Загрузил мария судак

РЕФЕРАТ ПО ДИСЦИПЛИНЕ/ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА С ПРАКТИКУМОМ ТЕМА «Традиции русского фольклора в литературных сказках I половины 19 века»

Реклама
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«САХАЛИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
ЮЖНО-САХАЛИНСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ
ПЦК
естественно-научных
дисциплин
РЕФЕРАТ
ПО ДИСЦИПЛИНЕ/ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА С ПРАКТИКУМОМ
ТЕМА «Традиции русского фольклора в литературных сказках I половины 19
века»
Специальность 44.02.01.
Дошкольное образование
Курс III, группа 313з-«Б»
Преподаватель:
Дата получения работы ЮСПК СахГУ «_____» «_____________» 2021 г.
Дата проверки работы преподавателем «_____» «_____________» 2021 г.
Дата защиты курсовой работы «______» «___________________» 2021 г.
Оценка__________________ Подпись преподавателя __________________
Южно-Сахалинск
2021
2
Оглавление
I. Вступительная часть..……………………………………………………....…..3
1.1. Сказки I половины 19 века………………...………………………....3
1.2.Воспитание и обучение детей дошкольного возраста при помощи
сказок.……………………………………………………………………..……....4
II. Основная часть. Основные традиции русского фольклора,
используемые в литературной сказке.………………………...............….....8
2.1. Характеристика русского фольклора…..………………………………8
2.2. Фольклорные традиции в литературных сказках А.С.Пушкина…….11
III. А. С. Пушкин «Сказка о царе Салтане»…………………………………..17
3.1. Сравнение народной и литературной сказки………………………….17
3.2. Анализ сказки А.С. Пушкина «Сказка о царе Салтане»……………...21
IV. Заключительная часть……………………………………………...………24
4.1. Основные отличия литературной сказки от литературной….……….24
4.2. С.Я.Маршак о сказках писателя А.С.Пушкина……………………….26
3
I.
Вступительная часть.
Роль сказок писателя в воспитании, обучении детей дошкольного
возраста.
1.1.
Сказки первой половины 19 века.
Велико воспитательное значение художественной литературы.
Сказка - один из самых популярных видов эпического народного
творчества. На протяжении многих веков она жила в устном исполнении,
передавалась из поколения в поколение, поражая внимание слушателей
поэтичностью фантастического мира, живущего по своим сказочным
законам. Возникнув в глубокой древности, сказка в процессе бытования
теряла одни черты и приобретала другие, включала в себя новые мотивы и
образы. Но всегда неизменным оставались народные мечты, представления о
добре, правде, социальной справедливости, воплощенные в сказках. Здесь
добро обязательно торжествует над злом, жестоко наказывается коварство,
насилие и измена, отличаются людские пороки и недостатки. Это и явилось и
причиной того, что сказка стала любимым чтением у всех народов.
Первые публикации русских народных сказок относятся к 18 столетию.
В начале 19 века народная сказка привлекает внимание русских писателей. В.
А. Жуковский обращается с просьбой к своим друзьям записать для него
сказки: находясь в ссылке в Михайловском , А. С. Пушкин с восхищением
слушает и записывает сказки, рассказанные няней Ариной Родионовной ;
известный учёный-филолог и писатель В. Д. Даль, публиковавший свои
произведения под псевдонимом Казак Луганский, старательно собирает и
перерабатывает народные сказки, а в 1832 году выпускает их отдельным
сборником. Под впечатлением только что появившихся сказок А. С.
Пушкина обращается к изучению народных сказок.
1.2.
Воспитание и обучение детей дошкольного возраста при
помощи сказок.
В.Г.Белинский утверждал: «Детские книги пишутся для воспитания, а
воспитание
великое
дело:
им
решается
участь
человека».
4
Автор, описывая какие – либо события, показывает отношения героев между
собой, их поступки и характеры. Ребенок сопереживает одним, осуждает
поступки других, к некоторым персонажам у него возникает неприязнь, т.к.
не все герои бывают положительны. Задача взрослого помочь ребенку
разобраться в описываемой ситуации и направить его мысли на то, чтобы
воспитывались положительные чувства и эмоции. Важно после чтения
правильно сформулировать вопросы к детям. На произведениях детских
писателей
воспитывается
любовь
и
уважение
к
старшим,
чувство
взаимопомощи к младшим и товарищам, закладываются основы патриотизма
и гражданственности.
Особую притягательность для детей имеет сказка. Без сказки нельзя
представить
детства,
считал
В.А.Сухомлинский,
создавший
систему
воспитания детей сказкой — школа сказки.
Сказки возникли в незапамятные времена. О древности сказок говорит,
например, такой факт: в необработанных вариантах известного «Теремка» в
роли теремка выступала кобылья голова, которую славянская фольклорная
традиция наделяла многими чудесными свойствами. Иными словами, корни
этой
сказки
уходят
в
славянское
язычество.
При
этом
сказки
свидетельствуют отнюдь не о примитивности народного сознания (иначе они
и не могли бы существовать многие сотни лет), а о гениальной способности
народа создать единый гармоничный образ мира, связав в нем все сущее небо и землю, человека и природу, жизнь и смерть. Видимо, сказочный жанр
оказался так жизнеспособен потому, что прекрасно подходит для выражения
и сохранения фундаментальных человеческих истин, основ человеческого
бытия.
Сказывание сказок было распространенным увлечением на Руси, их
любили и дети, и взрослые. Обычно сказитель, повествуя о событиях и
героях, живо реагировал на отношение своей аудитории и тут же вносил
какие-то поправки в свое повествование. Вот почему сказки стали одним из
самых отшлифованных фольклорных жанров. Наилучшим образом отвечают
5
они и запросам детей, органично соответствуя детской психологии. Тяга к
добру и справедливости, вера в чудеса, склонность к фантазиям, к
волшебному преображению окружающего мира — все это ребенок радостно
встречает и в сказке.
В сказке непременно торжествуют истина и добро. Сказка всегда на
стороне обиженных и притесняемых, о чем бы она ни повествовала. Она
наглядно показывает, где проходят правильные жизненные пути человека, в
чем его счастье и несчастье, какова его расплата за ошибки и чем человек
отличается от зверя и птицы. Каждый шаг героя ведет его к цели, к
финальному
успеху.
За
ошибки
приходится
расплачиваться,
а
расплатившись, герой снова получает право на удачу. В таком движении
сказочного вымысла выражена существенная черта мировосприятия народа
— твердая вера в справедливость, в то, что доброе человеческое начало
неизбежно победит все, ему противостоящее.
В сказке для детей кроется особое очарование, открываются какие-то
тайники древнего миропонимания. Они находят в сказочном повествовании
самостоятельно, без объяснений, нечто очень ценное для себя, необходимое
для роста их сознания.
Для детей вовсе не важно, кто герой сказки: человек, животное или
дерево. Важно другое: как он себя ведет, каков он — красив и добр или
уродлив и зол. Сказка старается научить ребенка оценивать главные качества
героя и никогда не прибегает к психологическому усложнению. Чаще всего
персонаж воплощает какое-нибудь одно качество: лиса хитра, медведь силен,
Иван в роли дурака удачлив, а в роли царевича бесстрашен. Персонажи в
сказке контрастны, что и определяет сюжет: прилежную, разумную сестрицу
Аленушку не послушался братец Иванушка, испил воды из козлиного
копытца и стал козликом, — пришлось его выручать; злая мачеха строит
козни против доброй падчерицы... Так возникает цепь действий и
удивительных сказочных событий.
6
И все-таки больше всего привлекает детей сказочный герой. Обычно ,
это человек идеальный: добрый, справедливый, красивый, сильный; он
обязательно добивается успеха, преодолевая всяческие препятствия не
только с помощью чудесных помощников, но прежде всего благодаря
личным
качествам
—
уму,
силе
духа,
самоотверженности,
изобретательности, смекалке. Таким хотел бы стать каждый ребенок, и
идеальный герой сказок становится первым образцом для подражания.
Сказка – благотворный источник для всестороннего развития личности
ребенка. Сказка обогащает чувство и мысль ребенка, будит его воображение.
Дети рано знакомятся со сказками и к пяти годам, когда можно углубленно
работать с ними по этой теме, знают их в достаточном количестве.
Воспитатель должен открыть детям новое в уже знакомых произведениях,
дать знания о происхождении этого жанра.
На начальном этапе знакомства со сказкой целесообразно рассказать,
как они рождались, как передавались из уст в уста, от старшего к младшему.
Важно научить детей различать авторские сказки от народных. Когда дети
узнают, кого называли сказителями, сами захотят пересказывать и сочинять
сказки, а это очень важно для развития речи, а особенно для детей с общим
недоразвитием. Здесь у воспитателя большая возможность работы с детьми
со словом, звуком, построением предложения, пересказом и творческим
фантазированием.
Познавательное значение сказки проявляется, прежде всего, в том, что
она отражает особенности явлений реальной жизни и дает обширные знания
об истории общественных отношений, труде и быте, а также представление о
мировоззрении и психологии народа, о природе страны. Познавательное
значение сказки увеличивается тем, что ее сюжеты и образы заключают в
себе широкую типизацию, содержат обобщения явлений, жизни и характеров
людей. Так образы Ивана - крестьянского сына дают представления о
русском крестьянстве вообще, один образ характеризует целый социальный
слой людей. Идейно-воспитательное значение сказки в том, что она
7
вдохновлена стремлением к добру, защитой слабых, победой над злом.
Кроме того сказка развивает эстетическое чувство, т.е. чувство прекрасного,
для нее характерно раскрытие прекрасного в природе и человеке, единство
эстетического и морального начал, соединение реального и вымысла, яркая
изобразительность и выразительность.
Итак, сказка — один из самых развитых и любимых детьми жанров
фольклора. Она полнее и ярче, чем любой другой вид народного творчества,
воспроизводит мир во всей его целостности, сложности и красоте. Сказка
дает богатейшую пищу детской фантазии, развивает воображение — эту
важнейшую черту творца в любой сфере жизни. А точный, выразительный
язык сказки столь близок уму и сердцу ребенка, что запоминается на всю
жизнь.
8
II.
Основная часть.
Основные традиции русского фольклора, используемые в литературной
сказке.
2.1.
Характеристика русского фольклора.
Каждое произведение устного народного творчества не только
выражает мысли и чувства определенных групп, но и коллективно создается
и распространяется. Однако коллективность творческого процесса в
фольклоре не означает, что отдельные личности не играли никакой роли.
Талантливые мастера не только совершенствовали или приспособляли уже
существующие тексты к новым условиям, но иногда и создавали песни,
частушки, сказки, которые в соответствии с законами устного народного
творчества распространялись уже без имени автора. С общественным
разделением труда возникали своеобразные профессии, связанные с
созданием и исполнением поэтических, и музыкальных произведений.
В
русском
фольклоре
в
18–19
в.в.
не
было
развитой
профессионализации певцов. Сказочники, певцы, сказители оставались
крестьянами, ремесленниками. Некоторые жанры народного поэтического
творчества имели массовое распространение. Исполнение других требовало
известной выучки, особого музыкального или актерского дара.
Фольклор каждого народа неповторим, так же, как его история,
обычаи, культура. Так, былины, частушки присущи только русскому
фольклору, думы – украинскому и т.д. Некоторые жанры (не только
исторические песни) отражают историю данного народа
Несмотря на яркую национальную окраску фольклорных текстов,
многие мотивы, образы и даже сюжеты у разных народов сходны. Так,
сравнительное изучение сюжетов европейского фольклора привело ученых к
выводу, что около двух третей сюжетов сказок каждого народа имеют
параллели в сказках других национальностей. Веселовский называл
подобные сюжеты «бродячими», создав «теорию бродячих сюжетов»,
9
которая неоднократно подвергалась критике со стороны марксистского
литературоведения.
Для народов с единым историческим прошлым и говорящих на
родственных
языках
подобное
сходство
можно
объяснить
общим
происхождением. Это сходство генетическое. Похожие черты в фольклоре
народов,
относящихся
к
разным
языковым
семьям,
но
издавна
контактирующих друг с другом (например, русские и финны) объясняются
заимствованием. Но и в фольклоре народов, живущих на разных континентах
и, вероятно, никогда не общавшихся, существуют сходные темы, сюжеты,
персонажи. Так, в одной русской сказке говорится о ловком бедняке,
которого за все его проделки посадили в мешок и собираются утопить, но он,
обманув барина или попа (мол, под водой пасутся огромные косяки
прекрасных лошадей), сажает его в мешок вместо себя. Такой же сюжет есть
и в сказках мусульманских народов (истории про Хаджу Насреддина), и у
народов Гвинеи, и у жителей острова Маврикия. Эти произведения возникли
самостоятельно. Такое сходство называется типологическим. На одинаковой
стадии развития складываются похожие верования и обряды, формы
семейной и общественной жизни. А следовательно, совпадают и идеалы, и
конфликты – противостояние бедности и богатства, ума и глупости,
трудолюбия и лени и пр.
Фольклор хранится в памяти народа и воспроизводится устно. Автору
литературного текста не обязательно непосредственно общаться с читателем,
произведение же фольклора исполняется при наличии слушателей.
Даже один и тот же сказитель при каждом исполнении вольно или
невольно что-то меняет. Тем более по-другому передает содержание
следующий исполнитель. А сказки, песни, былины и пр. проходят через
тысячи уст. Слушатели не только определенным образом воздействуют на
исполнителя (в науке это называется обратной связью), но подчас и сами
подключаются к исполнению. Поэтому всякое произведение устного
народного творчества имеет множество вариантов. Например, в одном
10
варианте сказки Царевна-лягушка царевич слушается отца и женится на
лягушке без всяких разговоров. А в другом – хочет уйти от нее. По-разному в
сказках помогает лягушка суженому выполнить задания царя, которые тоже
не везде одинаковы. Даже такие жанры, как былина, песня, частушка, где
есть важное сдерживающее начало – ритм, напев, имеют отличные варианты.
Чтобы запомнить и пересказать или спеть какое-то произведение
(иногда довольно объемное), народ выработал отшлифованные веками
приемы. Они создают особый стиль, отличающий фольклор от литературных
текстов. Во многих фольклорных жанрах имеется общий зачин. Так,
народный сказитель заранее знал, как начать сказку – В некотором царстве, в
некотором государстве... или Жили-были…. Волшебная сказка почти всегда
кончается свадьбой и пиром с присказкой Я там был, мед-пиво пил, по усам
текло, а в рот не попало или И стали они жить-поживать и добра наживать.
Встречаются в фольклоре и другие, самые разнообразные повторы.
Могут повторяться отдельные слова: Мимо дома, мимо каменного, // Мимо
сада, сада зеленого, или начала строк: На заре было на зореньке, // На заре
было на утренней.
В произведениях устного народного творчества повторяются не только
слова и фразы, но и целые эпизоды. На троекратном повторении одинаковых
эпизодов строятся и былины, и сказки, и песни. Так, когда калики (бродячие
певцы) исцеляют Илью Муромца, они трижды дают ему выпить «питьица
медвяного»: после первого раза он чувствует в себе недостаток силы, после
второго – избыток и, только выпив в третий раз, он получает столько силы,
сколько ему надо.
Во всех жанрах фольклора встречаются так называемые общие, или
типические, места. В сказках – быстрое движение коня: Конь бежит – земля
дрожит. «Вежество» (вежливость, воспитанность) былинного богатыря
всегда выражается формулой: Крест-то он клал по-писаному, да поклоны-то
вел по-ученому. Есть формулы красоты – Ни в сказке сказать, ни пером
11
описать. Повторяются формулы повеления: Встань передо мной, как лист
перед травой!
Повторяются определения, так называемые постоянные эпитеты,
которые неотрывно связаны с определяемым словом. Так, в русском
фольклоре поле всегда чистое, месяц – ясный, девица – красная (красна) и
т.д.
За
определенными
фольклорными
персонажами
закреплены
устойчивые качества. Так, лиса всегда хитрая, заяц – трусливый, волк – злой.
Есть в народном поэтическом творчестве и определенные символы: соловей
– радость, счастье; кукушка – горе, беда и т.д.
По подсчетам исследователей, от двадцати до восьмидесяти процентов
текста состоит как бы из готового материала, не нуждающегося в
запоминании.
Литература появилась значительно позже, чем фольклор, и всегда, в
той или иной степени, использовала его опыт: темы, жанры, приемы –
отличные в разные эпохи. Так, сюжеты античной литературы опираются на
мифы. В русской литературе появляются авторские сказки и песни, баллады.
За счет фольклора постоянно обогащается литературный язык. Ведь в
произведениях устного народного творчества много старинных и диалектных
слов. С помощью ласкательных суффиксов и свободно используемых
приставок создаются новые выразительные слова. Девушка грустит: Вы
родители, губители, зарезники мои…. Парень жалуется: Уж ты, милочкакрутилочка, крутое колесо, закрутила мне головушку. Постепенно какие-то
слова входят в разговорную, а затем в литературную речь. Не случайно
Пушкин призывал: «Читайте простонародные сказки, молодые писатели,
чтобы видеть свойства русского языка».
2.2.
Фольклорные традиции в литературных сказках
А.С.Пушкина.
Пушкин создаёт свои сказки на фольклорном материале. Обращаясь к
устному народному творчеству ,Пушкин видит в нём неисчерпаемые
12
возможности для обновления литратуры. Создавая сказки, он обращается не
к какому то одному сюжету, как делали его современники, а собирает и
обрабатывает наиболее яркие варианты и мотивы русского и зарубежного
фольклора.
А.С. Пушкин стремился воспроизвести в своем творчестве не только
дух, сюжеты и образы народного творчества, но и народные формы стиха
(поговорочного, песенного и т.д.). Сказки о попе и медведихе написаны
типичным народным стихом. В "Сказке о золотой рыбке" поэт предстает в
образе народного сказителя. А.С. Пушкин использовал элементы заговоров,
причитаний (например, заклинание Гвидона или обращение королевича
Елисея к стихиям). Во многих сказках поэт сохранял подлинно русские
народные образы, а нередко видоизменял их, наполнял новым смыслом, но
всегда оставалась связь образов и сюжетов с фольклорной традицией. Было
бы интересно изучить, какие фольклорные традиции в сказках поэта
остаются неизменными, а какие упрощались или усложнялись писателем. Но
главное - фольклорные образы делали сказки А.С. Пушкина красочными,
яркими, загадочными и незабываемыми.
Ведя читателя к познанию общечеловеческих идей через «родные и
национальные явления» (Белинский), пушкинские произведения раскрывали
перед ним многие стороны действительности посредством реалистически
нарисованных картин и образов («Пир Петра Великого», отрывки из
«Полтавы», «Капитанской дочки» и др.). Глубокий след в детском чтении, в
истории детской литературы оставили «пленяющие красотой и умом»
(Горький)
сказки
Пушкина.
Сказки
привлекли
Пушкина
«свежими
вымыслами народными», причудливостью художественной формы, мудрым,
критическим взглядом на жизнь, остротой социальных и нравственных идей.
Поэт слушал сказки своей няни Арины Родионовны, записывал их от разных
сказочников и сказочниц.
Его сказки, сложенные по образцу народных, «удерживали прелесть и
свободу
сказочного чуда» (В.П. Аникин), народный склад. В сказках
13
Пушкина, как и в народных, открывался мир удивительных чудес,
возникший на пустынном острове златоглавый город «с теремами и
церквями», и затейливая белка, которая «песенки поет, да орешки все грызет,
а орешки не простые, все скорлупки золотые», и тридцать три богатыря. В
них удивительная Царевна-Лебедь, которая «днем свет божий затмевает,
ночью землю освещает, месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит». Ее
образ соотносится с фольклорными героинями: «а сама-то величава,
выступает будто пава; а как речь-то говорит, словно реченька журчит».
Фантастические чудеса народного вымысла идут у Пушкина от народной
сказки. Так, образ кота – баюна из записанной Пушкиным сказки «Чудесные
дети», представленный сказочной народной «формулой»: «у моря –
лукоморья стоит дуб, а на том дубу золотые цепи, и по тем цепям ходит кот:
вверх идет – сказки сказывает, вниз идет – песни поет» – входит в поэзию
Пушкина как «кот ученый». Здесь присутствуют те же художественные
поэтические образы, что и в народной поэзии. Сам же Пушкин в поэме
«Руслан и Людмила» изображаемый им сказочный мир характеризует как
мир необыкновенный, фантастический:
«Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей».
На
каждом этапе своего творческого развития Пушкин создавал
произведения в фольклорном стиле, все глубже проникая в обширный и
разнообразный мир народной поэзии. Сказки стали итогом многолетних
стремлений поэта постичь образ мыслей и чувств народа, особенности его
характера, устного творчества и языка. Основным источником всех сказок
Пушкина послужил русский сказочный фольклор. Но поэт обращался и к
лубочной повести, и к произведениям писателей других стран, перерабатывая
14
эти книжные источники в русском национальном духе. В «Сказке о попе и
работнике его Балде» (1830) использован популярный сюжет народной
сказки «Поп и работник»; «Сказка о царе Салтане» (1831) перекликается с
русской сказкой «Косоручка», «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833) близка к
сказке «Жадная старуха», с которой Пушкина познакомил В. Даль. «Сказка о
мертвой царевне и семи богатырях» (1833) напоминает русские и
европейские сказки о невинно гонимых падчерицах («Волшебное зеркальце»,
«Белоснежка»); «Сказка о золотом петушке» (1834) развивает мотивы
русской сказки «Петух и жерновцы» и повести американского писателя
Ирвинга «Легенда об арабском звездочете». Неоконченная «Сказка о
медведихе» (1830) использует темы и образы русских сказок о животных и
«Песни о птицах».
В сказочных поэмах Пушкина запечатлелись и народные взгляды на
окружающую действительность, и личные его переживания, и обстоятельства
жизни. П. Бажов
писал о поразительной глубине
слияния в сказках
Пушкина «личного и народного творчества». В духе народного творчества
обрисован жестокий, ленивый и глуповатый царь Дадон в «Сказке о золотом
петушке». Он бездумно управляет страной, не любит обременять себя
никакими делами и заботами. Даже о войне царь Дадон узнает последним и
на испуганный крик воеводы: «Государь! проснись! беда!», растерянно
спрашивает:
Что такое, господа? - А! Кто там? Беда какая?
Поэт творчески преобразует и другие сатирические образы фольклора.
У Пушкина каждый сказочный тип имеет свой неповторимый облик, он
художественно индивидуален.
Фольклорный тип бессердечной, завистливой и мстительной царицы
«оживает» в
пушкинской «Сказке о мертвой
царевне». Это «ломливая,
своенравная и ревнивая» царица. Волшебное зеркальце говорит ей, что она
«на свете всех милее, всех румяней и белее»:
И царица хохотать,
15
И плечами пожимать,
И подмигивать глазами,
И прищелкивать перстами,
И вертеться подбочась,
Гордо в зеркальце глядясь.
Совсем иной представляется нам старуха крестьянка, ставшая по воле
золотой рыбки царицей. Здесь на первом плане, как и в народной сказке, ее
стремление к праздной жизни. Она восседает в роскошных царских палатах,
пьет заморские вина. И опять мы видим гениальное умение поэта наполнить
фольклорный сатирический образ новым содержанием, умение создать на
народной основе новый художественный образ. Пушкинскую грозную
царицу окружают «бояре да дворяне», стража, холуйствующая толпа.
Пушкин обличает в своих сказках все господствующие классы и сословия
современного ему общества.
В его мире и колдуны, и богатыри, и царевна, и бурый волк, и ступа с
Бабою Ягой, и царь Кощей. И все эти поэтические образы сказки исконно
русские, национальные. Поэт подчеркивает: «Там русский дух… там Русью
пахнет!» В этом поэтическая народность пушкинских строк. Поэма «Руслан и
Людмила» выдержана в народно-сказочных традициях: сказочный сюжет –
похищение героини, ее поиски героем, преодоление различных препятствий,
народно-традиционные сказочные чудеса, счастливый конец. Пушкин
опирается на народные былинные традиции. Действие происходит, как и в
былинах, в древнем Киеве, в гриднице высокой пирует Владимир – Солнце.
Пир изображен также в былинной манере. Главный герой Руслан подобен
былинным богатырям. Черты его гиперболизированы и героичны. Он
освобождает Киев от печенегов, с которыми борется в одиночку.
Проявления
фольклорных
традиций
в
литературных
сказках
А.С.Пушкина:
1) В
использовании писателя фольклорных сюжетных мотивов
(ненависть мачехи к падчерице, чудесное происхождение главного героя,
16
нравственное испытание героя, спасение волшебных животных-помощников
и т. д.).
2) В использовании традиционных образов – персонажей, которые, как
выявил отечественный фольклорист В.Я. Пропп, выполняют в сказке
определенные действия-функции. Это идеальный герой, его помощник,
отправитель, даритель, вредитель, похищенный объект, ложный герой.
3) Художественное пространство и время литературной сказки часто
создано в соответствии
с законами фольклорного сказочного
мира:
неопределенное, фантастическое место, сказочное время (у Пушкина: «негде
в тридевятом царстве, в тридесятом государстве», «лесной терем» 7
богатырей, «остров Буян», «ветхая землянка» старика и старухи).
4) В использовании народных средств поэтической речи:
-постоянные эпитеты (добрый молодец),
-троекратные повторы (у Пушкина: «три девицы под окном»,
состязания Балды с бесенком; обращения королевича Елисея к силам
природы),
-словесные формулы,
-фразеологизмы, пословицы и поговорки, просторечие («черт ли сладит
с бабой гневной») и т. д.
Обращение к фольклорным истокам позволяет увидеть и специфику
литературной сказки.
17
III.
А. С. Пушкин «Сказка о царе Салтане».
3.1. Сравнение народной и литературной сказки
Сюжет ко многим своим сказкам А.С. Пушкин позаимствовал из
тех народных сказок, которые в детстве ему читала его няня Арина
Родионовна.
«Сказка о царе Салтане» — На мой взгляд обработка народной
сказки. Само невероятно длинное название сказки говорит о её родственных
связях со сказкой фольклорной. Да, для фольклорных сказок часто
придумывались длинные названия. Автор свободно изменял и дополнял
сюжет, сохраняя при этом народный характер содержания.
Народная сказка «По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре»
и произведение Пушкина имеют похожий сюжет:
1. Три сестры
2.Третью взял в жёны царь
3. Первые две стали завидовать
4. Там тоже царевну посадили в бочку, которую засмолили.
5. Царевна тоже плавал по морю, по океану, с третьим сыном, который
тоже рос не по годам, а по часам.
6. Есть корабельщики
7. Есть три чуда и т. д.
Возможно, Александр Сергеевич нашел несколько вариантов народной
сказки, а позже воссоздал из них свой единственный. Кроме того, автор
пользовался в своем произведении всеми известными народными образами,
среди которых и образ Царевны Лебеди. У большинства героев пушкинской
«Сказки о царе Салтане» есть фольклорные прототипы. Так прототипом царя
Салтана является фольклорный турецкий царь Султан Султанович, а
прототип Гвидона - Бова-королевич. Прекрасная царевна Лебедь вобрала в
себя, с одной стороны, черты русской Василисы Премудрой, а с другой –
библейской Софьи Премудрой.
18
Использование средств народной поэтической речи также отражались в
сказках Пушкина. Сравнительный ряд хоть невелик, но очень выразителен:
«как день неясный», «словно горькая вдовица», «злыми жабами глядят», «что
не можно глаз отвесть».
«Месяц под косой блестит,/ А во лбу звезда горит» позаимствована
Пушкиным из сказки про чудесного мальчика, которую он записал на одной
из ярмарок.
Сказочные формулы тоже перекочевали в «Сказку о царе Салтане» из
народных сказок. Это всем хорошо известные «Стали жить да поживать» (о
Гвидоне и царевне Лебедь), «И растёт ребёнок там/ Не по дням, а по часам»
(о Гвидоне), «Хоть за тридевять земель», «А теперь ты воротись,/ Не горюй и
спать ложись».
Яркая, образная живая устная речь тоже представлена в сказке
фразеологизмами,
поговорками,
песней,
просторечиями,
словами
с
неполногласиями. Это позволило автору создать язык, максимально
приближенный к народной жизни.
- фразеологизмы: «Дух занялся», «Взыграло ретивое»;
- поговорка: «Ведь жена не рукавица:/С белой ручки не стряхнёшь/ И
за пояс не заткнёшь»;
- русская народная песня «Во саду ли, в огороде»;
-просторечия: позадь забора, пенять, внимать, не можно, вопит,
восвояси, обещался, извести, тётка, ужо, жёнка, исподтиха;
- неполногласия: брег, златой, град.
и) Сказка не только хорошо слушается, но и хорошо представляется,
видится. И не последнюю роль в этом играет цветопись, тоже часто
используемая в фольклоре: «белые стены», «город златоглавый», «ядра чистый изумруд», «дуб зелёный», «сине море», «в чешуе, как жар горя»,
«блистая сединами», «лазоревая даль».
Так же Александр Сергеевич заимствовал и народную форму.
Например, В сказке Пушкина много троекратных повторов - три сестрицы,
19
три раза Гвидон летает к Салтану, даже 33 богатыря. В авторской сказке «О
царе Салтане» используется образ идеального морского государства. Этот
образ является характерным и для народных сказок. Если рассмотреть
произведение со стороны различий, то в народных сказках есть много
нехудожественных подробностей. Это можно связать с тем, что сказки
передавались в устной форме. Разные и имена собственные. Например,
Салтан и Гвидон можно считать авторскими.
Особенностью народных волшебных сказок является наличие в
композиции зачина. «В некотором царстве, в некотором государстве
жил-был царь…», — так начинается народная сказка «Во лбу солнце,
на затылке месяц, по бокам звезды». В «Сказке о царе Салтане…» мы
наблюдаем отсутствие зачина. Действие начинается: «Три девицы под
окном, пряли поздно вечерком…». О чём это говорит, что герои, и
события существуют, не где-то там далеко, в тридевятом царстве, а
здесь
рядом
с
нами,
на
Русской
земле. Пушкин не использует
традиционные сказочные зачины, которые определяют место или время.
Как и во многих волшебных сказках, в сказке А.С. Пушкина есть
волшебные события: чудесное спасение царевны с сыном, возникновение
на острове чудного города Гвидона, превращение Лебеди в Прекрасную
девушку. Присутствие волшебных героев, например, в сказках «СивкаБурка» — конь, «Царена-лягушка» — Баба Яга, Кощей Бессмертный,
что является обязательным условием построения сюжета волшебных
сказок, мы можем наблюдать и в «Сказке о царе Салтане...» Это —
Царевна Лебедь, тридцать три богатыря с дядькой Черномором, белка.
В
волшебных
сказках
присутствует
много
чудесных
предметов:(полотенце, клубок ниток, гребенка, ковер, сапоги, скатерть,
блюдце и т. п. волшебные предметы. Есть волшебные предметы и в
сказке А.С. Пушкина, например, скорлупки от орехов золотые, а ядра
чистый изумруд.
20
В сюжетах народных сказок есть чёткое разделение героев на
злых и добрых. Мы можем отметить присутствие таковых и в сказке
А.С. Пушкина. Князь Гвидон, царица, Царевна Лебедь — добрые герои.
Ткачиха, повариха, сватья баба Бабариха, коршун — злые герои. Но
царя Салтана мы не можем отнести ни к злым, ни к добрым. Он
разный:
добрый,
доверчивый,
любит
жену,
царь-отец,
но
бывает
несправедливый, гневный.
Автор использует не только фольклорные эпитеты, такие как белая
Лебедь,
могучий
царь,
сильный
царь,
но
и
придумывает
новые,
выражающие отношение автора к герою: славный царь, хмельной гонец,
Лебедь бедняжка.
В русских народных сказках, добрых сказках обычно счастливый
конец.
И
в
течение
всего
повествования
мы
ждём,
когда
же
восторжествует справедливость, зло будет наказано в литературной
сказке. В сказке А.С. Пушкина князь Гвидон ранит коршуна в шею,
превратившись в комара, муху, шмеля, укусил и ужалил ткачиху,
повариху, сватью бабу Бабариху. Но интересно то, что царь Салтан
помиловал повариху, ткачиху и сватью бабу Бабариху. Он не стал их
наказывать, как бы не хотелось этого читателю, переживающему вместе
с Гвидоном. И это нас наводит на мысль. Зло всегда есть, от него
никуда не уйти в реальной жизни. Зависть, алчность, лживость — это
пороки, за которые расплачивается сам человек.
Сказка А.С. Пушкина так как и народные сказки не только учит, но
и позволяет глубоко задуматься, поразмышлять о жизни человека, его
смысле существования в этом мире. Потому что в этих сказках много
моментов из реальной жизни.
Обязательным элементом народной сказки является необычная
концовка. Шуточная или ироническая она подчеркивает условность
рассказываемого и возвращает слушателя в реальность: «Я там был,
мед-пиво пил, по усам текло, да в рот не попадало», «Сказка вся,
21
больше врать нельзя» и т.п. Вот и у Пушкина завершается почти так же :
«Я там был; мёд, пиво пил — и усы лишь обмочил».
«Сказка о царе Салтане» Александра Сергеевича Пушкина имеет
богатую фольклорную основу. «Сказка о царе Салтане» по праву занимает
одно из первых мест среди литературных сказок, созданных на фольклорной
основе русской сказки.
3.2. Анализ сказки А.С. Пушкина «Сказка о царе Салтане»
Делая анализ «Сказки о царе Салтане», мы видим, что она написана в
жанре литературной сказки, так как у нее есть автор. К жанровым
особенностям сказки можно отнести следующие:
-наличие волшебства
-приключения героев ( плаванье в бочке, превращения, полеты за море
в царство Салтана);
-помощь со стороны. Сначала князь Гвидон помогает царевне, а потом
царевна Лебедь помогает ему.
-эпизоды повторяются 3 раза, тройственность вообще характерна для
русских сказок;
-победа добра над злом.
Сказка начинается тем, что три юные девушки сидели в светелке, и,
занимаясь прядением, мечтали, как мечтают все девушки, о прекрасном
принце. В мечтах девушки высказали свои способности. Но так случилось,
что их беседу подслушал царь. Увидев младшую, говорившую, что она
родила бы ему сына, он выбрал ее себе в жены, а двух других сестер забрал
во дворец. Одну – в качестве ткачихи, а другую – поварихой. Эта часть
повествования в композиции служит зачином.
Те девушки, которые не стали женами царя, страшно завидовали сестре
и решили ее оговорить. После свадьбы царь сразу уехал на войну. А молодая
царица вынашивала царевича. И когда наступило время рождения младенца,
сестры и еще одна их сообщница – сватья баба Бабариха, оговорили молодую
царицу, написав ему, что родила она «неведому зверушку». Они дважды
22
подменяли письма. И в результате бояре во дворце получили приказ,
написанный завистливыми сообщницами, бросить царицу с младенцем в
море. В этой части сказки основа конфликта, знаменующая собой зло.
Далее следует волшебство. Судьба берегла молодую царицу. Силой
материнской молитвы их выбросило на остров. Младенец рос не по дням, а
по часам и наконец, он смог выдавить днище из бочки, в которой их бросили.
В поисках дичи он стал свидетелем нападения коршуна на белую
лебедь. Он выстрелил в коршуна и тем самым освободил Лебедушку от
гибели. Она сказала ему, что царевич убил чародея, и пообещала его
отблагодарить.
Лебедь сдержала свое слово. Она подарила ему небольшое княжество с
монастырями, церквями, и подчиненными, удивительную белку, которая
грызла орехи с золотой скорлупой и изумрудными ядрами, и заставила
служить князю своих братьев.
А потом и сама вышла замуж за князя Гвидона.
Завистливые сестрицы надеялись, каждая в глубине души, что царь
обратит на одну из них внимание, и поэтому препятствовали стремлению
царя Салтана навестить чудо-остров. Но когда купцы рассказали о
прекрасной царевне Лебеди, а тем более, передали приглашение князя
Гвидона и упрек в том, что царь не держит свое слово, он решил больше
никого не слушать и распорядился снаряжать корабли чтобы отправиться в
путешествие. На удивительном острове он встретился со своей женой
царицей и сыном. На радостях он простил завистниц, отпустив их домой. Так
добро победило зло, и справедливость восторжествовала.
С композицией сказки произведение роднит трехкратно повторение
сюжета, характерное для народных сказок. Пушкин в создании произведения
использовал
живописный
народный
язык.
И
постарался
избежать
заимствований. Он гордился, тем, что в произведении использовал только
одно заимствованное слово – флот.
23
В произведении присутствуют сказочные герои (Царевна-Лебедь,
Черномор, чародей скрывавшийся под обликом коршуна). Из народной
традиции заимствовано название острова – Буян. Язык стихов насыщен
эпитетами (в синем, горькая, тугой лук, зеленый).
Произведение написано четырехстопным хореем, и таким образом,
ритмика максимально приближена к народной. Рифмовка парная.
С годами сказки Пушкина (в том числе – о царе Салтане) не утратили
своей актуальности. По ним ставят театрализованные постановки, снимаются
мультфильмы, их с удовольствием читают взрослые и дети.
24
IV.
4.1.
Заключительная часть.
Основные отличия литературной сказки от литературной.
Отличия литературной сказки от народной:
Специфические особенности литературной сказки в
сравнении с
народной заключаются в своеобразии содержания и формы, а именно:
1) В
имеет
отличие от фольклорного произведения литературная сказка
конкретного
автора,
неизменный
текст,
зафиксированный
в
письменной форме, чаще всего она больше по объему.
2) В литературной сказке сильнее выражена изобразительность, т. е.
более подробно, детально и красочно описаны место действия, события,
внешний облик персонажей. Приведем пример из «Сказки о мертвой
царевне»
А.С.
Пушкина,
в
тексте
которого
выделены
красочные,
реалистически достоверные изобразительные детали, которых не знала
народная сказка:
«И царевна, подбираясь,
Поднялася на крыльцо,
И взялася за кольцо;
Дверь тихонько отворилась
И царевна очутилась
В светлой горнице; кругом
Лавки, крытые ковром,
Под святыми стол дубовый,
Печь с лежанкой израсцовой…»
3) Для литературной сказки характерен не свойственный фольклору
психологизм, т. е. углубленное исследование внутреннего мира, переживаний
персонажей. Приведем лишь один пример из пушкинской «Сказки о царе
Салтане», где ярко описываются переживания царя Салтана при встрече с
женой и сыном (выделены психологические детали):
«Царь глядит – и узнает…
В нем забилось ретивое!
25
«Что я вижу? Что такое?
Как?» – и дух в нем занялся
Царь слезами залился…»
4) В связи с этим образы-персонажи литературной сказки – это не
обобщенные
маски-типажи
народной
сказки,
а
неповторимые
индивидуальные характеры. Писатели воссоздают характеры героев, более
сложные и психологически мотивированные в отличие от народной сказки.
Сказки Пушкина, Ершова, Одоевского не об условных сказочных герояхмасках, а о живых, неоднозначных, противоречивых людях с неповторимыми
характерами
и
чувствами.
Даже
чертенок
у
Пушкина
становится
незабываемым героем с индивидуальным, по-детски трогательным и
наивным характером:
«Вот море кругом обежавши,
Высунув язык, мордку поднявши,
Прибежал бесенок, задыхаясь,
Весь мокрешенек, лапкой утираясь…»
5) Для
литературной сказки, как и для
любого литературного
творения, свойственна ярко выраженная авторская позиция: авторское
отношение, оценки, благодаря которым читатель понимает, кого из
персонажей автор любит, что он ценит, что ненавидит. Так каждая сказка
Пушкина имеет свою эмоциональную тональность:
-Сказка о царе Салтане – светлая, благородная, чистая.
-Сказка о мертвой царевне – грустная, изящная, женственно-нежная.
-Сказка о Балде – насмешливая, балагурная.
-Сказка о золотой рыбке – печальная, ироничная.
А смерть своей любимой героини – «царевны милой», автор описывает
с задушевной лирической интонацией:
«Подождать она хотела
До обеда; не стерпела,
В руки яблочко взяла,
26
К алым губкам поднесла,
Потихоньку прокусила
И кусочек проглотила.
Вдруг она, моя душа,
Пошатнулась не дыша,
Белы руки опустила
Плод румяный уронила…»
4.2.
С.Я.Маршак о сказках писателя А.С.Пушкина.
У каждого возраста свой Пушкин. Для маленьких читателей - это
сказки. Для десятилетних - "Руслан". В двенадцать - тринадцать лет нам
открываются пушкинская проза, "Полтава", "Медный всадник". В юношеские
годы - "Онегин" и лирика.
А потом - и стихи, и проза, и лирика, и поэмы, и драматические
произведения, и эпиграммы, и статьи, и дневники, и письма... И это уже
навсегда!С Пушкиным мы не расстаемся до старости, до конца жизни.
Только в зрелом возрасте мы постигаем удивительное сочетание простоты и
сложности, прозрачности и глубины в пушкинских стихах и прозе.
Имя Пушкина, черты его лица входят в наше сознание в самом раннем
детстве, а первые услышанные или прочитанные нами стихи его мы
принимаем, как подарок, всю ценность которого узнаешь только с годами.
Помню, лет шестьдесят тому назад замечательный русский композитор
Анатолий Константинович Лядов, которого я встретил под Новый год у
критика В.В. Стасова, спросил меня:
- Любите ли вы Пушкина?
Мне было в то время лет четырнадцать, и я ответил ему так, как
ответило бы тогда большинство подростков, имеющих пристрастие к стихам:
- Я больше люблю Лермонтова!
Лядов наклонился ко мне и сказал убедительно и ласково:
- Милый, любите Пушкина!
27
Это отнюдь не значило: "Перестаньте любить Лермонтова".
Лермонтов
рано
овладевает
нашим
воображением
и
навсегда
удерживает в душе у нас свое особенное место. Но постичь величавую
простоту пушкинского стиля не так-то просто. Разумеется, рано или поздно
Пушкин открылся бы мне во всей своей глубине и блеске и без отеческого
наставления А.К. Лядова. И все же я до сих пор благодарен ему за доброе
напутствие и полагаю, что дети нашего времени будут не менее благодарны
своим педагогам и родителям за столь же своевременный совет:
- Милые, любите Пушкина!
В каком возрасте становятся понятны детям пушкинские стихи?
Трудно определить с математической точностью границы читательских
возрастов. Но пусть эти сказки будут в каждой нашей семье наготове, пусть
ждут они того времени, когда ребенок начнет понимать их смысл или хотя
бы любить их звучание.
Ведь не только страницы книг, но и самые простые явления жизни дети
начинают понимать не сразу и не целиком.Как известно, далеко не все
современники поэта оценили его сказки по достоинству. Были люди, которые
жалели,
что
Пушкин
спускается
с
высот
своих
поэм
в
область
простонародной сказки1.
А между тем в "Царе Салтане", в "Мертвой царевне" и в "Золотом
петушке" Пушкин - тот же, что и в поэмах. Каждая строчка сказок хранит
частицу души поэта, как и его лирические стихи. Слова в них так же скупы,
чувства столь же щедры. Но, пожалуй, в сказках художественные средства,
которыми пользуется поэт, еще лаконичнее и строже, чем в "Онегине",
"Полтаве" и в лирических стихах.
Так же немногословно передает поэт в сказках чувства, душевные
движения своих действующих лиц:
Вот в сочельник в самый в ночь
Бог дает царице дочь.
Рано утром гость желанный,
28
День и ночь так долго жданный,
Издалеча наконец
Воротился царь-отец.
На него она взглянула,
Тяжелешенько вздохнула,
Восхищенья не снесла
И к обедне умерла3.
Одна пушкинская строчка: "Тяжелешенько вздохнула" - говорит
больше, чем могли бы сказать целые страницы прозы или стихов.
Так печально и ласково звучит это слово "тяжелешенько", будто его
произнес не автор сказки, а кто-то свой, близкий, может быть, мамка или
нянька молодой царицы.
Слушая сказки Пушкина, мы с малых лет учимся ценить чистое,
простое, чуждое преувеличения и напыщенности слово.
Просто и прочно строится в "Царе Салтане", и в "Сказке о рыбаке и
рыбке", и в "Золотом петушке" фраза. В ней нет никаких украшений, очень
мало подробностей.
Пушкин и всегда был скуп на прилагательные. А в сказках особенно.
Вы найдете у него целые строфы без единого прилагательного. Предложения
составлены только из существительных и глаголов. Это придает особую
действенность стиху.
Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
"Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать?" - молвил он,
Вышиб дно и вышел вон.
Сколько силы и энергии в этих шести строчках, в этой цепи глаголов
"поднялся", "уперся", "понатужился", "молвил", "вышиб" и "вышел"!
29
Радость действия, борьбы - вот что внушают читателю-ребенку эти
шесть строк. И завершаются они победой: вышиб и вышел.
И в поэмах пушкинских вы найдете такую же цепь глаголов,
придающую действию стремительность, - в изображении Полтавской битвы
или в описании боевого коня:
...Дрожит. Глазами косо водит
И мчится в прахе боевом,
Гордясь могучим седоком4.
Сказки не были предназначены для детей. Но как соответствует их
словесный строй требованиям читателя-ребенка, не останавливающегося на
описаниях и подробностях и жадно воспринимающего в рассказе действие.
Как легко запоминается детьми это чудесное шестистишие из
"Салтана" ("Сын на ножки поднялся"), похожее на "считалку" в детской игре.
Оно и кончается, как считалка, словами: "вышел вон".
И вся сказка запоминается без труда не только потому, что написана
легким и энергическим стихом, но и потому, что состоит из отдельных
внутренне и внешне законченных частей.
В сущности, и те две строчки, в которых изображены небо, море и
плывущая бочка, тоже представляют собою вполне законченную картину, так
же как и строфы, в которых появляются из пены морской тридцать три
богатыря или изображается ручная белка в хрустальном домике:
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живет ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра - чистый изумруд;
30
Слуги белку стерегут...
Все эти законченные части сказки представляют собою как бы звенья
одной цепи, отдельные звезды, из которых состоит созвездие - сказка.
Но для того, чтобы получилось такое созвездие, каждая его составная
часть должна быть звездой, должна светиться поэтическим блеском. В
сказках Пушкина нет "мостов", то есть служебных строк, задача которых
сводится к тому, чтобы пересказывать по обязанности сюжет, двигать
действие. Ни в одной строчке поэту не изменяет вдохновение.
Пушкинский стих всегда работает и умеет передавать ритм движения,
борьбы, труда.
Вот как на глазах у читателей мастерит себе лук и стрелу юный князь
Гвидон:
Ломит он у дуба сук
И в тугой сгибает лук,
Со креста снурок шелковый
Натянул на лук дубовый,
Тонку тросточку сломил,
Стрелкой легкой завострил
И пошел на край долины
У моря искать дичины.
Эти простые и скромные строчки из сказки поражают своей
законченностью, сжатостью, эпиграмматической остротой и точностью.
Недаром они перекликаются с известной пушкинской эпиграммой:
О чем, прозаик, ты хлопочешь?
Давай мне мысль, какую хочешь:
Ее с конца я завострю,
Летучей рифмой оперю,
Взложу на тетиву тугую,
Послушный лук согну в дугу,
А там пошлю наудалую,
31
И горе нашему врагу!5
Пожалуй, ни один из поэтов так не чувствовал вдохновения борьбы,
"упоения в бою", как Пушкин. Во всей мировой поэзии вы вряд ли найдете
строки, равные по силе изображению Полтавского боя:
...Тогда-то свыше вдохновенный
Раздался звучный глас Петра:
"За дело, с богом!" Из шатра,
Толпой любимцев окруженный,
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза...
Эти стихи, прочитанные в ранней юности, навсегда остаются в памяти
В сказках Пушкин еще реже пользуется поэтическими фигурами, чем в
поэмах. Он создает живой, зримый образ, почти не прибегая к изысканным
сравнениям и метафорам. Один и тот же стихотворный размер передает у
него и полет шмеля или комара, и пушечную пальбу, и раскаты грома.
Такие стихи требуют от читателя гораздо больше пристального,
сосредоточенного внимания, чем многозвонные, бьющие на эффект
произведения стихотворцев-декламаторов.
Воспитывать это чуткое внимание надо с малых лет.
Дети почувствуют прелесть пушкинских сказок и в том случае, если
будут читать их сами. Но еще больше оценят они стихи, если услышат их в
хорошем чтении. Не декламация нужна, а четкое, толковое, верное ритму
чтение. И прежде всего нужно, чтобы взрослый человек, читающий детям
сказки, сам чувствовал прелесть русского слова и пушкинского стиха.
Пусть обратит он внимание на то, какими простыми средствами
достигает поэт предельной изобразительности, как много значат в его стихах
не только каждое слово, но и каждый звук, каждая гласная и согласная.
Когда Гвидон превращается в комара, про него говорится в стихах так:
32
Полетел и запищал...
Или:
А комар-то злится, злится...
А когда он же превращается в шмеля, про него сказано:
Полетел и зажужжал...
И дальше:
Он над ней жужжит, кружится...
Я не думаю, что мы должны объяснять ребенку, какое значение имеют
в этих стихах звуки "з" и "ж", характеризующие полет комара и шмеля. Пусть
дети чувствуют звуковую окраску стихов, не занимаясь анализом. Но мы-то
сами, прежде чем прочесть стихи детям, должны хорошо услышать все эти
"з", "ж", длинное, высокое "и" - в слове "злится" и низкое, гулкое "у" - в
словах "кружится" и "жужжит".
Нельзя по-настоящему оценить сказки Пушкина, не заметив, как
разнообразно звучит у него, в зависимости от содержания стихов, один и тот
же стихотворный размер.
Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят6.
Сколько в этом размере бодрости, стремительности, свободы.
А вот тот же стих в других обстоятельствах.
Царь Дадон (из "Золотого петушка") не получает вестей с войны от
своих сыновей и ведет войско в горы им на помощь. Вот что он видит в
горах:
Перед ним его два сына,
33
Без шеломов и без лат,
Оба мертвые лежат,
Меч вонзивши друг во друга.
Бродят кони их средь луга,
По притоптанной траве,
По кровавой мураве...
"Салтан", "Мертвая царевна" и "Золотой петушок" написаны легким и
беглым четырехстопным хореем. Этим же размером пользовалось в своих
сказках множество стихотворцев от Пушкина до наших дней. И не раз люди,
гоняющиеся за кратковременной модой и не дорожащие традициями русской
поэзии, ставили вопрос: не устарел ли этот размер, не слишком ли он прост и
беден?
Пушкинские сказки при внимательном изучении показывают, как
зависит качество стиха от его содержания. Стих беден, когда ничем не
наполнен, когда идет порожняком, когда представляет собою рубленую
прозу.
И тот же размер таит неисчерпаемые возможности для передачи
богатого содержания. Он не похож на привычный четырехстопный хорей, он
неузнаваем, когда облекает новые чувства, мысли, новый материал.
Стихотворный ритм в сказках Пушкина служит могучим подспорьем
точному и меткому слову. Свободный, причудливый, он живо отзывается на
юмор и на пафос каждой строфы и строчки.
Свободно и стремительно движется сказка, создавая на лету беглые, но
навсегда запоминающиеся картины природы, образы людей, зверей,
волшебных существ.
А между тем за этой веселой свободой сказочного повествования,
ничуть не отяжеляя его, кроется серьезная мысль, глубокая мораль.
Где, в каких словах сказки находит выражение ее основная идея? На
этот вопрос подчас не так-то легко ответить, потому что мораль пронизывает
всю сказку от начала до конца, а не плавает на поверхности.Моральному
34
выводу не нужно особо отведенных строк, ибо он занимает столько же места,
сколько и вся сказка.
Только историю жадного попа и работника его Балды поэт кончает
прямым нравоучением, да и оно умещается в одной строке - в
заключительных словах Балды:
Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной.
А в такой поучительной сказке, как "Сказка о рыбаке и рыбке", и
совсем нет отдельного нравоучения. Его с успехом заменяет нарисованная в
последних трех строчках картина:
Глядь: опять перед ним землянка,
На пороге сидит его старуха.
А пред нею разбитое корыто.
Недаром это "разбитое корыто" вошло в поговорку.
"Царь Салтан" кончается не моралью, а веселым пиром, как и многие
народные сказки. Но на протяжении всей этой сказочной поэмы свет так
явственно противопоставляется тьме, добро - злу и справедливость несправедливости, что читатель всей душой участвует в заключительном
пире, празднуя победу молодого, отважного и великодушного Гвидона над
кознями врагов, над темным, душным запечным миром поварихи, ткачихи и
сватьи бабы Бабарихи.
Пушкинская сказка - прямая наследница сказки народной. В созданиях
народной поэзии Пушкина привлекают не только фабула и причудливые
узоры внешней формы, но прежде всего реалистическая основа, их
нравственное содержание.
Не приходится и говорить о том, какая глубокая социальная правда
кроется в тяжбе работника Балды с хозяином-попом, в неравном споре
мудреца-звездочета с вероломным царем Дадоном.
Гневной
горечью
звучат
слова
покинутой
мельниковой дочки, из драматической сказки "Русалка":
Им любо сердце княжеское тешить
князем
девушки,
35
Бедами нашими...
Вот это-то замечательное сочетание нравственной и социальной
правды с безупречно отлитой формой и делает сказки Пушкина особенно
драгоценными для нашего времени.
Прекрасным наследием пушкинской сказочной поэзии почти не
пользовались крупные поэты всего прошлого века и начала нынешнего.
После Пушкина и Ершова на протяжении многих десятилетий так мало было
создано выдающихся стихотворных сказок.
Дело наших поэтов - принять это обязывающее наследие.
Работая над сказкой, поэты, разумеется, не будут ученически повторять
Пушкина. Он неповторим. Да и у каждой эпохи, а у нашей особенно, - свои
задачи, свой стиль. К тому же советские поэты располагают не только
пушкинским
наследием,
но
и
поэтическим
опытом
своих
прямых
предшественников и современников.
И все же чистота, ясность, живая действенность пушкинского
сказочного слова будут всегда для нас эталоном - золотой мерой
поэтического совершенства.
Скачать