Загрузил S183R1AN P41N

Altay v period kapitalizma

Реклама
Реферат на тему:
«Алтай в период капитализма»
СОДЕРЖАНИЕ
Введение ................................................................................................................. 3
Просвещение.......................................................................................................... 4
Наука. Изучение Алтая ......................................................................................... 8
Архитектура. Изобразительное искусство ....................................................... 11
ВВЕДЕНИЕ
Буржуазная эпоха предъявляла более высокие, чем ранее, требования к грамотности населения. Развитие
капитализма в сельском хозяйстве и промышленности определяло потребность в грамотных служащих
и рабочих. В 60-е гг. XIX в. остро встал вопрос о расширении сети школ, прежде всего начальных.
Прогрессивная общественность требовала всеобщего начального образования. Правительство было
вынуждено приступить к реформам в области просвещения, которые затронули начальную, среднюю и
высшую школы. Расширению сети начальных школ содействовало "Положение о начальных народных
училищах" 1864 г. В том же году был утвержден новый устав гимназий - средних учебных заведений.
Они могли быть классическими, с преобладанием гуманитарных дисциплин, и реальными, в которых
большее внимание уделялось математике и естествознанию. Формально школа в России становилась
бессословной, т. е. обучаться могли представители всех сословий. Но нехватка учебных заведений,
нищета народных масс и реакционная политика царского правительства сохранили феодальную
традицию в системе образования (в первую очередь сословность) и обрекали детей крестьян и рабочих
на безграмотность. Вспомним известный "циркуляр о кухаркиных детях" 1887 г., который закрывал
дорогу в гимназии детям из малообеспеченных семей и был шагом назад по сравнению с реформами 60х гг. XIX в. Эпоха реформ 60-х гг., по утверждению В. И. Ленина, "оставила крестьянина нищим,
забитым, темным, подчиненным помещикам-крепостникам и в суде, и в управлении, и в школе, и в
земстве" (Полн. собр. соч., т. 20, с. 173).
ПРОСВЕЩЕНИЕ
В дореформенную пору на Алтае не было ни одной средней или неполной средней общеобразовательной
школы. Во всем округе насчитывалось всего 16 начальных школ. После 1861 г. Алтай оставался одной
из отсталых в культурном отношении окраин страны. Вопросы просвещения решались крайне медленно.
Например, в течение 10 лет велись разговоры об открытии в Барнауле женской прогимназии. И только
когда жена горного инженера Е. Преображенская подарила дом для прогимназии, ее удалось открыть в
1877 г. Первая на Алтае женская прогимназия имела в то время в своем составе подготовительное
отделение (26 учениц) и первый класс (24 ученицы). Обучение в ней было платным, предназначалась
она для обучения детей привилегированных сословий. Так, в 1879/80 учебном году из 82 учениц
насчитывалось лиц из дворянских семей 66, духовенства-6, купеческих и мещанских - 8, прочих - 2. Из
крестьян не было ни одной ученицы. Весь пореформенный период продолжалась переписка между
различными инстанциями (Кабинетом, томской администрацией, барнаульской городской думой и др.)
об открытии в Барнауле мужской гимназии. Положительное решение вопроса срывалось из-за
отсутствия здания и средств, жители города в XIX в. так и не получили гимназии.
И все же, в пореформенный период наблюдается рост числа учебных заведений, прежде всего в городах.
К концу XIX в. только в Барнауле имелось более 20 начальных школ и училищ, одна женская
прогимназия и реальное училище, учрежденное в 1897 г. на базе горного училища.
Большую роль в распространении грамотности играла передовая интеллигенция, в среде которой было
много политссыльных. Так в числе ссыльных оказался либеральный народник В. К. Штильке. По его
инициативе в Барнауле в 1884 г. было организовано "Общество попечения о начальном образовании".
Члены общества провели широкую кампанию по сбору средств на строительство школ. Благодаря
деятельности общества, в Барнауле в 1885 г. была открыта Нагорная, а в 1891 г. - Зайчанская школы, обе
- в районах, где проживали малоимущие слои населения. В школах бесплатным было не только обучение,
но и учебники, а некоторые дети из беднейших семей получали бесплатные завтраки, обувь и одежду.
При этих школах были созданы бесплатные библиотеки. К 1896 г. число учащихся в них достигло 400.
В 1897 г. при школах Общества попечения были организованы и воскресные школы для взрослых, в
которых ежегодно курс обучения проходили до 200 человек.
В школах общества попечения царил иной дух, чем в "министерских" и тем более в церковноприходских.
Ведь в Общество входили многие политссыльные. Первой учительницей в Нагорной школе была А. А.
Юферова - жена политссыльного, а в воскресных школах преподавали П. Е. Семьянов, А. Ф. Веронский,
Я. П. Шмаков, ставшие в 1905 г. членами РСДРП.
Но усилия просветителей не могли решить проблему ликвидации неграмотности. Перепись населения
1897 г. зафиксировала удручающую картину. Грамотность сельского населения по губернии составляла
у мужчин 14,4, а у женщин-всего 2,7%. Несколько выше она была в городах: в Барнауле грамотных
мужчин около 45%, женщин - около 24, в Бийске мужчин - около 40, женщин - около 16%. При этом
большинство грамотных окончило начальную школу или обучалось писать и читать вне школьных стен.
Уровень начального образования был невысок, ведь в соответствие с "Положением о начальных
народных училищах" учебный план включал закон божий, церковное пение, чтение, письмо и четыре
действия арифметики. Лиц с высшим образованием в Барнауле было 79, а в Бийске- 17, со средним соответственно 842 и 297. В основном это представители дворянства, чиновничества, духовенства и
купечества. (Напомним, что население Барнаула в 1897 г. составило 29, а Бийска - 17 тыс.)
Конец XIX-начало XX вв. характеризуется дальнейшим развитием капиталистических отношений. Это
определяло необходимость расширения сети учебных заведений. Но царская администрация и местная
буржуазия не были заинтересованы в широком развитии народного просвещения. Их вполне устраивало,
что дети трудящихся получали лишь минимум знаний, необходимых для развития хозяйственной жизни
губернии. В 1910 г. на нужды народного образования в Сибири из денежных средств казначейства
расходовалось 15 коп. на душу населения, в центре страны - свыше 50 коп. Недоставало школьных
помещений и учителей.
Сильный удар по остаткам крепостничества в стране нанесла революция 1905-1907гг. На развитие
народного образования в губернии большое влияние оказали выступления рабочих с требованиями
расширить сеть школ и улучшить постановку обучения в них. Огромную роль в пробуждении сознания
народа сыграли ссыльные социал-демократы. Невзирая на поднадзорное состояние, они вели
политическую и агитационно-массовую работу среди трудящихся, занимались их просвещением.
Нередко они становились учителями неофициальных "вольных школ". Сознательную тягу к знаниям
проявляли и крестьяне.
Буржуазно-демократическая революция 1905-1907гг. со всей остротой поставила вопрос о приближении
школы к жизни. Однако содержание и организация деятельности школ Алтая ни в коей мере не
соответствовали потребностям производства. Связь школы с жизнью принимала чаще всего уродливые
формы. Например, продолжительность учебного года в сельских начальных школах устанавливалась в
зависимости от сроков начала и окончания сельскохозяйственных работ, в которых, принимали участие
и дети. Подобный "учет требований земледелия" дезорганизовывал учебные занятия в школе, не
обеспечивал связи умственной подготовки ребят с их трудовой деятельностью. Сельскую школу заедал
узкий практицизм. С первых лет учебы дети, не получив серьезной общеобразовательной подготовки,
вынуждены были усваивать прикладные знания, разбирать "деловые статьи" по сельскому хозяйству и
ремеслам. Профессор Ф. Ф. Шамахов пишет: "Поход правительственной реакции против знаний
трудящихся и стремление ограничить умственное развитие детей вылились после революции 1905-1907
гг. в попытки профессионализации начальной школы, общеобразовательных знаний".
Крайне медленно на Алтае развивалось среднее образование. До начала XX в. здесь не было ни одной
гимназии и только одно реальное училище.
Наконец в Барнауле была открыта первая на Алтае женская гимназия. В первом 1900/01 учебном году в
ней насчитывалось 179 учениц. В основном это были дети чиновников, священнослужителей, купцов,
предпринимателей и зажиточных мещан. В 1902 году в гимназии был открыт восьмой педагогический
класс.
В 1915/16 учебном году в Барнауле на базе других прогимназий создается вторая женская гимназия, а
через два года - третья. Мы располагаем сведениями о том, что мужская гимназия в Барнауле была
открыта только в 1910 г. В 1915 г. в городе появилась учительская семинария. В Бийске первая женская
гимназия была организована только в 1905 г., в 1909 г. на частные средства - мужская гимназия. К началу
первой мировой войны в Бийске, кроме того, имелись две частные гимназии, а также катехизисное
училище, выпускающее учителей для миссионерских школ. В 1917 г. стала действовать учительская
семинария.
Гимназическое образование на Алтае, как и в других районах страны, было оторвано от жизни. Связь
обучения с жизнью не могла устанавливаться уже потому, что по своему социальному составу
большинство преподавателей гимназии были выходцами из правящих классов. Им чужда была идея
связи школы с трудом народных масс. Прогрессивных учителей вытесняли.
Уровень практической и теоретической подготовки учащихся средней школы был крайне низким. Об
этом говорят, в частности, акты обследования школ. В 1907 г. попечитель Западно-Сибирского учебного
округа А. Лаврентьев обследовал гимназии Барнаула и Камня. "При производстве ревизии гимназии,отметил он,-выяснилось, что воспитанницы обнаруживают при ответах малую начитанность,
затрудняются, например, назвать по литературе даже самых выдающихся деятелей отечественной
литературы и названия произведений, не говоря уж о краткой передаче содержания последних". В то же
время учащиеся гимназий и реального училища были перегружены домашними заданиями.
Как ни была средняя школа Алтая оторванной от жизни, однако революционные события 1905-1907гг.
оказали свое влияние на рост сознания учащейся молодежи. Ученики старших классов требовали, чтобы
им дали возможность принимать участие в обсуждении вопросов жизни школы, в частности, иметь своих
представителей на заседаниях родительского комитета и педагогического совета. Руководство гимназии
эти требования отклонило.
Часть учащихся была связана с подпольным комитетом РСДРП (ученики старших классов
Барнаульского реального училища В. Кузьмин, П. Завьялов, С. Лебедянцев, ученицы первой женской
гимназии Е. Владимирова, М. Лапина и др.). При обысках квартир находили листовки, нелегальную
литературу, принадлежащую учащимся. Аресты реалистов и гимназисток за участие в революционном
движении стали обычным явлением. Известны и забастовки учащихся, носившие политический
характер: в дни Октябрьской политической стачки 1905 г. - в Барнауле, 7 января 1906 г. (учащиеся
реального училища), в октябре 1906 г. - учащиеся того же училища и женской гимназии участвовали в
организованной забастовке вместе с рабочими в память о жертвах октябрьского 1905 г. погрома в
Томске.
Наиболее прогрессивные учителя гимназий стремились на своих занятиях ввести учащихся в курс
происходящих в стране событий. В частности, учительница истории первой барнаульской женской
гимназии Н. В. Буравчинская, как это отмечалось в 1913 г. попечителем, побывавшим на ее уроках и
экзаменах, разъясняла учащимся "идеи социализма", знакомила их с произведениями Ф. Энгельса, Г.
Плеханова и других марксистов, изучала историю революционного движения в России, в том числе
революционные события 1905 г. Приведенный в смятение попечитель потребовал от учительницы
изменить "систему своего преподавания". Известны случаи антиправительственной агитации учителей
среди населения. (Учитель Б. П. Юхневич - в с. Старая Барда Бийского уезда; учителя М. Вяткин и
Горюнов в Змеиногорском уезде; М. С. Мишуков - в Барнаульском уезде и др.)
Жизнь гимназий и реальных училищ строго регламентировалась. Например, для проведения
внеклассной работы с учащимися требовалось получить разрешение окружного начальства. Даже вечера
художественной самодеятельности и экскурсии можно было проводить только с ведома и согласия
попечителя учебного округа. Однако репрессивные меры, применяемые царскими чиновниками и
жандармами по отношению к прогрессивным учителям и передовой части учащейся молодежи, не
помогали. Революционные настроения в школах Алтая накануне мировой империалистической войны
становились все более четко выраженными.
В эпоху капитализма на Алтае наблюдается развитие профессионально-технического образования, но
шло оно медленными темпами. Царское правительство игнорировало тот факт, что в Сибири имелся
положительный опыт работы горных, горнозаводских, навигацкнх и других подобных учебных
заведений. Вновь открывавшиеся профессионально-технические учебные заведения были низшими.
Царское правительство сознательно сдерживало развитие профессионального образования, испытывая
страх перед становлением на этой "беспокойной окраине" грамотного и сплоченного рабочего класса.
Закон о промышленных училищах, принятый в 1888 г., определил три типа профессиональнотехнических учебных заведений: средние технические училища, низшие технические училища,
ремесленные училища, позднее (1893 и 1899гг.) правительство создало еще два типа упрощенной
профессиональной школы: школы ремесленных учеников и низшие ремесленные школы. Они давали
ремесленную выучку без теоретических знаний. В 1897 г. был введен еще один тип низшей
профессиональной школы - ремесленные учебные мастерские, наиболее примитивный и дешевый тип
профессионального учебного заведения.
Основная задача его - подготовка по ремонту сельскохозяйственного инвентаря и ремесленников по
некоторым видам кустарной промышленности. Подобные учебные заведения, не дававшие никакой
теоретической подготовки, не могли готовить рабочих для труда на промышленных предприятиях и на
транспорте. Однако именно такой худший вид профессиональной школы царское правительство считало
вполне достаточным для Сибири. Господствующей формой подготовки кадров рабочих было
ученичество подростков. Бессистемное и варварски организованное, оно не могло вооружить их
глубокими профессиональными знаниями и умением.
Потребности производства вынуждали предпринимателей искать формы лучшей подготовки рабочихпрофессионалов. В связи с этим открываются красильно-ткацкая школа в с. Белом и Енисейская учебнопоказательная мастерская по сельскохозяйственному машиностроению в Бийском уезде (1910 г.),
кожевенная школа в с. Алтайском, учебно-показательная ткацкая мастерская в селах Чарыш и Сетовке
(1913 г.). В 1916- 1917 гг. открыты Повалихинская, Локтевская школы и Тюменцевская показательная
мастерская по ремонту сельскохозяйственных машин. В 1915 г. в Барнауле учреждается среднее
механико-техническое училище с четырехлетним сроком обучения, и ремесленная школа при нем. Одна
низшая ремесленная школа открылась в 1917 г. в Бийске.
Итак, накануне Октябрьской революции на Алтае насчитывалось всего лишь 10 низших и одно среднее
профессионально-техническое училище, причем только в Барнаульском и Бийском четырехлетних
ремесленных училищах обучалось по 40-60 человек, в остальных-по 10-20. Они, конечно, не играли
ведущей роли в подготовке квалифицированных рабочих. Система профессиональной подготовки была
малоэффективной.
Накануне Великого Октября народное образование на Алтае находилось на низком уровне. В 1917 г.
грамотность населения здесь составляла 15,3%, в том числе городского - 28 и сельского- 14,6%. В 1914
г. насчитывалось 819 школ, из них 813 начальных с общим числом учащихся 52,1 тыс. человек. Даже в
Барнауле при 3 средних и 25 начальных учебных заведениях в 1913 г. более 1,5 тыс. детей школьного
возраста не посещали школ. Еще хуже народное образование было поставлено в Горном Алтае. На всю
его огромную территорию приходилось всего лишь 28 миссионерских школ. Из 1500 обучавшихся в них
детей коренных жителей - алтайцев - насчитывалось немногим более 300 человек. Среди алтайцев,
проживающих в селах, грамотные составляли всего 1,5%, а среди кочевников-0,4%. Таковы были
плачевные итоги "просветительной" политики царизма. На народное образование на Алтае
расходовалось денежных средств в 25 раз меньше, чем на содержание полиции. Служителей культа было
4110, а учителей - только 1212. Слабо было развито среднее образование, а высшего не было вовсе. Очень
точно бедственное положение народного образования в царской России выразил В. И. Ленин: "Такой
дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и
знания, такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России" (Полн. собр. соч., т. 23, с. 127).
НАУКА. ИЗУЧЕНИЕ АЛТАЯ
Развитие науки, изучение Алтая в XVIII-первой половине XIX в. было связано главным образом с
развитием горной промышленности. Здесь работала плеяда талантливых инженеров-специалистов
горного дела, были созданы научные учреждения, а Барнаул стал одним из ведущих научных и
культурных центров Сибири. Но кризис горнозаводского производства Алтая в пореформенный период
своеобразно сказывался на развитии технической мысли. Публикации о горной промышленности попрежнему продолжали появляться на страницах "Горного журнала" (статьи Пранга 2-го, Ярославцева,
И. Полетики, М. П. Айдарова, П. И. Миклашевского, Н. Иоссы и др.).| Но в отличие от второй половины
XIX в. Алтай уже не был центром передовой мысли в области горного дела. Главной задачей для
специалистов теперь стало преодоление растущего отставания горного производства Алтая|от
достижений науки и техники второй половины XIX в. Кабинет не был способен применить на Алтае уже
широко известные достижения в области цветной металлургии, не говоря о финансировании
специальных учреждений. Сократились расходы на лабораторию Барнаульского сереброплавильного
завода, и в итоге она была закрыта. Барнаульское горное училище в 90-е гг. XIX в. было преобразовано
в реальное, явно потеряв роль научного центра.
Но в эпоху капитализма усилилось изучение природы, населения, истории Алтая. Развитие капитализма
коснулось и этой далекой окраины России. Возникают потребности в новых путях сообщения, в новых
месторождениях золота и других полезных ископаемых. Потребовалось освоение земель для
переселенцев. Усилилась потребность в широком и всестороннем изучении Алтая.
(Среди местных исследователей-краеведов наиболее известно имя С. И. Гуляева (1805-1888), который
всю свою жизнь посвятил изучению Алтая. С 1859 г. до конца своей жизни С. И. Гуляев жил в Барнауле.
Он собирал различные коллекции, документы, вел записи фольклора, писал статьи по проблемам
географии, истории, этнографии, экономики и животного мира, занимался выращиванием новых для
Алтая культур - яблонь, свеклы и других растений и находился в переписке с многими
естествоиспытателями, состоял членом 11 научных обществ, в том числе Берлинского общества
естествознания. Деятельность его была многогранна и плодотворна. Он изобрел способ окраски овчин в
черный цвет при помощи ивовой коры. Благодаря ему был обследован минеральный источник в
Белокурихе. Зять С. И. Гуляева, И. Я. Словцов, считал, что С. И. Гуляев напечатал более 148 статей и
книг. Достойно восхищения и то, что Гуляев прослужил около 70 лет, а все свободное время и свои
скромные средства отдавал изучению Алтая. Памяти С. И. Гуляева был посвящен сборник "Алтай",
изданный в Томске через два года после его смерти и обобщивший итоги изучения Алтая на конец XIX
в.
В. В. Радлов (1837-1918) - выпускник Берлинского университета - переехал в Россию в 1859 г., принял
российское подданство и был направлен на работу преподавателем немецкого языка в Барнаульское
горное училище. На Алтае и в соседних регионах Радлов изучал быт, фольклор и языки сибирских
народов, вел археологические раскопки. С 1866 г. в Петербурге началась публикация 10-томного труда
Радлова "Образцы народной литературы тюркских племен", который принес ему известность.
Большую роль в научном изучении Алтая, как и всей Западной Сибири, сыграл Западно-Сибирский
отдел Русского географического общества, учрежденный в Омске в 1877 г. Общество вело изучение
природы, населения, экономики Алтая, им было организовано более 40 экспедиций на Алтай. Отчеты об
экспедициях печатались в "Записках" Географического общества и других периодических изданиях. Две
экспедиции Географического общества на Алтай в 1878 и 1880 гг. возглявлял известный ученый и
общественный деятель Н. М. Ядринцев (1842-1894). За изучение переселенческого движения на Алтае
(результаты эспедиции 1878 г.) Ядринцеву была присуждена золотая медаль географического общества.
Материалы алтайских экспедиций Н.М. Ядринцев использовал и в других своих трудах, например, в
известной монографии "Сибирь как колония" (СПб., 1882).
В 80-90-е гг. XIX в. усилилось изучение Алтая исследователями, проживающими в Барнауле. В основном
они принадлежали к политическим ссыльным, многие находились на службе в управлении Алтайского
округа. Местные научные силы объединились вокруг созданного в 1891 г. "Общества любителей
исследования Алтая". В 1892 г. была напечатана и разослана "Программа для собирания сведений о
природе и населении Алтая" Программа охватывала многие проблемы изучения природы и населения.
В марте 1895 г. Общество провело однодневную перепись населения Барнаула. Далее Общество
занималось обследованием школ Алтайского округа, обследованием быта переселенцев и "инородцев".
На собраниях Общества его члены читали доклады по проблемам Алтая. Общество организовывало и
чтение популярных лекций для населения.
В 1902 г. "Общество любителей исследования Алтая" было преобразовано в "Алтайский подотдел
Западно-Сибирского отдела Русского географического общества". Это давало Обществу некоторые
возможности для организации экспедиций также право на бесплатную почтовую переписку. В 1891 г.
стала создаваться библиотека Общества, а в 1912 г. ей передали библиотеку управления Алтайского
округа. Ее фонды к 1914 г. насчитывали более 31 тыс. книг.
Многочисленные экспедиции, посылки корреспондентов позволили собрать в Обществе большие
коллекции по археологии, этнографии, истории, минералогии. Обществу были переданы богатейшие
коллекции, хранившиеся при канцелярии Алтайского округа. В 1913 г. Кабинет передал Алтайскому
подотделу Географического общества здание бывшей лаборатории, в котором в 1915 г. открылся музей,
хотя датой его основания справедливо считается 1823 г., когда начали формироваться коллекции.
Труды членов "Общества любителей исследования Алтая" и Алтайского подотдела Географического
общества до наших дней сохранили научную значимость. Это "Отчеты совета "Общества любителей
исследования Алтая", "Алтайские сборники" (11 выпусков), отдельные статистические труды,
монографии и статьи, изданные в Барнауле, а также во многих других городах. Плодотворно исследовали
Алтай в этот период ботаник В. И. Верещагин (1871-1954), орнитолог А. П. Велижанин, энтомолог Е. Г.
Родд и многие другие. Особенно большую роль в организации Алтайского подотдела Географического
общества и в направлении его научной деятельности сыграл ссыльный народник С. П. Швецов (18581930), который одновременно работал в статистическом бюро Алтайского округа, являясь инициатором
многих статистических обследований переселенческих поселков, крестьянской общины,
обрабатывающей промышленности, торговли, населения г. Барнаула. В осуществлении статистического
обследования крестьянства Алтая и сельского хозяйства велика роль заведующего статистическим бюро
с 1895 по 1908 г. Д. И. Зверева (1862-1924). К сожалению, в 1908 г. статистическое бюро Алтайского
округа было упразднено, так как обследования очень часто компрометировали хозяйственную
деятельность Кабинета. Например, С. П. Швецов прекрасно показал уродливую политику Кабинета в
отношении частной обрабатывающей промышленности Алтая.
В эпоху капитализма усилилось изучение истории Алтая и не только предшествующих эпох, но и самого
периода капитализма. Выпускник историко-филологического факультета столичного университета И. И.
Тыжнов (1864-1938) с 1899 г. работал чиновником землеустроительной части Алтайского округа. Его
научные труды внесли вклад в изучение вопросов присоединения и освоения Сибири, крестьянства
XVIII-XIX вв., истории горнозаводского населения.
Большую роль в изучении Алтая сыграли историки народнического направления, большинство из
которых являлись ссыльными. Несмотря на характерные для народников ошибки (прежде всего в
освещении крестьянской общины), они ввели в научный оборот огромный архивный и новый
статистический материал. Для истории нашего края особую ценность представляет сборник "Алтай",
написанный преимущественно П. А. Голубевым (некоторые главы писали Н. М. Зобнин, И. Е.
Овсянкин). Эта книга охватила все стороны истории и жизни Алтая к концу XIX в., но особенно много
внимания уделено истории горнозаводской промышленности и населения. Много энергии исследованию
крестьянской общины на Алтае отдал другой ссыльный народник С. Л. Чудновский (1849-1912).
Один из крупных профессиональных историков народнического направления В. И. Семевский (18481916) побывал на Алтае (в Барнауле и в районах золотых приисков) в 1891 г., здесь он собирал материал
для будущего труда "Рабочие на сибирских золотых промыслах", изданного в 1898 г. в Петербурге. Труд
Семевского уникален по огромному количеству фактического материала, показывающего важнейшую
отрасль местной промышленности - добычу золота. Работа дает подробную характеристику состава,
положения, облика рабочих отрасли.
Во время постройки и после сооружения Сибирской железной дороги усилились поиски полезных
ископаемых на Алтае (угля, золота, руды). Изыскания велись силами ученых Томского университета
(открыт в 1888 г.), Томского технологического института (открыт в 1900 г.), отделений Географического
общества. Зачастую изыскания финансировали капиталисты ("Копикуз", Русско-Азиатская корпорация
и др.). Исследования на Алтае вел и выдающийся ученый-геолог В. А. Обручев (1863-1956).
В конце XIX-начале XX в. все большую роль в изучении Алтая играл Томский университет. Большой
вклад в науку об Алтае внес профессор В. В. Сапожников (1861-1924), который до 1917г. совершил ряд
ботанико-географических экспедиций. Их итогом явились книги, изданные в Томске: "По Алтаю" (1897),
"Катунь и ее истоки" (1901), "Монгольский Алтай в истоках Иртыша и Кобдо" (1911), "Пути по русскому
Алтаю" (1912). В. В. Сапожников в 1908 г. поднялся до седла Белухи, а первое восхождение на вершину
(4520 м) совершили в 1914 г. Б. В. и М. В. Троновы. Велись изыскания новых путей по Горному Алтаю.
Летний сезон 1910 г. на Алтае провел известный впоследствии писатель В. Шишков, он занимался
исследованием трассы будущего Чуйского тракта.
Ботаник профессор П. Н. Крылов (1850-1931) написал капитальный труд в 7-ми томах "Флора Алтая и
Томской губернии", который явился итогом многочисленных экспедиций. Растения Алтая вошли в
составленный им гербарий Томского университета. Алтайскую фауну изучали профессора Н. Ф.
Кащенко и Г. Э. Иоганзен.
Две монографии по минералогии Алтая выпустил П. П. Пилипенко: "О минералогии Алтая" (1908) и
"Минералогия Западного Алтая" (1915). В них были обобщены итоги изучения недр Алтая в
дореволюционный период.
По-настоящему результаты научных исследований, осуществленных в эпоху капитализма, стали
использоваться на благо общества только после Великой Октябрьской социалистической революции.
АРХИТЕКТУРА. ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО
Архитектура Алтая капиталистического периода, обладая некоторой самобытностью, в целом отражает
явления и признаки, характерные для всей русской архитектуры второй половины XIX-начала XX вв. Со
второй трети XIX столетия в России утрачиваются высокие, традиции ансамблевого градостроительства.
Целостная система классицизма с ее нормативностью оказалась не в состоянии ответить на запросы
времени (экономические, технические, эстетические) и подвергается резкой критике современниками.
Нормативности классицизма противопоставляется тезис индивидуализации образа в архитектуре, что в
строительной практике приводит к обращению к историческим стилям - к эклектике (термин "эклектика"
происходит от греческого "эклего" - "выбираю", "избираю").
В 1830-1840 гг. в русской архитектуре складывается направление, подражающее формам византийского
и древнерусского зодчества. Оно поддерживалось царским правительством, так как соответствовало
догматическому
тезису:
"православие,
самодержавие,
народность".
Характеризуя строительное дело пореформенной России, В. И. Ленин отмечал: "Рост торговли, фабрик,
городов, железных дорог предъявляет спрос на совершенно иные постройки, не похожие ни по своей
архитектуре, ни по своей величине на старинные здания патриархальной эпохи" (Полн. собр. соч., т. 3,
с. 530).
В строительстве торговых контор, банков, промышленных и транспортных предприятий, доходных
домов, железнодорожных вокзалов, мостов, рынков, магазинов, широко применяются новые
строительные материалы: металлические конструкции, стекло, железобетон. В середине XIX в.
складывается концепция "рациональной архитектуры. Если во второй половине XIX в. новые материалы
и приемы часто применялись для получения старых архитектурных форм в эклектических постройках,
то на рубеже веков из конструктивно-технического новаторства, скрытого за "декорацией" XIX
столетия, выросла архитектура модерна, принципами которой стали отрицание подражательности,
"современность и новизна". В это же время существуют неоклассицизм и русский стиль, имеющие
ретроспективный характер.
Особенности русской архитектуры эпохи капитализма находят отражение в архитектуре городов Алтая.
Наиболее полно они реализуются в архитектуре Барнаула. К 1914г. территория Барнаула увеличилась
более чем в два раза по сравнению с серединой XIX в. Территориальный рост не был связан с новыми
планировочными решениями, он происходит за счет развития сложившихся в начале XIX в.
прямолинейных схем. Часть береговой полосы Оби в черте города резервировалась для заводов и
фабрик, другая часть была отведена под грузовые причалы и пристань. Городские улицы были
изолированы от высокого берега Оби. Выстроенная в 1915 г. железная дорога явилась важным стимулом
для экономического развития Барнаула, но не повлияла на его планировочную структуру.
Хотя планы и фасады зданий рассматривались и утверждались в строительном отделении Томского
губернского
управления,
застройка
почти
не
регулировалась
специалистами.
Сформировавшийся в начале XIX в. вокруг сереброплавильного завода общественно-деловой центр
(Заводская площадь, ул. Петропавловская, Демидовская площадь) утратил свое значение. Центром
торговой, деловой и культурной жизни Барнаула стали улицы Пушкинская, Л. Толстого, Большая
Тобольская, Московский проспект (ныне им. В. И. Ленина). Собственнические интересы побуждали
владельцев использовать участки земли и застраивать их складскими и подсобными помещениями, не
заботясь о целостности архитектурного облика зданий и улиц, что привело к переуплотнению застройки
в центральных кварталах.
Барнаул оставался в основном деревянным городом, но с ростом торговли, промышленности и населения
увеличилось количество каменных строений: в 1883 г. из общего числа 2160 зданий каменных было 51,
в 1904 г. из 3723-каменных насчитывалось 288. Торговые' здания из кирпича - распространенный тип
построек капиталистического Барнаула. Авторы проектов большей части зданий остаются
неизвестными. Выявлено лишь несколько имен инженеров и архитекторов, работавших в период
капитализма на Алтае. Это И. М. Злобин, Н. Шульдаль, И. Ф. Носович. Часто строительство велось по
проектам иногородних архитекторов, таких, как А. Шиловский, И. П. Ропет и др.
Образцом барнаульской эклектики может служить застройка улицы Л. Толстого, на которой были
выстроены магазины купцов Морозова, Смирнова. Ни одно из этих зданий нельзя отнести к разряду
памятников большой художественной ценности, но именно они определяли архитектурный облик
капиталистического Барнаула.
Самым крупным торговым зданием в Барнауле в период капитализма был пассаж Смирнова. П-образное
в плане, оно занимало целый квартал на Московском проспекте, выходя двумя другими фасадами на
улицы Иркутскую (ныне Пушкинскую) и Кузнецкую (ныне Гоголевскую). Двухэтажный в центре,
трехэтажный в боковых крыльях, увенчанный четырехскатными куполами со шпилями, с большими
витринами пассаж был типичным образцом эклектики.
Памятником архитектуры начала XX в. является магазин купца Полякова (проспект Ленина, 12, 1913 г.,
ныне универмаг "Юбилейный") - двухэтажное П-образное в плане кирпичное неоштукатуренное здание.
Высокое качество и разнообразные способы кладки, цвет красного кирпича, древнерусские формы,
тактично примененные в силуэте здания и в пластике главных фасадов, их симметрия и ритм,
металлические ажурные кронштейны и балюстрады - все это создает цельный и достаточно
выразительный образ в русском национальном стиле. Здание интересно с инженерно-технической
стороны: в нем использованы железобетонные конструкции перекрытий и перемычек. Архитектура
магазина Полякова типична для торговых зданий в сибирских городах. В целом эклектика Барнаула
имела провинциальный характер и дала немного примеров настоящей художественности, к каким можно
отнести магазин Полякова.
Значительным торговым центром Алтая был Бийск. В конце XIX - начале XX в. на центральных улицах
города возводятся каменные торговые здания. Они представляют собой образцы эклектичной застройки
сибирского торгового города. Это универсальные и специализированные магазины, пассажи. В 1881 г.
построен дом Рождественского (ул. Советская, 21), на первом этаже которого находился магазин с двумя
обширными торговыми залами общей протяженностью около 80 м. Главные фасады этого двухэтажного,
сложенного из красного фигурного кирпича здания содержат мотивы готики, барокко и других
исторических стилей. Близки друг другу пластические характеристики фасадов построек на улице
Советская, 4 (1895 г.), Кирова, 8 (1897 г.).
Общественных зданий больше, чем в других населенных пунктах Алтая, строилось в Барнауле и Бийске.
Здание Народного дома в Барнауле, объединявшего театр, библиотеку, студии, строило "Общество
попечения о начальном образовании". Проект был заказан столичному академику архитектору И. П.
Ропету - приверженцу русского национального стиля. Сохранилась фотография с проекта фасада
Народного дома. Фасад решен в русском стиле, декорирован кокошниками, мелкими витыми колонками,
"плетенкой", наличниками, сложно профилированными тягами и другими мотивами, заимствованными
в архитектуре Руси XVII в. Строительство велось в 1898-1900 гг. без авторского надзора с отклонениями
от проекта, материал-красный кирпич. 17 декабря 1900г. Народный дом был открыт.
Народный дом в Бийске строили по проекту архитектора Носовича, открыт в 1916 г. Архитектура здания
эклектична, с преобладанием элементов неорусского стиля (ул. Советская, 25).
Образцами эклектики в Барнауле явились здания духовного училища (1869 г., проект Н. Шульдаля,
проспект Ленина, 17), городской торговый корпус с помещением городской управы (1914 г.
предположительно, проект А. Д. Крячкова, проспект Ленина, 6), здания гостиниц и доходных домов.
"Небоскребом" был назван горожанами доходный дом Аверина (1915 г., ул. Гоголя, 76) -четырехэтажное
кирпичное здание с мотивами ренессансной архитектуры в решении главного фасада и глухими стенами,
обращенными во двор и к соседнему земельному участку.
Стиль модерн проникает в города Сибири на рубеже XIX-XX вв. Наиболее полно черты модерна ассиметричная, объемно-пространственная, а не фасадная композиция, отказ от традиционных схем
планировки, использование новых строительных материалов и конструкций, разнообразие оконных
проемов, отсутствие деления фасадов на главный и второстепенный, использование различных
облицовочных материалов проявлялись в некоторых кирпичных зданиях Барнаула: телефонной станции
(ул. Интернациональная, 74), городского радиоузла (ул. Никитинская, 90), а также в ряде бывших
купеческих особняков (ул. Короленко, 50, ул. Горького, 16). Особенность барнаульского модерна
заключается в отсутствии одного из показательных его признаков - синтеза архитектуры и
монументального искусства. Но в декоре барнаульских кирпичных домов широко использовались
металлические решетки оград балконов, парапетов, консоли, кронштейны и т. п.
Наиболее интересными постройками в стиле модерн среди каменных зданий на Алтае стали пассаж
Второва, и особняк Ассанова в Бийске. Пассаж был выстроен в 1904-1907 гг. (ныне ул. Л. Толстого, 146).
Протяженность его фасада по улице Л. Толстого около 100 м, по улице Кирова - более 30 м. Огромные
окна - лейтмотив оформления фасадов. Особенно характерно для модерна окно сложной конфигурации
на срезанном углу пассажа, где размещается вход. Характерны и вычурные карнизы, фигурные
завершения углов здания.
В эпоху капитализма на Алтае продолжалось строительство культовых сооружений. Новые церкви
строились не только в городах, но и в крупных селах. В середине и второй половине XIX в. церкви в
России строились в русско-византийском стиле, образцом служили храмы архитектора К. А. Тона;
параллельно этому направлению сложилось и с конца XIX столетия стало преобладать культовое
строительство в неорусском стиле. В целом же в период капитализма архитекторам уже не удавалось
создать в этой области что-либо значительное, какими бы методами они ни пользовались и каких бы
художественных эффектов ни добивались. Примером культовой постройки на Алтае рассматриваемого
периода может служить церковь в с. Коробейникове Усть-Пристанского района (1900-1905 гг.),
построенная в псевдовизантийском стиле. По свидетельству старожилов, церковь ставилась под
руководством мастера Борзенкова из Бийска.
Несмотря на широко развернувшееся в конце XIX - начале XX вв. каменное строительство, на Алтае,
как и в других районах Сибири, продолжала господствовать деревянная застройка. Купеческие
особняки, доходные дома, гостиницы, кинотеатры, другие общественные здания, как правило,
проектировались профессиональными архитекторами, хорошо знакомыми с исканиями архитектуры
того времени. Использовались и типовые проекты из альбомов под названием "Дешевые деревянные
постройки", которые выпускались проектно-строительными фирмами. Деревянная архитектура
испытывала на себе влияние модерна, неоклассицизма, неорусского стиля, а также была связана с
традициями народного зодчества, ярче всего проявившихся в резном декоре барнаульских и бийских
построек. С конца 1890 г. в Барнауле работали резчики А. С. Пятков, И. Паюсов, Л. Решетников,
Домашников. Преобладала пропиловочная резьба. Резчикам были хорошо знакомы составляющие
русского народного орнамента: кресты, треугольники, ромбы, круги, розетки и т. д. Организованное на
Алтае переселенческое управление строило дома по официально утвержденным проектам. Возможно,
были разработаны и утверждены и образцы резного декора для деревянных построек с целью внедрения
в сибирскую городскую среду русско-византийского, а позднее и русского национального стилей.
Исторический центр Барнаула еще хранит образцы деревянной архитектуры 1890-1910-х гг. Для
купеческих особняков и общественных зданий характерны сложные планы, композиционное
разнообразие объемов с башенками, шпилями, фронтонами, эркерами, балконами; типичны холодные,
иногда дощатые, пристройки к боковому фасаду, в которых помещены парадные входы, украшенные
крыльцами с резными навесами и балконами, выходящие на красную линию улицы. Дома, стоящие на
пересечении улиц, часто имеют срезанные углы, увенчанные шатриком, щипцом, фронтоном или
башенкой, сложной силуэтной надстройкой. Конструктивные элементы здания - наличники, фризы,
карнизы, фронтоны - украшены резьбой. В целом орнамент резьбы на Алтае состоит из растительных
мотивов (русская лилия, виноградные гроздья, ветки рябины, листья папоротника, стилизованные
побеги хмеля), зооморфных (голуби, утки, драконы, конские головы), геометрических (ромбы, круги,
треугольники, кресты, многолучевые знаки) и архитектурных (подвесы, гирлянды, волюты, капители и
т. п.). Соединение в одной композиции растительных и зооморфных мотивов - одна из особенностей
домовой
резьбы
Алтая.
Примером деревянного купеческого особняка является бывший дом братьев Шадриных на проспекте
Красноармейском, 8, в Барнауле. В его архитектуре можно отметить много общего с гостиницей
"Империал" (ул. Малая Олонская, 28) - обработка парадного входа, шатрик на сквозном четверике с
"кокошниками", разорванная линия карниза, элемент модерна в решении лоджии над входом (фигурная
обработка проема лоджии с использованием мотива вьющегося стебля). Отмеченное сходство позволяет
предположить, что здание проектировал один и тот же автор. В доме братьев Шадриных четко выделен
главный фасад - балконом и лоджией второго этажа, фронтонами, обработанными пропиловочной
резьбой.
И в сельской местности и в городах застройка отражала социальные контрасты. В городах резко
отличались кварталы с магазинами, домами купцов и чиновников, учреждениями и окраины с лачугами
бедноты. В селах аналогичный контраст был между домами кулаков, торговцев и бедняков.
Сложно и неравномерно развивалось в период капитализма камнерезное искусство Алтая. После застоя
в 1850-1860 гг., когда заказы почти отсутствовали и проводились первые опыты по использованию
вольнонаемного труда в производстве, в 1870-1880гг. Колыванская шлифовальная фабрика пережила
некоторый подъем, когда были получены заказы на обработку ."колоссальных вещей" - 20 колонн для
Зимнего дворца и 18 колонн из серо-фиолетовой яшмы для "Храма на крови" в Петербурге.
Заготавливались значительные по размерам болванки и плиты из порфира и яшм для дальнейшей
художественной доработки их на Екатеринбургской и Петергофской фабриках. В 1885 г. Кабинет
разрешил Колыванскому камнерезному заводу принимать частные заказы на столешницы, парадные
блюда, надгробные памятники и т. п. В пореформенное время проекты и эскизы изделий выполнялись
не только столичными, но и местными авторами. Активно работали управляющий фабрикой Н. А.
Злобин, художник П. А. Ивачев, помощник управляющего по "искусственной части" А. П. Залесов. На
Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве (1882) ваза, исполненная по рисунку
Н. А. Злобина, была удостоена золотой медали.
Продолжая традиции колыванского камнерезного искусства, работали мастера-камнерезы П. А.
Сунгуров, Т. Т. Воротников, Н. А. Дорохов, А. Басманов, И. Акулов и др. Они создали ряд замечательных
произведений. Среди них ваза высотой 3 м из зеленоволнистой яшмы на мраморном пьедестале,
отделанная бронзой, изготовленная в 1879 г. и отправленная в качестве дара. в Париж. Колыванские вазы
прославили искусство алтайских камнерезов на международных выставках в Лондоне (1851,1862),
Париже (1867), Вене (1873), Чикаго (1893).
Самым крупным явлением в изобразительном искусстве Алтая рассматриваемого периода было
творчество живописца и графика Григория Ивановича Гуркина (1872-1937) Алтаец по происхождению,
первые уроки изобразительной грамоты он получил в иконописных мастерских - сначала в родной Улале
(ныне Горно-Алтайск), а затем в мастерской Содотова в Бийске. В 1897-1898 гг. Г. И. Гуркин-ученик И.
И. Шишкина в Петербурге, с 1899 по 1905 г. - вольнослушатель пейзажного класса художника А. А.
Киселева в Академии художеств. С 1905 г. жил и работал в с. Анос на берегу Катуни. В декабре 1907 январе 1908г. в Томске состоялась персональная выставка произведений Г. И. Гуркина, ставшая
значительным событием в художественной жизни Сибири. На ней экспонировалось 308 работ. Основная
тема творчества художника - природа Горного Алтая, а также жизнь и быт алтайского народа В 19001910 гг. Г. И. Гуркиным были созданы произведения "Катунь весной" (1903), "Озеро в Лаже" (1907),
"Хан-Алтай" (1907), "Каракол" (1909), "Корона Катуни" (1910), "Озеро горных духов" (1910) и др.
Мастер-реалист, Г. И. Гуркин в своих картинах ярко выразил особенности национального
художественного мышления, народное понимание величия и красоты природы. Популярность
художника была очень велика, персональные выставки следовали одна за другой: Томск (1910), Иркутск
(1910), Красноярск (1910), Барнаул (1915), Томск (1915). Г. И. Гуркин был просветителем и активным
общественным деятелем, членом томского "Общества любителей художеств". Он много путешествовал
по Алтаю, собирал этнографический материал, принимал участие в сборе и издании народного эпоса.
Увлеченность Г. И. Гуркина этнографией, его интерес к алтайскому эпосу и декоративно-прикладному
искусству можно рассматривать и как поиски национальных основ своего творчества.
Живописец Андрей Осипович Никулин (1878-1945) первые навыки рисования получил в барнаульском
Горном училище; в Барнауле он писал первые этюды с натуры под руководством художника М. С.
Волынского-декорации к спектаклям в Народном доме. С 1897 по 1903 год А. О. Никулин учился в
Центральном училище технического рисования барона Штиглица в Петербурге, а затем до 1905 г.
продолжал художественное образование в Италии и Франции (в Академии Жюлиан в Париже). После
поездки за границу художник приехал в Барнаул и, не найдя здесь работы, в 1907 г. уехал в Саратов. Но
творчество А. О. Никулина было тесно связано с Алтаем, куда он периодически приезжал. Летом 1908
г. в Барнауле в Народном доме состоялась первая персональная выставка А. О. Никулина (и первая
художественная выставка в городе). А. О. Никулин- автор работ о Горном Алтае, особенно значительны
пейзажи 1910-х гг.: "Река Кумир. Бучило", "Арасанский водопад", "Камни на реке Белокурихе",
"Кедровый лес", "Горы Алтая", "Голубой Алтай". В них художник развивал традиции русской пленэрной
живописи начала XX в. Светло и радостно Щ воспринимал природу Горного Алтая А. О. Никулин, его
живопись мажорна, он часто использовал приемы декоративного письма.
Особенностью художественной жизни Алтая конца XIX - начала XX в. было создание творческой среды
вокруг деятельности и мастерской в Аносе Г. И. Гуркина. На Алтае родились, провели детство и раннюю
юность художники М. И. Курзин (1888-1957), В. В. Карев (1886-1970), И. Д. Чашников (1888-1971), Н.
И. Чевалков (1892-1937) и др., отсюда поехали они учиться профессиональной живописи, с Алтаем
связали свою дальнейшую судьбу. Этих и многих других художников объединяла любовь к Алтаю, он
стал для них источником вдохновения, а для некоторых из них - ведущей темой творчества. Вокруг Г.
И. Гуркина группировались не только местные художники. В Аносе часто бывали ученые Томска,
Петербурга, сибирские писатели.
Скачать