоций и проиллюстрировав их данны-
ми реальных экспериментов.
Эта глава посвящена описанию некоторых принципов, на которых
основывается психология эмоций, и методов, используемых при
исследовании эмоций. Эти принципы и методы будут иллюстриро-
ваться краткими изложениями исследований, взятых из относя-
щейся к этой области литературы. Психология эмоций и ее методы
возникли на фоне представлений, полностью отказывающихся от
эмоциональных понятий. Видимо, краткий обзор этих представле-
ний может способствовать пониманию положения эмоций в совре-
менной науке и взаимоотношению теории эмоций с другими тео-
риями и сферами исследования.
Термин <поведенческие науки> стал в последние годы наибо-
лее популярным обозначением группы дисциплин, занимающихся
индивидуальными и социальными особенностями поведения людей.
Поведение в наиболее общем понимании и особенно наука о по-
ведении, как ее описывал Скиннер , не дают воз-
можности анализировать такую переменную, как эмоциональное
переживание. Отбрасывая его, бихевиористская традиция исклю-
чает из своего рассмотрения смысл и значение <чувства> или осоз-
нанных эмоций.
Из многих причин, препятствующих изучению эмоций, выде-
ляются три. Первая и, возможно, наиболее важная из них - это
недостаточная теоретическая оснащенность эмоциональных поня-
тий, поэтому одной из основных задач главы является изло-
жение некоторых общих принципов науки об эмоциях.
Принципы психологии эмоций
Принципы психологии эмоций не образуют законченный спи-
сок. Изучение эмоций лишь недавно заняло подобающее этой те-
ме место в современной психологии, нейрофизиологии, биохимии к
этологии, и будущие исследования будут пересматривать и рас-
ширять этот список по мере накопления новых данных.
Принцип дифференцированности эмоций
Согласно этому принципу существует значительное количест-
во отдельных эмоций, которые могут быть дифференцированы в
терминах их нейрофизиологических субстратов, их выразительно-
мимических комплексов и их переживательно-мотивационных ха-
рактеристик. Все люди, включая наиболее ортодоксальных бихе-
виористов, говорили о таких феноменах, как радость, печаль, гнев,.
страх и стыд.
Существует по меньшей мере шесть различных теорий илк
подходов, признающих отдельные эмоции и потребность их изуче-
ния. Вебб Браун и Фарбер показали, как фрустрация или гнев могут рассматриваться в виде;
промежуточной переменной в пределах теоретических рамок сти-
муло-реактивной модели. Маурер признал суще-
ствование реальности субъективных феноменов страха и гнева и
последовательно описывал их в своей двухфакторной теории нау-
чения. Арнольд утверждала, что имеется не-
малое число различающихся эмоций, .каждая из них со своим соб-
ственным неповторимым нейрофизиологическим субстратом и ха-
рактерными субъективными переживаниями. Гельгорн указывал, что существуют различные эмоции и что одним из
важных дифференцирующих моментов является деятельность по-
перечно-полосатой мускулатуры, в частности мимическая. Якоб-
сон также выделял роль деятельности поперечно-полосатой
мускулатуры при различных эмоциях. Лазарус
с соавторами признавали существование различных эмоций, и подчеркивали их
дифференцированность на основе характеристик ответной реак-
ции. Томкидс определил восемь основных
эмоций, а Изард выделил десять фундамен-
тальных эмоций. Работы Олпорта Фанкенстайна и Плутчика внесли значимый вклад в развитие принципов психологии
.дифференциальных эмоций.
Каждая из эмоций своеобразно влияет на индивида. Здравый
смысл и большинство существующих подходов к изучению эмо-
ций признают, что ощущение радости отличается от ощущения
печали и что мысли и действия человека, когда он в гневе, отли-
чаются от его мыслей и действий, когда он напуган или испыты-
вает стыд. Анализируя эти различия поведения, некоторые ис-
следователи искали объяснения этих различий в особенностях си-
туации, оцениваемой индивидом, другие - в характеристиках от-
ветных реакций, а третьи-в субъективном переживании. В любом
случае большинство теорий, рассмотренных в главе 2, доказыва-
ет что различные эмоции связаны с различными перцептивными,
переживательными, выразительными, когнитивными и двигатель-
ными ответами.
Принцип взаимодействия компонентов эмоции
Даже отдельная фундаментальная эмоция имеет больше чем
один компонент. Когда мы испытываем субъективное пережива-
.ние гнева, мы можем также осознать ощущение бросившегося в
лицо жара, напряжения в мышцах и сердцебиения. Несомненно,
что и субъективное переживание и изменения, происходящие в
организме, имеют нервные субстраты. Ряд теорий доказывает, что
эмоция обладает нервным, выразительным и переживательным
компонентами. Любой из этих трех компонентов может влиять (на-
пример, усиливать) на деятельность двух других. В нормальном
эмоциональном процессе они образуют петлю обратной связи -
сенсорные сообщения от мимической деятельности интегрируются
в мозгу, вызывая осознание (<ощущение>) эмоции.
Некоторые подходы фокусируются исключительно на том или
ином компоненте эмоции и даже определяют эмоцию в терминах
лишь одного компонента ..
Признавая ценность данных, получаемых этими исследовательски-
ми направлениями, нельзя не видеть, что они мало способствуют-
пониманию общего эмоционального процесса и его влияния на ин-
дивидуальное и социальное поведение.
Принцип образования эмоциональных комплексов
Хотя признание существования различных эмоций, по-разному
влияющих на наши переживания и наши действия, крайне важ-
но, необходимо признать также и то, что повседневные жизненные
ситуации часто вызывают не одну, а несколько эмоций. Некото-
рые общие комплексы или комбинации эмоций были представле-
ны в главе 3.
Принцип эмоциональной коммуникации
Хотя переживание эмоции совершенно лично, ее выразитель-
ный компонент, прежде всего мимические комплексы, социален..
Целое направление исследований убедительно показало, что некоторые отдельные
эмоции являются универсальными, общекультурными феномена-
ми. И кодирование и декодирование ряда эмоциональных выра-
жений одинаковы для людей всего мира, безотносительно к их:
культуре, языку или образовательному уровню. Это открытие ука-
зало на потенциальную важность изучения эмоции и эмоциональ-
ной коммуникации в психологии, антропологии, биологии и в дру-
гих, связанных с этими, областях.
Первым реально значимым социальным взаимодействием в.
жизни каждого индивида является эмоциональное взаимоотноше-
ние с матерью.
Социальное воздействие принуждает индивида подавлять или
маскировать спонтанные выражения эмоций. Однако подавление-
и маскировка, с одной стороны, бывают иногда и у маленьких де-
тей, а с другой стороны, не всегда удаются юношам и взрослым,
Эмоциональная экспрессия повседневной жизли влияет на
индивидуальное и социальное развитие и на формирование меж-
.личностных связей. Спитц и Вольф доказали,
что эмоции важны в <каждой человеческой деятельности, будь это
.восприятие, физическая сноровка, память или изобретательность>
Боулби и Голдфарб по-
казали, что дети, лишенные нормального эмоционального обще-
яия с матерью в младенческом возрасте, имеют задержки и ано-
малии развития. Кистяковская (1965) обнаружила, что своевре-
менное появление положительных эмоций и соответствующих им
реакций у младенца имеет большое значение для неврологическо-
-го, психического и физического развития ребенка. Уолтерс и Парке
проанализировали некоторые исследования
детерминант социальной ответственности и сделали вывод, что
зрительная и другие виды стимуляции, такие, как разговор и вы-
ражение лица, которые обращены непосредственно к ребенку, иг-
рают значительно более важную роль .в развитии этих детерми-
нант, чем удовлетворение физиологических потребностей младен-
ца. Работа Вольфа подтвердила мнение о том, что
улыбка усиливает социальную связь между матерью и ее ребен-
ком. Он также доказал, что человеческое лицо оказывается более
эффективным стимулом для вызывания улыбки, я это согласует-
-ся с выводами многих исследователей о том, что выражение лица
как социальный аспект эмоции влияет на развитие социальной от-
ветственности, эмоциональных привязанностей и осмысленных
межличностных эффективных связей.
Принцип взаимодействия систем
Согласно этому принципу деятельность эмоциональной систе-
мы (например, возникновение радости или горя) влияет на функ-
ции гомеостатической системы, системы побуждений, перцептив-
ной, когнитивной и двигательной систем индивида. Подтвержде-
ния этого предположения можно найти во многих работах, выпол-
ненных в различных теоретических традициях. Проводилось нема-
ло исследований взаимоотношения эмоций с гомеостатической си-
стемой побуждений. Эти исследования продемонстрировали долго-
временное воздействие отрицательной эмоции (эмоционального
стресса) на гормональный баланс, сердечно-сосудистую систему,
пищеварительную систему и другие висцеральные функции. Ар-
нолд и большинство других теоретиков-когнитивистов, имевших
дело с эмоцией, рассматривают оценку (ког-
нитивный процесс) как причину или как начальный этап в по-
следовательности явлений, образующих эмоцию. Спитц 1965) доказал, что аффект предшествует перцептивному ц когни-
тивному развитию. Он писал: <Бесспорно, аффекты (эмоции, чув-
ства) определяют взаимоотношение между восприятием и знани-
ем> (р. 85). Большое количество экспериментальных работ по
восприятию продемонстрировало, что по-
требности, некоторые из которых могут рассматриваться как аф-
фективные по природе, вторгаются в процесс восприятия и нару-
шают его. Более современные исследователи эмоций представили, как теоретические, так и эмпирические доказатель-
ства, относящиеся к взаимодействию эмоции и когнитивных про-
цессов.
Принцип адаптивности и психопатология
Немало ученых от Дарвина до наших дней указывают на зна-
чимую роль эмоций в эволюции человека. Тот факт, что эмоции
важны в эволюционном процессе, подтверждает предположение
о том, что каждой эмоции присуща адаптивная функция. Это не
значит, будто нельзя иметь <несоответствующей> эмоции, или же
что сильная эмоция не может включаться в мотивационные ас-
пекты дезадаптивного функционирования. Это означает лишь то,
что в некоторых естественно возникающих ситуациях данная фун-
даментальная эмоция может облегчать адаптивное действие.
Маурер предполагал, что эмоциональные от-
веты не являются реальными источниками психопатологии. На-
пример, он утверждал, что индивид <подавлен> чувством вины
из-за его собственного <неправильного поведения>, некрасивого
поступка, а не потому, что вина сама по себе <плохая>, т. е., с точ-
ки зрения Мау1рера, не переживаемые эмоции, а поведение, кото-
рое эти эмоции сопровождает, лежит в основе патологии. <Исто-
рии жизни невротических и психотических личностей и их жизнен-
ный стиль> - доказательство того, что (в случае ОТСУТСТВИЯ нев-
рологических причин, токсических состояний и гуморальных рас-
стройств) их эмоции (как бы они ни были буйны и болезненны)
являются обоснованными и соответствующими ситуации> Именно особенности жизни субъекта и ее стиль обра-
зуют условие для психопатологии.
, относительно мало работ было проведено в контексте изучения мозга и
эмоций. Неко-
торые из основных методов н приемов, используемых :в изучении
эмоций на нейрофизиологическом уровне, будут кратко описаны
и проиллюстрированы с помощью конкретных экспериментов.
Хирургические удаления и поражения. По этическим причи-
нам, которые совершенно очевидны, систематический анализ хи-
рургических удалений и поражений проводился только на живот-
ных. Это ограничивает широту приложения полученных данных,
особенно если в эксперименте использовались низшие животные
(например, мыши, крысы, насекомые). Однако некоторые факты
имеют, по-видимому, межвидовую ценность и вносят вклад в по-
нимание функций мозговых механизмов эмоций и эмоционально
обусловленного поведения,
Исследователь делает предположение о роли конкретного моз-
гового механизма эмоции и проверяет свою гипотезу, удаляя эту
область мозга или выводя ее из строя, т. е. либо используя ней-
рохирургию, либо тщательно дозированный электрический шок,
подаваемый через микроэлектроды, имплантированные в избран-
ные ткани мозга. После такой операции или воздействия исследо-
ватель наблюдает влияние удаления или поражения на различные
типы поведения. Многолетние исследования такого рода позволили
выявить различные ограничения этого подхода. Одна из наиболее
серьезных проблем - относительная неточность удалений или по-
ражений, поскольку иногда очень небольшая зона мозга облада-
ет различными и сложными функциями. Чем больше неточность,
тем труднее сделать вывод о связи отдельных зон мозга со спе-
цифическим эмоциональным ответом или же об ее ОТСУТСТВИИ.
Симонов в своем обзоре исследований функ-
ций гипокампа приводит примеры экспериментальных достижений
этого подхода. Так, Дуглас и Прибрам выдвинули предположение о
том, что гиппокамп регистрирует
факт неподкрепления внешней стимуляции как биологически зна-
чимого события. Они также заключили, что гиппокамп участву-
ет в концентрации внимания за счет блокирования эффекта внеш-
ней стимуляции . Однако другие исследователи
показали, что крысы с разрушенным гиппокампом отвлекае-
мы гораздо меньше, чем контрольные животные. В одной из работ
Виноградова (1970) продемонстрировано, что гиппокамп осуще-
ствляет функции нерегистрации неподкрепляемых событий, а де-
текции новизны, которая вызывает интерес. Пигарева проделала дополнительные эксперименты с функциями гиппокам-
па, используя технику научения животного проявлять различные
типы условных рефлексов на один н тот же стимул (метод, впер-
вые описанный Асратяном (1938)). Пример методики Асратяна:
утром животное учат надавливать на рычаг в ответ на свет для
получения пищи (элементарная условная реакция), и в то же вре-
мя животное учится отвечать на звонок давлением на рычаг, для
того чтобы избегать электрошока (защитная условная реакция).
Вечером стимулы меняют свои значения на противоположные.
Теперь, когда в ответ на свет животное надавит на рычаг, оно
избежит шока, а когда надавит на рычаг в ответ на звонок, то
получит пищу. Когда значения стимулов меняются, крысы испы-
тывают огромные трудности в научении новым значениям, а про-
должение научения с использованием <переключения> может <вес-
ти к сильным нарушениям высшей нервной деятельности с появле-
нием автономных компонентов эмоционального стресса> Однако, когда гиппокамп крыс разрушался би-
латерально, переключение (ответ соответственно каждому сигна-
лу, несмотря на то что их значение изменилось) осуществлялось
за относительно небольшое количество попыток. Поскольку изме-
нение способности к переключению не могло быть объяснено с
точки зрения дефекта памяти, возникающего из-за разрушения
гиппокампа, Симонов заключил, <что поведение крыс с разрушен-
ным гип1покампом избирательно ориентировано на сигналы собы-
тий большой вероятности> (Симонов, 1972, с. 135).
В другом исследовании Пигарова (1970) формировала эле-
ментарные условные реакции с частичным (вероятностным) под-
креплением. В тех случаях, когда случайное подкрепление усло1В-
ной реакции предъявлялось в 50-100% случаев, у гиппокампэк-
томированных крыс условный рефлекс сформировывался столь же
быстро, как и у интактных животных. Однако, когда частота
подкреплений снижалась до уровня 33-25%, гиппокамиэктоми-
рованные крысы были неспособны формировать условную реакцию
более чем за десять экспериментальных дней, тогда как интакт-
ные крысы достигали высокого уровня условной реакции после
восьмого-девятого дня.
Симонов интерпретирует эти серии экспериментов как согла-
сующиеся с его ин1формационной теорией эмоций (см. главу 2).
Эта теория постулирует, что степень эмоционального стресса яв-
ляется функцией величины потребности (мотивации) и оценки ве-
роятности ее удовлетворения в данный момент. <С этой точки зре-
ния гиппокамп связывается не с мотивационным возбуждением
(которое формируется в других структурах, прежде всего в гипо-
таламусе) и не с оценкой вероятности подкрепления, которая фор-
мируется механизмами неокортекса. Гиппокамп имеет отношение
к системе, в которой и мотивационное и информационное возбуж-
дения интегрируются, и служит промежуточной станцией, через
которую эти два потока возбуждения оказывают модулирующее
влияние на нейронный субстрат эмоций> (Симонов, 1972, с. 39).
Не касаясь того, верны ли полностью выводы Симонова, его ра-
бота и работы, вошедшие в его обзор, демонстрируют, что метод
удаления и разрушения может быть полезным для понимания
мозговых механизмов, включенных в эмоции.
Хирургические удаления и разрушения используются как при-
емы медицинского и психиатрического воздействия на нестерпи-
мую боль (например, рак) и при различных психиатрических и
психологических заболеваниях. Хронические психозы рассматри-
ваются как неизлечимые другими методами, кроме таких радикаль-
ных мозговых операций, как лоботомия или топэктомия. Они
представляют собой рассечение многочисленных проводящих пу-
тей, связывающих лобную долю с остальной корой, или удаление
отделов корковой ткани. С развитием методик вживлення электро-
дов хирургическое лечение психиатрических больных стало срав-
нительно более тонким. Например, Уолтер вжив-
лял электроды в лобные доли и проводил тщательно дозирован-
ную коагуляцию. Он утверждал, что 85% больных, страдавших от
тревожности и навязчивых идей, были таким образом полностью
вылечены и начали нормальное функционирование в своей соци-
альной среде. Бехтерева и ее коллеги (1974) с помощью электро-
стимуляции через микроэлектроды, вживленные в таламус, лечи-
ли больных, страдающих болезнью Паркинсона, неврологический
статус которых делал их неспособными к нормальным эмоцио-
нальным ответам и которые также страдали тремором конечно-
стей. Эти исследователи утверждают, что стимуляция отдельных
зон таламуса вызывает положительные эмоциональные реакции и
что продолжительное лечение оказывает на больных терапевти-
ческое воздействие. Шпигель и Вайцис воз-
действовали на тревожность и абсцессивно-компульсивные невро-
зы с помощью разрушения отдельных частей таламуса.
Одна из сложностей оценки этих работ состоит в том, что в
них редко описываются побочные влияния. Трудно оценить крат-
ковременные л долговременные аффекты таких воздействий, хотя
то, что больные испытывали некоторое облегчение, убеждает в важ-
ности этого направления работ.
Вживления микроэлектродов для прямой стимуляции мозга.
Этот прием стал возможным в связи с прогрессом технологии, по-
зволившей экспериментатору вводить крохотные иглы электродов
в специфические зоны мозга. Введение электродов причиняет ми-
нимальное разрушение, и таким образом этот прием открывает
возможность изучения реакций на стимуляцию здорового интакт-
ного мозга. В исследовании, основанном на стимуляции мозга,
мелью является не разрушение отдельной зоны или механизма для
изучения последующих изменений, а попытка установить последст-
вия стимуляции высокоспецифичных участков мозга. Так как мик-
роэлектроды могут быть имплантированы со значительной точно-
стью, выводы о роли отдельных зон мозга з двигательных, когни-
тивных и эмоциональных реакциях могут делаться со зна-
чительно большей уверенностью, чем в случае удалений и разру-
шении.
Существует, правда, одна сложность, которая делает резуль-
таты этих исследований трудными для интерпретадии. Это то, что
даже минутная стимуляция очень небольшой зоны может вызвать
комплексные эффекты. Несмотря на это, часть результатов
таких исследований являются не только интересными, но и указы-
вают на некоторые надежные связи между стимуляцией специфи-
ческих участков мозга и отдельных эмоционально обусловленных
ответов.
Работа Дельгадо подтвердила данные Хесса
первым продемонстрировавшего, что электро-
стимуляция мозга может вызывать угрожающее и атакующее
поведение у кошки. Когда он возбуждал перивентрикулярное се-
рое вещество, кошка демонстрировала возбуждение (шерсть на
спине и на хвосте вставала дыбом), шипела, выпускала когти ч
царапала ими; зрачки кошки расширялись, а уши прижимались.
Дельгадо предположил, что электростимуляция мозга может ис-
пользоваться для получения двух топов ответов, которые класси-
фицируются как эмоциональные. Во-первых, стимуляция передне-
го отдела гипоталамуса вызывает <ложную ярость> - угрожаю-
щее поведение, направленное прямо против других животных. Да-
же атакованное другими кошками стимулированное животное не
отвечало тем же или пыталось убежать. Наоборот, стимуляция
латерального отдела гипоталамуса кошки вызывала агрессивное
поведение, направленное на других животных, причем стимулиро-
ванная кошка нападала лишь на подчиненных животных, остере-
гаясь атаки более сильных, выбирала момент нападения, меняла
тактики и приспосабливала свои движения к моторным реакциям
своего противника.
Дельгадо предпринял другую серию исследований, чтобы
посмотреть, будут ли эффекты, наблюдавшиеся на кошках, рас-
пространяться на высших приматов. Он использовал макак-резу-
сов, которые, как и многие другие приматы, живут в группах-ко-
лониях и образуют иерархию социального доминирования, которая
остается относительно устойчивой. Дельгадо выбрал самку мака-
ку по имени Лина и затем в целях эксперимента разделил коло-
нию, к которой она принадлежала, на три группы. В первой груп-
пе из четырех животных она была низшей в иерархии доминиро-
вания, во второй - была третьей, и в третьей группе - второй.
Дельгадо вживил электроды в заднелатеральные ядра таламуса
и использовал дистанционные контролирующие радиосигналы для
стимуляции мозга Лины. Стимуляция производилась дважды з
каждой из трех групп по утрам, в течение часа. Сигналы посту-
пали каждую минуту и длились по пять секунд, В каждой группе
стимуляция вызывала некоторые общие эффекты - беготню и
лазание вверх, облизывание и издавание звуков. Однако агрессив-
ное поведение менялось соответственно статусу обезьяны в груп-
пе. Там, где она была на последнем месте, она пыталась атаковать
другую обезьяну лишь однажды, но сама становилась объектом
угрозы и нападения 24 раза. Во второй группе, где она была
третьей из четырех членов группы, она предприняла 24 агрессив-
ных нападения, а была атакована лишь 3 раза. В третьей группе,
где она была второй, она нападала на других обезьян 79 раз, а
сама ни разу не становилась объектом угрозы
Использование электростнмуляции мозга в качестве лечебно-
го приема неврологических и психиатрических расстройств дало
ряд интересных фактов. Так, стимуляция височной доли привела
к ощущению страха (Уап Вигеп, 1961); стимуляция правой мпн-
далшны вызывала ярость и вербальную агрессию (Кт, 1961).
Дельгадо утверждал также, что с помощью стимуляции можно
вызвать положительные эмоции. Он описал случай депрессивного
больного, который менял очень печальное выражение лица на
улыбку вслед за краткой стимуляцией ростральной части мозга.
Психофизиологические исследования. В последдие годы
большинство исследователей психофизиологического выражения
эмоций человеком учитывают деятельность различных органов или
систем, иннервируемых автономной нервной системой. Исследова-
ния часто включают экспериментальный стресс п измерение та-
ких функций, как частота сердцебиения, электрокожное сопро-
тивление или частота дыхания. С использованием этих методов
получена надежная информация о висцеральных функциях при
различного типа стрессовых условиях.
Одно направление исследований, использующее психофизио-
логические методы, пытается показать, что тревожность связана
с активизацией деятельности органов, иннервируемых симпатиче-
ской частью автономной нервной системы. Левитт (Ьеу, 1967),
определивший тревожность как страх, проанализировав значитель-
ное число психофизиологических исследований, заключил, чтотре-
аожность или страх включают в основном симпатические реак-
ции - повышают систолическое кровяное давление и частоту сер-
дечных сокращений (МагЦп, 1961). Ряд других исследований под-
твердил этот вывод. Циммерман (гптегтап, 1968) продемон-
стрировал, что люди, спящие при свете, более тревожны и имеют
более высокие частоту сердечных сокращений, частоту дыхания и
электрокожное сопротивление.
Бауман и Штраугон (Ваиглап и 81.гаипоп, 1969) изучали со-
отношение между тревожностью, измеряемой по 1РАТ, и сопро-
тивлением кожи прн стрессовых и нестрессовых условиях. Стресс
вызывался ударом тока. Экспериментаторы заключили, что сопро-
тивление не связано с тревожностью как чертой личности, но яв-
ляется хорошим показателем состояния тревоги, вызываемого экс-
периментальным стрессом.
Фенц и Эпстайн (Репг, Ерэеш, 1965) разработали шкалу са-
моотчета об автономном возбуждении на основе шкалы Тейлора,
а Брандт и Фенц (Вгап, Репг, 1969) использовали эту шкалу для
изучения реакций при стрессе. Они .показали, что группа испытуе-
мых, более высоко оценивающих по этой шкале свое автономное
возбуждение, продемонстрировала большие изменения сопротивле-
ния кожи и частоты сердечных сокращений, чем испытуемые, ни-
же оценивающие свое автономное возбуждение.
Эти исследования показали, что экспериментально вызывае-
мый стресс или тревожность ассоциируются с усилением деятель-
ности симпатической части автономной нервной системы. Однако
этот подход к изучению тревожности критикуется (например,
Виаа, 1961) на основании того, что он упрощает физиологию тре-
вожности. Кроме того, это направление исследований имеет еще
и ту сложность, что не всеми используется одно и то же определе-
ние тревожности. Некоторые уравнивают ее со страхом, другие
же полагают, что тревожность - это комбинация эмоций.
Хотя Гельгорн (ОеНЬогп, 1965, 1967) проводил различие меж-
ду острым и хроническим страхом, приравнивая последний к тре-
вожности, он утверждал, что хронический страх не просто связан
.с симиатической нервной системой, а включает эрготропическую
систему (симпатическая система плюс соответствующие нервные
структуры) и трофотропическую систему (парасимпатические си-
стемы плюс соответствующие нервные структуры), которые функ-
ционируют антагонистическом образом.
Но независимо от того, что рассматривать как показатель
тревожности - деятельность только симпатической или и симпа-
тической и парасимпатической систем при использовании функций
автономной нервной системы в качестве показателей эмоции, воз-
никает еще одна проблема. Другие деятельности (физическое уп-
ражнение, например) могут активировать автономную нервную си-
стему. Таким образом, когда исследователь использует перифери-
ческие измерения функционирования автономной нервной систе-
мы без до[полнительных методик, оценивающих эмоции, ему труд-
но доказать, что его экспериментальные стимулы или условия вы-
зывают эмоцию, а не глобальную активацию. Адекватность авто-
номных показателей в качестве измерений эмоции - серьезный
вопрос еще и потому, что работы Кэннона и Барда в тридцатые и
сороковые годы показали, что органы, иннервированные автоном-
ной нервной системой, не играют существенной роли в эмоциях или
по крайней мере в экспрессивном компоненте эмоций. Они проде-
монстрировали, что после полного пересечения автономных нерв-
ных проводящих путей к внутренним органам оказывается воз-
можным вызвать выражение эмоции у кошек.
Как бы то ни было, в нормальном организме возникновение
эмоции обычно сопровождается усилением деятельности автоном-
ной нераной системы, и многие современные исследователи рас-
сматривают автономную нервную систему как вспомогательную
систему в эмоциональном процессе. Когда исследование использу-
Счастье
Печаль
Рис. 12. Средние отклонения мышечной активности от нулевой ли-
нии для лобных мышц (1), мышц, ответственных за сморщивание
(2), мышц, обеспечивающих прищуривание (3) и мышц, оттяги-
вающих уголки рта (4), при инструкциях <чувствовать счастье>,
<ощущать печаль>, <чувствовать гнев> и при нейтральных усло-
виях (контроль) (п==12).
ет эмоционально-специфические измерения (например, электроми-
ографию, шкалы эмоционального самоотчета), измерения деятель-
ности автономной нервной системы могут добавлять существен-
ные сведения для изучения эмоционального процесса и эмоцио-
нально обусловленного функционирования.
Примерам исследования, комбинирующего регистрацию пери-
ферического функционирования соматической системы и самоот-
чет о субъективном переживании эмоции, является работа Швар-
ца с соавторами . Как показано на рис. 12, они продемонстрировали, что воз-
можно различить электромиографические профили испытуемых,
представлявших себе различные эмоциональные состояния.
ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ ПСИХОЛОГИИ ЭМОЦИЙ 131
Изучение экспрессивного компонента эмоции
Термин <экопрессия> используется для описания того компо-
нента эмоции, который проявляется в основном в мимических
комплексах, а также в позе и речи. Этот термин не относится к
инструментальным, двигательным или локомоторным реакциям на
внутриличностные эмоциональные процессы. Число исследований,
в которых используются экспериментальные приемы, направлен-
ные на регистрацию выразительного поведения, быстро увеличи-
вается в последнее десятилетие. Уверенность в надежности и по-
лезности таких методов значительно возросла, благодаря совре-
менным исследованиям письменных и дописьменных культур, под-
тверждающим предположение Дарвина об универсальности и
врожденности определенных фундаментальных выражений эмоций
К исследованиям выразительного компонента эмоции мы бу-
дем обращаться в последующих главах этой книги. В данном же
обзоре методов будут кратко обсуждены и проиллюстрированы
два типа исследований эмоциональной экспре.ссии: исследования
собственно выражения эмоции (ее кодирования) и исследования
узнавания (декодирования) знаков или признаков выражения
эмоции.
Методики для изучения эмоциональной экспрессии. Исследо-
вания экспрессии имеют два основных направления: изучение
(а) произвольной экспрессии и (б) непроизвольной, или спонтан-
ной. Произвольному выражению, или способности демонстриро-
вать определенное выражение эмоции, посвящено очень мало ис-
следований. Хотя некоторые аВторы
1941) показали, что выражения лица у слепорожденных детей раз-
виваются приблизительно так же, как в норме, Дьюмас указал, что степень произвольности экспресси у сле-
пых от рождения значительно ниже, чем у здоровых индивидов.
В одной из работ проверялась способность детей вы-
полнять некоторые мимические движения. Детям описывалось и
показывалось каждое движение, многие из которых были компо-
нентами отдельных эмоций. Было выяснено, что детская способ-
ность произвольно осуществлять требуемые мимические движения
развивается поступательно от четырех до четырнадцати лет.
С детьми, моложе четырехлетнего возраста, эксперимент не про-
водился.
Проблема овладения спонтанными выражениями в различных
ситуациях - препятствие в изучении произвольных выражений.
Некоторые наиболее важные вклады в изучение детского спон-
танного поведения, включая выражение лица, движения головы и
эмоционально-окрашенные жесты и манипуляции, были сделаны
этологами. Пример этого типа исследования будет дан в после-
дующем разделе.
Исследователи выразительного поведения используют три при-
ема: прямое наблюдение, фотографирование и запись на видио
магнитофон или на кинопленку. Каждый из этих приемов имеет и
преимущества и недостатки наблюдения, ни ста-
достоинства и недостатки. Ни метод прямого наблюдения, ни ста-
тичное фотографирование не являются столь же исчерпывающи-
ми, как запись на видеомагнитофон или на кинопленку. Однако
использование видеомагнитофона или кинокамеры не гарантирует
четкую запись мимики, поскольку не всегда возможно фокусиро-
вать регистрирующую аппаратуру на лице. Экман с соавторами
записывали на видеомагнитофон выражения лиц пяти- и
шестилетних мальчиков, когда они смотрели сцены жестокости по
телевидению. Выражение каждым ребенком интереса, радости,
удивления, печали, гнева, отвращения, страха и боли было оце-
нено судьями. После просмотра телевизионной программы детям
да1вали возможность оказать помощь или помешать своим сверст-
никам. Были получены высокозначимые корреляции между типом
эмоций, выражаемых при просмотре телевизионной программы, и
типом поведения (агрессивным или альтруистическим), выявлен-
ным после нее. Те мальчики, которые демонстрировали наиболь-
шую радость при просмотре сцен жестокости, вели себя более аг-
рессивно, а те, которые выглядели незаинтересованными или ис-
пытывающими боль, чаще помогали другим детям.
Экман, Фрайзен и Томкинс разработали детальный метод анализа мимического выражения
. Этот метод может
быть использован для оценки фотографий и видеомагнитофонной
записи. Он помога,ет оценить (выражение в каждой из трех зон
лица: а) брови - надбровная зона, б) глаза - веки, в) низ лица,
включающий щеки, нос, рот, подбородок. Для определения выра-
жения в каждой зоне лица применяются фотографии, поскольку
они более объективны и надежны, чем вербальные описания. При-
меры таких стандартных фотографий, используемых для опреде-
ления эмоции гнева, .представлены на рис. 13.
При использовании фаст эксперт рассматривает некоторое
выражение лица, причем только одну его зону, и сравнивает ее
с моделью из атласа .выразительных фотографий фаст. Эксперт
не оценивает, какая выражена эмоция, а просто относит ее к оп-
ределенному классу. Тип эмоции определяется по формуле, кото-
рая может включать в себя оценки одного эксперта или не-
скольких
фаст производит оценивание шести эмоций:
удивление, горе (печаль), гнев, отвращение и
В одном из них экспериментаторы сделали видеомагнитофонные
записи лиц субъектов, когда те смотрели фильм об осеннем лис-
топаде, а затем - фильм об операции сердца. Выражения лиц
на протяжении приблизительно трех минут во время показа ней-
трального фильма и трех минут - во время вызывающего стресс
Рис. 13. Три варианта <гневного рта> оценивались с помощью РА5Т. Результаты выявили огромные
различия выражений лиц во время разных фильмов. Во время
первого доминировали эмоции радости и счастья; во время второ-
го - гнев и отвращение Узнавание или различение эмоциональных выражений. Иссле-
дование Экмана, Фрайзена и Томкинса, описанное кратко в пре-
дыдущем разделе, использовало объективную оценивающую тех-
нику для анализа выражений лиц в терминах эмоциональных ка-
тегорий. Оценивающая техника применялась наблюдателями, ко-
торые могли просматривать видеомагнитофонные записи столько
раз, сколько было необходимо для того, чтобы подобрать к име-
ющимся в записи выражениям лиц выражения модели в атласе
фотографий фаст. Другой тип изучения экспрессии - исследова-
другим подходом к изучению поведения в обыденных жиз-
ненных ситуациях являются этология .
Этологи - это зоологи, изучающие поведение животных в естест-
венных условиях. Ныне некоторые из них обратили свое внимание
на изучение человека. Современные этологи описывают и класси-
фицируют небольшие или легко обнаруживаемые единицы пове-
дения. Они не делают на основании отдельных наборов вырази-
тельных движений или жестов выводов о том, какую эмоцию ощу-
щает субъект, а просто фиксируют экспрессию и движения без
какого-либо заключения о субъективном переживании.
Довольно подробное этологическое исследование детей в шко-
лах-интернатах было проведено Мак-Грю реак-
ции, описанные Мак-Грю с использованием этологического под-
хода, и оценка выразительных движений с помощью методик тила
фаст показали значительное совпадение результатов, хотя эти
два подхода имеют различные цели.
вторая шкалы состоят из тридцати прилагательных (по три для
каждой из десяти фундаментальных эмоций). Инструкция к пер-
вой методике требует от индивида оценить по одной пятипункт-
ной шкале интенсивности степень точности, с которой каждое сло-
во описывает то, что он чувствует в настоящее время. В инструк-
ции ко второй методике индивида просят проанализировать опре-
деленный период времени (продолжительность которого может
варьировать) и оценить частоту, с которой он испытывал каждую
эмоцию в течение этого времени. Цель второй шкалы - опреде-
лить, как часто некто переживает каждую из фунда.ментальных
эмоций, причем частота переживания данной эмоции рассматри-
вается как показатель <эмоциональной черты>. Пример результа-
тов,. полученных с помощью шкал дифференциальных эмоций,
представлен в таблице 3.
Шкала дифференциальных эмоций а
Обычно, когда кто-то изучает эмоцию на нейрофизиологиче-
ском или же на экспрессивном уровне, он также изучает и эмо-
циональный процесс, т. е. <ощущение эмоции> или эмоциональное
переживание:
Для получения непосредственных самоотчетов об эмоциональ-
ных переживаниях используются некоторые списки определений
или шкалы которые предназначены, как пра-
вило, для студенческого возраста, однако некоторые из них при-
меняются и на старшеклассниках.
Шкала дифференциальных эмоций - инструмент самоотчета, созданный
для оценки вы-
ражения индивидом фундаментальных эмоций или комплексов
эмоций. Шкала представляет собой список общеупотребительных
определений, которые в то же время стандартизированы и пере-
водят индивидуальное описание эмоционального переживания в
отдельные категории эмоций. С помощью этой шкалы можно оце-
нивать целый ряд эмоций человека. Изменение в инструкции по-
зволило использовать тот же самый набор шкал для оценки эмо-
циональных переживаний (частота, с которой в течение некоторо-
го времени переживается эмоция, может рассматриваться как
<эмоциональная черта>). Эта модификация шкалы была обозна-
чена как вторая шкала дифференциальных эмоций. И первая и
ТАБЛИЦА 3
Корре-Корре-
ФакторОпределенияляция с фак-ФакторОпределенияляция с фак-
торомтором
1. Интересвнимательный0,88VI.Отвраще-чувствующий0,86
(0,76)концентрирован-0,79ниенеприязнь
ный(0,73)чувствующий0,85
собранный0,87отвращение
11. Радостьнаслаждающий-0,81чувствующий0,78
(0,87)сяомерзение
счастливый0,87VII.Презрениепрезрительный0,8>
радостный0,86(0,78)пренебрегающий0,90
111. Удивлениеудивленный0,83надменный0,84
(0,75)изумленный0,85VIII.Страхпугающий0,88
пораженный0,87(0,68)страшный0,90
IV. Гореунылый0,86сеящий па-0,89
(0,85)печальный0,79нику
сломленный0,82IX.Стыдзастенчивый0,73.
взбешенный(0,83) .робкий0,87
V. Гневгневныйстыдливый0,88
(0,68)безумный0,74 0,84X.Винасожалеющий0,78
0,86(0,77)виноватый0,83
раскаивающийся0,80
а) корреляции определений с фактором получены для первой формы шкалы (==259).
Результаты проверки надежности второй формы шкалы методом <тест-ретест>-
даны в круглых скобках (н=63).
Более широкое изучение субъективного переживания эмоции
было осуществлено Бартлеттом и Изардом.
Они просили испытуемых вообразить или зрительно представить
ситуации, в которых они испытывают очень сильные конкретные
эмоции. После визуализации или воображения эмоциогенной си-
туации их просили описать субъективное переживание, используя
два способа самоотчета. С помощью первого - субъект указывал
степень, с которой он чувствовал удовольствие, напряжение, уве-
ренность в себе, активность и т. д. Второй способ представлял
собой стандартную процедуру первой шкалы дифференциальных
эмоций. Оба инструмента выявили различия между представляе-
мыми эмоциональными ситуациями. Кроме того, каждая вообра-
жаемая ситуация получила максимально высокие оценки по шка-
лам определений, относящимся к соответствующей эмоции. На-
пример, когда субъекты зрительно представляли радостную ситу-
ацию, они очень высоко оценивали определения, относящиеся к
радости, и давали высшие .оценки удовольствию и низшие - на-
пряжению. Аналогично испытуемые, зрительно представлявшие
страшную ситуацию, давали высокие оценки олределениям, отно-
сящимся к страху, и более высоко, чем в любой другой эмоцио-
генной ситуации, оценивали напряжение. Интересно, что субъекты
говорили об уверенности в себе не только в радостных и интерес-
ных ситуациях, но также и в ситуации гнева. Оценки уверенности
в себе в ситуации гнева были более высокими, чем в любой дру-
гой отрицательно-эмоциональной ситуации. Интересен также тот
факт, что пугающая ситуация оценивалась по удовольствию вы-
ше, чем все остальные отрицательные эмоции.
В другом исследовании Бартлетт и Изард использовали те же
способы получения самоотчета для исследования студентов. Ис-
пытуемые предварительно заполняли стандартную шкалу тревож-
ности и по ее результатам подразделялись на высокотревожную
и низкотревожную группы. Оказалось, что в стрессоподобной си-
туации, какой является ситуация перед экзаменом, высокотре-
вожные студенты дают самоотчет, аналогичный тому, который был
получен от них, когда они лишь представляли себе опасную си-
туацию. Этот факт подтверждает вывод Изарда о
том, что тревожность является сложным многофакторным фено-
меном, состоящим из комплекса эмоций.
При изучении тревожности у детей использовались различ-
ные опросники, чаще всего-тесты, разработанные Сарансоном и
его коллегами Достоинства этих методик состоят в том, что они могут
применяться при исследовании младших школьников, к недостат-
кам же относится то, что тревожность рассматривается, скорее,
как нечто монолитное, нежели как комплекс отдельных эмоций.
Опросник, использованный Изардом, позволял изме-
рить, как часто каждая эмоция появляется в различных социаль-
ных ситуациях. Этот инструмент был стандартизирован на студен-
тах колледжа, а также адаптирован для детей, начиная с треть-
его класса и старше.
Очень интересный подход .к изучению выражения эмоций у
дошкольников раззрабатывает Сингер . Он и его кол-
леги создали методики для измерения предрасположенности к иг-
ре, игровому содержанию и различным эмоциям, связанным со
спонтанной игрой и фантазией. Они рассматривали детские фан-
тазии и игру воображения в связи с такими эмоциями, как ин-
терес, радость, гнев, горе, страх и стыд. Работы Сингера и его
коллег являются первой попыткой анализа некоторых взаимоот-
ношений между эмоцией и когнитивными процессами.
Аллен и Хамшер разработали тест
<эмоциональных стилей>, который измеряет: (а) реактивность
(интенсивность аффекта), (б) экспрессивность (межличностнук>
коммуникацию аффекта) и (в) ориентацию (установки по отно-
шению к эмоции). В многочисленных исследованиях была дока-
зана конструктивная валидность методики. Интересно, что у жен-
щин измерения по всем трем факторам были значимо выше, .чем
у мужчин.
Резюме
Согласно принципу дифференциации эмоций может быть вы-
делен ряд отдельных эмоций на оснований особенностей нейрофи-
зиологических субстратов, мимических комплексов и пережива-
тельно-мотивационных характеристик. Каждая из этих эмоций
влияет на когнитивные процессы и действия людей специфическим
образом. Принцип взаимодействующих компонентов эмоции пред-
полагает, что компоненты эмоции, обладая определенной степенью
независимости, взаимодействуют друг с другом. Рассмотрение лю-
бого единичного компонента недостаточно для описания эмоции.
Принцип образования эмоциональных комплексов указывает на
то, что одна эмоция может вызывать другую и что эмоции часто
возникают в комплексах или комбинациях.
Принцип эмоциональной коммуникации свидетельствует о
том, что выразительный компонент эмоции является источником
сигналов, необычайно важных в социальных взаимодействиях.
Принцип облегчения личностного развития с помощью эмоций и
эмоциональной привязанности утверждает, что эмоции играют
критическую .роль в формировании межличностных связей. Прин-
цип адаптивности показывает, что каждая отдельная эмоция мо-
жет способствовать адаптивному действию.
Принцип взаимодействия .систем подразумевает, что эмоцио-
нальная система взаимодействует с гомеостатикой когнитивными
системами и действиями. Гармоничное взаимодействие подсистем
облегчает эффективное функционирование. Принцип эмоциональ-
ного заражения указывает на то, что во многих ситуациях эмоция
передается от одного человека к другому. Принцип саморегуля-
ции демонстрирует то, что любой компонент эмоции или любая
подсистема, взаимодействующая с эмоцией, является .потенциаль-
но средством эмоционального контроля.
Существуют методы для изучения каждого компонента эмо-
ции, хотя некоторые методики дают надежные данные обо всех
компонентах сразу, или об эмоции как о целом. Метод хирургиче-
ских удалений и разрушений теряет свою популярность в изучении
нейрофизиологического компонента, так как прогресс технологии
делает возможным более тонкий прием - вживление микроэлек-
тродов. В области психофизиологии многообещающей и обладаю-
щей большими возможностями выглядит электромиография раз-
личных аффективных состояний.
Экспрессивный компонент эмоции изучается в понятиях про-
извольных и непроизвольных выражений. Экман, Фр,айзен..и Том-
кинс разработали детальный метод для изучения мимических вы-
ражений. Стандартизированные эмоциональные выражения, ис-
пользуемые в межкультуральных исследованиях, подтверждают
предположение об универсальности эмоциональных выражений.
Естественное наблюдение как метод изучения эмоциональных вы-
ражений в реальной жизненной ситуации содержит большие воз-
можности для понимания континуума выражений в различных со-
циальных ситуациях.
Немало методик .разработано для изучения амоционального
переживания или феноменологии эмоций. Они по необходимости
основываются на самоотчете, и поэтому при их применении необ-
ходимы взаимный интерес и сотрудничество, испытуемого и экс-
периментатора.
.- V.
\
ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ
Хотя всегда были исследователи, считавшие сознание основным
предметом психологии, кажется непропорционально малым вни-
мание, уделяемое ему теоретиками и экспериментаторами. Созна-
ние рассматривается как <данность>, лежащая в основе ограни-
ченных отдельных переменных, которыми манипулирует и кото-
рые измеряет научная психология. Не существует общепризнан-
ного определения .сознания. Кроме того, часто ученые говорят о
сознании вообще, не пытаясь определить его и не описывая его
с помощью соотнесений понятий разума (психических структур)
и субъективных переживаний.
В этой главе будет сделана попытка, определить сознание по
соотносимым и частично перекрывающимся понятиям и будет
представлено обсуждение эмоций как организующих факторов в
активном сознании, а также видов сознания и взаимоотношений
мозг - эмоция - сознание.
Понимание сознания
Повседневный язык проводит различия между сознанием и
бессознательным, бодрствованием и сном. Хотя мы не делаем раз-
личий между сознанием и бодрствованием, мы обычно думаем о
сне и о бессознательном как о различных вещах. Сон в современ-
ных работах описывается как активный процесс, и кажется обос-
нованным рассматривать его как состояние сознания, при кото-
ром пороги сенсорных рецепторов повышены по сравнению с по-
рогами бодрствующего состояния. Мы знаем, что во время сна
бывают сновидения, которые являются аффективно-когнитивным
процессом, выполняющим полезные функции в жизни человека.
Возможность рассмотрения сна как состояния сознания, от-
личного от бессознательного, вытекает из факта самого сущест-
вования снов и из того, что сон может быть рассказан после про-
буждения. Очевидно, с помощью сновидений осуществляются не-
которого рода аффективно-когнитивные процессы. Об истинной
природе этих аффективно-когнитивных процессов неизвестно ни-
чего кроме того, что они относительно независимы от поводов ок-
ружающей среды и связаны в значительной степени с воображе-
нием, присущим человеку в бодрствующе.м состоянии. Новые об-
разы или последовательности образов возникают в снах благода-
ря некоторого рода перекомбинации прошлых образов.
Никто не может всерьез сомневаться в существовании эмо-
ций во время сна. Кто не просыпался от ужаса, испытываемого во
сне? По-видимому, пробуждения из-за сновидения возникают тог-
да, когда эмоция достигает такой силы, что изменяет порог ре-
цепторов; другими слова.ми, эмоция за счет своей собственной си-
лы порождает бодрствующее сознание.
В бессознательном состоянии, очевидно, отсутствуют перцеп-
тивные или когнитивные процессы, эмоции и сновидения. Мы не
можем дать отчет в том, что случается тогда, когда мы находим-
ся в бессознательном состоянии. Мы теряем представление не
только об окружающем нас мире, но и о времени и месте. Мы
живем, но не осознаем себя живыми. Бессознательное состояние-
это не фрейдовское бессознательное, в котором когнитивные про-
цессы действуют вне сферы сознания. В настоящее время при-
знается, что некоторого рода <разумные процессы> действуют на
предсознательном или бессознательном уровнях (или на низком
уровне осознания, вне фокуса сознания) и влияют на сознание и
сознательные процессы.
Поток сознания и его экспериментальное изучение
Поскольку ясное и компактное определение сознания отсут-
ствует в литературе, необходимо начать с частичных определений
и описания сознания. Многие из наших распространенных пред-
ставлений о сознании исходят из работ Вильяма Джемса, которые
оказали сильное влияние на исследователей сознания, хотя и не
дали единого определения этого феномена. Анализируя <индиви-
дуальное сознание>, Джемс писал: <Его значение мы понимаем
до тех пор, пока никто не спрашивает нас, как его определить;
ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ
определение же его - наиболее трудная философская задача...>
Не различая сознание и содержание сознания, Джемс уде-
лял наибольшее внимание когнитивным процессам сознания, при-
равнивая поток сознания к потоку мысли. Неудача Джемса в раз-
граничении мысли и сознания породила одну из проблем в созда-
нии определения сознания или хотя бы набора постулатов, его ха-
рактеризующих. Очевидно, однако, что Джемс реально не исклю-
чал эмоции из сферы своего анализа, поскольку -он использовал
термин <мысль> в самом общем смысле этого слова, подразуме-
вая под ним все, что входит в разум: он говорил о таких разли-
чимых классах состояний сознания, как видение, слышание, умо-
заключение, воля, воспоминание, ожидание, любовь, ненависть, и
еще <сотня способов, которые мы воспринимаем как функциони-
рование нашего сознания (р. 230). Как бы то ни было, ни в ра-
ботах Джемса, ни в трудах многих современных ученых мы не
можем найти ясных различий между сознанием, с одной сторо-
ны, и содержанием и действием сознания, с другой, хотя ряд ав-
торов уделяли некоторое внимание этой проблеме.
Сингер и его коллеги осуществили серию важных исследований
проблем сознания. Теоретически они действовали в традициях
Джемса и Томкинса, однако они внесли современные понятия и
строгий научный метод в/область, часто рассматриваемую как не-
поддающуюся научному исследованию. Их работы посвящались отдельным аспектам или функциям
сознания, таким, как мечтание, воображение и фантазия. Напри-
мер, Сингер предположил, что эти внутренние процессы конкури-
руют с внешней стимуляцией за концентрацию внимания или до-
минирование сознания. Исследование Антробуса, Сингера и Грин-
берга подтвердило эту идею.
Оно показало, что сложность задания значимо снижала частоту
появлений мыслей, не связанных с выполнением данного зада-
ния. Эти мысли выявлялись следующим образом: деятельность ис-
пытуемых прерывалась и их спрашивали, не было ли у них в это
время мыслей, не относившихся к выполнению экспериментальной
задачи. В другом исследовании эти же авторы продемонстрирова-
ли, что испытуемые, услышавшие о дальнейшей эскалации войны
во Вьетнаме непосредственно перед экспериментом, демонстриро-
вали значительное увеличение количества не связанных с задани-
ем ассоциаций.
Личностные характеристики, богатство окружающей среды и
множество других факторов, очевидно, влияют на баланс процес-
сов обработки внутренних событий и внешней информации. Син-
гер и Антробус и некоторые другие ис-
следователи проводили факторный анализ грез и обнаружили три
совершенно устойчивых комплекса, или стиля, грез. Один из них-
зиновато-дисфорический стиль - включает самообвинение, враж-
дебность, стремление к высокому уровню достижений и озабочен-
ность возможными неудачами. Второй стиль характеризовался
растерянностью, сбивчивостью, обусловленными страхом. Третий-
связывался с положительными аффектами и включал ориентиро-
ванные на будущее (планирующие) фантазии.
Родин и Сингер нашли, что тучные ин-
дивиды более восприимчивы к характеристикам внешних условий,.
чем прочие, поэтому сенсорные данные из окружающей среды,
включая пищу и пищевые символы, имеют огромное влияние на
мысли у тучных людей. Поуп обнаружил, что верба-
лизация склонна снижать поток мысли или изменять самоотчет о
происходящих психических процессах.
Сингер и его соавторы обсудили один-
надцать детерминант потока сознания: мышление как деятель-
ность, сенсорную информацию, континуум сознаваемого, внима-
ние, влияние предпочитаемой сенсорной информации, предсказуе-
мость внешних условий, сопоставление функций (то, каким обра-
зом оценивается информация), аффект, повседневные заботы, ус-
тановку по отношению к внутренним процессам и структурные ха-
оа.ктеристики стимулов.
Сознание как парадигма
Согласно Тарту , обычное состояние сознания как
парадигма образует набор правил и теорий, которые облегчают
взаимодействие личности с окружающей средой и интерпретацию
переживаний. Эти правила в основном имплицитны, и, следуя им,
люди чувствуют, что они поступают естественным образом. В со-
ответствии со своей концепцией сознания Тарт определил знание
как непосредственно данное <чувство конгруэнтности соответствия
между двумя разными сортами переживания. Один набор пережи-
ваний может быть рассмотрен как восприятие внешнего мира,
других, самого себя; второй набор может быть рассмотрен как
теория, схема, система понимания> (р. 45). Схема, или систе-
ма понимания, и является личностной парадигмой или - соз-
нанием.
Тарт постулировал существование базового осоз-
нания, осознания (или самосознания) и внимания-осознания, фо-
кусирование которого, частично, произвольно. Он разграничил
собственно состояния сознания и измененные состояния сознания.
ЭМОЦИИ И СОЗНАНИЕ Первые стабилизируются произвольным фокусированием <энер-
гии внимания-сознания> и процессами положительной ц отрица-
тельной обратной связи. Вторые порождаются разрушительными
силами, которые выводят различные структурные подсистемы за
пределы их стабильного функционирования, а также силами, соз-
дающими новую систему подсистем. В состояниях сознания раз-
личные роли играют десять больших подсистем - экстерорецеп-
торы, интерорецепторы, информационный вход, память, подсозна-
ние, эмоции, оценка и принятие решения, чувство времени, чувство
идентичности и двигательный выход. Таким образом, Тарт при-
знавал эмоции в качестве одной из подсистем сознания, но он не
анализировал взаимодействия, которые могут возникать между
эмоциями и другими постулированными подсистемами.
Сознание и биологическая организация
Дейкман , в отличие от большинства других
западных теоретиков, подчеркивал важность различия между соз-
нанием и содержанием сознания. С позиции Дейкмана, мысли, об-
разы и воспоминания - основные примеры содержания созна-
ния. Они и другие психические феномены могут исчезать, а целост-
ное сознание тем не менее остается. Содержание сознания -
функция неврологических систем, образующих рецептивные орга-
ны и механизмы мозга. Сознание же рассматривается как органи-
зация биосистем или <дополнительный аспект такой организации,
ее психологический эквивалент> (р. 319), а не продукт определен-
ного нейронного кругооборота. Он считает сознание и нейромеха-
низмы дополняющими друг друга аспектами биологической систе-
мы, которая образует индивид. С биологической стороны орга-
низация определенных химических веществ образует жизнь, тогда
как с психологической стороны эта организация образует осоз-
нание.
Можно доказать необходимость различения сознания, с одной
стороны, и его содержания , с другой. Без
введения такого различия понятие сознания может стать столь ши-
роким, что потеряет смысл. Если сознание определяется как то-
тальное множество ощущений, восприятии, знаний и аффектов,
характеризующих индивид, тогда анализ сознания превращается
в изучение многообразных психических или психологических про-
явлений. Если же мы допустим, что сознание отличается от своего
содержания, тогда его особые состояния можно понимать как из-
менения в структурах и операциях сознания (например, в эмо-
циях, восприятии и т.д.), а не как изменившееся сознание.
символизирована, в отличие от недифференцированного возбужде-
ния, которое может быть и неосознанным и несимволизированным.
Относительно высокая информативность эмоций по сравнению с
недифференцированным возбуждением делает их исключительно
важными для адаптации и эффективности функционирования.
Различение между понятиями субъективного переживания,
сознания и осознанности не представляется необходимым. Все эти
термины заключают в себе экзистенциальную дихотомию (пере-
живание - отсутствие переживания, сознательный - несозна-
тельный, осознание - неосознание), которая не кажется точным
способом описания процессов разума. Более продуктивным ока-
зывается выделение различных уровней осознания . Например, работая над книгой, я наиболее остро осознаю
мой интерес, поддерживающий стремление писать. Иногда я огор-
чаюсь из-за трудности работы или опасения плохо эту работу вы-
полнить. Я мало осознаю давление на сидение стула от силы тя-
жести и также мало (лишь спорадически) осознаю звуки в моем
кабинете или доносящиеся извне. Они влияют на мои мысли и
действия (интересуют меня или досаждают мне) соответственно
их положению в моем сознании. Как правило, уровень осознания феномена - показатель его мотивационной ценности, влияющий
на продолжение деятельности.
Клинические исследования восприятия показали,что процессы восприятия у взрослых-
не просто преобразование сенсорных данных. Наблюдатель скло-
нен добавлять кое-что к ощущениям, возникающим от комплек-
са стимулов. Это добавляемое <кое-что> обычно объясняется как
функция прошлого опыта наблюдателя. После обзора ряда иссле-
дований, показывающих, как ошибки восприятия могут быть вы-
званы необычными и неожиданными конфигурациями стимулов,
Иттельсон и Килпатрик пишут: <Все эти и многие другие экспери-
менты указывают на то, что восприятие не безусловное и не аб-
солютное выяснение того <что есть что>. Скорее, то, что мы ви-
дим, является предсказанием нашей собственной конструкции, по-
строенной для того, чтобы дать нам наилучшую возможность вы-
полнения целей наших действий> (р. 184). Авторы делают вывод
о том, что наше восприятие осуществляется не без вмешательства
наших желаний, страстей и целей, а наши желания, страсти и це-
ли - наши эмоции или их функции.
Мы обращаем внимание на окружающие нас стимульные ком-
плексы очень избирательно. Эта избирательность лучше всего мо-
жет быть объяснена как функция аффекта. Аффект, который наи-
. более часто определяет восприятие и внимание, - это эмоция
интереса. Мы всегда чем-то интересуемся, но интерес может про-
являться в очень слабой форме и действовать автоматически.
Поскольку некоторая эмоциональность характеризует обыч-
ные состояния сознания постоянно, можно сказать, что эмоция
или комбинация эмоций предшествуют восприятию предметов, яв-
лений и людей, попадающих в сферу нашего осознания, влияют
на процессы восприятия и в результате фильтруют или другим
образом изменяют сенсорные данные, передаваемые рецепторами.
Такое взаимодействие эмоции с сенсорным <входом> обычно пре-
пятствует возникновению <чистого> ощущения на основе его ре-
гистрации в сознании. Зрительные, слуховые, соместетические и
даже вкусовые и обонятельные ощущения могут изменяться под
влиянием эмоции. Человек, обрадованный удачной сдачей экза-
мена, увидит преподавателя и услышит лекцию в этот день совсем
по-другому, чем студент, огорченный провалом. Неудачные или
очень сложные вопросы могут представляться первому студенту
как случайная ошибка преподавателя, а второму - как неспра-
ведливость или даже неэтичность.
Каждый из аффектов - побуждения, эмоции - и каждая из
бесконечного множества их комбинаций влияют на восприятие
различным образом. В состоянии радости мы воспринимаем мир
сквозь розовые очки и везде видим радость и гармонию. В горе
все кажется пасмурным и мрачным. В гневе мы замечаем больше
помех и препятствий, а когда к ощущениям примешивается от-
вращение, мы воспринимаем их как противные и гадкие. Испыты-
вая презрение, мы воспринимаем других как менее достойных,
чем мы сами. При страхе поле нашего восприятия сужается, и
большинство вещей кажутся пугающими. Стыдясь, мы восприни-
маем больше самообвинений, а при вине как результате крушения
межличностных отношений изменяется восприятие других. Пере-
фразируя Синшеймера, многое из того, что мы
воспринимаем, в действительности является тем, что мы понима-
ем, а то, что мы понимаем, порождено взаимодействием созна-
ния с нашими эмоциями и чувствами.
Взаимодействие эмоции и знания и сознание
Большинство операций сознания включает те или иные про-
цессы репрезентации. Осознать объект - значит представить его
себе (как образ). Представление формируется рецепторами и пе-
редается по чувствительным нервам в мозг. В результате процес-
са, до сих пор неизвестного, сенсорная кора превращает это со-
и на ней в большинстве своем ос-
новываются предположения, представленные ниже.
(а) В случае конкуренции возбудителей эмоций тот возбуди-
тель, который способствует наибольшей плотности нервного воз-
буждения, вызывает и осознание эмоции. В некоторых случаях,
однако, включение плотности стимуляции, производимое возбуди-
телем, может изменяться или сводиться на нет за счет избира-
тельности рецепторов.
(б) Градиент плотности стимуляции тесно связан с интен-
сивностью эмоции; поэтому форма переживания эмоции подобна
типу воздействия ее возбудителя, например переживание испуга
как пикообразного, внезапного и короткого является и характе-
ристикой его возбудителя.
(в) Возбудители эмоции, образующие пик стимуляции, будут
способствовать достижению эмоций сознания, подавляя осознание
эмоций, активированных возбудителями с постоянными уровнями
плотности стимуляции. Однако эмоции, связанные с постоянным
уровнем плотности стимуляции (горе, печаль), будут подавлять
эмоцию, возбуждаемую пиковой стимуляцией всякий раз, когда
стимуляция будет отклоняться от пика.
(г) Продолжающаяся новизна поддерживает осознание в
1 эмоции (например, интерес) и подавляет эмоции, снижающие
плотность стимуляции (радость, стыд). Этот принцип дает воз-
можность человеку переживать периоды возбуждения в связи с
объектами, обладающими достаточной сложностью, новизной или
неопределенностью.
(д) Эмоциональная система является основным средством ок-
раски познания, решения и действия. Адаптивные способности че-
ловека связаны не только с возможностями реакций на побужде-
ния, но и с возможностью реагировать на какие бы то ни было
обстоятельства, вызывающие положительную и отрицательную
эмоции.
Эмоции и представление о себе. Ряд теоретиков доказали, что
эмоции играют решающую роль в развитии представления о се-
бе, о собственной идентичности и в развитии и функционировании
Я-концепции предположили, что <компо-
ненты пли элементы самосознания являются врожденными по от-
ношению к естественной психологической структуре личности>
(р. 31).
По их мнению, существует лишь одно осознание, а субъек-
тивное и объективное самосознания - просто два различных фо-
куса внимания. Аналогично, согласно их теории, существует лишь
одно Я, называемое <причинно действующим Я>, которое урав-
нено с восприятием, мышлением и действием. Субъективное са-
мосознание проявляется, когда <причинно действующее Я> не осоз-
нается а объективное самосознание существует, когда <причинно
действующее Я> является объектом сознания.
Теория Дюваля-Викланда уделяет большое внимание моти-
вационным последствиям объективного самосознания. Их цент-
ральное предположение заключается в том, что отрицательный
аффект ведет к сосредоточению субъекта на своих внутренних
противоречиях. Хотя Дюваль и Викланд не уточняют, что они име-
ют в виду под отрицательным аффектом, описание его и его по-
следствий соответствует понятию стыда (см. главу 15).
Когда мы рассмотрим в последующих главах все другие эмо-
ции, станет ясно, что каждая из них обладает определен-
ным влиянием на структуры и операции сознания. Например, в
то время как сильный стыд склонен расширять самосознание и
уменьшать логико-интеллектуальные операции сознания, вина
способствует увеличению знания, поскольку индивид анализирует
свои чувства и отношения с другими.
Функции полушарий мозга, эмоции и состояния сознания
Возможность переживания измененных или особых состояний
сознания, значительно отличающихся от обычных состояний, об-
щепринята. По крайней мере, с середины XIX столетия Тейлор
(Тау1ог, 1958) и биологи представляют доказательства того, что
каждое отдельное полушарие мозга контролирует относительно
независимое сознание. Современный невролог Газанига писал, что разделение полушарий порождает две неза-
висимые сферы сознания в пределах одного организма.
Функции полушарий, виды знания и организация сознания
Относительно того, что может существовать больше чем один
тип или состояние сознания, имеется древнее представление о раз-
личных путях познания. В XIII столетии Роджер Бэкон сказал о
двух видах знания, одного - получаемого через аргументы, и
другого - через переживание. Большое количество современных
ученых и философов также говорят об этих различных путях
познания, когнитивных стилях или различных типах знания. Вид
знания, преобладающий в новейшей мысли, обычно описывается
как логический или рациональный. Другой тип познания является
интуитивным.
В главе 1 представлено краткое обсуждение возможности то-
го, что различные типы приобретения знания или опыта могут
быть отнесены к различным и потенциально независимым сферам
сознания, находящимся под контролем разных полушарий мозга.
Клинические и экспериментальные факты, приведшие некоторых
неврологов к этому заключению, демонстрируют, что два полу-
шария обладают несколько различающимися функциями. Напри-
мер, общеизвестно, что доминантное (обычно левое) полушарие
мозга контролирует речь и большинство лингвистических или вер-
бальных функций, а эмоции находятся в основном под контролем
правого полушария.
Предположение, что все вербальные (например, лингвистиче-
ские, когнитивные) функции находятся в левом полушарии (до-
минантном), а невербальные (например, пространственные, музы-
кальные) - в правом (субдоминантном), породило серьезные во-
просы . Хотя доминантное полушарие де-
монстрирует свой примат в контролированнп вербальных функ-
ций, субдоминантное полушарие, очевидно, также играет значи-
тельную роль в некоторых вербальных и когнитивных процессах.
Боген цитировал в своей работе целый ряд иссле-
дований, показывающих, что интеллект остается сохраненным
после поражения доминантного полушария, вызывающего силь-
ные речевые нарушения, такие, как афазия.
Боген показал также, что патология субдоми-
нантного полушария может приводить к дефектам в лингвисгиче-
ских или вербальных способностях и что наибольшие речевые де-
фекты включают обычно поражение как доминантного, так и суб-
доминантного полушарий. Он также сообщил, что стимуляция
субдоминантного полушария вызывала вокализацию и что суб-
доминантное полушарие больных с расщепленным мозгом
(с разделенными за счет рассечения мозолистого тела полуша
риями) может способствовать чтению многих слов и пониманию
произносимых предложений. В заключение своего обзора Боген
предлагает рассматривать доминантное полушарие как место <про-
позиционных> способностей (способностей соотносить слова, или
символы, Друг с другом в смысловых последовательностях и де-
лать предположения в процессе мышления). Эти способности
предполагают развитие аналитических, моделирующих и дедук-
тивных процессов.
Боген характеризует субдоминантное полушарие как <сопо-
ложенное>.
<Этот термин подразумевает способность дублировать или сравнить
восприятие схемы, энграммы, и т. д., но кроме этого учитывает и
другие достоинства... еще неизвестные нам> Разделение функций полушарий, предложенное Богеном, со-
гласуется с идеей о различных видах сознания и процессов пере-
работки информации. Некоторые примеры эмпирических исследо-
ваний различных функций полушарий могут быть найдены у
-Орнштейна и Галина . Разделение функций
между полушариями может рассматриваться как основа идеи о
бимодальном сознании и представления об экс-
плицитном и внутреннем знании Дейкман доказал, что сознание характеризуется двумя основ-
:нымн видами организации: действенным видом и видом рецептив-
ным. С его точки зрения, основные биологические агенты дейст-
венного вида (симпатическая нервная система и система попереч-
но-полосатой мускулатуры) помогают организму манипулировать
окружающей его средой. Парасимпатическая нервная система и
-сенсорно-перцептивная система являются основными агентами
рецептивного вида организации, цель которой открытое восприятие
окружающей среды, а не воздействие на нее. Дейкман считает,
что рецептивный вид появляется в детстве и является особенно
важным в долингвистическом периоде жизни, когда эмоции и эмо-
циональная коммуникация доминируют во взаимоотношениях ор-
ганизма с окружающей средой.
Поланий определяет эксплицитное знание или познание как
нечто, что может быть критически отражено, а внутреннее знание
или осознание - как переживание, которое не может быть пред-
метом отражения (вспомним, например, что отражение и анализ
эмоционального переживания неминуемо его изменяет).
Большинство фактов, относящихся к роли двух полушарий
мозга в эмоции, получено из наблюдений и исследований клини-
ческих случаев поражений мозга. Наиболее широко распростра-
-нено мнение, что эмоциональные процессы являются в основном
функциями субдоминантного (правого) полушария, тогда как ког-
нитивные процессы в основном функции доминантного (левого)
полушария. Например, Галин считает, что вербаль-
ный и невероальный (например, мимический) типы информации
перерабатываются соответственно левым И правым полушария-
ми и что затруднение в передаче информации, содержащей вер-
бальные и невербальные характеристики, может быть понято на
неврологическом уровне,-в терминах конфликта между полуша-
риями.
Шварц с соавторами изучали доминантность полушарий в музыкальных, эмоцио-
нальных, вербальных и пространственных задачах, регистрируя
электроэнцефалографическую деятельность как левого, так и пра-
вого полушарий. На основе литературных данных авторы пришли
к выводу, что у испытуемых-правшей некоторые когнитивные про-
цессы происходят в левом полушарии, тогда как музыкальная и
зрительно-пространственная деятельности - в правом. Основыва-
ясь на клинических исследованиях, авторы предположили, что-
эмоция, так же как зрительные и пространственные функции, яв-
ляется в основном функцией правого полушария. В своем экспе-
рименте Шварц и его соавторы просили испытуемых насвисты-
вать песни (правополушарная задача), читать стихи (левополу-
шарная задача) и петь знакомую песню (двухполушарная зада-
ча). Они использовали ЭЭГ-показатель депрессии альфа-ритма
как индикатор доминантности полушария (депрессия альфа-ритма
больше в доминантном .полушарии). Ученые обнаружили, что на-
свистывание связано с относительной доминантностью правого
полушария, чтение - с относительной доминантностью левого, а
пение приводит к одинаковой депрессии альфа-ритма в обоих по-
лушариях. Во втором эксперименте авторы использовали движение
глаз вправо или влево как показатель полушарной доминантно-
сти; испытуемые отвечали на вопросы вербального, пространствен-
ного или эмоционального характера или же - на их некоторую-
комбинацию. Пространственные вопросы приводили к более час-
тому движению глаз влево (показывая правополушарную доми-
нантность), аналогичный результат давали эмоциональные воп-
росы. Эти данные говорят о том, что, хотя важные когнитивные
процессы являются в основном левополушарными функциями>
эмоциональные же - правополушарными.
Это заключение было также поддержано Сейфером и Левей-
талем , которые показали, что для боль-
шинства субъектов эмоционально окрашенные моноуральные во-
кальные подсказки были более полезны, если подавались в левое
ухо (что указывает на правополушарные процессы).
Серия исследований, осуществленная в институте эволюцион-
ной физиологии и биохимии в Ленинграде (например, Деглин,
показала результаты, не согласующиеся с данными Шзарцз
и др. и Сейфера и Левенталя. В ней изучались электроконвульсив-
ные воздействия на депрессивных больных, подаваемые либо на
правое, либо на левое полушарие мозга. Воздействие приводило
к угнетению функций полушария, на которое это воздействие на-
правлено, на короткий промежуток времени. Было обнаружено,
что основные сенсорные функции примерно одинаково угнетают-
ся, безотносительно к тому, какое из полушарий мозга парализует-
ся электрошоком. Было найдено также, что электрошок правого
полушария не только не вызывает афазию, но и делает больного
более говорливым; поэтому был сделан вывод о том, что правое
полушарие воздействует подавляющим образом на вербализацию
и что мутизм, иногда наблюдающийся при депрессии, возможно,
является результатом подавления правым полушарием левого.
Ряд данных привели к иному, чем у Шварца и др., заключе-
нию относительно полушарий доминантности и эмоций. После
проведения шока на правом полушарии у больных уменьшалась
способность узнавать вокальные интонации, указывающие на та-
кие эмоции, как радость, печаль и гнев: Кроме того, после прове-
дения правостороннего шока на лице больного появлялась улыб-
ка. Мимическому выражению радости соответствовали вокальные
интонации больного, его слова, жесты и поза. И наоборот, после
того как электрошоком парализовывалось левое полушарие, боль-
ной демонстрировал горестное и испуганное выражение лица и со-
ответствующие слова, жесты и позу.
Дифференциальные аффекты и сознание
Спенсер предвосхитил некоторые современные
теории, указав на близкую связь когнитивных процессов и эмо-
ций. Некоторые из его идей разделяются теорией дифференци-
альных эмоций.
Спенсер и другие исследователи рассматривали операции
сознания как два типа процессов. Простейшим типом интеллекту-
альной, или когнитивной функции, представлялось восприятие, тог-
да как простейшим типом чувств считалось ощущение. Предвосхи-
щая некоторые будущие формулировки в психологии, Спенсер от-
верг представление о противопоставлении восприятия и. ощуще-
ния. <Чтобы познать ощущение, его надо воспринять, поэтому оно
должно стать в некотором отношении восприятием. Каждое вос-
приятие должно быть комбинацией ощущений; и должно быть в
этом смысле ощутимым> знаниями, абсолютно свободными от
эмоции> . Таким образом, хотя Спенсер ве-
рил в то, что фактически невозможно выделить сложную эмоцию
из знания, он признавал некоторые отличительные признаки ощу-
щения и эмоции, с одной стороны, и восприятия и знания - с
другой. Он также верил, что знание связано с эмоцией или вызы-
вается ею.
Вундт продолжил традицию Спенсера, предпо-
ложив, что сфера сознания, описанная эмоцией или чувством, мо-
жет быть количественно выражена тремя измерениями: удоволь-
ствием - неудовольствием, расслаблением - напряжением и
спокойствием - возбуждением. Реальность измерений Вундта бы-
ла подтверждена в работах Вудвортса и Шлосберга Следуя традиции Спенсера, Бартлетт и Изард проделали анализ субъективных пережива-
ний, относящихся к восьми фундаментальным эмоциям. Они
обнаружили, что каждая эмоция характеризуется такими показате-
лями, как удовольствие, напряжение и имлульсивность. Подроб-
ности изучения Бартлеттом и Изардом характеристик пережива-
ния эмоции будут представлены в главах, посвященных отдель-
ным эмоциям.
Аффекты и организация сознания. Теория дифференциальных
эмоций предполагает, что аффекты, в частности эмоции, являются
основными организующими и контролирующими силами в созна-
нии, самосознании и в Я-концепции. Аффекты осуществляют
контроль этих феноменов или влияют на них с помощью внутри-
индивидуальных систем связи. Согласно этой теории организация
сознания следующая. Ощущения от интероцепторов и экстеро-
цепторов образуют основу сознания. Сознание на своем наиболее
элементарном уровне является осознанием ощущения. Эмоция-
наиболее фундаментальная организация ощущения, имеющая зна-
чение или смысл и специфические переживательные, мотивацион-
ные качества. Наиболее простой сенсорно-кортикальный процесс,
который вызывает аффект, лежит в основе восприятия, знания и
всех других операций сознания. Сознание, состоящее из осозна-
ния <чистого ощущения>, может быть у взрослых людей лишь
при необычных условиях. Обычные состояния сознания характе-
ризуются аф1фектами, из которых у человека наиболее важны
эмоции, а эмоции в сознании влияют на все когнитивные процес-
сы II поведение.
Грей предложил теорию разума, которая похо-
жа на теорию дифференциальных эмоций. Он утверждает, что
все познание кодируется эмоциями. Эмоции в оттеночной форме
<собирают и организуют когнитивные элементы в ... эмоциональ-
но-когнитивную структуру, а повторение этого процесса с по-
мощью развития иерархических уровней организации образует
развитие разума> (р. 1-8, 1-9). Понятие <эмоции в оттеночной
форме> Грея подобно эмоциональной комбинации Плутчика и комплексам эмоций Изарда Некоторые социальные психологи получали факты, говорящие
о том, что аффект и знание являются разделимыми, но взаимо-
действующими переменными в социальных установках. Например,
Килти прокоррелировал оценки когнитивного изме-
рения установки с независимым измерением аффекта. Он интер-
претировал относительно низкие корреляции как факт в пользу
того понимания установки, которое разводит аффект и знание как
относительно независимые компоненты. В более позднем исследо-
вании Килти показал, что взаимоотношение между аффектом и
знанием в установке является более сложным. Он обнаружил, что
сила аффективно-когнитивного взаимоотношения зависит от таких
переменных, как тип понятия и источник представлений, вклю-
ченных в установки. Установка, как следует из исследований Кил-
ти, очень похожа на понятие аффективно-когнитивной ориента-
ции, которое предусматривает огромное количество аффективно-
когнитивных взаимоотношений.
В своем анализе <естественных знаний> Скотт продемонстрировал важную роль аффекта, хотя он говорил об
аффекте лишь в терминах очень широких классов (любимого -
нелюбимого или желаемого-нежелаемого). Он утверждал, что
предметы, как они понимаются людьми, имеют аффективные каче-
ства, что сближает понятие <естественного знания> с понятием
аффективно-когнитивной ориентации. Скотт определял аффек-
тивный баланс как вид интеграции качеств - когнитивной груп-
пировки объектов (понятий, образов) в сферы, соответствующие
их аффективной релевантности индивиду. Он считает, что аффек-
тивный баланс несовместим с амбивалентностью отношения к объ-
ектам, обнаруживаемой при шизофрении и других типах пато-
логии.
Багелоки предположил, что изучение обра-
зов и значений требует возвращения к трехфакторному анализу,
учитывающему когнитивные, аффективные и конативные характе-
ристики.
В одном из практических применений такой трехфакторной
структуры было показано, что аффективный ком-
понент установки на публичном выступлении значительно более
сильно относится к реальному поведению (произнесению речи),
чем когнитивный.
Все большим количеством исследований, представляющих
различные теоретические ориентации, изучается роль аффекта в
формировании социальной установки в
Я-концетщии и ценностях , межличностном
восприятии невербальной коммуникации
памяти , творчестве (Симонов,
1970) и других когнитивных процессах Аффекты и особые состояния сознания. Любая радикальная
перестановка в аффективно-когнитивных процессах может приво-
дить к особому или измененному состоянию. В терминах теории
дифференциальных эмоций измененное состояние сознания наибо-
лее часто возникает на основе разрушения хорошо и давно усво-
енных комплексов аффективно-когнитивной переработки инфор-
мации.
Особые состояния сознания характеризуются в основном эмо-
циями (особенно, определенными комбинациями интереса и радо-
ГЛАВА 6
Следуя традиции Спенсера, Бартлетт и Изард роделали анализ субъективных переживаний, относящихся к
восьми фундаментальным эмоциям. Они
обнаружили, что каждая эмоция характеризуется такими показате-
лями, как удовольствие, напряжение и имлульсивность. Подроб-
ности изучения Бартлеттом и Изардом характеристик пережива-
ния эмоции будут представлены в главах, посвященных отдель-
ным эмоциям.
Аффекты и организация сознания. Теория дифференциальных
эмоций предполагает, что аффекты, в частности эмоции, являются
основными организующими и контролирующими силами в созна-
нии, самосознании и в Я-концепции. Аффекты осуществляют
контроль этих феноменов или влияют на них с помощью внутри-
индивидуальных систем связи. Согласно этой теории организация
сознания следующая. Ощущения от интероцепторов и экстеро-
цепторов образуют основу сознания. Сознание на своем наиболее
элементарном уровне является осознанием ощущения. Эмоция-
наиболее фундаментальная организация ощущения, имеющая зна-
чение или смысл и специфические переживательные, мотивацион-
ные качества. Наиболее простой сенсорно-кортикальный процесс,
который вызывает аффект, лежит в основе восприятия, знания и
всех других операций сознания. Сознание, состоящее из осозна-
ния <чистого ощущения>, может быть у взрослых людей лишь
при необычных условиях. Обычные состояния сознания характе-
ризуются аффектами, из которых у человека наиболее важны
эмоции, а эмоции в сознании влияют на все когнитивные процес-
сы и поведение.
Грей предложил теорию разума, которая похо-
жа на теорию дифференциальных эмоций. Он утверждает, что
все познание кодируется эмоциями. Эмоции в оттеночной форме
<собирают и организуют когнитивные элементы в ... эмоциональ-
но-когнитивную структуру, а повторение этого процесса с по-
мощью развития иерархических уровней организации образует
развитие разума> (р. 1-8, 1-9). Понятие <эмоции в оттеночной
форме> Грея подобно эмоциональной комбинации Плутчика и комплексам эмоций Изарда Некоторые социальные психологи получали факты, говорящие
о том, что аффект и знание являются разделимыми, но взаимо-
действующими переменными в социальных установках. Например,
Килти прокоррелировал оценки когнитивного изме-
рения установки с независимым измерением аффекта. Он интер-
претировал относительно низкие корреляции как факт в пользу
того понимания установки, которое разводит аффект и знание как
относительно независимые компоненты. В более позднем исследо-
вании Килти показал, что взаимоотношение между аффектом и
знанием в установке является более сложным. Он обнаружил, что
сила аффективно-когнитивного взаимоотношения зависит от таких
переменных, как тип понятия и источник представлений, вклю-
ченных в установки. Установка, как следует из исследований Кил-
ти, очень похожа на понятие аффективно-когнитивной ориента-
ции, которое предусматривает огромное количество аффективно-
когнитивных взаимоотношений.
В своем анализе <естественных знаний> Скотт продемонстрировал важную роль аффекта, хотя он говорил об
аффекте лишь в терминах очень широких классов (любимого -
нелюбимого или желаемого-нежелаемого). Он утверждал, что
предметы, как они понимаются людьми, имеют аффективные каче-
ства, что сближает понятие <естественного знания> с понятием
аффективно-когнитивной ориентации. Скотт определял аффек-
тивный баланс как вид интеграции качеств - когнитивной груп-
пировки объектов (понятий, образов) в сферы, соответствующие
их аффективной релевантности индивиду. Он считает, что аффек-
тивный баланс несовместим с амбивалентностью отношения к объ-
ектам, обнаруживаемой при шизофрении и других типах пато-
логии.
Багелс предположил, что изучение обра-
зов и значений требует возвращения к трехфакторному анализу.
учитывающему когнитивные, аффективные и конативные характе-
ристики.
В одном из практических применений такой трехфакторной
структуры было показано, что аффективный ком-
понент установки на публичном выступлении значительно более
сильно относится к реальному поведению (произнесению речи),
чем когнитивный.
Все большим количеством исследований, представляющих
различные теоретические ориентации, изучается роль аффекта в
формировании социальной установки в
Я-концепции и ценностях , межличностном
восприятии невербальной коммуникации
, памяти , творчестве (Симонов,
1970) и других когнитивных процессах Кииашвеп,
Аффекты и особые состояния сознания. Любая радикальная
перестановка в аффективно-когнитивных процессах может приво-
дить к особому или измененному состоянию. В терминах теории
дифференциальных эмоций измененное состояние сознания наибо-
лее часто возникает на основе разрушения хорошо и давно усво-
енных комплексов аффективно-когнитивной переработки инфор-
мации.
Особые состояния сознания характеризуются в основном эмо-
циями (особенно, определенными комбинациями интереса и радо-
сти), способными облегчать возникновение феноменов иллюзии.
или рецептивного типа знания.
Особые состояния сознания могут появляться как результат
необычно сильного побуждения, - когда человек, умирающий от
жажды, видит мираж, оптическую иллюзию оазиса. Особое со-
стояние может также быть производным от сильного чувственного
удовольствия, которое характеризуется комбинацией возбужде-
ния и сексуальной стимуляции. Изменение состояния может так-
же достигаться с .помощью эмоции интереса-возбуждения и пер-
цептивно-когнитивных процессов, присущих творчеству. Эмоция интереса ограничивает или сосредоточивает когнитивные процес-
сы, способствуя погружению в предмет и освобождая разум от
мешающих операций.
Обычные состояния сознания характеризуются в основном
комбинациями эмоций, восприятия и знания или тем, что было
описано в главе 4 как аффективно-когнитивные ориентации.
У взрослых людей большая часть кортикально-интегративной дея-
тельности сознания кажется автоматической. Интеграция сенсор-
ных данных автоматическая частично потому, что она обусловле-
на врожденными нервными программами, которые связывают аф-
фективные и перцептивно-когнитивные процессы, а также потому,
что интерпретация окружающей действительности основана на
хорошо усвоенных аффективно-когнитивных структурах.
Сила связи между аффектами и когнитивными структурами
и операциями сознания является функцией качества и интенсив-
ности аффективного компонента. Когда аффект явно выражен, мы
имеем нечто подобное установке, выражающейся в форме пред-
рассудков , догматизма и авторитарности. По-
скольку связи между аффектом и знанием обеспечивают основ-
ные структуры обычного сознания, можно предположить, что осо-
бые состояния сознания будут возникать, лишь если индивид смо-
жет изменить, временно разорвать эти связи или прервать кажу-
щиеся автоматически связанными процессы.
Резюме
Интерес к изучению сознания, а также достижения в методо-
логии и в методическом оснащении наук о человеке выводят со-
знание на передний край исследования. Хотя многими признает-
ся, что некоторого рода <разумные процессы> происходят в пред-
сознании, бессознательном или вне фокуса осознания, здесь рас-
сматривается сознание, его структуры и операции. Джемс подчер-
кивал, что сознание личностно по природе, постоянно чувственно,
является источником собственной идентичности субъекта и высо-
ко избирательно по отношению к тому, что им перерабатывается.
Хотя эвристически оказывается полезным различение между
сознанием как ощущением - осознанием, с одной стороны, и
структурами и операциями сознания - с другой, лишь некоторые
теоретики и экспериментаторы уделяли этому направлению вни-
мание. К их числу можно отнести Тарта, постулировавшего суще-
ствование основного осознания и внимания-осознания как фено-
менов, отличных от структур или структурных подсистем, таких,
как переработка входящей информации, память и эмоции.
Дейкман также выступает за различие между сознанием и
его составляющими. Он определяет сознание или осознание как
дополнительный аспект организованной биосистемы. Дейкман от-
мечает, что основная проблема для исследователей этой области-
объяснение процессов, с помощью которых нейрохимические явле-
ния трансформируются в восприятие, познавательные процессы
и аффекты.
Сингер и его коллеги, в отличие от Тарта и Дейкмана, рас-
ширяют теоретические представления Джемса и Томкинса и раз-
рабатывают строгие эмпирические проверки своих идей. Их ис-
следования поддерживают то представление, что сознание может
рассматриваться как альтернативное стимульное поле для полу-
чаемой извне сенсорной информации и что возможно изменить
баланс между внутренними и внешними источниками стимуляции,
манипулируя вводом информации из внешней среды.
В теории дифференциальных эмоций аффекты, прежде всего
фундаментальные эмоции, образуют основные структуры созна-
ния. Взаимодействие аффектов и комплексов аффектов (сочетаний
с восприятием и знанием) создает огромное разнообразие аффек-
тивно-когнитивных структур и ориентаций, которые влияют на
восприятие, мышление и действие (процессы <входа> и <выхода>).
Доказывается, что эмоция может существовать в сознании неза-
висимо от когнитивных процессов и что это помогает понять, по-
чему субъект может реагировать эмоционально, не давая обозна-
чения своей реакции как таковой.
Эмоции играют решающую роль в таких аспектах сознания,
как самосознание н собственная идентичность, чему существуют
теоретические и эмпирические доказательства.
Есть факты, говорящие о том, что доминантное и субдоми-
нантное полушария мозга играют различные роли в осуществле-
нии эмоционально и когнитивно обусловленных феноменов. По-
скольку небольшой фактический материал, относящийся к эмоци-
ям и функциям полушарий, противоречив, будущие исследования
в этой области представляют большой интерес.
Теория дифференциальных эмоций предполагает, что эмо-
ция - наиболее фундаментальная организация ощущений, имею-
тая переживательно-мотивационное значение. Сенсорно-корти-
кальный процесс вызывает аффект, лежащий в основе всех осталь-
ных операций сознания. Аффектом, который обычно представлен
в сознании и активно участвует в избирательности восприятия и в
когнитивных процессах, является эмоция интереса-возбуждения.
Особые состояния сознания характеризующиеся определенными
комбинациями интереса и радости, облегчают интуитивное позна-
ние. Аналитико-критические процессы могут включать в себя ин-
терес, взаимодействующий с некоторой отрицательной эмоцией,
такой, как горе. Измененные состояния сознания - результат ра-
дикального изменения интереса и разрушения хорошо и давно
упроченных комплексов аффективно-когнитивных процессов.
ЭМОЦИИ, ПОБУЖДЕНИЯ
И ПОВЕДЕНИЕ
Эта глава посвящена взаимоотношениям, существующим между
эмоциями ц побуждениями. Понятие побуждения будет раскрыто
в основном на примере Сложного, но всеми испытывавшегося фе-
номена боли и явления, связанного с сексуальными отношениями,
столь же сложного, но приносящего максимально приятные пе-
реживания. В этой главе также будут обсуждены взаимодей-
ствия эмоции и побуждения с болевым и с сексуальным побуж-
дениями.
Понятие <побуждение>, уже кратко определенное в главе 3,
будет подробнее раскрыто в этом и последующих разделах. Тер-
мин <поведение>, используемый в этой главе, представляет собой
любую деятельность организма как целого, которая подвергается
влиянию одного из мотивационных явлений - эмоций, побужде-
ний, взаимодействий аффектов, аффективно-когнитивных струк-
тур.
Понятие побуждения имеет долгую и сложную историю, но
несмотря на это смысл и значение побуждений изучены недоста-
точно полно. Ретроспективный анализ показывает; что большинст-
во противоречий, относящихся к понятию побуждения; и ошибок
его понимания возникли из неоправданного расширения этого по-
нятия. В тридцатые и сороковые годы нашего века крупнейшие
теоретики полагали, что побуждение может быть использовано
для объяснения мотивационного аспекта поведения, причем чуть
ли не всех его форм. Когда выяснилось, что поведение не описы-
вается количественно основными побуждениями, такими, как го-
лод, жажда и т. д., было предложено применить для его описа-
ния вторичные побуждения, понимаемые как проявления связей
основных побуждений с нейтральными до этого стимулами.
Одна из .ранних концепций .побуждения предполагала, что оно
состоит из внутренних стимулов, возбуждаемых органом, испы-
тывающим тканевое изменение или депривацию; представлялось,
например, что голод состоит из сокращений пустого желудка. Ряд
исследований, рассмотренных Коуфером с соавт. , доказывает, что голод и обусловленное голо-
дом поведение могут быть обнаружены даже после того, как же-
лудок удалялся. Аналогично, простое увлажнение рта и горла,
или даже полоскание водой рта и горла не обязательно утоляют
жажду и подавляют обусловленное жаждой поведение. Более то-
го, сексуальное возбуждение и сексуальное поведение могут про-
должаться и после удаления или денервации сексуальных орга-
нов. Факты этого рода, выступавшие против локальной или пери-
ферической теории (в которой побуждения считались исходящими
из периферических органов типа желудка, половых органов), при-
вели к пониманию побуждения как центрального состояния. По-
буждение определялось как единичное состояние, которое может
вызываться любым, всеми или специфическими лишениями, таки-
ми, как голод и жажда. При этом понимании про-
должали использовать понятия типа депривации и консамматор-
ного (завершающего) поведения и представлять побуждение как
гомеостатичесвий процесс, т. е. как дисбаланс, вызываемый де-
привацией и устраняемый завершающим поведением.
В течение некоторого времени лучшим подтверждением цент-
рального положения побуждения была бесспорная взаимосвязь
между мерой общей активности и мерой (или временем) депри-
вации. Однако эксперимент Шефилда и Кэмпбелла продемонстрировал, что комплексы активности
были предметами научения, и позволил предположить, что актив-
ность настолько же относится к влияниям окружающей среды,
как и к центральному состоянию побуждения. С точки зрения Коу-
фера , это было другим серьезным ударом по теории
побуждения.
Большинство аргументов против теории побуждения относи-
лось, скорее, к так называемым основным побуждениям, чем к
вторичным или приобретенным, и это стимулировало изучение по-
следних. Когда Миллер продемонстрировал, что
вызываемые шоком боль и страх, ассоциируясь со звуком, приво-
дят к возникновению животного страха и соответствующего ему
поведения при предъявлении этого звука, потенциальная объясни-
тельная сила широкого разнообразия приобретаемых побуждений
представлялась, конечно, огромной. Однако, анализируя исследо-
вания, проделанные в этой сфере, Коуфер заключил,
что работы с выработкой вторичных побуждений из таких основ-
ных, как голод и жажда, редко бывали успешными. Он считал,
что демонстрация приобретения побуждений, основанных на стра-
хе была единственным успехом в этой области.
Как указал Коуфер ), в исследованиях, проведен-
ных по схеме, предложенной Халлом и подобными теоретиками
драйва, большинство находок могло быть .подвергнуто альтерна-
тивным объяснениям. Кроме того, многие исследования показа-
ли, что некоторые очень важные типы поведения просто не укла-
дываются в гомеостатическую модель теории побуждений. Напри-
мер, оказалось, что предпочтения могут более успешно выучивать-
ся, когда последствия поведения вызывают усиление стимуляции,
а не ее ослабление. Так, было показано , что происходит научение животного,
когда <награда> (неполная копуляция, сахарин) не ведет к сни-
жению побуждения (к уменьшению напряжения или стимуляции),
связанного с удовлетворением побуждения. Харлоу
утверждал что обезьяны могут научаться разбирать предметы и
решать головоломки без явного побуждения или подкрепления, за
исключением вызываемых предметами и деятельностью самими по
себе. Эксперименты пятидесятых и шестидесятых годов нашего
века, аналогичные проведенным Шеффилдом с соавт., Харлоу и
многими другими, привели к возникновению теоретических пред-
ставлений, пытающихся объяснить поведение иначе, чем через
редукцию побуждения, особенно если рассматривалось такое
сложное поведение, как игра, исследовательская деятельность,
интеллектуальная деятельность высшего порядка и творчество.
Это направление исследований будет обсуждено в главе 8.
Множество аргументов против различных форм теории по-
буждения и появление жизнеспособных конкурирующих теорий
привели к выделению понятия мотивации, сочетающему представ-
ление о побуждении как центральном состоянии (не перифериче-
ском) и идею побудительного стимула (предметов или условий,
стимулирующих стремление к некоторому объекту или его избе-
гание). У человека побудительным стимулом может быть внут-
реннее состояние, такое, как образы или знания о положительных
или отрицательных предметах и условиях. Кроме того, побуди-
тельный стимул вызывает не только реакции стремления или из-
бегания, но и создает состояние возбуждения, которое мотивирует
эти реакции.
Биндра определил <центральное мотивацион-
ное состояние> как комбинацию физиологического возбуждения
и побудительной стимуляции. Физиологическое условие в цент-
ральном мотивационном состоянии рассматривается как общее по
своей природе, как, например, состояние сна, тогда как побуди-
тельная стимуляция считается связанной со специфическим сти-
мулизм, имеющим положительную или отрицательную валентность
для организма. Очевидно, Биндра допускает возможность того,
что его понятие центрального мотивационного состояния может-
включать в себя эмоциональные понятия, так же как и другие фе-
номены, рассматриваемые как мотивационные по своей природе.
Таким образом, в теории Биндры центральное мотивационное со-
стояние может быть эмоцией, а побудительный стимул - пред-
метом условием или ситуацией, склонными вызывать эту эмоцию
или некоторым образом влиять на нее.
Такое понимание мотивации предполагает сходство позиции
БинДры и некоторых когнитивных теорий эмоций. Например, оно
созвучно данному Шехтером определению эмоции как физиологи-
ческого возбуждения плюс знания, состоящего в основном и>
оценки ситуации.
В отличие же от теории дифференциальных эмоций в форму-
лировке Биндры эмоции не включают центральный процесс (вы-
званный периферическими процессами или испытывающий их
влияние) и имеют относительно высокую степень специфичности:.
поэтому они сами способны порождать настроение, направляющее
поведение.
Далее в этой главе термин <побуждение> будет использован-
для обозначения в основном физиологических процессов, обычно
относимых к изменениям в клетках или тканях (к выживанию и
физическому нормальному существованию организма и вида). Фи-
зиологические процессы включают деятельность центральной нерв-
ной системы (мозга) и периферических органов (таких, как рот,
глотка, свободные нервные окончания, половые органы). Термин
<сигнал побуждения> будет относиться к нервным сообщениям
или к информации, исходящей либо от периферических органов,
либо - от состояния центрального физиологического возбуж-
дения.
Основным допущением этой главы, аналогичным допущениям
Томкинса , является то, что побуждения образуют-
мотивационную систему определенно-ограниченных функций -
поддержания функционирования организма и продолжения вида,
и даже первые из этих функций испытывают влияние сопровож-
дающих их эмоций. Сопровождающая эмоция взаимодействует с
побуждением и регулирует его любым из трех способов: а) уси-
ливая, б) ослабляя или в) подавляя. Например, возбуждение,
возникающее перед обедом вместе с приятной музыкой и эстети-
ческим окружением, может усиливать голод, тогда как отвра-
щенье, вызванное ощущением во рту рыбной кости или ку-
сочков скорлупы краба, могут его сильно ослабить или пода-
вить- Аналогично, эмоция интереса-возбуждения может значи-
тельно усилить сексуальное влечение, а страх может его пол-
ностью подавить.
Эмоции и побуждения характеризуются в основном своими
мотивационными свойствами. Хотя некоторое действие и может
иметь мотивационную ценность, оно характеризуется обычно ре-
зультатом мотивационного переживания. Наиболее явные дейст-
вия (или поведение) состоят из актов, осуществляемых системой
поперечно-полосатой мускулатуры. Однако термин <поведение>,
как он используется здесь, может также означать воображение,
запоминание, планирование или предвосхищение.
Функции и характеристики состояния побуждения, как отлич-
ного от эмоционального, были подробно описаны Томкинсом и будут часто в этой главе упоминаться. К материалам
этого автора читатель может обратиться для знакомства с бле-
стящей н интереснейшей разработкой пунктов, лишь кратко сум-
мированных ниже.
Различия между эмоциями и побуждениями
1. В противоположность ограниченным функциям и специфич-
ности побуждения система эмоций имеет независимую мотиваци-
онную энергию и такие более общие свойства, которые делают ее
. основной мотивационной системой человека. Побуждения, не уси-
ливаемые эмоцией, не будут мотивировать научение или поддер-
живать тот или иной вид поведения, эмоции же являются доста-
точными <мотиваторами> и в отсутствие драйвов. Например, страх
может мотивировать избегание при отсутствии каких бы то ни
было побуждений.
2. Эмоции могут усиливать, ослаблять или подавлять состоя-
ния побуждения. Во время сильной эмоции сигналы побуждения
могут оставаться незамеченными, как в случае, когда возбужде-
ние от работы подавляет голод, или когда спортсмен не замечает
перелома или растяжения до конца игры. Таким образом, безот-
лагательность побуждения связана с сочетанием эмоции н побуж-
дения.
3. Связи побуждения и поведения имеют характеристики, от-
личные от характеристик связей эмоций и поведения. Хотя заме-
чено, что последовательность побуждение - реакция - награда
может в некоторых случаях быть защитной, а последовательность
эмоция - реакция - награда - нет. При последовательности
побуждение - награда существует, как правило, циклический
фиксированный комплекс: усиление побуждения-усиление це-
ленаправленной .деятельности-завершающая реакция-сни-
жение побуждения-перерыв или ослабление вызванной побуж-
дением деятельности-усиление побуждения-повторение цик-
ла. В случае активации эмоции и усиления или ослабления ее си-
лы все происходит по-другому. Возбуждение эмоции не вызывает
фиксированный и необратимый комплекс событий; завершающий
ответ, вызывающий ослабление эмоции и обусловленной эмоцией
деятельности, отсутствует. Для эмоций последовательность тако-
ва: активация эмоции-переживание, вызывающее мотива-
цию,-деятельность, побуждаемая и поддерживаемая эмоцио-
нальным состоянием,-возможных явлений. Другие функции и характеристики побуждений
Побуждения играют решающую роль в поддержании функ-
ционирования организма и в выживании вида, поставляя субъек-
ту некоторые виды информации.
1. Побуждение информирует о времени, месте, реакции и спо-
собности объекта приносить удовольствие. Побуждение дает нам
знать, когда мы должны начать или закончить некоторую деятель-
ность, которая будет нас удовлетворять. То, что мы чувствуем го-
лод задолго до того, как наступит экстремальная нехватка пита-
тельного вещества, и до того, как клетки нашего организма исто-
щатся полностью, адаптивно.
Сигналы побуждения говорят нам, где необходимо что-ни-
будь сделать. Сигнал голода свидетельствует о том, что не все а
порядке в желудке, а сигнал боли дает нам знать, что что-то слу-
чилось с пальцем, ногой или чем-либо еще, где возникло повреж-
дение или воспаление.
Наконец, побуждение указывает, на что должна быть на-
правлена реакция. Побуждение голода говорит нам, что реакция
должна быть связана с пищей, поэтому мы едим, а не расслабля-
емся, достигая комфорта.
В противоположность .различным сообщениям, порождаемым
эмоциями, информация от побуждений делится на два широких ге-
донистических класса - несущие удовольствие или боль.
2. Сигналы побуждений отличны, от сигналов гомеостатичес-
кой системы. Гомеостатическая система автоматизирована. Сиг-
налам, которые она посылает (обычно, химические или электрохи-
мические по природе), не требуется представленность в сознании,
и в самом деле они там не отражаются.
Человек от рождения имеет информацию, достаточную для
циркуляции крови, дыхания и осуществления множества других
вещей, контролируемых гомеостатическими механизмами. Эмоция
взаимодействует с гомеостатическими процессами в случаях край-
ней необходимости, например, когда мы дышим дымом или начи-
наем вдыхать воду. В этом случае актуализируется побуждение
боли и сигнализирует об опасности. Происходит задержка дыха-
ния и предпринимается действие, направленное на поиск условий,.
в которых дыхание может осуществляться нормально.
3. Сигналы побуждения отличны от эмоциональных сигналов.
Эмоциональная информация, в отличие от информации побужде-
ния, очень общая. Например, обычное выражение эмоции горя-
плач, и в то же время плач может возникать по отношению к.
большому числу различных условий. Ребенок плачет, когда хочет-
есть, когда ему больно от укола или когда пеленка мокрая и ему
холодно. Он плачет, если устал и хочет спать, а когда становится
немного старше, начинает плакать, когда его разлучают с ма-
терью.
4. Сигналы побуждения в большей степени ограничены вре-
менем, чем сигналы эмоции. Информация от побуждения эффек-
тивна как мотиватор лишь в пределах того времени, пока побуж-
дение достаточно сильно действует. Следовательно, оно специфич-
но по отношению ко времени, тогда как эмоция по отношению кс-
времени генерализована .Это означает, что па-
мять о голоде не мотивирует еду, а память о боли, возможно, не
способна научить нас избегать стимулов, вызывающих боль. Од-
нако боль обычно вызывает страдание у новорожденного и не
только страдание, но и страх у более старшего ребенка, т. е. мо-
тивирующие эмоции. Позднее возникает предвосхищение боли,
помогающее избегать страдания и страха, и эта эмоция является
тем. что, в свою очередь, мотивирует и поддерживает избегание.
Боль и секс и их взаимодействие с эмоциями
Феномены боли и секса избраны для более подробного об-
суждения по нескольким причинам. Они сложнее, чем возникаю-
щие при побуждении состояния, и обычно возбуждают большое
количество различных эмоций и взаимодействуют с ними. Их зна-
чение для индивида и для общества относительно независимо от
ряда условий (например от экономических), которые определя-
ют важность побуждений, связанных с выживанием, - голода и
жажды и т. д. Последние побуждения должны периодически удов-
летворяться для поддержания жизни, но без переживания боли
и без ее облегчения индивид может обходиться неограниченно
долго. Он может также выжить без сексуального возбуждения и.
без сексуального удовлетворения, хотя надо сказать, что влияние
продолжительного воздержания на личность и психологическое
существование не вполне известны.
Длительная или хроническая боль может нанести большой
вред индивиду, но она не оказывает определенных неизбежных
последствий на личность и поведение. Приспособление к хрони-
ческой боли - высокоиндивидуальное качество. Некоторые люди
могут впадать в пессимизм, у других - боль может вызывать
гнев, ведущий к жестокости по отношению к другим людям. Третьи
- могут проявлять к другим больше мягкости и состра-
дания. Столь же разного рода причины могут быть следствием
полового воздержания.
Как уже отмечалось, ни боль, ни секс не являются побужде-
ниями, удовлетворение которых необходимо для индивидуального
выживания. Как мы сможем увидеть дальше, боль и секс обла-
дают некоторыми характеристиками побуждений и некоторыми-
эмоций. Они чаще сопровождаются эмоцией, особенно сильной
эмоцией, чем побуждения, обеспечивающие функционирование
организма. Можно есть или пить с относительно слабой эмоцией,
но чувства боли и чувства сексуального возбуждения почти не-
медленно и неизбежно вызывают сильные эмоции.
Характеристики боли
Исключая некоторые редкие и аномальные случаи, каждый
.переживает боль, и, хотя ее трудно точно описать, каждый знает,
что это за чувство. Боль обычно сопровождает рождение и смерть
и может даже возникать от определенных процессов развития.
Рэнк рассматривал боль, пережитую при рождении,
как необходимую часть индивидуализации. При обсуждении зна-
чимости боли Бакан говорил: <Среди всех это наиболее харак-
терные человеческие переживания; и они часто ускоряют понима-
ние самого смысла жизни... Нет переживания, требующего и на-
стаивающего на интерпретации подобным образом...> Боль - это физический дискомфорт или страдание, которое
мы понимаем и сознаем. В бессознательном боли нет. Боль - уни-
кальное и полностью индивидуальное переживание: никто не мо-
жет испытать вашу физическую боль (хотя может страдать за
вас).
Боль, как и эмоция, в основном внутрииндивидуальный фено-
мен. Так же, как и эмоция, боль может возникать и от внутрен-
них и от внешних стимулов. Из-за того что понимание и объясне-
ние боли близки к внутреннему переживанию, бихевиоризм не
концептуализировал понятие боли. Она рассматривалась либо как
стимул, либо как реакция. Боль обладает некоторыми свойствами
и того и другого, располагаясь между ними. Она может быть опи-
сана несколькими способами или на нескольких уровнях, и пол-
ное ее понимание с необходимостью должно принимать во вни-
мание информацию со всех этих уровней.
Клеточный уровень. На клеточном уровне боль определена
как высвобождение в клетках некоторой формы калия. На этом
уровне боль - клеточное или тканевое нарушение. Однако <тка-
невое поражение не адекватное объяснение боли. Существуют
случаи боли без тканевого поражения и случаи, при которых име-
ется тканевое поражение без боли> . Для объ-
яснения таких феноменов необходимо обратиться к данным других:
уровней.
Нервный уровень. На нервном уровне боль - стимуляция оп-
ределенных рецепторов и нервных волокон. Считается, что рецеп-
торы боли в основном свободные, недифференцированные нерв-
ные окончания. Импульсы боли передаются немиелинизированны-
ми волокнами. Таламус и сенсорная кора не требуются для пере-
живания боли, н.о эти структуры необходимы для ее интерпретации
. Приведем пример нейрохирургических иллюст-
раций роли сенсорной коры в интерпретации боли. Неукротимая-
боль и Определенные типы хронических психозов лечатся лобо-
томией, разрушающей сенсорные волокна, связывающие височную
и лобную доли мозга. После этой операции больные могут отда-
вать себе отчет в том, что боль присутствует, но лишь на уровне
сознания, не выражая относительно нее беспокойства и не испыты-
вая значительного дискомфорта.
Физиологический уровень. На физиологическом уровне боль.
рассматривается в терминах изменений функционирования орга-
нов, иннервированных автономной нервной системой. Такие по-
казатели, как частота сердцебиений, дыхания, кожно-гальваниче-
ское сопротивление, используются для ее выявления. Проблема.
отбора этих индикаторов боли аналогична проблеме использова-
ния их как показателей эмоции. Изменения в функциях автоном-
ной нервной системы могут возникать от физического упражне-
ния, боли, эмоции или от их комбинации. При использовании этих
показателей необходимо иметь другие подтверждения существова-
ния боли, например, знать о природе стимульных условий или по-
лучить данные самоотчета.
Уровень переживания. На этом уровне боль может быть опи-
сана просто как страдание, испытываемое тогда, когда есть по-
вреждение тела, но это не очень удовлетворительное описание
переживания "боли. Более ясное и понятное феноменологическое
описание дать трудно, по-видимому, потому, что чистая боль, не-
смешанная с эмоцией, чрезвычайно редка. Именно поэтому мы:
часто находим в литературе описания боли в сочетании с горем,
страхом, гневом или с некоторой комбинацией этих или других
эмоций. Боль иногда описывается как острая или режущая, и
возможно, что эти прилагательные, относимые к боли, свидетель-
ствуют не только об ее физических характеристиках, но и явля-
ются отражением страха. Иногда боль описывается как глубокая
или тупая, и эти выражения могут отражать ее сочетание с горем.
Более подробное обсуждение взаимодействия боли и эмоции бу-
дет представлено в последующих разделах.
Заз указывал, что при боли реакция на тело
такая же, как на другого человека. Это означает, что боль увели-
чивает наше осознание тела и способствует более четкому пони-
манию взаимоотношения тела и разума. <...Современные факгы
подтверждают старое представление о том, что чувство своего
тела, возможно, наиболее релевантная характеристика боли>
.
Какими бы ни были феноменологические характеристики бо-
ли, она почти всегда сопровождается усилиями найти облегчение
и избежать ее появления в будущем. Боли страшатся почти все,
но бесплодно и тщетно искать жизни вообще без боли. Боль - не-
избежная часть жизни, и даже тщательное избегание некоторых
несчастных случаев, болезни и, безусловно, смерти в сущности все
равно вносит некоторую боль в каждую жизнь. Лучшее понима-
ние роли эмоции при боли и принципов эмоционального контроля
может помочь индивиду создать подходящую философию боли,
которая научит его управлять ею без чрезмерных нарушений
мышления и действия.
Боль как. объект социальной коммуникации. Боль - высоко
индивидуальное и личное переживание, но выражение боли на
.лице и боль в голосе являются сигналами для оказания внимания
и помощи. Вольфф , наблюдая за поведением мате-
рей, пришел к заключению, что они могут различать плач своих
детей, возникающий от боли, и плач, вызванный другими причи-
нами. Матери быстрее приходят на помощь детям, плачущим от
боли. Эти данные указывают на то, что плач от боли (так же как
и другие возможные выразительные признаки боли) вызывает по-
мощь со стороны окружающих людей, по крайней мере членов
.семьи и друзей.
Функции боли: парадокс
Существует много парадоксов, связанных с болью, но наи-
более важен тот факт, что боль может быть как вредной, так и
полезной. Она может быть полезна как сигнал о том, что нанесе-
но повреждение и требуется внимание; она также помогает, пред-
упреждая индивида, что ему грозит поражение тканей или клеток
. Однако считать боль полезной
было бы неправильным. Средний уровень .постоянной боли может
вредить сну и аппетиту и, что более важно, способности человека
ясно мыслить и поддерживать соответствующую аффективно-ког-
нитивную ориентацию на жизнь и работу. В некоторых случаях
при долгой хронической боли может исчезнуть желание помогать
самому себе и даже желание жить.
Несмотря на разные трудности, которые могут возникать у
человека из-за боли, она выполняет ряд положительных функций,
не сводящихся только к предупреждению. Например, когда появ-
ляется рана, зона вокруг нее обычно становится более чувстви-
тельной к боли. Это снижает болевой порог в зоне повреждения,
повышая мотивацию индивида избегать дальнейшего поражения
поврежденной зоны. Охрана поврежденного участка увеличивает
возможность его заживания. В некоторых случаях серьезное по-
вреждение снижает мобильность организма и таким образом
уменьшает возможность дальнейших повреждений.
Влияние повреждения на болевой порог и мобильность могут
представляться другим парадоксом. Определенные типы повреж-
дений, очевидно, заживают лучше, когда мышцы, суставы и сухо-
-жилия вокруг зоны повреждения способны к определенному уп-
ражнению. Хотя упражнение травмированной или растянутой
мышцы или связки в сущности приносит больше боли, оно помо-
гает заживлению повреждения. Терпя такое упражнение, субъект
должен иметь сильную эмоцию или аффективно-когнитивную
ориентацию, влияющие на боль.
Взаимоотношение боли и эмоции
Переживание <чистой> боли столь необычно, что некоторые
исследователи боли рассматривали его как эмоциональный ответ
Теория дифференциальных эмоций
утверждает, что, хотя боль имеет много характеристик эмоции,
исследователю продуктивнее рассматривать ее как особый тип по-
буждения. Тогда возможно примирить значительные вариации,
которые обнаруживаются в различных самоотчетах о боли. Фено-
менология боли меняется от ситуации к ситуации, подтверждая
тот факт, что в зависимости от условий и от индивидуальных
особенностей различаются эмоции или комбинации эмоций, воз-
никающие под влиянием боли.
Боль и страх. Для большинства людей острая и неожиданная
боль подобна страху или испугу, предшествующему страху. Вне-
запность стимула и чрезмерный градиент стимуляции являются
достаточными для удивления или испуга. Вслед за испугом и,
возможно, даже раньше индивид может полностью оценить пора-
жение, которое привело к возникновению боли, и может появить-
ся страх. В эволюционной перспективе способность острой неожи-
данной боли вызывать страх обладает адаптивной ценностью.
Страх повышает бдительность индивида я готовность избегать
предмет или условие, причиняющие боль. Вероятность и сила
вызванного болью страха определяются условиями окружающей
среды, сопровождающими явление. Порез пальца при нарезании
овощей у себя на кухне не будет столь пугающим, как укус не-
видимого насекомого в походе в лесу. Высокая вероятность -того,
что острая неожиданная боль вызовет страх, указывает на то,
что такая боль является внутренним стимулом страха или что
взаимоотношение между острой неожиданной болью и страхом
устойчиво :по отношению к окружающей среде.
Боль и страдание. Даже если вначале острая боль вызвало
страх, продолжаясь достаточно долго, она приводит к страданию.
Неуменьшающаяся боль может привести индивида в уныний,
а хроническая боль, не поддающаяся облегчению, - к отчаянию.
Хроническая боль, вызванное ею страдание и утрата хорошего са-
мочувствия может порождать чувство безнадежности и сильную
депрессию. Ничто не может столь сильно и столь долго, как стра-
дание, служить адаптивной функции, повышая беспокойство инди-
вида и не снижая усилия, направленные на избавление от причи-
ны боли. Боль и вызванное ею страдание могут также помогать
в развитии симпатии к страдающим людям и чувства общности
с ними.
Боль, гнев и агрессия. Неукротимая боль, особенно сопровож-
дающаяся страданием, может вести к гневу.. Как уже отмечалось,
Томкинс предположил, что растущее страдание-
может быть врожденным возбудителем гнева. Он утверждал, что-
гнев и страдание являются эмоциями <плотного уровня>, акти-
вирующимися поддерживаемым уровнем нервной стимуляции, ко-
торый немного выше, чем обычный уровень при страдании и зна-
чительно выше-три гневе. Уровень стимуляции, обеспечиваемый
болью, комбинируясь с уровнем стимуляции страдания, может
легко повышаться до порога, необходимого для появления гнева.
Условия окружающей среды также могут влиять на возникнове-
ние гнева. Если боль одного человека обусловлена неосторожным
действием другого, гнев более вероятен, чем в случае, когда боль.
возникает как результат усилия помочь кому-то. При определен-
ных обстоятельствах гнев может снижать порог агрессии. Когда-
же существует болевое возбуждение плюс гневное возбуждение,.
.порог агрессии может быть еще ниже. В эволюционном процессе
комбинация боли, гнева и агрессии вырабатывает устойчивые По-
веденческие комплексы и выполняет роль защитной реакции. Это
подтверждается исследованиями на животных которые показали, что боль у определенных ви-
дов действует ка.к безусловный стимул для агрессивного поведе-
ния.
Боль и вина. Как правило, боль редко воздействует на вину,
но при определенных обстоятельствах она может прямо или кос-
венно ее облегчать. Если индивид испытывает боль из-за собст-
венных детей, оскверняющих его религию, мораль или этический
кодекс, то вина, возникающая из-за их поступков, может быть
облегчена его страданием. Он будет чувствовать, что боль-путь
искупления, она ведет .к раскаянию и напоминает о том, чего
следует избегать в будущем. Если же человек получил венериче-
скую болезнь в результате сексуального контакта, нарушившего
его верования, боль и страдание, которые последуют, могут не-
которым образом искупать его вину. Бичер описал
.реакции солдат, раненных при высадке десанта на Анзайо во
вторую мировую войну. Две трети этих солдат отказались от
болеутоляющих средств, и лишь двадцать процентов группы штат-
ских предпочитали терпеть боль, отказавшись от медикаментоз-
ного облегчения. Бичер делает вывод, что солдаты отказывались
от болеутоляющих средств, поскольку это повышало их ощущение
жизни и безопасности. Однако эти солдаты могли также чувство-
вать некоторую вину за то, что они покинули поле боя, и
в этом случае боль напоминала им, что они не в состоянии боль-
ше выполнять свой долг и имеют право покинуть своих това-
рищей.
Взаимодействия боли, эмоции и когнитивных процессов. Как
боль обычно вызывает одну или несколько фундаментальных эмо-
ций, так она вызывает и цепочку перцептивно-когнитивных про-
цессов. Аффективно-когнитивные структуры, включающие боль,
приобретают решающее значение для устойчивости индивида к
боли и для склонности жаловаться на боль. Так в случае социа-
лизации эмоций, установки родителей по отношению к боли и
реакции родителей на больного ребенка имеют сильное влияние
на формирование личной установки индивида по отношению к
боли. Если вскрикивание ребенка от боли порождает беспокойство
и панику родителей, родительский страх окажутся заразительным,
и у ребенка может развиться связь боли и страха. Эта связь
будет тем сильнее, чем больше индивид будет избегать необходи-
мого ощущения боли, возникающей в связи с медицинскими об-
следованиями, прививками и т. д. Вследствие всего этого при
боли страх будет еще и усиливать ее.
Определенные установки и личностные характеристики, кото-
рые обнаруживаются по отношению к боли, нельзя с полной
определенностью оценить как желательные или нежелательные.
Например, Штернбах нашел, что наиболее устой-
чивые к боли люди экстравертированы и зависимы от поля. Зави-
симость от поля, которая более свойственна женщинам, может
быть связанной также с повышенной эмоциональной восприимчи-
востью, которая многими рассматривается как весьма желатель-
ная личностная характеристика.
Невротики, так же как и индивиды, у которых часто враждеб-
ность направляется на себя (интрапунитивные), более склонны
жаловаться на боль. Штернбах указал также
на определенные неличностные факторы, связанные со склон-
ностью жаловаться на боль. Люди, более старшие, имеющие
больше братьев и сестер, принадлежащие к низшим социально-
экономическим слоям, и люди из определенных этнических групп
чаще жалуются на боль.
Томкинс обсуждает несколько путей, кото-
рыми эмоция и знание взаимодействуют с болью.
1. Вызывающая боль стимуляция, проходящая незамеченной
и не привлекающая внимания у индивида, может быть совершен-
но безболезненной.
2. Боль, возникающая в положительном контексте сексуаль-
ного наслаждения и возбуждения, может полностью отличаться
от боли, возникающей при сексуальном мазохизме.
3. Боль может ослабляться, сочетаясь с положительной эмо-
цией.
4. Боль может ослабляться за счет изменения аффективно-
когнитивной ориентации на то, что произошло. Примерами этого
являются эффект плацебо, фронтальная лоботомия и гипноз.
1 5. Боль может ослабляться сильной эмоцией, безразлично
1 положительной или отрицательной.
6. Боль не обязательно усиливается из-за страха, если это
не страх боли: но страх боли действует как усилитель.
7. Боль обычно вызывает сопровождающие эмоции: это мо-
жет быть страх, страдание, гнев или их некоторая комбинация:
взаимодействие боли и эмоции ведет к созданию перцептивно-
когнитивных процессов, соответствующих этим аффектам и пере-
живаниям индивида.
Сексуальное побуждение
За исключением некоторых необычных обстоятельств, сек-
суальное взаимоотношение между мужчиной и женщиной пред-
полагает и физический и эмоциональный интимный контакт, вклю-
чающий эмоции, которые различны по качеству -и интенсивности.
в зависимости от взаимоотношения этих двух людей. Такой ин-
тимный эмоциональный контакт может пониматься самым раз-
личным образом, и возникают серьезные трудности, если мужчина
и женщина вкладывают в него различный смысл.
В данной главе будет сделана попытка рассмотреть сексуаль-
ные побуждения и сексуальное поведение в контексте целого че-
ловека, уделяя особое внимание эмоциям и взаимодействию эмо-
ций и сексуальных побуждений, когнитивных процессов и сексу-
ального поведения.
Характеристики сексуального побуждения. Как в случае
с голодом и жаждой, сексуальное побуждение может быть
описано в терминах периферических органов, т. е. гени-
тальных и эрогенных зон тела. Кастрация взрослого мужчины
и удаление яичников взрослой женщины не обязательно наруша-
ют сексуальное влечение. Однако не может быть сомнений в том,
что гениталии и эрогенные зоны играют значимую роль в сексу-
альном возбуждении и в сексуальном поведении. В то же время
существуют убедительные факты, свидетельствующие о том, что
и центральные (мозговые) механизмы, и гормональные факторы
играют важную роль в контроле и регуляции сексуального побуж-
дения. Современные данные доказывают, что сексуальное возбуж-
дение возникает благодаря взаимодействию мозговых процессов,
гормональных факторов, внешней стимуляции и феномена пере-
живания, связанного с воображением (зрительным, слухо-
вым н т. д.) и с мыслительными процессами. Когнитивные де-
терминанты могут действовать и в отсутствие внешней стиму-
ляции.
Нервный контроль сексуального поведения сложен, но совре-
менные факты указывают, что гипоталамус, в частности его пе-
редняя доля, является важным мозговым механизмом в сексуаль-
ном функционировании. Гипоталамус имеет бесчисленное коли-
чество связей и взаимоотношений с гипофизом, и поэтому контро-
лирующие функции гипоталамуса могут осуществляться либо
прямо, либо через влияние на гипофиз, который, в свою очередь,
воздействует на половые железы. Как указывалось раньше, гипо-
таламус рассматривается как крайне важный мозговой механизм
эмоции, а железистая система-как дополнительная система в
эмоциональном процессе.
Мастере и Джонсон представили
детальный анализ физиологии сексуальной стимуляции и оргазма.
Они показали, что половой акт оказывает предсказуемое, но
сложное изменение в сердечно-сосудистой и гормональной систе-
мах. Эти изменения - основа для здорового и полностью удов-
летворяющего сексуального взаимодействия.
Хотя нервные механизмы и гормональные факторы оказыва-
ют важное влияние на развитие и функционирование половых ор-
тивным началом и сильно влияет на действия. Однако, как уже
отмечалось, сексуальное побуждение, как и всякое другое, усили-
вается эмоциями. В случае сексуального .побуждения это прежде
всего относятся < эмоции интереса. Сексуальные символы и все
типы сексуально привлекательных принадлежностей рисуются
захватывающе интересными и одновременно активируют сексуаль-
ное возбуждение. Интерес не только усиливает силу сексуального
влечения, но также и вносит свой вклад в общее гетеросексуаль-
ное взаимодействие. При прочих равных качествах интересный
человек - это человек сексуально привлекательный. Когда инте-
рес комбинируется с радостью и определенными аффективно-ког-
нитивными структурами, возникает любовь и наилучший возмож-
ный контекст для сексуальных отношений.
Отклонения во взаимодействии секса и интереса могут вызы-
вать нарушения адаптации и даже серьезную психопатологию.
Например, неверно направленный сексуальный интерес на пред-
меты или символы, ассоциирующиеся с сексом,-источник сексу-
ального фетишизма. Нарушение баланса в реакциях интерес-
страх в контексте сексуального возбуждения может явиться вкла-
дом в развитие гомосексуальности.
Взаимодействие секса и страха. Как уже отмечалось, страх
и сексуальное поведение несовместимы и по крайней мере у муж-
чин взаимодействие страха с сексуальным драйвом препятствует
сексуальному возбуждению и делает невозможной эрекцию и
участие в сексуальном контакте. Любое заметное усиление сграха
во время сексуальной близости может привести к преждевремен-
ной эйякуляцйи либо перед, либо сразу после начала копуляции.
Хотя влияние страха на женщину может быть не столь драма-
тичным, как на ее партнера, он может быть столь же разруши-
тельным. Женский страх копуляции, беременности или сексуаль-
ной неадекватности может подавлять сексуальное возбуждение
и делать половой акт болезненным,
а возникающая боль будет усиливать страх и таким образом об-
разовывать порочный круг.
Один тип страха, который может вырастать как функция
повышения сексуальной информации и увеличивающегося .коли-
чества людей, вступающих в добрачные и внебрачные сексуальные
отношения,-страх неудачи в сексуальной деятельности. Напри-
мер, знание того, что женщины равны или даже превосходят муж-
чин в способности к сексуальному удовлетворению и к оргазму,
может заставлять мужчину воспринимать отсутствие оргазма у
женщины как признак его сексуальной несостоятельности. Такая
аффективно-когнитивная ориентация может быть подавляющей.
Страх мужчины перед тем, что у него не наступит эрекция или
что он не сможет действовать, .как <нормальный> мужчина, может
вести к импотенции. Женщина, не испытывающая оргазма, может
бояться, что с ней в целом что-то не так, что она не <настоящая
женщина>. Такие сомнения относительно себя могут, в свою оче
редь, вести к страхам деятельности. <Должно быть вновь заявле-
но, что страх неадекватности в наибольшей мере из всех извест-
ных факторов препятствует эффективному сексуальному функцио-
нированию просто потому, что он полностью блокирует естествен-
ную реактивность индивида в восприятии сексуальных стимулов,..
порождаемых или отраженных сексуальным партнером> Мастерс и Джонсон приходят к указанию, что один из наиболее
эффективных путей избежания стра-
ха сексуальной деятельности-это выкинуть секс из контекста
достижений, или целей, на которые субъект ориентирован.
Связь между сексуальным контактом и эмоцией страха может
не быть результатом социализации и научения, как многие .пред-
полагают. Женский страх .перед сексуальным контактом с незна-
комым и не пользующимся доверием мужчиной может помогать
как адаптивная функция в ходе эволюции.
Секс и вина. Сексуальные установки и сексуальное поведение
в последние несколько лет стали более свободными. Так, в;
1970 году Мастерс и Джонсон сделали вывод, что представление
о том, что чувственное наслаждение в сексе греховно, <все еще
существует в обществе в достаточной степени, чтобы влиять на
аффективные и сексуальные комплексы многих супружеских от-
ношений, хотя большинство брачных партнеров будут отрицать
подвластность такому представлению> (р. 75). Мак-Кэри согласен с Мастерсом и Джонсоном, что даже брак далеко
не всегда может искоренить установку на секс как на грех, зало-
женную родителями и обществом. Источниками отрицательных
установок на секс (или в более общем виде на любую форму
поиска наслаждения) являются многие религиозные и философ-
ские представления.
То что люди отрицают или рационализируют чувство вины,.
делает ее роль трудной для изучения в сексуальных отношениях.
Влияние вины, хотя и сильно меняет нормальные половые отно-
шения, тем не менее не столь тяжелое, как при страхе.
Многие молодые сексуальные партнеры находят, что опреде-
ленный уровень развития интимных сексуальных отношений, не-
когда вызывавших чувство вины, не вызывает ее больше, если
отношения развиваются при благоприятных обстоятельствах. Рейс.-
сообщил, что около 60% мужчин и около 90% жен-
щин в конце концов пришли к принятию сексуального поведения,
вызывавшего вначале чувство вины.
Некоторые клиницисты и сексологи считают, что мужчина
в целом больше обеспокоен виной в отношении сексуального по-
ведения, чем женщина. Они указывают, что одна из причин;
этого-типичное понятие о мужчине как подстрекателе или <соо-
лазнителе> и что в качестве такового он несет за женщину ответ-
ственность.
Секс и страдание. Изменения эндокринного характера уже
называли в качестве возможного источника страдания и депрес-
сии. Есть и много других факторов, вносящих свой вклад в связь
секса и страдания. И у мужчины и у женщины может возникнуть
уныние от невозможности (реальной или мнимой) быть сексуаль-
но привлекательным и радоваться, удовлетворяя гетеросексуаль-
ные взаимоотношения.
В отличие от страха и вины, страдание может усиливать сек-
суальное возбуждение и восприимчивость к сексуальной стимуля-
ции столь же успешно, как и ослаблять. Следует повторить, что
прототипической реакцией страдания был плач и он является
социальным сигналом, требующим жестов утешения. В этом
смысле сексуальные объятия обладают большой убедительной
силой.
Физиологические изменения во время менопаузы, как и изме-
нения во время менструального цикла, могут способствовать ощу-
щениям страдания и даже депрессии. Некоторые считают, что
мужчина переживает физиологическое изменение, аналогичное
тому, которое бывает при менопаузе у женщины, со сходными
влияниями на эмоциональные состояния.
Появление депрессии может быть обусловлено не только
физиологическими изменениями, но и осознанием мужчиной сни-
жения своей потенции. Понимание мужчиной в 40-60-летнем
.возрасте относительно большей способности своей жены к оргазму
может усилить его страдание.
Взаимодействие секса с гневом, отвращением и презрением.
У многих видов существует явная корреляция между сексуальной
и агрессивной активностью. У приматов восприимчивая фаза
сопровождается общим повышением активности в социальной
колонии и усилением воинственного поведения. У некоторых низ-
ших животных трудно провести различия между сексуальным
поведением и агрессивным, а сексуальное поведение этих живот-
ных часто приводит к телесным повреждениям у одного или
у обоих партнеров. Очевидно, <агрессивный> аспект такого сек-
суального поведения нс обязательно означает, что это поведение
сопровождается гневом или другим отрицательно эмоциональным
.возбуждением. В эволюции некоторых видов агрессия, исходящая
из сопротивления самки копуляции, может помогать отражению
партнеров, которые физически не подходят, или предупреждать
об оптимальном для зачатия времени. У самцов кажущееся <аг-
рессивным> поведение, по-видимому, способствует сексуальному
возбуждению (часть напряжения для осуществления копуляции)
и, таким образом, отличается от агрессии, связанной с таки-
ми феноменами, как охрана молодняка и защита территории.
Хотя смысл подобия некоторых аспектов сексуального и агрес-
сивного поведения у низших животных не полностью объяснен,.
оно привлекает внимание к тому факту, что некоторые механиз-
мы мозга, включенные в секс и в агрессию, являются очень
близкими.
Если отвращение достаточно сильно, оно ведет к избеганию-
совместного сексуального контакта. При меньшей силе оно может
снижать сексуальное наслаждение, а также приводить к оскорбле-
нию партнера.
Несомненно, одним из наиболее важных вкладов во взаимо-
действие секса и отвращения является установка на то, что секс
грязен, т. е. представление, связанное с признанием греховности
секса. Однако это не единственная причина. Определенные запахи
тела, связанные с гениталиями, могут без должной гигиены также
вызывать отвращение. Таким образом, поведение отвращения-
избегания может способствовать адаптивной функции как биоло-
гически, так и социально.
Взаимодействие секса и презрения может приводить к амо-
ральным поступкам. Например, если мужчина презирает женщи-
ну, он считает оправданными попытки соблазнения ее, если он.
склонен рассматривать ее как сексуальный объект. Мужчина, ко-
торый может находить сексуальное удовлетворение лишь с про-
ституткой или с женщиной, имеющей символы более низкого статуса, чем он, несомненно, страдает от сильной связи секса
с презрением. Сексуальные преступления, включая изнасилование..
возможно, частично мотивированы взаимодействиями сексуально-
го драйва с некоторой комбинацией гнева, отвращения или пре-
зрения.
Аффективно-когнитивные структуры, включающие сексуаль-
ный драйв. В последние годы увеличилось количество литературы,.
рассматривающей понятие сексуальных установок. Термин <уста-
новка>, используемый во многих исследованиях, в некоторой сте-
пени эквивалентен понятию аффективно-когнитивной структуры
или ориентации. Основное различие-то, что большинство иссле-
дователей сексуальных установок не пытаются описать отдельные
эмоции и аффекты. Как бы то ни было, эти исследования вно-
сят значительный, вклад в наше понимание мыслей и чувств,.
связанных с сексуальным побуждением и с сексуальным пове-
дением.
Пытаясь понять сексуальные установки, очень важно иметь.
в виду, что они изменяются с возрастом по отношению к сексуаль-
ному поведению, возможно, больше, чем сексуальные побуждения..
Мысли и чувства относительно секса в целом совершенно различ-
ны в юношестве и среднем возрасте. Один юноша может предпо-
читать компанию, исповедующую сексуальную свободу, другой -
быть воздержанным и аскетичным, но в среднем возрасте оба:
или установок, многие из которых исходят из того факта, что
сексуальный контакт включает физическое и эмоциональное вза-
имодействие.
Некоторые взаимодействия секса и эмоций могут быть свя-
заны с полом. Например,переживание боли < страдания часто
связано с фазами менструального цикла.
Сексуальное побуждение значительно усиливается эмоцией
интереса-возбуждения, а взаимодействия секса, интереса и ра-
дости обеспечивают оптимальные условия для сексуального нас-
лаждения и возникновения любви. Страх и вина, взаимодействуя
с сексуальным побуждением, могут нарушать или рассогласовы-
вать сексуальное переживание.
Сексуальное побуждение может формировать аффективно-
когнитивные структуры. Юноши, молодые, взрослые, т. е. в какой-
то степени люди всех возрастов сталкиваются с трудной задачей
формирования своего собственного отношения к сексуальному
поведению и утверждения морально-этической структуры счастли-
вых и здоровых сексуальных взаимоотношений.
ИНТЕРЕС - ВОЗБУЖДЕНИЕ
И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИЯ
Глава 7 была посвящена обсуждению перехода от теории редук-
ции влечения к более широким и сложным представлениям о мо-
тивации. Большая часть теоретических разработок и эмпиричес-
ких исследований, принадлежащих к этому направлению, связана
с объяснением того, почему люди часто совершают .какие-либо
поступки, не испытывая, казалось бы, никаких потребностей, и по-
чему они иногда стремятся к увеличению стимуляции, а не к ее
уменьшению (т. е. редукции влечения). Центральной проблемой
явилось объяснение поведения, связанного с новизной и любопыт-
ством, которое Берлайн рассматривал как важный
момент для понимания сложных уровней мотивации.Все живот-
ные имеют тенденцию реагировать на новизну и изменения, что
особенно проявляется при воздействии на рецепторы всех модаль-
ностей и .при возникновении поведения в отсутствие внешнего
побуждения. Если в окружающей среде отсутствует информация
о новизне и изменении, то организм, будь то простейшее, обезьяна
или человек, стремится ее обнаружить. В этой главе будет рассмотрен ряд моделей, предложенных
для объяснения .поведения вне побуждения т. е. поведения по поиску стимуляции. Будет сделана по-
пытка связать эти подходы с понятием эмоции интереса возбуж-
дения, использующейся дифференциальной теорией эмоций для
объяснения исследовательского поведения, творчества и приобре-
тения навыков и умений при отсутствии внешнего побуждения и
негативных эмоций (или вопреки им). Эмоция интереса будет
обсуждаться более подробно в гл. 9.
Некоторые экспериментаторы, показавшие, что организмы ис-
следуют новые места в отсутствие каких-либо известных потреб-
ностей,) предположили, что они открыли новую <исследователь-
скую потребность. Другие объясняли сходное поведение в
терминах потребности избегания скуки> В серии экспериментов Харлоу и его коллег , было показано,
что обезьяны в результате многократ-
ного манипулирования в конце концов могут решать сложные
механические головоломки на основе того, что авторы назвали
(потребностью в манипуляции Тем не менее, как указывает ряд
авторов <именование потреб-
ностей> не решает лежащие в их основе теоретические вопросы,.
а, скорее, создает тенденцию к упрощению и избеганию важных
проблем, связанных с объяснением поведения, не соотносимого
с побуждением или с механизмом редукции влечения.
Ряд авторов, либо развивая теории общей мотивации, либо
изучая то, что теперь часто называют внутренней мотивацией-
почему люди воспринимают, думают и поступают таким образом,
который нельзя объяснить в терминах биологической недостаточ-
ности или физиологической нужды вообще отказались от представ-
ления о внешнем побуждении. Кох предположил, что
внутренняя мотивация является первоначальной и нормальной
формой человеческой мотивации.
Мак-Клелланд и др. предложили теорию аффективного возбуждения, согласно
которой все мотивы приобретаются в процессе установления связи
между стимулом и аффективным состоянием. Стимулы, вызываю-
щие слабое несоответствие или отклонение от обычного уровня
аффективного возбуждения, ведут к положительному аффекту в
мотивируют поведение приближения. Стимулы, вызывающие су-
щественные отклонения, ведут к отрицательному аффекту и мо-
тивируют поведение избегания. Дембер и Эрл предположили, что
внутренняя мотивация является функцией потребности в опти-
мальном рассогласовании между воспринимаемым и ожидаемым
Некоторые авторы считают, что внутренне мотивированное пове
дение может быть объяснено на основе потребности в уменьшении
когнитивного диссонанса или неопределенности. Пиаже объяс-
нял внутренне мотивированное поведение в терминах когнитивных
структур, но, как указал Мишел , Пиаже придает
большое значение взаимосвязи когнитивных и аффективных про-
цессов. По его мнению, аффект может объяснить внутреннюю мо-
тивацию, поскольку аффективность придает психологическую цен-
ность активности и обеспечивает ее энергией.
Как указывалось в главе 3, дифферецциальная теория эмоций
признает существо.вание трех наиболее крупных типов устойчивых
мотивационных переменных: влечений, эмоции и аффективно-ког-
нитивных ориентаций. То, что другие теории объясняют с по-
мощью терминов, являющихся вариантами понятия внутренней
мотивации, дифференциальная теория эмоций объясняет в терми-
нах мотивационных свойств двух положительных эмоций и их
взаимодействий с другими аффектами и познавательными процес-
сами. Она утверждает, что значительная часть поведения, объяс-
няемого в терминах внутренней мотивации, является функцией
эмоции интереса-возбуждения и ее взаимодействия с когнитивны-
ми процессами. Эмоция удовольствия-радости также помотает
объяснить некоторые виды внутренне мотивированного поведения,
как это бесспорно для случая взаимодействия радости и интереса.
Мы попытаемся указать важные моменты сходства и различия
дифференциальной теории эмоций и других теоретических по-
строений, большинство из которых находятся в рамках когнитив-
ной психологии. Безусловно, значительное сходство существует.
Как указал Деци, когнитивный подход утверждает, что <внутрен-
не мотивированными видами поведения являются те виды, кото-
рые, по-видимому, интересны и приятны для действующего лица...>
Избирательность восприятия и внимания
В. Джемс привлек внимание к тому факту, что (некий селек-
тивный процесс постоянно управляет восприятием и вниманием
и таким образом не дает мозгу обрабатывать с равной вероят-
ностью множество стимулов, которые постоянно воздействуют на
наши сенсорные рецепторы <Акцентирование и выделение всегда
имеют место при восприятии. Мы не можем беспристрастно рас-
пределять наше внимание на многие впечатления> Джемс использовал термин <интерес>, но не системати-
чески и не в качестве объяснительного понятия. Например, он
утверждал, что <мышление всегда заинтересовано>, а объясняя
различные впечатления, которые привезут домой четыре человека
после путешествия по Европе, он говорил: <Каждый из них выб-
рал из одной и той же массы увиденного то, что наиболее соот-
ветствовало его личному интересу...> На наш взгляд, вполне совместимо
с теоретиче-
скими положениями Джемса признание чего-то вроде врожденной
эмоции интереса, которая обеспечивает мотивационную поддерж-
ку механизму, осуществляющему избирательное восприятие и
внимание, вносящему порядок и одновременно возбуждение в мир
индивида.
Ряд исследователей доказали факт существования врожден-
ного избирательного внимания у младенцев . С первых часов жизни ребенок оказывает
предпочтение одним образам перед другими , а в
раннем младенчестве восприятие и внимание направляют поведе-
ние даже в тех ситуациях, когда научение выражено слабо или
отсутствует вовсе . <Младенец, оказывается,
видит вещи потому, что он исследует глазами окружающее, на-
правляя свой взор на различные предметы и части комнаты и
останавливая в некоторых случаях взгляд, как будто нечто особо
интересное привлекло его внимание>. Сай-
ман и др. показали, что трех-
месячные младенцы могут различать геометрические формы и что
это различие является отчасти функцией возрастающего зритель-
ного внимания, вызванного новыми стимулами.
Новизна и сложность-две основные причины интереса-
имеют определенные связи с характеристиками внимания. В гла-
ве 4 обсуждалось избирательное внимание младенцев на различ-
ных стадиях развития к лицам и похожим на лица изображениям,
а также важность этого феномена для социального развития. Ряд
исследователей развития восприятия и внимания ребенка исполь-
зовали для объяснения своих наблюдений термин <интерес>, не
определяя его при этом как эмоцию. Например, Фэнтц пришел к
заключению, что младенческий <зрительный интерес к тем конфи-
гурациям, которые сопровождают социальные объекты, и к тем,
которые затем облегчат узнавание объектов и пространственную
ориентацию, рассматривается как вид примитивного знания об
окружении, обеспечивающего основу широкого накопления знаний
через опыт> Гибсон
.приходит к сходному мнению.
занимать) был
как
означает заряже
Термин <катексис> введен в психоаналитическую литературу Брил
перевод термина Фрейда, Фрейд никогда не давал прямого или операционального оп-
ределения катексиса, хотя это понятие является центральным для
понимания динамики личности в терминах классической теории
психоанализа. Он объяснял катексис как <сумму психической
энергии, которая занимает или облекает объекты или отдельные
каналы> . Фрейд разработал это определение,
скорее, не путем дальнейшего понятийного анализа, а в резуль-
тате стремления показать, какую роль играет катексис в распре-
делении психической энергии ид, эго и суперэго. По-видимому,
индивид может наделить энергией любого человека, предмет,
идею или образ. Значительную важность для утверждения воз-
можной аналогии между катексисом и эмоцией интереса имеет
представление Фрейда о том, что индивид может вложить энер-
гию в мысль или мышление, так же как и во внимание и восприя-
тие. Короче говоря, Фрейд использовал термин <катексис> для
объяснения того, как распределяется и утилизируется психическая
энергия.
Фрейд считал, что развитие и направление катексиса являет-
ся функцией аффективного качества объектов и процессов. Вос-
приятие объектов и процессов превращается в психическом аппа-
рате либо в удовольствие, либо в боль, <а это включение удо-
вольствия и боли автоматически регулирует течение катектичес-
ких процессов> Ид, эго и суперэго могут
катектировать объекты; ид может катектировать объекты и обра-
зы без их различения, что приводит к неразведению восприятия
и галлюцинации. Основной целью ид является удовлетворение
инстинктов, и его катексис служит этой цели. Эго вступает в игру
для того, чтобы катектировать когнитивные процессы и перевести
их на более высокий уровень развития. Эго должно также катек-
тировать процессы вытеснения, т. е. образовать антикатексис для
ограничения неприемлемых сексуальных и агрессивных сил или
катексиса ид. Этот антикатексис проявляется в виде защитных
механизмов, которые могут быть поняты как специальные интере-
сы (или катексис), направляющие мышление и поведение в защи-
ту эго.
Обычно родители становятся первыми объектами, катекти-
руемыми ребенком. Фрейд считал, что это происходит из-за зави-
симости ребенка от взрослых в удовлетворении потребностей.
<В дальнейшем ребенок катектирует идеалы родителей, и они
становятся его идеалами; он катектирует запреты родителей,
и они становятся его совестью> .
Одной из главных целей суперэго является формирование
антикатексиса для контроля и ограничения катексиса и инстинк-
тивных целей ид. С образованием суперэго динамика личности
усложняется взаимодействием большого числа влекущих и огра-
ничивающих сил. <В конечном счете динамика личности состоит
во взаимодействии сил влечения, <атексиса и ограничивающих
сил, антикатексиса. Все конфликты внутри личности могут быть
сведены к их .противопоставлению. Любое длительное напряжение
является результатом противодействия сдерживающих сил силам
влечения. Будет ли это антикатексис это, противопоставленный
катексису оно, или антикатексис суперэго, противопоставленный
катексису эго, результат будет один и тот же и выразится он в
напряжениии> Существует ряд параллелей между понятиями катексиса и
интереса возбуждения, но при этом между ними есть и весьма
важные различия, особенно в плане их применения для анализа
личностной динамики, мышления и поведения. В сущности можно
катектировать любой предмет, так же, как и интерес можно ис-
пытывать к любому объекту. Катектированный .предмет привлека-
ет и удерживает внимание, предмет интереса делает то же. Одна-
ко, содержательная характеристика того и другого понятия при-
водит к их разделению. Катексис может быть как положительным,
так и отрицательным, действуя как влекущая (катексис) или как
сдерживающая (антикатексис) сила. С другой стороны, интерес
я.вляется положительной эмоцией, которая мотивирует приближе-
ние, исследование и творческое взаимодействие. Вместо широ.кого
понятия <отрицательного интереса> диффере.нциальная теория
эмоций вводит отдельные эмоции отрицательного знака для объ-
яснения сдерживающих сил, поведения избегания и ряда других
видов мышления и поведения. В то время как в психоанализе вся
личностная динамика может быть объяснена ,в терминах катекси-
са и антикатексиса, интерес-возбуждение понимается как эмоция,
мотивирующая лишь такое восприятие, мышление и поведение,
которое не вызывается биологическими потребностями, другой
положительной эмоцией или отрицательными эмоциями. Тем не
менее интерес можно считать гораздо более распространенной
положительной эмоцией, чем другая положительная эмоция (ра-
дости), а у нормальной, здоровой личности-более преобладаю-
щей эмоцией, чем все отрицательные эмоции, вместе взятые. За
исключением тех случаев, когда поведение, связанное с потреб-
ностями, имеет критическое значение для выживания, интерес
мотивирует большую часть усилий, затрачиваемых в учебе, труде,
исследовании, творческих поисках и активности, связанной с от-
дыхом. Фактически, широта положительных мотивационных функ-
ций эмоции интереса указывает на еще одно различие между
классическим психоанализом и дифференциальной теорией эмо-
ций, состоящее в том, что психоанализ приписывает гораздо боль-
шую распространенность и важность условиям отрицательной
мотивации, чем дифференциальная теория эмоций.
Олпорт проанализировал три мо-
тивационных понятий, связанных с внутренней мотивацией и
имеющих некоторое сходство с эмоцией интереса-возбуждения.
Он ввел принцип функциональной автономии для объяснения
того, как деятельность может стать целью для себя самой, не-
смотря на то что первоначально она могла возникнуть по другой
причине. Например,рыбак может сначала отправиться ,в море
для удовлетворения своих жизненных потребностей, но .в даль-
нейшем он может обнаружить, что независимо от того, нужно
ли ему продолжать работу для добывания пищи или денег, он
теперь любит отправляться в море. Рыбак полюбил море потому,
что у него возник к нему интерес, и отныне море постоянно его
возбуждает.Олпорт ввел свой термин в рамках борьбы за очи-
щение психологии от представлений об изначальных потребностях
и их производных как единственных объяснительных принципов
в сфере исследования личности. Признание за эмоциями моти-
вационных характеристик находится в соответствии с целями
Олпорта.
Понятие о достаточном усилии так же контрастирует с рас-
пространенной ,во времена работы Олпорта моделью мотивации
как редукции влечения. Активность, мотивируемая достаточными
усилиями, противостоит равновесию, а напряжение, скорее, под-
держивается, чем редуцируется. Иллюстрируя свое понятие, Ол-
порт описывает поведение таких великих исследователей, как
Амундсен, у которого было <ненасытное> желание достичь Юж-
ного полюса. В дальнейшем, развивая эти представления, Олпорт
фактически использовал термин <интерес> в качестве частичного
синонима: <Наряду с усилием, мы можем упомянуть интерес, тен-
денцию, предрасположение, ожидание, планирование, решение
проблем и намерение> Обсуждая принципы научения, Олпорт придавал большое
значение понятию участия. На одном уровне участия индивид
вовлечен в деятельность задачей. .На втором и более глубоком
уровне участия человек вовлечен своим Я. Тот, кто вовлечен за-
дачей, может не слишком заботиться о том, что он делает. Чело-
век же, вовлеченный своим Я, очень сильно заботится об этом;
его действия становятся центром его внимания и усилий. Объяс-
няя это понятие, Олпорт прямо употребляет термин <интерес>:
<Очевидно, что теперь мы говорим об интересе. В этой главе мы
столкнулись с многими принципами, которые считаются <наиболее
важными> законами научения, но с наибольшей убедительностью
это можно сказать в случае интереса. Интерес-это участие наи-
более глубоких уровней мотивации> . Хотя
Олпорт никогда не рассматривал интерес в качестве эмоции, то,
что он использовал этот термин при определении понятий функ-
циональной автономии, достаточного усилия и участия с вовлече-
нием Я, отчетливо придает понятию <интерес> мотивационный
статус и дополнительный смысл аффективного состояния.
Любопытство и стремление к исследованию
Первым психологом, рассматривавшим любопытство как ос-
новное психологическое образование, был В. Мак-Даугалл. Он
определил любопытство как инстинкт, :и для того, чтобы оценить
его .вклад в данную проблему, необходимо рассмотреть его взгляд
на инстинкты и их роль в человеческой деятельности. Представ-
ления Мак-Даугалла об инстинкте гораздо ближе к значению
этого термина в современной этологии, чем этого можно было бы
ожидать. И действительно, некоторые биологически ориентирован-
ные исследователи поведения могут рассматривать представление
Мак-Даугалла 75-летней давности как довольно точный прогноз:
<признание всего масштаба и функций человеческих инстинктов...
покажется, я уверен, нашим последователям наиболее важным
достижением в психологии> (1908, р. 24). Мак-Даугалл определил
инстинкт <как наследственную или врожденную психо-физическую
предрасположенность, определяющую то, что человек, обладаю-
щий ею, воспринимает, обращает внимание на предметы опреде-
ленного класса то, что он испытывает эмоциональное возбужде-
ние определенного свойства при восприятии такого предмета, и то,
что он действует в отношении этого предмета особым образом
или хотя бы испытывает толчок к такому действию> Он подчеркивал важность <психической стороны
инстинктивных процессов>, их аффективных и когнитивных аспек-
тов. Он признавал .возможность изменения инстинктов через на-
учение и опыт, но отличался от современных этологов тем, что
подчеркивал аффективный компонент инстинктов и связывал каж-
дый основной инстинкт с какой-либо первичной эмоцией. Мак-
Даугалл считал эмоциональный компонент инстинктов ядром мо-
тивации. Он определил инстинкт любопытства и связанную с ним
эмоцию <удивления> как один из основных инстинктивных процес-
сов человека. Мак-Даугалл считал тем не менее, что любопытство
относительно слабо развито у высших животных в результате
эффекта естественного отбора, сдерживающего исследовательское
стремление, могущее без всякой пользы вовлечь организм в опас-
ные ситуации. По-видимому, Мак-Даугалл не сумел соотнести
потребность в ограничении исследовательского поведения и по-
лезные результаты.
Мак-Даугалл положил начало ряду представлений о любо-
пытстве которые были затем приняты современными теоретиками
и исследователями. Во-первых, он воздал должное фактору новиз-
ны при возникновении любопытства:Естественным возбуждени-
ем данного инстинкта, по-видимому, является любой предмет,
сходный и в то же время заметно отличный от знакомых, привыч-
но замечаемых предметов> .Во-вторых, он признавал, как
это сделали Берлайн и Томкинс ,
тесное и неустойчивое равновесие, существующее между любопыт-
ством (или интересом) и страхом, а также сходство между <воз-
будителями> этих двух состояний.Его убеждение в том, что мень-
шие степени незнакомости или необычности вызывают любопыт-
ство, а большие степени-страх, предугадывало положение Том-
кинса о том, что активация интереса и страха отличается лишь
по крутизне градиента стимуляции. Работа Мак-Даугалла содержит также предвосхищение идеи
Томкинса о роли интереса в интеллектуальном
развитии и социальной эволюции, а также представлений Мерфи
о важности стремления к открытиям для челове-
чества. <Инстинкт любопытства лежит в основе самых замеча-
тельных достижений человека, так как именно в нем коренятся
истоки его научной и теоретической деятельности>. Мак-Даугалл
считал, что о положении общества на шкале цивилизации можно
судить по распространенности любопытства среди его членов и что
взлет и падение цивилизаций связано с тем, в какой степени ве-
дикие умы этих цивилизаций следовали стремлению к теоретиче-
ским обобщениям и поиску нового, а не размышляли над достиже-
ниями прошлого. Он считал, что наиболее важным результатом
действия любопытства было совершенствование представления о
причинности, которая является фундаментальным фактором по-
вышения уровня развития цивилизации. Мак-Даугалл полагал,
что продолжительный прогресс возможен лишь в культуре, где
стабилизирующие и консервативные функции религиозного чувст-
ва уравновешивают действия, стимулированные любопытством и
духом поиска.
Берлайн, возможно, является первым среди современных тео-
ретиков и исследователей любопытства. Его определения любо-
пытства существенно не отличаются от определения Мак-Даугал-
ла и еще меньше - от определения Шенда . Шенд
определял любопытство как <первичную эмоцию>, состоящую в
<простом импульсе знать инстинктивно управляющем и поддер-
живающем внимание и вызывающем те телесные движения, кото-
рые позволяют нам наиболее полно позна.комиться с предметом>
В ранних своих работах Берлайн рассмат-
ривал интерес и любопытство как более или менее синонимичные
понятия.Опровергая утверждение Фрейда, что любопытство пер-
воначально пробуждается в рамках сексуальных проблем, Бер-
лайн указывает, что Пиаже и другие исследователи раннего дет-
ства сообщают об интенсивном любопытстве и исследовательской
активности у детей задолго до появления речи.
Более ранняя теория любопытства Берлайна включает два
важных момента. Первое-любой стимул вызывает ответ в виде
побуждения к порождению стимула (любопытство), который ос-
лабляется при длительном предъявлении стимула. Второе-орга-
низм будет действовать в отношении стимула, вызывающего любо-
пытство, так, чтобы увеличить стимуляцию. Берлайн обнаружил некоторое подтверждение своим гипоте-
зам и .в экспериментах с животными и в опытах на людях .
Хотя он определял любопытство как ответ, но
придал ему характеристику порождения стимула и тем самым
приписал ему мотивационный статус. Он полагал, что любопыт-
ство является врожденным, но что оно также может быть и при-
обретено.
В дальнейших работах Берлайн разра-
ботал и расширил свою первоначальную теорию любопытства,
пытаясь объяснить процесс селекции стимулов при перцептивной
и интеллектуальной активности в отсутствие более очевидных
источников мотивации> . Новизна осталась централь-
ным понятием, но он ввел три дополнительные переменные: изме-
нение, удивительность и несоответствие. Он предложил новизну,
неопределенность, сложность и конфликт (определяемый довольно
широко как необходимость выбора одной из альтернати.в) в ка-
честве основных сравнительных переменных, объясняющих селек-
цию стимулов, внимание и исследовательское поведение как ос-
новные процессуальные переменные. Он рассматривал активность
ретикулярной формации ствола мозга в качестве неврологической
основы внимания, следовательно, все, что вызывает реакцию ак-
тивации, вызывает и внимание. Он предположил,, что двумя цент-
ральными процессами, содействующими селективному вниманию,
являются отбор и фильтрация. {Исследовательское поведение, так
же как и внимание, определяется переменными новизны, неопре-
деленности, сложности и конфликтаНачиная с конца пятидеся-
Здесь и в последующих разделах данной главы имеется в виду неспе-
цифическая реакция активации (агоива1).
ИНТЕРЕС - ВОЗБУЖДЕНИЕ И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИЯ . 173
тых годов активация становится центральным понятием как в об-
щей мотивационной теории Берлайна, так и при анализе им роли
фактора мотивации в человеческих функциях высшего порядка-
абстрактном мышлении и творчестве.
Типы реакции активации и их отношения
с побуждающими чувствами и эмоциями
Берлайн отказался от своего раннего представления об акти-
вации как единой переменной, допустив существование различных
типов реакций активации. Он указал, что Лэси выделил три таких
типа - автономный, электрокортикальный и поведенческий, - ко-
торые функционально и анатомически раздельны. Существование
различных типов реакции возбуждения определяется значитель-
ной дифференциацией структур и образований внутри ретикуляр-
ной формации , участием в ней
гипоталамуса , лимбической системы и специфических лемнисковых
сенсорных проводящих пу-
тей . Данные этих исследова-
телей совпадают с положением дифференциальной теории эмоций,
что каждая из эмоций имеет уникальный комплекс реакции акти-
вации или нейрофизиологическую основу; факт наличия частных
и универсальных выражений лица указывает на то, что обратная
связь между лицом и мозгом (а следовательно, и корковая актив-
ность) различны для каждой основной эмоции.
Хотя Берлайн и не рассматривал это в деталях, он признал
возможность того, что различным типам реакции активации могут
соответствовать различные чувства и эмоции (<психологические
состояния>). Он предположил, что специфические побуждения,
такие, как голод и боль, и специфические эмоции, такие, как страх
и гнев, оказывают в какой-то степени одинаковое воздействие на
определенные показатели активации. <Но можно ожидать, что
каждое из них обусловливает характерное видоизменение комп-
лекса реакции активации, усиливая одни и ослабляя другие его
компоненты, а также вызывая специфические психофизиологичес-
кие эффекты, которые обычно не включаются в широко исполь-
зуемые показатели этой реакции> (1967, р. 15). Хотя эта плодо-
творная идея Берлайна не получила у него окончательной разра-
ботки, тем не менее им было показано, что наличие состояния
побуждения усиливает реакцию активации . Одна-
ко приводимые им факты оставляют открытым вопрос о причинно-
следственных отношениях, т. е. усиливают ли состояния побужде-
ния недифференцированное возбуждение или недифференцирован-
ная активация усиливает побуждение. Дифференциальная теория
ривал интерес и любопытство как более или менее синонимичные
понятия. Опровергая утверждение Фрейда, что любопытство пер-
воначально пробуждается в рамках сексуальных проблем, Бер-
лайн указывает, что Пиаже и другие исследователи раннего дет-
ства сообщают об интенсивном любопытстве и исследовательской
активности у детей задолго до появления речи.
Более ранняя теория любопытства Берлайна включает два
важных момента. Первое-любой стимул вызывает ответ в виде
побуждения к порождению стимула (любопытство), который ос-
лабляется при длительном предъявлении стимула. Второе-орга-
низм будет действовать в отношении стимула, вызывающего любо-
пытство, так, чтобы увеличить стимуляцию. Берлайн обнаружил некоторое подтверждение своим гипоте-
зам и в экспериментах с животными и в опытах на людях (см.
. Хотя он определял любопытство как ответ, но
придал ему характеристику порождения стимула и тем самым
приписал ему мотивационный статус. Он полагал, что любопыт-
ство является врожденным, но что оно также может быть и при-
обретено.
В дальнейших работах Берлайн разра-
ботал и расширил свою первоначальную теорию любопытства,
пытаясь объяснить процесс селекции стимулов при перцептивной
и интеллектуальной активности в отсутствие более очевидных
источников мотивации> . Новизна осталась централь-
ным понятием, но он ввел три дополнительные переменные: изме-
нение, удивительность и несоответствие. Он предложил новизну,
неопределенность, сложность и конфликт (определяемый довольно
широко как необходимость выбора одной из альтернатив) в ка-
чество основных сравнительных переменных, объясняющих селек-
цию стимулов, внимание и исследовательское поведение как ос-
новные процессуальные переменные, он рассматривал активность
ретикулярной формации ствола мозга в качестве неврологической
основы внимания, следовательно, все, что вызывает реакцию ак-
тивации, вызывает и внимание. Он предположил, что двумя цент-
ральными процессами, содействующими селективному вниманию,
являются отбор и фильтрация. Исследовательское поведение, так
же как и внимание, определяется переменными новизны, неопре-
деленности, сложности и конфликта. Начиная с конца пятидеся-
Здесь и в последующих разделах данной главы имеется в виду неспе-
цифическая реакция активации тых годов активация становится центральным понятием как в об-
щей мотивационной теории Берлайна, так и при анализе им роли
фактора мотивации в человеческих функциях высшего порядка-
абстрактном мышлении и творчестве.
Типы реакции активации и их отношения
с побуждающими чувствами и эмоциями
Берлайн отказался от своего раннего представления об акти-
вации как единой переменной, допустив существование различных
типов реакций активации. Он указал, что Лэси выделил три таких
типа-автономный, электрокортикальный и поведенческий,-ко-
торые функционально и анатомически раздельны. Существование
различных типов реакции возбуждения определяется значитель-
ной дифференциацией структур и образований внутри ретикуляр-
ной формации , участием в ней
гипоталамуса , лимбической системы и специфических лемнисковых
сенсорных проводящих пу-
тей . Данные этих исследова-
телей совпадают с положением дифференциальной теории эмоций,
что каждая из эмоций имеет уникальный комплекс реакции акти-
вации или нейрофизиологическую основу; факт наличия частных
и универсальных выражений лица указывает на то, что обратная
связь между лицом и мозгом (а следовательно, и корковая актив-
ность) различны для каждой основной эмоции.
Хотя Берлайн и не рассматривал это в деталях, он признал
возможность того, что различным типам реакции активации могут
соответствовать различные чувства и эмоции (<психологические
состояния>). Он предположил, что специфические побуждения,
такие, как голод и боль, и специфические эмоции, такие, как страх
и гнев, оказывают в какой-то степени одинаковое воздействие на
определенные показатели активации. <Но можно ожидать, что
каждое из них обусловливает характерное видоизменение комп-
лекса реакции активации, усиливая одни и ослабляя другие его
компоненты, а также вызывая специфические психофизиологичес-
кие эффекты, которые обычно не включаются в широко исполь-
зуемые показатели этой реакции> ). Хотя эта плодо-
творная идея Берлайна не получила у него окончательной разра-
ботки, тем не менее им было показано, что наличие состояния
побуждения усиливает реакцию активации . Одна-
ко приводимые им факты оставляют открытым вопрос о причинно-
следственных отношениях, т. е. усиливают ли состояния побужде-
ния недифференцированное возбуждение или недифференцирован-
ная активация усиливает побуждение. Дифференциальная теория
эмоции отдает предпочтение скорее второй возможности, хотя
в этом случае допустимо существование реципрокной связи меж-
ду специфическим побуждением или специфической эмоцией,
с одной стороны, и недифференцированной реакцией активации,
с другой.
Детерминанты реакции активации
Берлайн пишет о трех типах детерминант данной реакции.
Во-первых, это психофизические переменные, которые прямо за-
висят от количества и качества стимуляции и, возможно, в неко-
торой степени от других физических и химических свойств сти-
мульных объектов. Во-вторых, это <этологические переменные>,
связанные со специфическими условиями выживания, они включа-
ют специфические состояния-потребности, такие, как жажда
или сексуальное возбуждение, и специфические эмоции, такие,
как страх и гнев. Тут Берлайн, по-видимому, считает специфичес-
кие влечения и эмоции возбудителями (или усилителями) реакции
активации. В-третьих, это сравнительные переменные, влияющие
на селекцию стимулов, любопытство и исследовательское поведе-
ние: новизна, изменение, сложность, несоответствие, неопределен-
ность и конфликт. Это тот класс переменных, который связывает
понятие активации с любопытством (интересом), исследователь-
ской и познавательной активностью.
Берлайн утверждает, что все формы мотивации и подкрепле-
ния действуют через определенный тип нейрофизиологического
возбуждения. Мотивирующее или подкрепляющее состояние мо-
жет быть результатом как повышения, так и снижения реакции
активации, но любопытство и исследовательско-познавательная
активность считаются функциями повышения стимуляции.
Наннелли и его сотрудники поставили серию экспериментов
по изучению влияния новизны и сложности на зрительный поиск.
Результаты заставили их поставить под сомнение то значение,
которое приписывается Берлайном и другими авторами реакции
активации и изменениям для внутренней мотивации. Они полага-
ют, что результаты их экспериментов по зрительному .поиску
<могут быть объяснены простым принципом: информационный:
конфликт .и другие типы новизны вызывают и удерживают вни-
мание> вместо того чтобы счи-
тать ответ на новизну или информационный конфликт результатом
изменения уровня активации или какого-нибудь другого внутрен-
него состояния, {Наннели объясняет такие ответы как тенденцию
человека направлять свое внимание на новые объекты и события
и пытаться понять их значение
Реакция активации, познавательное поведение и научение
Берлайн убежден так же, как Хебб и Томпсон и ряд других авторов, что на длительном отрезке
времени организм нуждается в оптимальном уровне активации.
Величина оптимального уровня в каждый данный момент являет-
ся переменной, но по большей части это величина, промежуточная
между высоким и низким уровнем. Стимулы в зависимости от их
потенциала возбуждения привлекают и удерживают внимание,
а организм отвечает на эти стимулы таким образом, чтобы регу-
лировать активацию и .поддерживать ее а рамках оптимального
уровня. Перцептивное любопытство рассматривается как состоя-
ние, характеризующееся высоким уровнем активации, облегчаю-
щим процесс исследования, которое ведет к снижению стимуляции
и привыканию. В состоянии низкого возбуждения (скука) орга-
низм может отвечать на стимулы с потенциалами высокой актива-
ции так, чтобы повысить общий уровень возбуждения. Познава-
тельное поведение, в результате которого приобретается знание,
рассматривается как функция познавательного любопытства, воз-
никающего из концептуального конфликта. Берлайн уточняет свое
понятие концептуального конфликта, выделяя несколько его ти-
пов: сомнение, дилемма, противоречие, несоответствие, смешение,
неуместность.
Любой из этих типов концептуального конфликта уве-
личивает перцептивное любопытство (и активацию), которое
снижается по. мере приобретения знаний. Представление о кон-
цептуальном конфликте Берлайна может соответствовать понятию
аффективно-когнитивного взаимодействия в рамках дифференци-
альной теории эмоций, которое состоит из аффекта, несоответ-
ствующего связанному с ним познавательному содержанию, или
двух противостоящих аффектов.
Берлайн обобщил ряд работ, соответствующих его представ-
лению о том, что отношение между научением и активацией наи-
лучшим образом описывается инвертированной и кривой. Однако
некоторые его данные расходятся с такой интерпретацией. В ряде
экспериментов он обнаружил монотонно возрастающее отнбшение
между <интересностью> и исследовательским поведением. В соот-
ветствии с дифференциальной теорией эмоций нет данных относи-
тельно того, чтобы что-то могло быть слишком интересно для ис-
следования.
Вполне возможно, что правило у-образной инвертированной
кривой справедливо только для случая возбуждения как наибо-
лее интенсивной формы интереса, когда возбуждение может до-
стичь такой степени, что научение, исследование, исполнение мо-
гут стать менее эффективными. 176 ГЛАВА >
Стремление к действенности: мотивационный аспект
компетентности
В обобщающей работе по мотивации Уайт (УЬйе, 1959) рас-
смотрел недостатки теорий побуждения (особенно те, что следуют
традиции Халла и Фрейда) и указал на ряд слабых мест, особен-
но в чисти, касающейся достижения компетентности. Его статья
будет, несомненно, рассматриваться как один из наиболее важ-
ных вкладов в течение, отрицающее теорию редукции побуждения
в пользу более сложных представлений о мотивации.
Попытки Уайта продолжают традицию Олпорта искать дру-
гие мотивационные переменные помимо тех, что коренятся в сос-
тоянии физиологической нужды. Он процитировал ранние работы
Берлайна (Вег1упе, 1950, 1955) к Батлера (Виег, 1953), которые
показали, что животные действуют в отсутствие какого-либо оп-
ределенного влечения или биологической недостаточности. Он
также приводит доказательства в поддержку представления Вуд-
вортса СоосогЬ, 1958) о том, что исследовательская тенден-
ция> не исчезает, хотя исследование отдельного предмета угасает
с нарастанием степени знакомства с ним Он связал эти данные
относительно <исследовательской> потребности с результатами,
согласно которым подкрепление или вознаграждение не осяза-
тельно отождествляется с побуждением или редукцией потреб-
ности (см. главу 7).
В заключениеУайт утверждает, что <побуждения или моти-
вы, называемые следованием, любопытством, манипуляцией и
\ мастерством, должны быть объединены в единое понятие дейст-
:венности -мотивации к достижению компетентности>. Он до-
пускает, что эта мотивация является нейрогенной по своей приро-
де: <ее энергией является просто энергия живых клеток, состав-
ляющих нервную систему, стремление к действенности представ-
ляет то, что хочет делать нервно-мускульная система, когда не
занята иначе и не стимулируется окружающей средой> (\УЫ1е,
1961, р. 315). Хотя он н поддерживал общее понятие стремления
к действенности, он считал, что этот тип мотивации, будучи не-
дифференцированным в младенчестве и детстве, выделяется у
взрослых в различные мотивы, такие, как мотивы знания, мастер-
ства и достижения. Определение Уайтом стремления действен-
ности имеет много общих черт с первоначальной трактовкой Том-
кинсом (Тоглпз, 1962) понятия интереса-возбуждения как моти-
вационного условия, поддерживающего исследование и конструк-
тивные усилия. Уайт замечает, что стремление к действенности
может вести к продлению исследовательских интересов или ак-
тивных действий наносить <значительный вклад в то чувство
интереса, которое часто так хорошо поддерживает нас в каждо-
дневных делах...> (УЬе, 1961, р. 316-317, курсив мой.-К- И.)
ИНТЕРЕС - ВОЗБУЖДЕНИЕ И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИЯ
П7-
Жажда открытия
М.ерфи (МигрЬу, 1958) рассматривал аффективную тенденцию-
к исследованию как стремление к открытию Обращаясь к эво-
люционной перспективе, Мерфи объясняет с"бое понятие в кон-
тексте длительных изменений в рамках биосоциального развития
человека. Он описал три вида особенностей человека, связанных
с биосоциальной .эволюцией. Первый из них определяется двумя
широкими .принципами - один относится к общей биохимической
и нервной организации, которая дает человеку особые способ-
ности к знанию, чувству, действию, и второй, который связан с-
процессами, обеспечивающими определенную индивидуальность.
Даже первая группа характеристик человека имеет как часть
своей исключительности или человечности более явные исследова-
тельские функции, чем у животных. Второй класс характеристик
человека развивался с появлением культуры. Он характеризуется
теми широко распространенными феноменами, связанными с язы-
ком, техническими изобретениями, религией, этикой, научным и
математическим мышлением, и другой информацией, ценностями
и нормами, которые передаются от поколения к поколению..
Третья группа особенностей человека связана со стремлением к
открытию. Мерфи описал это стремление к открытию как <живое
любопытство, берущее свое начало со своего рода <освобождения
интеллекта> от тисков культуры и двигающееся вперед, активи-
зируемое жаждой контакта с миром и жаждой понимания и выде-
ления смысла мира...> (р. 19). Мерфи говорил о жажде открытия
как о функции глубинных человеческих сил, которые стремятся
пробиться через культурные шаблоны в качестве творческого.
толчка к познанию.
Обсуждая природу жажды открытия, Мерфи отказался от
искушения обозначить его как вид побуждения. Он полагал, что
такое определение подавило бы стремление к исследованию этого
феномена. Однако определение его как <жажды знания я пони-
мания> (р. 179) совпадает с представлением Берлайна о познава-
тельном любопытстве.
Мерфи полагал, что существует тройное обоснование жажды
открытия: <(1) висцеральные влечения; (2) любовь к порядку;
(3) резонанс с природой и структурой того, что нас окружает>
(р. 179). Все эти компоненты присутствовали в первой группе
человеческих характеристик, были переработаны и обогащены во.
второй и, наконец, начали трансформировать первые две в третью.
В подтверждение своей идеи о связи висцеральных влечений и
импульса к открытиям он приводит данные из области психо-
анализа, а также этологииСвязывая висцеральные влечения с
любовью .к порядку, он указал на <хорошую форму> н красивые-
ритмы поведения ухаживания у птиц и насекомых_}Рассматривая;
третье основание жажды открытия, он заметил: <чем более слож-
на центральная нервная система при переходе от простейших к
высшим животным, тем чаще встречается ответ на все и вся как
на возбуждающее и интересное...> При обсуждении жажды открытия Мерфи использовал терми-
ны <интерес> и <возбуждение> для более тачного определения и
выделения понятия, он смотрел на жажду открытия как на вер-
шину человеческого развития, как на <стремление к сенсорному
и моторному контакту и к пониманию и управлению миром...>
В одном месте он описывает это стремление к открытию
как <неспецифическое определение человеческого интереса, делаю-
щего человеческую природу способной .к почти неограниченному
резонансу...> Эмоция интереса несет отпечаток связи с понятиями ожида-
-ния и надежды; однако взаимосвязи этих понятий не могут быть
в данный момент описаны точно. Понятие ожидания не завоевало
широкого распространения как теоретическая категория, хотя не-
которые авторы пытались его систематически разработать.
Например, Эпстайн видит в ожидании параметр
неспецифической активации. <Несоответствие ожидаемому являет-
ся достаточным, хотя и не необходимым для повышения актива-
ции, и это применимо как к случаям небольшого возрастания
возбуждения, связанного с ориентировочными ответами, так и к
случаям большего повышения, связанного с тревожностью>
По Эпстайну, ожидания имеют значение не только при
изменении активаций, но также при контроле и подавлении этого
состояния.
Одна из проблем, связанных с систематическим развитием
понятия ожидания, заключ.ается в том факте, что <ожидать> мож-
но и наилучшего, и наихудшего, и чего-то среднего, а ожидаемое
может ассоциироваться и соотноситься с любой положительной
-или отрицательной эмоцией. Таким образом, в терминах диффе-
ренциальной теории эмоций ожидание может быть определено как
вид взаимодействия между интересом и познавательными процес-
сами. Если такое аффективно-когнитивное взаимодействие отрица-
тельно по своей природе, оно может вызвать страх. С другой сто-
роны, если такое аффективно-когнитивное взаимодействие поло-
жительно, оно может вызвать надежду.
Хотя надежда, как она нанимается вообще людьми, имеет
-жизненное значение, она мало привлекала внимание ученых.
Частью проблемы является необходимость такого определения
ИНТЕРЕС-ВОЗБУЖДЕНИЕ И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИЯ исследование. Стотланд посвятил этому вопросу
целую книгу. Он определил надежду в терминах ожидания дости-
жения цели. Мы испытываем надежду, имея ожидание в отноше-
нии достижения цели больше нуля. Одно из его основных положе-
ний состоит в том, что всякий организм ориентирован на цель,
а мотивация к достижению цели есть составная функция воспри-
нимаемой вероятности достижения и ощущаемой важности цели..
Важные цели с высокой возможностью достижения (большая на-
дежда) вызывают положительный аффект (радость, удовольствие);.
важные цели с низкой вероятностью достижения (слабая надеж-
да) вызывают тревожность или депрессию (подавленность). Тео-
рия Стотланда, как и дифференциальная теория эмоций, при оп-
ределении понятия надежды связывает аффективные и когнитив-
ные процессы. Применяя свою теорию к психопатологии, Стотланд,
считает, что шизофреник - это тот, кто потерял надежду на до-
стижение цели в реальном мире и кто вследствие этого создал
С1вой собственный нереальный мир. Депрессия рассматривается
как другая форма безнадежности.
Маурер рассматривает надежду как одну
из четырех основных эмоций, которые вызывают и направляют
поведение. Маурер считает эмоции обусловленными ответами и.
рассматривает надежду как ответ на некоторый вид вторичного
подкрепления. Он выделяет два типа вторичного подкрепления..
Первый тип - это вознаграждение или удовлетворение, насту-
пающие в результате исчезновения сигнала опасности (подразу-
мевается чувство облегчения). Второй тип - вознаграждение или.
удовлетворение, наступающие тогда, когда стимул сигнализирует-
о близком появлении желаемого события (подразумевается на-
дежда). Таким образом, Маурер также определил надежду в тер-
минах аффективно-котнитивного взаимодействия. Применимость.
такого подхода к надежде зависит от того, насколько широко
можно интерпретировать понятие вторичного подкрепления. Мау-
рер рассматривает вторичное подкрепление как обеспечение сти-
муляцией (а не редукцию стимуляции); в соответствии с диф-
ференциальной теорией эмоций стимуляцию обеспечивает аффек-
тивный компонент надежды (интерес).
В одном отношении формулировка Маурером аффективного-
компонента надежды сходна с понятием интереса-возбуждения..
В развиваемой нами теории эмоций интерес и страх динамически
связаны несколькими путями. На нейрофизиологическом уровне
активация интереса и страха различается по крутизне градиента
стимуляции, а уменьшение страха может привести к возбуждению
В каком-то смысле сходным образом рассуждает и Маурер: <Дан-
ный анализ допускает, что второй тип вторичного подкрепления
(надежда) состоит в уменьшении побуждения страхом, снимаемо-
го каким-либо стимулом или ситуацией, которая обычно ассоции-
ровалась с уменьшением первичного влечения, тогда как обычные
наблюдения показывают, что появление такого стимула или си-
туации часто вызывает в испытуемом не расслабление как того
требует представление об уменьшении побуждения страхом),
а состояния .возбуждения и повышенной активности> Он признает сходство своих идей и идей Толмена,
.который определил такие внутренние (аффективные) события, как
<познание через страх>. Добавляя аффективный или эмоциоиаль-
ный оттенок, Маурер полагал, что тем самым он придает боль-
шую динамичность понятиям надежды и страха.
Мотивация и процессы обработки информации
Хант одним из первых систематически и деталь-
но рассмотрел (понятие внутренней мотивации. Хант определил
ее как мотивацию, возникающую в процессе переработки инфор-
мации. Он пытался применить это понятие к ответу на вопрос
о том, что вызывает поведение, обеспечивает его энергией и на-
правляет его, и для объяснения выбора целей, изменения поведе-
ния (научения) и постоянства поведения, направленного на поиск
здели.Он считает, что поведение запускается несоответствием
между входом (сенсорные данные, информация) и внутренней
нормой или стандартом. Стандарт может определяться как гене-
тически, так и приобретаться в опыте. Поведение обеспечивается
.энергией за счет реакции активации, вызываемой несоответствием.
Это эмоциональная активация, которая <заложена в информа-
ционном взаимодействии организмов с внешними обстоятельства-
ми> . Поведение направлено на объект (си-
туацию) или от объекта (ситуации) в зависимости от гедонисти-
ческой ценности (положительности или отрицательности) эмоцио-
нальной активации. Выбор ответа Является функцией таких
факторов, .как изменение .или новизна, другими словами, функ-
-цией снособности вызывать внимание и потенциала возбуждения
этого стимула. Вообще выбор основан на информационном вза-
имодействии организма с внешними обстоятельствами, а измене-
ние поведения и научение мотивируются <оптимальным стандар-
том несоответствия>. Принимая этот объяснительный принцип,
Хант тем самым отвергает понятие оптимального уровня реакции
активации . Определение Хантом внутренней мотивации является пря-
мой .когнитивной формулировкой. Для него поведение мотивирует-
ся когнитивным несоответствием или неопределенностью, а не
количественным уровнем какого-либо физиологического состоя-
ния, как например, активацией. Последнюю он рассматривает,
скорее, как следствие, а не как причину.
Аффективно-детермированная внутренняя мотивация
Деци разработал общую теорию мотивации, ко-
торую он предпочитал описывать как когнитивный подход. Одна-
ко тщательное исследование его понятий и принципов показывает,
что его теория по своим основам является, скорее, аффективной,
чем когнитивной. Теория Деци представляет собой очень ценный
анализ внутренней мотивации, ,и она либо включает многие черты
тех теорий, которые раньше рассматривались в этой главе, либо
предлагает новые объяснения эмоциональным явлениям.
Деци обобщил свою модель следующим образом. Ввод стиму-
лов создает <предвидение возможного удовлетворения, которое
запускает и поддерживает последовательность актов, направлен-
ных на цель> . Предвидение возможного удов-
летворения является основным мотивационным условием. Это
предвидение может запускаться вводом стимулов: (а) влечений,
(в) аффектов (этот термин Деци приравнивает к эмоциям) или
(с) <внутренней потребностью в чувствах компетентности и чувст-
вах уверенности в себе>. Предвидение возможного удовлетворения
.<заставляет человека ставить себе цели, которые, как он ожидает,
приведут к вознаграждению и, таким образом, и к удовлетворе-
нию, предположение о котором возникло на предыдущих стадиях>
(р. 123). Цель обеспечивает направление поведения, которое за-
канчивается при достижении цели. За поведением может следо-
вать вознаграждение: внешнее вознаграждение в случае влечений,
аффективное вознаграждение в случае,когда в основе поведения
.лежат эмоции, или внутреннее вознаграждение в случае желания.
Вознаграждение ведет к удовлетворению.
Условия, влияющие на внутреннюю мотивацию
Деци расширил свою теорию внутренней мотивации тремя
положениями, которые показывают, какие условия или ситуации
влияют на внутреннюю мотивацию. Первое положение утверждает,
что внутренняя мотивация снижается при переходе причин наблю-
даемых событий от внутренних к внешним. Второе -что внутрен-
няя мотивация усиливается с усилением внутренней уверенности
человека в своих силах и самоопределенности. Третье-что у
каждого вознаграждения имеется <контролирующий аспект> и
<информационный аспект>. Чем больше объем контролирующего
аспекта, тем больше вероятность того, что индивид изменит свое
восприятие причин наблюдаемых им событий, что, в свою очередь,
повлияет на внутреннюю мотивацию. Больший объем информа-
ционного аспекта ведет < изменению чувства уверенности в своих
силах и намерениях, которые тоже влияют на внутреннюю моти-
вацию. Деци рассмотрел ряд эмпирических исследований которые
подтвердили эти утверждения. В исследованиях, связанных с
третьим утверждением, он обнаружил значительные половые
различия. Положительная обратная связь (словесное одобрение
или похвала) усиливала внутреннюю мотивацию у мужчин и они- жала ее у женщин. Он объяснил это различие в терминах боль-
шей полезависимости женщин, рассматривая ее как результат
социализации. По его словам, контролирующий аспект положи-
тельной обратной связи играл для женщин большую роль, чем
для мужчин. Таким образом, для женщин он сдвигал восприни-
маемые причины происходящих событий из внутренних во внеш-
ние и снижал их внутреннюю мотивацию.
Первичность аффекта
Представление о том, что теория Деци считает аффект пер-
вичным по отношению к познавательным процессам, подтверж-
дается его положением, что <предвидение возможного удовлетво-
рения> является функцией стимулов или информации, производ-
ной от <влечений, внутренней мотивации и аффективных состоя-
ний> . Последние по своей природе аффективны, они
являются мотивационными условиями и противопоставлены пер-
цептивно-когнитивным феноменам. Даже внутренняя мотивация
определяется Деци в терминах потребности в чувстве уверенности
В своих силах и намерениях. Понятия потребности, желания
стремления обычно рассматриваются как аффективные или, по
крайней мере, как имеющие аффективный компонент.
Деци придает довольно .большое значение эмоциям в своей
мотивационной теории. Его позиция по этому вопросу близка к
дифференциальной теории эмоций признанием эмощии в качестве-
мотивационного фактора и признанием взаимодействия между
эмоциями, когнитивными процессами и поведениям: <эмоции
являются и предшественниками и следствием поведения> Хотя этот факт и не признавался Деци, его классификация
мотивационных понятий очень сходна с такой же классификацией
в дифференциальной теории эмоций, как она дана в главе 3 и в
других местах Обе теории признают
мотивационные свойства влечений и эмоций. Использование Деци
термина <аффект> сходно по своему значению с широкими кате-
гориями положительных и отрицательных эмоций в дифферен-
циальной теории эмоций, но Деци не касается специально отдель-
ных эмоций. И, наконец, представление Деци о <предвидении
возможного удовлетворения> сходно с понятием аффективно-ког-
нитивного взаимодействия в дифференциальной теории эмоций.
Теорию Деци удерживает в рамках когнитивного подхода
акцент на когнитивные моменты в ключевом мотивационном обра-
зовании. Хотя он и указывает, что <предвидение возможного
удовлетворения> порождается аффектами (влечениями, чувства-
ми, эмоциями), он считает наиболее важным аспектом мотивации
ее когнитивную репрезентацию.
То, что Деци уделяет большое внимание временному аспекту
мотивации (предвидение возможного удовлетворения), также от-
носит его взгляды к когнитивному лагерю. Эта формулировка
предполагает когнитивные процессы (антицепацию я ожидание),
но она сходна с идеей эмоциональной антиципации (аффективно-
когнитивное взаимодействие) как мотивационного условия в диф-
ференциальной теории эмоций.
Некоторые сходства и различия между подходом Деци
и дифференциальной теорией эмоций
Можно предположить, что основное различие между подхо-
дом Деци и дифференциальной теорией эмоций заключается лишь
в том, что принимается за основное: аффективное состояние или
.когнитивная репрезентация этих аффективных состояний. Система
Деци фокусируется на объяснении поведения, которое дифферен-
циальной теорией эмоций объясняется в значительной степени
в терминах лишь одной эмоции интереса-возбуждения и ее вза-
имодействия с когнитивными процессами и действиями. По срав-
нению со схемой Деци дифференциальная теория эмоций расши-
ряет анализ, рассматривая каждую отдельную эмоцию как моти-
вирующий фактор для отдельных сфер поведения. Деци, так же
как и ряд других исследователей аффекта, занимает откровенно
гедонистическую позицию, чего нельзя сказать о дифференциаль-
ной теории эмоций.
В .контексте последней теории повседневное восприятие, по-
знавательные процессы и действия объясняются множественностью
аффектов и их взаимодействием с познавательными процессами,
лишь частьиз которых может быть организована по принципу
гедонизма. Трудно рассматривать как убедительное утверждение,
что зрительное исследование новорожденным своего окружения
является .поиском удовольствия, комфорта или избеганием боли.
Термины гедонистического конечного состояния или его предви-
дения не объясняют и повседневную активность включенностью
в длительные рискованные предприятия, связанные с болезнен-
ными, пугающими трудностями. Обращение к приятному или ге-
донистическому конечному состоянию как к высшей человеческой
цели оказывается необоснованным перед лицом ярких доказа-
тельств в пользу таких мотивационных образований, как внутрен-
няя мотивация или интерес-возбуждение. Кроме того, оно мало
соответствует эволюционному объяснению человеческого разви-
тия. В процессе эволюции, безусловно, имели место многие слу-
чаи, когда адаптивное поведение было совершенно не связано
с положительным или отрицательным гедонистическим тоном или
его антиципацией.
Резюме
Серия блестящих экспериментов Харлоу, Монтгомери, Бат-
лера, Берлайна и др. положили начало переходу от теории редук-
ции влечения к более сложньим представлениям о мотивации. Эти
эксперименты показали, что ряд различных типов поведения, осо-
бенно исследовательская и познавательная активность, возникаег
в отсутствие какого-либо известного влечения и может возникать
снова без всякой очевидной связи с редукцией влечения или на-
пряжения. Течение, открытое этими исследованиями, породило"
ряд новых важных моделей связи мотивации и поведения. Боль-
шинство из этих моделей были объединены под рубрикой внут-
ренней мотивации. Общей для них является цель объяснить ис-
следовательское, познавательное, творческое мышление и поведе-
ние, которое возникает в отсутствие известных мотивов или без
редукции влечения и напряжения.
В. Джемс проложил путь для новых взглядов своим пред-
ставлением о том, что восприятие и внимание действуют селек-
тивно. Из работ Джемса не трудно вывести, что именно интерес
человека управляет его восприятием и мышлением и фокусирует
его внимание. Многочисленные исследования последнего десяти-
летия показали, что селективное внимание имеется у младенца
с самого начала жизни. Один из этих исследователей предположил, что большее внимание к эмоциям и-
соответствующим им выражениям лица может ускорить изучение
перцептивно-когнитивного развития.
Можно провести некоторую аналогию между понятием поло-
жительных катектических процессов Фрейда и развитие.м взаимо-
действия между интересом и познавательными процессами. Пред-
ставления Олпорта о функциональной автономии, о достаточных
усилиях и об <участии с включением Я> наполняют содержанием
теории внутренней мотивации и напоминают некоторые характе-
ристики эмоции интереса-возбуждения. Идеи Олпорта совпадают
с нашим пониманием поведения, возникающего в отсутствие вле-
чения, в присутствии нарастающей стимуляции и продолжающе-
гося, несмотря на отрицательные аффекты.
На основе глубоких наблюдений Мак-Даугалла Берлайн дал
первый толчок исследованию любопытства и новизны и их связи
с исследовательским и познавательным поведением. Он установил
возможность рассматривать эти феномены как центральные в
<свободном от влечения конструктивном творческом поведении.
В более поздних работах он делает центральным для своей
теории мотиваций понятие активации. Его глубокий анализ при-
вел к допущению возможности существования различных типов
активации, включая эмоционально-специфические состояния. Бер-
лайн признавал несоответствие стимуляции или концептуальный
кон1фликт .важной детерминантой активации, он также указал
на связь между потенциалом возбуждения объекта или ситуации
и оценкой их <интересности>.
Уайт ярко показал неадекватность теории редукции влечения
и ввел понятие компетентности и стремления к действенности.
Мерфи ввел сходное представление - <жажда открытия>. Он
представил это понятие в эволюционно-биологической перспекти-
ве, рассматривая его как вершину человеческого развития,
и описал его как неспецифическое определение человеческого ин-
тереса, который отвечает бесконечному разнообразию вещей и-
поддерживает конструктивные усилия. Работая в совершенно
разных теоретических подходах, Стотланд и Маурер дали 2 опре-
деления надежды, которые имеют сходство с понятием внутрен-
ней мотиваций и аффекта интереса.
Хант определяет внутреннюю мотивацию как мотивацию,
возникающую в процессе переработки информации. Он считает
источником активации несоответствие. Хант провел детальный
.анализ процессов развития внутренней мотивации у ребенка.
Деци дал прекрасный обзор представлений о внутренней мо-
тивации и ее исследовании, а затем предложил свою собственную
теорию, в которой предвидение возможного удовлетворения яв-
ляется основным мотивационным понятием. В противоположность
другим исследователям внутренней мотивации Деци в своей тео-
рии придает важное значение эмоциям и другим аффективным
состояниям. На наш взгляд, представление Деци о предвидении
возможного удовлетворения сходно с понятием аффективно-когни-
тивного взаимодействия дифференциальной теории эмоций,
Обзор понятий, связанных с внутренней мотивацией, обнару-
живает ряд представлений, перекликающихся с содержанием диф-
ференциальной теории эмоций, особенно в отношении роли инте-
реса-возбуждения в интеллектуальном, художественном и твор-
ческом мышлении и деятельности.
ИНТЕРЕС-ВОЗБ УЖДЕНИЕ
КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ
МОТИВАЦИЯ
В главе 6 приводятся доказательства того, что такой-либо аффект
или комбинация аффектов постоянно присутствуют при обычных
состояниях сознания и наиболее часто присутствующей формой
аффекта является интерес. Среди теорий, поддерживающих это
утверждение, одной из наиболее важных является теория Олпорта
Он утверждал, что человеческие фор-
мы деятельности, ведущие < развитию личности и ее творческих
способностей, всегда сопровождаются некоторой формой напря-
жения или возбуждения. Данное им описание основ мотивацион-
ных состоянии, необходимых для развития личности, исследова-
тельской и творческой деятельности очень близко к предложенно-
му Томкинсом-Изардом определению эмоции интереса-возбуж-
дения.
Кроме теоретических доказательств постоянного присутствия
аффекта при обычных состояниях сознания существуют экспери-
ментальные подтверждения, получеяные в исследованиях с при-
менением шкалы аффектов и настроений . Большие группы студентов заполняли дифферен-
циальную шакалу эмоций. Испытуемым давали инструкцию лросто
оценивать их эмоции и чувства в данный момент;при этом все
они указали наличие одной или более эмоций. Доля эмоции
интереса была при этом весьма велика.
Теория дифференциальных эмоций считает, что интерес яв-
ляется доминирующим мотивационным состоянием в повседневной
деятельности нормального человека. Часто он существует в ком-
бинации, а иногда в конфликте с одной или несколькими другими
эмоциямиВзаимодействие интереса и мышления формирует аф-
фективнокогнитивные ориентации или структуры, характеризую-
щие конструктивную и творческую деятельность здорового инди-
вида. При удовлетворении жизненных потребностей и отсутствии
отрицательных эмоций человек может действовать в соответствии
с положительными мотивационными побуждениями, исходящими
от интереса-возбуждения аффективно-когнитивных структур, кото-
рые, в свою очередь, связаны с интересом.Радость, другая поло-
жительная эмоция, играет лишь второстепенную роль в поддержа-
нии конструктивных, творческих действий. Мотивационные свойства эмоции интереса сходны со свойст-
вами внутренней мотивации, обсуждавшимися в предыдущей гла-
ве, хотя есть и одно важное отличие. Эмоционально-когнитивная
модель утверждает, что эмоции являются первичными и фунда-
ментальными компонентами мотивации, существующими в созна-
нии до <входных сигналов>, <информации> и <обработки инфор-
мации>. Аффект не только предшествует входным сигналам, но и
участвует в их отборе и регуляции через взаимодействие с про-
цессами восприятия. Однако несмотря на некоторые теоретичес-
кие расхождения многие экспериментальные доказательства тео-
рия внутренних мотиваций согласуются с моделью аффективно-
котнитивных взаимодействий.
Характеристики интереса-возбуждения
Интерес - наиболее часто испытываемая положительная эмо-
ция. Он является исключительно важным видом мотивации в раз-
витии навыков, знаний и интеллекта. Интерес - это единствен-
ная мотивация, которая может поддерживать повседневную ра-
боту нормальным образом. Он необходим для творчества.
Эмоцию интереса не следует путать с ориентировочным реф-
лексом. Если к щеке голодного младенца прикасается сосок, он
рефлекторно направит рот к соску. Слуховые раздражители вы-
зывают ориентировочную реакцию у младенцев в 1-5-й дни жиз-
ни . Яркий объект обычно вызывает ориентиро-
вочную реакцию на него и у ребенка и у взрослого. Существуют
также непроизвольные ориентировочные рефлексы на слуховые и
тактильные раздражители. Эти двигательные рефлексы могут
обслуживать и поддерживать интерес. Интерес в сочетании с
этими ориентировочными рефлексами <позволяет индивиду сохра-
нять постоянное внимание>.
В некоторых случаях эмоция интереса может вызвать ориен-
тировочный рефлекс, и его роль в этом случае сводится к пово-
роту головы и глаз в направлении объекта, вызвавшего интерес.
Интерес отличается от ориентировочного рефлекса, поскольку он
может возбуждаться воображением и памятью в отсутствие внеш-
ней стимуляции. Кроме того, отведение взгляда от внешнего объек-
та может быть свидетельством высокой степени интереса к этому
объекту, поскольку это дает время на повторение и обдумывание
информации об объекте. Наконец, интерес
к идеям не требует какой-либо специальной ориентации головы
в пространстве.
Эмоция интереса, как вое фундаментальные эмоции, усили-
вается неспецифическими влияниями ретикулярной формации
ствола мозга. Очень важно для понимания интереса (и любой
другой фундаментальной эмоции) учитывать раздельность самой
эмоции и факторов, усиливающих ее, т. е. видеть ее отличие от
того, что обычно называют активацией.
Возбуждение интереса
Детальное обсуждение возникновения и причин эмоций пред-
ставлено в главе 3. В этом разделе кратко описано то, каким об-
разом возникает эмоция интереса-возбуждения. На уровне нервной
системы активация какой-либо эмоции является следствием изби-
рательной активности рецепторных органов, изменения уровня
или градиента возбуждения нейронов и последующей активность
некоторых нервных путей и механизмов мозга. Возникновение
эмоций обычно связано с перцептивно-когнитивными процесса.ми"
или со взаимодействием личности и среды, или и тем и другим
вместе. Эти причины приводят к изменениям в нервной системе,
которая <запускает> эмоциональный процесс.
Активация интереса (на нейронном уровне) связана с уме-
ренным возрастанием частоты разрядов нейронов. Это легко по-
нять, если мы представим себе индивида в относительно спокой-
ном состоянии. Для того чтобы индивид испытал эмоцию интере-
са, должно произойти нечто, вызывающее повышение нейронной
активности. Томкинс утверждает, что для акти-
вации интереса к объекту число нервных импульсов в единицу
времени должно возрасти. Однако вместе с тем он полагает, что
снижение нейронных разрядов при страхе или Хапуге также мо-
жет привести к активации интереса. Поокольку интерес .всегда
в какой-то степени присутствует в сознании,принципы активации
чаще всего приложимы к переключениям интереса с одного объ-
екта на другой.
осознанные причины, интереса
Важно различать нейронную активацию эмоций и собственно
причины ее появления. Например, восприятие новой ситуация
может приводить к усилению возбуждения нейронов. Причиной
здесь является само восприятие ситуации, а не изменение гра-
диента возбуждения.
На осознанном уровне восприятие изменения или новизны
является основной детерминантой интереса. Мы интересуемся
новым или отличающимся от обычного. Изменение и новизна
(могут быть связаны с чем-то вне индивида, но могут исходить и
изнутри него при процессах воображения, памяти, мышления.
Распростоаненной причиной эмоции интереса являются гене-
рируемые индивидуумом воображаемые образы (фантазия, меч-
ты), связанные с достижением целей, которые ставит перед собой
Л индивид или, как говорит Томкинс
с <тем, что возможно>. Представление о цели постоянно
подвержено изменениям. С течением времени индивиды перебира-
ют многочисленные образы - цели, обладающие способностью-
вызывать интерес и меняющиеся в процессе действий индивида,
направленных на их достижение. Достижение объекта-цели, кото-
рый приблизительно соответствует образу-цели, обычно приводит
к переключению интереса на другие образы-цели. Как выглядит заинтересованный человек?
С точки зрения внешних проявлений интерес трудно опреде
лить точно, поскольку выражения лица при интересе не столь
определенны, как при многих других эмоциях. Инстинктивным
при этом возможно является легкое приподнимание или опуска-
ние бровей и небольшое расширение или сужение век, как бы для
увеличения поля зрения или обострения фокусировки глаз. При
интересе происходит повышение тонуса мышц лица без явно на-
блюдаемых движений. В целом заинтересованный человек выгля-
дит так, как будто он .присматривается или прислушивается. Чело-
век обнаруживает признаки любопытства и захваченности. Час-
тичным исключением является интерес к внутреннему опыту
(фантазия, мечты), который иногда может проявляться .при за-
крытых глазах. Хасс изучал внешние проявления интереса в об-
ществах, стоящих на разных уровнях развития культуры. В его
описании выражений интереса есть детали, общие с более ранний.
описанием Томкинса <Наши исследования показали, что различные расы выражают ин-
терес очень сходным образом. Лицо сначала может оставаться не-
подвижным, и интерес проявляется только в направлении взора.
Затем создаются условия для того, чтобы максимальное количест-
во информации поступало в мозг. Шире открываются глаза, а. го-
лова поворачивается в нужном направлении. Дальнейшим прояв-
лением интереса, как заметил еще Дарвин, является открывание
рта. До сих пор спорят, связано ли это с расслаблением мышц че-
люсти (вследствие повышенного внимания) или с более внима-
тельным слушанием. Дарвин склонялся к последнему мнению, ука-
зывая, что дыхание ртом является более бесшумным, что может
повышать эффективность слухового восприятия. Другим естествен-
ным знаком интереса или любопытства является наклон головы,
часто на одну сторону и ее движения - круговые или из стороны
в сторону. Наклон головы приближает не только глаза и уши, но
и нос к объекту интереса; может возникать и связанное с этим
втягивание воздуха, направленное на улучшение восприятия запа-
ха. Наклонное положение, возможно, помогает также локализации
звуков, а движения из стороны в сторону и по кругу могут улуч-
шать пространственное восприятие и помогать исследовать объект
под разными углами зрения.
Что чувствует заинтересованный человек?
Интерес-возбуждение - это чувство захваченности, зачаро-
ванности, любопытства у индивида, испытывающего эмоцию ин-
тереса, существует желание исследовать, вмешаться, расширить
опыт путем включения новой информации и подойти по-новоаду
.к лицу или объекту, возбудившему интерес. При интенсивном
интересе или возбуждении человек чувствует себя воодушевлен-
ным и оживленным. Именно это оживление обеспечивает связь
интереса с познавательной или двигательной активностью. Даже
при относительной неподвижности заинтересованный человек чув-
ствует, что он <живет и действует>. Дальнейший анализ феноме-
нологии интереса будет представлен в следующем разделе, кото-
рый суммирует данные двух подходов к исследованию субъектив-
ных переживаний при интересе и семи других эмоциях, обсуж-
даемых в последующих главах.
,Два подхода к исследованию субъективного опыта
При параметрическом исследовании субъективного опыта от
индивида требуется, чтобы он оценил свои чувства по ряду общих
шкал. Аффективные состояния дифференцируются на основании
.анализа распределения показателей для соответствующих пара-
.метров. Дискретно-эмоциональный подход основывается на опи-
сывающих эмоции самоотчетах. Теория и исследования, лежащие-
в основе этих двух подходов, были рассмотрены в деталях в дру-
гих работах Параметрический подход и параметрическая шкала. Пара-
метрический подход к описанию чувств исходит из введенного-
Спенсером понятия континиуума приятного-неприятного и пред-
ставления об уровнях активации и адаптации В развитие этой идеи Вундт предположил, что эмо-
циональный опыт варьирует по осям удовольствия-неудоволь-
ствия, возбуждения--покоя, напряжения-расслабления. Вудвортс-
видоизменил значение этих параметров, за-
ключив, что <удовольствие и неудовольствие соответствуют отно-
шениям принятия и отказа, .возбуждение и покой-наличествую-
щему уровню мышечной активности или готовности к действию,
а напряжение и расслабление - степени мышечного тонуса>
Представление Вудвортса об эмоциях как о функции
отношений и нервно-мышечных процессов предвосхитило некото-
рые элементы как когнитивной теории, так и теории дифферен-
циальных эмоций.
В частично описанных в главе 5 исследованиях субъективного
опыта при основных видах эмоций Бартлетт и Изард исходили-
из того, что при параметрической оценке субъективного опыта
самоотчет отражает разные стороны чувств, мышления и поведе-
ния. Соответственно каждый раздел их параметрической шкалы
(ПШ) представлен в форме трех субшкал, по одной для каждого
из этих трех уровней функционирования. Уровень чувств опреде-
лялся испытуемым по телесным показателям, таким, как дыхание,.
частота сердцебиений, потоотделение и мышечный тонус. Пове-
денческий уровень - по позе и выражениям лица. Заполняя суб-
шкалу для мышечного уровня, субъект должен был сознательно
дать эмоциональную оценку своему мышлению ...
. Этим путем исследовател,и предполагали придать более
специфическое значение каждому параметру, представив вместе
с тем возможность большей гибкости суждений испытуемому.
ПШ показана на таблице 4.
Список эмоций для ПШ создавался на основе значимости
отдельных эмоций для отражения субъективного опыта. Посколь-
ку результаты исследований показали, что основная информация..
получаемая посредством ПШ, представлена четырьмя из восьми
первоначально отобранных эмоций, только они будут рассмотрены
далее. Основания для их выбора были следующими.
Несомненно, что первым из выбранных параметров должно
быть удовольствие в связи с его важностью для оценки гедони-
ческой окраски субъективного опыта. Напряжение выбрано как.
параметр, представляющий нейрофизиологическую активацию, ко-
торая по теоретическим и эмпирическим данным является усили-
телем эмоции. Предполагается, что .параметр напряжения связан
с такими феноменами, как повышение мышечного тонуса и его
торможение, проявляющимися в -выражении эмоции. Однако па-
ТАБЛИЦА 4
Параметрическая шкала
.Инструкция: ниже приводится ряд вопросов, в которых людей просят описать
самих себя. Вспоминая и представляя себе эмоциональную ситуацию, ответьте,
пожалуйста, на каждый вопрос, оценивая мысли, поведение (например, выражение
лица) и телесные ощущения (например, дыхание, сердцебиение, потоотделение, мы-
шечное напряжение и т. п.). Для ответа возьмите соответствующую цифру справа
от вопроса.
Не может быть правильных или неправильных ответов.
.Не тратьте слишком много времени на ответ.
Совсем нет Средне
Очень
сильно
а.Насколькоактивны ваши чувства?0 11 23456
б.Насколькоактивны ваши мысли?0 11 23456
в.Насколькоактивно ваше поведение?0 11 23456
Л.
а.Насколькопродуманы ваши чувства?0 ;1 23456
б.Насколькопродуманы ваши мысли?0 ;1 23456
в.Насколькопродумано ваше поведение?0 :1 23456
.3.
а.Наскольконапряжены ваши чувства?0 :1 23456-
б.Наскольконапряжены ваши мысли?0 ;1 234-56
в.Наскольконапряжено ваше поведение?0 ;1 23456
-4.
а.Насколькоимпульсивны ваши чувства?0 ;1 23456
б.Насколькоимпульсивны ваши мысли?01 2-3456
в.Насколькоимпульсивно ваше поведение?О .1 23456
.5.
а.Насколькоуправляемы ваши чувства?о -1 23456
б.Насколькоуправляемы ваши мысли?о1 23456
в.Насколькоуправляемо ваше поведение?о1 23456
6.
а.Насколькоприсуща самоуверенность вашим чув-о1 23456
ствам?
б.Насколькоприсуща самоуверенность вашим мыс-о1 2345-6
лям?
в.Насколькоприсуща самоуверенность вашему по-о1 23456
ведению?
~7.
а,Насколькоэкстравертированы ваши чувства?о1 23456
б.Насколькоэкстравертированы ваши мысли?о1 23456
в.Насколькоэкстравертировано ваше поведение?о1 23456
8.
а.Насколькоприятны ваши чувства?о1 23456
б.Насколькоприятны ваши мысли?о1 23456
в.Насколькоприятно ваше поведение?о1 23-456
ИНТЕРЕС-ВОЗБУЖДЕНИЕ КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ МОТИВАЦИЯ раметры гедонизма и активации необходимы, но недостаточны для
дифференцирования различных эмоциональных состоянии.
В соответствии с данными Остуда был выбран
параметр импульсивности. Степень описываемой испытуемым им-
пульсивности отражает отсутствие антиципации или готовность
к данной эмоциональной ситуации. Шкала импульсивности до-
полнительно отражает степень спонтанности, характеризующую
внезапность переживания эмоции. Спонтанность отражает харак-
терную для индивида форму выражения эмоции.
Последним параметром является положительный полюс шка-
лы уверенности-неуверенности. Уверенность в себе отражает чув-
ство компетентности и адекватности.
Дискретно-эмоциональный подход и шкала дифференциальных
эмоций. Теория дифференциальных эмоций утверждает, что ос-
новные эмоции и некоторые другие аффективные состояния ка-
чественно различны и могут быть дифференцированы в самоотче-
те в специфических для каждого аффекта терминах. В более
ранней работе были опубликованы данные экспери-
ментов с применением первых вариантов шкалы дифференциаль-
ных эмоций (ШДЭ), а руководство к использованию ШДЭ
описывало ее психометрические характеристи-
ки. Каждая из 10 фундаментальных эмоций и 8 других аффектов,
или аффектно-когнитивных структур, были представлены тремя
независимыми пунктами на шкале с пятью градациями. Эти пунк-
ты и шкалы эмоций были показаны в таблице 3 Исследования Бартлетта-Изарда с применением ШДЭ-ПШ.
В этом исследовании участвовало 229 испытуемых, студентов уни-
верситета Вандербильта, изучавших общую психологию. Группа
испытуемых имела примерно одинаковое социально-экономичес-
кое положение, интеллект и академическую успеваемость.
Каждый испытуемый получал конверт, содержащий описание
цели эксперимента, инструкцию, 8 наборов ШДЭ и ПШ (скреп-
ленных вместе), по одному для каждой из 8 отдельных эмоцио-
нальных ситуаций. Затем испытуемым называли одну из основ-
ных эмоций и просили припомнить ситуацию или событие из их
жизни, в которой эта эмоция сильно переживалась, коротко опи-
сать это событие и, наконец, вспомнить или представить его
как можно более живо, заполняя ШДЭ и ПШ, Порядок предъяв-
ления ШДЭ и ПШ был случайным для каждой эмоциональной
ситуации.
Порядок, в котором п.редставляли каждую из эмоций опре-
делялся самими испытуемыми. Однако, поскольку воспоминание
об одной ситуации могло ослабить яркость, с которой припоми-
нались или переживались последующие ситуации, испытуемых
просили представлять и оценивать лишь по одной ситуации
в день, но не менее трех в наделю.
Анализ показателей ШДЭ и ПШ показал, что описанная ме-
тодика позволяет различать эмоциональные ситуации между со-
бой. В этой главе будут рассмотрены профили ШДЭ и ПШ, [полу-
ченные при оценке эмоции интереса. Данные для других эмоций
будут рассмотрены в последующих главах.
Когда человек пытается представить себе определенную эмо-
цию, в его сознании возникает набор разных эмоций, причем
показатели основной эмоции
ен-"28 мужчин-119, женщин-116 ,
оказываются наиболее высоки-
ми, хотя показатели других ди-
намически связанных эмоций,
также повышаются. Профили
эмоции при представлении си-
Рис. 14. Диаграмма эмоций в ситуа-
ции интереса. Шкалы эмоций обо-
значены: интерес-Ин, радость-
Рд, удивление - Уд, страдание - Ст,
гнев-Гн, вина-Вн, застенчи-
вость - Зс II страх - Стр (диапазон
оценок по шкале эмоций от 0 до 18,
как показано на ординате)
Ин. Рд. Уд
Рис. 15. Диаграмма
эмоций в ситуация
интереса (1гагй, 1972)
туации интереса, измеренные
посредством модифицирован-
ной ШДЭ, показаны на рис. 14.
Существенно усиливаются эмо-
ции интереса, радости и удивления. Средние показатели других
эмоций значимо не возрастают. Понятно, что в среднем положи-
тельная эмоция радости должна быть второй наиболее сильной
эмоцией в ситуации, вызывающей интерес. Если бы второе наивыс-
шее значение имела, например, ситуация отвращения, можно бы-
ло бы усомниться в ценности ШДЭ.
Очень сходные результаты с теми, которые показаны на
рис. 14, были получены в других исследованиях с применением
стандартной ШДЭ (в исследовании Бартлетта-Изарда была ис-
пользована модифицированная ШДЭ, представляющая 8 эмоций
на шестизначной шакале с диапазоном оценок 0-18, а то время
как стандартная ШДЭ представляет 10 эмоций на трех пятизнач-
ных шкалах с диапазоном оценок 3-15). Профиль для эмоции
интереса, полученный при использовании стандартной ШДЭ, по-
казан на рис. 15. В этом исследовании
(1гаг(1, 1972), как и в работе Бартлетта- Изарда, было обнаружено усиление поло-
жительных эмоций, и ни один из средних 16 -
показателей для отрицательных эмоций не
превосходил 5,5 (уровень, условно приня- 14
тый как интенсивность, необходимая для
включения эмоции в динамический профиль 12
для данной ситуации).
Результаты, показанные на рис. 16, опи
сывают восприятие ситуации, вызывающей
интерес, в терминах параметров аффектив- ных ситуаций по ПШ. Обычно в ситуации
интереса индивид испытывает положитель- ные гедонистические чувства, так что сред-
ние показатели шкалы удовольствия оказы- ваются самыми высокими из всех четырех
параметров. Индивид переживает более
сильное удовольствие только в двух других эмоциональных ситуациях - при радости и удивлении. Тот факт, что(ситуация интереса
характеризуется меньшим удовольствием Значение интереса-возбуждения
Значение эмоции интереса-возбуждения в индивидуальном
развитии и человеческих отношениях трудно переоценить. В этом
разделе будет рассмотрено ее значение в эволюционной, биоло-
гической и психологической сферах.
Эволюционное значение
Интерес играл важную роль 1В эволюции человека. Хотя для
доказательства этого трудно привести надежные факты, аргумен-
ты в пользу этой точки зрения кажутся вполне убедительными,
особенно, если мы примем обсуждавшееся выше определение ин-
тереса.
Интерес и эволюция общественной жизни.Люди завязывают
и сохраняют отношения друг с другом по большей части из-за
того, что человек представляет больший интерес, чем любое дру-
гое существо, предмет или ситуация. Люди - максимально слож-
ные объекты, а интерес возбуждается сложностью. Люди являют-
ся также наиболее меняющимися и непредсказуемыми существа-
ми, а интерес возбуждается и поддерживается изменением и
новизной. У приматов деятельность, называемая игрой, в значи-
тельной мере вызывается и поддерживается интересом, а игра
способствует объединению детей, занимая их исследовательской
и требующей риска деятельностью, а также объединяет обере-
гающих их родителей. Интерес и поддержание прочных сексуальных отношений и
семьи. Проблемы эмоции и пола обсуждались в главе 7, но, рас-
сматривая эволюционное значение интереса, необходимо отметить
еще раз, что интерес играет важную роль не только в усилении
сексуального удовольствия, но и в поддержанни длительных от-
ношений между полами. Участники пар, которые продолжают
интересовать друг друга как человеческие существа, остаются
счастливыми в браках и получают удовольствие от присутствия
друг друга.
Интерес и развитие интеллекта. К этой теме мы вернемся
при рассмотрении соотношения между эмоциями и творчеством,
но в эволюционной .перспективе следует отметить, что именно
эмоция интереса позволяет индивиду заниматься какой-либо дея-
тельностью или обработкой навыка, пока он не овладеет им.Из
приобретенных знаний и навыков складывается функционирую-
щий интеллект.
Биологическое значение интереса
Необходимо, чтобы человек имел мотивацию для обеспече-
ния себя необходимым для выживания. Интерес может быть
важным источником мотивации в этом аспекте. Интерес может
усиливать любые побуждения, включая основные потребности. Мы
не слишком часто наблюдаем яркие примеры необходимости уси-
ления побуждения посредством интереса, но такие случаи суще-
ствуют. Иногда человек настолько подавлен или физически болен,
что он теряет интерес к пище. Необходимо вызвать у него инте-
рес к какой-либо деятельности, к жизни в целом, чтобы усилить
потребность в пище. Томкинс указывал, что фи-
зиологический интерес необходим,поскольку он усиливает физио-
логические функции, нужные для длительной и утомительной
работы или игры. -
Психологическое значение интереса
В самом общем смысле психологическое значение этой эмо-
ции заключается в ее необходимости для исследовательской и
конструктивной деятельности. Если бы человек жил в стабильном,
вечно неизменном мире, то, возможно, в эмоции интереса не было
бы нужды. Однако мы живем в постоянно меняющемся мире и
обладаем способностью испытывать интерес, который не позволя-
ет переменам и движению оставаться незамеченными. Интерес
заставляет нас желать исследовать все окружающие вещи. так
как мы полагаем, что в предмете, лице или ситуации есть какие-
то возможности, не обнаруживаемые непосредственно органами
чувств. Эти возможности могут быть несущественными или жиз-
ненно важными, их реализация может привести к положительным
или отрицательным следствиям. Так, Томкинс отметил, что интерес может обращаться на объекты, являющиеся
источником торя или страха, и что хроническое возбуждение или
постоянное стремление ко все более возбуждающим интерес
объектам может привести к разрушению личности. Раннее развитие и социализация интереса
Интерес управляет деятельностью ребенка с самого начала
его жизни. За исключением тех моментов, .когда младенец испы-
тывает дискомфорт, рассматривание, слушание, вокализация и
движения управляются эмоцией интереса. Интерес также облег-
чает развитие межсенсорной и сенсомоторной координации и на-
выков . Мотивируемые интересом формы деятель-
ности и взаимодействий составляют основу для развития во всех
сферах, и их отсутствие может привести к тяжелый задержкам
развития.
Интерес ребенка к человеческому лицу приводит к способ-
ности отличать мать от других людей. Интерес к лицу матери
заставляет ребенка следить за ним в пространстве и узнавать
кое-что о расстояниях и пространственных отношениях между
предметами. Интерес к пространству и движению необходимы для
того, чтобы ребенок научился ходить. Чтобы ребенок научился
оперировать с предметами, нужно чтобы ему было интересно уз-
навать формы и пространственные отношения предметов. Для
оценки расстояния он должен интересоваться размером и яр-
костью объектов. То, что у взрослого кажется автоматическим
процессом восприятия, в действительности является продуктом
перцептивного обучения, мотивируемого и поддерживаемого ин-
тересом к исследованию и приспособлению.
Развитие интереса
Некоторые замечания Пиаже относительно интеллектуально-
го развития и идеи Ханта о развитии внутренней мотивации име-
ют значение для модели взаимодействия эмоции и познания. Эта
модель описывает развитие эмоции интереса и взаимодействие
интереса с перцептивной, когнитивной и двигательной актив-
ностью.
Хант выделяет в развитии внутренней мотива-
ции три стадии. Стадия 1 характеризуется врожденной реактив-
ностью на изменения (несоответствия) входного сигнала. На этой
стадии, стандартом или нормой по отношению к которой новые
сигналы становятся несоответствующими, является постоянная
сенсорная стимуляция, получаемая организмом. Хант согласен с
Пиаже в том, что мотивационный базис реактивности на стадии 1
сопоставим с концепцией ориентировочного рефлекса. Однако от
ориентировочного рефлекса зависит только первичный сенсорный
контакт с объектом, продолжающуюся реактивность лучше объяс-
няет понятие врожденной эмоции интереса. Кроме того, аффектив-
но-когнитивная модель показывает, что ребенок никогда не яв-
ляется пассивным объектом воздействия, как полагает Хант,
а действует .как активный участник взаимодействия индивида и
среды. Даже в первые 3--4 месяца жизни, которые Хант считает
периодом реактивности (стадия 1), врожденная эмоция интереса
генерирует перцептивную и сенсомоторную активность. Согласно Ханту стадия 2 (4-9 мес) в развитии внутренней
мотивации возникает, когда ребенок начинает предпринимать
определенные действия с целью установления перцеитивного кон-
такта с источниками сигналов. Как пишет Пиаже (1936), теперь
ребенок выполняет различные (действия, чтобы <продлить инте-
ресные зрелища>. Хант заключает, что на стадии 2 ребенка инте-
ресует то, что можно наблюдать многократно. Он считает, что
в течение этой стадии развития объекты приобретают привлека-
тельность вследствие повторных контактов и становятся интерес-
ными в связи с их узна1ванием. Этот механизм, согласно Ханту,
составляет основу эмоциональной привязанности.
В терминах теории дифференциальных эмоции то, что наблю-
дается на этой стадии,-это появление реакции радости на соб-
ственную активность, а взаимодействие радости и интереса под-
держивает повторение активности.Знакомые лица, места и пред-
меты являются, скорее, стимулами радости, чем интереса-возбуж-
дения. Именно взаимодействие интереса с радостью поддерживает
усилия, направленные на установление или восстановление пер-
цептивного контакта со знакомым.
Только на стадии 3 (около 9 мес) ребенок, согласно Ханту.
начинает интересоваться новым. Это не соответствует аффектив-
НО-КОГНИТИВНОЙ модели, которая рассматривает новизну, как воз-
будитель интереса с самого начала жизни. По-видимому, .это не
соответствует и результатам исследований, в которых демонстри-
руется влияние новизны и сложности на восприятие и внимание
ребенка. Однако несмотря на некоторые различия между моделью
Ханта и аффективно-когнитивной моделью обе они признают важ-
ность интереса к новизне. Влияние его на развитие ребенка в те-
чение последней четверти первого года жизни и всего второго
года ясно подчеркнуто Хантом. Он указал на три важных след-
ствия интереса к новизне для развития ребенка в течение этого
периода. Во-первых, интерес к новизне формирует мотивацию для
переключения внимания от зрелищ и форм активности как тако-
вых на объекты .и то, что с ними происходит, когда ребенок
бросает их и манипулирует с ними. Например, от пассивного
выпускания из рук он переходит к действию, состоящему из на-
меренного бросания и внимательного прослеживания траектории
объекта. Во-вторых, интерес к новизне становится мотивом того,
что .схемы действий перестают просто повторно воспроизводиться,
но модифицируются, чтобы повлиять на окружающую среду каким-
либо но1вым, иным, способом. В-третьих, интерес ребенка к новиз-
не становится мотивом подражания действиям, жестам и вокали-
зации, что чрезвычайно важно для развития социализации. Эти
идеи Ханта в основном согласуются с аффективно-котнитивной
моделью, за исключением следующих расхождений. Во-первых.
теория дифференциальных эмоций постулирует, что эмоция ин-
тереса является врожденной и что новизна представляет собой
врожденный возбудитель интереса. Во-вторых, феномены, описан-
ные Хантом на стадии 3, присутствуют уже у новорожденного.
а не только у девятимесячного ребенка.
Социализация интереса
Некоторые важные факторы, влияющие на социализацию ин-
тереса, являются общими и распространенными. Среди них-со-
циально-экономические условия, объем и разнообразие стимуля-
ции, получаемой в ближайшем окружении, отношение семьи к
занятиям, увлечениям и другим формам активности ее членов.
Бедность обычно сокращает разнообразие конструктивных форм
активности, доступных для индивида, и таким образом ограни-
чивает возможности приложений интереса. Бедность оставляет
меньше времени для интеллектуальных и художественных занятий
и других видов деятельности, относительно свободных от удовлет-
ворения первичных потребностей.
Однако несмотря на социально-экономические условия дети
имеют низкие пороги возникновения интереса-возбуждения, и,
если родители позволяют и поощряют игру и исследование, инте-
рес может развиваться. Если же озабоченность родителей собст-
венными нуждами делает их нетерпимыми К мотивируемым инте-
ресом поступкам ребенка, его любопытство и потребность иссле-
довать будут наказываться, а вследствие этого - подавляться.
Любопытные, склонные к приключениям, родители более спо-
собны воспитать основанные на интересе, сильные познавательные
ориентации у своих детей, чем родители, предпочитающие жить
на основании устоявшихся взглядов и догм. Своими действиями
и словами родители могут пробудить или подавить любопытство
и исследовательскую активность своих детей. Родители, которые
сами охотно принимают новый опыт, скорее передадут детям по-
добное отношение к окружающему и будут способствовать фор-
мированию низких порогов для мотивируемой конструктивной
деятельности.
Предоставление ребенку свободы для игры, фантазии, пере-
хода от реального мира к воображаемому оказывает решающее
влияние на развитие способности ребенка к переживанию инте-
реса даже если социально-экономические или иные культурные
и семейные условия ограничивают разнообразие стимуляции, ре-
бенок при соответствующем поощрении и помощи может найти
бесконечное разнообразие людей, мест, объектов и событий
в мире, созданном его воображением. Работы Сингера и его
сотрудников свидетельствуют о важном значении
фантазии и игры с воображаемыми компонентами в жизни расту-
щего ребенка. С другой стороны, есть данные о том , что дети, растущие в тяжелых условиях, обнаруживают
недостаток развития воображения в игре и что такие дети могут
нуждаться в специальной помощи для формирования этой важной
способности.
Развитие взаимодействия интереса и познания
Обсуждение взаимодействия интереса с восприятием и позна-
нием следует рассматривать как развитие вышеописанных пред-
ставлений о раннем развитии и социализации интереса. Взаимо-
действие интереса с перцептивно-когнитивными процессами может
привести либо к развитию конструктивных, интеллектуальных,
художественных, творческих форм деятельности, либо-к некон-
структивному или психопатологическому поведению. В значитель-
ной мере это определяется формированием и социализацией ин-
тереса в ранние годы жизни.
Интерес и перцептивно-когнитивное развитие
Интерес играет существнную роль в развиии знаний, навы-
ков и интеллекта. Отношение между интересом и развитием поз-
навательных функций было хорошо описано Томкинсом:
Интерес является необходимым фактором не только для нор-
мального течения процесса восприятия, но и для поддержания со-
стояния бодрствования. Действительно, бессоница может возник-
нуть не только при беспокоящем отрицательном аффекте, но и при
устойчивом интенсивном возбуждении.Без интереса развитие мыш-
ления и концептуального аппарата было бы серьезно нарушено.
Взаимоотношения между интересом и функциями мышления и па-
мяти так обширны, что отсутствие аффективной поддержки со сто-
роны интереса угрожает развитию интеллекта не в меньшей мере,
чем разрушение ткани мозга. Чтобы думать, нужно переживать,
быть возбужденным, постоянно получать подкрепление, нет ни од-
ного навыка, которым можно было бы овладеть без устойчивого
интереса>
Для того чтобы маленькая девочка могла воспринять какой-
либо объект, она должна сохранять внимание к нему в течение
некоторого времени. Почти любой объект слишком сложен, чтобы
она могла воспринять его мгновенно. Ей необходимо обращать
внимание на различные стороны объекта, но в результате она
должна воспринимать его как целое; она должна воспринимать
его разнообразие и его единство. Интерес должен удерживать ее
внимание на данной подробности, пока она не будет усвоена,
а затем переключать ее внимание на другие стороны объекта.
Только интерес может удерживать внимание, смещающееся с од-
ной детали объекта на другую, достаточно долго для того, чтобы
воспринять его сложность и единство, не позволяя отвлекаться
на множество побочных раздражителей. Без такого фокусирова-
ния интереса на определенных объектах внимание ребенка может
беспорядочно блуждать, что приведет к нарушениям перцептив-
ного развития. Томкинс суммировал роль интереса в перцептив-
ном развитии следующим образом:
<Для того чтобы переключаться с одного перцептивного плана на
Другой, с перцептивной ориентации на двигательную и обратно, с
перцептивного и моторного уровня на концептуальный и обратно,
с одного воспоминания на другое, необходимо по крайней мере
сохранять при всех этих операциях устойчивый интерес к одним.
и тем же объектам. Без такой постоянной мотивационной под-
держки не может возникнуть представления об объекте со слож-
ными свойствами> При анализе психологического значения интереса мы указы-
вали, что интерес играет чрезвычайно важную роль в когнитив-
ном развитии и интеллектуальной деятельности индивида. Интел-
.лектуальная активность ребенка на.правляется и поддерживается
интересом. Он не может заниматься предметом, которым не ин-
тересуется. Он может запоминать факты :под влиянием боязни
провала или чтобы избежать позора поражения, но такое обуче-
ние будет неэффективным. Чтобы ребенок мог проявить вообра-
жение и творческий подход в данной области, он должен быть
глубоко захвачен ею, а это может быть обеспечено только силь-
ным интересом. Если постижение глубин предмета становится для
ребенка жизненно необходимым, постоянные усилия выйти за
пределы существующих знаний станут для него волнующим при-
ключением. Работы Сингера показывают, что
именно взаимодействие интереса и радости образует мотивацион-
ную основу для истоков творческой созидательной деятельности.
Интерес, искусство и интеллектуальная творческая
деятельность
Интерес играет важную роль в развитии артистических и эс-
тетических форм деятельности. Чтобы стать художником, индивид
с раннего детства должен развивать сильный интерес к приобре-
тению соответствующих навыков. Например, чтобы стать балери-
ной. недостаточно просто изучить необходимые технические на-
выки, хотя и это само по себе требует значительной мотивации
и затрат энергии. Надо также испытать восхищение человеческим
телом и его возможностями. Необходимо интуитивно оценивать
роль эмоций и других аффектов Б организации движений. Инте-
рес к телу и его способности к ритмическим, организованным
движениям должен вести к развитию способности к оценке кине-
стетических и проприоцептивных сигналов. Сходные процессы
участвуют в развитии ученого, преданного своему делу. Развивая
исходные идеи ряда авторов, Вессман и Рикс 1966) дали следующее описание роли интереса в эстетической и
интеллектуальной деятельности:
<Это ощущение редко бывает сильным, но оно сопровождает лю-
бое событие или предприятие, значимое для индивида. Это аффек-
тивный аккомпанемент, существующий при любом уровне бодр-
ствования и внимания. По-видимому, это необходимо для того.
чтобы какой-то <объект> (предмет, человек, символ, идея) стал до-
статочно эмоционально значимым для индивида, чтобы захватить
его внимание. Интерес часто возникает до пробуждения других
аффектов и, видимо, является составным элементом любого собы-
тия или мысли, которые достаточно важны для того, чтобы быть
зарегистрированными в сознании. Его <чистейшее> и наиболее яр-
кое проявление можно обнаружить при полностью поглощающей
и устойчивой интеллектуальной или эстетической деятельности>
. Описывая творческую деятельность, Маслоу придает эмоции интереса центральную роль, хотя и не формули-
рует это непосредственно. Он .пишет: <...творческая личность в
состоянии вдохновения утрачивает прошлое и будущее и живет
только настоящим моментом.Она полностью погружена в пред-
мет, очарована и поглощена настоящим, текущей ситуацией, про-
исходящим здесь и сейчас, предметом своих занятий> . Этот вид полного погружения, поглощения, захва-
ченности-следствие интенсивного интереса или возбуждения.
Маслоу говорит о двух фазах творчества-первичной и вто-
ричной. Первичная фаза характеризуется импровизацией и вооду-
шевлением. На этой фазе .мотивом несомненно служит интенсив-
ный интерес или возбуждение. Вторичная фаза-это разработка
или развитие исходного вдохновения, идей, возникших в момент
сильного возбуждения. Эта фаза требует дисциплины и тяжелой
работы. Значительно больше людей способно к первичному твор-
честву (вдохновению), чем к вторичному. <Взлеты вдохновения
стоят дешево. Различие между вдохновением и конечным продук-
том, например <Войной и миром> Толстого, заключается в огром-
ном количестве тяжелой работы>. Если пер-
вичное творчество - импровизационная фаза - характеризуется
возбуждением; вторичное творчество, или разработка и развитие
творения, характеризуется умеренным уровнем интереса. Однако,
хотя интерес может флюктуировать, он должен быть достаточно
сильным и постоянным, чтобы противостоять усталости и отрица-
тельным эмоциям. Тяжелая работа по созданию конечного про-
дукта творчества неизбежно приводит к периодам подавленности
и разочарования, чувству одиночества и т. д. Именно при пере-
живании отрицательных эмоций мотивационная сила устойчивого
интереса имеет решающее значение для преодоления препятствий
к творчеству. Данный Кьеркегором анализ тревоги яв-
ляется предшественником идеи Томкинса-Изарда о связи между
интересом-возбуждением, страхом и творчеством. Кьеркегор ут-
верждал, что тревога - это следствие свободы, результат столк-
новения человека с выбором разных возможностей, так как такие
возможности включают в себя неизвестное и неопределенное.
Согласно Кьеркегору, чем больше <возможностей> у индивида,
тем больше его способность к творчеству и тем более вероятно
переживание страха и беспокойства. Связывая тревогу со свобо-
дой выбора и творчеством, Кьеркегор закладывал основы для
различения положительной эмоции интереса-возбуждения от на-
бора эмоций, называемого тревогой . Он
очень близко подошел к этому различению, когда определил
страх как эмоцию, вызывающую избегание или отдаление от
объекта, а тревогу-как основу амбивалентного отношения к
объекту. Эту амбивалентность Томкинс) и Изард
и Томкинс описали как колебания между
страхом и возбуждением. Страх может быть следствием неизвест-
ности, неуверенности в свойствах или возможностях объекта или
последствиях выбора, а интерес-возбуждение - следствие новиз-
ны, способствующей исследовательской деятельности, которая
снижает неопределенность и страх. Страх ограничивает стремле-
ние человека к неизвестному; интерес-возбуждение поддерживает
это стремление.
Познавательные ориентации, основанные на интересе
Взаимодействие врожденных индивидуальных различий, эмо-
циональной возбудимости и условий жизни приводит к образо-
ванию большого разнообразия познавательных структур и ориен-
таций, формирующихся на основе интереса. Ребенок может сна-
чала заинтересоваться объектами (предметная ориентация), идея-
ми (интеллектуальная ориентация) или людьми (социальная
ориентация) и в пределах любого из этих широких спектров
ориентации его интересы и деятельность могут приобретать самые
различные формы. При любом виде ориентации он может про-
явить себя как человек думающий, действующий или придающий
больше значения эмоциональному переживанию, чем мысли и
действию.
Адлеровская концепция <социального интереса>
или <социального чувства> может рассматриваться как один из
видов познавательной ориентации, характеризующейся интересом
к людям. Адлер пишет:
<Земля, на которой мы живем, делает труд и разделение труда
необходимыми для человечества. Социальное чувство испытывает
воздействие совместной работы для общего блага. Социально-мыс-
лящий человек никогда не сомневается, что каждый имеет право
на вознаграждение за труд и что эксплуатация жизни и труда
других людей не может способствовать благу человечества>
Адлер считает, что только люди с нормально развитым со-
циальным чувством могут решать проблемы, стоящие перед чело-
вечеством.
Типы ценностных ориентаций Шпренгера и психологические функшии и типы организации личности Юнга
могут интерпретироваться в терминах устремления
интереса на различные объекты и виды деятельности. Например,
индивид, у которого доминирует умственная деятельность, воз-
буждается при мышлении, а тот, у кого доминирует способность
чувствовать, интересуется в основном аффективным опытом. Че-
ловек деятельный интересуется действием и возбуждается от ре-
зультатов своей деятельности.
Индивидуальные вариации определяются различными причи-
нами, но влияние интереса-возбуждения является критическим
для того, чтобы индивид придерживался определенного способа
жизни. Говоря поэтическими словами Томкинса <кроме всего прочего я-это то, что меня возбуждает>
Интерес-возбуждение и психопатология
Как отмечено выше, выделенный Цукерманом 1974) мотив поиска ощущений в значительной мере перекрывается
представлением об интересе-возбуждении как эмоции. Можно
представить, что очень низкий или высокий уровень мотива поис-
ка ощущений является проявлением патологических состоянии
интереса-возбуждения. Так, ряд авторов показали, что хронические шизофреники имеют более низ-
кие показатели мотива поиска ощущений, чем нормальные люди
и некоторые другие психические больные. Они считают, что это
соответствует теоретическим представлениям о шизофрении, от-
-мечающим грудность фильтрации несущественных стимулов и
концентрации внимания у шизофреников. Вследствие этого, по-
скольку они уже страдают от сенсорной перегрузки, шизофрени-
ки, скорее, должны стремиться избегать информации, чем искать
ее. Теория дифференциальных эмоций утверждает, что нормально
функционирующая эмоция интереса обеспечивает фильтрацию
стимулов и концентрацию внимания, отсутствующие при шизо-
френии
Цукерман указал также на возможную связь поиска ощуще-
ний с девиантным поведением. В одном исследовании женщины-
преступницы дали значительно более высокие показатели на шка-
ле поиска ощущений, чем группа пациентов психиатрической кли-
ники. В главе 7 отмечалось, что патологическое развитие взаимо-
действий интереса с половым влечением может приводить к
сексуальному фетишизму, а несбалансирова:нность реакции инте-
реса-страха по отношению к противоположному полу-к гомо-
сексуальности.
.. ТАБЛИЦА 5
Причины и следствия интереса
Эмпирическое исследование причин и следствий
интереса-возбуждения
Интерес является наиболее распространенной формой поло-
жительного аффекта. Он сопровождает и поддерживает практи-
чески всякое существенное действие, за исключением тех, при
которых доминируют отрицательные эмоции. Но даже в этих
последних ситуациях некоторая степень интереса обычно моти-
вирует поведение, которое устраняет или ослабляет отрицатель-
ную эмоцию.Интерес минимален в ситуации горя, и это, возмож-
но, помогает объяснить тот факт, что горе, особенно глубокое
и длительное, переходящее в депрессию, относится к числу аф-
фектов, добиться изменения которых наиболее трудно.
В исследовании различных эмоциональных ситуаций испытуемых просили дать краткое описание ситуаций, ко-
торые связаны в их представлении с переживанием различных
эмоций. Виды ситуаций, которые испытуемые считали релевант-
ными эмоции интереса-возбуждения, варьировали от чтения, слу-
шания лекций и участия в увлекательных спорах, с одной сторо-
ны, до нового и необычного опыта, включая сексуальный опыт
и употребление наркотиков, с другой стороны. Некоторые ситуа-
ции были связаны со спортом, а также с различными формами
совместных действий с друзьями и знакомыми.
Для того чтобы более систематически изучить поведенческо-
эмоциональные связи, Изард видоизменил идею Трайандиса
и разработал тест, называемый <причины и след-
ствия эмоций>. В этом тесте предъявляется набор фотографий,
представляющих все основные эмоции, и относительно каждой
из них участник эксперимента пишет короткое заключение, пы-
таясь угадать мысли, чувства и действия, которые привели к
данной эмоции, а также мысли, чувства и действия, которые
последуют из-за переживания данной эмоции. Результаты этой
работы приводятся в табл. 5.
Резюме
Интерес рассматривается как одна из фундаментальных
врожденных эмоций и считается доминирующей из всех эмоций
у нормального, здорового человека. Предполагается, что какая-то
Процент испы-
туемых, давших
ответы
Причины интереса
Чувства
1. Личное участие, ответственность, чувство, что можно чего-то до-
стигнуть
2. Желание узнать, получить новое знание
3. Любопытство
4. Ощущение активности, энергии
5. Чувство, что ты принят, нужен
6. Наслаждение чем-либо
7. Другие чувства
Мысли
1. Ясность, эффективность, логичность размышления
2. Мысли, связанные с желанием получить новое знание
3. Мысли об определенном лице или форме деятельности 4. Мысли о приятных людях и формах деятельности
5. Мысли о жизни и будущем
6. Мысли о личных достижениях или выгодах
7. Мысли о том, что ты принят, нужен
8" Мысли об учебном предмете и связанных с ним вопросах
9. Другие мысли
Действия.
1. Действие, выполняемое совместно с определенным лицом,, или
действие, которое нравится выполнять .
2. Приятное действие .. :
3. Успешное действие
4. Новое, творческое, оригинальное действие, открытие чего-либо
5. Интересные вещи
6. Что-то, ставящее трудную задачу
7. Работа с энтузиазмом
Я. Другие действия
Следствия интереса
Чувства
1. Желание выучить, овладеть знанием
2. Личное участие, ответственность
3. Интерес-возбуждение, как таковой
4. Чувство напряженности, активности, энергичности
5. Уверенность в себе, довольство собой.
6. Задумчивость, вдохновение
7. Другие чувства
26,7
10,7
9,2
6,1
3,0
6.1
29,8
16,8
11,4
9,2
7,6
6,1
4,6
3,0
22,9
21,4
14,5
12,2
6.-9
. 5 "3
3,0
13,7
26,8
23,2
15,2
13,8
11,6
5,8
3,6
В понятие действия здесь попадают также и некоторые характеристики отнолгния
к объектам, к процессу действия и к самому себе. По-видимому.вэтом случае
подчеркиваются процессуальные моменты этих феноменов (Ред.).
ГЛАВА 9
Продолжение табл. 5
Процент испы-
туемых, давших
ответы
Мысли
35,5
31,1
15,9
8,7
2,9
1. Ясное, быстрое, логическое мышление
2. Мысли об определенных вопросах, новых предметах
3. Мысли о желании выучить, приобрести знание
4. Мысли о возможных достижениях или выгодах
5. Мысли об увлекательных и приятных вещах
6. Другие мысли
Действия
58,7
26,8
3,6
2,9
1. Изучение, приобретение знания, участие в чем-то и достижение
чего-то
2. Очень удачное выполнение действия
3. Удовлетворение собой
4. Какое-то важное действие
5. Другие действия
эмоция постоянно присутствует в сознании и что именно эмоция
интереса вместе с познавательными структурами и ориентациями
направляет восприятие, познание и действие. Исключения возни-
кают тогда, когда в сознании доминируют отрицательные эмоции.
Из всех рассмотренных теоретических представлений только эмо-
ционалыно-когнитивная модель 1внутренней мотивации считает
эмоцию, а не приток или обработку информации первичной моти-
вационной основой. Сенсорная стимуляция чрезвычайно важна,
но она не может быть первичной, поскольку отбирается и моду-
лируется аффектом.
С неврологической точки зрения интерес активируется на-
растанием градиента возбуждения нейронов. На сознательном
уровне ключевыми детерминантами интереса являются новизна
и изменение. Источником изменений и новизны могут быть как
окружающая среда, так и воображение, память и мышление. За-
интересованный человек выглядит интенсивно всматривающимся,
вслушивающимся, напрягающим внимание. Он чувствует себя
захваченным и увлеченным. Феноменология интереса характери-
зуется также относительно высокой степенью удовольствия, уве-
ренности в себе и умеренной степенью импульсивности и напря-
жения, Эмоция радости часто сопровождает интерес.
Интерес играет важную роль в развитии общественной жизни
приматов и в поддержании межличностных отношений. Интерес
помогает также поддерживать сексуальные отношения и семью.
Он важен для развития умений и интеллекта. В некоторых слу-
чаях он может быть необходимым для усиления жизненно важ-
ных влечений.
Эмоция интереса поддерживает исследование, изучение и
конструктивную деятельность. Она - необходимое условие пер-
цептивного и когнитивного развития.
Интерес характерен для деятельности ребенка с момента
рождения. Именно фокусирующее влияние интереса делает воз-
можным перцептивное обучение и развитие познания. Теория диф-
ференциальных эмоций утверждает, что новизна является врож-
денным побудителем интереса и что поддерживаемое интересом
развитие перцептивно-когнитивной и моторной активности начи-
нается уже у новорожденных.
Хотя интерес является врожденным, его социализация играет
ведущую роль в развитии и формировании человеческой личности.
Социально-экономические условия могут неблагоприятно воздей-
ствовать на развитие интереса, а терпимые и поощряющие инте-
рес родители могут способствовать развитию этой важнейшей
эмоции.
Взаимодействие врожденной способности к интересу с усло-
виями социализации определяет характер развивающихся лич-
ностных ориентаций. Интерес может быть направлен на что угод-
но, но для благосостояния человечества наиболее важно, чтобы
он способствовал интеллектуальной, эстетической и прочим видам
созидательной деятельности. Человек может интересоваться глав-
ным образом предметами, идеями или людьми. Отношения инте-
реса-познания-действия могут определять тип личности - мысли-
тельный, деятельный или придающий основное значение аффек-
тивному опыту.
Неправильное развитие интереса может создавать психоло-
гические и даже психопатологические проблемы.
Эмпирическое исследование причин и следствий интереса
дало результаты, полностью согласующиеся с теоретическим опи-
санием этой эмоции и ее отношения к мышлению и действию.
Например, возможность научиться и лично участвовать в чем-то
рассматривается как источник интереса, а аффективное мышле-
ние, обучение и достижения-как его следствие.
РАДОСТЬ
жет и не следовать из предыдущих действии. Радость-это не
то же самое, что чувство сенсорного удовольствия
Сенсорное удовольствие может быть иллю-
стрировано принятием теплой ванны, поглаживанием, питьем
вина, поцелуем и т. д. Хотя все эти события могут предшествовать
или сопровождать чувство радости, это чувство не сводится к ним.
Радость обычно следует за достижением или творческим успехом
личности, но тяжелая работа или даже творческие усилия необя-
зательно гарантируют чувство радости. Радость не то же самое,.
что веселье. Радость может быть связана с весельем и играми,
но веселящийся человек необязательно испытывает радость. Раз-
влечение может сопровождаться страхом, если субъект неуверен
в себе ; агрессией, если он садист; болью, если
он мазохист. Возможно, в своей наиболее чистой и наиболее зна-
чимой форме радость-это то, что ощущается после какого-либо
творческого или социально значимого действия, которое произво-
дилось не для достижения радости или получения пользы.
Первая социальная улыбка индивида возникает в ответ на при-
сутствие другого человека. Младенец может улыбаться в ответ
на голос в первую неделю жизни и в ответ на появление лица--
на пятой неделе. Младенец рождается с определенной способ-
ностью к радости, но способ, которым мать отвечает на улыбку
младенца, будет играть значительную роль в развитии его аффек-
тивных предрасположенностей.
. Хотя переживание радости кажется Достаточно простым и
относительно легким для. понимания, возникновение радости, ее
назначение и ее связь с другими аффектами далеко не очевидны.
Большинство ученых соглашаются с тем, что Невозможно вызвать
радость произвольным усилием. Это не то переживание, за кото-
рым можно гнаться и которого можно добиться, и это пережива-
ние необязательно обеспечивается успехом или достижением.
Успех и достижение могут усиливать страдание, страх ответствен-
ности. или поражения. Радость .кажется побочным продуктом
усилий, направленных на другие цели. Кажется, что в большин-
стве случаев радость возникает вдруг, и некоторые из величай-
ших моментов радости совершенно незапланированны и абсолют-
но неожиданны. Радость и ее назначение
Сначала укажем, чем радость не является. Радость не яв-
ляется процессом еды пли питья. Это также и не вторичное вле-
чение, основанное на этих процессах., Она может следовать, а мо-
Ощущение радости
Радость характеризуется чувством уверенности и значитель-
ности, чувством, что ты любишь и любим.Уверенность и личная
значимость, которые приобретаются в радости, дают человеку
ощущение способности справиться с трудностями и наслаждаться
жизнью. Радость сопровождается по крайней мере кратковремен-
ной самоудовлетворенностью, удовлетворенностью окружающими
и всем миром. С точки зрения этих характеристик радости легко
понять, что пока в мире существуют проблемы, события, которые
обусловливают стресс и состояние неуверенности, люди с трудом
могут себе позволить сохранять постоянное состояние радости-
происходящие события требуют других эмоций.
Некоторые теоретики эмоций различают радость активную и
пассивную . Одним из оснований
для этого различения может быть разница в уровнях интенсив-
ности переживания радости. Сильная радость может проявляться
в таких буйных формах, что покажется активной, а слабая ра-
дость может показаться пассивной. Но поскольку радость явля-
ется эмоциональным переживанием, она никогда не бывает аб-
солютно пассивной или абсолютно активной. Она не может быть
пассивной, потому что всегда является состоянием нервного воз-
буждения. То же, что называется активной радостью, может в
действительности быть комбинацией возбуждения и радости во
взаимодействии с когнитивной и моторной системами.
Выражение радости на лице универсально и легко узнается
всеми народами. При радости оттягиваются уголки губ, губы ис-
кривляются и собираются морщинки у глаз. Радость выражает-
ся и узнается с раннего младенчества. В одной из работ изучались зрительные реакции че-
тырех- и шестимесячных младенцев на радостное, гневное и ней-
тральное выражение лица. Испытуемыми были 12 четырехмесяч-
ных и 12 шестимесячных младенцев. Были отобраны слайды, изо-
бражающие выражения лица взрослых испытуемых, которые оце-
нивались как радостное, гневное и нейтральное. В эксперименте
дети находились на расстоянии 60 см от экрана, на который про-
ецировались изображения размером 31,7х32,0 см. Детям пока-
зывали три различных выражения лица, каждое шесть раз в
случайном порядке. Для каждого испытуемого фиксировалось
время, в течение которого ребенок рассматривал фотографию.
Результаты показали, что как четырех-, так и шестимесячные мла-
денцы значительно дольше рассматривали выражение радости,
чем выражение гнева или нейтральное. Авторы интерпретировали
свои результаты как согласующиеся с гипотезой, что биологиче-
ские механизмы, лежащие в основе отдельной эмоции, начинают
функционировать по мере того, как эта эмоция приобретает адап-
тивную функцию в жизни младенца . Узнавание гне-
ва четырех- или шестимесячными младенцами могло и не быть
адаптивным. Узнавание же радости могло приводить к приятному
переживанию, и усилению связи мать-ребенок, которое облегчает
взаимное общение.
Активация радости и факторы, определяющие радость
В предыдущих главах приводилось разграничение между нер-
вной активацией эмоций и собственно причинами эмоций. Неко-
торые из детерминант эмоции радости были изучены эмпириче-
ски, но в некоторых случаях причины радости или другой эмоции
обнаружить не удалось, и есть основания говорить о спонтанной
или <беспричинной> эмоции Нервная активация радости. Согласно теории Томкинса об
эмоциональной активации радость является одной из эмоций, ко-
торые активируются резким уменьшением градиента нервной сти-
муляции. Возбуждение ребенка, которого подбрасывают в воздух,
и его радость, возникающая при попадании в руки отца, показы-
вают активацию радости возрастанием и последующим уменьше-
нием стимуляции.
Соломон и Корбит утверждают, что
активация позитивного аффекта косвенно активирует и соответ-
ствующий противоположный негативный аффект. И обратно, по-
зитивный аффект (включая эмоцию радости) косвенно активиру-
ется негативным аффектом. В этом смысле радость является
функцией некоторого первичного переживания <противоположно-
го> (негативного) состояния, такого, как боль, страдание или
страх. Если это интерпретировать как возникновение радости ,
вследствие уменьшения негативного аффекта, то это положение
согласуется с позицией Томкинса, указывающего, что радость сле-
дует из редукции градиента стимуляции. С точки зрения Томкин-
са, однако, радость является также результатом заметного умень-
шения позитивного аффекта, и следовательно, не существует не-
обходимости в связи между позитивными и негативными аф-
фективными переживаниями, как это утверждают Соломон и
Корбит.
Феноменологические детерминанты радости. Очень трудно го-
ворить о причинах радости, поскольку ее переживание необяза-
тельно следует из специфической ситуации или действия. Это, ско-
рее, побочный продукт восприятия, мышления или действия. Ра-
дость может возникать на различных стадиях творческой работы,
при открытии, при завершающем творческом достижении или про-
сто триумфе. Радость может возникать от упражнений, улучшаю-
щих физические возможности, при еде и питье, которые удовлет-
воряют голод и жажду, или вследствие чего-то, что уменьшает
напряжение, гнев, отвращение, презрение, страх или стыд, кото-
рые вторгаются в нашу повседневную жизнь.
Радость может возникать при узнавании чего-то знакомого,
особенно после длительного отсутствия или изоляции от знакомо-
го человека или объекта. Самым распространенным примером яв-
ляется возвращение студента в родной город после отсутствия в
течение семестра или года пребывания в колледже и узнавание
им знакомых лиц в толпе прохожих.
Такие примеры предполагают, что для радости знание, <зна-
комость> - то же самое, что новизна для интереса. Этот принцип
объясняет, каким образом исследование природы или продолжи-
тельное взаимодействие с людьми может вести к радости. Станов-
ление <знакомым> может означать, что уменьшение интереса-
возбуждения к новым аспектам места или личности вызывает ра-
дость. Знакомые или друзья обновляют наш интерес к себе, про-
являя себя с новой стороны, а это приводит к более глубокому
узнаванию человека, приносящему радость. В длительной друж-
бе или в любви этот цикл повторяется бесконечно. 1
Переживание радости возникает иногда во время мечтаний.
грез наяву или других форм воображения ц познания озможно даже испытать радость во время сна, и такая
радость может вновь возникать как счастливые воспоминания.
Все родителя видели доказательство радости во сне - улыбку на
лице спящего ребенка. И наконец, радость, так же как и другие
эмоции, может возникать спонтанно или без специфических пред-
шествующих событий.
Значение радости
Радость имеет большое значение в жизни. Мы остановимся
на значении радости в биологическом, эволюционном, психологи-
ческом и социальном аспектах.
Биологическое и эволюционное значение радости. Радость
имеет различные биологически значимые влияния на человека и
на его жизнедеятельность. Во-первых,радость облегчает и усили-
вает социальные связи. Улыбка одного человека вызывает улыб-
ку на лице другого.Люди должны прибегать к произвольному
торможению, если не хотят улыбаться в ответ на теплую улыбку
другого человека. Можно не сомневаться, что улыбка младенца
приносит радость матери, увеличивает силу привязанности мате-
ри и младенца и увеличивает шансы младенца выжить. Во-вто-
рых, радость предполагает освобождение от негативной стиму-
ляции. В-третьих, поскольку радость может проистекать из умень-
шения боли, напряженных потребностных состояний и негативных
эмоций, она облегчает привязанность к объектам, которые помог-
ли эти неприятные переживания уменьшить.
Психологическое и социальное значение радости. Философы
и психологи, писавшие о радости, по разному интерпретируют ее
психологическую и социальную значимость. Сартр объясняет радость как магическую попытку полностью и в тот же
миг овладеть желаемым объектом. Балл утверждает,
что радость часто смешивается с триумфом, и полагает, что эти
два понятия накладываются Друг на друга. То, что чувство три-
умфа ассоциируется с радостью, возможно, объясняет тот факт,
что феноменологическое описание радости часто включает чув-
ство власти и уверенности в себе. В противоположность авторам,
которые говорят о мгновенном и случайном характере радости,
Гольдштейн полагает, что радость есть <про-
дуктивное неравновесие, ведущее к самореализации>.
Шехтел различает два типа радости. Первый тип он называет магической
радостью. Это переживание, ос-
нованное на предвидении удовлетворения влечения или желания.
Во время этого кратковременного переживания человек чувству-
ет, что его предвидимое или настоящее достижение вдруг, изменит
<весь характер жизни и мира. Все обещает быть прекрасным и
совершенным --это именно магическая трансформация мира>
. Существует некоторая <нереальность> в этом пережива-
нии, поскольку ни одно событие не может в действительности
изменить мир в такой степени. Согласно Шехтелу, человек, испы-
тывающий магическую радость, ожидаемое удовлетворение вле-
чения или желания, не результат собственных пли чьих-либо уси-
лий, а счастливый подарок судьбы. . Шехтел видит некоторое
соответствие между магической радостью и триумфом. В обоих
переживаниях присутствует ощущение исключительности и превос-
ходства над окружающими. Магическая радость необязательно
делает людей ближе друг к другу. Напротив, чувство исключи-
тельности может вызвать напряжение в отношениях с другими -к
чувство изоляции.
Второй тип радости, рассмотренный Шехтелом,-это <реаль-
ная> радость. Такая радость не зависит от ожидаемого или пред-
видимого удовлетворения. Реальная радость может быть обнару-
жена в любой каждодневной деятельности, которая приводит
человека к физическому контакту с некоторыми аспектами окру-
жающего мира.(Она имеет место, когда ребенок играет с игруш-
ками или когда взрослый работает в саду. Реальная радость отличается от магической тем, что она ос-
новывается не на пассивном предвосхищении событий, а на теку-
щей деятельности.
Уже отмечалось, что радость (реальная радость, по Шехте-
лу) облегчает взаимодействия и усиливает отзывчивость.Воспри-
ятие радостной улыбки увеличивает радость того, кто ее видит.
Томкинс показал, что радость обеспечивает со-
циальное взаимодействие, которое не связано непосредственно с
биологическими потребностями или их удовлетворением. Люди
могут испытывать радость друг с другом без того, чтобы вместе
есть или пить, Другая функция радости состоит в том, чтобы облегчать по-
вседневную жизнь. Повторяющаяся радость увеличивает устойчи-
вость к фрустрации и, таким образом, способность справляться с
болью и достигать трудных целей. Радость способствует уверен-
ности и мужеству.
Наконец, радость успокаивает человека. Интенсивный инте-
рес или возбуждение держат человека в постоянном напряжении.
Неизбежные барьеры, стоящие на пути достижения целей, добав-
ляют к этой картине страдание, страх пли гнев. Случайные не-
удачи могут вызвать стыд. Небольшой обман ради достижения
победы может вести к вине. Когда этот синдром захватывает че-
ловека в свои тиски, радость может привести к некоторому ус-
покоению.
Развитие радости у ребенка
Развитие радости у ребенка происходит несколько другим
образом, чем в случае интереса-возбуждения. Родители не могут
научить или натренировать ребенка быть счастливым, не могут
показать пути к прямому достижению радости. Можно развлекать
ребенка и вовлекать его в забавы и игры, и хотя радость, возни-
кающая таким образом, важна для здорового развития, она крат-
ковременна и зависит от великодушия окружающих. На долгом
жизненном пути каждый человек должен найти радость как часть
собственного жизненного стиля.
Биогенетические факторы
Способность к радости варьирует от человека к человеку в
зависимости от генетических факторов. Исс.дедования выражения
эмоций у младенцев и у детей, начинающих
ходить подтверждают гипотезу
биологических детерминант радости (и других фундаментальных
эмоций). Частота улыбок и смеха значительно варьировалась у
советских детей, с рождения воспитывавшихся в интернате, не-
смотря на одинаковые условия и систему воспитания, при которой
детям уделялось одинаковое внимание и забота со стороны одно-
го и того же персонала.
В своем раннем исследовании смеха Вошберн
наблюдала широкие индивидуальные различия среди испы-
туемых и отметила, что в ответ на ее стимулы четверо детей сме-
ялись уже в двенадцать недель, а один ребенок не смеялся до
возраста в 52 недели. Мак-Грейд обнаружила,
что дети, которые в возрасте трех-четырех дней проявляли срав-
нительно небольшую активность, после отнятия от груди были бо-
лее счастливыми, более активными и менее напряженными в воз-
расте восьми месяцев.
Социоэкономические и культурные факторы
Культуры и субкультуры весьма различаются возможностями,
которые они представляют для переживания радости. Некоторые
специфические препятствия для радости будут обсуждаться ниже,
а в данный момент мы заметим, что экономические, социальные и
культурные условия, которые создают утомление и скуку и в ко-
торых люди буквально борются за существование, способствуют
отрицательным эмоциональным переживаниям и препятствуют пе-
реживанию радости . Несмотря
на эти ограничения, можно думать, что обедненная окружающая
среда воздействует на развитие радости в меньшей степени, чем
развитие интереса.
Социализация радости
Поскольку радость как переживание является, скорее, побоч-
ным продуктом достижения некоторой другой цели, социализация
радости очень сомнительна. Можно облегчить развитие интереса,
показывая ребенку множество предметов, мест и людей, указывая
новые грани вещей. Ребенка можно легко научить, чего следует
опасаться или что вызывает гнев, отвращение, презрение, но пред-
ставляется маловероятным, что его можно научить тому, что вы-
зывает радость.
Однако способность испытывать радость развивается в тече-
ние жизни, и если родители радуются многим людям, событиям и
ситуациям, то и ребенок через механизм социального научения
сможет жить более радостно.
Развитие улыбки и смеха
Обзоры по проблемам развития смеха и улыбки у детей
показывают, что многое еще неизвестно относи-
тельно развития и выражения радости, но основные гипотезы и
результаты, касающиеся этих процессов, в данный момент можно
попытаться обобщить.
Развитие улыбки у младенцев. В настоящее время считается
установленным, что реакция улыбки является врожденной и уни-
версальной детально изучал улыбку новорожденных. Он наблюдал их
в течение четырех часов в день в первые пять дней жизни и в
течение десяти часов на шестой день. Движения лица, морфологи-
чески напоминающие улыбку, появлялись в период от двух до две-
надцати часов после рождения. Они возникали во время сна и
рассматривались автором как рефлекторные. Собственно улыбка
вызывалась в первую неделю жизни рядом звуков, включая че-
ловеческий голос. Последующие наблюдения Вольффа показали,
что широкая, ясная улыбка возникает приблизительно на третьей
неделе в ответ на высоко поставленный голос человека. На пятой
неделе сам по себе голос утрачивает способность вызывать улыб-
ку, II младенец начинает реагировать на него звуковым ответом.
К пятой неделе улыбку вызывает ряд зрительных стимулов, вклю-
чая различные человеческие лица. На втором и третьем месяце
ребенок начинает улыбаться самопроизвольно, а не только в от-
вет на внешние раздражители. Вольфф заключил, что единствен-
ным наиболее эффективным стимулом для вызывания улыбки яв-
ляется человеческое лицо.
В серии исследований, проведенных в Академии медицинских
наук в Москве Кистяковской (1965) выявилось, что здоровые дети
начинали проявлять комплекс оживления (положительную эмо-
циональную реакцию, включающую улыбку) к концу первого началу второго месяца жизни. Кроме улыбки комплекс оживле-
ния включает быстрые генерализованные движения с чередую-
щимся выпрямлением и сгибанием рук и ног, быстрые дыхатель-
ные движения, голосовые реакции и мигание глаз.
Между двумя и пятью месяцами улыбка вызывается более
или менее недифференцированно любым человеческим лицом
. Приблизительно на четвертом-пятом месяце
жизни младенец начинает выделять мать среди других, и после
этого возраста он уже меньше склонен улыбаться при появлении
незнакомых лиц, чем в ответ на лицо матери или другие знако-
мые лица. Эмд и Коуниг изучали взаимо-
связь улыбки новорожденных с со.стояниями, характеризующими-
ся плачем, суетливостью, настораживанием и различными ста-
диями сонливости и сна. 30 нормальных испытуемых-младенцев
наблюдались в течение нескольких дней, когда матери с детьми
находились в больнице после родов. На протяжении 45 серий на-
блюдений имели место 194 улыбки, 190 из которых возникали в
состоянии сна, характеризовавшегося быстрыми движениями глаз.
Очень мало улыбок наблюдалось при других состояниях, из чего
авторы заключили, что улыбки в течение первых дней жизни воз-
никают преимущественно, если не исключительно, во время быст-
рых движений глаз дремоты и сна.
Дети шестнадцати матерей, получавших депрессанты в тече-
ние восьми часов родов, улыбались значительно меньше, чем мла-
денцы, матери которых не получали этих медикаментов. Авторы
считают, что эти результаты согласуются с мнением тех исследо-
вателей, которые ранее показали, что лекарства, даваемые мате-
ри во время родов, уменьшают сосательную активность и оказывают неблагоприятное влияние на
зрительную фиксацию в первые дни жизни.
Авторы полагают, что неверно было бы считать, что напоми-
нающие улыбку движения новорожденного имеют тот же самый
<смысл>, что улыбка в полном смысле слова. С одной стороны,
эти движения новорожденного являются спонтанными и связаны с
внутренним состоянием, в то время как собственно улыбка обыч-
но вызывается другим человеком. Однако авторы считают, что
эти движения новорожденного и улыбка могут быть весьма сход-
ными на нейрофизиологическом уровне. Они цитируют одно ран-
нее исследование, которое показало, что
быстрые движения глаз сна <связаны с активностью лимбической
системы, которая у взрослого человека может вызывать воспоми-
нания и аффективную окраску сновидений> (р. 289). Авторы за-
ключили, что радостный и хмурый вид во время быстрых движе-
ний глаз сна у новорожденных связан с активностью лимбической
системы - области мозга, которая, по общепризнанному мнению,
связана с человеческими эмоциями.
Резюмируя; можно сказать, что улыбка является врожденным
выражением, заранее запрограммированным у человеческого мла-
денца для обеспечения крепкой связи с матерью и для облегче-
ния социальных взаимодействий с другими людьми. Морфологи-
ческое подобие улыбки появляется в первые часы жизни, собст-
венно улыбка - к концу третьей недели после рождения. Влияние
взаимных улыбок на связь матери и младенца и на развитие мла-
денца, вероятно, демонстрирует более ярко, чем какие-либо Дру-
гие ситуации, важность эмоций и их выражения в человеческом
общении.
Развитие смеха. Ряд наблюдателей сообщает о том, что смех
у младенцев появляется в возрасте от 5 до 9 недель записывал голо-
совые ответы пятинедельных младенцев на игру с ними, и эти от-
веты были позже оценены взрослыми как смех. Смех обычно ас-
социируется с радостным состоянием, отличным от простых чув-
ственных ощущений. Так, удовольствие от сосания само по себе
не вызывает смеха Вошберн (\Уа5ЬЬигп) в 1929 г. осуществила первое эмпириче-
ское исследование смеха в младенчестве. В попытках вызвать
смех она использовала несколько различных стимульных ситуа-
ций, большинство из которых включали в себя интенсивные зву-
ковые и тактильные раздражители (например, ритмичное хлопанье
руками). Используя этот ограниченный набор стимулов, она не
обнаружила возрастных различий в частоте смеха и связи между
этой переменной и уровнем развития младенца.
Сроуф II Вунш (гои1е, ХУипасЬ, 1972) провели значительно
более широкое исследование по онтогенезу смеха. Основываясь на
работе Вошберн и положениях других авторов (Вегвоп, 1911;
Оапут, 1872; КоеаНег, 1964; НеЬЬ, 1949), они создали значитель-
но более разнообразное множество стимулов, чем те, которые ис-
пользовала Вошберн, и провели целую серию систематических ис-
следований с большим числом младенцев. В их первом исследова-
нии они изучали 70 здоровых детей (29 мальчиков и 41 девочку)
в возрасте от 4 до 12 месяцев. Было использовано 24 тестовых
стимула, сгруппированных в 4 категории: звуковые (например,
обращение к младенцу высоко поставленным писклявым голосом),
тактильные (например, целование животика), социальные (напри-
мер, игра в прятки), зрительные (например, ползание мамы по
полу). Во всех случаях тестовые задания предъявлялись дома
матерью. Смеется ребенок или нет, определялось матерью и неза-
висимыми судьями. Исследователи предположили, что те стимулы,
которые предъявляют наибольшие требования к когнитивному раз-
витию ребенка (в частности, зрительные и социальные), будут вы-
зывать смех в более старшем возрасте, чем те, которые могут
усваиваться и при более низком уровне когнитивного развития
(тактильные и звуковые стимулы).
Применяя свои более разнообразные стимулы, авторы, в отли-
чие от Вошберн, обнаружили существенное возрастание частоты и
продолжительности смеха с возрастом. Они также обнаружили
возрастные особенности в действиях вызывающих смех стимулов,
особенно при сравнении 7-9- и 10-12-месячных детей. В стар-
шей из этих групп смеялись значительно больше в ответ на зри-
тельные и социальные стимулы, в то время как в младшей группе
смеялись при тактильной и звуковой стимуляции. Для 4-6-ме-
сячных младенцев девять из одиннадцати стимулов, которые вы-
зывали смех, включали звуковые или тактильные стимуляции.
Наиболее действенный социальный стимул для 4-6-месячных
(<забодаю-забодаю>) включал как звуковую, так и тактильную
стимуляции..
Другое исследование тех же авторов, использующее более
стандартизованную процедуру для предъявления тестовых стиму-
лов, выявило меньшую интенсивность смеха, чем первое, но в це-
лом характер результатов был в обоих исследованиях одинаков.
Средний возраст появления реакции смеха для каждой из четы-
рех категорий стимулов был следующим: тактильные - 6,5 мес.;
слуховые - 7,0 мес.; социальные - 8,0 мес.; зрительные -
10,5 мес. Это подтверждает гипотезу экспериментаторов, что сти-
мулы, предъявляющие наибольшие когнитивные требования к
младенцам, вызывают смех только у более старших детей. Они
обнаружили статистически значимую связь (г= 0,69, р< 0,05) меж-
ду моторным развитием (возрастом начала ползания) и развити-
ем смеха (возрастом появления смеха в ответ на ползание матери
по полу).
Сроуф и Вунш считают, что смех в качестве ответа на не-
которые из их стимулов (например, ложное нападение <забодаю-
забодаю>) может быть объяснен так называемой гипотезой амби-
валентности . На этот тестовый стимул младенцы
часто обнаруживают как бы двойную реакцию: они колеблются
между выражением страдания или страха, с одной стороны, и
смеха - с другой. Однако многие наблюдения авторов не согла-
суются с гипотезой амбивалентности, например: в случае, когда
мать надела маску, подавляющее большинство младенцев тяну-
лись к ней и, улыбаясь и смеясь, старались дотронуться до маски.
По мнению Сроуфа н Вунша, их данные в целом согласуются
с гипотезой когнитивного вызова .
согласно которой дети с большей вероятностью смеются над шут-
ками, лежащими на границе их растущих возможностей, а не
над слишком очевидными или слишком непонятными шутками.
Было, однако, обнаружено , что с увеличением
возраста роль когнитивного вызова снижается. Исследования Сроуфа н Вунша, посвященные развитию сме-
ха, согласуются с выдвинутой в теории дифференциальных эмо-
ций гипотезой о том, что эмоция мотивирует и детерминирует по-
ведение. Они заключили: <Мы наблюдали неоднократно, что, ког-
да младенец плачет, он откидывается назад в высоком стульчике
и отворачивается от стимула, тогда как при смехе младенец со-
храняет ориентацию на стимул, стремится к нему и пытается вновь
воспроизвести смешную для него ситуацию> (р. 1341). Если бы
мотивация поведения, описанная здесь, была исключительно функ-
цией переработки информации или другой познавательной дея-
тельности, то возникающие в результате положительные или от-
рицательные эмоции должны были бы казаться излишними. Од-
нако эмоция вполне очевидно связана с направлением и интенсив-
ностью поведения младенца.
Модель активации - безопасности Ротбарт касающаяся смеха, представляется в целом соответствующей по-
зиции Спенсера-Томкинса.Эта модель объясняет смех как экс-
прессивное следствие возбуждения, происходящего от неожидан-
ной, внезапной, интенсивной стимуляции или появления стиму-
лов, которые не вписываются в сложившиеся у младенца пред-
ставления и схемы. Если активизирующий стимул расценивается
как неопасный, весьма вероятно возникновение улыбки н смеха.
Если первоначальное возбуждение ребенка в ответ на стимул
очень велико, то ответом будет, скорее всего, избегание (страх или
страдание), тогда как если возбуждение только умеренное, то
любопытство, попытки разобраться п исследовать возникнут ве-
роятнее, чем смех. Только если стимул не расценивается как опас-
ный или является интересным, но достаточно обычным, то возни-
кает смех. Эта концепция довольно тесно смыкается с идеей Том-
кинса о том, что самый большой градиент стимуляции вызывает
испуг, более умеренный - страх, еще более умеренный - инте-
рес, и, что важно, уменьшение стимуляции (предположительно
происходящее при оценке стимульной ситуации, как тривиальной
и безопасной) активирует радость. Обсуждая функции смеха, Ротбарт представляет убедитель-
ный аргумент в пользу того, что они не сводятся только к сня-
тию напряжения. Она утверждает, что если бы возбуждение вслед-
ствие противоречивых и странных стимулов всегда включало не-
гативные реакции (страдание, страх), то младенец, скорее всего,
был бы успокоен воспитателем и удален от раздражающего сти-
мула. Однако если младенец реагирует на такие стимулы со сме-
хом, мать или воспитатель скорее склонны повторять стимуляцию.
Ранние игры, вызывающие смех, могут способствовать общему со-
циальному развитию ребенка и пониманию того, что экспрессив-
ное поведение влияет на деятельность других людей. Как спра-
ведливо указывает Ротбарт, при страдании или смехе именно ре-
бенок является инициатором поведения, связанного со взаимодей-
ствиями матери и ребенка. Плач ребенка влечет за собой попытки
матери каким-то образом успокоить его и позаботиться о нем, а
игра, связанная со смехом, хотя мать и создает первоначальные
стимулы для возбуждения, если ребенок не смеется, так и не на-
чинается. Хорошие доказательства приспособительного значения
смеха, дают наблюдения других теоретиков и экспериментаторов.
Понимание юмора. Юмор в его лучшем виде связан с аффек-
том радости, но когда юмор направлен в адрес других людей, он
может быть связан с гневом, презрением (как при насмешке) и
приводить к возникновению чувства вины. Понимание юмора яв-
ляется функцией как аффекта, так и разума, и в теории диффе-
ренциальных эмоций он рассматривается как особый тип аффек-
тпвно-когнитивного взаимодействия.
Блестящая серия исследований по психологии юмора была
проведена Левайном и его сотрудниками Левайн работал в основном со взрослыми, как здо-
ровыми, так и психически больными. Он выделяет три теоретиче-
ские модели в исследовании юмора: перцептивно-когнитивную, на-
пряжения и психоаналитическую.
Не менее интересна серия исследований Мак-Ги в), посвященных развитию юмора у детей. Он об-
наружил подтверждения перцептивно-когнитивной модели, особен-
но в том, что касается роли когнитивного развития. Однако он вы-
двинул положение, что с возрастом аффективное содержание ма-
териала и аффективное состояние ребенка становятся все более
важными как факторы, определяющие понимание юмора. Его по-
зиция сходна с позицией Левайна, хотя Мак-Ги и не соотносит
свои идеи и результаты с определенными психоаналитическими
понятиями, применяемыми Левайном.
Зилман и его сотрудники изучали влияние первоначального возбуждения на понима-
ние юмора. Они обнаружили, что остаточное возбуждение как от
положительных (в частности сексуальных), так и от отрицатель-
ных (вызывающих страдание, страх) стимулов улучшает последу-
ющее понимание карикатур и шуток.
Левенталь и его сотрудники создали модель информационных
процессов при понимании юмора, которая включает в себя вос-
приятие, интерпретацию, интеграцию и завершающее суждение.
Они полагают, что каждая стадия этого процесса обладает каче-
ственной спецификой и что на любой из них могут проявляться
половые различия.
В одной из их работ детям показы-
вали юмористический фильм в условиях подавления смеха (<воз-
держитесь от смеха>) и в условиях его облегчения (<смейтесь,
сколько вам хочется>). Результаты подтвердили гипотезу о том,
что экспрессивное поведение (смех) увеличивает силу субъектив-
ного переживания, что согласуется с теорией дифференциальных
эмоций и с другими теориями, связывающими выражение лица
и эмоциональное переживание.
В другом исследовании они пока-
зали, что смех аудитории (записанный на пленку) и самонаблю-
дение собственной экспрессивности по-разному воздействуют на
мужчин и на женщин. Смех аудитории делал женщин более экс-
прессивными и дающими значительно более высокие оценки ка-
рикатур, а самонаблюдение приводило к снижению этих оценок.
Когда же мужчины слушали смех аудитории и оценивали собст-
венную экспрессивность, это выражалось лишь в более четкой
дифференцировке хороших и плохих карикатур. Авторы заключи-
ли, что женщины более восприимчивы к экспрессивным реакциям
как таковым, тогда как мужчины более восприимчивы к влиянию
содержания информации.
В дальнейших исследованиях авторы получили подтверждения
предыдущим предположениям и эм-
пирическим результатам. Они заключили, что, по сравнению с
мужчинами, женщины основывают свои суждения о юморе в боль-
шей степени на чувствах и что чувства являются функцией уров-
ня спонтанности экспрессивного поведения.
Взаимодействие радости с другими аффектами, познанием
и действием
Радость, по крайней мере временно, может ослаблять или уси-
ливать влечение. Удовлетворение потребности необязательно ве-
дет к радости, но оно часто снижает порог радости или создает
состояние, способствующее радости. Во всяком случае мы знаем,
что радость часто следует за хорошей едой или сексуальными
отношениями с любимым человеком. Радость может также вли-
ять на другие эмоции, познание и действия.
Взаимодействие радости с другими эмоциями
Радость и интерес. Взаимодействие или комбинация интереса
и радости помогает развитию игровой и социальной активности и,
вероятно, представляет собой краеугольный камень любви и аф-
фективных отношений. К человеку, являющемуся длительным ис-
точником возбуждения и радости, должна, вероятно, существо-
вать сильная и продолжительная привязанность. Эта комбинация
радости и интереса создает наиболее положительные эмоциональ-
ные аспекты романтических отношений. Очевидно, что в любви и
длительных интимных отношениях присутствуют фактически все
эмоции, но радость и интерес составляющих основание.
Радость и стыд. Когда человек, который возбуждает и при-
носит радость другому человеку, не проявляет к нему интереса
или удовольствия от его присутствия, этот человек может стать
причиной стыда. Прототипом такого отрицательного межличност-
ного взаимодействия является улыбка, в ответ на которую другой
человек не отвечает улыбкой.
Радость и вина. Всякий раз, когда мы радуемся или веселим-
ся при чьей-либо потере, мы, вспоминая это, ощущаем вину. Ког-
да мы наслаждаемся запрещенными вещами, мы как следствие
ощущаем вину. Если наше удовольствие от <запретного> противо-
речит нашей совести или морально-этическим стандартам, это с
еще большей вероятностью приводит к вине. Вина может возни-
кать как в результате реальных действий, так и в результате фан-
тазии.
Радость и презрение. Когда сочетаются радость и презрение,
результатом может быть жестокость. Когда эта комбинация эмо-
ции проявляется с такой регулярностью, что образует личностную
черту, результатом может быть формирование садистского ха-
рактера.
Прототипом реакции радости-презрения может быть улыбка
торжества при крахе побежденного противника. Сочетание радо-
сти и презрения имеет место, например, когда человек наслажда-
ется победой, свидетельствующей, как он думает, о том, что он
.лучше того, кого победил.
Эта точка зрения автора противоречит мнению значительного числа со-
временных специалистов по эмоциональным отношениям-см., например, Взаимодействие радости с восприятием, познанием
и действием
Взаимодействие радости с перцептивной системой имеет яв-
ные и хорошо наблюдаемые проявления. Все сенсорные ощущения
кажутся при этом относительно более приятными, чем когда чело-
век переживает какую-либо другую отрицательную эмоцию. Розы
краснее, фиалки голубее и солнце ярче; даже дождь, который был
бы надоедливой неприятностью в других случаях, теперь освежа-
ет или успокаивает. Во время переживания радости <мир видится
сквозь розовые очки>. Явные изменения, которые радость осуще-
ствляет в перцептивной системе (увеличивая таким образом по-
роги негативных эмоций), делают человека уверенным, устойчи-
вым и великодушным. Радость оказывает такое же здоровое влия-
ние на познание, на восприятие.
В зависимости от характера задач радость может приводить
и к ухудшению продуктивного мышления. Если имеющийся тип
проблем требует значительной настойчивости и тяжелой работы,
радость может способствовать отбрасыванию проблемы, прежде
чем она будет решена. В некоторых ситуациях поэтому взаимо-
действие радости и познания может быть парадоксальным. Если
интеллектуальные действия сами по себе ведут к радости, то ра-
дость может замедлять эти действия и устранять заботу о реше-
нии проблемы. Эти изменения в скорости и мотивации могут от-
срочивать интеллектуальное или творческое достижение или в не-
которых случаях делать его невозможным. Парадокс разрешает-
ся в тех случаях, когда возбуждение вызывает слишком большое
<ускорение> или <усиление> интеллектуальной деятельности. Тогда
замедление, вызванное радостью, может быть как раз тем, что не-
обходимо для продуктивной работы.
Радость и стили жизни. Некоторые люди наделяют эмоцией
радости весь процесс жизни. Они наслаждаются тем, что живут.
Такие люди кажутся движущимися по жизни более медленно и
спокойно, чем остальные.
Один из персонажей Джорджа Бернарда Шоу сказал: <Я не
хочу быть счастливым; я хочу жить и действовать>. Здесь Шоу
противопоставляет <бытие и действие> радости и счастью, как
если бы они были взаимоисключающими. Некоторые без сомнения
скажут: <Я счастлив, только когда действую. Мысль Шоу не име-
ет смысла>. Две вещи могли бы привести человека к такому
заключению. Во-первых, человек может путать возбуждение и ра-
дость. Интерес-возбуждение является положительной эмоцией, ко-
торая связана с конструктивной деятельностью и риском. Возбуж-
дение имеет тенденцию поддерживать действия, и обратно, дей-
ствия усиливают возбуждение. Это особенно справедливо, если
деятельность, в которую человек вовлечен, достаточно успешна.
Во-вторых, люди, которые связывают активность с радостью, мо-
гут сказать, что переживают радость только после того, как они
<заработали ее>, только после действий, тяжелой работы, настой-
чивых усилий. Несомненно, радость часто встречается в жизни лю-
дей, когда они вовлечены в напряженную деятельность. Но тяже-
лая работа не гарантирует радости, и какую бы радость ни дава-
ли людям их обязанности, она не может сравниться с радостью,
сопровождающейся умиротворением и спокойствием души и тела.
Радость и развитие <эмоциональных потребностей>. Понятие
<эмоциональные потребности> используется в психологии широко
и неопределенно. Более точно определение может быть выведено
из теории дифференциальных эмоций. Эмоциональная потребность
является видом зависимости от человека, предмета или ситуации
в реализации положительной эмоции или в предотвращении отри-
цательной. .Чем больше зависимость, тем больше потребность и
тем более вероятным будет наличие общей ограниченности эмо-
циональных переживаний или <эмоциональной жизни> человека.
В младенчестве каждый имеет эмоциональную потребность в ма-
тери. Вообще младенец совершенно зависим от матери в отноше-
нии возбуждения и радости. Именно мать предоставляет младен-
цу новые объекты и незнакомые ситуации, вызывающие интерес,
и она же является источником комфорта и радости. В то же са-
мое время младенец зависит от матери в предотвращении отрица-
тельных эмоций. Присутствие матери часто предотвращает стра-
дание и страх, материнские руки предупреждают фрустрацию и
гнев. Чем дольше мать будет оставаться единственным агентом,
приносящим возбуждение и радость и устраняющим страдание,
гнев, страх и стыд, тем больше будет эмоциональная потребность
в ней у младенца. Слишком большая зависимость предотвращает-
ся только кропотливой работой матери по введению ребенка во
все более расширяющееся множество источников возбуждения и
радости и помощью в развитии ребенком способности бороться с
отрицательными эмоциями.
дезадаптивные взаимодействия радости, познания и дейст-
вия. Возможные неадаптивные влияния определенных взаимодей-
ствий радости и познания могут быть проиллюстрированы описа-
нием роли радости в формировании склонностей Склонность похожа на эмоциональную потребность, кроме того что
при склонности определенный объект становится единственным
или главным способом, которым человек получает положительную.
эмоцию или предотвращает отрицательную. Склонность являете>
также чем-то похожим на связь, которая существует между че-
ловеком и хорошо знакомыми предметами в его окружении -
любимым креслом, теннисной ракеткой и т. п. Склонность соз
дает сильнейшую и фактически необратимую зависимость.
Эмоции радости и интереса принимают участие в развитии
психологических склонностей. {Согласно Томкинсу, склонность к
объекту имеет место, когда он вызывает два вида эмоциональных
реакций. Во-первых, объект своим физическим присутствием пли
своим наличием в воображении или мечтах вызывает сильную ра-
дость или возбуждение. Во-вторых, отсутствие объекта или осоз
нание возможности его отсутствия в будущем создает сильную
отрицательную эмоцию. Когда этот комплекс эмоционально-ког-
нитивных реакций характеризует наше отношение к объекту, это
отношение может быть описано как психологическая склонность.
Привычка к курению марихуаны может быть хорошим приме-
ром такого рода склонности. Это будет в случае, когда курение
марихуаны или его предвосхищение является первичным источни- <ом возбуждения или радости, или когда отсутствие марихуаны или -
отсутствие возможности курения вызывает отрицательную эмоцию.
Не говоря уже о возможности физиологических влияний, потенци-
альный психологический вред от склонности к марихуане следует
учитывать в каждом индивидуальном случае. В той мере, в какой
индивид может находить радость и возбуждение только в куре-
нии марихуаны, и в той мере, в какой отсутствие курения или воз-
можности курения вызывает сильный негативный аффект, эта
склонность может иметь очень серьезные психологические послед-
ствия.
Тщательное изучение склонностей показывает, что мотиваци-
онная система человека имеет тенденцию подчиняться объекту
склонности. Таким образом, другие объекты, будь то книги или
что-либо другое, перестают оказывать возбуждающее действие, и
даже межличностные аффективные связи, включая любовные от-
ношения, могут вырождаться.
Не все склонности без исключения отрицательны. Человек
может стать склонным к учению, к творчеству. Многие люди в за-
падном обществе становятся склонными к достижению и успеху и
для них наличие или отсутствие желаемых признаков успеха (сим-
волов статуса) является не менее сильнодействующим, чем мари-
хуана для наркоманов. Некоторые люди, особенно принадлежа-
щие к младшему поколению, задают вопрос, является склонность
к успеху положительной или отрицательной, и даже некоторые
представители старшего поколения согласны ,с тем, что она имеет
не только позитивные, но и негативные компоненты.
Эмпирическое изучение радости у взрослых
Как и в случае эмоции интереса, эмоция радости была пред-
метом весьма немногочисленных исследований. Даже в этих ра-
ботах не дается ее четкого определения.
Причины и следствия радости
При изучении паттерна эмоций в радостной ситуации
испытуемых просили назвать те события и явления, кото-
рые, по их мнению, ведут к радости. (Значительная часть этих си-
туаций относится к любимому человеку. Три типа ситуаций, свя-
занных с любимым человеком, ведут к радости: а) то, что делает
любимого человека счастливым (неординарные поступки, совер-
шенные ради него; выражение благодарности на его лице; чувст-
во, что ему радостно от того, что вы находитесь вместе с ним);
б) человек, который вас любит, уступает, чтобы сделать вам при-
ятное, и в) просто переживания, разделенные с любимым чело-
веком.
Общение с друзьями также являлось часто упоминаемой ра-
достной ситуацией. Эти ситуации включают такие вещи, как встре-
чи с друзьями после долгого отсутствия и пребывание с друзь-
ями в <естественной обстановке>. Хотя считается, что радость не может быть заработана или
достигнута прямыми усилиями, некоторым людям кажется, что
она наступала в результате их действия. Ряд индивидуумов ука-
зывал, что радость у них возникает как следствие различной ак-
тивности, однако они не утверждали, что включаются в опреде-
ленную деятельность с целью пережить радость.
Как уже отмечалось, радость отличается от удовольствия при
удовлетворении потребности, хотя это удовольствие может умень-
шить порог переживания радости. Возможно, из-за этого ряд ис-
пытуемых описал ситуации радости, связанные с удовольствием.
Такие ситуации включали интимный обед с представителем про-
тивоположного пола и сексуальные отношения.
Метод изучения причин и следствий фундаментальных эмо-
ций был описан в гл. 9. Результаты исследования для эмоций ра-
дости представлены в табл. 6. Эта попытка суммировать причины
п следствия радости направлена только на то, чтобы дать чита-
телю представление о разнообразии явлений, которые ведут к
радости и которые из нее следуют. Как в случае с каждой эмоци-
ей, специфические детерминанты и следствия радости у конкрет-
ного человека являются в какой-то мере индивидуальными.
Конфигурация эмоций и составляющих, переживания
в ситуации радости
Исследование Бартлетта-Изарда, подробно описанное в главе
9, показало, что профиль эмоций в воображаемой ситуации радо-
сти больше похож на профиль ситуации интереса, чем на профили
ТАБЛИЦА 6
Причины и следствия радости
- приблизительно 130 студентов колледжа)
Ответы
Процент испы-
туемых, давших
ответы
Причины радости
Чувства
1. Удовольствие
2. Облегчение, бесконфликтность, расслабленность, комфортабель-
ность
3. Самоуверенность, успешность
4. Ощущение, что тебя принимают, ты нужен, можешь что-то дать
другим людям
5. Другие чувства
Мысли
1. Мысли о приятных, счастливых временах
2. Мысли об определенном человеке или деятельности
3. Мысли о некоторых действиях других людей
4. Мысли о собственных способностях, успехе
5. Мысли о благополучной жизни и будущем
6. Мысли о том, что тебя принимают, в тебе нуждаются, ты мо-
жешь что-то дать другим людям
7. Другие мысли
Действия
1. Приятные действия
2. Очень успешные действия
3. Помощь другим
4. Действия, совместные с определенным человеком
5. Выполнение долга
6. Возбуждающие действия
7. Другие действия
Следствия радости
Чувства
1. Удовольствие-радость
2. Облегчение, расслабленность, освобождение
3. Самоуверенность, успех
4. Интерес-возбуждение
5. Желание разделить радость с другими
6. Чувство здоровья, активности, энергичности
7. Чувство по отношению к определенному человеку или деятель-
ности
8. Другие чувства
Мысли
1. Приятные, счастливые мысли
2. О том, как велика жизнь
3. О любых приятных вещах, хороших временах
31,5
26,9
25,4
11,5
4,6
26,9
23,8
21,5
12,3
6,2
3,8
5,4
32 3
28 5
14 6
II 5
6 9
4 6
1 5
51
27
5 8
2 9
2 9
1 4
2,9
40,9
16,8
13,9
Процент испы-
туемых, давших
ответы
"
дости, были обнаружены лишь в ситуациях удивления и инте-
реса.
Высокое значение импульсивности также согласуется с фено-
менологическим описанием радости. Расположенность, самоуве-
9,5
4,4
4,4
3,6
2,9
1,4
2,2
4. О событии, которое вызвало радость
5. Об уверенности в себе, в успехе
1). О разделении радости с другими
7. Благодарность за радость
8. О достижениях
10.
9. Называют мысли об определенном человеке или деятельности
Другие мысли
Действия
1.
Приятные действия
19,0
13,1
9,5
6,6
4,4
2,9
11,6
Действия, выражающие радость вербально или физически
Разделение радости с другими, дружеские действия
Действия, направленные на продление радости
Раскованные и счастливые действия
Делает хорошо, лучше всего. Очень успешные действия
Действия, содержащие внутреннюю радость
Другие действия
эмоциональных ситуаций. Профиль эмоций в ситуации радости
представлен на рис. 17. Как и ожидалось, ситуация радости ха-
рактеризуется очень высоким уровнем радости и довольно высо-
ким уровнем интереса. Взаимодействие радости и интереса, веро-
ятно, характеризует субъективное переживание большинства ин-
дивидуумов в ситуации радости. Значение удивления в ситуации
радости также довольно высоко. Это согласуется с данными дру-
гих исследователей, показавших, что в американской культуре
удивление более часто ассоциируется с положительными эмоцио-
нальными ситуациями, чем с отрицательными. Отрицательные эмо-
ции в этой ситуации не наблюдались, и только застенчивость име-
ла значение, превышавшее 2,5. Взаимодействие радости и застен-
чивости наблюдается, когда смеющийся от радости в то же время
прячет лицо и отводит взгляд.
Профиль субъективных составляющих переживания, измерен-
ных с помощью ПШ, представлен на рис. 18 (ВагНеИ, 1гагб, 1972).
Между всеми компонентами в ситуации радости были обнаруже-
ны значимые различия (р<0,01).1Как и ожидалось, на первом
месте оказалась расположенность к объекту на втором - само-
уверенность. Высоких значений самоуверенности в ситуации
радости следовало ожидать, исходя из описания студентами фено-
менологии радости. Величина самоуверенности в этом случае су-
щественно выше, чем в других эмоциональных ситуациях. Значе-
ния самоуверенности, приближающиеся к таковым в ситуации ра-
18
16 14
12
10
8
6 4
2
0
Рд. Ин. Ул. Зг.
Рис. 17. Диаграмма эмо-
ций в ситуации радости.
Шкалы эмоций обозна-
чены: радость-Рд, ин-
терес - Ин, удивле-
ние - Уд и застенчи-
вость - Зс
Рис. 18. Диаграмма со-
ставляющих в ситуации
радости. Составляющие
обозначены: располо-
женность к объекту -
Ро, самоуверенность -
Су, импульсивность -
Им, напряженность -
пря
Нп
ренность и беззаботность, характерные для радости, без сомнения
играют роль в уменьшении порога импульсивности. В ситуации
радости значение импульсивности было выше, чем во всех других
эмоциональных ситуациях, исключая гнев. Основываясь на резуль-
татах изучения причин и следствий фундаментальных эмоций, ре-
зонно предположить, что природа импульсивных мыслей и дей-
ствий при радости совершенно отлична от таковой при гневе.
Когнитивно вызванная радость и альтруизм
Мур, Андервуд и Розенхан ,
изучали влияния радостных мыслей и образов на альтруис-
тическое поведение семи- и восьмилетних детей. Экспериментатор
сообщал детям, что они будут помогать в проверке некоторого
нового устройства для прослушивания, выполняя короткое зада-
ние. Работа проводилась индивидуально. В награду каждый ребе-
нок получал 25 пенни. Экспериментатор объяснял при этом, что
часть детей не смогла принять участие в эксперименте и что если
испытуемый пожелает, то он может пожертвовать в их пользу не-
которую сумму. Для этого надо положить эти деньги в стоящую
рядом копилку. Затем экспериментатор покидал комнату, так,
чтобы ребенок считал, что никто не узнает, положил ли он деньги
в копилку, а если положил, то сколько. Прежде чем детям давали
25 пенни, их просили думать о приятных вещах, или о грустных,
или о нейтральных. Как и предполагали экспериментаторы дети,
которые думали о приятных вещах, пожертвовали значительно
го вопросника на 333 студентах колледжа. Шестой фактор - ак-
тивность - выделился как один из полюсов биполярного факто-
ра, с пассивностью на другом полюсе. Показатели надежности бы-
ли недостаточны для окончательных выводов, но тем не менее
альфа-коэффициенты для индивидуальности, возбуждения, спокой-
ствия и активности варьировали от 0,70 до 0,62, что достаточно
высоко для обоснования необходимости развивать дальше пред-
ставления .Мидоуса о феноменологии радости. Открытым пока ос-
тается вопрос, все ли эти факторы представляют аспекты радо-
сти <в чистом виде> или же радости в сочетании с другими аф-
фектами.
больше, чем те, которые представляли нейтральную ситуацию, а
дети, которые думали о грустных вещах, пожертвовали значимо
меньше тех, кто думал о нейтральных.Эксперимент очень нагляд-
но показывает, что этот тип аффективно-когнитивного взаимодей-
ствия является важной детерминантой поведения, и в частности,
переживание радости в среднем увеличивает альтруизм, в то вре-
мя как грусть уменьшает его.
Эмпирический анализ феноменологии радости
Вслед за своим исчерпывающим обзором литературы, касаю-
щейся радости, Мидоус утверждает, что ра-
дость может быть адекватно описана составляющими активность-
пассивность, индивидуальность-коллективность и возбуждение-
спокойствие. Активность рассматривается им как аспект радости,
который переживается, когда человек играет активную роль в со-
бытиях. Пассивность сходна с тем, что было уже описано как
восприимчивость. Индивидуальность определяется как ощущение
своей отграниченности и отделенности от окружающего. Коллек-
тивность описывается как аспект радости, который возникает при
совместной деятельности, чувство единения с людьми, объектами
и событиями окружающего мира. Возбуждение - это аспект ра-
дости, который характеризуется как ощущение энергического
подъема. Спокойствие определяется как расслабленная миролю-
бивость, отсутствие мышечного напряжения, стремление к тому,
чтобы придать миру и переживаниям гармонический характер.
Мидоус разработал вопросник, состоящий из 61 вопроса; вопросы
представляют каждый из шести аспектов феноменологии радости.
Пять из шести аспектов радости выделялись как отдельные фак-
торы при факторном анализе данных, полученных с помощью это-
Эмпирическое изучение счастья и развития личности
Хотя счастье необязательно является синонимом радости, эти
два понятия очень тесно связаны. Счастливый человек переживает
больше и чаще радуется, чем несчастный. Константиноупл провела относительно большое исследование по
сравнению четырех курсов колледжа (начиная от только что по-
ступивших до старшекурсников) с целью изучения связи между
уровнем счастья, развитием личности и установками на достиже-
ние цели, существующими в колледже.
Она обнаружила, что мужчины в среднем начинают свою
жизнь в колледже при более низком уровне счастья, чем женщи-
ны. Однако у мужчин на старших курсах уровень счастья увели-
чивался, в то время как у женщин он уменьшался (уменьшение
не было статистически значимым). Показатели мужчин и женщин,
связанные со стыдом и виной, значимо уменьшались, а связанные
с самостоятельностью и индивидуальностью - значимо увеличи-
вались к старшим курсам. Для всех участников уровень счастья
положительно коррелировал с показателями доверия, инициати-
вы и индивидуальности и отрицательно - с показателями недо-
верчивости, вины и изоляции.
Важный вопрос, поднятый Константиноупл, в ее исследова-
нии, состоял в том, почему женщины обнаруживают уменьшение
относительного счастья по мере обучения в колледже, в то время
как мужчины демонстрируют увеличение. Возможный ответ, по
ее мнению, может состоять в том, что установка на брак и мате-
ринство как на главную жизненную цель, характерная для мно-
гих женщин, в ходе обучения в колледже не реализуется. Обуче-
ние способствует достижению других целей, в среднем более близ-
ких мужчинам. Глубинное изучение счастья-приподнятости и личности
Обширное лонгитюдинальное исследование аффективных со-
стояний личности было проведено Вессманом и Риксом . Работая в традиции Гордона Олпорта и Генри Мюр-
рея, Вессман и Рикс предложили набор из 16 аффективных шкал,
состоящих из десяти пунктов каждая (шкалы личностных чувств),
и применили их для изучения небольшой выборки студентов кол-
леджа, личностные особенности которых были перед этим под-
робно исследованы. Хотя большинство шкал Вессмана и Рикса не
соответствовали дискретным эмоциям или отдельным аффектам,
одна из них (приподнятость-депрессия) связана с фундаменталь-
ными эмоциями радости и страдания. В особенности это относит-
ся к ее положительному полюсу.
Это исследование привело авторов к выводу, что как для
мужчин, так и для женщин наиболее частым и устойчивым эле-
ментом счастья является чувство полноты и богатства жизни.
Вессман и Рикс обнаружили также, что состояние приподнятости
часто характеризуется высокими уровнями энергетического подъ-
ема и самоуверенности, спокойствием, любовью, дружбой и вос-
приимчивостью. Эти характеристики приподнятости очень напо-
минают результаты Мидоуса, полученные при изучении феномено-
логии радости.
Вессман и Рикс рассматривали свои шкалы личностных чувств
как инструмент измерения настроений. Они выделили четыре
типа людей: счастливые, несчастливые, переменчивые (по настро-
ению) и устойчивые. Они заключили, что эти четыре типа испы-
тывают приподнятость или <лучшее настроение> несколько раз-
личным образом. Счастливые люди испытывают приподнятость как
чувство, характеризующееся энергичным, открытым и восприим-
чивым интересом к полному и богатому миру, миру, в котором они
активно действуют. Несчастливые мужчины и женщины имеют
тенденцию переживать свое лучшее настроение как чувство об-
легчения, своего рода временную и преходящую умиротворен-
ность в обычно неспокойном мире. Устойчивые мужчины и женщи-
ны переживают свой пик приподнятости как удовлетворенность,
чувство гармонии в отношениях с другими, спокойствие, любовь и
нежность. Люди с переменчивым настроением переживают пик
приподнятости как радость, интенсивное внутреннее чувство удов-
летворения. Это состояние отлично от состояния заинтересован-
ности менее активными связя.ми с миром и большей вовлечен-
ностью во внутренние переживания, такие, как самоуверенность и
независимость.
Вессман и Рикс, используя различные методы исследования
личности, обнаружили, что счастливые люди более уверенны в се-
бе, более оптимистичны и более успешны в жизни. Они имели тес-
ные и взаимообогащающие контакты с другими людьми.Их ра-
бота была последовательной, целенаправленной и результатив-
ной. Они обладали чувством собственной значимости, владели на-
выками и умениями, необходимыми для достижения своих целей,.
и получали огромное удовлетворение от самого процесса этого
достижения. Менее счастливые люди были более неуверенны, бо-
лее пессимистичны. Их межличностные отношения характеризова-
ли страх, гнев и вина. Они обнаруживали тенденцию к изоляции
себя от других. Работа казалась им более обременительной и ме-
нее приятной, а неудача приводила их к самобичеванию и сни-
жала их эффективность. Пониженная самоценность и слабая лич-
ностная интеграция делали их менее приспособленными к встрече
с трудностями и к личностному росту.
Вессман и Рикс пришли в своем исследовании к некоторым
выводам относительно источников счастливости и несчастливости.
Счастливые люди, по-видимому, часто переживали радость успеха
в детстве, что сформировало у них сильное чувство компетентно-
сти. Характер взаимоотношений с другими людьми позволяет им
достигать доверия и близости и испытывать удовольствие от ини-
циативы трудолюбия. Счастливые люди обычно оказываются хо-
рошо приспособленными экстравертами, которые получают боль-
шое удовольствие от своей работы и межличностных отношений.
Счастливые люди, по-видимо.му, более способны к достижению
того, что Фрейд назвал нормальной личностью, которая должна
делать хорошо две вещи: любить и работать.
Психофизиологические исследования радости
В большинстве психофизиологических исследований аффек-
тивных феноменов изучались физиологические реакции на экспе-
риментально вызванное возбуждение, активацию или комплексные
аффективные состояния, такие, как тревога. Лишь немногие пси-
хофизиологические исследования были направлены на изучение
отдельных эмоций, включая эмоцию радости.
Одна из проблем при проведении психофизиологических ис-
следований отдельных эмоций заключается в том, как вызвать
эмоцию в лаборатории. С этой целью применяются две основные
методики - вызывание самим испытуемым нужной эмоции по-
средством воображения соответствующих ситуаций и демонстра-
ция фильмов, специально подобранных по их способности вызы-
вать определенную эмоцию. При исследовании с помощью мето-
дики воображаемых эмоций участников просят вспомнить или во-
образить ситуацию, в которой они испытывали нужную эмоцию.
Они должны вживаться в эту ситуацию, как только возможно, и
(Переживая радость, люди более склонны наслаждаться объектом,
чем критически его анализировать. Они воспринимают объект как
он есть, а не пытаются изменить его. Они скорее чувствуют бли-
зость к объекту, чем желание отстраниться и объективно рас-
смотреть его. Возможно, одной из причин того, что некоторые мис-
тические переживания доставляют нам такую большую радость,.
является то, что мы стоим перед тайной в благоговении и понима-
ем, что не можем понять ее или постигнуть ее значение с помощью
объективного анализа, мы лишь наблюдаем и смакуем ее.
2. Радость заставляет человека почувствовать, что существу-
ют разнообразные связи между ним и миром. Радость - это неч-
то большее, чем положительная установка на себя и на мир. Это
особого рода звено или связь. Это может быть описано как ост-
рое чувство торжества или сопричастности с объектами радости: и с миром в целом.
3. Радость часто сопровождается чувствами силы и энерге-
тического подъема, хотя они не являются Обязательной составной.
частью переживания радости. Как субъективный опыт, так и эм-
пирические исследования дают доказательства этой особенности
радости. Исследования с помощью шкалы дифференциальных эмо-
ций показали наличие значимой и положительной корреляции
между значениями шкалы переживания радости и шкалы, измеря-
ющей энергетический подъем.
4. Возможно, естественным следствием сочетания радости с
ощущением собственной силы является связь радости с чувства-
ми превосходства и свободы , ощущением того,
что человек больше, чем он есть в обычном состоянии.
Прежде чем завершить рассмотрение феноменологии радости,
следует отметить, что некоторые из упомянутых характеристик
радости могут относиться к следствиям радости или продуктам
взаимодействия радости с перцептивными и когнитивными процес-
сами. Существуют большие индивидуальные различия в том, как
радость взаимодействует с восприятием, памятью, мышлением и
воображением, и следовательно, могут иметься большие индиви-
дуальные различия в способах описания переживания радости и
явлений, обычно с ней связанных.
Препятствия к переживанию радости
В. Шутц написал небольшую книгу под названием
<Радость: расширение человеческого познания> (1967). В этой
книге он обсуждает то, что ему представляется некоторыми пре-
пятствиями радости. Он определяет радость почти полностью в
терминах самореализации: <Радость - это чувство, которое воз-
никает из реализации своих возможностей> По теории Шутца, препятствия к самореализации могут быть
препятствиями для появления радости. Он подчеркнул, что эти
препятствия исходят отовсюду. В книге обсуждаются некоторые из
них.
1. Одним из самых распространенных препятствий для само-
реализации и возникновения радости являются некоторые особен-
ности социальной жизни человека. Иногда правила и инструкции
подавляют творческую активность, устанавливают всепроникаю-
щий контроль и предписывают заурядность и посредственность.
2. Безличные и слишком строго иерархизированные отноше-
ния между людьми.
3. Догматизм в отношении воспитания детей, секса и религи-
озных организаций. Они затрудняют человеку познание самого се-
бя, любовь и доверие к себе, что мешает испытывать радость.
4. К таким же последствиям ведет неопределенность муж-
ских и женских ролей.
5. Большое значение, которое наше общество придает мате-
риальному успеху и достижениям.
6. Помимо перечисленных препятствий, относящихся к лич-
ностному и социальному функционированию, помешать самореа-
лизации и возникновению радости могут также телесные изъяны.
Физически неполноценный человек менее способен к ощущениям
и переживаниям, которые ведут к самореализации и радости.
Как найти радость?
Как уже отмечалось, по-видимому, невозможно достигнуть ра-
дость тем же путем, каким достигаются умения или <успех>
. Многие, несомненно, замечали, что целенаправлен-
ная деятельность и достижение цели часто приводят к радости,
но в этих случаях радость сама по себе не является целью. Ког-
да усилия человека направлены на достижение радости самой по
себе, то она ускользает.
Шутц, подобно Маслоу и Роджерсу утверждает, что открытость и искренность являются основ-
ными составляющими в процессе полной реализации человеком
своих возможностей и при переживании радости. <Человек дол-
жен стремиться познать самого себя н открываться перед други-
ми. Он должен выражать и изучать свои чувства. Должен откры-
вать в себе еще непознанные уголки души. Это может причинить
боль, но он должен верить в то, что с течением времени боль
уступит место освобождению огромного творческого потенциала и
радости. Это пьянящая и пугающая перспектива> Чтобы реализовать свои возможности, человек должен обра-
титься к биологическим, психологическим и социальным аспек-
там своей натуры. Как уже отмечалось, физические недостатки
могут быть препятствием к самореализации радости. Самореали-
зация и радость бывают полнее, когда организм функционирует
нормально и не отягощен плохой наследственностью. Хорошее
телосложение, хороший мышечный тонус и не слишком чувстви-
тельная .или нечувствительная нервная система облегчают само-
реализацию и переживание радости. Это область, в которой каж-
дый может достичь прогресса, если приложит некоторые усилия.
Сила, выносливость и физические навыки, которые ведут к само-
реализации, могут быть достигнуты посредством упражнения и
тренировки. Это часто ведет к увеличению чувствительности, каса-
ющейся телесных ощущений и внутренних переживаний.
Второй сферой, которая может быть развита, является то, что
Шутц называет личностным функционированием. В дополнение к
уже упомянутым биологическим аспектам Шутц считает, что мо-
гут быть воспитаны логическое мышление и творческие возмож-
ности. Он также защищает идею возможности развития телесных
функций, которые контролируют эмоции. <Осознание эмоции, их
выражение и связь эмоций с другими функциями, такими, как
мышление и поведение, можно тренировать> (р. 18). Эта позиция
очень сходна с некоторыми положениями, относящимися к эмо-
циональному контролю и обсуждавшимися в теории дифференци-
альных эмоций.
Третья область, которую можно развить так, чтобы облег-
чить самореализацию и радость, - это то, что Шутц назвал соци-
альным функционированием. О своей теории межличностных по-
требностей и межличностного функционирования сам Шутц го-
ворит следующее:
эта теория утверждает, что когда мы вступаем в контакт с дру-
гими людьми, у нас имеется три потребности: включение, контроль
и привязанность. Мы достигаем радости тогда, когда в каждой из
этих областей подвижное равновесие между собой и другими.
Включение есть потребность быть с людьми и быть одному. Уси-
лие ко включению должно обеспечивать достаточно контактов,
чтобы избежать одиночества и радоваться общению; достаточно
одиночества, чтобы избежать путаницы и радоваться уединенно-
сти. Полностью реализующая себя личность может получать оди-
наковое удовольствие как от общения с людьми, так и от одино-
чества, и знает, в каком случае и когда она чувствует себя лучше.
В плане контроля усилия прилагаются с целью достижения влия-
ния, достаточного для того, чтобы человек мог сам определять
свое будущее и отказываться от контроля в такой степени, в ка-
кой он считает необходимым, и в то же время иметь возможность
периодически снимать с себя ответственность, доверяя контроль
другим. Полностью реализующий себя человек способен быть как
лидером, так и ведомым, и способен понимать, когда он чувствует
себя лучше. В плане привязанности усилия направлены на то,
чтобы избежать эмоционально затруднительной ситуации, а также
избежать слишком слабой привязанности и бесцветной стерильной
жизни без любви, тепла, нежности и человека, которому можно
было бы довериться. Полностью реализующий себя человек осо-
знает свои потребности и эффективно действует не только в эмо-
ционально значимых ситуациях, но и в ситуациях менее напряжен-
ных. Как и в других двух областях, он способен как давать, так
и брать, спокойно и с радостью> По Шутцу, даже если обеспечены все физические усилия, лич-
ностное и социальное функционирование, самореализация, все ча-
стично зависит от поддержки общества. Репрессивное общество
с антигуманными институтами и законами или общество, которое
характеризуется ханжеством и предрассудками, значительно ог-
раничивает самореализацию и радость. Человек может бояться:
быть открытым и искренним и выражать свои эмоции, даже если
они вполне естественны. Он может опасаться проявить несоответ-
ствующие чувства в неподходящий момент. Многие чувствуют ви-
ну при неудаче, испытывают стыд при самовыражении. Обучение-
контролю над страхом, стыдом, застенчивостью и виной является.
одним из наиболее трудных аспектов в усилиях, направленных на
самореализацию и переживание радости.
Резюме
Первая улыбка появляется в ответ на присутствие другого
человека, п люди остаются, вероятно, наиболее значимыми источ-
никами радости в человеческой жизни. В теории дифференциаль-
ных эмоций переживание радости отличается от удовлетворения
потребности или чувственного удовольствия, хотя последние мо-
гут уменьшать порог радости.
Феноменологическая радость характеризуется чувством уве-
ренности в себе и часто чувством того, что ты любим и любишь.
Переживание радости варьирует от активности до созерцательно-
сти. Выражение радости легко распознается, но улыбка взрослого
человека означает скорее приветствие, чем переживание радости.
Согласно теории Томкинса, радость вызывается уменьшением гра-
диента нейронной стимуляции. Имеются доказательства того, что
избирательная чувствительность рецепторов и нервных механиз-
мов также играет роль в активации радости.
При обсуждении причин радости на феноменологическом
уровне необходимо учитывать тот факт, что радость представля-
ется скорее побочным продуктом, чем прямым результатом мыс-
лей или действий, направленных на ее достижение. Радость мо-
жет возникать при уменьшении стимуляции от негативного эмоцио-
нального состояния, при узнавании хорошо знакомого или при
творческих усилиях.
С эволюционной точки зрения радость вместе с эмоцией ин-
тереса обеспечивает то, что человек будет социальным творением.
Влияние обоюдной улыбки на облегчение взаимодействий и при-
вязанности матери и младенца, вероятно, увеличивает шансы
младенца на выживание и помогает созданию социальной струк-
туры, в которой ребенок может обучаться и расти. На психологи-
ческом уровне радость может усиливать устойчивость к фрустра-
ции и способствовать уверенности в себе и мужеству. Расслабля-
ющее влияние радости делает ее противоядием от разрушающего
воздействия постоянной погони за успехом, Хотя родители не могут непосредственно научить/ребенка ра-
дости, они могут разделять радость с ребенком и служить моде-
лями, демонстрирующими стили жизни, которые облегчают пе-
реживание радости. Биогенетические, социоэкономические и
культурные факторы играют роль в развитии порога радости. 06-
-ладая биологическим здоровьем и относительно неограниченным
окружением, дети будут проявлять поразительную способность
придумывать собственные забавы и игры.
Нечто подобное улыбке может появиться на лице младенца в
первые часы жизни, но улыбка в полном смысле слова появляет-
ся несколькими неделями позднее. Улыбка кажется заранее за-
программированной. Эффективность различных стимулов в плане
.вызывания улыбки меняется с возрастом. Влияние взаимной улыб-
ки на отношения матери и младенца и на развитие ребенка сви-
детельствует о мотивационной значимости эмоций.
Смех возникает несколько позднее, чем улыбка, и в своем
развитии проходит определенные стадии. Теория и эксперимент
связывают смех с определенными аспектами когнитивного разви-
тия, но динамика эмоций при смехе изучена недостаточно. Смех,
.как и улыбка, может способствовать установлению межличност-
ных связей и социальному развитию. Он также способствует при-
обретению нового опыта и научению.
Радость взаимодействует с другими эмоциями и с восприяти-
ем, познанием и действием. Радость может замедлять действие,
но она также может способствовать интуиции и творчеству.
Индивидуальные различия в порогах радости приводят к вы-
работке различных жизненных стилей. Для некоторых людей воз-
буждение и радость находятся в конфликте между собой, когда
они сравнивают спокойствие, с одной стороны, и энергичное до-
стижение цели - с другой. Они не могут сделать выбор между
преимуществами.
<Эмоциональные потребности> могут быть точно определены
теорией дифференциальных эмоций как вид зависимости от опре-
деленных людей, объектов или ситуаций при реализации положи-
тельных эмоций или при предотвращении отрицательных. До не-
которой степени такие эмоциональные потребности могут быть
нормальной частью эффективных социальных отношений, но
слишком большая эмоциональная зависимость может затормозить
рост и развитие.
Эмпирические исследования радости у взрослых увеличили
наше понимание причин и следствий радости и феноменологии
радости. Были продемонстрированы половые различия в частоте
переживания радости или счастья во время обучения в колледже.
Одно из глубинных исследований обнаружило наличие значимых
связей между личностными характеристиками, порогами радости
и типами переживания радости. Психофизиологические работы по-
казали возможность дифференциации радости от других эмоций
на основе нейрофизиологических функций, особенно в терминах
лицевой электромиографии.
Хотя, по-видимому, невозможно успешное достижение радо-
сти ради нее самой, можно добиться лучшего понимания опре-
деленных препятствий к радости, таких, как сверхконтроль и
догматизм в отношении детского воспитания, секса и морально-
этического развития. Обучение контролю над отрицательными
эмоциями и отучение от чрезмерно ограничивающих запретов мо-
гут подготовить человека к переживаниям, облегчающим само
реализацию и радость в жизни.
Удивление не является эмоцией в том смысле, что радость или
печаль. Оно не обладает характеристиками других эмоций, од-
нако выполняет некоторые весьма полезные функции.
Как возникает удивление
Удивление порождается резким увеличением нервной стиму-
ляции. Внешней причиной удивления является внезапное и не-
ожиданное событие. Этим событием может быть удар грома, взрыв
фейерверка или неожиданное появление друга.
Каковы внешние проявления удивления
Выражение удивления показано на рис. 20. Брови подняты,
создавая морщины на лбу, глаза расширенные, приоткрытый рот
принимает овальную форму. При более сильном удивлении специ-
фическое выражение лица дополняется своеобразными изменения-
ми позы. Если человек стоит, колени слегка согнуты и тело уст-
ремлено вперед.
Каковы ощущения при удивлении
Каждому знакомо чувство удивления, но его трудно описать.
Одной из причин этого является то, что оно длится очень недолго.
Однако более важной причиной является впечатление, что в мо-
мент удивления отсутствуют мысли, как будто бы обычные мысли-
тельные процессы остановлены. Поэтому с удивлением практиче-
ски не связывается какое-либо мысленное содержание. Это не-
сколько напоминает ощущение от слабого электрического удара:
ваши мускулы быстро сокраща-
ются и вы почти чувствуете по-
калывание электрического тока,
который проходит по нервам и
заставляет вас подпрыгнуть. В
момент удивления вы не знаете в
точности, как реагировать. Име-
ется только чувство неопреде-
ленности, созданное внезапным,
неожиданным событием.
Рисунок 21 показывает про-
филь составляющих в ситуации
удивления. Диаграмма, взятая
из работы Бартлетта -Изарда,
показывает, что ситуация удив-
ления характеризуется высокой
степенью расположенности к
объекту. Это согласуется с об-
щепризнанным наблюдением, что
большинство людей оценивают
1 удивление положительным обра-
зом. Если человека попросить
припомнить случай, когда он ис-
пытывал удивление, он обычно
{ расскажет о ситуации радостной
и приятной. Ситуации, которые
вызывают удивление, обычно
представляются приблизительно такими же приятными, как ситу-
ации, вызывающие высокую степень интереса. Ситуации, которые
служат причиной удивления, вспоминаются, в общем, как менее
приятные, чем ситуации, которые ведут к радости, но значи-
тельно более приятные, чем ситуации, служащие причиной какой-
либо отрицательной эмоции.
При удивлении уровень расположенности к объекту значимо
выше, чем уровни самоуверенности и импульсивности, а эти по-
следние значимо выше, чем уровень напряженности. Импульсив-
ность при удивлении выше, чем во всех изученных эмоциях, ис-
ключая гнев и радость. Самоуверенность при удивлении значимо
выше, чем при какой-либо из отрицательных эмоций. Величина на-
пряженности в ситуациях удивления выше, чем для какой-либо из
отрицательных эмоций, она приблизительно такая же, как в си-
туации интереса, и значимо выше, чем в ситуации радости. В рам-
Рис. 20. Выражение удивления у
американской девочки (из аффек-
тивных изображений Томкинса)
ках теории дифференциальных эмоций данные относительно на-
пряженности дают основание говорить о том, что удивление зани-
1 мает место между положительными и отрицательными эмоциями.
Даже при том, что испытуемые обычно описывают ситуацию удив-
ления как характеризующуюся расположенностью к объекту и са-
Рис. 21. Диаграмма со-
ставляющих в ситуации
удивления. Составляю-
щие обозначены: распо-
ложенность к объекту-
Ро, самоуверенность -
Су, импульсивность -
Им, напряженность -
Нп.
18
16 14
12
10/
8
6
4 2
0
Рис. 22. Диаграмма эмоций
в ситуации удивления.
Шкалы эмоций обозначены:
радость - Рд, интерес -
Ин, удивление - Уд, за-
стенчивость - Зс, страх -
Стр.
моуверенностью, уровень ощущаемой напряженности ближе к то-
му, который испытывается при горе, чем к тому, который сущест-
вует при радости. Поскольку величина напряженности при всех
негативных эмоциях значительно выше, чем при удивлении и та-
ких положительных эмоциях, как интерес и радость, имеются ос-
нования заключить, что субъективное ощущение напряженности
воспринимается как отрицательное, как только оно достигает оп-
ределенного уровня. Надо иметь в виду, однако, что уровень на-
пряженности, значимо больший, чем тот, который имеет место при
радости, может быть связанным с положительной эмоцией инте-
реса-возбуждения.
Рисунок 22 демонстрирует профиль эмоций в ситуации удив-
ления. Различия в каждой паре последовательных значений на
диаграмме являются значимыми. Сочетание <удивление (ра-
дость) - интерес> является наиболее типичной комбинацией эмо-
ций для испытуемых, обследованных в работе Бартлетта-Изарда.
Результаты показывают, что отрицательными эмоциями, наиболее
вероятно связанными с ситуацией удивления, у этих испытуемых
являются стыд и страх. Иногда испытуемый стыдится того факта,
что он был <охвачен удивлением>. Такая ситуация может быть
охарактеризована ощущением того, что человек находится слиш-
ком на виду. Страх в большинстве ответов имеет весьма низкое
значение; можно предположить, что в широкой популяции страх
не слишком часто ассоциируется с воображаемой ситуацией удив-
ления. То, что это вообще имеет место, является подтверждением
той позиции, что на нейрофизиологическом уровне удивление и
страх имеют сходные пли частично совпадающие составляющие.
Значение удивления
Из предшествующего описания переживания эмоции удивле-
ния ясно, что это весьма преходящее чувство. Оно быстро насту-
пает и быстро проходит. В отличие от других эмоций, удивление
не мотивирует поведение в течение долгого времени. В некоторых
отношениях удивление не является истинной эмоцией, подобно ос-
новным эмоциям, рассмотренным в этой книге. Если удивление
столь быстро проходит и почти не детерминирует мысли или дей-
ствия, то какова его функция? Она состоит в подготовке индиви-
да к успешным действиям с новым или внезапным событием или
рядом таких событий. Для человека важно быть готовым иметь
дело с неожиданностями. С эволюционной точки зрения неспособ-
ность существа изменять мотивационную установку после вне-
запного появления какого-либо хищного животного или возник-
новения опасной ситуации могла бы поставить его жизнь под
угрозу.
Человек всегда испытывает ту или другую эмоцию, и зачас-
тую не одну. Некоторые эмоции имеют значительную психологи-
ческую инерцию - однажды возникнув, они продолжаются очень
долго. Горе может быть примером эмоции, которую трудно быст-
ро прекратить. Все специалисты в области психических заболева-
ний знают, как трудно разрушить депрессию - комплекс эмоций
и чувств, в которых доминирует горе. Внезапное появление ядо-
витой змеи пли мчащегося автомобиля на пути человека в состоя-
нии депрессии могло бы означать верную смерть, если бы удивле-
ние не способствовало изменению его эмоционального состояния.
предшественники и следствия удивления
- приблизительно 130 студентов колледжа)
Продолжение табл. 7
Процент испы-
туемых, давших
ответы
Процент испы-
туемых, давших
ответы
Причины удивления
Чувства
1. Синонимы удивления; испуг, пораженность
2. Чувство неожиданности
3. Чувство растерянности, смущения, сконфуженности
4. Чувство физической, психической стимулированное
5, Чувство введенности в заблуждение, обиды, использования себя
другими
6. Синонимы страдания: угнетенность, печаль
7. Синонимы стыда: смущение, стеснительность
8. Другие чувства
Мысли 1. Мысли о чем-нибудь ошибочном, глупом
2. Мысли об определенном человеке или деятельности
3. Неожиданное осознание чего-то
4. Оригинальная, творческая мысль
5. Другие мысли
Действия
1. Оригинальное, творческое действие
2. Неожиданный успех или неудача
3. Глупое, ошибочное действие
4. Реакция на стимул
5. Другие действия
Следствия удивления
Чувства
1. Синонимы удивления
2. Смущенность, сконфуженность
3. Синонимы страха
4. Синонимы интереса
5. Счастье или печаль, в зависимости от контекста
6. Синонимы удовольствия
7. Синонимы стыда
8. Другие чувства
Мысли
1. Мысли о причине, вызвавшей удивление
2. Мысли о том, нужно ли было удивляться
3. Ожидание последствий
4. Мысли о возможных положительных последствиях
5. Мысли о том, как вновь обрести контроль над собой и ситуацией
6. Другие мысля
Действия
1 Попытки понять причину удивления 28,5
2. Действия, направленные на то, чтобы вновь обрести контроль 21,8
над собой и ситуацией
3. Действия, выражающие удивление вербально или физически 18,8
4. Действия, определяемые ситуацией, необходимые действия 9,2
5. Ожидание следствий, реакций 7,5
6. Панические, нерациональные действия 3,0
7. Действия, выражающие удовольствие 2,3
8. Другие действия 9,2
Таким образом, удивление выполняет функцию вывода нерв-
ной системы из того состояния, в котором она в данный момент
находится, и приспособления ее к внезапным изменениям в нашем
окружении. Томкинс удачно назвал удивление
эмоцией, очищающей каналы>. Удивление очищает нервные пу-
ти для новой активности, отличающейся от предыдущей.
Если человек относительно часто испытывал приятное удив-
ление, он придет к его положительной оценке, будет считать удив-
ление приятным чувством, хотя в строгом смысле оно не является
1нн положительным, ни отрицательным. Если же он относительно
часто испытывал неприятное удивление, он может прийти к от-
рицательной оценке удивления и хуже справляться с ситуациями,
вызывающими это чувство. Если социализация удивления сильно
затруднена, человек может стать боязливым или неэффективным
в присутствии чего-либо нового и необычного, независимо от того,
появилось это неожиданно или нет.
Результаты исследования причин и следствий удивления у
студентов колледжа представлены в табл. 7.
В обширном обзоре литературы по удивлению Чарлсворт
определяет его как функцию появления тех
событий, которые не ожидались, но, в принципе, возможны (со-
вершенно неожиданные события, согласно Чарлсворту, удивления
не вызывают). Удивление, понимаемое таким образом, не может
появиться до пятимесячного возраста, в котором ребенок дости-
гает умственного развития, достаточного для формирования ожи-
даний и предположений. Работая с этой концептуальной схемой,
Чарлсворт демонстрирует важную роль удивления в когнитивном
развитии. Ему она видится в побуждении, <освещении> и под-
креплении тех ответов, которые способствуют изменениям в ког-
нитивных структурах. Он применяет к удивлению некоторые из
тех характеристик, которые теория дифференциальных эмоций
относит к интересу. В противоположность Чарлсворту, Бауэр уве-
рен .в появлении удивления через несколько часов после рожде-
ния. .Эти два исследователя согласны, однако, в оценке удивле-
ния как характеристики познавательных процессов, возможно по-
казателя уровня когнитивного развития.
ГОРЕ, СТРАДАНИЕ И ДЕПРЕССИЯ
Страдание - весьма важная фундаментальная эмоция. Она иг-
рала свою роль в эволюции человека и продолжает исполнять
важные биологические и психологические функции. Страдание и
уныние можно рассматривать как синонимы. Экман и Фрайзен
(1975), рассматривавшие уныние как форму страдания, считают
страдание более активным чувством, побуждающим активные
действия. Такая позиция не совсем согласуется с теорией .диффе-
ренциальных эмоций, согласно которой лежащие в основе страда-
ния и уныния эмоциональные переживания одинаковы. Констати-
руемые Экманом и Фрайзеном различия между страданием и уны-
нием можно отнести скорее за счет взаимодействия со страданием
мышления и воображения, а также других чувств, чем за счет
различий в самих эмоциях. Например, активность, которая, как
полагают Экман и Фрайзен, является чертой, отличающей страда-
ние от уныния, может быть следствием взаимодействия страда-
ния и гнева.
Горе сводится главным образом к страданию или унынию,
хотя часто является комбинацией эмоций и аффективно-когнитив-
ных структур, включающих в себя страх, чувство вины и гнева.
Горе - это обычно реакция на потерю. Можно горевать по пово-
ду любой потери, но мы в основном будем говорить о горе, вы-
званном постоянной разлукой или смертью любимого человека.
Депрессия - это всегда сложный комплекс эмоций, в кото-
рый наряду со страданием входят изменения в потребностных со-
стояниях и аффективно-когнитивных связях. Кроме того, депрес-
сия может вызываться рядом нейрофизиологических и биохимиче-
ских факторов. Термин <депрессия> очень сложен. Единства в его
понимании нет, к сожалению, даже среди ученых, которые депрес-
сии изучают.
В первой части этой главы будет рассматриваться фундамен-
тальная эмоция страдания и ее взаимодействие с другими фунда-
ментальными эмоциями. Во второй части будет исследоваться
нормальное и психопатическое горе. В третьей части будет про-
анализировано несколько теоретических моделей депрессии, в том
числе та, которая следует из теории дифференциальных эмоций,
и будет приведено ее эмпирическое обоснование.
Страдание
Так же как интерес - наиболее часто испытываемая положи-
тельная эмоция, страдание является наиболее частой отрицатель-
ной эмоцией. Страдание имеет важные биологические и психоло-
гические функции.
то, что он не на высоте на работе или в школе. В этом смысле
причины страдания связаны с личностными установками. Стра-
дание также может быть вызвано реальной или воображаемой
неудачей в социальных контактах, любовных отношениях или в.
спорте.
Томкинс указывает:
<Не только спектр источников страдания расширяется вместе с
ростом человека, но .существует много причин страдания, которые
настолько определяются превратностями окружения, что они со-
вершенно не зависят от личности и от ее развития. Так, серьезные
экономические кризисы, войны, болезни, смерть любимого челове-
ка и тому подобные несчастья могут вызывать сильные страда-
ния, являясь при этом совершенно неподконтрольными. Детство
кончается, и нет способов гарантировать, что ребенок, который ис-
пытывал только возбуждение и радость, став юношей, не будет
уязвлен страданием в дальнейшей жизни по причине обстоятельств,
которые он не сможет контролировать> Поскольку страдание - это неотъемлемая часть нашей жиз-
ни, очень важно, чтобы дети научились распознавать причины его.
и эффективно бороться с ним.
Активация и причины страдания
Согласно Томкннсу страдание - это глубин-
ный аффект. Страдание возникает как результат продолжитель-
ного воздействия чрезмерного уровня стимуляции. Источниками
стимуляции могут быть боль, холод, шум, жара, яркий свет, гром-
кая речь, разочарование, неудача, потеря. Томкинс считает, что
боль, голод и некоторые сильные и длительные эмоции могут слу-
жить внутренними причинами страдания. Страдание также может
быть вызвано воспоминанием или предвидением условий, при ко-
торых оно возникало или должно возникнуть.
Первой причиной страдания является акт рождения, физиче-
ское отделение ребенка от матери. Есть данные о том, что ново-
рожденные, помещенные в комнату с репродуктором, имитирую-
щим биение сердца матери, быстрее прибавляют в весе и меньше
кричат, чем дети в обычных палатах . Предпола-
гается, что звук сердцебиения имитирует возвращение к дородо-
вым условиям.
Отчуждение, физическое или психологическое, остается на
протяжении всей жизни одной из основных и наиболее общих
причин страдания. К страданию приводит вынужденное расста-
вание с семьей или друзьями, но быть одиноким вследствие от-
чуждения или психологического одиночества можно, даже нахо-
дясь в толпе народа.
Другой важной причиной страдания является неудача, как
реальная, так и воображаемая. Человек может страдать из-за то-
Выражение страдания
Печальное выражение лица знакомо всем, однако описать его
весьма затруднительно. Выражения, показанные на рис. 23, опоз-
наются большинством людей как изображения страдания или го-
ря. При явном выражении страдания брови поднимаются вверх и
вовнутрь, иногда образуя П образную арку в нижней части се-
редины лба. Внутренние углы верхних век неподвижны, а нижнее
веко может быть поднято вверх. Углы рта опущены, а подборо-
дочные мускулы поднимают вверх центр нижней губы. Безуслов-
но, прототипом выражения страдания и его наиболее обычной
формой в младенчестве и детстве, так же как и в зрелом возрасте
в моменты сильного горя, является плач. Однако плач у взрослых
не всегда означает просто страдание, плач может иметь место в
любой момент огромного восторга (слезы радости) или при гневе
и сильной фрустрации. В этих случаях часто испытывается неко-
торое страдание, но его причина не очевидна - радостное собы-
тие может вызвать в памяти предшествующую разлуку, а фру-
страция может вызвать образы неудачи и разочарования.
Как заметил Томкинс люди научаются кон-
тролировать выражение лица и голос при страдании. Начиная с-
раннего подросткового возраста человек при страдании сдержи-
вает плач, понижает голос и быстро разглаживает лицо. Плач
весьма редок у взрослых, причем под влиянием культуры и, воз-
можно, половых различии мужчины плачут реже, чем женщины.
Выражение страдания может быть полностью трансформированно.
Печальный вид лица и жалобные ноты в голосе - это трансфор-
мация младенческого крика о помощи.
Рис. 23. Выражения страдания на лицах ребенка и старика отличаются глав-
ным образом морщинами (фото старика из аффективных изображений Том-
кинса). Развитие некоторых эмоций (напр., страха) и их полная экспрессия
появляется позже, чем страдание, появляющееся при рождении
Рис. 24. Диаграмма со-
ставляющих в ситуации
страдания. Сокращения:
расположенность к объ-
екту - Ро, самоуверен-
ность - Су, импульсив-
ность-Им, напряжен-
ность- Ни
Рис. 25. Диаграмма эмоций в во-
ображаемой ситуации страдания.
Шкалы эмоций обозначены: инте-
рес-Ин, удивление-Уд, стра-
дание - Ст, гнев - Гн, вина -
Ви застенчивость-Зс и страх-
Стр
Как переживается чувство страдания
Хотя страдание - широко известное чувство, его отнюдь не
просто описать. Страдать - это значит быть печальным, упав-
шим духом, обескураженным. Страдая, человек может чувство-
вать одиночество, изолированность, оторванность от людей, осо-
бенно от тех, кто заботится о нем. Он чувствует себя потерпевшим
поражение и отвергнутым, причем это отверженце может быть
как действительным, так и воображаемым. Недовольство собой
очень часто является важным компонентом страдания. Человек
чувствует свое бессилие, он <хандрит>. Ему кажется, что время
еле ползет или вообще стоит. Он ощущает потерю, он чувствует
себя несчастным,
Рис. 26. Диаграмма эмоций в во-
ображаемой ситуации страдания
(М 68). Эмоции обозначены:
страдание - Ст, страх - Стр, ин-
терес - Ин, удивление - Уд,
гцЕ - Гн, вина - Вн и застен-
чивость - Зс
Диаграмма составляющих переживаний при страдании пред-
ставлена на рис. 24. Наибольшую величину при страдании имеет
напряженность, но согласно теории дифференциальных эмоций на-
пряженность при страдании ниже, чем при всех других негатив-
ных эмоциях. Следовательно, как уже указывалось и как особен-
но подчеркнуто Томкинсом , люди способны пе-
реносить страдание в значительно большей степени, чем страх или
.другие отрицательные эмоции. Интересно, что импульсивность,
вторая по величине характеристика страдания, для этой эмоции
ниже, чем для всех остальных эмоций, изученных в эксперименте
Бартлетта-Изарда. Эксперимент показал, что самоуверенность
при страдании существенно не отличается от самоуверенности при
стыде и чувстве вины, но значительно выше, чем при страхе. Как
II ожидалось, величина расположенности к объекту при страда-
нии так же низка, как и при страхе, гневе и чувстве вины, и зна-
чимо ниже, чем при чувстве стыда.
Диаграмма эмоций в ситуации страдания представлена на
рис. 25. Чтобы продемонстрировать точность диаграмм эмоций,
получаемых в воображаемых ситуациях страдания, на рис. 26 по-
казана диаграмма, полученная в другом исследовании. Поскольку
в этой работе использовался стандартный метод ДШЭ (каждая
эмоция представлена тремя шкалами из пяти градаций), значе-
ния на рис. 26 варьируют от 3 до 15. Эти два профиля в основном
сходны. Страдание весьма выражено в том и в другом случае.
После ключевой эмоции страдания следующей наиболее выражен-
ной эмоцией является в одном случае страх, а в другом - инте-
рес, причем величина и того и другого составляет лишь около
50% от величины страдания. Различия между уровнями страха
и интереса были в обоих исследованиях незначимы. Как можно
видеть из этих двух профилей, в ситуации, которую люди пред-
ставляют как первично связанную со страданием, возникает боль-
шое число эмоций. Из всех эмоциональных ситуаций, исследован-
ных в различных работах, эмоциональный профиль в ситуации
страдания является одним из самых сложных. Только ситуации
стыда и чувства вины имеют равное количество возникающих эмо-
ций. Следует отметить, что в профиле эмоций в ситуации страда-
ния страх и интерес довольно больше, чем гнев. Гнев и другие
показатели враждебности в ситуации страдания выступают не
столь ярко, как при депрессии.
Функции и значение страдания
Томкинс выделил три психологические функции страдания
Во-первых, страдание сообщает и самому стра-
дающему человеку и тем, кто его окружает, что ему плохо. Это
проявляется прежде всего через плач ребенка. Лицо, выражаю-
щее страдание, особенно если это лицо ребенка, обычно вызы-
вает сопереживание и сочувственные реакции со стороны наблюда-
теля. Так, в одной эмпирической работе испытуемым показывали серии
стандартизованных одноминутных
видеомагнитофонных записей беседы подростков, игравших роль
малолетних преступников и выражавших при этом страдание,
гнев, радость или отсутствие эмоций, со взрослым человеком, вы-
ступавшим в роли официального лица. Испытуемым сообщали,
какое преступление якобы совершили подростки, и просили ре-
шить, какого наказания они заслуживают. Авторы обнаружили,
что для тех, кто в беседе выражал страдание, было дано мень-
шее наказание, чем для тех, кто выражал гнев или радость.
Во-вторых, страдание побуждает человека предпринять опре-
деленные действия, сделать то, что необходимо для уменьшения
страдания, устранить его причину или изменить свое отношение к
объекту, служащему причиной.
В-третьих, страдание обеспечивает умеренную <негативную
мотивацию>. В работе Бартлетта-Изарда показано, что чувство
напряженности при страдании меньше, чем при любой другой от-
рицательной эмоции. До некоторой степени <негативная мотива-
ция> является необходимой для того, чтобы заставить человека
решать свои проблемы и проблемы других. Но если проблема му-
чительна, он скорее будет избегать ее, а не бороться с ней. С этой
точки зрения страх, например, не может обеспечить продолжитель-
ную мотивацию для .поддержания работы по разрешению проб-
лемы, так как эта эмоция слишком неприятная.
<Страдание же - разрушающий аффект, который с необходи-
мостью вызывает стратегию избегания. Оно, скорее, способствует
стратегии исправления, направленной на источник страдания. Сле-
довательно, -по ширине диапазона страдания можно оценивать
уровень развития человека, если он проявляет нечувствительность
к страданию, его развитие замедлено. Характер чувствительности
к страданию может также быть использован как мера развития
общества. Общество, которое не испытывает страдания по поводу
своих болезней, несправедливости, противоречий между возможно-
стями и достижениями, недостатка энергии и жизнерадостности
или по поводу своих страхов, унижения и войн, находятся на низ-
кой ступени развития> И наконец, страдание служит еще одной фундаментальной
цели. Оно облегчает сплочение людей внутри групп, будь то
семья, клуб или общество в целом . Поскольку раз-
лука вызывает страдание, избегание или предвидение страдания
является силой, удерживающей человека рядом с любимыми и
друзьями. Если бы мы не страдали при разлуке с любимым чело-
веком и друзьями, одна из наиболее важных сил, связывающих
нас с другими людьми, была бы утрачена.
Когда большую группу молодых людей попросили предста-
вить себе, что, по их мнению, будет, если в мире исчезнет страда-
ние, почти все они ответили, что это будет также мир без радо-
сти, без любви, без семьи и друзей. Вероятно, многие из них по-
думали о том, будет ли это на самом деле мир людей.
Социализация страдания
По мнению Томкинса существует четыре
основных типа социализации страдания: а) посредством наказа-
ния, б) посредством поощрения, в) посредством неполного поощ-
рения и г) смешанный тип социализации.
Социализация страдания через наказание. Этот тип социали-
зации страдания имеет место, когда родители или воспитатели
выражают свое негативное отношение к страданию ребенка или
наказывают его, не обращая внимания на причину, вызвавшую
страдание. Например, отец может бранить ребенка за отказ идти
спать, а в другом случае таким же образом бранить его, когда он
входит в комнату, плача от того, что упал и разбил коленки.
Переплетение множества страданий, при котором <не сущест-
вует выхода> и нет возможности выразить страдание или вызван-
ный страданием гнев без того, чтобы не навлечь на себя еще боль-
шее наказание, приводит в конце концов к притворству, изоляцио-
низму, низкой сопротивляемости фрустрации, слабо выраженной
индивидуальности, чрезмерному избеганию страдания, апатии и
усталости. Если же родители сочетают последовательно проводи-
мое наказание с помощью в преодолении страдания, ребенок с те-
чением времени может достичь значительной степени самоуваже-
ния и уверенности в себе.
<Социализация страдания через наказание уменьшает терпимость к
боли. Человек изначально реагирует на боль криком страдания.
Если этот врожденный ответ сдерживается страхом наказания,
боязнь боли будет возрастать. Боль и так нелегко переносится че-
ловеком, но, будучи связана со страхом, она может причинять
еще большие страдания. По мнению Томкинса, женщины более
терпимы к боли благодаря тому, что ранняя социализация страда-
ния через наказание встречается реже, чем у мужчин> Поощрение проявлений страдания при социализации. Приме-
няя поощряющий тип социализации страдания, родители пытают-
ся успокоить ребенка и осуществляют активные попытки умень-
шить воздействие стимулов, вызывающих страдание. При этом
они действуют на причины страдания (если они ограничиваются
ласковыми словами и сочувствием, ребенок во взрослом возрасте
будет обладать ярко выраженным инфантилизмом). Если родите-
ли активно борются с отрицательными раздражителями, возмож-
ности ребенка выражать страдание, бороться с ним и побеждать
его будут намного более широкими. Он будет больше доверять
другим людям, с большей вероятностью будет честным, готовым
прийти на помощь. Он будет более смелым и устойчивым к фру-
страции. Он будет благополучно переживать страдания, сопровож-
дающие любовь и радость, и у него будет гораздо более оптими-
стическое отношение к самому себе и к жизни в целом. Таким
образом, этот тип социализации страдания представляется более
продуктивным, чем социализация через наказание. Какой именно
тип социализации используют родители, зависит от их прошлого
опыта и аффективно-когнитивных ориентаций. Однако биологиче-
ски обусловленные особенности ребенка (например, пороги поло-
жительных и отрицательных эмоций) также играют серьезную
роль. Ребенок с низким порогом страдания будет плакать более
часто и, возможно, более сильно, чем ребенок с высоким порогом.
Поскольку частые повторения плача выносить труднее, родители
могут начать использовать социализацию через наказание.
Метод неполного поощрения. Этот тип социализации демон-
стрируется родителями, которые просто целуют, обнимают и по-
хлопывают своего плачущего ребенка, вместо того чтобы попы-
таться преодолеть страдание или хотя бы сделать его причину по-
нятной для ребенка, чтобы он был способен справиться с анало-
гичной ситуацией в будущем. Воспитанный таким образом ребе-
нок, столкнувшись с чем-то, вызывающим страдание, не будет бо-
роться, а попытается искать успокоения в каких-либо действиях,
не связанных с причиной страдания. Из такого ребенка может вы-
расти алкоголик или наркоман.
Смешанные методы социализации страдания. Не все формы
социализации страдания являются такими четкими и однозначны-
ми, как рассмотренные выше; реальный процесс социализации ча-
сто сочетает в себе разные методы. Так, в разные периоды жизни
ребенка родители могут использовать различные приемы, напри-
мер поощрять его плач в младенческом возрасте и наказывать,
когда он начнет ходить. Другой пример смешанного метода со-
стоит в использовании разных форм социализации отцом и ма-
терью. Результатами смешанной социализации страдания явля-
ются замедление интеграции личности, неудовлетворенность кон-
тактами с другими людьми, повышенная заинтересованность в
поддержании межличностных отношений и разрешении кон-
фликтов.
Взаимодействие страдания с другими эмоциями
Поскольку страдание является распространенной отрицатель-
ной эмоцией, оно часто сочетается пли взаимодействует с другими
эмоциями,чаще всего также отрицательными.
Взаимодействие страдания и гнева. Томкннс предположил, что страдание является врожденным возбудителем
гнева. Внешние воздействия, вызывающие непрерывное страда-
ние, могут понизить порог гнева. Большинству людей знакомо чув-
ство гнева, наступающего вслед за чувством страдания. Взаимо-
действие страдания и гнева может вызвать гневную реакцию отца
на страдание ребенка. Отец может быть сердит не на ребенка, а
на источник страдания. Гнев может также быть противодействи-
ем против страха, что дает возможность предположить существо-
вание связи страдание-гнев-страх. Примером проявления такой
сложной аффективной ориентации могла бы быть следующая си-
туация, Мальчик остался один в автомобиле, пока отец пошел за
покупками. Вокруг незнакомый район и почти темно. Мальчику
одиноко, он начинает плакать. Чувство заброшенности в незнако-
мом месте, при наступающей темноте может вызвать у ребенка
страх. Страх усиливает плач страдания и очень трудно перено-
сится. Если же мальчик рассердится на отца за его долгое отсут-
ствие, гнев будет ослаблять как страх, так и страдание.
Связь страдания и страха. Связь страха и страдания может
иметь место при различных условиях. Например, если ребенок
плачет, будучи оставлен один, и родители наказывают его за
плач, страдание может становиться условным возбудителем стра-
ха. Эта связь- страха п страдания может закрепиться таким об-
разом, что когда бы этот ребенок впоследствии ни столкнулся с
трудной, вызывающей страдание задачей или ситуацией, он начи-
нает бояться. Скорее всего, он не будет в дальнейшем пытаться
разрешить трудные проблемы, будет жить в страхе перед новыми
ситуациями и любой неопределенностью. Он будет тратить силы
на попытки избежать страдание само по себе и те обстоятель-
ства, которые его вызывают, а не на попытки овладеть причина-
ми, вызывающими страдание. Следствием связи страдания и стра-
ха очень часто является генерализованный пессимизм, заменяю-
щий мотивацию достижения п удовольствие от общения и веду-
щий к развитию ипохондрии Связь страдания и страха может привести к потере физиче-
ской смелости. Боль часто вызывает страдание. Если имеется силь-
ная связь страдание-страх, то, скорее всего, образуется цепочка
боль-страдание-страх и, как следствие, человек будет бояться
любой ситуации, связанной с переживанием боли.
Взаимодействие страдания и стыда. Если родители выказыва-
ют ребенку презрение или безразличие, когда он плачет, он может
привыкнуть сгорать со стыда всякий раз, когда ему плакать за-
хочется. Таким образом страдание становится возбудителем сты-
да, и смешанное переживание страдания-стыда может сделать
ребенка боязливым и болезненно застенчивым. Переживание стра-
дания-стыда станет таким же частым, как появление возбудите-
лей страдания - болезни, усталости, одиночества, угрозы потери
любимого человека, трудностей в решении задачи. Частые пережи-
вания страдания, связанного со стыдом, могут сделать человека
неуверенным и даже презирающим самого себя.
<В конечном счете такая социализация страдания способна
привести к полному смирению перед судьбой из-за уверенности в
том, что, когда человеку необходима помощь, его крик о помощи
не будет услышан, а если будет услышан, то останется без отве-
та> Взаимодействие страдания и познания
Взаимодействие страдания с перцептивно-когнитивными про-
цессами начинается с раннего детства. Так, Болл и Троник
обнаружили, что новорожденные в возрасте от
двух до одиннадцати недель демонстрировали явные признаки
страдания (беспокойство, плач) при восприятии неясной тени:
они совершали защитные и отстраняющие движения.
Когнитивные трансформации и влияния аффекта на отсроч-
ку удовольствия. Мишель провел ряд исследований,
которые продемонстрировали влияние аффекта на последующие
мысли и действия. В серии экспериментов изучалось влияние раз-
личных типов воображения и мышления на способность детей от
3 до 6 лет к отсрочке удовольствия. Испытуемому показывали две
вкусные вещи (например, две конфеты разных сортов) и выясня-
ли, какая из них больше нравится. Ребенка ненадолго оставляли
одного в экспериментальной комнате. Перед тем как выйти, экс-
периментатор говорил ему: <Если ты дождешься до тех пор, ког-
да я возвращусь, ты сможешь съесть это> и показывал на вы-
бранное ребенком лакомство, <но если ты не захочешь ждать, по-
ка я вернусь, ты можешь позвонить в этот колокольчик и вызвать
меня, но при этом ты получишь только это> и указывал на менее
привлекательную еду. Мишель и его студенты обнаружили, что длительность времени ожи-
дания с целью получения наиболее предпочтительного вознаграж-
дения (длительность отсрочки удовольствия) является функцией
познавательных процессов, в которые ребенок вовлечен. Экспери-
ментаторы пытались воздействовать на мысли ребенка с помощью
словесной инструкции, а также помещая или не помещая вознаг-
раждения в поле зрения ребенка. Они обнаружили, например, что
ребенок ждет дольше, когда дана инструкция думать о <смеш-
ных вещах>, чем при инструкции думать о вознаграждении.
Резюмируя, Мишель говорит: <...совокупность наших резуль-
татов о трансформации когнитивных стимулов ясно показывает,
что то, каким образом ребенок воспринимает и оценивает подкреп-
ление, определяет величину отсрочки удовольствия> Мишель считает, что любое мысленное представление о под-
креплении, которое подчеркивает его качества, ведет к <чрезмер-
ной фрустрации> и уменьшает способность маленького ребенка от-
срочивать удовольствие. Мысли же о непривлекательных качествах
подкрепления облегчают ожидание удовольствия.
Ряд эмпирических результатов Мишеля говорят о более слож-
ном взаимодействии между познанием и аффектами, чем это сле-
дует из теоретических выводов. Так, в одном из экспериментов, в
котором пищевое подкрепление находилось в поле зрения ребенка,
использовалось три ситуации: в одной ребенку давали во время
ожидания привлекательную игрушку; во второй ему давалась ин-
струкция думать о смешных вещах; в третьей ему не давали ни
игрушки, ни инструкции. В этом эксперименте игрушка точно так
же влияла на отсрочку удовольствия, как инструкция думать о
смешных вещах. Этот результат показывает, что эксперименталь-
ное манипулирование когнитивными процессами было не более
эффективным, чем вовлечение ребенка в игровую активность.
В другом эксперименте дети
должны были думать в одной ситуации о смешных вещах, в дру-
гой - о грустных и в третьей - о подкреплениях самих по себе.
Дети при условии, что они думали о смешных вещах, отсрочи-
вали удовольствие дольше, чем в обеих других ситуациях. Но де-
ти, которые думали о грустных вещах, не отличались по времени
ожидания от тех, которые думали о подкреплении. Этот экспери-
мент показывает, что мысли о смешных и грустных вещах по-раз-
ному влияют на поведение ребенка.
Выводы Мишеля весьма близки теории дифференциальных
эмоций. Согласно Мишелю, наблюдаемые в экспериментах явле-
ния были функцией когнитивных процессов: словесной инструкции
экспериментатора и последующих мыслей и образов ребенка. Но
Мишель недооценивает существование второй независимой пере-
менной, более важной в причинном, мотивационном или динамиче-
ском смысле, а именно аффекта, вызванного когнитивными процес-
сами. Они, вероятно, включают в себя увеличивающийся голод
(при мыслях о подкреплении), сочетание интереса и радости
(при мыслях о смешных вещах или при игре) и страдание или
печаль (при мыслях о грустных вещах). Весьма вероятно, что
другие части процедуры вызывали гнев (рассматривание вкусного
кусочка, который нельзя есть) и слабый страх (одиночество в
комнате наедине со своими мыслями и поступками) Кажется правдоподобным допущение, что когнитивно (мысли
о смешном) или поведенчески (игра) вызванные интерес и удо-
вольствие облегчали целенаправленное поведение, измеряемое в
терминах отсрочки удовольствия, в то время как мысленно вы-
званное страдание или взаимодействие страдания и голода (мыс-
ли о грустном и мысли о подкреплении) затрудняло его.
Страдание, альтруизм, самонаграждение и сопротивление со-
блазну. Адекватность интерпретаций результатов Мишеля с точки
зрения теории дифференциальных эмоций подтверждается тремя
другими экспериментами, использующими совершенно другие за-
висимые переменные: альтруистические действия, самонагражде-
ние и способность сопротивляться соблазну. Мур и др.
провели эксперимент, рассмотренный
в главе 10, в которой показано, что когнитивно вызванная ра-
дость повышает альтруистичность детей, а страдание и печаль
снижают.
Во втором исследовании тех же авторов использовался аналогичный метод, с той только
разницей, что не давалась провоцирующая альтруизм инструкция
и величина вознаграждения не была точно определена - дети
должны были сами взять столько денег, сколько они сочтут нуж-
ным, в период короткого отсутствия экспериментатора. Для маль-
чиков когнитивно вызванный положительный аффект привел к
значительно большему самонаграждению, чем контрольная ситуа-
ция или отрицательный аффект (между последними двумя ситуа-
циями значимых различий не было). Девочки, как при радости,
так и при страдании, показывали значимо большее самонагражде-
ние, чем в контрольной ситуации, но между двумя аффективными
ситуациями значимых различий не было. Исследователи пришли к
выводу, что именно эмоции или аффективные переживания опре-
деляют полученные результаты. Различные проявления двух эмо-
циональных переживаний у мальчиков и девочек требуют даль-
нейшего изучения.
В третьем эксперименте, в котором изучались семи- и вось-
милетние дети, Фрай обнаружил, что позитивный аф-
фект (радостные мысли) приводит к большей сопротивляемости
искушению, чем негативный аффект (грустные мысли) или ней-
тральная ситуация. Дети в ситуации грустных мыслей продемон-
стрировали значимо меньшую сопротивляемость искушению, чем
в нейтральной ситуации. Фрай объяснил эти результаты влияни-
ем вызванных с помощью воображения аффективных состояний
(радость, печаль) и предложил использовать их в воспитательной
практике.
Кросс-культурные исследования опознания эмоций , психофизиоло-
гические исследования аффективных образов и выражения эмоций
и исследования влияния аффектов на самоотчеты
и поведение дают основание сделать вывод о том, что экс-
периментально измеряемые когнитивные процессы действительно
вызывают реальные эмоциональные переживания, которые выпол-
няют мотивационные функции.
Поведение, мотивированное экспрессией. В другом оригиналь-
ном исследовании - Неверович - исследова-
лись альтруистические действия четырех-пятилетних и пяти-шес-
тилетних детей. В одной ситуации ребенка вводили в эксперимен-
тальную комнату и показывали беспорядочно разбросанные иг-
рушки. Его просили навести порядок, <так, чтобы твои товарищи
могли с ними позже играть; если ты не соберешь игрушки, твои
друзья не смогут с ними играть и будут расстроены>. Через 20 ми-
нут ребенка спрашивали, хочет он продолжать собирать игрушки
или хочет пойти погулять - развлечение, обычно воспринимае-
мое русскими детьми как интересное и радостное. В этих услови-
ях только четыре из двадцати четырех-пятилетних детей и шесть
из двенадцати пяти-шестилетних детей предпочли остаться и за-
кончить задание ради своих товарищей.
Во второй ситуации детям давали те же словесные инструк-
ции, но вдобавок им показывали изображения детей, печально
смотревших на разбросанные в беспорядке игрушки. В этой ситуа-
ции семь из двенадцати четырех-пятилетнях детей и одиннадцать
из двенадцати пяти-шестилетних предпочли отказаться от прогул-
ки и остаться для завершения задания.
В третьей ситуации, в которой показывали фотографии боль-
ных детей, которые не могли поиграть из-за беспорядка, еще
большее количество детей предпочло отказаться от прогулки и за-
кончить задание. Неверович интерпретировала рост альтруизма
как функцию переживания страдания, вызванного у испытуемых
сочетанием словесной инструкции и фотографии других испыты-
вающих страдание детей.
Причины и следствия страдания. Ответы, наблюдавшиеся в ис-
следовании причин и следствий страдания, представлены в табл. 8.
Горе
Теория дифференциальных эмоций считает, что горе является
сложной структурой, включающей фундаментальные эмоции и
эмоционально-когнитивные взаимодействия. Переживание горя
ТАБЛИЦА 8
Причины и следствия страдания
(М - приблизительно 130 студентов колледжа)
Ответы
Процент испы-
туемых, давших
ответы
Причины страдания
Чувства
1. Страдание, уныние, упадок духа
2. Ощущение одиночества, изоляции, отверженности
3. физическое, психическое расстройство
4. Чувства неудачи, разочарования в себе, некомпетентности, не-
адекватности
5. Другие чувства
Мысли
1. Мысли о какой-то личной проблеме
2. Мысли о неудаче, некомпетентности и т. д.
3. Мысли о смерти
4. Мысли об одиночестве, отверженности
5. Другие мысли
Действия
1. Глупое, ошибочное действие
2. Действие, повредившее другим
3. Действие, навязанное другими
4. Действие морально, юридически неправильное
5. Пассивность, отсутствие действия
6. Уход, отступление
7. Другие действия
33,9
30,9
14,0
13,2
9,5
42,0
19,8
16,7
8,7
Страдание, уныние, упадок духа
2. Физическое, психическое расстройство
3. Одиночество, отверженность
4. Чувство необходимости остаться одному
5. Гнев
6. Чувство обмана, обиды, использования себя другими
7. Чувство неудачи, некомпетентности
8. Другие чувства
Мысли
1. Мысли о том, что жизнь в целом плоха
2. Мысли о причине уныния, страдания
3. Мысли о том, как преодолеть уныние, о более приятных вещах
4. Мысли о неудаче, некомпетентности и т. д.
5. Мысли об одиночестве, отверженности
6. Другие мысли
Макаки-резус, у которых существует сильная привязанность меж-
ду матерью и детенышем, обнаруживают более глубокое горе при
разлуке, чем макаки тех видов, у которых материнские функции
распределены между взрослыми самками стаи.
1 Наиболее значимой культурной детерминантой горя являет-
ся утрата роли..Роль отца, матери, ребенка, мужа и т. д. пред-
писана культурой, и потеря любимого человека часто означает
утрату соответствующей роли. Как указывают Эйврил и другие
авторы, потеря роли есть, в сущности, разрушение функциональ-
ных связей в результате потери значимого человека.
Психологические факторы психологпческие причины горя
связаны с аффективными привязанностями к людям, предметам
пли идеям. Разлука или утрата объекта привязанности, таким об-
разом, означает утрату источника радости и возбуждения и, в
зависимости от возраста человека и природы объекта, утрату
любви, уверенности и чувства благополучия. Фактором, общим
для всех психологических причин горя, является ощущение поте-
ри чего-либо ценного и любимого, такого, к чему имелась силь-
ная эффективная привязанность.
Характеристики, связанные с выражением и переживанием
горя
Доминирующим выражением лица человека при горе являет-
ся выражение страдания и печали. Однако оно может быть и не-
однозначным вследствие наличия других основных эмоций. Пере-
живание горя соответствует переживанию страдания и печали.
При взаимодействии с другими эмоциями переживание горя ста-
новится более сложным. Как уже отмечалось, Блок при изучении феноменологии горя с помощью метода семантиче-
ского дифференциала отметил сильную тенденцию к сочетанию
чувства вины с горем. Исследования Блока показали также, что
понятие горя положительно коррелирует с понятиями беспокой-
ства и зависти и отрицательно - с понятием удовлетворенности.
Аспекты горя, связанные со взаимодействием эмоций и эмоцио-
нально-когнитивными взаимодействиями, могут меняться от куль-
туры к культуре. Как уже отмечалось, Блок обнаружил сущест-
венные различия в связях, образуемых горем, для американской
и норвежской культур. Эти выборки также существенно отлича-
лись одна от другой по характеру связей горя с беспокойством,
завистью и удовлетворенностью. Полученные Блоком результаты
в целом согласуются с данными Изарда о том, что
культуры различаются по своим установкам в отношении основ-
ных эмоций, а поэтому по частоте, с которой определенные эмо-
ции взаимодействуют с другими.
Функции горя
Уже отмечалось, что горе выполняет биологические и соци-
альные функции, облегчающие социальные привязанности и груп-
повую сплоченность.Подобно всем эмоциям или эмоциональным
структурам, горе заразительно, и эта заразительность вызывает
сочувствие и усиливает связь между темп, кто понес тяжелую
утрату.
Горе обладает большим приспособительным значением для
индивида. Оно дает возможность человеку <превозмочь себя> и
приспособиться к потере. В некотором смысле горе является спо-
собом отдать дань потерянному любимому человеку. Гнетущее
переживание горя побуждает человека к восстановлению личност-
ной автономии. Согласно Боулби , горе
является адаптивным, потому что оно действует как мотивация
к обретению утраченного объекта вновь. Некоторые внешние про-
явления горя могут выполнять коммуникативную функцию, вызы-
вая сочувствие и помощь. Наконец, горе и его внешние проявле-
ния сообщают другим людям, что понесший утрату индивид яв-
ляется любящим и заботливым человеком. Другие функции горя
будут затронуты в следующих разделах.
Горе в контексте привязанности и разлуки
В своей монументальной двухтомной работе Боулбн представил теорию привязанности п разлуки и дал
анализ психологических проблем, связанных с этими явлениями.
Мы уже рассматривали теорию Боулби о прототипической меж-
личностной привязанности, связи матери и младенца. Боулби рас-
сматривает горе именно в контексте разрушения этой связи. Он
утверждает, что в тех ситуациях, когда маленький ребенок имеет
нормальные возможности для социального развития и привязан к
матери, насильственное отделение его от матери приводит к стра-
данию. После отделения поведение младенца или маленького ре-
бенка проходит ряд типичных стадий: протест, который заключа-
ется в энергичных попытках обрести вновь мать >ли человека, осу-
ществляющего уход; отчаяние, которое характеризуется горем и
рыданиями; и отчуждение, которое заключается в развитии раз-
личного рода защиты с целью компенсировать утрату. Характер
реакции на разлуку зависит, в частности, от возраста. Поскольку
привязанность не бывает фиксированной и прочной до возраста
примерно в шесть месяцев, синдром реакций на разлуку наблю-
дается только со второй половины первого года жизни. Начиная
с этого времени и на протяжении раннего детства даже кратко-
временная разлука может вызвать страдание и различные фазы
описанного синдрома. Дети постарше могут понимать относитель-
ную незначимость кратковременной разлуки и страдают только
при более долгой. Взрослые приходят в душевное расстройство,
когда разлука продолжительна или не имеет конца, как в случае
смерти любимого человека.
Согласно Боулби, фаза протеста синдрома реакций на раз-
луку характеризуется главным образом эмоцией страха. Разлука
означает одиночество, и Боулби предлагает ряд обоснований сво-
его положения, что одиночество является одним из естественных
ключевых стимулов возрастающей опасности и, как следствие это-
го, условием, которое часто вызывает страх. Страх служит побуж-
дением к бегству от опасности, главным образом с помощью по-
пыток вернуть отсутствующую мать. Когда страх уменьшается,
младенец может выказывать гнев, <упрек за то, что случилось, и
протест против того, чтобы это случилось снова> . Постулат Боулби, что страх и гнев взаимодействуют в
синдроме реакций на разлуку, согласуется с теорией дифференци-
альных эмоций.
В фазе отчаяния ребенок проявляет признаки горя. В системе
Боулби горе определяется главным образом в терминах отчаяния
или страдания.
В последней фазе синдрома реакций на разлуку ребенок фор-
мирует различные защиты. Для младенца и маленького ребенка
главным способом избавиться от травмирующего действия разлу-
ки является переориентирование на других активной привязанно-
сти. Для детей постарше, подростков и взрослых главным спосо-
бом защиты является подавление. Как указал Перетц , индивидуум может также использовать для защиты изоля-
цию аффекта, вытеснение (особенно агрессивного компонента),
замещение и отрицание.
Эмоциональная динамика при горе
По общему мнению, разлука или утрата является главной
детерминантой горя. Боулби, вероятно, совершенно прав, указы-
вая, что в младенчестве и раннем детстве первой эмоцией в ответ
на разлуку является страх. У взрослых потеря любимого челове-
ка, вероятно, вызывает прежде всего страдание, которое и оста-
ется в большинстве случаев доминирующей эмоцией. В терминах
теории дифференциальных эмоций различия между индивидами и
ситуациями, в которых они взаимодействуют, могут дать начало
комбинации с горем следующих эмоций: страдания, страха, гне-
ва, вины и стыда. Перетц также обнаружил присут-
ствие в горе всех этих эмоций.
Страдание и страх. В то время как страх является первой
реакцией младенца на разлуку или утрату, горе наблюдается
только после того, как страдание становится доминирующим. Пер-
вой реакцией на утрату у старших детей и взрослых, вероятно,
является страдание. Люди могут испытывать страх или взаимо-
действие страдания и страха, когда думают о возможной потере
или утрате любимого человека.
Страдание и гнев. Поскольку страдание при горе является
.первичной эмоцией, связь горя с гневом и агрессией неудивитель-
на. Страдание, согласно Томкинсу, является внутренним возбуди-
телем гнева, в горе же переживание страдания обычно продолжа-
ется. Гнев может также возникать как результат обвинения в
разлуке отсутствующего или утраченного любимого человека или
кого-либо еще. Как указал Эйврил, потеря значимого человека
может быть весьма фрустрирующим переживанием: (не могут быть
осуществлены планы, не могут быть удовлетворены желания, свя-
занные с этим человеком, и т. д. Такая фрустрация легко может
вызвать гнев.
Взаимодействие страдания, страха и гнева. Боулби приводит
результаты одного исследования, которое ярко продемонстрирова-
ло наличие гнева и агрессивного поведения у детей, которые были
разлучены с родителями и две недели или более жиля в детском
учреждении. В сравнении с детьми, которые оставались у себя до-
ма, эти дети проявляли агрессивное поведение в тесте игры с кук-
лами в четыре раза чаще. Способность ребенка к восстановле-
нию хорошо демонстрируется тем фактом, что применение теста
игры с куклами шесть и десять недель спустя после возвращения
разлученных детей домой не выявило различий в их агрессивности
по сравнению с детьми, остававшимися дома на протяжении всего
периода наблюдения. Согласно Боулби, гнев в этом взаимодейст-
вии страдания, страха и гнева может быть как функциональным,
так и дисфункциональным. Его позитивными последствиями могут
стать действия, направленные на преодоление препятствий к вос-
соединению и на то, чтобы не допустить разлуки в будущем.
Дисфункциональность имеет место тогда, когда гнев, происходя-
щий от сильного страдания при повторяющихся разлуках, ведет
.к разрушительной агрессии.
Взаимодействие страдания, вины и стыда. Вина, особенно в
.американской культуре , является весьма распрост-
раненным компонентом горя. Горе может происходить от сожале-
ния, что не было лучших отношений с умершим, или от сознания
того, что для утраченного человека не было сделано всего того,
что было, как кажется, возможно. Стыд может иметь место ког-
да человек чувствует, что другие осуждают его за то, что он не
был достаточно внимателен к умершему или был недостаточно
заботливым во время его болезни.
Горе и психопатология
В книге, составленной Шонберго.м и др. , ряд авторов доказывает, что следствиями
утраты любимого человека могут быть заболевание и смерть. Так,
есть данные о связи потери близкого человека с различными со-
матическими симптомами, такими, например, как болезнь рака.
В книге рассматриваются психологические и соматические реак-
ции на различные типы утраты и возможные терапевтические про-
цедуры для борьбы с этими явлениями.
Если мы допускаем, что депрессия связана с комбинацией
эмоций, включающей гнев, направленный как вовнутрь, так и во-
вне, то необходимо признать возможность участия эрготропиче-
ской системы. При эрготропическом доминировании будут увели-
чиваться симпатическая активность, кортикальная десинхрониза-
ция и показатели поведенческого и ЭЭГ возбуждения.
Теория дифференциальных эмоций считает, что депрессия
представляет собой особый баланс между трофотропической и эр-
готропической системами. Такой баланс подразумевает как опре-
деленный уровень одновременного функционирования этих двух
систем, так и чередование их доминирования. Баланс может ме-
няться в зависимости от типа или глубины депрессии, когда раз-
личные эмоции возрастают или уменьшаются по интенсивности,
В любом случае предположение о связанности обеих систем силь-
но усложняет нейрофизиологию и биохимию депрессии.
Основными подходами к изучению депрессии являются сле-
дующие: нейрофизиологически-оиохимический, психоаналитиче-
ский и подход с точки зрения теории дифференциальных эмоций.
Эти подходы обсуждались во всех деталях в работе Изарда
Количество литературы, посвященной каждому из
них, непрерывно возрастает. Эти подходы кратко изложены ниже.
Нейрофизиологический и биохимический подходы
Исследования биохимии депрессии сконцентрированы на био-
генных аминах и на водном и электролитическом балансе. В на-
стоящее время гипотеза биогенных аминов привлекает наиболь-
шее внимание. Эта гипотеза утверждает, что синтез
и метаболизм биогенных аминов имеют прямое отношение к де-
прессии и мании. Более конкретно, депрессия связана с низким
уровнем аминов в мозгу, мания - с высоким В не-
которых работах показаны сложные взаимосвязи между различ-
ными аминами, характеристиками депрессии
Теория дифференциальных эмоций имеет некоторые прило-
жения в нейрофизиологических и биохимических исследованиях
депрессии. Если мы считаем, что страдание является ключевой
эмоцией при депрессии, то депрессия связана с возрастанием ак-
Биогенетический, социокультурный и когнитивный
подходы
Крейнс представил довольно подробную био-
генетическую теорию депрессии. Он считает, что этиология депрес-
сии является в значительной мере физиологической (наследствен-
но и гормонально обусловленной). Крейнс определяет депрессию
как нарушение функционирования трех областей мозга: промежу-
точного мозга, обонятельного мозга и ретикулярной формации. Он
утверждает, что биогенетическая теория объясняет циклический
характер депрессии и действенность радикальной терапии - яв-
ления, которые не столь легко объяснить в терминах психоанали-
тической или когнитивной теории.
Крейнс приводит доказательства роли наследственности в
депрессии. Он указывает, например, для случая монозиготных
близнецов, что если один из них болеет психотической депрессией,
другой страдает маниакально-депрессивным психозом в 70-96%
случаев.
Крейнс указал на связь между биологическими факторами и
рядом депрессивных симптомов. Он объясняет зрительную парэс-
тезию нарушениями в оптических ядрах таламуса и эмоциональ-
ную изоляцию - неправильной передачей или неэффективной ин-
теграцией сенсорных процессов, связанных с эмоциями. Резуль-
таты исследований биохимии депрессии и связи депрессии кон-
ституционального типа в целом соответствуют биогенетической
теории Крейнса.
В ряде работ были обнаружены четкие связи между социо-
культурными факторами и наличием депрессии. .Депрессия встре-
чается намного реже в Африке и в Ирландии, чем в Англии . Некоторые исследователи показали, что негры
страдают от депрессии реже и не так сильно, как белые . Однако надо иметь в
виду, что некоторые социокультурные факторы, такие, как семей-
ное окружение и этническая принадлежность, трудно отделить от
наследственных факторов.
Фромм-Рейчмен провела глубокое
исследование семей двенадцати маниакально-депрессивных боль-
ных и обнаружила, что каждая семья отделена от большей части
общества некоторыми факторами: принадлежностью к меньшин-
ствам, ухудшенной социальной позицией, стремлением к высоко-
му положению. Она обнаружила, что депрессивные дети склон-
ны .воспринимать своих родителей иначе, чем их здоровые сверст-
ники, и, как результат этого, в семьях наблюдаются иные отно-
шения детей и родителей.
Бек представил всеобъемлющую когнитивную
теорию депрессии. Он утверждает, что познание является первич-
ной детерминантой эмоций, настроений и поведения. Он описыва-
ет как первичную триаду когнитивных детерминант то, каким об-
разом человек видит себя, окружающий его мир и свое будущее.
Негативный взгляд на себя заставляет депрессивного человека
рассматривать себя как неадекватного и нестоящего и объяснять
свои несчастья собственными дефектами. Негативный взгляд на
будущее заставляет его видеть впереди нескончаемое продолже-
ние мучений. Бек объясняет большинство типичных депрессивных
симптомов, таких, как паралич воли, попытки самоубийства и са-
мообесценивание как результат той или иной из этих когнитив-
ных детерминант.
Теория дифференциальных эмоций ставит ряд критических
вопросов перед теорией Бека. Наиболее важный из них заключа-
ется в том, каким образом индивид приходит к стойкому нега-
тивному взгляду на себя, на мир и на будущее. Слова, что это
происходит на основании опыта и реакций окружающих, не дают
конкретного понимания этиологии болезни.
Бек считает когнитивную организацию или схему, которая
определяет, как объект или идея будут восприняты и концептуа-
лизированы, основной детерминантой депрессии. Но Бек не ста-
вит вопроса о детерминантах избирательности восприятия и .по-
знания.
Теория дифференциальных эмоций полагает, что модель
депрессии должна быть построена на основе эмоционально-когни-
тивных взаимодействий с фундаментальными эмоциями как пер-
вичными детерминантами.
Бек представил всесторонний и очень полезный анализ .симп-
томалогии и феноменологии депрессии. Он относит характеристи-
ки депрессивного состояния к четырем основным группам. Эмоцио-
нальные проявления выражаются часто наблюдающимся уныни-
ем или угнетенным настроением. Когнитивные проявления пред-
ставлены склонностью депрессивного человека рассматривать себя
как неполноценного в отношении того, что является наиболее для
него важным. Мотивационные проявления представлены пассив-
ностью, зависимостью, избеганием и параличом воли; вегетатив-
ные и физические - потерей аппетита и расстройствами сна.
Некоторые из групп Бека представляются перекрывающими-
ся. Несомненно, эмоциональные и мотивационные проявления име-
ют общие корни в эмоциональных процессах. Точно так же ког-
нитивные проявления и физические и вегетативные проявления,-
вероятно, испытывают влияние одной или нескольких фундамен-
тальных эмоций.
Теории научения и депрессия
По наблюдениям Райта и Мак-Дональда бихевиористы, которые занимались проблемой депрес-
сии, больше интересовались терапевтическими процедурами, чем
теоретическими моделями. Теория научения в применении к ана-
лизу депрессии получила, однако, толчок, когда Селигмен и его>
коллеги на-
чали экспериментальную работу, которая положила основание-
для понимания депрессии как явления, обусловленного беспомощ-
ностью. Селигмен и его коллеги показали, что собаки, получившие-
большое количество неизбежных электрических ударов, в конце
концов начинали воспринимать их пассивно. Согласно Селигмену"
собака научается тому, что не существует адаптивного ответа, и
поскольку нельзя сделать ничего, чтобы избежать удара, научает-
ся пассивности и беспомощности. Используя в качестве контроля
собак, которые получали удар той же силы, но могли контроли-
ровать или избегать его, экспериментаторы показали, что отнюдь
не оила удара или физическая травма приводят к пассивности у
экспериментальных животных. Далее было показано 1970), что собаки, обученные оставаться спокойными для того,.
чтобы избежать удара, не становятся пассивными в другой ситуа-
ции, когда животное могло избежать удара, перепрыгивая через
барьер. По-видимому, пассивность возникает, когда животные на-
учаются тому, что неприятные воздействия не зависят от их отве-
ГЛАВА 12
тов. Поэтому мотивация к действиям, направленным на получе-
ние контроля над ситуацией, у этих животных снижена. Резуль-
тирующая поведенческая апатия может стать патологической.
Селигмен и его коллеги утверждают, что явление <обуслов-
ленной беспомощности>, которое является результатом большой
серии неотвратимых электрических ударов, - это аналог реактив-
ной депрессии у человека. Они полагают, что все ситуации, вызы-
вающие депрессию, сходны в том, что в них представляется невоз-
можным контроль над событиями, особенно над теми их аспекта-
ми, которые являются наиболее важными. Распространяя своп
результаты на человека, Селигмен испытывал влияние работ Века
и Келли . В теории личностных конст-
руктов Келли подчеркивается, что человек испытывает потребность
предсказывать и контролировать свое окружение.
Селигмен предположил, что теория проти-
воположных процессов в эмоциях сопо-
ставима с его собственной теорией развития депрессии. Вредонос-
ные события (электрический удар) приводили к страху и паниче-
ским, неадаптивным реакциям. При последовательном повторе-
нии ситуации организм научается тому, что мотивированные стра-
хом ответы становятся неадаптивными. По мере накопления опыта
нарастают беспомощность и другие чувства, сопровождающие де-
прессию, но уменьшается страх. В конечном счете депрессия слу-
жит ограничителем для страха и удерживает последний в преде-
лах переносимости, таким образом страх и депрессия действуют
кик противоположные процессы. Как уже отмечалось, некоторые
психоаналитические теории (например, Кайо, 1968) и теория диф-
.ференциальных эмоций признают взаимодействия эмоций неотъ-
емлемым свойством депрессии, и одним из таких взаимодействий
является взаимодействие между страданием н страхом. В теории
.депрессии Селигмена страх является скорее случайным, чем при-
чинным; тем не менее его схема начинается с вызванного ударом
страха. Остается неясным вопрос, какие другие аффективные со-
стояния делают организм чувствительным к развитию обуслов-
ленной беспомощности и депрессии.
Экспериментальные результаты и теоретическая модель, раз-
витые Селигменом и его коллегами, вызвали значительный инте-
рес у всех, кто связан с изучением и лечением депрессии. Наибо-
лее серьезной проблемой теории является ограниченная сфера ее
применения. Селигмен сам признавал, что она применима только
к реактивной депрессии, и подразумевал, что все виды депрессии
она не объясняет.
Клйнгер предложил <побудительную теорию
депрессии>. Согласно этой теории при депрессии, когда организму
становится ясно, что определенная цель достигнута, процесс от-
странения происходит раньше завершающей активности. <Цикл
побуждения-отстранения> состоит из трех фаз. В первой фазе ин-
дивид отвечает на утрату объекта энергичными реакциями в по-
пытке вернуть то, что было утрачено. Вторая фаза характеризует-
ся гневом и агрессией, направленными на объект. Наконец, ког-
да активность в первой и второй фазах не дает результата, орга-
низм становится полностью отстраненным от побуждений, которые
.обычно ведут к адаптивным ответам, и эта полная отстраненность
вызывает депрессию или составляет ее.
Клерман в своем обзоре поставил перед мо-
делями теории научения ряд вопросов. Он заключил, что депрес-
сия не только является совокупностью обусловленных неадаптив-
ных ответов, но выполняет различные адаптивные функции у жи-
вотных н младенцев. Он утверждает, что депрессия у младенцев
выступает как признак страдания н вызывает помощь со стороны
родителей или воспитателей. Хотя Клерман и не был уверен в
адаптивной функции депрессии у взрослых, он предположил, что
она является адаптивным процессом в любом возрасте. В под-
держку своего положения он отметил, что реактивная депрессия
является, в целом, самоограничивающейся по длительности (фак-
тор, который, по его мнению, указывает на доброкачественность
такой депрессии). Клингер предположил даже воз-
можность того, что противодействие нормальному течению депрес-
сии (например, с помощью антндепрессантов) может в конце кон-
цов оказаться вредным.
Был предложен ряд других моделей депрессии, основанных
на теории научения . Хотя некоторые из этих
теорий применимы и к иным типам депрессии помимо реактивно-
го, большинство из них весьма сходны с моделью Селигмена.
Фостер предположил, что депрессивные лю-
ди характеризуются утратой определенных типов адаптивного по-
ведения и увеличением поведения избегания, такого, как жалобы,
просьбы, плач и раздражительность. Жалобы ц просьбы являют-
ся попытками депрессивных людей устранить неподходящие ус-
ловия. Более важным, чем неэффективные попытки избегания, яв-
ляется уменьшение частоты проявления поведения. Наблюдается
редукция частоты адаптивного поведения, которое первоначаль-
но положительно подкреплялось. Это является следствием трех
различных факторов. Во-первых, существуют Ограничения набора
доступных ответов в определенных ситуациях. Примером процес-
са, ограничивающего доступные ответы, может быть роль гнева
при депрессии. Поскольку гнев обычно направлен на другого че-
ловека, он может уменьшить возможность того, что объект гнева
будет способствовать положительному подкреплению субъекта,
выражающего гнев. Далее, проявление гнева часто наказывается,
и для того, чтобы избегнуть наказания, человек может подавлять
наказуемое поведение. Вместе с гневными реакциями при этом
могут быть также подавлены потенциально адаптивные ответы,
что ведет к ограничению набора действий, которые могли бы вы-
звать положительное подкрепление. Во-вторых, причиной умень-
шения частоты адаптивного поведения являются непоследователь-
ные вознаграждения и наказания. Индивид при этом теряет спо-
собность понимать закономерности подкрепления. Если родители
или воспитатели применяют поощрения и наказания случайным
образом как к адаптивным, так и к неадаптивным типам поведе-
ния, ребенок приходит в замешательство, у него развиваются
чувства безнадежности и беспомощности, входящие согласно мно-
гим теориям в синдром депрессии. Третий фактор, который рас-
сматривается Фостером, относится к изменениям в окружении.
Если окружение, особенно социальное окружение, изменяется
таким образом, что ранее подкреплявшие ответы больше поло-
жительно не подкрепляются, эти ответы имеют тенденцию исче-
зать из репертуара индивида. В качестве основного примера это-
го случая Фостер приводит потерю любимого человека или значи-
мого другого, которые были источником позитивного подкреп-
ления.
Позиция Левинсона сходна с позицией
Фостера. Он утверждает, что подавленность при депрессии явля-
ется результатом низкого уровня положительного подкрепления.
Анализ Левинсоном аффектов и аффективно-когнитивных взаимо-
действий при депрессии (чувство вины, пессимизм, потеря само-
уважения) является довольно поверхностным. Он полагает, что эти
более дискретные явления происходят в результате усилий чело-
века отнести к какой-либо категории свои неопределенные и не-
конкретные ощущения при подавленности. Либерман и Раскин
предложили поведенческую теорию,
сходную с предыдущими, добавив предположение, что трудности
депрессивного человека обостряются подкреплением неадаптив-
ного поведения.
В силу особенностей своей теоретической ориентации бихе-
виористы не изучали широко аффекты и аффективно-когнитив-
ные взаимодействия. Исключением является тонкий анализ, пред-
принятый Фостером для выяснения роли гнева при депрессии.
Польза этих теорий может заключаться в создании подходов для
понимания причин определенных ответов или действий депрессив-
ных людей. Оставаясь в рамках теории научения, Костелло ут-
верждает, что не утрата подкрепления адаптивного поведения, а
утрата эффективности подкрепляющего агента лучше объясняет
явление депрессии. Костелло дополняет свою теорию научения
гипотезой о том, что биохимические и нейрофизиологические
изменения могут способствовать потере эффективности подкреп-
ения.
Психоаналитическая теория депрессии
Рассмотрим точку зрения психоаналитиков на происхожде-
ние и роль различных эмоций при депрессии. Все они согласны с
тем, что страдание (уныние, угнетенность, безнадежность) явля-
ется частью синдрома депрессии .
Страдание, по их мнению, является результатом действительной
или воображаемой утраты, которая угрожает самоуважению, уве-
ренности в себе и эмоциональной безопасности индивида. Психо-
аналитики полагают, что предрасположенность к страданию закла-
дывается на оральной стадии младенчества, в период максималь-
ной беспомощности и зависимости индивида.
Почти все теоретики психоанализа согласны с тем, что гнев
является частью синдрома депрессии. Все они разделяют ту точ-
ку зрения, согласно которой гнев и враждебность при депрессии
происходят из ранней фрустрации и тенденции к фиксации на
оральной и анальной стадиях психосексуального развития. Неко-
торые специалисты, однако, отводят гневу и враждебности мень-
шую роль .
Вина выступает как эмоция, непосредственно связанная с де-
прессией. Радо , например, считает настроение мрач-
ного раскаяния доминирующим в этом синдроме. Выражение
<мрачное раскаяние> подразумевает некоторую комбинацию стра-
дания и вины. Вина согласно психоаналитической системе возни-
кает как результат относительно неконтролируемого депрессив-
ным индивидом гнева, ярости и соответствующего поведения.
Страх и тревога также упоминаются рядом теоретиков пси-
хоанализа, причем некоторые рассматривают их как первоначаль-
но обусловленные боязнью потери сексуальной потенции. По сути,
можно говорить о страхе, происходящем от чувства неадекват-
ности и неспособности перед лицом угрозы или опасности. Жане
говорил о страхе действия как ключевой детерми-
нанте депрессии, а Боулби рассматривал
страх как часть синдрома реакций на разлуку у детей.
Среди психоаналитиков нет согласия по вопросу присутствия
в депрессии эмоции стыда. Фрейд полагал, что у
депрессивных людей стыд отсутствует, тогда как Фромм-Рейчмен
подчеркивала, что стыд у них присутствует и является важным
компонентом их переживаний. Большинство психоаналитиков счи-
тают, что утрата самоуважения, уверенности в себе и чувства
собственного достоинства являются яркими составляющими де-
прессии.Можно рассматривать эту утрату самоуважения и со-
провождающее ее чувство собственной неполноценности как по-
казатели эмоции стыда.
Психоаналитики используют дискретные эмоции при описании
депрессии гораздо больше, чем при анализе тревожности. Они
в той или иной степени затрагивают большинство компонентов
депрессии, рассматривающихся в теории дифференциальных эмо-
ций
Теория дифференциальных эмоций и эмпирический анализ
депрессии
Теория дифференциальных эмоций полагает, что депрессия;
является изменчивой комбинацией аффектов и аффективно-когни-
тивных взаимодействий. Депрессия - это даже более сложный
синдром, чем тревожность: активируется больше эмоций и суще-
ствует больше возможностей для конфликтов в эмоциональной
динамике. Фундаментальные эмоции, связанные с депрессией, -
это страдание (ключевая эмоция), гнев, отвращение, презрение,
страх, вина и застенчивость. Предполагается, что гнев, отвраще-
ние и презрение проявляются как в отношении себя, так и в от-
ношении других.
Хотя фундаментальные эмоции считаются первичными и наи-
более важными элементами депрессии, часто присутствуют дру-
гие факторы - снижение сексуальной потребности, ухудшение-
физического состояния и утомление. Все это может считаться не-
посредственным аффектом или побочным продуктом депрессии.
Эти явления в то же время влияют на другие компоненты депрес-
сии и на ее течение.
Теория дифференциальных эмоций полагает, что утрата сек-
суальных интересов и опасения по поводу сексуальной адекват-
ности в какой-то степени определяются комбинацией враждебно-
сти и вины, направленных на себя. Физическое состояние ухуд-
шается от чувства слабости и двигательной замедленности, кото-
рые являются результатом эмоциональных конфликтов. Усталость
определяется частично расходом энергии на свойственные депрес-
сии эмоци