Загрузил Анна Кузьмина

ВКР

Реклама
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«СЕВАСТОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
ИНСТИТУТ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
КАФЕДРА «ИСТОРИЯ»
Пояснительная записка
к выпускной квалификационной работе на тему:
«ЗНАЧЕНИЕ ОБОРОНЫ СЕВАСТОПОЛЯ В КРЫМСКОЙ ВОЙНЕ»
Выполнила: обучающаясяIVкурса, группы И/б-16-1-о направления подготовки
46.03.01 «История»
Кузьмина Анна Дмитриевна
(фамилия, имя, отчество студента)
Руководитель: Белоглазов Роман Николаевич, кандидат исторических наук,
(фамилия, инициалы, степень, звание, должность)
доцент кафедры «История»
Дата допуска к защите «__» __________20__ г.
Зав. кафедрой «История» Бойцова Е. Е.
Севастополь, 2020
2
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ .................................................................................................................. …3
РАЗДЕЛ 1. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ НАКАНУНЕ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ…..13
1.1 Севастополь в середине XIX века: общее и военное состояние города ........ …13
1.2 Причины начала Крымской войны. Постановка Восточного вопроса ......... …22
РАЗДЕЛ
2.
ПЕРВАЯ
ОБОРОНА
СЕВАСТОПОЛЯ
(5
ОКТЯБРЯ
1854
– 11 СЕНТЯБРЯ 1855)………………………………………………………………. 25
2.1 Подвиги защитников Севастополя... ................................................................. …25
2.2 Осада Севастополя и основные военные операции в Крыму ......................... …35
2.3 Значение и последствия Обороны города Севастополя в Крымской войне…..47
РАЗДЕЛ 3. ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ
НАСЛЕДИИ СТРАНЫ………………………………………………………………..55
3.1 Историческое наследие Первой обороны города Севастополя……………...55
3.2 Отражение Крымской войны и обороны Севастополя в культуре и
искусстве……………………………………………………………………………....66
3.3 Памятники архитектуры, сохранившие наследие Крымской войны и обороны
Севастополя……………………………………………………………………………72
ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………………..84
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ ........................................................ …88
ПРИЛОЖЕНИЯ ......................................................................................................... …96
3
ВВЕДЕНИЕ
В отечественной истории город-герой Севастополь всегда имел важное
геополитическое и идеологическое значение.
Расположенный в юго-западной части Крымского полуострова, он
представлял собой главный форпост России на Черном море и чрезвычайно
важную военно-морскую базу для продвижения российского влияния из
Причерноморского в Средиземноморский регион.
Свое ключевое значение Севастополь продемонстрировал в ходе двух
ожесточенных и кровопролитных оборон.
Поражение русской императорской армии в Крыму в 1855 году породило
множество мифологем, которые продолжают сохраняться в исторической науке и
национальном самосознании. Однако, несмотря на столь обширный негативный
окрас по отношению к деятельности и эффективности вооруженных сил
Российской империи в годы Крымской войны, события 1853-1856 закрепили в
исторической памяти пример исключительного подвига.
Героизм и мужество защитников Севастополя продемонстрировали всему
ночь
миру стойкость русского народа и остроту его штыков.
Актуальность
исследования.
Актуальность
исследуемой
проблемы
связана с начавшимся в отечественной исторической науке процессе пересмотре
событий XIX-XX века, одним из которых являлась Крымская война 1853-1856
года.
Конфликт, начавшийся из-за религиозных споров, представлял собой
логическое продолжение политико-идеологического конфликта между державами
Запада и Российской империей. В связи с чем Крымскую войну 1853-156 годов
можно считать столкновением цивилизаций.
Вопрос о контроле святых мест в Палестине был лишь удобным поводом
для Западных держав в лице Англии и Франции защитить свои интересы и активы
в Средиземном море.
4
Стремительное расширение влияния Российской империи в первой
половине XIX вызывало серьезную обеспокоенность со стороны западных
держав. Во многом политико-идеологическая проблематика Крымской войны
сохраняется и в сегодняшней системе международных отношений.
В условиях радикально меняющейся геополитической ситуации в мире, а
также возвращения в состав Крымского полуострова в состав России видеться
необходимым переосмыслить события, произошедшие в 1853-1856 годах.
Объект исследования: Период Крымской войны 1853-1856 гг. в рамках
обороны города Севастополя.
Предмет исследования: Итоги и значение Первой обороны Севастополя 5
октября 1854 – 11 сентября 1855 в культурно- историческом наследии страны.
Цель выпускной квалификационной работы заключается в выявлении
места и роли обороны Севастополя в рамках Крымской войны, а также
исследовании историко - культурного наследия Первой обороны города.
Для выполнения данной цели были поставлены следующие задачи:
1)
Изучить соответствующие источники и историографию
2)
Рассмотреть процесс формирования «Восточного вопроса»
3)
Проанализировать планы союзников и Российской империи по
отношению к Крымскому полуострову.
4)
Выявить
состояние
вооруженных
сил
союзников
и
русской
императорской армии в Крыму в 1854 году.
5)
Рассмотреть ход обороны Севастополя как составляющую часть
военных операций обоих сторон конфликтов
6)
Изучить проблематику сохранения исторической памяти связанной с
событиями Крымской войны.
Научная новизна исследования. Научная
рассмотрении
событий
Крымской
войны
и
новизна заключается
обороны
Севастополя
в
как
цивилизационного конфликта между Западом и Россией, что позволит выявить
закономерности в политике по отношению к Причерноморскому региону и
5
определить современное место и роль Крыма в сложившихся геополитических
условиях
Хронологически
рамки
исследования.
Хронологические
рамки
охватывают период с 1820 года по 9 сентября 1855 года. Нижняя хронологическая
рамка связанна с окончательной потерей самостоятельности Османской империи
на внешнеполитической арене.
Верхняя представляет собой дату, когда главный форпост Российской
империи на Черном море – город Севастополь, пал под ударами союзнической
армии.
Территориальные
рамки
исследования
охватывают
юго-запад
Крымского полуострова (Балаклава, Инкерман, Севастополь, Евпатория)
Теоретическая и практическая значимость работы. Практическая
значимость исследования в том, что результаты могут быть использованы в
процессе создания учебных пособий, специализированных курсов для средних и
высших учебных заведениях, посвященных обороне Севастополя в годы
Крымской войны.
Помимо этого, материалы и результаты исследования могут быть
применены в качестве основы экскурсионных материалов и для дальнейшей
разработки темы.
Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из
введения, трех глав основного текста, заключения, списка использованных
источников и литературы, а также приложений.
Во введении определён объект и предмет исследования, прописана цель,
задачи, обосновывается актуальность тематики, научная новизна, раскрыта
теоретическая и практическая значимость работы, приводится источниковый и
историографический обзор.
Первый раздел «Российская империя накануне Крымской войны» посвящён
рассмотрению состояния государства и города Севастополя накануне войны.
6
Особое внимание уделяется географической расположенности Севастополя
и строительству оборонительных сооружений. Выделяются причины начала
Крымской войны и возникновения «Восточного вопроса».
Во втором разделе «Первая оборона Севастополя (5 октября 1854
- 11 сентября 1855)» подробно описаны военные действия на территории Крыма,
приводится соотношение воюющих сторон, рассмотрена оборона Севастополя,
длившаяся 349 дней.
Отдельный подпункт посвящен легендарным адмиралам, генералам,
матросам, солдатам, сёстрам милосердия, чья доблесть и мужество навсегда
вписала их имена в героические страницы русской военной истории и навечно
связало с городом русской славы Севастополем.
Третий раздел «Оборона Севастополя в культурно-историческом наследии
страны»отводится для рассмотрения сохранения памяти о Крымской войне,
созданию монументов, храмов, братского некрополя, что является немаловажным
напоминанием о былой славной обороне.
В заключении сделаны выводы по данной работе.
Источниковая база исследования. Источниковая база представлена
мемуарами участников Крымской войны (1853-1856 годов), официальной
документацией (приказы, распоряжения), журналами боевых действий, а также
произведениями художественного толка.
Прежде всего стоит выделить работу Э.И. Тотлебена «Описание обороны
города Севастополя». Так как она представляет собой важнейших источник по
Крымской войне и первой обороне Севастополя.
В ней содержится обширный фактографического материал, приводится
информация о технической составляющей оборонительных укреплений.
Помимо этого, работа содержит многочисленные планы и схемы.
Важные сведения об осаде Севастополя описаны в «Записках об осаде
Севастополя» Николая Васильевича Берга.
Помимо самого хода обороны, мемуары содержат также информацию о
повседневной жизни осажденных защитников города.
7
Из достоинств работы следует также выделить широкий иллюстративный
материал.
Для раскрытия хода боевых действий невозможно обойтись без работ,
составленных Александром Ефимовым, которое было составлено при изучении
данных Государственного архива Российской Федерации и Российского
государственного военного-исторического архива. Они представляют изложение
хода боевых действий в Крыму на основании широкого объема документов и
источников.
О состоянии медицинской службы в осажденном Севастополе пишет
знаменитый врач Христиан Яковлевич Гюббенет, работавший в городе до
последнего
дня
осады.
Также
в
ней
содержится
характеристика
лиц,
возглавлявших оборону города.
Ценные сведения о медицине и обороне Севастополя находятся в
«Севастопольских
письмах»
известного
отечественного
хирурга
Николая
Ивановича Пирогова.
Из
художественных
произведений
стоит
выделить
знаменитые
«Севастопольские рассказы» Льва Толстого, которые также являются важным
источником по истории «Крымской войны».
Описания событий в Крыму представлены также зарубежными авторами.
Следует выделить мемуары французского генерала на
Ж.Эрбе «Французы и
русские в Крыму. Письма французского офицера к своей семье во время
восточной войны 1853-1855 гг».
Работа представляет собой сборник писем, которые офицер французской
армии отправлял своей семье. В них содержатся информация относительно
организации союзного лагеря в Крыму, повседневного быта французских солдат,
а также проблем с которыми сталкивалась французская армия на территории
полуострова.
Источниковедческая
база
исследования.
Источниковедческая
база
основана на трудах дореволюционных, советских и современных авторов,
посвященным событиям в Крыму в 1853-1856 годов.
8
Одним из первых комплексных исследований по теме Крымской войны
является пятитомный труд за авторством Дубровина. В нем содержится широкий
объем официальной документации дипломатического и военного толка, а также
воспоминаний участников первой обороны Севастополя.
Интерес для исследования представляет также труд А. Свечина «Эволюция
военного искусства», в котором автор уделяет исключительное внимание
теоретическому описанию военной кампании в Крыму.
Немаловажную информацию представляет работа А. М. Зайончковского
«Восточная война 1853-1856 годов». Труд содержит в себе сведения об
вооружении и организации русской и союзнической армии в годы Крымской
войны.
К сожалению, автор сумел довести работу лишь к концу Дунайской
кампании. Помимо информации о особенностях военного дела и армии
противоборствующих сторон, в труде А. М. Зайончковского содержится также
широкий объем военных документов.
Рассматривая дореволюционную историографию, нельзя обойтись без работ
Богдановича «Восточная война 1853-1856 гг». Несмотря на ряд допущенных
ошибок
труд
относительно
интересен
изучаемых
личными
событий,
взглядами
которые
и
суждениями
основаны
на
авторами
воспоминания
очевидцев.
Из советских историков нельзя не упомянуть Евгения Викторовича Тарле и
его труд «Крымская война», который получил переиздание в 2005 году. На основе
архивных
материалов
и
печатных
изданий
автор
провел
комплексное
исследование Крымской войны, уделив значительное внимание геополитическому
значению конфликта. В ходе рассмотрения международных противоречиях между
Европейскими державами и Российской империей сложившихся к середине XIX,
Евгений Викторович Тарле акцентирует на экономическую составляющую
конфликта, разграничивая тем самым зоны интересов великих держав.
Сами события Крымской войны автор рассматривает как катализатор
грядущих преобразований в Российской империи.
9
Рассматривая
современные
труды,
посвященные
Крымской
войны,
необходимо отметить работы военного историка Сергея Викторовича Ченнык
«Крымская кампания (1854-1856 гг.)». В своих трудах автор развеивает многие
мифы, связанные с Крымской войной. Помимо этого, одной из особенностью
С. Ченныка является вовлечение источников в манер повествования.
М. Духопельников в фолианте «Крымская война. 1854-1856» (2010)
утверждает, что война была порождена изначальным устремлением России и
Великобритании расширить собственные сферы влияния. При этом личные
интересы они замаскировали под призывы битвы за «великое дело свободы».
Россия заявляла о войне за права православного народонаселения
Османской империи, а блок европейских стран заслонялся фразами о борьбе с
Николаем І – «жандармом Европы» и притеснителем Турции. Но с того
мгновения, как союзный флот приблизился к Крыму и начал боевые действия на
территории России, эта битва стала для русского народа борьбой не за империю, а
за Родину.
Собственно, данным автор поясняет этот патриотизм, какой охватил
русский флот и армию и возбудил массовое геройство защитников Севастополя.
Работу медицинской службы в годы Крымской войны исследовала Юлия
Наумова в своем труде «Ранение, болезнь и смерть: русская медицинская служба
в Крымскую войну 1853-1856 гг.», опубликованным в 2010 году.
На основании широкой источниковой базы которая включает в себя как
архивные материалы, так и официальные документы, и воспоминания, воссоздает
общую картину состояния русской медицинской службы. Ю. Наумова в своей
работе развеяла ряд мифов. В частности, медицинские потери русской армии
были соизмеримы с союзническими потерями, что позволяет убрать эту проблему
из списка причин поражения Российской империи в Крымской войне.
Стоит выделить и статью Т. В. Вакуловой «Крымская война: конфликт
цивилизаций» в которой события в Крыму рассматриваются как конфликт
западной (католической) и славянской (православной).
10
В связи с этим выбор Севастополя в качестве основной цель, объясняется
тем, что он является колыбелью русского православия.
Е. Кайдалова в труде «Крымская война» (2015) акцентирует на том, что это
противоестественная борьба практически не привела к геополитическим
результатам. Она отмечает, что оборона Севастополя не привела к каким-либо
серьезным изменениям на международном уровне: не принесла Российской
империи ожидаемой победы, а союзническая армия не укрепилась на
полуострове.
Н.А. Ищенко в своей работе «Крымская война 1853-1856 годов. Очерки
истории и культуры» проводит анализ событий Крымской войны с точки зрения
рядовых британцев и определяет каким образом война повлияла на британскую
культуру.
В.И. Шеремет в работе «Непобежденные. К 150-летию выхода России из
Крымской войны 1853-1856 гг.» подходит к описанию событий Крымской войны
с религиозной точки зрения. Он определял конфликт как священную войну за
святыни и ключ от гроба господня в Палестине.
Из работ иностранных авторов стоит выделить труд «Крымская война.
Британский лев против русского медведя». Она представляет собой сборник двух
работ британских историков Джона Суитмана «Балаклава. Атака Легкой
бригады» и
Патрика
Мерсера
«Битва
под
Инкерманом»,
посвященные
одноименным сражениям Крымской войны. Одним из достоинств труда является
богатая иллюстративная база, которая включает в себя карты, планы и схемы.
Методологическая база исследования. Методологическая база была
адаптирована согласно основным целям и задачам исследования.
При написании работы был использован системный подход, который
позволил рассмотреть объект работы – военные операции союзников на
территории крымского полуострова в 1854-1855 годах как целостную систему,
включающий рассмотрение политических, дипломатических, экономических и
военно-стратегических аспектов конфликта держав в их непосредственной связи с
конкретными событиями Крымской войны.
11
Данный подход позволил выделить причины военных действий, выявить
ряд структурных проблем в организации системы снабжения и логистики в
Крыму.
Геополитический
подход
позволил
противоборствующих
государств,
противоборствующих
блоков,
исследовать
реализации
интересов
распространения
и
рассмотреть
проследить
логику
факторы
интересы
формирования
возникновения,
заинтересованного
субъекта
общественных отношений в географическом пространстве.
Методологическую основу исследования составляют принцип историзма,
требующий
рассмотрения
государственных
явлений
в
развитии,
в
их
исторической взаимосвязи, и принцип объективности, предполагающий изучать
историческое явление в целом, независимо от желаний, стремлений, установок и
пристрастий субъекта. Данные принципы позволили провести анализ событий
Крымской войны, с целью получения достоверной информации, избегая
идеологических высказываний.
При написании выпускной квалификационной работы были широко
использованы как общенаучные, специальные и специально-научные методы.
Методы анализа и синтеза были применены для изучения источниковой и
историографической базы исследования. Они позволили выявить общие
тенденции и проблематику в освящении военных событий в Крыму в 1853-1856
годах.
Из общенаучных методов был также применен метод сравнения.
Он
позволил
провести
сравнение
военно-технического
потенциал
противоборствующих сторон в ходе Крымской войны 1853-1856 годов.
Метод классификации был использован для систематизации и анализа
историографической базы.
Метод позволил разделить изучаемую историографическую базу на три
периода, выделить общее и особенное.
12
Проблемно-хронологический метод позволил наиболее точно определить
рамки предмета выпускной квалификационной работы, связав их с определенным
хронологическим отрывком. Помимо этого, он позволил выявить и проследить
логическую последовательность хода военной операции союзников в Крыму.
Структурно-функциональный метод позволил охарактеризовать линии
снабжения и логистики союзнической и русской императорской армии на
территории Крымского полуострова.
Историко-критический метод был применен при анализе исторических
источников, с целью извлечения достоверной информации.
Историко-сравнительный метод позволил сопоставить силы и планы двух
сторон в ходе Крымской войны. Также метод был использован при изучении
литературы отечественных и зарубежных авторов, позволив выделить общее и
различное.
Историко-библиографический метод применён с целью описания жизни и
деятельности исторических личностей – участников обороны Севастополя 18541855 гг., ставших истинным символом доблести и бессмертным примером для
подрастающего молодого поколения.
13
РАЗДЕЛ 1. РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ НАКАНУНЕ КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ
1.1 Севастополь в середине XIX века: общее и военное состояние города
Война 1853-1856 годов имеет два разных названиях. В отечественной
истории она вошла под названием Крымская, а на Западе под Восточной.
Это было столкновение между Российской империей и коалицией
Западных держав (Франции, Англии, Османской Империи и Сардинского
королевства). Боевые действия проходили не только на территории Крыма, но и
на Кавказе, Дунайских княжествах, а также на севере империи и дальнем востоке.
Название «Крымская» в отечественной историографии она получила в силу
того, что наиболее ожесточенные бои проходили именно на территории
полуострова.
Великобритания давно готовилась к войне против Российской империи. Ее
интересы были вызваны угрозой усиления влияния России в Средиземном море и
Балканах. Одним из толчков к началу войны послужила парламентская реформа
1831 года в Великобритании.
Ее итогами стало усиление в стране позиций торгово-промышленной
буржуазии [72, c.11].
Фактически можно говорить о том, что внешняя и внутренняя политика
Великобритании
в
обозначенный
периода
формировалась
именно
представителями этого сословия.
Интересы Британии и Российской империи пересекались и на территории
Ближнего Востока. Особую роль тут играла Турция. Российская империя была
заинтересована получить жизненно важные проливы Босфор и Дарданеллы.
В то время как Великобритания с одной стороны преследовал цель
помешать планы России, а с другой получить контроль над масштабными
территориями
Османской
политической экспансии.
империи
сделав их
целью
своей
финансово-
14
Состояние Османской империи было мало похоже на ту мощь, которую
империя имела сто лет назад. Разгром в 1821 году греческого восстания привел к
исчезновению в стране янычарского корпуса и как следствие профессиональной
армии.
Сражение при Наварине нанесло сильный удар по флоту Османской
империи. Военная слабость привела к потери контроля над Грецией. В 1830 году
она получает независимость. Подписанный в 1829 году Андрианопольский
мирный договор также нанес удар по Османской империи.
Согласно его условиям Сербия получала независимость, Молдавия и
Валахия
переходили
под
протекторат
Российской
империи.
Но
самый
болезненный удар произошел по проливам. Адрианопольский мирный договор
разрешил свободный проход через него иностранных судов.
Внутреннее
состояние
империи
было
также
критическим.
Страна
разлагалась изнутри как в экономическом, так и в политическом аспекте.
Местные правители вступали в неоднократное противостояние с султаном.
Сам султан избежал захват столицы Мухаммедом Али Египетским лишь
благодаря иностранному вторжению. [72, c. 78].
Слабостью
Османской
империи
активно
пользовались
Франция
и
Великобритания. Они усиливали экономическое и финансовое давление на
государство, тем самым расширяя свое влияния и продвигая свои интересы на
Ближнем Востоке.
Николай I осознавал какую угрозу несет в себе подчинением Османской
империи державам Запада. Получив контроль над проливами они смогли
заблокировать Российскую империю и не допустить расширение ее влияния в
Средиземном море.
В орбите царского правительства был еще один вопрос, связанный с
Османской
империей.
Балканский
вопрос.
Российская
империя
как
покровительница православных народов была заинтересована в обретении
независимости Балканами от Османской империи.
15
Главными противниками в этом вопросе была Австрия и Великобритания.
Однако консервативные взгляды правительственной верхушки накладывали
сильное ограничения на инструментарий в проводимой политике, что вызывало
недовольство со стороны славянофилов [48, c. 40].
В
1829
году,
заключив
выгодный
для
Российской
империи
Адрианопольский мир, Николай I отдает распоряжение подготовить план
действий в случае развала Османской империи. Специально для этого был создан
особый комитет под руководством князя Кочубея. Результатом работы комитета
стал план представленный ИоанноКаподистрием. Он предлагал формирование на
Балканах пяти независимых держав: княжества Дакии (территории Молдавии и
Валахии), королевств Сербии, Македонии, Эпир и Греции.
Отдельное
внимание
в
представленном
проекте
уделялось
Константинополю. Его планировали сделать независимым городом-государством,
который должен был встать во главе конфедерации из представленных выше
государств.
Однако
при
обсуждении
проекта
выяснилось,
что
существование
Османской империи в нынешних условиях и границах для Российской империи
более выгодно чем ее уничтожение [58, c. 50-51].
Эту позицию Российская империя активно отстаивала и на международном
уровне. В 1833 году именно российские войска спасли столицу Османской
империи от сил Мухаммеда Али Египетского (один из могущественнейших
вассалов султана на территории, Египта которые решил отделиться от империи)
[48, c. 37].
В 1833 году, между Россией и Турцией был подписан Ункяр-Искелесийский
договор, по этому договору, Россия имела возможность вмешиваться в турецкую
политику, также, данный договор дал доступ при необходимости объединяться
двум странами в том случае, если на одну из них напал враг. Также была
секретная статья, в которой было указано на то, что Турция может не отправлять
военную помощь России, однако, она должна перекрывать Босфор для других
иностранных [72, c. 79].
16
Мухаммед Али, несогласный с тем, что султан ограничил его власть в
Сирии, в 1839 году вновь развязывает войну. 24 июня 1839 года в сражении при
Незибе османские войска снова потерпели поражение. И вновь Османскую
империю спасли Россия, Британия, Австрия и Пруссия. Мухаммеду Али и его
потомкам, 15 июля 1840 года, при подписании договора в Лондоне, было
гарантировано то, что он унаследует права на Египет. В тоже время, египетский
визирь обязан был убрать из Сирии и Ливана свои полки, и формально признать
зависимость от турецкого султана. Однако после того, как Мухаммед Али не
согласился данным договором, союзный англо-австрийский флот блокировал
дельту Нила и начал бомбить Бейрут, после чего перешел в атаку на Акру. В ходе
Лондонской конвенции Мухаммед Али подписал договор и принял условия
[72, c. 80].
Лондонская конвенция от 1841 года отменяла выгодные для Российской
империи условия Укяр-Искелесийского соглашения.
Россия теряла право блокировать проходы Босфор и Дарданеллы для
иностранных государств в случае войны. Необходимо отметить, что именно это
позволило войскам союзников высадиться на территории полуострова в годы
Крымской войны. [72, c.82].
К середине XIX века Османская империя полностью теряет свою
самостоятельность на международной империи. Огромные финансовые и военные
обязательства империи перед Францией и Великобританией заставляло некогда
гордое османское правительство следовать в русле политики европейских держав.
Под военными обязательствами подразумевается тот факт, что именно Франция и
Великобритания неоднократно спасало османский режим от падения и развала
государства. Все эти меры были сделаны для того, чтобы не допустить
расширение Российского влияния на Средиземное море. Эту идею активно
поддерживала и другая великая держава – Австрия [58, c. 52].
Активная антироссийская позиция в Европе поддерживалась и в средствах
массовой информации.
17
Газеты в Великобритании пестрили заголовками о новых политических
союзниках страны: Франции во главе с Наполеоном III и Османской империи
которая вступила на путь прогрессивного развития. В тоже время с
экономической стороны в Османской империи наблюдался несколько иной
процесс.
Заключив в 1838 году догов о свободной торговле, османская империя
подписала приговор своей промышленности, поскольку внутренний рынок
заполнили английские товары.
Тем самым мы можем видеть, что Османская империи попала под
экономическое, политическое и военное давление со стороны Великобритании.
В тоже время туманный Альбион получил новый рынок сбыта своих
товаров и удобную трансферную зону к Ирану. Несмотря на это Великобритания
все же боялась возможной угрозы в лице потери доступа к Ирану [72, c 83-84].
Помимо этого, Британия опасалась усиления влияния Российской империи
на территории Кавказа и Балканах. Еще одной угрозой для британской верхушки
была возможная экспансия Российской империи в Среднюю Азию.
Торгово-промышленные
круги
Франции
и
Англии
были
крайне
заинтересованы в сохранении своего влияния на Османское пространство
[58, c. 54-55]. В связи с этим, когда НиколайI раскрыл свои планы относительно
будущего Османской империи, оба государства позабыв свои старые обиды
заключили договор о защите Османской империи от внешней угрозы.
Под угрозой здесь имелась введу Российская империя. Договор был
заключен между премьер-министром Великобритании Абердином и французским
императором Наполеоном III.Однако несмотря на упомянутое выше соглашение
правительственная верхушка Российской империи рассчитывала на то, что в
случае начала войны Франция выступит стороне России. Подкреплялось это
мнение англо-французскими конфликтами и противоречиями.[48, c. 41].
Франция в предстоящей войне преследовала несколько цель.
Во-первых, это защита своих активов в Османской империи.
18
Во-вторых, императору Наполеону III для укрепления своих позиций во
власти необходима была быстрая победоносная война [72, c. 85]. К тому же на это
накладывалась необходимость восстановить военный имидж и статус империи
после войны 1812-1815 годов. Стоит добавить и о личном конфликте между
Наполеоном III и Николаем I.
Российский император не воспринимал французского правителя как себе
равного. Об этом свидетельствует личная переписка. Так после вступления
Наполеона III на престол, Николай I обратился к нему«Monsieurmonami» вместо
«Monsieurmonfrеre».
Французский
император
воспринял
это
как
лично
оскорбление [72, c. 87].
Королевство Сардиния не имела каких-либо политических претензий к
Российском империи и изначально не было заинтересовано в предстоящей войне.
Предстатели правящей Савойской династии были заняты проблемой объединения
раздробленной
Италии.
Главным
препятствием
была
позиция
Австрии.
Небольшое королевство Сардиния не могло в одиночку противостоять силе и
моще империи Габсбургов.
Привлечение Сардинии к англо-французской коалиции было связано с
идеей Наполеона III уменьшить влияние Российском империи на Балканах создав
из королевства нового мощного конкурента в регионе. В обмен на участие в
войне, Франция обещала помочь Савойской династии в ее стремлениях
объединить Италию под своей властью. Предложение получило одобрение от
премьер-министра королевства графа Кавура – главного сторонника создания
коалиции против Австрии. [72, c. 85-86].
С учреждением в мире Венской системы международный отношений
Российская и Австрийская империя находились в составе Священного союза. Его
целью было сохранение монархических режимов на территории Европы и
предотвращение революционной нестабильности.
В 1848 году по Европе прошла волна революционных выступлений.
Затронула она в том числе и Австрию. Император Франц-Иосиф I для спасения
империи был вынужден обратиться за военной помощью к Российской империи.
19
Николай I ответил согласием на просьбу императора и отправил в Австрию
для подавления венгерской революции корпус под командование генерала
Праскевича. Революция была подавлена. Николай I рассчитывала, что в 1849 году
помощь Австрии поспособствует ее присоединения к войне на стороне
Российской империи. Однако Франц-Иосиф опасался заметного усиления влияния
Российской империи. Но наибольшей угрозой для империи было создание на
территории Балкан ряда независимых государств, поскольку это могло
спровоцировать
национально-освободительное
движение
внутри
самого
государства [48, c. 42].
Поводом к началу войны послужил религиозный вопрос. Начиная с
церковного раскола 1054 года католическая и православная церкви регулярно
сталкивались в противостоянии на теоретико-идеологическом уровне.
Одной из главных арен конфликта была Святая Земля. Правительство
Османской империи старалось не вмешиваться в обозначенный конфликт,
поскольку покровительство одной из сторон могло привести к войне. Наполеон III
пришел к власти во Франции опираясь на ореол величия и славу своего дяди
Наполеона I, а также благодаря поддержке со стороны консервативнонастроенных кругов населения (сюда относилась и церковь).
После падения государств крестоносцев в Леванте, ключи от главной
святыни церкви Рождества Христова в Вифлееме (а значит и контроль над ней)
находились в руках православной общины. Наполеон IIIпотребовал передать их
католикам. Османский султан оттягивал принятия решение, поскольку оно могло
привести к войне с одной из держав. Наполеон III заметив нерешительность
лидера Османской империи произвел акт устрашения.
В нарушении договоренностей, подписанных в Лондоне в 1841 году,
французский
линейный
корабль
«Charlemagne»
прибыл
под
стены
Константинополя. В это же время Николай I отправил в Османскую империю
посольство во главе с Меньшиковым с целью вернуть прежние привилегии
православным общинам. Однако посольство оказалось безрезультатным.
20
В ответ на это Российская империя ввела войска в Молдавию и Валахию
[72, c. 91].
По требованию османского правительства в Вене было созвано заседание
европейских стран (Великобритания, Франция, Австрия и Пруссия).
Итогом встречи стала нота с требованием к Российской империи вывести
свои войска с Молдавии и Валахии. В обмен на это за Российской империей
признавалось право покровительства над православными общинами и народами, а
также контроль над Святыми Местами на Ближнем Востоке.
Николай I был готов принять условия Венской ноты, однако османский
султан отказался ее исполнять в представленном виде.
На принятие такого решения оказал сильное влияние английский посол в
Османской империи Стратфорд-Редклиф. Он убедил османского султана внести
несколько изменений в тексте Венской ноты пообещав военную поддержку своей
страны.
Правки султана по смыслу дублировали прежние положения Венской ноты,
но их суть была не в этом. Они были нацелены на то, чтобы спровоцировать
Российскую империю на дальнейшею эскалацию конфликта. Император Николай
I принял действия султана как удар по престижу и гордости страны.
В результате Российская империя отклонила ноту [72, c. 93].
Османская империя в ответ выдвинула ультиматум: силы русской
императорской армии в течении двух недель должны покинуть территорию
Молдавии и Валахи. 4 октября, по истечению срока ультиматума, султан объявил
войну Российской империи. 20 октября российский император также объявил
войн.[2, c. 99].
В ноябре 1853 года османская эскадра под руководством Осман-паши
вышла из Константинополя в район Сухум-Кале с целью высадки десанта. По
пути следования османский флот сделал остановку в Синопской бухте. Именно
здесь произошло сражение, ставшее последним в истории парусного флота.
Скопление османских сил в районе Синопской бухты было обнаружено
императорской эскадрой под руководством П. С. Нахимова.
21
Он посчитал необходимым заблокировать османский флот в бухте, после
чего запросил подкрепление из Севастополя. Получив дополнительные корабли,
П. С. Нахимов предпринял атаку на османские силы, сосредоточенные в бухте.
Итогом сражения стал полный разгром османского флота. Командующий
османской эскадры Осман-паша попал в плен.
Сражение стало поводом для Франции и Британии объявить войну. Если
быть точнее в качестве казуса белли был использован сфабрикованный факт
геноцида грека, который произошел во время сражения Синопской бухты.
Великобритания и Франция ввела свои эскадры в Черное море [58, c. 57].
Главной мишенью союзнических сил стал Севастополь – крупнейшая база
императорской России на Черном море. Военный министр Великобритании
Ньюкэстэл отмечал, что взятие города нанесет сильнейший удар Российской
империи.
Таким образом, возникновение «восточного»вопроса было связано со
стремлением Англии и Франции не допустить расширение влияния Российской
империи на Средиземноморский регион. К этому стоит также добавить опасения
торгово-промышленной буржуазии, указанных стран возможным развалом
Османской империи.
Это событие привело бы к потери необходимого для Франции и Англии
рынка сбыта. С возникновением восточного вопроса также связано стремлением
французского императора Наполеона III укрепить свои позиции во власти и
восстановить былой военный имидж и престиж государства.
Севастополь с военной точки зрения был не готов к предстоящей
крупномасштабной войне. Несмотря на то, что со стороны моря город был
прекрасно укреплен, сухопутные укрепления оставляли желать лучшего.
Ситуация с ним начинает кардинально меняться лишь с прибытием в города
Эдуарда Ивановича Тотлебена [12, c.101].
22
1.2 Причины начала Крымской войны. Постановка Восточного вопроса
Севастополь был основан в 1784 году после присоединения Крымского
полуострова в состав Российской империи.
С ранних страниц своей истории он играл роль стратегического форпоста
России в Черноморском регионе для отечественного. К началу Крымской войны
город располагал всеми необходимыми ресурсами (припасы и запасы оружия) и
инфраструктурой (адмиралтейство, доки, арсеналы, склады припасов, пороха,
оружия, а также лазареты) для поддержания гарнизона и флота.
Это было связано прежде всего со стратегическим значением города и
располагавшейся там военно-морской базой.В сентябре 1854 года общее число
сухопутных войск, дислоцированных на территории полуострова, составило 51
тысячу бойцов и 108 пушек. Большая часть войск находилась под прямым
управлением князя Меньшикова.
Население города по данным на середину XIX века составляло 45 тысяч
человек, преимущественно русских. По Крыму ситуация была несколько иной. Из
430 тысяч, большинство было татарами. Но если разбираться более детальным, то
национальный состав полуострова был достаточно пестрым.
В крымских городах жили караимы, крымчаки, греки, итальянцы, болгары,
арменя и многие другие. Отдельно стоит упомянуть о германцах.
На территории Крыма существовало несколько поселений и колоний
выходцев из юго-западной Германии.До начала боевых действия в Севастополе
работали предприятия преимущественно военного-промышленного комплекса.
Из других отраслей можно выделить заводы по изготовлению свеч, мыла,
кирпича, черепицы и прочих. Дороги на полуострове были грунтовые.
Наибольший интерес для нас представляет маршрут Севастополь-БахчисарайСимферополь как главная транспортная артель. Однако несмотря на высокий
статут состояние дороги оставляло желать лучшего. К тому же сама местность
вызывала
определенные
проблемы,
поскольку
проходила
через
каменистые массивы, а также через места со скопление глины [15, c.116].
горные
23
Доход город получал из разных источников: лодочная переправа, налоги с
населения и многочисленных магазинов, ярмарки, а также прибыль с питейных
заведений. Общий бюджет в 1846 году составлял приблизительно 66 тысяч
рублей.[58, c. 20].
Географическое
расположение
с
военной
точки
зрения
было
неоднозначным. Город был прекрасно защищен от морских атак, в то время как
сухопутная оборона имела ряд недостатков. В частности, разделение на северную
и южную часть вынуждало растягивать имеющиеся в городе гарнизон. При этом
оставить без защиты северную часть было невозможно, поскольку в случае ее
потери противник получал контроль над рейдом, а как следствие и городом.
На
юго-востоке
ключевыми
позициями
являлись
следующие
возвышенности: Федюхины высоты, Инкерманские высоты, Сапун-гора (рис. 1)
[30, c.7].
Огромную роль в развитие города и морской обороны внес адмирал Михаил
Петрович Лазарев. Согласно его распоряжения был укреплен Севастопольский
рейд превратив его в мощный форпост. Свою мощь он продемонстрировал во
время событий Крымской войны.
Оборонительные
сооружения
были
представлены
восьмью
артиллерскимибаттареями: Константиновская, Михайловская и батарея № 4 на
севере и Павловская, Николаевская, батарея № 8, Александровская и батарея №
10 на юге.
В тоже время со стороны суши город не был защищен. Согласно
довоенного плана от 1837 года в Севастополе должны были:
1)
Соорудить на южной стороне казармы.
2)
Завершить работы над 7,5 и 6 бастионами.
3)
Спроектировать 4 и 5 бастион.
4)
Укрепить стену за 8 бастионном.
Однако большую часть из намеченных преобразований не удалось
завершить до начала Крымской войны.
24
На северной стороне единственным укреплением служила крепости, в
форме восьмиугольника которая была сооружена в 1818 году. Но она была
малопригодная для предстоящих событий. [18, c. 115]
Масштабное строительство оборонительных сооружений началось уже в
1853 году. К началу осады Севастополя, южная часть города была значительно
укреплена. Было завершено возведение 6 бастиона, пятый хоть и не был до конца
завершен, но уже располагал 14-ю орудиями представляя тем самым угрозу для
неприятеля. Из изменений стоит также выделить возведение редута Шварца, ряда
каменных завалов и земляных батарей.
Однако многие из этих укреплений были еще достаточно слабыми и
остановить крупномасштабную атаку не могли [38, с. 16].
В отношении снабжения полуострова продовольствием, Крымская война
выявила ряд глубоких проблем. Основная масса скотоводческих хозяйств
располагалась в степенных районах полуострова, в то время как «садовые
товарищества» располагались в горных.
Состояние сухопутных дорог оставляло желать лучшего. Подвозить
продовольствие с моря оказалось невозможным из-за блокады.
Все это приводило к заметным проблемам с доставкой снабжения в город. И
дело касалось не только продовольствия, но и медицинских ресурсов.
Система образования в городе полностью соответствовала общеимперским
тенденциям.
Согласно данным статистики за 1846 год в городе насчитывалось четыре
учебных заведения, в которых училось приблизительно 404 ученика.
25
РАЗДЕЛ 2. ПЕРВАЯ ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ
(5 ОКТЯБРЯ 1854 - 11 СЕНТЯБРЯ 1855)
2.1. Осада Севастополя и основные военные операции в Крыму
Севастополь. В переводе с греческого это слово означает «величественный
город, достойный поклонения». Свое доблестное название Севастополь заработал
мужеством и героизмом его жителей и защитников в ходе двух оборон. В честь
событий 1854-1855 года в России была выпущена особая медаль - «За защиту
Севастополя с 13 сентября 1854 года по 27 августа 1855 года» [57, c. 115].
Первая оборона Севастополя длилась 349 дней (с 13 сентября 1854 года по
27 августа 1855 года). Возглавил ее адмирал российского императорского флота
Владимир Алексеевич Корнилов, Павел Степанович Нахимов, контр-адмирал
Владимир Иванович Истомин и полковник инженер Эдуард Иванович Тотлебен
[31, c. 55]. Эти имена навсегда вошли в отечественную историю военно-морского
дела.
В июне-июле 1854 года союзнический флот в составе 34 линейных кораблей
и 55 фрегатов, многие из которых имели паровой двигатель, заблокировали в
бухте Севастополя 14 линейных кораблей парусного типа и 12 фрегатов (6 из
которых были парусные).
В августе месяце из главной союзнической базы в Варне отправился десант
в составе 62 тысяч человек, 134 полевыми и 73 осадными орудиями [56, с. 36].
у зия
Помимо солдат и вооружения корабли везли и все необходимое снаряжение
(палатки, кони, продукты и т.д). Общие количество десантных
красивых
кораблей
насчитывало 350.
Местом высадки была выбрана территория под Евпаторией между озёрами
Кизил-Ярским и Кичик-Бельским. 1 сентября 1853 года союзническая армия
прибыла к месту высадки. Однако высадка десанта началась лишь 2 сентября.
С чем было связано это опасное промедление неизвестно.
26
Во главе сухопутных сил союзников находились лорд Раглан и французский
маршал Леруа де Сент-Арно. Французский командующих страдал от серьезных
проблем со здоровьем. Согласно одной из теорий у него был рак желудка.
Первой целью на пути союзников стала Евпатория. Взятие города
позволило бы получить необходимый плацдарм и базу снабжения для дальнейшей
экспансии вглубь полуострова. К тому же обладание Евпаторией позволяло
контролировать Каламитский залив. Именно здесь планировалась высадка
основных сил. Город был взят без сопротивления, поскольку его гарнизон
насчитывал лишь 200 человек. Городские запасы позволили обеспечить армию
продовольствием на четыре месяца.
Британский контингент столкнулся с рядом проблем во время высадки.
Волнения на море привели как к потери многих лошадей, так и к растягиванию
самого процесса высадки. Возникла серьезная проблема с транспортировкой
ящиков и артиллерии. В войсках вновь дали о себе знать болезни и знакомая для
союзников холера.
После проведения разведки войска союзников выдвинулись в сторону
Севастополя. У реки Альма они столкнулись с русскими войсками под
командованием генерал-адъютанта Александра Сергеевича Меньшикова. Войска
союзников насчитали около 50-59 тысяч человек и 132 орудия. Помимо этого, с
моря их прикрывал французский флот. [1, c. 39]. Русская армия насчитывала 35
тысяч человек и 84 орудия.
Место для сражения было выбрано не случайно. Русское командование
полагало, что условия местности позволят измотать силы противника и оторвать
его от базы в Евпатории. Тем самым войска в Севастополе получили бы
дополнительно время для укрепления города. Однако главным недостатком была
растянутость армии. Кроме того, существовала вероятность обстрела сил,
сосредоточенных на левом фланге французским флотом. Также из проблем стоит
выделить ошибки князя Меньшикова в организации военного штаба, а также
отсутствие контроля за координацией сил. В частности, часть сил присоединились
к сражению после ночного перехода.
27
Тактический замысел союзников заключался в одновременной атаке с
фронта и с флангов. Первыми по направлению к Альме выдвинулись силы
французов. 2-я пехотная дивизия под командованием генерала Боске должна была
отвлечь на себя основное внимание русской армии. В тоже время бригады
генерала Буа и Отомара располагались на флангах.
К сухопутным силам выдвинулась артиллерия и флот, а также части
Османской империи. В тоже время войска англичан продолжали бездействовать.
По этой причине Сент-Арно отдал приказ остановить движение дивизии генерала
Боске. Французы воспользовались этим временем для поиска источников пресной
воды и родников. В 9 утра силы союзников были обнаружены русскими
разведчиками. Сведения о скоплении вражеских сил были сразу же донесены
генерал-адъютанту Меньшикову [19, c.151].
Командующий русской армии отправил гонца для того, чтобы предупредить
генерала Кирьякова о предстоящей атаке. Однако, стоит отметить, что сам
Александр Сергеевич считал, что наступление союзников откладывается и
начнется позже, поскольку дивизия Боске приостановила движение.
В 10 часов утра генералу Боске пришел приказ продолжить движение.
Возникшей до этого передышкой, генерал воспользовался для поиска слабых мест
русских позиций. Наиболее уязвимыми представлялись участки при подъеме на
гору. На левом фланге располагались бригады генералов Отамара и Буа, а также
первый батальон зуавов. Им удалось без особых осложнений начать подъем на
высоты. Сам Боске отправил сообщение штабу о том, что «русские решительно не
хотят сражаться» [3, c. 30]
В тоже время генерал-адъютант Меньшиков прибыл на левый фланг и отдал
приказ укрепить его силами трех батальонов Минского пехотного полка, а также
легкой батареей 17-й артиллерийской бригады. Однако эти меры были
предприняты уже слишком поздно.
Первая бригада генерала Отамара взобралась наверх. Французские силы
попали под обстрел русских батарей, которые были подтянуты из резерва.
Русские войска сумели успешно образовать боевое построение.
28
Французы под прикрытие флота сумела расположить артиллерия на
расстоянии 800 метров от русских позиций. Главной ошибкой Меньшикова как
командующего стало именно то, что он позволил противнику подняться наверх
[32, c. 90]
Боске развернул все силы под своим командованием (французы и османская
пехота) в единую линию. После чего отдал приказ об обстреле позиций Минского
и Московского полков. В силу пассивности со стороны командования, а также изза обстрела со стороны французского флота, 2-й батальон Минского полка
вынужден был покинуть свои позиции.
Таким образом флот союзником давал колоссальное преимущество
союзникам, позволив силам под командованием Боске совершить свой маневр
[3, c. 27].
Британские силы должны были атаковать с правого фланга. Свое движение
они начали спустя полчаса после начала наступления Боске. Однако из-за
разрывов между британскими частями, лорд Раглан приказал начать фронтальную
атаку, вместо изначальных планов совершить обход с флангов. Но и здесь у
англичан возникли проблем.
При пересечении реки произошла потеря построения. Части левого и
правого фланга смешались друг с другом. Английские офицеры, в условии того,
что навести порядок уже было невозможно, отдали приказ идти в наступление. Во
время подъема английские части столкнулись с двумя батальонами Казанского
полка. Эта контратак не имела смысла, поскольку она прерывала огонь
артиллерии с редута. В результате англичане смогли отогнать русские части и
захватить «большой редут» [32, c. 55].
Для того, чтобы выбить силы противника с редута, части Владимирского
полка организовали штыковую на полк Королевских фузилеров. Им удалось
оттеснить их. Во время отступления королевские фузилеры столкнулись с
шотландской гвардией, вызвав разрыв построения.
В итоге последние потеряли приблизительно двести человек.
29
Генерал-адъютант Меньшиков против 29 батальонов противников сумел
выставить сил в составе 16 батальонов пехоты, 40 артиллерийских орудий, а
также 4 эскадрона кавалерии. Именно эти силы должны были выдержать
основной удар вражеских сил. Однако после того, как французы сумели захватить
центральные позиции, командованию группировки пришлось отдать приказ об
отступлении.
Против сил первой и третьей французской дивизии Меньшиков отправил
части Московского полка. Но им не удалось остановить силы противника и в
результате они были вынуждены отступить.Вслед за ними начали отходить и
запасные батальоны (Белостокский и Бресткий). Владимирский и Казанский полк
потеряли 1200 человек убитыми и ранеными [3 с. 30].
После длительного сражения генерал-адъютант Меньшиков отдал приказ об
отступлении армии. В британской историографии распространена версия о том,
что ставка русского командования – Телеграфный холм была взята союзниками
без боя. Согласной этой теории лорд Раглан в поисках позиции для наблюдения,
случайно оказался на указанном холме. Осознав, что эта была ставка
командования британский лорд отдал приказ разместить там артиллерию и начать
обстрел Владимирского полка.
Согласно отечественной версии событий, приказ об отступлении с
Телеграфного холма отдал генерал Кирьяков. Полковник Тотлебен писал по
этому поводу: «Левый фланг [Московского полка] остановившись у телеграфа,
оказал французам последнее сопротивление, и только после упорной борьбы
вынужден был окончательно уступить несоразмерному превосходству в силах»
[22, c. 35].
По итогам сражения русская армия потеряла более 5 человек, в то время как
потери союзников составили примерно 3 тысячи человек. Поражение под Альмой
смогло ненадолго остановить наступление сил союзников на Севастополь и дать
защитникам города дополнительное время на подготовку.
21 сентября состоялось совещание русского командования.
30
В ходе обсуждений адмирал Владимир Алексеевич Корнилов выступил с
идей дать союзникам бой в море. Однако генерал-адъютант Меньшиков отклонил
предложение и отдал приказ затопить корабли в бухте, а пушки использовать для
укрепления сухопутной обороны. Корнилову несмотря на протест, пришлось
исполнить приказ. [78, c. 14].
Французский маршал Сент-Арно выбрал для удара по городу его южную
часть. Это было связано с тем, что французы предполагали, что она менее
защищенная чем северная часть. Помимо этого, союзники, выбрав южную
сторону, приобретали выгодные стоянки для кораблей и как следствие
постоянную связь с флотом [37, c.12].
Генерал-адъютант Меньшиков, опасаясь угрозы окружения, покинул
Севастополь и отправился в сторону Бахчисарая. Во время ночного марша его
войска находились чрезвычайно близко от войск союзников. Однако особенности
местности (горный рельеф) и темное время суток позволили русским войскам
остаться незамеченным [38, c. 23].
В тоже время адмиралы Павел Степанович Нахимов и Владимир
Алексеевич Корнилов отдавали распоряжения об укреплении обороны. Снятый с
кораблей экипаж в количестве 18 тысяч человек пополнил силы гарнизона.
В среде союзником также происходит ряд важных событий. Прежде всего
стоит выделить захват Федюхиных высот и сооружение там укреплений для
осадного вооружения (рис. 3). Это позволило командованию города перебросить
часть гарнизона с северной стороны на южную [24, c. 20].
Во французском лагере происходит смена командующего армией.
Из-за усугубившихся проблем со здоровьем Сент-Арно был вынужден
покинуть свой пост и полуостров. На пути в Константинополь французский
маршал скончался от холеры.
Свои полномочия он успел передать генералу Канброберу. Британцы после
захвата французами Федюхиных высот, организовывают базу и стоянку для флота
в Балаклаве. База французской армии располагалась в Камышовой бухте
[71, c. 16].
31
В осажденном Севастополе все работы по сооружению и укреплению
оборонительных укреплений находились под контролем Эдуарда Ивановича
Тотлебена. 18 сентября генерал-адъютант Меньшиков отправил в город
подкрепление, тем самым ослабив свой корпус. Для проведения каких-либо
операций
ему
было
необходимо
дождаться
подкрепления
отправленное
Горчаковым [24, c. 23].
28 сентября французская армия соорудила к западу от Сарандикакиной
балки первую параллель на расстоянии в 853 метра от позиций пятого бастиона.
Британские силы к тому времени вырыли траншеи в 1,5 км от 3-го бастиона.
Силы Боске заняли вершину Сапун-горы для организации там базы снабжения.
Османские части располагались правее от позиций Боске [24, c. 23].
Уже с первых дней союзники столкнулись с проблемами снабжения. Войска
несли потери от вновь вернувшейся холеры, от ответного обстрела со стороны
гарнизона, а также из-за вылазок русских солдат. [71, с. 22].
Надо
отметить,
что
проблемы
со
снабжением
и
медицинским
обслуживанием касалось и русскую армию. В ноябре 1854 года из СанктПетербурга прибыл Николай Иванович Пирогов вместе с группой врачей и
медсестер. В мировую историю он вошел как основатель военно-полевой
хирургии. Не меньший вклад в организации медицинской службы в Севастополе
внес Христиан Яковлевич Гюббенет.
Бомбардировка Севастополя началась 5 октября 1854 года. Союзники
открыли огонь как с суши, так и со стороны моря. В ходе первого обстрела погиб
один из лучших адмиралов русского императорского флота и командира
городского
гарнизона
Владимир
Алексеевич
Корнилов.
Общие
потери
осажденных составили 1250 человек личного состава. Союзники понесли
примерно равные потери (900-1000 человек). Первая попытка взять город
штурмом показала, что легкой победы не будет. В последующие дни обстрел
велся с переменным успехом.
32
Для того, чтобы отвлечь силы союзников от Севастополя и навязать свои
условия игры, генерал-адъютант А. С. Меньшиков отправляет 16-тысячный
корпус под командованием своего заместителя генерала Павла Петровича
Липранди в атаку на британские позиции у Балаклавы. Войска союзников
насчитывали 20 тысяч солдат. Командовал ими лорд Раглан (Регла), потерявший
правую руку во время битвы при Ватерлоо.
Сражение произошло 25 октября 1854 года. Русским войскам удалось
выбить османские части из редутов. Однако развить дальнейших успех им не
удалось. Командование союзников отдало приказ бригаде легкой кавалерии лорда
Кардигана атаковать. Британская кавалерия чересчур увлеклась преследованием
противника и попала под огонь русской артиллерии.
В итоге около 800 кавалеристов, представителей аристократических родов
Великобритании, погибли. В истории это событие получило нарицательное
название «Атака британской легкой кавалерии под Балаклавой». А место гибели
английских кавалеристов стало именоваться «долиной смерти».
Несмотря на то, что русской армии не удалось выбить противника из базы в
Балаклавы, она сумела ненадолго отвлечь противника от Севастополя. Союзник
осознал, что взять город сходу не представляется возможным и занялись
укреплением собственных позиций.
В ноябре 1854 года русская армия под командованием А. С Меньшикова
получила новое подкрепление. Генерал-адъютант решил перейти в наступление.
В районе Инкермана 5 ноября произошло новое сражение. Силы русской армии
насчитывали 55 тысяч человек. Армия союзников состояла из 63 тысяч солдат.
Корпусы под командованием генералов Ф.И. Соймонова и П. Я. Павлова нанесли
фланговый удар по британскому осадному корпусу [33, c.101].
Для того, чтобы атака была успешной им была необходимо, чтобы части
П.Д. Горчакова нанесли одновременный удар по центру и левому флангу.
Тем самым удалось бы сковать силы союзников боем и не дать им
перебросить подкрепления на другие участки.
33
Первоначально, успех был на стороне русской армии. Британские части
несли большие потери и командование было вынуждено обратиться к французам
за помощью. Пассивность со стороны Горчакова и А. С. Меньшикова, привела к
тому, что французы осознали, что угрозы в центре нет и отправили свои части на
помощь британцами. Французское переломило ход сражения.
Русская
армия
была
вынуждена
отступить.
Главной
ошибкой
А. С. Меньшикова стало его нерешительность. Более трети русской армии
оставалось в резерве. Подкрепление в бой вводилось частями и проигрывало
превосходящим силам противника.
Русская армия потеряла в бою почти 12 тысяч человек. Потери союзников
составили 5 700 бойцов. Инкерманское сражение привело к окончательному
переходу союзников к тактике «правильной» осады.
В конце января 1855 года в Евпаторию прибыло подкрепление союзников в
лице 21-го тысячного корпуса под командование Омер-Паши. Генерал-адъютант
Меньшиков отдал приказ генералу Хрулеву атаковать противника. Однако итоги
атаки оказались неудачными для русской армии. Князь А. С. Меньшиков был снят
со своего поста. Новым командующим стал М. Горчаков. Но проявил он себя как
еще более нерешительный командир [49, с. 20].
Силы союзников в это время значительно увеличились. Осадой города
начал руководить талантливый французский генерал инженерный войск Адольф
Ньели, который заменил погибшего Мишеля Бизо. 18 февраля в СанктПетербурге скончался от пневмонии император Николай I [33, c. 348].
9 апреля 1855 года союзническая армия начала вторую бомбардировку
города, города должна была послужить подготовкой к штурму Севастополя.
Решение было принято под влиянием общественного мнения и Европе, а
также по наставлению французского императора Наполеона III. Обстрел не
принес
желаемых
результатов.
Защитники
города
успевали
за
ночь
восстанавливать оборонительные укрепления. Союзники приняли решение
отложить штурм [80, c. 16].
34
Вскоре к союзникам пришло новое подкрепление. Общие число войск было
доведено до 170 тысяч человек. Французский генерал Канробер был сменен со
своего поста из-за нерешительности, а также из-за невыполнения плана,
разработанного императором Наполеоном III. Его сменил генерал Ж. Ж. Пелисье
Новый командующий французских войск принял решение о высадке десанта в
районе Керчи. Согласно задумке Пелисье эти силы должны были прервать линию
снабжения через берега Азовского моря. 23 мая союзный десант захватил Керчь.
18 июня союзные войска начали новую бомбардировку городу с
последующим штурмом. Атака была направлена на оборонительные укрепления
Корабельной стороны. Однако атака была успешно отбита корпусом под
командованием С. Хрулева. В тоже время командование осознавало, что в данных
условиях снять окружение с Севастополя было невозможно. [25, с.102]
За месяц до этого события героически погиб один из руководителей
обороны Севастополя контр-адмирал русского императорского флота Владимир
Иванович Истомин. 20 июня ранение получил Эдуард Иванович Тотлебен.
На протяжении двух месяцев после ранения он продолжал руководство над
сооружением и поддержанием оборонительных укреплений. Из-за ухудшения
состояния здоровья Эдуард Иванович был вынужден покинуть город. 10 июля
город потерял еще одного своего героя. Павел Степанович Нахимов был убит
метким выстрелом в голову.
Союзническое командование также понесло потери. 28 июня скончался
командующий британскими силами лорд Раглан. Его заменил генерал Симпсон.
В июле, взошедший на престол молодой Александр II созвал совещание
военного командования. В ходе обсуждения было принят решение о проведении
наступательной операции против союзников в районе реки Черной. Против этой
идей выступил князь Горчаков. 16 августа произошло сражение на реке Черной.
Оно закончилось для русской армии неудачно.
С 17 августа по 8 сентября Севастополь подвергался массированному
обстрелу со стороны союзников. Находящиеся в городе войска несли большие
потери. В день теряли по 2-3 тысяч бойцов.
35
Были уничтожены многие укрепления и здания города. 4 сентября была
уничтожена артиллерия на Малаховом кургане. 8 сентября он был взят штурмом.
Русское командование приняло сложное решение – оставить южную часть города.
11 сентября 1855 года завершилась оборона Севастополя. Город пал под ударами
союзнической армии. Французский генерал Мак-Магон отдал приказ захоронить
русских и французских бойцов погибших при штурме в братской могиле
[34, c. 256] .
Общие потери союзников составили 70 тысяч человек. Русская армия по
разным данным потерял от 93 до 102 тысяч солдат убитыми и раненными.
Потеря Севастополя стала значительным ударом по Российской империи.
В Крымской войне началось определённое затишье.
2.2. Подвиги защитников Севастополя
Значимость обороны Севастополя 1854-1856 гг. лежит не только в военнополитическом контексте, но и в моральном, духовном и патриотическом. Ибо за
349, что длилась оборона появилось столько имен тех людей от легендарных
адмиралов и генералов и до простых матросов, солдат и сестёр милосердия, чья
доблесть и мужество навсегда вписала их имена в героические страницы русской
военной истории и навечно связало с городом русской славы Севастополем.
На их подвиге воспитывалось не одно поколение русского народа, они
стали истинным символом его доблести и бессмертным примером для
подрастающего молодого поколения.
Пётр Маркович Кошка заслуженно занимает особое место в той невероятно
длинной череде героев, защитников Севастополя, его образ стал одним из
подлинных символов обороны города. Родился Пётр Маркович 22 (10 по старому
стилю) января 1828 года в небольшом селе украинском селе Ометинцы
Подольской губернии (современный Немировский район Винницкой области
Украины) [19, c.122].
36
За те короткие, отведённое судьбой 54 года жизни этот неординарный
молодой человек прошёл тернистый путь от «кочевника» чумака к которым он
прибился в ещё в юном возрасте и до героя обороны Севастополя, чьё имя
увековечил классик русской литературы Лев Николаевич Толстой.
Согласно одной из версий отличавшийся непоседливостью и сметливым
умом молодой Пётр Кошка был остер на язык, за что и угодил в рекруты вовремя
изобличения пороков помещиков. Так это или нет сегодня сказать трудно, как бы
то ни было в 1849 г. Пётр Маркович становиться рекрутом, отличаясь крепким
здоровьем и не дюжей ловкостью его зачисляют 30-й флотский экипаж
Черноморского флота в Севастополе.
После высадки союзников в Крыму и затопления кораблей Черноморского
флота в Севастопольской бухте П.М. Кошка вместе с другими матросами сходит
на берег, где получает назначение на 15-ю батарею под командованием
лейтенанта А.М. Перекомского. Несмотря на то, что практически все матросы
батареи, как и их отличались невероятной смелостью, находчивость и
инициативой, Пётр Маркович, выделялся даже на их фоне, добровольцем приняв
участие в 18-ти вылазках в стан противника, как в составе группы, так и в
одиночку [47, c. 34].
Особенно ярко таланты матроса Кошки проявлялись в ходе крайне опасных
вылазок за языками. Так в ходе одной из таких вылазок имея с собой один только
тоже, Кошка сумел пленить и доставить на свои позиции сразу трёх французов.
В ходе другой вылазки под обстрелом противника он сумел доползти до
вражеских укреплений и унести на 3-й бастион тело русского сапёра, закопанного
в землю для устрашения русских солдат. Отличался матрос и своеобразным
чувством юмора. Так однажды ночью он пробрался на позиции французов и украл
из их котла варёную говяжью ногу, а уже днём сумел увести коня, которого
продал на рынке, направив вырученные деньга на установку монумента убитому
товарищу матросу Игнатию Шевченко, который спас жизнь их командиру
лейтенанту Н.А. Бирилёву.
37
За время обороны Севастополя подвиги матроса Кошки обросли
множеством легенд. Согласно одной из них в ходе одного из обстрелов англофранцузскими войсками города, одна из бомб упала прямо под ноги адмиралу
В.А. Корнилову. Не растерявшись храбрый, матрос схватил бомбу и метнул её в
котёл с кашей. Фитиль погас, и бомба не разорвалась. Адмирал подошёл к
находчивому матросу и сердечно поблагодарил его. На что Пётр Маркович Кошка
ответил фразой ставшей крылатой: «Доброе слово - и Кошке приятно».
На протяжении всей обороны ему улыбалась удача. 17 января 1855 года в
ходе очередной вылазки Пётр Кошка получил ранение в живот. В те времена
подобное ранение считалась смертельным, но отважному матросу повезло и штык
не задел внутренних органов пройдя по касательной.
В январе 1855 Петру Марковичу Кошке был пожалован чина унтер-офицера
квартирмейстера, а за мужество и героизм проявленные при обороне Севастополя
1854-1855 он был удостоен Георгиевского креста 2, 3, и 4 степени.
Степени Георгиевского креста были ведены императором Александром II
под занавес Крымской-Восточной войны в 1856 г. Подвиг матроса Кошки вмиг
разлетелись по всей стране, дойдя даже до императорской четы.
Так из рук начальника севастопольского гарнизона Петру Кошке была
золотой нательный крест«Высочайшего Благоволения» на голубой ленте,
переданный лично императрицей. Подвиги матроса Кошки были запечатлены на
страницах газет и журналов в ставших сегодня бессмертными произведениях
Льва Николаевича Толстого и Сергей Сергеевича-Ценского [21, c.191].
Слава отважного матроса шла настолько далеко, что даже знаменитый
художник В.Ф. Тимм написал портрет Кошки, который в последующем был
опубликован в печатном сборнике «Русский художественный листок». Уже после
войны Пётр Маркович Кошка принимал участие в ежегодных парадах кавалеров
Георгиевского креста, не раз бывал в Зимнем дворце и хотя как обладатель
Георгиевского креста 2,3 и 4-й степени П.М, Кошка получал двойной оклада
ровнявшийся жалованью унтер-офицера на флоте, право носить их одновременно
Пётр Кошка получил только в конце своей службы в 1870-х годах.
38
За годы своей службы Пётр Маркович Кошка был удостоен ещё четырёх
медалей, двух серебряных «За защиту Севастополя 1854 - 1855 гг.» и «За усердие»
на Аннинской ленте для ношения на груди (вручена за отказ уходить с воинской
службы) и две бронзовые медали «В память войны 1853-1856 гг.» и
«За усмирение польского мятежа 1863-1864 гг.» [57, c. 40].
Сегодня память о матросе Петре Марковиче Кошке увековечена во многих
городах Украины и России. Конечно больше всего памятник в городе
Севастополе, где его именем названа улица и установлен памятник.
Запечатлён матрос Кошка и на памятнике адмиралу В.А. Корнилову
выбрасывающий упавшею бомбу. Его бюст уставлен в нише фасада здания
панорамы «Оборона Севастополя 1854 - 1855 гг.» сам же матрос так же
изображён на этом бессмертном полотне пера Франца Алексеевича Рубо. На доме,
где располагались Лазаревские казармы, в которых жил П.М. Кошка в период
своей службы на Черноморском флоте, была установлена мемориальная доска.
Помимо Севастополя его именем были названы улицы в Киеве, Днепре, Виннице,
Донецке, Макеевке, Горловке.
Памятник матросу Кошке установлен на Аллее героев Севастопольского
парка-мемориала
в
городе
Днепропетровске
(современный
Днепр
Днепропетровск). В 1955 г. в родном селе Петра Марковича Ометинцы
Немировского района Винницкой области был установлен бюст-памятник.
В 1902 - 1907 гг. имя Петра Кошки было присвоено подводной лодке
Черноморского флота, а в 1964-1995 гг. советскому рефрижератору [47, с. 50].
Своими бессмертными подвигами Пётр Кошка затмил своего друга и
боевого товарища, матроса Игнатия Владимировича Шевченко, не упомянуть
которого в контексте разговора о героических защитников Севастополя
1854-1855 гг. просто нельзя.
Родился Игнатий Владимирович Шевченко в небольшой украинской семье.
Однако это всё, что мы знаем о его жизни до Крымской-Восточной войны.
39
Всё что нам сегодня известно о нём связанно именно с обороной
Севастополя 1854-1856 гг. Как и его боевой товарищ матрос Пётр Кошка Игнатий
Владимирович принимал участие в бесчисленных разведывательных вылазках в
лагерь противника за языком, при этом он не единожды спасал своего командира
лейтенанта Н.А. Бирилёва от гибели. К сожалению судьба не отвела ему долгую
жизнь.
В ходе одной из вылазок в стан врага в ночь на 20 января 1855 года Игнатий
Владимирович Шевченко будет сражён огнём противника. В ту роковую ночь
отряду из 250 человек была поставлена задача совершить вылазку против правого
фланга французских траншей в районе Зелёной горки. Отряд под командованием
лейтенанта Н.А. Бирилёва сумел приблизился к вражеским траншеям и заставить
французов отойти. Дальше находились артиллерийские позиции, британцы и
французы открыли по наступающим интенсивный огнь. Однако несмотря на это
участники вылазки шесть раз бросались на штурм, нанеся противнику ощутимые
потери и заставив его на нескольких участках начать отступление.
В ходе погони за отступающими солдатами союзных войск, лейтенант
Н.А. Бирилёв не увидел, что в него целятся сразу несколько бойцов противника.
В последний момент это увидел матрос Игнатий Шевченко, успев прикрыть
грудью своего командира, сумев спасти его ценной своей жизни [47, с. 53].
В память об отважном матросе Игнатии Владимировиче Шевченко в нише
фасада здания панорамы обороны Севастополя 1854-1855 гг. бы установлен бюст,
а в городе Николаеве перед зданием флотских казармам, где он проходил службу,
установили памятник.
В 1902 году памятник было принято решение перенести памятник в
Севастополь и поставить его на Корабельной стороне перед казармами 30-го
флотского экипажа, в котором, в годы Крымской войны проходил службу
Игнатий Шевченко. Помимо Севастополя бюст матросу был установлен в городе
Днепр на Аллее героев Севастопольского парка-мемориала [57, с. 54].
40
Однако не только матросы вписали своё имя в анналы бессмертной славы
русского оружия. Александр Васильевич Мельников родился в 1827 г. и это всё,
что известно о его жизни до Крымской-Восточной войны. Однако за время
обороны Севастополя 1854-1855 гг. этот неординарный человек снискал себе
истинную славу отважного воина и умелого сапёра, заложив уважительное, но
слегка шутливое прозвище «севастопольский крот».
Свою храбрость он впервые проявил 24 октября 1854 года в битве по
Инкерманом, а когда началась 349 оборона Севастополя штабс-капитан
Александр Васильевич получил назначение на 3-й бастион где принял под
командование 2-ю сапёрную роту 4-го сапёрного батальона.
С 26 октября по 8 декабря 1854 года рота под его командованием
занималась строительством батарей на Инкерманских высотах.
После начала подземной минной войны Александру Мельникову было
поручено руководить всеми подземными работами по постройке контр-минной
системы перед 4-м бастионом. Этим работам Александр Васильевич отдавал всего
себя, безвылазно находясь на 4-м бастионе в течении 5 месяцев в период с 10
декабря 1854 года по 15 мая 1855 года. За это время получив среди воинов
Севастопольского гарнизона известность храброго и бдительного подземного
защитника 4-го бастиона.
За то врем пока Александр Васильевич руководил контр-минными работами
на данном участке были выполнены следующие работы: в верхнем ярусе было
создано 28 минных колодцев глубиной от 8 до 9 футов, более 1100 погонных
саженей и рукавов на глубине 3-х саженей и подорван 31 неприятельский горн; в
нижнем ярусе было вырыто 12 колодцев и около 32-х погонных саженей галерей
на глубине 6-7 саженей.
Однако условия труда в течении этих долгих 5 месяцев сильно отразились
на здоровье Александра Васильевича. Жить приходилось в маленькой и душной
подземной нише, лишённой свежего воздуха и дневного света, столь тяжёлые
условия окончательно подорвали здоровье Мельникова; у него развился сильный
ревматизм, к которому вскоре добавилась цинга, покрывшая всё его язвами.
41
Последним ударом для храброго капитана стала контузия, полученная 14
мая 1855 года в результате разорвавшейся вблизи бомбы. На следующий день
потерявший слух на левое ухо и страдающий болезнью капитан Александр
Мельников был эвакуирован из Севастополя [38, с. 58].
Свой орден святого Георгия штабс-капитан Александр Васильевич
Мельников получил за то, что в ходе проведения большого минирование в ночь с
17 на 18 января, обнаружил вражеского минёра, не дрогнув он храбро
предоставил ему возможность подступить на расстояние до 2-х саженей, после
чего зарядив мину Александр Васильевич 22 января успешным камуфлетом
сокрушил вражескую галерею на большую дистанцию, что крайне задержало
работы противника направленные против укреплений 4-го Бастиона [47, c. 58].
Одним из ярчайших символов не только обороны Севастополя, но и всей
Крымской-Восточной воны стал русский флотоводец, адмирал Павел Степанович
Нахимов (1802 г. – 1855 г.) командующий эскадрой Черноморского флота, ему
принадлежит самая блестящая победа в этой войне. На рассвете 18 (30 по новому
стилю) ноября 1853 года Черноморский флот под командованием П.С. Нахимова
в условиях сильного шторма заблокировал Османский флот в бухте Синопа.
В последующем сражение практически весь неприятельский флот был
потоплен, а само сражение ставшие известным как «Синопскоя битва» навечно
вошло в анналы величайших морских битв в истории парусного флота. Однако на
политической арене ситуация складывалась не столь благоприятно.
Уже 25 февраля (9 марта по новому стилю) 1855 года Павла Степановича
Нахимова назначают командиром Севастопольского порта и временным военным
губернатором города с присвоением в марте того же адмиральского чина.
Являлся одним из самых активных и деятельных руководителей обороны
Севастополя он имел большое моральное влияние на защитников города, его
любили и уважали за смелость, отвагу, за доброе отношение к рядовым солдатам
и матросам. одним только своим присутствием он вдохновлял их на подвиги. За
что по итогу среди защитников его стали называть «отцом-благодетелем»
[47, с. 112].
42
Судьба бесстрашного адмирал сложилась трагично, 28 июня (10 июля поновому стиле) 1855 года, вовремя обхода передовых укреплений на Малаховом
кургане, Павел Степанович был смертельно ранен пулей в голову и через
несколько дней 30 июня 1855 года умер в госпитале. Его тело захоронили в
усыпальнице
выдающихся
флотоводцев-адмиралов
в
соборе
св.
Равноапостольного князя Владимира в Севастополе.
За годы Крымской Восточной войны Павел Степанович Нахимов был
награждён в 1853 г. орденом святого Владимира II степени за благополучную
переправку 13-й дивизии, орден святого Георгия II степени за победу при Синопе,
в 1855 г - орденом Белого орла за отличие при обороне Севастополя, британским
орденом Бани за Наваринскую битву и греческим орденом Спасителя.
Память о Павле Степановиче Нахимове увековечена во многих городах на
постсоветском пространстве. Сегодня имя П.С. Нахимова можно привести как
пример правильной, патриотичной службы.
В 1959 году в Севастополе у Графской пристани, на том самом месте где в
1928 г. стоял снесённый согласно декрету «О снятии памятников, воздвигнутых в
честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской
Социалистической революции» памятник П.С. Нахимову за авторством Шредера
и Бильдерлинга, вновь открыли памятник прославленному адмиралу автором
которого выступил скульптор Н.В. Томским.
Долгое время считалось, что в период нацисткой оккупации Севастополя
памятник был уничтожен. Однако, как уже было сказано ранее это не так.
На месте снесённого памятника в начале 1930-х гг. был установлен
памятник Ленину, который и был разрушен во время оккупации.
Почтили память и на родине адмирала, 5 июля 1992 года в городе Вязьме
Смоленской области бы установлен бюст. В тот же день 20 лет спустя 5 июля
2012 года в Санкт-Петербурге в сквере «Малые Гаванцы», около отеля
«Прибалтийская» на улице Нахимова, был открыт монумент адмиралу.
43
В честь П.С. Нахимова названы улицы, проспекты и площади в СанктПетербурге,
Новосибирске,
Нижнем
Новгороде,
Калининграде,
Томске,
Смоленске, Астрахани, Йошкар-Оле,
Загорянском, Фрязино, Феодосии, Ялте, Северодвинске, Конотопе, Сумах,
Перми, Измаиле и Минске, в Москве и Мариуполе, в Находке, в Севастополе,
Одессе, Кемерово.
Не забыто имя прославленного адмирала и сегодня, только в период с 2005
по 2012 год в Москве поставили три монумента адмиралу. В 2013 году в Ейске
(Краснодарский край) был установлен бронзовый бюст адмиралу П.С. Нахимову.
В 2017 году памятник П.С. Нахимову был установлен в Мурманске рядом со
входом в Нахимовское военно-морское училище.
27 января 2019 года бюст адмиралу открыли на мемориальном комплексе
«Аллея Мужества»в посёлке Мелехово Ковровского района Владимирской
области.
Имя адмирала носило множество военных кораблей и гражданских судов:
российский
грузовой
пароход
«Нахимов»
(затонул
1897),
российский
броненосный крейсер «Адмирал Нахимов» (погиб в Цусимском сражении 1905),
лёгкий крейсер «Адмирал Нахимов» (погиб 13 ноября 1941 года в Севастополе, на
момент гибели носил имя «Червона Украина»), советские крейсеры «Адмирал
Нахимов» (списан в 1961) и еще один «Адмирал Нахимов», советский
пассажирский корабль (затонул 31 августа 1986 года в Цемесской бухте).
советский большой противолодочный корабль «Адмирал Нахимов» (списан в
1991), атомный ракетный крейсер «Адмирал Нахимов» [57, с. 22].
Кроме того, именем адмирала названо множество географических объектов:
озеро Нахимовское в Выборгском районе Ленинградской области, село
Нахимовское (Смоленская область), а также раньше такое имя носило село Холм,
Жирковского района Смоленской области, где находилось поместье крестного
отца и родного дяди адмирала. Музеи имени П.С. Нахимова находиться в
Смоленске и в Хмелите, Смоленской области, на родине адмирала.
44
В честь прославленного адмирал было выпущено множество памятных и
юбилейных монет: в 2002 году памятная монета Банка России, посвящённая 200летию со дня рождения П.С. Нахимова. В 1992 году Банк России выпустил 2
монеты номиналом 1 рубль, посвящённые 190-летию со дня рождения
П.С. Нахимова.
В 2002 году Банк России выпустил 2 монеты из серебра золота номиналом 3
рубля и 25 рублей, и 1 – из золота номиналом 50 рублей, посвящённые 200-летию
со дня рождения П.С. Нахимова [57, с. 36].
Отдельное внимание необходимо уделить врачам и медработникам. Одной
из них была Дария Лаврентьевна Михайлова.
Однако в историю она вошла под именем Даша Севастопольская. Она была
одной из первых не только в Российской империи, но и в мире сестер милосердия.
Отец Дарии Михайловны – Лаврентий Михайлов служил в русском
императорском флоте в качестве матроса. Принимал участие в Синопском
сражение, в ходе которого погиб.
Дарья Михайловна, оставшись сиротой в 17 лет (мать девочки умерла очень
рано) принимает весьма странное для жителей поселка, где она жила решение.
Она продает практически все свое имуществ и на эти деньги приобретает себе
лошадь с повозкой, а также все необходимое для оказания первой медицинской
помощи. После чего отправляется в Крым.
Перед началом обороны Севастополя Дарья Михайловна вывозила раненых
с поле боя после чего оказывала им первую помощь. С началом осады, она
переместилась в город, где организовала перевязочный пункт, в котором работали
многие другие женщины города, оказывая помощь своим защитникам.
Свое прозвище «Севастопольская» она получила поскольку люди не знали
ее фамилии. И лишь годы спустя во время работы в Центральном военноисторическом архиве историки обнаружат в документах ее настоящею фамилию.
[57, c. 103].
45
За свою деятельность Даша Севастопольская была по приказу императора
Николая I награждена золотой медалью на Владимирской лента с надписью: «За
усердие».
Кроме того, ей была выплачена сумма в размере 500 рублей серебром.
В памяти о Даши Севастопольской и ее подвиге на тыловой части панорамы
«Обороны Севастополя»был установлен ее бюст. Помимо этого, в городе был
установлен памятник в ее честь около здания третьей городской больницы. А
само медицинское учреждение получило имя Даши Севастопольской. На родине
героини был также установлен памятник в ее честь.
Поскольку Николаю Яковлевичу Пирогову и его деятельности было
посвящено множество исследований и работ, то в рамках исследованиях хочется
сказать о другом не менее талантливом враче работавшим в Севастополе во время
первой обороны города.
Речь пойдет о Христиане Яковливиче Гюббенете, человеке, который внес
немаловажный вклад в развитие медицины. К сожалению, его имя и вклад в
историю известны более в западном самосознании чем в отечественном. Родился
Христиан Яковлевич в Прибалтике 1822 году в семья дворян. В 1839 году он
поступает в Дерптский университет на медицинский факультет, который
заканчивает с отличием.
В 1949 году Христиан Яковлевич успешно защищает диссертацию на
соискание звания доктора медицинских наук.
Во время вспышки холеры в Киеве в 1848 году Гюббенет оказывает помощь
больным страшным заболеванием. В ходе работ ему удалось провести
исследование этого заболевания.
На основе своих наблюдений он публикует три труда посвященных холере.
В 1851 году он становится во главе клиники военного госпиталя. На тот момент
Христиану Яковлевичу было всего лишь 28 лет [9, c.131].
С началом Крымской войны и высадки союзников на территорию Крыма,
Гюббенте подает прошение о переводе в Севастополь. Оно было удовлетворено
лично генералом-адътантом Меньшиковым.
46
Вместе с группой своих помощников он прибывает в город. Вплоть до
последнего дня обороны города, Христиан Яковлевич продолжал свою работу.
Таким образом оборона Севастополя имела ключевой значение не только в
ходе Крымской операции союзников, но и во всей Крымской войне.
Город представлял собой главный форпост Российской империи на Черном
Море, что, несомненно, сделало его военным и политическим объектом для
союзников. Несмотря на свой статус, ситуация с оборонительными укреплениями
города не была однозначной. Если с моря Севастополь был прекрасно защищен,
то со стороны суши он был слабо укреплен.
Ситуация значительно изменилась с прибытием Тотлебена Э.И. который
сумел в кратчайшие сроки организовать грамотную оборону.
Первая бомбардировка союзников началась в октябре 1854 года. На город
было обрушено 150 тысяч снарядов. Но Севастопольские укрепления остались
непреклонными, а его защитники были готовы отразить любую атаку.
В связи с этим союзная армия не решилась идти в этот момент на штурм.
Общее соотношение сил было не на стороне защитников. 120-тысячной
армии союзников противостояли 35 тысяч русских солдат.
Оборона
проходила
в
условиях
нехватки
всего:
медикаментов,
продовольствия, живой силы и боеприпасов.
Но несмотря на все трудности и лишения, город сумел выстоять 11 месяцев,
сразив за это время 73 тысячи союзнических солдат и офицеров.
С падением Севастополя закончилась и Крымская война. Командующий
русской армией в Крыму генерал-адъютант Меньшиков пытался до последнего
момента не допустить этого, сняв с города осаду.
Союзники планировали изначально взять город сходу, не прибегая к
тактике правильной осады [12, c.109].
Однако храбрость и отвага гарнизона и присоединившихся к ним матросов,
а также талант генерала Эдуарда Ивановича Тотлебена к сооружению
оборонительных укреплений заставили союзное командование пересмотреть свои
планы.
47
Поражение в Крымской войне было вызвано не вопросами вооружения, а
более
глубокими
проблемами,
которые
будут
преследовать
русскую
императорскую армию вплоть до Русско-японской и Первой мировой войны.
Организационная
и
логистическая
слабость
вооруженных
сил
(проявившееся в нехватке продовольствия, патронов и медикаментов даже в тех
случаях когда необходимые ресурсы находились на полуострове, но попросту не
доставлялись на места и продолжали лежать на складе из-за слабости общей
структуры и личного фактора), а также пассивность и нерешительность высшего
командования в лице Горчаков и Меньшикова вот истинные причины провала
русской армии в ходе Крымской кампании.
2.3 Значение и последствия Обороны города Севастополя в Крымской войне
В период Крымской войны 1853–1856 гг. особое значение приобрела
героическая оборона Севастополя, которая стала важным этапом в борьбе России
за право отстаивать свои интересы в Европе, на Балканах и Ближнем Востоке.
С началом войны русские моряки, отступая перед флотом противника,
укрыли свои корабли в Севастопольской бухте [55, c.171].
Союзный флот приблизился к берегам Крыма и 2 сентября 1854 г. высадил
армию численностью около 62 тыс. человек на западном берегу полуострова,
около Евпатории. Русские попытались остановить продвижение этой армии на
Севастополь и вступили в битву на берегах реки Альмы. Но это сражение было
проиграно, и русские сухопутные части также отступили к Севастополю.
14 сентября 1854 г. войска неприятеля заняли Балаклаву, 17 сентября —
район Камышовой бухты и, подойдя к Севастополю, создали реальную угрозу
захвата города и базы черноморского флота.
С этого момента Севастополь становится главным объектом длительной и
упорной борьбы вооруженных сил и основной целью Крымской войны.
48
На военном совете у князя А.С. Меншикова, главнокомандующего русских
войск в Крыму, было решено «защищать Севастополь до последней крайности в
ожидании тех войск, которые должны были подоспеть на помощь осажденному
городу с разных концов России». Вследствие такого решения знаменитые
адмиралы
черноморского
флота Корнилов, Истомин и Нахимов принялись
воздвигать вокруг города ряд земляных укреплений по плану молодого инженера
полковника Тотлебена.
Все войска и все жители города приняли участие в земляных работах,
которые начались на южной стороне Севастополя. В сравнительно короткий срок
русские матросы, солдаты и население города создали под Севастополем прочную
сухопутную оборону, превратив город в неприступную крепость.
Как отмечал адмирал, «в неделю сделали больше, чем прежде делали в год».
Оборонительная линия Севастополя имела значительное протяжение (около 7,5
км), состояла из опорных пунктов-бастионов (являвшихся прототипами будущих
фортов), соединенных слабыми куртинами. На этих слабых куртинах Тотлебен
развернул главные артиллерийские позиции обороны, что стало первым толчком
к идее «выноса крепостной артиллерии из фортов на промежутки», идее, которой
в дальнейшем воспользовались и иностранные государства и которая стала
основной в обороне крепости [19, c.161].
Чтобы не пропустить неприятельский флот в Севастопольскую бухту, у
входа в нее было затоплено 5 линейных кораблей и 2 фрегата, с которых были
сняты орудия, а личный состав сошел на берег. Благодаря этому гарнизон
крепости был увеличен до 22,5 тыс. человек и создано много новых береговых
батарей.
Перед оставшимися в строю парусными кораблями и пароходофрегатами
была поставлена задача защитить вход в бухту и оказать артиллерийскую
поддержку сухопутным войскам.
Первая атака англо-франко-турецких войск против защитников Севастополя
была назначена на 5 октября [54, c.119].
49
По замыслу неприятеля, ей должна была предшествовать мощная
артиллерийская подготовка с использованием всей сухопутной артиллерии и
крупных сил флота. Узнав о планах врага, защитники города опередили его и
утром 5 октября сами открыли мощный артиллерийский огонь. В обстреле
позиций англо-франко-турецких войск активное участие принимали корабли
черноморского флота «Гавриил», «Ягудиил» и пароходофрегаты «Владимир»,
«Херсонес» и «Крым».
Благодаря своевременно проведенной артиллерийской подготовке замысел
врага, рассчитанный на уничтожение севастопольских укреплений, был сорван.
Во второй половине дня англо-франко-турецкие войска, не добившись успеха,
прекратили обстрел русских позиций. Союзный флот, который по плану должен
был открыть огонь одновременно с сухопутной артиллерией, начал обстрел
Севастополя с опозданием на 5 часов. В бомбардировке города участвовало около
50 паровых и парусных кораблей, имевших на своих бортах более 2650 орудий.
Корабли неприятеля расположились вдоль линии города.
С русской стороны ответный огонь вели 5 береговых батарей и 2
пароходофрегата
—
«Одесса»
и
«Бессарабия».
Артиллерийская
дуэль
продолжалась более 5 часов. Несмотря на огромное превосходство в артиллерии,
флот союзников не добился успеха и был вынужден прекратить огонь и отойти от
Севастополя.
После артиллерийской подготовки союзные войска бросились на штурм,
который был отбит. Во время этого боя погиб адмирал Корнилов, и защиту
Севастополя возглавил адмирал Нахимов [31, c.104].
Вследствие больших потерь и упадка морального духа в союзных войсках
их командование было вынуждено временно отказаться от попытки овладеть
Севастополем молниеносной атакой и перешло к длительной осаде города.
Отбив первую атаку англо-франко-турецких войск, защитники города
продолжили совершенствовать оборону и возводить новые укрепления.
50
При строительстве оборонительных сооружений русские воины проявили
немало изобретательности и мастерства, в результате чего созданная ими система
обороны отличалась устойчивостью и обеспечивала максимальный маневр огнем.
24 октября в районе Инкермана произошло одно из наиболее ожесточенных
сражений Крымской войны, в котором с обеих сторон участвовало свыше 100
тыс. человек. В этом сражении противник потерял 12 тыс. человек, русские —
около 10 тыс. человек [24, c.181].
Несмотря на стойкость и мужество русских воинов, русская армия и на этот
раз не смогла прорвать блокаду Севастополя и вынуждена была отступить.
К февралю 1855 г. силы союзников увеличились до 120 тыс. После этого
союзники развернули подготовку к новому штурму города.
Главный удар был направлен против Малахова кургана — главной
укрепленной позиции осажденных. Из Англии и Франции были доставлены
морем дальнобойные орудия, которые стали метать бомбы не только на Южную,
но даже на Северную сторону Севастополя. Эти бомбы производили в городе
пожары и страшные опустошения.
Организаторы Севастопольской обороны уделяли большое внимание
строительству укреплений, которые прикрывали подступы к Малахову кургану.
Установленные там орудия держали под перекрестным огнем вновь построенные
батареи противника. Через Южную бухту был сооружен понтонный мост, по
которому оперативно перебрасывались подкрепления и боеприпасы. В бухте
дополнительно были затоплены 3 линейных корабля и 2 фрегата.
С 28 марта по 4 апреля неприятель предпринял вторую крупную
бомбардировку Севастополя. Огонь по городу вели более 500 орудий. Гарнизон
города нес большие потери, но не был сломлен.
11 мая была сорвана попытка двух французских дивизий ночью штурмом
прорвать оборону осажденных. Третья бомбардировка Севастополя началась 26
мая и продолжалась до 30 мая. После этого на штурм укреплений было брошено
пять дивизий. Но только после того, как обороняющие потеряли большую часть
войск, некоторые редуты были сданы врагу [14, c.151].
51
Наконец, 27 августа 1855 г. неприятель, численностью до 60 тыс. человек,
после долгого и непрерывного обстрела бросился на приступ укреплений и
овладел ими, потому что их почти некому было защищать: большая часть
генералов и офицеров были перебиты или ранены, и войско, оставленное без
начальников, не могло оказать должного отпора неприятелю.
Но, несмотря на значительное превосходство в силах, французам удалось
закрепиться только на Малаховом кургане, где 6 тыс. солдат противника
оказывали сопротивление несколько сотен русских солдат.
Вечером из-за больших потерь главнокомандующий крымской армией
генерал от артиллерии М.Д. Горчаков отдал приказ оставить Южную сторону.
Овладев укреплениями, союзники остановились в нерешительности, опасаясь, что
русские будут сопровождать свое отступление взрывами.
Действительно, когда остатки храбрых защитников Севастополя перешли
по мосту, наведенному через бухту, с Южной стороны города на Северную, один
из героев Севастопольской осады, лейтенант Новиков, с небольшой командой
матросов взорвал все уцелевшие казенные здания Севастополя и последний
переправился на Северную сторону. Таким образом, союзникам достались только
одни обгорелые развалины, залитые кровью.
Героическая 349-дневная оборона Севастополя, сорвавшая захватнические
планы союзников, истощила их силы настолько, что они не могли уже
продолжать активные военные действия и вынуждены были вступить в
переговоры о мире.
18 марта 1856 г. был заключен Парижский мирный договор. По условиям
этого договора, союзники должны были освободить занятые ими Севастополь,
Евпаторию, Керчь, Кинбурн и другие города.
Россия возвращала Турции занятый русскими войсками Карс и часть
придунайской Бессарабии, отказывалась от притязаний на покровительство
православным подданным Турции, была лишена права иметь военный флот и
базы на Черном море, признавала протекторат великих держав над Молдавией,
Валахией и Сербией, обязалась не возводить укреплений на Аландских островах
52
(Ахвененма). Черное море объявлялось нейтральным, т. е. закрытым для военных
кораблей всех стран и открытым для торговых судов всех наций.
Разрушенный Севастополь на время потерял стратегическое значение, но
уже в 1870 г. Россия в одностороннем порядке отказалась выполнять
унизительные
статьи
Парижского
договора
и
стала
восстанавливать
Черноморский флот.
В 1890 г. Севастополь был официально занесен в разряд морских крепостей
третьего класса, и сюда из Николаева было переведено все управление
Черноморского флота. Строительство новых военных судов шло огромными
темпами, и накануне Первой мировой войны Черноморский флот России имел
уже до 400 боевых, вспомогательных и транспортных судов.
В годы Второй мировой войны произошла вторая героическая оборона
Севастополя, которая продолжалась 250 дней.
В наши дни в Севастополе расположены главные базы Российского
Черноморского флота. До 1992 г. он являлся «закрытым городом», на территорию
которого могли попасть жители Крыма только с пропуском. С 1994 г. его могут
посещать даже иностранцы без ограничений.
Парижский мирный договор ослабил позиции России в Европе и на
Ближнем Востоке, привел к дальнейшему обострению Восточного вопроса.
В 1859 - 1862 гг. Молдавия и Валахия объединились и образовали
независимое Румынское государство при поддержке России и Франции.
Это первое нарушение Парижского мира, которое не вызвало возражения
Великих держав. В 1871 году после разгрома Франции Пруссией, Россия
отказалась признавать Парижский договор и возобновило строительство боевых
кораблей на Черном море [27, c.122].
К основным причинам поражения России в Крымской войне можно отнести
следующие: провал русской дипломатии перед началом войны - России пришлось
воевать в международной изоляции без союзников, при враждебном нейтралитете
Австрии, Пруссии и Швеции; отсталость вооружения русских вооруженных сил
по сравнению с вооруженными силами коалиции; слабое развитие транспортной
53
инфраструктуры, затруднявшее доставку войск и боеприпасов на театры военных
действий; экономическое превосходство стран коалиции над Россией; враждебное
отношение татарского населения Крыма к русским; существование в России
крепостного права, тормозившего развитие производительных сил.
Далее мы проанализируем итоги войны во внешней и внутренней политике
Российской империи. В феврале 1855 года умер Николай I, на российский трон
вступил император Александр II.
В связи с тем, что ни одна из противоборствующих сторон не достигла
поставленных целей в войне, а экономика и денежная система России оказались
подорванными, русское правительство предприняло усилия по заключению мира
с коалицией противоборствующих стран, который был заключен в марте 1856
года. Россия проиграла войну, но не была разгромлена.
К внешнеполитическим итогам можно отнести следующие: лишение права
России иметь на Черном море военно-морской флот; уменьшение влияния страны
на международной арене; постепенный уход русских из Русской Америки;
отсутствие союзников в Европе; ограничение влияния на Ближнем Востоке.
К внутриполитическим итогам можно отнести следующие: отмена в 1861
году крепостного права; военная реформа и перевооружение русской армии
современными образцами вооружений; отказ от парусного флота, строительство
кораблей на паровой тяге; резкое увеличение строительства в стране железных
дорог, как основного средства передвижения населения и войск; развитие
производительных сил в стране; проведение денежной реформы, направленной на
укрепление рубля.
Новое правительство России смогло извлечь уроки из поражения в
Крымской войне. Было понятно, что война была проиграна из-за отсталости
русской промышленности и устаревших средств вооруженной борьбы. В 1860-х 1870-х годах была проведена военная реформа, значительно усилившая мощь
русской армии [29, с.144].
54
После
отмены
реконструирована
крепостного
горная
и
права
на
металлургическая
новых
технологиях
промышленность.
была
Однако
полностью наладить производство паровозов и железнодорожных вагонов
удалось лишь к началу 80-х годов.
55
РАЗДЕЛ 3. ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ В КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОМ
НАСЛЕДИИ СТРАНЫ
3.1 Историческое наследие Первой обороны города Севастополя
Образы обороны Севастополя, главного события Крымской войны 1853 1856 гг. – именно оборона города является одним из главных элементов
отечественного исторического сознания [50, с.104].
Анализ и исследование данных элементов привлекает особенное внимание,
так как они создавались в национальной памяти еще в дореволюционной России,
сохранились во время Советского Союза и пережили пересмотр в постсоветское
время.
Стратегическое значение обороны Севастополя заключается в том, что
защитники города в течение одиннадцати с половиной месяцев сковывали и в
существенном уровне обескровливали многотысячную экспедиционную армию
Англии, Франции, Турции и Сардинии, не дав ей вступит в южные районы России
[39, с.177].
Оборона города явила необыкновенный героизм русских воинов, упрямо
боровшихся против численно превосходившего врага несмотря на то, что
прогнившая военная система Николаевской монархии не снабжала войска ни
оружием, ни оснащением, ни боеприпасами, ни достаточными подкреплениями.
После аннулирования Лондонской конвенцией (1871) ограничительной
статьи Парижского соглашения (1856), воспрещавшей нахождению военного
флота на Чёрном море России, заинтересованность в России к обороне
Севастополя восстановилась с свежей силой.
Разнообразными изданиями выпускались как документальные материалы,
так и мемуары участников Крымской войны, наиболее видное место в освещении
которой занимала оборона Севастополя. Как раз в ту же пору и возникли первые
научные произведения по истории Крымской войны [16, с.109].
56
Государственная линия на возрождение Севастополя как форпоста русских
военно-морских сил на Чёрном море и самого Черноморского флота была с
энтузиазмом поддержана разнообразными сферами общества [71, c. 167] .
Поэтому намеренно для защитников обороны города-героя Севастополя
была создана медаль «За защиту Севастополя», которая была первой в истории
России медалью, которая выдавалась не за взятие или победу, а за оборону.
18 октября рисунок медали осуществили главный медальер СанктПетербургского монетного двора А.П. Лялин и старший медальер В.А. Алексеев.
26 ноября 1855 года награда была официально введена, и для Инспекторского
департамента Военного ведомства было заказано 100 тысяч серебряных медалей.
15 декабря 1855 года было заказано дополнительно 20 тысяч медалей для чинов
Морского ведомства, из них 6500 медалей назначались к выдаче экипажам,
идущим в Санкт-Петербург и прочие Балтийские порты.
Первые 10 тысяч медалей были отданы в казначейство 05 января 1856 года
и первыми удостоенными были офицеры и матросы 29, 33, 38, 40, 41 и 45
флотских экипажей. Медалью на Георгиевской ленте вознаграждались генералы,
офицеры и нижние чины Севастопольского гарнизона, находившиеся в нем с 13
сентября 1854 года по 28 августа 1855 года, а также гражданские чиновники и
население города, участвовавшие в защите города. [47, c.200]
Вначале ноября 1856 года вдова Великого князя Михаила Павловича Елена
Павловна, создавшая в 1854 году Крестовоздвиженскую женскую общину сестер
милосердия, обратилась с просьбой к императору Александру II создании особой
медали для сестер Крестовоздвиженской общины. Просьба была удовлетворена, и
для вознаграждения особо отличившимся сестрам милосердия данной общины,
показывавшим поддержку раненым в Севастополе, Бахчисарае, Симферополе,
Херсоне, Николаеве, Одессе, Або,Гельсингфорсе (Хельсинки) были к 13 декабря
сделаны 3 золотые и 50 серебряных памятных медалей, по рисунку главного
медальера Санкт-Петербургского монетного двора академика А.П. Лялина.
57
Золотая медаль для самой покровительницы Елены Павловны была
изготовлена большущего размера, 80 мм диаметром, с погрудным, влево
устремлённым, отображением великой княгини. [62, с. 261]
Когда 30 марта 1856 года Россия и союзные державы подписали в Париже
мирное соглашение, тогда Крымская война закончилась. Александр I дал
предписание изготовить медаль «В память войны 1853 -1856 гг.», которой
вознаграждали всех участников Крымской войны. Монетный двор принял заказ
на 1 465 000 медалей.
В день воцарения Александра II, 26 августа 1856 года, был оглашен указ о
награждении медалями «В память войны 1853 - 1856 гг.» и состоялись первые
награждения. Медаль выпускалась из светлой бронзы на Георгиевской и
Андреевской лентах для военных чинов, которые принимали участие в
сражениях, из темной бронзы на Владимирской и Аннинской лентах - для
военных чинов, которые не воевали и не находились на территории, оглашенной
на военном положении и для штатских лиц.
Тогда же был создан наперстый крест «В память войны 1853 - 1856 гг.», для
награждения российского духовенства, выпущенный в количестве 40000.
После завершения войны, в сентябре 1856 года были предприняты усилия
увековечения памяти участников сражений. По инициативе офицеров и солдат
бывшей Крымской армии начали собирать средства на благоустройства
некрополя погибших в Севастополе воинов на Северной стороне. [8, с. 134]
14 сентября 1869 года был создай Музей-панорама Севастопольской
обороны. Автор панорамы, основатель русского панорамного искусства,
профессор класса батальной живописи Петербургской Академии художеств
Франц Алексеевич Рубо, положил в основу панорамы самый сильный случай
севастопольской эпопеи - битва на Малаховом кургане 6 июня 1855 года, когда
75-тысячная русская рать благополучно отбила напор 173-тысячного англофранцузской армии
58
Основным героем боя Ф.А. Рубо полагал народ, в прославлении его подвига
он и видел важнейшую свою задачу. Работу над панорамой мастер начал в 1901
году. Приехав в Севастополь, он читал исторические документы, ознакомился с
местами сражений, говорил с участниками и свидетелями событий, а потом в
Петербурге сотворил набросок полотна. Великая красочная картина (14 м × 115 м)
рисовалась в Мюнхене с поддержкой мастеров Шенхена, Мерте, Фроша и 20
студентов Баварской академии художеств.
В то же время проводилась работа над творением натурного плана
площадью 1610 м². Летом 1904 года творение привезли в Севастополь, а 14 мая
1905 года, к 50-летию героической обороны города, панорама была открыта для
общего
осмотра.
Одними
из
первых
её
посетителей
были
ветераны
севастопольских битв, которых изумила и умилила точность отображённых
событий.
Проект здания панорамы принадлежит Военному инженеру ФридрихуОскару Энбергу, который был утвержден 31 июля 1902 года императором
Николай II. Это была гордость военного инженера, поскольку к производству был
допущен его внеконкурсный проект.
Когда севастопольская панорама была открыта, полковник Ф.-О. Энберг
несколько раз ставился «временно надсматривающим за панорамой» и ставил
подпись в книжке кассира панорамы. Несмотря на то, что на панораме показан
зрелище с Малахова кургана, здание панорамы размещено в противоположном
главном пункте обороны города - на Четвёртом бастионе. На этом бастионе
принимал участие в обороне Л.Н. Толстой в возрасте 28 лет.
Одной из особенных элементов здания панорамы есть круглое оконце на
куполе, назначенное для снабжения природного освещения снаружи здания.
В внешних нишах здания музея-панорамы были поставлены мраморные
бюсты
героев
обороны
Севастополя:
Корнилова,
Нахимова,
Истомина,
Панфилова, Новосильского, Бутакова, Хрулёва, Мельникова, Толстого, Пирогова,
Кошки, Шевченко, Михайловой. [47, c. 262]
59
Офицеры, участники обороны, каждый год собирались на встречи,
называемые Севастопольскими обедами. На одном из них было принято
постановление отпраздновать 35-летие начала обороны, выпустив крест-жетон.
В 1890 г., в память 35-летней годовщины обороны Севастополя, для ее
живых участников, был создан жетон. Он выглядит как равносторонний крест из
чугуна, в середине которого медальон, покрытый красной эмалью, с цифрой
«349» (количество дней обороны Севастополя). Медальон обхватывает золотой
веночек из дубовых ветвей, внизу перевязанных золотой ленточкой.
На обратной сторонке в середине выгравировали имя обладателя жетона, а
покругу старославянским шрифтом написано: «Воспом. Защ. Севастополя» и
даты начала и конца обороны крепости: «1854 - 1855». Этот крест еще именуют
«крест крови» или «крест железа и крови». Потом крест-жетон стал частью в
юбилейных полковых знаках Житомирского пехотного полка, 5-й батареи 14-й
артиллерийской бригады, 4-й батареи 17-й артиллерийской бригады, линкора
«Севастополь» и других.
Далее была введена медаль «В память 50-летия защиты Севастополя», какой
одаривали всех оставшихся в живых участников событий, а также удостаивались
члены Комитет по восстановлению памятников Севастопольской обороны,
историки, беллетристы.
В 1902 года в Комитет по восстановлению памятников Севастопольской
обороны издал обращение о реставрации монументов Севастопольской обороны.
По инициативе Комитета Николай II в сентябре 1903 года ратифицировал проект
настольной медали «В память 50-летнего юбилея Севастопольской обороны».
Набросок медали исполнил штабс-капитан Казакевич, штемпеля резал
медальер А.А. Грилихес. На лицевой стороне в центре дна медальон с выпуклым
погрудным изображением в профиль Николая I и Александра II. Сверху медальон
с вензелями "АII" и "НII" под большим императорским венцом с ленточкой.
Внизу равносторонний крест с цифрами «349» в венце из листьев дуба и лавра.
Слева по кругу даты «1854 - 1855» «1902 - 1905».
60
На обратной стороне под «всевидящим оком», изливающим лучи, висящий
двуглавый орел с распростертыми над Севастополем и его укреплениями
крыльями. На бюсте орла Московский герб, в ленточках - дубовая и лавровая
ветки. Под правым крылом надпись в четыре строки. К началу июня 1904 года
Санкт-Петербургский монетный двор реализовал заказ и сделал 3 золотые, 26
серебряных и 101 бронзовую медали. [57, c. 123]
В
октябре 1903 года Николаем II подписал указ про утверждение вида
медали «В память 50-летия обороны Севастополя». По эскизу А.А. Грилихеса
было исполнено к маю 1904 года 5000 медалей и 5 октября 1904года медаль была
введена императорским указом. Необходимо заметить, что опять-таки же впервый
раз в истории России была основана медаль в память боевого события, потом
издавались медали, обозначавшие 100 и 200-летие юбилеи битв и побед
российской армии.
Медалью «В память 50-летия обороны Севастополя» удостаивались
военные, находившиеся в составе гарнизона с 13 сентября 1854 года по 27 августа
1855 года, боровшиеся под Севастополем, население города, принимавшие
участие в обороне. Медаль - редчайшая в наше время. Но еще редкостнее
встречается бронзовая позолоченная медаль, которой удостаивались историки,
посвятившие свои произведения первой обороне Севастополя. (Л. Толстой обрел
две медали - серебряную, как участник обороны Севастополя и бронзовую
золоченую за «Севастопольские рассказы» [8, с. 138]
50-летие обороны Севастополя было отпраздновано в России, несмотря на
проходившую русско-японскую борьбу. В городе были открыты монументы,
увековечена линия укреплений времени обороны, во всех учебных заведениях
России были созданы Севастопольские стипендии и другое.
Перед самой войной возродилось в советское время публикация научных и
научно-популярных трудов о Севастопольской обороне, начиная с 1939 года.
В период Великой Отечественной войны пример первой обороны города
должен был, по замыслу властей, воодушевлять участников второй обороны.
61
В послевоенное время оборона Севастополя придавала идентичности
севастопольцев
особенную,
местную
специфику.
Например,
наперекор
разработанным в Москве архитектурным планам, в центре города, как и раньше,
преобладали достопамятные места, связанные с Крымской войной.
Сегодня 9 сентября в Крыму отмечается как День памяти русских воинов,
павших при обороне Севастополя и в Крымской войне 1853 - 1856 годов. Обычай
проведения Дня памяти ведет свое начало с 1996 года, когда было принято
решение Верховного Совета Крыма «О Дне памяти воинов, павших при обороне
г. Севастополя и в Крымской войне в 1854 - 1855 гг., и мероприятиях по
сохранению, восстановлению, содержанию и охране захоронений, памятников и
памятных мест, связанных с событиями Крымской войны 1854 - 1855 гг.»
[8, c. 139]
Со временем, после окончания Крымской войны возникла конкуренция
между «официозным» описанием про войну, выставлявшего на главный план
военачальника князя Горчакова, и «общенародного», важнейшим героем которого
был адмирал Нахимов. Формированию последнего много помогло и печатание
«Севастопольских рассказов» Льва Толстого.
В это же время происходила мемориализация пространства, связанного с
событиями обороны. Либеральная российская поделила основных действующих
лиц
Севастопольской
обороны
на
«чистых»
и
«нечистых»,
не
всегда
придерживаясь при этом правды. В.А. Корнилова, П.С. Нахимова, В.И. Истомина,
М.П. Лазарева. Э.И. Тотлебена, С.А. Хрулева, которые не только лишь сделали
все, чтобы Севастополь смог обороняться несколько месяцев перед достаточно
серьезным противником, включили в список героических символов России.
В него также вошел адмирал М.П. Лазарев, который во время командования
Черноморским флотом имел огромное моральное влияние на матросов. Образа
П.С. Нахимова был представлен как «отец-командир», чему содействовало
демократичное поведение адмирала.
62
Еще одним «отцом солдат» стал С.А. Хрулев, который относился лояльно к
нижним чинам армии, а также выдержанность, душевную искру, умение
преисполнять энтузиазмом полки и доводить практически до экзальтированного
состояния. Особа адмирала В.А. Корнилова, в отличие от фигуры П.С. Нахимова
и в дополнение к позитивным чертам последнего, играет роль совершенного в
пределах разумного требовательного, но справедливого начальника.
Одним из претендентов на место важнейшего героя в исторической памяти
стал военный инженер Э.И. Тотлебен, который во пору осады по своей
знаменитости в армии соперничал с П.С. Нахимовым. Почитание Э.И. Тотлебена
стал результатом сокрытого процесса неустанного доказательства технической
прогресса России. На страницах записок и литературы для народа Э.И. Тотлебен
изображен как мудрый, опытный военный инженер, благодаря которому было
сооружено все возможное для упрочения русских позиций. [75, c. 50]
В
«черный» список исторической памяти включили антигероев, среди
которых основные места заняли главнокомандующий русской армией в Крыму
A.C. Меншиков и руководитель Севастопольского гарнизона Д.Е. Остен-Сакен.
Основной
линией
многих
истолкований
истории
обороны
стало
противопоставление смелости, храбрости и самоотвержения героев, которые были
описаны выше, и низких нравственных качеств, полководческой бесталанности
высших военачальников [75, c. 48]
Интересным моментов и исторической памяти, связанной с обороной
Севастополя, стало появление в национальном военном пантеоне нового
национального героя «из народа» - матроса. Герои «из народа» представляют как
персоны для олицетворения общественного подвига нижнего чина.
Матрос Кошка не только лишь стал истинной легендой Крымской войны, но
и овладел одним из главных мест среди тех, чье имя соединяется с доблестью
защитников родины с древнейших веков до сегодня. Лубочные картинки
изображали геройство полководцев (С.А. Хрулев, М.Д. Горчаков, H.H. Муравьев,
В.И. Тимофеев и других), императоров Николая I и Александра II, и великих
князей, подвиги всенародных героев, солдат и матросов (Петр Кошка, Тимофей
63
Чиликин, прапорщик Щеголев и других), наиболее большие боевые баталии в
основном победоносные, подобные Синопскому сражению. Значительный спрос
на подобную продукцию в России немедленно пробуждал ее обильное
предложение, и тиражи подобных публикаций неуклонно повышались. Тип Даши
Севастопольской стал одним из отечественных символов «женщины на войне»,
сам вобрал в себя элементы прежде появившихся образов, и стал материалом для
творения фигур более позднего периода [75, c. 49]
Крымская война 1853 - 1856 годов привела к появлению феномена
массового туризма по местам боев и боевых действий, превратив «память» в
предприятие, способное доставлять прибыль. Вещественные доказательства
брани (останки оборонительных построек, обломки бомб, пули и так далее)
довольно скоро обернулись в артефакты памяти.
Особенная
заинтересованность
была
уделена
роли
исторических
экспозиций, ориентированных на массового посетителя, на воспитание суждений
о ходе обороны Севастополя. [75, c. 91]
Конструирование
памяти
о
Крымской
войне
было
сложным
и
противоречивым процессом видоизменения реального поражения в миф о
нравственной победе в контексте перевеса России над Западом.
Миф о доблестной обороне Севастополя вырабатывался под влиянием
приспособления
мученичества,
культовых
структурных
жертвенности,
актуализированных
стандартов
воскресения,
внешнеполитических
и
борьбы
стереотипов
моделей
добра
и
и
(типы
зла),
ксенофобских
мифологем, типов минувшего победоносного боевого опыта, соображений о
народности
и
фольклорных
стилизаций,
элементов
классической
и
западноевропейской коммеморативной цивилизации [30, с.111].
Кроме этого, миф об обороне Севастополя соединял в себе особенное взгляд
на смерть, что пребывало объединено с созданием братских некрополей, с
изображением священности кончины в борьбе. Заложение монументов и храмов,
посещение городских кладбищ (таких как, братского некрополя в Севастополе)
стало немаловажным напоминанием о былой славной обороне.
64
Севастополь
получил
нимб
многострадального
града,
где
многое
напоминало о военной доблести и вырабатывало икону города-героя. [75, c. 10]
Основная конструкция памяти о войне, несмотря на позднейшие
дополнения, выработалась еще во период борьбы. Эйфория первых успехов,
ожидание бесспорных будущих побед, патриотическая гордость и взлет начала
борьбы усугубили последовавшие разочарования от разгромов и родили
ощущение скорбной гордости.
Почитание погибших стало одним из базовых элементов, какие создавали
память о войне 1853 - 1856 годов. Почитание погибших героев-севастопольцев,
превращенных в предмет преклонения, стал новаторским для современников
явлением дореволюционной России.
Вплоть до событий Крымской войны было принято вспоминать умерших,
тем не менее публичное поминовение, с четко выраженными основаниями их
поминовения (доблесть), стало новейшей практикой [12, с.124].
Практика посещения некрополей и мест памяти потеряла частный характер,
став в какой-то степени частью образовательного процесса и индустрии туризма,
а также новейшей формой паломничества. К памяти о погибших обращались,
когда было нужно вспомнить о геройском минувшем. Память о погибших
адмиралах,
генералах,
солдатах,
матросах
и
даже
потопленных
судах
предназначалась как способ узаконения политики России в былом и на
сегодняшний день, орудием оправдания целей, хода, жертв борьбы. Места боев и
захоронений обернулись в места памяти, священность каких стала несомненной
наравне с жертвами войны. [75, c. 100]
Коммеморативные мероприятия, цикл юбилейных дат (годовщины первой
бомбардировки Севастополя, Синопского сражения и другое), периодичность
праздничных обедов, монументы, места памяти Севастополя, братское могильник
как место последнего упокоения солдат и моряков, «Севастопольские рассказы»
Л.Н. Толстого, - все это формировало пространство памяти, узловые пункты,
умственную рамку, базируясь на которой вырабатывалось мнение о минувшем.
65
Великую роль в творении мифа о битве исполнили участники обороны,
которые обобщая былые времена, немало сделали для создания пространства
памяти. Предпринятая отдельными современниками борьбы (среди них - Л.Н.
Толстой) попытка деконструкция мифологем о Крымской войне, не привела к
демифологизации фигуры битвы в массовом разуме, к освобождению для
альтернативного толкования событий сколько-нибудь значительного точки в
коллективной полотне минувшего. [75, c. 112]
Для феномена производства культурной памяти о Севастопольской обороне
свойственно то, что все участники данного процесса намеренно или не давая себе
чёткого в этом отчета, принимали участие в фильтрации информации и создании
фигур минувшего. Художественные типы из литературного мира перекидывались
в исторический нарратив, видоизменяя и создавая стереотипы в реальности.
В развитии пантеона национальных героев и антигероев Крымской войны
отпечатался процесс одоления травматического минувшего (противостояние
добра и зла) и создание мифа о нравственной победе (получение знаменитости и
бессмертия). Война в Крыму споспешествовала появлению нового образа героя и
героини, когда героями стали и военно-морские чины, и все цивильное
народонаселение. Типы Даши Севастопольской, Петра Кошки и других героев из
народа, имея в распоряжении свой прообраз, во многом собирательны и
типологичны. Герои из народа, уложившиеся в канон, были нужны для признания
заслуг простого народа в борьбе. Так как брань имела общенародный характер,
все категории народонаселения приобрели в памяти собственного группового
героя [32, с.149].
Подобным образом, в дополнении с типом безупречного руководителя
история обороны Севастополя получала цельность и законченность.
Оборачиваясь в миф, память о борьбе разбивалась на фрагменты, понемногу
скапливая оценочные взгляды, получала моральные оценки того или другого
героя и его деяния, чему споспешествовали частный опыт, воспоминания, час.
66
В процессе функционирования памяти совершалась ее фильтрация и отбор
наиболее злободневных и важных фактов и событий, каковые предназначались
стать совершенными образами и нравственными ориентирами.
Создание мифа о проигранной битве в целом реализовало свою функцию
залечивания больного ранения в общественной памяти.
Одоление травмы былых времен вышло с помощью минимизации
драматической
составляющей и
постепенным дополнением,
а потом и
вытеснением ее памятью о доблестном былом [54, с.104].
3.2 Отражение Крымской войны и обороны Севастополя
в культуре и искусстве
Значительное место в творчестве деятелей культуры занимает тема
Крымской войны 1853–1856 годов.
Героические события войны отражены в фольклоре, в произведениях поэтов
и писателей, композиторов, живописцев и графиков XIX–XXI веков.
Российская империя, несмотря на поражение в войне, обрела большое
количество героев, имена которых заслуживали вечной памяти в сердцах
потомков.
В честь них были созданы музеи, установлены памятники, а так же написано
большое количество произведений.
Одним из участников первой героической обороны Севастополя 1854–1855
годов был великий русский писатель Лев Николаевич Толстой (1828–1910).
Среди его произведений широко известны «Севастопольские рассказы»
(1854–1855), написанная в духе народной сатиры песня «Как восьмого сентября»
(1854),
навеянная
событиями
Альминского
нескольких десятках верст от Бахчисарая.
сражения,
прогремевшего
в
67
Опубликованы «рассказы» были в 1855 году, когда война ещё не была
окончена [7с.100]. Лев Николаевич лично принимал участие в обороне
Севастополя и создал рассказы по свежим следам событий. Идеей Л.Н. Толстого
было создать журнал для российских солдат.
В письме своему брату Сергею о 20 ноября 1854 года Лев Николаевич писал:
«В нашем артиллерийском штабе, состоящем, как я, кажется, писал вам, из людей
очень хороших и порядочных, родилась мысль издавать военный журнал... В
журнале будут помещаться описания сражений, не такие сухие и лживые, как в
других журналах...» [5, с.108], но царь не одобрил создание журнала, и тогда
писателем было решено издать книгу из трёх очерков («Севастополь в декабре»,
«Севастополь в мае» и «Севастополь в августе»), в которой была рассказана
правда о жизни в осаждённом городе [7, с.108].
Стихотворение «Внимая ужасам войны» так же является примером
культурного наследия Крымской войны. Оно было написано Н.А. Некрасовым
после прочтения одного из очерков Л.Н. Толстого в 1855 году. Впервые это
стихотворение было опубликовано уже после подписание мирного договора в
1856 году в журнале «Современник». В них Николай Алексеевич говорит о
материнской любви и скорби по погибшим сыновьям [3, с.112].
Так же нужно отметить «Книгу будущих адмиралов», автором которой стал
советский и российский писатель А.В. Митяев. Будучи детским писателем, он
данной книге рассказывает об истории русского флота, приводя примеры из
Крымской войны, вспоминая подвиги русских адмиралов и матросов.
Отражение Крымской войны нашлось и в картинах. Художникамипередвижниками И. Пряшниковым и В. Маковским в 70-х годах XIX века был
создан цикл картин, посвященных обороне Севастополя.
Особое место в этих картинах было отведено подвигам простых русских
людей – невольных участников этой войны («Спасение раненого офицера после
боя при Альме», «Матрос Кузнецов в виду неприятеля», «На передовой, сцена
после Инкерманского боя» и другие.) Сейчас эти картины хранятся в
государственном историческом музее города Москва [4, с.166].
68
Художник А. Кокорин, вдохновившийся «Севастопольскими рассказами»
Л.Н. Толстого, создал серию иллюстраций к очеркам, дополнив её несколькими
«самостоятельными» рисунками, такими как «Адмирал П.С. Нахимов награждает
отличившегося матроса», «На бастионе во время боя», «Перевозка морского
орудия на берег» и другие.
Но самым монументальным произведением, посвященным данной войне
является работа художника-баталиста Ф. Рубо. В начале 1900х годов он вместе с
помощниками М. Грековым и М. Авиловым создал панораму «Оборона
Севастополя 1854-1855 годов». Положив в основу бой на Малаховом кургане 6
(18) июня 1855 года, они до мельчайших подробностей воссоздали картину
войны. Панорама писалась частями и 1904 году была доставлена в Севастополь в
качестве подарка ветеранам войны.
Во время Великой Отечественной войны работа была сильно повреждена, а
некоторые её фрагменты не подлежали реставрации. Возрождение панорамы
было включено в пятилетний план восстановления народного хозяйства СССР.
Панорама вновь была открыта в 1954 году в 100-летию героической обороны
Севастополя. Так же было построено новое здание, созданное отдельно для этой
панорамы. Снаружи этого музея установлены бюсты тринадцати героев обороны
Севастополя [4, с.155].
Первым русским полнометражным фильмом, который был снят в 1911 году,
стала картина В. Гончарова и А. Ханжонкова «Оборона Севастополя». Фильм
историко-документального жанра составлен из нескольких «подфильмов» и
охватывает период с военно-морского совета в Севастополе 21 сентября 1854 года
до отступления войск Российской империи на Северную сторону 27 августа 1855
года. В фильм так же вошли комментарии ветеранов войны из армий России и
союзников.
Имена героев Крымской войны отмечены и в топонимике: улица имени
П. С. Нахимова есть в таких городах как Санкт-Петербург, Нижний Новгород,
Томск, Смоленск и другие.
69
В честь адмирала В. И. Истомина названа бухта у полуострова Корея в
Японском море.
В Севастополе, городе, где происходили военные действия, в честь героев и
событий названы площади, проспекты, улицы, бухты и многое другое.
Многие из этих названий были приняты позже, тем самым показывая
уважение героям той войны.
Не меньшее внимание уделялось войне и со стороны стран-победительниц,
которые с гордостью в период войны и после её окончания создавали
произведения искусства, связанные с ней.
Говоря об Англии, мы можем выделить следующие достижения культуры:
Прежде
всего,
Крымская
война
стала
временем создания
военной
журналистики Англии. Далёкие от театра военных действий, люди ждали
сообщений о событиях войны и вестей от солдат.
Тогда корреспонденты, отправленные на места сражений, начали присылать
статьи, в которых освещались военные события, результаты разведок и военный
быт, в Лондонскую газету «Таймс». Опубликованные статьи формировали
освободительный образ войны у мирного населения и способствовали притоку
новых сил в армию, а также общественному осуждению действий Российской
империи в Европе [2, с.110].
Согласно слухам, скорость передачи информации была настолько большая,
что русские штабы узнавали события с фронта из английской прессы быстрее,
чем из официальных военных сообщений, которые приходили из Крыма [1, с.87].
Шапка балаклава, известная в мире как «шапка спецназа», появилась во
время Крымской войны. Легенда гласит, что солдаты британской армии создали
её во время боёв под Крымским городом Балаклавой. Во время зимы солдаты
очень мёрзли и придумали вязаную маску с прорезями для носа и глаз.
«Отпечаток» войны в искусстве мы можем рассматривать на примере
английских
художников,
которые
написали
большое количество
картин
посвященные Крымской войне. Самым известным английским художником,
изображавшим на своих картинах события этой войны, стал Уильям Симпсон.
70
Большинство картин, таких как «бомбардировка Севастополя осадной
артиллерией англичан», «в английской траншее», «ночной бой английской
батареи», были написаны им с натуры.
В XIX веке во Франции распространение получили картинки- карикатуры, на
которых поднимались актуальные вопросы всего мира. В основном, данные
карикатуры печатались во французском журнале «Le Charivari».
Во время Крымской войны печатались такие карикатуры как «Император
Николай упражняется в своем кабинете», где Николая I топчет карту Франции и
замахивается на нее саблей; или «Русский медведь.
Самый несогласный медведь из всех», где люди склонялись перед хищным
животным. Одним из самых известных художников-сатириков был Оноре Домье,
чьи карикатуры отражают образ Российской империи в глазах Европейских
союзников [6, с.188].
В память о войне французы называли улицы и станции метро. В столице
Франции – Париже один из самых оживлённых бульваров носит имя Севастополь.
Другое известное название, связанное с Крымской войной – мост, туннель и
площадь Альма. Самый крупный ресторан Парижа назван в честь боёв на
Малаховом кургане – «le Malakoff».
Драматизм Крымской кампании отмечен в произведениях русских поэтов и
прозаиков XIX–XXI веков: А. Н. Майкова – стихотворение «Бывало уловить из
жизни миг случайный…» из цикла «1854 год» (1854); Е. П. Ростопчиной – «Песня
русским воинам, раненным в Севастополе, сложенная для спектакля любителей в
их пользу» (1855); Н. А. Некрасова – «Свершилось! Мертвые отпеты…» из поэмы
«Тишина» (1856); А. А. Фета – стихотворение «Севастопольское братское
кладбище» (1887); К. М. Симонова – стихотворение «Английское военное
кладбище в Севастополе» (1939); К. Ю. Фролова – стихотворение «Гораций Каст»
(2005) и сонет «Крымская война» (2005).
71
Эпопея далеких военных лет ярко запечатлена в рассказе «Ледяной шторм»
(из серии «Морские рассказы» (1886–1902), в повести «Севастопольский
мальчик» (1902) К. М. Станюковича и в романе «Севастопольская страда» (1949)
С. Н. Сергеева-Ценского.
349-дневная героическая оборона Севастополя нашла отражение в книжной
серии «Памятники и поля сражений Крымской войны» (1999).
В среде историков и краеведов широкий резонанс получило исследование
В. Н. Гурковича «Памятники и памятные места Крымской войны. Альмах»
(2004).
150-летию
Альминского
сражения
посвящена
военно-историческая
монография с обширным справочным материалом С. В. Ченныка «Альма, 20
сентября 1854 года» (2004).
Архивные документы, а также воспоминания участников и современников
Крымской войны собраны в книге П. М. Ляшука и С. Ф. Сундукова «Сражение на
берегах Альмы» (2007).
Большую
историческую
ценность
представляют
произведения
отечественных и иностранных художников XIX–XXI веков. Информационны
графические и живописные творения Вильяма Симпсона «Альминская битва»
(1854), Роберта Гибба «Альма: наступление 42-го Горского полка» (1889),
Элизабет Батлер (Томпсон) «Флаги: наступление шотландских гвардейцев на
Альме» (1899), Льюиса А. Джонса «Форсирование Альмы, сентябрь 1854» (1901).
Заметный интерес живописцев и графиков к Крымской войне проявился в
период 50- и 100-летних юбилеев Первой героической обороны Севастополя,
вдохновив на творчество мастеров начала XX в.: Ф. Я. Рубо, К. Э. Тира, О. Мерте,
К. Фроша, Л. Шенхена, И. Я. Перельмана, Т. Ковалевского, М. Б. Грекова,
Н. Г. Горелова, М. И. Авилова и многих других.
Заслуживают восхищения графические и живописные творения художников
2-й половины XX века: В. К. Яновского «Часовня на русском кладбище в
Бахчисарае» (1955), Т. Н. Кузнецовой «Госпиталь в Бахчисарае в 1854 году»
(1955), В. Н. Хоришко «Часовня на братском кладбище русских воинов» (1981).
72
Волнующая тема военных действий на многострадальной крымской земле
прозвучала в музыкальных произведениях бахчисарайского композитора Алексея
Николаевича Соколовского (1908–1976), написавшего оперу «На бастионах
Севастополя» (1939–1941) и «Крымскую кантату» (1958) для солистов, хора и
оркестра. Выделив лишь некоторые отражения Крымской войны в культуре стран
участниц, можно сделать вывод о том, что в проигравшей войну России события и
героев Крымской войны помнят лучше, чем в странах-победительницах. Вовторых, в странах западной Европы память о Крымской войне носит, зачастую,
более неформальный характер, чем в СССР и в России.
Творчество
художественной
поэтов
и
писателей,
убедительностью
художников
воспевших
и
композиторов
беспримерную
стойкость
с
и
мужество защитников Русского Отечества в Крымской войне 1853-1856гг.
оставили значительный след в литературе и искусстве. [29, с.144].
Вышеназванные произведения культуры отличаются острой динамикой и
заслуживают особого признания. Они, на наш взгляд, всегда буду волновать
сердца и благодарных потомков.
3.3 Памятники архитектуры, сохранившие наследие
Крымской войны и обороны Севастополя
После Крымской войны по повелению императора Александра II
архитектором А.А. Авдеевым в составе мемориального комплекса «Братское
кладбище защитникам обороны Севастополя 1854–1855 гг.» и музея обороны
Севастополя, созданного по инициативе участника сражения на Малаховом
кургане – П.В. Алабина, в Севастополе построены два храма-памятника.
Холм,
на
котором
расположено
Братское
кладбище,
венчает
величественный пирамидальный храм Святителя Николая - общий памятник
павшим воинам, защищавшим Севастополь.
В сентябре 1856 года Александр II дал разрешение на сооружение храма на
добровольные пожертвования.
73
Проект храма первоначально разработал придворный архитектор А.И.
Штакеншнейдер, взяв за основу форму египетских пирамид - символ вечности и
покоя. Летом 1857 года проект храма доработал архитектор А.А. Авдеев:
пирамида стала выше, так как в её верхней части он разместил звонницу, которую
венчает большой гранитный крест высотой 6,8 метра с рельефным венком в
центре. Снаружи храма имеется четыре прямоугольных выступа: с западной
стороны - притвор, с восточной - алтарь. Дьяконник и жертвенник размещены
отдельно от алтарной части, в нишах, так их размещали в древних храмах.
Пятого сентября 1857 года освятили и заложили первые камни храма, положив под закладные блоки медали: «За защиту Севастополя» и «В память войны
1853-1856 гг.». Высота пирамиды 27 метров. Её основанием служит высокий
цоколь, сложенный из квадров крымбальского известняка, прочеканенных
свинцом, отлитым из пуль, собранных на местах сражений.
На наружных гранях пирамиды вмонтированы плиты из тёмного гранита с
перечислением воинских соединений, принимавших участие в обороне, временем
пребывания в осаждённом Севастополе и понесённых потерь.
В храм ведут бронзовые литые двери, над которыми разместили мозаичный
образ «Спаситель Благословляющий». На восточной стене в тимпане фронтона
мозаичный образ Воскресения «Воста несть зде», он выполнен по эскизу
художника М.Н.Васильева в керамической мастерской Жаливе в Париже.
Стены храма расписаны известными художниками А. Е. Карнеевым,
М. Н. Васильевым и А.Д.Аитовченко, образ Христа создал ф. А. Бруни. Но спустя
несколько лет живопись стала портиться от сырости, тогда было решено заменить
ее мозаикой, точной копией бывшей живописи.
Мозаику заказали в знаменитой студии мастера А. Сальвиати в Венеции.
Мраморный иконостас был выполнен по рисунку А. А. Авдеева в каррарской
мастерской скульптора В. Бонати.
В нижней части храма вмонтированы 38 серых мраморных досок.
74
На них нанесены имена 943 погибших и умерших от ран генералов,
адмиралов, штаб- и обер-офицеров. В годы Великой Отечественной войны была
разрушена верхняя часть храма, рухнул и раскололся крест.
Восстановление начато в 1968 г. С 1989 г. в храме возобновлено
богослужение.
Владимирский собор - одна из главных достопримечательностей города.
Еще в 1825 году главный командир Черноморского флота и портов адмирал
А. С. Грейг (1775-1845) просил Высочайшего разрешения установить памятник на
развалинах Херсонеса - места, где принял крещение князь Владимир.
Архитектор К. А. Тон (1794-1881) разработал проект памятника-собора.
В 1842 году адмирал М. П. Лазарев обратился с просьбой построить собор
не на развалинах Херсонеса, а в центре Севастополя, так как в то время в городе
было мало православных храмов, а добираться до Херсонеса было далеко.
Его желание было исполнено и начались подготовительные работы. Но в
1851 году адмирал М. П. Лазарев умер, в память о его заслугах решили
похоронить главного командира Черноморского флота в склепе на месте
будущего собора.
Строительство собора началось летом 1854 года, но было прервано
военными действиями. До высадки неприятеля удалось заложить фундамент и
построить подвальный этаж.
Во время обороны 1854-1855 года погибли адмиралы В. А. Корнилов,
В. И. Истомин, П. С. Нахимов, их похоронили рядом с их учителем М. П.
Лазаревым, Так еще недостроенный собор стал усыпальницей адмиралов.
Строительство собора возобновили в 1858 году, но уже по другому проекту.
Его автором стал архитектор А. А. Авдеев, в то время он жил в Севастополе и
занимался возведением храма святого Николая на Братском кладбище.
На прежнем фундаменте возвели однокупольный храм с использованием
элементов русско-византийского стиля.
75
С наружной стороны вмонтировали четыре плиты из черного мрамора с
именами погибших адмиралов и датами их смерти. Нижний храм во имя
святителя Николая освятили 5 октября 1881 года, верхний - во имя святого
равноапостольного князя Владимира - в 1888 году.
Собор стал памятником героям севастопольской обороны 1854-1855 годов.
Могилы четырех адмиралов соединили общей гробницей, представлявшей собой
гигантский плоский черный мраморный крест, на четырех сторонах которого
были бронзой написаны имена и даты смерти.
Посреди гробницы сиял золотой крест, обвитый лавровым венком и
окруженный надписью НИКА, что означает «побеждай».
Позднее вдоль северного и южного фасада собора были захоронены:
П. А. Перелешин, П. А. Карпов, М. И. Дефабр, В. П. Шмидт, И. М. Диков участники Первой обороны Севастополя, С. П. Тыртов, Г. П. Чухнин, М. П.
Саблин - командующие Черноморским флотом, И. А. Шестаков -управляющий
Морским министерством в 80-е годы XIX века.
До 1917 года собор содержался на средства Морского ведомства.
Богослужения велись в нем до 1932 года, затем храм закрыли. В здании собора
сначала разместили мастерские Авиационно-строительного общества, потом
склад политуправления Черноморского флота.
Собор сильно пострадал во время Великой Отечественной войны и начал
восстанавливаться в 1966 году.
В 1972 году Владимирский собор стал филиалом Музея героической
обороны и освобождения Севастополя. В конце 80-х годов во Владимирском
соборе начались реставрационные работы. Реставраторам удалось вернуть храму
его прежний облик. 19 октября 1999 года собор вновь освятили, и в нем стали
проводить богослужения.
Братское кладбище защитников Севастополя
- это самый большой
некрополь русских воинов - участников Крымской войны. На нём покоятся около
50 тысяч защитников Севастополя. Площадь кладбища 18 га.
76
Ограда из крымбальского камня с двумя чугунными воротами, отлитыми на
Николаевском заводе из металла, собранного на поле брани после войны в
Севастополе, сооружена в 1870 году. При воротах построили небольшие
привратные башни, повторяющие форму храма-пирамиды. Их фланкировали
чугунные орудия периода Крымской войны. На кладбище имелось более 500
братских могил, условно делящихся по своим надгробиям на 29 типов, и около
200 индивидуальных надгробий.
Многие надгробия, над которыми работали известные архитекторы,
скульпторы
и
художники,
отличаются
архитектурно-художественными
достоинствами.
Надгробия над братскими могилами выполнены в виде стилизованных
часовен с элементами русского стиля, а также использованием классических форм
кладбищенской
архитектуры:
обелисков,
пирамид,
стел,
жертвенников,
саркофагов.
В художественном облике ряда памятников нашёл отражение мотив ордена
святого Георгия, девиз которого - «За службу и храбрость», а также широко
использована
символика,
олицетворяющая
воинскую
славу,
доблесть
и
бессмертие.
Всё это подчёркивает воинский характер некрополя. В целом воинское
Братское кладбище не имело аналогов в мире, являлось образцом кладбищенской
архитектуры и ландшафтно-паркового ансамбля.
Не случайно, когда в период первой мировой войны в Москве создавалось
Братское
кладбище,
в
Севастополь
в
1914
году
прислали
инженера
С.С. Шестакова для ознакомления с уникальным комплексом.
В годы Великой Отечественной войны кладбище сильно пострадало.
Реставрация Братского кладбища началась в 1971 году.
В годы Крымской войны Симферополь являлся крупным тыловым городом,
куда с боев сражений доставлялись раненые. Останки свыше 36 тыс. человек, в
основном нижних чинов, были захоронены в верховьях Петровской балки на
Братском кладбище.
77
В память умерших от ранений и болезней воинов по инициативе
императрицы Марии Александровны и императора Александра Ш в Симферополе
на кладбище в 1867 г. была сооружена часовня во имя святой Марии Магдалины и
около часовни в 1887 г. установлен обелиск.
К 30-м годам прошлого века некрополь был фактически уничтожен. После
Великой Отечественной войны здесь находилась трасса мотодрома ДОСААФ.
Восстановление кладбища русских воинов, в котором приняли участие Украина и
Россия, началось в 1994 г. К дню памяти воинов, павших в Крымской войне
(9 сентября 2004 г.) мемориальный комплекс, включающий храм святой Марии
Магдалины, был полностью восстановлен и передан Симферопольской и
Крымской епархии Украинской Православной Церкви.
В 2004 г. Республиканский комитет по охране культурного наследия в
рамках юбилейных мероприятий установил пять мемориальных досок (четыре в
Симферополе, одна в с. Каштановом Симферопольского района).
Все они посвящены госпиталям, в которых в годы Крымской войны
находились на излечении воины Русской армии.
На Каткартовом холме Сапун-горы находится британское кладбище.
Оно было устроено недалеко от старой Ялтинской дороги на средства
правительства Великобритании в 1882 г. Название некрополь получил в честь
героя Ватерлоо генерала Георга Каткарта, погибшего в Инкерманском сражении.
На кладбище имелось до 450 общих и индивидуальных могил, поддерживаемых в
порядке на средства, выделяемые Англией в размере 300 фунтов в год.
Находилось оно в ведении британского консула. В Лондоне считали, что
кладбище «будет местом паломничества англичан, пока будет существовать
Англия». Некрополь сильно пострадал в 1944 г. при штурме Севастополя.
В феврале 1945 г. во время Ялтинской конференции его посетил сэр
Уинстон Черчилль, почтив память своих героев. В порядок мемориал более-менее
привели в 1993 г. Здесь же поблизости, примерно в километре восточнее,
расположено и турецкое кладбище.
78
В 1882 г. на горе Гасфорта с разрешения русского правительства было
устроено итальянское кладбище. На нём перезахоронили тела сардинцев,
погребённых в деревнях Кады-Кой и Камары.
На вершине горы соорудили часовню в ламбардийском стиле. Некрополь
содержался
на
средства
итальянского
правительства,
и
находился
под
наблюдением их консула, приезжавшего из Одессы. В 1941-1942 гг. по горе
Гасфорта проходил оборонительный рубеж, и кладбище было полностью
разрушено. Недавно к юбилейной дате был установлен памятный знак под горой.
Самым ажурным зданием Севастополя является Музей Краснознамённого
Черноморского
флота
(КЧФ).
Изначально
здесь
было
Адмиралтейство,
построенное ещё в 1784 г., на крыше которого был маяк, улица носила название
Екатерининской.
После Крымской войны стал вопрос о создании наглядной экспозиции
обороны. И 14(26) сентября 1869 г. в доме, где жил Тотлебен, был открыт «музей
Обороны Севастополя», в котором находилось множество экспонатов, — эскизы,
письма, личные вещи офицеров, макеты кораблей, оружие.
Сохранившаяся
в
фондах
Музея
КЧФ
переписка
того
времени
свидетельствует об огромном желании русских людей внести свою лепту в
увековечение памяти защитников Севастополя. Первым директором музея стал
капитан 2-го ранга Н.И.Костомаров, командовавший во время обороны батареей
на 4-м бастионе, будучи ещё лейтенантом.
В октябре 1895 г. музей разместился в другом месте, — по улице
Екатерининской у флотской Михайловской церкви. Как только музей разместился
в новом здании, вновь стал вопрос, о сборе экспонатов.
По предложению Великого Князя командующий Черноморским флотом
привлек к этой работе молодых офицеров, которым поручили сбор экспонатов для
музея
Севастопольской
обороны
представлением
для
этого
месячной
командировки. Именно в этот период в музей поступили уникальные экспонаты.
79
За 130 лет своего существования Музей КЧФ превратился в подлинную
сокровищницу боевых реликвий, связанных со славной историей Черноморского
флота.
Сейчас
здесь
насчитывается
свыше
30
тысяч
экспонатов.
В 1899 г. был создан «Комитет по восстановлению памятников Севастопольской
обороны». В его задачу входило создания комплекса монументов на местах
героических событий к 50-ти летнему юбилею обороны. После долгих дискуссий
прошёл проект П.Рерберга.
Предполагалось воссоздать в виде мемориальных обозначений главную
линию обороны, — на бастионах поставить памятники и разбить скверы,
соорудить монументы на полях сражений и местах передовых укреплений, а
отдельные памятники посвятить наиболее известным деятелям обороны. К 1905
году
весь
этот
комплексный
проект
был
полностью
осуществлён.
Одним из самых известных памятников является панорама «Оборона Севастополя
1854-1855 гг.» [34, с.164].
Здание было построено на 4-м бастионе по проекту военного инженера
О.И.Энберга и архитектора В.А.Фельдмана. Здание с наружной стороны опоясано
бюстами героев «Севастопольской страды», — Корнилова, Нахимова, Истомина,
Толстого,
Тотлебена,
Панфилова,
Новосильского,
Мельникова,
Бутакова,
Пирогова, Даши Севастопольской, матроса Шевченко и матроса Кошки, — всего
13. Внутри здания натянуто полотно, которое изображает отражение штурма на
Малаховом кургане 6(18) июня 1854 года. Автор бесценного произведения
батальной живописи, — Франц Алексеевич Рубо, — работал над ним в Мюнхене
в течение трёх лет.
После нескольких экспозиций в Петербурге понадобилась реставрация, в
которой принимал участие Митрофан Мартыщенко, — будущий великий
баталист Греков. Это он уже в советское время написал адмирала Нахимова,
который до этого по настоянию царского правительства был «скрыт» облаком
дыма. А.А. Бильдерлинг и И.Н.Шредер увековечили память одного из героев
обороны, — на 4-м бастионе был установлен памятник генералу Э.И.Тотлебену.
80
Во время Великой Отечественной войны в здание панорамы попала
вражеская бомба, и начался пожар. Матросы-черноморцы героически спасали
произведение искусства, кортиками срезая полотно, после чего 2/3 спасённых
фрагментов (38 шт.) эвакуировали [43, с.174].
К 100-летнему юбилею Обороны уже советскими художниками по эскизам
Рубо и реставрированным фрагментам заново был написан холст изначальных
размеров – 115 х 14 м. и создан натурный план площадью 900 кв.м. В этой работе
принял участие правнук Льва Толстого – О.В.Толстой. 16 октября 1954 г.
панораму торжественно открыли.
Здесь же был разбит и Исторический бульвар (бывший Большой), на
котором устроили музей якорей различных эпох, стелу Толстому, мемориальные
доски на местах, где стояли орудийные батареи, и даже саму батарею с
корабельными пушками, защищавшими Севастополь.
Сегодня в цокольном этаже здания «Панорамы» открыт музей Крымской
войны, где экспонируются – оружие, макеты кораблей, литографии, награды,
фрагменты оригинала полотна Рубо, диорама подземной минной войны и прочее.
Ещё одним подобным мемориалом является Малахов курган, — комплексный
исторический памятник. Вход на курган выполнен в виде античного портикапропилей, от которых широкая парадная лестница ведёт на вершину холма к
аллее.
У самого начала аллеи на месте, где была «чёртова» площадка и куда
погребли в братскую могилу и русских и французов, в 1870 г. был героям
поставлен памятник с надписью на русском и французском языках: «Их
воодушевляла победа и соединила смерть. Такова слава храбрых, таков удел
солдата».
На верху парк с дорожками к тому или иному памятнику, а в центре аллеи
макет Малахова кургана, выполненный в бронзе [54, с.188].
В конце аллеи массивная полукруглая башня, — «Корниловская» или
«Белая», которая во время обороны была полуразрушена. В 1905 г. архитектор
А.М.Вейзен восстановил бывшую там часовню.
81
Всё это было почти разрушено во время последней войны. Восстановили
комплекс в 1955 г. по чертежам Ю.Н.Бельковича и Л.П.Храмова.
Сегодня в башне размещён один из отделов Музея героической обороны
Севастополя, где можно увидеть макеты кораблей, картины, кормовой
Георгиевский флаг, награды и прочие экспонаты. Справа и слева от неё стоят
корабельные орудия со времён обороны, как бы образуя батареи.
Над левой «батареей» на валу памятник на месте смертельного ранения
Нахимова, а неподалёку, в западной части холма, на месте смертельного ранения
Корнилова стоит ему памятник, поставленный в 1895 г., по приказу ещё Николая I
(денег на памятник он так и не выделил), а под ним выложен крест из ядер.
Точнее оригинальный памятник адмиралу (авторы те же, что и у памятника
Тотлебену) в 1942 г. фашисты взорвали, а бронзу вывезли, — на кургане стоит его
точная копия, построенная в 1983 году. Юго-восточнее Малахова кургана, чуть в
отдалении, где был Камчатский люнет, стоит монумент на месте гибели Истомина
(памятника этому герою до сих пор не поставлено). Поблизости с холмом, у 30-го
экипажа,
стоит
памятник
герою
вылазок
–
матросу
Петру
Кошке.
В это же время, в 1905 г., были сооружены мемориалы и на других
бастионах, — с первого по пятый, кроме шестого, хотя проект был разработан и
утверждён (к тому моменту бастион № 6 был уже полностью застроен).
На первом была возведена ротонда (её колоннада не сохранилась), здесь же,
как и на втором воздвигли монументы-фонтаны (сегодня не работают), на третьем
бастионе – памятник героям вылазок, в том числе матросу Игнатию Шевченко, на
четвёртом и пятом бастионах поставили однотипные монументы в виде обелисков
с древнерусскими шлемами [41, с.104].
Такая же ротонда, как и на первом бастионе, была сооружена на люнете
Белкина (ныне не сохранилась), а также отреставрирована оборонительная стена
между шестым и седьмым бастионами.
Таким образом, система монументов на бастионах составила композицию, в
основе которой лежит симметрия замыкающих павильонов, парность первых и
последних памятников этого комплекса.
82
Сами памятники были спроектированы так, чтоб с каждого было видно два
соседних,
—
это
давало
зримое
ощущение
хода осады.
Тогда же, — в 1905 г., в Севастополе были возведены и другие монументы,
— Памятник Затопленным кораблям – самый известный из них, его изображение
является символом города, и помещено на гербе города советского периода.
Стоит он среди волн у Приморского бульвара, на позеленелой от солёных брызг и
морских ветров доске надпись: «В память кораблей, затопленных в 1854-1855 гг.,
для заграждения входа на рейд».
Авторами
памятника
являются
архитектор
В.А.Фельдман,
инженер
О.И.Энберг (соавторы здания «Панорама»), а также эстонский скульптор
Амандус-Генрих Адамсон, который известен такими работами, как памятник
Петру I в Полтаве, черноморским казакам на Тамани, крейсеру «Русалка» в
Талине,
фонтану
«Арзы
и
Алибаба»
в
Мисхоре.
Не менее известен памятник «Баярду осады», — адмиралу П.С.Нахимову,
открытый ещё в 1898 г. на Николаевской площади (ныне пл. Нахимова). Авторы
всё те же – художник генерал-лейтенант кавалерии А.А.Бильдерлинг и скульптор
академик И.Н.Шрёдер, причём последний был участником обороны Севастополя.
Он также был известен, как создатель памятника И.Ф Крузенштерну и
Ф.Ф.Беллинсгаузену в Санкт-Петербурге, Петру I в Петрозаводске, а также
совместно с М.Микешиным – прославленного мемориала 1000-летию России в
Новгороде. Однако до сегодняшнего дня оригинальный памятник не дошёл, — в
1928 г. он был снесён, как монумент, воздвигнутый «царскому адмиралу» (тогда
же снесли и памятник адмиралу М.П.Лазареву на Корабельной стороне, как не
имеющий исторической ценности).
Вместо Нахимова поставили
Ленина, а площадь назвали именем
Революции, потом переименовали в Советскую, после чего «вождя мирового
пролетариата» — перенесли на Центральный холм, где он стоит и поныне спиной
к Владимирскому собору [36, с.78].
83
В 1959 г. был торжественно открыт новый памятник герою Синопа по
проекту Н.В.Томского и А.В.Арефьева, — теперь адмирал смотрит на город, а
ранее взор его был обращён в сторону моря и Графской пристани, куда он ступил
после славной победы.
На пьедестале три горельефа с различными сценами из жизни флотоводца:
«Беседа с матросами», «Нахимов на четвёртом бастионе» и «Синопский бой». Над
последним горельефом вмонтирован бронзовый лист с текстом приказа
П.С.Нахимова: « В случае встречи с неприятелем, превышающим нас в силах, я
атакую его, будучи совершенно уверен, что каждый из нас сделает своё дело».
На задней стороне пьедестала доска с надписью: «Слава Русскому флоту!»
В ходе последней войны большинство памятников в городе и округе было
разрушено. Однако почти все они были восстановлены правительствами Украины
и России к 150-ти летнему юбилею первой Обороны Севастополя.
Город-герой Севастополь сам по себе является городом-памятником
русской военно-морской с лавы.
84
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Крымская война является одним из ключевых событий не только в истории
России XIX века, но и всей европейской истории. Она ознаменовала фактически
распад Священного союза европейских монархов (Россия, Австрия и Пруссия).
Для всей системы международных отношений в целом Крымская война
стала одним из главных и наиболее серьезных ударов по всей сложившийся после
Наполеоновских войн, получившей название Венской. Хоть и не привело к ее
крушению. Для России мир, последовавший за Крымской войной, стал серьезным
ударом для ее международного престижа и положения на мировой арене.
Был существенно поколеблен престиж и русской императорской армии, и
русского оружия. Хоть армия и показала себя достойно даже в поражениях, но ее
неудачи на полях в Крыму и под Севастополем затмили собой даже успехи
русских войск на Кавказе, флота на Балтике и Камчатке.
В войне вскрылась проблема, которая будет преследовать русскую
императорскую
нерешительность
армию
и
верховного
в
последующих
командования
войнах
русской
–
пассивность
армии,
и
проблема
организация снабжения, медицинской службы и логистики в общем, сколки и
конфликты внутри офицерского корпуса.
Казалось бы, Крымская война должна была стать страшным и дорогим
уроком, но последовавшая русско-турецкая война и за ней русско-японская
показали, что уроков сделано не было. Мирные переговоры в 1856 году
нивелировали успехи русской императорской армии на других театрах военных
действий, поскольку поражение в Крыму, а также горесть и тяжесть от падения
Севастополя сыграли далеко не последнею роль в ходе мирных переговоров в
Париже.
Серьезный удар был нанесен по международному положению Российской
империи.
85
Старые союзы фактически распались, не породив новых. Австрийская
империя не получила желаемой поддержки Пруссии. А пути Франции и Британии
разошлись сразу после завершения Крымской войны и начала мирных
переговоров. Больше всех пострадала Российская империя. Старые союзники
показали свою ненадежность.
Австрийская
империя
показала
всю
свою
готовность
остановить
продвижение и усиление России на Балканах. Пруссия со своей стороны
продемонстрировала всю двуличность своей политики. Она была не готова встать
не на чью сторону, но внимательно смотрела за происходившими событиями.
На острие прусской политики лежало два вопроса: польский и австрийский.
Заинтересованность Франции и Великобритании в возрождении польского
национального государства, нанесло бы удар по Пруссии, принявшей активное
участие в разделах Польши. Австрийский вопрос проявлялся в стремлении
Прусского короля изменить ситуацию в Германском мире.
В случае, если бы Австрийская империя вступила в войну против
Российской империи, Пруссия нанесла удар в спину или шантажировала бы
австрийского императора. Однако куда более серьезный удар был нанесен по
международному престижу.
Империя оказалась фактически в международной изоляции за выход из
которой она стала длительное время бороться.
Теперь не могло идти речи о разделе Османской империи, ни о создании
Греческого государства и дунайских княжеств под покровительством Российской
империи. Небольшие государства не видели в лице России сильного защитника, а
«великие державы» достойного конкурента. Россия потеряла влияние не только в
Европе, но и в Черноморско-Средиземноморском регионе.
Крымская война вскрыла шаткое положение Российской империи на
помосте «великих держав». Россия могла уверено действовать на международное
арене лишь при условии конфликтов в среде европейских держав (война за
Испанское наследство, Семилетняя война) или в условии наличия общей угрозы
(Наполеоновские войны).
86
Ключевое место в Крымской войне имела длительная оборона Севастополя,
сорвавшая все союзнические планы в Крыму. Падение Севастополя ознаменовала
собой быструю точку в войне, которая привела бы к еще более тяжелым условиям
последовавшего мирного договора. Значение обороны Севастополя можно
разделить на несколько плоскостей.
Военная плоскость. Оказавшись под стенами Севастополя, французы и в
еще большей степени британцы оказались не готовы к длительной осаде и
упорному сопротивлению русской армии. Союзники столкнулись с тяжелыми не
боевыми потерями вызванными проблемами с логистикой и медицинской
службы, которые не удалось решить вплоть до конца войны.
Не менее губительными оказались личные взаимоотношения между тремя
основными союзными державами, которые воспринимали друг друга как
потенциальных противников в будущем. Это мешало успешной координации и
порождало взаимное недоверие посеявшие семена раздора.
Проблемы с командованием хоть и породило множество красочных
истории, на которых воспитывались и воспитываются многие поколения, но
некомпетентность большинства союзных полководцев вела к неоправданным
потерям личного состава.
В условиях бурного развития журналистики и средств связи, это все
больше
приводило
к
накалению
обстановки
внутри
союзных
стран.
Общественность все больше восхищалось героизмом солдат и офицеров и все
больше критиковало правительство и верховное командование за войну и
порождало усталость от войны. В не меньшей степени затянувшееся сидение под
Севастополем приводило к падению авторитета правящих партий и усилению их
противников внутри страны. Для правящей партии в Британии это грозила
потерей их позиций, пока для Наполеона III ситуация была более критичной. Ведь
он, затевая войну преследовал цель вернуть Франции было имперское величие и
укрепить свое положение внутри страны быстрой, победоносной войной.
87
В этих условиях затянувшаяся осада Севастополя совершенно перестала
играть на руку французскому императору и лишь вело к дальнейшему
ослаблению его и без непрочного положения на французском троне.
В конечном итоге занятие южной стороны дало прекрасный повод
поставить точку в затянувшейся войне, безжалостно выкачивавшей людские и
материальные ресурсы и уверенно накаляющую обстановку внутри страны.
Вместе с тем с каждым днем, проведенным под стенами города, в
правительственных кабинетах рос антагонизм между временными союзниками.
Вступая в войну каждый из них преследовал одну общую цель максимально
ослабить Российскую империю и не допустить ее выход в Средиземное море.
Однако взгляды на послевоенное переустройство у каждого были свои и далеко
не совпадающие друг с другом.
Пока держался Севастополь, русская дипломатия усиленно искала точку
опоры на «нейтральные» державы (Австрия и Пруссия) и англо-французские
противоречия, делая упор на компромиссный договор с Наполеоном III.
Отступление с южной стороны нанесло сильный удар по переговорным позициям
России. Но сохранив за собой северную часть и все еще боеспособную армию
сделали дальнейшую перспективу слишком не привлекательной для правящих
кругов.
Изнуренная армия, негодующие население и взаимные противоречия
заставили
союзников
значительно
урезать
первоначально
выдвигаемые
требования. И хоть условия Парижского мира стали тяжелыми, болезненными для
международного престижа они не стали национальной катастрофой, которая
могла бы случить не продержись бы Севастополь 349 дней.
Оборона Севастополя породила множество историй и ярких имен
героических защитников города, ставших одной из монументальных основ
патриотического воспитания многих поколений наших людей и по сей день.
88
СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
ИСТОЧНИКИ
1.
Алабин П.В. Походные записки в войну 1853, 1854, 1855 и 1856 годов.
Часть 2. Походные записки в пределах Империи. – Вятка: Типография К.Блинова,
1861. – 452 с.
2.
Алабин П. В. Четыре войны: походные записки в 1849, 1853, 1854-56,
1877-78 гг. Ч. 3: Защита Севастополя: (1854-1856). – М., 1892. – 789 с.
3.
Аничков В.М. Военно-исторические очерки Крымской экспедиции,
составленные Генерального штаба капитаном Аничковым. Части 1 и 2. – СанктПетербург: Военная типография, 1856. – 156 с.
4.
Башмаков И. И. Осада Севастополя, или таковы русские: доблестно-
геройская кончина вице-адмирала Корнилова. – М., 1855. - 227 с.
5.
Берг Н. Записки об осаде Севастополя. В 2-х томах. Том 1.
Воспоминания очевидца событий Крымской войны 1853-1855 гг. – М.:
Типография Каткова, 1859. – 264 с.
6.
Берг Н. Записки об осаде Севастополя. В 2-х томах. Том 2.
Воспоминания очевидца событий Крымской войны 1856 г. – М.: Типография
Каткова,1859.– 237 с.
7.
Веселаго Ф. Ф. Список русских военных судов с 1668 по 1869 год. –
СПб: Тип. морского министерства, 1872. – 754 p.
8.
Гейрот А. Ф. Описание восточной войны 1853-1856. – Спб.: Тип.
Эдуарда Гоппе, 1872. – 576 с.
9.
Гюббенет Х. Очерк медицинской и госпитальной части русских войск
в Крыму в 1854-1856 гг. – СПб., 1870. – 185 с.
10.
Ефимов А.В. Журнал военных действий в Крыму. Январь-август 1855
года. – Симферополь: Антиква, 2016.– 304 с.
11.
Журнал военных действий в Крыму, сентябрь-декабрь 1854 года /
сост. А. В. Ефимов. – Симферополь: Антиква, 2010. – 192 с.
89
12.
Журнал военных действий в Крыму, январь–август 1855 года / сост.
А. В. Ефимов. – Симферополь: Антиква, 2016. – 304 с.
13.
Красовский И.И. Из воспоминаний о войне 1853-1856 годов. Дело на
Чёрной речке 4 Августа 1855 года и князь Михаил Дмитриевич Горчаков //
Русский архив, 1874. – Кн. 2. – Вып. 7. – С. 207–222.
14.
Ковалевский Е. П. Война с Турцией и разрыв с западными державами
в 1853 и 1854 годах: с планами и картою. – СПб., 1871. – 345 с.
15.
Меншиков в Крымской войне. Дневники. Письма. Воспоминания. Ч.1.
/ сост. А. В. Ефимов. – Симферополь: Антиква, 2018. – 288 с.
16.
Меншиков в Крымской войне. Ч.2. Приказы 1853-1855 гг. / сост. А. В.
Ефимов. – Симферополь: «Антиква», 2019. – 280 с.
17.
Молчанов А. Н. Пленные англичане в России // Исторический
вестник, 1886. – Т. 23. – № 1. – С. 180–194.
18.
Николай Первый и его время: Документы, письма, дневники,
мемуары, свидетельства современников и труды историков / Сост., вступ. ст. и
коммент. Б. Н. Тарасова. М., 2000. Т. 1–2. – 894 с.
19.
Пирогов Н. И. Севастопольские письма Н. И. Пирогова 1854–1855 гг. /
Под ред. и с примеч. Ю. Г. Малиса. – Рус. хирург. о-во Пирогова. – СПб.: Тип. М.
Меркушева, 1907. – 230 с.
20.
Романов В. В. Дополнения к рассказу Н. В. Шеншина о поездках его
на Аландские острова в 1854 г. // Русский архив, 1864. – Вып. 5/6. – С. 624– 627.
21.
Татаринов, Петр Петрович (1793-1858). Бог, Вера и Царь, или герои
нынешней войны. – СПб.: Тип. Эдуарда Веймара, 1854. – 16 с.
22.
Толстой Л.Н. Севастополь в декабре 1854-го, в мае и августе 1855
года (1854-1856 гг.). – М.: Типолитография Товарищества И. Н. Кушнерева, 1904.
– 132 c.
23.
Тотлебен Э.И. Описание обороны города Севастополя. Часть 1. –
СПб.: Типография Н. Тиблена и Комп., 1863. – 845 с
24.
Тотлебен Э.И. Описание обороны Г. Севастополя. Часть II. Отдел 1. –
СПб.: Тип. Н. Тиблена и Комп., 1868.– 427 с.
90
25.
Тотлебен Э.И. Описание обороны г. Севастополя. Часть II. Отдел 2. –
СПб.: Типография Н. Неклюдова, 1872.– 497 с.
26.
Эрбе Жан Франсуа Жюль. Французы и русские в Крыму. Письма
французского офицера к своей семье во время восточной войны 1853– 1855 гг. –
Минск: Типолитография X. Я. Дворжеца и Б. И. Соломонова, 1894.– 336 с.
27.
Шарыпов Н. И. Записки командира транспорта «Байкал»: 1854–1856
гг. / сост.: В.М. Латышев, Г.И. Дударец; редкол.: Т.П. Роон (отв.), Г.В. Матюшков,
М.М. Прокофьев и др. Южно-Сахалинск, 2013. – 107 с.
28.
Шеншин Н. В. Рассказ Н. В. Шеншина о поездках его на Аландские
острова в последнюю войну. Письмо к кн. П. А. Орлову от 8 августа 1854 г. //
Русский архив, 1863. – Вып. 12. – С. 917– 928.
ЛИТЕРАТУРА ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
29.
Айрапетов О.Р. Внешняя политика Российской империи (1801-1914) /
О.Р. Айрапетов. – М., 2006. – 672 с.
30.
Берг Н.В. Севастопольский альбом Н. Берга. – М.: типография
Каткова и Комп., 1858. – 58 с.
31.
Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 годов. Том I. – СПб.:
Типография Ф. Сущинского, 1876. – 318 с
32.
Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 годов. Том II. – СПб.:
Типография Ф. Сущинского, 1876. – 348 с.
33.
Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 годов. Том III. – СПб.:
Типография Ф. Сущинского, 1876. – 462 с.
34.
Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 годов. Том IV. – СПб.:
Типография Ф. Сущинского, 1876. – 513 с.
35.
Васильев Е. - Черноморская береговая линия 1834 – 1855 гг.//
Военный сборник. – 1878. - №9. – С.5 - 26.
91
36.
Вакулова, Т. В. Политологический анализ Крымской войны через
призму цивилизационной теории / Т. В. Вакулова // Город славы и поклонения:
материалы науч.-практ. конф. – Севастополь, 2008. – С. 50-59.
37.
Вейгельт К. Осада Севастополя 1854-1856. – СПб.: Типография Н.
Тиблена и Комп., 1863. – 412 с.
38.
Виниченко М. Оборона Севастополя 1854-1855. Наземно-подземное
противостояние. – М.: Цейхгауз, 2007. – 48 с.
39.
Военные подвиги частей, войск и отдельных лиц, совершённые во
славу русского оружия, в Восточную войну 1877 г. – СПб.: журн. "Чтение для
солдат", 1872. – 172 с.
40.
Выскочков Л.В. Николай I. 2-е изд., доп. – М.: Молодая гвардия,
2006.– 694 с.
41.
Гладких П.Ф. Краткий исторический очерк становления и развития
системы медицинского обеспечения сухопутных войск России–СССР. –СПб,
1997.– 231 с.
42.
Герои и деятели Русско-Турецкой войны 1877-1878 гг.: 20 худож.-
исполн. портр. с подроб. биогр. и описанием выдающихся событий войны. –
СПб.: Турба, 1878. – 161 с.
43.
Голохвастов К. К. Василий Гаврилович Марин и геройский подвиг,
совершенный им 13 марта 1853 года. — СПб.: Типолитогр. М. Я. Минкова, 1895.
— 96 с.
44.
Дегоев В.В. «Странная» Крымская война: еще раз о её причинах и
уроках//Свободная мысль, 2009.– № 3.–С.132-146
45.
Дебидур, А. Дипломатическая история Европы. Священный Союз от
Венского до Берлинского конгресса. 1814-1878. Т. 1 / А. Дебидур. – Ростов н/Д:
Феникс, 1995. – 508 с.
46.
Дубровин, Н. Ф. Первая оборона Севастополя 1854-1855 гг./Н. Ф.
Дубровин. М.: ЭКСМО, 2014. -480 с.
47.
Дубровин Н.Ф. 349-дневная защита Севастополя. – СПб.: «Русская
симфония», 2005. – 372 с.
92
48.
Духопельников В.М. Крымская война. 1854-1856. – Харьков: Фолио,
2010. – 110 с.
49.
Ефимов А.В., Ляшук П.М. (сост.) Севастопольский синодик. 1854-
1856 гг. – М.: Фонд развития экономических и гуманитарных связей «Москва–
Крым», 2004. – 256 с.
50.
Жандр А. Материалы для истории обороны Севастополя и для
биографии В.А. Корнилова. – СПб., 1859.– 299 с.
51.
Заблудовский П.Е. Развитие русской медицины в первой половине
XIX века. – М., 1953 – 45 с.
52.
Зайончковский А. М. Восточная Война 1853-1856. В 2-х т.: Т. 1 –
СПб.: Полигон, 2002. – 928 с.
53.
Зайончковский А. М. Восточная Война 1853-1856. В 2-х т.: Т. 2.–
СПб.: Полигон, 2002. – 1286 с.
54.
Зайончковский А. М. Оборона Севастополя: подвиги защитников. – 2-
е изд. – СПб.: Изд. Комитета по восстановлению памятников Севастопольской
обороны, 1904. – 79 с.
55.
Земан Ф.В. Некоторые воспоминания из времен осады Севастополя
1854–1855 гг. // Морской сборник. – 1856. Т. 23. – № 9. – С. 68-76
56.
История международных отношений: учебник: в 3-х т. – М.: Аспект-
Пресс, 2012. Т. 1: От Вестфальского мира до окончания Первой мировой войны /
под ред. А.В. Торкунова. – 400 с.
57.
Ищенко Н.А. Крымская война 1853-1856 годов. Очерки истории и
культуры. – Симферополь: Крымский Архив, 2002. – 128 с.
58.
Кайдалова Е. Крымская война. – СПб.: Азбука-Аттикус, 2015. – 87 с.
59.
Кривопалов А.А. Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и проблема стратегии
России в Восточной войне 1853-1856гг. // Русский сборник: Исследования по
истории России. – М., 2009. - Т. VII. – С. 238-272.
60.
Кульбин Н.И. Восточная война 1853-1856 гг. – СПб. – 234 с.
93
61.
Мельникова Л.В. Святые места в центре восточного вопроса:
церковно-политический фактор как одна из причин Крымской войны / Л.В.
Мельникова // Отечественная история, 2008. № 6. – С. 61-75.
62.
Наумова Ю.А. Ранение, болезнь и смерть: русская медицинская
служба в Крымскую войну 1853-1856 гг. – Москва: REGNUM, 2010.– 320 с.
63.
Нечитайлов, М. Османская армия в Восточной войне (1853-1856
гг.)/М. Нечитайло, В. Дуда//Military Крым. 2011. –№ 3. – С. 68-84.
64.
Павленко О. В. Крымская война в исторической памяти Российской
империи на рубеже XIX—XX вв. // Вестник РГГУ. Серия: Международные
отношения. Зарубежное регионоведение / Гл. ред. Е. И. Пивовар. – М.: РГГУ,
2014. – № 18 (140). – С. 9– 37.
65.
Рерберг П. Ф. «Севастопольцы». Участники 11-ти месячной обороны
Севастополя в 1854–1855 годах. – СПб., 1903–1907. – 3 т.
66.
Самойлов В.О. История российской медицины. М., 1997.– 564 с.
67.
Сахаров А. Н. История России с начала XIX в. до начала XXI в. – М.:
Транзиткнига, 2006.– 862 с.
68.
Свечин А. А. Эволюция военного искусства. – М.: Академический
проект; Жуковский; Кучково поле, 2002. – Т. 1–2. – С. 864.
69.
Соловьев Н. О перевязочных пунктах Севастополя // Русский вестник.
- 1872. – Т.99. – № 6. – С. 838-856
70.
Соловьев Н. О Скорбные листы Крымской кампании // Русский
вестник. -1872. –№ 9.– С. 297-371
71.
Суитман Джон, Мерсер Патрик. Крымская война. Британский лев
против русского медведя. – М.: Эксмо, 2011. – 216 с.
72.
Тарле Е.В. Крымская война. – М.:АСТ, 2005.–1368 с.
73.
Трубецкой А. Крымская война. Пер. с англ. В.Генкина. – М.:
Ломоносовъ, 2010. – 320 с.
74.
Урланис Б. Ц. История военных потерь: войны и народонаселение
Европы. Людские потери вооруженных сил европейских стран в войнах XVIIXXвв. – М., 1960. – 565 с.
94
75.
Федотова М.С. Севастопольская оборона (1854-1855 гг.) в культурной
памяти дореволюционной России. Автореферат на соискание ученой степени
кандидат исторических наук. Специальность – 07.00.02 Отечественная история.
2012, Санкт-Петербург. – 18 с.
76.
Ченнык С.В. Крымская кампания (1854-1856 гг.) Восточной войны
(1853- 1856 гг.). Часть 1. Вторжение. – Севастополь: Гала, 2010.–320 с.
77.
Ченнык C.B. Крымская кампания (1854-1856 гг.) Восточной войны
(1853- 1856 гг.). Часть 2. Альма. – Севастополь: Гала, 2011. –322 с.
78.
Ченнык С.В. Исторический очерк Крымской кампании (1854-1856 гг.)
Восточной войны (1853-1856 гг.). Часть 3. Противостояние.– Севастополь: Гала,
2012.– 322 с.
79.
Ченнык С.В. Исторический очерк Крымской кампании (1854-1856 гг.)
Восточной войны (1853-1856 гг.). Часть 4. От Балаклавы к Инкерману.
–
Севастополь: Гала, 2014.– 306 с.
80.
Ченнык С.В. Исторический очерк Крымской кампании (1854-1856 гг.)
Восточной войны (1853-1856 гг.). Часть 5. Последний штурм. – Севастополь:
Гала, 2014. –322 с.
81.
Шавшин В.Г. Бастионы Севастополя. – Севастополь: Таврия-Плюс,
2000.– 126 с.
82.
Шевченко М.М. Конец одного величия. Власть, образование и
печатное слово в Императорской России на пороге освободительных реформ. –
М., 2003.– С. 185–194.
83.
Шеремет В.И. Непобежденные. К 150-летию выхода России из
Крымской войны 1853-1856 гг. Часть 1, Эссе. – М.: Рос. гос. юнош. б-ка, 2006.–
148 с.
84.
Badem C. The Ottoman Crimean War (1853—1856) (англ.) / Ed. by S.
Faroqhi, H. Inalcik. – Leiden– Boston: Brill, 2010. – 432 p.
85.
Bridge and Bullen, The Great Powers and the European States System
1814–1914, (Pearson Education: London), 2005. – 376 p.
95
86.
Clowes W.J. The royal navy, a history from the earliest times to present
(1897). – London: William Clowes and Sons, Ltd, 1901. – 592 p.
87.
David Goldfrank. Origins of the Crimean War. – London – New York:
Longman, 1994. – 344 p.
88.
David Goldfrank. The Holy Sepulcher and the Origin of the Crimean War
//The military and society in Russia: 1450–1917. Edited by Eric Lohr and Marshall Poe.
(History of warfare. – Vol. 14.) – Leiden: Brill, 2002. – PP. 491– 505.
89.
Gorizontov, Leonid. "The Crimean War as a Test of Russia's Imperial
Durability". Russian Studies in History. 2012. 51 (1): 65–94.
90.
Greenwood, Adrian. Victoria's Scottish Lion: The Life of Colin Campbell,
Lord Clyde. – UK: History Press. 2015,– 496 p.
96
ПРИЛОЖЕНИЯ
Рисунок 1. План крепости Севастополь.
«Атлас крепостей Российской империи». СПб.
97
Рисунок 2. Карта военных действий Крымской войны 1853 - 1856 годов
98
Рисунок 3. Общий план осадных работ в 1854 - 55 годах.
«Осада Севастополя. 1854 - 1856 : С подроб. излож. действий арт. : С двумя пл.
окрестностей Севастополя и осадных работ» / Сост. кап. прус. арт. Вейгельтом, по
офиц. фр. и англ. источникам; Пер. чл. Арт. ком. ген.-м. Безак - СПб. :
тип. Н. Тиблена и К°, 1863
Скачать