Загрузил Sam rus

Диплом. Личностные изменения у жертв терроризма и насилия

Реклама
Содержание
Введение…………………………………………………………………………….4
1 Теоретические основы
проблемы личностных изменений у жертв
терроризма и насилия
1.1 Понятие терроризма и насилия………………………………..……………..6
1.2 Личностные особенности жертв терроризма и насилия……………..……17
2 Экспериментальное изучение личностных изменений жертв терроризма и
насилия
2.1 Организация исследования………………………………………………….29
2.2 Изучение
и анализ личностных особенностей жертв терроризма и
насилия…………………………………………………………………………………...34
2.3 Рекомендации по преодолению негативных личностных изменений у
жертв насилия…………………………………………………………………….……..53
Заключение………………………………………………………………………...53
Глоссарий…………………………………………………………….……………55
Список использованных источников и литературы….........................................58
Приложения………………………………………………………….……………62
Введение
Одной из актуальных проблем современного общества является насилие.
Ежедневно совершаются десятки, сотни действий, носящих агрессивный характер,
приводящих к тяжелым последствиям для пострадавших. Каждый человек когдалибо подвергался той или иной форме насилия. Низкая социальная защищенность,
невозможность
или
неспособность
противостоять
агрессии
других
людей
свидетельствуют о том, что человеческое общество пока не в состоянии уменьшить
уровень насилия, снизить угрозу опасных деструктивных последствий.
Проблема насилия обусловлена распространенностью различных форм
принудительного взаимодействия, проявляющегося в войнах, террористических
актах, криминализации общества. В современном мире объектом насилия,
жестокого обращения
являются дети, женщины, что
подтверждается фактами
возбуждения судебных дел, которые в последнее время часто освещаются в СМИ.
Проблема насилия требует целенаправленных и продуманных совместных
действий
специалистов различной профессиональной
ориентации, а также
поддержки со стороны населения. Во всех странах насилие глубоко вплетено в
социальную ткань общества, и важное значение имеет мобилизация деятельности
систем социальной службы, правоохранительных органов, специалистов по
социальной работе, педагогов, медиков, представителей религиозных организаций,
социологов и всех тех, кто заинтересован в предупреждении насилия, привлечении
правонарушителей к ответственности, защите и помощи жертвам агрессии.
Любой вид насилия приводит к изменениям личности жертвы насилия,
которые негативно влияют на все дальнейшую жизнь человека, подвергшегося
насилию.
Проблему особенностей личности жертв терроризма и насилия изучали
Алексеева Л.С., Авдеева Т.Г., Белогривцева М.В., Бондаренко Н., Васильчикова
Л.А., Лысова А.В., Масланцева Н.Ю. и др.
Вместе
с тем, недостаточно исследований, посвященных изучению
личностных изменений жертв терроризма и насилия.
2
Цель данной работы – изучить личностные изменения у жертв терроризма и
насилия.
Задачи:
1. Проанализировать
понятие
терроризма
и
насилия
в
современной
психологической литературе.
2. Охарактеризовать личностные особенности жертв терроризма и насилия.
3. Экспериментальным путем выявить личностные особенности жертв насилия.
4. Разработать
рекомендации
по
преодолению
негативных
личностных
изменений у жертв насилия.
Объект исследования – жертвы терроризма и насилия.
Предмет исследования – личностные изменения у жертв терроризма и
насилия.
Гипотеза исследования – личностными изменениями у жертв насилия
являются: высокий уровень тревоги, низкий уровень стрессоустойчивости,
повышенное чувство вины, снижение адаптивных возможностей.
База исследования - реабилитационный центр «Техно» г. Москва.
В качестве испытуемых выступили 25
женщин, переживших семейное
насилие в течение 1-5 лет (экспериментальная группа). Возраст испытуемых – 2540лет.
Из них
10 замужем, 9 в разводе, 6 – вдовы. Контрольную группу в
количестве 25 человек составили женщины в возрасте 25-40 лет, из которых 15
замужем, 7 - разведены, 3 – вдовы.
Методы исследования -
теоретические (анализ, обобщение, сравнение,
классификация и др.), эмпирические (тестирование), математико-статистические
(критерий различий Стьюдента).
Методики:
1. Тест СМИЛ (Л.Н.Собчик).
2. Госпитальная шкала тревоги и депрессии – авторы A. S. Zigmond и R. P.
Snaith.
3. Методика определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса
и Ранге.
3
4. Тест фрустрационных реакций Розенцвейга.
Теоретическая значимость исследования состоит в расширении представлений
о личностных изменений у жертв терроризма и насилия.
Практическая
значимость
определяется
разработкой
рекомендаций
по
преодолению негативных личностных изменений жертв терроризма и насилия.
Структура работы – введение, две главы, заключение, список литературы,
приложения.
4
Основная часть
1 Теоретические основы проблемы личностных изменений у
жертв терроризма и насилия
1.1 Понятие жертв терроризма и насилия
В словаре С.И. Ожегова насилие толкуется как «принуждение, давление,
нажим, применение физической силы; принудительное воздействие на кого-либо;
притеснение, беззаконие» [27,С.493].
В нормативно-правовых документах насилием называется воздействие одного
человека на другого, нарушающее гарантированное Конституцией право граждан на
личную неприкосновенность (в физическом и духовном смысле). Наблюдаемая в
последние годы общая гуманизация человеческих взаимоотношений привела к тому,
что люди сделались более чувствительными к нюансам насилия и начали негативно
реагировать не только на физическую и сексуальную, но также на вербальную и
эмоциональную агрессию. В самом общем смысле в психолого-педагогической
литературе под насилием понимается умышленное применение человеком, группой
различных форм принуждения в отношении к конкретному лицу (группе лиц) с
целью достижения каких-либо целей (ущемление прав и свобод, нанесение ущерба
или угроза физическому, психическому состоянию). Следовательно, насилие – это
любой совершенный акт, который причиняет или может причинить вред
физическому, половому или психическому здоровью, а также угроза совершения
таких актов.
Представление о насилии и жестокости также изменчиво исторически.
Например, в 60-е годы насилие трактовалось как «преступление против личности,
заключающееся в нанесении ударов, побоев и других действий, сопряженных с
применением физической силы».
В широком смысле термин «насилие» обозначает применение силы либо
разного рода угроз по отношению к определенным социальным субъектам или их
собственности с целью запугивания и принуждения к определенным действиям.
5
Насилие может трактоваться и как определенные виды действия и бездействия,
которые имеют место в рамках различных отношений. Это понятие используется в
узком смысле для обозначения случаев физического нападения, когда насилие
может принимать различные формы противоправных физических и сексуальных
действий.
В своих работах Л.С. Алексеева [2] отмечает, следующую классификацию
видов насилия в отношении детей, основанную на характере насильственных
действий.
Автор
включает:
физическое,
сексуальное,
психологическое
(эмоциональное) и экономическое насилия.
Физическое насилие - это толчки, пощечины, удары кулаком, ногой,
использование тяжелых предметов, оружия и другие внешние воздействия, которые
приводят к болевым ощущениям и травмам. Такие деяния (оскорбление действием),
согласно Уголовному кодексу Российской Федерации, квалифицируются как
преступление.
Психологическое
(эмоциональное)
насилие
-
это
угрозы,
грубость,
издевательства, оскорбление словом и любое другое поведение, вызывающее
отрицательную эмоциональную реакцию и душевную боль. Эмоциональные
оскорбления идентифицировать гораздо труднее. Они, хотя и не оставляют синяков
на теле, могут быть намного разрушительнее и вкупе с другого рода воздействиями,
в том числе физическими, сильнее травмируют психику.
Сексуальное насилие - вид домогательства, выражаемый в форме как
навязанных
сексуальных
прикосновений,
сексуального
унижения,
так
и
принуждения к сексу и совершения сексуальных действий (вплоть до изнасилования
и инцеста) против воли жертвы.
Большое
распространение
получила
следующая
классификация
насилия,
предложенная в работе Н.К. Асановой [3].
Физическое насилие - это любое неслучайное нанесение повреждения.
Физическое насилие выражается в форме ударов по лицу, тряски, толчков,
затрещин, удушения, пинков, заключения в запертом помещении, избиения ремнем,
веревками, причинения увечий тяжелыми предметами и ножом. Физическое насилие
6
включает также вовлечение в употребление наркотиков, алкоголя, дачу ему
отравляющих веществ или «медицинских препаратов, вызывающих одурманивание»
(например, снотворных, не прописанных врачом), а также попытки утопления.
Сексуальное насилие - использование ребенка (мальчика или девочки)
взрослым или другим ребенком для удовлетворения сексуальных потребностей или
получения выгоды. Сексуальное насилие включает половое сношение (коитус),
оральный и анальный секс (включая инцест), взаимную мастурбацию, другие
телесные контакты с половыми органами. К сексуальному развращению относятся
также вовлечение ребенка в проституцию, порнобизнес, обнажение перед ребенком
половых органов и ягодиц, подглядывание за ним, когда он этого не подозревает: во
время раздевания, отправления естественных нужд.
Пренебрежение интересами и нуждами ребенка - отсутствие должного
обеспечения основных нужд и потребностей ребенка в пище, одежде, жилье,
воспитании, образовании, медицинской помощи со стороны родителей или лиц, их
заменяющих, в силу объективных причин (бедность, психические болезни,
неопытность) и без таковых. Типичным примером пренебрежительного отношения к
детям является оставление их без присмотра, что приводит к несчастным случаям,
отравлениям и другим опасным для жизни и здоровья ребенка последствиям.
Психологическое насилие - постоянное или периодическое словесное
оскорбление ребенка, угрозы со стороны родителей, опекунов, учителей,
воспитателей, унижение его человеческого достоинства, обвинение его в том, в чем
он не виноват, демонстрация нелюбви, неприязни к ребенку. К этому виду насилия
относятся также постоянная ложь, обман (в результате чего ребенок теряет доверие
к взрослому), а также предъявляемые к ребенку требования, не соответствующие
его возрастным возможностям [7].
В отдельную форму выделяется также эмоциональное насилие. Некоторые
исследователи полагают, что в основе любой формы насилия, в том числе и
сексуального, лежит насилие эмоциональное, депривация, отвержение, которое
оказывается особенно коварным и причиняет значительный ущерб развитию
личности и формированию механизмов совладания.
7
Насилие может быть отягчающим ответственность обстоятельством (при
совершении преступления с особой жестокостью или издевательством над
потерпевшим), способом совершения преступления (например, убийства, угона
воздушного судна) либо конститутивным (квалифицирующим) признаком состава
преступления (например, при изнасиловании)». Сам термин «насилие» уже несет в
себе отрицательную оценку.
Декларация о Ликвидации Насилия над Женщинами, принятая Генеральной
Ассамблеей ООН в 1993 г. дает следующие определения рассматриваемого термина:
Статья 1: В соответствии с настоящей Декларацией под термином «насилие
против женщин» понимается любое насилие, совершаемое по гендерному признаку,
которое влечет за собой или может повлечь физический, сексуальный или
психологический вред для женщины, причинить ей страдания. Сюда включается
угроза таковых действий, принуждение или произвольное лишение ее свободы,
совершаемые в общественной или личной жизни.
Статья 2: «Насилие над женщинами» — термин, который охватывает следующие
действия, не сводясь, однако, только к ним:
 физическое, сексуальное или психологическое насилие, происходящее в семье
в виде избиения, совращения детей женского пола, насилия, связанного с
приданым, супружеского изнасилования, повреждения женских половых
органов и других традиционных действий, наносящих вред женщинам, а
также несупружеское насилие, связанное с эксплуатацией;

физическое, сексуальное или психологическое насилие, совершающееся в
постоянных ячейках общества: изнасилование, совращение, сексуальные
домогательства и запугивания на работе, в образовательных учреждениях и
где-либо еще, а также торговля женщинами и вынужденная проституция;
 физическое, сексуальное или психологическое насилие, поощряемое или
осуждаемое государством, где бы оно ни совершалось» [12].
Насилие может иметь различные формы своего проявления: физическое,
духовное, психологическое, нравственное и т.д. На международном уровне удалось
достичь признания одного из видов насилия – насилия в отношении женщин –
8
нарушением
прав
человека,
и,
соответственно,
добиться
изменений
в
законодательствах, социально–психологической, медицинской и юридической
практике ряда стран.
Таким образом, любой вид насилия приводит к ущербу для личности –
физическому, сексуальному, психологическому, экономическому. В самом широком
смысле, насилие – это ущемление прав одного человека или группы людей со
стороны другого человека (людей, государства) с целью сохранить структуру
власти, выгодную для него/них. Целью любого вида насилия является власть и
контроль над людьми или ресурсами.
По данным ООН, сегодня в мире в одной из шести семей постоянно
вспыхивают скандалы, во время которых супруги наносят побои друг другу. В
каждой третьей из пяти семей родители систематически избивают своих детей. В
каждом третьем доме совершаются насильственные действия по отношению к
одному из супругов (как правило, супруге), а также по отношению к детям .
Эти факты вызывают беспокойство не только из-за вреда, причиняемого
насильниками своим жертвам. Довольно часто оказывается, что распространение
насилия крайне сложно предотвратить. Американские социологи М.Страус,
Р.Джеллес и С.Стейнметц, занимающиеся проблемами насилия в семье, выявили
следующую закономерность: любой отдельный акт агрессии может продуцировать
агрессию в дальнейшем.
Насилие возникает в результате множества факторов и причин и может
проявляться в различных ситуациях. Некоторые западные исследователи (в большей
степени психологи) полагают, что растущая в современном обществе готовность
прибегать к агрессии, скорее всего, связана с увеличивающимся числом людей,
считающих себя вправе мстить тем, кто, по их мнению, поступил с ними
несправедливо. Гневные реакции выражаются как в грубости и словесных
оскорблениях, так и в росте количества преступлений, связанных с насилием и
массовыми убийствами [11].
Другой точки зрения в большей степени придерживаются социальные
психологи и социологи, которые значимыми факторами распространения насилия и
9
агрессивности в обществе считают средства массовой информации, транслирующие
с переизбытком сцены драк, убийств, изнасилований и т.д.
Кроме того, корни насилия можно искать в особенностях индивидуумов
(например, в употреблении алкогольных напитков и наркотиков), действиях жертв,
психических заболеваниях, стрессе, фрустрации, недостаточном уровне развития
(Л.Берковиц,
С.Миллер,
С.Дж.Динитц
и
др.).
Социологи,
занимающиеся
проблемами девиантного (отклоняющегося) поведения, предлагают объяснения
социального и структурного характера (Я.Н.Гилинский, В.С.Афанасьев, А.А
Габиани и др.). По их мнению, причины насилия нужно искать в общем социальном
контексте.
Если делать акцент на внешних причинах насилия, то к способам его
снижения
или
контроля
можно
отнести
снижение
уровня
социального,
экономического неравенства между различными группами, а также уменьшение
количества сцен насилия, изображаемых в кино и на телевидении, что приводит к
разного
рода
фрустрациям
индивидов
и
искаженному
восприятию
действительности.
Домашнее насилие имеет место, если партнер (муж, бывший муж, любовник)
оскорбляет и унижает женщину; не разрешает ей видеться с подругами и
родственниками; бьет или кричит и угрожает побоями; бьет детей; заставляет
женщину заниматься сексом против ее воли; не хочет, чтобы женщина работала;
заставляет ее думать, что только он может правильно распоряжаться семейными
деньгами; постоянно критикует (как женщина одета, как готовит еду, как она
выглядит); внушает чувство вины перед детьми и использует детей для
опосредованного насилия. Оно имеет место, если женщина в семье чувствует себя
беспомощной и никому не нужной; боится своего партнера; чувствует себя
одинокой; во всем винит только себя, махнула на себя рукой и живет только
подчиняясь чувству долга [13].
Большинство
людей считают насилием физические действия против
женщины, сексуальное насилие (изнасилование и принуждение оказать сексуальные
услуги,
используя
подчиненное
положение
10
женщины),
принуждение
к
употреблению наркотиков и алкоголя, а также угрозы и запугивание. При этом,
ограничения экономического (отказ в деньгах для приобретения жизненно важных
вещей, запрет на работу/учебу) и личного (общение с друзьями, родственниками)
поведения женщины, брань и ругательства, непристойные шутки и замечания не
воспринимаются большинством как насилие.
Очень часто женщина не находит в себе сил расстаться со своим супругом или
сожителем. На это имеются следующие причины: материальная необеспеченность,
невозможность найти жилье, политика в отношении женщин, культурноисторические корни (домострой). Не последнее место в этом занимают мифы,
которые распространяются среди обычных людей. Существует огромное количество
мифов, например, что домашнее насилие – это не преступление, а просто скандал –
семейное дело, в которое не принято вмешиваться. Или что детям нужен отец, даже
если он и агрессивен. Или очень популярный миф о том, что женщина должна быть
гибкой и уметь приспосабливаться к любому мужу, а если не смогла, то сама
виновата.
В.Ю. Меновщиков [26] отмечает, что женщинам мешает уйти из семьи не
только это, но еще и иллюзия, что насилие никогда больше не повторится. К
сожалению, в большинстве случаев это не так. В теории цикла насилия выделяют
три определенные стадии, повторяющиеся в разрушительных и разрушающихся
взаимоотношениях. Длительность каждой стадии и их периодичность варьируется в
каждом отдельном случае. Паттерны цикла насилия различны, но всегда
повторяются, наращивая силу и частоту.
Во время первой фазы, или стадии нарастания напряжения, происходят
незначительные случаи побоев и нарастание напряженности между партнерами.
Пострадавшие выходят из такой ситуации различными путями: они могут отрицать
наличие самого факта избиения или сводить к минимуму значимость насилия
(«Могло бы быть хуже, это всего лишь синяк»). Не раз внешние факторы могут
балансировать на грани перехода к следующей стадии. Жертвы насилия идут на все,
чтобы контролировать эти факторы – оправдывая жестокость и даже защищая такое
поведение членов семьи и других людей.
11
Вторая фаза характеризуется случаями сильного избиения. К концу первой
стадии теряется всякий контроль над процессом. Здесь уже неизбежно грубое
избиение. Нападающий не способен управлять своим деструктивным поведением,
что служит началом жестокого развития событий. Основное отличие между первой
и второй стадиями в том, что тут обе стороны сознают: ситуация вышла из-под
контроля. Только один человек может положить конец насилию – сам нападающий.
Поведение пострадавшего на этой стадии ничего не меняет.
Третья стадия, медовый месяц, несет с собой период необычайного покоя и
любви, внимания и даже, в некоторых случаях, покаяния. Жестокость сменяют
подарки, хорошие манеры, уверения, что насилие никогда больше не повторится,
мольбы о прощении. Жертве хочется верить, что с кошмарами будет покончено
навсегда. Во время этого периода партнеры отмечают вновь вспыхнувшее между
ними искреннее чувство любви. Однако, поскольку это взаимоотношение
деструктивно, стадия медового месяца заканчивается, переходя к фазе нарастания
напряжения в новом цикле насилия.
Самыми распространенными следствиями домашнего насилия, по мнению
большинства опрошенных, становятся психологические травмы и стрессы,
ухудшение здоровья. Л. Мак-Клоски выделяет основные причины его стабилизации,
по ее мнению, целиком зависящие от женщины, супруги, неспособной кардинально
изменить ситуацию и вырваться из порочного круга подобных взаимоотношений,
избавив тем самым и себя, и своих близких от страданий. Нередко женщина, не
понимая истоков немотивированной жестокости, начинает обвинять или осуждать
себя, искать причины насилия в себе. Перенос вины с насильника на жертву
называется «осуждением жертвы». Ввиду полной экономической зависимости от
мужей, невозможности или нежелания работать, отсутствия престижной профессии
или образования, из-за страха перед снижением своего социального статуса многие
женщины боятся развода и терпят насилие исключительно ради материальных благ.
В таких случаях женщины начинают добровольно самоизолироваться, боясь
ревности и демонстрируя полную преданность и самоотдачу или стыдясь себя и
своих семейных отношений. Имеет место также сознательное приятие и ожидание
12
насилия со стороны мужа, когда женщина считает, что мужчине по его природе и
социальному предназначению свойственно оскорблять и держать супругу в страхе, а
потому на это надо смотреть «философски», спокойно [21].
К категории женщин, добровольно обрекающих себя на роль жертвы, в
основном относятся те, кто с детства усвоил стереотипы подобного поведения в
семье, и те, кто придерживается подобных взглядов, сознательно соглашаясь на
долготерпение и полную зависимость от мужей. Многие из жертв семейного
насилия, выросшие в условиях, когда брак считался чем-то нерушимым и данным
чуть ли не от Бога, также считают, что обязаны терпеть оскорбления, лишь бы не
разрушить семью. Как правило, это женщины с низкой самооценкой, лишенные
чувства собственного достоинства, ощущения ценности своей жизни, полагающие,
что вполне заслуживают такое отношение.
Женщины чаще, чем мужчины, становятся объектом семейного насилия. Это
вполне очевидный вывод. Как-то не принято рассматривать в качестве жертв самих
мужчин. В самом деле, случаи семейного насилия над мужчинами распространены
не столь широко, как над женщинами, но и они нередки, а потому сбрасывать их со
счетов не следует. Тем более что не мужчин, а именно женщин – носительниц и
инициаторов насилия над детьми, как известно, немало среди, казалось, бы
любящих матерей. И наконец, когда оба партнера постоянно провоцируют друг
друга и учиняют драки, ссоры, скандалы, оскорбляют и унижают друг друга, имеет
место взаимное насилие. При этом, как считают исследователи подобных
отношений, совершенно неважно, кто их инициирует: ответственность несут обе
стороны.
Степень проявления насилия в семье может колебаться от незначительной,
такой, к примеру, как шлепки или толчки, используемые скорее для запугивания,
чем для нанесения увечья, до убийства. Большинство случаев насилия в семье
связано с психологическим давлением и закрепощением. Любой физической акции
обычно
предшествует
словесное
оскорбление
в
виде
брани,
унижающей
человеческое достоинство. Жертве буквально внушаются чувство ее бесполезности,
никчемности, некомпетентности, непривлекательности, неполноценности. Каждый,
13
кто живет в доме, где господствует тиран, не чувствует себя психологически
безопасно, комфортно. Есть у насилия и другие жертвы – вольные или невольные
соучастники конфликтов или трагических событий – члены семьи, близкие, друзья,
которые
становятся
его
сожертвами
и
у
которых
также
появляются
посттравматические последствия – физические и психические расстройства.
Семейное насилие оказывает влияние на всех без исключения членов семьи,
независимо от того, касается оно их прямо или косвенно, так как все вынуждены к
нему приспосабливаться. Последствиями этого становятся страх, подозрительность,
эмоциональная и физическая отчужденность, удушающая атмосфера [11].
Не существует единой теории, способной полностью объяснить все случаи и
причины семейного насилия. Принимая во внимание сложность человеческой
натуры, особенности социального взаимодействия и характер семьи как социальной
структуры, нужно все же учитывать и все разнообразие семей, индивидуальные
характеристики их членов и те социальные отклонения, которые, переплетаясь и
сочетаясь, могут порождать насилие. Все это также придает особое значение
взаимному влиянию людей друг на друга и их поступкам, которые предшествуют
насилию и следую) т ним.
Таким образом, проблема домашнего насилия требует целенаправленных и
продуманных совместных действий специалистов различной профессиональной
ориентации, а также поддержки со стороны населения.
Обратимся
к
более
глобальной
форме
насилия
-
терроризму.
Террористические акты стали неотъемлемой частью современной жизни. Террор
(лат. terror – страх, ужас) – направлен на «устрашение», «запугивание». Именно это
обстоятельство и определяет террор как особую форму политического насилия,
характеризующуюся
жестокостью,
целенаправленностью
и
кажущейся
эффективностью. Террор – ужас, то есть эмоциональное состояние, возникновения
которого добиваются террористы, осуществляя те или иные специальные действия –
террористические акты. Террористический акт является средством, методом,
использование которого ведет реальные или потенциальные жертвы к состоянию
ужаса.
14
Д.В. Ольшанский [28] отмечает, что совокупность звеньев террорист –
террористический акт – террор составляет терроризм как целостное явление.
Терроризм – это устрашение людей осуществляемым насилием. Насилие это
осуществляется в самых разных формах: это физическое, политическое, социальное,
экономическое, информационное и т. д. насилие. С учетом степени массовости и по
мере организованности выделяют четыре вида насилия: массовое организованное и
массовое стихийное, индивидуальное стихийное и индивидуальное организованное.
Каждое из них имеет свою специфику и особенности. Общее историческое развитие
терроризма, с некоторыми исключениями, шло по цепочке: индивидуальный –
групповой – локальный – массовый терроризм. Массовый терроризм – достижение
последнего минувшего столетия, точнее – его последней четверти.
Терроризм
представляет
собой
особую
деструктивную
разновидность
человеческой деятельности. Однако, как и любая деятельность, она имеет
трехчленную
структуру
(деятельность
–
действие
–
операции),
которым
соответствуют три вида побуждающих стимулов (мотив – цель – условия). Мотив
обладает побуждающей и смыслообразующей функциями для террориста. Среди
основных мотивов занятия террористической деятельностью («террорной работой»)
выделяются:
 меркантильные мотивы;
 идеологические мотивы;
 мотивы преобразования, активного изменения мира;
 мотив власти над людьми;
 мотивы интереса и привлекательности терроризма как особой деятельности;

«товарищеская» мотивация;
 мотив самореализации [36].
Таким образом, под насилием в данной работе будем понимать применение
силы либо разного рода угроз по отношению к определенным социальным
субъектам или их собственности с целью запугивания и принуждения к
определенным действиям. Выделяют следующие виды насилия: физическое,
сексуальное, психологическое (эмоциональное) и экономическое насилия. Любой
15
вид насилия приводит к ущербу для личности – физическому, сексуальному,
психологическому, экономическому.
1.2 Личностные особенности жертв терроризма и насилия
Изучением психологических особенностей жертв любого насилия занимается
специальная наука – виктимология. Известно, что далеко не всякие люди
оказываются в числе жертв, например, террористических актов. Есть некоторая
непонятная, загадочная предрасположенность, особая «жертвенность», пока еще
недостаточно изученная наукой. Изучение психологии жертв террора обычно
представляет собой сложное дело. Во-первых, мало кто из жертв остается живым и
достаточно сохранным. Во-вторых, оставшиеся в живых не хотят вспоминать о
произошедшем и тем более говорить об этом. Тем не менее, анализ поведения жертв
террористических актов показал, что оно по многим параметрам сближается с
поведением жертв стихийных бедствий и техногенных катастроф [10].
Совершение террористического акта обусловливает развитие довольно
стереотипных реакций. В основе террора лежит страх достаточно большого числа
людей. Страх определяется как эмоция, вызываемая надвигающимся бедствием.
Страх складывается из определенных и вполне специфичных физиологических
изменений,
экспрессивного
поведения
и
специфического
переживания,
проистекающего из ожидания угрозы или опасности. Первичными и наиболее
глубинными причинами, вызывающими страх, являются боязнь физического
повреждения и опасения смерти. Они прямо связаны с инстинктом самосохранения,
свойственным всем живым существам.
Крайняя степень страха – это ужас. В отличие от просто страха,
сигнализирующего о вероятной угрозе, предвосхищающего ее и сообщающего о
ней, ужас констатирует неизбежность бедствия. Соответственно, ужас вызывает
иные, нежели просто страх, реакции, иное поведение людей. Он может заставить
человека оцепенеть на месте, тем самым приводя его в абсолютно беспомощное
состояние, или, наоборот, может заставить его броситься наутек, прочь от
16
опасности. Существуют два основных типа поведенческой реакции на страх и ужас:
оцепенение (и в результате беспомощность) и бегство. Ужас никогда не вызывает
стремления исследовать вызвавший его объект – напротив, он парализует даже
ориентировочные рефлексы. В отличие от страха, при ужасе нет ни удивления, ни
интереса. Реакция бегства возможна и при ужасе, но только как вторичная, когда
ужас несколько ослабевает, для чего необходимо время.
Основными поведенческими следствиями страха и ужаса являются паника,
агрессия и апатия. Паника – особое эмоциональное состояние, возникающее как
следствие либо дефицита информации о какой-то путающей или непонятной
ситуации, либо ее избытка и проявляющееся в стихийных импульсивных действиях.
Паника – сложный, промежуточный поведенческий феномен. На основе паники как
эмоционально-поведенческого состояния возникают массовые панические толпы со
специфическим поведением. В общепринятом смысле, под паникой понимают
массовое паническое поведение, обусловленное страхом (ужасом) [33].
Другим видом поведения является стихийная агрессия, обычно определяемая
как массовые враждебные действия, направленные на нанесение страдания,
физического или психологического вреда или ущерба, либо даже на уничтожение
других людей или общностей. Это тоже террор, только с другой стороны: террор
массы, подчас направленный против тех террористов, которые вызвали страх, ужас
и панику массы. Психологически за агрессией – разрушительным поведением –
стоит внутренняя агрессивность – эмоциональное состояние, в основе которого
лежат гнев и раздражение, возникающие как реакция на фрустрацию, на
переживание непреодолимости неожиданных барьеров или недоступность чего-то
желанного. Такое состояние может возникать как реакция на ту фрустрацию,
которую вызывает террор.
Апатия или смирение – третий вид массовых реакций на террор. Более того: в
той или иной степени, но все реакции на террор – и страх, и ужас, и паника, и
агрессия, если они не дают быстрого результата спасения или устранения
террористов, рано или поздно заканчиваются истощением. Тогда приходит апатия,
когда двигательная и психическая активность человека падают вследствие
17
панических или агрессивных реакций. Исследования показывают, что апатия может
развиваться в двух формах: как непосредственная реакция на террор и как реакция
отсроченная, представляющая собой завершение сложной цепи первичных
психологических реакций.
В работе В.Н. Пуховского [32] на основе исследования, проведенного в г.
Буденновске сразу после захвата заложников летом 1995 г., оцениваются общие
психологические
черты
разных
типов
жертв
террора
(непосредственно
пострадавших от террористических действий заложников, их родственников, а
также невольных свидетелей – жителей города).
Первая группа лиц, вовлеченных в террор, – близкие родственники
заложников и «пропавших без вести» (предположительных заложников) – внезапно
оказались в ситуации «психологического раскачивания»: они метались от надежды к
отчаянию. Все эти люди обнаружили острые реакции на стресс с характерным
сочетанием
целого
подавленности,
комплекса
тревоги),
аффективно-шоковых
паранойяльности
расстройств
(враждебного
(горя,
недоверия,
настороженности, маниакального упорства) и соматоформных реакций (обмороков,
сердечных приступов, кожно-аллергических высыпаний).
В
силу
мощного
ригидного
отрицательного
аффекта
они
заражали
значительную часть благополучного населения города (которых непосредственно не
коснулся террористический акт) негативными эмоциями, а также сомнениями в
отношении возможности эффективной помощи и искреннего сочувствия со стороны
людей, специально приехавших в город для ликвидации чрезвычайной ситуации.
Основными индукторами такого рода эмоциональных состояний стали пожилые
родственники заложников, у которых ресурсы адаптации были объективно снижены
и которые в силу этого вызывали повышенное сочувствие к себе, а также чувство
самоупрека у относительно благополучных соседей [17].
Состояние представителей второй группы – только что освобожденных
заложников – определялось остаточными явлениями пережитых ими острых
аффективно-шоковых реакций. В клинико-психологическом плане это была
достаточно типичная картина так называемой адинамической депрессии с обычно
18
свойственными ей «масками» астении, апатии, ангедонии. Характерным было
нежелание вспоминать пережитое, стремление «скорее приехать домой, принять
ванну, лечь спать и все забыть, поскорее вернуться к своей обычной жизни». Особо
отметим навязчивое желание поскорее «очиститься», в частности «принять ванну»,
– оно было особенно симптоматичным и высказывалось многими освобожденными
заложниками.
По рассказам освобожденных заложников, в их экстремальной ситуации
наблюдалось поведение трех типов. Первый тип – это регрессия с «примерной»
инфантильностью и автоматизированным подчинением, депрессивное переживание
страха, ужаса и непосредственной угрозы для жизни. Это апатия в ее прямом и
непосредственном виде. Второй тип – это демонстративная покорность, стремление
заложника «опередить приказ и заслужить похвалу» со стороны террористов. Это
скорее не депрессивная, а стеническая активно-приспособительная реакция. Третий
тип поведения – хаотичные протестные действия, демонстрации недовольства и
гнева,
постоянные
отказы
подчиняться,
провоцирование
конфликтов
с
террористами. Такие типы поведения наблюдались у разных людей и вели к разным
исходам. Третий тип был характерен для одиноких мужчин и женщин с низким
уровнем образования и сниженной способностью к рефлексии. Второй тип был
типичен для женщин с детьми или беременных женщин. Первый тип был общим
практически для всех остальных заложников [37].
Кроме таких различий поведения отдельно отмечались специфические
психопатологические
феномены
двух
типов.
Феномены
первого
типа
–
ситуационные фобии. В очаге чрезвычайной ситуации заложники испытывали
ситуационно обусловленные агорафобические явления. Это было: боязнь подойти к
окну, встать во весь рост, старание ходить пригнувшись, «короткими перебежками»,
боязнь привлечь внимание террористов и т. п. Естественно, все это определялось
стремлением уцелеть в происходящем вокруг бое. Однако уже в ближайшие дни
после своего освобождения заложники с выраженным аффектом жаловались на
появление навязчивой агорафобии (боязнь открытых пространств) и склонности к
ограничительному поведению. У них вновь появились такие симптомы, как боязнь
19
подходить к окнам – уже в домашних условиях; боязнь лечь спать в постель и
желание спать на полу под кроватью, и т. п.
Наиболее характерны такие жалобы были для молодых женщин, беременных
или матерей малолетних детей. В ситуации заложничества их поведение отличалось
максимальной адаптивностью (демонстрационной покорностью) – за этим стояло
стремление спасти своих детей. Действия террористов эти женщины оценивали с
позиций отчуждения. Спустя некоторое время после своего освобождения они вновь
вернулись примерно к тому же типу поведения. Либо залржничество оставляет
такие сильные и длительные, хронические последствия, либо их поведение вообще
отличается такими особенностями [20].
Второй тип феноменов – это различные искажения восприятия ситуации. В
структуре «синдрома заложника» уже после освобождения иногда жертвы
высказывались о правильности действий террористов; об обоснованности их
холодной жестокости и беспощадности – в частности «несправедливостью властей»;
об оправданности действий террористов стоящими перед ними «высокими целями
борьбы за социальную справедливость»; о «виновности властей в жертвах» в случае
активного противостояния террористам и т. п. Такие высказывания, по сути
соответствующие «стокгольмскому синдрому», были характерны для немолодых,
одиноких мужчин и женщин с невысоким уровнем образования и низкими
доходами. Эти высказывания были пронизаны аффектом враждебного недоверия и
не поддавались критике. Такие суждения возникали только после освобождения – в
период заложничества именно эти люди демонстрировали описанное выше
поведение третьего типа, отличались хаотичными протестными действиями,
провоцировавшими конфликты и угрозы агрессии со стороны террористов. Судя по
всему, такое реактивное оправдание террористов можно рассматривать как
проявление своеобразной «истерии облегчения» [33].
Таким образом, психология жертв террора складывается из пяти основных
слагаемых. Они могут быть выстроены хронологически. Это страх, сменяемый
ужасом, вызывающим либо апатию, либо панику, которая может смениться
агрессией. Мужчины и женщины – жертвы террора ведут себя по-разному.
20
Определенные
поведенческие
различия
связаны
с
уровнем
образования,
развитостью интеллекта и уровнем благосостояния (если человеку почти нечего
терять, он проявляет склонность к хаотичному, непродуктивному протесту). Спустя
какое-то время после террористического акта у его жертв и свидетелей сохраняется
психопатологическая симптоматика – прежде всего, в виде отложенного страха, а
также разного рода фобий и регулярных кошмаров. Отдельные факторы и
обстоятельства можно считать некоторыми «чертами виктимности». В описанных
случаях такими чертами был пол (жертвами прежде всего становились женщины),
наличие маленьких детей или же беременность.
Другая классификация психологических типов заложников приведена в работе
Китаева–Смыка. Сначала почти у всех попавших в заложники возникает шок и
двойственное представление о том, что же случилось. В этот момент у некоторых
возникает справедливое чувство протеста против насилия, непреодолимая тяга к
спасению. Такой человек кидается бежать, даже когда это бессмысленно, бросается
на террориста, борется, пытается выхватить у него оружие. В подобных случаях
взбунтовавшегося заложника террористы чаще всего убивают.
У других страх перед насилием и неопределенностью превращается в
болезненную привязанность к захватчикам. Некоторые делают это с расчетом, почти
сознательно, чтобы улучшить свое существование, уменьшить угрозу террора лично
для себя и своих близких. Чем дольше заточение, тем сильнее жертвы ощущают
некую родственную близость с террористами, разделяя с ними переживания и
неприязнь к спасителям. Опасность штурма при освобождении, общая для
террористов и удерживаемых ими заложников, сплачивает одних с другими. При
нахождении в закрытом помещении между ними возникает эмоциональная связь,
так как объединенные общим чувством страха (каждый по своим причинам) и не
имея выбора, они начинают идентифицировать себя с захватчиками и в поисках
поддержки проникаются их ценностями [37].
Затянувшееся заложничество в бесчеловечных условиях вызывает мысль о
самоубийстве. Психологи считают, что она в сознании заложников смягчает страх
21
смерти как мысль о запасном выходе из трагической действительности. Тем не
менее считается, что самоубийства среди заложников маловероятны.
У заложников с первых дней начинается адаптация – приспособление и
психическое, и телесное к неудобствам своего положения. У адаптации есть «цена»:
нарушения душевные и телесные. Что-то нарушается сразу, многие нарушения
возникают после освобождения.
Достаточно скоро у заложников возникают чувства апатии и агрессии. Если
условия содержания суровы, то уже через несколько часов кто-то из заложников
начинает злобно вспыхивать, ругаться с соседями, может быть, даже со своими
близкими: муж с женой, родители с детьми. Такая агрессия помогает «сбрасывать»
эмоциональное перенапряжение, но вместе с тем истощает человека. Многие,
напротив, впадают в апатию. Это тоже «уход» от эмоций страха и отчаяния. У одних
реже, у других чаще апатия прерывается вспышками беспомощной агрессивности.
При долгом пребывании в заложниках, то есть в плену, в среде пленников
возникает одна из двух форм социальной организации, которые всегда появляются в
изолированных сообществах, будь то казарма, экспедиция, плен или тюрьма.
Используя тюремный жаргон, одну из форм называют «закон», другую –
«беспредел». При первой строго регламентируются нормы взаимоотношений,
иерархии,
распределения
пищи
и,
что
немаловажно,
гигиены
личной
и
общественной. Эти нормы могут казаться изощренно ненормальными, но по своей
сути они направлены на выживание группы, изолированной в ненормальных
условиях. Или на сохранение хотя бы «элитарной» части этой группы. При второй
форме социальной организации «правят» преимущественно грубая сила и
низменные инстинкты, пробуждающиеся при экстремальной принудительной
изоляции людей. Что победит (нередко в жестокой борьбе) и реализуется – «закон»
или «беспредел», – зависит от душевной силы, интеллекта, жизненного опыта
пленных-заложников, а также от воздействий на них со стороны тюремщиковзахватчиков [20].
Оказавшиеся в заложниках ведут себя следующим образом:
22
1. Нетерпеливо отчаянных от 0 до 0,5%. Таких неразумных может стать много
больше (до 60%), если «нетерпеливые» разожгут своей безрассудной
отчаянностью «истероидных», а скрытых истериков среди людей немало.
2. Если истероидным женщинам в критических ситуациях свойственны плач,
причитания, метания с воплями и рыданием, то мужчины-истероиды
становятся агрессивны. Они отвечают злобой, остервенелостью на всякое
давление, притеснение. Чем больше их давят экстремальные обстоятельства,
тем больше в истероидах сопротивления. Оно может стать стойким или
накапливаться и взрываться. Их сопротивление врагам или опасным
обстоятельствам может стать героическим.
3. В разгар трагедии заложникам наиболее полезны те, кто несгибаем перед
невзгодами, разумно смел и осторожен. Стрессовое давление укрепляет их
стойкость. Они морально поддерживают других. Их может быть 5–12% среди
заложников. Стойкие помогают пережить заточение другим несчастным.
4. Среди заложников много мятущихся – около 30–50%. Они морально
подавлены, психически оглушены. Их страдание заглушает все прочие
чувства, мешает общению. У таких заложников монотония тягостного
переживания страха и беспомощности может сопровождаться шизоидными
явлениями. Чем дольше, сильнее, трагичнее давление экстремальных
обстоятельств, чем глубже психическое изнурение заложников, тем большее
ее число заложников чувствуют себя – не находящими ни в чем и ни в ком
поддержки, ищущими спасения в себе, испытывающими душевное мучение.
5. Остальные, чем дольше длится заложничество, тем сильнее сближаются с
захватившими их террористами. Их два типа. Первый тип составляет от 10 до
25% от общего числа заложников. Эти люди сближаются с террористами
расчетливо, чтобы улучшить хоть сколько-нибудь свое существование,
уменьшить угрозу террора лично для себя и своих близких. Это
«приспешники» террористов. Они не однородны и делятся на расчетливоразумных и расчетливо-злобных [17].
23
Расчетливо-разумных толкает к коллаборационизму слабость, надлом души
или великий страх за близких людей. У них есть самооправдание: «Жертвуя собой,
мы для пользы других пошли служить врагам. Мы не «предатели», а тайные «свои».
Расчетливо-злобные служат врагам в поисках возможности возвыситься при
новой расстановке сил и удовлетворить свои комплексы за счет слабых заложников,
притесняя их или, напротив, милостиво им помогая.
Второй тип составляет около 20–30% заложников. Чем дольше продолжается
чрезвычайная ситуация, тем сильнее они ощущают как бы родственную близость с
захватившими их террористами, разделяя с ними их переживания и неприязнь к
спасителям.
Эту очень специфическую психологическую реакцию, при которой жертва
проникается необъяснимой симпатией к своему палачу, специалисты назвали
«стокгольмским
синдромом»
или
«травматической
связью».
Термин
«стокгольмский синдром» появился после того, как грабители банка в Швеции
забаррикадировались в нем с заложниками. Четверо из заложников впоследствии
стали особенно близки к этим грабителям, позже защищая их, когда они сдались
полиции. Одна женщина даже развелась со своим мужем и вышла замуж за одного
из налетчиков.
Данный термин определяет ситуацию, в которой заложники как будто
«переходят» на сторону преступников, что проявляется и в мыслях, и в поступках.
По мнению психологов, жертвы террористов из-за страха перед ними начинают
действовать как бы заодно со своими мучителями, настраиваются на полное
подчинение захватчику и стремление всячески содействовать ему, при отсутствии
возможности освободиться собственными силами. Сначала это делают для спасения
своей жизни в стрессовой ситуации, чтобы избежать насилия. Смирение и
демонстрация смирения снижают почти любую самую сильную, агрессивность.
Затем – потому, что зарожденное синдромом отношение к человеку, от которого
зависит жизнь, полностью охватывает заложника, и он даже начинает искренне
симпатизировать своему мучителю [18].
24
Для
формирования
«стокгольмского
синдрома»
необходимо
стечение
определенных обстоятельств:
 Психологический шок и фактор внезапности ситуации захвата. Когда человек,
только что свободный, оказывается в прямой физической зависимости от
террористов.
 Продолжительность
удержания
заложников.
Заложники
подвергаются
сильнейшему психологическому давлению. Фактор времени на стороне
террористов, и с течением времени растет вероятность все большего
подчинения чужой воле.
 Принцип психологической защиты. Любое стрессовое состояние погружает
человека в депрессию, и чем сильнее переживание, тем глубже.
«Стокгольмский синдром» стал объектом исследования психологов разных
направлений и школ, мнения которых сходятся в том, что за появление синдрома
ответственны механизмы психологической защиты. Человек как бы уподобляется
маленькому ребенку, которого несправедливо обидели. Он ждет защиты и, не
находя ее, начинает приспосабливаться к обидчику, с которым можно договориться
лишь единственным безопасным для себя способом. Подобная метаморфоза в
поведении заложников и есть, по сути, форма психологической защиты [36].
Подобная реакция проявляется не у всех, а лишь у некоторой части
заложников. Как правило, у таких заложников есть нечто общее в характере, и их
объединяет определенный опыт детства. Очевидно, что человек будет стараться
выбраться из этого крайне некомфортного состояния, искать способы снова
почувствовать себя сильным. Однако слабая и неразвитая личность в ответ на
угрозу и нападение не пытается защититься в обычном понимании этого слова, а
реагирует весьма своеобразно: идентифицируя себя с несущим угрозу лицом. Такая
идентификация с агрессором мотивирована тревогой, страхом и непостижимостью
происходящего.
При этом механизмы защиты включаются не для того, чтобы защититься от
агрессора или от тех путающих событий, которые происходят вокруг человека, а для
того, чтобы уберечься от собственных страхов. В частности, от страха
25
дезинтеграции.
Нередко
человек
представляет
себя
сильным,
уверенным,
мужественным. Это совершенно не совмещается с ситуацией – страхом, ужасом,
оцепенением, неспособностью мыслить и т. д. Человек подсознательно боится
увидеть ситуацию так, как она выглядит на самом деле, иначе его Я распадется,
дезинтегрируется, не выдержав противоречия между реальностью и своим
идеальным образом. И тогда защита принимает форму превознесения сильного
человека, в данном случае агрессора, чтобы иметь возможность находиться в его
тени, таким образом отождествляя себя с сильным человеком и в то же самое время
выражая чувство беспомощности [37].
Не менее серьезные личностные изменения происходят у жертв семейного
насилия, в частности, у женщин, переживших насилие в семье. Домашнее насилие
влечет за собой изменение личностной сферы женщины-жертвы, это:
 замкнутость – состояние отверженности, огражденности от других людей,
нежелание вступать с ними в контакт, избегание общения;
 высокий уровень тревожности - состояние неопределенного, смутного
беспокойства, ночные кошмары. А так же эмоциональной сферы:
 депрессия – настроение, характеризуемое ярким и интенсивным ощущением
неадекватности, чувством отчаяния, уменьшением активности, пессимизмом,
печалью;
 страхи – эмоциональное состояние, возникающее в присутствии или
предвосхищении
опасного
объекта
(партнера,
темноты,
мужчин,
нестандартных ситуаций и др.). Страх обычно характеризуется внутренним
переживанием очень сильного возбуждения, желанием бежать или нападать.
Психологическое насилие влечет за собой разрушение личности женщины; ее
социальную
дезадаптацию
(неприспособленность);
длительную
депрессию;
одиночество; суицидальные попытки; насилие над детьми и престарелыми
родственниками и т.д.
Знание психологического состояния жертв терроризма и насилия, а также
этапов восстановительного периода, необходимо для нахождения оптимального
пути оказания необходимой помощи жертвам терроризма и насилия.
26
2 Экспериментальное изучение личностных изменений жертв
терроризма и насилия
2.1 Организация исследования
Цель практической части исследования - экспериментальным путем изучить
личностные изменения у жертв терроризма и насилия.
Задачи:
1. Подобрать диагностический инструментарий для выявления
личностных
особенностей.
2. Изучить личностные особенности жертв терроризма и насилия.
3. Разработать по преодолению негативных личностных изменений у жертв
терроризма и насилия.
Исследование проводилось на базе реабилитационного центра «Техно» г.
Москва.
В качестве испытуемых выступили 25
женщин, переживших семейное
насилие в течение 1-5 лет (экспериментальная группа). Возраст испытуемых – 2540лет.
Из них
10 замужем, 9 в разводе, 6 – вдовы. Контрольную группу в
количестве 25 человек составили женщины в возрасте 25-40 лет, из которых 15
замужем, 7 - разведены, 3 – вдовы.
5. Тест СМИЛ (Л.Н.Собчик).
6. Госпитальная шкала тревоги и депрессии – авторы A. S. Zigmond и R. P.
Snaith.
7. Методика определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса
и Ранге.
8. Тест фрустрационных реакций Розенцвейга.
Опишем методики подробнее.
1. Тест СМИЛ Л.Н.Собчик.
Адаптация и рестандартизация MMPI в отечественных условиях проводилась
автором данного руководства в течение 1968-1984 гг. Большая работа проведена по
переводу и адаптации текста утверждений.
27
Методика представляет собой книжечку-буклет, содержащую 566 вопросовутверждений. Если ответы получены на все 566 вопросов-утверждений (полный
вариант), то в результате выявляется профиль СМИЛ, который дает при
интерпретации портрет личности. Профиль личности определяется по ведущим
шкалам. Методика включает три оценочные шкалы и 10 базовых:
1 –
невротического сверхконтроля, 2 – пессимистичности, 3 – эмоциональной
лабильности, 4 – импульсивности, 5 – мужественности-женственности, 6 –
ригидности, 7 – тревожности, 8 – индивидуалистичности, 9 – оптимистичности, 0 –
интроверсии. Данная методика
позволяет изучить личностные особенности
женщин,
и
переживших
насилие,
была
выбрана,
как
отвечающая
цели
экспериментального исследования.
2.Госпитальная шкала тревоги и депрессии.
Шкала составлена из 14 утверждений, обслуживающих две подшкалы:
тревога (нечетные пункты) и депрессия (четные пункты). Каждому утверждению
соответствуют 4 варианта ответа (см. приложение А). Испытуемому предлагается
выбрать тот из ответов, который соответствует актуальному состоянию, а затем
суммируйтся баллы отдельно по каждой шкале. При интерпретации учитывается
суммарный показатель по каждой подшкале, при этом выделяются три области его
значений:
0 – 7 — норма (отсутствие достоверно выраженных симптомов тревоги)
8 – 10 — субклинически выраженная тревога
11 выше — клинически выраженная тревога
Данная методика является широко апробированной, и была выбрана в связи с
тем, что позволяет достаточно быстро и эффективно изучить уровень тревоги у
женщин, переживших насилие.
3.Методика определения стрессоустойчивости и социальной адаптации
Холмса и Ранге.
28
Тест-опросник включает 43 утверждения (см. приложение Б). Обработка
проводится в форме сложения баллов событий, которые присутствовали в жизни
тестируемого за последний год.
Интерпретация осуществляется следующим образом.
Большая степень сопротивляемости стрессу (меньше 150 баллов). Очень
высокая степень стрессоустойчивости. Характерна минимальная степень стрессовой
нагрузки. Любая деятельность личности, независимо от ее направленности и
характера тем эффективнее, чем выше уровень стрессоустойчивости. Это дает
возможность говорить про управленческую деятельность как такую, которая имеет
сильный
стрессогенный
характер.
Повышение
уровня
стрессоустойчивости
личности прямо и непосредственно ведет к продлению жизни.
Высокая степень сопротивляемости стрессу (150-199 баллов).
Энергию и ресурсы
испытуемый не тратит на борьбу с негативными
психологическими состояниями, возникающими в процессе стресса. Поэтому любая
а деятельность, независимо от ее направленности и характера становится
эффективнее. Это дает возможность говорить про управленческую деятельность как
такую, которая имеет стрессогенный характер.
Пороговая (средняя – 200-299 баллов) степень сопротивляемости стресса.
Характерна
средняя
степень
стрессовой
нагрузки.
Стрессоустойчивость снижается с увеличением стрессовых ситуаций в жизни. Это
приводит к тому, что личность вынуждена большую долю своей энергии и ресурсов
вообще тратить на борьбу с негативными психологическими состояниями,
возникающими в процессе стресса.
Низкая
степень
сопротивляемости
стресса
(300
и
более).
Характерна высокая степень стрессовой нагрузки. Выявляется низкая степень
стрессоустойчивости (ранимость). Это приводит к тому, что личность вынуждена
значительную
долю своей энергии и ресурсов вообще тратить на борьбу с
негативными психологическими состояниями, возникающими в процессе стресса.
Большое
количество
баллов
(больше
300)
–
это
сигнал
тревоги,
предупреждающий об опасности. Следовательно, необходимо срочно что-либо
29
предпринять, чтобы ликвидировать стресс. Если сумма баллов свыше 300, то
испытуемому грозит психосоматическое заболевание, поскольку он близок к фазе
нервного истощения
В теоретической части было определено, что у жертв насилия низкий уровень
стрессоустойчивости. Данная методика, как соответствующая цели исследования,
была выбрана для изучения стрессоустойчивости у женщин, переживших насилие.
4.Методика Розенцвейга предназначена для исследования реакций на
неудачу и способов выхода из ситуаций, препятствующих деятельности или
удовлетворению потребностей личности. Методика относится к классу проективных
тестов. В ней 16 ситуаций, в которых создаются препятствие (останавливали,
обескураживали, обижали, сбивали с толку) и 8 ситуаций, в которых субъекта
обвиняли в чем-то. Между этими группами ситуаций имелась
ситуация
«обвинения»
предполагала,
что
ей
связь, так как
предшествовала
ситуация
«препятствия», где фрустратор был, в свою очередь, фрустрирован. Иногда
испытуемый
мог
интерпретировать
ситуацию
«обвинения»
как
ситуацию
«препятствия» или наоборот.
Всего методика состояла
из 24 схематических контурных рисунков, на
которых изображены два человека или более, занятые еще незаконченным
разговором. Эти рисунки предъявлялись испытуемому. Предполагалось, что
«отвечая за другого», испытуемый легче, достовернее изложит свое мнение и
проявит типичные для него реакции выхода из конфликтных ситуаций.
Исследователь отмечал общее время опыта. Тест был применен в индивидуальном
исполнении. Экспериментатор отмечал особенности интонации и прочее, что могло
помочь в уточнении содержания ответа (например, саркастический тон голоса).
Кроме того, испытуемому могли быть заданы вопросы относительно очень коротких
или двусмысленных ответов (это также было необходимо для подсчета).
Испытуемым давалась инструкция: «Я буду показывать вам рисунки, на
которых изображены люди в определенной ситуации.
30
Человек слева что-то говорит и его слова написаны сверху в квадрате.
Представьте себе, что может ответить ему другой человек. Будьте серьезны и не
старайся отделаться шуткой. Обдумайте ситуацию и отвечайте побыстрее».
Каждый из полученных ответов оценивался, в соответствии с теорией
Розенцвейга, по двум критериям: по направлению реакции (агрессии) и по типу
реакции. По направлению реакции подразделялись на:
Экстрапунитивные: реакция направлена на живое или неживое окружение,
осуждается внешняя причина фрустрации, подчеркивается степень фрустрирующей
ситуации, иногда разрешения ситуации требуют от другого лица.
Интропунитивные: реакция направлена на самого себя, с принятием вины или
же ответственности за исправление возникшей ситуации, фрустрирующая ситуация
не подлежит осуждению. Испытуемый принимает фрустрирующую ситуацию как
благоприятную для себя.
Импунитивные:
незначительное
или
фрустрирующая
неизбежное,
ситуация
преодолимое
рассматривается
«со
временем»,
как
нечто
обвинение
окружающих или самого себя отсутствует.
Реакции различались также с точки зрения их типов:
Препятственно-доминантные. Тип реакции «с фиксацией на препятствии».
Препятствия, вызывающие фрустрацию, всячески акцентируются, независимо от
того, расцениваются они как благоприятные, неблагоприятные или незначительные.
Самозащитные. Тип реакции «с фиксацией на самозащите». Активность в
форме порицания кого-либо, отрицание или признание собственной вины,
уклонения от упрека, направленные на защиту своего«Я», ответственность за
фрустрацию никому не может быть приписана.
Необходимо-упорствующие. Тип реакции «с фиксацией на удовлетворение
потребности».
Постоянная
потребность
найти
конструктивное
решение
конфликтной ситуации в форме либо требования помощи от других лиц, либо
принятия на себя обязанности разрешить ситуацию, либо уверенности в том, что
время и ход событий приведут к ее разрешению.
31
Данная методика является проективной, и позволяет изучить неосознаваемые
механизмы поведения во фрустрационных ситуациях, которыми, в том числе,
являются ситуации насилия. Наряду с опросными методами, проективная методика
позволяет объективизировать результаты.
Данная проективная методика была выбрана,
Статистическая
обработка
результатов
исследования
проводилась
с
использованием метода математической статистики - критерия различий
Стьюдента, который вычислялся по формуле:
t ýìï 
X Y
Sd
, где:
Х, Y – среднее арифметические выборок,
Sd 

2

 xi  X   yi  Y
n  1  n
2
2.2 Изучение и анализ личностных особенностей жертв терроризма и
насилия
На следующем этапе мы изучили личностные особенности женщин
экспериментальной (подвергавшихся насилию) и контрольной (никогда не
подвергавшихся насилию) групп.
Результаты представлены на рис. 1.
32
Примечание:
1-
шкала
невротического
сверхконтроля,
2
–
шкала
пессимистичности, 3 – шкала эмоциональной неустойчивости, 4 – шкала
ипульсивности, 5 – шкала мужественности-женственности, 6 – шкала ригидности, 7
–
шкала
тревожности,
8
–
шкала
индивидуалистичности,
9
–
шкала
оптимистичности, о – шкала социальной интроверсии.
Рисунок 1- Усредненный профиль личности женщин экспериментальной и
контрольной групп
Таким образом, в профиле личности
повышены значения по шкале
женщин, подвергавшихся насилию
невротического сверхконтроля (70 Т-баллов).
Ведущими в профиле являются шкалы индивидуалистичности (65Т-баллов),
пессимистичности (64Т-балла), тревожности (62 Т-балла) и ригидности (62 Тбалла). Наименьше значения получены по шкалам эмоциональной неустойчивости
(49 Т-баллов) и импульсивности (50Т-баллов).
В группе женщин, не подвергавшихся насилию, нет значений, выходящих за
рамки
нормативных,
при
этом
ведущими
33
в
профиле
являются
шкалы
невротического сверхконтроля (65 Т-баллов),
пессимистичности (58Т-баллов),
тревожности (58 Т-баллов) и оптимистичности (58 Т-баллов).
С помощью критерия различий Стьюдента выявлены статистически
значимые различия между женщинами экспериментальной и контрольной групп по
следующим шкалам СМИЛ: невротический сверхконтроль (t*=2,8, р≤0,01),
пессимистичность
(t*=2,7,
р≤0,01),
ригидность
(t*=6,3,
р≤0,01),
индивидуалистичность (t*=2,3, р≤0,05).
Расчеты приведены в таблицах 1-4.
Таблица 1 - Расчет различий между экспериментальной и контрольной
группами по шкале «невротический сверхокнтроль»
Выборки
№
В.1
(экспери
Отклонения от среднего
Квадраты
отклонений
В.2
(контроль
В.1
В.2
В.1
В.2
58
0.03000000000
0001
-7.07
0.0009
49.9849
75
65
4.97
0.069999999999993
24.7009
0.0049
3
72
67
1.97
1.93
3.8809
3.7249
4
77
59
6.97
-6.07
48.5809
36.8449
5
70
71
0.03000000000
0001
5.93
0.0009
35.1649
6
77
66
6.97
0.93000000000001
48.5809
0.8649
2.93
0.0009
8.5849
ментальная
группа )
ная группа )
1
70
2
7
70
68
0.03000000000
0001
8
79
66
8.97
0.93000000000001
80.4609
0.8649
9
72
57
1.97
-8.07
3.8809
65.1249
10
70
58
-
-7.07
0.0009
49.9849
34
0.03000000000
0001
11
76
78
5.97
12.93
35.6409
167.1849
12
71
56
0.97
-9.07
0.9409
82.2649
13
60
76
-10.03
10.93
14
55
65
-15.03
0.069999999999993
15
54
76
-16.03
10.93
16
66
66
-4.03
0.93000000000001
16.2409
0.8649
17
77
60
6.97
-5.07
48.5809
25.7049
18
75
72
4.97
6.93
24.7009
48.0249
19
63
67
-7.03
1.93
49.4209
3.7249
20
70
60
0.03000000000
0001
-5.07
0.0009
25.7049
21
74
59
3.97
-6.07
15.7609
36.8449
-19.07
0.0009
363.6649
100.6009 119.4649
225.9009
0.0049
256.9609 119.4649
22
70
46
0.03000000000
0001
23
69
77
-1.03
11.93
1.0609
142.3249
24
67
65
-3.03
0.069999999999993
9.1809
0.0049
25
76
60
5.97
-5.07
35.6409
25.7049
Сум
мы:
2101
1952
0.1
-0.1
Сред
нее:
70.03
65.07
t ýìï 
Результат: tЭмп = 2.8
Критические значения
tКр
35
X Y
Sd
1052.967 1631.867
p≤0.05
p≤0.01
2
2.66
Полученное эмпирическое значение t (2,8) находится в зоне значимости.
Таким образом, существуют различия между женщинами, пережившими
насилие, и женщинами, не подвергавшимися насилию, по шкале «невротический
сверхконтроль».
Таблица 2 - Расчет различий между экспериментальной и контрольной
группами по шкале «пессимистичность»
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
№
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
60
66
-4.03
8
16.2409
64
2
77
44
12.97
-14
168.2209
196
3
65
65
0.97
7
0.9409
49
4
45
46
-19.03
-12
362.1409
144
5
56
55
-8.03
-3
64.4809
9
6
66
64
1.97
6
3.8809
36
7
76
64
11.97
6
143.2809
36
8
63
56
-1.03
-2
1.0609
4
9
64
59
-0.030000000000001
1
0.0009
1
10
60
46
-4.03
-12
16.2409
144
11
64
50
-0.030000000000001
-8
0.0009
64
12
60
64
-4.03
6
16.2409
36
13
65
76
0.97
18
0.9409
324
14
69
45
4.97
-13
24.7009
169
15
64
35
-0.030000000000001
-23
0.0009
529
16
64
65
-0.030000000000001
7
0.0009
49
17
68
66
3.97
8
15.7609
64
36
18
75
76
10.97
18
120.3409
324
19
66
57
1.97
-1
3.8809
1
20
60
56
-4.03
-2
16.2409
4
21
64
60
-0.030000000000001
2
0.0009
4
22
67
65
2.97
7
8.8209
49
23
67
70
2.97
12
8.8209
144
24
78
65
13.97
7
195.1609
49
25
45
60
-19.03
2
362.1409
4
Суммы:
1921
1740
0.1
0
1586.967
2916
Среднее:
64.03
58
Результат: tЭмп = 2.7
Полученное эмпирическое значение t (2,7) находится в зоне значимости.
Таким образом, существуют различия между женщинами, пережившими
насилие,
и
женщинами,
не
подвергавшимися
насилию,
по
шкале
«пессимистичность».
Таблица 3 - Расчет различий между экспериментальной и контрольной
группами по шкале «ригидность»
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
№
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
58
58
-4.07
5.97
16.5649
35.6409
2
65
50
2.93
-2.03
8.5849
4.1209
3
67
67
4.93
14.97
24.3049
224.1009
4
59
51
-3.07
-1.03
9.4249
1.0609
5
60
50
-2.07
-2.03
4.2849
4.1209
6
66
48
3.93
-4.03
15.4449
16.2409
7
68
55
5.93
2.97
35.1649
8.8209
8
66
52
3.93
-0.030000000000001
15.4449
0.0009
9
57
44
-5.07
-8.03
25.7049
64.4809
10
58
58
-4.07
5.97
16.5649
35.6409
37
11
78
54
15.93
1.97
253.7649
3.8809
12
56
56
-6.07
3.97
36.8449
15.7609
13
60
52
-2.07
-0.030000000000001
4.2849
0.0009
14
46
46
-16.07
-6.03
258.2449
36.3609
15
58
51
-4.07
-1.03
16.5649
1.0609
16
66
48
3.93
-4.03
15.4449
16.2409
17
60
45
-2.07
-7.03
4.2849
49.4209
18
72
50
9.93
-2.03
98.6049
4.1209
19
67
50
4.93
-2.03
24.3049
4.1209
20
60
52
-2.07
-0.030000000000001
4.2849
0.0009
21
59
59
-3.07
6.97
9.4249
48.5809
22
46
46
-16.07
-6.03
258.2449
36.3609
23
60
55
-2.07
2.97
4.2849
8.8209
24
65
51
2.93
-1.03
8.5849
1.0609
25
65
44
2.93
-8.03
8.5849
64.4809
Суммы:
1862
1561
-0.1
0.1
1355.867
888.967
Среднее:
62.07
52.03
Результат: tЭмп = 6.3
Полученное эмпирическое значение t (6,3) находится в зоне значимости.
Таким образом, существуют различия между женщинами, пережившими
насилие, и женщинами, не подвергавшимися насилию, по шкале «ригидность».
Таблица 4 - Расчет различий между экспериментальной и контрольной
группами по шкале «индивидуалистичность»
№
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
58
56
-7.03
2
49.4209
4
2
47
52
-18.03
-2
325.0809
4
3
67
56
1.97
2
3.8809
4
4
56
47
-9.03
-7
81.5409
49
5
76
55
10.97
1
120.3409
1
6
74
57
8.97
3
80.4609
9
38
7
65
50
-0.030000000000001
-4
0.0009
16
8
85
60
19.97
6
398.8009
36
9
56
50
-9.03
-4
81.5409
16
10
75
52
9.97
-2
99.4009
4
11
76
57
10.97
3
120.3409
9
12
78
48
12.97
-6
168.2209
36
13
77
65
11.97
11
143.2809
121
14
56
64
-9.03
10
81.5409
100
15
67
55
1.97
1
3.8809
1
16
66
56
0.97
2
0.9409
4
17
56
47
-9.03
-7
81.5409
49
18
47
47
-18.03
-7
325.0809
49
19
86
55
20.97
1
439.7409
1
20
54
54
-11.03
0
121.6609
0
21
56
56
-9.03
2
81.5409
4
22
66
44
0.97
-10
0.9409
100
23
57
57
-8.03
3
64.4809
9
24
53
53
-12.03
-1
144.7209
1
25
64
43
-1.03
-11
1.0609
121
Суммы:
1951
1620
0.1
0
3254.967
862
Среднее:
65.03
54
Результат: tЭмп = 5.1 Данное значение попадает в зону значимости.
Таким образом, существуют различия между женщинами, пережившими
насилие,
и
женщинами,
не
подвергавшимися
насилию,
по
шкале
«индивидуалистичность».
На основании полученных данных опишем усредненный личностный профиль
женщин, подвергшихся насилию.
Выявляется
нормативным
мотивационная
критериям
как
направленность
в
социальном
личности на соответствие
окружении,
так
и
сфере
физиологических функций своего организма. Основная проблема – подавление
спонтанности (т.е. непринужденности, непосредственности реакций), сдерживание
39
активной
самореализации,
контроль
над
агрессивностью,
гиперсоциальная
направленность интересов, ориентация на правила, инструкции, инертность в
принятии решений, избегание серьезной ответственности из страха не справиться.
Стиль мышления – инертный, несколько догматический с опорой на
существующие общепринятые точки зрения, лишенный свободы, независимости и
раскованности.
В
межличностных
отношениях
–
высокая
нравственная
требовательность как к себе, так и к другим. Скупость эмоциональных проявлений,
осторожность, осмотрительность.
Противоречивое сочетание сдержанности и раздражительности, что создает
смешанный
тип
реагирования,
свойственный
лицам
с
психосоматической
предиспозицией. При избыточной эмоциональной напряженности затрудненная
дезадаптация проявляется повышенной сосредоточенностью на отклонениях от
нормы как в плане межличностных отношений, так и в сфере самочувствия, где
чрезмерное внимание к функциям собственного организма может перерасти в
ипохондричность.
Кроме того, усредненный профиль выявляет некоторую избирательность в
контактах,
субъективизм,
потребность
в
актуализации
своей
индивидуалистичности. С другой стороны, имеет место устойчивость интересов,
трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт.
Рисунок 2- Распределение женщин, переживших насилие по типам личности
40
На основании изучения личностных особенностей нами были выделены типы
женщин, подвергшихся насилию (см. рисунок 2). На рисунке 2 видно, что
выделены три основных типа личностей женщин, переживших насилие: личность
невротического сверхконтроля, ригидная личность, индивидуалистичная личность.
Первый
тип
отличается
ведущей
в
структуре
личности
шкалы
невротического сверхконтроля. У данного типа выявляется мотивационную
направленность личности на соответствие нормативным критериям как в
социальном окружении, так и в сфере физиологических функций своего организма.
Основная проблема личности данного типа – подавление спонтанности (т. е.
непринужденности,
непосредственности
реакций),
сдерживание
активной
самореализации, контроль над агрессивностью, гиперсоциальная направленность
интересов, ориентация на правила, инструкции, указания, инертность в принятии
решений, сверхответственность, сочетающаяся с тенденцией к избеганию
серьезной ответственности из страха не справиться. В межличностных отношениях
проявляется высокая требовательность как к себе, так и к другим в плане
соответствия
моральным
критериям
социума.
Свойственны
скупость
эмоциональных проявлений, осторожность, осмотрительность. Эмоциональная
сфера
отличается
противоречивым
столкновением
сдержанности
и
раздражительности, что создает смешанный тип реагирования, свойственный
лицам с психосоматической предиспозицией, то есть, со склонностью к
трансформации,
эмоциональной напряженности в болезненные реакции всего
организма или отдельных органов.
Второй выделенный нами тип имеет ведущей в структуре личности шкалу
ригидности, что определяет устойчивость интересов, упорство в отстаивании
собственного
мнения,
стеничность
установок,
активность
позиции,
усиливающуюся при противодействии внешних сил, практичность, трезвость
взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт. До определенного
предела
этот тип производит впечатление лиц, устойчивых к стрессу, что в
значительной
степени
обусловлено
их
гомономностью
(неподвластностью
средовым влияниям) и тугоподвижностью нервных процессов с трудностью
41
переключения из обычного состояния в иное, новое (от покоя к действию). Однако
при этом происходит постепенное накапливание потенциальной активности,
которая позже проявляется взрывом аффекта и агрессивной окраской деятельности.
В межличностных контактах у
выраженное
чувство
женщин данного типа проявляются
соперничества,
соревновательность,
стремление
к
отстаиванию престижной роли в референтной группе. Высокая эмоциональная
захваченность
доминирующей
идеей,
способность
«заражать»
своей
увлеченностью других и выраженная склонность к планомерности действий
являются фундаментом для формирования лидерских черт, особенно при хорошем
интеллекте
и
высоком
профессионализме.
индивидуалистическому типу.
Третья
группа
относится
к
У них выявляется обособленно-созерцательная
личностная позиция, аналитический склад мышления, склонность к раздумьям
превалирует
над
чувствами
и
действенной
активностью.
Наблюдаются
определенная избирательность в контактах, известный субъективизм в оценке
людей и явлений окружающей жизни, независимость взглядов, склонность к
абстракции, т. е. к обобщениям и к информации, отвлеченной от конкретики и
повседневности. Выявляется выраженная потребность в актуализации своей
индивидуалистичности.
Личностям этого круга труднее адаптироваться
к
обыденным формам жизни, прозаическим аспектам быта. У них недостаточно
сформирована реалистическая платформа, базирующаяся на житейском опыте; они
больше ориентируются на свой субъективизм и интуицию. В силу того что они
скорее рациональны, чем эмоциональны, так как больше опираются на свои
суждения, чем на чувства, и, в то же время, оторваны от реальности окружающего
мира, их следует отнести к рациональным ирреалистичным личностям. Данному
типу личности свойственна императивная потребность в свободе субъективного
выбора в принятии решений, в отсутствии временных ограничений.
Далее мы изучили выраженность тревоги по Госпитальной шкале тревоги и
депрессии. Результаты представлены на рисунке 3.
42
Рисунок 4 - Уровни тревоги в группах испытуемых
В экспериментальной группе
у 68% средний, а
32% высокий уровень
тревоги. В группе женщин, переживших насилие ни у кого не выявлен низкий
уровень тревоги.
В контрольной группе у подавляющего большинства (92%) низкий, а у 8%
средний уровень
тревоги. В таблице 5 приведены расчеты различий между
группами по уровню тревоги.
Таблица 5 - Расчет различий между группами по уровню тревоги
№
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
9
6
-0.68
0.76
0.4624
0.5776
2
8
3
-1.68
-2.24
2.8224
5.0176
3
8
6
-1.68
0.76
2.8224
0.5776
4
8
2
-1.68
-3.24
2.8224
10.4976
5
11
8
1.32
2.76
1.7424
7.6176
6
8
7
-1.68
1.76
2.8224
3.0976
7
8
6
-1.68
0.76
2.8224
0.5776
8
8
7
-1.68
1.76
2.8224
3.0976
9
9
5
-0.68
-0.24
0.4624
0.0576
10
8
8
-1.68
2.76
2.8224
7.6176
11
11
7
1.32
1.76
1.7424
3.0976
12
16
7
6.32
1.76
39.9424
3.0976
13
12
4
2.32
-1.24
5.3824
1.5376
43
14
8
6
-1.68
0.76
2.8224
0.5776
15
14
3
4.32
-2.24
18.6624
5.0176
16
13
5
3.32
-0.24
11.0224
0.0576
17
8
2
-1.68
-3.24
2.8224
10.4976
18
8
2
-1.68
-3.24
2.8224
10.4976
19
9
5
-0.68
-0.24
0.4624
0.0576
20
11
4
1.32
-1.24
1.7424
1.5376
21
10
6
0.32
0.76
0.1024
0.5776
22
8
4
-1.68
-1.24
2.8224
1.5376
23
9
6
-0.68
0.76
0.4624
0.5776
24
8
5
-1.68
-0.24
2.8224
0.0576
25
12
7
2.32
1.76
5.3824
3.0976
Суммы:
242
131
0
-0
121.44
80.56
Среднее:
9.68
5.24
tЭмп = 7.7
Таким
образом,
выявлены
статистически
значимые
различия
между
экспериментальной и контрольной группами по уровню тревоги (t Эмп = 7.7, р≤0,01).
Далее мы изучили стрессоустойчивость в группах испытуемых.
Рисунок 5 - Уровни стрессоустойчивости в группах испытуемых
44
Таким образом, в экспериментальной группе п у 56% выявлен средний, а у 44%
низкий уровень стрессоустойчивости. В контрольной группе у большинства (56%)
высокий уровень стрессоустойчивости, у 36 % средний, и только у 8% низкий
уровень стрессоустойчивости.
В таблице
6 приведены расчеты различий между группами по уровню
стрессоустойчивости.
Таблица 6 - Расчет различий между группами по уровню стрессоустойчивости
№
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
320
151
-13.4
-45.2
179.56
2043.04
2
249
225
-84.4
28.8
7123.36
829.44
3
350
154
16.6
-42.2
275.56
1780.84
4
464
254
130.6
57.8
17056.36
3340.84
5
220
150
-113.4
-46.2
12859.56
2134.44
6
318
225
-15.4
28.8
237.16
829.44
7
450
237
116.6
40.8
13595.56
1664.64
8
265
152
-68.4
-44.2
4678.56
1953.64
9
312
158
-21.4
-38.2
457.96
1459.24
10
350
153
16.6
-43.2
275.56
1866.24
11
343
155
9.6
-41.2
92.16
1697.44
12
352
154
18.6
-42.2
345.96
1780.84
13
247
159
-86.4
-37.2
7464.96
1383.84
14
362
204
28.6
7.8
817.96
60.84
15
288
153
-45.4
-43.2
2061.16
1866.24
16
335
264
1.6
67.8
2.56
4596.84
17
298
310
-35.4
113.8
1253.16
12950.44
18
353
151
19.6
-45.2
384.16
2043.04
19
375
266
41.6
69.8
1730.56
4872.04
20
289
150
-44.4
-46.2
1971.36
2134.44
21
420
225
86.6
28.8
7499.56
829.44
22
350
150
16.6
-46.2
275.56
2134.44
23
342
241
8.6
44.8
73.96
2007.04
45
24
319
152
-14.4
-44.2
207.36
1953.64
25
364
312
30.6
115.8
936.36
13409.64
Суммы:
8335
4905
0
0
81856
71622
Среднее:
333.4
196.2
tЭмп = 8.6
Таким
образом,
выявлены
статистически
значимые
различия
между
экспериментальной и контрольной группами по уровню тревоги (t Эмп = 8.6, р≤0,01).
Далее нас интересовали варианты
насилию,
в
ситуации
фрустрации.
поведения женщин, подвергшихся
Результаты
изучения
направленности
фрустрационных реакций представлены на рисунке 6.
Рисунок 6 - Направления фрустрационных реакций в группах испытуемых
Данные рисунка 6 говорят о том, что в контрольной группе большинство
демонстрируют
группе
тип реакции М - импунитивные (44%).
В экспериментальной
всего 20%, предпочитающих в конфликтных ситуациях импунитивную
реакцию. Люди с таким типом реакции не уделяют достаточного внимания
происходящему, проявляют излишнюю беспечность, долго не замечают возникших
осложнений, не хотят думать о них, недооценивают серьезность
46
возможных
неприятностей, надеются, что все еще образуется, вовремя не реагируют, долго
ничего не предпринимают и поздно спохватываются. В результате ситуация может
развиваться так, что потребуются значительные усилия для ее последующего
исправления.
52% женщин экспериментальной 32% контрольной групп во фрустрирующих
ситуациях используют интропунитивный тип реакции (I). Эти женщины адекватно
оценивают собственную роль в том, что случилось, не теряют самокритичность в
стрессовых ситуациях, делают необходимые выводы на будущее. Им может
казаться, что
все произошло случайно, однако
они понимают, что многих
неприятных вещей можно избежать, если быть более внимательным, собранным и
менее беспечным. При столкновении с неприятностями они стараются понять, где
действовали неправильно, при этом стремятся выделить те аспекты ситуации,
которые никак не зависят от его действий.
У 24% экспериментальной группы и 28% контрольной группы преобладает
экстрапунитивный тип реакции (Е). В стрессовых стиуациях эти женщины открыто
проявляют недовольство, озабоченность, гнев, вовлекают в свои переживания
окружающих людей.
Далее мы изучили, существуют ли статистически значимые различия между
группами женщин по
направленности реакций во фрустрирующих ситуациях с
помощью критерия различий Стьюдента.
Таблица 7 - Расчет различий между группами по экстрапунитивной (Е)
реакции в ситуации фрустрации
№
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
39
41
-2.04
-4.44
4.1616
19.7136
2
57
39
15.96
-6.44
254.7216
41.4736
3
43
55
1.96
9.56
3.8416
91.3936
4
61
55
19.96
9.56
398.4016
91.3936
5
27
38
-14.04
-7.44
197.1216
55.3536
47
6
40
53
-1.04
7.56
1.0816
57.1536
7
51
44
9.96
-1.44
99.2016
2.0736
8
34
53
-7.04
7.56
49.5616
57.1536
9
46
25
4.96
-20.44
24.6016
417.7936
10
28
47
-13.04
1.56
170.0416
2.4336
11
38
38
-3.04
-7.44
9.2416
55.3536
12
51
45
9.96
-0.44
99.2016
0.1936
13
22
54
-19.04
8.56
362.5216
73.2736
14
32
39
-9.04
-6.44
81.7216
41.4736
15
48
46
6.96
0.56
48.4416
0.3136
16
31
46
-10.04
0.56
100.8016
0.3136
17
53
42
11.96
-3.44
143.0416
11.8336
18
57
46
15.96
0.56
254.7216
0.3136
19
52
52
10.96
6.56
120.1216
43.0336
20
8
42
-33.04
-3.44
1091.6416
11.8336
21
58
54
16.96
8.56
287.6416
73.2736
22
47
34
5.96
-11.44
35.5216
130.8736
23
31
57
-10.04
11.56
100.8016
133.6336
24
47
47
5.96
1.56
35.5216
2.4336
25
25
44
-16.04
-1.44
257.2816
2.0736
Суммы:
1026
1136
0
0
4230.96
1416.16
Среднее: 41.04
45.44
tЭмп = 1.4
t эмпирическое < t критического, следовательно не выявлено
статистически значимых различий между группами женщин по фактору Е
– экстрапунитивные реакции.
Таблица 8 - Расчет различий между группами по интрапунитивной
(I) реакции в ситуации фрустрации
№
1
Выборки
Отклонения от среднего
Квадраты отклонений
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
31
28
5.8
-2.04
33.64
4.1616
48
2
16
33
-9.2
2.96
84.64
8.7616
3
24
23
-1.2
-7.04
1.44
49.5616
4
21
19
-4.2
-11.04
17.64
121.8816
5
30
41
4.8
10.96
23.04
120.1216
6
14
18
-11.2
-12.04
125.44
144.9616
7
21
33
-4.2
2.96
17.64
8.7616
8
33
25
7.8
-5.04
60.84
25.4016
9
10
44
-15.2
13.96
231.04
194.8816
10
41
31
15.8
0.96
249.64
0.9216
11
24
41
-1.2
10.96
1.44
120.1216
12
20
25
-5.2
-5.04
27.04
25.4016
13
21
21
-4.2
-9.04
17.64
81.7216
14
40
35
14.8
4.96
219.04
24.6016
15
22
31
-3.2
0.96
10.24
0.9216
16
25
24
-0.2
-6.04
0.04
36.4816
17
25
33
-0.2
2.96
0.04
8.7616
18
14
32
-11.2
1.96
125.44
3.8416
19
22
25
-3.2
-5.04
10.24
25.4016
20
44
33
18.8
2.96
353.44
8.7616
21
14
25
-11.2
-5.04
125.44
25.4016
22
24
41
-1.2
10.96
1.44
120.1216
23
40
26
14.8
-4.04
219.04
16.3216
24
23
31
-2.2
0.96
4.84
0.9216
25
31
33
5.8
2.96
33.64
8.7616
Суммы:
630
751
0
0
1994
1186.96
Среднее:
25.2
30.04
tЭмп = 2.1
t эмпирическое > t критического, следовательно существуют статистически
значимые различия между группами по фактору I – интрапунитивные реакции.
Таблица 7 - Расчет различий между группами по импунитивной (М) реакции в
ситуации фрустрации
№
Выборки
Отклонения от среднего
49
Квадраты отклонений
В.1
В.2
В.1
В.2
В.1
В.2
1
31
31
-4
6.56
16
43.0336
2
27
28
-8
3.56
64
12.6736
3
33
22
-2
-2.44
4
5.9536
4
28
26
-7
1.56
49
2.4336
5
43
21
8
-3.44
64
11.8336
6
46
29
11
4.56
121
20.7936
7
28
23
-7
-1.44
49
2.0736
8
33
22
-2
-2.44
4
5.9536
9
44
31
9
6.56
81
43.0336
10
31
22
-4
-2.44
16
5.9536
11
38
21
3
-3.44
9
11.8336
12
29
30
-6
5.56
36
30.9136
13
57
25
22
0.56
484
0.3136
14
28
26
-7
1.56
49
2.4336
15
30
23
-5
-1.44
25
2.0736
16
44
21
9
-3.44
81
11.8336
17
22
25
-13
0.56
169
0.3136
18
29
22
-6
-2.44
36
5.9536
19
26
26
-9
1.56
81
2.4336
20
48
25
13
0.56
169
0.3136
21
28
21
-7
-3.44
49
11.8336
22
49
25
14
0.56
196
0.3136
23
29
21
-6
-3.44
36
11.8336
24
30
22
-5
-2.44
25
5.9536
25
44
23
9
-1.44
81
2.0736
Суммы:
875
611
0
-0
1994
254.16
Среднее: 35
24.44
tЭмп = 5.5
t эмпирическое > t критического, следовательно существуют статистически
значимые различия между группами по фактору М – импунитивные реакции.
50
Таким образом, женщины, которые подвергались насилию, значимо чаще
женщин, которые насилию не подвергались, в ситуации фрустрации проявляют
интрапунитивные реакции (tЭмп = 2.1, р≤0,05).
Далее нас интересовали варианты фрустрационного поведения у женщин,
подвергшихся насилию.
Результаты изучения типов фрустрационных реакций
представлены на рисунке 7.
Рисунок 7 - Типы фрустрационного поведения в группах испытуемых
На рисунке 7 видно, что у большинства женщин, переживших насилие,
преобладают реакции ED – эго-защитные (52%). У этих женщин повышена
чувствительность, впечатлительность, у них слабое «Я», требующее защиты. Общая
стрессоустойчивость является низкой. Кроме того, в данной группе выражена OD
– препятственно-доминантная реакция (32%). Женщины с данным типом реакции
«застревают» в ситуации и ничего не предпринимают для того, чтобы как-то
повлиять на происходящие события.
В контрольной группе преобладающей реакцией является NP – потребностно
настойчивая. То есть, в стрессовых ситуациях эти женщины стараются вести себя
конструктивно, ищут рациональные решения возникших проблем, пытаются
воздействовать на события и направить их в более приемлемое русло, стремятся
51
внести определенные коррективы в происходящее, достичь необходимых
компромиссов, изменить ситуацию к лучшему.
Таким образом, проведенное исследование показало, в профиле личности
женщин, подвергавшихся насилию ведущими являются невротический
сверхконтроль, индивидуалистичность, пессимистичность и ригидность. Выявляется
мотивационная направленность личности на соответствие нормативным критериям
как в социальном окружении, так и сфере физиологических функций своего
организма. Основная проблема – подавление спонтанности (т.е. непринужденности,
непосредственности реакций), сдерживание активной самореализации, контроль над
агрессивностью, гиперсоциальная направленность интересов, ориентация на
правила, инструкции, инертность в принятии решений, избегание серьезной
ответственности из страха не справиться.
Стиль мышления – инертный, несколько догматический с опорой на
существующие общепринятые точки зрения, лишенный свободы, независимости и
раскованности. В межличностных отношениях – высокая нравственная
требовательность как к себе, так и к другим. Скупость эмоциональных проявлений,
осторожность, осмотрительность.
Противоречивое сочетание сдержанности и раздражительности, что создает
смешанный тип реагирования, свойственный лицам с психосоматической
предиспозицией. При избыточной эмоциональной напряженности затрудненная
дезадаптация проявляется повышенной сосредоточенностью на отклонениях от
нормы как в плане межличностных отношений, так и в сфере самочувствия, где
чрезмерное внимание к функциям собственного организма может перерасти в
ипохондричность. Кроме того, усредненный профиль выявляет некоторую
избирательность в контактах, субъективизм, потребность в актуализации своей
индивидуалистичности. С другой стороны, имеет место устойчивость интересов,
трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт. У женщин,
перенесших насилие, выявлен высокий уровень тревоги, низкий
уровеньстрессоустойчивости и самообвиняющие реакции в ситуации фрустрации.
52
2.3 Рекомендации по преодолению негативных личностных изменений у
жертв насилия
В настоящее время помощь жертвам семейного насилия осуществляют как
специализированные учреждения: кризисные центры для женщин, приюты для
жертв насилия, – так и территориальные учреждения социального обслуживания:
телефоны доверия, центры психолого-педагогической помощи населению, центры
социальной помощи семье и детям, консультирующие своих клиентов по всем
жизненным проблемам и оказывающие психотерапевтическую поддержку.
Помощь пострадавшим от насилия имеет свою специфику в зависимости от
того, кто ее оказывает (психолог, специалист по социальной работе, психотерапевт),
кому ее оказывают (жертвам семейного, сексуального или просто физического
насилия), в какой форме (консультативной, психотерапевтической, социальной
поддержки) будет она осуществляться.
Все формы, методы и техники работы специалиста строятся так, чтобы дать
жертве насилия (женщине или любому другому клиенту психолога-консультанта и
пациенту психотерапевта) возможность понять, что никто не старается
преуменьшать значения ее трудностей и проблем, но именно в них, этих трудностях
и проблемах, можно и нужно искать и находить средства для улучшения своего
положения. Тем самым клиента побуждают к поиску собственных ресурсов
изменения, в качестве которых выступает как его прошлое, так и будущее, как
воспоминания, так и воображение, помогающие искать ответы на проблемы в
личном опыте.
Приведем следующие рекомендации для консультантов:
 Дайте жертве насилия возможность рассказать свою историю: пусть она знает,
что вы верите ей и хотите выслушать ее.
 Помогите ей осознать свои чувства: поддержите ее право на гнев, не
отрицайте ни одно из ее чувств.
 Будьте внимательны к различиям между женщинами разных национальностей,
53
культур и классов: хотя между всеми женщинами есть сходство, ни одна из
них не является стереотипом, у каждой свой жизненный опыт.
 Уважайте культурные ценности и верования, оказывающие влияние на ее
поведение: не забывайте, что эти представления в прошлом могли быть для
нее источником спокойствия и уверенности, потому не следует принижать их
значения.
 Помните про различия между сельской и городской женщиной, в частности
помните о физической изоляции и особых культурных ценностях первой.
 Знайте, что ее не нужно спасать: просто помогите ей оценить собственные
ресурсы и систему поддержки.
 Помните, что она находится в состоянии кризиса, который снижает
эффективность ее собственных защитных реакций, помогающих справляться с
проблемами. Помогите ей вновь обрести силу и эмоциональное равновесие – и
тогда она сама будет принимать решения.
Большое значение придается также чувствам и реакциям консультанта. В связи
с этим консультанту даются следующие рекомендации.
 Осознайте ваши собственные установки, переживания и реакции в ответ на
насилие: вспомните, какую роль насилие играло в вашей жизни.
 Отдавайте себе отчет в том, что время работы при первичном обращении
ограничено: будьте хорошо осведомлены о работе и наличии полицейских
участков и прочих служб и определите ее проблему в терминах реальности –
помните, вы лишь помогаете ей определить проблему, но не решить ее.
 Не стоит удовлетворять свою собственную потребность быть экспертом:
наверное, ей уже не раз говорили, что надо делать – ей нужен человек,
который внимательно отнесется к ней, советов она получила уже достаточно.
 Осознавайте свои культурные ценности, верования и предубеждения, когда
консультируете женщину другой культуры, национальности или класса. Не
забывайте, что у нее тоже могут быть предубеждения относительно вас.
 Не ставьте диагнозы. Работайте над решением конкретной проблемы и
оказывайте эмоциональную поддержку, но откажитесь от субъективной
54
интерпретации поведения.
 Не выражайте разочарования, если женщина решает вернуться к прежним
патологическим взаимоотношениям: будьте откровенны и поделитесь с ней
своими опасениями, но дайте ей знать, чю она всегда сможет обратиться к вам
и может рассчитывав на вашу заботу.
 Помните, что, возможно, вы первый человек в ее жизни, который проявил
уважение и оказал поддержку именно в гот момент, когда она больше всего в
этом нуждалась.
Выделяют следующие стадии терапии в работе с последствиями насилия:
1. Решение вылечиться. Либо симптомы настолько сильны, что невозможно
дальше терпеть, либо человек сознательно решает, что нужно что-то менять, и
обращается за помощью. Задача психолога на этой стадии – создание
безопасного
пространства,
оценка
состояния
здоровья
клиента:
психологического и соматического. На это может уйти несколько недель или
месяцев.
2. Стадия кризиса. Человек встречается с сильными чувствами, с болью. Эта
стадия очень трудна для клиента, здесь важно, чтобы он мог позаботиться о
себе. От психолога потребуется очень мощная поддержка. Можно сделать
встречи более частыми. Полезно выяснить потенциальный риск самоубийства,
проговорить эту тему. Важно, чтобы клиент осознал, что эта стадия не будет
продолжаться вечно. «Истина освободит вас, но сначала сделает совершенно
несчастным».
3. Вспоминание. Если создано доверие к психологу, последует рассказ о том, что
произошло. Очень важно, чтобы клиент вспомнил столько, сколько он может
выдержать.
4. Вера. Эта стадия важна, если человек сомневается в точности воспоминания:
Для клиента очень важно поверить себе и своим воспоминаниям. «Если
предположить, что вы это придумали, то зачем? Зачем вам тратить на это
время, деньги?»
5. Преодоление молчания. Рассказ подробностей произошедшего. Это, как
55
правило, сопровождается чувствами стыда и страхом напугать слушающего,
также возможен страх перед повторением насилия. Можно сказать клиенту:
«Чем больше вы рассказываете о пережитом, тем меньше энергии там
остается, становится легче». Если человек решился рассказать об этом
психологу, то потом он может решиться рассказать об этом еще кому-нибудь:
другу или подруге. Тогда исчезает внутренняя изоляция.
6. Снятие с себя вины за случившееся. Человек может винить себя в том, что не
смог себя защитить, или в том, что в момент насилия получал удовольствие.
Нельзя разубеждать жертву, что она совсем не виновата – она этому не
поверит. Не надо пытаться разрушить веру клиента в свою вину. Важно
помочь клиенту снять с себя ответственность за случившееся.
7. Поддержка «внутреннего ребенка». Внутри каждого взрослого человека есть
ребенок радующийся и ребенок страдающий. Многие люди, пережившие
насилие в детстве, не умеют радоваться жизни. На этой стадии необходимо
установить контакт с «раненым ребенком внутри себя», используя рисунки,
движения (в группе) и т.п.
8. Возвращение доверия к себе. Повышение самооценки. Здесь происходит
определение личных границ клиента, которые были нарушены насилием, а
теперь вновь могут вернуться под контроль клиента.
9. Оплакивание потери. То есть прощание с тем, что было утрачено в момент
насилия.
10.Гнев. На стадии оплакивания обычно наружу выходит и злость, долгое время
сдерживаемая внутри.
11.Раскрытие и конфронтация. Насильник – это человек, живущий поблизости.
Важно выразить ему свой гнев. Можно написать письмо, можно разыграть это
в психодраме.
12.Прощение. Имеется в виду прощение себя. Прощать насильника не нужно, т.к.
это может быть еще одной жертвой, которую принесет ему пострадавшая.
Смысл прощения в том, чтобы отпустить насильника от себя.
13. Обретение духовности. Возвращение представления о том, что мир добр и
56
хорош.
Исчезает
ощущение
отде-ленности
от
мира,
неспособности
чувствовать красоту. Возвращается связь между Я и телом. Возрождается
доверие к людям.
14.Разрешение травмы и движение дальше. Это момент, когда люди чувствуют,
что им удалось включиться в жизнь. Постепенно надо говорить о том, что
терапия заканчивается. Наступает время проститься с клиентом.
Кризис может послужить толчком к изменению. Однако ожидания
консультанта должны быть реалистичными и честными – и ни в коем случае нельзя
их навязывать женщине. Вы можете помочь ей выразить чувства и прийти к
пониманию себя. Во время кризиса возникает много разных чувств. Если не
произошло отреагирования, эти чувства не позволяют женщине справиться с
ситуацией. После отреагирования они ведут к самоосознанию и личностному росту.
Самые общие задачи, которые должна решить женщина – жертва насилия,
чтобы преодолеть травмирующую ситуацию, выглядят следующим образом:
1. Формирование отношения к себе:
 признание своей уникальности;
 принятие себя такой, какая есть;
 обретение любви к себе.
2. Формирование отношения к другим:
 признание уникальности любого другого;
 развитие в себе качеств, помогающих понять мнение, точку зрения, поведение
другого.
3. Исследовательская позиция по отношению к себе:
 изучение своих предпочтений, реакций, состояний в обстоятельствах;
 исследование своего характера, особенностей его проявления в различных
сферах деятельности (работа, семья, досуг и т.п.); самокоррекция характера;
 внимание к работе своего тела;
 анализ своих ценностей и жизненных смыслов.
4. Осознание необходимости восстановления (самореабилитация):
 поиск собственного алгоритма достижения равновесия: знакомство с
57
различными, в том числе традиционными, способами восстановления; выбор
способов, приемлемых и адекватных;
 понимание того, что восстановление себя за счет другого – путь тупиковый и
непродуктивный, влекущий за собой такие проявления, как раздражение,
агрессия, «поиск виноватого», «уход в болезнь», «синдром несчастного» и др.;
это, как правило, стихийные неосознанные пути восстановления, которые не
способствуют улучшению отношений с окружающими.
5. Взгляды, которые помогают достичь психического равновесия:
 все проблемы во мне самой;
 все зависит от моего отношения к происходящему;
 внутреннее равновесие проистекает не из желания изменить других, а от
принятия их такими, какие они есть;
 все, что мы можем изменить, – это наше восприятие мира, восприятие
окружающих, восприятие самого себя;
 важно перестать тревожиться и научиться жить сейчас;
 научитесь прощать – это позволит избавиться от многих проблем;
 необходимо избавиться от страха и предпочесть любовь страху – тогда можно
изменить природу наших отношений с другими людьми.
На восстановление у жертвы насилия контроля над своим поведением может
уйти длительное время: недели, месяцы, а иногда и годы. В этих случаях необходим
переход от консультативной тактики к психотерапевтической.
Предложенные рекомендации будут способствовать эффективной работе
психолога с женщинами, перенесшими насилие.
58
Заключение
Целью данной работы было изучить личностные изменения жертв терроризма
и насилия.
В теоретической части исследования было проанализировано понятие
терроризма и насилия, охарактеризованы особенности личности жертв насилия.
Насилие - применение силы либо разного рода угроз по отношению к
определенным социальным субъектам или их собственности с целью запугивания и
принуждения к определенным действиям. Выделяют следующие виды насилия:
физическое, сексуальное, психологическое (эмоциональное) и экономическое
насилия. Любой вид насилия приводит к ущербу для личности – физическому,
сексуальному, психологическому, экономическому.
Серьезные личностные изменения происходят у жертв семейного насилия, в
частности, у женщин, переживших насилие в семье. Домашнее насилие влечет за
собой изменение личностной сферы женщины-жертвы, это: замкнутость – состояние
отверженности, огражденности от других людей, нежелание вступать с ними в
контакт,
избегание
неопределенного,
общения;
смутного
высокий
уровень
беспокойства,
тревожности
ночные
кошмары.
состояние
А
так
же
эмоциональной сферы: депрессия – настроение, характеризуемое ярким и
интенсивным ощущением неадекватности, чувством отчаяния, уменьшением
активности,
пессимизмом,
печалью;
страхи
–
эмоциональное
состояние,
возникающее в присутствии или предвосхищении опасного объекта (партнера,
темноты, мужчин, нестандартных ситуаций и др.). Страх обычно характеризуется
внутренним переживанием очень сильного возбуждения, желанием бежать или
нападать.
Психологическое насилие влечет за собой разрушение личности женщины; ее
социальную
дезадаптацию
(неприспособленность);
длительную
депрессию;
одиночество; суицидальные попытки; насилие над детьми и престарелыми
родственниками и т.д. Знание психологического состояния жертв терроризма и
59
насилия, а также этапов восстановительного периода, необходимо для нахождения
оптимального пути оказания необходимой помощи жертвам терроризма и насилия.
В практической части исследования проверялась гипотеза о том, что
личностными изменениями у жертв насилия являются: высокий уровень тревоги,
низкий уровень стрессоустойчивости,
повышенное чувство вины, снижение
адаптивных возможностей.
Проведенное исследование показало,
что в профиле личности
женщин,
подвергавшихся насилию ведущими являются невротический сверхконтроль,
индивидуалистичность,
пессимистичность
и
ригидность.
Выявляется
мотивационная направленность личности на соответствие нормативным критериям
как в социальном окружении, так и сфере физиологических функций своего
организма. Основная проблема – подавление спонтанности (т.е. непринужденности,
непосредственности реакций), сдерживание активной самореализации, контроль над
агрессивностью, гиперсоциальная направленность интересов, ориентация на
правила, инструкции, инертность в принятии решений, избегание серьезной
ответственности из страха не справиться.
Стиль мышления – инертный, несколько догматический с опорой на
существующие общепринятые точки зрения, лишенный свободы, независимости и
раскованности.
В
межличностных
отношениях
–
высокая
нравственная
требовательность как к себе, так и к другим. Скупость эмоциональных проявлений,
осторожность, осмотрительность.
Противоречивое сочетание сдержанности и раздражительности, что создает
смешанный
тип
реагирования,
свойственный
лицам
с
психосоматической
предиспозицией. При избыточной эмоциональной напряженности затрудненная
дезадаптация проявляется повышенной сосредоточенностью на отклонениях от
нормы как в плане межличностных отношений, так и в сфере самочувствия, где
чрезмерное внимание к функциям собственного организма может перерасти в
ипохондричность.
Кроме того, усредненный профиль выявляет некоторую
избирательность в контактах,
субъективизм, потребность в актуализации своей
индивидуалистичности. С другой стороны, имеет место устойчивость интересов,
60
трезвость взглядов на жизнь, стремление к опоре на собственный опыт. У женщин,
перенесших
насилие, выявлен
высокий
уровень тревоги, низкий
уровень
стрессоустойчивости и самообвиняющие реакции в ситуации фрустрации.
На
основании
по
результатов
исследования,
были
разработаны
рекомендации
преодолению негативных личностных изменений у жертв насилия.
В заключении следует отметить, что
поставленные задачи решены, цель
достигнута, выдвинутая гипотеза подтвердилась.
61
Глоссарий
№
Понятие
Определение
Адаптация
приспособление
п/п
1
и
психическое,
и
телесное
к
неудобствам своего положения
2
3
Высокий
уровень
состояние неопределенного, смутного беспокойства,
тревожности
ночные кошмары
Депрессия
настроение, характеризуемое ярким и интенсивным
ощущением
неадекватности,
чувством
отчаяния,
уменьшением активности, пессимизмом, печалью
4
Замкнутость
состояние отверженности, огражденности от других
людей, нежелание вступать с ними в контакт,
избегание общения
5
Внутренняя
эмоциональное состояние, в основе которого лежат
агрессивность
гнев и раздражение, возникающие как реакция на
фрустрацию,
на
переживание
непреодолимости
неожиданных барьеров или недоступность чего то
желанного
6
Паника
особое эмоциональное состояние, возникающее как
следствие либо дефицита информации о какой-то
путающей или непонятной ситуации, либо ее избытка
и
проявляющееся
в
стихийных
импульсивных
действиях.
обозначает применение силы либо разного рода угроз
7
Насилие
по
отношению
к
определенным
социальным
субъектам или их собственности с целью запугивания
и принуждения к определенным действиям
62
8
Пренебрежение
отсутствие должного обеспечения основных нужд и
интересами и нуждами потребностей
ребенка
ребенка
в
пище,
одежде,
жилье,
воспитании, образовании, медицинской помощи со
стороны родителей или лиц, их заменяющих, в силу
объективных причин (бедность, психические болезни,
неопытность) и без таковых.
9
Психологическое
постоянное
или
периодическое
словесное
насилие
оскорбление ребенка, угрозы со стороны родителей,
опекунов, учителей, воспитателей, унижение его
человеческого достоинства, обвинение его в том, в
чем он не виноват, демонстрация нелюбви, неприязни
к ребенку.
10
Психологическое
угрозы, грубость, издевательства, оскорбление словом
(эмоциональное)
и
насилие
отрицательную эмоциональную реакцию и душевную
любое
другое
поведение,
вызывающее
боль
11
Страхи
эмоциональное
состояние,
возникающее
в
присутствии или предвосхищении опасного объекта
(партнера, темноты, мужчин, нестандартных ситуаций
и др.
12
Стихийная агрессия
Массовые враждебные действия, направленные на
нанесение
страдания,
физического
или
психологического вреда или ущерба, либо даже на
уничтожение других людей или общностей
13
Сексуальное насилие
вид домогательства, выражаемый в форме как
навязанных
сексуальных
прикосновений,
сексуального унижения, так и принуждения к сексу и
совершения
сексуальных
действий
(вплоть
изнасилования и инцеста) против воли жертвы.
63
до
14
Терроризм
устрашение людей осуществляемым насилием
15
Террористический акт
средство,
метод,
использование
которого
ведет
реальные или потенциальные жертвы к состоянию
ужаса.
16
Террор
ужас,
то
возникновения
есть
эмоциональное
которого
добиваются
состояние,
террористы,
осуществляя те или иные специальные действия –
террористические акты.
17
Физическое насилие
это толчки, пощечины, удары кулаком, ногой,
использование тяжелых предметов, оружия и другие
внешние воздействия, которые приводят к болевым
ощущениям и травмам.
64
Список использованных источников
1
Авдеева Т.Г. Психологическая помощь детям-жертвам семейного
насилия // Семейная психология и семейная терапия. - 2009. - № 1. С. 56-74.
2
Алексеева Л. С. Проблемы жестокого обращения с детьми //
Педагогика. - 2010. - № 5. - С. 43-52.
3
Алексеева
Л.С.
Психологическая
помощь
пострадавшим
от
семейного насилия: Научно-методическое пособие / – М.: ГосНИИ
семьи и воспитания, 2009.-298с.
4
Асанова Н.К. Руководство по предотвращению насилия над детьми.
М.: Владос, 2010.-177с.
5
Базырова Б. А.Насилие в семье и его влияние на рост беспризорности
несовершеннолетних // Современное право. - 2009. - № 9. - С. 59-61.
6
Белогривцева М. В. Семья без насилия // Социальная работа. – 2010.
- № 4. - С. 50-51.
7
Бессчетнова О. Проблемы жестокого обращения с детьми в
современной российской семье // Социальная и демографическая
политика. - 2011. - № 6. - С. 25-29.
8
Бондаренко Н. Насилие над детьми - следствие бездействия властей //
Человек и закон. - 2009. - № 5. - С. 44-47.
10
Васильчикова Л. А. Об опыте работы центра социальной помощи
семье и детям по профилактике семейного неблагополучия,
жестокости и насилия по отношению к детям// Социальное
обслуживание. - 2011. - № 1. - С. 70-73.
11
Гордеева М. В.
Россия - без жестокости // Социальная работа. -
2010. - № 5. - С. 8-11.
12
Горшкова И.Д., Шурыгина И.И.. Насилие над женами в современных
российских семьях. - М.: МАКС-Пресс, 2003. - С. 14.
65
13
Декларация об искоренении
насилия
в отношении женщин,
утвержденная резолюцией 48/104 Генеральной Ассамблеи от 20
декабря
1993
года
//
http://www.un.org/russian/documen/declarat/woman.htm
14
Дементьева И. Жестокое обращение в семье: последствия для
личностного развития // Социальная педагогика. - 2010. - № 2. - С. 2331.
15
Домашнее насилие: Масштабы, характер, представления общества:
Материалы конференции, состоявшейся 15–16 мая 2003 г. в МГУ им.
М.В. Ломоносова и Горбачев-Фонде. – М.: МАКС Пресс, 2003.-С.23
16
Ениколопов, С.Н.
Психологические последствия терроризма / С. Н.
Ениколопов, А. А. Мкртычан // Вопросы психологии. - 2008.-№3. С.71-80.
17
Зиновьева Н.О., Михайлова Н.Ф. Психология и психотерапия
насилия. Ребенок в кризисной ситуации. СПб.: Речь, 2009.-243с.
18
Зинченко, Ю.П.
Психологический портрет терроризма: истоки
терроризма как социальной формы идентичности / Ю. П. Зинченко//
Вестник Московского университета.Сер.14.Психология. - 2008.-№4. С.3-8.
19
Ильинский И. М. О терроре и терроризме. М.:МГСА, 2001. 76 с.
20
Китаев-Смык Л.А. Психология стресса. — М., 1983. – 294с.
21
Ланцов С.А. Террор и террористы: Словарь. – СПб.:Изд-во С.Петерб. Ун-та, 2004. 187 с.
22
Лысова А.В. Физическое насилие над женами в российских семьях //
Социологические исследования. -2008. - № 9. - С. 123.
23
Малиновский
И.Н.
Программа
социально-педагогической
и
коррекционно-реабилитационной работы с детьми, оказавшимися в
экстремальной жизненной ситуации //Социально-педагогическая
работа, 2009 - № 2 - С.50-56
66
24
Малкина-Пых И. Г. Экстремальные ситуации. - М.: Изд-во Эксмо,
2008. – 960 с.
25
Масланцева Н.Ю. Насилие как социальная проблема //Социальная
работа на Урале: исторический опыт и современность: Межвуз. сб.
науч. тр. - Екатеринбург: Изд-во Рос. гос. проф.-пед. ун-та, 2011. Вып. 2. - 214 с.
26
Меновщиков В.Ю. Введение в психологическое консультирование.
М., 1999. – 294с.
27
Насилие в семье: особенности психологической реабилитации:
учебное пособие для вузов: рек. УМО вузов РФ / под ред. Н. М.
Платоновой, Ю. П. Платонова. - Санкт-Петербург : Речь, 2004. - 154
с.
28
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80
000 слов и фразеологических выражений. — 4-е изд., М.: Высшая
школа, 1993. — 944 с.
29
Ольшанский Д. В. Психология терроризма. — СПб.: Питер, 2002. —
288 с.
30
Ольшанский Д.В. Политическая психология. – СПб.: Питер, 2002. –
576 с.
31
Орлов А. Б. Психологическое насилие в семье – определение,
аспекты, основные направления оказания психологической помощи //
Психолог в детском саду. 2010, № 2-3.-С.11
32
Проблемы насилия над детьми и пути их преодоления / под ред. Е. Н.
Волковой. - Санкт-Петербург: Питер, 2009. - 240 с.
33
Пуховский В. Н. Психотравматические последствия чрезвычайных
ситуаций. - М.: Академический проект, 2000. - С. 73.
34
Пуховский В.Н. Жертвы терроризма М.,2000 – 302с.
35
Сафонова Т.Я., Цымбал Е.И. Социальные корни жесткого обращения
в семьях // Актуальные проблемы современного детства. М., 2005. С.
67
84-88.
36
Струсевич С. Н. Арт-терапевтические технологии в работе с детьми,
пережившими
семейное
насилие
//
Отечественный
журнал
социальной работы. - 2010. - № 3. - С. 78-82.
37
Требин М.П. Терроризм в XXI веке. – Мн.: Чарвест, 2003. – 816 с.
38
Трунов И.Л., Трунова Л.К., Компенсация вреда жертвам терроризма.
– М.: Мир, 2004. – 112 с.
39
Федулова А.В. Семья: между насилием и толерантностью. Екатеринбург: Уральский ун-т, 2010. - 390 с.
40
Фурманов И. А.
Эндогенные и экзогенные факторы эстафеты
агрессии и насилия в семье// Семейная психология и семейная
терапия. - 2009. - № 1. - С. 56-64.
41
Хасина А. Женщины, домашнее насилие, стресс. // Насилие и
социальные изменения. – №2. – 2000. С. 14.
42
Хорошенкова А. В. Насилие в семье как социально-психологическая
проблема // Семейная психология и семейная терапия. - 2009. - № 4. С. 73-90
68
Приложения
А
Б
В
69
Скачать