Загрузил ZEROK

Kubanskoe delo

Реклама
Московский государственный университет
им. М. В. Ломоносова
Исторический факультет
«Кубанское дело» и поворот в политике коренизации в
СССР
Доклад по истории России XX – начала XXI века
Студента 3 курса д/о
Гр. 321 ИОДПП, Латушко Н.Н.
Руководитель семинара:
Д.и.н., профессор Вдовин А.И.
Москва, 2019
1
Содержание
Введение…………………………………………………………………………..3
Обзор
источников………………………………………………………………………...7
Историографический
обзор……………………………………………………………………................10
Глава I. Политика коренизации Северо – Кавказского края..............................15
1.1 Причины и цели украинизации Северо – Кавказского региона РСФСР…16
1.2. Основные действия и первые результаты....................................................23
Глава II. «Кубанское дело» - Тихорецкое восстание и свертывание политики
украинизации.........................................................................................................31
2.1. Предпосылки кризиса политики коренизации Кубани. Начало
«Кубанского дела».................................................................................................31
2.2. Тихорецкое выступление как всеобщее недовольство политикой
коллективизации и украинизации........................................................................35
2.3. Основные причины провала и отказа от коренизации Северо –
Кубанского края.....................................................................................................45
Выводы.…………………………………………………...………………….......50
Список источников и
литературы…………………..……………………………...................................52
Приложение...........................................................................................................54
2
Введение:
Как мы знаем, после падение монархии в феврале 1917 г. в разных
регионах Российской империи произошло резкое оживление национальных и
религиозных движений1. Кубань стала одним их тех регионов, где шла борьба
сразу нескольких центробежных сил, среди которых сильные позиции
занимало украинское движение. Активное проявление и укрепления течения
украинофилов на Кубани происходит уже в конце XIX – начале XX вв2. Это
выражается в активных действиях малочисленной местной революционной
украинской партии (РУП) и создании при ней культурно-пропагандистского
общества «Просвiта»3. Данное общество включало в себя кружки любителей
украинского театра, игры на бандуре и народного хора. Кроме объединения
кружков «Просвiта» занималось пропагандой украинского литературного
языка и искусства. Особый упор шёл на распространение украиноязычной
литературы. Само украинское национальное движение уже к 1907 году было
подавлено и по-настоящему о себе заявило после победы Февральской
революции4. В феврале 1917 года общество «Просвiта» было восстановлено, а
первое собрание, посвященное возобновлению деятельности общества,
состоялось уже 24 марта 1917 г5. Активную поддержку вышесказанному
движению оказала «Кубанская украинская национальная Рада». Сама Рада
сразу же после своего образования в марте 1917 г. и согласования с новыми
революционными российскими властям объявила, что планирует добиваться
создания сети украинских школ на местах и расширения сферы использования
украинского языка. В частности, одно из предложений включало внедрение
украинского языка в церковное богослужение6. В этот же момент происходит
активизация связей между Кубанской Радой и «Просвiтой», с одной стороны,
Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГ-Пресс, 2018. – с. 133 – 134.
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Образ жизни), 2008. – с. 4 – 19.
3
Там же. с. 5-6.
4
Там же. с. 6.
5
Там же. с. 8 – 9.
6
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 34.
1
2
3
и Украинской Радой. Результатом данного мероприятия становится основание
украинской гимназии в Екатеринодаре и обмен делегациями между
регионами7. В эти же моменты идёт активное обсуждение по вовлечению
Кубанской области в сферу влияния Украины. Вплоть до 1920 года Кубанская
Рада ведёт проукраинскую политику с элементами украинизации населения8.
После окончательного установления на Кубани советской власти в 1920
году представители РКП(б) проявили интерес к украинской проблематике в
данном регионе. Власть остро нуждалась в поддержке в среде различных
национальных группировок и этносов. Основной упор шёл на слои населения,
имевших какие –либо трения с царским правительством и белыми силами9.
Однако это было лишь временным решением крупной проблемы –
национального вопроса. На X съезд ВКП(б) в марте 1921 г. была поднята
проблема «великорусского национализма»10. Результатом этого стало
постановление съезда «Об очередных задачах партии в национальном
вопросе», где провозглашалось начало работы по созданию на местах
этнизированных органов советской власти11. Тем самым X съезд ВКП(б)
решил этот вопрос однозначно: из двух возможных уклонов в национальном
вопросе «особый вред» представляет «великорусский»12.
закладка
государственной
политики
коренизации
на
Происходит
территориях
с
преобладающим этносом. Термин «коренизация» обозначает политическую и
культурную политику СССР в национальном вопросе в 1920 – 1930-х гг.,
целью которой провозглашалось сглаживание противоречий между союзным
центром и местным населением национальных республик СССР. Проявлением
«коренизации» является подготовка и продвижение на руководящие
должности представителей национальных меньшинств (по этническому
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 34 – 36.
8
Там же. с. 38 – 41.
9
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 21 – 25.
10
Там же. с. 29 – 30.
11
Там же. с. 35 – 40.
12
Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГ-Пресс, 2018. – с. 133 - 134.
7
4
принципу), создание национально-территориальных автономий, внедрении
языков национальных меньшинств в делопроизводство, в образование,
поощрении издания СМИ на местных языках13. Официально данный процесс
признается и провозглашается в государственном масштабе на XII съезде
ВКП(б)
в
апреле
1923
года14.
административно-территориальной
децентрализация
местного
Далее,
реформы
управления
и
в
в
результате
1923
принцип
проведения
году
вводится
экономического
районирования15. Решением президиума ВЦИК от 2 июня 1924 г. на
территории
Кубани
и
Черноморья
образовывались
четыре
округа:
Армавирский, Кубанский, Майкопский и Черноморский. В Кубанском и
Черноморском округах по причине преобладания украинского населения было
принято решение по коренизации данных областей16. Тем самым на Кубани
начинается процесс украинизации, продлившийся на протяжении целого
десятилетия. Термин «украинизация» является конкретным проявлением
политики коренизации на территориях, где украинское население составляет
большинство местного населения17.
Политика коренизации принесла неоднозначные результаты на
территории СССР, в число которых входит т.н. «Кубанское дело». Объектом
данного исследования является «кубанское дело» - политика украинизации на
территории Кубани.
Целью исследования ставится раскрытие всех основополагающих
факторов, касающихся проводимой политики украинизации и ее феномена на
территории Кубанского округа.
Задачами исследования ставится:
Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Назрань: Пилигрим, 2010. – с. 279.
Там же. с. 279 – 280.
15
Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГ-Пресс, 2018. – с. 30 – 31.
16
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008. – с. 7-9.
17
Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Назрань: Пилигрим, 2010. – с. 280.
13
14
5
1)
Расшифровка терминов «коренизация» и «украинизация»,
установление связи между ними;
2)
Изучение процесса коренизации в Северо – Кавказском крае:
установление причин и задач советской власти;
3)
Рассмотреть
первые
результаты
по
проводимой
украинизации Кубани;
4)
Изучение Тихорецкого выступления: причин, хода событий
и итога данного восстания;
5)
Выявление основных причин провала украинизации на
территории Кубанского округа и дальнейших последствий.
Данная тема является актуальной в связи с современным изучением
этнографического состава региона и тенденций его развития.
6
Обзор источников
Основными источниками, которые использовались в исследовательской
работе, являются:
1)
«Голод в СССР 1929-1934» - Том 218;
2)
«Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание.
Документы и материалы» - Том 319;
3)
А. В. Радин, Л.Я. Шаумян «За что жителей станицы Полтавской
выселяют с Кубани в Северные края»20;
4)
«Кавказский казак» - газета, №1 – 221;
5)
«Вольное казачество» - газета, №125 («Февраль – март»)22;
6)
«Народная полемика» - газета, №9123;
7)
«Кубанское казачество» - журнал, №1-324.
Изложенный нами ряд источников не включает в себя все возможные
источники по изучаемой проблематике, однако благодаря им мы можем узнать
конкретику и фактологию событий политики украинизации на Кубани.
Перейдем к кратному разбору источников.
«Голод в СССР 1929-1934» - это сборник разного рода документов в 3
томах, опубликованный в 2012 году. Сюда входят правительственный и
нормативные
акты,
служебная
переписка
руководителей
ВКП(б),
ведомственные и местные постановления, инструкции, а также справки и
отчёты. В данном исследовании используется 1 часть 2 тома. Данный
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2. М.: МФД 2012.
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
20
Радин А.В., Шаумян Л.Я. За что жителей станицы Полтавской выселяют с Кубани в Северные края.
Краснодар: ГОСИЗДАТ, 1932.
21
Донские казаки в борьбе с большевиками // Кавказский казак. Белград: 1932, №1 – 2.
22
Февраль – март // Вольное казачество. Будапешт: 1933, №125.
23
Кубань и украинцы // Народная полемика. Прага: 1932, №91.
24
Выступление в Тихорецке // Кубанское казачество. Белград: 1932, №1 – 3.
18
19
7
источник представляет большую ценность т.к. показывает основную позицию
местных властей, а также их действия в сложившийся ситуации.
Следующий источник – «Трагедия советской деревни. Коллективизация
и раскулачивание. 1927 – 1939. Документы и материалы» - также является
сборником документов
местных органов управления, инструкций и
постановлений партийных ячеек ВКП(б) и ОГПУ. Тут же используются
письма местных жителей к органам советской власти с жалобами или
доносами. Данный источник интересен разным количеством мнений по
проводимой политике украинизации, а также показывает тенденцию развития
настроений местного населения.
Далее мы рассмотрим работу А.В. Радина и Л.Я. Шаумян «За что
жителей станицы Полтавской выселяют с Кубани в Северные края». По факту,
данная работа ставит своей целью объяснить проводимую политику репрессий
в станице Полтавской со стороны советской власти. Следует отметить, что
данная авторская работа успеха в среде местного населения не имела и
воспринималась как дезинформация происходивших событий. Данный
источник имеет свою ценность в интерпретации происходивших событий со
стороны советской власти и упоминании ранее малоизвестных или
неподтвержденных фактах.
Последними источниками являются русские зарубежные эмигрантские
газеты «Кавказский казак» (Белград), «Вольное казачество» (Будапешт),
«Народная полемика» (Прага) и журнал «Кубанский казачество» (Белград).
Данные источники привлекают внимание исследователей своей удивительной
осведомленностью о событиях, происходивших за тысячи километров от них.
Однако следует отметить, что далеко не все данные были достоверны. Это
подтверждается как логическими сопоставлениями, так и разностью
имеющихся данных в газете и журнале в одном городе – Белграде.
Составителями данных источников становились недавние участники Белого
8
движения. Тем самым мы понимаем, что материал данных СМИ носил
антисоветский характер.
Рассмотрев источники, перейдем к обзору историографии.
9
Историографический обзор
Затрагивая данную тему, можно отметить, что по данной теме
существует достаточно большое количество исследований и монографий.
Чаще всего они затрагивали как сам процесс коренизации на территории
СССР, так и отдельно украинизации на территории УССР и РСФСР. Научную
литературу условно можно разделить на две группы. В первую группу входят
работы, рассматривающие процесс коренизации в СССР глобально, во вторую
– работы, непосредственно посвященные процессу украинизации на
территории Кубанского округа. Рассмотрим их подробнее.
Первой работой является фундаментальное исследование известного
специалиста по истории Украины Е.Ю. Борисёнок под названием «Феномен
советской украинизации. 1920 - 1930-е годы»25. Данная работы является
единственной специальной монографией по теме политики украинизации на
территории СССР. Однако в основных моментах исследование посвящено
проблеме украинизации на территории восточных областей Украины. В
работе даны обобщения по некоторым проблемам, характерными для
украинизации. Это социальная база украинизации, отношение к ней местного
сельского населения, вопрос соотношения литературного языка и местных
говоров, недостаток украиноязычных партийных работников. С помощью
данной монографии можно выявить различия и особенности в проведении
украинизации на территории Украины и Кубани. Автор монографии подробно
раскрывает внутри – и внешнеполитические причины украинизации, её
социальный контекст. Исследователь на конкретных примерах демонстрирует
несоответствие
политики
украинизации
реальному
этническому
самовосприятию населения. Также присутствуют статистические сведения о
численности украинского населения на территории УССР.
25
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006.
10
Далее,
в
статье
О.В.
Бершадской
«Осуществление
политики
украинизации на Кубани в период 1925–1932 гг.»26 рассматривается основной
этап проведения украинизации на территории Северо – Кавказского края. В
статье также затрагивается краткое описание использованной литературы и
источников по теме. Автор рассматривает такие аспекты проблемы в работе,
как решения органов центральной власти по ходу украинизации, отношение
местного населения к политике коренизации и ее саботаж. Также автор
показывает украинизацию в контексте взаимоотношений власти и кубанского
казачества.
В работе Т.П. Хлыниной «История, политика и нациестроительство на
Северном Кавказе»27 даются начальные представления о общих основаниях,
на которые опирался правительственный курс украинизации на Северном
Кавказе.
Это
рассмотрение
теоретических
положений
политики
«коренизации», стремление советской власти к привлечению представителей
национальных меньшинств к работе в органах власти. Через это, по замыслу
авторов, происходило создание лояльности населения и сознательной
поддержки советской власти. Автор также ссылается на ранние исследования,
где используется статистический материал.
В работе кубанского историка и этнолога Н.И. Бондаря «Некоторые
формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани»28
и совместной монографии данного автора и О.В. Матвеева «Историческая
память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов»29 убедительно
показывается наличие постепенной естественной «деукраинизации» культуры
восточнославянского населения Кубани30. Такие процессы были возможны
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008.
27
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014.
28
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008.
29
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009.
30
Там же, с. 28 – 29.
26
11
благодаря первоначальной политэтничности состава Кубанского казачества.
Далее автор показывает существование эволюции этничности кубанских
казаков – черноморцев. Эволюция от украинского к русскому этносу. Сама
смена этничности происходила вместе с формированием единого Кубанского
казачества как субэтноса русского народа. Сам автор на конкретных примерах
демонстрирует сильную интеграцию русского и украинских языков в
повсеместный быт и разговор. Совместная монография авторов затрагивает
процессы внутри кубанского населения в 1930-е годы, рассматривая влияние
политики коренизации и коллективизация на центробежные процессы как
внутри общества, так и на внешнюю среду.
Далее, в статье В.И. Чурсиной «Эволюционные изменения в фольклоре
славян
Кубани»31
изображается
наличие
динамики
изменений
в
восточнославянской культуре Кубани уже в начале XX века. Это выражалось
в наличии неустойчивого равновесия центробежных и центростремительных
сил32. Автор указывает, что механизмы поддержания этнической специфики
постепенно стираются под влиянием развития процессов ассимиляции
украинского литературного языка. Важную специфику кубанской культуры
автор отмечает в смешивании русско-украинского фольклора.
Современный украинский учёный С.В. Кульчицкий в своей работе
«Смертельный водоворот. Рождение и гибель украинской Кубани»33
рассматривает политический контекст проводимой политики. Так, одной из
причин начала украинизации указывается давление националистических
кругов украинских коммунистов во главе с Н.А. Скрыпником на ЦК РКП(б).
Давление было направлено на отторжение части регионов РСФСР с
преобладающим украинским населением. Кульчинский отмечает, что начало
политики украинизации населения стало результатом взаимных уступок и
компромиссов
со
стороны
союзного
центра
(т.е.
Москвы)
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003.
Там же, с. 124 – 131.
33
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008.
31
32
12
и
националистически
настроенных
украинских
коммунистов.
В
работе
отмечаются географические рамки украинизации на территории РСФСР и
затрагиваются такой фактор, как выдвижение украинцев в состав местного
руководства. Также автор в своей работе отмечает, что стремление украинских
коммунистов к проведению украинизации полностью опиралось на энтузиазм
местного населения34. Однако данный тезис не имеет объективного источника
и
подкреплён
официальными
декларациями
и
лозунгами
периода
украинизации35. Далее автор не отходит от данной мысли и отмечает высокую
степень
эффективности
и
популярности
проводимой
политики,
без
объективных тому подтверждений.
В монографии кубанского историка М.В. Медука «Кубанское
казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки»36 затрагивается связь между
проводимой советской властью политикой украинизации и расказачивания
кубанских казаков. Автор отмечает, что казаки, являясь одной из главных сил
по сопротивлению проводимой политике, давали повод советской власти для
активной борьбы против данного служилого слоя. «Особняком» в этой работе
стоят события Тихорецкого восстания, где приводятся воспоминания
участников и очевидцев тех событий. Работа, несмотря на достаточно
эмоциональный характер, подробнее всего раскрывает восприятие местным
населением событий тех дней37.
Следующей работой, затронутой в данном исследовании, является
исследование
В.Н.
Ракачёва
«Украинцы
на
Кубани:
особенности
демографической истории»38. Автор приводит статистико-демографическое
данные по украинцам Кубанского округа. Приведённые исследователем
данные свидетельствуют об огромном количестве украинцев на территории
Кубани. Однако уже в 20-х гг. XX в. значительное число украинцев считали
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Образ жизни), 2008.
Там же, с. 12 – 21.
36
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006.
37
Там же, с. 178 – 267.
38
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007.
34
35
13
своим русский родным языком. При этом автором затрагивается комплексное
изучение демографических процессов в регионе.
Помимо названных выше авторов существует еще немалое количество
исследований по данной проблематике. По ходу исследования они будут
упоминаться как важное дополнение к общей картине.
14
Глава I. Политика коренизации Северо – Кавказского края.
В первой половине XX века происходит формирование общего для
украинцев и русских образа жизни на территории Кубани. Однако ещё в конце
XIX века складывается единое кубанское казачество как субэтнос русского
народа39. Этничность украинцев из числа черноморских казаков проходит
эволюцию по схеме «украинцы - кубанские казаки - кубанские казаки,
русские»40. Это связано со склонность казачества как переходного субэтноса к
социокультурному
синтезу41.
Происходило
формирование
феномена
«двуязычия» в одном регионе. Далее, как мы видим, этот момент активно
развивается
и
подается
местной
украинской
интеллигенцией
как
формирование украинской культуры на Кубани, требовавшей активной
поддержки для окончания собственного этапа развития42.
После решения X съезд ВКП(б) в марте 1921 г. по национальной
политике РСФСР и проведения административной реформа 1923 года
начинается активное проявление политики украинизации на территории
Северо – Кавказского региона. Как уже было указано, на основании решений
XII съезда ВКП(б) президиум ВЦИК 2 июня 1924 г. происходит
районирование территории Кубани и Причерноморья: образовывались четыре
округа: Армавирский, Кубанский, Майкопский и Черноморский. На
основании
преобладающего
украинского
населения
союзный
центр
постановил проводить политику украинизации региона. Выделяются зоны
обычной и ускоренной коренизации населения43. Активной украинизации
подвергаются Кубанский и Черноморский округа с процентным содержанием
украинского населения в 61% и 36% соответственно44.
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008. – с. 27.
40
Там же. с. 27 – 28.
41
Там же. с. 28.
42
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с. 45 49.
43
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 12 –
17.
44
Там же. с. 16.
39
15
1.1 Причины и цели украинизации Северо – Кавказского региона
РСФСР;
Рассматривая причины украинизации Северо – Кавказского края,
обратимся к существующей на тот момент внутренней и международной
обстановке.
После окончания Гражданской войны на первый план выходит
проблема взаимоотношений союзного центра в лице РСФСР, с одной стороны,
и национальными окраин и автономиями, с другой45. «Лакмусовой бумагой»
данных отношений является стабильность советской власти в данных
регионах. При исследовании ряда работ заметно, что советская власть
сталкивается с проблемой собственной непрочности в национальных
окраинах46, настороженного отношения нерусского населения национальных
окраин к местной власти47 и формирующего в результате влияния идей
революции национального самосознания нерусских народов48. Важным
документов, ставшим катализатором в развитии национальных движений в
Советской России, стала «Декларация прав народов России»49. Безусловно,
советской центральной власти так или иначе приходилось считаться и
ориентироваться в существующих проблемах. Ярким примером активизации
национальных процессов в Советской России являются национальнокультурные процессы в Украине, Белоруссии, Закавказье, национальных
автономиях РСФСР в Средней Азии50. Промедление с национальным вопрос
грозило дальнейшим распадом государства, центробежные силы для это
существовали51.
Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГ-Пресс, 2018. – с. 26 – 28.
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 45 - 52
47
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 23 – 25.
48
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 45 – 52.
49
Там же. с. 46 – 48.
50
Там же. с. 50 – 51.
51
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 33.
45
46
16
В 1920 году нарком по делам национальностей И. В. Сталин в статье
«Политика советской власти по национальному вопросу в России» выдвигает
план решения существующего национального вопроса в РСФСР. Так, автор
статьи предлагает «...поставить школу, суд, администрацию, органы власти на
родном языке...»52. И.В. Сталин указывает, что в ситуации с РСФСР, где на
национальных окраинах города были русскоязычными, а окружающая их
сельская
местность
была
населена
представителями
национальных
меньшинств, «...следует коренизировать прежде всего русскоязычные
города...»53. Заметно, что власть не оставляла без внимания национальный
вопрос,
считая
его
одним
из
приоритетных
при
неопределенном
существующем строе государства. На X съезде ВКП(б) в марте 1921 года мы
видим активную поддержки предлагаемого курса54. С чем была связано такое
принятие данной политики? На момент 1921 году центральной советской
власти, только что вышедшей из пламени Гражданской войны, требовалось
укрепление всей вертикали власти55, однако нужных ресурсов для этого не
было,
а
при
существующем
положении
активного
национального
строительства политика коренизации выступала как временная уступка
национальным автономиям и укреплении их лояльности по отношению к
власти. С другой стороны, на практике мы видим, что с помощью данной
государственной политики союзный центр на местах создает жизненно
необходимые лояльные кадры, способные проводить политику ВКП(б) без
каких – либо колебаний или саботажа56. После решения X съезд ВКП(б) в
марте 1921 г. по национальной политике РСФСР начинается активного
формирование этнифицированной элиты на местах57. Тем самым уже
Сталин И.В. «Политика советской власти по национальному вопросу в России» // Правда. М.: 1920. - №
226.
53
Там же. с. 2 – 3.
54
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 51 – 53.
55
Там же. с. 53.
56
Там же. с. 53 – 54.
57
Там же. с. 62.
52
17
происходит активное зарождение государственной политики коренизации.
Первым регионом, подвергшемуся данной политике, стала Украина.
После
Генуэзской
конференции
вопрос
создания
единого
государственного образования в международном поле становится на повестку
дня.
Формируется
сразу
несколько
вариантов
создания
единого
государственного образования на территории бывшей Российской империи.
План «автономизации» И.В. Сталина имел слабую поддержку руководителей
национальных республик. Активным оппонентами данного проекта являлись
руководители УССР – Х.Г. Раковский, Н.А. Скрыпник, Г.Ф. Гринько, В.П.
Затонский – и ЗСФСР – Ш.С. Окуджава58. Несогласие украинских
коммунистов со сталинской линией требовало от И. Сталина повышенного
внимания к Украине. Это отразилось на совещании ЦК РКП(б) в июне 1923
года с ответственными работниками национальных республик. Там секретарь
ВКП(б) рассчитывал «обработать» руководителей национальных республик
для преодоления сопротивления усилению союзного центра59.В противовес
плану «автономизации» выступает план «федерализации» государства,
выдвинутый В.И. Лениным. В итоге по федеральному принципу произошло
образование СССР60.
Далее, как мы знаем, начинается партийная борьба, и И.В. Сталин,
находясь в поиске союзников в борьбе за власть против Л.Д. Троцкого и Г.Е.
Зиновьева, активно использует национально-ориентированных коммунистов в
борьбе. Так, Н.А. Скрыпник, один из главных идеологов коренизации в
Украине и, впоследствии, в Северо – Кавказском крае, оказал всяческую
поддержку секретарю ВКП(б) в борьбе за власть и лояльность местных
национальных кадровиков УКП(б). В обмен группировка Н.А. Скрыпника
получала уступки по национальному и культурно-языковому вопросам в
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 58 – 76.
Там же. с. 59.
60
Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГ-Пресс, 2018. – с. 21 – 24.
58
59
18
Украине и прилегающих к ней украиноязычных территорий61. Такие уступки
И.В.
Сталина
первоначально
направлены
на
партийную
борьбу,
а
впоследствии на желание укрепить вертикаль власти в центре и на местах. Уже
с 1925 года украинизация государственного аппарата
УССР стала
использоваться для выдвижения молодых кадров, лояльных советской
власти62. Уступки И.В. Сталина можно рассматривать как «идеологический
нэп»63 - вынужденное тактическое отступление от политики централизации в
национальном вопросе. Однако важную стратегическую победу И.В. Сталин
осуществил – в апреле 1925 года на пост Генерального Секретаря ЦК КПУ(б)
был поставлен Л.М. Каганович (однако уже в 1928 году в результате интриг
со стороны Н.А. Скрыпника и В.Я. Зубаря был снят с данного поста И.
Сталиным64)65.Процесс коренизации имел место быть и на территории Кубани.
Здесь украинизация активно использовалась для привлечения молодых кадров
из рабоче-крестьянской среды66. Такая политика была направлена на
укрепление в данном регионе социальной базы ВКП(б), имевшую слабые
позиции в связи с «сословным самосознанием казаков» и сильной
консервативностью местного населения67.
Важно отметить одну особенность – сторонники украинизации
территорий с преимущественно украинским населением впоследствии
ратовали за их присоединение к УССР и развитие на них украинской
национальной культуры68. В сферу их интересов входила и Кубань. Однако
такие тенденции в планы ЦК ВКП(б). Результатом данного процесса стал
компромисс. В результате Северо – Кавказская область сохранялась в составе
РСФСР,
однако
на
территории
края
проводится
полномасштабная
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 47 – 54.
Там же. с. 50.
63
Там же. с. 52 – 54.
64
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 75.
65
Там же. с. 75 - 76
66
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
89 – 93.
67
Там же. с. 89 – 93.
68
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 95.
61
62
19
украинизация69. Такое решение принималось в связи с желанием остановить
этнический и сословный конфликт в регионе70. По факту позиции Н.А.
Скрыпника и его сторонников в отношении национальной политики взяли
вверх.
Рассматривая процесс украинизации Кубани, важно обратить внимание
не только на отношение местного населения к данной политике, но и ожидания
советской власти от украинизации Кубани. Что подтолкнуло союзный центр к
принятию коренизации на территории данного региона? Рассмотрим
несколько граней данного вопроса.
Важную роль в начале проведения кубанской украинизации имела
международная составляющая. Прежде всего советская власть стремилась
оторвать местных украинцев от украинской националистической эмиграции и
дискредитировать
их
пропаганду,
лояльное
СССР
казачество
от
эмигрировавшей верхушки Кубанского казачьего войска, активно влияющего
на жизнь кубанцев с территории Сербии71. В связи с отсутствием какой – либо
поддержки со стороны казачества советская власти искала опору в местной
сельской
интеллигенции
с
украинофильскими
настроениями.
Интеллигентская прослойка в свою очередь имела тесный контакт с
хлебородной массой населения, что было на руку центральной власти72.
Особенно это было важно в преддверии таких огромных перемен, как
коллективизация и индустриализация.
Украинизация совпала с форсированным землеустройством в виде
коллективизации на Кубани. Данный процесс вызывал процесс разрушения
казачьей общину и ее дальнейшего обеднения. Тем самым советская власть
активно проводила пассивную борьбу с инородными элементами системы,
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 96 – 97.
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008. – с.32.
71
Там же. с. 31 – 33, 36.
72
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 112 – 115.
69
70
20
представлявшим опасность для существования власти на данной территории73.
Также проведение коренизации напрямую связывалось с желанием повысить
эффективность колхозного строительства и его организации74. Яркий пример
- раздел «Страничка колхозника» в краснодарской газете «Красное знамя»
выходил в начале 1930 гг. на украинском языке75. В результате активного
внедрения украинского языка и распространения украинской литературы
повседневной среде кубанских селян зарождается слом традиционного уклада
жизни. По замыслу организаторов коренизации, данная политика должна идти
бок о бок с коллективизацией для постепенной ликвидации неграмотности76.
С 1922 года на Кубани впервые в работе административных и
культурных учреждений ряда районов Кубани вводится использование
украинского языка. Причина таких изменений – активное лоббирование
мнения Н.А. Скрыпника по вопросу использования украинского языка
местным населением Кубани. Работников Наркомата просвещения РСФСР
убедили местную власть ряда районов Кубани начать использовать
украинский язык в документообороте77.
В результате действия проукраинских коммунистов на Кубани к 1926
году на действовали 150 начальных украинских школ, семилетки и школы 2-й
ступени. Также бы открыт украинский техникум в станице Уманской и
педагогический техникум в станице Полтавской. В вузах и техникумах в
качестве обязательного предмет было введено "украиноведение"78. В 1929
году
был
открыт
Кубанский
украинский
научно-исследовательский
институт79.
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 79 – 80.
74
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 83 –
85.
75
Там же. с. 87.
76
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 96 – 113.
77
Там же. с. 99 – 101.
78
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008. – с.33 – 34.
79
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008. – с. 56 – 58.
73
21
Процесс украинизации первоначально не вызывал отрицательных
эмоций в среде местного населения в связи с непринужденным характером80.
Постепенно происходит «закручивание гаек» - по решению северокавказского
крайкома ВКП(б) украинизацию предполагалось полностью закончить на
территории 35 районов Северо – Кавказского края к 1 января 1932 года81.
Политика украинизации принимает принудительный характер.
Таким образом, из вышесказанного выделим основные причины и цели
украинизации Кубани. Причинами коренизации населения Кубани являются:
1) Непрочность советской власти на территории Кубани в связи с
отсутствием поддержки со стороны социальных слоев населения;
2) Опасность зарождения сепаратистских настроений в регионе под
влиянием казачьей эмиграции;
3) борьба с «великорусским шовинизмом»;
4) отсутствие нужной лояльности от местного населения и партийного
отдела региона;
5) Желание разрушить казачьи сословные представления и общину;
6) Борьба за централизацию союзного центра и укрепление вертикали
власти;
7) Подготовка местного населения к форсированной коллективизации,
индустриализации и ликвидации безграмотности.
Далее, рассмотрим основные цели украинизации Кубани:
1) Создание пролетарской культуры в преддверии пролетаризации
местного сельского населения;
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 23 – 25, 89 – 90.
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
80
81
22
2) Увеличение лояльности населения по отношению к власти;
3) Ликвидация безграмотности местного население с помощью
украинского языка;
4) Подавление местного национализма на территории Кубани.
1.2. Основные действия и первые результаты.
Процесс коренизациии требовал изучения существующего положения
на местах для формирование актуальной базы данных, от которой в
дальнейшем отталкивалась советская власть при первых мероприятиях
украинизации. Так, в апреле 1920 года создается украинская секция при
подотделе нацменьшинств Окружкома ВКП (б) Кубанской области82.
Основной целью данного объединения объявлялось изучение потребностей
украинцев региона в национальных школах и издании украинской литературы.
В
1924
г.
последовали
территориальные
более
преобразования.
планомерные
Так,
на
и
последовательные
основании
постановления
президиума ВЦИК от 19 октября 1924 г. и постановления крайисполкома от
16 ноября 1924 г. Юго - Восточный край был переименовал в СевероКавказский83. В результате районирования политика украинизации начинает
приобретать более централизованный характер. Показателем данного
утверждения является повторное создание украинской секции в подотделе
нацменьшинств в Кубанском округе 14 июня 1925 года84. В дальнейшем
политика коренизации укрепляется. Подтверждение этому – решение 2-й
Кубанской окружной конференции ВКП(б) 23 ноября 1925 года. Результатом
данного решения стало постановление «О работе среди украинского
населения
Кубанской
области»85.
В
данном
документе
количество
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 79 – 82.
83
Там же. с. 55.
84
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008. – с. 90, 95.
85
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
101 – 112.
82
23
украинского населения на территории на Кубани определялось в 70 - 80 % от
всего населения86. Основными задачами конференция ставила украинизацию
партийной, комсомольской и агитационной работы на краевом и районном
уровнях87. Важным проводником идей коренизации в данном регионе
являлись
активные
группы
украинской
интеллигенции,
находивших
поддержку у части населения в нечерноморских станицах. Также не следует
забывать
об
активной
кампании
давления
украинских
национал
–
социалистов, в поддержке которых нуждались лидеры страны во время
внутрипартийной борьбе88. В период III съезда Советов СССР в 1925 году
постановлением происходит создание представительства национальных
меньшинств во всех советских органах власти. Также разрешается вести
официальную
национальных
переписку
языках,
и
а
проводить
также
школьное
создавать
преподавание
местные
на
национальные
самоуправления89. После назначения Н.А. Скрыпника наркомом просвещения
в июле 1927 г. Всеукраинский ЦИК и СНК УССР издали постановление «Об
обеспечении равноправия языков и о содействии развитию украинской
культуры». В соответствии с ним был взят курс на всеобщую языковую
украинизацию территории Украины. За сравнительно небольшой промежуток
времени было украинизировано 80 % школ и 30 % вузов. Сам организатор
данного процесса планировал дальнейшую украинизацию прилежащих к
УССР территорий.
Политика украинизации на Кубани делиться на активную (декабрь
1928 – март 1931 гг.) и принудительную (март 1931 – декабрь 1932 гг.) фазы
действий90. В начале сплошной коренизации Кубанского округа численность
украинского населения в регионе согласно подсчетом местных статистиков
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
104 – 107.
87
Там же. с. 101 – 102.
88
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 98 – 101.
89
Там же. с. 99.
90
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 112.
86
24
составляла около 828 тыс. украинцев91. 17 июля 1928 года в Краснодаре
состоялось совещание советских, партийных и общественных деятелей, где
проблемой выдвигалась украинизация Кубани. На совещании после доклада
комиссии ВЦИК и ЦКК по результатам анкетирования местного населения
происходило обсуждения о существующих различиях в культуре и укладе
жизни Кубани и УССР, а также отношение различных социальных групп
Кубанского округа к процессу украинизации. Результатом обсуждений
становится предложение по ускорению украинизации Кубани92. Параллельно
с
правительственным
совещанием
проходила
учительская
окружная
конференция, где обсуждалась целесообразность возможной политики
коренизации. Спустя месяц, 9 августа 1928 года бюро Северо-Кавказского
крайкома ВКП(б) постановило в месячный срок разработать план и методы
сплошной украинизации93.
В
декабре
1928
года
Северо-Кавказский
крайком
утверждает
трехлетний план украинизации 37 районов, 19 из которых входили в состав
Кубанского округа94. Сюда же входит создание на местах разветвленной
системы украинского образования: планировалось создание 965 школ І
степени, 561 ликпунктов, 309 изб-читален и нескольких десятков профшкол и
школ II ступени95. В 7 педагогических техникумах создавались отделения с
обучением на украинском языке96. В конце марта 1929 года пленум комиссии
краевого исполкома в делах национальных меньшинств проводило совещание
по украинизации. Здесь обсуждался доклад орготдела исполкома о плановой
украинизации советского аппарата на протяжении трех лет, а также план
подготовки
местных
кадров
с
помощью
специальных
курсов
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
344 – 356 (приложение).
92
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008. – с. 67 -70.
93
Там же. с. 79.
94
Там же. с. 79 – 80.
95
Там же. с. 79 – 80, 82.
96
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008. – с. 46.
91
25
политобразования. Далее происходит констатация фактов по отсутствию
какой – либо подготовительной и разъяснительной работы на местах и в
краевой печати, каких – либо продуманных планы украинизации территории97.
Итогом дискуссий на совещании стало принятие план орготдела как основы
национальной местной политики, однако с оговоркой, что в украинских
районах будут украинизированы не только советы и районные исполкомы, а
абсолютно все государственные учреждения98. Кроме того, пленум выдвинул
требование по украинизации за 1929 год не 8, а 15 районов. Краевому суду и
прокуратуре в рекомендательной форме постановлялось произвести начало
перевода работы в судах и следствие на украинский язык99.
Бюро Кубанского окружкома ВКП(б) принимает местный план по
украинизации районов округа 7 июля 1929 года. Первым районом,
подвергшимся украинизации уже в 1929 году, является Славянский. В 1930
году коренизации подвергаются Павловский, Краснодарский, Брюховецкий,
Тимашевский, и Каневской районы, в 1931 году – Приморско - Ахтарский,
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 132 – 135.
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 111
– 113.
99
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
97
98
26
Темрюкский, Абинский, Кореновский, Горячеключевской и Северский
районы (также подлежавшие сплошной коренизации Ейский, Староминский и
Кущёвский районы входили в состав Донского округа до 1937 года). В
вышеуказанных районах планировалось украинизировать все местное
делопроизводство и судопроизводство, партийную работу, пропаганду и
агитацию. Сфера образования и культуры также подлежала украинизации100.
В Новопокровком, Тихорецком и Усть - Лабинском районах сплошной
украинизации не проводилась по причине слабого присутствия украинского
этноса в среде местного населения101. Однако на данных территориях
происходило
создание
отдельных
украинских
сельских
советов,
дублирующих функции местной власти102. По вышеуказанному графику мы
видим, что процесс сплошной коллективизации проводился в районах с
преимущественным составом украинцев в среде местного населения, что не
противоречило первоначальной логике развития коренизации Северо –
Кавказского региона.
Отношение местного населения к проводимой политике было
неоднозначным. Русская интеллигенция, бывшие чиновники и офицеры
Российской империи, живущие в городах, воспринимала украинизацию как
советизацию населения103. Политика украинизация Кубани в значительной
степени воплощалась в жизнь с целью повышения эффективности культурнополитической работы со местными кубанскими станичниками. Также процесс
коренизации использовался лишь как повод для внедрения советской власти и
идеологии в повседневную жизнь сельских жителей. Яркий тому пример –
организация в станицах сети хат-читален, появление радиоточек и проведение
кинопоказов104. Беднейшие и малограмотные слои кубанского села были
Чеботарёва В.Г. Национальная политика Российской Федерации 1925 – 1938 гг. М.: Пресс – Бук, 2008. –
с. 165 – 168.
101
Там же. с. 166.
102
Там же. с. 166 – 167.
103
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с. 144 –
145.
104
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 121.
100
27
равнодушны к языку школьного преподавания и делопроизводства и против
украинизации активно не выступали. Однако поддержки тоже не оказывали105.
Украинская интеллигенция в лице учителей, преподавателей и врачей активно
поддерживала происходившие процессы и всячески участвовала в них. Так,
весной 1929 года в Новороссийске была проведена антипасхальная компания
среди местных украинцев106. Тем самым из этого можно сделать вывод, что
вместе с политикой коренизации активно поддерживалась политика
советизации, это заметно в активной антирелигиозной политике местных
властей региона107. Важный парадокс - разговорный украинский язык
большинство местного населения воспринимало как родственный им, однако
в то же время украинскую письменную речь и печатную продукцию
воспринимали как чужое108. Результат в дальнейшем в виде массового
игнорирования данной политики не заставлял себя долго ждать.
Кубанская пресса также соответствовала проводимой политике в
регионе. В газетах затрагиваются решения местных властей по вопросам
украинских школ и культурных учреждений, повествуется о проведении
украинских культурных мероприятиях. Также важно, что на страницах СМИ
находил своё отражение интерес кубанцев к событиям в Украине109. Самое
информативные издания по украинской тематике – «Вольная Кубань» и
«Свободная Кубань»110. В этих изданиях украинской тематике уделялось
значительное внимания. Это было связано с тем, что в руководство
«Свободной Кубани» входили такие видные украинофилы, в том числе В.В.
Скидан111.
Активно
распространялись
любые
новости,
связанные
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 153 – 159.
106
Там же. с. 154.
107
Там же. с. 155 – 156.
108
Там же. с. 158 - 160
109
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008. – с. 44.
110
Там же. с. 44.
111
Там же. с. 45.
105
28
с
украинским национальным движением на Кубани и Украине. Порой в рубрике
«По нашему краю» затрагивались все события, происходившие в УССР112.
С
1930
года
политика
украинизации
впервые
начинает
бойкотироваться на всех уровнях в центральных станицах округа113. Стали
поступать первые известия о недовольстве местного населения. Так, в
Приморско-Ахтарском районе украинизация проводилась насильственными
методами. Отмечались случаи, когда детей одних и тех же родителей
определяли в русскую и украинскую школу одновременно, не считаясь с их
протестами114. Такие же результаты были достигнуты в Ейском районе. В
русские школы, если не было возможности открыть отдельную украинскую
школу, набирались украинские группы. Детей этих групп обучали по
программам украинских школ115. В начале 1932 года краснодарское книжное
издательство выпускает первое издание украинских учебников для школ.
Второе издание учебников проводилось в июне-июле 1932 года116. Активно
шло распространение украинских названий предприятий. Например, в станице
Динской
колхоз
имел
название
"Чiрвоный
прапор",
а
в
станице
Нововеличковской - "Друга пятырычка"117.
Осенью 1932 г. власти Северо-Кавказского края решили углубить и
ускорить украинизацию в связи с огромным отставанием в темпах и в связи с
разоблачением «шовинистов» на заводе «Красный Аксай»118. В начале 1932
года Абинской районной комиссией при райкоме ВКП(б) расследовался ряд
персональных
администрации.
дел
Их
коммунистов,
обвиняли
ответственных
в
проведении
работников
политики
местной
"русского
великодержавного шовинизма" в возглавляемых ими учреждениях в
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с.201.
Там же. с. 197 – 208.
114
Там же. с. 198 – 199.
115
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с. 112,
167.
116
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 14 – 16.
117
Там же. с. 15.
118
Там же. с. 45 – 56.
112
113
29
противодействие проводимой "партией и народом" украинизации района119.
Сигнал подала редакция краевой газеты "Червона газета". Там в октябре 1931
года была напечатана статья "Саботирують радянську украiнiзацiю".
Материал содержал ряд заметок об активном саботаже работниками
Абинского района процесса коренизации. В пример приводятся слова главы
района Бурдовича: "Ничего мы не делали с украинизацией, и не делаем, пока
не закончим заготовки, да и вообще она нам не нужна"120. Также забавным
моментом отмечается саботаж украинизации местным райпотребсоюзом. Он
заключался в переводе на украинский язык вывески, дальнейших мероприятий
по украинизации не проводилось121. Местные руководители выражали мнение,
что спешить с украинизацией не следует и этого не требует внешняя
обстановка122. Итогом данных решений становится решение Абинского
райкома
партии
о
назначении
крайнего
срока
завершения
полной
украинизации района - 1 октября 1932 года123. Однако уже по объективным
причинам эти сроки были сорваны.
В сводках за 1931 год Краснодарской сельской контрольной комиссии
обратим внимание на такой отрывок: "Созданные кружки по изучению
украинского языка - самоликвидировались (никто их не посещал, считая
напрасной тратой времени), магазины были переполнены годами не
раскупаемой массой украинской литературы"124. По данному отрывку мы
понимаем, что антиукраинские населения только набирали силу и грозили
вылиться в нечто большее, нежели просто саботаж на местах.
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 46 – 47.
120
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 144
121
Там же. с. 144.
122
Там же. с. 144 – 145.
123
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с.173 – 174.
124
4.
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933
годов. Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 75 – 77.
119
30
Глава II. «Кубанское дело» - Тихорецкое восстание и свертывание
политики украинизации
2.1. Предпосылки кризиса политики коренизации Кубани. Начало
«Кубанского дела»;
В 1929 году уже вырисовываются первые трудности в ходе проведения
украинизации. Прежде всего, это саботаж местными партийными и
государственными органами политики коренизации, незнание местным
населением литературного украинского языка, с одной стороны, и
укоренившиеся представления о русском языке, как о главном языке власти,
культуры и печати, с другой стороны. Это создавало неразбериху на местах,
возникающую в хозяйственных и деловых вопросах в результате плохого
знания литературного украинского языка125.
Недостаток украиноязычных
учителей и партийных работников заметно замедлял процесс проведения
украинизация. Даже отправка украиноязычных преподавателей и партийных
работников из УССР не помогали улучшить существующее положение126. Это
связано с крайним недостатком учебных пособий и незнанием кубанской
специфики. Ещё одним раздражающим фактором является выдвижение на
руководящие посты по национальному признаку. К июню 1932 году в
руководящем составе Северо – Кубанского края состояло, по разным оценкам,
от 46 до 77% украинцев127. Большинство партийных работников было
выходцами из УССР и имели слабое представление о существующем этно конфессиональном состоянии Кубанского округа128.
В период II этапа украинизации произошло немало курьезных случаев.
Так, в мае 1931 года правление колхоза имени 1-го Мая послало в Абинский
филиал Государственного банка два финансовых документа, напечатанных на
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 168 – 179.
126
Там же. с. 172 – 173.
127
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
233 – 234.
128
Там же. с. 234.
125
31
украинском языке. Это договор о перестраховании и об оплате за
землеустройство. Однако работники банка вернули документы обратно в
правление с пояснением, что прочитать содержание предоставленных бумаг
не представляется возможным. Бумаги рекомендуют переоформить в
двухнедельный срок. Результатом данного случая стало незапланированные
денежные расходы колхоза и начало административных разбирательств
правления кооператива и администрации филиала Госбанка129. Управляющий
Абинским отделением Государственного банка Н. Е. Буканов предоставил
копию распоряжения Северо – Кавказской краевой конторы Госбанка СССР,
которое обязывало вести всю бухгалтерию и писать все денежные документы
только на русском языке130. Данный факт сам по себе вызывает интерес и
обнажает всю противоречивость проводимой политики. Северо – Кавказская
краевая контора Государственного банка СССР, не желая создания
экономического коллапса в регионе и во избежание путаницы издает
распоряжение № 31001 от 11 июля 1931 года. Оно было адресовано всем
управляющим филиалами Госбанка на Северном Кавказе131. В постановлении
филиалам банка предписывалось:
1.
Развернуть
учебу
по
изучению
украинского
языка
сотрудниками без ущерба для нормальной оперативной работы
филиалов (фактически это можно рассматривать как обязательную
общественную внерабочую нагрузку);
2.
Установка вывесок на русском и украинском языках;
3.
Применение двойных угловых штампов на письмах.
Если затронуть активность использования русского и украинского
языков, то мы видим, что все оперативные документы банка должны были
вестись на русском языке. Переписка с государственными учреждениями и
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
130
Там же. с. 335 – 338.
131
Там же. с. 389 – 393.
129
32
организациями в пределах своего района и с другими подлежащими
украинизации районами филиалы должны были вести на украинском языке.
Переписка с конторой и с русскими районами велась на русском языке132.
Как мы видим, распоряжение Государственного банка в полной мере
дает понимание и суть положения, которое сложилось в Кубанском округе.
Парадокс в том, что данный регион является областью вынужденного
двуязычия. Это выражается в активном использование разговорного
украинского языка большинством населения Кубани. Хотя отметим, что
кубанский говор был близок разговорному украинскому языку, однако не
являлся в полной мере родственным ему133. Однако отношение к украинской
письменной речь было неоднозначным. Местное население воспринимало
данную письменную речь как чужой язык. Следствием этого стал саботаж и
массовое игнорирование политики украинизации134.
Важно отметить и местные националистические движение. Имели
место быть попытки украинских националистов использовать украинизацию
в собственных целях. По мнению С. Кульчинского, в тех районах Кубанского
округа, где проводилась активная украинизация сотрудниками Наркомата
народного просвещения УССР, создавалась поддержка местных активистов
национального возрождения135. Результатом этой поддержки становится
возниконовение
в
начале
1930
года
т.н.
«очагов
антисоветского
сопротивления»136. В 1932 году станица Полтавская характеризовалась ОГПУ
как наиболее контрреволюционно активная в связи с преобладающим
украинским населением (больше 80% - украинцы)137. На территории станицы
действовали крупные формирования и кружки националистического толка –
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
133
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с. 10 –
13.
134
Чеботарёва В.Г. Национальная политика Российской Федерации 1925 – 1938 гг. М.: Пресс – Бук, 2008. –
с. 122 – 123.
135
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 198 – 210.
136
Там же. с .204.
137
Там же. с. 205 – 208.
132
33
кружок «Запорожцы», «Шесть верден», «Здравiэ Кубанi»138.
Опасность
сложившегося положения заключалось в том, что местная власть не подавляла
такие формирования националистического толка, что грозило народным
всплеском. Как мы знаем, в этот же 1932 год на Кубани в полную мощь
проводится политика коллективизации. В результате провала хлебозаготовок
ожидаются крайние меры к провалившимся станицам в связи с саботажем
государственной политики139. Местные украинские коммунисты начинают
местные кампании по понижению размеров хлебозаготовок, возобновляются
переговоры с коллегами из УССР по возможности укрепления культурного и
экономического контактов регионов. Украинское нацменьшинство на Кубани
выделяется своим высоким уровнем образованности, формирующимся
национальным самосознанием, созданием мощной местной партийной ячейки
ВКП(б). Однако в то же время, как уже было выше указано, к 1932 году
процент присутствия в партийной ячейке Кубанского округа руководителей
украинского происхождения составлял 77%140. Такое положение грозило
уходом местной партийном организации в «уклон с националистическим
акцентом»141. Украинские учебники 1932 года не имели какой – либо
советской составляющей, однако в них присутствовал акцент на украинские
традиции142.
Саботаж на местах действительно имел место быть, однако его
причиной являлась не только проводимая политика коренизации, но и начало
проведения политики коллективизации и индустриализации Кубани с
сильными перегибами на местах. Непродуманность в совмещении двух
государственных векторов развития приводит к Тихорецкому выступлению.
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 208 – 209.
Наумов С.В. Черные доски. Краснодар: Жигулёвка, 2009. – с. 21 – 22.
140
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
233 – 234.
141
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2. М.: МФД 2012.
142
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с. 111 –
116.
138
139
34
2.2. Тихорецкое выступление как всеобщее недовольство
политикой коллективизации и украинизации;
Теперь оценим сложившуюся ситуацию глубже и полнее. Как мы знаем,
темпы промышленного роста были резко снижены во 2-й пятилетке. Это было
сделано для преодоления существующего экономического кризиса и
формирования
положительной
индустриализации143.
динамики
развития
сказалось
Однако в результате продажи зерновых культур за
границу часть регионов были слабо подготовлены к заготовительной
кампании 1931 года. В число данных регионов вошли Украина и Северный
Кавказ, где местное население уже находилось на грани голода. Итогом такого
качества хлебозаготовок становится плохой урожай летом 1932 года. Однако
ещё осенью 1931 года местные партийные руководители просили о снижении
плана хлебозаготовок в связи с невозможностью исполнить задачи при
существующем размере хлебозаготовок144. Как мы видим, центральная власть
метается между разными мнениями, в то же время требуя выполнения
плановых заданий «любой ценой»145. Однако их выполнить не удалось.
Главной причиной провала хлебозаготовок краевые власти объявили саботаж
кулаков и местного населения. Вскоре находится и иное объяснение —
негативное влияние украинских националистов. Украинская интеллигенция,
имевшая своих представителей в местной администрации, в деле проведения
украинизации часто имела перегибы. Это приводило к саботажу и
недовольству населения против советской власти146.
В
результате
провала
хлебозаготовок
Политбюро
ВКП(б)
заинтересовалось случившийся ситуацией на Кубани. Северо – Кавказском
крайкому и крайисполкому была прислана рекомендация, где указывалось
обратить внимание на качество проведения коллективизации и украинизации.
Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГ-Пресс, 2018. – с.139 -141.
Наумов С.В. Черные доски. Краснодар: Жигулёвка, 2009. – с. 44 – 62.
145
Там же. с. 61 – 62.
146
Там же. с. 62.
143
144
35
Параллельно с этим ВКП(б) начала подготовку специальной комиссии для
проверки ситуации на местах147. К этому моменту складывается достаточно
сложная ситуация в Полтавском, Уманском, Тихорецком, Славянском и
Тимашевском районах, связанная с началом голода местного населения и
попытками давления со стороны администрации данных районов148. Такое
положение усложнялось тем, что в районах «первой очереди» украинизации
(например, Абинский и Брюховецкая)149 происходило насильственное
насаждение украинского языка. Это выливалось в народное недовольство,
создавая атмосферу полного отчаяния и разрухи у местного населения150.
Параллельно в Москве в августе 1932 года И.В. Сталин на собрании
Политбюро ВКП (б) поднял вопрос «...серьезного неблагополучия в
украинских партийных организациях, засилье в них скрытых националистов и
иностранных агентов...»151. Вопрос решился следующим образом – создать
чрезвычайную комиссию для увеличений хлебозаготовок во главе Л.М.
Кагановича и направить её членов в регионы Украины и территории с
украиноязычным
населением152.
Основной
задачей
данной
комиссии
устанавливалось проверка местных партийных ячеек на предмет:
1)
эффективного
выполнения
государственного
плана
хлебозаготовок;
2)
лояльности к советской власти со стороны работников
государственных учреждений и местного населения;
3)
выполнения/саботажа региональных и государственных
постановлений.
Наумов С.В. Черные доски. Краснодар: Жигулёвка, 2009. – с. 64 – 68.
Там же. с. 66 – 68.
149
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 33.
150
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с.187
– 213.
151
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 332 – 333.
152
Там же. с. 338.
147
148
36
Л.М. Каганович как заведующий сельскохозяйственным отделом ЦК
ВКП (б) направляется на территорию УССР для инспектирования
существующей ситуации (хотя в чрезвычайной комиссии отдел по УССР
возглавлял В.М. Молотов, а отдел по Северному Кавказу – сам Каганович)153.
Параллельно с поста председателя СНК УССР снимается В.Я. Чубарь и
направляется в Москву для дальнейших инструкций. На территорию Северо –
Кавказского края первоначально направляется А.И. Микоян (вплоть до
приезда Л.М. Кагановича 1 ноября 1932 года) в начале сентября 1932 года154.
До приезда Каганович на территории Кубани происходили активные поиски
«буржуазных националистов и кулаков» и начало чисток местных партийных
ячек ВКП(б) в связи со неудовлетворительными результатами155. За сентябрь
– октябрь 1932 года в результате действий ОГПУ на территории Кубанского
округа было освобождено и арестовано 5 тыс. коммунистов156. Порой аресту и
последующему наказанию подвергались высшие руководители партийных
ячеек региона. Например, секретарь партийной ячейки станицы Отрадная
Тихорецкого района М.В. Котов был арестован и обвинен в раздаче части
колхозного хлеба по сельским домам во избежание возможного голода157.
Вина партийного работника была доказана на уровне районного суда. Котова
осудили на 10 лет концлагеря. Однако по требованию А.И. Микояна приговор
был изменен: на следующий день Котова и 15 членов партийной ячейки
станицы Отрадной были приговорены к расстрелу158. Сам же Л.М. Каганович
прибыл на Кубань во главе чрезвычайной комиссии 1 ноября 1932 года. Через
2 дня после своего прибытия в Краснодаре он собрал местных руководителей
партийных
ячеек
и
государственных
учреждений
для
обсуждения
сложившийся ситуации. В ходе обсуждений Каганович предложил провести
жесткие меры для решения сложившийся ситуации:
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 340 – 345.
Там же. с. 340 – 341.
155
Там же. с. 341.
156
Консулько Т.В. Чёрные доски. Т.1. М.: Посев, 2009. – с. 98 – 102.
157
Там же. с. 101 - 102.
158
Там же. с. 102.
153
154
37
1)
Введение «черных досок159» по хлебозаготовкам» для
проваливших государственный план кубанских станиц;
2)
Проведение кадровой и административной чистки с
публикацией заведенных на них уголовных дел в прессе,
3)
Распространение дезинформации в среде органов местных
учреждений о возможном переселении части крестьян с центральных
областей РСФСР на Кубань (по замыслу это должно было мобилизовать
местное население прекратить саботаж и завершить кампанию
хлебозаготовок160);
Уже 4 ноября 1932 года Л.М. Каганович по согласованию с И.В.
Сталиным составил текст постановления бюро крайкома под названием «О
ходе хлебозаготовок и сева по районам Кубани». В это же день постановление
было опубликовано в краевой газете «Молот»161. Уже 5 ноября на «черную
доску» были занесены Новорождественская, Медведовская и Темиргоевская
станицы в связи с саботажем по проведению хлебозаготовок. Спустя 2 дня - 7
ноября, на доску внесли еще 4 станицы – Полтавскую, Урупскую и Уманскую
станицы162. Обратим внимание на парадокс – самая украинизированная
станица Кубани – Полтавская – стала местом особо упорного антисоветского
саботажа хлебозаготовок и сева (что и стало причиной внесения на «черную
доску»). Отметим, что данная станица Полтавская являлась одной из самых
богатых в прошлом казачьих станиц Кубани. По мнению А. Радина, советский
план хлебозаготовок на Полтавскую по сравнению с дореволюционными
поставками зерна отличался в 3 раза (250 тыс. пудов товарного хлеба в 1932
году и 750 тыс. пудов товарного хлеба в 1916 году)163. Большим удивлением и
«сюрпризом» для советской власти становится поддержка саботажа со
Консулько Т.В. Чёрные доски. Т.1. М.: Посев, 2009. – с. 5 – 8.
Там же. с. 121.
161
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008. – с. 41 – 43.
162
Там же. с. 45.
163
Радин А.В., Шаумян Л.Я. За что жителей станицы Полтавской выселяют с Кубани в Северные края.
Краснодар: ГОСИЗДАТ, 1932. – с. 25.
159
160
38
стороны украинской интеллигенции и местного населения164. Это наталкивало
руководство СССР на интересные выводы.
В итоге с ноября 1932 по январь 1933 гг. на «черные доски» были
внесены 13 кубанских станиц: Боковская, Ладожская, Медведовская,
Мешковская,
Незамаевская,
Платнировская,
Новодеревянковская,
Полтавская,
Новорождественская,
Стародеревянковская,
Старокорсунская,
Старощербиновская, Темиргоевская, Уманская и Урупская165. Под термином
«черные доски» (по факту – «Доска позора») мы понимаем комплекс
мероприятий в УССР и Северо – Кавказском крае, направленный на
реализацию плана хлебозаготовок и борьбу с саботажем местного населения.
В случае постановки на «черную доску» одного из населенных пунктов
вводились такие меры:
1) Немедленное прекращение подвоза товаров, полное свертывание
кооперативной и государственной торговли с вывозом из магазинов всех
наличных товаров;
2)
Полное запрещение торговли как для колхозников, так и для
единоличников;
3) Прекращение всякого рода кредитования и досрочное взыскание
кредитов и других финансовых обязательств;
4) Проведение чистки колхозных, кооперативных и государственных
аппаратов от «чуждых и враждебных элементов»;
5)
Изъятие
органами
ОГПУ
организаторов
«саботажа
хлебозаготовок»166.
Итогом начала такой политики стали достаточно кардинальные
последствия. Так, за ноябрь 1932 года на территории Кубанского округа из
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 257.
Наумов С.В. Черные доски. Краснодар: Жигулёвка, 2009. – с. 97 – 123.
166
Там же. С. 112 – 117, 121.
164
165
39
партии были исключены 43 % коммунистов с «украинским уклоном», 5 тыс.
из них арестовано167. Для сравнения - на Украине за осень 1932 года аресту
были подвергнуты высшие представители кооперативов -
2 тыс.
председателей колхозов. Численность КПУ(б) сократилась на 40% в
результате массовых арестов партийных работников по обвинению в
«буржуазном национализме» и «пособничеству саботажу»168. Секретарь
Северо - Кавказского краевого комитета ВКП(б) Б.П. Шеболдаев (автор
введения «черных досок» на территории Кубани) требовал постоянного
давления на единоличников и колхозы, саботирующих план хлебозаготовок169.
Частым явлениям в станицах, где проходит Северо – Кавказская
железная дорога, стало нападение местных жителей на составы, груженные
зерном. Причиной таких нападений становился разразившийся голод в
Кубанском округе. Историк Кульчинский утверждает, что во многом голод
был вызван непродуманной политикой хлебозаготовок и последующей
конфискацией не только зерна, но и других культур, что шло в разрез с
планами хлебозаготовок. Тем самым, по мнению автора, голод был вызван
искусственно170. Как мы видим далее по сложившимся событиям, целый
комплекс проблем, проявившийся в ходе политики коренизации и
коллективизации привел к неожиданному социальному взрыву в виде т.н.
«Тихорецкого восстания»171.
В декабре года в западной прессе в газетах «Возрождение» (Париж),
«L'Ami du Peuple» (Париж), «Народная Политика» (Прага), «Кавказский
казак» (Белград), «Zycie Katolickie» (Варшава) появились известия о восстании
населения на Кубани в районе станицы Тихорецкой в середине – конце ноября
1932 года.
Так начинается 1-я полоса газеты «Кавказский казак»: «По
железной дороге от Кавказской на юго-восток (на Кубани и на Тереке) ходят
Наумов С.В. Черные доски. Краснодар: Жигулёвка, 2009. – с. 124 – 126.
Там же. с .126.
169
Там же. с. 130.
170
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 234 – 237.
171
Там же. с. 237.
167
168
40
бронепоезда, так как партизаны рискуют нападать на железнодорожные
станции, разбивают продовольственные склады, бьют коммунистов...»172. Как
мы видим, ситуация складывалась достаточно проблематично.
В сентябре 1932 года город Тихорецк по факту превратился в
карательный узел с несколькими тюрьмами в центре города в связи с удобным
географическим положением и присутствием «артерии Кавказа» - Северо –
Кавказской железной дороги. В город свозились «врагов народа» из
Новопокровского,
Павловского,
Выселковского,
Усть
–
Лабинского,
Кореновского и Тимашевского районов173. В юго-восточной части Тихорецка
находилось место для расстрела — Козлова балка174. На момент 14 ноября
1932 года в городе было расстреляно 547 человек, 800 человек находились под
тюремным содержанием и должны были быть отправлены в северные регионы
РСФСР175. Параллельно проводится политика досмотра и изъятия излишков
зерна и хлеба без какой – либо компенсации. Всё чаще стали распространяться
случаи конфискации продуктов длительного хранения – фасоли, лука, свёклы,
тыквы и других продуктов176. По воспоминаниям современника того времени,
«...с половины октября ощущалось чувство безнадежности... советская власть
порой перегибала палку... также распространился слух, что в Москве решили
собрать всю станичную молодежь... направив на север для собственных
работ...»177. Очевидно, что данные обстоятельства стали ярким поводом к
началу выступления.
14 ноября 1932 года в 14 верстах от Тихорецка произошел стихийный
сбор местного казачества. Официальной причиной данной сходки называлась
Донские казаки в борьбе с большевиками // Кавказский казак. Белград: 1932, №1 – 2.
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 224
– 225.
174
Там же. с. 227.
175
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 178 – 179.
176
Там же. с. 180.
177
Там же. с. 177,180 – 181.
172
173
41
ревизия боекомплекта у казаков178. Однако казачьи офицера собрали часть
местного казачества по иной причине. Как мы знаем, политика изъятия
излишков хлеба началась ещё в сентябре 1932 года, и тогда же кадровые
казачьи офицеры начали пассивную фазу подготовки к вооруженному
выступлению
против
политики
украинизации
и
коллективизации.
Выступление планировалось на начало декабря, когда окончательно
завершатся
разбирательства
с
нехваткой
хлебозаготовок179.
Однако
катализатором к преждевременному выступлению стало введение «черных
досок» и опасность всеобщего голода центральных станиц. Одновременно с
этим участились нападения местного населения на обозы и составы с
хлебными продуктами. Вечером 13 ноября объявлялся сбор всего местного
казачества возрастом от 16 до 56 лет с военным обмундированием. Сбор
объявлялся в станице Фастовецкой. На момент начала выступления собралось
около 6 тыс. человек местного казачества180. Произошло разделение данных
сил на 9 отрядов с их последующей дислокацией радиусом первоначально на
30, затем 70 км181.
В ночь с 14 на 15 ноября 1932 года отряд восставших в количестве 750
человек в результате небольшого боя с местными сотрудниками ОГПУ заняли
Тихорецкую182. В городе начался суд казачьей верхушки над советскими
комиссарами. Однако попытка централизовать местные силы не привели к
успеху. Начались погромы домов местных партийных деятелей, часть
комиссаров было убито. Тем временем кадровые офицеры с 2 отрядами
захватили местные оружейные склады – 2 в Тихорецкой и 1 в
Новоархангельской183. В результате в руки восставших попали пулеметы и
бомбомёта. Параллельно по городу распространялся клич об явке в сборные
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 231
– 232.
179
Там же. с. 235.
180
Там же. с. 239 – 241.
181
Там же. с. 241.
182
Выступление в Тихорецке // Кубанское казачество. Белград: 1932, №1 – 3.
183
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 244.
178
42
пункты (в Тихорецке было 7184) всех способных носить оружие мужчин.
Говоря об отношении местного населения к выступлению, следует отметить,
что станичные гарнизоны сочувственно относились к выступлению.
Большинство
хоть
и
не
поддержало
данное
выступление,
однако
сопротивление при захвате населенных пунктов не оказывали185.
Захватив Тихорецкую и близлежащие станицы в радиусе 50 км
(Архангельская, Незамаевская, Новопокровская, Выселки, Павловская),
восставшие на контролируемой территории ликвидировали советскую
власть186.
Естественно
прекращалась
местная
украинизация
и
коллективизация, а местные деятели данной политики был отданы под суд или
высланы за пределы станиц187. В течении последующих 3 дней был захвачен
ещё один оружейный склад в станице Павловской. В результате восставшие
захватили 4 полевых орудия, 11 пулеметов, несколько сот ружей с патронами,
а также большое количество медикаментов и перевязочного материала188.
Для местной советской власти и союзного центра в Москве это
выступление стало полной неожиданностью189. Только 17 ноября к
Павловской были посланы 3 воинские части особого назначения из Ростова –
на – Дону190. Параллельно Северо – Кавказский отдел ВКП(б) напрямую
обратился в Москве с просьбой о помощи против выступления казачества. С
17 по 19 ноября в районе Павловской шли постоянные столкновения между
советскими военными частями под командованием офицера Л.Д. Куприка и
восставшими казачьими формированиями191. Однако уже вечером 18 ноября
ростовские воинские части особого назначения были разбиты с потерями в 136
Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга России о голоде 1932 – 1933 годов.
Краснодар: Голос минувшего, 2009. – с. 200.
185
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 250.
186
Там же. с. 251.
187
Там же. с. 251.
188
Там же. с. 260.
189
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2. М.: МФД 2012.
190
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 264
– 271.
191
Там же. с. 269.
184
43
человек личного состава и взятием в плен 63 человек192. В этот момент
советское правительство стянуло со Ставрополя, Краснодара, Новороссийска,
Сталинграда и южных станиц Ростовского округа войска особого назначения
и две школы красных курсантов под командованием тройки ОГПУ,
присланной из Москвы193. Для подавления также были присланы артиллерия,
танки, некоторые участники упоминали о газовых атаках194. С 19 по 21 ноября
в течении всего происходили боевые столкновения, не имевших какого – либо
положительного перевеса к одной из сторон. Частые штыковые атаки обычно
заканчивались в пользу повстанцев195. К 22 ноября к Тихорецкой были
подведены техника в виде артиллерии и танков, начинаются первые
бомбардировки как по живой массе войск, так и по населенным пунктом. С 22
по 26 ноября началась активная фаза военных столкновений между
советскими и повстанческими формированиями. В ход пошла артиллерия и
танки, бои принимали ожесточенный характер.196 В ночь с 26 на 27 ноября
последние военные формирования повстанцев были уничтожены в районе
станицы Новопокровской.
В результате подавления выступления число жертв перешло черту в
тысячу убитых и раненых с обеих сторон. Все местные медпункты были
переполнены ранеными и искалеченными. Советская власть, установившаяся
на освободившейся территории, стала проводить репрессии с помощью
присланных сотрудников ОГПУ из Ставрополя. Пленные участники,
захваченные в боях, были расстреляны. Также под расстрел отправляли тех
жителей, кто подозревался в симпатии или помощи восставшим197. 29 ноября
1932 года по постановлению Северо – Кавказского крайкома ВКП(б) в
результате выступления в Тихорецкой и близлежащих станицах к высылке
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 278.
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
194
Выступление в Тихорецке // Кубанское казачество. Белград: 1932, №1 – 3.
195
Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и уроки. Краснодар: Перо, 2006. – с. 281
- 294.
196
Там же. с. 285 – 292.
197
Там же. с. 294 – 306.
192
193
44
приговаривалось около 18 тыс. человек. Однако сам процесс отправки
пленных шел медленно (250 – 300 человек в день), а пленные, скопившиеся у
железнодорожной станции в Тихорецкой, по факту жили «под открытым
небом», в вырытых землянках198.
2.3. Основные причины провала и отказа от коренизации Северо –
Кубанского края.
В дальнейшем начинается «чистка» уже регионального сегмента партии
ВКП(б). В период за ноябрь – декабрь 1932 года около 40 тыс. человек
подверглись чистке в краевой партийной организации199. Также были
зафиксированы случаи бегства из края местных партийных работников. Тем
временем в Москве 10 декабря 1932 года на политбюро ЦК ВКП(б)
обсуждался вопрос о хлебозаготовках в УССР, на Северном Кавказе и в
Западной области РСФСР. Там же присутствовали все руководители
перечисленных регионов. В ходе обсуждений и дискуссий И.В. Сталин
перевел вопрос об успешности украинизации в вышеуказанных регионах.
Ответственным за данную политику являлся нарком народного просвещения
Н.А. Скрыпник. Тихорецкое выступление стало лакмусовой бумагой
успешности украинизации на Кубани и важным поворотом в национальной
политике СССР. В ходе обсуждения Скрыпнику было выдвинуто обвинение в
связях с националистическими элементами. 14 декабря 1932 г. политбюро ЦК
ВКП(б) и СНК СССР выпустили постановление «О хлебозаготовках на
Украине, Северном Кавказе и в Западной области», которое затрагивало не
столько хлебозаготовки, сколько национальную политику союзного центра в
регионах. В этом же документе отмечался провал плана коренизации в связи с
сопротивлением предателей внутри советского и партийного аппарата,
большинство получили свои должности благодаря проведению политики
198
199
Февраль – март // Вольное казачество. Будапешт: 1933, №125.
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 287 – 288.
45
украинизации200. Далее в постановлении указывается необходимость мер по
очищению местных партийных ячеек ВКП(б) и правления колхозов от
украинских
и
кубанских
самостийников.
Ответственность
за
срыв
хлебозаготовок была возложена на национально ориентированные украинские
партийные кадры201. Тем самым можно утверждать, что данное постановление
показало постепенный отход и отказ ВКП(б) от курса национальной политики,
утвержденного и провозглашенного на XII съезде РКП(б)202. Последовавшие
постановления Политбюро ЦК ВКП(б) от 16 декабря 1932 г. требовали
«навести порядок с украинизацией» на территории РСФСР203. Однако обратим
внимание на то, что курс коренизации, утвержденный легитимным партийным
съездом ВКП(б) был свернут обычным постановлением политбюро ЦК
ВКП(б).
После распространения постановление ЦК ВКП(б) начинается активная
кампания борьбы с «скрыпниковщиной»204, длившаяся на протяжении первой
половины 1933 года. Она была распространена на территории Украины и
Северного Кавказа. Шло активное взаимодействие и «обработка» местной
украиноязычной интеллигенции. На местах в Кубанском округе мы видим
деукраинизацию местного населения205. Так, 26 декабря 1932 года
постановлением Северо – Кавказского крайисполкома политика украинизации
на территории Кубани была приостановлена, а затем и отменена. В задачах
крайкома ВКП(б) указывалось:
1)
немедленный
перевод
делопроизводства
советских
и
кооперативных органов «украинизированных» районов на русский язык (в
течении 4 дней, до 1 января 1934 года);
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
201
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 294 – 295.
202
Там же. с. 298 - 299.
203
Там же. с. 299.
204
Там же. с. 304 – 305.
205
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
227.
200
46
2)
Немедленный перевод всех издающихся газет и журналов с
украинского на русский язык (в течении 3 дней);
3)
Перевод радиовещания на русский язык (в течении 2 дней);
4)
подготовка и перевод преподавание в школах на русский язык (к
осени 1933 года);
Между тем вопрос о национальном языке на Кубани оставался
актуальным. Благодаря словарю206 мы можем сказать, что распространенный
на Кубани говор является местным диалектом русского языка, тяготеющим к
украинскому. Окончательно диалект сложился к началу XX века и имел
местное название «балачка»207. Сформировался он на основе как украинских
(черноморские и закубанские станицы), так и южнорусских (линейные и
закубанские станицы) диалектов. Говор являлся весьма своеобразным, однако
он был понятен любому проживающему на Кубани. Что касается грамматики
и написания, благодаря архиву можно смело сказать, что говор писали так, как
говорили, пользуясь русской орфографией208. Все это являлось местной
кубанской
национально-культурной
особенностью.
Из
этого
следует
понимание того, почему кубанцы тяжело воспринимали украинский
литературный язык, не имевшего каких – либо общностей с кубанской
балачкой209.
В январе 1933 г. в Украину, а затем и в Кубанский округ для
обеспечения выполнения плана хлебозаготовок и инспектирования состояния
партийной организации был направлен П.П. Постышев. По словам партийного
деятеля, «легкомысленная, не вытекающая из культурных интересов
населения, не большевистская «украинизация»... почти половины районов
Северного Кавказа... при полном отсутствии контроля за украинизацией
Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Назрань: Пилигрим, 2010. – с. 56.
Там же. с. 56.
208
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с.76 –
78.
209
Там же. с. 80.
206
207
47
школы и печати со стороны краевых органов... дала легальную форму врагам
Советской власти для организации сопротивления мероприятиям и заданиям
Советской власти со стороны кулаков, офицерства, реэмигрантов-казаков,
участников Кубанской Рады и местных националистических элементов...»210.
Итогом поездки П.П. Постышева стало признание политики украинизации как
«перегиба национальной политики партии»211. Идеолог данной политики,
Н.А. Скрыпник, понимая крах своей дальнейшей политической карьеры, в
июле 1933 г. в Харькове покончил жизнь самоубийством212.
Несмотря на все вышесказанные негативные последствия, следует
сказать, что программа украинизации была отчасти выполнена. Так, в ряде
населенных пунктов Кубанского округа на украинский язык было полностью
или частично переведено официальное делопроизводство. Были созданы
сотни украинских школ, выпускались украиноязычные газеты и журналы, а в
таких населенных пунктах, таких как станица Полтавская или близлежащий
хутор Батуринский, украинизация первоначально встречала поддержку у
местного населения213. Однако уже к апрелю 1933 года политика коренизации
была полностью приостановлена на территории СССР214.
Причинами свертывания украинизации было опасения властей
чрезмерным усилением украинских активистов, радикализация украинского
национального сознания, широкая волна недовольства со стороны самых
разных слоев населения Северо – Кавказского региона215. Такие возмущения
были чревато весьма серьезными последствиями (яркое тому подтверждение
– Тихорецкое восстание). Далее не забываем о том, что к осени 1932 года
правящая партийная группировка во главе с И.В. Сталиным уже могла
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927 — 1939. Документы и материалы.
3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова, Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
211
Голод в СССР 1929-1934 Т. 2. М.: МФД 2012.
212
Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в период 1925 – 1932 гг. Краснодар:
Перо, 2008. – с. 56.
213
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 134 – 137, 144.
214
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 299 – 305.
215
Там же. с. 283 – 291.
210
48
обойтись без самостоятельных союзников националистического толка. К тому
же расчет на украинизацию как средство складывания и развития диалога
между советской властью и широкими слоями сельского населения не
оправдался. Нельзя отрицать и такие конспирологические теории в виде
возможной
организации
высшим
руководством
СССР
просчитанной
провокацией, направленной на выявление возможных сепаратистов на
территории государства с их последующей нейтрализацией216. Свертывание
украинизации
сопровождалось
репрессиями
как
против
украинских
партийцев, учителей украинских школ и интеллигенции, так и против
местного населения. На момент июля 1933 года самой украинизированной
станицей Кубанского округа стала Старощербиновская217. Если смотреть
данные по процентному содержанию украинского населения на территории
Кубани, мы заметим, что их доля в местном населении упала в целом по
региону почти в 2 раза218. Это связано как с объективными факторами (голод,
выселение целых станиц, бегство в другие регионы, так и с тем, что местное
население всё чаще ставило галку возле этноса «русский»219. Возможно это
связано с непринятием политики украинизации местным населением.
Рис. 2. Процентное содержание украинского
населения в июне 1933 г.
100%
80%
60%
40%
20%
0%
87,63
12,37
94,2
5,8
75,8
82,5
24,2
17,5
% украинцев
55,43
45,14
44,57
54,86
90,4
9,6
% остального населения
Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя (Жизнь), 2008. – с. 35 -41, 325 –
326.
217
Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической истории. Краснодар: Кубань, 2007. – с.
268.
218
Там же. с. 268 – 270.
219
Там же. с. 293.
216
49
Выводы
Поворот в истории коренизации, вызванный «Кубанским делом»,
привел к таким последствиям как:
1)
отказ от принудительного внедрения «титульного» языка и
культуры в национальных районах и территориях;
2)
отказ
продвижения
от
выдвижения
представителей
к
власти
и
преимущественно
искусственного
«титульной»
национальности.
Как мы видим, постановление ЦК ВКП (б) от 14 декабря признавало,
что политика украинизации на территории УССР и РСФСР (Северо –
Кавказский край) не только не ослабила национального движения в регионах,
а наоборот, усилила его. По факту партия признала свой просчёт в
национальной политике. Интерес, к украинизации проявляли эмигрантские
круги
антисоветского
толка220.
Данная
правительственная
компания
воспринималась как вынужденная уступка под давлением украинского
населения221. Однако не стоит забывать, что для руководства советского
государства данная политика являлась временной уступкой национальным
образованиям для укрепления советской власти на местах (т.е. повышения
организации местного управления и лояльности населения), а также как один
из возможных подходов к решению проблемы по вовлечению УССР и целого
ряда регионов РСФСР в систему советской государственности222. Вместе с тем
советская власть не планировала усиление одной союзной республики за счёт
другой т.к. первоначально придерживалась политики «равновесия» в связи с
сильными сепаратистскими движениями на местах и слабой лояльностью
местного населения.
Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской традиции в условиях Кубани //
Кубань – Украина: историко – культурные связи. Краснодар. 2008. – с. 43 – 45.
221
Кубань и украинцы // Народная полемика. Прага: 1932, №91.
222
Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы. М.: Европа, 2006. – с. 27 – 28.
220
50
Постепенная ассимиляция украинского населения, проходившая на
протяжении 2-й половины XIX – первой четверти XX вв., носила естественный
характер эволюции этнической культуры и самосознания представителей
близких друг другу этносов. Такой путь развития не встречал какого – либо
сопротивления местного населения223. Украинизация на Кубани, начатая по
инициативе меньшинства населения в лице украинской интеллигенции, не
сломила продолжавшийся процесс ассимиляции, лишь притормозив его224.
Тем самым, после свертывания политики коренизации в Кубанском округе
данный процесс получил все возможности для резкого ускорения (в том числе
административные)225.
Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ
РАН, 2014. – с. 98.
224
Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани. Краснодар: Кубань, 2003. – с. 144.
225
Там же. с. 144 – 156.
223
51
Библиография
Источники
1. Голод в СССР 1929-1934 Т. 2. М.: МФД 2012.
2. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927
— 1939. Документы и материалы. 3 т. В 5-ти тт. / Под ред. В. Данилова,
Р. Маннинг, Л. Виолы. — М.: РОССПЭН, 2004 г.
3. Радин А.В., Шаумян Л.Я. За что жителей станицы Полтавской
выселяют с Кубани в Северные края. Краснодар: ГОСИЗДАТ, 1932.
4. Донские казаки в борьбе с большевиками // Кавказский казак. Белград:
1932, №1 – 2.
5. Февраль – март // Вольное казачество. Будапешт: 1933, №125.
6. Кубань и украинцы // Народная полемика. Прага: 1932, №91.
7. Выступление в Тихорецке // Кубанское казачество. Белград: 1932, №1 –
3.
Историография
1. Борисёнок Е.Ю. Феномен советской украинизации. 1920 – 1930-е годы.
М.: Европа, 2006.
2. Бершадская О.В. Осуществление политики украинизации на Кубани в
период 1925 – 1932 гг. Краснодар: Перо, 2008.
3. Бондарь Н.И. Некоторые формы взаимодействия русской и украинской
традиции в условиях Кубани // Кубань – Украина: историко –
культурные связи. Краснодар. 2008. м
4. Бондарь Н.И., Матвеева О.В. Историческая память населения Юга
России о голоде 1932 – 1933 годов. Краснодар: Голос минувшего, 2009.
5. Вдовин А.И. СССР. История великой державы (1922–1991 гг.). М.: РГПресс, 2018.
6. Жеребило Т.В. Словарь лингвистических терминов. Назрань: Пилигрим,
2010.
52
7. Консулько Т.В. Чёрные доски. Т.1. М.: Посев, 2009.
8. Кульчинский С.В. Рождение и гибель украинской Кубани. Киев: Життя
(Жизнь), 2008.
9. Медук М.В. Кубанское казачество и украинизация Кубани: опыт и
уроки. Краснодар: Перо, 2006.
10.Наумов С.В. Черные доски. Краснодар: Жигулёвка, 2009.
11.Ракачёв В.Н. Украинцы на Кубани: особенности демографической
истории. Краснодар: Кубань, 2007.
12.Хлынина Т.П. История, политика и нациестроительство на Северном
Кавказе. Ростов – на – Дону: ЮНЦ РАН, 2014.
13.Чеботарёва В.Г. Национальная политика Российской Федерации 1925 –
1938 гг. М.: Пресс – Бук, 2008.
14. Чурсина В.И. Эволюционные изменения в фольклоре славян Кубани.
Краснодар: Кубань, 2003.
53
Приложение:
1) Рисунок 1. Статистические данные из монографии В.Н. Ракачёва
«Украинцы на Кубани: особенности демографической истории»
2) Рисунок 2. Статистические данные из монографии В.Н. Ракачёва
«Украинцы на Кубани: особенности демографической истории»
54
3) Рисунок 3. Карта Кубанского округа Северо – Кавказского края на
момент 1930 года (в квадрате под цифрой «8» произошло Тихорецкое
восстание 1932 года);
55
Скачать