Загрузил Полиграфия Формат

Гендерные проблемы в системе гос и мун упр Дип работа

Реклама
1
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………3
I ГЛАВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГЕНДЕРНЫХ
ОСОБЕННОСТЕЙ В УПРАВЛЕНИИ………………………………………..7
1.1 Понятие «гендер» и изучение гендерных проблем в современной
науке……………………………………………………………………………….7
1.2 Теоретические взгляды на роль женщин в государственном
управлении……………………………………………………………………….13
II ГЛАВА ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНОЙ
ПОЛИТИКИ В КЫРГЫЗСТАНЕ……………………………………………28
2.1 Гарантии гендерного равенства в государственном и муниципальном
управлении КР…………………………………………………………………..28
2.2. Внедрение гендерного подхода в государственного и муниципального
управления КР……………………………………………………………………45
2.3 Анализ представительство женщин в структурах государственной и
местной власти…………………………………………………………………...58
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………...63
Список использованной литературы………………………………………..67
2
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования.
В суверенном Кыргызстане к
вопросам гендерного равенства подходят с особым трепетом. Об этом можно
судить не только по огромному числу реализованных за годы независимости
соответствующих
программ
и
стратегий,
но
и
по
содержанию
«Национального плана действий по достижению гендерного равенства в КР
на 2018–2020 годы».
Внедрение
гендерных
подходов
в
процессы
государственного
управления и местного самоуправления в Кыргызской Республике уже имеет
свою историю и методологию.
Как свидетельствует история, все институциональные структуры –
закон, политика, религия, государство, экономика, как правило, гендерно
иерархичны. История доказывает, что нормативные тенденции относительно
гендерного различия и деятельности, меняются в зависимости от ситуации и
контекста.
Возникновение
новых
тенденций
в
гендерной
политике
сопряжено с развитием демократии, ее институтов, механизмов и процедур.
Как
показала
новейшая
история,
уровень
обеспечения
гендерного
равноправия в государственном и муниципальном управлении является
одним из самых точных индикаторов демократизации общества.
Достигнутые в последнее время успехи в области политического
продвижения женщин должны стать основой для реального продвижения
гендерного равенства в различных отраслевых, региональных и местных
программ развития, для того чтобы реальную пользу от реализации новых
технологий и инструментов анализа получали потребители государственных
услуг. Это на сегодняшний день остается одной из проблемных областей.
Несмотря на то, что существует опыт других стран, при внедрении
гендерного подхода он не может быть напрямую использован в Кыргызстане.
Существуют различия между странами, и важно учитывать социальные,
культурные и экономические особенности при разработке стратегий и
3
программ, направленных на решение гендерных проблем. Более того,
препятствия на пути внедрения гендерного подхода также различны в разных
странах, поэтому следует продолжить разработку творческих подходов к
этому процессу.
Это
обусловлено
также
и
необходимостью
выполнения
международных обязательств, таких как Цели развития тысячелетия ООН,
Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин в
области гендерного равенства и др.
Выполнение этих обязательств невозможно без ответственного
отношения к продвижению гендерного равенства, которые должны найти
четкое
отражение
в
национальных
планах
развития,
и
получить
политическую поддержку, подтвержденной ресурсами. Ключевое значение
имеет возложение ответственности на руководителей и лиц принимающих
решения, которые должны знать о преимуществах реального воплощения
гендерно-чувствительного подхода, и быть способны применять их на
практике. При этом важно, чтобы комплексный гендерный подход стал
неотъемлемым аспектом всех форм содействия развитию, а не применялся
исключительно в рамках специальных «гендерных» проектов.
Изменение социального статуса женщин происходит в середине XIX
века. Сначала женщины начинают принимать участие в производственном
процессе (так как для дальнейшего экономического развития требуется
приток новой рабочей силы). Именно этот факт дал толчок к тому, что жизнь
женщин постепенно начинает протекать не только в приватной сфере, как это
было ранее; женщины начинают играть все более важные роли и в
публичной
сфере
жизни
общества.
Постепенная,
но
постоянная
трансформация норм, ролей и ценностей неизбежно вызывает интерес
ученых, и тендерные исследования в целом являются ответом на события,
происходящие в обществе и на сегодняшний день.
Политика является одной из самых публичных сфер жизни общества,
где исторически сложилось фактически полное доминирование мужчин. До
4
начала XX века участие женщин в политике было минимальным. Однако
женщины постепенно завоевывают и эту область деятельности.
В середине прошлого века женщины начали бороться за возможность
участвовать в принятии решений на государственном уровне, принимать
участие в управлении, как на локальном, так и на глобальном уровне. И в
этой борьбе женщины также добиваются успехов, занимая все большее
количество как выборных, так и «назначенческих» постов. В отдельных
регионах (в качестве примера можно назвать страны северной Европы) уже
можно говорить о фактическом равенстве мужчин и женщин в сфере
управления. Но, для большинства стран мира эта проблема еще достаточно
актуальна. На сегодняшний день проблема достижения женщинами полного
равенства с мужчинами в сфере политики признана международным
сообществом и является одной из приоритетных для большинства развитых
государств и политических институтов.
Именно поэтому данная работа призвано познакомить с основами
гендерных знаний и обеспечить привитие чувствительности для внедрения
гендерного подхода в их текущей и будущей деятельности. Обучение на
постоянной основе всех руководителей и специалистов, участвующих в
разработке и реализации осуществлении государственной политики является
настоятельно необходимым сегодня, что в конечном итоге может обеспечить
устойчивое развитие Кыргызстана. Таким образом, проблема гендера в
современном мире, в том числе и в Кыргызстане весьма актуальна.
Цель исследования проанализировать гендерные проблемы в системе
государственного и муниципального управления и представительства
женщин во властных структурах Кыргызстана.
Задачи:
– изучить понятие «гендер» и гендерных проблем в современной науке
- изучить теоретические взгляды на роль женщин в государственном
управлении;
5
– проанализировать гарантии гендерного равенства в государственном и
муниципальном управлении КР;
- проанализировать гендерного подхода в государственные и муниципальные
управления КР;
Степень научной разработанности проблемы. В рамках темы
большое значение имеют работы Р. Коннелла, Дж. Лорбер, С. Фаррелл, О.А.
Воронина, Е Здравомысловой, А.Темкина, С. Ушакина, Н. Степанова, Е.
Кочкина, М. Полениной.
Из отечественных исследователей представительство женщин в
органах государственной власти Кыргызстана изучали: Р.Т. Айтматова,
У.К. Капарова,
С.К. Матикеева
Д.А. Мусаева,
А. Табышалиевой,
Б.Г. Тугельбаева, А.Х. Карасева, М.М. Эдилова Г. Ибраевой, Б.Н. Малабаева,
Л.Ч. Сыдыковой и др.
Структура квалификационной работы. Работа состоит из введения,
из двух глав, заключения и списка использованных источников.
6
I ГЛАВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГЕНДЕРНЫХ
ОСОБЕННОСТЕЙ В УПРАВЛЕНИИ
1.1 Понятие «гендеар» и изучение гендерных проблем в современной
науке
Современная социальная наука различает понятия пол и гендер
(gender). Традиционно первое из них использовалось для обозначения тех
анатомо-физиологических
особенностей
людей,
на
основе
которых
человеческие существа определяются как мужчины или женщины. Пол (т. е.
биологические
особенности)
человека
считался
фундаментом
и
первопричиной психологических и социальных различий между женщинами
и мужчинами. По мере развития научных исследований стало ясно, что с
биологической точки зрения между мужчинами и женщинами гораздо
больше сходства, чем различий [12, 123]. Многие исследователи даже
считают, что единственное четкое и значимое биологическое различие между
женщинами и мужчинами заключается в их роли в воспроизводстве
потомства. Сегодня очевидно, что такие "типичные" различия полов, как,
например, высокий рост, больший вес, мускульная масса и физическая сила
мужчин весьма непостоянны и гораздо меньше связаны с полом, чем было
принято думать. Например, женщины из Северо-Западной Европы в целом
выше ростом, чем мужчины из Юго-Восточной Азии. На рост и вес тела, а
также на физическую силу существенно влияют питание и образ жизни,
которые, в свою очередь, находятся под влиянием общественных взглядов на
то, кому - мужчинам или женщинам - необходимо давать больше еды, кому
нужнее калорийная пища, какие спортивные занятия приемлемы для тех или
других.
Помимо
биологических
отличий
между
людьми
существуют
разделение их социальных ролей, форм деятельности, различия в поведении
и эмоциональных характеристиках. Антропологи, этнографы и историки
давно установили относительность представлений о "типично мужском" или
7
"типично женском": то, что в одном обществе считается мужским занятием
(поведением, чертой характера), в другом может определяться как женское.
Отмечающееся в мире разнообразие социальных характеристик женщин и
мужчин и принципиальное тождество биологических характеристик людей
позволяют сделать вывод о том, что биологический пол не может быть
объяснением различий их социальных ролей, существующих в разных
обществах.
Таким
совокупность
образом
социальных
и
возникло
понятие
культурных
гендер,
норм,
означающее
которые
общество
предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола.
Не биологический пол, а социокультурные нормы определяют, в конечном
счете, психологические качества, модели поведения, виды деятельности,
профессии женщин и мужчин. Быть в обществе мужчиной или женщиной
означает
не
просто
обладать
теми
или
иными
анатомическими
особенностями - это означает выполнять те или иные предписанные нам
гендерные роли.
Гендер создается (конструируется) обществом как социальная модель
женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе и его
институтах
(семье, политической
структуре, экономике, культуре и
образовании, и др.). Гендерные системы различаются в разных обществах,
однако в каждом обществе эти системы асимметричны таким образом, что
мужчины и все "мужское/маскулинное" (черты характера, модели поведения,
профессии и прочее) считаются первичными, значимыми и доминирующими,
а женщины и все "женское/фемининное" определяется как вторичное,
незначительное с социальной точки зрения и подчиненное [12, 125].
Сущностью
конструирования
противопоставление.
Гендерная
гендера
система
является
как
полярность
таковая
и
отражает
асимметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в
зависимости от их пола. С определенного момента времени почти в каждом
обществе,
где
социально
предписанные
характеристики
имеют
два
гендерных типа (ярлыка), одному биологическому полу предписываются
8
социальные роли, которые считаются культурно вторичными. Не имеет
значения, какие это социальные роли: они могут быть различными в разных
обществах, но то, что приписывается и предписывается женщинам,
оценивается как вторичное (второсортное). Социальные нормы меняются со
временем, однако гендерная асимметрия остается. Таким образом, можно
сказать, что гендерная система - это социально сконструированная система
неравенства по полу [13, 38]. Гендер является одним из способов социальной
стратификации общества, который в сочетании с такими социальнодемографическими факторами, как раса, национальность, класс, возраст
организует систему социальной иерархии.
Важную роль в развитии и поддержании гендерной системы играет
сознание
людей.
Конструирование
гендерного
сознания
индивидов
происходит посредством распространения и поддержания социальных и
культурных стереотипов, норм и предписаний, за нарушение которых
общество наказывает людей (например, ярлыки "мужеподобная женщина"
или "мужик, а ведет себя как баба" весьма болезненно переживаются людьми
и могут вызывать не только стрессы, но и различные виды психических
расстройств) [15, 47]. С момента своего рождения человек становится
объектом воздействия гендерной системы - в традиционных обществах
совершаются
символические
родильные
обряды,
различающиеся
в
зависимости от того, какого пола родился ребенок; цвет одежды, колясок,
набор игрушек новорожденного во многих обществах также определены его
полом.
Проведенные
исследования
показывают,
что
новорожденных
мальчиков больше кормят, зато с девочками больше разговаривают. В
процессе воспитания семья (в лице родителей и родственников), система
образования (в лице воспитательниц детских учреждений и учителей),
культура в целом (через книги и средства массовой информации) внедряют в
сознание детей гендерные нормы, формируют определенные правила
поведения и создают представления о том, кто есть "настоящий мужчина" и
какой должна быть "настоящая женщина". Впоследствии эти гендерные
9
нормы поддерживаются с помощью различных социальных (например,
право) и культурных механизмов, например, стереотипы в СМИ (см.
Гендерные стереотипы в СМИ). Воплощая в своих действиях ожидания,
связанные
с
их
гендерным
статусом,
индивиды
на
микроуровне
поддерживают (конструируют) гендерные различия и, одновременно,
построенные на их основе системы господства и властвования [15, 65].
Дифференциация понятий пол и гендер означала выход на новый
теоретический уровень осмысления социальных процессов. В конце 80-х
годов феминистские исследовательницы постепенно переходят от критики
патриархата и изучения специфического женского опыта к анализу
гендерной системы. Женские исследования (см. Женские и гендерные
исследования
за
рубежом)
постепенно
перерастают
в
гендерные
исследования, где на первый план выдвигаются подходы, согласно которым
все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотношений являются
гендерными. В современной науке гендерный подход к анализу социальных
и культурных процессов и явлений используется очень широко. В ходе
гендерных исследований рассматривается, какие роли, нормы, ценности,
черты характера предписывает общество женщинам и мужчинам через
системы социализации, разделения труда, культурные ценности и символы,
чтобы выстроить традиционную гендерную асимметрию и иерархию власти.
Существует несколько направлений разработки гендерного подхода
(гендерной теории). К основным теориям гендера, принятым сегодня в
социальных
и гуманитарных науках, относятся
теория
социального
конструирования гендера, понимание гендера как стратификационной
категории и интерпретация гендера как культурного символа. Помимо этого,
весьма популярным в отечественных работах остается псевдогендерный
подход. Псевдогендерные исследования — это понятие используется как
якобы синоним слова пол или как синоним социополовой роли. Такая
ситуация складывается в том случае, когда авторы/исследователи осознанно
или неосознанно стоят на биодетерминистских (см. Биодетерминизм)
10
позициях, т. е. считают, что биология человека совершенно четко определяет
мужские и женские социальные роли, психологические характеристики,
сферы занятий и прочее, а слово гендер используют как "более современное"
[19, 78]. Содержательно ситуация не меняется даже тогда, когда пол как
биологический факт и гендер как социальная конструкция авторами все же
различаются, но наличие двух противоположных "гендеров" (мужского и
женского) принимается как отражение двух биологически разных полов.
Типичным примером социополового, а не гендерного подхода является
традиционный вопрос социологов, адресованный только женщинам: "Хотели
бы Вы сидеть дома, если бы имели такую материальную возможность?" или
пресловутые опросы на тему "Может ли женщина быть политиком?" Такого
рода социологам просто невдомек, что результаты их исследований уже
предрешены самой
методологией. Псевдогендерными исследованиями
являются также и популярные исследования по социологии труда, в которых
описание
"мужских
и
женских"
профессий
или
рабочих
мест
не
сопровождается анализом причин и смысла этой дифференциации. С
позиций
социополового
подхода
невозможно
объяснить,
почему
подавляющую часть врачей, судей или банковских служащих в СССР
составляли женщины, а в Европе и США это были в подавляющей массе
мужчины. Ситуация проясняется только тогда, когда с позиций гендерной
теории исследователь анализирует, каковы престижность той или иной
профессии в обществе и размер оплаты труда. Очевидно, что женщин среди
врачей в СССР больше было не потому, что они "от природы более
милосердны
и
склонны
биодетерминисты),
и
не
к
самоотверженности"
потому,
что
такова
(как
сказали
социальная
бы
роль
представительниц их пола (как сказали бы приверженцы социополовой
теории), а потому, что эта работа была низкооплачиваемой (по сравнению,
например, с работой в военно-промышленном комплексе) и в целом
малопрестижной (например, рабочие имели гораздо больше социальных
льгот, чем врачи) [15, 87].
11
Теория социального конструирования гендера основана на двух
постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации,
разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой
информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами - на уровне их
сознания (т. е. гендерной идентификации), принятия заданных обществом
норм и ролей и подстраивания под них (в одежде, внешности, манере
поведения и т. д.) [21, 89]. Эта теория активно использует понятия гендерной
идентичности,
гендерной
идеологии,
гендерной
дифференциации
и
гендерной роли. Гендерная идентичность означает, что человек принимает
определения мужественности и женственности, существующие в рамках
своей культуры. Гендерная идеология - это система идей, посредством
которых
гендерные различия и
гендерная
стратификация
получают
социальное оправдание, в том числе с точки зрения "естественных" различий
или
сверхъестественных
убеждений.
Гендерная
дифференциация
определяется как процесс, в котором биологические различия между
мужчинами
и
женщинами
наделяются
социальным
значением
и
употребляются как средства социальной классификации. Гендерная роль
понимается как выполнение определенных социальных предписаний - то есть
соответствующее полу поведение в виде речи, манер, одежды, жестов и
прочего. Когда социальное производство гендера становится предметом
исследования, обычно рассматривают, как гендер конструируется через
институты социализации, разделения труда, семьи, масс-медиа. Основными
темами оказываются гендерные роли и гендерные стереотипы, гендерная
идентичность, проблемы гендерной стратификации и неравенства [17, 37-40].
Гендер
как
совокупности
других
национальность,
посредством
стратификационная
стратификационных
возраст).
которого
категория
Гендерная
гендер
категорий
стратификация
становится
стратификации.
12
рассматривается
(класс,
-
основой
это
в
раса,
процесс,
социальной
1.2 Теоретические взгляды на роль женщин в государственном
управлении
Изучение проблем участия женщин в государственном управлении,
особенно в контексте трансформации обществ, носит комплексный характер.
Противоречивость общественно-политического состояния государств на
постсоветском пространстве обусловлена многими факторами, в том числе и
тем, что далеко не все социальные слои населения принимают активное
участие в развитии гражданского общества и политической жизни страны.
Равнодушие, индифферентность, пассивность, апатия существенно тормозят
использование
кадрового
стратегического
курса
потенциала
развития
и
общества
определения
для
выработки
тактически
верных
составляющих, образующих социальные скрепы государства.
С одной стороны, авторы рассматривают участие в политике как
влияние на процессе принятия решений, с другой – как воздействие на
характер
и
ход
реализации
тех
практических
программ,
которые
принимаются органами государственной власти [24, 78].
Интерес к проблеме участия женщин в политике усиливается в
середине 90-х гг. ХХ века. В это время появляется большое количество
диссертационных работ, в которых авторы с разных позиций рассматривают
проблему политического участия. Так, С.Н. Захаров рассматривает участие в
политике
как
элемент
и
проявление
политической
культуры
соответствующего общества, как детерминанту ценностных ориентаций, как
фактор определенного взаимодействия интересов в обществе, как явление,
обусловленное уровнем экономического развития и состояния (стабильность,
переходность, кризис) общества [32, 73]. В своем исследовании Д.В.
Коннычев делает выводы о том, что наиболее полно отражающим суть
понятия является оценка политического участия как свободной активности
граждан, прямо или опосредованно влияющий на принятие тех или иных
вариантов или альтернатив на различных уровнях политической системы [20,
60].
13
Большинство исследователей в своих рассуждениях о политическом участии
акцентируют внимание в основном на двух главных компонентах: это, вопервых, поведение, вовлеченность в деятельность, законные действия,
способы и, во-вторых, во имя чего осуществляются действия [23, 92]. Здесь
нет полного единодушия во времени, но, обобщая научные суждения, можно
их сгруппировать. Так, С. Верба обращает основное внимание на то, что
участие должно воздействовать на отбор правительственного персонала или
влиять на его действия. То есть речь идет о влиянии на властные структуры
гражданского общества в целом и отдельной личности в частности. В
формулировке А. Марша и М. Каазе участие направлено на принятие тех или
иных вариантов или альтернатив [35, 139]. Таким образом, если в первом
случае речь идет о личностном влиянии, то во втором – о влиянии на
принятие решений. С точки зрения М. и Р. Куэйтов – это способы реализации
интересов, желаний и требований обычных граждан. Подобной точки зрения
придерживается Г.Т. Тавадов [35, 140]. Российские исследователи, и прежде
всего А. Ковлер и В. Смирнов, сосредоточивают внимание не только на такой
цели, как принятие решений, но и управление, т.е. допускают более широкую
трактовку сферы участия, позволяющее провести решение к его исполнению.
В.П. Пугачев и А.И. Соловьев подчеркивают такую специфику цели
политического участия, как влияние на содержание и характер политических
решений органов и институтов государственной власти в общенациональном
масштабе или на местном уровне [12, 124].
Поскольку политическое участие интересует нас с точки зрения
отношений полов, целесообразным представляется рассмотреть динамику
взглядов на роль и статус женщин и мужчин в общественно-политической
жизни. Следует отметить, что интерес к женским проблемам и к положению,
которое она занимает в обществе, возник весьма давно; проблема
определения места женщины в общественно-политической жизни всегда
интересовала философов. Мифология исторического времени фиксирует
14
строгую соподчиненность в отношении между полами: мужчина – субъект
истории; женщина – объект власти патриархатного рода.
Взгляд на женщину как на неполноценное существо нашел свое
отражение в теологических и философских трудах древнего мира.
Интегрируя представления о роли женщин своего времени, Аристотель
выразил чувство примитивного мужского превосходства над женщиной
характеристикой женщины как второстепенного материала, страдающего от
природной
ущербности.
Феминистские
авторы
считают,
что
«аристотелевская концепция женщины как неполноценного бытия не есть
просто исторический предрассудок, случайный для судьбы философии» [13,
84]. Эта концепция повлияла на развитие всей науки. Немалую роль для
укрепления стереотипа, соединяющего мужчину с мышлением и разумом, а
женщину с плотью, сыграли средневековые теологи, в том числе Фома
Аквинский и Августин. Последний отмечал важность полного подчинения
мужчиной женщины, что привело христианский мир к представлению о
женщине, как о «сосуде греха», и широко распространенному до настоящего
времени убеждению, что «сама природа» предназначила индивидов к такой
интерпретации гендерных функций, то есть строго регламентированному
поведению: повиновению женщины во всех сферах, в том числе и в
политике.
Представление о том, что необходима эмансипация общества,
возникает лишь в русле освободительных идей эпохи Просвещения. Оно посвоему свидетельствует о высокой степени индивидуализации массового
сознания, когда отдельная личность ощущает несоответствие прежних
патриархальных установок времени, начинает воспринимать себя центром
истории, ее субъектом и ценностью.
Ф. Вольтер и Д. Дидро (именно его феминистки 70-80-х гг.,
выступившие
с
лозунгом
«равенство
в
различии»
считают
своим
предшественником) признавали за женщиной равные права с мужчиной во
всех сферах общественной жизни. Жан-Жак Руссо признавал ценности обоих
15
полов, но четко разделял их природные склонности и соответственно
социальные
функции.
утверждающие
В
приниженное
литературе
положение
господствовали
женщин,
концепции,
подчеркивающие
низменность их натуры. Мужчины в них выступают нравственными,
духовными, женщины сравниваются с темными природными силами.
Фридрих Ницше четко сформулировал отношение большинства мужчин к
идее - совершенствования мира с участием женщин: «Женщины реже
увлекаются делом, чем лицами; но если они увлечены делом, то они тотчас
становятся его партийными приверженцами и тем портят его чистое,
невинное действие. Поэтому возникла бы немалая опасность, если бы им
была доверена политика» [32, 135].
Следует отметить, что одним из первых среди крупных социологов
обратил внимание на то, что «объективная культура» реально является
мужской и не замечает женскую, Георг Зиммель. К. Хорни отмечает: «в
отличие от многих других авторов Зиммель значительно расширяет и
углубляет понятие маскулинной цивилизации, полагая, что сами стандарты,
по которым человечество оценивает мужчин и женщин, «не являются
нейтральными, не учитывают различие полов, но по сути своей – мужские...»
[19, 79]. Представляется, что такая точка зрения объясняет, почему в
различных
областях
деятельности
низкие
достижения
определяются
«женскими», а выдающиеся достижения женщин, выражая одобрение,
называют «мужскими». Пьер Бурдье показывает, что подчинение женщины
связано с разными статусами, которые приписываются полам в системе
экономии символических обменов. «Кто в зависимости от возраста
(пожилые), половой принадлежности (женщины), места поселения (сельская
местность) и соответственно, их рабочей силы (работники), более подвержен
опасности социального упадка, падения или повторного падения в
субпролетариат и, одновременно, менее образован и политически ограничен
и, следовательно, менее склонен и подготовлен воспринимать проблемы и
ситуации через политические категории перцепции и оценивания, у тех
16
ничто не противодействует склонности к пессимизму, даже к озлоблению,
которое склоняет к обобщенному отторжению «политики» и «политиков»,
какими бы те ни были, а через это – к абсентеизму или к консерватизму» [19,
82].
Крайняя точка зрения на определение места и роли женщин может
быть
представлена
развивающего
работой
метафизику
Отто
пола
Вейнингера
и
резко
«Пол
и
характер»,
противопоставляющего
нравственную и духовную ценность мужчины инстинкту и духовной
подчиненности женщины. «Женщина не обладает ни глубоким, ни острым,
ни открытым умом, скорее – она прямая противоположность всего этого» [14,
38]. Подход к исследованию женской природы в духе классической традиции
закономерно приводит австрийского философа к выводу, что женщина,
лишенная «субъективности», лишена и «Я», «личности», «души». Н. Бердяев
отмечал, что «у Вейнингера в болезненно искаженном виде отражается
учение великих мистиков об андрогене, о женщине и любви... Он видит в
женщине результат падения человека» [15, 80]. Отсюда понятно, что в
контексте философской традиции, главный пафос которой состоял в
выделении человеком себя как субъекта из объективности окружающего
мира, такие характеристики женщины создавали трудности в плане
определения женской человеческой природы. Вместе с тем активное
политическое участие ставит женщин перед дилеммой, суть которой
сводится к тому, что каждый шаг по пути личностной самореализации
сопряжен с негативными последствиями для ее семейно-женского бытия.
Выход в большой мир политики делает уязвимым приватный мир:
сокращается время общения с семьей, размываются семейные отношения,
увеличивается риск развода и одиночества. Соответственно, выполнение
женщинами функций матерей, хранителей домашнего очага существенно
ограничивает раскрытие имеющегося у них потенциала. Следует отметить, что конфликт между домом и работой, семейными и профессиональными
17
обязанностями является неотъемлемой чертой образа жизни женщин на
протяжении десятилетий.
Одним из объяснений такого положения дел может быть то, что
современное общество, как и все исторические цивилизации, является
патриархатным. Причем, как отмечает К. Миллет, «хотя патриархат как
институт социально стабилен, пустил глубокие корни во всех политических,
социальных и экономических формах (будь то каста или класс, феодализм
или бюрократия) и пронизывает все основные религии, он отличается также
чрезвычайным
историческим
и
географическим
разнообразием.
В
демократиях, например, женщины, как правило, не занимают высоких
служебных постов или же (как сейчас) число высокопоставленных
чиновников-женщин столь ничтожно, что не тянет даже на символическое
представительство. Аристократия же, высоко ставящая магические и
династические качества крови, иногда допускает женщин до власти» [13,
167]. Считая правомерным применение понятия «патриархатная культура»,
мы все же полагаем ошибочным широко принятое в феминистской мысли
отождествление патриархата с нераздельной властью мужчин. Те важные
социальные
роли,
которые
во
все
века
выполняли
женщины
–
репродуктивные, воспитательные, функции ведения домашнего хозяйства,
заботы о престарелых, без чего не может существовать никакое общество», –
говорят о том, что женщина вносила существенный вклад в эту культуру.
Следует исходить из того, что гендерные роли сконструированы обществом
под
влиянием
истории,
религии,
национальных
особенностей
социокультурных условий страны или региона. В качестве методологии их
изучения наиболее интересным представляется подход, в рамках которого
гендерные стереотипы могут рассматриваться с двух позиций: во-первых,
мужского и женского самосознания, во-вторых, коллективного сознания.
Согласно О.В. Митиной, ценности и представления, касающиеся роли
женщины и мужчины в обществе, и связанные с ними гендерные стереотипы
и социальные установки регулируются на глубинном ментальном уровне
18
общественного
сознания,
уходящем
корнями
в
прошлое,
наиболее
стабильном, передающимся из поколения в поколение. Этот уровень
формируется в ходе долгой истории развития общества и имеет самые
различные аспекты: исторический, социальный, экономический, культурный,
религиозный,
политический
[13,
71].
По
мнению
антропологов,
половозрастное разделение труда в том или ином виде существовало еще во
времена ранней первобытности. Однако исследования этнографов XX в.
показали, что, по существу, оно ограничивалось спецификой женских функций по вынашиванию, рождению и выкармливанию детей. Все
остальные функции коллективного жизнеобеспечения выполнялись всеми
членами рода в равной степени, вне зависимости от их половой
принадлежности. Образ женщины, ведущей в основном домашнее хозяйство,
хранительницы очага и воспитательницы детей, сложился в гораздо позднюю
эпоху неолита, когда появилась нуклеарная семья (как автономная
хозяйственная ячейка) и произошло разделение ролей и функций внутри
семьи [15, 201]. Активные процессы разделения труда на протяжении всей
истории до середины XIX в. имели отношение почти исключительно к
мужчинам. Со времен неолита основной «профессией» женщины стало
действительно домашнее хозяйство, впоследствии детализированное в
различных функциях домашней прислуги.
Особенности
кыргызской
истории
сформировали
устойчивый
стереотип и двойную меру социальной несвободы для женщин, оказавшихся
в подчинении и зависимости от мужа, мужчины. Следует отметить мощный
социальный порыв, связанный с Октябрьской революцией 1917 года, которая
бесспорно
подняла
идею
равенства
полов
на
политический,
государственный, конституционный уровень и придала этой идее весомое
международное звучание. Тем не менее сам принцип равноправия на
практике не стал органичной частью ни реальной государственной политики,
ни общественной жизни, ни прав человека. Женщины и сегодня продолжают
быть, в первую очередь, объектом политики, а не ее субъектом; сложившаяся
19
политическая культура по настоящее время затрудняет доступ женщины в
политику,
изображает
функционируют
ее
как
сугубо
многочисленные
мужское
мифы
о
дело.
Созданы
женской
и
эмансипации,
универсальной человеческой природе, которая в действительности является
сугубо мужской и т.д. Выделяют две ведущие тенденции современности: вопервых, ускорение темпов дифференциации задач в экономике и управлении,
что влечет за собой необходимость их централизованной координации: по
мере того, как общества становятся более сложными, власть «стекается»
наверх, в руки немногих мужчин, а большинство женщин остается внизу.
Вторая историческая тенденция состоит в попытках оправдать лишение
женщин власти и авторитета сведением гендерных различий в некую систему
оппозиций, снабженных ярлыками «мужское» и «женское». Как известно, в
«половом символизме» большинства культур «мужское» отождествляется с
духом,
логосом,
активностью,
силой,
рациональностью,
светом,
наполненностью, формой и т.д.; «женское» – с материей, хаосом, природой,
пассивностью,
слабостью,
эмоциональностью,
тьмой,
пустотой,
бесформенностью. Замечено, что «женский» символьный ряд представляет
собой, по - преимуществу, ряд «неопределенностей», по сравнению с
которым
«мужской»
являет
нечто
гораздо
более
определенное.
Согласно Г.А. Брандт, «противопоставление мужчины как «господина»,
«главы», «вершителя судеб» женщине как существу второстепенному,
созданному из ребра Адама, «Другому» в какой-то мере является причиной
дисгармоничности общественного устройства, социального неравенства
мужских и женских ролей. Следует заметить, что проблемы одной половины
всегда прямым или косвенным образом отражаются на положении и
состоянии другой. Социальные проблемы женщин – суть в равной степени
проблемы статуса и осознания ролей мужчины и женщины в социуме» [17,
159].
Отдельного рассмотрения заслуживает существующий стереотип о
«традиционных»
женских
и
мужских
20
ролях
в
обществе.
Половая
принадлежность подчиняется социальной роли. Так, в соответствии с
распределением
социальных
ролей
профессиональная
карьера
отождествляется с мужчиной, а не с женщиной, поэтому и достижений здесь
ждут от мужчины, а не от женщины. Следовательно, уже с самого начала
женщине высказывается недоверие, причем не только со стороны мужчин, но
и женщин. В то же время и сами женщины не проявляют особого интереса к
политической
деятельности.
Так,
по
результатам
опроса
женщин,
проведенного в Кыргызстане в 2005 году Институтом равных прав и
возможностей, только всего 0,7% опрошенных женщин выделили в качестве
значимой для общества роль «женщины-политика» [17, 160]. Существует еще
несколько точек зрения на объяснение трудностей включения женщин в
политический
процесс.
Некоторые
исследователи
утверждают,
что
культурные факторы, такие как традиции доминирования мужчин во власти,
патриархальные ценности электората, неблагоприятные организационные
факторы политической борьбы (недостаток финансирования, поддержки
существующих
властей
и
т.д.),
являются
основными
причинами,
создающими неблагоприятные условия для вхождения женщин в политику.
Другие считают, что неуспех женщин в борьбе за власть в условиях
демократических правил игры показывает лишь их неспособность быть
сильными политическими игроками и бороться за власть наравне с
мужчинами из-за низкого участия женщин в политическом процессе и
недостатка у них профессиональных политических навыков. Третий подход
основывается на том, что власть – это традиционно часть сугубо мужской
субкультуры и многие женщины, обладающие необходимыми способностями
для участия во властных структурах, сознательно отказываются от борьбы за
власть, так - как не хотят играть по правилам этой мужской субкультуры [17,
163], как отмечает К. Хорни, «женщины приспосабливаются к желаниям
мужчин и стали считать такое приспособление своей истинной природой. То
есть они видят или видели себя такими, какими хотят их видеть мужчины;
бессознательно они поддались внушению мужского ума» [14, 39]. В то же
21
время, согласно С.Дж. Кэрролл и Л.М. Зерилли, «исследования 70-х и 80-х гг.
показали, что женщины в такой же или почти в такой же степени, как
мужчины, склонны к политической деятельности. Причем в той мере, в какой
изменялась социализация женщин, возможности и доступные им роли, в
такой же степени изменялось их политическое поведение. Точно также
выявили и влияние образования, обнаружив, что рост образованности ведет к
росту участия женщин в политической жизни и к более высокому уровню
политического интереса. Выяснилось, что работа вне дома также связана с
вовлеченностью женщин в обычные формы политической активности.
Работающие женщины активны в той же мере, что и мужчины, а те из них,
кто полностью занят домашней работой, участвуют в политике в значительно
меньшей
степени» [16,
собственных
и
23].
Акценты,
государственных
расставленные
интересов,
относительно
позволяют
судить
о
политической активности населения. Важным представляется рассмотрение
факторов, оказывающих воздействие на формирование индивидуального
образа власти. Л.А. Преснякова предложила классифицировать их по
четырем группам:
1. Объектные: факторы, относящиеся к объекту восприятия (власти).
2. Коммуникативные: факторы, обусловленные процессом понимания и
оценки власти.
3.
Ситуативные:
социальный,
экономический
и
политический
контексты, в которых происходит восприятие.
4. Субъективные: факторы, связанные с особенностями индивида
(воспринимающего) [16, 28].
То есть, рассматривая профессиональную карьеру политика с точки
зрения гендерного подхода, необходимо выделять не только объективные, но
и субъективные ролевые ожидания (потребности, интересы).
Среди
характеристик воспринимающего субъекта, определяющих представления о
власти, выделяются социально-демографические и психологические. К
первым относят: пол, возраст, уровень образования, общественный и
22
материальный
статус,
индивидуальный
и
коллективный
опыт,
биографические особенности, окружение и специфику социокультурной
среды. Среди психологических характеристик субъекта восприятия значимы
для оценки власти особенности социализации и типа личности, Я-концепции
и ее самооценки, когнитивного стиля, а также специфика мотивационного
блока – потребности, мотивы, ценности и уровень локус-контроля, установки
и система политических убеждений. Изучение психологических механизмов
постижения
смыслов
и
значений
политических
событий
помогает
разобраться в особенностях понимания людьми мира политики. Следует
выделить несколько черт, характеризующих специфику восприятия мира
женщиной и мужчиной [15, 132]. Знание и учет этих особенностей расширит
пространство смысла, в котором существует современная цивилизация, и
будет способствовать поиску нового, более гармоничного социума. Одной из
типологий
мотивов,
имеющих
существенное
значение
для
анализа
политического поведения, является их подразделение на эгоцентрические и
социоцентрические. В силу специфики социальных и других потребностей
женщин, их биологической и социальной природы стремление к власти у них
часто
в
гораздо
большей
степени,
чем
у
мужчин,
наполняется
социоцентрической, альтруистической мотивацией. Нельзя не согласиться с
таким суждением – «женское базовое ощущение «я» более родственно с
другими, более привязано к ним, тогда как мужское базовое «я» –
отдельность» [15, 134].
В структуру мотивации политического поведения женщины в качестве
одного из слагаемых помимо потребностей входят и ожидания индивидов и
социальных групп. Главной субъективной характеристикой социального
статуса являются социальные ожидания в отношении самого себя и другого,
связанные с социальными стереотипами, что отмечалось выше. У. Липпман
понимает под социальными стереотипами картинки мира в голове человека,
которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов
и защищают его ценности, позиции и права [23, 145]. Представляется, что
23
данное определение релевантно для выявления гендерных стереотипов
поведения
мужчины
и
женщины.
Гендерные
стереотипы
стандартизированные представления о моделях поведения и
–
чертах
характера, соответствующие понятиям «мужское» и «женское» – культурно и
социально обусловлены, формируются исходя из тех - социальных ролей
(ожидаемых
образцов
поведения),
исполнение
которых
предписано
обществом мужчине и женщине. Стереотипы гендерных отношений на
практике оказываются достаточно жесткими и трудноопределимыми. Во
многом это обусловлено тем, что женщины стремятся к одобрению их
деятельности и поведения со стороны мужчин, а мужчины, хотя и в меньшей
степени, – к одобрению индивидов своего же пола. Поэтому установки на
сферы самореализации у женщин и мужчин различны. Насколько удается
реализовать ожидания тому или иному полу, свидетельствует статистка.
Мужчины как социально-демографическая группа, не составляя большинства
населения страны, занимают высокие социальные позиции во властных
структурах,
в
управлении,
в
различных
сферах
профессиональной
деятельности.
В структуру мотивации политического поведения входят и средства
реализации поставленной цели. В 1982 году психолог из Гарвардского
университета Кэрол Гиллиген опубликовала книгу «Другим голосом», в
которой на основе исследований психологических мотиваций женщин в
выборе морального поведения подтвердила вывод о том, что мужчины и
женщины по-разному принимают решения: первые склонны апеллировать к
нормам и принципам, вторые больше исходят из контекста и ситуации.
Однако при этом она отвергла суждение о приоритетности первого способа
принятия решения и незрелости второго. Женщины по своей биологической
и социальной природе менее склонны к инверсии целей и средств, к
насильственным, незаконным действиям. Существует позиция, согласно
которой женщины обладают меньшими навыками деловых соглашений. Они
имеют более низкую самооценку, чем мужчины. Заниженная самооценка
24
самих себя, своих возможностей влиять на ход событий порождает
чрезмерное упование на органы власти, государство, на возможности
государственного сектора экономики, с которым, прежде всего, они
связывают свои надежды. Причинами же вовлечения в партийную
деятельность
для
приверженность
женщины
партийной
является
идеологии
поддержка
и
желание
лидера
вести
партии,
активную
общественную жизнь, а не стремление прийти к власти, которая является
важным мотивирующим фактором для мужчин.
Женское политическое участие легче пробуждается, когда имеется
ситуация, требующая незамедлительных конкретных действий. Данная
особенность поведения женщин вряд ли может быть оценена однозначно.
Она имеет и сильные, и слабые стороны. Женский менталитет подвластен
внушению и обаянию сильной личности, нередко отдается предпочтение
авторитарному лидеру, который способен убедить в правильности своих
действий и обладает харизмой. Большая внушаемость женщин по –
сравнению с мужчинами в каких-то отношениях может быть оценена
позитивно, но чаще всего несет за собой негатив, поскольку создает реальные
возможности для манипулирования женским политическим сознанием. В
частности, как показывает анализ данных исследования «Женщины и
власть», в «информационной войне» – ударной составляющей избирательной
кампании, женщины оказываются более уязвимыми «мишенями», чем
мужчины. Они благосклоннее, доверчивее относятся к СМИ и чаще
прислушиваются к «рекомендациям» новостных и аналитических программ
средств
массовой
информации.
Таким
образом,
женщины
более
эмоционально подходят к процессу выборов, более восприимчивы к
агитационно-пропагандистскому воздействию, нежели мужчины. Один из
главных мотивов, которым они руководствуются при выборе той или иной
политической силы является доверие или симпатия к партийному лидеру
(55,1% против 44,9%) либо предположение, что другие кандидаты хуже
25
(54,4% против 45,6%). То есть женщины «персонализируют» политику,
обращая больше внимания на личность, нежели на обсуждаемые вопросы.
Таким образом, в современном мире, как и в прошлом, доминируют
властные
структуры,
обеспечивающие
успех
тем,
кто
обладает
агрессивностью, инициативой, конкурентоспособностью, то есть мужскими
чертами. Для того чтобы пробиться в нем, женщины должны имитировать
мужское ролевое поведение. В этих условиях наиболее слабой чертой
женщин-политиков выступает стремление к «политическому унисексу»,
волевой
политике.
Реализуя
карьерные
притязания,
женщины
демонстрируют непривычные формы гендерного поведения, которые иногда
прочитываются как «неженские». Находясь в неравных стартовых условиях с
мужчинами, для реализации профессиональных устремлений они вынуждены
выбирать
тактику
наступления,
пользоваться
«мужскими»
методами
продвижения, демонстрируя «мужской» характер [22, 443]. В результате для
них становится невозможным обрести подлинную, женскую по своей сути
силу,
«соблазнить
электорат»,
понравиться
которому,
как
отмечает
И.Н. Ионов, в нынешних условиях – их ключевая задача [22, 444]. В данном
случае можно говорить о разной степени толерантности к исполнению
мужчинами и женщинами традиционных гендерных ролей, к различным
гендерным
практикам.
Толерантность
может
рассматриваться
как
характеристика, позволяющая фиксировать асимметрию в социальнопсихологических установках и поведении мужчин и женщин. Женщины,
пытающиеся преодолеть предписанные им роли, часто приобретают
маргинальный статус, который развивается из конфликта. В противоречие
вступают ролевые требования, предъявляемые к женщинам (как слабому
полу) и руководителям (как профессионалам, с которыми, прежде всего, ассоциируются мужчины). Женщине-руководителю приходится отказываться
от некоторых норм традиционно женской роли. В то же время мужское
пространство часто не принимает ее полностью и стремится поставить в
подчиненное положение.
26
Женщину-руководителя оценивают по двум шкалам: исходя из
соответствия стандартам феминности и власти, которые исключают друг
друга.
Следует
отметить,
что
В.
Клейн,
выдвинувшая
концепцию
маргинальности, определяет ее как состояние человека, одновременно
живущего в «двух разных мирах», «двух культурных системах», одна из
которых в соответствии с существующими стереотипами рассматривается
как «высшая по отношению к другой». Конфликтующие требования
различных ролевых групп приводят к тому, что женщина-руководитель не
идентифицируется ни с одной из возможных ролей. Фактически женщина,
делающая карьеру в «мужском» пространстве, остается в нем в исключенном
положении как для мужчин, так и для женщин. И тем не менее некоторые
исследователи отмечают, что женщины, успешно продвигающиеся наверх,
как правило, более социализированны, легче интегрируются в системе
налаженных связей и отношений, гибче, лобильнее, чем мужчины [22, 445].
Таким образом, завершая анализ, отметим, что почти все теоретики
гендерного баланса в обществе уверены, что равное участие обоих полов в
принятии решений и, следовательно, усиление политического статуса
женщин чрезвычайно важно для достижения гласного государственного
управления и устойчивого развития во всех сферах жизни общества.
Обеспечение равного участия мужчин и женщин в политической сфере, в
процессе принятия решений обеспечивает баланс, который отражает
реальную структуру общества и необходим для укрепления демократии. Без
достижения равенства в принятии политических решений реальный учет
интересов
женщин
при
формировании
государственной
политики
невозможен. Опыт последней трети XX века показал, что реальные
достижения в сфере гендерного равенства непосредственно связаны с тем,
насколько влиятельны женщины в публичной сфере и непосредственно в
политике. Именно активность женщин в этих сферах дает представление об
их роли в политических изменениях.
27
II ГЛАВА ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЕ ГЕНДЕРНОЙ
ПОЛИТИКИ В КЫРГЫЗСТАНЕ
2.1 Гарантии гендерного равенства в государственном и муниципальном
управлении КР
Гендерная концепция в Кыргызской Республике стала разрабатываться
в последнее десятилетие прошлого столетия, когда на мировой арене все
активнее стали актуализироваться гендерные проблемы. Именно на этот
период пришло прохождение ряда значимых международных форумов и
конференций, затрагивающих проблемы гендера: Каирская международная
конференция по народонаселению и развитию 1994 года, Пекинская
Четвертая Всемирная конференция по положению женщин 1995 года,
Копенгагенский Всемирный саммит по социальному развитию 1995 года,
Гамбургская Пятая Международная конференция ЮНЕСКО по образованию
для взрослых 1997 года и др. Женское образование и гендерное равенство в
образовании получили высокий приоритет на национальном уровне.
Демократический путь развития, избранный Кыргызской Республикой
и закрепленный на основе Конституции страны, предполагает равенство прав
и возможностей граждан. В основном достижение гендерного равенства в
Кыргызстане рассматривается с точки зрения улучшения положения
женщин, защиты их прав, в том числе защиты от насилия. Как известно,
права человека состоят из политических, экономических, социальных и
культурных аспектов, и все эти права универсальны. И в этом направлении за
независимости Кыргызстана было принято и осуществлялось значительное
количество государственных концепций, стратегий и программ в сфере
социально-экономического и политического преобразования.
До 1995 г. в республике не существовало единой концепции в
отношении улучшения положения женщин, и большинство мероприятий
носило временный характер. Особая активность гендерной проблематики
приходится на 1996 год, который был объявлен в Кыргызстане годом
28
женщин.
Кыргызстан
гендерному
стал
равновесию.
разрабатывать
Постепенно
реальную
программу
реализовывалась
по
принятая
Кыргызстаном стратегия в отношении достижений целей равенства между
мужчинами и женщинами. В этот период в стране было сделано очень много
по институциональной поддержке женщин: создана Государственная
комиссия по делам женщин, семьи и молодежи (1996); проведены
парламентские слушания по положению женщин (1996); была утверждена и
начала реализовываться Национальная программа по улучшению положения
женщин «Аялзат» (1996-2000). В 1997 г. Кыргызстан принял национальную
стратегию по устойчивому человеческому развитию и вошел в число 10
пилотных стран, где были взяты на вооружение решения Всемирной
конференции ООН по положению женщин, прошедшей в Пекине в 1995 г.
Женская проблематика была также включена и в ряд других
национальных
программ,
работающих
в
области
здравоохранения,
образования, культуры, преодоление бедности и увеличение занятости. В эти
же годы появились свыше 100 неправительственных женских организаций,
начата гендерная экспертиза законодательства Кыргызской Республики и
подготовка новых, с учетом гендерного компонента.
В
основных
документах,
определяющих
стратегию
развития
Кыргызской Республики на среднесрочную и длительную перспективу, Комплексной основе развития до 2010 года и Национальной стратегии
сокращения бедности, - повышение внимания к гендерным проблемам
рассматривается как важный элемент демократического строительства,
усиления возможностей нашей страны по борьбе с бедностью и по
стимулированию социального и экономического развития Кыргызстана.
Достижение гендерного паритета в образовании и культуре является одним
из
стратегических
направлений
Национального
плана
действий
по
достижению гендерного равенства в Кыргызской Республике на 2002-2006
годы (5), утвержденного указом Президента КР от 2 марта 2002 г. Закон
Кыргызской
Республики
«Об
основах
29
государственных
гарантий
обеспечения гендерного равенства», принятый Законодательным собранием
Жогорку Кенеша Кыргызской Республики 31 января 2003 года, «регулирует
отношения по предоставлению равных прав и возможностей лиц разного
пола в социальной, политической, экономической, культурной и иных
областях жизнедеятельности человека» [2, с.25].
Рассмотрим, какой законодательный массив имеется на сегодняшний
день в Кыргызстане. Конституция КР, принятая на референдуме 27 июня
2010 года, содержит несколько основополагающих стандартов в сфере
гендерного равноправия. Приведенные ниже нормы являются отражением
идеи равенства по признаку пола.
Статья 23 часть 1 - Граждане Кыргызской Республики имеют право:
избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы
местного самоуправления.
Принципы равенства и свободы заложены как базовые ценности в
большинстве современных конституций. Современные общества принимают
их как основополагающие, и государства стремятся поддерживать их как
стандарты отношений.
Статья 13 часть 3 - Все в Кыргызской Республике равны перед законом
и судом. Никто не может подвергаться какой-либо дискриминации,
ущемлению прав и свобод по мотивам происхождения, пола, расы,
национальности, языка, вероисповедания, политических и религиозных
убеждений или по каким-либо иным обстоятельствам личного или
общественного характера.
Статья 13 часть 4 - В Кыргызской Республике мужчины и женщины
имеют равные свободы и права, а также равные возможности для их
реализации [1].
Закрепление Конституцией КР равных возможностей в осуществлении
прав и свобод означает, что государство обязуется гарантировать эти равные
возможности
осуществлять
политику,
направленную
на
устранение
неравенства и дискриминации по какому-либо признаку, в том числе и по
30
признаку пола. Но самое главное, пожалуй, состоит в том, что на
конституционном уровне закреплен сам принцип не только равных прав и
свобод, но и равных возможностей для мужчин и женщин.
Такая постановка вопроса в Конституции КР дает основание полагать,
что заложен краеугольный камень в основу целостной политики равных прав
и возможностей для двух полов, т.е. гендерно сбалансированной политики.
Для женщин такая политика означает создание условий, позволяющих
ей наравне с мужчинами пользоваться своими правами человека и
основными свободами. Акцент делается не столько на закреплении
равноправия,
сколько
в
реализации,
осуществлении
практическом
воплощении в жизнь прав, которые содержит законодательство. Равенство
возможностей достижимо при условии разрушения традиции неравенства
двух полов в обществе, а также стереотипов, которые стали частью
обыденной жизни. Эти стереотипы проявляются в культуре, обычаях,
свойственных для нашего общества. Они распространены в общественном
сознании. Они используются как сила, закрепляющая патриархальный стиль
жизни общества. Задача государства - не закреплять, а разрушать стереотипы
и нормы неравенства.
Говоря о конституционном уровне регулирования правового статуса
женщин, необходимо отметить две конституционные нормы.
Статья 16 часть 2 содержит следующую норму: «Семья - исток
общества; семья, отцовство, материнство и детство - предмет заботы всего
общества и преимущественной охраны закона; забота о детях, их воспитание
- естественное право и гражданская обязанность родителей...». Часть 3 этой
же статьи гласит: «Государство обеспечивает содержание, воспитание,
обучение детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения» [1].
На практике, к сожалению, государство пока в силу экономической
несостоятельности
не
способно
поддерживать
достойное
социальное
обеспечение, например, на уровне хотя бы минимальной заработной платы.
31
Недостаточно просто закрепить равенство полов в Конституции, необходимо
и реальное положение дел в достижении принципа равенства двух полов. Из
этого следует, что закрепление в Конституции КР лишь равных прав
недостаточно. Возможности для двух полов в реализации равных прав
остались различны. Это касается политической, экономической жизни.
Закрепление равенства полов не всегда однозначно приводит к тому
результату, который планирует законодатель.
Необходимо создать условия для того, чтобы равные права стали
реальностью. Исходя из этого и стоит решать проблемы равенства
возможностей как необходимое условие реализации прав мужчин и женщин.
Двуединые стандарты включены в раздел II в статью 13 часть 4 Конституции
КР: мужчина и женщина имеют равные права и свободы, а также равные
возможности для их реализации [1]. В принципе равенства была заключена
одна единственная идея: сделать людей равными независимо от пола,
выровнять фактическое положение двух полов во всех сферах жизни
общества. Эта идея была интерпретирована в Конституции равных прав и
равных
возможностей.
антидискриминационный
Содержание
характер.
Стандарты,
принципа
носит
закрепленные
в
Конституции, являются абсолютно единообразными для двух полов. И они
приняты за основу.
Политические стандарты были безоговорочно признаны едиными для
всех полов. Например, право избирать и быть избранным в системе
политических прав не имеет никаких оговорок в отношении женщин или
мужчин не сделано. Единственным исключением является право и
обязанность нести воинскую службу (текст ст. 24 Конституции КР), исходя
из традиционного представления о том, что нести военную службу могут
лишь мужчины [1].
В Конституции КР закреплены стандарты прав человека. Идея прав
человека - это идея развитой демократии, где равенство - составная часть
демократии. Права человека - это структура стандартов, где есть
32
политические и гражданские, экономические, культурные и социальные
права. И эти права рассматриваются с позиции равенства.
В Конституции КР закреплены стандарты прав человека в социальном
государстве с учетом статуса женщины-матери в обществе. Женщина имела
и имеет одну изначально ей присущую функцию - быть силой,
воспроизводящей жизнь. Статус матери особый, и он косвенно нашел свое
закрепление в статье 16, указанной выше, которая может косвенно
интерпретирована как дань уважения к женщине-матери. Было введено такое
понятие,
как
родительство
(семья)
[1].
Оно
было
принято,
как
конституционный стандарт. Эта конституционная норма защищает также и
отцовство, мужчин-отцов, которые были дискриминированы, т.е. отец имеет
такие же права на ребенка, как и мать. Но практика опять же подтверждает
иное: преимущественное право на воспитание ребенка в случае развода
родителей имела и имеет мать, а не отец.
Рассматривая
сквозь
призму
гендерного
подхода
другие
конституционные нормы, следует отметить применение лингвистических
стереотипов, с которыми особенно трудно бороться. Речь идет об
общепринятом и укоренившемся в общественном сознании понятии
«гражданин». Статья 24 часть 1 гласит, что «Защита Отечества - святой долг
граждан Кыргызской Республики». В русском языке существует и иная
лингвистическая форма - «гражданка». И в соответствии с законодательством
как гражданин, так и гражданка могут нести и несут службу в армии. Однако
это не принято во внимание. Выбор такой лингвистической нормы связан с
состоянием общественного сознания. Еще предстоит соотнести языковую
форму с социальными функциями.
Статья 13 часть 3 Конституции КР закрепила принцип равенства всех
людей перед законом и судом. Равенство граждан утверждается как общая
конституционная норма [1].
33
Конституция КР гарантирует равенство прав и свобод человека
независимо от пола, расы, национальности, языка. Устанавливается запрет на
любые формы ограничения прав по указанным основаниям.
Часть 3 комментируемой статьи определяет, что мужчины и женщины
имеют равные права и свободы, что соответствует ст. 3 Международного
пакта о гражданских и политических правах. Она указывает также на равные
возможности мужчин и женщин для реализации своих прав [6, 3].
После присоединения в 1996 г. более чем к 30 международным
Конвенциям, Кыргызская Республика Законом Кыргызской Республики №72
от 23 апреля 2002 г. присоединилась к Факультативному протоколу к
Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин,
предоставляющему возможность подачи
индивидуальных
жалоб
при
нарушении прав женщин в одноименный комитет ООН.
Правительство Кыргызской Республики совершило значительный
прогресс в направлении восстановления и продвижения статуса женщин
законодательным
учитывающие
гражданских
путем.
Разработаны
государственную
и
политических
законопроекты
политику
прав.
в
и
концепции,
области
обеспечения
Законодательство
Кыргызской
Республики по вопросам прав и интересов женщин заключено в следующих
документах:
· Конституция Кыргызской Республики в редакции от 27 июня 2010 г.;
· Трудовой кодекс Кыргызской Республики от 4 августа 2004 года № 106;
· Семейный кодекс Кыргызской Республики от 30 августа 2003 года № 201;
· Гражданский кодекс Кыргызской Республики от 5 января 1998 года № 1;
· Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года № 68;
· Закон Кыргызской Республики «О государственных пособиях семьям,
имеющим детей» от 5 марта 1998 года № 15;
· Закон Кыргызской Республики «Об охране здоровья граждан» от 9 января
2009 года № 6.
34
Блоку
социальных
законов
Жогорку
Кенеш
(Парламент)
и
Правительство Кыргызской Республики придают первостепенное значение,
среди которых особое внимание уделено международным правовым
Конвенциям.
Парламент
Кыргызской
Республики
ратифицировал
5
международных Конвенций по устранению дискриминации в отношении
женщин: [39,4]
· Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин
от 18 декабря 1979 года;
· Конвенцию о политических правах женщин от 31 марта 1953 года;
· Конвенцию о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и
регистрации брака от 10 декабря 1962 года;
· Конвенцию о гражданстве замужней женщины от 20 февраля 1957 года;
· Конвенцию об охране материнства от 28 июня 1952 года № 103.
Одним из основных достижений по праву является присоединение
Кыргызской
Республики
к
Конвенции
о
ликвидации
всех
форм
дискриминации в отношении женщин. Конвенция является одной из
наиболее эффективных документов ООН в целях содействия равенству
между мужчинами и женщинами. После ратификации конвенции была
внесена поправка в Уголовный Кодекс, который теперь предусматривает
наказание за нарушение равноправия граждан в зависимости от пола (ст.
134).
Закон Кыргызской Республики «Об основах государственных гарантий
обеспечения
гендерного
равенства»
регулирует
отношения
по
предоставлению равных прав и возможностей лицам разного пола в
социально, политической, экономической, культурной и иных областях
жизнедеятельности человека и призван оградить мужчин и женщин от
дискриминации по признаку пола. Соответствующие гендерные разделы
включены в Комплексные основы развития Кыргызской Республики до 2010
года; в основу развития села до 2010 года; в Концепцию национальной
политики занятости населения Кыргызской Республики до 2010 года.
35
Закон Кыргызской Республики «О социально-правовой защите от
насилия в семье» регулирует отношения в области социально-правовой
защиты
потерпевших
от
насилия
в
семье,
а
также
определяет
профилактическую деятельность субъектов по предупреждению насилия в
семье. Поскольку Закон вносился методом народной инициативы, процесс
сбора
подписей
неправительственные организации
использовали
для
разъяснения сути закона широким слоям населения, женщинам и мужчинам.
В течение 2002-2010 гг. в Кыргызской Республике существенно расширилась
существующая нормативно-правовая база. Так, во исполнение Указа
Президента Кыргызской Республики №52 «О национальном плане действий
по достижению гендерного равенства в Кыргызской Республике на 2002-2006
гг.», Постановлением Правительства КР №395 от 21.07.02 был принят
Комплекс
мер
государственных
по
его
осуществлению
комитетов,
для
областных,
министерств,
ведомств,
районных,
городских
администраций и органов местного управления с определением источников
финансирования и ожидаемых результатов.
Гарантии
гендерного
равенства
в
управлении
государством
и
прохождении государственной службы (глава II), а также механизм
обеспечения соблюдения гендерного равенства (глава V), путем гендерного
квотирования, содержится в принятом в марте 2003 г. Законе КР «Об основах
государственных гарантий обеспечения гендерного равенства». Законом
оговариваются
принятие Жогорку Кенешом КР,
в пределах
своей
компетенции с учетом представительства не более 70% лиц одного пола:
судей Конституционного и Верховного судов, состава Центральной
комиссии по выборам и проведению референдумов КР и аудиторов Счетной
Палаты.
В законе КР «О государственной службе», принятом в редакции от 5
августа 2003 г. №190, предусмотрены меры, обеспечивающие равный доступ
граждан к государственной службе, включая организацию конкурса на
вакантные должности [2].
36
Необходимость соблюдения представительства интересов женщин в
политике, на всех уровнях принятия решений и реализации конкретных мер
по достижению гендерного баланса в кадровом составе органов управления отмечена в разделе 12 - «Гендерная политика» - Национальной стратегии
сокращения бедности в КР на 2003-2005 гг.
Большой вклад в развитие женского движения в Кыргызстане вносят
такие неправительственные организации, как Центр помощи женщинам,
Ассоциация независимых ученых-юристов Кыргызстане, общественное
движение «Заветы Манаса - XXI век» и др. Многие неправительственные
организации (далее НПО) взяли на себя ведущую роль в поддержке и защите
гендерного равенства и демократического управления в Кыргызстане. Они
внесли значительный вклад в подготовку проектов закона «О равных правах
и возможностях» и в политическом избирательном образовании населения
[7]. Однако несмотря на значительные проделанные неправительственным
сектором мероприятия, недостаточное гендерное образование и владение
общей
ситуацией
развития
женского
и
общественного
движения,
нескоординированность совместных усилий в достижении гендерного
равенства с деятельностью других секторов общества, недооценка важности
работы с мужчинами - эти и многие другие нерешенные вопросы делают
работу неправительственных организаций весьма непродуктивной.
Помимо НПО на территории Кыргызстана действуют различные
международные организации, так или иначе через свои грантовые программы
поддерживающие идею гендерного равенства. К числу таких программ стоит
отнести программу ООН.
ООН стала первой международной организацией, обозначившей
проблемы женщин в Кыргызстане. Под основой этой организации были
разработаны основы содействия ПРООН в Кыргызстане, в которых в
качестве
приоритетных
направлений
были
выделены
возможностей женщин и поддержка гендерного равенства [7].
37
-
расширение
В соответствии с рекомендациями Пекинской Платформы действий в
Кыргызстане с конца 1995 года для скоординированной работы по женской
проблематике было образовано Бюро «Женщины в развитии», которое в 1998
году было переименовано в «Гендер в развитии». Это Бюро сегодня
оказывает всестороннее содействие достижению гендерного равенства в
Кыргызстане, предоставление женщинам возможности развивать свой
потенциал и участвовать в устойчивом развитии [6].
Через Бюро «Гендер в развитии» ПРООН оказывает адекватную
помощь как государственным, так и неправительственным организациям. В
частности, по проекту «Развитие потенциала женских организаций»
поддержку в виде технических ресурсов и обучения гендерным вопросам
сотрудников получила Государственная комиссия по делам семьи, женщин и
молодежи. С помощью проекта были созданы филиалы центра «Аялзат» по
всем шести областям республики. 45 женских НПО получили грантовую
поддержку при помощи которых они оказали поддержку более 3000 женщин
по всей стране [47].
Другой проект - «Поддержка женского лидерства» - направлен на
формирование гендерного сознания в обществе через семинары, диалоги с
населением, средства массовой информации и повышение лидерского
потенциала 200 активных женщин из государственных и общественных
организаций путем обучения лидерским качествам и управленческим
навыкам. В рамках этого проекта Бюро «Гендер в развитии» оказывает
техническое содействие и консультации национальному совету по гендерной
политике.
Наряду
с
международные
ПРООН
поддержку
организации:
республике
международная
оказывают
организация
другие
миграции,
ТАСИС, международный корпус милосердия, Хельветас (Швейцария),
Национальная комиссия ЮНЕСКО, фонд Конрада Аденауэра. Этот фонд
начал свою деятельность в Кыргызстане с 1996 года, который ежегодно
организовывает цикл семинаров и тренингов по теме «женщина и политика».
38
Семинары
этой
международная
же
тематики
организация
систематически
-
Организация
проводит
по
и
другая
безопасности
и
сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В представительстве ОБСЕ имеется
советник по человеческому измерению, который отвечает за гендерную
политику в этой организации. Национальный демократический институт
(США) также оказывает всемерную поддержку продвижению кыргызских
женщин в политику [7].
Однако, несмотря на то, что многие международные организации
рассматривают решение проблем женщин в рамках своей деятельности,
только немногие из них считают действительно важным вопрос внедрения
гендерной перспективы в процессы развития в Кыргызстане.
В апреле 1999 г. на специальном заседании Комиссии ООН по
положению женщин Кыргызстан был назван в числе первых десяти
государств, успешно выполняющих обязательства, принятые на Четвертой
Всемирной конференции в Пекине, где в частности была принята Пекинская
платформа
действий,
являющаяся
самым
значительным
заявлением
международного сообщества о необходимости обеспечения гендерного
баланса в процессе принятия решений. Пекинская платформа действий прямо
нацелена на достижение гендерного баланса во всех сферах жизни общества,
а
содержащийся
в
ней
анализ
придает
первостепенную
важность
обеспечению всестороннего участия женщин в процессе принятия решений
[56].
Достигнутый прогресс в улучшении положения женщин позволил
Кыргызстану провозгласить на следующее пятилетие более глобальную
стратегию
-
достижение
гендерного
равенства.
Политическая
воля
государства в данной сфере была подкреплена институциональными
реформами: реорганизацией ранее действовавших структур в Национальный
совет по вопросам женщин, семьи и гендерного развития при Президенте
Кыргызской Республики с рабочим органом - Секретариатом, а также
принятием «Национального плана действий по достижению гендерного
39
равенства в Кыргызской Республике на 2002-2006 годы» [5, 37]. В нем
определены стратегические направления реализации гендерной политики в
Кыргызской Республике на ближайшие годы. Кроме того, стратегические
цели и задачи национального плана содержат пункт, направленный на
достижение соблюдения гендерного баланса на всех уровнях принятия
решений.
На
протяжении
последовательно
всего
проводит
постсоветского
политику
признания
периода
прав
Кыргызстан
женщин,
как
неотъемлемую часть прав человека. Основные права и свободы получили
свое закрепление в Конституции Кыргызской Республики. Кыргызстан также
ратифицировал значительное число международных конвенций, которые
последовательно
проходят
процедуру
внедрения
во
внутреннее
законодательство страны.
Важно отметить, что в 2003 г. был принят Закон «Об основах
государственных гарантий обеспечения гендерного равенства в Кыргызской
Республике»,
гендерного
в
котором
равенства
в
существует
специальная
управлении
государством
глава:
и
«Гарантии
прохождении
государственной службы» [2].
По инициативе женского движения 21 июня 2005 г. Президентом был
издан Указ об утверждении должности Специального представителя в
Жогорку Кенеше по вопросам гендерного развития. Установление института
CПП рассматривается как специальная мера поддержки продвижения
гендерного равенства на уровне законодательной власти, связанная с
ситуацией отсутствия пропорционального представительства обоих полов в
составе Жогорку Кенеша.
С целью улучшения гендерной ситуации, расширения возможностей
участия женщин в формировании и реализации государственной политики 20
марта 2006 г. вышел Указ президента Республики К.С. Бакиева «О мерах по
совершенствованию гендерной политики», в котором говориться о том, что
анализ ситуации в республике показывает, что структурные изменения в
40
политике и экономике являются не в полной мере позитивными с точки
зрения гендерного равенства, не созданы достаточные условия для
реализации прав и свобод женщин наравне с мужчинами. Далее в Указе
отмечается о целесообразности обеспечения не менее 30-процентного
представительства женщин в государственных органах и органах местного
самоуправления, в том числе и на уровне принятия решений [11]. Однако
закрепленные документально концепция достижения гендерного равенства
находится в ярко выраженном противоречии с социальной практикой.
В
целом,
среди
факторов,
препятствующих
адекватному
представительству женщин в сферах политики и управления, целесообразно
выделить:
- социокультурные стереотипы, ориентирующие женщину на семью,
воспитание детей и в значительно меньшей степени - на участие в политике;
-
низкую
степень
самооценки,
отсутствие
в
жизненной
стратегии
большинства женщин притязаний на карьеру политика или руководителя;
- кризисную ситуацию в экономике страны, падение жизненного уровня
большинства семей, разрушение социальной инфраструктуры;
- жесткую конкуренцию со стороны мужчин в борьбе за значимые посты во
властных структурах, отсутствие у большинства женщин необходимых
навыков, деловых контактов и финансовых средств для полноправного
участия в этой борьбе [29, 35].
Таким образом, практика и анализ участия женщин Кыргызстана в
политике, очевидно, нуждается в постановке ряда новых вопросов в
отношении стратегий равенства. В частности, в какой степени продвижение и
увеличение представительства женщин внутри традиционных структур
власти может воздействовать на разрушение механизмов подчинения
женщин? Как это может повлиять на изменения самого характера власти и на
возможности ставить под сомнение ценность этой власти? И какой,
собственно, есть у женских инициатив и организаций выбор? Существует ли
в нашем обществе реальная потребность в участии женщин в политике?
41
На наш взгляд, в социальном пространстве Кыргызстана имеется
несколько «сред», каждая из которых предполагает свою стратегию для
политического участия женщин.
Исходя из этого можно рекомендовать принятие следующих мер по
обеспечению
равного
политического
представительства
полов
в
государственном секторе:
· формирование и четкая постановка в стратегических планах и программах
развития государства цели достижения равного представительства женщин и
мужчин в правительственных органах и комитетах, административных
образованиях, включая установление конкретных целевых показателей и
принятие
мер
для
значительного
увеличения
числа
женщин,
при
необходимости путем квотирования;
· контроль и оценка прогресса в деле представленности женщин на основе
регулярного
сбора,
анализа
и
распространения
количественных
и
качественных данных о женщинах и мужчинах на всех уровнях руководящих
должностей и ежегодное распространение этих данных;
· организация процесса публичной и регулярной отчетности по выполнению
Национального плана действий по достижению гендерного равенства,
разработка единых стандартов отчетности и совершенствование гендерной
статистики;
· создание системы поощрительных мер для финансируемых правительством
организаций за недискриминационную политику и практику увеличения
числа женщин в организациях и повышении их престижа;
· принятие мер по формированию из числа женщин «критической массы»
лидеров, администраторов и управленцев, формирование резерва кадров;
обеспечение равного доступа женщинам к источникам подготовки и
переподготовки кадров управленческого, руководящего звена, включая
подготовку без отрыва от производства;
· обзор критериев набора и назначения на руководящие органы и
продвижения на старшие должности в государственных структурах на
42
предмет прозрачности и недискриминационного характера по отношению к
женщинам;
· поддержка инициатив НПО и международных организаций по обучению
государственных служащих концепции гендерного равенства и повышению
гендерной
чувствительности;
включение
вопросов
на
гендерную
чувствительность в списки Аттестационных Комиссий для госслужащих;
· разработка и внедрение санкций, связанных с гендерной дискриминацией в
государственных структурах, процедур подачи и рассмотрения жалоб, мер
наказания для руководителей в случае гендерной дискриминации;
· соблюдение гендерного баланса при формировании национальных
правительственных делегаций для участия в региональных международных
форумах;
· проведение национальных и местных информационных кампаний в
поддержку женщин во время выборов [11, 43].
Таким образом, возможные действия и инициативы для достижения
равенства полов в управлении государством и обществом можно разделить
на три группы. Наиболее смелые - те, что касаются изменения структурных
условий.
Они
законодательства,
предполагают
изменений
осуществление
в
процедурах
перемен
выборов
с
и
помощью
выдвижения
кандидатов, нормативных актов о введении квот или других формах
позитивного действия, а также с помощью установления обязательных
разнарядок для обеспечения более высокого процента вовлеченных женщин.
Второй тип инициатив направлен на изменение отношений к
сбалансированному участию полов в процессе принятия решений путем
проведения кампаний по повышению сознательности в различных слоях
общества.
Третий тип программ имеет целью улучшить доступ новых женщин к
руководящим должностям. Эти инициативы направлены на увеличение числа
кандидаток путем подготовки кадров и создания баз данных. Они могут
охватывать вопросы организационной культуры и разработки стратегий в
43
целях лучшего взаимодействия сбалансированных в гендерном отношении
групп [33, 52].
Все эти программы могут быть реализованы только в том случае, если
все больше людей начнут задумываться над существованием проблемы
неравного участия полов в управлении. Люди являются самым важным
ресурсом в любом изменении, необходима критическая масса сторонников
перемен на всех уровнях. Чем больше потенциальных активистов и лидеров
будут готовы встать на сторону необходимости таких изменений, тем
сложнее станет положение групп, которые открыто противостоят изменению
статус-кво в области гендерного баланса в процессе принятия решений. К
сожалению, наше общество пока в целом терпимо к откровенному сексизму
и дискриминации.
44
2.2. Внедрение гендерного подхода в государственные и
муниципальные управления КР
Положение женщины в Кыргызстане характеризуется постоянно
увеличивающимся их вкладом в экономическое и социальное развитие, в
оптимизацию и модернизацию интеллектуальной базы прогресса. Стали
адекватными возможности женщин в образовании и здравоохранении. В
целом усиливается политическая роль женщин. По мнению экспертов,
женский вопрос в Кыргызстане в советский период понимался как доступ
женщин к образованию, здравоохранению, участию в общественном
производстве, как открытие сети бытового обслуживания и детских
учреждений. Все это, безусловно, привело к улучшению положения женщин
и не только. Но на практике наблюдалось формальное участие женщин в
общественно-политической жизни страны [33, 25]. В республиканских,
областных, районных, сельских органах власти создавались женские
организации для сплочения самих женщин в решении своих же вопросов —
женские советы, игравшие большую роль в устранении тех или иных
создавшихся проблем у женщин.
В
процессе
осуществляемой
в
настоящее
время
реформы
государственного управления в Кыргызстане невозможно обойтись без
реформы государственной службы. Масштабность поставленных перед
органами власти задач, требует разработки новых подходов, включающих
демократические механизмы государственного управления на основе
пересмотра системы функций, полномочий и ответственности между
органами власти, общественными структурами и бизнесом. Внедрение
гендерного подхода обеспечивает сбалансированное участие мужчин и
женщин в управлении делами государства и общества, а также делает
гендерно чувствительными процессы принятия решений. Гендерный анализ
политических процессов и принимаемых решений показывает, что мужчины
и женщины имеют разные потребности и не всегда разделяют те же самые
взгляды. Поэтому важно, чтобы женщины участвовали в процессах
45
управления и их интересы – как половины всего населения – были в
достаточной степени приняты во внимание [44,62]. Включение гендерной
перспективы в процессы управления вызывает необходимость понимания,
каким образом представители обоих полов участвуют в процессе принятия
решений, как влияют международные обязательства и национальное
законодательство на достижение равного участия полов в управлении и
прохождении государственной службы, какие существуют проблемы в
кадровой политике Кыргызстана и др.
Самым значительным международным заявлением о необходимости
обеспечения гендерного баланса в процессе принятия решений на
сегодняшний
день
является Пекинская
платформа
действий
1995
г.
Сформулированное в ней обязательство по расширению возможностей
женщин основано на убеждении, что: "Расширение возможностей женщин,
их всестороннее участие на основе равенства во всех сферах жизни общества,
включая участие в процессе принятия решений и доступ к власти, имеют
основополагающее значение для достижения целей равенства, развития и
мира" [6]. Основным положением Платформы является то, что политика
должна формироваться при всестороннем участии женщин, а ее результатом
должны быть программы, способствующие расширению возможностей
женщин и повышению их роли. Сбалансированное участие полов в процессе
принятия решений является основным требованием практически всех
рекомендаций, содержащихся в Пекинской платформе действий, и она прямо
нацелена на достижение 50-ти процентного баланса во всех сферах жизни
общества. В январе 1996 г. Парламентом КР были ратифицированы пять
международных конвенций по правам женщин, среди них "Конвенция о
политических правах женщин" (1954г.) и "Конвенция ООН о ликвидации
всех форм дискриминации против женщин" (1981г.) [7, 32].
Традиционные
методы
работы
государственных
структур
и
политических партий не способствуют участию женщин в политике.
Стремлению женщин к получению политического поста препятствуют так же
46
дискриминационные обычаи и традиции, обязанности в семье и по уходу за
детьми. Из-за ограниченного доступа на уровень руководящих органов
политических партий, исполнительной власти и т.д., женщины добиваются
доступа к власти через альтернативные структуры, особенно в секторе
неправительственных организаций. Зарубежный опыт показывает, что в
результате специальных антидискриминационных мер представленность
женщин в местных и национальных органах управления достигла 30 и более
процентов, что позитивно отразилось на показателях этих стран в области
человеческого измерения.
Большинство исследований, посвященных положению женщин в
парламентах, показывают, что в странах, имеющих пропорциональную
систему
политического
представительства
(особенно
по
партийным
спискам), избирается больше женщин парламентариев, чем в странах с
мажоритарной
системой
-
это
подтвердил
и
опыт
Кыргызстана.
Многомандатные избирательные округа, где может быть избрано более
одного кандидата, способствуют успеху женщин на выборах в отличие от
одномандатных, где избирается только один кандидат. Европейские страны с
наименьшим числом женщин-парламентариев – Франция и Великобритания
– имеют именно одномандатную избирательную систему [28,105].
Исследования ООН по вопросам управления показали, что:
 Мужчины, избранные на исполнительные и законодательные
должности, большей частью не знают о хозяйственных потребностях и о том,
как проблемы домохозяйств связаны с социально-экономическим развитием
местного, регионального и национального. Отсутствие такого измерения
означает, что политика не является эффективной и действенной.
 Когда один пол (чаще всего женщины) отстранен от уровня принятия
решений по причине системных барьеров или прямой дискриминации,
участие становится вопросом справедливости. У всех граждан есть право на
политическое участие, и обязанностью государства является обеспечение
возможности мужчин и женщин использовать такое право.
47
 Гендерное сбалансированное представительство является также
вопросом доверия к правительственным структурам и их легитимности.
Женщины представляют, по меньшей мере, половину населения, и их
присутствие на государственной службе придает смысл представительной
природе демократии, они институционализируют и легитимизируют голоса
женщин на уровне власти.
 Если талантливые и квалифицированные члены общества (в данном
случае
женщины)
считают
барьеры
в
их
политической
карьере
непреодолимыми и необъективными, они, скорее всего, покинут страну в
поисках возможностей в других странах. Такая «утечка мозгов» не
способствует экономическому и социальному развитию потенциала страны.
 Важно понять и то, что женщины – государственные служащие,
принимающие решения, являются важными ролевыми моделями, которые
могут вдохновить других женщин на работу в государственной сфере [28,
65].
Поставив цель достижения гендерного баланса в государственном
управлении Кыргызстан в 2008 г. принял Закон "О государственных
гарантиях равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин".
Глава вторая данного закона посвящена гарантиям гендерного равенства в
управлении государством и прохождении государственной и муниципальной
службы и включает такие положения как:
Статья 9. Гарантии гендерного равенства в управлении государством.
Государство гарантирует и создает равные возможности лицам разного пола
для участия в управлении государством путем обеспечения гендерного
представительства лиц во всех ветвях государственной власти через
правовые,
организационные
ответственность
за
и
неисполнение
иные
механизмы
положений
и
устанавливает
настоящего
Закона
в
соответствии с законодательством Кыргызской Республики.
Статья 10. Гарантии гендерного равенства при поступлении на
государственную и муниципальную службу. Лица разного пола имеют
48
равные права и равные возможности при поступлении на государственную и
муниципальную службу и дальнейшем осуществлении деятельности в ее
органах. Руководители государственных органов и органов местного
самоуправления обязаны обеспечить равный доступ лицам разного пола к
государственной
и
муниципальной
службе
в
соответствии
с
их
способностями и профессиональной подготовкой [3, 23].
В кадровом составе служащих государственных органов и органов
местного самоуправления не должны преобладать служащие одного пола.
Система квотирования в государственных органах и органах местного
самоуправления (не более семидесяти процентов кадрового состава, в том
числе на уровне принятия решений) устанавливается нормативными
правовыми актами Кыргызской Республики [3,23]. Лица разного пола, в
течение 3 лет не повышающиеся в должностях и не направленные на
обучение сцелью дальнейшего повышения квалификации, имеют право
запросить и получить от руководителя государственного органа и органа
местного самоуправления письменное обоснование причин таких действий, а
также сведения, касающиеся опыта и квалификации лица, назначенного
(принятого,
повышенного)
направленного
на
государственной
и
на
обучение.
претендуемую
Замещение
муниципальной
службы
ими
должность
вакантных
или
должностей
обеспечивается
путем
проведения конкурсов, в которых в равной мере и на равных условиях
участвуют лица разного пола. Руководители государственных органов и
органов
местного
самоуправления
должны
разрабатывать
политику
карьерного роста работников с учетом гендерной политики. Не допускается
объявление конкурсов только для лиц одного пола. Нарушение требований,
установленных настоящей статьей, влечет за собой отмену незаконных
решений или результатов конкурса на замещение вакантных должностей. В
случае если по конкурсу на вакантную должность государственной или
муниципальной службы прошли два кандидата разного пола, то при равных
49
условиях должен быть принят кандидат такого пола, который менее
представлен в данном органе [24,6].
Приверженность
идеям
гендерного
равенства,
отраженная
в
законодательстве, влечет за собой конкретные меры, многие из которых
представлены в Стратегии развития страны и Национальном плане действий
по достижению гендерного равенства как его составляющей части. Работа в
интересах гендерного баланса требует так же изучения внутренней динамики
организаций, в которых принимаются решения. Важной составляющей
являются и усилия со стороны государства и общества по воздействию на
контекст принятия решений.
Каждое
направление
действий
(национальное
законодательство,
система государственной службы, ситуация гендерного представительством
в
Парламенте
и
политических
партиях)
должна
сопровождаться
определением перспективных стратегий улучшения ситуации в соответствии
с поставленными целями. Для реализации стратегий требуются время,
ресурсы, квалифицированные кадры и отчетливая политическая воля –
именно из-за их отсутствия сегодня осуществление некоторых стратегий
может показаться нереалистичным.
Несмотря на то что, женщины Кыргызстана показали значительные
руководящие
способности
на
государственных
должностях,
сегодня
усиливается тенденция, чтобы выработка политических решений оставалась
прерогативой мужчин. Равное участие полов в принятии решений попрежнему остается труднодостижимой целью.
Государственная служба по данным Государственной кадровой службы
КР (ранее Агентство КР по делам государственной службы) на 1 января 2009
г. женщины составляют 40,5% всех государственных служащих, занятых в
органах государственной власти и управления, но только 16% женщин
занимают самые высокие руководящие посты. В то же время мужчины
доминировали как на политических должностях (73,9% – мужчины), так и на
высших, а также главных административных должностях (99,4% и 91,3%
50
мужчин, соответственно). Лишь на младших постах женщины несколько
преобладают (56,7%) [8, 36-38].
Обращаясь к контексту объявленной реформы государственного
управления и учитывая результаты анализа ситуации, независимые эксперты,
рекомендуют ряд мероприятий по дальнейшему внедрению гендерного
подхода в государственную службу Кыргызской Республики.
Первое – включить в положения, регламентирующие работу органов
государственного управления и государственных служащих, принципы,
недискриминации,
и/или
позитивной
дискриминации,
определяющие
необходимость сбалансированного представительства мужчин и женщин на
всех уровнях, а также обязательное соблюдение гендерного баланса в случае
реструктуризации.
Второе – включить в обучение государственных служащих теорию
гендерных
исследований,
подходы
и
опыт
гендерно-чувствительной
практики государственного и муниципального управления.
Третье – преобразовать государственную службу таким образом, чтобы
она стала более гибкой и политически ориентированной на интеграцию
интересов женщин и их позиций.
Четвертое – проводить кампании по продвижению гендерного подхода
и изменению отношения к проблеме гендерного равенства, ориентированных
на высокопоставленных чиновников, которые отвечают за выработку и
реализацию политики.
Пятое – внедрить в практику государственной службы процедуры
обязательного анализ результатов для мужчин и женщин (включая анализ
бюджета с учетом гендерных факторов). Возможные действия и инициативы
для достижения равенства полов в управлении государством и обществом,
могут быть реализованы только в том случае, если все больше людей начнет
задумываться над существованием проблемы неравного участия полов в
управлении. Люди являются самым важным ресурсом в любом изменении,
необходима критическая масса сторонников перемен на всех уровнях. Чем
51
больше потенциальных активистов и лидеров будут готовы встать на сторону
необходимости таких изменений, тем сложнее станет положение групп,
которые открыто противостоят изменению статус-кво в области гендерного
баланса в процессе принятия решений.
Институт местного самоуправления, который уже белее двадцати лет
существует в Кыргызстане, сегодня играет не менее важную роль, чем другие
конституционные основы демократической системы. Отвечая на две
общественные потребности — в эффективном управлении и в развитии
демократии,
местное
самоуправление
создается
не
только
для
лучшей управляемости или приближения общественных услуг к населению,
но
и
для
гарантий
самостоятельности
и
свободы
личности,
ответственности.
Оно
развития
гражданской
способствует
развитию
саморегулирования – основы, придающей устойчивость обществу и
государству. Многие вопросы местного управления пересекаются с
вопросами, которые обсуждались в предыдущей части по управлению на
государственном уровне. Однако некоторые вопросы интеграции гендерного
подхода остаются характерными именно для работы на местах.
Децентрализация является одним из таких вопросов. В идеале,
децентрализация влечет перевод ресурсов и перераспределение принятия
решений на местный уровень в тех вопросах, с которыми наилучшим
образом может справиться именно местная власть. Это означает, что местные
самоуправления должны быть особенно восприимчивыми к реальным
потребностям жителей данной территории, что в свою очередь, естественно
означает внимание к особым потребностям как мужчин, так и женщин на
местном уровне.
В Законе Кыргызской Республике «О местном самоуправлении и
местной государственной администрации» (№ 99 от 29 мая 2008) в ст.4.
написано: «Граждане имеют равные права на осуществление местного
самоуправления как непосредственного, так и через своих представителей
независимо
от
пола,
расы,
национальности,
52
языка,
происхождения,
имущественного и должностного положения, отношения к религии,
убеждений, принадлежности к общественным организациям» [5, 14].
Органы местного самоуправления решают многочисленные вопросы
местного значения: управление ресурсами и предоставлением социальных
услуг на местном уровне. К сожалению, в этих процессах на местном уровне
участие женщин не велико. В регионе процесс реального включения женщин
в управление осложняется влиянием традиционных представлений о роли
женщины в семье и обществе. До сих пор женщины воспринимаются, прежде
всего, в ролях жены и матери. Это проявляется как в статистике
представленности женщин в органах власти, где их по-прежнему мало даже
на местном уровне, так и в характере деятельности, которую осуществляют
женщины и мужчины в экономической сфере.
Формально женщины и мужчины имеют равные юридические права.
Так в Законе КР «О местном самоуправлении и местной государственной
администрации» (№ 99 от 29 мая 2008 г.) написано: Статья 2.
Муниципальная служба. 2. Граждане Кыргызской Республики имеют равный
доступ к муниципальной службе независимо от пола, расы, национальности,
языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места
жительства, отношения к религии, убеждений [8, 23].
Однако необходимо признать, что природа современного гендерного
неравенства находится гораздо глубже, в различии женских и мужских
социальных
ролей,
распределении
нагрузки
и
вознаграждения
за
выполняемую работу. Как было уже отмечено в первой теме данного
пособия, работа может быть разделена на три категории: продуктивная,
репродуктивная, работа по ведению дел местного сообщества.
Женщины, мужчины, девочки и мальчики вовлечены во все три
области деятельности. Однако во многих обществах женщины выполняют
почти всю репродуктивную и большую часть продуктивной работы. Любые
положения и изменения в одной области будут влиять на другие. Рабочая
нагрузка женщин может мешать им участвовать в проектах развития,
53
поэтому необходимо ставить вопрос о справедливом перераспределении
нагрузки [10,27]. В этой связи обеспечение гендерного равенства в местном
сообществе должно рассматриваться как необходимое условие реализации
прав и свобод личности, независимо от пола.
В то же время существует и другая тенденция. Зачастую женщины
лучше знают проблемы данной местности, такие как система образования,
коммунальные услуги и т.д. Они являются основными пользователями и
потребителями
этих
услуг
и,
соответственно,
могут
быть
более
заинтересованы в местной политике и более подготовлены к решению
проблем в этой области. Это подчеркивает потребность в развитии
механизмов участия мужчин и женщин, привлечения большего числа
жителей в процессы принятия решений и проведения политики на местном
уровне, чтобы эти решения и политика наполнялись знаниями и мужчин, и
женщин.
По инициативе женских НПО, работавших в проекте ЮНИФЕМ
«Права женщин на землю», были внесены изменения в статью 15 Закона КР
«Об управлении землями сельскохозяйственного назначения от 2001 г.
Теперь статья звучит следующим образом: «Земельная доля может быть
продана полностью или ее часть, с выделением в разрезе угодий в
самостоятельный участок» [10, 28].
Органы местного самоуправления в соответствии со статьей 27
«Деятельность органов местного самоуправления по реализации гендерной
политики» и Закона «О государственных гарантиях равных прав и равных
возможностей для мужчин и женщин» (2008 г.) осуществляют мероприятия
по разработке и реализации гендерной политики, координируют свои
действия с действиями исполнительных органов государственной власти в
части поддержки соответствующих государственных, региональных и
местных программ [2].
В этой связи рекомендуется руководителям местных государственных
администраций,
структур
местного
54
самоуправления,
активистам
территориальных объединений местных сообществ, лидерам женских
общественных
организаций,
неправительственных
организаций,
экспертам
международных
работающим
в
сфере
и
гендерного
развития, и местного самоуправления внедрять гендерные подходы через
следующие виды работ:

гармонизировать
законодательство
в
области
местного
самоуправления с положениями Закона КР "О государственных гарантиях
равных прав и равных возможностей для мужчин и женщин" для реального
признания обязательной процедуры гендерной экспертизы законодательства,
местных и региональных программ развития, местных бюджетов;
 проводить гендерный анализ на всех этапах процесса управления на
местном
уровне,
осуществления
контроля
и
оценки
прогресса
представленности женщин в органах местного самоуправления, местных
государственных администраций, территориальных объединениях местных
сообществ на основе регулярного сбора, анализа и распространения
количественных и качественных данных о женщинах и мужчинах на всех
уровнях;
 включать в стратегические планы и программы развития территории
цели достижения равного представительства женщин и мужчин в органах
местного самоуправления, устанавливать конкретные целевые показатели и
принимать меры для значительного увеличения числа женщин;
 учитывать мнения и ожидания женщин при разработке местной
политики, местного бюджета и их реализации, понимая, что мужчины и
женщины воспринимают по-разному приоритеты развития;
 осуществлять меры по формированию из числа женщин "критической
массы" лидеров, администраторов и управленцев, формирование резерва
кадров, а также обеспечить женщинам равный доступ к источникам
подготовки и переподготовки кадров управленческого, руководящего звена,
включая подготовку без отрыва от производства;
55
 обеспечивать прозрачность критериев отбора и процедур назначения
на руководящие должности в органах местного самоуправления и местных
государственных администрациях для недопущения дискриминации в
отношении женщин;
 разработать и внедрить санкции против гендерной дискриминации в
структурах местного самоуправления, процедуры подачи и рассмотрения
жалоб,
меры
наказания
для
руководителей
в
случае
гендерной
дискриминации;
 обеспечить равное представительство полов в работе судов аксакалов
и других институтов местных сообществ;
 оказывать всестороннюю поддержку деятельности женских советов, а
также других общественных организаций, осуществляющих деятельность по
обеспечению гендерного равенства;
 распространять в сообществах гендерные ценности и нормы,
проводить информационные кампании, образовательные мероприятия в
местных сообществах по вопросам гендерного равенства, расширения
возможностей женщин;
 поддерживать инициативы НПО и международных организаций по
обучению работников МСУ концепции гендерного равенства и повышению
гендерной чувствительности;
 включить вопросы, касающиеся гендерной чувствительности в
управлении, в перечень обязательных для аттестационно-конкурсных
комиссий для государственных и муниципальных служащих [8, 37].
Гендерный подход в своей основе предполагает обеспечение равного
участия мужчин и женщин в местном управлении, которое включает
устранение структурных и системных барьеров на пути к участию женщин, а
также обеспечение интеграции вопросов гендерного равенства в процессы
принятия решений, исполнения, мониторинга и оценки инициатив местного
управления.
56
2.3 Анализ представительство женщин в структурах государственной и
местной власти
Меры по повышению участия женщин в политике охватывали самый
широкий спектр подходов – от общественных, международных программ по
обучению
различных
групп
женщин,
кампаний
по
продвижению
политических прав женщин до специальных нормативно-правовых актов по
привлечению женщин на различные должности в государственных органах
управления. Но, несмотря на эти усилия, до недавнего времени уровень
представительства женщин на политическом уровне стабильно снижался.
С 2007 г. это положение существенно изменилось. В результате
включения в Кодекс о выборах гендерных квот по партийным спискам на
уровне парламентских выборов уровень представительства женщин в
парламенте вырос от ноля до 26 процентов. В этот же период был сделан ряд
назначений женщин на высокие государственные должности, в частности
Вице-премьер-министра, министра образования и науки, министра финансов,
министра труда и социального и развития, председателей Конституционного
и Верховного судов. Эти события можно рассматривать как завершение
определенного этапа в процессах развития женского политического участия,
требующие всесторонней оценки и анализа.
Женщины в местных органах власти. Выборы депутатов местных
органы власти, проходившие в Кыргызской Республике 27 марта 2016 года,
подтверждают
устойчивость
существования
традиционных
структур
гендерного порядка. Так, сравнительный анализ зарегистрированных
кандидатов в депутаты в местные кенеши демонстрирует следующие
распределения: количественный состав женщин в Бишкеке и Чуйской
области перешел 20% количественный рубеж, в остальных регионах он
колеблется от 10% до 19%. Самый низкий состав женщин наблюдается в
Ошской области, где было зарегистрировано всего 10.4% женщин (всего 457
женщин и 2377 мужчин на всю область). В целом по республике
кандидатами в депутаты местных кенешей было зарегистрировано 17,4%
57
женщин и 82,6% мужчин. Женщины по-прежнему не решаются принимать
участие в политической жизни страны [44, 25].
Сравнительный анализ зарегистрированных кандидатов и избранных
депутатов в разрезе областей показывает стабильность роста женщинкандидатов в Чуйской и Иссык-Кульской областях. В 2016 году повышение
женской активности произошло в Чуйской области. Самый низкий процент
участия женщин отмечен в Ошской области. Рассматривая количественный
состав женщин-депутатов по итогам выборов в местные кенеши – 2008 и
2016 гг., можно констатировать, что женская политическая составляющая в
целом по республике в 2016 году стала меньше на 2,11%. Наибольший
процент женщин-депутатов приходится на Чуйскую область, а наименьший –
на Ошскую область – 11,5%.
Согласно вступившим в силу 20 августа 2019 года поправкам в Закон
Кыргызской Республики «О выборах депутатов местных кенешей», теперь на
выборах в айылные кенеши для женщин введена квота в 30% мандатов. 22
сентября 2019 года состоялся досрочные выборы депутатов в Саруйский
айылный кенеш Жети-Огузского района Иссык-Кульской области. Всего в
Саруйский айылный кенеш были избран 21 депутат, выборы прошли в трех
округах
по
7
мандатов.
Это
означает,
что
в
каждом
из
трех
округов Саруйского айылного кенеша не менее 30%, т.е. не менее 3-х
мандатов будет зарезервировано кандидатам-женщинам [18, 4].
Предполагается, что более широкая представленность женщин в
айылных кенешах позволит эффективнее решать социально значимые
вопросы, касающиеся интересов детей, женщин и уязвимых групп населения,
в том числе вопросы здравоохранения и образования.
Следует отметить, что за последние 15 лет наблюдалось устойчивая
тенденция снижения числа женщин среди депутатов айыльных кенешей. Так
в 2004 году их было избрано 19% по всей стране, в 2008 – 17%, в 2012 – 13%,
в 2016 – 10%.
58
Президентом Кыргызской Республики 8 августа 2019 года подписан
Закон Кыргызской Республики «О внесении изменений в Закон КР «О
выборах депутатов местных кенешей», который предусматривает 30%квоту
для
женщин в
айылных
кенешах
и
порядок
распределение
зарезервированных мандатов (статьи 35, 37). [4]
Среди наиболее значимых факторов распределения деятельности среди
мужчин и женщин и их политического участия остается политическая
социализация, структурные и ситуационные (биографические) факторы,
воспроизводящиеся
ориентированность
в
нашем
мужчин
обществе.
является
Большая
фундаментом
политическая
патриархальных
политических стереотипов и установок, способствует установлению и
сохранению информационного контроля над политическим поведение
женщин.
Женщины в исполнительных органах власти. На сегодняшний день в
Кыргызстане
подтверждается
общемировая
тенденция
к
сильной
вертикальной и горизонтальной сегрегации, при которых женщин на высших
должностях мало, а на низших – много, а также существуют отраслевые
барьеры для женщин.
Характер служебного положения женщин – это главный фактор,
препятствующий занятию ими высших постов. На уровне младшего
управленческого звена женщинам обычно поручают функции, которые
считаются
«нестратегическими».
Функции
руководителей
основных
подразделений и начальников – посты, через которые пролегает путь наверх
– остаются за мужчинами. Часто это усугубляется отрывом женщин от
формальных и неформальных связей, необходимых для продвижения внутри
организаций. Для женщин с семейными обязанностями это может быть
затруднено еще и необходимостью сочетать работу с заботами о семье.
Женщины в законодательном органе власти. На парламентских
выборах в октябре 2010 г., чтобы получить право участвовать в
распределении мест, партии должны были преодолеть 5% порог на
59
общенациональном уровне, рассчитываемый исходя из общего числа
зарегистрированных избирателей в целом по стране. Система партийных
списков с учетом гендерной квоты68 впервые была использована на
парламентских выборах 2007 года.
Согласно
итогам
выборов
депутатов
Жогорку
Кенеша
и
предварительному распределению мандатов, в 6-й созыв (2015 г.) Жогорку
Кенеша прошли 29 женщин, представляющие 6 партий. Таким образом, 20%
нового состава парламента будет женского пола.
Так, если партия СДПК получит 38 мандатов, то согласно списку
партии, количество потенциальных депутатов-женщин из партии составит 9
человек
(23%):
Сурабалдиева,
Галина
Евгения
Скрипкина,
Строкова,
Асель
Жылдыз
Кодуранова,
Эльвира
Мусабекова,
Гулкан
Молдобекова, Ашэра Халикова, Карамат Орозова, Айнуру Алтыбаева.
Если «Республика – Ата-Журт» получит 28 мандатов, то женщин будет
25% или 7 человек: Алтынай Омурбекова, Гульнара Асымбекова, Динара
Исаева, Рада Туманбаева, Аида Исмаилова, Махабат Мавлянова, Уулкан
Каратаева.
Если партия «Кыргызстан» получит 18 мандатов, то количество
женщин из партии будет 22,2% или 4 человека: Чолпон Султанбекова,
Гульмира Орозалиева, Эльмира Джумалиева, Чолпон Эсенаманова. Если
«Онугуу-Прогресс» получит 13 мандатов, то количество женщин из партии
будет 23% или 3 человека: Гюльшат Асылбаева, Хулкарпаша Сабирова и
Гүлай Машрапова. Если «Бир Бол» получит 12 мандатов, то количество
женщин будет 25 % или 3 человека: Чолпон Джакупова, Лунара Мамытова и
Есенбаева Бакыт. Если «Ата Мекен» получит 11 мандатов, то количество
женщин из партии будет 27% или 3 человека: Аида Салянова, Наталья
Никитенко, Айсулуу Мамашова [61].
За
исключением нескольких
человек, основная
масса
женщин-
депутатов Жогорку Кенеша существующего созыва не отличились ни
60
законодательной инициативой, ни в поддержке законов, которые улучшали
бы положение женщин.
Иногда были случаи инициирования со стороны женщин далеко не
прогрессивных законопроектов, которые, подменяя понятия, вместо защиты
и
продвижения
субъектности.
прав
женщин,
фактически
лишали женщин
право
Имея такую важную трибуну как парламент, многие
женщины – депутаты занимались чем угодно, но только не улучшением
положения
женщин.
среднестатистическими
Особой
солидарности
женщинами
не
с
обычными
наблюдалось,
за
исключением отдельных популистских моментов.
Сейчас,
на
фоне приближающихся
выборов
в национальный
парламент, заметно активизировались политики, в том числе и женщины.
Одни
стали
чаще
выступать
по
телевидению,
другие
затевают
грандиозные мероприятия, кто-то готовит себе почву для участия в выборах
в составе политических партий. Это стало закономерностью в нашей стране,
когда только перед выборами политики начинают суетиться и что-то делать,
но делается это в первую очередь для себя, для наращивания политических
очков, для «обработки» своего потенциального электората.
Вопрос о том, возможно ли добиться того, чтобы большее число
женщин
во
власти
сопровождалось улучшением
положения
женщин
и достижением гендерного баланса, совсем не праздный. Возникает вопрос о
том, имеет ли смысл борьба женского движения за улучшение позиций
женской половины общества в политике, если это никоим образом не влияет
на улучшение положения большинства женщин.
Активисты гендерного
движения
и
гендерные
эксперты часто
обращают внимание на то, что представительство женщин в высших
эшелонах власти Кыргызстана не дотягивает до 30 %, как того требуют
квоты. Ссылаясь на выводы серьёзных исследований, они утверждают, что
общества, в которых женщины во власти составляют хотя бы одну
треть, являются
более стабильными,
61
а
государства
–
социально-
ориентированным. И на самом деле примеры таких стран есть, взять те же
скандинавские страны.
В действительности в Кыргызстане женщины не добирают свою квоту
в парламенте, а на местном уровне, вопреки мировым тенденциям
увеличения представленности женщин в местных органах власти, женщин
еще
меньше.
В
местных
кенешах
по
итогам
выборов
2012
г.
женщины составляли менее 16 %. Данные факты по представительству
женщин
во
властных
структурах требуют
дальнейших
усилий
всех
приверженцев гендерного равенства. И к этим же фактам апеллируют
женщины- политики, стараясь привлечь на свою сторону женский электорат.
Но проблема участия женщин в политике и воздействия их участия на
улучшение положения женщин, выравнивание
продвижение гендерного равенства гораздо сложнее.
62
гендерных различий и
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключение исследования вопроса гендерные проблемы в системе
государственного и муниципального управления необходимо подвести итог и
сделать ряд выводов.
1. Теория социального конструирования гендера основана на двух
постулатах: 1) гендер конструируется (строится) посредством социализации,
разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, средствами массовой
информации; 2) гендер конструируется и самими индивидами - на уровне их
сознания, принятия заданных обществом норм и ролей и подстраивания под
них. Эта теория активно использует понятия гендерной идентичности,
гендерной идеологии, гендерной дифференциации и гендерной роли.
Гендерная идентичность означает, что человек принимает определения
мужественности и женственности, существующие в рамках своей культуры.
Гендерная идеология - это система идей, посредством которых гендерные
различия и гендерная стратификация получают социальное оправдание, в том
числе с точки зрения "естественных" различий или сверхъестественных
убеждений. Гендерная дифференциация определяется как процесс, в котором
биологические различия между мужчинами и женщинами наделяются
социальным
значением
и
употребляются
как
средства
социальной
классификации. Гендерная роль понимается как выполнение определенных
социальных предписаний - то есть соответствующее полу поведение в виде
речи, манер, одежды, жестов и прочего. Когда социальное производство
гендера становится предметом исследования, обычно рассматривают, как
гендер конструируется через институты социализации, разделения труда,
семьи, масс-медиа.
2. В последние годы был сформирован определенный законодательный
массив, направленный на поддержание в обществе гендерного баланса. Так,
согласно новому Кодексу о выборах предусмотрены специальные меры для
женщин в виде 30% процентной квоты в партийных списках. Кроме того,
существует Указ Президента №136 «О национальном плане действий по
63
достижению гендерного равенства в Кыргызской Республике на 2002-2006
годы.», во исполнение этого Указа Постановлением Правительства КР №395
от 21 июня 2002 г. был принят Комплекс мер по его осуществлению для
министерств, ведомств, государственных комитетов, областных, районных,
городских администраций и органов местного управления с определением
источников финансирования и ожидаемых результатов. В частности, введена
30% квота для женщин в исполнительной власти. В принятом в марте 2003 г.
Законе КР «Об основах государственных гарантий обеспечения гендерного
равенства» содержатся гарантии гендерного равенства в управлении
государством и прохождении государственной службы (глава II), а также
расписан механизм обеспечения соблюдения гендерного равенства (глава V).
В законе КР «О государственной службе», принятом в редакции от 5 августа
2003г. №190, предусмотрены меры, обеспечивающие равный доступ граждан
к государственной службе, включая организацию конкурса на вакантные
должности.
3. Несмотря на солидную нормативно-правовую базу законов, указов и
положений, подтверждающих стремление государства придерживаться
гендерных принципов в системе государственной и муниципальной службы,
главная проблема заключается в том, что в Кыргызстане законы
принимаются,
но
не
работают.
Даже
прописанные
механизмы
не
принимаются с должной ответственностью задействованными органами.
4. Для кардинального улучшения положения женщин в политике
предлагается реализация трех программ по трем направлениям.
Первое
направление
законодательства,
изменений
осуществление
в
процедурах
перемен
выборов
с
и
помощью
выдвижения
кандидатов, нормативных актов о введении квот или других формах
позитивного действия, а также с помощью установления обязательных
разнарядок для обеспечения более высокого процента вовлеченных женщин.
64
Второе направление - изменение отношений к сбалансированному
участию полов в процессе принятия решений путем проведения кампаний по
повышению сознательности в различных слоях общества.
Третий тип программ имеет целью улучшить доступ новых женщин к
руководящим должностям. Эти инициативы направлены на увеличение числа
кандидаток путем подготовки кадров и создания баз данных. Они могут
охватывать вопросы организационной культуры и разработки стратегий в
целях лучшего взаимодействия сбалансированных в гендерном отношении
групп.
Таким образом, завершая анализ, отметим, все теоретики гендерного
баланса в обществе уверены, что равное участие обоих полов в принятии
решений и, следовательно, усиление политического статуса женщин
чрезвычайно важно для достижения гласного государственного управления и
устойчивого развития во всех сферах жизни общества. Обеспечение равного
участия мужчин и женщин в политической сфере, в процессе принятия
решений обеспечивает баланс, который отражает реальную структуру
общества и необходим для укрепления демократии. Без достижения
равенства в принятии политических решений реальный учет интересов
женщин при формировании государственной политики невозможен. Опыт
последней трети XX века показал, что реальные достижения в сфере
гендерного равенства непосредственно связаны с тем, насколько влиятельны
женщины в публичной сфере и непосредственно в политике. Именно
активность женщин в этих сферах дает представление об их роли в
политических изменениях.
65
РЕКОМЕНДАЦИИ
В качестве системы позитивных действий со стороны государства,
которая позволила бы обеспечить фактическое гендерное равноправие при
прохождении государственной службы, а также формировании состава
руководящих структур государственных органов и органов местного
самоуправления, представляется необходимым:
– рассматривать участие женщин в управлении на всех уровнях
государственной власти как фактор, стабилизирующий жизнь общества;
–
организовать
профессиональную
подготовку
женщин
к
управленческой деятельности;
– разработать научные исследования и новые социальные технологии
по повышению социального статуса женщин, на государственном уровне
создать широкие возможности для самореализации женщин во всех сферах
жизни общества, в том числе в управлении;
– проводить всестороннюю работу, направленную на объективное
освещение подлинной роли женщин в жизни общества и на пропаганду
активных форм участия женщин в социально-экономических и политических
преобразованиях.
- включать в стратегические планы и программы развития территории
цели достижения равного представительства женщин и мужчин в органах
местного самоуправления, устанавливать конкретные целевые показатели и
принимать меры для значительного увеличения числа женщин;
- обеспечивать прозрачность критериев отбора и процедур назначения
на руководящие должности в органах местного самоуправления и местных
государственных администрациях для недопущения дискриминации в
отношении женщин;
66
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные источники, отчеты:
1. Конституция Кыргызской Республики от 24 октября 2010 года.
2. Закон Кыргызской Республики «Об основах государственных гарантий
обеспечения гендерного равенства» от 12 марта 2003 года № 60.
3. Закон Кыргызской Республики «О политических партиях» от 25 мая 1993
года.
4. Закон Кыргызской Республики О внесении изменений в Закон Кыргызской
Республики "О выборах депутатов местных кенешей" от 8 августа 2019 года
№ 117.
5. Национальный план действий по достижению гендерного равенства в
Кыргызской Республике на 2002-2006 годы. Национальный совет по
вопросам женщин, семьи, гендерному развитию при Президенте Кыргызской
Республики. Опубликован при поддержке ПРООН в Кыргызской Республике.
– Бишкек, 2002. – 116с.
6. Женщины Кыргызстана за равенство, развитие и мир. Национальный
доклад на Четвертой Всемирной конференции женщин в Пекине (КНР). –
Бишкек, 1995.
7. Аналитический отчет «Культура политического участия
женщин
Кыргызстана». Фонд Конрада Аденауэра. – Бишкек, 1996.
8. Отчет «Женщины Кыргызстана: Ресурсы политической активности».
Ассоциация «Диамонд». Бишкек, 1998 г.
9. Отчет «Женщины Кыргызстана: Доступ к политической власти».
Ассоциация «Диамонд» для Бюро ПРООН «Гендер в развитии». – Бишкек,
1999.
10. Полин Амос-Уилсон. Отчет по гендеру в государственном управлении
/Бюро ПРООН «Гендер в развитии». – Бишкек, 1999.
11.
Женщины
и
мужчины
в
Кыргызской
статистический сборник. – Бишкек, 2007.
67
Республике.
Ежегодный
Специальная литература:
12. Абибунова Н.И. Что такое гендер? // Общественные науки и
современность. - 2008. - №6. - C. 123-125.
13. Антология гендерной теории. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е.И.
Гаповой и А.Р. Усмановой. - Минск: Пропилеи, 2010. - 384 с.
14. Бежан-Волк И. Гендерные исследования: актуальные проблемы и
перспективы развития // Народное творчество и этнография. - 2010. - №2. - С.
37-40.
15. Бендас Т.В. Гендерная психология: Учеб. - СПб.: Питер, 2011. - 431 с.
16. Бем С. Трансформация дебатов о половом неравенстве / Феминизм и
гендерные исследования / Под ред. В.И. Успенской. – Тверь, 1999.
17. Брандт Г.А. Природа женщины как проблема (Концепции феминизма) //
ОНС. – 1998. – № 2. – С. 159-164.
18. Бейгельдиева Н. Женщины Кыргызстана стремятся во власть / ИСАП
КРСУ. – Бишкек, 2007. – С. 4.
19. Введение в гендерные исследования. - Ч. I: учебное пособие / под ред. И.
А. Жеребкиной. - СПб.: Алетейя, 2011. - 708 с.
20. Воронина О.А. Универсализм и релятивизм культуры в конструировании
гендерной системы / Теория и методология гендерных исследований / Под
ред. О.А. Ворониной. – М.: МВШСЭН-МФФ, 2001.
21. Воронина О.А. Формирование гендерного подхода в социальных науках /
Гендерный калейдоскоп. − М.: Academia, 2001.
22. Воронина О.А. Глоссарий по гендерному образованию // Гендерные
исследования. Региональная антология исследований из восьми стран СНГ /
Под общ. ред. И.Н. Тартаковской. - М.: Вариант, ИСГП, 2011. - С. 443-511.
23. Гендерология и феминология: учебно-методическое пособие для
студентов по специальности 040101 "Социальная работа в системе
здравоохранения" / сост. к.п.н. В.И. Чумаков. - Волгоград: Изд-во ВолГМУ,
2010. - 276 c.
68
24. Гендерная реконструкция политических систем / Под ред. Степановича
Н.М., Кочкина Е.В. – СПб: Алтея, 2004. – 748 с.
25. Гидденс Э. Устроение общества. – М.: Академический проект, 2003.
26. Гончаров Д.В. Теория политического участия. – М., 1997.
27. Депутаты Жогорку Кенеша Кыргызской Республики четвертого созыва:
Сборник ЦИК. – Бишкек, 2008.
28. Ершова Е.Н., Новикова Э.Е. СССР – США: Женщины и общество: Опыт
сравнительного анализа. – М.: Профиздат, 1988.
29. Женщина и власть /Под ред. А.Х. Карасаевой. – Бишкек, 2005.
30. Женщины мира: Тенденции и статистика, 1995 г. – Нью-Йорк: Изд. ООН,
1995. – С. 239.
31. Захаров С.Н. Политическое участие женщин в условиях модернизации
российского общества: Дис. … канд. полит. наук. – М., 2001.
32. Здравомыслова Е., Темкина А. Социальное конструирование гендера:
феминистская теория // Введение в гендерные исследования. Ч. 1. – ХарьковСПб, 2001.
33. Ибраева Г.К. Гендерные аспекты бедности в Кыргызстане: Обзорное
мини-исследование по заказу ПРООН. – Бишкек: 2004.
34. Клецина И.С. Гендерная социализация / И.С. Клецина. - СПб.: Издво
РГПУ им. А.И. Герцена, 2009. - 476 c.
35. Киммел М. Гендерное общество / пер. с англ. - М.: Российская
политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. - 464 с.
36. Киселева Т.Г. Социальный образ женщины в культурах мира // ОНС. –
2003. – № 3. – С. 165-168.
37. Ковалева Т.Э., Иванчук Н.В. Женщины: ресурсы политического
поведения // Социс – 1995. – № 7. – С. 60-69.
38. Ковлер А.И., Смирнов В.А. Демократия и участие в политике:
Критические очерки истории и теории. – М., 1986.
69
39. Конвенция о ликвидации дискриминации в отношении женщин //
Международные конвенции и декларации о правах женщин и детей. – М.,
1996. – С. 22.
40. Коннелл Р. Современные подходы //Хрестоматия феминистских текстов.
Переводы / Под ред. Е.Здравомысловой и А.Темкиной. – СПб, 2000.
41. Коннычев Д.В. Политическое участие: Дис. … канд. полит. наук. –
Саратов, 2000.
42. Кордобовская М.В. Социально-политическое положение женщин в США:
Монография. – М., 2008.
43. Кэрролл С.Дж., Зерилли Л.М. Феминистские вызовы политической науке
// OHC. – 200 1. – № 6. – С. 64-68.
44. Малабаев Б.Н., Сыдыкова Л.Ч. Женщина в зеркале государственной
власти. – Бишкек, 2000.
45.
Митина
О.В.
Женское
гендерное
поведение
в
социальном
и
кросскультурном аспектах // ОНС. – 1999. – №3. – С. 174-180.
46. Назаров М.М. Политический протест: опыт эмпирического анализа
// Социс. – 1885. – № 1. – С. 47-59.
47. Отчет ПРООН «Гендерный анализ в сфере государственной службы».
2008 год.
48. Поленина М.М. Права женщин в системе прав человека: международный
и национальный аспект / Ин-т государства и права РАН. – М.: ИГП РАН,
2000.
49. Преснякова Л.А. Структура личностного восприятия политической
власти // Полис. – 2000. – № 4. – С. 136-140.
50. Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. – М.: Аспект
Пресс, 2004.
51. Результаты опроса населения Кыргызской Республики, проведенного
исследовательским
центром
«Айгине»
и
Центром
Социологических
исследований Американского Университета в Центральной Азии. Бишкек,
2019. C. 34, 38.
70
52. Равенство в доме. Реализация конвенции по ликвидации всех форм
дискриминации в отношении женщин // Под ред. И. Ландсберг – М.:
ЮНИФЕМ, 1999.
53. Смирнов В.В. Политическое участие / Политология: Курс лекций. – М.,
1993.
54. Степанова Н.М. Опыт использования гендерных квот в странах Западной
Европы // Общественные науки и современность. – 1999.– № 4.
55. Теория и методология гендерных исследований: курс лекций / отв. ред.
О.А. Воронина. - М.: МЦГИ, 2011. - 276 с.
56. Участие женщин в общественно-политической жизни и управлении
страной // Доклад секретариата. Экономический и социальный Совет.
Региональное подготовительное совещание высокого уровня для Четвертой
Всемирной конференции по положению женщин. Вена, 17-21 октября 1994 г.
Пункт 7 предварительной повестки дня. ООН, 23 августа 1994 г.
57. Уэст К., Зиммерманн Д. Создание гендера (doing gender)//Гендерные
тетради. Выпуск первый. – СПб, 1999.
58. Чикалова И.Р. Гендерная проблематика в политической теории /
Введение в гендерные исследования. Хрестоматия Ч. 2 / Под ред. И.А.
Жеребкиной. – СПб, 2001.
59. Шатрова Л.А. Гендерные стереотипы на рынке Татарстана // Социс. –
2003. – № 3. – С. 120-125.
60. https://applied-research.ru/ru/article/view?id=12571
61. stat.kg/ru/opendata/category/151
71
Скачать