Загрузил Софья Коршунова

Курсовая Коршунова

Реклама
ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
(СПбГУ)
Филологический факультет
Кафедра истории зарубежных литератур
КУРСОВАЯ РАБОТА
на тему:
Идеология «поколения 1898 года» в сборнике А. Мачадо «Поля Кастилии»
Выполнила студентка II курса
группы 18.Б09-фл
Коршунова Софья Романовна
Научный руководитель:
к.ф.н., доцент Миролюбова Анастасия Юрьевна
Санкт-Петербург
2019
1
Содержание
Введение ................................................................................................................................. 3
Глава I...................................................................................................................................... 4
Глава II .................................................................................................................................... 8
Глава III ................................................................................................................................. 17
Заключение ........................................................................................................................... 23
Библиографический список использованной литературы ............................................... 24
2
Введение
«Поколение 1898 года» — название, традиционно используемое для группы испанских писателей, поэтов, эссеистов и общественных деятелей. Их творчество было
реакцией на кризис, наступивший в результате поражения Испании в войне с Америкой. Они не были единой сплочённой группой, в их творческих целях было множество различий, однако для их произведений всё же были характерны некоторые общие черты. Одной из самых значительных фигур «поколения…» был поэт Антонио
Мачадо. Из-под его пера вышел ряд замечательных сборников, однако «Поля Касти-
лии» проникнуты идеологией «поколения…» глубже всего.
Материалом данной работе послужат оригинальные и переводные тексты Антонио Мачадо из сборника «Поля Кастилии» («Campos de Castilla»).
Предметом данного исследования является творчество Антонио Мачадо в контексте эпохи.
Актуальность исследования обусловлена более частным рассмотрением поэтики
Антонио Мачадо в данном сборнике, что также определяет и её новизну.
Объектом для работы выступят идейно-художественные структуры сборника.
Целью работы является выявление черт идеологии «поколения 1898 года» в сборнике и его художественный анализ. В соответствии с целью были выделены следующие задачи:
1. Проанализировать социальную обстановку в Испании конца XIX-начала ХХ вв;
2. Изучить биографию и творчество Антонио Мачадо;
3. Проанализировать тексты сборника «Поля Кастилии» Антонио Мачадо на предмет отличительных черт идеологии «поколения 1898 года»
Научно-теоретическую и методологическую базу данного исследования составят школы сравнительно-исторического литературоведения, а также биографический
метод.
Данная работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы, который включает в себя 17 наименований. Введение содержит
краткую информацию о содержании работы. В первой главе будет дана характеристика «поколения 1898 года» и упомянуты наиболее важные его представители. Во
второй главе речь пойдёт о биографии Антонио Мачадо и его творческом пути. В
третьей главе будет проведён анализ сборника «Поля Кастилии» с целью обнаружения влияния комплекса идей «поколения 1898 года». Работа состоит из 26 страниц.
3
Глава I
Кризис в Испании стал закономерным проявлением кризиса во всей Европе. Третья война
Кубы с Испанией закончилась вмешательством Соединённых Штатов и испано-американской войной. Результатом её стал Парижский мирный договор, заключённый 10 декабря
1898 года, согласно которому Испания отказывалась от прав на Кубу, а также уступала США
Пуэрто-Рико, Гуам и Филиппинские острова. Это знаменовало превращение Испании во второразрядную европейскую страну. Поражение и потеря последних заокеанских колоний
ощущается испанцами как абсолютная национальная катастрофа, свидетельствующая об от-
сталости страны. «Все миражи о былом величии внезапно развеялись, а открывшаяся <…>
картина действительности способна была породить лишь отчаяние» [4, 71] . Всё это повлекло за собой глубокий социальный, политический и экономический кризис. Писателей,
мыслителей и общественных деятелей, в чьём творчестве отразился крах прежде великой Испании, принято объединять в идейное и культурное движение, впервые обозначенное Асорином (псевдоним Хосе Мартинеса Руиса) как «поколение 1898 года».
Изначальный центр течения составляли Пио Бароха, Хосе Мартинес Руис и Рамиро де Маэсту. Их объединение получило название «El grupo de los Tres». Все они испытали на себе
влияние М. де Унамуно, который являлся своеобразным философским ядром поколения. В
декабре 1901 года в 11-м номере журнала «Juventud» был опубликован манифест, в котором
авторы выразили готовность консолидироваться с целью выработки новой стратегии развития Испании. Коррумпированная политическая система, нищий и необразованный народ,
промышленная и научно-техническая отсталость — лишь некоторые проблемы, волновавшие участников Группы. «Они призывали к внедрению научных методов не только в экономику, но и в социальное управление, к перестройке системы народного просвещения, побуждали буржуазию, промышленников к активности» [5, 33]. Участники группы были также
вдохновлены регенерационистскими идеями, в частности выступлениями Х. Косты. Однако
вследствие отсутствия достаточной общественной силы кампания провалилась. Это привело
участников к разочарованию и пессимизму. Приблизительно в 1903 году практическая деятельность группы прекращается (каждый её участник продолжит свою литературную карьеру отдельно) и берёт своё начало деятельность идеологическая. С этого времени ««поколение 1898 года существует уже не в виде группы или течения, но в виде комплекса идей, обсуждавшихся в культурной среде» [5, 34]
Деятели «поколения…» занимались не только публицистической деятельностью (в таких
журналах, как «Don Quijote», «Vida Nueva», «Alma Española», «Germinal»); основой их интересов была литература. Центральной темой творчества деятелей «поколения…» становится
4
Испания: её прошлое, будущее, настоящее. Криком отчаяния для них становится высказывание Унамуно «Me duele España». Авторы пытались найти ответ на вопрос, что привело некогда могущественную страну к упадку, переосмысливая историю и литературу. Результатом
одного из таких переосмыслений стало изменение восприятия образа Дон Кихота. Для Федерико де Ониса роман Сервантеса становится «библией индивидуализма», а М. де Унамуно в
«Житие Дон Кихота и Санчо», своеобразном «философском комментарии», характеризует
образ Алонсо Кеханы как реальный тип личности. Более того, по его мнению герой является
выразителем сущности национального характера. Разрабатывая свою философию агонизма
(его идеи предвосхитили французский экзистенциализм), Унамуно определяет Дон Кихота
как агониста, и в его безумной борьбе с ветряными мельницами он видит аллегорию борьбы
человека со смертью.
Стоит упомянуть характерную для «поколения…» дихотомию: деление Испании на два
уровня: внешний (официальную, политическую, ложную Испанию) и внутренний (подлинную, народную). Унамуно в «En torno al casticismo» называл последнюю «intrahistoria», познать которую можно только через народ и его самобытную культуру, в которой ещё сохранился отпечаток «коллективного миросозерцания». [5, 38] Это напоминает мысли Л.Н. Толстого о «движущей силе истории». Представители «поколения…» обращались к народу «с
любовью и болью», и писали в своих работах о глубинной Испании. А. Мачадо в своих последних статьях заявил, что «настоящий духовный аристократизм в Испании присущ только
народу» [5, 63]. Особое внимание уделялось Кастилии — центру страны, собравшему все испанские земли в цельное государство —, её пейзажу, традициям, песенному наследию. Писатели стремились познать Испанию, путешествуя по Кастилии, изучали фольклор и искали,
как писал в своём очерке Асорин, контакта с «…другой Испанией, вечной и стихийной». [10,
265] Пейзаж у «поколения…» становится отражением истории, и, по мнению И.А. Тертерян,
не просто эмоциональным, а идеологичным. [5, 39].
Будущее страны представители «поколения…» видели по-разному: Р. де Маэсту выступал
за обретение национальной самобытности, «испанскости» (доктрина «hispanidad» впоследствии легла в основу идеологии Фаланги); М. де Унамуно, напротив, считал, что Испании
суждено «европеизироваться или погибнуть».
Стремление к изменениям отразилось и в литературе. У представителей «поколения…»
отсутствует единый художественный стиль, однако их объединяет общая проблематика и
сходство мироощущения, а также поиск новых форм художественной выразительности.
Представители «поколения…» обновляют литературные жанры, например, nivola Унамуно
или esperpento Валье-Инклана, а также импрессионистский роман «La voluntad» Асорина.
Нередко происходило возрождение старых жанров, таких как, например, барочный гротеск.
5
Произведения отличаются структурной простотой: характерны короткие предложения с простым синтаксисом, пуризм, суггестивность. Основу текста зачастую составляет диалог или
внутренний монолог; описательные конструкции сведены к минимуму.
Ещё одним направлением, возникшим на рубеже XIX-XX веков, был модернизм. Поэтыромантики внесли значительный вклад в национальную литературу, но на мировой арене
остались незамеченными. Творчество Рубена Дарио, выходца из Никарагуа, положило
начало испанскому поэтическому модернизму; его стихи отличаются словесной изысканностью и экзотическими образами (примером может послужить сборник «Cantos de vida y esperanza» и, например, стихотворения «Tarde del trópico» и «El soneto de trece versos»). Модернисты предпочитали форму содержанию, имели склонность к стилизации, уделяли особое
внимание звучанию языка, нередко прибегали к форме свободного стиха. Одна из главных
идей для модернистов — идея Красоты. Поэзия стала для них миром, который помог им
спрятаться от страшного настоящего в утешительном вымышленном мире. Вышеупомянутый Рубен Дарио в «Prosas profanas y otros poemas» заявил: « <…> veréis en mis versos princesas, reyes, cosas imperiales, visiones de países lejanos ó imposibles: ¡qué queréis! yo detesto la vida
y el tiempo en que me tocó nacer <…>» [10, 5]. Большинство исследователей (например, к таким относится Педро Салинас) разделяли поколение 1898 года и модернизм как два различных, хоть и близких друг другу течения. Однако, хоть и раннюю лирику некоторых представителей «поколения…» можно отнести к модернистской (Валье-Инклан, Хуан Рамон Хименес), а также нельзя отрицать влияние Дарио на А. Мачадо, многие отвергали модернизм и
относились к нему враждебно. «Поколение…» отличалось от модернистов концентрацией на
существенном, а не на эфемерном, связью с действительностью, а также использованием порой грубого и несколько устаревшего языка. Унамуно относился к модернизму как к ещё одному проявлению дурновкусия начала двадцатого столетия. «Eternismo y no modernismo es lo
que quiero; no modernismo, que será anticuado y grotesco de aquí a diez años, cuando la moda
pase», заявляет он. [15]
Ссылаясь на З.И. Плавскина, «Возрождение испанской поэзии в ХХ веке, ставшей одним
из самых ярких явлений мировой культуры <…>, связано прежде всего с именами Мачадо и
Хименеса» [4, 109].
Хуан Рамон Хименес (1881-1958)— поэт из Андалусии, лауреат Нобелевской премии по
литературе. Также занимался переводческой деятельностью. Его юношеский сборник получил одобрение Рубена Дарио. Отличительная черта его творчества: идеализация красоты,
служение ей. Поэзия для него — самоочищение, создание красоты прежде всего в себе, а
впоследствии в слове; создание мира внутри себя. Также для поэта характерно обращение к
Золотому веку.
6
Несмотря на то, что раннее творчество и Хименеса, и Мачадо можно отнести к модернистскому. хоть и оба поэта предпочитают уединение «во имя сохранения человеческого
начала во враждебном им мире» [4, 109], их поэтические миры нельзя назвать одинаковыми.
Антонио Мачадо в своих произведениях соединил тягу к красоте и подлинный, глубокий интерес к истории и народу.
7
Глава II
Mi infancia son recuerdos de un patio de Sevilla,
y un huerto claro donde madura el limonero…
Моё детство — чудесные сны о Севилье,
«Retrato» (из сборника «Campos de Castilla»)
«Портрет», перевод В. Андреева
вкусный запах в саду, где зреют лимоны…
Антонио Мачадо-и-Руис родился в Севилье (Андалусия) в 1875 году, в пристройке ко
дворцу Дуэньяс. Позднее в автобиографии поэт напишет: «Отмечаю это не потому, что престижно (дворец этот в ту пору арендовало несколько небогатых семей), а потому, что убранство этого старого особняка оставило в моей душе глубокий след»1. И действительно: в
своём творчестве Мачадо нередко обращается к воспоминаниям о детстве. Своеобразными
символами становятся дворик, сонный фонтан и зелёный сад с лимонными деревьями, душистыми травами.
Ярким примером является стихотворение из сборника «Soledades, galerías y otros poemas»,
опубликованное в 1903 г. под названием «El poeta visita el patio de la casa en que nació»:
El limonero lánguido suspende
Утомлённое лимонное дерево склонило
una pálida rama polvorienta
тусклую, запылённую ветку
sobre el encanto de la fuente limpia,
над великолепием чистого фонтана,
y allá en el fondo sueñan
и там, в глубине, видят сны
los frutos de oro...
золотые фрукты…
Es una tarde clara,
Ясный, почти совсем весенний,
casi de primavera,
тёплый мартовский вечер,
tibia tarde de marzo
приносящий дыхание грядущего апреля,
que el hálito de abril cercano lleva;
и я один в безмолвном патио,
y estoy solo, en el patio silencioso,
ищу давний невинный образ:
buscando una ilusión cándida y vieja:
тень на белой стене,
alguna sombra sobre el blanco muro,
воспоминание на каменном ли парапете
algún recuerdo, en el pretil de piedra
спящего фонтана, в воздухе ли,
de la fuente dormido, o en el aire,
трепет лёгких одежд.
algún vagar de túnica ligera.
1
Здесь и далее перевод наш
8
En el ambiente de la tarde flota
В вечернем воздухе парит
ese aroma de ausencia,
дух минувших дней,
que dice al alma luminosa: nunca,
и говорит душе озарённой: никогда,
y al corazón: espera.
и сердцу говорит: надейся.
Ese aroma que evoca los fantasmas
Это дух, воскрешающий в памяти призраки
de las fragancias vírgenes y muertas.
ароматов девственных и почивших.
Sí, te recuerdo, tarde alegre y clara,
Да, я тебя помню, ясный, почти весенний ра-
casi de primavera,
достный вечер,
tarde sin flores, cuando me traías
вечер без цветов, ты принёс мне тогда
el buen perfume de la hierbabuena,
запах мяты и базилика,
y de la buena albahaca,
что выращивала в горшочках моя мама.
que tenía mi madre en sus macetas.
И видел ты, как я опускаю свои чистые руки
Que tú me viste hundir mis manos puras
в неподвижную воду,
en el agua serena,
и хочу схватить заколдованные фрукты,
para alcanzar los frutos encantados
которые и сейчас видят сны в глубине фон-
que hoy en el fondo de la fuente sueñan...
тана…
Sí, te conozco, tarde alegre y clara,
Да, я узнал тебя, ясный, почти весенний
casi de primavera.
радостный вечер.
Семья его матери владела кондитерской, а отец, Антонио Мачадо Альварес, более
известный под псевдонимом Demófilo, был известным фольклористом. Его дед, Антонио
Мачадо Нуньес, активно занимался политической деятельностью, исследовал памятники Пиринейского полуострова, а бабушка собрала коллекцию испанских романсов XIX века. Детство будущего поэта прошло в обстановке почитания народной культуры. Он рос в семье с
республиканскими идеалами, что не могло не отразиться на его политических взглядах впоследствии.
В 1883 году Антонио Мачадо Нуньеса приглашают работать в Центральный университет
в Мадриде, и семья Мачадо переезжает в столицу. Поэт получает образование в Свободном
институте, первом в Испании светском учебном заведении. Совершенно непривычная для
9
страны система образования (распространение истинно научных методов познания; между
учениками и учителем создавались доверительные, почти дружеские отношения, а основу
обучения составлял диалог) закладывала «основы мировоззрения новой испанской интеллигенции» [3, 521], готовила поколение для коренных изменений в испанском обществе. Так,
одним из учителей Мачадо был Хоакин Коста, упоминавшийся нами раннее как основной
представитель регенерационизма. «Все те качества, которые так пленяли современников поэта: крепкая нравственная основа, умение трудиться и вера в благотворность прогресса; щедрость души и терпимость к чужим недостаткам; скромность и непритязательность, граничащие с аскетизмом; чувство собственного достоинства и солидарность; неугомонный дух критического исследования; светский рационализм и отвращение к догмам любого рода, — он
вынес из этого необычайного Института» [3, 522]. Стоит упомянуть также экскурсии, которые каждое воскресение организовывал институт. Ещё не облюбованная туристами Сьерраде-Гвадаррама, маленькие городки близ Мадрида… Позднее, в прологе к «Campos de Castilla», напечатанном в сборнике «Páginas escogidas» в 1917 году, Мачадо признается: «<…>
простая любовь к Природе во мне бесконечно превосходит любовь к Искусству» [12, 151].
Невозможно представить творчество Антонио Мачадо без пейзажа, «особого одухотворённого мира» [5, 39], в котором ландшафт неотделим от его обитателей.
С братом Мануэлем, тоже ставшим поэтом, Антонио был неразлучен. Они вместе посещали Национальную библиотеку, увлекались театром и делали первые робкие попытки литературного творчества: печатались в журнале «La Caricatura», вместе с приятелями (Рикардо
Калво, Антонио де Саяс) писали стихи, а затем обсуждали их в столичных кафе. Помимо
этого братья Мачадо заводят знакомства с другими писателями: например, с модернистом
Валье-Инкланом.
Финансовая ситуация в семье поэта, которая и так в течение многих лет была напряжённый, достигла своей критической точки. Отец Мачадо решается принять должность адвоката
в Пуэрто-Рико, но возвращается из поездки смертельно больным и умирает в Севилье. В
1895 году умирает дед Мачадо. Семья переживает свои худшие времена: чтобы выжить, им
даже приходится продавать книги из домашней библиотеки. В 1899 Мануэль получает работу переводчиком в Париже и уезжает, через три месяца к нему присоединяется брат Антонио. Последний знакомится с Пио Барохой, Оскаром Уайлдом, в совершенстве овладевает
французским языком. Братья работают над своими первыми сборниками: Мануэль пишет «El
Alma», а Антонио создаёт «Los Soledades». Затем тоскующий по семье и друзьям Антонио
возвращается в Мадрид и поступает в университет. На родине он общается с испанской ин-
теллигенцией, знакомится с Асорином. Мачадо восхищается творчеством Рубена Дарио; по
возвращению в Париж в 1902 году знакомится с ним лично и читает ему свои стихи. Дарио
10
высоко оценивает сборник. В конце того же года Мачадо везёт свои «Soledades» в печать в
Мадрид, в 1903 сборник выходит. Мачадо получает восхищение современников: Хуан Рамон
Хименес в своей статье для газеты «El País» называет стихотворения «вышедшими
таинственным образом из самой глубины души» [3, 534]. Так завязывается дружба и
взаимное уважение двух поэтов, заложивших основы современной испанской поэзии.
В сборнике обнаруживается интерес поэта к французскому символизму и поэзии Дарио.
Отрицая впоследствии свою приверженность к модернизму, в прологе к переизданию «Soledades» 1917 года (сборник «Páginas escogidas») Мачадо пишет: «Я полагал, что
первоэлементом поэзии является не слово в его звучании, не цвет, не линия и не
совокупность ощущений, а глубочайший трепет души» [4, 110].
Одна из тем сборника — тема ушедшей молодости, растраченных чувств (на момент
выхода сборника поэту 27 лет). По мнению И.А. Тертерян, Мачадо подсознательно
стилизуется под образ «проклятого поэта». Однако его отличием от символистов является
отсутствие суггестивности мелодики. «Символ в поэзии Мачадо, во-первых, удивительно
конкретен, пластичен и реален в своей «внешней действительности» и, во-вторых, так же
конкретен и точен в своей «внутренней», психологической действительности» [5, 314].
Многими исследователями отмечено наличие двух планов в «Soledades»: бытового,
событийного и лирического. Переходы от одного уровня к другому поэт осуществляет с
помощью системы «устойчивых, переходящих из стихотворения в стихотворение образов».
[5, 314-315]. В первую очередь это образ дороги — символ жизненного пути и духовных
исканий, ставший в поэтике Мачадо одним из основных образов. Лирический герой —
созерцатель, не теряя связи с внешним миром, он как бы переплавляет его внутрь себя.
Вторым таким образом является образ источника: вода в поэзии Мачадо издаёт множество
разнообразных звуков. В Андалусии от времён правления арабов осталось множество
фонтанов, поэтому образ воды не мог не отразиться в творчестве выросшего в Севилье
поэта. По мнению И.А. Тертерян, вода символизирует внутреннее ощущение времени,
перемены в душе. Так, например, в уже упомянутом нами стихотворении, впоследствии
получившем название «En una visita a Sevilla», лирический герой, вглядываясь в толщу воды,
словно в пучину собственных воспоминаний, окунается в своё детство. «Диалог поэта и
фонтана — диалог с самим собой» [5, 317]. Третий образ, который можно выделить в первом
сборнике Мачадо — вечер, а точнее испанское tarde — всё, что происходит после полудня. С
этим образом связана ностальгия по безвозвратно ушедшему. Это ушедшее не имеет
конкретных очертаний: детство, юность, любовь, счастье…
В 1905 году Мачадо публикует статью «Размышления. (Вокруг последней книги
Унамуно)». Так начинается их творческий диалог, который продлится долгие годы.
11
В 1907 году Мачадо получает в Сории место преподавателя французского языка в
Институте общих и технических знаний. Поэт был очарован строгой красотой Сории. Его
восхищение отразилось в стихотворении «Orillas del Duero», написанном в том же году.
Se ha asomado una cigüeña a lo alto del
Над колокольней показался аист.
campanario.
Кружится возле башни и одинокого особ-
Girando en torno a la torre y al caserón
няка,
solitario,
и ласточки уже пищат. Они пережили белую
ya las golondrinas chillan. Pasaron del blanco
зиму,
invierno,
метели, бури, суровое дыхание смерти.
de nevascas y ventiscas los crudos soplos de infierno.
Es una tibia mañana.
Тёплое утро.
El sol calienta un poquito la pobre tierra so-
Горячее солнце с трудом нагреет бедную
riana.
землю Сории.
Pasados los verdes pinos,
Там, за иссиня-зелёными соснами,
casi azules, primavera
виднеется весна, пробивается
se ve brotar en los finos
тонкими стебельками тополей у дороги,
chopos de la carretera
y del río. El Duero corre, terso y mudo, mansa-
у реки. И гладкий, безмолвный, неторопли-
mente.
вый Дуэро течёт.
El campo parece, más que joven, adolescente.
И поле, похожее на подростка.
Entre las hierbas alguna humilde flor ha nacido, А там, среди трав, родился скромный цветоazul o blanca. ¡Belleza del campo apenas flo-
чек,
rido,
беленький, синенький. Как прекрасно поле,
y mística primavera!
едва зацветающее,
как прекрасна таинственная весна!
12
¡Chopos del camino blanco, álamos de la ribera
И тополя! У реки, у белой дороги;
espuma de la montaña
горная дымка,
ante la azul lejanía,
синяя бесконечность,
sol del día,claro día!
полуденное солнце, ясный день!
¡Hermosa tierra de España!
Как прекрасна испанская земля!
Это и другие стихотворения были напечатаны в сборнике 1907 года «Soledades, galerías,
otros poemas», «расширенной версии» первого сборника поэта.
Мачадо работает преподавателем и влюбляется в Леонор Искьердо, на которой в 1909
году женится. В 1910 году Мачадо выдают стипендию для поездки в Париж с целью
повышения уровня французского языка. Вместе с молодой женой поэт шесть месяцев
путешествует, общается с другими творческими людьми. Но внезапно девушка заболела
туберкулёзом. Врачи ничем не могут помочь: лишь рекомендуют вернуться в Сорию.
Мачадо находит деньги и увозит жену на родину. Леонор около года борется за жизнь (за это
время успевает выйти второй сборник Мачадо, «Campos de Castilla»), но погибает 1 августа
1912 года. В отчаянии поэт пишет к Унамуно: «Гибель моей жены уничтожила и меня. Она
была ангельским созданием. Смерть расправилась с ней так жестоко… <…> Я бы предпочёл
тысячу раз умереть, чем видеть её в агонии; я бы отдал тысячу жизней, лишь бы она жила…
Это невероятный удар для меня, я даже не верю, что смогу оправиться <…>»
Señor, ya me arrancaste lo que yo más quería.
Oye otra vez, Dios mío, mi corazón clamar.
Tu voluntad se hizo, Señor, contra la mía.
Ты отнял, господь, у меня ту, кого я любил
всех сильней.
Слушай, как сердце моё снова бушует в
горе.
Исполнилась воля твоя, господь, против
Señor, ya estamos solos mi corazón, y el mar.
«CXIX», A. Machado («Campos de Castilla»)
воли моей,
в мире одни остались сердце моё и море.
«Ты отнял, господь, у меня ту, кого я любил
всех сильней» (CXIX), перевод В. Столбова
13
Мачадо хотел уехать из Сории как можно скорее. Он мечтал о Мадриде, но работу
удалось получить только в маленьком андалузском городке под названием Баэса. В письме к
Унамуно (1913 г.) поэт описывает место, в котором живёт: «Баэсу называют андалузской
Саламанкой. Здесь есть: один институт, одна семинария, одна школа искусств, несколько
средних школ. Читать умеют в лучшем случае 30 процентов населения. В единственной
библиотеке продают почтовые открытки, молитвенники и порнографические журналы. Это
самый богатый регион Хаэна, а живут здесь лишь нищие и проигравшиеся сеньоры». Там
Мачадо и прожил 7 лет, изучая литературу и философию Платона, Канта, занимаясь
творчеством: работает над своим третим сборником «Новые песни». В Баэсе Мачадо
знакомится с юным Лоркой. В 1917 году публикуется «Полное собрание стихотворений»
Мачадо. Его творческий путь не завершён, но талант признан всеми. В 1919 году поэт
добивается перевода в Институт Сеговии.
Каждые выходные Мачадо ездит в столицу, навещает семью и друзей, участвует в
культурной жизни. В творчестве доминирует политическая тематика: социальное
напряжение растёт. Во время Первой мировой войны Испания сохраняет нейтралитет,
объясняя это недостаточной мотивацией для вступления в конфликт. Стране не хватало
экономических и военных сил для вступления в конфликт: испанская армия была в
плачевном состоянии. В 1923 году с согласия Альфонсо XIII была создана военная
директория; власть берёт в свои руки диктатор Примо де Ривера. Диктатура продлится до
1930 года. Унамуно не принимает политические изменения и резко критикует их, за что
отправляется в ссылку на Канарские острова.
Некоторые критики говорят об упадке таланта Мачадо в 20-ые годы. В 1924 году выходит
сборник «Новые песни». Период характеризуется тесным сотрудничеством с Мануэлем,
братья пишут несколько пьес на историческую и бытовую тематику. В те годы Мачадо
интересовали проблемы современного искусства и культуры, их отношение к национальной
традиции. Например, он не принимает авангардизма «с его решительным отказом от
фольклорной традиции, преувеличенным интересом к форме стиха, гиперболизацией роли
метафоры и т. д.» [4, 116]; не принимает обращение молодых литераторов к опыту Гонгоры,
объясняя это тем, что поэзия последнего обращена к «избранному меньшинству». Надо
сказать, что Мачадо никогда не была близка поэтическая система барокко. Впоследствии он
сконцентрирует критику в шести пунктах. «Во-первых, барокко исключает интуицию, <…>.
Во-вторых, для барокко характерны культ искусственного и презрение к естественному.
<…> В-третьих, барокко не передаёт ощущение времени. <…> В-четвёртых, барокко
культивирует искусственные трудности, не замечая подлинных трудностей стиха. <…> Впятых, барокко пристрастно к косвенным, перифрастическим выражениям, как будто они
14
сами по себе уже содержат некую эстетическую ценность. <…> в-шестых, в барокко
отталкивает культ аристократического» [5, 347-348]. Мачадо погружён в народную стихию;
он продолжает утверждать, что истинное искусство должно опираться на опыт народа. В
«Новых песнях» поэт освоил все народные песенные формы. Его произведения не
производят впечатление имитации, подражания фольклору. Мачадо стремится проникнуть в
глубину образов, созданных народом.
В 1927 году Мачадо был избран членом Королевской Испанской Академии. Однако он та
ки не занял назначенное ему место. «Это честь, к которой я никогда не стремился; осмелюсь
даже сказать, что стремился никогда не удостоиться её. Но Господь даёт платок безносому»
[3, 550]. В 1928 году Мачадо познакомился с женщиной, ставшей его последней любовью. В
своих стихах он зашифровывает её как Гиомар. Её настоящее имя было Пилар де
Вальдеррама; она была матерью троих детей, писала стихи. Ей посвящены самые страстные
стихи поэта: «Песни к Гиомар» и «Другие песни к Гиомар». «Богатством и глубиной чувства
они превосходят стихи, связанные с памятью Леонор. Чистая и нежная тоска по умершей
жене знает лишь одну звенящую ноту — в песнях к Гиомар звучит симфоническая музыка
любви» [5, 335].
14 апреля 1931 года в Сеговии Мачадо провозглашает республику. В 1936 году выходит
книга «Хуан де Майрена. Сентенции, взгляды, заметки и воспоминания одного
апокрифического профессора». С 1934 года выходили заметки и статьи, якобы
принадлежавшие Хуану де Майрене. Такое имя Мачадо дал вымышленному философу, с
которым себя отождествлял. Ещё одним альтер-эго поэта становится Абель Мартин.
«Мачадо наделил своих двойников биографиями, чертами характера, каждого особым
кругом интересов. <….>Мачадо как будто расчленяет своё единое сознание, чтобы взглянуть
со стороны, разобраться и вновь воссоединить его» [5, 336-337].
В июле 1936 года вспыхнул фашистский мятеж. Поэт перебирается в Валенсию. ВальеИнклан, Лорка, Унамуно — один за другим умирают соратники Мачадо. Но даже в столь
подавленном состоянии он не прекращает литературную деятельность. «Он писал и
действовал как убеждённый антифашист, считающий единственной задачей, оттесняющей
все другие, — помочь Республике сохранить демократические завоевания испанского
народа, преградить дорогу фашизму» [5, 359-360]. Поэт много работает, пишет цикл сонетов
о войне, о родной Испании. В 1937 вышел сборник Мачадо «Война», в котором поэт выражает всю свою ненависть к фашизму. Этот сборник стал последним в жизни Мачадо.
В 1938 году — переезд в Барселону. Мачадо всё так же пишет для республиканских газет.
Но начало 1939 года знаменуется исходом республиканцев из Каталонии. Семья Мачадо
вынуждена покинуть город. В ночь с 27 на 28 января они в последний раз пересекают
15
французскую границу. Они поселились в Кольюре, городке у моря. Антонио отказался ехать
в Париж. Поэт не выдержал изгнания, «не смог пережить потерю Испании» [3, 557]. 22
февраля 1939 года Антонио Мачадо умер от воспаления лёгких.
16
Глава III
Сборник Антонио Мачадо «Поля Кастилии» наиболее близок идеологии «поколения 98
года». Поэт публикует его дважды. Первый раз — в 1912 году, незадолго до смерти своей
молодой жены. Второй раз сборник выйдет в 1917 году. Во второе (и последнее) издание он
добавляет новые стихотворения, некоторые из них — о потере и болезни жены.
В своём первом сборнике «Las Soledades» поэт хоть и внимателен к внешнему миру, но
всё же направлен внутрь себя: он с осторожностью перебирает свои воспоминания, следит за
тем, что происходит в его душе, аккуратно описывает свои чувства. Реальный мир остаётся
как бы на расстоянии от него. Поэт погружён в себя и не решается нарушить эту дистанцию.
Отсюда многочисленные обращения к прошлому, размышления о счастливом детстве, уходящей юности, любви (и её отсутствии). В «Campos de Castilla» поэт словно делает шаг от
«я» к «мы»; он уже не так одинок. Теперь помимо собственного внутреннего мира он
направляет свой поэтический взгляд на Леонор (или память о ней) и, конечно, на Кастилию.
В этом сборнике Мачадо показывает читателю не столько свои чувства и мысли, сколько то,
что у него эти чувства вызывает. Стихотворения в «Campos de Castilla» по тематике можно
разделить на две группы: испанская тематика (пейзаж, народ; Кастилия как сердце Испании;
прошлое и настоящее) и философская (любовь, смерть, вера).
Как мы уже упоминали в главе I, для всех представителей «поколения…» Кастилия была
символом могущественной Испании прошлого. «<…> именно Кастилия стояла у истоков
объединения страны; кастильский язык стал общим для всего полуострова; кастильский
склад ума наложил свой отпечаток на всю испанскую, а может быть, и на мировую историю»
[3, 537]. О культе Кастилии свидетельствует, например, сборник эссе Асорина «El alma castellana, 1600-1800» (1900 г. публикации), или множество эссе М. де Унамуно (эта цитата даёт
впечатление отношения философа и писателя, баска по национальности, о кастильской
земле, конкретно о Саламанке: «Этот пейзаж не пробуждает бурной радости жизни, не вселяет иллюзии лёгкой и сладостной безмятежности… Это не та природа, созерцание которой
успокаивает и обновляет дух. <…> если так можно сказать, эта земля не пантеистична, а монотеистична <…>» [5, 318-319]).
«Восприятие пейзажа у Мачадо совершенно отличается от пейзажа барочного: здесь
будто бы спонтанное, уединённое, отрешённое наблюдение за крахом империи. Так же это
не похоже на стремление ко всему экзотическому в произведениях некоторых поэтов испанского модернизма. У Мачадо взгляд на пейзаж — это взгляд путника, «последовательные записи» того, что он встречает на своём пути, сопровождаемые личной эмоциональной реакцией» [14, 292].
17
Мачадо впечатлён Сорией. В одном интервью он признался, что очень восприимчив к
местности, на которой проживает. В 1907 году поэт впервые увидел эти выцветшие степи,
эти суровые, массивные нагорья. Кроме того, именно здесь была создана «Песнь о Сиде». В
Сории Мачадо не покидает вдохновение.Однако в отличие от Унамуно, которого кастильские пейзажи наводили на размышления о вечности и смерти, Мачадо рассуждает об истории и, конечно, народе.
Es la tierra de Soria árida y fría.
Это земля Сории, мёрзлая и сухая.
Por las colinas y las sierras calvas,
Сквозь холмы, лысые горы,
verdes pradillos, cerros cenicientos,
зелёные луга, пепельные пригорки
la primavera pasa
идёт весна,
dejando entre las hierbas olorosas
роняя среди душистых трав
sus diminutas margaritas blancas.
крошечные белые маргаритки.
La tierra no revive, el campo sueña.
Земля не оживает, поле спит.
Al empezar abril está nevada
В начале апреля хребет Монкайо
la espalda del Moncayo;
покрыт снегом;
el caminante lleva en su bufanda
путник закутывает в шарф
envueltos cuello y boca, y los pastores
лицо и шею, и пастухи,
pasan cubiertos con sus luengas capas.
одетые в длинные плащи, проходят мимо.
«Campos de Soria», I
Это стихотворение — одно из многочисленных упоминаний Сории в сборнике. В прологе
ко второму изданию «Campos de Castilla» поэт напишет следующее: «Пять лет я прожил в
Сории, теперь священной для меня: там я женился и там я потерял свою любимую жену» [12,
149]. Унамуно писал о сборнике: «Мачадо — истинный поэт, и Сория проникла в самую глубину его души, пробудив чувства, которые так и дремали бы там, не попади он в эти края»
[3, 541]. Во второе издание «Campos de Castilla» Мачадо включает стихи, написанные во
время пребывания в Баэсе. Пейзаж этот отличается от кастильского. Наблюдая за ним, поэт
скорее размышляет о своём горе, нежели об истории страны, величии земли, с которой ему
повезло соприкоснуться. Например, стихотворение «Caminos», CXVIII:
18
De la ciudad moruna
tras las murallas viejas,
yo contemplo la tarde silenciosa,
a solas con mi sombra y con mi pena.
El río va corriendo,
entre sombrías huertas
y grises olivares,
por los alegres campos de Baeza.
В мавританском городе,
закованном в старинные стены,
наблюдаю тихий вечер
в компании собственной тени и горя.
Река бежит
среди мрачных садов,
среди серых оливковых рощ,
среди светлых полей Баэсы.
Несмотря на то, что андалузский пейзаж ярче, радостнее и напоминал Мачадо о детстве,
такого глубокого отклика в душе поэта он не находил.
Тема прошлого, настоящего и будущего Испании находится в центре сборника. По мнению И.А. Тертерян, это свидетельствует о разрыве Мачадо с модернизмом и сближении с
«поколением…». В «Campos de Castilla» мы встречаем уже знакомый образ дороги. В этом
сборнике Мачадо не символ субъективных исканий поэта, а символ памяти и судьбы, символ
пути Испании.
Говоря о кастильской земле, поэт подчёркивает её бедность, засушливость. На первый
взгляд бесплодная, она является символом всего эпического в испанской истории. Прекрасным примером служит стихотворение «На берегах Дуэро»: в нём мысли о прошлом обрамлены угрюмым пейзажем. «Теперь вид становится панорамным: река, горы, горизонт, небо.
Наблюдения за пейзажем вызывают размышления об истории» [14, 290]. Сам ландшафт
отождествляется с историей: холмы становятся щитами воинов; изгиб Дуэро сравнивается с
изгибом арбалета. На контрасте с былым величием поэта беспокоит «мелкое» настоящее Кастилии: покинутые деревни, бедность.
Castilla miserable, ayer dominadora,
Кастилия, деспот вчерашний, одета в отре-
envuelta en sus andrajos desprecia cuanto ig-
пья,
nora.
и ныне считает, что всё, что чужое, — отре-
¿Espera, duerme o sueña? ¿La sangre derra-
бье.
mada
Чем бредит она? Может кровью — эпохой
recuerda, cuando tuvo la fiebre de la espada?
отваги,
когда сотрясало её лихорадкою шпаги?
19
Todo se mueve, fluye, discurre, corre o gira;
Всё движется, облик меняет, уйдя от истока:
cambian la mar y el monte y el ojo que los mira. и море, и горы, и сверху глядящее око;
¿Pasó? Sobre sus campos aún el fantasma yerta
но здесь ещё призраком старым открыта до-
de un pueblo que ponía a Dios sobre la guerra.
рога —
La madre en otro tiempo fecunda en capitanes,
народу, который в войне полагался на бога.
madrastra es hoy apenas de humildes ganapa-
Вчерашняя мать капитанов в баталиях жар-
nes.
ких,
Castilla no es aquella tan generosa un día,
сегодня — лишь мачеха нищих, убогих и
cuando Myo Cid Rodrigo el de Vivar volvía,
жалких,
ufano de su nueva fortuna, y su opulencia,
Кастилия ныне — не та, что гремела когда-
a regalar a Alfonso los huertos de Valencia…
то,
когда Сид Родриго с удачей, с добычей богатой
«A orillas del Duero», XCVIII
сюда возвращался, и гордо несли его кони
прохладу садов валенсийских в подарок короне.
«На берегах Дуэро», перевод Ю. Петрова
В стихотворении «Por tierras de España» дано ещё одно типичное для Мачадо описание кастильской природы:
Veréis llanuras bélicas y páramos de asceta —
no fue por estos campos el bib́ lico jardín—; son
tierras para el águila, un trozo de planeta por
Здесь воины дрались, смиряли плоть аскеты,
не здесь был райский сад с его травою росной,
здесь почва для орлов, здесь тот кусок планеты,
donde cruza errante la sombra de Caín.
где Каина в ночи блуждает призрак грозный.
(перевод Ю. Петрова)
20
В сборнике «Campos de Castilla» присутствует характерное для «поколения…» деление
Испании на «истинную» (Испания народа) и «ложную» (Испания господ). Вторая изображена, например, в стихотворении «Плач по добродетелям и коплы на смерть дона Гидо» (явное обличение испанской аристократии: дон Гидо в молодости прожигал жизнь, а «<…> с
годами / жизнь молитве посвятил.» (перевод О. Савича), когда деньги кончились, женился на
девушке с большим приданым; поэт с иронией подытоживает: для страны такие, как дон
Гидо — «<…> круглый ноль.» (перевод О. Савича)). Также примечательно стихотворение
«О призрачном прошлом»: подобного дону Гидо человека Мачадо называет так: «плод ис-
панский, не зелёный, не гнилой, <…>плод пустой,/плод Испании — несбывшейся, былой
<…>» (перевод Ю. Петрова). «Испания господствующих классов, по мысли Мачадо, не
имеет ни прошлого, ни будущего» [4, 112]
Мачадо глубоко ценил народ. «Самое лучшее в Испании — это народ…. В Испании
нельзя быть порядочным человеком, не любя народ» [5, 481]. Не с буржуазией, а именно с
народом Мачадо связывает будущее своей страны, поскольку за народом стоит столь славное прошлое. В стихотворение «Призрачное завтра», горькое и исполненное злой иронии,
Мачадо вплетает веру в светлое испанское грядущее, которое создаст «простодушная раса».
Mas otra España nace,
Но на счастье есть Испания другая —
la España del cincel y de la maza,
край резца и молотка, земля свершенья,
con esa eterna juventud que se hace
с вечной юностью, которую слагают
del pasado macizo de la raza.
этой расы простодушной поколенья;
Una España implacable y redentora,
есть Испания совсем иная — эта
España que alborea
всё искупит, не предаст и не склонится,
con un hacha en la mano vengadora,
край идеи, одержимости, рассвета,
España de la rabia y de la idea.
с топором в карающей деснице.
(перевод Ю. Петрова)
Однако Мачадо не идеализирует народ. В стихотворении «Por tierras de España» дан собирательный образ испанца:
21
Los ojos siempre turbios de envidia o de tris-
Глаза его всегда мутны то ли от зависти, то
teza,
ли от печали,
guarda su presa y llora la que el vecino alcanza; он охраняет свой кусок и плачет по куску соni para su infortunio ni goza su riqueza;
седа,
le hieren y acongojan fortuna y malandanza.
несчастья не кончаются, богатство не получено,
судьба и невзгоды и его ранят и удручают.
В этом же стихотворении мы находим образ Каина, символ испанских братоубийственных
войн. Этой теме также посвящено стихотворение «Преступник» и поэма «Земли Альваргонсалеса». Последняя написана в форме романса и основана на народном предании о двух сыновьях, убивших собственного отца и младшего брата с целью завладеть его землёй. «В стихотворении отцеубийцу судит общество — в поэме народ и всё человечество» [5, 326]. Братьев мучает совесть, всё вокруг напоминает об убийстве. Против преступления восстаёт сама
Природа: земля истекает кровью, не даёт братьям работать на себе. В конце концов братья
сами бросаются в Чёрные Воды. «Семейная драма вписывается в историю, становится её порождением и результатом» [5, 328].
Тема веры также интересовала представителей «поколения 98 года». Стихотворением
«Саета» Мачадо полемизирует с Унамуно. Последний считал, что христианская религия
началась с поклонения распятому, умирающему Христу. «Люди, поклоняющиеся такому
богу, больше думают о смерти, о реальной физической смерти, чем о вечной жизни» [5, 113].
Однако Мачадо в христианстве привлекает нравственное значение, заключённое в земном
бытии человека. Поэт считает, что религия должна быть опорой человека в реальной жизни,
а не только избавлением от страха смерти. Стоит отметить, что в качестве эпиграфа к стихотворению приведена подлинная испанская саэта, в самом же тексте поэт тоже словно полемизирует с народной песней, противопоставляет себя ей.
22
Заключение
Перед началом исследования была поставлена следующая цель: выявить черты идеологии «поколения 98 года» в сборнике «Поля Кастилии».
В соответсвии с поставленной целью была изучена социальная обстановка в Испании
конца XIX- начала ХХ веков. Национальная катастрофа — потеря колоний в Карибском
море и Юго-Восточной Азии в войне с Соединёнными Штатами, — подтолкнула испанскую
интеллигенцию к началу активной художественной и публицистической деятельности. Историки литературы называют писателей, чьё творчество объединило ощущение отчаяния и
тоски о славном прошлом их родины, в группу под названием «поколение 98 года». В творчестве его представителей были выявлены следующие общие черты: критика сложившейся в
стране ситуации, деление Испании на «внутреннюю» и «внешнюю», поиск новых художественных форм.
После этого было исследовано творчество Антонио Мачадо, в частности сборник
«Поля Кастилии», в котором были определены элементы идеологии поколения: обращение к
прошлому Испании, прославление Кастилии как культурного и духовного центра Испании,
внимание к пейзажу и народной тематике, а также деление Испании на «истинную» и «лож-
ную».
На контрасте с былым величием Кастилии Антонио Мачадо обеспокоен мелким
настоящим этой земли. Как суровый пейзаж Саламанки наводит Мигеля де Унамуно на размышления о вечности, так и сорийский ландшафт вызывает в Мачадо мысли об Испании, её
истории и народе. Во второй редакции сборника аскетичный кастильский пейзаж дополняется живым пейзажем Андалусии. Однако Мачадо погружён в своё горе, вызванное смертью
жены, так что эти пейзажи не вдохновляют поэта на исторические размышления, а лишь вызывают печальные воспоминания. Будущее Испании поэт связывает с народом, аристократию же он воспринимает как «пустой плод» испанской истории.
Таким образом, мы определили, что черты, присущие творчеству представителей «поколения 98 года», в творчестве Антонио Мачадо наиболее ярко отразились в сборнике «Поля
Кастилии».
Для более глубокого анализа темы были привлечены произведения автора из других
его сборников, а также произведения его современников.
23
Библиографический список использованной литературы
1. Испанские поэты XX века: Хуан Рамон Хименес, Антонио Мачадо, Федерико Гарсиа
Лорка, Рафаэль Альберти, Мигель Эрнандес: пер. с исп. / Сост., вступ. ст. и примеч.
И. Тертерян, Л. Осповата. — М.: Художественная литература, 1977. — 718 с.
2. Machado, A., Campos de Castilla. URL: http://www.espacioebook.com/sigloxx_98/machado/machado_camposdecastilla.pdf (Дата обращения: 5.12.2019).
3. Миролюбова А. Ю. Антонио Мачадо – человек, философ, поэт // Мачадо А. Полное
собрание стихотворений 1936. / Сост. А.Ю. Миролюбова, В.Н. Андреев. – СПб.:
Наука, 2007. — с. 511-650
4. Плавскин З.И. Поэзия начала века. А. Мачадо и Х. Р. Хименес // Плавскин З. И. Испанская литература XIX – XX веков: Учеб. пособие для студентов филол. фак. ун-тов
и пед. ин-тов. – М.: Высшая школа, 1982. — 247 с.
5. Тертерян И. А. Испытание историей. Очерки испанской литературы XX века. – М.:
Наука, 1973. — 528 с.
6. Тертерян И. А. Человек мифотворящий: О литературе Испании, Португалии и Латинской Америки. – М.: Советский писатель, 1988. — 560 с.
7. Унамуно, Мигель де Житие Дон Кихота и Санчо, объясненное и комментированное
Мигелем де Унамуно / Сост. К.С. Корконосенко. – СПб.: Наука, 2002. — 394 c.
8. Cano, J.L. Antonio Machado. Su vida, su obra. – Madrid: Servicio de Publicaciones del
Ministerio de Educacíon y Ciencia, 1976. — 57 p.
9. Darío, R. Cantos de vida y esperanza. Los cisnes y otros poemas. – Barcelona: Tipografía El
Anuario de la exportación, 1907. — 175 p.
10. Darío, R. Prosas profanas y otros poemas. [Электронный ресурс] https://www.biblioteca.org.ar/libros/131996.pdf Дата обращения: 5.12.2019
11. Granjel L. S. Panorama de la generación del 98. - Madrid: Guadarrama, 1959. — 535 p.
12. Machado, A. Autobiografía // Díaz, F.V. A propósito de unos documentos autobiográficos
inéditos de Antonio Machado. – Madrid: Papeles de Son Armandans, 1969. — 328 p.
24
13. Machado, A. Páginas escogidas. – Madrid: Casa editorial calleja, 1917. —325 p.
14. Machado, A. Soledades. Galerías. Ortos poemas. – Madrid: Librería de pueyo, 1907. — 202
p.
15. Unamuno, Miguel de. Arte y cosmopolitismo // Unamuno, Miguel de. Contra esto y aquello.
[Электронный ресурс] http://www.cervantesvirtual.com/obra-visor/contra-esto-y-aquello785974/html/ff20cca0-ee0e-4c60-bd38-e18c63b83f84.html Дата обращения: 5.12.2019
16. Unamuno, Miguel de. El torno al casticismo. [Электронный ресурс] http://www.cervan-
tesvirtual.com/obra-visor/en-torno-al-casticismo-253798/html/dcc55a76-2dc6-11e2-b417000475f5bda5_5.html Дата обращения: 5.12.2019
17. Vila-Belda, R. Paisajismo e impresionismo en Campos de Castilla, de Antonio Machado //
Revista Canadiense de Estudios Hispánicos, Vol. 28, No. 1, «Reproducciones y representaciones diálogos entre la imagen y la palabra». – Edmonton: Revista Canadiense de Estudios
Hispánicos, 2003. — p. 281 – 297
25
Скачать