Загрузил Анна Алтухова

Drapkin L Ya Karagodin V N Kriminalistika

Реклама
Драпкин Л.Я., Карагодин В.Н.
Криминалистика
Год: 2011 , Страниц: 768
Второе
дополненное
издание
учебника
подготовлено
ведущими
специалистами в области криминалистики с учетом многолетнего опыта научной и
практической работы и последних тенденций развития криминалистики. Он состоит
из четырех разделов, освещающих теоретические основы криминалистики, тактики
и криминалистических методик расследования различных видов преступлений.
Учебник написан с приведением большого количества примеров, схем и диаграмм,
которые должны помочь читателю усвоить материал и применить его на практике, в
тексте учебника выделены наиболее важные понятия и признаки, что облегчит
работу с ним.
Учебник соответствует требованиям государственного образовательного
стандарта по специальности Юриспруденция и программе учебного курса
криминалистики. Достоинством книги является освещение в четвертом разделе
большого количества категорий преступлений.
Для студентов, аспирантов, преподавателей юридических факультетов и вузов,
работников правоохранительных органов, специалистов-криминалистов, а также
всех тех, кто интересуется вопросами криминалистики.
СОДЕРЖАНИЕ
Раздел I
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
Глава 1. ВВЕДЕНИЕ В НАУКУ КРИМИНАЛИСТИКУ
Глава 2. ТЕОРИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ
Глава 3. ТЕОРИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ
Глава 4. УЧЕНИЕ О КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ВЕРСИЯХ
Раздел II.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
ГЛАВА 5. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ
Глава 6. СУДЕБНАЯ ТРАСОЛОГИЯ
Глава 7. СУДЕБНАЯ БАЛЛИСТИКА
Глава 8. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПИСЬМА
Глава 9. ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
ДОКУМЕНТОВ
Глава 10. ИНФОРМАЦИОННО-УЧЕТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ (УГОЛОВНАЯ РЕГИСТРАЦИЯ)
Раздел III.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА.
Глава 11. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ
Глава 12. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПЛАНИРОВАНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ. СОЗДАНИЕ
СИСТЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПРОЦЕССЕ РАСКРЫТИЯ И
РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Глава 13. ТАКТИКА СЛЕДСТВЕННОГО ОСМОТРА
Глава 14. ТАКТИКА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА
Глава 15. ТАКТИКА ОБЫСКА И ВЫЕМКИ
Глава 16. ТАКТИКО-ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ОСНОВЫ КОНТРОЛЯ И ЗАПИСИ
ПЕРЕГОВОРОВ
Глава 17. ТАКТИКА ДОПРОСА И ОЧНОЙ СТАВКИ
Глава 18. ТАКТИКА ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ
Глава 19. ТАКТИКА ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ
Глава 20. НАЗНАЧЕНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ
Раздел IV.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ
ПРЕСТУПЛЕНЕНИЙ.
Глава 21. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ МЕТОДИКИ
РАССЛЕДОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ И ГРУПП ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
Глава 22. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ
Глава 23. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ УБИЙСТВ, СОВЕРШАЕМЫХ
НАЕМНЫМИ ЛИЦАМИ
Глава 24. РАССЛЕДОВАНИЕ БАНДИТИЗМА
Глава 25. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ИЗНАСИЛОВАНИЙ
Глава 26. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ КРАЖ
Глава 27. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ГРАБЕЖЕЙ И РАЗБОЙНЫХ
НАПАДЕНИЙ
Глава 28. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ВЫМОГАТЕЛЬСТВА
Глава 29. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ МОШЕННИЧЕСКИХ
ПОСЯГАТЕЛЬСТВ НА ИМУЩЕСТВО ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ
Глава 30. РАССЛЕДОВАНИЕ ХИЩЕНИЙ ИМУЩЕСТВА И ДЕНЕЖНЫХ
СРЕДСТВ, ПРИНАДЛЕЖАЩИХ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦАМ, СОВЕРШАЕМЫХ
ПУТЕМ МОШЕННИЧЕСТВА
Глава 31. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ХИЩЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ
ПУТЕМ ПРИСВОЕНИЯ ИЛИ РАСТРАТЫ
Глава 32. ОСНОВЫ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ КОРРУПЦИОННЫХ
ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Глава 33. ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ
С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ И ХИЩЕНИЕМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ
Глава 34. МЕТОДИКА РАССЛЕДОВАНИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ)
ДОХОДОВ, ПОЛУЧЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
Глава 35. РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПНЫХ НАРУШЕНИЙ ПРАВИЛ
БЕЗОПАСНОСТИ ДВИЖЕНИЯ АВТОТРАНСПОРТА
Глава 36. РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ
НАПРАВЛЕННОСТИ
Раздел I
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
Глава 1.
ВВЕДЕНИЕ В НАУКУ КРИМИНАЛИСТИКУ
1.1. ПОНЯТИЕ, ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ КРИМИНАЛИСТИКИ
Криминалистика – эта наука, в рамках которой изучаются закономерности
возникновения,
собирания,
исследования,
использования
доказательственной
информации и разрабатываются рекомендации по установлению действительных
обстоятельств, характера, участников расследуемого в уголовном процессе события.
К объектам криминалистики традиционно относятся два вида деятельности:
криминальная и по расследованию преступлений.
Однако в последнее время появились вполне обоснованные предложения о
включении в объект криминалистики научной деятельности по обобщению
практики, разработке теоретических положений, приемов, методов, средств
расследования и рекомендаций по их применению. Действительно прогресс любой
науки невозможен без выявления достижений и недостатков, как отдельных
изысканий, так и всей отрасли научного знания. Подобные исследования позволяют
определить потребности теории и практики, пути и средства их удовлетворения.
Что касается предмета криминалистики, то большинство ученых являются
сторонниками
теоретико-доказательственной
концепции.
Она
основана
на
представлениях о предмете криминалистики, как о системе закономерностей по
возникновению, собиранию, исследованию и использованию доказательственной
информации.
Возникновение информации понимается как процесс формирования сведений
о длящемся или закончившемся событии. Основной задачей
криминалистики
является разработка приемов, методов и средств расследования преступлений.
Поэтому криминалистическим исследованиям подвергаются события преступления.
Однако, для правильной оценки характера расследуемого события, необходимо
знать признаки, как криминальной деятельности, так и поведения не являющегося
преступным. В связи с этим криминалистами достаточно давно
закономерности
возникновения
информации
о
событиях
характера, признаки которых сходны с признаками
криминалистами
выявлены
закономерности
исследуются
некриминального
преступления. Например,
самоповешения
и
инсценировки
самоубийства указанным способом.
Исследования закономерностей возникновения информации базируются на
положениях теории отражения, в соответствии с которой любые явления, а также
действия людей не остаются бесследными.
Все
это
распространяется
и
на
преступную
деятельность,
которая
обуславливается совокупностью объективных и субъективных факторов. К первым
из названных относится прежде всего обстановка совершения преступления,
состоящая из системы внешних, существующих независимо от сознания субъекта
материальных элементов. К ним относятся совокупность условий места и времени, с
находящимися в них людьми, материальными объектами, а также связями между
ними.
Различают благоприятные для реализации преступного замысла условия
объективной обстановки и неблагоприятные.
Благоприятные условия используются для достижения поставленных целей.
Когда субъекты преступления сталкиваются с неблагоприятными условиями,
они пытаются найти новые, более удобные или изменить существующие. Примером
второго варианта поведения могут быть действия квартирных воров, которые,
обнаружив сложные запоры на дверях жилища, пытаются вывести их из строя, вводя
в замочную скважину посторонние предметы - размягченную жевательную резинку,
обломки проволоки, спички и т.д. Таким образом, они стремятся заставить
потенциальных потерпевших снять мешающие замки или оставить их незакрытыми.
Для замены запирающих устройств, как правило, требуется время, которое
используется субъектами для проникновения в квартиру и совершения кражи.
Преодоление препятствий, равно как и подходящие, по мнению субъекта
преступления,
условия
требуют
выполнения
определенных
действий
и
использования конкретных средств.
Полнота оценки и учета всех элементов объективной обстановки зависит от
субъективных факторов, представляющих собой цели, мотивы преступления и
свойства личности субъектов деяния. Среди последних выделяются
социально-
демографические, физические и психологические.
Обладая
индивидуальными
интеллектуальными
свойствами
(знаниями,
способностями мышления и т.д.) разные субъекты могут избирать различные
способы совершения аналогичных преступлений.
При
совпадении
объективных
и
субъективных
факторов
способы
преступлений, совершаемых как одними и теми же, так и разными субъектами
повторяются. Повторяемость способов преступления позволяет выделять среди них
типичные и разрабатывать на этой основе приемы и методы расследования. В то же
время
необходимо
подчеркнуть,
что
не
существует
повторения
способов
преступления во всех элементах и признаках. Сходство повторяющихся способов
наблюдается лишь в определенной совокупности признаков. Это вызвано
спецификой определенной части субъективных и объективных факторов. Даже при
совершении
одним
субъектом
аналогичных
преступлений
повторяющимся
способом, содержание отдельных операций и приемов отличается.
Совокупность,
образующих
определенную
систему,
объективных
и
субъективных факторов не только детерминирует содержание действующих
субъектов преступления, но и
отражаются в них, а через них – в следах
совершенного деяния. Таким образом, действия, операции, приемы, составляющие
способы совершения преступления, и следы их применения приобретают
индивидуальность. Это качество дает возможность использовать информацию,
содержащуюся в следах преступления и других источниках, носителях, для
доказывания.
Следующим элементом предмета криминалистики являются закономерности
собирания доказательственной информации.
Собирание понимается как деятельность по обнаружению, фиксации, изъятию
и сохранению доказательственной информации.
Обнаружение представляет собой совокупность операций по отысканию
источников и носителей сведений, выделении их из других элементов объективной
действительности,
расшифровку
выявленной
информации,
установление
ее
относимости к расследуемому событию.
Фиксация представляет собой закрепление в установленном законом порядке
обнаруженных данных. Основным методом фиксации в отечественном уголовном
процессе является описание т.е. закрепление полученной информации в протоколах
следственных действий, в которых указывается обстановка выявления данных, их
источники и носители, общие и частные признаки обнаруженных объектов.
К факультативным методам фиксации относится закрепление найденных
следов с помощью специальных средств, изготовление различных копий, оттисков,
планов и схем. Например, обнаруженные потожировые отпечатки рук, ног человека
выявляются и закрепляются при помощи дактилоскопических порошков, а затем
копируются — переносятся на дактилоскопическую пленку. Закрепление может
осуществляться при помощи фотографирования, аудио и видеозаписи.
Изъятие понимается, как извлечение носителей, источников информации из
обстановки, в которой они обнаружены. В данном случае имеются в виду, прежде
всего материальные следы преступления, которые рекомендуется изымать вместе со
следовоспринимающим объектом или его частью. Если
это невозможно,
изготавливаются копии.
Изъятые
в ходе следственного осмотра, обыска, выемки объекты
приобщаются к материалам уголовного дела.
Сохранение
доказательственной
информации
означает
обеспечение
ее
неизменности, целостности. Чаще всего эта деятельность связывается с принятием
мер к сохранности носителей с имеющимися на них материальными следами.
Однако, в ряде ситуаций актуально обеспечение сохранности идеальных следов.
Например, мысленных образов расследуемых событий, сохранившихся в памяти
свидетелей, потерпевших и других участников расследования. Иногда для этого
требуется оградить указанных субъектов от постороннего влияния или преодолеть
их противодействие либо добросовестное заблуждение.
Исследование доказательств заключается в проверке и оценке полученных
сведений, определении их относимости, допустимости и достоверности. Это не
только мыслительный процесс. Установление происхождения, значения отдельных
видов информации, связей между ними осуществляется в ходе процессуальных
действий - следственного осмотра, экспертизы, эксперимента, допроса, проверки
показаний на месте и т.д. В то же время собранные и проверенные доказательства
могут исследоваться путем проведения только логико-мыслительных операций.
Например, следователем при построении версий или вывода о завершении их
проверки.
Использование доказательственной информации понимается, прежде всего,
как применение для построения промежуточных и окончательных выводов, а также
для их аргументации. Собранные по делу данные используются, прежде всего, для
построения и проверки версий об обстоятельствах, имеющих значение для принятия
правильного решения по уголовному делу.
Уже выявленная информация может быть использована для поиска других,
еще не обнаруженных источников и носителей, а так же для проверки данных,
имеющихся в распоряжении субъектов уголовного судопроизводства.
Разновидностью использования доказательственной информации является ее
демонстрация для подтверждения достоверности собранных данных, а иногда и для
получения новых. В частности, как особый вид демонстрации можно рассматривать
такой тактический прием как предъявление доказательств.
Выявление и исследование перечисленных закономерностей составляет
содержание эвристической, познавательной функции криминалистики. При этом
указанные закономерности в определенной степени распространяются и на саму
научно-исследовательскую криминалистическую деятельность.
Криминалистика, как прикладная юридическая наука, не просто накапливает,
обобщает необходимую информацию, но и выполняет конструктивную функцию:
разрабатывает практические рекомендации.
1.2. СТРУКТУРА КРИМИНАЛИСТИКИ
Большинство ученых выделяют в структуре криминалистики 4 элемента:
общетеоретические положения, криминалистическую технику, тактику и методику.
Однако, при определении названия и содержания уже первого раздела
возникает дискуссия. Разные ученые называют его «общей теорией», что позволяет
говорить о расположении в этой части науки одной или нескольких главных,
доминирующих теорий.
Конечно же первый элемент криминалистической науки не представляет собой
одной теории, понимаемой как единое частное криминалистическое учение. В его
содержание входят несколько частнонаучных теорий, имеющих различное значение
для последующих элементов структуры криминалистики. Следует отметить, что
далеко не все теоретические высказывания, положения даже взаимосвязанные между
собой образуют частнонаучную теорию или учение. Необходимо указать и на то, что
оба термина используются как синонимы.
В науковедении частнонаучная теория понимается как особое теоретическое
построение, являющееся результатом познания и одновременно отражением в
идеальной
форме сущности
самостоятельные
объект
исследуемых
и
предмет,
явлений. Частное учение имеет
которыми
должны
обладать
и
частнокриминалистические теории. Причем объекты и предметы последних
соотносятся с предметом и объектом всей науки криминалистики как частное и
общее.
Частнонаучная
теория
представляет
собой
не
простое
объединение
абстракций, а систему концептуальных положений. Концепция понимается как
аргументированные
объяснения
предложения использования
явлений,
процессов,
основанные
на
этом
полезного и (или) пресечения, предотвращения
вредного для природы и человека. Концепция отличается от идей, предположений
доказанностью, аргументацией с использованием научного аппарата и достижений,
предшествующих изысканий. Доказывание предполагает логику рассуждений,
результаты которых должны отражать реально существующие процессы, явления
объективной действительности.
Таким образом, неотъемлемыми признаками частнонаучной теории являются
системность, понимаемая как органичная связь с другими элементами данной
отрасли научного знания, и внутренняя упорядоченность, взаимная обусловленность
отдельных положений.
К основным свойствам рассматриваемых теорий относятся их гибкость и
динамичность. Недопустимо принятие каких-либо теорий как абсолютно жесткой
системы, не подлежащей изменению. Бесконечность познания
предполагает
постоянное развитие, движение вперед научного знания, расширяющееся освоение
действительности в целях сохранения положительного, улучшения достигнутого.
Формирование перечисленных свойств (признаков) невозможно без прочной
методологии, эффективного сочетания апробированных и вновь разработанных
приемов, методов, средств научного исследования.
Частные учения должны иметь теоретическое и практическое значение, т.е.
расширять научные положения, представления и предоставлять возможности для
освоения, изменения окружающей действительности.
К сожалению не все теоретические конструкции, подаваемые как частные
криминалистические теории, в действительности являются таковыми. Появление
многих из них нельзя объяснить иначе как стремление авторов к оригинальности.
Несмотря на такое положение, нельзя допустить в науке не только преследование за
инакомыслие, но и огульной критики, охаивания. К сожалению, проявления таких
реакций встречаются и в наше время, в том числе и среди криминалистов.
Общетеоретические
положения
предлагалось
называть
общей
теорией
криминалистики, подчеркивая этим теоретическую направленность этой части
науки. Однако, теории являющиеся элементом этого раздела имеют разное значение
для остальных структурных частей криминалистики. Например, криминалистическая
теория идентификации одинаково значима как для криминалистических техники, так
и тактики и методики.
Уровень общности ее достаточно высок. Теория же
тактических операций уже обладает меньшим уровнем общности и вряд ли может
считаться имеющей значение для всех элементов криминалистики.
Наконец, даже общие криминалистические теории содержат положения четкой
практической направленности. Так, в теории криминалистической идентификации
имеются рекомендации по организации
деятельности на подготовительном,
исследовательском и заключительном этапах.
Общетеоретические положения или как их еще называют, общая теория
криминалистики, включает в себя прежде всего учение о предмете науки,
представления о ее системе и методах, соотношении с другими юридическими
науками. Некоторые авторы предлагают называть этот раздел введением в науку
криминалистику, подчеркивая, таким образом, место и значение включаемых в него
теоретических положений.
К общетеоретическим относятся положения, а также
учения: о способе совершения преступления; о криминалистических версиях; о
преодолении
противодействия
идентификации;
расследованию;
следственных
ситуаций;
теории
криминалистической
взаимодействия
участников
судопроизводства и других субъектов; прогнозирования и т.п.
Все перечисленные теории и учения имеют значение для всех остальных
структурных элементов криминалистики - техники, тактики и методики.
В общую теорию включаются и другие теоретические концепции, положения,
образующие методологическую основу криминалистики.
Криминалистическая техника представляет собой раздел криминалистики,
изучающей
закономерности
возникновения, исследования,
использования
следов в широком смысле и соответствующих технических средств, приемов и
методов.
В
судебно-следственной
практике
и
научных
публикациях
термин
криминалистическая техника используется также для обозначения совокупности
технических
средств,
доказательственной
применяемых
информации.
Эти
для
средства
собирания,
использования
разрабатываются
в
криминалистической техники, так же как и рекомендации по ее применению.
рамках
В структуре криминалистической техники выделяются: судебная фотография,
аудио и видеозапись, трасология, баллистика, взрывоведение, почерковедение,
уголовная регистрация, учение о признаках внешности человека, положения,
касающиеся исследований материалов, веществ и изделий.
В
рамках
криминалистической
тактики
изучаются
закономерности
расследования, разрабатываются рекомендации по его планированию, организации,
а также приемы и средства его проведения.
В данном случае речь идет о закономерностях, как предварительного
расследования, так и судебного следствия независимо от вида расследуемого деяния.
К общим положениям этого структурного элемента науки относятся концепция
криминалистической тактики, ее соотношения с другими частями криминалистики,
представления о понятии, видах тактических приемов, комбинаций, операций,
решений, периодизации расследования и т.п.
Кроме этого, в структуре этой части криминалистики находятся разделы,
посвященные планированию и организации расследования, а также тактике
отдельных следственных действий.
В
пределах
криминалистической
методики
изучаются закономерности
возникновения, собирания, исследования и использования доказательственной
информации об отдельных видах преступлений и разрабатываются рекомендации по
их расследованию.
В ее содержание входят общие положения, включающие понятие, структуру,
соотношение с другими частями науки, учение о классификациях преступлений,
учение о криминалистических
криминалистические
характеристиках, а
методики
расследования
отдельных
также
частные
видов общественно
опасных деяний.
Все элементы структуры криминалистики тесно связаны между собой и
оказывают друг на друга взаимное влияние.
Представления и рекомендации,
содержащиеся в общетеоретических положениях, используются во всех остальных
частях
криминалистики.
Таким
образом,
используются
положения
криминалистической теории идентификации, учений о следственных ситуациях и
версиях. В то же время, потребности методик расследования отдельных видов в
разработке
средств
и
приемов
исследования
отдельных
видов
следов,
удовлетворяются в процессе изысканий в области криминалистической техники. В
последнее
время
в
рамках
этого
структурного
элемента
криминалистики
сформировано новое научное направление: криминалистическое взрывоведение.
Первоначально, взрывные вещества и устройства, следы их применения изучались в
рамках методики расследования убийств и преступного нарушения правил охраны
труда и техники безопасности. Проведенные изыскания позволили создать новую
частнонаучную теорию.
Задачами науки криминалистики является выявление и исследование
закономерностей составляющих ее предмет и разработка на этой основе
рекомендаций для принятия обоснованного и справедливого решения по уголовному
делу.
Отсюда, криминалистика как отрасль научного знания выполняет весьма
своеобразную познавательную и конструктивную функции.
Познание закономерностей означает как выявление новых сторон уже
известных, ранее изученных устойчивых, повторяющихся явлений и связей, так и
обнаружение новых, ранее затрагивавшихся в научных.
Расширение пределов познания является стратегической задачей любой науки,
в том числе и криминалистики. Это в свою очередь требует постановки и
выполнения задачи совершенствования приемов и методов научных исследований,
позволяющих
четко
и
своевременно
определять
практические
проблемы,
потребности и принимать к их удовлетворению.
Криминалистика,
как
прикладная
юридическая
наука,
имеет
четко
выраженную практическую направленность, что предопределяет ее конечную цель –
совершенствование имеющихся приемов, методов и средств расследования и
разработка новых.
1.3. МЕТОДЫ КРИМИНАЛИСТИКИ
Научные методы представляют собой способы познания тех явлений,
процессов, видов деятельности, которые относятся к объекту и предмету науки. В
соответствии с этим методы криминалистики понимаются как система правил,
приемов познания закономерностей собирания, исследования,
доказательственной
использования
информации. К ним относятся и способы разработки
криминалистических
рекомендаций
по
установлению
действительных
обстоятельств исследуемого события, его характера и участников, принятия
справедливого решения по уголовному делу.
Методы науки криминалистики следует отличать от методов практической
деятельности, т.е. методов выяснения обстоятельств реального события, собирания,
исследования, использования доказательств в процессе производства по уголовному
делу. Процесс доказывания в теории уголовного процесса рассматривается как
особый вид познания, осуществляемый в рамках уголовного судопроизводства. Он
осуществляется специально уполномоченными субъектами, которые действуют в
рамках процедур, правил выполнения процессуальных действий, установленных
законом. Отличаются цели и задачи практической деятельности и науки
криминалистики.
Среди методов криминалистики различаются общенаучные и специальные.
Общенаучными
традиционно
считаются
методы,
используемые
при
проведении исследований не только в криминалистике, но и в других отраслях
науки.
К основным общенаучным методам относятся прежде всего наблюдение,
описание, сравнение, обобщение, экстраполяция, моделирование.
Наблюдение представляет собой целенаправленное восприятие явлений,
деятельности. При проведении криминалистических исследований наблюдаются
люди (их внешние признаки, реакции на те или иные действиями т.д.); материальные
объекты
(предметы,
посткриминальное
документы,
поведение
следы
участников
и
их
копии),
преступления,
криминальное,
действия
других
участников исследуемого события и уголовного процесса); явления и события
(процессы образования и передачи информации, ее трансформации на разных этапах
и т.п.).
В процессе наблюдения объект воспринимается не только как целое, но и как
совокупность свойств, признаков. Наблюдение включает в себя сочетание
чувственного и рационального познания системы признаков, исследуемого объекта.
Наблюдение может быть непосредственным и опосредованным, осуществляемым
через различные носители в которых зафиксирована информация.
Сравнение заключается в одновременном сопоставлении нескольких объектов,
свойств каждого изучаемого объекта и установление их сходства или различия.
Специфика этого метода состоит в том, что определение совпадения или
отличия качеств объектов осуществляется не столько в процессе раздельного
исследования, а в основном при непосредственном сопоставлении.
Сравнение возможно при наличии не менее двух сопоставимых объектов,
обладающих общими признаками, по которым и делается вывод о сходстве или
различии.
Типичной целью сравнения является выявление общего у сравниваемых
объектов, которые изучаются с конкретных позиций, сторон. В некоторых случаях
сравнение проводится в целях выявления индивидуальных свойств, отличающих
объект от ему подобных.
Обобщение представляет собой переход от единичного к общему, путем
выявления сходства признаков, установление объединяющих связей, тенденций,
закономерностей. Обобщение осуществляется при помощи таких логических
приемов, как анализ и синтез.
Анализ представляет собой мысленное или фактическое расчленение сложного
объекта на более простые элементы, выделение существенных. Выявленные общие,
взаимосвязанные признаки синтезируются в единое целое. Результатом обобщения
является практически все научные понятия и категории криминалистики.
Экстраполяция представляет собой перенос выводов о наличии определенных
свойств, признаков одного объекта в других предметах, явлениях, процессах.
Переносимые выводы, формулируются, как правило, при наблюдении изученных
объектов, сходных с изучаемыми. Например, выявленные в ходе психологических
исследований признаки лжи вообще, широко используются при изучении ложных
показаний в уголовном процессе и разработке приемов их разоблачения.
Моделирование заключается в создании мысленного или материального
аналога, отражающего определенную совокупность признаков оригинала, т.е.
реально существующего материального объекта, процесса, действия.
Создаваемые в результате модели замещают реально существующие объекты,
изучаемые криминалистикой. Степень сходства модели и оригинала может быть
различной, в зависимости от целей и степени учета признаков изучаемых объектов.
На начальном этапе исследования сведения об этих объектах характеризуют
неполнотой и недостаточной достоверностью. В ряде ситуаций исследователь не
располагает информацией для обоснованных и аргументированных
суждений,
которые носят вероятностный, гипотетический характер и требуют последующей
проверки.
Эксперимент это опытное воспроизведение явлений, событий, процессов в
постоянных или изменяемых условиях.
Целями эксперимента могут быть установление возможности явлений,
повторяющихся
признаков
отдельных
процессов,
содержания
механизмов
возникновения и отражения информации. Иногда только эксперимент позволяет
убедиться в том, что отдельные события могут происходить в определенных
условиях и отражаться каким-либо образом.
Результаты научного эксперимента практически всегда требуют дальнейшего
объяснения, проверки.
Сам экспериментальный метод, после обобщения практики его применения,
неоднократного
наблюдения
стал
основой
производства
следственного
эксперимента и некоторых видов судебной экспертизы.
Описание понимается как фиксация признаков исследуемого объекта,
выявленных другими методами. Например, описываются признаки зафиксированные
при непосредственном или опосредованном наблюдении, сравнении, обобщении,
эксперименте и т.д.
Этот
метод научного познания, является с одной стороны средством
обозначения, выражения полученных знаний, а с другой – средством их
систематизации. Выявленные в результате исследования признаки отдельных
объектов сначала описываются, а затем обобщаются, типизируются.
При
помощи
описания
фиксируются
признаки,
свойства
объектов,
технологического процесса, условий и участников исследования, применяемых
методов, полученных результатов и их объяснений.
Формы описания могут быть различными. Наиболее распространенной
является знаковая или письменная, осуществляемая при помощи письменных знаков
специально выработанных для передачи мыслей. Используют также графическую и
символическую формы описания.
Первая заключается, в построении графиков, схем, фиксирующих различные
этапы исследования, его результаты.
Символическая форма связана с применением специальных символов,
например математических знаков и формул.
К
общенаучным
относятся
и
логические
методы,
используемые
криминалистикой - гипотеза, анализ, синтез, аналогия, индукция, дедукция. В
криминалистических исследованиях они применяются в разнообразных сочетаниях с
другими методами познания.
Любое
научное
изыскание
начинается
с
постановки
проблемы,
что
предполагает вычленение из ряда однородных каких-то фактов, событий, признаков.
Подобное выделение возможно лишь при использовании методов анализа и синтеза,
сравнения и обобщения уже известных свойств и качеств, интересующих
исследователя объектов. В результате выдвигается одна или несколько гипотез, т.е.
предположительных объяснений содержания, сущности признаков процессов,
явлений. Затем определяются цели, задачи исследования, методы его проведения,
логическая последовательность их реализации. Далее производится
отбор и
изучение при помощи логических и иных м методов познания фактического
материала, построение промежуточных и окончательных умозаключений.
К логическим примыкают математические методы исследования, к которым
относятся
измерение,
вычисление,
математическое
и геометрическое
моделирование.
Измерение представляет собой сравнение двух величин, одна из которых
является эталоном и имеет заранее известные количественные
характеристики.
Измерение необходимо для выявления различных свойств материальных объектов
(размеры,
вес,
температура), пространственных (расстояние) и временных
отношений, частоты и длительности явлений, событий.
В
процессе
вычисления
устанавливаются
различные
посредством
параметры
исследуемого
математического
объекта
(геометрического)
моделирования, осуществляемого при помощи специальных символов и формул.
Математические
методы
являются
важным
средством
установления
количественных и структурных характеристик объекта познания, позволяют
уточнить, совершенствовать и развивать научный аппарат криминалистики.
Разновидностью используемых в криминалистике математических методов,
являются кибернетические методы. Их применение связывается в основном с
автоматизированной
переработкой
и
хранением
в
банках
данных
криминалистически значимой информации, т.е. сводится в основном к приему передаче собранных данных. Кибернетические методы позволяют осуществлять
творческие, эвристические операции по выдвижению и проверке сформулированных
гипотез,
разработке
алгоритмов
исследования,
оценке
объективности
и
достоверности полученных выводов.
Под специальными методами понимаются методы, которые применяются
только
в
криминалистике,
которые
подразделяются
на
собственно-
криминалистические и основанные на данных других наук.
К первым относятся технико-криминалистические методы, используемые
чаще всего при проведении исследований в области криминалистической техники.
Например, в настоящее время проводятся исследования возможностей диагностики
по особенностям почерка психологических свойств, психических аномалий
исполнителя документа, оценки при помощи технических средств достоверности и
объективности показаний допрашиваемых и т.д.
К
собственно
криминалистическим
относятся
и
структурно-
криминалистические методы, заключающиеся в построении определенных систем.
Содержание этих методов образуют приемы и операции по накоплению и обработке
исходной информации, определению направления развертывания предполагаемой
структуры, технологии ее использования в практической деятельности.
Допустим разработка тактических рекомендаций по проведению отдельных
следственных действий начинается с выделения типичных ситуаций в условиях, в
которых они проводятся. Затем изучаются факторы, влияющие на содержание
названных ситуаций: полнота и достоверность информации об исследуемых
событиях, свойства личности и позиция участников следственных действий,
организационно-управленческие ресурсы и т.д. Далее изучается эффективность
приемов, методов, применяемых следователем, продуктивность их усилий по
сохранению благоприятных и улучшению неблагоприятных условий расследования.
Таким образом, разрабатываются первичные
проведения
исследования.
неиспользованные
резервы
В
итоге
гипотезы, определяется программа
могут
практической
быть
выявлены
деятельности
и
недостатки,
подготовлены
предложения, направленные на повышение ее эффективности.
Специальные
методы
основанные
на
достижениях других наук и
приспособленные для решения задач криминалистики достаточно разнообразны и
классифицируются по тем отраслям научного знания, на которых они базируются.
В криминалистике
используются и
данные естественных наук - физики,
химии, биологии.
Физические, химические методы нужны для исследования структуры, состава
физических и химических свойств веществ, материалов и процессов, в которых они
участвуют. Среди них могут быть названы методы люминисцентного, рентгеноструктурного, полярографического анализа, спектро-хромотографии и т.д.
К специальным методам относятся и антропометричесюие, антропологические
методы, применяемые для разработки методик идентификации личности по
признакам внешности, останкам погибших, создании систем уголовной регистрации.
В
криминалистике
используются
такие
социологические
методы
как
анкетирование, интервьюирование и т.д.
При проведении криминалистических изысканий широко применяются
статистические, психологические методы.
Методы
науки
должны
быть
эффективными
и
экономичными,
обеспечивающими получение максимально возможных результатов, высокой
степени точности при минимальных затратах времени, средств. Это возможно
только
в
том
случае,
если
используемые
методы
научно
обоснованы,
аргументированы и испытаны в других продуктивных исследованиях.
1.4. СООТНОШЕНИЕ КРИМИНАЛИСТИКИ С ДРУГИМИ НАУКАМИ
Криминалистика
как
самостоятельная
наука
не
может
развиваться
изолированно от других отраслей научного знания. Первоначально криминалистика
формировалась за счет творческого использования и адаптации к собственным
нуждам
достижений в основном естественно-технических наук. Со временем
криминалистика превратилась в одну из юридических наук, что было бы
невозможно без тесной связи с другими гуманитарными научными отраслями.
Прежде всего это касается философии. Эта наука о всеобщих законах природы,
общества и мышления является методологической основой любой отрасли научного
знания. Криминалистические исследования
проводились и проводятся с учетом
основных положений диалектики о всеобщей связи и взаимозависимости явлений,
объектов,
событий,
находящиеся
в
постоянном
движении.
Многие
криминалистические теории и концепции базируются на данных теории отражения,
являющихся частью философской теории познания об отражении свойств, признаков
объектов, участвующих в различных процессах. Свойство отражения позволяет
устанавливать содержание процессов взаимодействия нескольких объектов и
идентифицировать сами объекты.
Философские категории являются обязательным и необходимым средством
криминалистических исследований. Без них невозможна разработка понятий
криминалистики в целом и ее структурных элементов.
Криминалистика тесно связана и с логикой. В процессе криминалистических
изысканий широко применяют логические приемы анализа и синтеза, индукции и
дедукции, аналогии и т.п. Примером использования достижений логики является
криминалистическое
учение
о
версии.
В
рамках
этого
учения
версии
рассматривается как вид гипотезы, построение и проверка которых осуществляется в
соответствии с законами логики.
В тоже время, решая
специфические задачи разработки практических
рекомендаций криминалистика трансформирует логические приемы, расширяет
возможности их применения. Например, в криминалистической тактике выделяются
тактические приемы, основанные на положениях логики.Криминалистика находится
в связи и с психологией, в основном с такой ее отраслью как судебная психология.
Данные
психологии
составляют
основу
таких
частных
криминалистических теорий, как учения о навыках, о способах совершения
преступления, о противодействии расследованию и др.
В
области
криминалистической
тактики
психологические
знания
используются наиболее широко и интенсивно, в особенности при разработке
приемов проведения отдельных следственных действий.
При формировании частных криминалистических методик также не обойтись
без
знаний
психологии.
Например,
при
создании
криминалистических
характеристик отдельных видов и групп преступлений используются не только
понятия
конкретных свойств
личности, но и данные о их влиянии
на выбор
субъектом способа совершения преступления, содержание оказываемого им
противодействия, а также его содействие органам следствия и суда.
На этой основе разрабатываются типичные версии о реализации разных видов
способов отдельных групп преступлений определенными типами субъектов, а также
рекомендации по проверке названных версий.
Предварительное и судебное следствие представляют собой своеобразные
процессы
общения
разных
субъектов
уголовного
судопроизводства.
Закономерности общения, в свою очередь, являются предметом психологических
исследований, результаты которых в полной мере используются криминалистикой.
В
свою
интегрируются
очередь
в
достижения
психологию,
криминалистических
способствуют
расширению
исследований
ее
содержания,
стимулирует новые направления психологических изысканий.
Криминалистика
связана
с
наукой
управления,
которая
изучает
закономерности управления в социальной сфере, осуществляемое различными, в том
числе
государственными
органами,
и
разрабатывающая
на
этой
основе
теоретические положения и практические рекомендации по эффективному решению
поставленных задач.
Управление понимается как постановка целей, выбор средств, фактов и
методов ее достижения, а также контроль осуществлением поставленных задач.
В теории различается внешнее и внутреннее управление. С этих позиций
каждый субъект деятельности
осуществляет
управление выполняемыми
операциями и действиями починенных лиц. В тоже время, он является и объектом
управления, поскольку сам является подчиненным, зависит от поведения,
результатов деятельности других лиц.
Уголовное
Следователь,
судопроизводство
обладая
осуществляется
процессуальной
в
сходных
самостоятельностью,
в
условиях.
тоже
время
подчиняется указаниям надзирающего прокурора, начальника следственного отдела,
решениям суда, дающего или отказывающего в разрешении на производство ряда
процессуальных действий принудительного характера. Таким образом, он, с одной
стороны, управляет процессом расследования, а с другой стороны, является
объектом управления со стороны управомоченных субъектов. Подобное положение
учитывается при разработке криминалистических рекомендаций.
Наиболее тесно криминалистика связана с другими юридическими науками,
прежде всего с уголовным правом. В рамках этой отрасли научного знания дается
понятие преступления, которое рассматривается криминалистикой как отражаемый
объект, обстоятельства и субъектов совершения которого необходимо установить в
ходе уголовного судопроизводства. Понятно, что нельзя выявить закономерности
возникновения
преступлении,
собирания
использования,
исследования
информации
о
не имея представления о понятии и признаках этого явления.
Практически во всех разделах криминалистики используется уголовно-правовая
концепция состава преступления.
Например, криминалистическое учение о способе совершения преступления
включающегося
в
общетеоретические
положения, основывается и развивается
представления об объективной стороне общественного деяния.
Положения криминалистической техники базируются на уголовно-правовых
понятиях орудий,
средств преступления, причинной связи между действиями
субъекта и общественно опасными последствиями в виде материального вреда и т.п.
Наибольшее
применение
положения
уголовного
права
нашли
в
криминалистической методике. В первую очередь в этом разделе используются
уголовно-правовые классификации преступлений, которые чаще
всего
являются
отправной точкой для формирования криминалистических классификаций.
Разработка криминалистических характеристик отдельных видов и групп
преступлений невозможна без учета признаков состава этих преступлений. В свою
очередь криминалистические характеристики являются одним из элементов частных
методик, в рамках которых разрабатываются рекомендации по установлению
действительных участников и обстоятельств
отдельных видов и групп
преступлений.
Существует мнение, что между уголовным правом и криминалистикой
существует односторонняя связь, состоящая в использовании при
прикладных
криминалистических исследований достижений
проведении
правовой науки.
Представляется, что это не совсем так. В свое время именно в криминалистике были
разработаны признаки холодного огнестрельного оружия, за незаконный оборот
которого установлена уголовная ответственность.
Как мы уже упоминали, выявление типичных способов совершения отдельных
видов и групп
криминальных деликтов, значительно расширяют представления об
объективной стороне этих преступлений, что учитывается при проведении
уголовно-правовых исследований.
Криминалиста связана и с криминологией, исследующей причины и условия
преступности,
закономерности
формирования
личности
преступники
и
разрабатывающиеся на этой основе рекомендации по борьбе с преступностью.
Криминология исследует динамику, структуру преступности, типичные
криминогенные ситуации, меры по предупреждению преступности и разрабатывает
рекомендации, определяющие основные направления борьбы с
преступностью,
состоящие в основном из социально-экономических мер.
В
криминалистике
закономерности
на
основе
возникновения,
данных
собирания,
криминологии,
исследования
и
исследуются
использования
информации о причинах и условиях отдельных видов преступлений. В результате
подобных изысканий предлагаются организационно-технические, тактические и
методические рекомендации по устранению названных причин и условий. Эти
рекомендации в свою очередь изучаются и обобщаются в криминологии.
Наиболее тесные связи у
криминалистики существуют с уголовно-
процессуальной наукой.
Первоначально, отдельные криминалистические знания, приемы, методы и
рекомендации
Постепенно,
формировались
по
мере
в
развития
рамках
уголовно-процессуальной
теоретических
представлений,
науки.
накоплений
специальных сведений, расширении сфер исследований криминалистика выделилась
в самостоятельную научную отрасль.
На этом взаимодействие уголовно-процессуальной науки и криминалистики не
прекратилось.
Уголовно-процессуальная
наука в известной степени определяют условия
использования
криминалистических
рекомендаций,
приемов
устанавливают
компетенцию субъектов их применяющих.
и
методов,
Положения этой юридической науки широко применяются в криминалистике.
В частности
одними из основных элементов теоретико-доказательственной
концепции предмета криминалистики являются понятия собирания, проверки
и оценки доказательств.
В криминалистических исследованиях учитываются принципы уголовного
процесса, творчески используются понятия доказательств и доказывания.
Уголовно-процессуальная
наука
определяет
содержание
средств
доказывания, условия их применения, допустимость и относимость полученных
доказательств. Результаты исследований в этом направлении применяются во
внимание при разработке криминалистических приемов, методов и средств.
В
то
же
время, некоторые
криминалистические приемы,
методы,
рекомендации в дальнейшем дают развитие отдельным разделам уголовнопроцессуальных науки и права. В свое время, предъявление для опознания группы
объектов рассматривалось как тактический прием этого следственного действия. В
дальнейшем такое проведение опознания было закреплено в законе и перестало быть
тактическим приемом.
В недрах практики
проверка
показаний.
зародилось
такое
процессуальное
Уголовно-процессуальным
законом
действие
оно
было
как
не
предусмотрено, а понятие и процедура его проведения до поры до времени
разрабатывалась в криминалистике. В новом УПК РФ это следственное действие
включено в число средств доказывания, а соответственно и в сферу уголовнопроцессуальных теоретических исследований.
Криминалистика связана
и с науками административного, гражданского
материального и процессуального права, что вызвано интенсивной интеграцией
научного знания.
Криминалистические
знания
практически
постоянно
используются
в
административном, арбитражном, гражданском процессе, что требует проведения
специальных
криминалистических
изысканий
и использования
соответствующих данных указанных юридических наук.
при
этом
Глава 2.
ТЕОРИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ
2.1. ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ И НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ ТЕОРИИ
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ
Криминалистическая идентификация1 является одной из основных и наиболее
разработанных теорий криминалистики, имеющих важнейшее значение не только
для всех разделов этой науки, но и для самого широкого практического применения
в следственной, оперативно-розыскной, экспертной и судебной деятельности.
Основоположником теории криминалистической идентификации по праву
считается выдающийся отечественный ученый С.М. Потапов, главные положения
которой были им изложены еще в 40-х годах XX века2.
Сущность
криминалистической
идентификации
состоит
в
выделении
единичного объекта из массы однородных объектов с целью выявления наличия и
характера его связей с событием преступления и участвующими в нем лицами.
Процесс
криминалистической
идентификации
заключается
в
установлении
тождества объекта или личности по совокупности общих и частных признаков.
Например, идентификация подозреваемого по следам ногтевых фаланг пальцев рук,
выявленных на металлической двери, взломанного преступником сейфа или
установление исполнителя письма по почерку или же отождествление изъятого при
обыске орудия взлома по его следам на двери квартиры и т.п.
При совершении различных преступлений с необходимостью возникает
большая или меньшая совокупность следов, либо отдельный след, исследование
которых и позволяет идентифицировать материальные объекты или людей, которые
оставили эти следы.
Идентификация (от позднелатинского identifico - отождествляю) - процесс установления тождества
материального объекта или конкретного лица.
2
Потапов С.М. Принципы криминалистической идентификации // Сов. государство и право, 1940. №12; Он же.
Введение в криминалистику. М., 1946.
1
Наиболее простая и известная в криминалистике схема взаимодействия
структурных элементов расследуемого события в процессе образования следов
получила название «крест следов»3.
СХЕМА МЕХАНИЗМА ОБРАЗОВАНИЯ СЛЕДОВ
Преступник
Жертва (предмет
посягательства)
Материальная обстановка
(место происшествия)
Средства преступления и
защиты
Существуют и другие более полные классификационные схемы механизма
следообразования и признаков следов. Например, схема разработанная Г.Л.
Грановским4. Большой интерес представляет общая схема структуры процесса
криминалистической идентификации, сформулированная В.Я. Колдиным5.
Таким образом, идентификация имеет место, когда:
1. Целью отождествления является выделение единичного объекта из среды
однородных для установления уголовно-релевантных фактов (обстоятельств);
2. Отождествление осуществляется по отображению объекта в материальной
среде (материальная идентификация), либо в памяти субъекта (идеальная
идентификация);
3. Отождествление объекта идентификации осуществляется по разработанным
криминалистическим методикам.
Поль К.Д. Естественнонаучная криминалистика. М.: Юрид. лит. 1985.
Грановский Г.Л. Основы трасологии. М.1965.
5
Колдин Ф.Я. Криминалистическая идентификация (теоретические основы) // Криминалистика. Учебник. М.:
Юрист. 2004. С.84.
3
4
Теория
криминалистической
отождествления
материальных
идентификации
объектов,
которое
исследует
осуществляется
процесс
в
ходе
производства экспертных исследований. Что же касается идеальной идентификации,
то она, в основном, рассматривается в разделе криминалистической тактики, при
изучении тактических основ и психологических особенностей производства
отдельных следственных действий и, прежде всего, таких как предъявление для
опознания, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, следственные
осмотры. В ходе проведения допросов и очных ставок также могут выявляться
важные идентификационные признаки, имеющие существенное значение в процессе
доказывания.
Хотя материальная и идеальная разновидности идентификации имеют
значительные различия, их методологические основы едины. В данной главе будут
рассмотрены вопросы материальной идентификации
Криминалистическая
идентификация
-
это
процесс
сравнительного
исследования свойств (признаков) объектов, отображенных в следах и в
сравнительных материалах с целью установления их тождества по совокупности
общих и частных признаков для последующего установления единичного объекта и
его связей с расследуемым событием и участвующими в нем лицами.
Современная теория криминалистической идентификации основана на
принципах индивидуальности (единичности) объектов материального мира, их
относительной неизменности, возможности выделения присущих им общих и
частных
признаков,
позволяющих
отождествить
идентифицируемый
(проверяемый) объект, с учетом принципов четкого разграничения признаков
сходства и тождества сравниваемых объектов и строгой дифференциации
исследуемых объектов на идентифицируемые и идентифицирующие.
Теория криминалистической идентификации, в методологическом отношении
базируется на всеобщем свойстве отражения материи, которое состоит в том, что в
процессе взаимодействия одни объекты посредством соответствующих изменений
своих свойств и состояний воспроизводят (отображают) в виде следов, отпечатков,
сдвига частиц и иных материальных преобразований, свойства и состояния других
воздействующих материальных объектов.
Сформулируем
краткие
определения
основных
понятий
теории
материальный
объект,
идентификации.
Идентифицируемый
отождествление
объект
которого
единичный
-
составляет
задачу
процесса
идентификации.
Идентифицируемые объекты должны обладать следующими качествами:
а) индивидуальностью - качественной и количественной определенностью
совокупности
свойств
(признаков)
единичного
материального
объекта,
определяющей его отличия от других однородных и сходных по общим признакам
объектов;
б) относительной устойчивостью
- сохранением свойств (признаков)
индивидуального объекта в идентификационный период.
в) отображаемостью - способностью запечатлевать (фиксировать) в объектах
используемых (участвующих) в процессе идентификации достаточную для выводов
необходимую совокупность признаков;
г)
воспроизводимостью
(воспроизводить)
сравнительного
признаки
признаков
идентифицируемого
исследования,
которые
затем
-
способностью
объекта
в
используются
получать
образцах
в
для
процессе
идентификации.
Идентификационный период - временной интервал, позволяющий (с учетом
устойчивости и изменяемости признаков отождествляемых объектов) осуществить
процесс их идентификации;
Искомый объект - это единичный материальный объект, оставивший следы
на месте совершения преступления. Например, пистолет «ПМ», следы выстрела из
которого остались на пулях и гильзах, обнаруженных и изъятых в процессе осмотра
места происшествия.
Проверяемый объект - материальный объект, который лишь предполагается
искомым, но в процессе идентификационного исследования может оказаться
объектом, не имеющим никакого отношения к расследуемому делу. Например,
пистолет «ПМ», обнаруженный и изъятый при обыске на квартире подозреваемого в
убийстве, в результате проведенной баллистической экспертизы оказался не
искомым объектом, поскольку следы выстрелов, заряжания и экстрагирования,
выявленные на пулях и гильзах, изъятых на месте происшествия, образовались при
стрельбе из другого пистолета.
В процессе следообразования в криминалистике выделяют следообразующий
объект - материальный объект, признаки которого отобразились в следе, и
следовоспринимающий объект - материальный объект, являющийся носителем
следа, в котором отобразились признаки следообразующего объекта. Результат
взаимодействия между ними носит название - следовой контакт.
Однако в процессе следообразования следовоспринимающий объект может
одновременно стать следообразующим объектом. И наоборот, следообразующий
объект может отобразить определенные признаки следовоспринимающего объекта.
Подобная диалектическая зависимость следов может иметь место, например, при
взломе сейфа преступниками, когда на орудии взлома - «гусиной лапе» или «фомке»
отражаются некоторые признаки дверцы сейфа (частицы краски или металла).
В криминалистике подобную зависимость называют
идентификационной
связью или связью между объектами идентификации. Эта связь обусловлена
процессом взаимодействия объектов идентификации и констатируется (выявляется)
по материально фиксируемым отображениям признаков этих объектов. В связи с
этим,
в
следах
взаимодействующих
объектов
выделяют
два
вида
идентификационной связи:
а)
прямая идентификационная связь - непосредственная связь между
идентифицируемым объектом и отображением его свойств (признаков) в следах;
б)
обратная идентификационная связь - возвратное отражение свойств
(признаков) взаимодействующего объекта, воспринятое искомым объектом6.
Идентификационная связь между взаимодействующими объектами имеет не
только теоретическое, но и большое практическое значение, поскольку расширяет
6
См.: Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. Киев, 1970.
возможности идентификационных исследований экспертов и специалистов в
процессе доказывания.
Важнейшее
поисковое
и
исследовательское
значение
приобретает
идентифицирующий объект, который можно определить как объект, используемый
в идентификационном (сравнительном) исследовании для разрешения вопроса о
тождестве, поскольку в нем отразились свойства других объектов, в связи с чем он
является носителем информации о них.
В процессе идентификации незаменимое практическое значение имеют
образцы для сравнительного исследования. Именно образцы играют важную
поисково-инструментальную роль на всех этапах экспертной идентификации. В
приведенном ранее примере обнаруженный при обыске пистолет (проверяемый
объект), хотя возможно и является носителем информации о признаках искомого
объекта, в связи с чем он и был изъят, тем не менее непосредственно в процессе
идентификации он не используется, поскольку для сравнительного исследования
экспертами применяются экспериментальные образцы пуль и гильз, полученные при
стрельбе из изъятого при обыске пистолета, в специальных устройствах пулеулавливателях.
Образцы для сравнительного исследования делятся на:
- экспериментальные - специально полученные для решения задач
экспертизы
(например,
текст
написанный
подозреваемым
под
диктовку
следователя);
- свободные - полученные вне связи с расследуемым уголовным делом
(например, дневники, служебная переписка, поздравительные открытки и т.п.);
В почерковедческой экспертизе используются и так называемые условносвободные образцы
-
представленные эксперту рукописи, самостоятельно
выполненные предполагаемым исполнителем исследуемых идентифицируемых
объектов уже после возбуждения уголовного дела7.
Некоторые криминалисты рассматривают образцы для сравнительного исследования как разновидность
идентифицирующих объектов (см.: Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: Изд-во БЕК, 1997. С.79).
Несмотря на определенные основания этой позиции, мы рассматриваем образцы как самостоятельную экспертнокриминалистическую категорию, играющую хотя и важнейшую, но тем не менее техническую роль в процессе
7
Одним из основных понятий теории криминалистической идентификации и
решающим «рабочим инструментом» этого процесса является идентификационный
признак
(признаки)
идентифицируемого
объекта,
которые
фактически
отобразились (или могут отобразиться) на идентифицирующих объектах, в связи с
чем дают возможность отождествить сравниваемые объекты. То что в процессе
идентификации непосредственно используются не идентифицируемые объекты, а
образцы для сравнительного исследования не имеет значения, поскольку в образцах
отражены признаки идентифицируемого объекта.
Идентификационные признаки дифференцируются на общие (родовые,
видовые) и частные (индивидуальные).
Общие (родовые, видовые) признаки
-
характеризуют качественно
определенную совокупность (массив) объектов в целом.
Частные
(индивидуальные)
признаки
-
единичные,
специфические
признаки, как правило, случайного происхождения, определенная совокупность
которых позволяет выделить объект из числа (массы) однородных и сходных
объектов и разрешить вопрос о наличии или отсутствии тождества.
Тождество
-
отношение
искомого
и
проверяемого
объектов
при
положительном разрешении вопроса о тождестве.
Различие - отношение искомого и проверяемого объектов при отрицательном
разрешении вопроса о тождестве.
Идентификационное поле - комплекс идентификационных признаков по их
соотношению
друг
с
другом,
местоположению
и
иным
особенностям
в
сравниваемых объектах.
Идентификационный цикл - процесс выделения, всестороннего анализа
отдельного
признака
или
группы признаков, а
затем
их
сравнительного
исследования и последующей оценки.
Технические приемы - сопоставление, совмещение, наложение, измерение,
сравнение отображений или непосредственное сравнение.
идентификации. К тому же образцы не является вещественными доказательствами в отличии от собственно
идентифицируемых и идентифицирующих объектов.
Образцы-эталоны - применяются при установлении родовой (групповой)
принадлежности искомого объекта при отсутствии проверяемых объектов (образцы
водки, вина, сигарет, химических веществ, строительных материалов и т.д.).
2.2. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ПРОЦЕССА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ
ИДЕНТИФИКАЦИИ
В
процессе
криминалистической
идентификации
осуществляется
сравнительное исследование материальных объектов с целью решения вопроса о
наличии или отсутствия их тождества и последующего выявления характера связи
единичного искомого объекта с расследуемым событием.
Этапы идентификаций:
1. Поиск и обнаружение источников информации об отождествляемом
объекте. Основными источниками информации об отождествляемом объекте
являются такие следственные действия как следственные осмотры, обыски, проверка
показаний на месте и некоторые другие, а также оперативно-розыскные
мероприятия, проводимые как гласно, так и негласно, результаты которых в
соответствии со ст.89 УПК РФ и ч.2 ст.11 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности» могут использоваться в доказывании.
2. Раздельное исследование сравниваемых объектов. При этом признаки
проверяемого объекта могут изучаться непосредственно или же по специально
изготовленным образцам для сравнительного исследования. При раздельном
исследовании у каждого из объектов анализируются их идентификационные поля,
выделяются идентификационные признаки, совокупность которых должна быть
достаточной для последующего исследования. Основная задача раздельного
исследования заключается в установлении идентификационных признаков объектов
идентификации.
3. Сравнительное исследование осуществляется путем сопоставления
выявленных ранее идентификационных признаков каждого из объектов для
установления как совпадающих, так и различающихся признаков. Для достижения
оптимальных результатов оно осуществляется от общих признаков к частным.
Подобная последовательность позволяет при обнаружении существенных различий
общих признаков сразу же исключить проверяемый объект из числа искомых. В ходе
сравнительного исследования должны учитываться все признаки, даже на первый
взгляд незначительные, поскольку именно они, в связи с их индивидуальностью и
неповторимостью, нередко играют решающую роль.
4. Оценка результатов сравнительного исследования - итоговый этап
идентификации.
Все
выявленные
на
предыдущем
этапе
совпадающие
и
различающиеся признаки оцениваются с позиции их значимости, каждый признак в
отдельности и все признаки в их совокупности. Оценка результатов сравнительного
исследования должна носить системный характер.
Оценивая различающиеся признаки (признаки дифференциации) учитывают
их
устойчивость,
идентификационную
значимость,
причины
их
появления
(происхождения), в том числе влияние вуалирующих действий преступников,
качественные изменения идентифицируемого объекта, воздействие факторов
эксплуатации проверяемого объекта. Так, подошва обуви может значительно
измениться в результате ее носки или ремонта, протектор беговой части шины
колеса автомобиля испытывает сильнейшие воздействия в процессе эксплуатации,
что отражается на его рельефном рисунке, шрифт пишущей машинки получает
различные повреждения в ходе ее длительного использования и т.д. В случаях, если
будет установлено, что выявленные различия произошли не в результате изменения
одного и того же объекта, то делается вывод о том, что признаки проверяемого и
искомого объекта являются несовместимыми (например, ширина клинков
сравниваемых финских ножей значительно отличается друг от друга). При этом
необходимо
учитывать
важное
оценочное
правило:
различия
признаков
сравниваемых объектов, обусловленные различными механизмами и условиями
следообразования не позволяют сделать вывод об их несовместимости.
После оценки признаков различия (дифференциации) и формирования вывода
об отсутствии их несовместимости переходят к оценке совпадающих между собой
признаков. При этом, первостепенное значение придается индивидуальным
совпадающим
признакам,
позволяющим
установить
тождество
объектов.
Разумеется, учитываются и родовые (видовые, групповые) совпадающие признаки,
которые устанавливают сходство сравниваемых объектов, что также учитывается
при окончательном оценочном выводе. Совпадающие признаки оцениваются и
отдельно и в их совокупности. Особую ценность и идентификационную значимость
представляют совпадающие признаки случайного происхождения.
Если
совокупность
совпадений
признаков
индивидуальна
(единична,
неповторима), то устанавливается тождество искомого и проверяемого объектов.
Если же совокупность совпадений не является единичной, индивидуальной, то есть
допускает возможность ее появления в других объектах, то устанавливается лишь
однородность (сходство) сравниваемых объектов.
Окончательный вывод о тождестве объектов делается на основе сравнения
результатов оценки совокупностей, совпадающих и различающихся признаков. При
этом следует учитывать важное оценочное правило: чем реже частота встречаемости
признаков, тем выше их идентификационный вес (значимость).
Результаты идентификационного исследования (заключение эксперта) могут
носить
положительный - констатирующий тождество идентифицируемых
объектов;
отрицательный
достоверно
констатирующий
устанавливающий
тождество
их
различие;
или
различие
категорический,
объекта;
либо
вероятностный характер. Вероятностный вывод (заключение экспертизы) в силу
п.п.3 и 4 ст.14 УПК РФ не может быть положен в основу обвинения. Тем не менее, в
процессе выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий, значение
вероятностных выводов чрезвычайно велико, поскольку они позволяют выдвинуть
перспективные предположения, многие из которых, как показывает обобщение
следственной практики, во многих случаях, в ходе проверки подтверждаются.
В последние годы в Федеральном центре судебных экспертиз РФ для
производства идентификационных исследований почерка, строительных материалов,
стекла,
резиновых
изделий
и
лакокраски
используются
специальные
идентификационные программы и автоматизированные банки данных (АБД),
содержащие всю необходимую информацию для вынесения выводов (заключений)
эксперта.
Математические методы оценки идентификационных признаков и их
совокупностей (комплексов) уже давно привлекают внимание отечественных
ученых. Наиболее значительный вклад был внесен в разработку этой важной и
перспективной проблемы В.Я. Колдиным, Г.Л. Грановским, Л.Г. Эджубовым, З.И.
Кирсановым и другими учеными. Созданные на основе этих разработок
математические модели процесса идентификации имеют большое практическое
значение. Так, все большее и большее практическое значение получает применение
расчетно-статистического метода оценки совокупности совпадающих признаков,
который
может
использоваться
как
вспомогательный
оценочный
прием,
повышающий надежность и обоснованность экспертного вывода.
2.3. ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
РАСПОЗНАВАНИЯ
Теория распознавания образов, находящихся на стыке математической
статистики и технической кибернетики, разрабатывает методы решения задач
классификации (группировки) объектов и прогнозирования информационного веса
(нформативности) количественных и качественных признаков. С помощью методов
распознавания образов решено большое число важных задач прогнозирования и
классификации в социологии, экономике, технике, геологии, медицине и т.д.
Представляется, что методы распознавания образов и общие положения теории
распознавания могут успешно применяться и в криминалистике. В частности,
определенное
позитивное
значение
имеет
идея
создания
общей
криминалистической теории распознавания, основным структурным разделом
которой несомненно стала бы хорошо разработанная криминалистическая теория
идентификации. Кроме нее в общую теорию криминалистического распознавания
следует включить и такие, несомненно, важные разделы - установление групповой
принадлежности объектов, определение общего источника происхождения,
криминалистическая диагностика, а также идентификация целого по его
частям. Рассмотрим более подробно эти разделы.
Установление
групповой
принадлежности8
состоит
в
отнесении
определенного объекта к множеству сходных объектов именуемого группой.
«Группофикация представляет самостоятельный метод познания специальных
объектов, которые в криминалистическом отношении считаются индивидуальнонеопределенными»9.
Однако существует и противоположное мнение, состоящее в том, что
установление групповой принадлежности и идентификация - это не различные
процессы, а различные уровни одного и того же процесса индивидуализации10.
Однако согласиться с подобным утверждением, по нашему мнению, нельзя. Суть
процесса
установления
групповой
принадлежности
состоит
в
отнесении
сравниваемых объектов по их совпадающим родовым, видовым признакам
(например, ножи, имеющие одинаковые параметры - длину и ширину клинка,
характер заточки лезвия и т.п.) к одной группе (классу) объектов. Однако
осуществить идентификацию этих объектов не представилось возможным из-за
отсутствия на предмете, на котором отобразились одни лишь групповые признаки,
более важных для процесса отождествления, индивидуальных признаков.
В
тоже
время,
установление
групповой
принадлежности
может
рассматриваться как начальный этап процесса идентификации, когда выявляются и
сравниваются родовые (видовые) признаки объектов, и как самостоятельный
процесс - отнесение исследуемого объекта к определенной группе сходных по своим
общим признакам (родовым, видовым и т.п.). В.П. Колмаков полагает, что групповая
принадлежность - это относимость сравниваемых объектов к одному и тому же
специальному классу объектов11. Процесс установления групповой принадлежности
можно рассматривать и как логическую операцию
возможность
значительно
сузить
круг
объектов,
ограничения, которая дает
подлежащих
поиску
и
Термин «групповая принадлежность» был предложена Н.П. Яблоковым и Г.М. Миньковским в 1951 г.
Салтевский М.В. Теоретические основы установления групповой принадлежности в судебной экспертизе.
Автореф. дисс. ...докт. юрид. наук. Харьков, 1969. С.12.
10
Колдин В.Я. Криминалистическая идентификация // Криминалистика социалистических стран. М.: Юрид.
лит., 1986. С.229.
11
Колмаков В.П. Идентификационные действия следователя. М. 1977.
8
9
исследованию. В свою очередь это обстоятельство позволяет уменьшить и число
лиц, в той или иной степени, связанных с этими объектами, что существенно
повышает избирательность выявления подозреваемых, целенаправленность и
эффективность раскрытия и расследования преступлений. Метод ограничения
особенно
эффективен
в
следственных
и
экспертных
ситуациях,
когда
идентифицируемый объект не установлен, а на идентифицирующем объекте
отсутствуют индивидуальные признаки. В этих ситуациях установление групповой
принадлежности позволяет не только сузить круг поиска, установив, например,
модель автомобиля или огнестрельного оружия, используемых преступниками, но и
выдвинуть перспективные поисковые версии, а при наличии следственных или
оперативно-розыскных данных, существенно оптимизировать процесс доказывания
виновности конкретных лиц в совершении преступления.
В отличие от установления групповой принадлежности объектов, которое не
является идентификационным видом исследования, в экспертной и следственной
практике
значительную
роль
играет
широко
распространенный
метод
идентификации - установление целого по частям. Этот метод исследования
основан на совмещении друг с другом отделенных по разным причинам частей
(фрагменты, осколки, клочки, обломки и т.п.) ранее единичного объекта и
дальнейшего изучения взаимного соответствия (совпадения) идентификационных
признаков внешнего строения граней (краев) разделенных поверхностей.
В процессе идентификации целого по его частям идентифицируемым
объектом является предмет, каким он был до его расчленения (разделения).
Разумеется, криминалистическое значение будет иметь расчленение целого объекта,
если оно причинно обусловлено событием преступления и другими, связанными с
его совершением обстоятельствами. Так, осколки разбитых фар автомобиля,
найденные на месте дорожно-транспортного происшествия и осколки, оставшиеся в
фарах скрывшегося автомобиля, обнаруженные позднее при его осмотре, составляют
единое целое и заключение об этом эксперта представляет собой процессуальное
доказательство. Такое же идентификационное значение будут иметь пыж,
обнаруженный около трупа потерпевшего и обрывок газеты, найденный при обыске
на квартире подозреваемого, из оторванной части которой и был изготовлен пыж.
Таким образом, основная задача расследуемой разновидности экспертных
исследований состоит в идентификации объекта, разделенного на части в связи с
событием преступления.
Определение
общего
источника
происхождения
или
генетической
общности сравниваемых объектов. Этот вид исследования по своей цели и
функциям относится к разновидности установления групповой принадлежности по
условиям возникновения, производства, хранения. Например, сопоставление пасты в
стержне
авторучки
и
в
штрихах
текста
поддельного
документа;
дроби,
обнаруженной в патронах при обыске у подозреваемого и найденной на месте
убийства, позволяет после производства соответствующих экспертиз установить
общий источник их происхождения (производства) и тем самым, получить важные
доказательства по уголовному делу о причастности владельцев авторучки и
патронов, снаряженных дробью, к расследуемым преступлениям. Однако в отличие
от исследования общих признаков в ходе установления групповой принадлежности,
здесь используются иные методы экспертного исследования - анализируются и
сопоставляются не только внешние признаки, а главным образом, содержательные,
структурные свойства сравниваемых объектов.
Важным
направлением
неидентификационного
распознавания
является
криминалистическая диагностика, решающая задачи по определению природы,
состояния и свойств материальных объектов, выяснению различных обстоятельств
проверяемых событий, исследованию причинной связи между расследуемыми
явлениями и фактами, установлению особенностей осуществления отдельных
процессов. С помощью диагностических исследований можно установить такие
обстоятельства, имеющие криминалистическое значение и отвечающие на такие
вопросы, как:
- имеются ли признаки подчистки или травления на векселе?
- какой рукой оставлены следы пальцев рук на двери шкафа?
- возможен ли самопроизвольный выстрел из пистолета «Маузер» при падении
оружия на землю?
- каков был первоначальный текст документа, залитого красителем?
- установление направления движения и состояние человека по следам его ног
(дорожки следов)?
- Имелись ли следы постороннего механического воздействия на запирающем
устройстве?
Диагностические
исследования
специалистов
на
месте
происшествия
помогают восстановить картину совершенного преступления, выяснить механизм
криминального деяния или же установить его структурные элементы. Так, по следам
ног можно установить число преступников, направление их движения до нападения
на потерпевшего и после совершения преступления, взаимное расположение
потерпевшего и нападающих, фактическое место убийства и т.д. Баллистические
экспертизы часто решают и диагностические задачи, связанные, например, с
направлением и дистанцией выстрела, последовательностью выстрелов и т.п.
Диагностические задачи, решаемые в ходе криминалистического исследования
материалов и веществ, направлены на установление их свойств и состава, а также
назначения или области использования (применения). Например, именно в ходе
диагностических исследований определяется, что изъятый у контрабандиста камень
является бриллиантом весом 0,7 карата, или же устанавливается, что частица
металла, извлеченная из раны потерпевшего, и нож, обнаруженный при обыске в
квартире подозреваемого, имеют одинаковый химический состав, позволяющий
отнести их по этому показателю, к одному и тому же химическому элементу.
Установление
причинно-следственных
связей
путем
проведения
диагностических исследований, осуществляется по двум схемам: от причины к
следствию и от следствия к причине. Для криминалистики более важной является
вторая схема. Например, при осмотре места происшествия после тушения пожара в
крупном магазине в подсобном помещении были обнаружены под досками пола
следы какой-то жидкости. Экспертиза установила, что выявленная жидкость бензин. Тем самым была установлена причина пожара - поджог.
Процесс
диагностических
исследований
состоит
из
нескольких
последовательных этапов.
Содержание первого этапа заключается в изучении признаков объекта
(события, процесса) в натуре либо по его отображениям и в установлении свойств,
состава, других характеристик исследуемого объекта, содержания процессов и
явлений, наличия или отсутствия причинно-следственной связи и в формировании
об этом соответствующих выводов (промежуточных).
Второй этап состоит в сопоставлении (сравнении) полученных ранее выводов
с типовыми моделями (ситуациями) расследуемого преступного деяния. В процессе
диагностического сопоставления делается вывод о признаках, совпадающих с
типовыми, и о признаках, не совпадающих с ними полностью или частично. С
учетом конкретных условий и обстановки производится анализ, объясняющий эти
отклонения.
Третий этап - формирование итогового диагностического вывода об
обстоятельствах и механизме события, свойствах объекта, причинах явления,
характере причинно-следственной связи или следственно-причинной связи.
Впервые термин «криминалистическая диагностика» был предложен В.А.
Снетковым в 1972 г.12 В настоящее время это научное направление развивается
довольно активно, круг решаемых практических задач расширяется, особенно при
исследовании веществ и материалов.
В
процессе
диагностического
познания
используются
сведения
о
закономерностях возникновения исследуемых объектов и о типовых моделях
(ситуациях), характеризующих сопоставляемые события, явления, объекты. В
процессе
диагностического
исследования
участвуют
два
вида
объектов
-
диагностируемый (искомый) и диагностирующий (следы, признаки и т.п.).
Общая теория криминалистического распознавания, в состав которой
входят
все
рассмотренные
в
данной
главе
виды
идентификационных
и
неидентификационных исследований, имеет большое будущее, поскольку не
разрозненный, а системный подход позволит не только развить и оптимизировать
12
Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики // Труды ВНИИ МВД СССР. №»23. М. 1972.
уже существующие научные направления, но и откроет путь для появления и
решения новых теоретических проблем и разработке эффективных практических
рекомендаций.
Глава 3.
ТЕОРИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ
3.1. ВИДЫ СЛЕДСТВЕННЫХ СИТУАЦИЙ
Практической деятельности следователя, производству процессуальных,
организационно-подготовительных и других действий, как правило, предшествуют
анализ исходных данных и оценка конкретной ситуации по уголовному делу с
последующим принятием соответствующих решений. Однако процессы принятия и
реализации этих решений сопряжены с преодолением существенных трудностей, все
многообразие которых можно свести к четырем разновидностям:
1) логико-познавательные барьеры, связанные с полным или частичным
отсутствием данных о различных обстоятельствах, подлежащих доказыванию по
уголовному делу, и об источниках получения этой информации (проблемные
трудности или барьеры);
2) препятствия
тактико-психологического
характера, выражающиеся
в
противодействии подозреваемых и обвиняемых, занимающих негативную позицию,
а также недобросовестных свидетелей и потерпевших намерениям следователя,
направленным
на
всестороннее
расследование
(препятствия
конфликтного
характера);
3)
тактико-управленческие
трудности,
обусловленные
вероятностным
характером выбора следователем одного из возможных способов действий, каждый
из которых не гарантирует достижение цели, но даже не исключает риска
наступления дополнительных негативных последствий (тактический риск);
4) организационно-управленческие трудности, заключающиеся в недостатке
времени, сил, средств, неупорядоченности процесса раскрытия преступлений,
отсутствии системы взаимодействия участников расследования (организационная
неупорядоченность).
В практической деятельности все перечисленные четыре группы трудностей
чаще всего встречаются не изолированно друг от друга, а в виде различных
сочетаний и комбинаций, составляя пятую комбинированную группу существенных
трудностей.
Для их преодоления в распоряжении следователя имеются определенные силы
и средства: информационные, логико-психологические, тактико-методические,
материально-технические,
кадровые,
организационные
и
другие,
как
уже
находящиеся в его распоряжении, так привлекаемые дополнительно. В зависимости
от соотношения трудностей, противостоящих следователю, и совокупности всех его
ресурсов возникают простые или сложные следственные ситуации.
Таким образом, в случаях отсутствия или несущественности информационных,
тактических, психологических и иных трудностей и наличия в распоряжении
следователя достаточных возможностей по их успешному преодолению создаются
благоприятные
условия
и
обстановка
расследования,
возникают
простые
следственные ситуации. Наиболее значительными чертами простых ситуаций
являются непроблемность, бесконфликтность, отсутствие тактического риска и
организационной неупорядоченности. Однако отсутствие существенных трудностей
не обусловливает абсолютную простоту принятия и реализации решений. По
любому уголовному делу следователю приходится преодолевать различные
препятствия. Но они, в отличие от перечисленных выше существенных трудностей,
как правило, преодолеваются наличными ресурсами, уже находящимися в
распоряжении следователя, их информационно-тактическим развертыванием.
Так, логико-познавательные трудности непроблемного характера обычно
преодолеваются
достаточной
для
путем
этого
последовательного
исходной
информационного
информации;
развертывания
необъективность
позиции,
занимаемой конфликтующим подозреваемым (обвиняемым), устраняется либо путем
его убеждения, либо предъявлением имеющихся доказательств; выбор оптимального
способа действий упрощается, поскольку среди возможных вариантов решения
имеются гарантирующие благоприятный исход и тем самым исключающий
тактический риск. Что же касается организационно-управленческих трудностей, то в
простых ситуациях они преодолеваются в силу своей незначительности без
привлечения
дополнительных
сил
и
кардинального
изменения
структуры
расследования.
Но при неправильном производстве следственных или иных действий, а также
под воздействием некоторых отрицательных факторов простая ситуация может
трансформироваться в сложную. Особенно чувствительны к подобным негативным
изменениям ситуации тактического риска и конфликтные. Так, при неумелом
производстве очной ставки подозреваемый, узнав о негативном поведении
сообщника, может отказаться от ранее данных правдивых показаний и избрать
конфликтную позицию. Но в подавляющем большинстве простых ситуаций
следователь
находит
правильное
решение
и,
преодолевая
несущественные
трудности, успешно его реализует.
Иное положение складывается, когда расследование существенно затруднено
отсутствием надежных источников информации и достаточных данных об элементах
предмета доказывания, либо острым противодействием следователю со стороны
обвиняемых и других конфликтующих с ним лиц, либо отсутствием абсолютно
надежных способов и средств достижения целей, нехваткой времени, сил и ресурсов
или их неправильным распределением. Возникающая при этом неблагоприятная
обстановка ведет к образованию сложных следственных ситуаций. В основе всех
сложных ситуаций лежит информационная неопределенность, имеющая несколько
разновидностей.
В зависимости от количества, характера и содержания формирующих
негативных факторов (трудностей, барьеров) все сложные следственные ситуации
можно дифференцировать на пять классификационных групп: проблемные,
конфликтные,
тактического
риска,
организационно-неупорядоченные
и
комбинированные.
Лежащие в основе проблемных, конфликтных, тактического риска и
организационно-неупорядоченных ситуаций комплексы существенных трудностей
значительно отличаются друг от друга.
Проблемность
в
процессе
расследования
возникает
при
отсутствии
достаточных сведений об обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, и
прежде всего об элементах предмета доказывания. В отличие от других сложных
следственных
ситуаций,
проблемная
неопределенностью,
которую
неопределенностью»
-
ситуация
многие
основной
обусловлена
ученые
семантической
считают
разновидностью
«настоящей
информационной
неопределенности13. В проблемных ситуациях у следователя нет надежного способа
(программы)
поиска
источников
(носителей)
информации
и
получения
доказательств. Наиболее острые проблемные ситуации чаще всего возникают при
установлении личности виновных или самого преступного события. Независимо от
категории уголовного дела и криминалистической характеристики преступления,
образующиеся в процессе расследования проблемные ситуации всегда имеют одну и
ту
же
структуру:
совокупность
неполных,
недостаточных
сведений
и
противостоящее им неизвестное искомое, а также возникающее между этими двумя
компонентами
специфическое
познавательное
отношение
логического
противоречия, основанное на остром недостатке информации.
По делам об убийствах, разбойных нападениях, грабежах, кражах и многих
других преступлениях, учитываемых и регистрируемых по линии уголовного
розыска, проблемные ситуации, как правило, возникают при установлении личности
виновных. По делам о хищениях, совершенных руководителями, должностными и
материально ответственными лицами в предприятиях и организациях, большинству
преступлений в сфере экономической деятельности основную трудность составляет
выявление самих фактов (событий) общественно опасных деяний, как правило,
хорошо замаскированных и носящих латентный характер. При этом надо иметь в
виду, что при раскрытии некоторых преступлений в сфере экономики, таких,
например, как изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, главная
трудность возникает при установлении виновных лиц, тогда как по некоторым
разновидностям убийств и изнасилований наибольшие сложности образуются при
установлении события (факта) общественно опасного деяния.
В связи с изложенным можно прийти к выводу о том, что следственная
ситуация - это противоречие между знанием и незнанием, своеобразное
13
Нейман Дж., Моргаенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М. 1970. С.352-353.
соотношение между известным и неизвестным по делу, при котором искомое
(доказываемое обстоятельство) не дано и сведения о нем непосредственно не
содержатся в исходных данных, однако, уже установленные факты в какой-то
мере ограничивают и направляют поиск возможного решения.
Если в проблемных ситуациях главную «зону неопределенности» составляют
неизвестные
элементы
предмета
доказывания,
а
также
вспомогательные
(промежуточные) факты, то в конфликтных ситуациях эта зона охватывает иные
обстоятельства - действительные планы и намерения, подлинную тактическую
позицию
соперничающей
ситуаций
является
стороны.
тактическое
Важнейшей
противодействие
особенностью
следователю
конфликтных
со
стороны
обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и потерпевших, занимающих негативные
позиции, которое усугубляется незнанием намерений соперничающей стороны.
Конфликтная ситуация обусловлена второй разновидностью информаицонной
неопределенности,
так
называемой
стратегической
неопределенностью,
определяющей характер конфликтных отношений противоположных сторон. Таким
образом, сущность конфликтных ситуаций составляют два конфликтогенных
фактора: соперничество сторон, имеющих несовпадающие интересы, и обстановка
неопределенности в отношении планов и намерений хотя бы одной из этих сторон.
Конфликтную ситуацию в расследовании можно определить как особое
состояние системы межличностных отношений двух или более участников
уголовного процесса, имеющих несовпадающие интересы и стремящихся к
достижению различных целей в условиях информационной неопределенности,
возникающей в связи с планами и намерениями соперничающей стороны. При этом
каждая из сторон для большей эффективности собственных действий должна
замаскировать свою подлинную позицию и проникнуть в замыслы другой.
К конфликтным ситуациям по многим своим признакам близки cитуации
тактического риска. В практической деятельности они довольно часто встречаются в
сочетании друг с другом. Однако и в «чистом» виде ситуации тактического риска
возникают в процессе расследования. Их самостоятельный характер объясняется
воздействием еще одной разновидности информационной неопределенности -
синтаксической неопределенности, которая обусловливает множество возможных
результатов
избранного
следователем
способа
действий.
Важнейшей
характеристикой ситуации тактического риска является отсутствие среди множества
решений, даже одного абсолютно надежного решения, обязательно ведущего к
намеченной цели. Поэтому даже в случае принятия наиболее оптимального решения
всегда
остается
вероятность
наступления
неудачного
исхода
выбранного
следователем способа действий. Ситуации тактического риска возникают, как
правило, лишь тогда, когда невозможно отказаться от решения конкретной задачи
без реальной опасности причинения еще большего ущерба целям расследования, в то
время как для их достижения отсутствуют гарантированные способы действий.
Решение следователя, принятое в условиях тактического риска, может оказаться не
только недостаточно надежным, но даже и ошибочным и не только не приведет к
намечен ной цели, но и причинит определенный вред расследованию. Однако и
отказ от принятия и реализации ненадежного решения может причинить еще
больший вред.
Несмотря
рассматриваемая
на
известное
сходство
классификационная
группа
с
конфликтными
ситуаций
имеет
ситуациями,
целый
ряд
отличительных свойств. Во-первых, решения, принимаемые следователем, не
зависят от решений тактического соперника и формируются вне конфликтного
взаимодействия сторон, а нередко и в условиях отсутствия этого соперника
(например при предъявлении для опознания или осмотре места происшествия). Вовторых, при неудачном разрешении ситуации тактического риска может возникнуть
конфликтная ситуация (так, в процессе предъявления для опознания свидетелю или
потерпевшему неопознанный, но в действительности совершивший преступление
подозреваемый переходит на негативную позицию, отказывается от ранее данных
показаний и оказывает активное противодействие следователю). В-третьих,
результат реализации правильного решения зависит, главным образом, от
правильного выбора и действий самого следователя, а не от поведения другой
стороны. В-четвертых, если в конфликтной ситуации стороны стремятся проникнуть
в скрываемые планы и намерения соперников, то в ситуации , тактического риска
позиция противостоящей стороны известна. В-пятых, в ситуации тактического риска
важную роль играет случай.
Ситуацию тактического риска можно определить как специфическое
соотношение
между
возможными
способами
действий
следователя,
направленными на достижение цели и негарантированными результатами их
реализации.
Четвертая разновидность сложных следственных ситуаций - организационнонеупорядоченные ситуации. Они обусловлены целым рядом управленческих и
организационных трудностей, таких, как чрезмерная нагрузка следователя,
отсутствие эффективного планирования и системы взаимодействия в процессе
расследования,
плохое
обеспечение
транспортом,
связью,
необходимыми
помещениями и т.д. Большое значение имеет также и правильная, учитывающая
конкретные условия организационная структура и форма расследования
-
единоличное следствие, следственная группа и следственная группа с привлечением
к ее работе должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную
деятельность.
Разумеется, на возникновение организационно-неупорядоченных ситуаций
значительное воздействие оказывают субъективные качества следователей и
взаимодействующих с ним лиц. Прежде всего такие, как низкий профессиональный
уровень, отсутствие организаторских данных и должной коммуникабельности,
недостатки в волевой и исполнительской сферах деятельности, другие негативные
личностные свойства.
Возникновение организационно неупорядоченных ситуаций обусловлено
воздействием, так называемой, прагматической неопределенности - четвертой
разновидности информационной неопределенности, которая заключается в незнании
следователем своих возможностей по распределению и использованию находящихся
в его распоряжении кадровых, технических и иных ресурсах, организации
взаимодействия, выборе формы расследования и привлечения дополнительных сил и
средств.
На возникновение организационно-неупорядоченных ситуаций влияют также
и разнообразные негативные факторы, находящиеся за рамками конкретных
уголовных дел. Организационно-неупорядоченные ситуации чаще всего возникают
(или
степень
их
остроты
существенно
возрастает),
когда
расследование
осуществляется в условиях проблемных, конфликтных и тактически рискованных
ситуаций.
Таким
образом,
специфическое
организационно
соотношение
неупорядоченная
существенных
ситуация
-
это
организационно-управленческих
трудностей процесса расследования и недостаточных для их преодоления
объективных
ресурсов
и
субъективных
возможностей
следователя
и
взаимодействующих с ним лиц.
Следующая,
пятая
классификационная
группа
сложных
следственных
ситуаций носит своеобразный «смешанный» характер. Им одновременно или в
различных сочетаниях могут быть присущи черты проблемности, конфликтности,
тактического риска и организационной неупорядоченности, поэтому данную
разновидность можно определить как комбинированные ситуации.
Сочетание неблагоприятных факторов, комбинированный характер сложных
ситуаций
затрудняют
раскрытие
преступлений,
создают
дополнительные
препятствия в процессе расследования. Однако главную трудность составляют не
количество неблагоприятных факторов в различных сочетаниях, а их качественные,
содержательные показатели: степень риска, уровень проблемности, острота
конфликтности
или
организационной
неупорядоченности.
Именно
эти
характеристики и определяют остроту сложной следственной ситуации. Поэтому
нельзя считать, что преодоление комбинированных ситуаций обязательно связано с
большими трудностями, чем преодоление какой-нибудь одной разновидности
сложных следственных ситуаций, но характеризуемой повышенной степенью
остроты, которая и является основным показателем ситуационной сложности.
Разумеется, нередко и количественный фактор может существенно затруднить
процесс разрешения комбинированных ситуаций.
3.2. ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ СЛЕДСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ И ЕЕ ЛОГИКОКРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
Аналитическое рассмотрение всех выделенных ранее классификационных
разновидностей позволяет сформулировать и общее понятие следственной ситуации.
В криминалистической литературе она характеризуется чаще всего как совокупность
данных, сумма информации, как картина, отражающая процесс расследования. Эта
несомненно единственно перспективная позиция в той или иной степени связана с
модельным, информационным подходом к исследуемому понятию. Раскрывая и
расследуя преступления, воздействуя на реальные объекты, проводя практические
действия и мероприятия, постоянно имея дело с носителями фактических данных,
взаимодействуя с оперативными работниками, экспертами и специалистами,
следователь тем не менее вынужден непосредственно руководствоваться в процессе
своей деятельности информационными моделями, с большей или меньшей
адекватностью отражающими реальную ситуацию по уголовному делу. Хотя
следователь фактически действует в реальной обстановке, это еще не дает основание
называть именно эту обстановку следственной ситуацией. Не подлежит сомнению,
что, прежде чем приступить к любой рациональной деятельности, следователь
стремится получить хотя бы минимум информации о существенных чертах внешней
среды, проанализировать эти данные и создать адекватную модель реального
положения по делу. Именно поэтому в психологии, педагогике, теории принятия
решений, других научных дисциплинах твердо считают, что под ситуацией, на базе
которой необходимо принять соответствующие решения, необходимо понимать не
внешнюю ситуацию, а ситуацию для субъекта, т.е. информационную модель
реальной ситуации.
При этом многие модели реальных ситуаций, особенно те из них, которые
создаются
в
условиях
недостатка
информации,
не
всегда
адекватны
действительности, что серьезно усложняет работу следователя. Формируя различные
решения по уголовным делам, выдвигая версии, проводя тактические операции и
приемы,
отдельные
процессуальные
и
розыскные
действия,
следователь
непосредственно исходит не из реальной ситуации (хотя это и представлялось бы
наиболее оптимальным и желательным), а из ее информационной модели, из того,
что отражено в его сознании для принятия следственных решений и их реализации.
Создание информационных моделей реальных ситуаций расследования является
объективной необходимостью процесса расследования, одной из закономерностей
следственного (судебного) познания.
Что касается типовых следственных ситуаций, то модельно-информационный
подход здесь совершенно очевиден. И действительно, типовые следственные
ситуации являются результатом научного обобщения определенной категории
уголовных дел и построения типовых моделей, описывающих существенные
признаки, общие для определенной классификационной группы конкретных
ситуаций. В литературе по кибернетике и теории управления подчеркивается, что
метод
ситуационного
моделирования
наиболее
эффективен
для
успешного
нахождения надежных решений в конкретных практических ситуациях. Этот метод
становится ведущим в криминалистике, поскольку позволяет успешно решать
наиболее сложные вопросы раскрытия преступлений.
Модельный подход не умаляет, а наоборот, подчеркивает первичность
реальных ситуаций, необходимость их адекватного отражения, творческого
исследования и оптимального преобразования. Поэтому информационные модели
реальных ситуаций (как простых, так и сложных) и будут называться в дальнейшем
следственными
ситуациями,
в
отличие
от
реальных
ситуаций,
процесса
расследования, которые существуют в действительности и носят внешний по
отношению к сознанию следователя характер. Конечно, было бы крайне желательно,
если бы реальные ситуации расследования и следственные ситуации были бы
адекватны и полностью совпадали друг с другом. Но, к сожалению, это бывает
далеко не всегда, и именно эта неадекватность, особенно если она значительна, и
составляет
основную
методологическую
сложность
процесса
расследования
преступлений.
Таким образом, следственная ситуация - это мысленная динамическая
модель,
отражающая
информационно-логическое,
тактико-психологическое,
тактико-управленческое и организационно-управленческое состояния, сложившееся
по уголовному делу и характеризующее благоприятный или неблагоприятный
характер процесса расследования.
Это определение следственной ситуации в той или иной мере разделяют
большинство криминалистов. Иной точки зрения придерживались профессор Р.С.
Белкин и его сторонники. Он отрицал информационно-модельный характер
следственной ситуации, рассматривая эту криминалистическую категорию только
как совокупность реальных (объективных) условий и обстоятельств14.
Однако, раскрывая и расследуя преступления, воздействуя на реальные
объекты, проводя практические действия с различными носителями фактических
данных, взаимодействуя с оперативными работниками, экспертами и специалистами,
следователь, тем не менее, непосредственно руководствуется полученными
доказательствами,
другими
сведениями
и
созданными
информационными моделями реальной ситуации.
на
их
базе,
Следователь фактически
действует в реальной обстановке, но это не дает ни малейших оснований называть
эту обстановку следственной ситуацией. Прежде, чем действовать, ему надо собрать,
проверить и хотя бы предварительно оценить доказательственную и другую
информацию о существенных чертах внешней среды, создать ее адекватную (в той
или иной степени) модель15. Именно поэтому в психологии, педагогике, теориях
принятия решений и исследования операции, теории игр и многих других научных
дисциплинах давно и однозначно считают, что под ситуацией, которую необходимо
разрешить человеку, следует «понимать не внешнюю ситуацию, а ситуацию для
субъекта»16. Поэтому критикуемая нами позиция всегда выглядела обособленной и
отстраненной от поступательного развития научной мысли.
Необходимо отметить, что будучи выдающимся советским и российским
ученым-криминалистом, Р.С. Белкин в своих последних работах фактически (хотя и
с оговорками) отказался от своей ошибочной позиции, придя к выводу о том, что
Беликн Р.С. Курс советской криминалистики. М.: «Мысль», 1979. Т.3. С.67-69; Он же. Курс советской
криминалистики. М., 1978. Т.2. С.370.
15
Драпкин Л.Я. Понятие и классификация следственных ситуаций // Следственные ситуации и раскрытие
преступлений. Свердловск, 1975. С.27-30; Он же. Основы теории следственных ситуаций. Свердловск. Изд-во УрГУ,
1987. С.13-15.
16
Балл Г.А. О психологическом содержании понятия «задача» // Вопросы психологии. -1970. №6. -С.76.
14
«между этими позициями нет противоречия: следственная ситуация - это реально
существующие условия, в которых в данный момент ведется расследование. Но
судить о ней следователь может лишь по ее информационной модели, т.е. по тем
сведениям о ней, которые находятся в его распоряжении»17. Аналогичный вывод
Р.С. Белкин сделал и в другой работе, подчеркивая, что «поскольку познание
следственной ситуации как объективной реальности и заключается в построении
информационной модели, отражающей результаты этого познания»18. Приведем
цитату из еще одной работы Р.С. Белкина о том, что следственная ситуация «это
существующая в данный ... момент реальность, в условиях которой действует
следователь ..., но судить об этой реальности он может по информации о ней, по той
информационной модели, которая ее отражает».19
Тем самым, ненужную дискуссию, отвлекающую силы и время криминалистов
от
глубокого
и
многостороннего
исследования
комплексных
проблем
криминалистических и следственных ситуаций можно считать законченной.
Наиболее важной характеристикой следственных ситуаций является их
адекватность реальным ситуациям расследования, правильность отражения в
мышлении
действительной
информационных
моделей
обстановки
по
оригиналу
-
уголовным
важнейший
делам. Соответствие
аспект
практической
деятельности. Однако сложность и неоднозначность информационных процессов
расследования, поступление противоречивых и ложных сведений предопределяют
возможность образования следственных ситуаций как достоверного, так и
вероятностного типа. При возникновении второго типа ситуаций следователь может
принять ошибочные решения. Поэтому в начале расследования при недостатке
информации приемлемым может быть адекватное отражение лишь таких основных
свойств реального процесса расследования, как проблемность, конфликтность,
тактический
риск,
организационная
неупорядоченность,
или,
наоборот,
установление того, что указанные выше черты отсутствуют. Лишь после
Белкин Р.С. Формирование общей теории криминалистики // Криминалистика. Учебник / Под ред. А.А.
Хмырова, В.Д. Зеленского. Краснодар, 1998. С.97. Белкин Р.С. История отечественной криминалистики //
Криминалистика. Глава IX. Учебник. Краснодар: Изд-во Кубанский гос. ун-т. 1998. С.97.
18
Белкин Р.С. История отечественной криминалистики. - М.: «Норма», 1999. - С.279.
19
Белкин Р.С. Следственные ситуации и тактические комбинации // Криминалистика - М.: ЮНИТИ. Закон и
право. 1999. - С.159.
17
правильного определения соответствующей разновидности следственной ситуации
можно перейти к ее более детальному исследованию, разработке и реализации
оптимальных решений.
Возможны следующие основные варианты отношений между реальными
ситуациями и их информационными моделями:
1) реальная сложная ситуация правильно отражена в сложной следственной
ситуации;
2) реальная сложная ситуация неадекватно отражена как простая следственная
ситуация;
3) реальная ситуация комбинированного типа, хотя и отражена как сложная
следственная ситуация, но без полного воспроизведения всех åе разновидностей
(например, представлены признаки конфликтной ситуации, в то время как
фактически она носит проблемно-конфликтный характер);
4) реальная простая ситуация адекватно осознается как простая следственная
ситуация;
5)
реальная
простая
ситуация
неадекватно
отражается
как
сложная
следственная ситуация.
Второй важной характеристикой следственных ситуаций является их
динамичность. В связи с тем, что на изменение ситуации оказывается влияние не
только следователем и взаимодействующими с ним лицами, но и другими, в том
числе и противостоящими ему, субъектами и разнообразными внешними факторами,
динамические процессы могут происходить не обязательно в позитивном
направлении, завершаясь формированием простой ситуации. Нередко, несмотря на
принимаемые меры, следователь так и не может устранить сложную ситуацию, что
приводит к неполному раскрытию преступлений, необоснованному прекращению
производства
или
возвращению
его
на
дополнительное
расследование,
невозмещению материального ущерба и другим негативным последствиям.
Наиболее общую схему развития следственных ситуаций можно представить
следующим образом:
1. СС
ПС; 2. ПСм
СС; 3. ПСм
СС
ПС;
СС1
4. СС
СС1
СС1
;
5. ПСм
СС
ПС
СС1
ПС
(ПС - простая ситуация; СС - сложная ситуация; ПСм - мнимо простая
ситуация; CC1 - сложная ситуация, разрешенная лишь частично).
В указанных пяти наиболее распространенных типичных вариантах изменения
следственных ситуаций первый и третий варианты представляют позитивные
процессы ситуационного развития. При этом третий вариант имеет не только более
усложненную структуру, но и связан с преодолением дополнительных препятствий.
Простая ситуация исходного этапа фактически является мнимопростой, неправильно
воспринятой следователем. В действительности же это - сложная ситуация
латентного (скрытого) типа. В дальнейшем следователь выявляет подлинные
признаки реальной ситуации, адекватно отражает их в своем сознании и принимает
все необходимые меры для преобразования ее в простую следственную ситуацию.
Второй вариант отражает негативное развитие ситуационного процесса, когда
следователь неадекватно выявляет признаки реальной ситуации, создавая ложную
модель простой ситуации. В дальнейшем он, хотя и устанавливает ошибочность
своей позиции и отражает мнимо простую ситуацию в своем сознании как сложную,
тем не менее из-за потери времени, утраты доказательств, усиления противодействия
и других негативных факторов не может ее разрешить.
Четвертый вариант представляет динамический процесс с несколько
большим числом этапов, когда в начале реальная ситуация адекватно отражается в
сложной следственной ситуации. Тем не менее следователю не удается полностью
устранить некоторые существенные трудности и, хотя отдельные задачи и были им
решены (выявлена часть обвиняемых, раскрыты отдельные эпизоды и т.д.),
завершающая ситуация по-прежнему носит сложный характер.
Пятый
вариант
отражает
сложную
ситуацию
как
мнимопростую.
Впоследствии следователь правильно осознает ее как сложную, но полностью
преобразовать ее в простую не может, и дальнейшее развитие происходит также, как
в предыдущем варианте.
Для лучшего усвоения приведем примеры по конкретным делам. По
уголовному делу, возбужденному в связи с обнаружением трупа П., следователь,
изучив и оценив имеющуюся информацию и стоящие перед ним задачи, пришел к
выводу, что все обстоятельства, подлежащие доказыванию, уже установлены
(простая следственная ситуация). Основываясь на ошибочном заключении судебномедицинской экспертизы и неправильных результатах поверхностного осмотра
места происшествия и трупа, следователь прекратил производство по делу за
отсутствием события преступления, полагая, что произошел несчастный случай.
Фактически же простая следственная ситуация носила мнимый характер, поскольку
неадекватно отражала реальную ситуацию расследования, так как по делу не только
не было установлено действительное событие (убийство), но и многие другие
важнейшие обстоятельства. Спустя шесть месяцев на территории одного из соседних
городов за совершение тяжких преступлений были задержаны ранее судимые Д. и 3.
В ходе расследования удалось получить оперативные данные о совершении
обвиняемыми убийства П. Новая информация, в том числе и заключение повторной
судебно-медицинской экспертизы в отношении причин смерти потерпевшего, была
эффективно использована, и вина обоих обвиняемых полностью доказана. По этому
делу динамическая структура следственной ситуации характеризовалась движением
от мнимопростой к сложной, а затем и к действительно простой ситуации (ПСм —
СС — ПС - третий вариант).
Второе уголовное дело было возбуждено в связи с разбойными нападениями,
совершенными группой неустановленных преступников. Следователь правильно
осознал следственную ситуацию как сложную и после ее всестороннего
исследования составил детальный план раскрытия преступлений. В ходе реализации
этого плана был задержан ранее неоднократно судимый за аналогичные
преступления А., который после предъявления ему многочисленных доказательств
признал свою вину. Однако в дальнейшем из-за нарушения взаимодействия
следователя с органом дознания и других тактических ошибок не удалось
установить трех других участников шайки. Динамическая структура следственной
ситуации в этом случае характеризуется движением от сложной ситуации сразу в
двух направлениях: к простой ситуации в отношении А и к сложной в отношении
других преступников (четвертый вариант):
СС1
СС
СС1
ПС
Классификация сложных объектов, к которым относятся и следственные
ситуации, требует обязательного использования не одного, а нескольких оснований
логического деления. Одним из таких критериев логического деления является чисто
практическое свойство: благоприятна или неблагоприятна данная следственная
ситуация для расследования. Исходя из этого существенного признака весь
предельно широкий класс следственных ситуаций можно разделить на два вида:
сложные (неблагоприятные) и простые (благоприятные) ситуации. В свою очередь
сложные следственные ситуации, исходя из важнейшего содержательного признака характера присущих им специфических трудностей, дифференцируются на пять
классификационных групп: проблемные, конфликтные, тактического риска,
организационно-неупорядоченные и комбинированные ситуации.
Что касается простых следственных ситуаций, то нет оснований для их
логического деления на какие-либо разновидности по содержательным свойствам,
поскольку
все
комплексно
присущие
им
признаки
(непроблемность,
бесконфликтность, организационная упорядоченность, отсутствие тактического
риска), создают структурную однородность этой единой классификационной
группировки.
Динамический характер следственных ситуаций присущ не только сложным,
но и их простым разновидностям. Поэтому все виды следственных ситуаций также
можно дифференцировать на исходные, промежуточные и конечные (см. схему 2)
Схема 2
Следственные ситуации
Простые ситуации
Сложные ситуации
исходные
промежуточные
конечные
ситуации
тактического риска
проблемные
ситуации
комбиниро-ванные
ситуации
организационнонеупорядоченные ситуации
конфликтные
ситуации
исходные
исходные
промежуточные
промежуточные
конечные
конечные
исходные
исходные
исходные
промежуточные
промежуточные
промежуточные
конечные
конечные
конечные
Необходимо отметить, что следственные ситуации являются разновидностью
более общей классификационной группы - криминалистических ситуаций. В класс
криминалистических
ситуаций,
кроме
следственных,
розыскные, следственные и экспертные ситуации.
входят
оперативно-
В отношении судебных ситуаций следует разделить позицию В.К. Гавло,
который еще в 1985 г. до кардинальных изменений в уголовно-процессуальном
законодательстве подчеркивал их самостоятельный характер20.
Гавло В.К. Теоретические проблемы и практика применения методики расследования отдельных видов
преступлений. Томск, 1985. С.69.
20
Глава 4.
УЧЕНИЕ О КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ВЕРСИЯХ
4.1. ЭВРИСТИЧЕСКАЯ (ПОИСКОВАЯ) ПРИРОДА, СТРУКТУРА И ЭТАПЫ
ПОСТРОЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ВЕРСИЙ
Раскрытие и расследование преступлений, судебное рассмотрение уголовных
дел с позиции гносеологии предстают как познавательные процессы, структурными
элементами которых являются комплексы логических (достоверных), эвристических
(поисково-вероятностных) и интуитивных операций. Основным эвристическим
методом творческой деятельности является гипотеза, а в расследовании и судебном
производстве ее разновидность - криминалистическая версия.
Отличительные черты криминалистической версии в основном сводятся к
следующим:
1) криминалистические версии выдвигаются в сфере практической, а не
научной деятельности;
2)
субъектами
выдвижения
криминалистических
версий
являются
оперативный работник, дознаватель, следователь, прокурор, судья (состав суда),
эксперт;
3) сравнительно небольшой по объему исходный информационный материал
(фактическая база);
4) выведение версий как из достоверно установленных фактов, так и из
вероятной информации, в том числе и из слухов, анонимных сообщений и т.п.;
5) выдвижение всех фактически возможных предположений (версий);
6) построение версий должно происходить одновременно или почти
одновременно, что не исключает в дальнейшем выдвижение новых версий, в связи с
поступлением дополнительной информации
Версии выдвигаются в ситуациях информационной неопределенности, когда
отсутствуют
достаточные
данные
для
достоверных
логических
выводов.
Версионный метод в качестве своего важнейшего этапа предусматривает логическое
исследование и упорядочение всей исходной информации. В результате из общего
информационного
массива
формируется
взаимосвязанный
и
внутренне
непротиворечивый информационный комплекс, который можно рассматривать
как фактическую базу версии. Она включает в свое содержание сведения,
полученные
в
результате
проведения
оперативно-розыскных.
следственных,
экспертных, судебных действий и иных мероприятий. Эта информация имеет
непосредственное отношение к конкретному уголовному делу и находится как бы
«внутри» его процессуальных и объемно-логических рамок.
По уголовному делу из общего информационного массива может быть
сформировано несколько комплексов внутренне непротиворечивых данных, каждый
из которых в силу своего различного содержания становится фактической базой для
одной из версий. В то же время одна и та же фактическая база из-за различий в ее
возможном объяснении нередко становится основой для построения нескольких
версий.
Но для построения перспективных версий одной лишь фактической базы явно
недостаточно. Очевидно, что логико-информационное «развертывание» исходных
данных, т.е. чисто индуктивный путь, в проблемных ситуациях неприемлем,
поскольку информация, содержащаяся в фактической базе носит неполный и явно
недостаточный характер. Поэтому необходимо обратиться к дополнительному
источнику информации, которым и является теоретическая база версии упорядоченная совокупность данных, имеющих отношение к еще неизвестному
обстоятельству и выделенных из общего запаса (тезауруса) сведений, содержащихся
в памяти субъекта деятельности и взаимодействующих с ним лиц в специальной
литературе, информационно-поисковых и иных учетах. Ценнейшими источниками
обобщенной
информации
являются
также
групповые
криминалистические
характеристики преступлений. Фактическая и теоретическая базы версий
составляют
два
структурных
компонента
версий,
благодаря
творческому
взаимодействию которых возникает третий компонент - вероятный вывод, итог
сложного информационно-поискового процесса. Трехэлементный состав версии
отражает ее статическую (итоговую) структуру.
Схема 3
Фактическая
база версии
(ФБВ)
версия
Информационный
поток
Информационный
поток
Логикопсихологический
механизм
следователя (ЛПМ)
V1
V2
версия
V3
версия
Теоретическая
база версии
(ТБВ)
Динамическая
структура
версии
состоит
из
четырех
этапов,
последовательно отражающих процесс построения версий.
Первый этап - исследование уже собранного по уголовному делу
информационного массива с помощью анализа, синтеза, индукции, дедукции,
аналогии, моделирования и других методов. В итоге происходит своеобразная
фильтрация, предварительная оценка собранного информации с точки зрения ее
относимости, достоверности и допустимости. В ходе исследования отдельные
сведения группируются вокруг обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст.73 УПК
РФ) и позволяют сделать предварительный вывод о доказанности или же
недоказанности названных выше обстоятельств. В результате выявляется искомое
обстоятельство, которое необходимо доказать в процессе расследования и исходные
данные, которыми располагает следователь. Тем самым, определяется проблемная
ситуация,
на
одном
«полюсе»
которой
находится
искомое
(неизвестное)
обстоятельство и на другом «полюсе» - информация (фрагментарная, вероятностная)
явно недостаточная для доказывания искомого.
Второй этап - формирование фактической базы версии, которая создается
из информации, группирующейся вокруг неустановленных обстоятельств дела. При
этом, для формирования фактической базы могут быть привлечены и так
называемые «общие сведения», имеющие отношение к другим обстоятельствам
дела, а также к вспомогательным, промежуточным фактам.
Третий этап - наиболее сложный, он состоит в формировании теоретической
базы версии за счет следующих основных источников дополнительной информации:
а)
теоретические,
профессиональные
и
общежитейские
знания,
аккумулированные в памяти следователя;
б) обобщенные и необобщенные сведения, содержащиеся в специальной и
иной литературе;
в) единичная информация, содержащаяся в других уголовных делах,
«отказных» материалах, оперативных данных в отношении иных фактов и событий;
г) документация военкоматов, медицинских учреждений и прочих ведомств;
д) личный и коллективный опыт руководителей и сотрудников;
е) данные групповых криминалистических характеристик преступлений;
ж) данные, сосредоточенные в информационно-поисковых, иных системах и
учетах информационных центров МВД всех уровней. Следует подчеркнуть, что
некоторые
привлеченные
из
внешних
источников
сведения,
особенно
необобщенные, после проверки версий не только переходят в материалы уголовного
дела, но и становятся доказательствами (данные дактилоскопических учетов, видеои фототеки и т.п.).
Четвертый этап - формирование версионного умозаключения с помощью
фактической и теоретической баз (логических посылок), который принимает форму
нетрадиционного модуса условно-категорического силлогизма:
Если А, то В (теоретическая база)
Установлено В (фактическая база)
Вероятно А (предположительный вывод)
Логическая природа версионного умозаключения не является дедуктивной,
поскольку вывод осуществляется не от истинности основания к истинности
следствия (как в традиционном силлогизме), а от следствия к основанию, что
«запрещено» правилами дедукции. Тем не менее, вероятностный характер
версионного вывода имеет огромное эвристическое значение. Но логическая
природа версии не является и «чисто индуктивной», поскольку устанавливается не
общее положение по единичным доказательствам и следам, а познание такого же
единичного, хотя и более цельного объекта по его отдельным признакам.
Своеобразная криминалистическая индукция позволяет совершить переход от
следствия к причине, от части к целому, от отдельных признаков, характеризующих,
например, подозреваемого, к полному и конкретному представлению о преступнике.
При построении версий большую роль играет метод аналогии, позволяющий
выдвигать предположения, но преимущественно не в отношении неизвестных
признаков сравниваемых объектов (как это обычно происходит в традиционной
логике), а в основном для установления искомого объекта по сходству сравниваемых
групп признаков.
Таким
образом,
сложный
логический
механизм
построения
версии
представляет собой комплекс частично преобразованных методов анализа, синтеза,
моделирования, дедукции, индукции, аналогии, обобщения и интуитивных догадок.
Проведенное
исследование
позволяет
сформулировать
следующее
определение. Криминалистическая версия - это обоснованное предположение
субъектов познавательной деятельности (следователь, дознаватель, прокурор,
оперативный работник, судья, эксперт), дающее одно из возможных и допустимых
объяснений уже выявленных, исходных данных (фактическая база), позволяющее на
их основе во взаимодействии с теоретической базой, вероятностно (неоднозначно)
установить еще неизвестные обстоятельства, имеющие значение для дела. При
этом под этими обстоятельствами понимаются как элементы предмета доказывания,
так и промежуточные (вспомогательные) факты. В определении отмечаются две
основные
функции:
предположительное
объяснение
исходных
данных
и
вероятностное установление еще неизвестных обстоятельств уголовного дела.
4.2. КЛАССИФИКАЦИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ВЕРСИЙ
Классификация версий имеет большое научное и прикладное значение,
поскольку помогает лучше понять функции их отдельных разновидностей,
способствует упорядочению процесса расследования. В связи со сложной
внутренней структурой криминалистические версии необходимо классифицировать
по различным основаниям.
1. В соответствии с ч.1 ст.86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется
дознавателем, следователем, прокурором и судом. Они же, и только они, являются
субъектами проверки и оценки доказательств (ст.87, 88 УПК РФ). Кроме того, в
соответствии с правами и обязанностями эксперта, предусмотренными с.57 УПК РФ,
также выдвигает версии, помогающие ему в процессе исследования.
Поэтому криминалистические версии по субъекту выдвижения и проверки
делятся на следственные, прокурорские, оперативно-розыскные, экспертные и
судебные. Подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие, гражданские истцы и
ответчики, их представители, а также защитники согласно п.п.2 и 3 ст.86 УПК РФ
вправе собирать и представлять доказательства. Разумеется, они могут высказывать
различные предположения по уголовному делу, в том числе и в виде ходатайств.
Однако эти предположения лишь тогда приобретают значение версий, когда они
принимаются в таком качестве дознавателем, следователем, прокурором или судом.
В связи с выполнением дознавателем и следователем аналогичных функций в
процессе
выдвижения
и
проверки
версий,
их
можно
рассматривать
как
единственную и общую для обоих субъектов предварительного расследования
классификационную разновидность криминалистических версий - следственную
версию.
Версия может выдвигаться и прокурором, однако, после ее принятия к
проверке следователем она становиться следственной версией.
Несмотря на единство логической природы, структуры и основных функций,
выделенные разновидности версий характеризуются специфическими чертами.
Это, прежде всего, различие по содержанию фактических баз. Кроме общей
информации, в эти базы входят и несовпадающие, по своим источникам, данные,
полученные в процессе специфической деятельности перечисленных выше
субъектов.
Оперативно-розыскные
версии
в
основном
проверяются
непроцессуальным способом, и поэтому их вероятностные знания непосредственно
не трансформируются в достоверные. В тоже время сведения, полученные в
процессе проверки этих версий существенно расширяют информационную базу
следственных версий и повышают их эвристические (поисковые) возможности.
Экспертные версии, выдвигаемые для разрешения специальных вопросов, несмотря
на их исключительную важность для дела, играют в основном промежуточную
(вспомогательную) роль в ходе процессуального установления элементов предмета
доказывания. Что касается судебных версии, то в большинстве случаев их функции
носят проверочный по отношению к результатам предварительного следствия
характер.
Лишь
в
случаях
опровержения
или
сомнительности
выводов
обвинительного заключения на первый план выходит их информационно-поисковая
функция.
2.
В
зависимости
криминалистические
специфические
от
версии
конкретности
можно
(конкретные).
выдвигаемых
дифференцировать
Типовые
версии
предположений
на
выдвигаются
типовые
в
и
условиях
существенного недостатка исходных данных, чаще всего на первых этапах процесса
раскрытия преступлений и дают самое общее, наиболее характерное объяснение
имеющихся данных и вероятностно устанавливают обобщенное неизвестное
искомое. В последующем в ходе проверки отбрасываются ошибочные варианты, а
подтверждающаяся
типовая
версия
детализируется
и
конкретизируется,
преобразуясь в специфические версии. Разумеется, специфические версии в случаях
достаточности исходных данных могут быть выдвинуты и непосредственно, минуя
стадию их конкретизации из типовых версий. Зона эвристического действия
специфических версий значительно уже типовых, однако, их более содержательная
фактическая база увеличивает целеустремленность и избирательность поиска.
Ведущую роль в построении типовых версий играет теоретическая, а не фактическая
база, тогда как в процессе выдвижения специфических версий фактическая база
приобретает большее значение. Содержание теоретической базы типовых версий
составляют обобщенные положения, фактические презумпции, научные выводы,
статистические результаты, стандартные схемы и стереотипы мышления, в то время
как в теоретическую базу специфических версий кроме обобщенных данных входит
и
единичная,
конкретная
информация,
источники
которой
находятся
за
процессуальными рамками расследуемого дела. Например, данные о личности
преступников, совершивших ряд аналогичных криминальных деяний. В случаях,
если эта конкретная информация процессуально подтверждается, то она, в
зависимости от ее содержания, может быть включена в систему доказательств по
уголовному делу.
Типовые
версии
весьма
часто
выдвигаются
на
основе
групповых
криминалистических характеристик, которые и составляют наиболее значительное и
перспективное содержание их теоретической базы. Высокая вероятность типовых
версий, выдвигаемых, как правило, в наиболее острых проблемных ситуациях, в
условиях
существенного
недостатка
конкретной
информации
позволяет
оптимизировать процесс раскрытия преступлений. Так, при расследовании
уголовного дела, возбужденного по факту безвестного отсутствия человека, весьма
перспективными предположениями в отношении виновных лиц являются типовые
версии о совершении преступления родственниками и близкими потерпевшего, с
которыми он находился в неприязненных отношениях. Чем более репрезентативны
групповые криминалистические характеристики, тем более надежны и перспективны
основанные на них типовые версии, выдвигаемые по конкретным уголовным делам.
3. По содержанию и эвристической направленности, т.е. по характеру
устанавливаемых обстоятельств, версии делятся на общие и частные. Общие версии
выдвигаются
для
установления
обстоятельств,
подлежащих
обязательному
доказыванию по делу (время, место, способ совершения преступления, личность
преступника, другие элементы предмета доказывания). Эти обстоятельства имеют
универсальное, общее значение для любого уголовного дела, а поэтому и версии,
построенные для их установления, называются общими.
Частные
версии
выдвигаются
для
установления
вспомогательных
промежуточных обстоятельств (доказательственных фактов), перечень которых
непостоянен, изменяется в зависимости от категории преступления и конкретной
ситуации расследования или рассмотрения дела. Именно поэтому они и называются
частными версиями, поскольку имеют лишь частное значение для группы дел или
даже одного уголовного дела.
Представляется, что распространенное в криминалистике деление версий по
признаку их логического объема на общие, охватывающие все или большинство
элементов предмета доказывания, и частные, выдвигаемые лишь в отношении
одного обстоятельства, не может быть признано удовлетворительным. Во-первых,
трудно представить реальную ситуацию, когда общая версия охватывала бы все
элементы предмета доказывания. Во-вторых, критикуемая позиция полностью
стирает грань между общими и типовыми версиями, поскольку большой логический
объем понятия с неизбежностью обедняет его информационное содержание, придает
ему абстрактный характер, присущий лишь типовым версиям, в то время как общие
версии отличаются конкретной направленностью, так как без этого нельзя
установить ни один из элементов предмета доказывания, не разрешить ни одной
проблемной ситуации. В-третьих, неправильная трактовка дифференциации версий
по объемно-логическому критерию приводит к постоянной путанице между
частными версиями и логическими следствиями, между типовыми и общими
версиями.
4. По степени сложности внутренней структуры версии можно разделить на
комплексные,
выдвигаемые
в
отношении
нескольких
обстоятельств,
и
одноэлементные, выдвигаемые только по одному обстоятельству. При этом
безразлично, в отношении основных или вспомогательных обстоятельств построены
версии. Дифференциация версий по рассматриваемому основанию имеет большое
практическое значение для оптимального определения порядка проверки версий,
четкого представления о направлениях поисковой деятельности, рациональной
организации работы по делу и правильному распределению времени, сил и средств.
5. Существенное значение имеет деление версий на ретросказательные и
предсказательные. Большинство версий относится к первой группе, поскольку их
эвристическая направленность имеет ретроспективный характер, а основная
функция заключается в установлении обстоятельств прошлого. Опровержение или
подтверждение этих версий осуществляется опосредованным путем с помощью
выведения логических следствий и их последующего сопоставления с фактическими
данными, устанавливаемыми по уголовному делу.
Но существуют и предсказательные версии, эвристические функции которых
направлены на установление фактов, существующих в настоящем или ожидаемых в
будущем.
В
отличие
от
ретросказательных
основной
метод
проверки
предсказательных версий носит непосредственный, а не опосредованный характер и
основан на прямом установлении предполагаемого искомого. Опосредованный
метод применяется при этом далеко не всегда и играет вспомогательную роль. К
предсказательным относятся розыскные версии, выдвигаемые о возможном
местонахождении скрывающегося преступника или вероятных путях его будущего
передвижения, о тайниках похищенного имущества, для обнаружения безвестно
отсутствующих лиц и трупов потерпевших, а также поисковые версии,
направленные на выявление доказательств и источников информации.
6. Большое теоретическое и практическое значение имеет деление версий на
основные и контрверсии.
Роль последних особенно велика в процессе судебного рассмотрения дел, но и
при расследовании преступлений, и в экспертной деятельности они выполняют
важную функцию предупреждения односторонности и необъективности, ориентируя
на расширение круга фактически возможных версий. Контрверсии выдвигаются не
путем многоэтапного версионного процесса, а более простым способом, с помощью
логической операции отрицания. Например, если основная версия; «Вероятно, что
убийство совершено К.», то контрверсия будет иметь следующий вид: «Убийство
совершил не К., а кто-то другой». Чаще всего поисковое значение контрверсий в
силу их абстрактности невелико, однако они оптимизируют версионный процесс,
являясь важным гарантом, существенно уменьшающим число возможных ошибок,
выполняя своеобразную «подстраховывающую» функцию.
7. Определенное значение имеет дифференциация криминалистических версий
на поисковые и исследовательские.
Различие между ними состоит в том, что главной целью первой подгруппы
является поиск источников (носителей) информации, а цель второй заключается в
исследовании уже выявленной информации.
4.3. ПРОВЕРКА ВЕРСИЙ И ПРОЦЕСС ПЕРЕРАСТАНИЯ ВЕРОЯТНЫХ
ЗНАНИЙ В ДОСТОВЕРНЫЕ
В науке и практике известны три пути проверки гипотез: первый состоит в
непосредственном (прямом) установлении выдвинутого предположения. Этот метод
в криминалистической практике может быть применен к сравнительно небольшой
группе
предсказательных
версий
(розыскных
и
поисковых).
Второй
путь
заключается в подтверждении гипотезы с помощью общего научного положения,
объясняющего и устанавливающего частный факт. Этот метод вообще неприменим
по отношению к версиям (за исключением некоторых экспертных), поскольку
подавляющее большинство общих положении, используемых в процессе раскрытия,
расследования и судебного рассмотрения, имеют характер приблизительных
обобщений, не позволяющих получить достоверный вывод. Третий и основной путь
проверки гипотез связан с выведением всех возможных логических следствий и их
последующим сопоставлением с результатами наблюдений, опытов. Но именно этот
метод и является главным для проверки криминалистических версий. Для
эффективности этого способа необходимо соблюдать следующие требования:
1) выведенные из версий логические следствия должны допускать прямое
сопоставление с установленными по делу фактами;
2) необходимо вывести как можно большее число разнообразных логических
следствий, находящихся в различных формах связи с версией и друг с другом;
3) в процессе выведения и проверки логических следствий особое внимание
необходимо обращать на те из них, которые характеризуются свойствами
конкретности, редкости, достоверности.
Одно из важнейших эвристических свойств версии состоит в том, что она
позволяет
вывести
логические
следствия,
охватывающие
более
широкую
информационную сферу, чем сведения, входящие в ее фактическую базу. Именно
поэтому с помощью логических следствий можно установить дополнительные и
даже неожиданные факты, находящиеся за объемными рамками версии. Логические
механизмы выведения следствий из уже построенных версий приводят к
возникновению между ними трех различных форм связи (отношений): необходимой,
сопутствующей (возможной), а также более редкой - необходимой и достаточной
(эквивалентной).
Необходимая форма связи между версией и логическими следствиями
возникает при выведении последних с помощью категорического силлогизма.
Например, по уголовному делу об убийстве Монина, который был выброшен
преступником из идущего с большой скоростью электропоезда, в числе других
проверялась версия о совершении преступления Азимовым. Вывод из этой версии
соответствующего следствия осуществлялся по схеме названного выше силлогизма:
1. Азимов (А1) совершил убийство Монина в электропоезде (B1).
2. Всякое лицо, совершившее убийство в электропоезде указанным способом
(B1), в момент преступления должно находиться на месте убийства (q1).
Следовательно, Азимов (А1) в момент совершения убийства должен был
находиться на месте преступления - в электропоезде (q1).
Несмотря на хорошо подготовленное искусственное алиби, нахождение
Азимова в том же электропоезде, в котором ехал потерпевший, было доказано, и
после подтверждения этого логического следствия убийца вынужден был признать
свою вину.
Однако в связи с индивидуальностью конкретных ситуаций выведение
логических следствий чаще всего происходит по вероятностной формуле.
Так, по уголовному делу о краже золотых украшений и других ценностей из
квартиры Федоренко проверялась версия о совершении этой кражи ранее трижды
судимым за аналогичные преступления Кизяковым. Вывод их этой версии
логического следствия происходил по многозначной схеме:
1. Кизяков совершил кражу ценностей у Федоренко.
2. Некоторые воры, совершив кражу, прячут похищенное на квартирах у себя,
своих родных и знакомых.
Вероятно, что Кизяков спрятал украденные ценности на квартирах своих
родителей, брата или знакомой Васильевой.
В процессе обыска на квартире Васильевой были обнаружены в тайнике все
похищенные у Федоренко ценности.
Этап выведения логических следствий объединяет в единую систему два
процесса - построение и проверку версий. Непосредственное сопоставление
логических следствий с реальными фактами, устанавливаемыми в ходе проверки
версии, позволяет преобразовать предположение в достоверный вывод (при
подтверждении логических следствий), либо приводит к опровержению этой версии
(при опровержении логических следствий).
Процесс проверки должен завершиться одним из четырех вариантов:
1. Неподтверждение следствий, выведенных из проверяемой версии, т.е.
простое
необнаружение
предполагаемых
фактов.
По
распространенному
в
криминалистике мнению, неподтверждение логических следствий уменьшает
вероятность версии. Однако эта позиция представляется спорной, поскольку может
привести
к
недостаточно
серьезной
практической
проверенной,
но
ошибке
фактически
-
поспешному
правильной
исключению
версии.
Простое
неподтверждение логических следствий означает лишь неполучение по различным
причинам ожидаемой информации. Это обстоятельство не может влиять на
изменение вероятностной характеристики версий, так как никаких сообщений
вообще не поступило. Простое неподтверждение логических следствий может быть
вызвано не только действительным отсутствием тех или иных фактов, но и
неэффективным проведением проверки.
2. Опровержение логических следствий. Этот вариант проверки заключается
в том, что выявляются обстоятельства, противоречащие выведенным из версии
следствиям. Если между логическими следствиями и версией существует
многозначная (сопутствующая) связь и все они опровергаются в ходе проверки, то
вероятность версии уменьшается и в зависимости от количества и содержательных
характеристик
опровергнутых
логических
следствий
может
быть
весьма
незначительной, однако полностью ею пренебречь и считать окончательно
опровергнутой недопустимо. Если же эти логические следствия находились в
необходимой связи с версией, то в случае их опровержения версия считается
опровергнутой.
Так, при расследовании уголовного дела об изнасиловании и убийстве Р. была
выдвинута версия о совершении преступления ранее трижды судимым Порошиным,
встречавшим Новый год в одной компании с потерпевшей. Полученная информация
позволила вывести следующие логические следствия: q1 - возможно, на одежде и
теле Порошина остались следы преступления и борьбы; q2 - возможно, что мужской
носовой платок, обнаруженный на месте происшествия, принадлежит Порошину; q3
- возможно, что женские часы марки «Заря» в золотом корпусе, обнаруженные при
личном обыске Порошина, принадлежат потерпевшей. В ходе тщательной проверки
все логические следствия (q1, q2, q3), находящиеся в сопутствующей (возможной)
связи с версией, были опровергнуты, вероятность самой версии значительно
уменьшилась, но она не была опровергнута. При повторном осмотре места
происшествия на коре березового полена, которым была убита потерпевшая, удалось
обнаружить окрашенные кровью следы 4 пальцев правой руки. Дактилоскопическая
экспертиза установила, что следы оставлены не Порошиным. Опровержение
логического
следствия
(«возможно,
что
следы
принадлежат
Порошину»),
находящегося в необходимой однозначной связи с проверяемой версией, привело с
учетом конкретных обстоятельств дела к ее опровержению. Позднее был установлен
некий Юрков, который и совершил преступление.
3. Подтверждение следствий. Независимо от того, находится ли логическое
следствие в необходимой или возможной связи с версией, из которой оно выведено,
его подтверждение лишь увеличивает ее вероятность до тех пор, пока вероятные
знания по уголовному делу не трансформируются в знания достоверные. При этом,
надо иметь в виду, что на доказательственную силу подтвержденных в ходе
проверки логических следствий влияют 5-ть основных факторов: количество,
разнообразие,
редкость,
конкретность
и
вероятностная
характеристика
процессуальных доказательств. Подтвержденные логические следствия постепенно,
а
иногда
и
одномоментно
(при
получении
так
называемых
«решающих
доказательств» доказывают выдвинутое следователем версионное предположение).
Однако существует небольшая группа событий и явлений, между которыми не
только в случае отрицания, но и в случае подтверждения возникают однозначные
связи между версиями и логическими следствиями в обоих направлениях. Такую
двустороннюю однозначную связь называют эквивалентной, она символически
обозначается следующим образом: V
q.
Примером эквивалентной связи является обнаружение на преграде следов
действия пороховых газов, несгоревших порошинок, копоти, что и позволяет сделать
однозначный вывод о выстреле с близкого расстояния, и наоборот, зная, что выстрел
был близким, можно достоверно утверждать о наличии на преграде его
специфических следов и уверенно искать их. В то же время при достоверных данных
о производстве выстрела с большого расстояния можно категорически утверждать
об отсутствии на преграде комплекса указанных следов или тщательно осмотрев
преграду с пулевой пробоиной и не найдя там порошинок, копоти, следов ружейной
смазки и воздействия пороховых газов, придти к обоснованному выводу о выстреле
с неблизкого расстояния.
Процесс проверки построенной по делу системы версий в логикопознавательном отношении, должен завершиться переходом от вероятностных
знаний к достоверной информации. Главный из них - это линейный метод, который
заключается в прямом подтверждении единственно правильной версии, в результате
чего остальные версии, входящие в полную и замкнутую систему, считаются
опровергнутыми. Но при этом перечень выдвинутых версий должен быть
исчерпывающим, а сами версии - взаимоисключающими. При нарушении этого
правила в выводе не может быть получено логически достоверного заключения.
Второй метод проверки версий называется альтернативным или косвенным.
Суть его состоит в исключении после тщательной проверки всех, кроме одной
версии, из числа входящих в систему. При этом оставшаяся не опровергнутой версия
считается подтвержденной, а остальные - фальсифицированными. В логике принято
считать этот метод приемлемым, а вывод достоверным лишь при соблюдении двух
правил: в систему должны входить все возможные версии, а исключаются после
детальной и надежной проверки все ошибочные версии.
Несмотря на то, что в логике, уголовном процессе и криминалистике оба эти
метода рассмотрены довольно подробно и многими теоретиками, а особенно
практиками считаются правильными, их раздельное использование в практической
деятельности органов расследования и судов представляется ненадежным. Наиболее
надежным методом проверки версий является объединение обоих рассмотренных
выше способов. В процессе совместного линейного (прямого) и альтернативного
(косвенного) подтверждения истинной версии ее отношения с достоверно
установленными следствиями приобретает форму эквивалентной связи («если V, то
q, и только q»). Именно такая логическая форма соответствует однозначной
(достоверной) структуре связи между подтвержденным комплексом логических
следствий и данной версией (V
q).
Процесс построения и проверки криминалистической версии представлен на
простейшей схемы (см. схему №4). Фактически, на практике выдвигаются и
проверяются не одна, а все возможные версии и контрверсии.
Схема 4
Схема процесса построения и проверки следственной версии
Фактическая база
версии (исходная
информация)
Теоретическая база
версии (научные и
опытные знания,
информация
криминалистической
характеристики, учебы,
личный и коллективный
опыт и т.д.)
Логикопсихологический
механизм
следователя
Версия (V1)
(одна из выдвинутых по делу)
Логическое
следствие 1
Логическое
следствие 2
Логическое
следствие 3
Логическое
следствие 4
План проверки версий
Результат проверки версий:
подтверждение
или опровержение
Логическое
следствие 5
Логическое
следствие 6
Раздел II.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
ГЛАВА 5. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ
5.1. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ
Термин «Криминалистическая техника» используется для обозначения
одноименного раздела науки криминалистики, а также совокупности специальных
технических средств, применяемых для собирания, исследования и использования
доказательственной информации.
Криминалистическая техника как структурный элемент криминалистической
науки представляет собой систему научных положений и разрабатываемых на этой
основе технико-криминалистических приемов, методов и рекомендаций по их
применению
в
доказательственной
процессе
собирания,
информации
в
исследования
целях
и
установления
использования
действительных
обстоятельств, участников и характера расследуемого события.
Некоторыми авторами в понятие криминалистической техники как части
науки криминалистики включаются разрабатываемые научно-технические средства.
Представляется, что это не совсем верно, поскольку любая наука представляет собой
систему знаний, теоретических положений, а не материальных средств, которые
являются результатом изысканий или применяются при проведении исследований.
Допустим, электронно-вычислительные машины были созданы в результате
проведения теоретических и экспериментальных исследований, но не являются
частью науки кибернетики. В современных условиях ЭВМ используются для
проведения изысканий в различных отраслях науки, но не становятся от этого их
частью.
Предметом
криминалистической
техники
являются
закономерности
возникновения доказательственной информации, в основном отражающейся на
материальных носителях. В частности, в судебной трасологии изучаются
закономерности образования материальных следов. В разделе судебной баллистики
– закономерности выстрела и возникновения его следов и т.д.
Криминалистическая техника изучает не только следы преступлений, но и
закономерности
неследовой
информации,
отражающийся
на
материальных
носителях. Например, в разделе видеозаписи изучаются закономерности фиксации
показаний, процесса проведения следственного эксперимента, опознания и других
следственных действий.
Научные положения, являющиеся содержанием криминалистической техники,
одновременно рассматриваются в качестве элементов частных криминалистических
учений. Так, научные основы трасологии, включающие в себя сведения о
закономерностях образования следов в результате взаимодействия следообразующих
и
следовоспринимающих
объектов,
базируется
на
концепции
теории
криминалистической идентификации и в известной степени являются ее частью.
Практически
во
всех
разделах
криминалистической
техники
применяются
положения криминалистического учения о признаках, которые дополняются и
развиваются в результате проведения исследований в области дактилоскопии,
габитологии, одорологии, судебной баллистики, почерковедения и т.п.
В
криминалистической технике широко используются данные естественных и
технических наук.
Исторические представления о природе криминалистики первоначально
формировались как об отрасли научного знания, приспосабливающей достижения
естественных и технических наук для целей борьбы с преступностью.
Необходимо подчеркнут, что результаты исследований указанных наук не
механически переносятся в структуру криминалистической техники, а творчески
используются, совершенствуются и изменяются. Естественно, что при проведении
исследований в области криминалистической техники не могут не учитываться
развитие научно-технического прогресса. В то же время результаты техникокриминалистических исследований используются при проведении изысканий в
отдельных отраслях науки и техники. Допустим, средства ЭВМ достаточно широко
применяются
для
изготовления
поддельных
документов.
Закономерности
следообразования таких действий стали предметом технико-криминалистических
исследований, при проведении которых, конечно же, учитываются принципы
действия названной техники. В то же время, выявляемые недостатки защиты
подделываемых
документов
обобщаются
и
устраняются
в
дальнейшем
выпускающими организациями.
В криминалистической технике прежде всего находят применение положения
названных отраслей
научного знания наук
об особенностях отражения в
окружающей действительности отдельных видов объектов, материалов, процессов,
явлений. Большое значение имеют и сведения о свойствах отдельных материалов,
составов, веществ, обуславливающих особенности их отражения, и как результат специфику выявления их следов.
В рассматриваемом разделе криминалистики используются методики
и
технологии исследований отдельных объектов и их отражений, конкретные
технические средства, вновь конструируемая и усовершенствованная аппаратура, а
также природные и искусственные материалы, применяемые для выявления
материальных отражений.
В результате такой интеграции теоретические положения криминалистической
техники, ее содержание постоянно расширяются, а разрабатываемые рекомендации
становятся более эффективными. Примером положительного взаимодействия
названных отраслей научного знания является появление новых видов экспертиз,
таких,
как,
например,
фоноскопическая,
широкое
внедрение
в
практику
исследования ЭВМ, компьютерных программ, постоянное обновление препаратов,
предназначенных для выявления невидимых следов.
В структуру криминалистической техники включаются общие положения, а
также ее отдельные отрасли.
К
общим
положениям
относятся
сведения
о
понятии
и
структуре
криминалистической техники, ее отношениях с другими разделами криминалистики
и
иными
отраслями
науки,
принципах
ее
построения,
криминалистических приемов, методов и средств и т.д.
системе
технико-
К отраслям криминалистической техники относятся судебные: фотография,
аудио и видеозапись; фоноскопия; трасология; почерковедение, баллистика,
взрывотехника; технико-криминистические исследования: документов, материалов,
веществ и изделий; уголовная регистрация; криминалистическая одорология.
5.2. ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ, МЕТОДЫ И
РЕКОМЕНДАЦИИ
Технико-криминалистические приемы представляют собой разработанные в
рамках криминалистической техники наиболее рациональные способы обнаружения,
фиксации, изъятия и исследования доказательственной
информации, а также
использования специальных криминалистических средств.
Технико-криминалистические методы – это система взаимосвязанных приемов
и операций собирания и исследования доказательственной информации.
Названные
требованиям.
приемы
Пи
их
и
методы
применении
должны
удовлетворять
необходимо
строгое
определенным
соблюдение
норм
действующего законодательства, прежде всего, уголовно-процессуального. УПК РФ
определяет
случаи
обязательного
использования
технических
средств,
а,
следовательно, и технико-криминалистических приемов и методов. Так, в п.1(а) ч.2
ст.82 УПК содержится предписание о дополнительной фиксации вещественных
доказательств путем фотографирования, кино и видеосъемки, приобщении к
уголовному делу образцов, необходимых для сравнительного исследования.
В ч.3 ст.172 УПК закреплено требование об обязательном использовании
технических средств для дополнительной фиксации результатов следственного
осмотра, опознания, обыска, выемки, проверки показаний на месте, следственного
эксперимента, контроля и записи переговоров при их проведении без участия
понятых в связи с существованием опасности для жизни и здоровья участников
указанных действий, а также, если они производятся в труднодоступной местности
при отсутствии средств сообщения.
О применении технических средств, приемах их использования делается
отметка в протоколе следственного действия и предупреждаются его участники.
В соответствии с п.4 ст.164 УПК при производстве следственных действий
недопустимо применение насилия, угроз и других незаконных мер. Реализация
технико-криминалистических приемов не должна создавать опасности для жизни и
здоровья окружающих, включая участников уголовного процесса.
Технико-криминалистические приемы и методы должны соответствовать
этическим нормам и принципам, не могут быть основаны на обмане, унижении
чести и достоинства человека.
Рассматриваемые приемы и методы должны быть эффективными, т.е.
обеспечивать
получение
результатов,
максимально
возможных
в
условиях
сложившейся ситуации. Для этого они должны быть научно обоснованы,
апробированы, а их результаты – достоверны.
Технико-криминалистические
приемы
и
методы
классифицируются
в
зависимости от того, на данных каких естественно-технических наук они основаны:
физики, химии, биологии и т.д. Названные приемы могут дифференцироваться и по
отраслям криминалистической техники, в рамках которых они разрабатывались:
приемы и методы судебной фотографии, киносъемки, аудио и видеозаписи;
судебной трасологии, почерковедения, баллистики, технико-криминалистического
исследования документов и т.д.
По нашему мнению, также могут выделяться технико-криминалистические
приемы
обнаружения,
изъятия,
фиксации,
исследования
и
использования
доказательственной информации. При этом могут быть выделены приемы
использования технических средств и не связанные с применением специальных
устройств, веществ и препаратов. Например, к приемам визуального обнаружения
слабовидимых
следов
рук
относятся
изменение
угла
освещения
следовоспринимающего объекта. Эта операция может проводиться путем простого
изменения положения поверхности осматриваемого объекта относительно источника
освещения. Другим вариантом может быть использование специальной насадки для
электрофонарика, позволяющей изменять угол освещения.
Среди методов технико-криминалистического исследования выделяются
изучение объектов в лучах невидимого спектра. К последним
относятся
ультрафиолетовые, инфракрасные, рентгеновские лучи, альфа-, бета-, гаммаизлучения радиоактивных изотопов. Все перечисленные лучи не воспринимаются
невооруженным глазом и позволяют выявлять скрытые свойства объектов.
Например, инфракрасное излучение используется для чтения залитых, закрашенных,
заклеенных, стершихся текстов. Для использования возможностей инфракрасного
излучения
в
уголовном
судопроизводстве
были
разработаны
специальные
технические средства, например, электронно-оптические преобразователи.
Ультрафиолетовые лучи применяются для получения изображений и для
возбуждения люминесценции, т.е. холодного свечения вещества под воздействием
световых волн. В криминалистической практике
большое распространение
ультрафиолетового излучения было связано, прежде всего, с люминесцентным
анализом материальных следов. Как правило, методы люминесцентного анализа
используются в рамках предварительных исследований, направленных на выявление
следов определенных веществ. Более глубокое изучение выявленных положений их
структуры, состава, механизма образования требует применения других средств и
методов.
В этих целях более перспективно использование рентгеновских и гамма-лучей,
позволяющих наблюдать и фиксировать невидимые простому человеческому глазу
свойства и элементы исследуемых объектов.
В современных условиях при проведении криминалистических исследований
нередко
необходимы
инструментальные
методы
компонентного,
атомного,
молекулярного анализа. Чаще всего они позволяют сделать вывод о роде и виде
вещества (наркотики, горюче-смазочные), а также об источнике происхожденияпроизрастания, изготовления и т.п.
Достаточно распространены эти методы и при установлении контактного
взаимодействия веществ, определении механизмов этих процессов и т.д.
Инструментально-аналитические
методы
в
свою
очередь
делятся
на
повреждающие и неповреждающие исследуемое вещество. К последним относятся
оптическая, электронная просвечивающая и растровая микроскопия, спектральный,
молекулярный
и
люминесцентный,
рентгеновский
структурный
анализ,
радиоспектроскопия, нейтронно-активационный анализ и т.д.
Среди методов разрушающего воздействия выделяется метод элементного
эмиссионного спектрального анализа, используемый в основном для исследования
металлических объектов. Кратко сущность этого метода может быть определена при
нагревании исследуемого вещества до парообразного состояния и свечения, которое
в спектральных приборах разлагается в спектр. Любой химический элемент обладает
собственным спектром со специфическими аналитическими линиями. Обнаружение
и измерение названных линий в спектре идентифицируемого объекта позволяет
определить его состав, вид, происхождение.
Разновидностью аналитических методов является хромотография с помощью
которой возможна дифференциация веществ, сходных по составу, структуре и
другим признакам. Основное содержание метода хромотографии заключается в
определении числа компонентов, находящихся на подвижной и неподвижной фазах.
В зависимости от агрегатного состояния подвижной фазы различают жидкостную и
газовую хромотографии. В первой в качестве подвижной фазы используется
жидкость, во второй – газ.
Когда неподвижная фаза представляет
собой твердое тело (адсорбент),
применяется газо-адсорбционная хромотография, а если жидкость – газожидкостная.
Различается также жидкостно-адсорбционная и жидкостная хромотография.
Непосредственной разделение элементов производится в цилиндрических
сосудах, наполненных сорбентом (колоночная хромотография), на пластинах,
покрытых тонким слоем адсорбента (тонкослойная хромотография), на бумаге
(бумажная хромотография), в капиллярах (капиллярная хромотография).
Кристаллическая структура исследуемых объектов может изучаться при
помощи методов рентгено-структурного и металлографического анализа.
Посредством первого устанавливаются: атомное строение, положение,
размеры кристаллов, изменения, происходящие под давлением, воздействием
различных температур, а затем и происхождение, способ изготовления, причины
обнаруженных изменений и т.д.
Металлографический анализ применяется для определения способа и причин
изменений в структуре металлов, их сплавов.
Количество приемов и методов, заимствуемых криминалистической техникой
из естественных и технических наук, постоянно увеличивается. Совершенствуются
на этой основе и уже существующие приемы и методы, что в большей степени
связано с качественным и количественным изменением системы техникокриминалистических средств.
5.3. ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА
Технико-криминалистические средства понимаются как приборы, устройства,
инструменты и вещества, специально разработанные, приспособленные или
позаимствованные криминалистикой для собирания, исследования и использования
доказательственной информации, а также для предотвращения преступлений.
Названные средства прежде всего классифицируются по возникновению на
создаваемые в результате специальных криминалистических исследований и
используемые только в судебно-следственной практике. Иначе их еще называют
собственно-криминалистические средства.
По назначению технико-криминалистические средства делятся на средства
предназначенные для собирания, исследования и использования доказательственной
информации.
К средствам собирания в первую очередь относятся средства обнаружения
информации.
Для выявления слабовидимых и невидимых материальных следов в
большинстве случаев используются различные источники освещения – бытовые,
промышленные
и
специальные
средства
–
ультрафиолетовые
осветители,
переносные фотоосветители и т.д. Вместе с ними нередко применяются устройства и
приспособления, позволяющие изменять угол светового потока, его плотность, а
также усиливать или ослаблять лучи цветового спектра.
К этой же группе средств относятся оптические приборы, расширяющие
возможности восприятия при помощи зрения – увеличительные стекла и лупы,
микроскопы, стереонасадки, устройства ночного видения и т.д.
В число средств обнаружения информации
металлоискатели,
щупы,
газоанализаторы,
входят и поисковые приборы –
рентгеновские
и
ультразвуковые
дефектоскопы и т.д.
Достаточно часто в следственной практике используются различные вещества,
окрашивающие невидимые следы, а также вещества-реагенты, используемые для
выявления следов биологического происхождения - гемофан, водный раствор
азотнокислого серебра и т.п.
Средства
фиксации
можно
разделить
на
средства
основного
и
дополнительного закрепления доказательственной информации. Как известно,
письменная форма фиксации является основной
в российском уголовном
судопроизводстве. В настоящее время для составления протоколов кроме
традиционных
пишущих
приборов
широко
используется
электронно-
вычислительная техника. К дополнительным средствам фиксации причисляются
материалы и вещества, используемые для изготовления копий и слепков:
полимерные материалы, гипс, пластилин, дактилоскопические пленки и т.д.
Обнаруженные и зафиксированные следы, их копии и слепки должны быть
изъяты для приобщения к материалам уголовного дела и дальнейшего исследования.
Изъятие осуществляется при помощи средств, позволяющих отделить необходимый
объект от других элементов материальной обстановки с сохранением общих и
частных
признаков.
Для
этого
применяются
различные
инструменты,
приспособления и материалы, выбор которых зависит от агрегатных состояний
изымаемых объектов, внешних условий, в которых они находятся. Например,
изъятие жидких следов может производиться вместе с сосудом, в котором они
находятся, или с впитывающим следовоспринимающим объектом. Когда это
невозможно, жидкость откачивается при помощи резиновой груши, шприцов либо
переносится на тампон. Газообразные вещества также откачиваются и помещаются в
сосуды с плотно притирающимися пробками, крышками.
Твердые объекты со следами, по общему правилу, изымаются целиком или
частично. Например, может быть изъято стекло из форточки со следами рук или
отпилена часть доски с пулевыми отверстиями. При обнаружении впитавшихся и
подсохших следов наслоения – высохшей крови, краски – делаются соскобы. Для
этого используются обычные инструменты – пилы, ножи, стамески, скальпели и т.д.
Применяемые для изъятия инструменты должны обеспечивать сохранность
выявленных или предполагаемых следов. Иногда в этих целях выполняются
специальные операции, связанные с использованием различных приспособлений,
упаковочных материалов, веществ, растворов. Например, фрукты со следами зубов
рекомендуется помещать в водный раствор алкоголя.
Все изымаемые объекты должны упаковываться и опечатываться лицом,
производившим следственные действия. В некоторых ситуациях с учетом свойств
предметов, подлежащих изъятию, к упаковке предъявляются определенные
требования. Допустим, изымаемые микрочастицы текстильного происхождения
рекомендуется помещать в стеклянный сосуд или конверт из оберточной бумаги,
контрастный по цвету обнаруженному волокну.
На упаковке обязательно должна
находиться этикетка с указанием где, при производстве какого действия, когда был
обнаружен и изъят предмет. Пояснительная надпись удостоверяется следователем,
оказывавшим ему помощь специалистом и понятыми.
Иногда
для
обеспечения
сохранности
изъятых
предметов
требуется
проведение специальных операций, а следовательно и использование технических
средств. Например, кассеты с аудио-видео записями рекомендуется хранить в
условиях постоянной комнатной температуры, в специальных неметаллических
хранилищах
в
вертикальном
положении.
Тампоны
с
жидкими
следами
целесообразно сушить вдали от отопительных приборов, предварительно натянув
ткань тампона на какую-нибудь рамку.
Специальные научно-технические средства используются для проведения
экспертных исследований. Для выявления невидимых следов используются средства
разной мощности увеличения – от лупы до электронных микроскопов, приборы и
источники освещения лучами видимого и невидимого спектров, специальная
аппаратура, позволяющая фиксировать скрытые свойства исследуемых объектов и
т.д.
Кроме того, применяются различные средства для проведения экспериментов
и последующего сравнения исследуемых образцов.
Нельзя не отметить расширение круга средств компьютерной техники для
проведения экспертиз в уголовном процессе. В настоящее время разработаны и
применяются в экспертной практике значительное количество компьютерных
программ проведения почерковедческих, автороведческих, баллистических и других
исследований.
Говоря об использовании доказательственной информации чаще всего имеют в
виду оперирование ею для поиска других сведений, а также демонстрацию для
аргументации приводимых суждений. В качестве примера технических средств,
применяемых в названных целях, можно назвать средства ЭВМ, используемые для
создания электронных архивов по многоэпизодным уголовным делам в целях
своевременного планирования, сравнения имеющихся данных с вновь получаемыми
и т.п. Сюда же можно отнести средства ведения криминалистических учетов и
извлечения хранящихся в них данных.
К
средствам
рассматриваемого
вида
следует
отнести
и
средства
воспроизведения аудио- и видеозаписи, киносъемки.
Средства криминалистической техники делятся также на поисковые
и
экспертные, а также на узкоспециализированные и многопрофильные.
Кроме того, выделяются единичные средства и комплекты. Последние могут
быть предназначены для следователей, работников органов дознания, прокуроровкриминалистов, экспертов и т.д.
Узкоспециализированные комплекты – это дактилоскопические наборы,
средства для экспрессанализа наркотических веществ, комплекты для работы на
местах отдельных видов происшествий и др.
В состав унифицированного комплекта научно-технических средств обычно
входят фотонабор, отделы работы со следами: рук, объемными; поисковая техника
(щупы, магниты, тралы, металлоискатели), инструменты (пинцеты, нож, пила) и
документы. Комплекты в основном находятся в чемоданах, сумках, портфелях, а
также в передвижных криминалистических лабораториях
Глава 6.
СУДЕБНАЯ ТРАСОЛОГИЯ
6.1. ОБЩЕНАУЧНЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ ТРАСОЛОГИИ
В соответствии с основными положениями диалектической теории отражения
все явления, предметы в объективной реальности находятся в постоянном
взаимодействии и движении. Контакты объектов сопровождаются их взаимными
изменениями, в ряде случаев
распространяющимися
и на других участников
взаимодействия. Названные изменения структуры, содержания и поверхности
материальных объектов принято именовать следами. Со времен древних философов
известен постулат, что бесследно не протекает ни одно событие не только в мире
неживой природы, но и в сфере жизнедеятельности человека.
В тоже время субъекты и объекты, являясь участниками постоянно
возникающих,
прекращающихся,
трансформирующихся
взаимозависимостей, обладают совокупностью
взаимосвязей
и
объединяющих и различающих
свойств. Именно эти признаки отражаются на объектах – участниках совместного
движения, оказывающих друг на друга различное воздействие.
Приведенные положения справедливо рассматриваются как теоретическая
основа
судебной
криминалистической
трасологии,
техники,
под
которой
изучающий
понимается
закономерности
отрасль
(раздел)
возникновения,
собирания, исследования и использования материальных следов преступления и
разрабатывающая на этой основе соответствующие рекомендации, приемы, методы
и средства для практических органов.
В теории криминалистики имеется понятие следов в широком смысле этого
слова. С этих позиций следы рассматриваются как любые изменения, возникающие в
окружающей действительности в результате совершения преступления.
Судебная трасология изучает только материальные следы, образующиеся в
результате взаимодействия
двух материальных объектов. Один их них принято
называть следообразующим, другой – следовоспринимающим. Признаки первого из
названных в ходе взаимодействия отражаются на втором. Нередко каждый из
рассматриваемых объектов является одновременно и следовоспринимающим и
следообразующим. Например, при касании руки человека свежевыкрашенной
поверхности на ней образуется определенный отпечаток. Поверхность, на которой
отразился след, является следовоспринимающей. Однако, при контакте на руку
человека перешла часть краски и рассматриваемая поверхность уже играет роль
следообразующего объекта. Сказанное относится и к руке человека, которая, оставив
отпечаток является следообразующим объектом, а восприняв на себя краску –
следовоспринимающим.
Среди ряда авторов бытует мнение, что изучаемые судебной трасологией
следы отображают лишь внешние признаки, форму следообразующего объекта.
Представляется, что это суждение основано на устаревших представлениях,
существовавших на момент формирования основ судебной трасологии. Подобные
представления вполне соответствовали уровню развития философии, естественных и
технических наук конца XIX – начала XX века, т.е. времени, с которым связывается
возникновение трасологии, как самостоятельного элемента криминалистической
техники.
В трасологических следах,
конечно же, отражаются не только признаки
внешнего строения следообразующего объекта, но и его внутренние свойства, а так
же элементы самого процесса взаимодействия или следообразования. Допустим,
следы взлома отражают не только форму, но и такие их качества как жесткость,
упругость, приемы их применения.
Наконец нужно отметить, что трасология имеет дело с материальными
объектами, находящимися в различном физическом состоянии. Следы
жидких и
газообразных объектов далеко не всегда воспроизводят их форму. Например, форму
чего воспроизводят такие следы крови как брызги, капли, потеки, лужи?
Перечисленные следы издавна относятся к числу трасологических, но вряд ли можно
говорить о том, что они отображают форму, внешнее строение следообразующих
объектов.
Трасологические объекты обладают совокупностью общих и частных
признаков, делающих их индивидуально неповторимыми. В определенных условиях
часть таких признаков отражается в следах, что делает возможным идентификацию
следообразующих объектов.
В
судебной
криминалистической
возникновения,
трасологии
теории
собирания,
полностью
используются
идентификации,
использования
касающиеся
и
положения
закономерностей
исследования
информации,
содержащейся в материальных следах. При этом, данные учения об идентификации
не механически переносятся на процессы, относящиеся к материальным следам, а
творчески дополняются и развиваются.
Например,
с
учетом
положений
теории
идентификации
изучаются
закономерности образования отдельных видов материальных следов, а также
разрабатываются
рекомендации
по
их
обнаружению,
фиксации,
изъятию,
обеспечению сохранности, использованию и исследованию.
Следы в судебной трасологии классифицируются по различным основаниям.
Прежде всего они подразделяются по видам следообразующих объектов на
следы: людей, животных, предметов неживой природы.
Следы людей в свою очередь дифференцируются на отражения отдельных
частей тела (рук, ног), выделений из организма (крови, слюны).
По механизму образования следы классифицируются на динамические и
статические.
Статические следы возникают при взаимодействии следовоспринимающих и
следообразующих объектов под углом близким к 90º. При этом каждая точка
следообразующего объекта отражается в следовоспринимающем в виде точки.
Динамические следы образуются при направлении силы взаимодействия
объектов под углом большим или меньшим чем 90º. В этих отражениях каждая точка
следообразующего объекта запечатляется как линия. Несомненно, статические следы
имеют большую идентификационную ценность, чем динамические.
По характеру образования выделяются следы объемные и поверхностные.
Объемные
следы
формируются
за
счет
изменения
структуры
следовоспринимающего объекта под воздействием следообразующего. Они имеют
трехмерное измерение в длину, ширину и глубину.
Поверхностные
следы
возникают
при
изменениях
рельефа
следовоспринимающей поверхности в процессе контакта со следообразующей. Эти
следы в свою очередь делятся на наслоения и отслоения. Первые образуются за счет
перехода
со
следообразующей
поверхности
частиц
вещества
на
следоспринимающий объект.
Следы отслоения, наоборот, возникают в результате отделения с поверхности
следовоспринимающего объекта каких-то веществ, элементов. Например, к ним
относятся следы ног субъекта, отразившиеся на свежевыкрашенном полу.
Во многих пособиях высказывается мнение о том, что основным отличием
следов объемных от отслоения является отсутствие возможности измерения глубины
последних. Думается, что это не совсем так. Современные технические средства
позволяют определить
недоступных
размеры самых мелких предметов и их элементов,
человеческому
глазу.
Кроме
того,
недопустимо
связывать
существования сходства или различия признаков с субъективными возможностями
субъектов собирания и исследования информации. Эксперт, имея в своем
распоряжении соответствующее оборудование измерит глубину поверхностного
следа, а дознаватель, следователь, не располагая такими приборами, соответственно
не сможет определить глубину подобных отражений. Однако, это не означает, что
один и тот же след одновременно является и объемным и отслоения. Существенное
их различие состоит в том, что объемные следы являются результатом изменения
структуры следовоспринимающего объекта. Следы же отслоения образуются в
процессе
удаления
со
следовоспринимающей
поверхности
незначительного
количества вещества, за счет чего происходит изменение рельефа указанной
поверхности.
В зависимости от пределов отражения изменений следы делятся на локальные
и периферические.
Локальные
следы
образуются
в
границах
физического
контакта
взаимодействующих объектов. Например, потожировые отпечатки остаются в месте
касания пальца следовоспринимающей поверхности.
Периферические
следы
возникают
за
границами
непосредственного
соприкосновения объектов.
По контрастности различают следы видимые, слабовидимые и невидимые.
По цвету – бесцветные и окрашенные.
Приведенные
классификации
имеют
не
только
теоретическое,
но
и
практическое значение. Для обнаружения, фиксации, изъятия, обеспечения
сохранности, исследования и использования различных видов следов в судебной
трасологии
разрабатываются
специальные
методы,
приемы
средства
и
рекомендации.
В то же время существуют общие правила обнаружения, фиксации и изъятия
трасологических следов.
Выявление
рассматриваемых
следов
осуществляется
визуальными
и
инструментальными методами.
Визуальные методы не связаны с применением каких-либо приспособлений, за
исключением увеличительных и осветительных приборов. Обнаружение видимых,
окрашенных, а также большинства объемных следов не требует каких-либо
инструментов. Они выделяются из окружающей объективной реальности на основе
типичных знаний о следах
расследуемых событий, посредством установления
временных, причинных, корреляционных связей с другими элементами окружающей
действительности, а также с уже известными и предполагаемыми действиями и
явлениями.
Первоначально, при визуальном наблюдении определенные изменения
выделяются из окружающей обстановки. При этом принимаются во внимание
внешние признаки, характеризующие выявленное как изменение, нарушение
обычных: порядка, расположения, состояния, цвета, формы отдельных элементов.
Затем выдвигаются предположения о том, в результате каких явлений, действий
могли образоваться уже найденные следы. Указанные предположения проверяются
посредством поиска и иных следов предполагаемых действий, а также специальных
более глубоких исследований ранее выявленных.
Инструментальные методы связаны с применением специальных устройств и
приспособлений.
По общему правилу, первоначально выявленные следы изучаются в том
положении, в котором они были найдены. При этом фиксируется их расположение
относительно других объектов, следов, определяются их конфигурация, размеры,
цвет, физическое состояние, даются объяснения всем возможным вариантам причин
их появления. Желательно также произвести по специальным правилам фотовидеосъемку объекта. Лишь после этого возможен детальный осмотр, связанный с
изменением
положения
следоносителя
(переворачиванием,
приближением
к
источнику света, разборкой, вскрытием крышек, дверец и т.д.).
При использовании специальных препаратов для выявления невидимых следов
первоначально используются те из них, которые не исключают в дальнейшем
применения других методов и средств.
При изменении положения объектов их нужно брать таким образом, чтобы не
повредить и ни в коем случае не уничтожить уже выявленных или искомых следов.
Как известно, основным методом фиксации является описание в протоколе. Не
имеется
ограничений
и
по
поводу
применения
такого
средства,
как
фотографирование, поскольку оно практически не может повлечь за собой никакого
вредного воздействия на следы. В отношении применения всех остальных средств
дополнительной фиксации имеется общее правило. Оно гласит, что эти средства
используются только в том случае, если отсутствует возможность полного или
частичного изъятия объектов со следами.
Для
изъятия
рекомендуется
использование
таких
материалов
и
приспособлений, которые не исключают дальнейшего исследования. Например,
изъятие текстильных, лакокрасочных, пылевых микрочастиц на некоторые виды
клейкой бумаги в дальнейшем не позволяет отделить изъятые вещества от липкого
слоя. В результате выявленные микрообъекты невозможно исследовать.
В протоколах следственных действий, при проведении которых обнаружены
следы, прежде фиксируются признаки локализации следовоспринимающего объекта,
условия и методы выявления, а также использовавшиеся при этом средства. Далее
указывается вид следа (по следообразующему объекту, механизму образования,
цвету и т. д.), и его общие признаки (форма, размер и т. п.). Дискуссионным является
вопрос о фиксации частных признаков. Представляется, что частные признаки,
которые могут быть диагностированы, хотя бы в виде предположения должны
фиксироваться
в
протоколе.
Таким
образом,
можно
индивидуализировать
обнаруженный след и, при необходимости, доказать, что именно он был изъят и
исследован. В противном случае появляется возможность для оспаривания факта
исследования именно того следа, который был обнаружен при проведении
первоначального следственного действия.
Необходимо подчеркнуть, что при описании следов, нужно пользоваться
принятой специальной терминологией. При возникновении затруднений следует
обратиться к справочникам, опубликованным методическим рекомендациям.
Обеспечение сохранности следов состоит в принятии мер, направленных на
недопущение изменений выявленных отражений. Для этого требуется совершение
определенных технологических операций: брать объекты за места, где не может
быть следов; первоначально изучать объект в статичном положении и т. д.
В этих же целях рекомендуется использовать специальные средства,
предупреждающие изменение выявленных и образование новых следов: резиновых
перчаток, пинцетов и т. п.
Сохранность следует обеспечивать и посредством правильной упаковки,
транспортировки и хранения изъятых материальных объектов. По общему правилу,
для упаковки используются материалы контрастные по цвету с изымаемыми
объектами, не оказывающими вредного воздействия на следовоспринимающие
поверхности и сами следы. Например, объекты с текстильными микрочастицами
рекомендуется помещать в упаковку, которая не электризуется и не будет
притягивать изъятые микроследы.
По общему правилу, объекты со следами наслоения должны упаковываться
так, чтобы следовоспринимающая поверхность не касалась упаковочного материала.
При транспортировке следует избегать резких изменений положения изъятых
объектов (встряхивания, падения, ударов). При изъятии и транспортировке
некоторых следов недопустимы резкие перепады температурного режима. Так, при
изъятии в условиях низких температур объектов с потожировыми отпечатками, не
рекомендуется сразу вносить их в теплое помещение. Следы могут отпотеть, оттаять
и полностью или частично растечься.
Для хранения разных видов следов существуют специальные правила. В
сложных ситуациях об условиях хранения желательно проконсультироваться со
специалистом. По крайней мере, не следует предпринимать никаких мер по
просушке,
дополнительному
закреплению,
окрашиванию
выявленных
или
предполагаемых следов без указанной консультации.
Таким же образом выясняются правила хранения уже исследованных
объектов, подлежащих приобщению к уголовному делу. В ряде случаев они могут
передаваться на ответственное хранение в экспертные подразделения. У лиц,
принимающих такие объекты, отбирается подписка с обязательством об обеспечении
сохранности
выдаче
названных
по
первому
предъявленному
судебными
предметов
требованию,
следственными
органами.
и
Они
или
также
предупреждаются об ответственности за
нарушение установленных правил.
6.2. Криминалистическое
исследование следов человека
Среди следов человека выделяются,
прежде всего, отпечатки рук, ног, зубов,
выделения организма.
Следы рук
самостоятельном
судебной
человека изучаются в
разделе
дактилоскопии.
распространяется
классификация
трасологии
На
–
них
общетрасологическая
и
кроме
того,
они
дифференцируются на следы: голых рук,
перчаток и варежек, а также оставленные внутри перчаток, варежек.
Наиболее распространенными являются следы голых рук, среди которых
выделяются отпечатки ладонной поверхности кистей. Они обладают рядом
устойчивых, индивидуальных признаков, отражающихся в следах. Прежде всего, это
папиллярные линии, представляющие собой выступающие валики поверхностного
слоя кожи. Она состоит из нескольких слоев: эпидермиса (верхнего слоя кожи) и
дермы (собственно кожи), соединяющей сетчатый и сосочковый элементы. Сетчатый
слой – это плотная ткань, а сосочковый – совокупность возвышений, сосочков,
образующих на ладонной поверхности выступающие папиллярные линии (см.
рисунок № 1). Эти линии имеются на ладонной поверхности кистей рук и ступней
ног человека. Между ними имеются углубления – бороздки. На папиллярных линиях
имеются воронкообразные отверстия - поры, являющиеся наружными выходами
протоков, через которые
выделяется потожировое вещество. Деятельность
потожировых желез связана с постоянным выделением через протоки и
поры
названного вещества, которое переходит на следовоспринимающую поверхность
при прикосновении к ней руки человека и воспроизводит строение папиллярных
узоров.
К общим признакам, отражающимся в отпечатках рук, относятся форма и
размер пальцев и ладони, их частей, флексорных и белых линий, тип папиллярного
узора, количество папиллярных линий в одном квадратном сантиметре.
Папиллярные узоры делятся на завитковые, петлевые и дуговые, в
зависимости от наличия, отсутствия дельт и их количества. Дельты представляют
собой
разделение потоков папиллярных линий, напоминающих по форме
одноименную букву греческого алфавита.
В завитковом узоре имеются не менее двух дельт, в петлевом - одна, в
дуговом они отсутствуют (см. рисунок № 2).
К общим признакам относятся также линии сгибов пальцев и ладоней
(флексорные), морщины (складки) и белые (шрамы).
К частным признакам относятся локализация начала и окончания папиллярных
линий, их обрывки, перерывы, разветвления и т.п. (см. рисунок № 3).
К частным причисляются и расположение, конфигурация приобретенных
свойств – шрамов, потертостей.
В следах перчаток, варежек отражаются их общие признаки: фасон, который
определяется по форме, способ соединения отдельных элементов, рельеф
поверхности, ее рисунок. Названные предметы в результате длительной носки
изменяют форму, рельеф, воспринимая признаки кисти человека. Например, если
перчатки не плотно охватывают кисть, близко прилегающие элементы отражаются
более четко, нежели остальные.
Частные признаки этих следообразующих
объектов могут возникать при
изготовлении - неровные швы, наложение стежков, узелки, связывающие концы
нитей, а также в процессе ремонта и эксплуатации - штопка, швы от зашивания
вручную, потертости, засаливание и т.д.
В следах внутри перчаток, варежек в основном отражаются общие признаки,
отражающие строение кисти – форму и размеры ладоней, пальцев, расположение
пальцев относительно друг друга, соотношение их размеров, отсутствие отдельных
пальцев или фаланг и т.д.
В следственной практике чаще всего возникает необходимость обнаружения
бесцветных, а потому маловидимых и невидимых потожировых отпечатков
ладонных поверхностей рук. В теории криминалистики выделяются три группы
методов выявления названных следов: визуальные, физические и химические.
Визуальные методы заключаются в поиске следов без каких-либо специальных
устройств и препаратов, за исключением осветительных и увеличительных
приборов.
К
визуальным
методам
относятся
изменение
угла
освещения
осматриваемого объекта путем изменения его положения относительно источника
освещения. Например, на стекле закрытой створки окна под прямым углом
бесцветного потожирового отпечатка можно не увидеть. Если створку открыть и
посмотреть на нее под более острым углом, след руки может быть обнаружен. Когда
те же операции с осматриваемыми объектами затруднительны, на них под
различными углами направляется свет электролампы или электрофонаря. Мощность
освещения может изменяться. Угол освещения может меняться
при изменении
положения осветительного прибора относительно осматриваемой поверхности или
использования специальных насадок на электрофонари.
Физические методы заключаются в использовании специальных порошков и
паров йода. Применение порошков наиболее распространенный метод выявления и
фиксации следов рук. Перед использованием порошков следует убедиться, что они
сухие, хорошо гранулированы, не слиплись в комочки, не имеют примесей
посторонних веществ, контрастны по цвету осматриваемой поверхности.
В практике используются немагнитные порошки (сажа, окись меди, свинца,
цинка, алюминия и т.п.), магнитные (восстановленное железо, «малахит», «рубин»,
«сапфир», «топаз» и пр.), люминесцирующие (родамин, флуорескамин, антрацен,
сульфид цинка и т.д.).
Обработка
порошками
осуществляется
путем
простого
нанесения
и
перекатывания порошка по осматриваемой поверхности; нанесения и мягкого
рассеивания
ворсистой
дактилоскопической
распылением при помощи дактозолей,
кистью;
магнитной
кистью,
«воздушной мельницы» и других
приспособлений.
Дактилоскопические ворсовые кисти бывают плоскими (флейц) и круглыми.
Ворсовая часть изготавливается из меха белки, колонка или синтетических
материалов – лавсана. Более мягкие и гибкие колонковые, беличьи кисти
используются для обработки следов с более мелкими деталями, обнаруженными на
поверхностях
осуществляется
с
различным
рельефом.
равномерными
Обработка
движениями,
осматриваемого
объекта
обеспечивающими
легкие
прикосновения кисти к потожировому отпечатку, чтобы не повредить его. После
нанесения порошка и выявления следа, он может быть обработан чистой кистью для
удаления излишних частиц порошка.
Магнитная кисть представляет собой двигающийся внутри герметически
закрытого корпуса цилиндрической или прямоугольной формы магнит. При касании
порошка железа он располагается вокруг корпуса и конца магнита, в виде скоплений
с острыми концами, которыми и обрабатывается объект. При втягивании магнита
внутрь корпуса порошок осыпается.
Выявленные
при
дактилоскопическую
помощи
пленку.
порошков
Необходимо
следы
напомнить,
что
копируются
на
отпечатки
рук
перекопируются только в тех случаях, когда невозможно изъять следы в месте со
следовоспринимающей поверхностью. Следы, выявленные при помощи светлых
порошков, переносятся на темную дактопленку. Следы, обработанные темными
порошками – на светлую.
Обработка парами йода проводится при помощи специальной йодной трубки,
представляющей
собой
стеклянный
сосуд
с
параллельными
стенками
и
сужающимися концами. Кристаллический йод, помещенный в трубку, разогревается
руками или при помощи зажигалки, после чего появившиеся пары йода распыляются
пульверизатором (резиновой грушей, шланг которой крепится к одному из концов
йодной трубки).
Объект с предполагаемыми следами может быть помещен над отверстием
сосуда, в котором находятся кристаллы йода. Для ускорения испарения сосуд может
подогреваться. Объект может располагаться внутри сосуда с парами йода. На него
может быть наложено стекло предварительно обработанное указанными парами.
Недостатком использования паров йода является их летучесть, в силу чего
полученное при окуривании окрашивание быстро (15-20 минут) обесцвечивается.
Поэтому следы, обнаруженные при помощи паров йода, требуют дополнительной
обработки порошками или другими веществами.
Химические методы предназначены для выявления следов большой давности и
основаны на химических реакциях между потожировым веществом и применяемыми
реактивами. Последние изменяют первоначальный вид обрабатываемого объекта,
поэтому применять их рекомендуется, как правило, в лабораторных условиях.
К рассматриваемым методам относится использование таких реактивов, как 12% раствор нингидрина в ацетоне (этиловом спирте, метаноле и т.д.); 5-10 % раствор
азотнокислого серебра в дистиллированной воде; аллоксан (растворяется в
различных концентрациях в воде, ацетоне, спирте) и других препаратов.
Описание следов
в протоколе следственного действия является основным
средством фиксации и начинается с перечисления свойств следовоспринимающего
объекта,
его
расположения
относительно
других
элементов
окружающей
обстановки. Далее указываются рельеф, форма, цвет следовоспринимающей
поверхности, локализация и вид следов рук (объемные, поверхностные, окрашенные,
бесцветные и т.д.), признаки, отразившиеся в следах, способы и средства их
выявления, фиксации, изъятия и упаковки.
При назначении судебно-дактилоскопической экспертизы в распоряжение
экспертов направляются объекты с выявленными или предполагаемыми следами
рук,
копии
процессуальных
документов,
фиксирующих
факт
обнаружения
отпечатков рук. На разрешение экспертов чаще всего ставятся вопросы: являются ли
выявленные следы отпечатками рук человека, оставлены ли они одним или разными
людьми, не оставлены ли они конкретным субъектом, в результате какого захвата, в
какой последовательности образовались следы рук?
Следы ног классифицируются на следы: босых ног, одетых в носки, чулки и
обуви.
Механизм образования следов босых ног аналогичен процессу возникновения
следов голых рук.
Кроме
того
выделяются
единичные
следы
и
дорожка
следов
ног,
представляющая собой попеременно оставленные три и более следов разноименных
ног.
В следах босых ног отображаются пальцевая, плюсневая, промежуточная и
пяточная части.
Поверхностные следы босых ног выявляются, фиксируются и изымаются при
помощи тех же методов и технических средств, что и следы голых рук.
К общим признакам, отражающимся в следах босых ног, относятся форма,
размеры отпечатка ступни в целом и отдельных ее частей: длина ступни от края
наиболее выступающего пальца до центра внешнего края пятки, ширина плюсневой,
промежуточной и пяточной частей. Форма ступни во многом определяется
величиной подъема или высотой свода стопы, от чего зависит ширина
промежуточной части: чем выше подъем, тем меньше ширина промежуточной части.
Среди общих признаков называются так же длина и ширина каждого пальца,
общее строение папиллярного узора, флексорных линий.
Частными признаками босых ног являются соотношение размеров пальцев, их форма, расположение
относительно переднего края плюсны, выгибание к верху или к низу отдельных пальцев, частные признаки
папиллярных узоров, форма и локализация различных повреждений: шрамов, мозолей и т.п.
Общими признаками следов ног одетых в чулки, носки являются отразившиеся
в них форма ступни и ее элементов, тип ниток, способы их сплетения, сшивки,
форма мыска и пятки, их соединения с другими частями.
Чаще всего в следственной практике встречаются следы обуви. Наиболее
типичными общими признаками подошвы обуви является форма носка, подметки,
каблука, конструкция подошвы (сплошная без каблука, с отдельными подметкой и
каблуком), рельеф подошвы и ее элементов (с рисунком, без такового, плоская,
выпуклая, форма рисунка, размеры его отдельных элементов), наличие на подошве
надписей, торговых марок, штампов, способ крепления подошвы (прошивной,
клеевой, гвоздевой, винтовой), длина подошвы в целом, длина и ширина отдельных
ее частей.
Частными признаками являются отдельные особенности, возникающие при
изготовлении, а так же приобретенные изменения – потертости, механические
повреждения (разрезы, отверстия), следы ремонта и усовершенствования.
Некоторые невидимые и маловидимые следы наслоения обуви на поверхности
линолеума,
гладкой керамической
плитки, бумаге можно выявлять порошком
восстановленного железа. Обнаруженные таким же образом следы на поверхностях с
неровным рельефом требуется закреплять парами йода.
Для дополнительной фиксации следов наслоения они фотографируются,
перекопируются на дактопленку, липкую или смоченную фотобумагу, увлаженную
листовую резину.
Следы отслоения рекомендуется изымать вместе со следовоспринимающим
объектом или копировать при помощи силиконовых компаундов У-4-21 или
«СКТН».
С объемных следов на грунте изготавливаются гипсовые слепки. К методам
изготовления названных слепков традиционно относят заливной, насыпной и
комбинированный.
Наиболее распространенным является заливной, заключающийся в заливке
следа раствором гипса. Для этого первоначально медицинский гипс засыпают в
воду и размешивают, чтобы не образовалось комочков. Консистенция раствора
определяется с учетом плотности грунта, прочности и величины элементов,
отразившихся в следах, а так же условий окружающей среды. Если, структура следа
непрочная, для его заливки используется более жидкий раствор, также как и в
условиях низких, отрицательных температур.
Перед заливкой след ограждается бортиком из картона, планок, особенно
когда отпечаток расположен под углом к линии горизонта. Дно следа очищается от
мелких предметов, попавших туда после образования отпечатка.
Рельеф
хрупкого
отпечатка
на
снегу
может
быть
укреплен
путем
разбрызгивания на него с высоты 30-35 см мелких капель воды их пульверизатора.
Основание следа на песке укрепляется лаком для волос, распыляемым из
пульверизатора.
Раствор заливается медленно, с небольшой высоты, с наиболее глубокого
места до 50-60 % глубины следа. После этого в гипс укладывается арматура из
проволоки,
планок,
веточек
и
затем
заливка
продолжается.
К
арматуре
прикрепляются свободные концы бечевки (шнурка) с биркой, на которой должна
быть сделана пояснительная надпись о том, когда, где, во время производства какого
действия и кем изготовлен данный слепок.
О готовности слепка можно судить по внешнему виду и характерному
звонкому звуку при простукивании карандашом.
Засыпной способ
применяется в ситуациях повышенной влажности
(проливной дождь), неустойчивости грунта, на котором обнаружен отпечаток,
мелкорельефности
отдельных частей рисунка отобразившейся обуви. Например,
сильный дождь не позволяет оградить след в поле, на суглинках и откачивать
постоянно прибывающую воду.
В подобных случаях сухой гипс засыпается в воду прямо через сито ровным
слоем, чтобы он оседал на дно следа, пропитываясь при этом водой. При этом
необходимо дожидаться, пока один слой пропитается водой, после чего досыпается
следующий.
При
применении
этого
метода
изготовления
слепка
также
закладывается арматура.
Комбинированный метод заключается в том, что на увлажненную поверхность
следа засыпается ровным слоем гипс. После его пропитыванием влагой заливается
раствор гипса. К этому методу прибегают, когда нет возможности полностью
удалить влагу, условия не позволяют укрепить мелкие детали следа, которые могут
быть разрушены в процессе заливки раствором гипса.
Все следы обуви рекомендуется фотографировать при помощи узловой,
детальной съемки с использованием масштабной линейки. При фотографировании
объемных следов обуви линейка укладывается на одном уровне с дном отпечатка.
Необходимо также знать, что при производстве детальной съемки оптическая ось
объектива фотоаппарата должна находиться под углом 90 º к следу. Такое
положение, в отличие от любого другого, позволит в дальнейшем точно установить
размеры запечатлеваемого объекта.
В протоколе осмотра описывается где, на какой поверхности обнаружены
следы, их вид (по механизму образования, следовоспринимающему объекту,
контрастности и т.д.), локализация относительно других объектов, направление
носочной части, мыска, пальцев в следах босых ног. В единичном следе
производятся
необходимые
измерения,
форма
его
отдельных
элементов,
фиксируются расположение, конфигурация и размер иных общих и частных
признаков.
При обнаружении нескольких следов обуви
или босых ног желательно попытаться определить
оставлены
ли
они
одним
или
несколькими
субъектами. Лучше всего это делать с помощью
специалиста:
эксперта-трасолога.
Однако
и
властному субъекту судопроизводства необходимо
иметь представление о том, какие признаки при этом
принимаются
во
внимание.
Прежде
всего,
учитываются общие признак: форма и размер следов
в целом или отдельных их элементов, а затем и
индивидуальные
особенности
следообразующего
объекта.
Все элементы дорожки следов ног связаны
между собой единой линией направления движения,
представляющей собой условную линию, которую
можно провести посредине пространства между
отпечатками разноименных ног. По дорожке следов
ног определяется линия ходьбы путем соединения
прямыми крайних точек задних срезов каблуков
предыдущего и последующих отпечатков
разноименных ног.
Выделяется в дорожке следов длина правого и левого шага, измеряемая
расстоянием от крайних точек заднего среза каблуков предыдущего и последующего
отпечатков одноименных ног.
Кроме того, определяется угол разворота стопы, измеряемый по углу между
линией ходьбы и прямой, проводимой через центр следа обуви.(см.рисунок № 5)
По дорожке следов обуви можно предположительно определить темп ходьбы,
особенности походки, на основании чего выдвигается гипотеза о свойствах
личности, состоянии субъекта, оставившего отпечатки, элементах расследуемого
события.
В протоколе также делается
отметка об изъятии следов вместе со
следовоспринимающим объектом или использовании средств дополнительной
фиксации. Полученные гипсовые и полимерные слепки рекомендуется помещать в
картонные коробки, перекладывая бумагой или поролоном, толстой текстильной
тканью.
По выявленным следам ног производится трасологическая экспертиза, на
разрешение которой могут быть поставлены следующие вопросы: оставлены ли
обнаруженные следы ногой (босой, в носке, в чулке) или
обувью человека;
пригодны ли они для идентификации; не оставлены ли они конкретным человеком
или его обувью.
В случаях, когда субъект, предположительно оставивший следы, неизвестен,
по следам ног может быть установлено: пол и рост человека, особенности его
походки, физические свойства; размер, индивидуальные признаки обуви, чулок,
носок; особенности их эксплуатации и т.д.
По дорожке следов ног экспертам ставятся вопросы: о направлении и темпе
движения, каков механизм образования следов, чем можно объяснить изменения
отдельных параметров, отражающихся в дорожке следов (длины, ширины шага, угла
разворота стопы) и т.п.
В распоряжение экспертов направляются протоколы следственных действий,
обнаруженные при их производстве следы и изготовленные с низ слепки, оттиски,
фотографии.
С помощью эксперта могут быть получены экспериментальные образцы –
отпечатки и слепки следов босых или одетых в носки, чулки ног; оттиски дорожки
следов ног. По требованию экспертов могут быть получены экспериментальные
образцы.
В случаях постановки вопросов об идентификации обуви по выявленным
следам, в распоряжение экспертов направляется предполагаемый следообразующий
объект.
Следы зубов человека разделяются прежде всего по видам данного
следообразующего объекта. Как известно, у человека имеются резцы, клыки и
коренные зубы. Коренные зубы имеют форму параллелепипеда с жевательными
бугорками на рабочей поверхности. Статические следы этого вида зубов имеют
форму прямоугольника с ровными или прерывистыми краями. Клыки отличаются
формой, совмещающей конусообразную и пирамидальную. Передняя поверхность
таких зубов закругленная, а задняя прямая, все грани сходятся вверху в рабочей
поверхности. Следы таких зубов выглядят как полукруг, иногда больше похожий на
треугольник, поскольку заостренная часть с возрастом человека более четко
приобретает вид заостренной трехгранной пирамиды.
Резцы
внешне
параллелепипеды,
выглядят
уменьшающиеся
как
по
лопаточки,
толщине
представляющие
к
рабочей
собой
поверхности,
заканчивающейся мелкими закругленными зубчиками-выступами. Статические
следы этого вида зубов имеют веретенообразную форму, т.е. форму двух дуг, концы
которых соединяются не пересекаясь.
По характеру образования различают следы откуса, надкуса и укуса, а также
следы-отпечатки.
Откус представляет собой полное отделение части следообразующего объекта
под воздействием зубов верхней и нижней челюстей.
Надкус рассматривается как неполный откус, т.е. частичное отделение
некоторого объема от основного объекта воздействия.
Более запутанным выглядит вопрос о содержании следов укуса. По нашему
мнению, ими традиционно назывались следы от зубов, образующиеся на теле
другого человека или
на трупе. Другими словами, укус рассматривался как
операция по нанесению противнику повреждений зубами. Соответственно должны
определяться и следы таких действий.
Следы-отпечатки формируются чаще всего после сдавливания зубами твердых
предметов, без механического разделения их на отдельные части.
Среди
общих
конфигурация
зубной
анатомических
дуги
признаков
(треугольная,
следов
называются
прямоугольная,
общая
трапециевидная,
эллипсовидная, параболическая), размер (протяженность) зубного ряда (большой,
средний, малый), взаиморасположение зубов в одной челюсти (наличие расстояний
между ними, отклонения в расположении по вертикали и горизонтали), наличие,
отсутствие наклона зубных рядов верхней и нижней челюсти, их расположение
относительно друг друга, общее количество зубов.
Выделяются также функциональные признаки, отражающие особенности
жевательных и кусательных движений: прикусы нормальные (выступание верхней
или нижней челюсти) или аномальные, резцовые перекрытия.
К частным признакам резцов относятся особенности строения их элементов
(корня, шейки, коронки), расположение конкретного зуба относительно других по
вертикали и горизонтали, особенности строения, выражающиеся в расположении,
форме и размерах отдельных элементов зубов (выступов и углублений на резцах,
бугорков на коренных, заостренного окончания клыков), наличие углублений,
выступов и т.д.
С возрастом человек приобретает некоторые индивидуальные признаки зубов
– трещины, переломы, участки выкрошенности и стертости, эрозия, пломбы,
протезы, коронки.
Выявление следов зубов, как правило, не вызывает каких-либо трудностей.
Чаще всего их обнаруживают визуально на овощах, фруктах, других продуктах
питания, теле живого человека и кожной поверхности трупов.
В протоколе
признакам
с
обнаруженные следы описываются по вышеуказанным
указанием
вида
найденных
отражений,
состояния
следовоспринимающего объекта. Кроме этого, рекомендуется составлять схему
найденных следов зубов. При фотографировании необходимо помнить, что
пластичные пищевые продукты (масло, сыр, шоколад, сало), на которых обнаружены
следы зубов, под воздействием ламп накаливания могут деформироваться.
Для сохранения следов зубов на овощах и фруктах рекомендуется помещать
их в сосуд с 40% раствором алкоголя или 0,5% раствором формалина.
Мясомолочные и другие пластичные продукты желательно заворачивать в
фольгу и хранить в холодильнике.
Окурки со следами зубов изымаются пинцетом, упаковываются в отдельный,
небольшой по размеру пакет.
В тех случаях, когда объект нельзя изъять целиком, с него изготавливаются
слепки из полимерных паст, например, «СКТН» или стоматологических слепочных
материалов либо силиконовых компаундов К-18, У-1-18, У-4-21. Не исключается и
изготовление гипсовых слепков.
Следы укуса рекомендуется фотографировать в разных ракурсах, поскольку
эластичность и подвижность кожи способствуют изменениям следа и искажениям
его восприятия.
При подготовке и назначении трасологической экспертизы следов зубов
подбираются следовоспринимающие объекты, протоколы следственных действий, в
ходе которых они обнаружены, приложения к ним с изображениями найденных
отпечатков (фототаблицы, зарисовки), а также слепки.
Следы укуса на трупе могут изыматься вместе с кожей умершего и
помещаться в специальный раствор для замедления процессов разложения. Данная
операция проводится судмедэкспертом по заданию следователя. Необходимо
отметить, что
следы укуса наиболее полно исследуются в ходе комплексной
медико-криминалистической
экспертизы
с
участием
судебного
медика
и
специалиста трасолога.
Определенную сложность представляют собой сбор сравнительных образцов
для исследования. В ситуациях, когда имеется субъект предположительно
оставивший исследуемые следы, получение рассматриваемых образцов поручается
эксперту и является частью подготовительного этапа экспертизы.
В тех случаях, когда предполагаемый субъект умер, с трупа изготавливаются
копии зубного аппарата и берутся образцы отпечатков на различных поверхностях.
Для этого целесообразно привлечение стоматологов, специализирующихся в области
протезирования. Причем одного специалиста может быть недостаточно. Один из них
врач изготавливает из специальных материалов слепок, который представляет собой
объемный след зубного аппарата, форму для изготовления будущей копии. Кроме
того, делаются отпечатки зубного аппарата на плоских пластинах. Модель, копия
зубного аппарата изготавливается зубным техником. Точность полученного образца
проверяется врачом, который делал слепки и отпечатки.
У живых людей с участием эксперта отбираются отпечатки зубов аналогичных
следам, представленным на экспертизу. Причем, такие образцы должны получаться с
использованием сходного следовоспринимающего материала. Иногда, требуется
добиваться сходства условий, в которых образовались следы и операций,
результатом которых они явились. Допустим, при решении задачи идентификации
конкретного субъекта
по следам зубов на металлической пробке от бутылки,
необходимо несколько бутылок с жидкостью, закупоренных аналогичным способом.
Субъекту должно быть предложено открыть бутылки при помощи тех же операций,
что и в расследуемом событии.
Наиболее типичными вопросами, ставящимися на разрешение экспертов
являются: оставлены ли найденные следы зубами человека? Не оставлены ли
названные следы зубами конкретного человека? Зубами верхней или нижней
челюсти оставлены следы? Какими конкретными зубами они оставлены? Не
оставлены ли следы зубными протезами, в частности представленными на
экспертизу? Каково было взаимное расположение потерпевшего и субъекта, зубами
которого оставлены следы? Можно ли по обнаруженным следам определить пол,
возраст, индивидуальные особенности субъекта их оставившего? Каков механизм
образования представленных на экспертизу следов зубов? Могли ли они
образоваться при обстоятельствах, указываемых свидетелями, потерпевшими,
подозреваемыми (обвиняемыми)?
Следы выделений человеческого организма также традиционно исследуются в
рамках судебной трасологии, прежде всего с позиций изучения закономерностей
приобретения ими той или иной формы, а также рекомендаций по их собиранию.
Вопросы идентификации по следам человеческих выделений находятся за пределами
предмета
криминалистики
и
решаются
в
процессе
судебно-медицинской
(биологической) экспертизы вещественных доказательств.
Среди рассматриваемых следов, прежде всего, выделяются следы крови,
которые традиционно классифицируются на капли, брызги, пятна, помарки, потеки и
лужи.
Капли образуются в результате свободного падения отделяющихся от
источника кровообращения частиц на определенную поверхность. Капли отделяются
и падают под силой собственной тяжести. Эти следы имеют круглую или овальную
форму с зубчиками по окружности в виде острых лучей. Если траектория падения
отклоняется от прямого угла, капля приобретает форму неправильного овала, более
узким концом направленного в сторону источника выделения. Количество зубчиков
вокруг основного следа зависит от высоты падения и некоторых впитывающих
свойств следовоспринимающей поверхности. Как правило, чем больше высота, с
которой падает капля, тем больше заостренных лучей образуется по ее периметру.
Существуют специальные таблицы определения высоты и угла падения капель
крови.
Брызги крови образуются под влиянием дополнительной механической силы
падения частиц крови, которые приобретают булавовидную или кометообразную
форму. Острый конец брызг
направлен в сторону отделения от основного
источника. Следы этого вида возникают не только в результате удара, но и
стряхивания окровавленного предмета.
Брызги, возникающие от удара, рассеиваются на определенной площади.
Локализация и пространство, покрываемое брызгами обуславливается такими
факторами, как сила удара, его направление, форма использовавшегося орудия, а
также размер и количество поврежденных сосудов и участков тела или органов.
Например, как указывается в некоторых работах при нанесении под прямым углом
удара тупым твердым предметом в голову человека, кровь разбрызгивается
равномерно во все стороны. В ситуациях нанесения удара под более острым или
тупым углом, брызги разлетаются веером, по большей части в сторону направления
удара.
Имеет значение и участок, куда наносится удар, его кровенасыщенность,
расположение относительно других частей тела, а также форма орудия, предмета,
которым был нанесен удар или встреча с которым повлекла выделение крови. В
результате сильного удара человека по носу, кровь может разбрызгиваться в
противоположную сторону, как и при ударе в затылок сзади. При скользящем ударе
твердым предметом по своду черепа брызги разбрасываются в сторону нанесения
удара.
Повреждения
кровеносных
сосудов
колюще-режущими
орудиями
сопровождаются резким выбросом крови, их попаданием на предметы, находящиеся
напротив ранения, например руки и одежду субъекта, наносившего удар.
Потеки крови представляют собой следы стекания, направление и форма
которых также зависят от вида, количества и площади причиненных повреждений,
их локализации, положения потерпевшего в момент нанесения ранений и после
этого.
Лужи выглядят как скопления последовательно вытекающей или вылитой из
какого-либо сосуда крови.
В некоторых публикациях различают также и такие виды следов, как
отпечатки и мазки, возникающие
в результате контакта испачканных кровью
предметов со следовоспринимающей поверхностью. Этот перечень может быть
дополнен пятнами от пропитывания какой-либо поверхности кровью. Например,
одежды, прилегающей к ранению в области сердца человека.
Для обнаружения маловидимых и невидимых следов крови используются
специальные реактивы, а также ультрафиолетовые осветители.
При
освещении
ультрафиолетовыми
лучами
создается
мелковорсистого рельефа следов крови, приобретающих
впечатление
при этом темно-
коричневый цвет. Если на часть следа крови нанести каплю серной кислоты, то в
ультрафиолетовых лучах они дадут ярко-красное свечение.
Специальными реактивами являются 3% раствор перекиси водорода, раствор
бензидина и люминола а также «гемофан».
Первый из названных раствор приводит к выделению белой пены, бензидин и
«гемофан» окрашивают кровь в синий цвет, люминол – в голубой. Использование
названных препаратов рекомендуется осуществлять посредством нанесения на
небольшие поверхности, так как применение некоторых из них делает невозможным
последующее экспертное исследование.
При описании в протоколе фиксируется вид, физическое состояние (жидкие,
подсохшие, сухие), цвет, форма, размер, локализация, соотношение следов крови
между собой и другими объектами.
Следы крови фотографируются с использованием светофильтров.
Жидкие следы в небольшой емкости изымаются вместе с ней из большой
емкости на марлю, берутся пробы. Сама емкость освобождается от жидкости и
изымается, т.к. на ее стенках могут остаться частицы крови.
Влажные следы с грунта изымаются вместе с почвой, из которой
предварительно удаляют посторонние вещества и насекомых, а затем помещают в
стеклянную банку. Кроме того, изымаются пробы грунта с участков поблизости от
найденного следа, а также под ним.
Следы
на
твердых
предметах
рекомендуется
изымать
вместе
со
следовоспринимающей поверхностью. Когда это невозможно, делаются соскобы, а с
участков
рядом
с
ними
изымаются
образцы
чистой
следоспринимающей
поверхности.
Следы со снега переносятся вместе с ним на марлю, которую можно поместить
в стеклянный сосуд с широким горлом.
Одежду, ткани со следами крови нельзя упаковывать в полиэтиленовые
пакеты. Она сворачивается следами вовнутрь. Между следами и другими частями
прокладываются чистые листы бумаги.
6.3. СЛЕДЫ ВЗЛОМА
Взлом
в
криминалистике
традиционно
понимается
как
разрушение,
повреждение преграды и запирающих устройств с целью проникновения в
помещение,
средства
транспорта,
специальное
хранилище
для
реализации
преступного замысла.
В настоящее время следы взлома делятся, прежде всего, на следы давления
(отжима и удара), скольжения (трения) и резания. Данная классификация дает
довольно общее представление о содержании
операций по взлому и характере
образующихся при этом следов. В ней, прежде всего, не учитывается то, что взлом
может совершаться с применением орудий, средств и без таковых. Взлом без
использования каких-либо орудий состоит в нанесении ударов ногами, плечами;
оттягивании, отгибании элементов преграды и т.д.
Орудия и средства используемые для взлома дифференцируются на
механического, термического и взрывного действия.
К орудиям термического воздействия относятся паяльные лампы, бензиновые
и ацетиленовые резаки. К следам их использования относятся оплавление,
окапчивание краев следов.
Взрывчатые вещества и устройства применяются для взлома крайне редко. В
этих целях могут использоваться газообразные вещества (пропан, метан и т.п.),
затягиваемые допустим через замочную скважину в металлический ящик.
При
взрыве давление осуществляется равномерно на все стенки металлического
хранилища. Самой слабой является дверца, которая и повреждается или просто
открывается.
Взрывные устройства могут состоять из твердого взрывчатого вещества,
оболочки и детонатора или воспламенителя. При изготовлении названных устройств
используются как промышленные, так и самодельные заряды из тротила, гексогена,
гремучей ртути, амиачной селитры, пороха и т.д.
В результате взрыва образуются отверстия с рваными краями, трещины,
воронки на месте крепления взрывного устройства и прилегающих объектах, следы
оплавления
и
копоти.
От
оболочки
возникают
пробоины
и
трассы
от
рикошетирования. Части оболочки и детонатора также могут быть найдены на месте
происшествия.
Механические орудия и средства делятся на специально предназначенные для
взлома, производственного и бытового назначения, а также случайные предметы.
К первым относятся специально изготовленные и приспособленные орудия.
Среди
вторых
технологических,
выделяются
инструменты
производственных
для
операций,
а
выполнения
также
различных
приспособления,
необходимые для совершения действий бытового характера. Приведенное деление
достаточно условно, поскольку некоторые инструменты (пилы, молотки, пассатижи,
отвертки и т.д.) достаточно широко применяются как в быту, так и на производстве.
Для взлома могут использоваться и случайные предметы, такие как камни,
обломки досок, металлические трубы, прутья и т.п.
В теории и практике различаются следы различных операций, образующих
способ взлома. К ним, прежде всего, относятся следы удара и отжима. Они могут
быть как статическими, так и динамическими. Допустим, при отжиме запирающей
планке замка на ней от орудия (ломика, отвертки, стамески) остаются следы
скольжения в виде линейных трасс. От них же на дверной обвязке и полотне
деревянной двери возникают объемные следы давления, воспроизводящие форму
используемых средств.
Достаточно распространенными являются действия по разрубу или разрезу
элементов преграды. Например, для удаления навесного замка перерубается его
дужка при помощи зубила или иного инструмента сходного назначения. Следы
разруба имеют форму клина, заостряющегося к основанию, образующегося
отражения. На стенках и дне таких следов отражаются особенности микрорельефа
рабочей поверхности, использовавшегося орудия.
Следы разреза возникают при использовании для взлома ножниц по металлу и
специально изготавливаемого орудия, напоминающего консервный нож. Названные
орудия используются для вскрытия и устранения различных преград. При
использовании ножниц для вскрытия металлической поверхности на ней остаются
следы встречного разреза в виде загнутых в разные стороны краев отдельных
участков.
Различают также следы распила и сверления. Первые образуются в результате
применения ручных и иных пил, ножовок по металлу, напильников, надфилей и т.п.
Практика
свидетельствует,
что
по
следам
распила
довольно
сложно
идентифицировать использовавшееся орудие. Только в случае остановки частей, в
дне следы могут отразиться индивидуальные признаки инструмента, позволяющие
идентифицировать его.
Обнаружение перечисленных следов взлома, как правило, не представляет
сложностей. Однако, при осмотре места происшествия необходимо выявлять и
другие следы, оставляемые субъектами преступления при разрушении преграды.
Прежде
всего,
в
вышеописанных
отражениях
остаются
микрочастицы
от
использованных орудий. Найти эти следы можно, используя увеличительные стекла,
а также ультрафиолетовые осветители. Эти же приборы используются для поиска
микрочастиц от одежды субъекта преступления. В большинстве случаев взлом не
возможен без контакта тела преступника и преграды, или прилегающей к ней
поверхности.
В результате этого с одежды, головного убора, перчаток, обуви
субъекта отделяются микрочастицы. Определить, где они могут находиться, можно
по направлению силы прилагаемой субъекту. Допустим, если на правой боковой
поверхности дверной обвязки имеются следы отжима, более глубокий конец которой
также направлен вправо,
можно предположить, что на этой части короба и
прилегающей к ней стене имеются указанные микрочастицы. Такое расположение
может свидетельствовать о том, что орудие взлома двигалось по отношению к двери
слева направо. Поскольку в большинстве случаев при взломе путем отжима рычаг
натягивается на себя, можно сделать гипотетический вывод о том, что субъект
преступления коснулся правого наличника дверного короба или прилегающей к
нему стены. Одновременно частицы поверхности, которой касался субъект
преступления, могут перейти на его одежду. Поэтому, с этих участков необходимо
взять соскобы. С деревянных поверхностей можно взять часть расщепленной
древесины. При этом, образцы нужно брать именно с тех бруска, доски, которых
мог касаться указанный субъект.
Таким же образом отыскиваются невидимые и маловидимые следы рук и ног.
При
осмотре
места
происшествия
могут
быть
выявлены
признаки
инсценировки взлома.
В
теории
криминалистики
инсценировка
понимается
как
создание
искусственной картины какого-либо события. В большинстве случаев инсценировка
представляет собой способ сокрытия какого-либо преступления, например,
присвоения
или растраты, совершенных материально-ответственными лицами.
Иногда, к инсценировкам прибегают для сокрытия действий, не являющихся
преступными. Допустим, один из членов семьи, растративший совместное
имущество, общие денежные средства, инсценирует кражу со взломом.
Признаками
инсценировки
являются,
прежде
всего,
негативные
обстоятельства, фактические данные о наличии следов, которые не могли
возникнуть в результате инсценируемого события или об отсутствии следов,
которые должны были обязательно образоваться.
Наиболее типичными признаками инсценировки взлома являются отсутствие
частиц от преграды, которые обязательно должны были образоваться при ее
разрушении (опилки от сверления, распила, части штукатурки, кирпича, бетона при
проделывании отверстия в стене и т.д.); отсутствие следов перемещения субъекта
преступления по опилкам, частям штукатурки и т.п.; несоответствие формы, рельефа
частиц, отделившихся от преграды следам, имеющимся на ней и имитируемым
действиям; наличие следов разрушения изнутри (направление линий разлома
поврежденных объектов, расположение осколков стекла снаружи помещения);
присутствие изменений, свидетельствующих о том, что они могли возникнуть в
другом месте (следы зажима навесного замка в тиски); малый размер отверстий,
якобы проделанных при взломе, через которые не могли быть перемещены
похищенные предметы; расположение повреждений в местах, неудобных для
проникновения; наличие пыли, других посторонних веществ со следами длительного
хранения в местах, где якобы находились похищенные ценности; излишний
беспорядок на месте происшествия и т.д.
В некоторых случаях на месте происшествия остаются пломбы, находившиеся
на взломанных хранилищах. В ходе детального осмотра следует определить, из
какого материала она изготовлена, какие на ней имеются обозначения и оттиски, а
также имеются ли на ней следы вскрытия и повторного отжима. К ним могут быть
отнесены царапины от орудий при помощи и отпечатки их частей, трещины, а также
вмятины от использовавшихся для повторного сжатия инструментов – пассатижей,
пломбиров и т.д.
При осмотре бечевки, шнура, проволоки в пломбе нужно обращать внимание
на равномерность цвета, рельефа, сечения по всей длине, а также на их концах. В
ходе повторного опломбирования может использоваться таже бечевка, что
находилась во вскрытой пломбе. Концы ее могут быть оборваны, обломлены, о чем
свидетельствует более яркий цвет. Повторное
протягивание проволоки через
отверстия пломбы сопровождается иногда отслоением от нее части металла,
образованием трасс, отличающихся по цвету от остальной поверхности. Волокна на
текстильных шнурах поднимаются, разлохмачиваются.
Все следы взлома фотографируются с масштабной линейкой.
Для дополнительной фиксации объемных следов на металлических и других
ровных, плотных поверхностях могут применяться гипс, силиконовые компаунды и
стоматологические материалы.
С деревянных, расщепленных поверхностей слепки делаются из размягченного
пластилина. Перед этим след покрывается жидким маслом, вазелином или между
ним и пластилином помещается тонкая фольга.
С места происшествия могут изыматься запирающиеся устройства, части
преград со следами проникновения , отделившиеся
от преграды части, опилки,
щепки, микрочастицы-наложения, а также брошенные орудия взлома. Все
перечисленные объекты должны упаковывать
в плотную бумагу, конверты и
коробки. Каждый из изымаемых объектов упаковывается в отдельности.
По следам взлома обычно проводится экспертиза с целью идентификации
использовавшихся орудий и установления некоторых обстоятельств расследуемого
события.
В
распоряжение
экспертов
направляются
протоколы
осмотра
места
происшествия и других следственных действий, в ходе которых были обнаружены
следы, орудия и средства взлома; сами обнаруженные объекты и их копии, слепки,
фотоизображении, другие необходимые материалы.
При отсутствии предполагаемых орудий взлома на разрешение экспертов
ставятся
следующие
вопросы:
пригодны
ли
обнаруженные
следы
для
идентификации; какого рода, вида орудиями оставлены выявленные следы; какие
особенности орудий, средств отразились в следах; одним или несколькими орудиями
оставлены следы; каков механизм и последовательность образования названных
следов; каким способом (снаружи или изнутри) произведен взлом преграды; одним
или несколькими орудиями произведен взлом; одним или несколькими орудиями
образованы следы на разных преградах.
В ситуациях, когда имеется проверяемое орудие, конечно же ставится вопрос о
том, не оставлены ли следы на месте происшествия представленными предметами,
инструментами; могли ли выявленные следы образоваться при обстоятельствах,
описываемых подозреваемым (обвиняемым).
На экспертизу могут также направляться замки, открытые для незаконного
проникновения к месту совершения преступления. В этих ситуациях на разрешение
экспертов ставятся вопросы: исправен ли представленный на экспертизу замок;
имеются ли на нем следы взлома, отпирания поддельными ключами или отмычками;
орудием какого типа взломан замок; в каком состоянии находился замок в момент
его повреждения; можно ли отпереть замок при помощи представленных на
экспертизу инструментов, приспособлений, ключей; отпирается ли замок при
выявленных повреждениях; можно ли отпереть контрольный замок без нарушения
вложенного под крышку вкладыша.
При направлении на экспертизу пломб и инструментов, использовавшихся для
опломбирования ставятся следующие вопросы: имеются ли на пломбе следы
вскрытия; каким орудием могла быть вскрыта пломба; имеются ли на пломбе следы
неоднократного
обжима пломбы; одним или несколькими инструментами
проводилось опломбирование; каково содержание буквенных и цифровых знаков в
оттиске
пломбы;
не
обжималась
ли
пломба
представленными
экспертам
инструментами и приспособлениями; не повреждена ли бечевка, находящаяся
внутри пломбы; можно ли извлечь, не нарушая целостности пломбы.
Для решения вопросов идентификации конкретных орудий, инструментов по
следам взлома, эксперты должны получить сравнительные образцы. Они получаются
при производстве экспериментальных действий, совершаемых с использованием
проверяемых предметов. Однако, при производстве экспертного эксперимента не
должны быть уничтожены частные признаки отождествляемого объекта.
По опилкам, крошке штукатурки, микрочастицам кирпича, дерева орудия
взлома не могут быть идентифицированы. Однако, аналогичные микрочастицы на
изъятых у субъекта одежде и орудиях позволяют определить, не находились ли
указанные объекты в контакте со взломанной преградой.
6.4. СЛЕДЫ АВТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ
В трасологии следы автотранспорта делятся, прежде всего, в зависимости от
того, какой частью автомобиля они оставлены: на отпечатки ходовой части, кузова,
отделившиеся от машины части горючесмазочных материалов, краски, узлов и
агрегатов.
По виду происшествий, в которых участвует автотранспорт, различаются
следы столкновения, наезда, переезда и опрокидывания.
Названные следы могут быть оставлены на дорожном покрытии, на
неподвижном
препятствии
(другом
автотранспорте,
столбе
освещения),
на
движущемся участке движения, на самой автомашине.
Наиболее распространенными следами ходовой части являются отпечатки
колес автотранспорта, которые образуются при нахождении автомобиля в покое
(стоянке), свободном качении и торможении.
След одного колеса называется беговой дорожкой. В ней отражаются общие и
частные признаки шины. К общим относятся ширина беговой дорожки, рисунок
отразившегося в ней протектора и размеры его элементов. Частными признаками
являются индивидуальные свойства, приобретенные при изготовлении (наличие
перемычек
различной
грунтозацепами,
отдельных
трещины
формы
нетипичная
грунтозацепов,
на них и
элементов
форма
царапины,
т.п.), а также
приобретенные
грунтозацепов,
между
(потертости
отсутствие
некоторых
протектора,
трещины,
отверстия в нем и т.п.).
В
объемных
беговой дорожки
следах
ширина
измеряется по дну
следа.
Две
образованные
беговые
дорожки,
следами
разноименных
колес автомобиля образуют колею. В ней
Рисунок 6. Определение колеи и базы автомобиля по следам разворота с применением
заднего хода.
Лп – линия передней оси (колея передних колес);
Лз – линия задней оси (колея задних колес);
Б – база автомобиля.
также измеряется ширина, которая равна
длине оси автомобиля. Чаще всего в
научно-методологической
названные
измерения
литературе
рекомендуется
проводить от центров беговых дорожек.
Мы полагаем, что определение этого параметра возможно от внутренней границы
отпечатка одного колеса (допустим левого по ходу движения) до внешней границы
отображения другого (правого).
По следам колес определяется также база автомобиля, представляющая собой
расстояние между осями. При стоянке автомобиля от его крыльев отделяются части
грунта, на мягкой поверхности довольно четко отпечатываются передние и задние
колеса, иногда из переднего и заднего моста одновременно выделяется жидкость.
Расстояние между этими следами и характеризует базу.
В большинстве ситуаций автопроисшествию предшествует торможение, по
следам которого можно определить базу, измеряя ее по конечным точкам следов юза
передних и задних колес. Окончания
следов торможения (юза) более яркие,
сплошные и ровные.
База может быть определена и по следам разворота (рисунок № 6.).
Следы колес рекомендуется осматривать на всем протяжении зоны их
видимости. Выявление отпечатков
протектора не представляет сложности. В
некоторых ситуациях проблемы возникают в связи с тем, что отсутствуют
статические следы, а имеются лишь динамические. Но и в этих следах в ходе
дальнейшего экспертного исследования могут быть обнаружены частные признаки,
позволяющие идентифицировать транспорт, оставивший эти отпечатки. Для этого
важно произвести все необходимые измерения, правильно описать выявленные
следы в протоколе осмотра.
Фотографирование следов, особенно отразившихся в них частных признаков,
следует производить под прямым углом, с использованием методов увеличения
изображения: удлинительных колец, широкоугольных объективов, специальных
фотокамер, а также масштабной линейки. В большинстве случаев фотосъемка
требует
применения
специальных
светофильтров,
для
придания
большей
контрастности изображению следов.
Важное значение имеет фиксация следов автотранспорта относительно других
элементов обстановки места происшествия
и обнаруженных следов. Для этого
рекомендуется фотосъемка с высокой точки. При этом могут использоваться методы
круговой или линейной панорамы.
Для дополнительной фиксации объемных следов могут изготавливаться
слепки из гипса и силиконовых материалов. Технология их изготовления не
отличается от аналогичных операций по дополнительной фиксации следов ног.
Поверхностные следы шин могут быть перекопированы на липкую бумагу,
увлажненную листовую резину или фотобумагу, полимерные материалы.
Кроме этого, выявленные следы могут быть зарисованы с указанием в схемах
индивидуальных особенностей.
Следы на неподвижных преградах образуются в виде вмятин, пробоин, пятен и
трасс, в виде отслоения краски, а также следов наслоения от автомобиля,
представляющего собой следообразующий объект.
Похожие следы образуются и на движущихся автотранспортных средствах.
Кроме пробоин, представляющих собой сквозные повреждения, выделяют задиры –
трассы
от
контакта
движущихся
транспортных
средств,
образованные
приподнятыми частями краски, сдвинутой при скольжении следообразующего
объекта по следовоспринимающей поверхности.
От этих следов в ряде пособий отличают царапины, рассматриваемые как
неглубокие повреждения с длиной, превышающей ширину, и повреждения,
причиненные при плотном контакте автомобилей.
Столкновение транспортных средств сопровождаются возникновением на них
следов отслоения и наслоения.
Они также должны
тщательно описываться и фотографироваться. Для
фиксации общего вида повреждений, их локализации, соотношения рекомендуется
производство крестообразной и встречной съемок. Маловидимые и невидимые
следы
наслоения
рекомендуется
искать
в
местах
видимых
изменений
следовоспринимающей поверхности. Такого рода поиски осуществляются с
помощью лупы, переносных ультрафиолетовых осветителей, клейкой ленты или
увлажненных резины мелкоячеистой губки. В ряде работ отмечаются, что иногда
мелкие частицы, перенесенные на липкий слой копировального материала бывает
сложно отделить от клейкой основы для дальнейшего исследования. В то же время
площадь и общая форма наслоений дают более полное представление о
следообразующей поверхности.
На дорожном полотне образуются следы в виде отделившихся стекол,
лакокрасочных и
горюче смазочных веществ, а также отделившихся узлов и
агрегатов транспортных средств. Они фотографируются при осуществлении узловой
и детальной съемок так, чтобы понятно было их расположение относительно частей
дорожного полотна, его ограждения, других элементов обстановки, а также иных
следов происшествия. Следы рассматриваемого вида позволяют установить место
первоначального контакта движущихся транспортных средств. Это способствует
установлению причин происшествия, например, когда одно из транспортных
средств, движущихся навстречу другому, выходит на встречную полосу дороги.
На одежде и теле пешеходов остаются следы от контакта с выступающими
частями кузова чаще всего бампера, облицовки решетки радиатора, крышки капота,
подножек, боковых стекол. В результате наезда на одежде и открытых частях тела
потерпевшего
нередко
остаются
наслоения
грунта,
пыли
от
автомобиля,
отделившейся от него краски, мелких частей хромировки, полимерных материалов,
являющихся элементами взаимодействующих
узлов автомашины. Иногда, такие
отпечатки воспроизводят форму следообразующего объекта, например бампера.
Следы наслоения сопровождаются разрывами одежды от сильного удара, зацепа и
последующего рывка выступающей частью, имеющей небольшую площадь.
При волочении пешехода на его одежде и обуви образуются наложения от
контакта с дорожной поверхностью в виде контакта загрязнений линейной формы.
От трения о дорожное полотно на одежде возникают механические повреждения.
На теле потерпевших образуются кровоподтеки, ссадины, раны и переломы,
расположение, форма которых позволяют устанавливать тип и вид автотранспорта,
положение пострадавшего в момент причинения ему повреждений.
При переезде на теле и одежде жертвы остаются отпечатки рисунка
протектора, следы наслоения грунта, горючесмазочных
материалов, а также
волочения.
Для розыска автомобиля, скрывшегося с места происшествия, важно
установить направление его движения. Его можно определить по плотности следов
торможения, которые в начальной точке имеют вид нескольких параллельно идущих
трасс, постепенно сливающихся в одну к окончанию тормозного пути.
При
переезде
автомашины
через
водную
преграду
(лужу)
брызги
перемещаются в сторону направления движения, а влажная колея остается после
продвижения транспорта через жидкость.
Брызги,
отделившихся
от
транспорта
горючесмазочных
тормозной жидкости, направлены в сторону направления движения.
материалов,
При переезде через твердые предметы, находящиеся на мягком грунте они
вдавливаются в поверхность и вращающимися колесами отодвигаются в сторону
противоположную
направлению движения автомобиля. В итоге, образуется
объемный след (выемка), свободный конец которого направлен в сторону движения
автотранспорта.
Передвижение по плоскому объекту, длина которого превышает ширину,
сопровождается его изгибом в виде угла, лучи которого направлены в сторону
движения автотранспорта.
Предположение о типе и марке скрывшейся транспортной единице можно
выдвинуть уже в ходе осмотра места происшествия на основании данных о ширине
беговой дорожки и колеи, размере базы, рисунке протектора автомобиля. В ряде
случаев в беговой дорожке отражаются равномерно повторяющиеся частные
признаки протектора. Расстояние между двумя
отпечатками одного и того же
признака представляет собой длину окружности колеса, что позволяет определить и
его диаметр. О типе и марке автомобиля могут свидетельствовать и высота
расположения, форма и размер бампер-повреждений на объектах, обнаруженных в
ходе осмотра места происшествия.
В дальнейшем автомобиль может быть идентифицирован по следам колес,
отделившимся от него частицам лакокрасочных, горючесмазочных материалов,
стекол, а также узлов и агрегатов. Идентификация может проводиться посредством
физико-химических и криминалистической экспертиз.
При подготовке экспертизы по следам колес в распоряжение экспертов
должны направляться протоколы: осмотра места происшествия автотранспорта,
отбора сравнительных образцов, зарисовки и фотографии обнаруженных следов,
экспериментальные образцы отпечатков колес проверяемого транспорта, слепки и
оттиски следов, обнаруженных на месте происшествия. На экспертизу направляются
также сами транспортные средства, одежда потерпевших, заключения судебномедицинской экспертизы о найденных на пострадавшем повреждениях, одежда
жертвы, протоколы ее осмотра, а также показания свидетелей об обстоятельствах
автопроисшествия и его следах.
На разрешение экспертов могут быть поставлены следующие вопросы:
колесами автомобиля какого типа и марки оставлены следы, найденные на месте
происшествия? Не оставлены ли найденные следы колесами конкретного
транспортного средства? Являются ли следы, обнаруженные на месте происшествия
следами автотранспорта? Автомобилем какого типа и марки оставлены следы,
обнаруженные на неподвижных преградах, теле и одежде потерпевшего, средствах
автотранспорта?
Какими
частями
автотранспорта
могли
быть
оставлены
перечисленные следы? В каком положении находился автотранспорт в момент
столкновения, наезда? Какова последовательность образования повреждений?
Образованы ли обнаруженные следы в результате столкновения, наезда? Образованы
ли следы одним или несколькими транспортными средствами? Каково направление
движения транспорта?
По
следам
транспортных
средств
проводятся
экспертизы
с
целью
установления целого по частям. На разрешение этой экспертизы ставятся вопросы:
не составляли ли осколки фары (части лакокрасочного покрытия) обнаруженные на
месте происшествия (преграде, другом автотранспортном средстве, одежде
потерпевшего) единого целого с осколками фары (лакокрасочным покрытием)
конкретного автомобиля? Не составляли ли части ткани обнаруженные на
автотранспорте единого целого с одеждой (элементом одежды) потерпевшего?
По следам микрочастиц проводятся физико-химическая экспертиза, на
разрешение которой могут быть поставлены такие вопросы: не происходят ли
волокна, найденные на автомашине от одежды потерпевшего? Не происходят ли
частицы лакокрасочного материала, горючесмазочного вещества, стекла от
конкретного транспортного средства?
Глава 7.
СУДЕБНАЯ БАЛЛИСТИКА
7.1. ПОНЯТИЕ И НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ БАЛЛИСТИКИ
Судебная
или
криминалистическая
баллистика21
-
отрасль
криминалистической техники, изучающая огнестрельное оружие, боеприпасы к
нему, следы их действия, средства и методы собирания и исследования этих
объектов, с целью разрешения вопросов, возникающих при расследовании
уголовных дел. Развитие отечественной баллистики неразрывно связано с именами
профессоров В.Ф. Червакова и Б.М. Комаринца, работы которых, посвященные
криминалистическому изучению оружия и его идентификации по пулям и гильзам
легли в основу этого раздела криминалистики.
К основным внутрибаллистическим характеристикам относятся: калибр
оружия, объем зарядной камеры, длина пути снаряда в канале ствола, относительная
масса снаряда и др. К основным внешнебаллистическим характеристикам
относятся начальная скорость снаряда, углы бросания и вылета и т.д.
Вопросы, разрешаемые методами баллистики, можно классифицировать на три
основные группы:
1) определение свойств огнестрельного оружия и боеприпасов (например,
какова система и модель представленного на исследование оружия; пригодно ли оно
к стрельбе и т.п.).
2) идентификация оружия по следам выстрела (например, не выстреляна ли из
данного пистолета гильза, обнаруженная на месте происшествия; не выстреляна ли
из пистолета, изъятого у подозреваемого, пуля, извлеченная из трупа потерпевшего и
др.).
3)
установление
обстоятельств,
применения
огнестрельного
оружия
(например, количество и последовательность выстрелов; направление выстрела;
взаимное расположение стрелявшего и потерпевшего и т.д.).
21
Баллистика - от греческого ballo - бросаю; немецкого - ballistik.
Объекты исследования судебной баллистики: ручное огнестрельное оружие и
его отдельные детали, боеприпасы, преграды со следами применения оружия,
инструменты и средства, применяемые для приготовления снарядов и их
снаряжения, предметы со следами хранения оружия, стреляющие объекты бытового
назначения и разового действия. В ряде ситуаций кроме отдельных объектов
(вещественных доказательств), к исследуемым объектам относится и обстановка
места происшествия (например, для установления местонахождения стрелявшего).
В ходе баллистических исследований широко применяются химические и
физические методы анализа: рентгеновский, спектральный, качественного состава
дроби,
полиграфический,
инфракрасный
и
т.д.,
используется
методика
криминалистической трасологии и фотографии.
Закономерности воспламенения и горения пороховых зарядов, давления
пороховых газов в оружии, их температурных режимов, возникновения следов на
пулях и гильзах от различных частей оружия, механизма выстрела лежат в основе
судебной баллистики, научных методов производства баллистических экспертиз.
Закономерности судебной баллистики позволяют проводить не только
идентификационные исследования, но и определять групповую принадлежность
оружия и боеприпасов, устанавливать причинную связь между действиями и
последствиями,
выявлять
общий
источник
происхождения,
проводить
диагностические и ситуалогические экспертизы. Таким образом, основная функция
судебной (криминалистической) баллистики состоит в том, что разработанные ею
методы
и
средства
дают
возможность
установить
по
следам
выстрела
обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовным делам.
7.2. ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ И БОЕПРИПАСЫ: ОПРЕДЕЛЕНИЯ,
УСТРОЙСТВО, КЛАССИФИКАЦИЯ
Огнестрельное
оружие
-
специальные
устройства,
конструктивно
предназначенные для механического поражения живой или иной цели на расстоянии
снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или
иного заряда.
Огнестрельное оружие подразделяется на артиллерийское (пушки, гаубицы,
минометы, мортиры) и стрелковое (пистолеты, револьверы, автоматы, винтовки,
пулеметы), а также гранатометы.
Основным объектом изучения криминалистики и судебной баллистики
является
стрелковое
оружие.
Наиболее
распространенной
классификацией
стрелкового оружия - его дифференциация по признаку - назначения. По этому
признаку деления оружие классифицируется на боевое, охотничье и спортивное.
По способу изготовления оружие подразделяется на заводское, самодельное,
кустарное и переделанное (специально приспособленное).
По длине ствола оружие делится на короткоствольное (пистолеты и
револьверы), среднествольное (армейские автоматы и пистолеты - пулеметы, а
также большая часть самодельного и кустарного оружия) и длинноствольное
(винтовки, охотничьи ружья).
Следует особо отметить, что и так называемые обрезы - винтовки, ружья и
карабины, у которых часть ствола удалена, и которые относятся либо к
короткоствольному, либо к среднествольному оружию.
По
устройству
ствола
различают
нарезное,
гладконарезное
(комбинированное) и гладкоствольное оружие. Нарезы - это винтообразные
канавки на внутренней поверхности, придающие пуле вращательное движение,
которое обеспечивает большую точность и дальность боя.
По калибру выделяют мало-, средне- и крупнокалиберное оружие. Калибр это внутренний диаметр канала ствола. У нарезных стволов калибр определяется
расстоянием
между
противоположными
полями
нарезов
и
исчисляется
в
миллиметрах, в США и Великобритании в дюймах. Калибр гладкоствольного
охотничьего оружия обозначается по количеству круглых калиберных пуль,
соответствующих диаметру канала ствола, которые можно отлить из одного
английского торгового фунта свинца (453,6 гр). Калибр ручного огнестрельного
оружия колеблется от 5,6 мм до 11,45 мм.
По действию ударно-спускового механизма различают автоматическое и
неавтоматическое оружие. В автоматическом оружии перезаряжание и производство
выстрелов осуществляется за счет энергии сгорания порохового заряда, а в
неавтоматическом оружии эти операции осуществляются вручную.
По числу зарядов оружие делится на однозарядное и многозарядное.
Основные части ручного огнестрельного оружия:
1. Ствол - стальная прямая трубки с нарезным или гладкоствольным
внутренним каналам. В нарезном стволе имеются патронный и пульный вход, в
гладкостенном - патронник. В стволе различают казенную, среднюю и дульную
части. Назначение - направление движения (полета) снаряда с определенной
скоростью.
2. Ударно-спусковой механизм - важнейшая часть оружия, объединяющая
спусковой и ударный механизмы. Основной деталью ударного механизма является
ударник, предназначенный для разбивания капсюля патрона. Приводится ударник в
движение боевой пружиной или ударом курка. Передний конец ударника называется
бойком.
3. Затвор - основная деталь узла запирания, его назначение - запирать
(закрывать) казенную часть канала ствола во время выстрела, досылать патрон в
патроннике ствола и извлекать стреляную гильзу.
4. Отражательно-отсекательный механизм удаляет извлеченную из патронника
гильзу.
5. Прицельное устройство - приспособление для точной (прицельной)
стрельбы, его детали - мушка и прицельная прорезь (целик).
6. Спусковой крючок - приспособление для приведения в действие ударноспускового механизма.
7. Ложа - деталь ручного стрелкового оружия, включающее приклад и цевье.
8. Приклад - часть ложа или отдельная деталь, служащая упором оружия при
выстреле.
Боеприпасы.
Для
стрельбы
из
огнестрельного
оружия
используется
унитарный патрон, состоящий из снаряда (пуля), заряда (порох), средство
воспламенения (капсюль) и объединяющая все эти детали оболочка (гильза).
В зависимости от размещения капсюля различают патроны центрального боя
(воспламенения) и бокового или кругового боя (воспламенения). Последние
предназначаются для малокалиберного оружия.
Пули к нарезному оружию подразделяют на оболочечные, полуоболочечные и
безоболочечные; по форме головной части пули делят на острые, овальные, и
плоские, а по форме хвостовой части на конусные и цилиндрические. По назначению
пули дифференцируют на обыкновенные и специальные. В свою очередь,
специальные
пули
делятся
на
бронебойные,
зажигательные,
разрывные,
трассирующие, пристрелочные, комбинированные.
Снарядами охотничьего оружия являются дробь и картечь, они имеют
шаровую форму, изготовлены из металла.
Гильзы патронов нарезного оружия изготавливают чаще всего из гильзовой
латуни
(сплав
желтоватого
цвета).
Гильзы
охотничьих
патронов
бывают
металлические, картонные и пластмассовые.
По форме гильзы бывают бутылочные, цилиндрические и конические. Они
подразделяются также на гильзы с выступающей закраиной и с кольцеообразной
выточкой. В центре для гильзы расположено капсюльное гнездо, в него впрессован
капсюль. Капсюли подразделяются на открытые (без наковальни) и закрытые (с
наковальней).
В корпусе гильзы помещается пороховой заряд - источник энергии выстрела.
При стрельбе из гладкоствольных охотничьих ружей используется дымный порох,
при стрельбе из нарезного оружия - бездымный.
7.3. МЕХАНИЗМЫ ПРОИЗВОДСТВА ВЫСТРЕЛА И ФОРМИРОВАНИЯ
ЕГО СЛЕДОВ
Выстрел из ручного огнестрельного оружия происходит в результате нажима
на спусковой крючок, что приводит к срыву курка с боевого взвода или же приводит
в действие боевую пружину, а это в свою очередь вызывает немедленный удар бойка
ударника по капсюлю гильзы, воспламеняя его пороховой (инициирующий) заряд.
При мгновенном горении пороха (фактически микровзрыве) выделяется большой
объем газов, которые стремительно расширяются во все стороны. Возникающее при
этом сверхвысокое давление (до 3000 атм.) прижимает гильзу к стенкам
патронника и к патронному упору затвора (который запирает ствол), а
расширяющиеся газы стремительно выталкивают снаряд из канал ствола.
В процессе выстрела осуществляется взаимодействие некоторых частей
оружия со снарядом и гильзой, а затем летящего снаряда с преградой. Это приводит
к образованию и изменению исходного (до выстрела) состояния взаимодействующих
частей динамической системой и к образованию следов.
Наиболее важные в идентификационном отношении следы образуются на
поверхности снаряда при его происхождении через ствол. При этом на снаряде
отражается микрорельеф канала ствола. Первичные следы параллельны осевой
линии
пули, а затем под воздействием полей нарезов она дополнительно
приобретают вращательное движение
и на поверхности пули образуются вторичные следы в виде пучков трасс,
расположенных под углом к ее осевой линии. При этом особенности канала дульной
части ствола имеют наибольшее идентификационное значение, поскольку стираются
некоторые отразившиеся на поверхности пули следы, отображающие микрорельеф
средней и задней частей ствола.
В гладкоствольном оружии давление пороховых газов на дробь или картечь
приводит к их уплотнению и спрессовыванию при продвижению в канале ствола.
При этом появляются контактные следы от ударного взаимодействие составляющих
заряды картечи и дроби. Следует учесть, что идентификационное значение имеют
лишь следы от дефектов ствола, отразившиеся на периферийной поверхности дроби
и картечи.
Идентификация оружия по пулям осуществляется путем сравнения изъятых
и приобщенных по уголовным делам пуль с экспериментальными образцами пулями, выстреленными из проверяемого оружия. Стрельба производится в
специальные устройства - пулеулавливатели.
Экспертные исследования производятся в два этапа, вначале сопоставляются
характеристики сравниваемых пуль по групповым признакам - калибр, число
нарезов, ширина полей и т.д. Таким образом, устанавливается сходство или различие
по признакам групповой принадлежности обеих пуль. Совпадение признаков
свидетельствует о необходимости продолжать экспертное исследование. Однако
установление групповой принадлежности еще не дает основание сделать вывод о
том, что сравниваемые пули были выстрелены из одного оружия. Можно лишь
обосновано считать, что пули выстрелены из оружия одной и той же модели или
образца.
Идентификация оружия осуществляется путем сопоставления макро- и
микрорельефа канала ствола отобразившихся в следах сравниваемых пуль.
Идентификация оружия по гильзам. Осуществляется путем сравнения
следов, возникающих при заряжании, образующихся в процессе выстрела и при
извлечении (экстрагировании) гильзы из оружия. Следы, возникающие на гильзе при
выстреле имеют идентификационное значение. Они отражаются на стенках гильзы
от патронника, на доннике гильзы от чашечки затвора и особенно на капсюле от
бойка ударника. Большинство других следов имеют лишь родовое (групповое)
значение. Исключение составляют лишь следы от зацепа выбрасывателя,
отразившиеся на крае шляпки гильзы и от выступа отражателя на донышке гильзы.
7.4. УСТАНОВЛЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИМЕНЕНИЯ
ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ
Давность выстрела определяется в настоящее время лишь ориентировано.
Признаком недавнего выстрела является запах порохового дыма, который особенно
отчетливо ощущается от дульного среза, от патронника, а также от гильзы. Запах
обычно удерживается в течение нескольких часов, но при благоприятных условиях
может продержаться более суток.
Второй метод определения давности выстрела еще более ориентировочен и
состоит в визуальном наблюдении. После выстрела канал ствола сразу же
покрывается налетом слабо-серого цвета (от бездымного пороха) или отчетливо
черным цветом (от дымного пороха), затем в зависимости от содержания влаги в
воздухе на поверхности канала более или менее быстро появляются капельки влаги,
потом пятна ржавчины, а позднее поверхность канала покрывается сплошным
налетом ржавчины.
Установление
направления
выстрела
осуществляется
несколькими
способами.
Во-первых,
путем
определения
входного
и
выходного
отверстий
в
пораженной преграде. Наличие дополнительных следов выстрела позволяет надежно
определить входное отверстие по опалению, копоти несгоревшим порошинам, а
также по структуре самой пробоины. Классическая форма пробоины - воронка,
обращенная более широкой частью в сторону полета пули (выходное отверстие в
преграде). Однако при поражении преграды пулей с очень близкого расстояния, а
особенно при выстреле в упор строение пробоины может быть нестандартным отсутствует указанное выше расширение.
Кроме того, при выстрелах под углом к преграде, а также при стрельбе из
дробовых ружей и обрезов, либо деформированными и специальными пулями,
входное отверстие может иметь овальную или же неправильную форму.
Обнаружение за преградой выбиваемых пулей в сторону ее полета частиц
пораженной преграды также позволяет определить направление выстрела.
Важным признаком входного отверстия являются пояски обтирания (следы
металла, масла, грязи).
При пулевой пробоине в стенке образуются веерообразный рельеф трещин.
Боковые радиальные грани трещин обращены в сторону полета пули, а
концентрическая - в сторону стрелявшего.
При сквозном пулевом отверстии в листовом металле, картоне, ином листовом
материале неровные края пробоины выгнуты в сторону полета пули.
Определение линии полета пули осуществляется методом визирования.
Визирование через два отверстия происходит либо визуально (непосредственно),
либо с помощью трубки, вложенной в отверстие поврежденных объектов.
При наличии отверстий неправильной (некруглой) формы визирование
исключается. При одном сквозном или слепом канале визирование возможно при
достаточной
глубине
канала
повреждения,
положения визирующего деревянного стержня.
обеспечивающей
устойчивость
Расчетно-графический механизм позволяет определить по изготовленным в
масштабе чертежом не только линию полета пули, но и ориентировочные границы
местоположения оружия в момент выстрела.
Определение дистанции, с которой произведен выстрел. Различают три
дистанции выстрела: выстрел в упор; выстрел с близкого расстояния; выстрел с
дальнего расстояния.
При выстреле в упор дульный срез оружия полностью или частично
соприкасается с поврежденной поверхностью и на преграде образуется отпечаток
дульного среза, так называемая штанцмарка. Штанцмарка позволяет судить о
калибре оружия.
При выстреле с близкой дистанции в результате воздействия газов,
оказывающих на преграду пробивное и разрывное воздействие, в результате второго
дефект ткани - надрыв краев входного отверстия. Разрывные возможности
пороховых газов зависят от вида оружия, характера повреждаемой преграды,
дистанции близкого выстрела - от 3 до 50 см.
К другим признакам близкого выстрела относятся обугливание, опаление,
ожоги и в некоторых случаях воспламенение преграды, а также наличия
внедрившихся в нее пороховых зерен и частичек оружейной смазки. Частицы смазки
выбрасываются от 45 до 150 см, а пороховые зерна - на 70-80 см.
Кроме простого визуального метода осмотра признаки выстрела выявляются
исследованием в инфракрасных лучах методом спектрографии, фотометрии,
рентгенографии.
Установление последовательности выстрелов осуществляется экспертами,
располагающими протоколом осмотра места происшествия, с точной фиксацией
положения пули и стреляных гильз, самими пулями и гильзами.
Глава 8.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПИСЬМА
8.1. НАУЧНЫЕ ОСНОВЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ ПИСЬМА
В криминалистике письмо традиционно
рассматривается как способ
фиксации мысли с помощью специально выработанных графических знаков.
Представляется, что письмо возникло и сформировалось как средство передачи
пишущим определенных сведений другим людям. В большинстве своем авторы
информации, содержащейся в письменных текстах, фиксируют их не только для
собственных нужд, а для ознакомления с ней узкого или неопределенного круга
лиц. Даже в ситуациях, фиксации определенных данных для собственных нужд,
пишущий стремится сохранить определенную информацию, которая может
понадобиться в будущем. Например, делая записи о произведенных им личных
расходах, человек стремится сохранить данные о произведенных им затратах,
оценить их обоснованность, необходимость и допустимость.
Приведенные рассуждения, по нашему мнению, позволяют определить письмо
как средство фиксации, сохранения и передачи человеком информации специально
выработанных графических знаков.
Изготовление
текстов,
содержащих
определенные
сведения,
может
осуществляться не только автором. Допустим, секретарь, печатая официальный
документ, выполняет лишь роль исполнителя текстов.
Криминалистические
исследования
письма
традиционно
разделялись
наавтороведческие и почерковедческие.
При производстве автороведческих исследований устанавливается автор
информации. Исследования почерка в судебно-следственной практике имеют целью
установление исполнителя текста. В некоторых случаях автор и исполнитель
являются разными субъектами.
В криминалистике к признакам письма относят топографические знаки
письменной речи и почерка.
Почерк
–
это
фиксируемая
в
рукописи
система
индивидуальных,
автоматизированных движений по исполнению условных графических знаков.
Почерк характеризуется двумя существенными свойствами – индивидуальностью
и относительной устойчивостью, которые формируются одновременно и независимо
один от другого.
Умение писать не является прирожденным свойством человека, а возникает в
результате обучения, длительной тренировки и выработки навыков.
В основе теоретических представлений о сущности письма, процессе его
формирования лежат положения учения И.П. Павлова о высшей нервной
деятельности, и прежде всего об условных рефлексах, динамическом стереотипе и
второй сигнальной системе.
Слово для человека есть такой же условный
раздражитель, как и все остальные. Наше воспитание и обучение представляет
длинные ряды условных рефлексов, к числу которых относится и процесс письма.
Обучение письму состоит как бы из трех самостоятельных стадий: технической,
графической и орфографической.
Выполнение письменных знаков на начальной стадии обучения представляет
процесс вырисовывания элементов букв довольно медленными движениями в
соответствии с каким-либо эталоном (прописями). По мере запоминания форм
знаков, обучающийся начинает выполнять их более быстрыми и экономичными, по
его мнению, движениями, добиваясь большей скорости и наименьшей затраты
нервного и физического труда.
На
формирование
почерка
огромное
влияние
оказывают
различные
субъективные и объективные факторы. Субъективные присущи конкретной
личности пишущего, а объективные представляют собой внешние условия, в
которых протекает процесс письма. К субъективным факторам относятся: состояние
органов
зрения,
строение
костно-мышечного
аппарата
руки,
степень
его
подвижности, особенности нервной системы, прилежность, навык держать пишущий
прибор и др. Объективными являются система обучения, продолжительность
тренировки, условия, в которых приходится писать, пишущие средства и т.д. Все это
в конечном итоге обуславливает формирование индивидуального почерка, ведет к
возникновению частных признаков, могущих в своей совокупности повториться в
почерке только одного исполнителя.
Обучаясь письму, пишущий вырабатывает навыки, которые, закрепляясь в
процессе письменной практики, связываются между собой в определенную
устойчивую систему условно-рефлекторных связей, называемую динамическим
стереотипом.
В связи с возникновением чувства автоматизма, пишущий получает
возможность сосредоточить внимание не на процессе начертания форм знаков, а на
содержании, изложении мыслей, т.е. возникает устойчивость признаков, которые
уже трудно изменить, не нарушив сложившейся системы, не затратив определенных
усилий. Автоматизм навыков письма, связь его с высшей нервной деятельностью и
мышлением человека лежат в основе индивидуальности и устойчивости почерка и
письма в целом.
Относительная
устойчивость
письма
понимается
как
постепенно
сформировавшаяся и на протяжении жизни претерпевающая какие-либо изменения
повторяемость совокупности признаков, присущих одному субъекту. Однако
следует отметить, что изменения в почерке происходят не вдруг и не всей
совокупности признаков, а постепенно и в отдельных его элементах, что ни в коей
мере не препятствует процессу идентификации.
Кроме того, следует учитывать, что в наиболее работоспособный период
жизни человека (20-60 лет) изменения в почерке незначительны. Старческие
изменения почерка возникают не всегда и сравнительно поздно.
Говоря об относительной устойчивости почерка, следует помнить, что он
может изменяться и под воздействием ряда факторов, которые условно могут быть
разделены на естественные, искусственные и патологические.
Естественные – возрастные, непривычные условия, необычные пишущие
принадлежности, состояние пишущего и др.
Искусственные – маскировка и имитация. Маскировка может быть
произведена путем замены пишущей руки, изменения шрифта (печатный,
чертежный), замедления или увеличения скорости и др. Имитация – это подражание
почерку другого лица, которое может быть совершено по памяти, на глаз, путем
срисовывания.
Патологические изменения возникают в результате болезней и травм
(расстройства психики, потеря руки и т.п.). В основном изменения в почерке
выражаются в искривлении прямолинейных элементов букв, угловатости овалов,
тупых началах и окончаниях штрихов.
Исследование рукописных текстов проводят эксперты - почерковеды,
основываясь на данных судебного почерковедения. Судебное почерковедение – это
отрасль науки криминалистики, которая изучает процесс письма, закономерности
формирования и функционирования почерка для решения идентификационных и
неидентификационных задач на основе познания закономерностей, определяющих
его сущность. Экспертиза рукописных текстов носит название почерковедческой
или графической.
8.2. ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЕ ПРИЗНАКИ ПИСЬМА
При исследовании рукописных текстов различают отдельные группы
признаков: письменной речи, пространственной ориентации движений
(топографические) и почерка.
Письменная речь. Это деятельность человека, опосредованная системой
графических и языковых знаков. Признаки письменной речи, отобразившейся в
тексте, содержат ценную информацию о чертах социально-биографического и
психологического облика его автора, о внешних и внутренних факторах,
воздействовавших на него в период исполнения рукописи. Отдельные слова,
словосочетания, предложения не могут рассматриваться как объекты, несущие
признаки письменной речи. Для этого необходим текст, исполненный на 1-2
страницах и связанный единой смысловой нагрузкой.
Признаки
письменной
речи
можно
условно
подразделить
на
три
самостоятельные группы: 1) степень грамотности пишущего; 2) словарный запас; 3)
стиль изложения.
Степень грамотности связывают с наличием в рукописи грамматических
ошибок и особенностей, выражающихся в неправильном написании отдельных слов
и фраз. Грамматические признаки устойчивы и иногда составляют
идентификационный комплекс.
Лексические
признаки
(словарный
запас)
–
это
употребление
профессиональных терминов, старых, вышедших из употребления слов, местных
диалектов. Человек может обладать большим или малым запасом слов. Частое
употребление одних и тех же слов свидетельствует о небольшом словарном запасе.
Стиль изложения характеризует манеру излагать мысли, привычку строить
предложения, которые могут быть простыми, лаконичными или витиеватыми,
сложными. Стиль может быть деловым, литературным, научным, разговорным,
последовательным, беспорядочным. В сложных предложениях выявляют их
структуру, наиболее часто встречающиеся обороты, употребление сравнений,
пословиц, афоризмов.
Топографические признаки письма, или признаки пространственной
ориентации движений. Это устойчивые привычки размещения текста.
Прежде всего, выделяются признаки расположения обращений и адресата. В
деловых письмах данные адресата должны находиться в правом верхнем углу. В
левом верхнем углу, если письмо исполняется не на бланке, располагаются данные
отправителя, дата, регистрационный номер корреспонденции.
К другим признакам рассматриваемого вида относят направление строк,
расстояние между ними. Строки могут быть горизонтальными, поднимающимися и
опускающимися, извилистыми, прямыми и изогнутыми.
Важными топографическими признаками является наличие или отсутствие
полей, их расположение (справа, слева, с обеих сторон), конфигурация (прямые,
расширяющиеся к низу, сужающиеся, ровные, извилистые, уступами).
К этим же признакам причисляют наличие, отсутствие абзацев, красных строк,
способы выделения мыслей (подчеркивание, обведение, пометки на полях,
замечания в скобках), а также приемы сокращения и переносы слов, нумерацию
страниц, исправлений в тексте (зачеркивание, правка поверх выполненного текста и
т.п.).
Топографическими признаками считаются и окончание текста, расположение
подписи, даты и т.д.
Признаки почерка обычно делят на общие и частные. К общим относится
степень выработанности, конструктивная сложность, общее направление движения,
а также размер, наклон, разгон, связность. Они характеризуют почерк в целом.
Степень выработанности характеризует уровень овладения техникой
письма и представляет собой сложное качество почерка, складывающееся из двух
признаков: координации движений и темпа их выполнения. Другими словами это
свойство почерка состоит в
стабильном сохранении координации
при
определенном темпе выполнения движений.
В рукописях, исполненных скорописью, ее обычно подразделяют на три
группы: малую, среднюю и высокую. Маловыработанный почерк определяется
отсутствием ритмичности в движениях, медленным темпом, наличием извилистости
прямолинейных элементов букв и угловатостью овалов.
Средневыработанный – содержит ритмичность движений, в нем встречаются
незначительные отклонения от принятой системы при среднем темпе письма. Для
высоковыработанного почерка характерны сложные координированные движения
при быстром темпе: наблюдается вариационность при исполнении письменных
знаков в различном буквосочетании.
Темп исполнения может быть быстрым, средним, медленным. Медленный
следует отличать от замедленного, который проявляется при выполнении текста
измененным почерком.
Конструктивная сложность почерка делится на сложную, простую и
упрощенную. Простой, или стандартный, почерк характеризуется системой
движений, при которой написание письменного знака соответствует нормам
типовых прописей. Он разборчив, четок, с выдержанной ритмичностью. Почерк, в
котором письменные знаки и их элементы проще, чем это предусмотрено в
прописях, относится к упрощенным. В основном это происходит за счет сокращения
количества движений
при
выполнении
графических знаков, что
ведет к
неразборчивости из-за утраты букв или их элементов. Усложненный почерк
характеризуется увеличением движений и их сложностью.
Общее направление движений при выполнении рукописных текстов может
быть округлым или угловатым, правоокружным или левоокружным, а также
смешанным.
Размер букв считается средним, если их величина примерно равна 3 – 4 мм.
Если буквы равны 2 – 2,5 мм, размер считается малым, а если более 4 мм. –
крупным.
Разгон (размер интервалов между основными элементами знаков и буквами)
может быть большим, средним и малым. При среднем – интервал колеблется от ½
высоты до высоты букв; при малом – менее ½ высоты букв; при большом равен
высоте букв или больше ее.
Связность характеризует степень безотрывности письма при выполнении
букв или их сочетании. Связность может быть большая (непрерывное выполнение 6
или более знаков), средняя (4 – 5 букв), малая (2 –3 знака). По связности почерк
может быть сплошным и отрывистым. Связность – вариационный признак,
изменяющийся неодинаково от условий, влияющих на почерк, - позы, материала
письма, состояния пишущего.
По
наклону
почерк
может
быть
правонаклонным,
левонаклонным,
неустойчивым по наклону (смешанным) и может иметь продольную осевую букв.
Частный признак – это характеристика движений, проявляющаяся при
выполнении отдельных букв или их отдельных элементов. Частные признаки могут
встречаться в одинаковом проявлении у разных лиц; сочетания же их своеобразно
для каждого пишущего (неповторимая совокупность признаков).
К наиболее характерным частным признакам относится форма движений
при выполнении знаков и их отдельных элементов. Они бывают прямыми,
извилистыми, петлевыми, круговыми, завитковыми, возвратно-прямолинейными,
треугольными.
Одним из важнейших частных признаков являются точки начала и окончания
выполнения отдельных элементов, последовательность выполнения штрихов в
буквах. Стереотип выполнения этих операций обусловливает такие признаки как
форма движений при соединении букв и их элементов
(петлевая, угловая,
возвратно-прямолинейная), направление движений (снизу вверх направо, снизу
вверх налево, сверху вниз, слева направо и др.), последовательность и количество
движений, их относительное размещение.
Определенной спецификой отличаются частные признаки, отражающиеся в
подписи,
под
которой
понимается
обозначение
фамилии,
удостоверяющее
подлинность документа.
Различают подписи, состоящие из буквенных знаков или из штрихов, а также
комбинированные. Их также делят на полные, содержащие все буквы фамилии,
сокращенные и усложненные в отдельных знаках, их элементах и т.д.
Устойчивым признаком подписи считается, прежде всего, размещение ее
относительно линии горизонтального среза листа бумаги (под углом или
параллельно), строк текста (на строке, выше - ниже ее), последних слов и т.д.
Выделяется общий вид подписи, который обычно рассматривается как
геометрическая конфигурация, характеризующаяся строением букв и элементов, их
взаимным расположением. По строению линии строки подписи могут быть
прямыми, когда соединенные начерченными отрезками нижние окончания штрихов,
образуют прямую линию, а также ломаными. Разновидностью последних являются
ступенчатые подписи, которые могут быть поднимающимися или опускающимися.
Существуют и дугообразные подписи, основание которых представляет
собой как бы одну или несколько частей окружности.
Частные признаки почерка имеются как в знаковых, так и безбуквенных
элементах подписи, в том числе в росчерке. В подписи могут отражаться частные
признаки, отсутствующие даже в одноименных знаках, выполняемых одним и тем
же лицом. Дополнительными частными признаками подписей считаются размеры
углов в безбуквенных угловатых элементах и их сочетаниях, степень кривизны
дугообразных небуквенных элементов, размещение росчерка и его частей
относительно подписи в целом.
8.3. ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ И АВТОРОВЕДЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Потребности следственной практики диктуют необходимость дальнейшего
расширения возможностей исследования почерка и письменной речи, признаки
которых, отражаясь в тексте, содержат ценную информацию об авторе в
диагностическом плане. Это данные о социально-биологической характеристике
автора, которая нередко оказывается весьма существенной для следствия и
позволяет сузить круг лиц, подозреваемых в составлении или выполнении текста.
Физиологические, антропометрические и психологические особенности
исполнителя отражаются в почерке, а следовательно, имеется возможность получить
некоторые сведения об исполнителе. Диагностические исследования позволяют
установить факт намеренного искажения почерка и письменной речи, необычное
психофизиологическое состояние писавшего (опьянение, усталость, болезнь),
непривычность внешних условий в момент составления текста, родной язык или
место формирования языковых навыков, образовательный уровень, пол, возраст и
ряд других особенностей личности.
На наличие тесной связи между характером письма и психическим
состоянием пишущего обращают внимание специалисты разных областей знания.
Исследования
психологов,
педагогов,
криминалистов,
судебных
медиков
показывают, что нарушение деятельности отделов нервной системы приводят к
определенным изменениям письма: снижению общего уровня грамотности,
учащающимся
исправлениям
букв,
неустойчивости
наклона,
ухудшению
координации. Частные признаки при этом почти не имеют существенных
отклонений.
Причинами,
вызывающими
указанные
изменения,
являются
алкогольное опьянение, заболевание центральной нервной системы, физическая
усталость, однако для каждого из этих состояний характерны различные уровни
влияния на признаки почерка.
На основании некоторых признаков, характеризующих диалект, говор,
наречие, можно установить место длительного проживания лица, с помощью
модификации определить родной язык писавшего. Явления модификации основаны
на том, что пишущий незаметно для себя привносит в текст закономерности родного
языка.
В
криминалистике
разработаны
методики
определения
половой
принадлежности исполнителя. В почерках не содержится признаков, которые
фигурировали бы только в рукописях, исполненных мужчинами или женщинами.
Однако целый ряд признаков чаще всего встречается либо в рукописях мужчин, либо
женщин, что указывает на устойчивую связь ряда признаков
почерка с полом.
Частота встречаемости этих признаков в рукописях мужчин и женщин не только не
одинакова, но и относительно устойчива. По коэффициентам, отражающим частоту
встречаемости признаков почерка в рукописях мужчин и женщин, можно установить
пол исполнителя.
Нередки случаи, когда лицо пишет под диктовку или переписывает текст с
оригинала, поэтому в судебной и следственной практике часто возникает
необходимость в установлении не только исполнителя, но и автора того или иного
документа. Важнейшее значение установление автора приобретает при исследовании
машинописных текстов.
Научную основу судебно-автороведческой экспертизы составляет система
знаний
об
условиях
и
закономерностях
речевого
поведения
человека,
определяющих индивидуальность его письменной речи, и о методах исследования
авторства.
Объектом автороведческой экспертизы становятся тексты документов,
относящиеся к бытовому, публицистическому и официально-деловому стилям речи.
К
компетенции
установление
конкретного
судебно-автороведческой
автора
текста
и
экспертизы
выяснение
относится
фактов
неидентификационного характера.
При решении первой задачи устанавливается подлинный или исключается
предполагаемый автор; констатируется факт создания документов одним или
разными авторами; выясняется тот факт, что автор или исполнитель не одно и то же
лицо. Вторая задача состоит в установлении пола, возраста автора, его
образовательного уровня, профессии и других социальных признаков, а также
фактов намеренного искажения письменной речи иных обстоятельств, относящихся
к условиям создания текста документа.
Текст документа – это всегда единство двух основных сторон: смысловой
(содержание)
и
формально-языковой.
Содержание
документа
выражается
языковыми средствами, однако регулируется не нормами языка, а в основном
социально-психологическими факторами. Отсюда по тексту всегда можно сделать
вывод о той реальной среде, которая окружает автора (социальной, этической,
профессиональной), и в определенной мере о тех знаниях, которыми он обладает.
Это имеет большое значение для органов расследования в их поисковой
деятельности.
Особенности
языковой
организации
(синтаксические,
морфологические и др.) индивидуальны для каждого человека, а поэтому играют
существенную роль при отождествлении личности.
Ряд вопросов неидентификационного плана (психические расстройства,
необычные психофизиологические состояния) могут быть решены лишь при
комплексном исследовании с участием специалистов в области психиатрии или
невропатологии.
Методика
экспертного
исследования
основывается
на
анализе
лингвистических, логико-психологических, психологических и иных методик.
Специфика
установления
исследования
автора
анонимного
письменной
документа,
речи,
проводимого
обусловливает
с
целью
необходимость
соблюдения ряда условий, почти тех же, что и при назначении почерковедческих
экспертиз.
Успех исследования зависит от качества и объема сравнительного материала.
Записи отдельных слов не могут быть рассмотрены в качестве образцов, объем
которых должен содержать не менее 500 слов. Не могут быть использованы
сочинения, курсовые работы и подобные тексты.
Свободные образцы должны соответствовать исследуемому тексту по языку
изложения, времени выполнения и по состоянию автора. Это особенно важно для
лиц молодого возраста, ибо по мере становления личности меняются ее интересы,
социальная, национальная, профессиональная и иная среда. Данные требования
относятся и к лицам пожилого возраста, когда могут быть допущены изменения,
выражающиеся в упрощении и нарушении смысловой и языковых структур.
Признаки письменной речи людей среднего возраста характеризуются более
высокой устойчивостью.
Эксперту должны быть сообщены сведения о возрасте, образовании,
профессии проверяемого лица; использовании им определенного функционального
стиля речи. Образцы должны быть выполнены в рамках того же функционального
стиля (бытового, официально-делового, публицистического) и в той же форме
письменной речи.
Непригодны в качестве образцов публикации в журналах, газетах, сборниках,
поскольку в результате редакторской и корректорской правки исчезают присущие
им признаки.
Экспериментальные образцы лучше получать в виде самостоятельного
изложения, объяснения, автобиографии. Объем экспериментальных образцов должен
быть большим, чтобы у экспертов могло сложиться мнение о письменной речи
подозреваемого.
8.4. НАЗНАЧЕНИЕ И ПРОИЗВОДСТВО ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ
ЭКСПЕРТИЗЫ
В постановлении о назначении экспертизы должны содержаться вопросы,
стоящие перед экспертом, сведения об известных обстоятельствах, имеющих
отношение к предмету экспертизы (условия выполнения текста, действительно ли
существует лицо, от имени которого исполнена подпись, или она вымышленная,
состояние писавшего и т.п.), перечень материалов, направляемых на исследование.
Обязательно следует указать, в каком документе и что исследуется. Вопросы
должны быть сформулированы четко и не допускать двойного толкования.
Методикой судебно-почерковедческой экспертизы разработаны требования,
предъявляемые к сравнительным материалам, - это достоверность, сопоставимость,
надлежащее качество и достаточное количество.
Следователь должен убедиться, кем исполнен текст, направляемый им в
качестве свободного образца (достоверность). Образцы должны быть изъяты в ходе
обыска, выемки или другого следственного действия. Полученные таким образом
свободные образцы должны быть осмотрены, о чем составлен протокол.
Сопоставимость понимается так, что образцы должны быть исполнены тем
же шрифтом, теми же графическими символами, буквами того же алфавита или
цифрами.
Надлежащее качество подразумевает, что образцы не должны допускать
большого разрыва во времени, быть выполненными по возможности на сходной
бумаге или бланке, аналогичным пишущим прибором и в тех же условиях.
Достаточное количество – это такой объем образцов, который обеспечил бы
возможность полного и всестороннего сопоставления всех признаков, содержащихся
в исследуемом тексте. Единых рекомендаций по количеству дать невозможно,
однако свободных образцов подписей нужно иметь не менее 10 (к ним можно
отнести подписи в заявлениях, поручениях, доверенностях, ведомостях и др.).
Экспериментальные образцы почерка отбираются в количестве 10-12 листов;
подписей не менее 20-30.
Применение математических
методов, основанных на вероятностной
статистике, требует большого объема образцов.
Для решения судебно-почерковедческих задач могут быть представлены
свободные образцы (выполненные вне связи с расследуемым событием и самим
расследованием), условно-свободные (выполненные в связи с расследованием, но
вне связи с производством экспертизы) и экспериментальными (исполненные по
заданию следователя).
В
качестве
свободных
и
условно-свободных
образцов
могут
быть
представлены личные письма, записи в тетрадях, дневники, характеристики,
объяснения, жалобы, служебная переписка и тому подобные тексты.
Экспериментальные образцы могут быть получены путем: диктовки текста,
специально составленного для этой цели; самостоятельного письма, когда
проверяемый
по
предложению
следователя
пишет
произвольный
текст
(автобиографию, объяснение).
Перед получением экспериментальных образцов следователь должен:
заранее подготовить соответствующие материалы письма (бумагу по формату,
качеству, линовке или аналогичный бланк); составить специальный текст для
диктовки, содержащий сочетания букв или слова, имеющиеся в исследуемом тексте,
создать условия, максимально приближенные к тем, в которых был выполнен
исследуемый документ (освещенность,
поза и т.п.). Иногда в интересах дела
проверяемое лицо не должно доподлинно знать исследуемый текст.
Методика получения экспериментальных образцов всегда определяется
характером исследуемого документа. Текст следует диктовать четко, без выделения
интонаций и расстановки знаков препинания. Темп диктовки может быть различным
в зависимости от условий реконструируемой обстановки. Желательно воссоздать
условия, близкие к тем, в которых был выполнен исследуемый текст (подпись).
Получение экспериментальных образцов не должно унижать достоинства личности
пишущего, поэтому любой необычный способ выполнения текста возможен лишь с
его согласия.
Вид и количество образцов находятся в прямой зависимости от исследуемого
документа. Главное, чтобы, изучая имеющиеся материалы, следователь (эксперт)
сформировал мнение о почерке. Если исследуемые тексты исполнены каким-либо
шрифтом (печатным, чертежным) или левой рукой, то экспериментальные образцы
помимо скорописного варианта должны быть выполнены таким же шрифтом или
способом, которым изготовлен исследуемый текст.
При использовании необычных материалов письма и пишущих приборов
(ткань, фанера, заостренная спичка и т.д.) проверяемому предлагают исполнить
текст подобными средствами.
Наиболее сложным в почерковедческой экспертизе является исследование
подписей. При выполнении подписей от имени существующих лиц в распоряжение
эксперта обязательно должны быть представлены образцы подписей этих лиц. Это
нужно для того, чтобы эксперт мог оценить совпадающие или различающиеся
признаки, определить, какие из них возникли вследствие подражания подлинным
подписям, а какие присущи признакам почерка исполнителя.
Подписи необходимо отбирать на различных листках бумаги по 5 – 6 штук с
интервалом
во
времени,
чтобы
исполнитель
не
воспроизводил
каждую
последующую подпись так же, как предыдущую.
Эксперт,
получив
постановление
о
назначении
почерковедческой
экспертизы, внимательно изучает его, уясняет какие вопросы
поставлены.
После
этого,
необходимо
ознакомиться
с
перед ним
представленными
материалами и решить достаточно ли их для ответа на поставленные вопросы, а
также соответствуют ли они предъявляемым требованиям. Если образцов
недостаточно или они отличаются низким качеством эксперт может потребовать у
следователя устранения имеющихся недостатков, представления новых образцов и
т.д.
Исследовательский этап экспертизы делится на стадии раздельного и
сравнительного исследования.
На первой стадии, каждый из представленных документов изучается
отдельно, с целью выделения общих и частных признаков почерка. Для этого
рекомендуется составлять таблицу, в которую путем перерисовки вносятся наиболее
характерные буквы из исследуемых текстов, элементы связей между знаками.
Возможно изготовление фотокопий отдельных знаков, изготовленных в одном
масштабе. На всех копиях, независимо от способа их изготовления, красителем
контрастным по цвету чернилам, которыми выполнялся исследуемый знак, делаются
стрелочки, указывающие на расположение и конфигурацию частного признака. Для
выделения устойчиво повторяющихся признаков делается специальная отметка.
В некоторых случаях уже в ходе раздельного исследования
могут быть
выдвинуты предположения о подделке рукописи. Например, в результате обобщения
экспертной практики было установлено, что для подписей подделываемых путем
перерисовки характерны тупые начала и окончания штрихов, перерывы и
извилистость, утолщения при их исполнении. Обнаружение перечисленных
признаков дает основания для предположительного вывода о подделке подписи, что
должно быть проверено в ходе сравнительного исследования.
В то же время эксперт должен знать наиболее типичные признаки подделки.
Допустим, известно, что наиболее трудно воспроизводимыми признаками подписи
являются форма движений при исполнении знаков и их элементов, размещение
движений, их протяженность по вертикали и горизонтали и т.д.
В процессе раздельного исследования эксперт должен обращать внимание на
названные свойства изучаемых рукописей, выделять их особенности, чтобы позднее
сравнить с аналогичными признаками других образцов.
В ходе сравнительного исследования выявленные признаки сопоставляются,
оценивается индивидуальная совокупность частных признаков и делается вывод об
их тождестве или различии.
На заключительной стадии формируются и аргументируются полученные
выводы, составляется заключение эксперта.
В настоящее время для проведения почерковедческой экспертизы все чаще
используются компьютерные технологии, существенно расширяющие возможности
экспертного исследования документов.
Глава 9.
ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ДОКУМЕНТОВ
9.1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ТЕХНИКО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКУМЕНТОВ
Объектами
технико-криминалистических
исследований
являются
письменные документы, под которыми понимается любой текст, исполненный при
помощи графических знаков не только на бумажных, но и на других носителях.
Документы подвергаются исследованиям рассматриваемого вида, когда
возникают сомнения в их подлинности, когда имеются проблемы в прочтении
первоначального исполненного текста.
К объектам технико-криминалистического исследования относятся также
технические средства, устройства, материалы и вещества, которые использовались
для изготовления документа или внесения в него изменений (ручки, множительные
средства, бумага, печати, штампы и т.п.).
Задачами
технико-криминалистического
исследования
документов
являются: определение способа изготовления документа в целом или его отдельных
частей; распознавание способа подделки; установление первоначального содержания
документа, ставшего нечитаемым по тем или иным причинам (залит, замазан, смыт,
выцвел от времени и т.п.); исследование материалов документа (бумага, краситель,
клей и т.п.), оттисков печатей и штампов в плане определения способа их нанесения
и идентификации клише; идентификация средств, используемых при изготовлении
документов (пишущих машинок, принтеров, кассовых аппаратов, нумераторов,
компостеров и др.); определение абсолютной и относительной давности документа
или его отдельных элементов.
Исследование документов производится не только экспертом, но и
следователем самостоятельно или с помощью специалиста. Прежде чем назначить
технико-криминалистическую экспертизу необходимо убедиться, что для этого
имеются основания.
При обнаружении документов их не рекомендуется подшивать, а лучше
помещать
в
отдельный
конверт,
прилагаемый
к
материалам
дела
и
пронумерованным постранично. Ветхие документы помещаются между двумя
слоями прозрачного материала и склеиваются
по краям скотчем, пластырем,
изолентой.
Документы представляются эксперту в том виде и состоянии, в котором они
были обнаружены; на них нельзя делать каких-либо пометок, образовывать новых
линий перегибов, скреплять
скрепками; желательно предохранять документ от
действия света, сырости, химических и механических воздействий.
Важно помнить, что документ значим не только своим содержанием, но и
следами, имеющимися на нем (рук и др.), поэтому лучше брать его пинцетом.
В ходе исследовательского этапа осмотра документов необходимо принять
меры к выявлению трасологических следов – рук, губ, микрочастиц-наложений и т.д.
Затем устанавливают факт относимости
правильность
изложенных
в
нем
документа к определенному событию,
сведений,
т.е.
выявляются
признаки
интеллектуального подлога, а на втором - определяются признаки материального
подлога.
При осмотре документов следователь должен выявить информацию, которая
может быть использована в розыскных целях и в ходе расследования, проверить
соответствие
сведений,
имеющихся
в
документах.
Необходимо
добыть
и
сопоставить между собой все имеющиеся экземпляры документа, провести
грамматический и логический анализ как документа в целом, так и его отдельных
частей.
В процессе осмотра используются визуальные и технические методы:
документ исследуется как в рассеянном, так и в направленном вертикальном и
косопадающем свете, а также на просвет. При рассеянном свете могут быть видны
различные оттенки красителя; при косопадающем – взъерошенные волокна бумаги;
на просвет – утончение бумажного слоя. Используя технические методы, следует
стремиться к максимальной сохранности документа.
Результаты и условия осмотра оформляются в соответствии с требованиями
УПК РФ и подобно описываются в протоколе.
В последнее время круг документов значительно расширился. Под
документами понимаются объекты, несущие различную информацию. Они могут
быть письменными, фото-, фоно-, кино-, видео- и другими документами. Изучение
фото- и кинодокументов является объектом фототехнической экспертизы, а фоно- и
видеодокументы
(видео-
видеоскопической
и
фонограммы)
экспертиз.
являются
Объектами
объектами
фоно-
и
технико-криминалистического
исследования являются лишь письменные документы, т.е. разнообразные объекты
(чаще бумажные), на которых при помощи графических знаков запечатлены мысли
или закодирована иная информация.
Иногда в качестве основы документа могут выступать не бумага, а фанера,
ткань, пластмасса и т.п. Средствами письма, как правило, служат различные
красящие средства.
Официальные документы в зависимости от целевого назначения должны
иметь необходимые реквизиты: оттиски печатей, штампов, фотоснимки, защитную
сетку. Документы
становятся вещественными доказательствами, если они были
объектами преступных действий, служили орудиями или сохранили на себе следы
преступления.
Все
виды
подлогов
в
криминалистике
традиционно
делятся
на
интеллектуальный и материальный.
Материальный подлог состоит во внесении недостоверных сведений,
неправомерных
изменений
в
ранее
составленный
документ,
содержащий
объективную и достоверную информацию.
Интеллектуальный – в составлении полностью подложного, т.е. содержащего
недостоверные данные и выполненного не уполномоченным субъектом документа,
не соответствующего предъявляемым требованиям.
У
документа
с
материальным
подлогом
различают
абсолютный
и
относительный возрасты. Последний исчисляется временем внесения подложных
данных. Абсолютный возраст включает в себя весь период существования документа
с момента его составления.
Наиболее распространенные виды материальных подделок – это дописка,
подчистка, травление, смывание, переклейка фотоснимков, замена страниц или иных
фрагментов документа.
Дописка – это внесение в первоначальный текст новых слов, букв или их
элементов с целью изменить смысловое содержание документа. Основные признаки
дописки – неестественное расположение дописанных знаков, различный разгон,
иной почерк, разница в цвете или оттенке красителя, микроструктуре штриха.
Для распознавания дописки используются светофильтры, позволяющие более
наглядно различать оттенки красителя; микроскопическое оборудование, дающее
представление
о
микроструктуре
штриха.
Хорошие
результаты
дает
цветоделительная съемка и фотографирование в невидимой зоне спектра, так как
визуально одинаковые красители могут иметь различную степень отражения и
поглощения ультрафиолетовых (УФ) или инфракрасных (ИК) лучей.
Подчистка – это механическое удаление красителя штрихов текста или иных
его обозначений для изменения содержания документа. Подчистка может быть
общей или локальной. Ее основные признаки: нарушение поверхностного слоя
бумаги (взъерошенность волокон), утоншение бумажного слоя, остатки красителя и
рельефа удаленных штрихов, иная структура элементов вновь написанного текста,
повреждение линовки или защитной сетки, потеря глянца и загрязненность бумаги
на участке уничтожения текста. Распознается подчистка при использовании теневого
освещения. Увеличения, осмотра документа на просвет, ультрафиолетовых и
инфракрасных
осветителей,
адсорбционно-люминисцентного
и
диффузно-
копировального методов.
Под травлением понимают обесцвечивание красителя при воздействии на
него щелочей (сода, едкий натрий), кислот (щавельная, лимонная, уксусная) или
окислителей (перекись водорода, хлорная известь).
Признаки травления могут быть выявлены при исследовании документа с
обеих сторон в рассеянном, косопадающем и проходящем свете, инфракрасных и
ультрафиолетовых лучах, с большим увеличением.
Смывание – это химическое удаление красителя. Смывают обычно
спиртовыми
смесями
(одеколон,
водка,
спирт)
или
растворителями
(диметилформамид, бензол, ацетон). Основные признаки этих способов подделки –
нарушение проклейки бумаги, вздутие ее слоев, наличие пятна, пористость. Кроме
того, наполнители бумаги меняют цвет, она становится хрупкой, изменяется оттенок
расположенных рядом и вновь написанных штрихов, нарушается линовка или
защитная сетка.
Переклейка фотоснимков в удостоверениях личности влечет подделку
мастичных или рельефных оттисков печатей. Следует тщательно проследить
стыковку штрихов оттиска на бумаге и фотоснимке, исследовать оттиски и
используемый клей.
При подделке документов, состоящих из нескольких листов, могут быть
вставлены листы из других аналогичных документов. Документы, вызывающие
подозрение, следует осмотреть при помощи ультрафиолетового осветителя (УФО),
так как различные бумаги имеют разную люминесценцию; микроскопически
исследовать участки крепления листов документа.
При экспертном исследовании указанных подделок в основном используются
ультрафиолетовые и инфракрасные лучи. Применение УФ-лучей основано на их
свойстве вызывать видимую люминесценцию и способность объектов поглощать и
отражать лучи иначе, чем лучи видимого спектра.
Источники невидимых лучей – это ртутные лампы различных типов,
люминесцентные устройства, лампы накаливания и другие виды осветительной
аппаратуры. Наиболее распространены лампы типа ПРК, широко используемые в
медицине; осветители СВДШ-250 и СВД-120 и др.
Съемка в отраженных УФ-лучах используется для дифференциации
материалов письма (бумага, красители, клей и т.п.), распознавания травления,
прочтения невидимого и исследования участков пересечения штрихов.
Инфракрасные лучи обладают значительной проникающей способностью по
сравнению с видимыми лучами – целый ряд объектов, используемых для
составления документов, прозрачен для этих лучей. Отражение и поглощение ИКлучей различными объектами не находится в какой-либо закономерной связи с
отражением и поглощением ими видимых лучей. Источниками инфракрасного
излучения могут быть лампы накаливания. Спектральный состав излучения,
даваемый этими лампами, зависит от температуры нити. Желательно использовать
лампы 300 и 500 Вт, кинопроекторы и прожекторы. Чтобы выделить интересующий
участок ИК-лучей, используют твердые светофильтры марки КС-18,19 и ИКС,
жидкие и газообразные фильтры, возбуждающие ИК- люминесценцию.
Человеческий глаз воспринимает свет с длинной волны не более 760 ммк,
поэтому приемниками излучения служат фотоматериалы, сенсибилизированные к
ИК-лучам, и фотоэлектронные индикаторы, преобразующие энергию ИК-излучения
в электрическую с использованием фотоэлектрического эффекта Электроннооптического преобразователя.
Методы исследования, основанные на наблюдении люминесценции, принято
называть люминесцентным анализом. Интенсивность люминесценции зависит от
природы люминесцирующего вещества и ряда внешних условий (температуры,
концентрации, среды). Законы физики говорят о том, что свет, возбуждающий
люминесценцию, имеет меньшую длину волны, чем свет, излучаемый в виде
люминесценции. Отсюда ясно, почему ультрафиолетовая люминесценция является
видимой, а инфракрасную визуально наблюдать нельзя. Лучшим возбудителем ИКлюминисценции является сине-зеленый свет (СЗС). Ряд веществ, применяемых при
изготовлении чернил и паст, обладает максимумом поглощения в видимой части
спектра, но имеет различную люминесценцию в ИК-зоне.
Кроме
исследования
в
УФ-
и
ИК-зонах
спектра
при
технико-
криминалистическом исследовании документов используются адсорбционные
методы, суть которых заключается в том, что исследуемые вещества переносятся с
предмета-носителя на иную подложку. В результате можно судить о степени
растворимости этого вещества, скорости адсорбирования, цвете и люминесценции
оттисков. Адсорбентами обычно выступают писчая неглянцевая бумага, фотобумага,
фотопленка, перхлорвиниловая пленка.
К
реквизитов,
признакам
в
интеллектуального
использованных
фальсифицированного
несуществующим
бланках,
документа
субъектом,
не
подлога
печатях,
относятся
штампах,
уполномоченным
несоблюдение
несоответствие
удостоверение
или
установленного
попросту
стандарта
или
принятых в организации, от имени которой издается документ правил изготовления
и оформления.
О подобных фальсификациях свидетельствуют признаки подделки печатей,
штампов, подписи, использования печатающих устройств, не имеющихся в
организации, учреждении, якобы выдавшей документ.
Иногда, подложный документ составляется уполномоченными лицами, но
выдан без достаточных оснований, без соблюдения процедуры оформления и
содержит
ложные
сведения.
Например,
в
настоящее
время
достаточно
распространены факты выдачи депутатами удостоверений своих помощников лицам
на самом деле таковыми не являющимися.
9.2. УСТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ
ТЕКСТА ДОКУМЕНТА
Тексты некоторых документов могут оказаться нечитаемыми под влиянием
различных причин:
могут быть вытравленными, залитыми, зачеркнутыми,
выцветшими в результате длительного воздействия световых лучей («угасли»),
смытыми специально или в результате длительного нахождения в воде и т.д.
Возможность установления нечитаемого текста зависит от: используемых
материалов, красителей, веществ, сделавших текст нечитаемым, от времени его
воздействия и других факторов.
При осмотре и исследовании нечитаемых документов первоначально
используются светофильтры, ослабляющие цвет фона или усиливающие цвет
невидимых штрихов (эффект цветоразличения). При этом следует помнить, что
условно все светофильтры разделены на основные и дополнительные. Основными
называют светофильтры, дающие эффект «почти белого», т.е. ослабляющие, а
дополнительными считаются светофильтры, дающие эффект «почти черного», т.е.
усиливающие
какой-либо
цвет.
Теоретически
доказано,
что
светофильтры
пропускают лучи того цвета, в который они окрашены, а задерживают
дополнительные цвета. Основной светофильтр окрашен в цвет, который необходимо
ослабить. Чтобы верно выбрать дополнительный (усиливающий) светофильтр,
рекомендуется воспользоваться цветовым кругом Осфальда. Дополнительные цвета
расположены в противоположных участках круга.
К наиболее простым способам относится также обычная фотосъемка, так как
эмульсия любых фотоматериалов «видит» иначе, чем глаз человека. Эмульсия
негативных фотоматериалов наиболее чуствительна к сине-фиолетовой области
спектра, т.е. к тем красителям, которые чаще всего используются при написании
текстов. Эмульсия различает самые незначительные оттенки синего и фиолетового,
которые визуально кажутся одинаковыми.
Диффузно-копировальный метод рекомендуется для установления текстов,
исполненных водо-растворимыми красителями и закрытых (зачеркнутых, залитых)
нерастворимыми: тушь, типографская краска. Если указанные методы не дали
положительных результатов, документы становятся объектами исследования в
невидимой зоне спектра. Все анилиновые (синтетические) красители прозрачны для
инфракрасных лучей и поэтому должны быть осмотрены с использованием ЭОП или
сфотографированы в отраженных инфракрасных лучах. Органические красители
(графит, тушь, копировальная бумага, машинописная лента, типографская краска и
др.) не прозрачны для инфракрасных лучей. Поскольку тексты документов
исполняются
именно
этими
красителями,
а
заливаются
анилиновыми,
то
использование ЭОП и ИК-лучей всегда дают наглядный положительный результат.
За счет скрытых оптических свойств невидимых штрихов хорошие
результаты дает съемка невидимой инфракрасной люминесценции, возбужденной
видимым сине-зеленым светом.
Иногда возникает потребность в прочтении текста, образованного не
окрашенными, а лишь рельефными штрихами по листу бумаги, который служил
подложкой. Тексты, исполненные шариковой ручкой, имеют ярко выраженный
рельеф. Прочтение таких текстов следует проводить в затемненном помещении,
чтобы избежать прямого освещения, а рельефные штрихи
выявлять путем
образования тени, освещая объект источником света, расположенным под углом.
Косо направленное освещение может быть использовано и при съемке в
инфракрасных лучах.
Порой бывает невозможно установить текст или его отдельные фрагменты в
сожженных документах. При высокой температуре бумага высыхает, обугливается
и испепеляется, изменяются и красители. Наиболее стойкие к температурным
воздействиям красители изготовлены на базе органических соединений. Тексты,
исполненные этими красителями, почти всегда можно прочесть на сожженных
участках бумаги за счет разницы в оттенке и степени отражения. При изъятии
сгоревших или обугленных остатков документа с ними следует обращаться весьма
осторожно. Для уменьшения хрупкости бумаги рекомендуется ее увлажнить 10-20
%-ным спиртоглицериновым раствором, рассеивая его пульверизатором вверх над
исследуемым объектом; возможно увлажнение паром. Сожженные документы чаще
исследуются химическими методами в целях установления состава сгоревшей
бумаги, так как бумага, используемая для изготовления денег, паспортов,
больничных листов, готовится из особой бумажной массы.
Исследование оттисков печатей и штампов. Оттиски печатей и штампов
являются, как правило, одним из основных реквизитов документов и служат их
своеобразным
защитным
средством
от
подлогов.
Исследование
оттисков
производится для идентификации клише и в целях выявления признаков,
характеризующих способ их подделки.
Идентификационные вопросы решаются путем сравнения проверяемых и
подлинных оттисков. При изучении содержания оттисков необходимо обращать
внимание на грамматическое согласование слов, их неправильные сокращения, а
иногда и на орфографические ошибки.
Общими признаками оттисков печатей и штампов являются: форма и размеры
знаков, рисунков, эмблем; расстояние между знаками и буквами, их радиальное
расположение, содержание текста. К частным признакам относятся особенности
строения знаков и мелких деталей (углы соединения, кривизна); рисунка (форма,
размеры и количество отдельных элементов); ободков и рамок; особенности
расположения
отдельных
фрагментов
относительно
друг
друга,
величина
промежутков между ними.
При исследовании оттисков и сравнении их между собой необходимо
использовать измерительную лупу, циркуль, учитывая при этом количество
штемпельной краски. Образцами для сравнения являются оттиски подлинного
клише, оттиснутые на каких-либо документах (свободные образцы) и на
специальных листах бумаги (экспериментальные). Экспериментальные образцы
наносятся в количестве примерно 10-12 с разной степенью нажима и с различным
содержанием красящего вещества. Желательно получить экспериментальные
оттиски до и после промывки клише.
Наиболее распространенными способами подделки оттисков являются:
рисовка, перекопировка, нанесение с помощью промежуточного или самодельного
рельефного клише. В случаях, когда «оттиск» рисуется на документе (чаще это край
переклеенного
фотоснимка),
основными
признаками
подделки
являются:
неравномерные размеры элементов букв, различное расстояние между знаками,
неровная линия строки, искажение в изображении герба или другого рисунка,
распределение красителя по штрихам, не соответствующее «оттиснутым»; текст в
круглых оттисках расположен не по радиусу, как обычно бывает в подлинных
печатях.
Перекопировка с подлинного оттиска возможна, если он достаточно
«жирный». В этом варианте подделку характеризует слабая окраска, размытые
границы, расплывы красителя, иногда встречаются элементы подрисовки; самый же
броский признак – зеркальность изображения и иная УФ-люминисценция.
Нанесение оттисков с помощью промежуточного клише предполагает
использование «промежуточного» материала. Его роль может выполнить
белок
сваренного вкрутую яйца, но чаще им является предварительно размоченная
набухшая эмульсия фотобумаги. Она накладывается на подлинный оттиск на какомлибо документе, а потом быстро оттискивается на нужное место. При таком
«переносе оттиска»
красителя,
основными признаками будут: слабая окраска, расплывы
нечеткие
границы
штрихов.
Если
такой
оттиск
осмотреть
в
ультрафиолетовых лучах, то в месте его расположения и на участках бумаги,
прилегающих
к
оттиску,
наблюдается
яркая
люминесценция,
вызванная
прилипшими микрочастицами эмульсии, так как все фотоэмульсии (и белок яйца)
обладают яркой люминесценцией.
В случае нанесения оттиска самодельным рельефным клише, вырезанным на
подручном сравнительно эластичном материале (линолеум, толстая кожа, дерево,
эбонит и т.п.), признаками подделки будут: неравномерный размер букв и их
элементов, нестандартность шрифта, разная толщина штрихов и интервалов между
буквами; нерадиальное расположение букв в круглых печатях; различная
конфигурация одноименных букв, неравные линии строк; примитивность рисунка,
нарушение геометрических форм и угловатость овальных элементов букв.
В настоящее время для подделки печатей и штампов
используются
современные технологии и технические средства. Необходимые печати и штампы
могут заказываться в специализированных предприятиях или изготавливаться с
помощью оборудования и методик фабричного производства. В названных целях
может применяться лазерное гравирование по резине и отечественные лазерногравировальные аппараты (ЛГА), «LASER-GRAVER», а также импортные «BASELSHEEL» (Германия), ТРОТЕК (Австрия).
Первоначально с оттиска подлинной печати с помощью компьютерной
техники
изготавливается
оригинал-макет.
ЭВМ
используются
и
при
непосредственном гравирования резины указанной аппаратурой, которая совмещена
с компьютером, управляющим лазером.
Субъекты подделки нередко не
обладают информацией о технологии и
средствах изготовления подлинных печатей, в связи с чем их признаки отличаются
от признаков подложных. Печати и штампы выгравированные лазером, отличаются
ровными краями выступающих элементов, точностью и равенством их размеров
(высоты изнутри и снаружи), ровная поверхность, на которой при большом
увеличении можно обнаружить неглубокие параллельные полосы. На дне
поверхности, от воздействия лазерного луча, также образуются невидимые
невооруженным глазом полоски.
Традиционные технологии изготовления штампов и печатей связаны с их
термической обработкой, в результате которой грани элементов оплавляются,
приобретают округлую форму. Это наблюдается в оттисках, где краситель
выжимается, выдавливается за границы печатной формы.
К
частным
признакам
относится
наличие
в
пробелах
бугорков,
конусообразной формы с закругленной верхушкой, отличающихся по размерам,
рельефу,
расположению.
Возникновение
подобных
образований
вызвано
неоднородностью структуры резины, существованием вкраплений. Далее на
участках, где гравирование проводилось неоднократно или останавливалось,
происходит пересечение названных узких полосок, сокращение расстояния между
ними.
В
случаях
сбоя
программы
компьютера,
нарушения
перемещений
записывающей головки лазера, отставания полосы резины от барабана возникают
наслоение элементов или сдвиг на определенном участке на равное расстояние,
повреждение уже готовых форм и т.д.
Для подделки печатей и штампов могут использоваться фотополимерные
технологии.
Сначала с оттиска подлинной печати получают негатив – фотоформу, который
с помощью специальной копировальной установке экспонируется на жидкую или
твердую фотополимеризирующуюся композицию. После этого, полученная форма
обрабатывается для вымывания участков, не подвершигся влиянию света,
различными растворами (например, стиральным порошком).
Иногда, производится дополнительные экскопирование через тонкий слой
воды и промывка. На заключительной стадии фотоформа просушивается и
припудривается для устранения липкости.
Частными
отдельных
признаками
использования
фотоформ
непропечатывание
элементов, вследствие их отделения при обработке, хранении и
использовании, малая высота знаков относительно пробелов, их неравномерность,
волнистость тонких линий, невозможность прочитывания некоторых элементов из-за
попадания микрочастиц, неполного вымывания полимера из пробелов, разная
высота знаков и т.д.
Линия границ в рассматриваемых видах печатей нередко неровная, выражена
не так резко как при лазерном гравировании, ширина элементов может быть
неодинаковой.
Поддельные оттиски печатей и штампов могут копироваться при помощи
копировально-множительных устройств.
В оттисках, выполненных на матрично-игольчатых печатающих устроиствах
для ЭВМ, все изображения состоят из точек одинакового размера, круглой,
прямоугольной, трапециевидной формы; покрытых равномерным слоем красителя,
отличаются небольшой вдавленностью.
Оттиски
изготовленные при
помощи
капельно-струйных
печатающих
устройств точки в изображении расположены хаотично, окрашены при помощи
четырех цветов: голубого, пурпурного, желтого, черного края штрихов неровные.
Красящее вещество проникает в толщу бумаги.
Копии оттисков могут быть получены с помощью электрофотографических
множительных устройств – XEROX, CANON, KODAK, MINOLTA и др. Полученные
таким образом изображения состоят из мелких крупинок порошка вышеназванных
четырех цветов, отличаются характерным блеском и осыпающим красителем в
местах сгиба бумаги в штрихах и между знаками нередки точки-зерна.
На разрешение экспертов могут быть поставлены вопросы о том, имеется ли в
документе оттиск печати, штампа; каким способом получено изображение оттиска;
какова давность оттиска; нанесены ли оттиски одной или несколькими печатями,
штампами; не получены ли оттиски при помощи печати (штампа) представленной на
исследование; каким образом изготовлены печать (штамп) направленные в
распоряжение эксперта; одной или разными печатями (штампами) нанесены оттиски
в документах.
9.3. ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕКСТОВ, ИСПОЛНЕННЫХ НА
МНОЖИТЕЛЬНЫХ УСТРОЙСТВАХ
Тексты, отпечатанные на знакопечатающих аппаратах, являются одним из
наиболее частых объектов технического исследования документов. Основная цель
их исследования – это решение вопросов: на каком устройстве отпечатан текст
документа или его отдельные фрагменты (класс, тип, марка, модель); не выполнен
ли исследуемый текст на данной машинке (идентификация); на одной или на разных
аппаратах исполнен весь текст документа.
Следует помнить, что все пишущие машинки подразделяются на классы,
типы и модели. По классам машинки могут быть механическими, электрическими,
рычажными с монолитным литероносителем. По типам машинки могут быть
канцелярскими, портативными.
Общие
признаки
обусловлены
конструктивными
особенностями,
технологией изготовления пишущей машинки и шрифта. К ним относятся: шаг по
строке (шаг главного механизма), межстрочный интервал, марка шрифта, тип
клавиатуры. Частные признаки выделяют конкретную пишущую машинку из ряда
ей подобных, они возникают вследствие ее эксплуатации, поломок, ремонта,
нарушения технологического процесса изготовления. Общие и частные признаки
относительно устойчивы и в определенный период неизменяемы.
Шаг главного механизма машинки (шаг по строке) – это величина
перемещения каретки при ударе на одну клавишу, обусловленная размерами зубьев
ходовой шестерни, т.е. расстояние между одинаковыми точками либо осями двух
букв, отпечатанных рядом. Это устойчивый признак, который можно изменить лишь
при
капитальном
ремонте.
По
этому
признаку
все
пишущие
машинки
классифицируются на крупные (8 знаков), средние (9-9,25), мелкие (10) и самые
мелкие (12-13). Измерение шага по строке непосредственно между осями двух букв
нежелательно, так как при небольшом сдвиге букв или бумаги результат измерений
не
будет
соответствовать
истинному
шагу;
неизбежна
инструментальная
погрешность. Точнее шаг по строке определяют следующим способом: избирают
более «наполненную» строку и считают в ней знаки; измеряют длину строки в мм;
делят длину строки на количество знаков. Проделывают это 3-4 раза на странице
(верх, середина, низ листа).
Интервальный механизм пишущей машинки обеспечивает вращение вала
каретки для перехода на следующую строку. Расстояние между нижним основанием
верхней строки и верхом нижней строки называют межстрочным интервалом. Он
бывает одинарный, полуторный, двойной, тройной.
Марка шрифта – это конфигурация и размеры печатных знаков, зависящих
от модели шрифта. Шрифт – это комплекс литер (букв, цифр, знаков), имеющихся у
машинки. Взаимозаменяемые шрифты называют универсальными, а изготовление
для одной машинки – специальными. Каждый шрифт имеет свою заводскую марку в
виде условных индексов, проставляемых на каждой литерной головке. На
отечественных машинках используются свыше ста марок шрифта.
Тип клавиатуры позволяет судить о типе пишущей машинки; он включает
скобки, римские цифры, буквы «ё», «ъ», взаимозаменяемые буквы и цифры. Тип
клавиатуры – это количество знаков на одной буквенной колодке и количество
клавишей. Общие признаки имеют значение для установления типа и системы
пишущей машинки. В розыскных целях отбор исследуемых текстов ведется по
указанным общим признакам. Совпадение общих признаков дает возможность
перейти к детализации частных признаков.
В любой пишущей машинке за счет отклонений от технологического
процесса, ремонта, поломок, износа возникают частные признаки, которые
подразделяются на обусловленные дефектами печатающего механизма и дефектами
шрифта. Самыми распространенными дефектами печатающего механизма являются:
расшатывание и искривление буквенных рычагов, износ шестерен главного
механизма,
ослабление
креплений
литерных
колодок,
нарушение
работы
интервального и лентопротяжного механизмов. Чаще всего эти дефекты бывают
результатом длительной эксплуатации
машинки. Дефектами шрифта являются:
непропечатка отдельных элементов букв, деформация знака, искривление элементов,
неравномерность пропечатывания, непараллельность вертикальных осей, сбитость
отсечек,
«пестрый»
шрифт,
несовпадение
оснований
букв,
повторное
воспроизводство оттисков и др.
Критерием оценки частных признаков является их повторяемость. В качестве
идентифицирующих признаков могут использоваться химический состав красителя
ленты, ее цвет и качество. Так, у механических машинок хлопчатобумажная лента
имеет
неравномерное
окрашивание:одноштриховые
знаки
окрашены
более
интенсивно, чем многоштриховые, видна пористая структура штрихов. В
электрических машинках выше частота и окраска штрихов. В безрычажных
машинках с монолитным литероносителем употребляется синтетическая лента,
обеспечивающая чистоту и равномерность окраски.
Подготовка экспертизы машинописных текстов имеет свою специфику. При
обыске рекомендуется изымать черновики и копирку. Необходимо получить
сведения о ремонте, длительности эксплуатации машинки. Образцы делятся на
свободные и экспериментальные.
Свободными являются любые тексты, отпечатанные на «подозреваемой»
машинке; они должны быть близкими по времени исполнения. Экспериментальные
образцы лучше получать на бумаге аналогичного качества, вида и формата, при
различном количестве закладок и сортов копирки. Необходимо троекратное
воспроизведение знаков при верхнем и нижнем регистре и воспроизводство текста,
аналогичного (или почти аналогичного) исследуемому. Рекомендуется отпечатать 51
удар точки по горизонтали (для точного определения шага по строке) и 51 удар
точки по вертикали (для измерения межстрочного интервала). Следует получать два
экземпляра экспериментальных образцов: обычно и через копирку, но без красящей
ленты. Кроме пишущих машинок документ может быть исполнен с использованием
другой множительной техники: полиграфическим способом, на принтерах.
Особенностью настоящего времени является широкое распространение
персональных компьютеров (ПК), к которым подключаются цветные считывающие
устройства – сканеры и цветные знакосинтезирующие устройства – принтеры.
Подделки,
выполненные
с
использованием
компьютерной
техники,
составляют значительную часть из общего объема имитаций.
Принтеры бывают игольчатыми, струйными, лазерными. Следует отметить,
что ввиду существования различных программ ЭВМ возможно использование самых
различных шрифтов, исполняемых одним принтером.
В настоящее время многие изготовители электрографических и печатающих
устройств для ЭВМ устанавливают неотключаемую систему скрытых меток. Они
представляют собой слаборазличимые невооруженным глазом точки, объединенные
в определенные группы, знаки процента, штрихи или их комбинации, содержащие
информацию о месте сборки, регионе планируемого распространения и даже о
серийном номере устройства. Таким образом, расшифровка скрытой метки
позволяет идентифицировать устройство без образцов сравнения.
Идентификация матрично-игольчатого принтера связана с определенными
трудностями. Несомненно, при их эксплуатации и изготовлении на иголках
возникают частные признаки в виде раковин, царапин, сколов, изношенности
различной формы и локализации. Однако, в момент контакта печатающей головки со
следовоспринимающим материалом красящее вещество находится в полужидком
состоянии, и в значительной степени нивелирует указанные частные признаки.
В то же время в таких устройствах используются красящие ленты, на
которых остаются следы печатающей головки и изображения текста или его
фрагментов.
В струйных принтерах головка также не касается бумаги, а частицы
красителя претерпевают значительные изменения во время движения от среза сопла
до поверхности бумаги и в момент соприкосновения с ней. Частные признаки таких
устройств – форма, угол среза сопла, рельеф краев, их загрязненность сглаживаются
при впитывании красителя бумагой и его растяжении по поверхности.
Идентификация струйно-копировальных множительных устройств может
быть осуществлена в ходе трасологической экспертизы следов механизма
бумагопроводящего тракта.
Самыми распространенными документами, исполненными полиграфическим
способом, являются: удостоверения личности, дипломы, аттестаты, лотерейные
билеты, этикетки, билеты на зрелищные мероприятия, талоны и пр. Наиболее часто
встречающиеся способы подделки печатной продукции – это рисовка; с набора
типографического шрифта; с форм печати, изготовленных вручную; на металле,
резине, оргстекле; путем электрографии.
Основные признаки поддельных типографских бланков: 1) несоответствие
оттисков исследуемого бланка по используемому шрифту; 2) несоблюдение правил
типографского набора; 3) наличие шрифтов из другой гарнитуры; 4) ошибки при
наборе.
В бланках, подделанных с помощью средств множительной техники, при
микроскопическом исследовании наблюдаются наличие на пробельных участках
мелких точек, нечеткие края штрихов, их неравномерная окраска. При подозрении
на использование ксерокса необходимо довольно крупное увеличение (в 10 и более
раз), при котором видны мельчайшие крупинки красителя, образующие штрих.
Подделка
бланка
путем
рисования
иногда
бывает
довольно
квалифицированной, но всегда распознается при микроскопическом исследовании.
Признаки, присущие этому виду подделки, были рассмотрены в 2.
При направлении «подозреваемых» бланков на экспертизу необходимо
вместе с исследуемым документом направить образцы подлинных бланков
аналогичной продукции.
При исследовании материалов документов объектами изучения бывают:
бумага, красители, клеи, типографская или штемпельная краска и т.п. Бумага
подвергается исследованию для решения вопросов: не составляли ли ранее части
документа единого целое; об установлении единого источника происхождения; об
определении состава, вида, марки.
При изучении бумаги исследуются ее физико-механические свойства, состав
по волокну, наполнителям, проклейке.
Красители и клеи исследуются с целью установления состава исследуемого
объекта; соответствия их норме, принятой для изготовления конкретного
стандартного документа; определения предприятия-изготовителя; установления
пишущего
прибора,
которым
исполнен
документ;
определения
назначения
материалов документа, представленных в виде отдельных частиц; установления
принадлежности исследуемого объекта определенному объему (массе).
При
экспертном исследовании
применяются
различные специальные
модификации физических и химических методов, используемых в соответствующих
отраслях материаловедения и химии с учетом специфики криминалистического
исследования. Указанные исследования позволяют сузить круг объектов поиска, а
иногда выделить определенную группу этих веществ. Самыми распространенными
методами при этом являются спектрофотометрия как в видимой, так и в невидимой
зонах спектра (УФ, ИК), хроматографические методы, лазерный и люминесцентный
анализ.
Иногда
при
расследовании
бывает очень
важно
установить
время
изготовления документа (абсолютная давность) или последовательность выполнения
его отдельных реквизитов (относительная давность). Определение абсолютной
давности возможно лишь в случаях, когда при изготовлении использовались бумага
или красители, изготовляемые нашей промышленностью в какой-то конкретный
временной отрезок. Так, было время использования только железогаловых или
кампешевых чернил, тряпичной массы для изготовления документа бывает, как
правило, невозможно. Следует сказать, что существуют методы, позволяющие
исследовать изменение тех или иных компонентов и красителей за определенный
отрезок времени. Однако эти методы работают либо в слишком большом, либо в
слишком малом отрезке времени и, кроме того, требуют знания точных условий
хранения документа (влажность, температура и др.).
Установить относительную давность изготовления отдельных фрагментов в
документе возможно только в случае, если интересующие следствие или суд
фрагменты имеют пересекающиеся штрихи. Исследуя участки пересечения при
помощи таких методов исследования, как микроскопический, адсорбционнолюминесцентный,
цветная
фотосъемка,
профилирование.
Иногда
возможно
установить, какой из пересекающихся штрихов расположен сверху, т.е. исполнен
позднее.
При подготовке экспертизы для определения идентичности бумаги,
использовавшейся для изготовления подлинных и проверяемых образцов, прежде
всего должны быть получены документы, достоверность которых не вызывает
сомнений. На разрешение экспертов ставятся вопросы о том, к какому виду бумаги,
картону относится материал, из которого изготовлен представленный документ?
Каково его назначение? в какой период времени изготовлены бумага, картон,
переплетенный материал? Является ли материал, представленный на экспертизу
образцов, продукцией одного предприятия, партии? Не изготовлены ли разные
документы из бумаги, образующей один рулон, лист? Не разрезаны ли листы, на
которых исполнены различные документы при помощи одного и того же
инструмента? Не использовались ли для этого конкретные инструменты?
Технико-криминалистические исследования могут также проводиться для
идентификации пишущих приборов – карандашей, шариковых и иных ручек,
фломастеров, а также используемых при их применении паст и красителей. Для
производства такого рода экспертных исследований должны быть представлены
проверяемые документы, приборы и красители, при помощи которых они
предположительно были исполнены. Ручки, карандаши должны храниться в таком
положении, чтобы не повреждалась их пишущая часть и не растекались красители.
Для этого рекомендуется помещать пишущие приборы в футляры, чехлы с
поролоновыми упорами. Когда отыскать использовавшиеся в определенный момент
времени приборы и красители не представляется возможным, в распоряжений
экспертов направляются образцы документов, изготовленные в тот же период и
происхождение которых не вызывает сомнений.
При проведении исследований указанных объектов решаются следующие
наиболее типичные вопросы: каким прибором, красителем нанесен текст в
представленных на экспертизу документах; не исполнены ли образцы документов
одними и теми же пишущими приборами, красителями; не исполнены ли документы
при помощи приборов, красителей, представленных на экспертизу.
Глава 10.
ИНФОРМАЦИОННО-УЧЕТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ (УГОЛОВНАЯ РЕГИСТРАЦИЯ)
10.1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫ УГОЛОВНОЙ
РЕГИСТРАЦИИ
Эффективность раскрытия, расследования и предупреждения преступлений во
многом зависит от информационного обеспечения деятельности органов следствия и
дознания. Важнейшим хранителем и источником поступления фактических данных
являются централизованные, централизованно-местные и местные учеты, коллекции
и картотеки органов внутренних дел РФ, объединенные в научно разработанную
систему уголовной регистрации. Правоохранительные органы используют также
вспомогательные учеты, ведомственные массивы и регистрационно-справочные
документации. Разделы и блоки системы уголовной регистрации хотя и отличаются
по содержанию, но представляют целевое единство.
1. Криминалистические учеты формируются:
а) из объектов оригиналов - пули, гильзы, фальшивые денежные знаки и т.п.,
в результате формируются криминалистические коллекции в натуральном виде;
б) на базе письменной фиксации признаков объектов учета (регистрация
раскрытых и нераскрытых преступлений, типовых способов их совершения);
в) с использованием видео-, фото-, аудиотехники, на основе графической
фиксации;
г) с использованием дактилоскопического метода фиксации - регистрация
живых лиц и трупов по отпечаткам и следам пальцев рук;
д) с применением нескольких способов регистрации объектов, так называемый
комбинированный метод учета.
2. Все формы криминалистического учета дифференцируются на следующие
виды:
а) картотечный;
б) журнальный;
в) коллекционный;
г) компьютерный;
д) аудио-видеотехнический.
3. Запросы на ее поиск подвергаются специальной терминологической
обработке с помощью информационно-текстового языка и запросы составляются с
использованием всей информации, с тем чтобы максимально сузить зону поиска
данных;
4. Классификация учетов осуществляется по различным основаниям.
Важнейшими из них являются:
а) основная функция учета;
б) содержание сосредоточенных в учете сведений;
в) способы обработки и получения информации;
г) место сосредоточения учетной информации.
В соответствии с этими критериями, все виды учетов, входящих в систему
информационно-справочного
обеспечения
криминалистической
деятельности,
дифференцируются на две большие группы (деление учетов «по горизонтали»).
1.
Информационно-поисковые
системы
(ИПС),
сосредоточенные
в
информационных центрах МВД: Главном информационном центре МВД Российской
Федерации (ГИЦ МВД), Информационных центрах субъектов Федерации (ИЦ МВД,
ГУВД).
2.
Экспертно-криминалистические
учеты
(картотеки,
коллекции),
аккумулированные в экспертно-криминалистических подразделениях МВД: в
Экспертно-криминалистическом центре МВД РФ (ЭКЦ МВД), в Экспертнокриминалистических управлениях (отделах) МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ (ЭКУ,
ЭКО).
Накапливаемая, обрабатываемая, систематизируемая оперативно-справочная,
криминалистическая и розыскная информация в совокупности, в целом, в
соответствии с международными правилами и традициями именуется как
криминальная.
Накопление, обработка и выдача криминальной информации в ГИЦ МВД РФ
осуществляется в Федеральном банке криминальной информации (ФБКИ), а в ИЦ
субъектов Федерации в Региональном банке криминальной информации (РБКИ).
Все
централизованные
учеты
классифицируются
по
функциональным
признакам:
1) оперативно-справочные учеты, основная функция которых состоит в
проверке наличия установочных сведений об объекте и его местонахождении на
момент запроса;
2) криминалистические учеты, основная функция которых заключается в
диагностировании и идентификации различных объектов по их индивидуальным
приметам и другим признакам;
3) розыскные учеты выполняют функцию сравнения (сопоставления)
установочных данных объектов розыска с аналогичными или сходными описаниями,
содержащимися в соответствующих банках.
Наряду с централизованными оперативно-справочными, розыскными и
криминалистическими учетами, созданы и постоянно функционируют следующие
региональные и федеральные коллекции и картотеки:
1) коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест
преступлений (пулегильзотеки);
2) картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг;
3) картотеки поддельных документов, изготовленных полиграфическим
способом;
4) фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.
5) учет следов рук, изъятых с мест происшествий по нераскрытым
преступлениям и отпечатков пальцев рук, отобранных у лиц, взятых на учет
органами внутренних дел, поскольку эти лица представляют значительный
оперативный интерес.
6) учет поддельных медицинских рецептов на получение наркотических и
сильнодействующих лекарственных средств и образцов почерка лиц, занимающихся
их подделкой.
7) учет лиц по признакам внешности (фотоальбомы), взятых на учет органами
внутренних дел.
Все эти учеты подразделяются на централизованные, централизованноместные и местные (деление учетов «по вертикали»).
Все перечисленные виды учетов, коллекций, картотек, информационнопоисковых систем (ИПС), автоматизированных банков данных (АБД), представляют
основу
информационно-справочного
обеспечения
практической
деятельности
правоохранительных органов.
Главный информационный центр и Экспертно-криминалистический центр
МВД РФ, их подразделения на местах в установленном порядке обеспечивают
уголовно-правовой,
криминалистической,
оперативно-справочной,
оперативно-
розыскной и иной информацией правоохранительные органы России, государства
Содружества, а также Национальное Центральное Бюро Интерпола. По специальным
соглашениям
информация
федеральных
учетов
может
предоставляться
международным полицейским организациям.
УЧЕТЫ, СОСРЕДОТОЧЕННЫЕ В ГЛАВНОМ ИНФОРМАЦИОННОМ ЦЕНТРЕ (ГИЦ) И
ИНФОРМАЦИОННЫХ ЦЕНТРАХ (ИЦ) СИСТЕМЫ МВД РФ
Оперативно-справочные учеты
К оперативно-справочным учетам относятся пофамильные (алфавитные)
картотеки и дактилоскопические картотеки, их автоматизированные варианты
(автоматизированные банки данных - АБД), формируемые на базе учетных
документов,
составляемых
специализированный
учет
в
правоохранительных
правонарушений
и
органах,
преступлений,
а
также
совершенных
иностранцами, лицами без гражданства или в отношении их.
А. ПОФАМИЛЬНЫЙ УЧЕТ
Пофамильные картотеки реализуются при помощи алфавитных карточек,
автоматизированных банков данных и ведутся на лиц, совершивших преступления
на территории области, края или республики независимо от избранной меры
пресечения; осужденных или отбывающих наказание в данном регионе независимо
от вида и меры наказания; лиц, в отношении которых объявлен федеральный или
местный розыск; совершивших преступления, уголовные дела, по которым
прекращены по нереабилитирующим основаниям или в отношении лиц, материалы
по которым направлены для применения мер общественного воздействия. Кроме
того, в пофамильном учете регистрируются лица, совершившие общественно
опасные деяния и помещенные в психиатрические больницы для принудительного
лечения.
Пофамильный учет относится к централизованно-местным и осуществляется
паралелльно и в тесной связи с дактилоскопическим учетом.
Из общего массива учитываемых лиц на федеральный пофамильный учет в
ГИЦ, МВД РФ, ставятся:
а) осужденные к исключительной мере наказания и лишению свободы;
б) осужденные в иностранном государстве и переданные России для
отбывания наказания;
в) осужденные к лишению свободы условно или с отсрочкой исполнения
приговора;
г) лица, объявленные в федеральный розыск.
Основными документами пофамильного учета являются учетная алфавитная
карточка формы 1 и розыскная карточка.
Корректирующие документы: извещение об осужденном (арестованном);
уведомление; заключение о восстановлении родовых данных и другие.
Пофамильные картотеки содержат следующие сведения: анкетные данные об
учитываемых лицах; о наличии судимости (когда и каким судом вынесен приговор,
мера наказания, статья УК); об изменении приговора, применении амнистии или
помилования, о месте и времени отбывания наказания, перемещениях осужденного,
основаниях освобождения либо дате его смерти; о номере прекращенных
производством уголовных дел; о нахождении в местном или всероссийском розыске
(основания, время и инициатор розыска); информация о задержании.
Все карточки раскладываются по буквам фамилий, начиная с первой, в
порядке алфавитной последовательности, а внутри фамильных отделов по алфавиту
начальных букв имен, а затем отчеств. Дальнейшая систематизация в картотеках
производится по годам рождений, начиная со старших возрастов.
Порядок и правила оформления запросов. Если проверяемые лица
длительное
время
проживали
на
определенной
территории,
то
запросы
целесообразно направлять в информационные центры МВД по месту их жительства
или же по месту ареста либо задержания. Если в результате проверки по местным
учетам проверяемые судимыми не значатся, то проверка производится по
централизованному учету. Запросы о проверке оформляются на специальных
бланках (требованиях) и должны заполняться на каждое лицо в отдельности. Если
проверяемые имеют несколько фамилий, то запрос составляется на каждую
фамилию с перечислением всех других установочных данных. Фамилия, имя и
отчество пишутся в именительном падеже печатными буквами.
Б. ДАКТИЛОСКОПИЧЕСКИЙ УЧЕТ
Дактилоскопические картотеки оперативно-справочных учетов строятся по
десятипальцевой (декадактилоскопической) системе и относятся к централизованноместным учетам. Этот учет ведется паралелльно с алфавитным (пофамильным) и
органически
связан
с
ним.
Раскладка
дактилокарт
производится
по
дактилоскопическим формулам. Дактилоскопической регистрации подлежат все
арестованные, осужденные к лишению свободы. Дактилокарты на этих лиц
размещаются в дактилоскопических картотеках тех же информационных центров
МВД, в которых они зарегистрированы по пофамильному учету. Репродукции
дактилоскопических карт на лиц, проходящих по федеральному розыску, если
прежде они подвергались дактилоскопической регистрации, размещаются вместе с
розыскными карточками во всех . информационных центрах.
Возможности
дактилоскопических
картотек.
Дактилоскопический
десятипальцевый учет позволяет установить: а) личность арестованных и
задержанных; б) личность убитых, погибших и умерших неизвестных граждан: в)
личность человека, подозреваемого в совершении преступления, если он оставил на
месте происшествия пригодные для идентификации следы не менее чем восьми
пальцев рук.
Порядок
и
правила
оформления
запросов.
Для
проверки
по
дактилоскопическим учетам заполняются дактилокарта и требование (запрос).
Оттиски пальцевых узоров должны быть четкими, проводиться с полной прокаткой
ногтевой фаланги от одной кромки ногтя до другой. При установлении личности
убитых, погибших или умерших неизвестных граждан в дактилокарте указываются
пол, примерный возраст, особые приметы и дата обнаружения трупа. При отсутствии
у проверяемых пальцев или кистей руки в соответствующих квадратах дактилокарт
делается запись с указанием времени (год, месяц) их потери. Поиск первоначальных
дактилоскопических карт с сохранившимися пальцами осуществляется с помощью
основной части дактилоскопической формулы, выводимой по специальной таблице.
О наличии у дактилоскопируемого увечий, шрамов, повреждений и других
особенностей указывается на оборотной стороне дактилоскопической карты.
Выведение основной части дактилоскопической формулы. При выведении
основной
части
формулы
учитываются
только
завитковые
узоры
и
их
принадлежность определенному пальцу рук. Начиная с большого пальца правой
руки и заканчивая мизинцем левой руки, все пальцы нумеруются от 1 до 10 и
разбиваются на пять пар: большой и указательный пальцы правой руки - первая
пара; средний и безымянный пальцы правой руки - вторая пара; мизинец правой и
большой палец левой руки - третья пара; указательный и средний пальцы левой руки
- четвертая пара; безымянный и мизинец левой руки - пятая пара. При наличии
завитковых узоров в первой паре пальцев они обозначаются условной цифрой 16, во
второй - 8, в третьей - 4, в четвертой - 2 и в пятой - 1. Затем из полученных значений
составляется дробь, в числителе которой суммируются условные значения четных
пальцев, а в знаменателе - нечетных. После этого к суммам условных значений
числителя и знаменателя прибавляется по единице, поскольку встречаются случаи
отсутствия на пальцах завитковых узоров. При этом основная часть формулы будет
обозначена 1/1. Если же на всех десяти пальцах имеются завитковые узоры, то она
примет вид 32/32.
Дополнительная часть дактилоскопической формулы. Она составляется с
помощью условных цифровых индексов всех типов и видов папиллярных узоров. В
числитель дополнительно идут все условные индексы узоров пальцев правой руки, а
в знаменатель - левой руки. При этом цифровые обозначения не суммируются, а
пишутся подряд в строгой последовательности (в числителе с 1-го по 5-й палец, а в
знаменателе с 6-го по 10-й).
В криминалистике установлена следующая условная индексация: все
разновидности дуговых узоров обозначаются цифрой 1. Завитковые узоры
индексируются тремя условными цифрами: цифрой 7 - при внутреннем положении
левой дельты, цифрой 8 - при среднем ее положении и цифрой 9 - при наружном
положении левой дельты. При петлевом типе папиллярных узоров все радиальные
петли обозначаются цифрой 2, ульнарные петли индексируются в зависимости от
числа папиллярных линий, которые находятся между точкой расхождения ветвей
дельты и центром узора (вершиной внутренней петли). Если их не больше 9, то
такой узор обозначается цифрой 3; от 10 до 13 - цифрой 4; от 14 до 16
индексируется цифрой 5, а от 17 и больше - цифрой 6.
Если на правом мизинце имеется ульнарная петля, то после дополнительной
части формулы над числителем ставится индекс - цифра, выражающая число
папиллярных линий и точек, пересекаемых линией отсчета. В отличие от правил
составления дополнительной части формулы при выведении индекса число
папиллярных линий, пересеченных линией отсчета, не переводится в условное
обозначение, а прямо ставится в формуле (например, 17).
Дополнительная часть дактилоскопической формулы может иметь, например,
следующий вид: 21785
61943.
Полная дактилоскопическая формула может принять, например, такой вид:
1879128
2536457.
С целью удобного практического использования, быстрого поиска и
обнаружения
дактилокарты
систематизация
проверяемого
десятипальцевой
лица
предусмотрена
дактилоскопической
картотеки.
четкая
Сначала
дактилоскопические карты раскладываются на группы по числителю основной
формулы в восходящем порядке (от 1 до 32). Затем каждая из сформированных
групп раскладывается на 32 подгруппы по знаменателю основной части формулы в
восходящем порядке (от 1 до 32). Таким образом, после второй разбивки в картотеке
максимально может быть 1024 подгруппы (32х32).
В
каждой
подгруппе
дактилокарты
раскладываются
по
числовому
обозначению числителя дополнительной части формулы в нарастающем порядке.
При наличии дактилокарт с одинаковыми числителями они раскладываются в
нарастающем порядке по цифровому обозначению знаменателя дополнительной
части формулы,
например: 44444; 44444; 44444; ... и т.д.
11111 11112 11113
Дактилоскопические карты на мужчин и женщин размещаются отдельно.
В. Учет правонарушений и преступлений, совершенных иностранцами, лицами
без гражданства и гражданами России, постоянно проживающими за границей, а
также в отношении их
Учет преступлений и правонарушений, совершенных иностранцами и другими
лицами, регистрируемыми в данном подразделе системы уголовной регистрации, а
также совершенными в отношении их, ведется в целях накопления, хранения и
представления
в
правоохранительные
органы
оперативно-справочной
и
аналитической информации о преступлениях и правонарушениях со стороны
указанных выше лиц либо совершенных в отношении их, а также разыскиваемых в
связи с нарушением правил пребывания в стране
Данный учет формируется в пофамильной и дактилоскопической картотеках
путем создания централизованной автоматизированной информационной системы
(АИС) - «Криминал-И».
В
составе
АИС
«Административная
«Криминал-И»
практика»;
функционирует
«Преступление»;
пять
подсистем:
«Дорожно-транспортное
происшествие» (ДТП-И); "Розыск"; "Наказание".
В настоящее время автоматизированные отечественные информационнопоисковые системы обеспечивают накопления, хранение, обработку, поиск и выдачу
необходимой информации. Наиболее распространенной и надежной системой
является
автоматизированная
дактилоскопическая
информационная
система
«Папилон» (АДИС «Папилон»). В этой системе с помощью сканера осуществляется
быстрая методика «живого» дактилоскопирования задержанного или не менее
быстрая выборка соответствующих дактилоскопических картотек из общего
массива.
10.2. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ УЧЕТЫ
Криминалистические
учеты
предназначены
информационного обслуживания, раскрытия
для
оперативного
расследования уже совершенных
преступлений, пресечения и предупреждения готовящихся особо опасных, серийных
и
межрегиональных
Криминалистические
тяжких
учеты
на
и
особо
тяжких
федеральном
уровне
криминальных
ведутся
деяний.
совместно
с
розыскными учетами.
Криминалистические учеты, сосредоточенные в ГИЦ МВД РФ и в РБКИ ИЦ
субъектов Федерации, подразделяются на: учет особо опасных преступников; учет
особо опасных нераскрытых и раскрытых преступлений с характерным способом
совершения.
А. Учет особо опасных преступников.
В централизованном учете особо опасных преступников (рецидивисты,
гастролеры, организаторы преступных групп, авторитеты уголовной среды)
накопление и обработка информации осуществляются с помощью подсистемы
«Досье», информационно связанной с централизованными фототекой и видеотекой
(видеозаписями лиц, представляющих оперативный интерес).
В ГИЦ МВД РФ и региональных ИЦ на криминалистический учет особо
опасных
преступников
ставятся
лица,
имеющие:
устойчиво
выраженную
криминогенную ориентацию и совершающие особо опасные преступления. В
подсистему «Досье» должны также направляться сведения о лицах, связанных с
особо опасными преступниками, в том числе данные о связях, выявленных в местах
лишения свободы.
Основными
информационными
документами
учета
являются
идентификационная карта на лицо Л1 и приложение к этой карте Л1.1.
Б. Учет преступлений с характерными способами совершения.
Данный вид криминалистического учета предназначен для информационного
обслуживания процессов раскрытия, расследования и предупреждения особо
опасных (квалифицированных) видов преступлений, совершаемых рецидивистами и
гастролерами. На учет ставятся как раскрытые, так и нераскрытые преступления.
Учет преступлений с характерным способом их совершения осуществляется с
помощью
специализированных
информационно-поисковых
подсистем,
объединенных между собой и с подсистемой «Досье» в интегрированную базу
данных. Важнейшими специализированными подсистемами этого учета являются
подсистемы «Насилие», в котором учитываются особо опасные насильственные
преступления и «Сейф», аккумулирующая данные о хищениях ценностей из
металлических хранилищ (сейфов, шкафов, ящиков).
Основными
информационными
документами
учета
являются
идентификационная карта на преступление ИК-1 и приложение к карте на
конкретное лицо ИК-2.
10.3. РОЗЫСКНЫЕ УЧЕТЫ
В семи видах розыскных учетов сосредоточен наибольший объем информации
по сравнению с другими разделами системы уголовной регистрации. Розыскные
учеты находятся в структуре информационных служб МВД (федеральные - в ГИЦ,
региональные - в областных, краевых и республиканских ИЦ). Все розыскные учеты
относятся к централизованно-местным.
А. Учет лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов, неизвестных
больных и детей
Этот вид учета реализуется путем ведения картотеки и автоматизированного
банка данных (АИПС «Опознание»), представляющих все три взаимодействующих
звена единой регистрационной системы.
Учету подлежат:
- лица, исчезнувшие без видимых на то причин, место нахождения и судьба
которых неизвестны;
- лица, потерявшие связь с родственниками;
- несовершеннолетние, ушедшие из дома, школ-интернатов, детских домов,
приемников-распределителей, спецшкол и спецучилищ;
- психически больные, находящиеся в беспомощном состоянии, ушедшие из
дома или медучреждений;
- лица, которые в силу состояния здоровья или возраста не могут сообщить о
себе никаких данных;
- неопознанные трупы граждан.
Основанием для постановки на учет является заведение уголовного или
розыскного дела или дела по установлению личности.
При формировании карточек и банков данных используется опознавательная
карта (ОК). На неопознанный труп и неизвестного больного одновременно
составляется дактилокарта.
Учет лиц, пропавших без вести. Опознавательная карточка на пропавших без
вести лиц включает следующие данные: фамилия, имя, отчество, год и место
рождения, последнее место жительства; описание внешности; состояние зубного
аппарата; характерные приметы голоса (речи); заболевания; группа крови; описание
одежды и обуви на момент исчезновения, размеры одежды, головного убора и обуви.
Сведения о других предметах, документах и ценностях, имевшихся у него;
профессия, род занятий, время и обстоятельства исчезновения; дата подачи
заявления (сообщения) об исчезновении; где и когда зарегистрировано заявление,
номер розыскного дела. На «карту без вести пропавшего» должны быть наклеены
две его фотографии (в фас и профиль) с указанием времени съемки. Данные о
заявителях заносятся в карту. Картотека лиц, пропавших без вести, имеет 2 раздела:
«мужчины» и «женщины», которые делятся на группы по времени исчезновения, а
внутри группы на более мелкие подгруппы по возрасту и росту согласно формуле
учета.
Формула учета состоит из шести условных знаков. Первый знак - буквенный
указывает на пол: М - мужской, Ж - женский. Далее следуют цифры, указывающие
время исчезновения: первая - квартал; вторая и третья - определяют год
исчезновения, четвертая - возраст, формула составляется следующим образом: 1 - до
15 лет, 2 - от 16 до 20 лет; 3 - от 21 до 30 лет; 4 - от 31 до 40 лет; 5 - от 41 до 50 лет и
цифра 6 - старше 50 лет. Последняя (пятая) цифра означает рост: 1 - рост мужчины
до 170 см, а женщины до 160 см; 2 рост мужчины и женщины выше указанных.
Например, формула учета М 30342 означает, что в третьем квартале 2003 г. пропал
мужчина в возрасте от 31 до 40 лет ростом выше 170 см.
Порядок
проверки.
Опознавательные
карты,
поступающие
в
информационные центры для постановки на учет или с запросами о розыске без
вести пропавших, проверяются по пофамильной картотеке, картотеке неопознанных
трупов и неизвестных больных. Это дает возможность установить, не находится ли
проверяемое лицо в местах лишения свободы, в числе погибших или в медицинских
учреждениях.
Учет неопознанных трупов. Опознавательные карты на неопознанные трупы
включают следующие данные: длина трупа и примерный возраст; описание лица и
характеристика зубного аппарата; особые приметы (родимые пятна, татуировки,
шрамы, анатомические отклонения и т.п.); дата и место обнаружения трупа; причина
смерти и время ее наступления (по данным судебно-медицинского вскрытия).
Состояние трупа, время и место захоронения, номер могилы; описание одежды и
обуви; наличие других вещей, предметов и документов; состояние здоровья при
жизни (по судебно-медицинским данным); номер уголовного дела или материалы
проверки.
Оборотная сторона карты отведена для размещения отпечатков пальцев рук.
Дактилоскопирование необходимо проводить во всех случаях, даже принимая
специальные меры восстановления папиллярных узоров.
В особой рамке опознавательной карты помещаются три фотографии лица
неопознанного трупа, выполненные по правилам сигналетической съемки (фас,
правый и левый профиль).
Проверка происходит путем сопоставления данных опознавательной карты на
неопознанный труп с картотекой лиц, пропавших без вести, и, по возможности, с
дактилоскопической
картотекой,
а
также
с
пофамильным
учетом
и
дактилоскопической картотекой лиц, находящихся в розыске. Если в ходе проверок
устанавливается сходство личности трупа неизвестного с гражданином, пропавшим
без вести, или труп был идентифицирован по прежней дактилоскопической
регистрации, то об этом немедленно сообщается инициатору розыска.
Учет неизвестных больных и детей. Опознавательные карты на неизвестных
больных и детей содержат те же сведения, что и карта на лицо, пропавшее без вести.
По данной картотеке проверяются пропавшие без вести и лица, находящиеся в
розыске. Опознание осуществляется с помощью фотографий, которые должны быть
наклеены на опознавательные карты всех трех учетов. Если лица, учитываемые по
картотеке
неизвестных
больных,
ранее
подвергались
дактилоскопической
регистрации, то они могут быть легко идентифицированы по отпечаткам пальцев
рук.
Б. Учет лиц, объявленных в федеральный розыск
На учет ставятся лица:
- совершившие противоправные действия и скрывшиеся от следствия и суда;
- бежавшие из-под стражи и из мест лишения свободы;
-
уклоняющиеся
от
выплат
по
искам
предприятий
и
организаций
(госдолжники), либо неплательщики алиментов.
Основанием для постановки на учет является заведение розыскного дела.
Одновременно
заполняются
учетно-регистрационные
документы,
которые
направляются в информационные центры по территориальности. Перечень учетных
документов составляют: сторожевой листок - 1 экз.; розыскная карточка - 2 экз.;
статистическая карточка на розыскное дело и разыскиваемое лицо - 1 экз.;
опознавательная карта - 1 экз.
Сторожевые листки помещаются в картотеки адресных бюро (столов), а
розыскные, статистические и опознавательные карты - в соответствующие картотеки
информационных
территориальных
центров
МВД,
откуда
один
экземпляр
розыскной карточки пересылается в ГИЦ МВД РФ для постановки на пофамильный
оперативно-справочный учет. Кроме пофамильных карточек информация о
разыскиваемых лицах, их связях и местах возможного появления помещаются в
соответствующих автоматизированных банках (АБД).
По истечении трехмесячного срока проведения местных розыскных
мероприятий объявляется федеральный розыск. Поэтому этот вид розыскных
учетов можно отнести к централизованно-местным учетам. Инициатор розыска
заполняет и направляет через территориальный ИЦ в ГИЦ МВД России
постановление об объявлении федерального розыска, к которому прилагается
контрольная карточка. В ГИЦ централизованный учет разыскиваемых лиц
осуществляется автоматизированной информационной системой (АИС) - «ФРоповещение».
Информация о нахождении лица в розыске и категория розыска может быть
получена при обращении в АИС «ФР-оповещение» и ГИЦ (письменно или по
телефону, назвав действующий пароль), а также путем письменных, телеграфных и
телефонных (по паролю) запросов в региональные оперативно-справочные учеты
ИЦ и картотеки адресных бюро. Письменные запросы исполняются в срок не более
суток, телефонные запросы должны отрабатываться непосредственно во время
обращения. Кроме федерального и регионального розыска на информационной базе
данного учета осуществляется и межгосударственный розыск.
В. Учет лиц, представляющих оперативный интерес на базе видеозаписей
(видеобанки и видеотеки лиц)
Федеральный учет видеозаписей «воров в законе», авторитетов уголовной
среды и других лиц, представляющих особый оперативный интерес для
правоохранительных
органов,
реализуется
в
ГИЦ
МВД
РФ.
Этот
учет
информационно связан с федеральной картотекой особо опасных преступников,
разыскиваемых граждан и неопознанных трупов.
Регистрация визуальной информации о лицах служит целям опознания
граждан
в
процессе
производства
оперативно-розыскных
мероприятий
и
следственных действий.
Федеральный учет видеозаписей в ГИЦ МВД РФ формируется на основе
информации, поступающей из ИЦ МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ, из видеотек
экспертно-криминалистических подразделений (ЭКП), соответствующих органов
внутренних дел.
Видеотеки
органов
внутренних
дел
субъектов
РФ
комплектуются
видеозаписями, произведенными в экспертно-криминалистических подразделениях
(ЭКП), подразделениях уголовного розыска, по борьбе с экономическими
преступлениями и другими оперативными службами. Видеотеки республиканского,
краевого, областного уровней создаются в настоящее время в обязательном порядке.
Массивы видеотек накапливаются в кассетах, группируемых по видам
правонарушителей:
- лица, совершившие убийства, разбои, грабежи, изнасилования, рэкет;
- карманные воры;
- квартирные воры и лица, скупающие краденное;
- воры (угонщики) транспортных средств;
- наркоманы, содержатели притонов и другие.
На региональном уровне учет лиц, представляющих оперативный интерес
осуществляется кроме указанных выше технических средств также и с помощью
фотоальбомов, формируемых по профессиональной направленности преступников.
Г. Учет утраченного и выявленного огнестрельного нарезного, боевого,
гражданского (спортивного и охотничьего), служебного оружия
Данный вид учета осуществляется местными и централизованными службами
МВД. На учет ставятся похищенное, утерянное, изъятое, найденное и добровольно
сданное боевое, учебное, спортивное и охотничье оружие (винтовки, карабины с
нарезным стволом), а также гранатометы, огнеметы, взрывные устройства,
портативные ствольные и реактивные артиллерийские системы.
В регистрационной карте отражаются: вид оружия, номер, серия, год выпуска,
завод-изготовитель, модель и калибр; особые приметы, инициатор розыска или
орган, обнаруживший оружие, принадлежность оружия, причина постановки на
учет; номер уголовного дела (материала); отметка о направлении оружия на
экспертизу. При обнаружении на изъятом оружии следов спиливания, зачистки или
забоя номера, серии и других данных, оружие направляется в ЭКП МВД для
исследования и восстановления этих обозначений.
Накопление данных и выдача ответов на запросы осуществляются в
федеральном банке криминальной информации ГИЦ МВД с помощью АИПС
«Оружие».
При картотечном учете в региональных банках криминальной информации
(РБКИ)
картотека
должна
состоять
из
4-х
разделов:
1-й
-
стрелковое
длинноствольное оружие; 2-й - стрелковое короткоствольное оружие; 3-й - нарезные
охотничьи ружья; 4-й - гранатометы, огнеметы и т.п.
Регистрационные (учетные) карточки составляются в двух экземплярах и
высылаются в территориальный ИЦ и ГИЦ МВД РФ. Постановке оружия на учет
должна предшествовать его проверка по коллекциям пуль и гильз, изъятых с мест
преступлений.
Д. Учет разыскиваемого и бесхозного автотранспорта
Настоящий учет предназначен для сбора, систематизации, хранения и
обработки информации о разыскиваемых и бесхозных транспортных средствах и
прицепах. Учет используется при проведении розыскных мероприятий, а также при
регистрации транспортных средств в подразделениях ГИБДД. Формирование учета
ведется с помощью АИПС «Автопоиск», которая является составной частью
Федерального банка криминальной информации (ФБКИ) ГИЦ.
В случаях введения в действие подсистем межрегиональной специальной
заградительной системы контрольных постов милиции, порядок прохождения и
использования
всей
необходимой
информации
происходит
в
режиме,
соответствующем функционированию АИПС «Розыск».
В Федеральном централизованном учете регистрируются легковой и грузовой
автотранспорт, автобусы, прицепы, полуприцепы отечественного и иностранного
производства.
Региональному учету подлежат все выше перечисленные транспортные
средства, а также мотоциклы, мотороллеры и мотоколяски.
Для регистрации разыскиваемого и выявленного бесхозного транспортного
средства (ТС) заполняется идентификационная карта на хищение (угон) ТС - ПЗ.
Основанием для постановки на учет является сообщение в органы внутренних дел о
незаконном завладении или выявлении бесхозного транспортного средства.
На похищенное (угнанное) транспортное средство следователь (дознаватель), в
производстве которого находится уголовное дело, составляет идентификационную
карту (ИК) в двух экземплярах. Один экземпляр направляется в ИЦ МВД, ГУВД и
УВД для формирования регионального (местного) учета, а второй - остается в
уголовном деле.
Идентификационные карты на бесхозное транспортное средство также
составляются в двух экземплярах инспектором ГИБДД, один из которых
направляется в ИЦ МВД, а другой хранится в наблюдательном деле.
Обработанные в установленном порядке карты из ИЦ региональных органов
МВД ежедневно направляются в ГИЦ МВД РФ для постановки на федеральный
учет.
Е. Учет похищенных предметов антиквариата и культурных ценностей
Данный учет сформирован для информационного обеспечения розыска
похищенных предметов антиквариата и культурных ценностей и содействия в
раскрытии преступлений, связанных с фактами их хищения. Учету подлежат
утраченные и выявленные предметы, представляющие историческую, культурную,
художественную, научную ценность.
Для описания учитываемого предмета заполняется идентификационная карта
П2, которая используется как для постановки на учет, так и для коррекции,
исполнения запросов или для снятия с учета. На каждый предмет, подлежащий
учету, составляются 2 экземпляра идентификационной карты (оригинал и копия). К
оригиналу карты приклеивается фотография либо эскизный рисунок предмета.
Идентификационные
карты
П-2
заполняются
в
двух
экземплярах
следователем, расследующим уголовное дело, в остальных случаях -оперативными
сотрудниками органов внутренних дел и таможни.
Предметы антиквариата ставятся на учет в ГИЦ МВД РФ по Российской
Федерации в целом, в региональных ИЦ - по территориальности на основании
идентификационных
карт
П-2,
которые
направляются
в
региональные
информационные центры не позднее 7 суток с момента возбуждения уголовного
дела или выявления предмета. После обработки оригиналы учетных документов
(первые экземпляры идентификационных карт) вместе с фотографиями либо
рисунками направляются в ГИЦ МВД РФ.
Ж. Учет похищенных и изъятых документов общегосударственного
обращения и номерных вещей
Данный учет осуществляется в целях обеспечения розыска похищенных и
изъятых документов, вещей, имеющих индивидуальные инвентарные номера или
характерные признаки, и содействия раскрытию преступлений, связанных с фактами
их хищения или изъятия.
Федеральный учет ведется в ГИЦ МВД РФ, а территориальный -в ИЦ органов
внутренних дел субъектов РФ. Если номерная вещь или документ (по «окраске»
преступления) подлежит регистрации в Федеральном учете ГИЦ, то составляется 2
экземпляра идентификационной карты, при территориальном учете - один.
Поступившие идентификационные карты помещаются в картотеку или информация
о них вводится в ЭВМ.
Картотека разбивается на 2 раздела: похищенные предметы и выявленные.
Каждый раздел дифференцируется на подразделы, соответствующие групповым
наименованиям, а подразделы разбиваются на виды (по наименованиям, маркам,
моделям в алфавитном порядке и возрастающим номерам).
10.4. ЭКСПЕРТНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ КОЛЛЕКЦИИ И
КАРТОТЕКИ
Экспертно-криминалистические коллекции и картотеки предназначены для
оперативного обеспечения процессов выявления, раскрытия и расследования
преступлений и сосредоточены в экспертно-криминалистических подразделениях
(ЭКП),
МВД,
ГУВД
и
УВД
(региональный
уровень)
и
в
экспертно-
криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД РФ (федеральный уровень).
Экспертно-криминалистические коллекции и картотеки подразделяются на
следующие виды:
- дактилоскопический учет (следотека и дактилокартотека);
- коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия, изъятых с мест
преступления (пулегильзотеки);
- картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг;
- картотеки поддельных документов, изготовленных полиграфическим
способом;
- фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.
- коллекция поддельных рецептов для получения наркотических средств,
психотропных
и
сильнодействующих
веществ
и
образцов
почерка
лиц,
занимающихся их подделкой.
- коллекции пуль, гильз и патронов со следами оружия (пулегильзотеки)
изъятых с мест совершения преступлений и утраченного (похищенного) оружия,
ведутся экспертно-криминалистическим центром МВД России и экспертнокриминалистическими подразделениями (ЭКП) региональных органов внутренних
дел (МВД республик, ГУВД и УВД краев и областей) - централизованно-местный
учет.
Пулегильзотека
ОВД
(федеральная
пулегильзотека)
комплектуется
обнаруженными в ходе раскрытия и расследования преступлений пулями, гильзами
и патронами калибра не более 11,56 мм со следами огнестрельного оружия (кроме
стреляных из охотничьего гладкоствольного оружия), а также контрольными пулями
и гильзами утраченного (похищенного) гражданского, служебного и боевого
нарезного огнестрельного оружия.
Пулегильзотеки
МВД
ГУВД
И
УВД
субъектов
РФ
(региональные
пулегильзотеки) комплектуются пулями, гильзами и патронами со следами
огнестрельного оружия, изымаемыми из массива федеральной пулегильзотеки, а
также
изъятыми
с
мест
преступлений
в
случаях,
если
исследованиями,
проведенными в ЭКЦ МВД РФ, установлено, что по одному преступлению имеется
не менее трех экземпляров пуль или гильз, стреляных из одного и того же
экземпляра оружия.
Пули, гильзы и патроны со следами оружия, помещенные в региональные
пулегильзотеки, изымаются из них и направляются для приобщения к материалам
уголовного дела по месту совершения преступления по истечении 15-летнего срока с
момента совершения преступления.
Объекты, находящиеся в пулегильзотеках (федеральных и региональных),
немедленно изымаются из коллекций и направляются в орган, ведущий
расследование
по
письменному
требованию
(постановлению)
прокурора,
следователя или суда.
Проверке по пулегильзотекам подлежит изъятое, найденное, добровольно
сданное нарезное огнестрельное оружие, а также гладкоствольное оружие,
самодельно изготовленное или переделанное под патроны для нарезного оружия.
Одновременно это оружие проверяется и по розыскному учету утраченного и
выявленного нарезного огнестрельного оружия ФБКИ ГИЦ МВД России.
Пули, гильзы и патроны со следами оружия, изъятые с мест преступлений, в
соответствии с постановлениями о назначении экспертизы направляются в
региональные экспертные учреждения не позднее 10 дней с момента их обнаружения
вне зависимости от того, раскрыто преступление или нет. После окончания
экспертизы исследованные вещественные доказательства направляются в начале для
проверки по региональной пулегильзотеке, а затем - в ЭКЦ МВД РФ для проверки
по федеральной картотеке.
ЭКЦ МВД России в 15-дневный срок проверяет полученные вещественные
доказательства по федеральной пулегильзотеке, после чего они помещаются в общий
массив сосредоточенных в ней объектов. Результаты проверки вещественных
доказательств по региональной и федеральной пулегильзотекам сообщаются
инициаторам проверки справками установленной формы.
Подлежащее проверке огнестрельное нарезное оружие направляется для
исследования
и
экспериментального
отстрела
в
региональные
экспертно-
криминалистические подразделения, где проверятся по региональной картотеке.
Затем направляют эти объекты в федеральную пулегильзотеку для их проверки по
всем регионам России.
Результаты
пулегильзотекам
проверок
сообщаются
заинтересованным органам.
оружия
по
инициаторам
региональным
этих
и
проверок,
федеральной
а
также
Картотеки поддельных денежных знаков и ценных бумаг. Картотеки
поддельных денежных знаков и ценных бумаг ведутся на централизованно-местном
уровне. Централизованная картотека поддельных денег и ценных бумаг ведется в
ЭКЦ МВД России, а местные картотеки в экспертно-криминалистических
подразделениях ОВД субъектов Российской Федерации.
В случаях выявления сомнительных денежных знаков и ценных бумаг
следователь или орган дознания представляет их не позднее трех суток с момента
изъятия в экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел
субъектов РФ по территориальности для проведения экспертных исследований. При
проведении экспертных исследований необходимо установить их подлинность или
поддельность, а в случае отнесения их к поддельным необходимо определить способ
изготовления использовавшихся при этом материалов, а также установить источники
происхождения исследуемых объектов (определение факта появления поддельных
денежных знаков и ценных бумаг, изымавшихся ранее на территории различных
регионов страны).
Результаты
исследования
оформляются
справкой,
в
которой
указан
предварительный вывод. В случае установления поддельности денежных знаков или
ценных бумаг возбуждается уголовное дело, по которому выносят постановление о
назначении соответствующей судебной экспертизы и направляют его вместе с
объектом экспертизы в ЭКП органов внутренних дел.
Производство экспертизы поддельных денежных знаков или ценных бумаг
позволяет получить информацию о:
- личности предполагаемых фальшивомонетчиков, их возможной профессии,
уровне специальных познаний в области полиграфии, фотографии, бумажного
производства, множительной техники, химии;
-
возможных
источниках
приобретения
материалов
и
оборудования,
технологии их изготовления;
- типах и марках используемых бумаг, составе самодельно изготовленной
бумажной массы, краски, клея и других компонентов;
- материалах, используемых при изготовлении печатных форм и т.д.
Поступившие в картотеку поддельные денежные знаки и ценные бумаги
фотографируются с обеих сторон в масштабе 1:1 и наклеиваются на карточки.
Карточки раскладываются по достоинству, наименованию, способу, технологии
изготовления, времени обнаружения или изъятия.
Все поддельные денежные знаки и ценные бумаги подлежат проверке в
централизованной картотеке ЭКЦ МВД РФ. Копии заключения эксперта (справки об
исследовании) вместе с объектами проверки и исследования возвращаются
инициатору проверки.
Картотеки поддельных документов, изготовленных полиграфическим
способом. Картотеки поддельных документов, изготовленных полиграфическим
способом, сосредоточены в ЭКП региональных органов внутренних дел, а
централизованная картотека - в ЭКЦ МВД России. Картотеки функционируют в
целях установления общности происхождения проверяемых объектов и выявления
лиц, их изготавливающих.
Все сомнительные документы направляются не позднее 10 суток с момента их
изъятия для исследования в ЭКЦ региональных органов внутренних дел. После
установления поддельности документа он помещается в картотеку. Инициатор
проверки информируется о результатах исследования, после чего следователь
назначает экспертизу.
В ЭКЦ МВД РФ направляются копия заключения эксперта (справка об
исследовании) и поддельный документ.
Поступившие в картотеку поддельные документы фотографируются в
масштабе 1:1, а фотокопии наклеиваются на карточки. Карточки раскладываются по
видам документов, способу и технологий их изготовления. Документы, имеющие
общий источник происхождения, объединяются в соответствующие группы.
Каждый поддельный документ подлежит проверке по централизованной
картотеке ЭКЦ МВД РФ. Результаты проверки оформляются справкой.
Фонотеки голоса и речи лиц, представляющих оперативный интерес.
Фонотеки создаются в ЭКП МВД, ГУВД и УВД субъектов Российской Федерации.
Централизованная фонотека «воров в законе», авторитетов уголовной среды и
других лиц, представляющих оперативный интерес, ведется в ЭКЦ МВД России.
Регистрация речевой информации осуществляется на магнитные носители в целях
установления личности граждан в ходе оперативно-розыскных и следственных
действий.
Формирование фонотек происходит путем накопления речевой информации и
создания фонотек речи подучетных лиц на базе единых требований. Звукозапись
речи регистрируемого лица должна проверяться специалистом при соблюдении
достаточных акустических требований. По окончании звукозаписи ей присваиваются
порядковый номер и кодовое обозначение фонограммы.
По материалам оперативно-розыскных мероприятий направляются запросы о
проверке зафиксированных голосов по фонотеке. Результаты проверки оформляются
справкой об исследовании.
Следователь
фоноскопической
(орган
дознания)
экспертизы
и
выносит
направляет
постановление
о
назначении
фонограммы
в
экспертно-
криминалистическое подразделение. После производства экспертизы фонограммы
или их копии помещаются в фонотеки, о чем сообщается следователю или
работнику оперативного подразделения в сопроводительном письме к заключению
эксперта.
Дактилоскопический учет экспертно-криминалистических подразделений
состоит из двух разделов - следотеки и дактилокартотеки. Оба эти раздела
информационно взаимодействуют друг с другом.
В следотеке содержатся фотоснимки следов рук (пальцев и ладонных
поверхностей), изъятых с мест нераскрытых преступлений. Следотека позволяет
установить причастность к совершению преступления лиц, оставивших следы рук на
месте происшествия, решить вопросы об объединении нескольких нераскрытых
преступлений на основании оставления следов рук одним и тем же лицом.
Дактилокартотека формируется из дактилокарт лиц, задержанных в порядке
ст.91 УПК РФ, взятых на учет оперативными подразделениями, других лиц, при
наличии основания подозревать их в совершении нераскрытых преступлений.
Учет поддельных медицинских рецептов на получение наркотических,
психотропных и сильнодействующих средств, формируется на информационной
базе - соответствующих (поддельных) рецептов, а также из образцов почерка лиц,
занимающихся их изготовлением. Данный учет ведется на местном уровне.
Кроме
перечисленных
выше
учетов,
в
экспертно-криминалистических
подразделениях региональных ОВД с учетом оперативной обстановки могут быть
созданы на местном уровне дополнительные учеты:
- учет микрообъектов;
- учет следов обуви;
- учет следов транспортных средств;
- учет орудий взлома;
-
коллекция
субъективных
портретов
неустановленных
преступников
(фотороботы, рисованные портреты, портреты, составленные на базе специальных
компьютерных систем и т.д.).
Раздел III.
КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА.
Глава 11.
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ
11.1. КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА - СТРУКТУРНАЯ
ПОДСИСТЕМА КРИМИНАЛИСТИКИ
Криминалистическая тактика по своему содержанию, научной и учебнометодической
органически
направленности
связанный
с
представляет
другими
ее
собой
раздел
частями
-
с
криминалистики,
теоретическими
и
методологическими основами криминалистики, криминалистической техникой и
методикой
расследования
отдельных
видов
и
групп
преступлений.
Криминалистическая тактика включает в свой состав обширный комплекс
научных
положений
и
разрабатываемых
на
их
основе рекомендаций
по
эффективному построению и проверке версий, организации и планированию
расследования, оптимальной линии поведения осуществляющих его лиц, типовых
приемов
и
их
разнообразных
сочетаний,
составляющих
обеспечивающих
эффективность
следственных
действий
содержание
по
и
собиранию,
исследованию и проверке доказательств, производству тактических операций и
комбинаций, а также по вопросам взаимодействия следователей с органами
дознания,
экспертами,
специалистами
и
другими
участниками
уголовного
судопроизводства. Криминалистическая тактика самым тесным образом связана с
исследованием многочисленных аспектов теории следственных ситуаций, которая в
силу своего основополагающего характера и значения для всех разделов
криминалистики, также как теория версий и учение о взаимодействии, исходя из
методологических соображений рассматриваются в первом (общетеоретическом)
разделе учебника.
В своем родовом понятии тактика - это искусство подготовки и ведения
боевых действий, хотя использование в криминалистике этого термина носит, в
известной мере, условный характер. Тем не менее, возникающие в ходе
расследования преступлений острые конфликтные ситуации и не менее трудные, для
успешного разрешения, ситуации тактического риска преодолеваются, главным
образом, с помощью специальных приемов и их комплексов, к которым вполне
правомерно применение термина «тактика».
В условиях острого противодействия следователю конфликтующих с ним лиц,
обойтись без тактических приемов и комплексов практически невозможно.
Должностное
лицо,
которое
формально
выполняет
требования
уголовно-
процессуального закона о производстве следственных и иных действий, не
используя при этом богатый тактический арсенал, превращает его в лучшем случае
лишь в грамотного писаря, которому далеко до высоких личностных и
профессиональных критериев подлинного следователя - Следователя , с большой
буквы.
Поскольку
основным
субъектов
деятельности
по
осуществлению
предварительного следствия является следователь, то раздел криминалистической
тактики нередко называют следственной тактикой, хотя это понятие имеет более
узкое, не включающее в свое содержание деятельность прокурора и оперативнорозыскных органов.
Криминалистическая тактика постоянно находится в процессе развития и
совершенствования.
Это,
прежде
всего,
обусловлено
разработкой
тактики
производства новых следственных действий, включенных в УПК РФ и оптимизации
уже существующих следственных и процессуальных действий, тактических
рекомендаций и приемов, а также постоянным развитием других разделов
криминалистики - криминалистической техники и методики расследования
преступлений. В частности, разработка современных технических средств выявления
и исследования микроследов и микрочастиц значительно расширила и изменила
тактику осмотра, освидетельствования и обыска.
Что касается вопросов непосредственной организации и управления процесса
расследования преступлений, то они, по нашему мнению, должны рассматриваться в
криминалистической тактике и методике расследования отдельных видов и групп
преступлений, поскольку комплекс организационно-управленческих средств и мер
создает и обеспечивает наиболее оптимальные условия применения тактических и
методологических
рекомендаций
для
успешного
разрешения
конкретных
следственных ситуаций, возникающих в процессе расследования уголовных дел.
К управленческим аспектам расследования можно отнести весь комплекс
вопросов, связанных с эффективной работой сформированной организационной
структуры: обеспечение устойчивости ее функционирования, выполнение гибкой
программы
действий,
достижение
цели
управления.
Организационно-
управленческая деятельность распространяется на объекты, находящиеся внутри
системы управления, тогда как тактическая деятельность (следственные действия,
оперативно-розыскные и розыскные мероприятия, тактические приемы, тактические
комбинации, тактические операции, работа экспертов и специалистов) направлены
вовне
системы
потерпевшие,
управления,
обвиняемые,
воздействуя
на
подозреваемые,
внешнюю
среду
вещественные
(свидетели,
доказательства,
документы).
Сформулированные выше положения можно отразить в следующей схеме,
состоящей их двух частей.
Общая система следственной и оперативно-розыскной деятельности
Система управления
свидетели
Управляющая
подсистема
(руководитель
расследования)
Прямая связь
(командная)
Обратная связь
(осведомительная)
Управляемая
подсистема
(следователи,
оперативные
работники, эксперты,
специалисты, иные
исполнители
вещественные доказательства
обвиняемые
документы
Примечание к схеме: 1) Стрелки (
), направленные от управляемой
подсистемы к носителям (источникам) информации (потерпевшие, свидетели,
подозреваемые, обвиняемые, вещественные доказательства, документы) обозначают
тактическую деятельность следователя и взаимодействующих с ним участников
расследования; 2) если руководителем расследования является следователь, то он не
только воздействует на управляемую подсистему, но и сам непосредственно
проводит наиболее ответственные следственные действия.
Значительное место в деятельности следователя занимает процесс принятия им
решений, предшествующих производству конкретных действий, направленных на
пресечение, раскрытие и расследование преступлений.
Решение следователя - это волевой интеллектуальный акт, основанный на
всестороннем анализе следственной ситуации и представляющий собой выбор одной
или нескольких разработанных вариантов действий, направленных на решение
промежуточных задач, либо достижение конечной цели расследования. Разработка и
выбор решений осуществляется по нескольким критериям, которые зависят от
классификационной группы решений. При этом общими критериями, независящими
от класса решений, является его допустимость (с позиции закона и морали) и
эффективность (возможности оптимального выполнения задачи или достижения
цели).
Решения,
принимаемые
следователем
по
их
содержанию
можно
дифференцировать на следующие разновидности:
Информационные решения. Они отвечают на вопросы: «Что произошло?»,
«Что происходит?», «Что может произойти?». К информационным решениям,
прежде всего, относятся информационные модели следственных ситуаций и
следственные версии. Кроме того, к информационным решениям можно отнести
рефлексивные предположения следователя относительно возможных действий
противостоящего ему субъекта (субъектов) конфликтной ситуации.
Организационные решения. Они отвечают на вопросы: «Как подготовиться к
действиям?», «Какую избрать форму взаимодействия?», «Какую организационную
структуру создать для производства соответствующей деятельности?», «Как
оптимально распределить функции участников расследования?», «Как наиболее
эффективно распределить ресурсы, находящиеся в распоряжении руководителя
расследования?». К организационным решениям относятся выбор следователем
формы
расследования
-
единоличная
форма
расследования,
производство
предварительного следствия следственной группой, производство предварительного
следствия с привлечением к работе следственной группы должностных лиц
оперативно-розыскных органов. К этой же классификационной группе решений
относятся
подготовительные
действия,
предшествующие
производству
следственных действий, а также использование следователем наиболее оптимальных
форм и видов процессуального и организационно-тактического взаимодействия.
Процессуальные решения. Они отвечают на вопрос «Какие следственные и
процессуальные действия необходимо провести по уголовному делу или на его
определенном этапе?». Разумеется, формирование процессуального решения зависит
не только от условий и требований, предусмотренных уголовно-процессуальным
законодательством, но и от цели и задач, стоящих перед следователем. Необходимо
отметить, что некоторые тактические приемы, разработанные криминалистами, были
учтены при разработке УПК РФ и вошли в содержание соответствующих норм
закона. В частности, в ч.3 ст.192 УПК РФ предусмотрено право следователя
предъявлять в ходе очной ставки, вещественные доказательства и документы.
Однако включение тактического приема в процессуальную норму не приводит к
сужению криминалистической тактики, поскольку все нормы процессуального
закона всегда исследуются и в уголовно-процессуальном, и в криминалистическом
аспектах. В частности, с позиции криминалистической тактики предъявление
вещественных доказательств и документов в процессе очной ставки эффективно,
главным образом, при недостаточном их объеме или доказательственной «слабости».
Если же объем и сила доказательств вполне достаточны, то их значительно проще и
легче использовать в ходе допроса. Подобный ситуационный подход типичен и для
других вариантов тактического применения доказательств.
Тактические решения. Они отвечают на вопросы: «Как наилучшим образом
действовать следователю в конкретной следственной ситуации?», «Какими
тактическими приемами обеспечить эффективное проведение следственного
действия?», «Какие тактические комплексы будут наиболее оптимальны в
конкретной ситуации по уголовному делу?». К тактическим решениям относятся
избираемые
следователем
комбинации,
тактические
определяющие
приемы,
тактическое
тактические
поведение
операции
следователя
и
и
взаимодействующих с ними органов, должностных и иных лиц, особенно в сложных
ситуациях - конфликтных, проблемных и тактического риска.
Плановые решения. Выделение плановых решений в отдельную группу
обусловлено их комплексным характером, поскольку в их содержание включаются и
информационные, и организационные, и процессуальные, и тактические аспекты.
Плановые решения отражаются в планах расследования уголовного дела, этапа
процесса расследования, отдельного следственного действия, тактической операции
и комбинации, а также в календарном плане.
11.2. ТАКТИЧЕСКИЙ ПРИЕМ - ОСНОВНОЕ СТРУКТУРНОЕ
ПОНЯТИЕ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ
Тактический прием можно определить как наиболее эффективный способ
действия, обеспечивающий успешное решение задач по пресечению, раскрытию и
расследованию преступлений. Существует несколько классификаций тактических
приемов, например, В.И. Комиссаров насчитал 17 таких классификаций22.
Представляется, что наибольшее практическое значение имеют две классификации
по сфере их применения и по источнику их происхождения.
22
См.: Комиссаров В.И. Теоретические проблемы следственной тактики. Саратов, 1987. С.71.
По
первому
основанию
классификации
тактические
приемы
дифференцируются на тактические приемы допроса, осмотра места происшествия,
обыска, следственного эксперимента, предъявления для опознания и т.д. Тем самым
тактические
приемы
группируются
по
тем
следственным
действиям,
для
производства которых они предназначены.
Второе основание классификации тактических приемов подразделяет их по
базовым положениям тех научных дисциплин, на которых основывается их
применение. По этому признаку все тактические приемы дифференцируются на
логические, психологические, организационно-управленческие.
К логическим можно отнести тактические приемы, связанные с эффективным
предъявлением доказательств конфликтующему субъекту, детализацией показаний,
применением
доводов
убедительно
показывающих
бесперспективность
его
негативной позиции и опровержением выдвинутых им в свою защиту ложных
аргументов,
оптимальным
использованием
противоречий
в
показаниях
допрашиваемого лица или же опровержением его показаний очными ставками с
сообщниками и свидетелями и т.д.
К психологическим относятся те тактические приемы, которые основываются
на факторе внезапности, создании впечатления о большем, чем в действительности,
объеме доказательств, находящихся в распоряжении следователя, возможностях
косвенного допроса, и словесной разведки, методов доверительного общения,
создания благоприятного эмоционального климата и установления необходимых
коммуникационных связей с конфликтующими и иными субъектами. К этой группе
методов относятся и приемы, восстанавливающие или усиливающие ассоциативные
связи и отношения, благотворно влияющие на память.
К
организационно-управленческим
относятся
тактические
приемы,
направленные на создание стройной системы взаимодействия по уголовным делам,
выборе
оптимальной
формы
предварительного
следствия,
направлением
следственных поручений органам дознания и запросов в информационные центры,
экспертно-криминалистические
подразделения,
различные
учреждения,
организации, проведение подготовительных мероприятий для последующего
производства следственных действий, их комплексов и т.д.
Следует отметить, что рассмотренная выше классификация тактических
приемов по научно-информационному источнику их происхождения не является
логически строгой, поскольку некоторые приемы, находящиеся в различных
классификационных
группах
имеют
не
один,
а
несколько
источников
происхождения. Однако необходимо учитывать преимущественный источник,
доминирующее воздействие на формирование тактического приема одного из трех
перечисленных выше источников.
Тактические приемы находятся в различных структурно-информационных
отношениях со следственным действием.
Наиболее
распространенным
вариантом
этого
соотношения
является
включение тактического приема непосредственно в состав следственного действия.
Второй вариант состоит во включении тактических приемов не только в
структуру следственного действия, но и в этап его подготовки.
Третий вариант - наиболее оптимальный, когда тактические приемы (или
оперативно-розыскные мероприятия - ОРМ) входят в структуру не только
подготовительного этапа и самого следственного действия, но и в меры, которые в
зависимости от конкретной ситуации могут быть осуществлены уже после
завершения процессуального действия, но функционально и структурно связанные с
ним. Эту наиболее полную структуру можно отразить в следующей схеме.
ТП-1 ТП-3
ТП-4 ТП-6
ТП-2 ОРМ
ТП-5 ТП-7
Подготовительный
этап
Следственное
действие
ТП-8
или
ОРМ
Оперативно-розыскные
мероприятия и тактические
приемы, осуществляемые
после
завершения
следственного действия
Примечание: ТП - тактические приемы; ОРМ - оперативно-розыскные мероприятия
Так, по уголовному делу по обвинению Кардапольцева, Смирнова и других,
обвиняемых в краже автомобилей, следователю необходимо было установить
многочисленные преступные связи обвиняемых. Он тщательно изучил все
материалы
уголовного
дела
и
оперативно-розыскные
данные,
разработал
тактические приемы допроса и составил план его производства. Однако несмотря на
правильно применяемые следователем тактические приемы допроса Кардапольцевой
Д.С. (жены обвиняемого) получить сведения о преступных связях ее мужа не
удалось. Ожидая подобный исход допроса в острой конфликтной ситуации,
следователь заранее, в соответствии с ч.4 ст. 38 УПК РФ поручил органу дознания
осуществить, предусмотренное п.6 ч.1 ст.6 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности» наблюдение за Кардапольцевой Д.С., в ходе которого
удалось обнаружить автомастерскую, в которой разбирались на запчасти, угнанные
преступниками автомобили.
По другому уголовному делу после проведенного у подозреваемых обыска,
который окончился ожидаемой неудачей, следователь поручил органу дознания
организовать наблюдение и засаду, которые на 3-й день, после окончания обыска
привели к положительному результату - были задержаны лица, которые возвращали
подозреваемым переданные им на временное хранение ценности и деньги.
Таким образом, тактические приемы имеют разнообразные взаимоотношения с
тем
следственным
обеспечивают.
действием,
эффективное
производство
которого
они
11.3. ТАКТИЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ И ТАКТИЧЕСКИЕ КОМБИНАЦИИ
Задачи, стоящие перед следователями, оперативными работниками и другими
взаимодействующими
с
ними
лицами,
в
связи
с
ростом
преступного
профессионализма, криминальной организованности и коррупции, постоянно
усложняются. Для выполнения задач по пресечению, раскрытию и расследованию
преступлений
требуется
системный
подход.
В
связи
с
этим
перед
криминалистической тактикой давно поставлена задача разработать наиболее
оптимальные тактические рекомендации общего характера, позволяющие создать
эффективно
действующее
в
сложных
следственных
ситуациях
комплексы
следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, действий экспертов и
специалистов. Комплексы действий и мероприятий, направленных на реализацию
этих рекомендаций и решение общих задач в криминалистике называют
тактическими операциями23.
В концепции тактических операций, предложенной А.В. Дуловым, он
ошибочно именует этим термином задачи общего характера, а не сами действия и
мероприятия, направленные на их решения, хотя под операцией следует понимать
«множество действий ..., если каждое действие необходимо для достижения
желаемого результата при условии, что эти действия взаимозависимы»24.
Тактические операции - это подсистема следственных, организационноподготовительных,
проводимых
по
иных
единому
действий
плану
и
и
оперативно-розыскных
направленных
на
мероприятий,
решение
отдельных
промежуточных задач, подчиненных общим целям расследования уголовного дела25.
Тактическая операция входит в общую систему расследования уголовного
дела как его важнейшая подсистема. Процесс расследования становится наиболее
оптимальным, если проводится не одна, а несколько тактических операций,
Термин «тактические операции» впервые использовал А.В. Дулов (О разработке тактических операций при
расследовании преступлений // 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования предварительного
следствия. Л., 1972. С.23-26).
24
Акоф Р.Л. Системы организации и междисциплинарные исследования // Исследования по общей теории
систем. М., 1969. С.46.
25
См.: Драпкин Л.Я. Особенности информационного поиска в процессе расследования и тактика следствия //
Проблемы повышения эффективности предварительного следствия. Л., 1976. С.54.
23
позволяющих не только успешно решить промежуточные задачи, но и максимально
приблизиться к достижению конечной цели расследования. Содержание и
направленность тактической операции обусловлены, во-первых, следственной
ситуацией, а во-вторых, групповыми (видовыми) особенностями расследуемого
преступления. Поэтому, тактические операции носят общий характер, но в тоже
время должны окончательно разрабатываться в криминалистической методике, в
соответствии со спецификой расследования определенной группы преступлений. В
настоящее время к наиболее распространенным тактическим операциям можно
отнести: «преследование преступника по «горячим следам»; «поиск и фиксация
доказательств на месте совершения преступления»; «розыск и задержание
подозреваемого»; «изобличение виновных лиц»; «розыск безвестно отсутствующих
лиц»; «атрибуция трупа»; «розыск похищенного имущества», «задержание с
поличным»; «контролируемая взятка» и т.д.
Тактические операции можно классифицировать по различным основаниям,
дифференцировав их: а) по содержанию - на неоднородные, включающие в себя
следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и иные действия, и
однородные, состоящие только из следственных действий; б) по временной
структуре - на сквозные, производство которых осуществляется на протяжении
нескольких этапов расследования и локальные, проводимые на одном этапе
расследования;
в)
по
организационной
структуре
-
на
осуществляемые
работниками, объединенными в постоянные структурно-организационные звенья
(следственные
отделы,
ОУР,
ОБЭП
и
т.д.)
и
проводимые
работниками
объединенными во временное структурно-функциональное звено (следственная
группа, с привлечением к ее работе должностных лиц, органов, осуществляющих
оперативно-розыскную деятельность, дежурные следственно-оперативные группы и
т.д.); по ведомственной принадлежности - сформированные из сотрудников
одного ведомства (следователи и оперативные работники МВД) или из
сотрудников нескольких ведомств (следователи прокуратуры и оперативные
работники ФСБ).
Тактические комбинации - по своему объему и содержанию менее
значительны и более ограничены по сравнению с тактической операцией. В состав
тактической комбинации входят одно, как правило, сложное следственное действие
и несколько тактических приемов или оперативно-розыскных мероприятий.
Проведение тактической комбинации существенно повышает эффективность
следственного действия, включенного в его состав. Тактические комбинации
осуществляют следователи и оперативные работники входящие в следственную
группу или же следователи и оказывающие им содействие, в соответствии с ч.4 ст.38
УПК РФ сотрудники органов дознания. Кроме того, тактические комбинации могут
проводить несколько следователей, а также несколько оперативных сотрудников при
производстве неотложных следственных действий (в соответствии с п.2 ч.2 ст.40
УПК РФ) или же в ходе выполнения отдельных следственных действий по
поручению следователя (ч.4 ст.38 УК РФ)).
В зависимости от следственной ситуации структура тактической комбинации
может включать в свой состав кроме следственного действия различное число
тактических приемов (оперативно-розыскных мероприятий), осуществляемых на
различных этапах его производства, чаще всего, тактические приемы проводятся на
подготовительном этапе и при непосредственной реализации следственного
действия.
Значительно
реже
тактические
приемы
(оперативно-розыскные
мероприятия) осуществляются после завершения следственного действия.
Разумеется,
если
в
процессе
расследования
реализуются
результаты
оперативно-розыскных мероприятий, то тактическая операция приобретает характер
оперативно-тактической комбинации. Однако при этом следует иметь в виду, что
лишь процессуальная информация, полученная в ходе производства следственного
действия имеет доказательственное значение, а оперативно-розыскные мероприятия
выполняют лишь обеспечивающую функцию.
Таким образом,
тактическую
комбинацию
можно
определить
как
комплекс тактических приемов (оперативно-розыскных мероприятий) и
следственного действия, объединенных единым замыслом, проводимых по
единому
плану,
учитывающих
конкретную
следственную
ситуацию
и
направленных на решение сложной промежуточной задачи.
Завершая рассмотрение параграфа о тактических операциях и комбинациях
необходимо специально подчеркнуть, что обе эти тактические подсистемы
(комплексы) направлены на повышение эффективности расследования, особенно
если оно проводится в сложных следственных ситуациях. При этом, наибольшая
эффективность тактических
несколько
тактических
операций
операций
достигается
тогда, когда проводится
последовательно
или
параллельно,
а
эффективность тактических комбинаций обусловлена производством тактических
приемов
(оперативно-розыскных
мероприятий)
не
только
на
этапе
непосредственного проведения самого следственного действия, но и на этапе
подготовки и даже после его завершения.
Все изложенное выше позволяет сделать обоснованные выводы о том, что
наибольшая эффективность отдельных следственных действий достигается при их
производстве в структуре тактических операций и тактических комбинаций, а общий
успех
пресечения,
раскрытия
и
расследования
сложных
преступлений
обеспечивается рациональным их сочетанием и серийным их производством
(последовательно или параллельно). В связи с этим системное производство
тактических комбинаций и тактических операций является одним из наиболее
оптимальных направлений максимально обеспечивающих выполнение задач
(назначений) уголовного судопроизводства.
Глава 12.
ОРГАНИЗАЦИЯ И ПЛАНИРОВАНИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ. СОЗДАНИЕ
СИСТЕМЫ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПРОЦЕССЕ РАСКРЫТИЯ И
РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
12.1. ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗАЦИИ И ПЛАНИРОВАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ
Решение организационных вопросов, возникающих в процессе расследования
преступлений,
составляет
деятельности.
В
его
одно
из
содержание
важнейших
входят:
направлений
определение
следственной
организационно-
управленческой формы расследования, оптимальной для конкретной ситуации,
сложившейся по уголовному делу; распределение обязанностей между участниками
расследования; обеспечение взаимодействия и обмена информацией. Создание
надежной организационной структуры должно предшествовать оптимальному
планированию и эффективной тактике расследования, хотя нередко уже после
составления плана предстоящей деятельности в организованную структуру вносятся
соответствующие количественные и качественные изменения. Первоочередными
являются решения, направленные на создание организационно-управленческой
структуры расследования, обеспечивающей эффективное достижение конечных и
промежуточных целей. Основными формами этой структуры являются:
1. Единоличное расследование преступления, которое осуществляется по
уголовным делам, не представляющим повышенной сложности и особо большого
объема работы (ч.1, п.2, 3 ч.2 ст.38, п.2 ст.149 УПК РФ).
2. Производство предварительного следствия по уголовному делу в связи с его
сложностью или большого объема работы осуществляется следственной группой
(ч.1 ст.163 УПК РФ), состоящей из следователей, один из которых назначается ее
руководителем.
3. Предварительное следствие по нераскрытым преступлениям или же по
уголовным делам, по которым предстоит большой объем оперативно-розыскной
деятельности,
производится
следственной
группой,
к
работе
которой
привлекаются сотрудники оперативно-розыскных органов (ч.2 ст.163 УПК РФ).
Кроме
того,
при
территориальных
подразделениях
органов
МВД
функционируют дежурные следственно-оперативные группы, выезжающие на места
совершения преступлений для осмотра места происшествия, наружного осмотра
трупа, производства оперативно-розыскных мероприятий и т.д.
К числу важнейших организационных мероприятий относится использование
помощи экспертов и специалистов. Так, при расследовании уголовных дел о
хищениях, взяточничестве, хорошо завуалированных преступлениях в сфере
экономической
деятельности
первостепенное
значение
приобретают:
инвентаризации, ревизии, различные контрольные и аудиторские проверки,
подготовка и проведение судебно-бухгалтерских, строительных, товароведческих и
других экспертиз. В раскрытии убийств, изнасилований, разбойных нападений,
грабежей и краж большую роль играют трасологические, дактилоскопические,
судебно-медицинские, биологические, баллистические исследования, экспертиза
микрочастиц и т.п. Организационные решения, в том числе и по структуре
расследования, должны быть не только правильными по их содержанию, но и
своевременными
по
их
разработке,
принятию,
назначению
компетентных
исполнителей и реализации. Значение выводов и других результатов деятельности
специалистов особенно возросло после придания их заключениям и показаниям
статуса процессуальных доказательств.
Возникновению сложных следственных ситуаций нередко способствуют
многочисленные организационно-управленческие трудности. К ним чаще всего
относятся такие негативные факторы, как значительный дефицит времени, большая
трудоемкость некоторых процессуальных действий, отсутствие рациональной
последовательности в их проведении, неравномерность в нагрузке следователей,
необходимость выполнения большой по объему работы в крайне сжатые сроки,
низкий
уровень
взаимодействия
участников
расследования,
существенные
недостатки в управлении и надзоре за следствием со стороны руководства и другие
организационно-управленческие причины. Если в производстве у следователя
находятся нераскрытые или многоэпизодные делa, то организационные трудности
значительно увеличиваются и для их успешного преодоления необходимо
принимать решения, связанные, прежде всего, с привлечением дополнительных сил,
средств и оптимизацией взаимодействия. В принятии и осуществлении этих
решений должны участвовать не только следователи, но и руководители
следственных подразделений, соответствующие прокуроры и начальники органов
внутренних дел. Следует особо подчеркнуть, что в подобных сложных комплексных
ситуациях
возникают
повышенные
трудности
их
преодоления,
поскольку
проблемная и организационно-неупорядоченная ситуации, негативно воздействуя
друг на друга, значительно усложняют их разрешение.
Обобщение большого количества уголовных дел позволяет сделать вывод о
том, что наряду с отмеченными ранее организационно-структурными решениями
важным методом преодоления управленческих и организационных трудностей
является создание четкой системы взаимодействия следователя с оперативнорозыскными подразделениями и другими органами дознания, а также с экспертами,
специалистами,
Представляется,
средствами
что
массовой
понятие
информации,
взаимодействия
общественностью.
следователя
с
другими
участниками расследования можно сформулировать, как согласованную по
задачам, времени, месту и исполнителям деятельность различных звеньев
одной
или
различных
организационных
систем,
обладающих
в
силу
функциональной дифференциации специальными средствами, методами и
другими
возможностями,
взаимно
дополняющими
друг
друга
и
деятельности
по
обеспечивающими оптимальное достижение общей цели.
Основным
методом
организационно-управленческой
уголовным делам является планирование расследования. Понятие организации и
планирования расследования хотя и тесно связаны друг с другом, но не совпадают
между собой ни по логическому объему, ни по содержанию и нуждаются в
разграничении. Первое из них по своему объему значительно шире второго понятия,
поскольку наряду с планированием в его содержание входят и другие перечисленные
ранее функции следователя. Поэтому организацию расследования можно
определить как деятельность по созданию оптимальной функциональноуправленческой
структуры
и
упорядочению
системы
взаимодействия
участников этого процесса, а также материально-техническому обеспечению их
работы.
По своему содержанию и функциям планирование - это сложный процесс по
определению путей, способов, средств, сил и сроков успешного достижения
заранее поставленной цели. Результат этого многоэтапного процесса - план
расследования, представляет перспективную модель будущих действий и
мероприятии субъектов расследования, детальную программу реализации
тактических задач по уголовному делу.
Являясь основным организационным методом расследования, планирование
выполняет свои функции по формированию оптимальных способов достижения
намеченных целей с помощью рационального распределения имеющихся сил,
времени, использования в случае необходимости дополнительных ресурсов. В плане
расследования могут отражаться не только организационные, но и другие аспекты
предстоящей деятельности. В связи с этим план расследования можно определить
как комплекс информационных и тактических, организационных и процессуальных
решений, итог (внешнее выражение) процесса планирования, предусматривающий
оптимальный порядок, сроки, способы, средства и конкретных исполнителей
следственных, оперативно-розыскных, иных действий и тактических приемов.
Большое значение имеет вопрос о соотношении процессов планирования и
построения версий. Если план - модель перспективной деятельности по делу, а
планирование - процесс по созданию этой модели, то следственные версии
представляют предположения, подлежащие проверке. Да и с чисто логических
позиций следственная версия - это предположительное описание, тогда как план
расследования - директива, обязательное предписание. Однако абсолютизировать
директивность и жесткость плана недопустимо, поскольку при изменении
конкретной ситуации следователь должен немедленно, во избежание негативных
последствий реагировать соответствующей корректировкой плана.
Построение версии и планирование – тесно связанные между собой этапы
расследования, объединенные процессом выведения из версий для их проверки
логических следствий, большинство из которых включаются в план в виде
«вопросов и обстоятельств, подлежащих выяснению». Версия является основой,
логическим центром планирования. Но это не однопорядковые акты мыслительной
деятельности, между ними имеются существенные различия. Основное содержание
версий составляют вероятностное объяснение уже выявленных исходных данных и
предположительное установление еще неизвестных обстоятельств, в то время как
планирование - это приведение в четкую систему будущих действий следователя и
взаимодействующих с ним органов, направленных на решение промежуточных задач
и достижение конечной цели расследования.
12.2. ПРИНЦИПЫ ПЛАНИРОВАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ
Для того чтобы быть оптимальной, вся деятельность по планированию
расследования должна соответствовать принципам, специфичным для этого
процесса. К числу таких принципов относятся:
1) индивидуальность планирования, означающая обязательность учета
особенностей данного уголовного дела и их отражение в содержании плана
расследования. Этот принцип органически связан с творческим подходом к
планированию для успешного преодоления упрощенчества, стереотипов и штампов.
Принцип индивидуальности не отвергает целесообразность использования общих
положений, типовых форм и универсальных приемов планирования;
2) своевременность планирования означает принятие плановых решений в
оптимальное время, позволяющая эффективно реализовать намеченные действия и
мероприятия и достичь намеченной цели;
3)
динамичность
планирования,
постоянного
развития
следственных
проявляется
необходимость
поиска
отражающая
ситуаций.
и
В
обязательность
принципе
исследования
новой
учета
динамичности
информации,
немедленного учета всех изменений, особенно в конфликтных ситуациях. Однако
гибкость планирования и необходимость быстрого внесения изменений в план не
означает недооценки глубокого анализа исходных данных, творческого подхода к
выполнению первоначально намеченных действий, если они не противоречат
сложившейся по делу следственной ситуации;
4) конкретность планирования, обеспечивающая составление детальных и
четких планов, эффективность их инструментальной функции. В плане не должно
быть декларативных пунктов. Цели и задачи расследования, пути и средства их
эффективного достижения формулируются конкретно и лаконично, с тем чтобы
максимально быть понятными и удобными для оперативного выполнения. В то же
время детализация плана - важная черта принципа конкретности - должна быть
рациональной и не перерастать в нагромождение, мешающих инициативе
исполнителей, ненужных мелочей. Так, например, нет необходимости отражать в
плане
очевидные
трудовые
операции,
обусловленные
навыками,
профессиональными знаниями следователя, моральными требованиями и т.д.;
5) принцип реальности, означающий тесную связь построения версии,
возможность их эффективной проверки путем выведения логических следствий и их
сопоставления с доказательствами. Требование реальности состоит также в
тщательном и всестороннем учете действительных возможностей, позволяющих
эффективно выполнять намеченные действия и мероприятия в установленные сроки
путем максимального использования находящихся в распоряжении следователя или
вновь привлекаемых ресурсов;
6) системность планирования означает координацию всех намеченных
действий и мероприятий, в том числе и резервных вариантов тактического
поведения, их общую направленность на достижение цели и промежуточных задач
расследования, согласованность всех разделов и пунктов плана, других его
параметров.
В
криминалистической
литературе
упоминаются
и
такие
принципы
планирования, как полнота, обоснованность процесса, соответствие формы и
содержания. Но эти стороны планирования и плана расследования не имеют
самостоятельного значения и являются отдельными структурными чертами
перечисленных выше принципов.
12.3. ЭТАПЫ ПРОЦЕССА ПЛАНИРОВАНИЯ И ЭЛЕМЕНТЫ ПЛАНА
РАССЛЕДОВАНИЯ
Единый по своим принципам, целям и методам процесс планирования
расследования в зависимости от характера организационных и тактических задач
может иметь пять основных уровней, которые можно рассматривать как виды
планирования.
а)
составление
планов
отдельного
следственного
действия
(допроса,
следственного эксперимента, обыска и т.д.);
б) планирование тактической комбинации;
в) формирование плана тактической операции (задержание расхитителей с
поличным, установление личности убитого, выявление связей подозреваемого и
т.д.);
г) планирование на отдельном этапе (первоначальный, последующий,
завершающий) расследования;
д) планирование всего процесса расследования по уголовному делу. Следует
отметить, что в этот вид (уровень) планирования оптимален, как правило, в простых,
непроблемных ситуациях, когда уже в начале расследования следователь с
достаточной степенью вероятности знает дальнейший ход расследования.
Каждый из перечисленных уровней планирования имеет как общие, так и
специфические
черты.
Наиболее
полная
структура
процесса
планирования
свойственна процессам формирования планов расследования по уголовному делу (в
целом) либо по одному из его этапов (имеется â виду первоначальный или
последующий
этапы,
поскольку
завершающий
этап
расследования
имеет
упрощенную структуру планирования). Рассмотрим наиболее полный вариант
этапной структуры процесса планирования.
Первый этап планирования заключается в определении непосредственных
целей расследования и выделении перечня подцелей. Для этого выведенные ранее из
версий
логические
следствия,
которые и
являются целями
и
подцелями
расследования, делятся на более мелкие и конкретные, приобретая удобную для
планов форму вопросов или обстоятельств, подлежащих непосредственной
проверке.
Второй
этап
состоит
в
выделении
общеверсионных
вопросов
и
обстоятельств, т.е. тех логических следствий, которые повторяются при их
выведении из различных версий, а поэтому, чтобы избежать вредного дублирования,
их необходимо выделить в самостоятельный раздел формируемого плана. Например,
установление причин смерти при обнаружении трупа. В содержание этого раздела
входит и выявление так называемых вневерсионных обстоятельств, которые, не
являясь логическими следствиями версий, подлежат обязательному установлению.
Например,
установление
способности
свидетелей
адекватно
воспринимать
различные явления и события, уточнение возраста подозреваемых или потерпевших,
определение вменяемости обвиняемого, истребование характеристик, справок о
составе семьи и т.д.
Третий этап состоит в конкретном учете всех средств, находящихся в
распоряжении следователя, и их сопоставлении с задачами, определенными на
предшествующих
этапах.
Следователь
оценивает
материально-технические,
информационные, временные и иные ресурсы с учетом возможностей их
использования. В случае недостаточности ресурсов он привлекает дополнительные
силы и средства или ставит вопрос о передаче части дел, находящихся в его
производстве, другим следователям, или прибегает к значительной интенсификации
деятельности, или вынужден избрать нежелательный вариант, связанный с
продлением срока предварительного следствия.
Четвертый этап заключается в разработке вариантов (в том числе резервных)
проведения процессуальных, оперативно-розыскных и других действий и анализе
возможных результатов. На этом этапе планирования следователь осуществляет
окончательный выбор и принимает решения. Разрабатывая эти решения, он должен
использовать всю имеющуюся у него информацию, профессиональный опыт и
знания с тем, чтобы планируемые им действия и мероприятия были наиболее
эффективными. При разработке вариантов предстоящей деятельности следователь
учитывает противодействие конфликтующего субъекта и возможность наступления
негативного результата в ситуации тактического риска и в соответствии с
проведенным анализом (в том числе и рефлексивным) принимает наиболее
эффективные плановые решения.
Пятый этап планирования заключается в определении, во-первых, сроков
выполнения намеченных действий и, во-вторых, непосредственных исполнителей.
Именно здесь следователь принимает окончательное решение об организационноуправленческой структуре расследования и форме взаимодействия (следственная
группа, следственная группа с привлечением к ее работе оперативных сотрудников,
временное «подключение» следователей и оперативных работников для оказания
помощи, выполнение ими отдельных поручений и оперативно-розыскных заданий,
оказание содействия органами дознания при производстве процессуальных действий
и т.д.
Успешная реализация всех намеченных действий и мероприятий во многом
зависит от определения их оптимальной очередности. При этом предпочтение
отдается следующим мероприятиям:
а)
несвоевременное
проведение
которых
может
привести
к
утрате
доказательств, невозможности выявления носителей информации, усложнению
установления подозреваемых и их задержания;
б) общим для проверки всех или нескольких версий (эпизодов);
в) без осуществления которых дальнейшая реализация плана становится
затруднительной или даже невозможной, поскольку они служат информационной,
организационной или тактической базой для проведения последующих действий, в
том числе выполняемых другими лицами (следственные поручения, розыскные,
оперативные, ревизионно-проверочные задания и т.п.);
г) отличающиеся наибольшей трудоемкостью и длительностью проведения
(строительные, бухгалтерские экспертизы, документальные ревизии, судебно-
биологические исследования и т.д.) с тем, чтобы следователь мог параллельно
осуществлять и иные действия.
Шестой этап состоит в объединении отдельных планов, разработанных по
каждой
версии
(эпизоду),
а
также
планов
проведения
общеверсионных
(общеэпизодных) мероприятий в единый план расследования по делу.
Планирование на конечном (завершающем) этапе в ситуации, когда основные
аспекты процесса доказывания уже реализованы, носит упрощенный характер,
поскольку расследование приобретает неверсионный характер и осуществляется в
одном направлении. Основное содержание планирования на конечном этапе
заключается в формировании организационных решений по распределению времени
и средств, установлению оптимального порядка проведения строго обязательных
процессуальных действий. В плане расследования значительное место занимают
установление рациональной последовательности в проведении предусмотренных
процессуальным законом действий.
Процесс планирования тактической операции включает:
а) определение ее непосредственной цели;
б) установление и конкретизацию ресурсов, находящихся в распоряжении
следователя и соотношения их с непосредственными целями;
в)
разработку
вариантов
проведения
следственных,
организационно-
подготовительных, оперативно-розыскных и других действий;
г) определение непосредственных исполнителей и сроков выполнения.
Планирование отдельного следственного действия состоит из трех стадий:
1) определение непосредственной цели данного действия;
2) непосредственная разработка организационно-тактического содержания
следственного действия, применяемых тактико-психологических и иных приемов,
определение условий и времени их реализации, оценка возможных результатов.
3) установление и конкретизация ресурсов и возможностей, главным образом
информационных,
тактических
и
тактико-психологических,
находящихся
распоряжении следователя, и соотнесение их с определенной ранее целью;
в
Конечный итог всего процесса планирования - готовый (сформированный)
план расследования. Основными элементами сформированного плана расследования
являются:
1) непосредственные цели, т.е. логические следствия, выведенные из принятых
к проверке версий или конкретизированные в виде детальных вопросов, а также
общевресионные и вневерсионные обстоятельства, подлежащие установлению;
2) ресурсы, находящиеся в распоряжении следователя. Это, прежде всего
исполнители
-
работники
следствия,
дознания,
эксперты,
специалисты,
общественные помощники и т.д. Сюда же следует отнести материальные средства транспорт, связь, криминалистическую и иную технику;
3) следственные, оперативно-розыскные, организационно-подготовительные,
прочие действия и мероприятия. При планировании учитывают возможность
наиболее оптимального сочетания названных действий и мероприятий, их
комплексные или раздельное, последовательное или параллельное выполнение,
возможность и необходимость производства тактических операций и комбинаций;
4) тактические приемы, составляющие содержание указанных выше
процессуальных и непроцессуальных действий. Чем более общий характер принимает
планирование, тем меньше «удельный вес» тактических аспектов по сравнению с
организационными. И, наоборот, по наиболее частному варианту планирования
(составление плана отдельного следственного действия) разработка тактических
решений играет значительно большую роль, занимая значительное место в структуре
плана;
5) сроки производства намеченных действий. Хотя при традиционной форме
плана обычно не отражается их продолжительность, однако, следователь должен
учитывать это обстоятельство для того, чтобы избежать совпадения (наложения) во
времени нескольких мероприятий, порученных одному и тому же исполнителю, а
также и вредной спешки. Сроки должны определяться с учетом сложности è
трудоемкости предстоящей работы, личных качеств исполнителя, возможного
противодействия и иных факторов;
6) результаты выполнения плана и его корректировка. Корректировка плана
обычно отделена от процесса планирования стадией практической реализации
предусмотренных действий и мероприятий. Анализируя достигнутые результаты,
благоприятное или неблагоприятное развитие ситуации следователь (руководитель
расследования) может заменить исполнителей, изменить их численность, внести
коррективы в состав, последовательность, содержание действие, сроки их
проведения и др. Но иногда корректировка отдельных параметров плана может быть
осуществлена еще до реализации намеченных действий и мероприятий. Это
происходит в связи с получением новой информации, меняющей конкретную
следственную ситуацию.
12.4. ТЕХНИКА ПЛАНИРОВАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ
Иногда планирование расследования может быть мысленным. К мысленному
плану следователь прибегает обычно в самом начале расследования при выполнении
таких первоначальных действий, как осмотр места происшествия и комплекс
связанных с ним поисковых мероприятий (прочесывание окружающей местности,
подворно-поквартирный обход, перекрытие возможных путей бегства преступника,
его преследование по «горячим следам» и др.). В этой ситуации у следователя не
только нет исходных данных для составления, но и времени для формирования
развернутого плана. Тем не менее, основываясь на выдвинутых версиях, как
правило, типовых, он мысленно составляет упрощенный план расследования,
поскольку
типовая
ситуация
вполне
допускает
возможность
и
типового
(стандартного) планирования.
После выполнения самых неотложных, а нередко и весьма скоротечных в
тактико-криминалистическом отношении мероприятий и получении исходных
данных возникает так называемая ситуация информационного разнообразия,
которая требует более детального и систематизированного планирования. В связи с
этим
следователь
составляет
письменный
план
расследования.
Структуру
табличного плана расследования, который является наиболее распространенной
формой, целесообразно дифференцировать на два раздела - общеверсионный
(общеэпизодный) и версионный (эпизодный), последний в свою очередь состоит из
отдельных подразделов по числу проверяемых версий (эпизодов). Табличная форма
плана с некоторыми изменениями может быть использована при планировании на
любом уровне независимо от версионного или эпизодного характера расследования
(см. таблицу 1).
Таблица 1
План расследования
по уголовному делу №_________________по
обвинению_________________________________
по ст.__________________________УК РФ.
Краткое содержание дела
____________________________________________________________
Раздел I
Вневерсионные и
Следственные, Исполнител
и
Сроки
Результаты
выполнения
выполнения и
общевресионные
оперативно-
вопросы и
розыскные и
корректировк
обстоятельства
иные действия
а плана
Раздел II
1. Наименование версии или эпизода
Выясняемые
Следственные, Исполнител
и
Сроки
Результаты
выполнения
выполнения и
вопросы и
оперативно-
обстоятельства
розыскные и
корректировк
иные действия
а плана
Общеверсионные вопросы выявляются лишь после составления планов
проверки отдельных версий, эпизодов. Однако в общем (объединенном) плане
раздел, включающий в свое содержание отдельные планы проверки каждой версии
(эпизода), должен следовать за общеверсионным (общеэпизодным) разделом плана.
Если отдельные следственные действия имеют сложную структуру или их
выполнение представляет особые трудности, вполне допустимо (если следователь
решил не составлять план отдельного следственного действия), предусмотреть
дополнительную вертикальную колонку в плане - «тактические приемы». В этом
случае эта колонка размещается перед колонкой «Исполнители». Однако более
эффективным (особенно при конфликтной ситуации повышенной остроты) является
составление плана отдельного следственного действия, при разработке которого
можно более тщательно проработать варианты производства тактических приемов и
выбрать наиболее оптимальные из них.
В дополнение к основному плану, а нередко и до его окончательного
составления,
особенно
по
многоэпизодным
делам,
широко
используются
вспомогательные формы систематизации собранных мате риалов:
1) «лицевые счета» и их совокупность - «картотека» на обвиняемых, куда
вносятся все эпизоды преступлений и собранные доказательства;
2) шахматные ведомости («шахматки»): сочетание графика с описанием развернутая на одном или нескольких листах и упорядоченная во времени и по
обвиняемым совокупность «лицевых счетов», где каждая горизонтальная графа
представляет один из них;
3) различные схемы и графики, отражающие разнообразные, в том числе и
криминальные
связи
обвиняемых
и
потерпевших,
движение
материальных
ценностей и денежных средств, документооборот (нормативный и фактический),
внутреннюю структуру и внешние связи предприятий, учреждений, организаций,
систему охраны объектов, а также схематичные структуры процесса расследования,
тактических операций и комбинаций и т.д.
«Лицевые счета», «картотеки», «шахматки», схемы и графики могут
составляться следователем в процессе изучения материалов дела как средство
накопления, систематизации и анализа информации. В то же время шахматная
ведомость может выполнять и функцию планирования. Для этого каждую «клетку»
шахматной ведомости необходимо разделить на две части: в одной будут
содержаться систематизированные исходные данные, в другой - выясняемые
вопросы и необходимые для этого действия и мероприятия (см. таблицу 2).
Таблица 2
Участники
Краткое описание и дата совершения эпизода
преступления
преступлений
№1
1. ФИО обвиняемого,
№2
№3
*
№4
№5
*
*
подозреваемого и другие
данные
2. ФИО обвиняемого,
*
*
*
*
*
подозреваемого и другие
данные
3. ФИО обвиняемого,
*
*
*
подозреваемого и другие
данные
В шахматной
ведомости
значками «*»
условно
обозначено
участие
обвиняемых (подозреваемых) в соответствующих эпизодах хищения. Хотя это
наиболее простая форма систематизации исходных данных, тем не менее, она
способствует
наглядному
представлению
о
характеристике
обвиняемых,
деятельности всей группы и об участии каждого из ее членов в отдельных эпизодах.
Еще большую ценность имеют шахматные ведомости, в которых в соответствующих
клеточках вместо значка «*» перечисляются доказательства, уличающие обвиняемых
в конкретных эпизодах преступлений, а также действия следователя, направленные
на поиск информации, выполнение иных функций. В этих случаях шахматные
ведомости («лицевые счета» и «картотеки») можно рассматривать как формы
дополнительного планирования, отличающиеся большой наглядностью.
Хотя планы следственных действий обладают определенной спецификой,
приведем типовой план производства допроса, учитывая его наибольшую
распространённость и относительную универсальность (см. таблицу 3).
Таблица 3
Организацио Обстоятель Формулировк
аи
Перечень
Иные
Факторы,
нно-
ства и
доказательст тактические усиливающи
подготовите
факты,
льные
подлежащи
ьность
их
эффективнос
мероприятия
е
вопросов
предъявлени
ть
я
тактических
последовател в и способы
выяснению
приемы
е
приемов
Расследование уголовных дел по сложным многоэпизодным преступлениям и
при
необходимости
деятельности
выполнения
взаимодействующих
больших
между
объемов
собой
работ,
упорядочения
участников
расследования
обуславливает возможность использование метода сетевого планирования и
управления (СПУ). Преимущества сетевого планирования по сравнению с
традиционными методами сводятся к большей наглядности, возможности быстрого
выявления наиболее важных участков деятельности, от которых зависит общий срок
расследования (так называемый «критический путь»), своевременного получения
информации о выполнении плана и гибкой его корректировки.
Процесс сетевого планирования по уголовным делам состоит из следующих
этапов:
1) составление полного перечня работ (следственных или иных действий) и
событий (факт окончания производства этих действий);
2) составление сетевого графика. При этом работы (действия и мероприятия)
обычно изображаются стрелками (
кружками (o);
); а моменты начала и окончания работ -
3) анализ сетевого графика с целью установления критического пути (самого
длинного потока событий и работ) и выделения важнейших работ, находящихся на
этом пути;
4) оптимизация сетевого графика, т.е. его перестройка и максимальное
уплотнение времени для определения наилучшего варианта проведения работ,
лежащих на критическом пути, привлечение дополнительных ресурсов и т.д.
Метод сетевого планирования может быть применен в процессе расследования
уголовных дел, где уже имеется информация об основных обстоятельствах,
подлежащих доказыванию или на первоначальном этапе расследования, когда
существенный недостаток исходных данных восполняется обобщенными знаниями
следователя о типичном перечне процессуальных и иных действий, характерных для
данного класса следственных ситуаций, обязательное производство которых не
вызывает никаких сомнений (например, при планировании тактических операций по
установлению личности потерпевшего или розыску и задержанию скрывшегося
преступника).
Однако в сложных проблемных ситуациях использование метода СПУ, в его
традиционном варианте, представляется трудным для реализации в связи с большим
разнообразием версионных направлений и нечетким, недостаточно конкретным, а
лишь обобщенным описанием цели.
Важным методом оптимизации всей деятельности следователя является
сводное календарное планирование, которое позволяет четко скоординировать
своевременное проведение всех запланированных процессуальных, оперативнорозыскных и других действий по конкретным уголовным делам, а также прочих
мероприятий, связанных с многочисленными направлениями следственной работы.
Календарное планирование - это не бездумное перенесение всех намеченных ранее в
отдельных планах действий, не простая «памятка» и не механическое объединение
различных планов и работ, а четкое определение их согласованного производства во
времени, исполнителям и рациональной последовательности. В процессе сводного
планирования происходит окончательная детализация и увязка во времени (по часам,
а иногда и минутам) отдельных планов по конкретным уголовным делам, а также
перечней иных мероприятий, не входящих в эти планы и также осуществляемых
следователем (участие в совещаниях, занятиях и т.д.). В ходе подобной детализации
происходит упорядочение намеченных работ, поскольку оптимизируются не только
хронологические аспекты, но и структура отдельных планов. Сводное планирование
целесообразно осуществлять на срок 10-15 дней, с более уплотненным графиком
работы в первые дни, с тем чтобы в последующие дни существовал некоторый запас
времени, который использовался бы для планирования тех действий, необходимость
в проведении которых возникла в связи с уже проведенными ранее мероприятиями.
Одна из форм сводного календарного планирования представлена в табл. 4.
Таблица 4
Дата и день
Часы
недели
Наименование
Отметка о
уголовного
выполнение
дела, раздела
или переносе
работы
№
Предстоящая
п.п.
работа
Следует особо подчеркнуть, что время, затраченное на планирование,
окупается сторицей, существенно повышая эффективность деятельности и в
конечном
счете
многократно
экономя
рабочее
время
следователя
и
взаимодействующих с ним участников расследования преступлений.
Взаимодействие органов и должностных лиц в процессе раскрытия и
расследования преступлений - это согласованная или совместная деятельность
(сотрудничество) по месту, времени, способам и иным условиям не находящихся в
административном подчинении субъектов, которая обеспечивает оптимальное
сочетание их полномочий, присущих им специфических средств и методов работы
для решения промежуточных задач и достижения конечной цели расследования.
Правовые основы взаимодействия заложены в нормах УПК РФ (ст.ст.38, 74,
144, 208, 209, 210), Федерального закона от 12 августа 1995 г. №144-ФЗ "Об
оперативно-розыскной деятельности" (ст.ст.4, 5, 7, 11, 14) и в других ведомственных
нормативных актах.
В процессе взаимодействия органов и должностных лиц при раскрытии и
расследовании преступлений необходимо соблюдать следующие принципы:
1. Четко разделять функции и компетенцию участников взаимодействия.
Следователи и оперативные работники должны самостоятельно определять тактику
проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, согласуя
свою деятельность друг с другом и иными субъектами взаимодействия.
2. Определять зависимость видов и форм взаимодействия от конкретной
следственной ситуации.
3. Взаимный обмен информацией, это обмен процессуальными сведениями и
оперативной информацией, строгое соблюдение, при этом режима секретности.
4. Обобщение и анализ всей комплексной информации (процессуальной,
непроцессуальной и иной), особенно при раскрытии латентных преступлений.
В настоящее время известны следующие виды взаимодействия:
1. Взаимодействие следователя и оперативных работников при раскрытии и
расследовании отдельных преступлений.
2. Взаимодействие следователя с экспертами имеет место при ознакомлении с
материалами уголовного дела, относящихся к предмету судебной экспертизы;
предоставлении эксперту дополнительных материалов, необходимых для дачи
заключения; при участии следователя в -процессе производства экспертизы и
получении им пояснений у эксперта в отношении интересующих его обстоятельств;
постановке вопросов, относящихся к предмету экспертизы; получении консультаций
у эксперта.
3. Взаимодействие следователя со специалистами (ст.ст.58, 168 УПК).
Специалисты привлекаются к участию в процессуальных действиях для содействия в
обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения
технических средств, в исследовании материалов уголовного дела, в подготовке
вопросов эксперту.
4. Взаимодействие следователя (оперативного работника) с работниками
контрольно-ревизионных
аппаратов,
счетными
палатами,
комитетами
по
финансовому мониторингу, а также с общественностью. Такое взаимодействие
возникает, как правило, до или в момент возбуждения уголовного дела. Сотрудники
данных учреждений оказывают помощь следователю в выявлении новых фактов
преступных действий, сборе доказательств, криминалистической и иной значимой
для уголовного дела информации, дают консультации по интересующим вопросам,
представляют различные акты, справки, отчеты.
5. Взаимодействие органов предварительного расследования со средствами
массовой информации (СМИ). Наиболее часто к средствам массовой информации
правоохранительные органы обращаются с просьбой об оказании помощи в розыске
преступников, похищенного имущества, либо в поиске очевидцев преступлений.
Используя СМИ, целесообразно сообщать приметы разыскиваемых преступников,
похищенного имущества, показывать по телевидению фотографии и фото-роботы
находящихся в розыске лиц. В некоторых ситуациях средства массовой информации
используются для целенаправленной дезинформации преступников.
Все формы взаимодействия органов предварительного следствия и дознания
можно условно разделить на две большие группы. Процессуально-правовые формы,
которые предусмотрены уголовно-процессуальным законом и организационнотактические, которые хотя и не предусмотрены действующим законодательством, но
не противоречат ни одной его норме.
1. Процессуально-правовые формы взаимодействия следователя с работниками
органов дознания (оперативных аппаратов), возникающие на основе поручения
следователя о производстве следственных действий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ). Дача
таких поручений возможна в тех ситуациях, когда следователь по каким-либо
причинам не может своевременно провести следственное действие, например ввиду
загруженности (возникновение необходимости срочно провести несколько обысков
в разных местах). Однако следует свести к минимуму дачу поручений органам
дознания в отношении наиболее важных и ответственных следственных действий,
так как это может подорвать деловое сотрудничество следователя и органов
дознания, отвлечь оперативных работников от выполнения своих специфических
функций. Такие поручения даются в письменном виде. Кроме поручений о
производстве отдельных следственных действий, орган дознания исполняет
постановления о задержании, приводе, аресте и производстве иных процессуальных
действий.
2. Следователь в соответствии с Законом "Об оперативно-розыскной
деятельности" и п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ по уголовным делам, находящимся в его
производстве,
уполномочен
давать
письменные
поручения
органам,
осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, о производстве оперативнорозыскных мероприятий. При этом следователь в поручении ставит только задачу, а
какие именно оперативно-розыскные мероприятия и средства должен использовать
орган дознания, в нем не указывает, поскольку это уже будет вмешательством в их
компетенцию. Вместе с тем в поручении следователя должны быть указания на
ожидаемые результаты и примерные сроки исполнения.
3. Содействие следователю при производстве отдельных следственных
действий (п.4 ч.2 ст.38 УПК РФ).
Содержанием этой формы является содействие работников органов дознания в
подготовке и проведении отдельных, следственных действий, которое выражается в
непосредственной помощи в основном тактического и организационно-технического
характера, оказываемой
следователю. Необходимость получения
содействия
обусловливается сложностью следственного действия, например, значительной
площадью
исследуемой
местности,
комплексом
организационных
и
иных
мероприятий, большим объемом работы, требованием обеспечения безопасности
всех участников следственного действия, решением множества тактических задач и
т.д.
4.
Взаимодействие
органов
дознания
и
следователя
по
розыску
подозреваемого, обвиняемого (ст.210 УПК РФ).
В ситуациях, когда место нахождения обвиняемого не известно, либо он
умышленно скрывается, следователь поручает его розыск органам дознания.
Следователь
выносит
постановление,
в
котором
излагает
обстоятельства
совершенного
преступления,
доказательства,
подтверждающие
виновность
обвиняемого, данные о том, что он скрылся и нет сведений о его месте нахождения,
указывает избранную меру пресечения. Кроме того, он составляет справку о
личности
разыскиваемого
и
прилагает к ней
весь перечень документов,
необходимых для объявления в розыск.
5.
Взаимодействие
следователей
с
органами
дознания
по
делам,
приостановленным в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в
качестве обвиняемого (п.1 ч.1 ст.208 УПК РФ), когда преступление не раскрыто. До
приостановления предвари тельного следствия следователь обязан выполнить все
следственные действия, которые возможны в отсутствие обвиняемого. Кроме того,
он должен принять все меры по установлению лица, совершившего преступление.
Поскольку следственные действия производить по приостановленному уголовному
делу запрещено, следователь должен направить запросы в различные учреждения,
организации, провести проверки отдельных лиц по информационным и справочным
учетам МВД, а также направить конкретные поручения оперативно-розыскным
аппаратам.
6. Создание следственных групп, в состав которых входят должностные лица
органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ч.2 ст.163 УПК
РФ). Следственная группа создается в соответствии с постановлением прокурора или
постановлением начальника следственного отдела, назначается ее руководитель,
определяется состав следователей, а также оперативных работников органов
дознания, привлекаемых к работе в ней. В постановлении перечисляются все
следователи и оперативные работники, и затем оно утверждается прокурором.
Создание следственной группы целесообразно при раскрытии и расследовании
тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных организованными преступными
группами, а также по многоэпизодным уголовным делам либо по делам с большим
числом подозреваемых (обвиняемых), совершивших преступления в различных
регионах страны. Создание следственной группы с включением в их состав
оперативных работников особенно целесообразно для расследования нераскрытых
преступлений.
Для того чтобы избежать серьезных конфликтов в следственной группе, ее
руководителю можно рекомендовать следующие правила поведения; не выделять
подчиненных, которые ставятся в пример другим сотрудникам и мнение которых
ценится гораздо выше, за исключением случаев признания всеми неформального
лидерства за одним работником; во избежание недоразумений все приказы и
распоряжения исполнителям должны быть отданы в письменной форме и все
неясности разъяснены; не следует критиковать действия сотрудников в присутствии
других людей, особенно при посторонних, не являющихся членами группы; надо
уметь выслушивать друг друга и кратко формулировать свое мнение не допуская
двойственного толкования сказанного; честно признавать свои ошибки; добиваться в
необходимых случаях принятия коллективного решения; не принижать роли одной
службы в глазах другой; своевременно и постоянно контролировать работу членов
группы, делая основной упор на важные вопросы; не смешивать компетенцию
следователей и оперативных работников; не выполнять за других порученную им
работу; к мнению каждого члена группы необходимо относиться с уважением; при
расхождении мнений нужно объективно и всесторонне обсуждать и взвешивать
доводы каждого члена группы; в любых ситуациях пытаться убедить ошибающихся,
стремиться к выработке группового мнения по спорному вопросу; критические
замечания требуется высказывать друг другу по-товарищески, доброжелательно;
четко распределять обязанности и формулировать поручения; при наличии
возникающего конфликта использовать данные психологической науки для его
выявления, предупреждения и снятия; неукоснительно соблюдать правила и нормы
профессиональной этики; быть вежливыми, внимательными друг к другу; цели и
задачи деятельности каждого члена группы должны быть правильно поняты и
приняты всеми членами группы; в группе целесообразно поддерживать свободную,
непринужденную атмосферу общения. На первый взгляд из-за простоты и
известности выполнение этих правил может показаться элементарным, однако
пренебрежение ими резко снижает эффективность, а в некоторых ситуациях и
парализует работу всей группы. Совершенно очевидно, что эффективность работы
следственной группы во многом зависит от своевременности ее создания.
Оптимальное определение времени ее создания позволяет эффективно использовать
возможности группового метода расследования. Затягивание этого вопроса влечет за
собой просчеты, ошибки уже на первоначальном этапе расследования. Утрачиваются
доказательства, следы преступления, время выступает как негативный фактор.
Количественный и качественный состав следственной группы может быть
различен, поэтому необходимо стремиться создать по-настоящему рабочую группу с
учетом сложившийся следственной ситуации по уголовному делу, объема
предстоящей работы (гласной и негласной). Оптимальный состав следственной
группы равен 7-9 членам, которыми может эффективно руководить один человек,
сам одновременно выполняющий наиболее ответственную и сложную следственную
работу.
Для оптимизации организационно-управленческой работы следственной
группы целесообразно предусмотреть создание в ее составе постоянного звена. Это
позволит, учитывая изменения ситуации, увеличивать или уменьшать количество
членов группы, сохраняя ее основное "ядро", полностью владеющее информацией по
данному делу.
В
группу
должны
входить
опытные
работники,
имеющие
высокий
профессиональный уровень подготовки, однако в ее состав могут входить и молодые
сотрудники, поскольку следственная группа - это пре красная школа, своеобразный
полигон для получения необходимого опыта.
Качественный подбор членов группы очень важен. Руководитель группы следователь, принявший дело к своему производству, должен быть не только
формальным, но, что еще важнее, и фактическим лидером. Он непосредственно
принимает самое активное участие в координации работы группы, планирует
проведение сложных и ответственных следственных и иных действий, участвует в
разработке тактических операций и комбинаций, осуществляет действенный
контроль за их реализацией. В ряде ситуаций руководитель группы должен в
пределах своей компетенции намечать основные направления и цели производства
оперативно-розыскных мероприятий. Сильными чертами руководителя являются
организаторские способности, опыт раскрытия сложных преступлений, отличное
знание разнообразных аспектов следственной и оперативной работы и умение
требовать и доводить до успешного завершения намеченные планы.
На первоначальных этапах работы руководитель группы должен, по
возможности, освобождаться от выполнения следственных действий, поскольку на
нем
лежат
обязанности
организационного
характера:
составление
плана
расследования, распределение членов группы по объектам, эпизодам, версиям,
координация их деятельности и т.д.
Своеобразие участия оперативных работников в выполнении задач группы
состоит
главным
образом
в
непрерывном
информационном
обеспечении
процессуальной деятельности следователя (следователей) данными, полученными в
ходе негласной оперативно-розыскной деятельности.
Одна из важнейших задач органов дознания - постоянное выявление носителей
(источников) криминалистической информации. Другими словами, деятельность
органов
дознания
представляет
подготовительно-вспомогательных
собой
систему
мероприятий
по
оперативно-розыскных
сбору
и
и
последующему
использованию информации, которая имеет разведывательно-ориентирующую
направленность либо касается отдельных фактов и обстоятельств расследуемого
дела и может иметь доказательственное значение.
Практика последних лет наглядно продемонстрировала эффективность
оперативно-розыскной деятельности, ее особые, проникающие в латентные сферы
преступной деятельности, негласные возможности и методы, позволяющие не
только раскрывать, но, что еще важнее, своевременно пресекать преступления.
Надлежащее формирование правильно организованных единоличных действий
в своеобразный "узел" совместной деятельности делает более результативными
итоги работы членов группы, значительно оптимальнее, чем обособленные действия
каждого из них. Стержнем следственной группы является ее целевая функция, тот
результат, для достижения которого она создана. Ее деятельность должна протекать
только в направлении достижения конечного результата через последовательное или
параллельное решение промежуточных задач. Члены группы должны обладать
относительной самостоятельностью, ее состав должен формироваться с учетом
общей задачи группы.
В дополнение следует подчеркнуть, что следственные группы носят
временный характер (хотя периоды действия неодинаковы).
Деятельность следователей и оперативных работников в определенной мере
координируется руководителями отраслевых служб, в которые они входят. Находясь
в едином объединении, члены группы выполняют общие задачи, используют
различные средства, методы и приемы, свойственные специфической следственной
или оперативной деятельности. Следственная группа представляет собой поисковоисследовательскую
систему
по
выявлению
источников,
носителей
криминалистической информации, ее процессуальной фиксации, анализу и оценке, с
позиции относимости, допустимости, достоверности и достаточности.
В следственно-оперативной практике используются специализированные виды
следственно-оперативных
групп
(СОГ),
различающихся
по
степени
организованности, непосредственным функциям, конкретным задачам, времени
функционирования, составу, целевому назначению и содержанию деятельности и
т.д.
Наиболее распространенными являются следующие виды СОГ.
Для проведения тактических операций на месте происшествия следственнооперативные группы по времени функционирования могут быть суточными
(сменными) или постоянными. Их иногда называют дежурными СОГ. Они
создаются при дежурных частях РОВД, РУВД и других правоохранительных
структурах, в соответствии с ежемесячным графиком. В их состав входят
следователи (МВД, прокуратуры), оперуполномоченные, судебно-медицинские
эксперты, специалисты-криминалисты и иные специалисты, инспекторы-кинологи и
т.д.
Деятельность СОГ по раскрытию преступлений по "горячим следам" в
тактическом плане носит ярко выраженный поисковый характер и решает задачи
выявления, сбора, накопления криминалистически значимой информации, с
помощью которой в кратчайшие сроки выявляются источники криминалистически
значимой информации, а затем устанавливаются лица, совершившие преступление и
скрывшиеся с места происшествия.
СОГ
по
раскрытию
и
расследованию
преступлений.
прошлых
лет
организуются для работ по одному или нескольким уголовным делам, производство
по которым было приостановлено из-за неустановления виновных лиц. Такие
группы следует создавать с учетом складывающейся криминальной ситуации и
нередко следует включать в их состав оперативных работников учреждений
исполнения наказаний.
Структура и состав СОГ по осуществлению отдельных тактических операций
определяются в соответствии с видом тактической операции и задачей, которую она
призвана решить.
В каждом конкретном случае состав СОГ может быть различным, зависящим
от специфики уголовных дел и стоящих перед группой конкретных задач. Ее
обязательными участниками являются следователи, а также оперативные работники
соответствующих правоохранительных органов.
Таким образом, следственно-оперативная группа - это организационноуправленческая и тактическая форма взаимодействия органов следствия и дознания,
представляющая собой формирование постоянного или временного характера,
состоящее
из
следователя
(следователей),
оперативных
работников
правоохранительных органов и специалистов, использующих свойственные им
специфические средства и методы работы, и создаваемое для решения частной,
промежуточной задачи.
Совместное или согласованное планирование расследования. Эта форма
является
наиболее
взаимодействия
распространенной
создает
оптимальные
формой
организационно-тактического
предпосылки
для
сотрудничества
и
согласованной (совместной) деятельности органов следствия и дознания по
уголовному делу. Совместный план расследования - это форма группового
тактического решения, которое обуславливает организационные, управленческие,
тактические
и
информационные
предпосылки
повышения
эффективности
расследования, обеспечивает процесс построения перспективных следственных,
поисковых, оперативно-розыскных и комплексных версий. План всегда содержит
программу действий участников взаимодействия. Он включает в себя как цель
проведения действий с учетом сложившейся ситуации, так и промежуточные задачи
расследования, а также рациональный порядок производства следственных действий
и оперативно-розыскных мероприятий.
Необходимо отметить, что совместное и согласованное планирование
способствует эффективности процессуальных действий и тактических операций как
процессуального, так и оперативно-розыскного характepa. Совместные планы
утверждаются руководителями следственного подразделения или прокурором, а
также начальником органа дознания.
Завершая исследование комплекса вопросов взаимодействия следователей с
органами
дознания
и
другими
участниками
раскрытия
и
расследования
преступлений, сформулируем некоторые обобщающие выводы:
- все формы и виды взаимодействия основаны на постоянном и интенсивном
обмене информацией между участниками расследования преступлений.
- для эффективного процесса взаимодействия должно быть исключено
вредное, ненужное дублирование в деятельности взаимодействующих субъектов. В
то
же
время
участники
взаимодействия
в
процессе
своей
деятельности
подстраховывают друг друга, гарантируя успешное решение стоящих перед ними
задач, особенно в конфликтных ситуациях и ситуациях тактического риска;
- специфические действия и мероприятия, осуществляемые субъектами
взаимодействия, дополнены результатами деятельности каждого из них, что
способствует решению промежуточных задач и успешному достижению целей
конечных целей расследования.
Глава 13.
ТАКТИКА СЛЕДСТВЕННОГО ОСМОТРА
13.1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СЛЕДСТВЕННОГО ОСМОТРА
Следственный осмотр – это следственное действие, состоящее в исследовании,
путем непосредственного восприятия материальных объектов для обнаружения
обстоятельств, имеющих значение для расследования уголовного дела.
Основным
содержанием
следственного
осмотра
является
чувственное
восприятие свойств, признаков осматриваемых объектов, их состояний, связей
между ними. Это означает, что дознаватель, следователь в ходе рассматриваемого
следственного метода использует в основном методы чувственно-рационального
познания: наблюдение, сравнение, анализ, синтез воспринимаемых объектов и их
качеств и т.д. Применение названных методов
основывается на деятельности
органов чувств. Указанное обстоятельство отличает следственный осмотр от других
сходных процессуальных действий, например, судебной экспертизы, которая в
большинстве случаев проводится с целью выявления скрытых качеств исследуемых
объектов, что требует наличия
специальных познаний. Осмотр проводится
следователем, который может привлечь к его проведению специалистов , в том
числе экспертов, для оказании помощи в собирании, т.е. обнаружении, фиксации и
изъятия источников информации о расследуемом событии, его характере и
участниках. При этом, как специалист, так и сам следователь могут использовать
определенные инструментальные методы, связанные с применением специальных
технических средств, например, дактилоскопических порошков для выявления
невидимых следов рук. Однако, такое использование технических средств носит
вспомогательный характер, а не составляет основы содержания следственного
осмотра. При его производстве источники информации выявляются и исследуются
преимущественно при помощи органов чувств – зрения, осязания, обоняния.
Отличается
и
процессуальный
порядок
производства
экспертизы
и
следственного осмотра, в котором участвуют понятые (ст. 170 УПК РФ). Наличие
этих участников, к личности которых законом не предъявляется специальных
требований, также свидетельствует о том, что проведение осмотра базируется на
чувственном восприятии, доступном всем присутствующим.
Целью следственного осмотра в соответствии с ч.1 ст. 176 УПК РФ определено
«обнаружение следов преступления и установление иных обстоятельств, имеющих
значение для уголовного дела». В процессе осмотра обнаруживаются и изымаются
носители информации об обстоятельствах и участниках расследуемого события.
Изымаемые объекты должны быть надлежащим образом упакованы, опечатаны и
описаны в протоколе.
Относительно правил составления протокола в законе содержатся указания о
том, что в нем описываются все действия следователя и все выявленное, в той
последовательности и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент
осмотра (ч.2 ст.180 УПК РФ). В этой редакции, как и в прежней, вызывает
возражения требование о фиксации произведенных следователем операций, а еще
более в последовательности наблюдения осматриваемых объектов и их элементов.
По-видимому законодатель таким образом пытался указать на необходимость
соблюдения логической последовательности как при обследовании осматриваемых
объектов, так и при описании выявленного. Если это так, то нельзя сказать, что эта
попытка оказалась удачной, поскольку и результаты беспорядочного, хаотичного
осмотра должны фиксироваться в той же последовательности. Необходимо отметить
и тот факт, что в ряде ситуаций окружающие, находясь рядом со следователем не в
состоянии контролировать сферу его наблюдения до тех пор, пока он не сообщит об
этом.
В связи с этим, мы считаем указание в законе о необходимости фиксации в
протоколе
осмотра
последовательности
операций
излишним,
сковывающим
инициативу следователя, ограничивающим его познавательные возможности.
В протоколах осмотра указывается также место, время, условия (погода,
освещение) его производства, что обнаружено и изъято, куда направлены изымаемые
объекты, какие технические средства при этом использовались.
В уголовно-процессуальном законе (ч.1 ст.176 УПК РФ) прежде всего
выделяются осмотр местности, жилища, предметов и документов. В ч.2 ст.176 УПК
РФ упоминается об осмотре места происшествия.
Потребности криминалистической тактики призванной разрабатывать приемы
проведения следственных действий и рекомендации по их применению, требуют
расширения вышеуказанной классификации.
В криминалистике традиционно выделяются осмотры: места происшествия;
участков местности и помещений, не являющихся таковыми; предметов и
документов, тела и одежды живого человека; трупов.
В ныне действующем УПК ничего не говорится об осмотре нежилых
помещений, к которым могут относиться производственные здания, офисы
учреждений и организаций, заброшенные и не завершенные строения. Связано это с
тем, что в уголовно-процессуальном праве установлен особый порядок получения
разрешения на осмотр жилища. С позиций криминалистической тактики большее
значение
имеют
условия
производства
осмотра,
назначение
и
состояние
осматриваемого объекта, его структура, размеры, форма и другие объективные
условия, влияющие на выбор и реализацию тактических приемов, тактических
средств, привлечение помощи специалистов и других участников. Немаловажны для
судебно-следственной
практики
и
цели
приводимого
обуславливаются тем, какую роль играл обследуемый
осмотра,
которые
объект в расследуемом
событии и тем какие следы на нем могли остаться. В связи с этим выделяются
осмотры мест происшествия и территорий, помещений таковыми не являющимися.
Как известно, цели субъекта влияют на выбор и реализацию действий, операций и
приемов их достижения.
Из
содержания
ст.179
УПК
неясно,
относит
ли
освидетельствование к одному из видов следственного осмотра.
законодатель
Как уже
отмечалось, в теории криминалистики это следственное действие традиционно
рассматривается как разновидность осмотра. Этой же позиции придерживаются и
авторы настоящего учебника.
По последовательности следственные осмотры делятся на первоначальный и
повторный. В процессе повторного осмотра заново и в полном объеме обследуются
ранее уже осмотренные объекты. По объему различают основной и дополнительный
осмотры.
Дополнительный
осмотр
производится
для
обследования
не
исследованных в ходе первоначального следственного действия объектов, их
участков и элементов.
13.2. ТАКТИКА ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ
Осмотр места происшествия – это следственное действие, заключающееся в
обследовании,
путем
непосредственного
восприятия,
обстановки
места
происшествия с целью обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления, и
установления обстоятельств, имеющих значение для принятия процессуального
решения.
Под местом происшествия понимается участок местности, помещения, в
которых имеются следы преступления. Место происшествия не всегда совпадает с
местом преступления. Например, убийство может быть совершено в одном месте, а
труп замаскирован в другом. Основными задачами анализируемого вида являются
исследования
обстановки
места
происшествия,
выявление
ее
изменений,
определение какие из них могут являться следами преступления, установление
обстоятельств, характера происшедшего события, его участников.
Осмотр места происшествия является неотложным следственным действием,
производство которого разрешено еще до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст.176
УПК РФ).
В структуре рассматриваемого следственного действия выделяется три этапа:
подготовительный, исследовательский и заключительный.
Подготовительный этап состоит из действий, выполняемых до выезда на место
происшествия и осуществляемых после прибытия на указанный участок местности
или в помещение.
Следователь (дознаватель), как правило, получает первичную информацию о
происшествии от сотрудников дежурных частей или других подразделений органов
дознания. При получении сообщения необходимо выяснить, от кого оно совершено,
в чем заключалось предполагаемое преступление, где и когда оно произошло. В
случаях, когда в результате происшествия причинен вред здоровью людей
выясняется, оказана ли им медицинская помощь. Если такая помощь не оказана,
даются указания о доставке на место происшествия врачей или о транспортировки
потерпевших в лечебные учреждения.
Необходимо также выяснить, известны ли субъекты преступления и где они
находятся в настоящее время. Если названные лица скрылись с места происшествия,
даются указания об их розыске. В ситуациях, когда указанные субъекты неизвестны,
но имеются данные о признаках их внешности, имеющихся повреждениях,
направлении движения, целесообразно поручить органам дознания преследование по
горячим следам, блокирование и прочесывание территорий, прилегающих к месту
происшествия. Когда субъекты преступления скрываются на общественном или
ином
транспорте,
необходимо
производство
специальных
заградительных
мероприятий, к осуществлению которых следует привлечь сотрудников различных
подразделений органов внутренних дел.
Далее подробно выясняются обстоятельства происшедшего, какие следы
имеются на месте происшествия, охраняется ли оно и где находятся его участники.
При необходимости дается указание об охране места происшествия, удалении
с его территории посторонних и обеспечение сохранности имеющихся следов.
Для установления свидетелей и обстоятельств имевшего место события
сотрудникам органов дознания может быть поручено производство опросов в ходе
подворно-поквартирных обходов, проведение специальных оперативно-розыскных
мероприятий.
Вообще
оптимальным
вариантом
является
выезд
на
место
происшествия сотрудников органов дознания и проведение ими до приезда
следователя перечисленных подготовительных мероприятий.
На основе сведений об известных обстоятельствах происшедшего, его
участниках и условиях, в которых оно произошло, следователь выдвигает общие и
частные версии. В ситуациях, когда исходной информации недостаточно,
используются типичные версии. Допустим, при обнаружении свидетелями трупа без
видимых
повреждений,
могут
использоваться
версии
о
том,
что
смерть
ненасильственная, наступила в результате самоубийства, несчастного случая или
убийства.
Выдвижение версий начинается практически с момента получения исходной
информации о происшествии. По мере расширения первичных данных версии об
обстоятельствах, характере и участниках события конкретизируются. Тем не менее в
условиях проблемных ситуаций на рассматриваемой стадии подготовки к осмотру
места происшествия следствие, как правило, не располагает полной и достоверной
информацией о вышеуказанных обстоятельствах. Поэтому они должны давать
множественные, исключающие друг друга объяснения происшедшего, т.е. выдвигать
контрверсии.
Из выдвинутых версий выводятся логические следствия, т.е. строятся
предположения о характере и локализации следов возможных действий участников
события.
При
этом,
учитываются
известные
условия
обстановки
места
происшествия, данные об уже обнаруженных следах, сведения о типичных
изменениях, возникающих в результате предполагаемых событий.
С учетом этой деятельности составляется предварительный план проведения
осмотра места происшествия, определяется какие технические средства необходимы,
какие участники должны быть привлечены.
Во многих случаях названный план содержит достаточно общий перечень
действий, выполняемых в определенной последовательности, предусматривает
различные варианты использования следователем тактических приемов и помощи
других участников осмотра. В большинстве ситуаций план осмотра места
происшествия составляется в виде мысленной модели, что не снижает его значения.
Иногда, в процессе выдвижения версий и планирования осмотра места
происшествия целесообразно ознакомление следователя со специальной справочной
литературой. Такая необходимость возникает, если предстоит осмотр в необычных
условиях, следователь ранее не имел опыта расследования подобных событий и т.п.
Для производства осмотра привлекаются специалисты, чаще всего судебные
эксперты, сотрудники органов дознания и понятые.
На этой же стадии избираются и готовятся технические средства ,
требующиеся для осмотра места происшествия. К ним относятся средства
улучшения условий осмотра (освещения, откачки воды и т.д.); обнаружения и
предварительного исследования следов; изъятия и фиксации объектов; их упаковки
и транспортировки.
Наконец, следователь должен надлежащим образом экипироваться, чтобы не
испытывать неудобства при обследовании труднодоступных, загрязненных или
сложных по конфигурации объектов.
По прибытии на место происшествия следователь должен прежде всего
убедиться как выполнены его указания об оказании помощи потерпевшим, охране
места происшествия и обеспечении сохранности выявленных следов. Если они не
выполнены, а необходимость в их реализации не отпала, нужно добиться
исполнения отданных до выезда распоряжений.
Затем заслушивается доклад о проделанной работе прибывших первыми на
место происшествия сотрудников органов дознания и опрашиваются свидетели.
Среди последних могут быть очевидцы и лица, обнаружившие следы преступления.
Когда свидетелей несколько, следователь может опросить тех, которые обладают
более полной информацией о происшедшем. У остальных объяснения могут
отобрать работники органов дознания.
Полученная таким образом информация позволяет скорректировать план,
намеченный следователем до прибытия на место происшествия и привлечь к
участию в осмотре дополнительных участников, истребовать другие технические
средства, восполнить другие пробелы подготовки.
Исследовательский этап начинается с общего обзора, в процессе которого
определяется точное расположение места происшествия относительно каких либо
постоянных ориентиров. Одновременно следователь получает общее представление
о характере и структуре места происшествия. На основе общего обзора избираются
точка начала и приемы обследования обстановки места происшествия.
На практике осмотр осуществляется от периферии, т.е. внешних границ к
центру либо наоборот от периферии к центру. Под центром места происшествия
понимается
участок,
на
котором
субъектами
выполнялись
действия,
с
осуществлением которых связывается окончание состава преступления. Например,
на месте убийства это будет точка, площадь, на которой потерпевший лишен жизни.
Чаще всего это место положения трупа. На месте кражи – это хранилище, откуда
изымались похищенные ценности и т.д. На
указанных участках остается
большинство следов, выполненных субъектом преступления действий.
Границы осмотра места происшествия , по общему правилу, устанавливаются
в пределах видимых следов подхода и отхода субъектов преступления.
Если таких следов не обнаружено, тогда начало осмотра избирается с учетом
особенностей обстановки места происшествия.
В помещениях границами чаще всего являются стены комнаты, квартиры,
офиса и их осмотр, как правило, начинается от входа.
Границы осмотра участков открытой местности могут устанавливаться с
учетом рельефа или особенности структуры обстановки. Например, при осмотре
оврага границами рекомендуется считать его края.
При осмотре поляны, огражденной густыми зарослями растений, последние
также могут быть определены как границы осмотра.
Точки начала осмотра участков местности могут избираться в местах, где
наиболее вероятно обнаружение невидимых следов подхода или отхода. Допустим к
центру места происшествия имеется только один путь (тропинка, пешеходная
дорожка).
В ситуациях, когда место происшествия занимает значительную площадь,
видимых следов обнаружить не удалось, осмотр можно начинать от центра. При
продвижении к нему необходимо соблюдать осторожность с тем, чтобы не
повредить имеющиеся следы.
Следующей стадией исследовательского этапа является детальный осмотр, в
ходе которого изучаются элементы обстановки места происшествия, с целью
выявления сладов события.
Среди приемов обследования места происшествия выделяются методы
радикального и линейно-фронтального осмотра. Первые, в свою очередь,
классифицируются на концентрический и эксцентрический, и заключаются в
передвижении
по окружности от периферии к центру места происшествия или
наоборот.
Линейно-фронтальный метод состоит в разбивке места происшествия на
квадраты или сектора и последовательном изучении, находящихся на них объектах.
Для выделения осматриваемых участков, могут использоваться естественные
ориентиры
и
специальные
средства
ограждения
(ленты,
флажки
и
т.д.).
Рассматриваемый метод используется при осмотре больших по площади территорий,
чаще всего участков открытой местности.
Дискуссионным в теории криминалистики и следственной практике является
вопрос
о
допустимости
приемов
сплошного
или
выборочного
осмотра.
Представляется, что использование названных приемов вполне допустимо и связано
с выдвижением и проверкой версий в процессе осмотра места происшествия. Еще до
выезда на место происшествия, следователь на основе полученной информации,
выдвигает версии о характере и участниках события. В ситуациях дефицита
информации он пользуется типичными версиями, объясняющими причины и
характер происшествия. Первичные версии конкретизируются по мере расширения
фактографической
базы,
в
которую
включаются
сведения,
исходящие
от
находящихся на месте происшествия свидетелей, и прибывших туда первыми
работников органов дознания, а также полученные непосредственно следователем из
вещественных источников на осматриваемых территориях.
Обнаружив
те
или
иные
изменения
объективной
обстановки
места
происшествия, следователь создает мысленную модель действия, в результате
которых могли возникнуть выявленные следы.. В большинстве случаев выполнение
одного действия влечет за собой образование не одного, а нескольких следов.
Скажем, взлом сопровождается возникновением объемных следов использованных
орудий, а также отпечатков обуви, голых рук и микрочастиц от одежды субъекта
преступления.
Как известно способы любого вида преступления представляют собой
комплексы взаимосвязанных операций по подготовке, совершению и сокрытию
общественно опасного деяния. Взаимные связи между отдельными действиями
означают, что выполнение одного из них влечет за собой осуществление
ограниченных вариантов последующих операций.
Знание типичных способов, которые по версии следователя были реализованы
на осматриваемом месте происшествия, позволяет при обнаружении следов одних
действий выдвигать предположения о совершении субъектом и других операций,
которые также должны отражаться в объективной обстановки в виде
определенных
изменений.
Следователь
должен
также
выдвигать
предположения о характере, локализации возможных следов не только с учетом уже
обнаруженных отражений, но и принимая во внимание условия исследуемой
обстановки и сведения о типичных способах и механизмах следообразования.
Построение и проверка версий процесс довольно субъективный и конечно же
связан с определением значения тех или иных признаков. Для обеспечения
объективности и полноты осмотра места происшествия, всего расследования в
целом, кроме основных должны выдвигаться и контрверсии. Множественность
выдвигаемых версий является необходимым условием версионного процесса и
средством предупреждения следственных ошибок.
Из выдвинутых взаимоисключающих версий выводятся логические следствия,
проверка достоверности которых полностью или частично подтверждает одни
версии и опровергает другие.
В процессе осмотра места происшествия учитываются и негативные
обстоятельства, под которыми понимаются данные, противоречащие обычному ходу
предполагаемого события. Негативные обстоятельства существуют объективно, то
есть независимо от того принимаются они во внимание при построении версий или
нет.
Рассматриваемые
обстоятельства
являются
признаками
сокрытия
преступления и в первую очередь противоречат картине, которую пытались создать
субъекты общественно опасного деяния и способствующие им лица, в целях
уклонения виновных от ответственности.
К негативным обстоятельствам могут быть отнесены данные: противоречащие
предположению об отсутствии скрываемого события; о признаках преступления
исключающих версию о некриминальном характере события; о следах более тяжкого
преступления по сравнению с предполагаемым; об отсутствии отражений, без
образования которых не могло протекать предполагаемое событие; о том, что
событие не могло происходить в условиях конкретной обстановки или ситуации;
ставящие под сомнение версии о количестве субъектов преступления или об участии
в нем конкретного лица.
Для сокрытия отдельных видов преступлений применяются различные
способы, что влечет за собой образование специфических признаков, в том числе
негативных обстоятельств. Например для инсценировок самоповешения характерны
расположение ног трупа на большой высоте от подставки, наличие телесных
повреждений, которые потерпевший не мог причинить себе сам, следы волочения и
т.д. Эти признаки конечно же отличаются от признаков инсценировки угона
автотранспорта или действий по сокрытию иных видов преступлений.
Версионный процесс является неотъемлемым элементом всего осмотра места
происшествия
и
расследования
в
целом.
Однако,
при
производстве
рассматриваемого следственного действия большое значение для проверки
выдвинутых версий имеет стадия детального осмотра. Она состоит из статического и
динамического
обследования
элементов обстановки
места происшествия
и
выявленных следов. Первоначально проводится статичный осмотр, в ходе которого
не нарушается положение и целостность объекта, а изучаются доступные признаки,
локализация исследуемого предмета относительно других частей обстановки,
строятся исходные предположения относительно возможных связей обследуемого
объекта с предполагаемым событием и его участниками. Проверка указанных
предположений продолжается в ходе динамического осмотра, при производстве
которого исследуемые объекты могут подниматься, поворачиваться, открываться,
разбираться и т.д.
На заключительном этапе составляется протокол осмотра места происшествия,
производится изъятие необходимых объектов, участники данного следственного
действия знакомятся с протоколом осмотра места происшествия и приложениями к
нему, что удостоверяют своей подписью.
В соответствии со статьями 166, 167, 180 УПК РФ во вводной части протокола
осмотра места происшествия указываются число, месяц, год, место (город, поселок)
производства, время начала и окончания осмотра места происшествия, должность,
фамилия и инициалы лица, осуществлявшего осмотр, фамилии, имена, отчества всех
участников, а при необходимости их адреса и другие данные о личности. В этой же
части названного протокола указывается точное место осмотра, повод к его
производству, условия в которых он проводился (погода, освещенность).
Относительно содержания описательной части в законе (ч. 2 ст. 180 УПК РФ)
имеются лишь наиболее общие указания о том, что в нем описываются все действия
следователя, а также все обнаруженное в той последовательности, в какой
проводился осмотр. Из приведенного изложения указанной нормы можно сделать
вывод о том, что в описательной части должна содержаться общая характеристика
места происшествия, сведения о его локализации и структуре. Если осматривается
квартира, в протоколе указывается на каком этаже она находится, какие помещения
находятся на одной с ней лестничной площадке, как расположены входы в них.
Затем необходимо указать, из каких помещений состоит квартира и как они
расположены относительно друг друга и т.д. Далее описываются объекты,
находящиеся в разных комнатах, их состояние, расположение относительно других
предметов и структурных частей помещения (стен, окон, дверей и т.п.) и наконец
следы. Приведенный вид фиксации отражает осмотр, осуществляющийся от
периферии к центру. В протоколе также отражаются приемы радиального или
линейно-фронтального осмотров, путем описания обследуемых объектов в той
последовательности, в которой это делал следователь. При этом должно
соблюдаться общее требование о том, что протокол должен быть составлен таким
образом, чтобы любой читающий его человек мог ясно понять, где находится место
происшествия и какова его структура. Кроме того в протоколе должны быть
зафиксированы все обнаруженные следы, независимо от того, подтверждают или
опровергают они выдвинутые следователем версии.
Способ и детальность описания в значительной степени зависят от
обстоятельств исследуемого события. Однако существуют общие рекомендации и
правила
фиксации
следов.
Прежде
всего
должен
быть
описан
следовоспринимающий объект, его назначение, форма, размеры, цвет, другие
признаки, влияющие на следообразование и сохранность следов. После этого
рекомендуется указать, как были обнаружены следы, их вид, локализацию, общие и
частные признаки.
Среди общих признаков, как правило, легче всего определяются форма,
размеры, агрегатное состояние следов. При этом используются рекомендации,
категории и термины, разработанные в криминалистической технике в результате
изучения различных видов следов.
При описании следов должно быть зафиксировано их взаимное расположение,
отражены их связи или отсутствие таковых. Однако в протоколе не должно
содержаться выводов о том, в результате выполнения каких действий образовались
следы. Только четкость и полнота описания помогут объективно и достоверно
установить, от каких действий и предметов возникли обнаруженные следы.
При
составлении
протокола
необходимо
пользоваться
общепринятой
терминологией, чтобы не возникало путаницы и проблем в уяснении смысла
зафиксированных в этом процессуальном документе сведений. В ситуациях, когда
возникают затруднения в определении назначения, названия тех или иных объектов,
следует пользоваться справочной литературой или помощью специалистов.
В заключении описательной части протокола осмотра места происшествия
перечисляются все изъятые объекты с указанием способа изъятия и упаковки. Кроме
этого, здесь же отмечается, какие технические средства, кем и какими методами
использовались. Таким образом фиксируется применение фото и видеосъемки,
магнитных подъемников и других поисковых приборов, средств откопирования
следов, а также составление планов и схем.
При
производстве
фотографирования
и
видеозаписи
осуществляется
ориентирующая, обзорная, узловая и детальная съемки. Первая из названных
позволяет четко зафиксировать постоянные ориентиры и расположение места
происшествия. Вторая, более полно запечатлеть общий вид, структуру обстановки
места происшествия. Производство этих видов фотосъемки требует применения
методов панорамирования. Они используются, когда запечатлеваемый объект
невозможно заснять на один кадр. Различают вертикальное и горизонтальное
панорамирование. Первое используется для съемки высоких объектов и заключается
в фотографировании здания, сооружения снизу вверх и сверху вниз, делая несколько
снимков запечатлеваемого объекта. На каждом из последующих снимков должна
быть зафиксирована уже запечатленная часть заснятого объекта, чтобы не было
пробелов в формируемой позднее фотопанорамы. Фотографирование этим методом
осуществляется из одной точки.
Горизонтальное панорамирование в свою очередь делится на линейное и
круговое. Линейное панорамирование состоит в фотографировании с разных точек
прямой, проходящей параллельно снимаемому объекту. Круговая панорама
получается путем фотографирования из одной точки с перемещением фотоаппарата
на штативе по окружности.
Узловая съемка предназначена для запечатления отдельных элементов
обстановки места происшествия, например объектов со следами преступления.
Детальная фотосъемка используется для фиксации следов события. При ее
производстве обязательно применение масштабной линейки, которая должна
располагаться на одном уровне с фотографируемой поверхностью. Поскольку при
осмотре места происшествия нередко возникает необходимость съемки довольно
мелких следов, для фотографирования нужны удлинительные кольца, специальные
объективы или фотокамеры.
В протоколе осмотра указывается какая техника использовалась для
фотографирования,
включая
указание
на
применение
сменной
оптики,
светофильтров, вид светочувствительного материала и избранные параметры
экспонирования.
Такие же сведения вносятся и при использовании видеозаписи. Однако, при
этом следует указывать производилась ли звукозапись, в течении какого времени
производилась
съемка,
делались
ли
при
этом
перерывы.
Видеозапись
воспроизводится всем участникам осмотра, о чем делается отметка в протоколе.
Кроме того рекомендуется сделать видеозапись процедуры выяснения у участников
имеют ли они какие-либо замечания и ходатайства после просмотра основного
видеоматериала.
К протоколу могут прилагаться также планы и схемы места происшествия.
Планы представляют собой графические изображения места происшествия, где все
объекты исполняются в одинаково уменьшенном размере, т.е. масштабе. Для
изображения объектов используются специальные обозначения.
В схемах же размеры и обозначения избираются произвольно.
13.3. ТАКТИКА ПРОВЕДЕНИЯ ИНЫХ ВИДОВ СЛЕДСТВЕННОГО
ОСМОТРА
Осмотр трупа в соответствии с ч. 1 ст. 178 УПК РФ производится на месте его
обнаружения с участием судебно-медицинского эксперта или врача, а также
понятых. При обнаружении трупа, прежде всего ориентируется его расположение
относительно других элементов обстановки места происшествия и его следов.
Затем фиксируется поза трупа, которая определяется по положению туловища
и конечностей относительно поверхности земли. Труп может находиться в
положении лежа, сидя, стоя и висеть (в петле). При обнаружении лежащего трупа
фиксируется какой частью туловища он опирается на поверхность: боковой, грудью,
животом, спиной; как расположены конечности (согнуты в суставах, выпрямлены,
сведены вместе, разведены в стороны, скрещены и т.д.), а также каково положение
головы.
Первоначально производится общий обзор трупа без изменения позы, в
которой он обнаружен. Рекомендуется до детального осмотра сфотографировать
труп с находящимися поблизости от него объектами и следами. Фотосъемку трупа
целесообразно производить с нескольких точек, чтобы зафиксировать не только его
общий вид и позу, но и расположение относительно него других объектов.
До начала осмотра у очевидцев, свидетелей, обнаруживших труп, нужно
выяснить, не изменялось ли положение трупа, кто и с какой стороны подходил к
нему.
Очень важно обнаружить и полно зафиксировать следы, расположенные возле
трупа. Если это следы ног, их конфигурация сравнивается с размерами и формой,
частными признаками обуви, надетой на ноги трупа, измеряется расстояние, на
котором находятся эти следы от нижних конечностей умершего и т.д.
При наличии оснований предполагать, что следы оставлены другими
субъектами, исследуется их направление относительно трупа и глубина либо
четкость отображения отдельных элементов этих отражений. На мягком грунте в
следах ног человека, наносившего прямой удар рукой, носок и подметка обуви
имеют большую глубину.
Когда имеются следы крови, необходимо зафиксировать их форму, цвет,
физическое состояние, расположение относительно трупа.
Затем фиксируется состояние одежды на трупе: расстегнута, застегнута,
повреждена, вывернуты, надорваны карманы, наличие на ней следов волочения,
наслоения.
Перед началом детального осмотра нужно четко разделить обязанности между
экспертом-криминалистом и судебным медиком, установить последовательность их
деятельности. Целесообразно исследовать с помощью криминалиста открытые части
тела и одежду на трупе, чтобы не утратить, имеющиеся на этих участках
микрочастицы и не привнести новых с одежды участников осмотра.
Детальный осмотр рекомендуется проводить с головы, первоначально не
изменяя положение трупа и не раздевая его. Сначала устанавливается степень
развития трупных явлений: температуры на ощупь, окоченения в мышцах нижней
челюсти и конечностей, трупных пятен на видимых частях тела. Также на ощупь
определяется целостность костей скелета. При обнаружении повреждений на
открытых частях тела и одежде, определяется их вид, размеры, форма, фиксируется
наличие крови, ее цвет, физическое состояние (жидкая, подсохшая), и т.д.
Перед расстегиванием одежды и раздеванием трупа в необходимых случаях
прочесывается расческой волосистая часть головы, изымается подногтевое
содержимое. Последнее извлекается при помощи заостренного предмета с каждого
пальца на отдельный лист бумаги или срезается вместе с ногтем также на отдельную
бумагу. Каждый такой образец заворачивается в пакет, на котором делается надпись
какой образец, с какого пальца какой руки изъят, кем и во время какого
следственного
действия.
Пакет
подписывается
понятыми,
следователем
и
опечатывается печатью.
После полного или частичного раздевания трупа продолжается его детальный
осмотр: при помощи термометра измеряется температура, исследуется локализация
и степень развития трупных пятен. Выявленные повреждения измеряются, их форма,
размеры и состояние соотносятся с повреждениями на одежде. Аналогичным
образом сравниваются, имеющиеся на кожной поверхности и одежде следы крови.
Это позволяет установить, не раздевался ли и не переодевался ли труп, а также
положение, в котором потерпевший находился в момент причинения ему
выявленных повреждений.
В случае, если труп не опознан, он описывается по признакам словесного
портрета: сначала определяется телосложение и длина трупа. Даже при измерении
рулеткой, длина трупа устанавливается примерно, поскольку в дальнейшем, по мере
развития трупных явлений она несколько увеличится. После этого описывается
форма, размеры головы, лица, лба, носа, губ, подбородка, цвет волос, глаз и т.д.
Описание осуществляется сверху вниз с перечислением общих и частных признаков.
Среди последних нужно искать не только шрамы, следы ожогов, хирургических
операций, родимые пятна, татуировки, но и признаки привычек: никотиновые пятна
на пальцах рук, рубцы, кровоподтеки, отверстия от инъекций наркотических средств,
следы постоянного ношения колец, сережек, цепочек, браслетов и т.д. Внимательно
исследуется зубной аппарат, фиксируется запах из полости рта.
Тщательно исследуется одежда и обувь на трупе: ее фасон, состояние, наличие
признаков изношенности, ремонта, этикетки, наклейки, загрязнения. Изымается и
описывается все содержимое карманов, включая пыль, крошки табака и мельчайшие
частицы других веществ. С целью обнаружения микрочастиц исследуется
поверхность одежды под воротниками, лацканами, манжетами, а также под
подкладом предметов одежды, особенно в местах, где имеются разрывы или
сквозные отверстия от потертостей.
Неопознанный
труп
фотографируется
по
признакам
опознавательной
фотографии. Делаются фотоснимки головы в фас, левый и правый профиль. При
этом оптическая ось должна быть перпендикулярна воображаемой линии,
проходящей через центр глаз. При фотографировании в профиль, уши должны быть
открыты от волос. Особые приметы могут быть дополнительно зафиксированы
посредством детальной съемки.
По окончании осмотра труп направляется в морг. Перед этим он должен быть
упакован в специальный мешок. Иногда кроме этого, на кисти рук и голову
целесообразно одевать целлофановые мешки, горловина которых завязывается.
Указанные меры принимаются для предотвращения отделения от одежды и кожной
поверхности трупа микрочастиц и появления на нем новых микроследов во время
транспортировки.
Следует отметить, что объективные условия обстановки происшествия и
состояние трупа не всегда позволяют детально осмотреть его в месте обнаружения.
Так затруднительно детально осмотреть замерзший труп, находящийся во льду, тело
умершего замурованное в бетон и т.д. В этих ситуациях труп дополнительно или
повторно осматривается в морге после оттаивания или отделения от него веществ,
воспрепятствовавших его осмотру на месте обнаружения. Вместе с трупом
осматриваются остатки веществ и материалов, в которые он был упакован и
находящиеся в них насекомые, микрочастицы и т.д.
Освидетельствование представляет собой осмотр тела и одежды живого
человека, производящийся для обнаружения следов преступления, телесных
повреждений, свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, а также
состояний опьянения (ч. 1 ст. 179 УПК РФ).
Обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие могут быть освидетельствованы
независимо от их желания. Свидетели подвергаются освидетельствованию только с
их согласия, за исключением случаев, когда производство этого следственного
действия необходимо для оценки ранее данных ими показаний (ч. 1 ст. 179 УПК РФ)
Освидетельствование производится по постановлению следователя, которое
объявляется освидетельствуемым.
На подготовительном этапе прежде всего необходимо четко определить цели и
задачи освидетельствования. В случаях, когда таковыми являются обнаружение
следов
преступления
и
телесных
повреждений
необходимо
выдвинуть
предположение об их характере и локализации. Подобные гипотезы строятся с
учетом данных о характере расследуемого события, полученных при производстве
следственных и оперативно-розыскных мероприятий. Учитываются при этом и
сведения о типичных следах подобных преступлений.
Представляется, что следы преступления могут быть разделены на следы:
проникновения к месту посягательства и пребывания на нем; контакта с предметом
преступления или потерпевшим; выполнения действий по причинению вреда;
пользования и переноски орудий преступления, похищенным имуществом;
подготовки и сокрытия общественно опасного деяния.
В некоторых ситуациях в распоряжении следствия имеется информация о том,
на каких участках тела и одежды освидетельствуемого находятся искомые следы. В
этих случаях возможно использование выборочного метода освидетельствования. В
остальных
ситуациях
требуется
сплошное
обследование
тела
и
одежды
освидетельствуемого. Таким образом на подготовительном этапе хотя бы в наиболее
общей форме составляется план освидетельствования, предусматривающий место и
время освидетельствования, его последовательность и приемы проведения.
Выбор места и времени имеет немаловажное значение. Освидетельствование
является неотложным следственным действием, промедление с проведением
которого может привести к утрате имеющихся следов. В тоже время, когда во время
освидетельствования возникает необходимость обнажения тела осматриваемого,
должно быть подобрано соответствующее помещение, исключающее появление в
нем
посторонних
или
возможность
наблюдения
за
ним
кем-либо
кроме
непосредственных участников этого следственного действия.
Аналогичным образом решается вопрос о привлечении специалистов, понятых
и других участников. Среди специалистов могут быть названы прежде всего
судебные медики, которые окажут помощь в выявлении телесных повреждений и их
описании. В некоторых ситуациях, они могут оказать помощь в определении
возможности наличия каких-либо веществ, предметов в естественных отверстиях,
складках, а также во внутренних органах (пищеводе, желудочно-кишечном тракте).
Они же могут оказать помощь в извлечении указанных объектов, а также следов
крови, спермы, вагинальных выделений с тела и одежды освидетельствуемого, его
подногтевого содержимого.
В соответствии с ч. 4 ст. 179 УПК РФ врач приглашается и для
освидетельствования сопряженного с обнажением тела освидетельствуемого другого
пола нежели следователь. Закон не разъясняет содержание термина «обнажение».
Думается, что в данном случае речь идет о полном раздевании или обнажении
интимных участков тела. По-видимому нет необходимости привлекать врача для
осмотра верхней трети предплечья или области коленного сгиба.
Освидетельствование может проводиться и для выявления состояния
алкогольного или наркотического опьянения, что также требует участия медика.
Этот специалист использует специальные тестирование, аппаратуру и препараты,
позволяющие более полно решить задачи проведения освидетельствования.
Специалисты-криминалисты нужны для обнаружения следов наркотических
веществ, огнестрельного оружия, микрочастиц и их изъятия.
Задача обнаружения определенных свойств и признаков чаще всего включает в
себя обнаружение особых примет, а также внешних дефектов строения органов
чувств освидетельствуемого, препятствующих полному восприятию им событий, о
которых он давал показания.
Исследовательский этап при использовании метода сплошного осмотра
начинается с осмотра одежды, ее общего состояния. При необходимости каждый
элемент одежды изымается в последовательности сверху вниз и осматривается
отдельно с использованием средств криминалистической техники. Закон (ч. 5 ст. 179
УПК РФ) устанавливает некоторые ограничения использования видеозаписи,
киносъемки и фотографии при проведении освидетельствования, связанного с
обнажением. В этих случаях, применение перечисленных средств дополнительной
фиксации допускается только с согласия освидетельствуемого.
На заключительном этапе составляется протокол освидетельствования, к
которому предъявляются те же требования, что и к протоколу осмотра.
На этом же этапе происходит изъятие обнаруженных на теле и одежде
подозреваемого веществ и микрочастиц, с отражением того, каким образом они
изымались.
Следы
крови
и
иных
выделений,
обнаруженные
на
теле
освидетельствуемого, изымаются на марлевый или ватный тампон, который может
быть предварительно увлажнен дистиллированной водой. Таким же образом
делаются смывы с целью обнаружения остатков наркотических средств на руках.
При обнаружении следов выделений на волосах, они изымаются вместе с волосами.
Микрочастицы из ушных проходов и отверстий носа изымаются при помощи
ватных тампонов.
Текстильные микрочастицы отделяются от следоносителя пинцетом.
Каждый из изымаемых объектов помещается в отдельную упаковку,
снабженную этикеткой с пояснительной надписью, подписанную следователем и
опечатываемую его печатью.
Осмотр
происшествия
участков
местности
характеризуется
и
помещений,
определенными
не
являющихся
местом
организационно-тактическими
особенностями, поскольку производится для достижения специфических целей. К
ним относится ознакомление с условиями территорий и помещений, обладающих
структурой аналогичной полностью уничтоженной или существенно разрушенной
обстановке места происшествия. Такая необходимость возникает в случаях, когда
расследуемое событие сопряжено с сильным взрывом, повлекшим обширные
разрушения.
Целью такого вида осмотра может быть и выявление условий, в которых
может быть совершено преступление. Например, при подготовке операции по
задержанию с поличным место появления субъекта с целью совершения
преступления может быть предварительно осмотрено.
Подобный осмотр может быть произведен и в целях углубленного изучения
личности обвиняемого, подозреваемого, а иногда и потерпевшего.
Подготовительный этап такого рода осмотра также осуществляется в две
стадии: до выезда к месту осмотра и после прибытия к нему.
На первой стадии, прежде всего, следует четко определить цели и вытекающие
из них задачи предстоящего следственного действия.
При
подготовке
осмотра
участков
аналогичных
месту
происшествия
рекомендуется истребовать соответствующую проектную документацию, планы и
чертежи территорий, помещений, готовящихся к осмотру, схемы расположения в
них средств электро-газоснабжения, вентиляции и т.д.; о внесенных изменениях
допрашиваются свидетели, в некоторых ситуациях проводится проверка их
показаний на месте.
Подготовка к осмотру с целью установления неизменности условий может
включать в себя производство оперативно-розыскных мероприятий, допрос
свидетелей для определения времени, когда в интересующем следствие месте бывает
меньшее или большее количество людей, какие к нему прилегают объекты, что
расположено на участках, подлежащих обследованию. Для этого также изучается
соответствующая документация.
Перед проведением осмотра с целью более глубокого изучения личности
подозреваемых, обвиняемых также нужно получить сведения о месте готовящегося
осмотра, о привычках, увлечениях изучаемого субъекта, о его отношениях с лицами,
проживающими, работающими, бывающими на территориях, подлежащих осмотру.
Для
проведения
осмотра
в
жилище
необходимо
получить
согласие
проживающих там лиц, в противном случае испрашивается судебное разрешение
(ч.5 ст.177 УПК РФ). Поэтому необходимо еще до прибытия к месту осмотра
попытаться выяснить отношение указанных лиц к готовящемуся следственному
действию, изучить свойства их личности, чтобы избрать убедительные аргументы
для получения согласия на осмотр. Закон не регламентирует процедуру
испрашивания такого согласия. Представляется, что это может быть сделано в ходе
допроса лиц, проживающих в указанных жилищах. Согласие или отказ на
производство осмотра должен быть зафиксирован в протоколе. Зафиксированный
таким образом отказ может явиться основанием для возбуждения перед судом
ходатайства о разрешении производства осмотра жилища.
На этом же этапе определяются время производства осмотра и необходимые
участники.
Для осмотра выбирается время наиболее благоприятное для достижения
поставленных целей и задач. Рекомендуется начинать осмотр в то время, когда на
обследуемом объекте отсутствуют лица, которые могут оказать противодействие
расследованию. Следует заранее хотя бы примерно рассчитать продолжительность
предполагаемого осмотра, с тем, чтобы его не пришлось преждевременно
прекращать из-за наступления ночного времени или окончания работы учреждения,
предприятия.
В некоторых ситуациях необходимы различные согласования для обеспечения
доступа к осматриваемым объектам, а также участия представителей администрации
учреждений, в ведении которых находится обследуемое помещение.
По прибытии к месту осмотра следователь должен прежде всего оценить
полноту и эффективность уже выполненных действий. При необходимости он может
истребовать недостающие технические средства, пригласить дополнительных
участников, скорректировать ранее запланированные мероприятия.
Перед осмотром жилища, проживающим там лицам, может быть объявлено
судебное разрешение. Всем присутствующим и участникам разъясняется порядок
производства осмотра, их права и обязанности.
На стадии общего обзора следователь проверяет, насколько обстановка
осматриваемой местности или помещения соответствует его представлениям. Здесь
же, с учетом поставленных задач, избираются границы и приемы осмотра.
Для выявления неизменности изучаемой обстановки рекомендуется сплошной
осмотр с использованием методов радиального или линейно-фронтального осмотра.
При производстве осмотров такого рода с иными целями чаще всего
применяется выборочный метод. Границы исследования обстановки одинаковой с
условиями места происшествия устанавливаются с учетом мнения специалистов,
принимающих участие в осмотре, а также ознакомления с документами,
имеющимися на месте осмотра.
При осмотре в целях изучения личности могут использоваться различные
приемы. По делам о корыстных преступлениях, связанных с получением крупных
доходов, такие осмотры проводятся для установления соответствия реального
уровня материального обеспечения легальным доходам. В этих целях осматриваются
квартиры, дома, дачи, гаражи, имеющиеся в них объекты и дорогостоящие
предметы. Для определения стоимости обнаруженных предметов требуется участие
специалистов. В некоторых ситуациях рекомендуется осматривать не только сами
предметы, но и товарные чеки, гарантийные талоны, инструкции по пользованию
определенными устройствами, отражающими признаки вышеназванных объектов, а
также документы, записи в которых фиксируют расходы на приобретение того или
иного имущества, ведения домашнего хозяйства, планируемые затраты и т.д. Иногда
представление о реальных тратах дает изучение не только самих предметов, но и
упаковки от них. В научно-методической литературе имеется ряд случаев, когда в
ходе осмотров, обнаруживалось большое количество бутылок из-под дорогостоящих
спиртных напитков, продуктов, ювелирных изделий, цена которых значительно
превышала доходы обвиняемых (подозреваемых).
Направленность поисков в ходе подобных осмотров зависит от характера
расследуемого преступления и предполагаемых свойств личности изучаемого
субъекта.
На заключительном этапе осмотра участков местности и помещений, не
являющихся местом происшествия, составляется протокол, который оглашается
всем
участникам.
Они
также
знакомятся
с
содержанием
проводившейся
видеозаписи.
Осмотр предметов производится в целях
установления их
связи с
расследуемым событием и обнаружения следов преступления.
Чаще всего осматриваются предметы преступного посягательства; орудия и
средства совершения преступления; одежда, обувь потерпевшего, подозреваемого;
средства, использующиеся для их чистки, уничтожения, упаковки, а также иные
материальные носители доказательственной информации.
При
подготовке
к
проведению
осмотра
предметов
выдвигаются
предположения о том, какие следы могут быть на них обнаружены. С учетом этого,
подбираются нужные технические средства, экипировка следователя, приглашаются
специалисты,
готовится
место
осмотра.
Допустим
при
осмотре
одежды
потерпевшего могут быть обнаружены текстильные микрочастицы от контакта с
одеждой подозреваемого. Исследовать такую одежду необходимо над листом чистой
бумаги, чтобы отделившиеся от осматриваемого объекта частицы были хорошо
видны на ней. Для выявления таких следов используются мощные электролампы,
ультрафиолетовые осветители, лупы, увеличительные стекла. Следователь должен
работать в перчатках, не касаясь одеждой осматриваемых предметов.
Осмотр предметов начинается с установления их общих признаков,
установления наименования, назначения предметов, их формы, цвета, материалов из
которых они изготовлены. После этого переходят к выявлению частных признаков,
образующихся при изготовлении, ремонте, переделке, эксплуатации предметов, а
также следов преступления.
Первоначально рекомендуется осматривать предметы в том виде, в котором
они представлены следователю. Только после фиксации первоначального вида
объекта, положения его отдельных элементов относительно друг друга, их
состояния, начинается его исследование. Сначала выявляются видимые признаки и
лишь после этого предметы можно разворачивать, раскрывать, изменять положение
их отдельных элементов. При этом следует соблюдать осторожность с тем, чтобы не
уничтожить имеющиеся следы и не внести новых.
В ситуациях, когда при определении назначения осматриваемого объекта
возникают трудности, а также когда следователь не обладает качествами,
необходимыми для разборки и последующей сборки предмета, выявления на нем
возможных следов, рекомендуется приглашение специалиста.
В процессе осмотра не рекомендуется вскрытие герметично закрытых
предметов, пытаться приводить в действие механизмы, назначение или исправность
которых вызывают сомнение, проверять пригодность огнестрельного оружия и
боеприпасов, пробовать на вкус неизвестные вещества и жидкости, совершать
другие
действия,
которые
могут
причинить
вред
участникам
осмотра
и
окружающим.
При
составлении
протокола
рекомендуется
пользоваться
принятой
терминологией, сведениями о наименованиях, обозначениях отдельных элементов,
осматриваемых объектов, имеющихся в справочной литературе. В протоколе
отражаются факты использования технических средств выявления и фиксации
следов.
Глава 14.
ТАКТИКА СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА
14.1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА
В ст. 181 УПК РФ не дается развернутого определения следственного
эксперимента. В приведенной норме лишь содержится указание на то, что это
следственное действие проводится «путем воспроизведения действий, а также
обстановки или иных обстоятельств определенного события».
Представляется, что данная формулировка не раскрывает сущности
следственного эксперимента, поскольку в ней не выделяются основные признаки
этого процессуального действия. Воспроизведение действия является элементом не
только следственного эксперимента, но и других следственных действий – проверки
показаний на месте, судебной экспертизы. Наконец, мысленная реконструкция,
моделирование действий, а также обстоятельств расследуемого события является
частью процесса построения версий, который несомненно не может протекать в
рамках следственных действий.
В теории криминалистики и уголовного процесса давно сложилось устойчивое
представление о сущности следственного эксперимента как о неоднократном
производстве опытов. Этому соответствует и дословное понимание термина
«эксперимент» как опыт. Именно опытные действия составляют основное
содержание, сущность следственного эксперимента. Неоднократность опытов
является одним из основных требований, предъявляемых к следственному
эксперименту. Это обусловлено тем, что его ход и результаты воспринимаются при
помощи органов чувств, а его производство не требует от его участников наличия
специальных познаний.
Воспроизведение обстановки события можно рассматривать лишь как
факультативный признак некоторых видов следственного эксперимента, но не как
его основное содержание.
В ст. 181 УПК ничего не сказано об участие понятых в производстве данного
следственного действия. Однако, в приложении № 35 к УПК РФ, в образце
протокола следственного эксперимента уже отличается необходимость участия
понятых.
Следственный эксперимент отличается от проверки показаний, в ходе которой
в соответствии с ч.2 ст. 194 может воспроизводиться обстановка и обстоятельства
исследуемого события. Отличия заключаются в том, что опытные действия при
проверке показаний являются не основным, а дополнительным элементом. Они
проводятся не всегда, а лишь в некоторых ситуациях, когда в этом возникает
необходимость. Основным содержание проверки показаний является получение от
ранее допрошенного показаний по уже выяснившимся обстоятельствам с
демонстрацией допрашиваемым некоторых действий, положения людей и предметов
во время расследуемого события (ч.4 ст. 194).
В проведении проверки показаний обязательно участие ранее допрошенных
лиц – свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых. В следственном
эксперименте эти субъекты уголовного процесса могут и не участвовать.
Различия следственного эксперимента и судебной экспертизы состоят в
процессуальных основаниях, процедуре и требованиях, предъявляемых к субъектам.
Как известно, судебная экспертиза проводится в случаях, когда для
установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, требуются
специальные познания. Основанием для производств эксперимента являются
данные, вызывающие сомнения в возможности восприятия участниками
расследуемого события, определенных явлений, фактов, выполнения ими каких-либо
действий и т.д.
Следственный эксперимент проводится в присутствии понятых, участие
которых не предусмотрено при производстве судебной экспертизы.
Экспертизу проводит эксперт, который полностью несет ответственность за
соблюдение правил и технологических, научных требований, предъявляемых к
выполнению технологических операций, осуществляемых в ходе этого
процессуального действия, а также за объективность и достоверность полученных
результатов. В связи с этим, до начала экспертизы эксперт должен быть
предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.
Следственный эксперимент проводит следователь с участием понятых и
других необходимых лиц.
Кроме того, производство экспериментальных действий также не является
обязательным элементом судебной экспертизы.
Одним из требований, предъявляемых к следственному эксперименту является
производство его в условиях максимально приближенных к условиям, в которых
выполнялось выполняемое действие, протекали воспроизводимые события, явления.
К производству экспертизы такие требования не предъявляются.
Наконец, экспертиза назначается постановлением следователя, чего не
требуется для проведения следственного эксперимента. В ст. 196 перечисляются
случаи обязательного производств экспертизы. Вопрос о необходимости проведения
следственного эксперимента решается следователем самостоятельно.
Типичными
целями
экспертизы
являются
идентификация
объектов,
установление механизма следообразования, определение состояний людей и
предметов, диагностика обнаруженных на них повреждений и т.д.
В ст. 181 к общим целям следственного эксперимента относятся проверка и
уточнение данных, имеющих значение для дела. Далее эти цели конкретизируются
указанием на то, что в ходе этого следственного действия проверяются возможности
восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действия, наступления
каких-либо событий, а также выявляются последовательность происшедшего
события и механизм образования следов.
С
учетом
этого,
следственный
эксперимент
можно
определить
как
следственное действие, состоящее в производстве неоднократных опытных действий
с целью проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела.
В соответствии с положениями ст. 181 УПК различают следующие виды
следственного эксперимента: по установлению возможности восприятия какоголибо факта; по проверке возможности выполнения каких-либо действий; по
выявлению возможности наступления каких-либо событий; по определению
последовательности происшедшего события и механизма образования следов.
Первый из названных видов эксперимента является одним из наиболее часто
проводимых в практике расследования. Он состоит в проверке возможности
восприятия субъектами определенных обстоятельств расследуемого события.
Представляется, что в законе неудачно использован термин факт для определения
предмета восприятия, возможность которого проверяется в ходе следственного
эксперимента. Под фактом обычно понимаются достоверно установленные действия,
явления, события. В ходе проведения эксперимента рассматриваемого вида
проверяется не просто способности восприятия каким-либо субъектом при помощи
органов чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания. В процессе этого следственного
действия проводится проверка восприятия:
1) при помощи одного или нескольких органов чувств;
2) конкретным участником расследуемого события;
3) конкретных обстоятельств преступного события;
4) в условиях приближенных к условиям обстановки воспринимавшихся
действий, явлений, событий.
Проведение следственного эксперимента по проверке возможности совершения
каких-либо действий может преследовать конкретные задачи. Прежде всего
проверяются навыки, умение, способности конкретного лица по выполнению
определенных операций. Например, при расследовании уголовного дела по факту
убийства с применением взрывного устройства был проведен эксперимент с целью
проверки
возможностей
подозреваемого
по
сборке
приспособления,
использовавшегося в качестве орудия преступления.
В ходе подобных следственных экспериментов проверяются также физические
качества субъектов, позволяющих или не позволяющих выполнять определенные
действия.
Целью
такого
эксперимента
является
установление
способности
подозреваемого определенного телосложения поднять конкретные предметы,
имеющие значительный вес. Иногда устанавливается способность субъекта
проникнуть куда-либо через отверстие определенных размеров и конфигурации.
Следственный эксперимент по установлению возможности наступления какого-либо
события, по-видимому более правильно называть как эксперимент по проверке
возможности существования или возникновения явления, события. В качестве
примера может быть приведен следственный эксперимент с целью проверки
показаний обвиняемого о том, что недостача мясопродуктов вызвана не
инкриминируемым хищением, а нерегулируемой температурой в неисправной
холодильной камере.
Наконец, следственный эксперимент по определению механизмов события и
следообразования заключается
в последовательном воспроизведении элементов
события и фиксации образовавшихся от этого следов. При этом воспроизводимое
событие
разбивается
на
несколько
этапов,
каждый
из
которых
должен
воспроизводиться во всех возможных вариантах. После каждого из опытов
фиксируются образовавшиеся следы.
Представляется, что следственный эксперимент в зависимости от места его
производства может быть классифицирован на проводимый: в месте, где
происходили проверяемые события; в реконструированной обстановки; в иных
сходных условиях.
В зависимости от состава лиц, привлекаемых к производству следственного
эксперимента, среди них могут быть выделены выполняемые совместно с
участниками расследуемого события и без участия таковых.
Решение этого вопроса зависит от условий конкретной ситуации, сложившейся к
моменту проведения следственного эксперимента и целей, на достижение которых
он направлен.
В ситуациях, когда не установлен подозреваемый, в целях возможности выполени
определенных действий могут проводиться эксперименты с участием других лиц.
Например, для установления возможности проникнуть через обнаруженное на месте
преступления отверстие можно привлечь людей различного телосложения. Этим
субъектом может быть предложено попытаться поочередно переместиться через
указанное отверстие.
В следственном эксперименте обязательно участие тех лиц, возможности которых
предполагается проверить в ходе этого процессуального действия.
Следственный
эксперимент
состоит
из
трех
этапов:
подготовительного,
экспериментального, заключительного.
14.2. ПОДГОТОВКА К СЛЕДСТВЕННОМУ ЭКСПЕРИМЕНТУ
Подготовительный этап следственного эксперимента делится на две стадии:
до выезда к месту проведения и после прибытия к нему.
Подготовка до выезда к месту проведения следственного эксперимента
начинается с определения целей и задач, которые предполагается достигнуть.
Постановка целей и задач, прежде всего позволяет, еще раз убедиться в
необходимости производства следственного эксперимента. Для этого следователь
должен решить вопрос о том, нельзя ли достичь поставленных целей при помощи
других процессуальных действия: проверки показаний на месте, судебных экспертиз
и т.д. Поскольку эксперимент представляет собой сложное, трудоемкое действие,
рекомендуется проводить его только в тех случаях, когда невозможна замена другим
следственным действием.
Далее необходимо определить, существуют ли возможности для проведения
следственного эксперимента. Прежде всего, необходимо установить, могут ли быть
соблюдены требования, предъявляемые к его проведению. В законе (ст. 181 УПК)
указывается, что производство следственного эксперимента допустимо только в
случае, если на создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц. Думается,
что эксперимент не может проводиться и в случаях, когда существует реальная
угроза причинения вреда жизни и здоровью окружающих.
Другим
важным
требованием
является
производство
следственного
эксперимента в условиях, максимально приближенных к обстановке, в которой
протекали
проверяемые
действия,
явления,
события.
Успех
следственного
эксперимента во многом определяется правильностью выбора места его проведения.
Названное следственное действие проводится в месте расследуемого
события, если его условия имеют существенное значение реализации проверяемых
возможностей, могут быть воссозданы искусственно (реконструированы), а также
если это не противоречит требованиям действующего закона.
Когда принимается решение о проведении эксперимента в месте, где
происходили расследуемые события, необходимо убедиться, не изменилась ли там
обстановка. В этих целях следователю рекомендуется лично побывать на указанном
месте, а иногда и осмотреть его, чтобы зафиксировать неизменность обстановки или
наоборот изменения, возникшие по окончании события или первоначального места
происшествия.
Кроме
того,
целесообразно
допросить
об
условиях
обстановки,
существовавших в интересующий следствие момент свидетелей, потерпевших,
подозреваемых, обвиняемых.
Если по делу производился осмотр места происшествия, рекомендуется
изучить их протоколы, приобщенные к ним планы, схемы, фототаблицы,
видеозаписи и киноматериалы.
Проведенные мероприятия способствуют решению вопроса о существовании
или отсутствия необходимости реконструкции места проведения эксперимента.
В ситуациях, когда требуется полная или частичная реконструкция,
определяется какие элементы обстановки требуется воссоздать и в каком объеме, кто
и при помощи каких средств будет это делать. Нередко для воссоздания отдельных
элементов
обстановки
необходима
помощь
специалистов,
которым
дается
соответствующее поручение и предоставляются необходимые средства.
Не менее важным является и выбор времени проведения рассматриваемого
следственного действия. С временим иногда напрямую связано выполнение
требования о сходстве условий эксперимента и действительно имевших место
событий. Так, проверка возможности слышать определенные звуки, доносящиеся
через преграды, требует производства эксперимента в месте, где находился
свидетель и другие участники расследуемого события. Рассчитать силу звуковых
волн, проходящих через различные препятствия, отражающиеся от них практически
невозможно. Поэтому и проводить эксперимент следует в указанном месте.
При определение времени производства эксперимента нельзя забывать и о
том, что закон запрещает производство следственных действий в ночное время.
В некоторых ситуациях время избирается с учетом посещаемости или
использования предполагаемого места проведения эксперимента. В многолюдных
местах, на участках дороги с интенсивным движением лучше проводить
эксперимент в период, когда там бывает меньше посетителей, поток автомобилей и
т.д.
Наиболее важным моментом подготовительного этапа является разработка
сценария следственного эксперимента, планирование действия, составляющих его
содержание, приемов их выполнения. При этом учитываются цели эксперимента,
условия обстановки его проведения и возможные варианты изменения ситуации
непосредственно в ходе производства опытов.
В наиболее сложных случаях рекомендуется составлять письменный план
следственного эксперимента, что позволяет наглядно представить себе содержание
выполняемых операций, определить последовательность и приемы их выполнения.
Следователь обязан предусмотреть возможность как благоприятного, так и
неблагоприятного развития ситуации в процессе проведения следственного
эксперимента. В соответствии с этим должны быть избраны различные тактические
приемы этого следственного действия.
Далее определяется круг участников следственного эксперимента. Если к его
проведению привлекаются участники производства по уголовному делу, они
должны быть своевременно вызваны, а арестованные, задержанные вовремя
доставлены к месту сбора.
В
большинстве
случаев
в
следственном
эксперименте
участвуют
специалисты, оказывающие помощь в его проведении и фиксации. Представляется,
что с ними должны проводиться предварительные консультации, позволяющие
более четко спланировать проведение опытных действий, средства и приемы
дополнительной фиксации. В ходе совместного планирования специалист должен
получить четкое представление о своей роли, месте расположения, операциях,
которые будет выполнять как он, так и другие участники следственного
эксперимента.
В ряде ситуаций к проведению эксперимента привлекаются исполнители
опытов или как их еще называют дублеры, которые не участвовали в расследуемом
событии. В их задачи входит непосредственное выполнение опытных действий. При
их подборе учитываются цели эксперимента, содержание планируемых опытов. До
начала следственного эксперимента исполнители (дублеры) должны быть подробно
проинструктированы о содержании операций, которые они должны осуществить, о
сигналах, по которым они должны начать действовать или прекращать свои
маневры, изменять последовательность и темп выполняемых действия. В некоторых
случаях такого рода участников целесообразно ознакомить со схемой места
проведения эксперимента, показать на ней его позиции на разных стадиях
производства опытов и т.д. Естественно, что эти участники могут привлекаться к
участию в рассматриваемом процессуальном действии только после получения их
согласия.
В соответствии со ст. 170 УПК РФ в проведении следственного эксперимента
обязательно участие понятых, за исключением случаев, когда он производится в
труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств связи. О
приглашении понятых желательно позаботится заранее. Когда планируемый
эксперимент предполагает расположение участников на значительном удалении друг
от друга или их передвижение на большие расстояния возможно приглашение более
двух понятых. В этих случаях нужно заранее предусмотреть, сколько понятых, где
будут располагаться.
На этой стадии важное значение имеет подготовка технических средств,
среди которых выделяются средства дополнительной фиксации хода и результатов
следственного эксперимента. Вопрос о том, какие это должны быть средства и как
их следует применять заранее обсуждается со специалистами. В тех случаях, когда
осуществляется фотография и видеозапись нужно определить точки, из которых
будет вестись съемка, угол и масштаб изображения.
При
производстве
эксперимента
могут
понадобиться
средства
дополнительного или специального освещения, страховочные приспособления,
различные материалы, инструменты, предметы. Следователь должен лично принять
меры к их подготовке или поручить сделать это специалисту (эксперту),
представителю органа дознания.
Заранее определяется место и время сбора участников эксперимента,
последовательность и средства их доставки к мету проведения опытных действий.
В
пункте
сбора,
если
он
не
совпадает
с
местом
проведения
экспериментальных действия следователь убеждается, что все участники прибыли и
начинает их инструктаж в той последовательности, в которой они должны
доставляться к рабочей площадке. Всем участникам разъясняются их права и
обязанности, а также какие роли они должны выполнять. Исполнители опытов еще
раз инструктируются о том, где они должны располагаться, по какому сигналу и
когда должны начинать, изменять
или прекращать выполнение порученных им
действий. Первыми к месту проведения отправляются исполнители опытных
действий, ход или результат которых должны воспринимать проверяемые субъекты.
В некоторых ситуациях, например, когда проверяется возможность определенных
лиц видеть на определенном расстоянии, или в сложных условиях, субъекты,
способности которых проверяются не должны знать исполнителей, время, порядок,
начало выполнения ими опытных действий.
Прибыв к месту проведения экспериментальных действий следоваель должен
убедиться в неизменности обстановки или точности произведенной реконструкции.
Если имеется необходимость внести изменения в обстановку, дополнить ее или
убрать какие-то элементы, нужно сделать это. Иногда, условия обстановки требуют
доставки
дополнительной
аппаратуры,
технических
средств,
привлечения
участников, помощь которых до этого не предусматривалась.
Затем начинается расстановка участников эксперимента. В некоторых
ситуациях (таких, как вышеуказанные), свидетели, потерпевшие, подозреваемые,
обвиняемые не должны видеть, где и как располагаются исполнители опытных
действий. В этот момент участникам можно напомнить, кто из них и что должен
сделать. У специалистов, производящих опыты или дополнительную фиксацию,
выясняется их готовность. Такой же вопрос может быть задан и исполнителям. На
этом заканчивается подготовительный этап и начинается экспериментальный.
14.3. ТАКТИКА ПРОВЕДЕНИЯ И ФИКСАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ
Производство
экспериментальных
действий
начинается
по
сигналу
следователя по заранее составленному плану. Однако, в дальнейшем при их
проведении могут применяться различные тактические приемы. В теории
криминалистики отсутствует единое мнение относительно количества и содержания
этих приемов.
Так некоторые авторы относят к ним сходства условий места проведения
эксперимента и обстановки расследуемого события. По нашему мнению, это не
тактический прием, а основное требование, предоставляемое к производству
следственного эксперимента. Как известно, тактические приемы представляют собой
способы
выполнения
следственного
действия,
должны
быть
гибкими,
взаимозаменяемыми. Если же считать, что обеспечение сходства названных условий
является
тактическим
приемом,
значит
может
быть
приемом
проведения
эксперимента в различающихся условиях.
Наиболее распространенным тактическим приемом является производство
многократных опытов в неизменных условиях. Использование этого приема не
только повышает объективность и достоверность результатов эксперимента, но и
преодолевать оказываемое противодействие, оказываемое недобросовестными
свидетелями, потерпевшими, а также подозреваемыми, обвиняемыми в ходе
эксперимента.
выполняемыми,
Многократное
намеренно
повторение
искажаемыми
может
снизить
действиями
и
контроль
субъект
над
выполнит
необходимые операции привычным образом. В некоторых случаях, неоднократность
опытных действий позволяет выполнить требование обеспечения сходства условий
эксперимента и исследуемого события. Например, подозреваемый в совершении
кражи из магазина товаров большого веса, показал, что похитил ценности один,
несколько раз перенося похищенное партиями за 200 метров от места преступления.
Затем в течение нескольких недель вывозил украденное на общественном
транспорте и реализовывал. Следователь усомнился в том, что подозреваемый
обладает физическими качествами не только перенести, но и перенести на указанное
расстояние за короткий срок груз весом около 500 килограммов. При проведении
следственного эксперимента подозреваемому было предложено укладывать товары
таким же образом, как он это сделал при совершении преступления и переносить в
указанное им место. За срок значительно превышающий продолжительность
совершения преступления подозреваемый не смог перенести и четверти от объема
похищенных ценностей.
Количество проводимых
опытов определяется целями эксперимента,
условиями сложившихся ко времени его производства следственной ситуации.
Другим,
также достаточно распространенным
приемом следственного
эксперимента является изменение темпа выполнения опытных действий. Они могут
убыстряться или замедляться в зависимости от получаемых результатов, каждого из
первоначально выполняемых действий.
В ряде ситуаций
эффективным является тактический прием изменения
условий производства нескольких опытов. Использование этого
приема
значительно
повышает
достоверность
результатов
тактического
следственного
эксперимента.
Изменение условий может заключаться в улучшении или усложнении
внешних
условий
восприятия.
эксперимента
видеть
увеличиваться.
При
в
Допустим,
условиях
проведении
слабого
освещенность
света может
эксперимента
по
при
проведении
уменьшаться
проверке
или
возможности
существования какого-либо явления, события может меняться температурный
режим, влажность.
В некоторых случаях применение этого тактического приема заключается в
изменении положения проверяемого субъекта относительно исполнителя опытного
действия. Скажем, свидетель, потерпевший, возможности которых слышать на
определенном расстоянии проверяются в ходе эксперимента, может приближаться
или
удаляться
от
исполнителя,
воспроизводящего
текст
аналогичный
воспринявшийся названными субъектами в процессе расследуемого события.
По нашему мнению, рассматриваемый тактический прием может состоять в
замене проверяемого субъекта на дублера (исполнителя). Например, обвиняемый в
убийстве заявил, что, пытаясь остановить нападавшего на него потерпевшего,
выставил в его сторону нож, который держал в вытянутой вперед руке.
Пострадавший, продолжая наступать, споткнулся и упал на нож. В ходе
следственного эксперимента обвиняемому дали макет ножа и предложили занять
такую же позицию, как и во время расследуемого события. Затем по указанию
обвиняемого толкали манекен,
в левую половину грудной клетки которого
помещали пластилиновую пластину. После проведения нескольких таких опытов,
каждый из которых сопровождался заменой пластилиновой пластины, обвиняемому
было предложено занять место исполнителя манипулировавшего манекеном. Дублер
по указанию обвиняемого
принял необходимое положение, а обвиняемый стал
опускать манекен на нож.
Изменение условий может заключаться и в усложнении содержания опытных
действий, приемов и операций по их выполнению.
Первые
опыты,
как
правило,
проводятся
в
условиях
максимально
приближенных обстановке расследуемого события. К упрощению опытов прибегают
в тех случаях, когда результаты первых опытов являются отрицательными, т.е.
сомнительная возможность (восприятия, выполнения следственных действий,
существования явления) не подтверждается. Усложнение условий применяется в
ситуациях
получения
положительного
результата,
т.е.
при
подтверждении
проверяемой возможности.
К тактическим приемам проведения следственного эксперимента относится
и выполнение опытных действий в несколько этапов. Для этого, в процессе
выполнения экспериментальных действий заранее выделяются определенные
узловые
точки,
моменты,
в
которых
опыты
временно
прерываются.
Рассматриваемый тактический прием не только облегчает восприятие, а оценку и
анализ производимых опытных действий, но и обеспечивает четкий контроль за
ходом эксперимента. Кроме того, он позволяет более полно использовать средства
дополнительной фиксации выполняемых действий, их результатов и следов.
Описанное выше разделение опытных действий называется реальным. Оно
применяется, когда темп выполнения опытов не имеет существенного значения для
достижения поставленных целей. Оно возможно и в случаях необходимости
изменения условий последующих экспериментальных действий.
Разделение опытов на этапы может быть и мысленным, что также позволяет
контролировать процесс экспериментов, оценивать промежуточные результаты и
быстро принимать тактические решения.
В ряде учебных пособий к тактическим приемам относят и ограничение
круга участников, а также выбор формы и объема сообщаемой им следователем
информации о целях, задачах и содержании эксперимента. Насомненно эти меры
относятся
к
тактическим,
но
вряд
ли
они
могут
рассматриваться
как
самостоятельные тактические приемы.
Во вводной части протокола указывают место и дату производства
следственного действия, время начала I; окончания, должность, фамилию и
инициалы лица, составившего протокол, а также фамилии имена и отчества каждого
лица, участвовавшего в следственном действии, их адреса и другие данные о
личности ( ч. 3 ст. 166 УПК РФ).
Здесь же должна быть указаны цель следственного эксперимента, а также
деланы отметки о разъяснении участвующим лицам их прав, обязанностей,
ответственности, о применении технических средств.
Описательная часть протокола является наиболее важной и сложной в
содержательном смысле. Прежде всего должна быть описана обстановка и условия,
в которых проводились опыты.
Если предпринимались меры по реконструкции
обстановки, то необходимо указать, в чем конкретно она выражалась. Далее
фиксируется месторасположение участников эксперимента перед началом опытов,
сигналы и средства связи между ними, а также описание каждого проделанного
опыта в той последовательности, в которой они осуществлялись. Описание опытов
должно быть наиболее подробным, обязательно указываются его участники,
содержание их действий, получаемые результаты. Применяемые тактические
приемы также подлежат фиксации, поэтому необходимо указать количество
проведенных опытов, факт изменения их условий и в чем конкретно оно
заключалось.
В
заключительной
части
протокола
следственного
эксперимента
фиксируются поступившие заявления участников эксперимента, если они имели
место. Делается указание о составленных в ходе эксперимента планах, схемах,
сделанных фотоснимках, произведенной видеосъемке.
Глава 15.
ТАКТИКА ОБЫСКА И ВЫЕМКИ
15.1. ПОНЯТИЕ ОБЫСКА
Обыск - это сложное в структурно-функциональном отношении следственное
действие, с доминирующей поисковой направленностью. Обыск производится на
основании мотивированного постановления следователя (ч.2 ст.182 УПК РФ), а если
это следственное действие осуществляется в жилище, то в соответствии с судебным
решением (ч.3 ст.182 УПК РФ). Лишь в исключительных случаях на основании ч.5
ст.165 УПК РФ следователь может произвести обыск в помещении без получения
судебного
решения.
Личный
обыск
в
силу некоторых
его
особенностей
(возможность незаметного удаления и перепрятывания объектов поиска, их
использования для нападения на обыскивающих и т.д.) может быть произведен без
соответствующего постановления при задержании лица или его заключении под
стражу, или в случаях, когда имеются основания полагать, что лицо, находящееся в
помещении, либо в ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе
предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела.
По количеству одновременно обыскиваемых объектов выделяют: групповой
обыск, когда он проводится одновременно у нескольких лиц, проходящих по одному
делу, или у одного лица, но в разных местах (квартира, дача и т.п.); и одиночный,
когда обыску подвергается один объект.
Фактическим
(информационным)
основанием
производства
обыска
являются достаточные данные, позволяющие полагать, что в каком-либо месте или у
какого-либо лица находятся орудия преступления, предметы, документы и ценности,
которые могут иметь значение для уголовного дела, а также разыскиваемые лица и
трупы (ч.1 ст.182 УПК РФ). Однако с тактико-криминалистических позиций
абсолютизировать объем, содержание и характер этих данных не следует. Критерий
информационной
необходимости
достаточности
первоочередности
с
учетом
ситуационной
производства
обыска
неотложности
и
несопоставим
с
процессуальной достаточностью оснований задержания подозреваемого (ст.91 УПК
РФ), избрания меры пресечения (ст.91 УПК РФ), или привлечения в качестве
обвиняемого (ст.171 УПК РФ). Таким образом, можно сформулировать правило об
обязательности производства обыска по уголовным делам, чаще всего, на
первоначальном этапе расследования преступлений, когда исходные данные,
необходимые для принятия решения о проведении обыска не характеризуются
достоверностью и абсолютной надежностью.
Дополнительными целями обыска являются: обнаружение и изъятие всех
вещей и предметов, изъятых из гражданского оборота и запрещенных для
пользования, а также поиск имущества для обеспечения возмещения причиненного
ущерба.
Обыски можно дифференцировать с учетом различных классификационных
признаков:
- по объекту: обыск помещения, обыск на местности, обыск транспортных
средств, личный обыск;
- по объему обследования объектов: основной, дополнительный (когда
обыскивают территорию, которую не обследовали при основном обыске). Например,
при основном обыске обследовали дом, а через некоторое время -дополнительно
хозяйственные постройки во дворе;
- по очередности проведения: первичный и повторный обыски, последний
обычно проводится, если первичный обыск был проведен некачественно. Повторный
обыск может быть частью тактической операции «первичный - повторный обыск»,
при
проведении
которой
следователь
рассчитывает,
что
подозреваемый
(обвиняемый), успокоившись после первичного обыска, доставит в свое жилище
какие-то предметы, в том числе и те, которые ранее укрывались в другом месте.
15.2. ПОДГОТОВКА К ОБЫСКУ
После принятия решения о производстве обыска следователь производит
подготовительные действия, перечень и содержание которых зависит от конкретной
ситуации.
Для производства обыска достаточно знать групповые признаки искомых
предметов, но желательно до начала обыска собрать сведения и об индивидуальных
признаках..
Перед началом обыска надо получить сведения о человеке, у которого будет
проведен обыск, как можно более полную информацию о его профессии, навыках,
увлечениях и т.д., чтобы ориентировочно судить о том, куда он мог спрятать
искомый объект. Очень важным являются данные о возможности оказания
противодействия, агрессивности обыскиваемых и т.п. Эти сведения позволяют
принять необходимые меры безопасности в преодолении острых конфликтных
ситуаций.
Heoбxодимо также собрать сведения о характере обыскиваемого объекта
(производственные помещения, учреждения, квартира, дом, наличие хозяйственных
построек, запасных дверей и т.п.) и о количестве работающих или проживающих там
лиц. Эти сведения помогут ориентироваться в объеме работы и составе следственнооперативной группы, производящей обыск.
Следователь должен принять решение о лицах, которые войдут в группу для
производства обыска: помощники (сотрудники органов дознания), специалисты,
понятые, представители администрации, а также подразделение силовой поддержки.
Для производства обыска необходимо подготовить поисковую и вспомогательную
технику:
металлоискатели,
щупы,
магнитные
подъемники,
лопаты,
ломы,
осветительные приборы и т.д. Органы дознания за период подготовки должны
провести интенсивную оперативно-розыскную работу, чтобы в сжатые сроки, хотя
бы ориентировочно, установить места сокрытия искомых предметов.
Собрав необходимую информацию, следователь составляет план производства
обыска, в котором указывает время его проведения, способ проникновения в
помещение, меры безопасности, распределение обязанностей между участниками,
тактические приемы обыска.
При производстве обыска следователь нередко затрудняется определить,
относится ли обнаруженная вещь к расследуемому делу. В этой ситуации можно
использовать ряд приемов. В частности, перед обыском следует сделать подробное
описание искомых вещей. Можно произвести выемку у потерпевшего образцов
тканей, пуговиц, красок и т.п., чтобы можно было сравнить образцы с вещами,
обнаруженными при обыске.
В зависимости от конкретной следственной ситуации необходимо решить
вопрос о возможности приглашения для участия в обыске потерпевших или же
сотрудников предприятия. Некоторые криминалисты ошибочно полагают, что не
следует приглашать этих лиц для участия в данном следственном действии,
поскольку в случае обнаружения ими похищенного имущества они не могут
участвовать в предъявлении его для опознания. Однако подобная позиция снижает
поисковый потенциал обыска. Кроме того, в предъявлении для опознания могут
участвовать лишь некоторые из потерпевших и сотрудников. Следует также учесть,
что и показания о приметах (признаках) похищенных предметов будут иметь такую
же доказательственную силу как и результаты предъявления для опознания.
Облегчить узнавание вещей можно с помощью фотографии искомых
предметов, которые можно получить у потерпевших (например, потерпевший
сфотографировался в костюме, который украли) или в процессе производства иных
следственных действий (например, при осмотре места происшествия сделан
масштабный снимок следа обуви преступника, где хорошо виден рельефный
рисунок подошвы).
При производстве обыска можно использовать данные, полученные при
осмотре
места
происшествия.
Это
могут
быть
зафиксированные
следы
транспортного средства, следы орудий взлома и иные следы - оторванная пуговица,
обломанная часть лезвия ножа, остатки краски от транспортного средства и т.д.
Одной из главных задач подготовительного этапа является установление
вероятных мест сокрытия искомого. Если обвиняемый арестован, то целесообразно
провести с ним серию бесед и попытаться убедить добровольно указать места
сокрытия искомого. Их могут подсказать на допросах раскаявшиеся соучастники
обвиняемого. Следователь также должен учитывать его прошлый опыт укрытия
предметов, умение что-либо мастерить своими руками, степень фантазии, уровень
мышления, специальное образование, профессию, увлечения и т.п.
Если
родственники
расследованию
или
даже
и
друзья
обвиняемого
сотрудничают
со
не
противодействуют
следователем,
положительно
характеризуются, то их необходимо допросить для выяснения возможных мест
укрытия вещей или получить об этом хотя бы ориентирующую информацию.
Однако с учетом возможного использования самого факта допроса в негативных
целях лицами, занимающими мнимо бесконфликтную позицию, обыски в этих
случаях следует производить сразу же после разведывательных допросов.
В отношении понятых следователь исходит из возможности их приглашения
на месте обыска или пригласить понятых заранее. Обыскивая квартиру или жилой
дом, не рекомендуется приглашать в качестве понятых ближайших соседей, а тем
более родственников обыскиваемого лица.
Количество помощников следователь определяет, исходя из: а) объема
предстоящей работы; б) количества лиц, проживающих в помещении, которое
предстоит обыскивать, поскольку нужно обеспечить безопасность всех участвующих
в производстве обыска (для чего рекомендуется вызвать на место обыска
сотрудников силовых структур) и эффективное наблюдение за поведением всех
находящихся в обыскиваемом помещении лиц.
Вопрос об участии специалистов следователь решает с учетом конкретной
следственной ситуации.
Если обыск будет проводиться в государственной или общественной
организации, следует обеспечить участие их представителей. При производстве
обыска участвует лицо, в помещении которого проводится данное следственное
действие; либо совершеннолетние члены его семьи, а также вправе присутствовать
защитник того лица, в помещении которого производится обыск. При планировании
личных обысков следует включить в следственную группу лиц разного пола.
15.3. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ОБЫСКА
Владельцы помещения, которое подлежит обыску, нередко под благовидным
предлогом или без такового, не впускают следователей и оперативных работников,
используя это для уничтожения предметов и документов. Поэтому, чтобы
максимально реализовать фактор внезапности, следователь должен заранее
продумать все возможные способы для проникновения на объект обыска. При этом,
следователь должен исходить из предположения о том, что обыскиваемое лицо
займет
наиболее
негативную
позицию.
Следственная
практика
выработала
несколько типовых вариантов проникновения в помещение (жилище).
Простым и в тоже время эффективным способом проникновения в помещение
является использование для этого момент выхода или входа в него проживающих
или работающих там лиц. Для этой же цели нередко используются знакомые и
соседи владельцев помещения, обеспечив предварительно их лояльность.
Наиболее простой способ проникновения в жилище состоит в том, что
оперативный работник, оказывающий содействие следователю, представляется
пожарным инспектором, сотрудником горгаза, телефонной станции или электросети.
Иногда применяются более инициативные способы, когда члены следственной
группы временно отключают освещение в квартире, трансляцию телепрограмм,
скрытно
ожидая
выхода
жильцов
на
лестничную
площадку
для
замены
предохранителей в электрощитках и последующего проникновения следственной
группы в помещение (жилище).
Часто проникновению в дом препятствует собака, поэтому, если следователь
на подготовительном этапе выяснил, что дом охраняет собака, он должен включить в
следственную группу специалиста-кинолога.
В случае отказа открыть двери, несмотря на уговоры, следует действовать
решительно и быстро, а именно: представившись и объяснив цель прихода, быстро
взломать запоры или даже саму дверь, используя приготовленный для этой цели
специальный инструмент.
Перед началом обыска следователь предъявляет постановление о его
производстве, а при обыске в жилище - судебное решение о его проведении.
Затем следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию
предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного
дела. Однако добровольная выдача искомого не является препятствием для
производства полномасштабного обыска, который во всех ситуациях должен быть
проведен обязательно. Содержащееся в ч.5 ст.182 УПК РФ указание о праве
следователя не производить обыск в случае добровольной выдачи искомого не
учитывает возможность создания обыскиваемым мнимо бесконфликтной ситуации
для того, что обмануть следователя и укрыть более важные и значимые
вещественные доказательства, документы, ценности и другие объекты, о которых
следователю не было известно.
При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, нарушаться
целостность имущества.
В
соответствии
с
законом,
следователь
вправе
запретить
лицам,
присутствующим, по тем или иным причинам, в месте производства обыска
покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания
обыска. Во время проведения рассматриваемого следственного действия должно
действовать тактическое правило: «всех впускать, никого не выпускать». Более того,
за лицами, которые после окончания обыска покинули помещение, в зависимости от
конкретной ситуации, может быть осуществлено наблюдение, в соответствии с п.6
ст.6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», результаты которого могут
иметь важное поисковое и доказательственное значение.
В отношении присутствия на месте обыска лица, в помещении которого
производится это следственное действие, в криминалистике сформулированы две
тактические позиции.
Первая из этих позиций считает желательным присутствие на месте обыска
обвиняемого, подозреваемого или других лиц, в помещениях которых производится
рассматриваемое процессуальное действие, поскольку наблюдение за этими лицами
позволит получить информацию о возможном нахождении тайников, укрытых
искомых объектов. Находясь в состоянии сильного психического напряжения,
вызванного угрозой разоблачения, у многих людей проявляются внешние признаки
(«улики поведения») стрессового состояния (потливость, тремор, или наоборот,
сжатие пальцев рук, покраснение или бледность щек, излишняя суетливость,
заикание, изменение частоты дыхания, истерические срывы и даже обмороки и т.д.).
Кроме того, при выполнение требований первой тактической позиции можно
эффективно применять метод «словесной разведки», который основан на тех же
психологических правилах, что и выше рассмотренный метод наблюдения за
обыскиваемыми. Различие состоит лишь в том, что следователь, не приближаясь к
месту возможного сокрытия искомых предметов, громко и уверенно отдает
распоряжения своим помощникам о немедленном обследовании определенных мест,
внимательно наблюдая при этом за реакцией лиц, у которых производится обыск.
Вторая тактическая позиция заключается в желательности удаления лица, у
которого производится обыск с места осуществления этого следственного действия.
Предполагается, что при неудачном исходе обыска, следователь в процессе
последующего допроса удаленного с места обыска лица, эффективно маневрируя
информацией,
правильно
применяя
соответствующий
арсенал
тактико-
психологических приемов может создать впечатление об успешном результате
обыска и получить необходимые сведения о месте нахождения искомых предметов,
документов и ценностей.
Представляется, что обе эти позиции не должны противопоставляться друг
другу, их необходимо применять в зависимости от конкретной тактико-поисковой
ситуации, складывающейся перед началом обыска, в зависимости от имеющейся
информации. Кроме того, было бы весьма оптимальным параллельное применение
комплекса тактических приемов, относящихся к обеим рассмотренным выше
позициям. Например, удаление с места производства обыска главы семьи и
психологическое наблюдение за другими членами семьи.
В процессе производства обыска следователь должен учитывать две группы
факторов, которые могут быть использованы лицами, у которых проводится
исследуемое следственное действие - так называемые «факторы объективной
недоступности» и «факторы субъективной недоступности».
При использовании факторов объективной недоступности лица, у которых
может быть произведен обыск, учитывают личные качества следователя недостаточную
внимательность
и
наблюдательность
(устраивают
хорошо
замаскированные тайники), брезгливость (прячут искомое в выгребных ямах,
помойных ведрах, туалете и т.д.), чувства сострадания (устраивают тайник в постели
тяжело больного родственника), а также большую трудоемкость поисковых
действий (искомые объекты закапывают глубоко в землю) и т.п.
При использовании факторов субъективной недоступности, преступники и
связанные с ними лица, наоборот, оставляют искомые предметы и документы,
буквально на виду у обыскивающих, лишь слегка изменив их внешний вид,
рассчитывая
на
«эффект
психологического
проскакивания»,
запрограммированность следователя на трудный и длительный поиск.
Следователь,
чтобы
добиться
успеха
при
производстве
сложного
следственного действия в острой конфликтной ситуации, должен учитывать обе
группы рассмотренных выше факторов, профессионально, с учетом конкретных
обстоятельств, проводя поисковые действия.
Пытаясь определить место укрытия, следователь должен принимать во
внимание особенности личности владельца обыскиваемого помещения. В частности,
надо учитывать профессиональные навыки укрывателя (плотник, бетонщик,
каменщик, печник, слесарь и т.п.), так как человеку, хорошо знающему особенности
материала, с которым он постоянно работает, легче сделать замаскированный
тайник. Целесообразно представить себя на месте обыскиваемого и попытаться
определить место тайника. При этом, необходимо выдвигать не только одну, но
другие розыскные версии и эффективно проверять их.
При маскировке тайника или предмета укрыватель не может предусмотреть
всех мелочей, поэтому следователь должен обратить внимание на негативные
обстоятельства: обнаружены охотничьи патроны, а ружье отсутствует; все половые
доски прибиты ржавыми гвоздями, а одна - новыми; на стене в каком-нибудь месте
имеются различия в тоне окраски и т.д.
Решая вопрос, прятать или не прятать предмет, преступник исходит из того,
сможет ли он правдоподобно объяснить владение данным предметом, если у него
его обнаружат. Чаще всего укрывают огнестрельное оружие, инструменты,
приспособленные для совершения преступления, отмычки, наборы ключей,
ценности и другие предметы, полученные преступным путем, сырье для
изготовления запрещенной продукции, бланки документов, деньги, драгоценности и
товары, труп и его части, предметы, изъятые из гражданского оборота и др.
Некоторые предметы не прячут, но маскируют иным путем - перебивают
номера на транспортных средствах, компьютерах, телевизорах и других изделиях,
имеющих заводские номера, шифруют записи, изготавливают огнестрельное или
холодное оружие под видом тростей, авторучек, перчаток и т.п.
Правдоподобное объяснение можно дать орудиям преступления - бытовым
инструментам (топорам, ножам, ломам, ножовкам и т.п.), похищенным в небольших
количествах предметам, замытым следам крови на одежде (объясняют, что это кровь
животного, его собственная кровь от пореза и т.д.).
Преступники не прячут мелкие, малоценные предметы, похищенные у
потерпевших, потому что не придают им никакого, в том числе доказательственного
значения (расчески, авторучки, карманные календари, брелки, значки и т.п.).
Некоторые предметы преступники не скрывают, потому что не понимают их
доказательственного значения - остатки костей и металлические части от одежды
после сожжения трупа, остатки веревки и газеты от упаковки частей трупа, свинец,
из которого отливались пули, дробь и т.д. В этих случаях преступники просто не
знают возможностей криминалистики и поэтому не пытаются прятать эти предметы.
В целях рациональной организации поиска необходимо всю территорию,
подлежащую обыску, разбить на секторы, границы которых четко определены.
Поисковые действия производятся в строгой последовательности, методом
сплошного поиска. Выборочный метод при проведении первичного обыска не
применим.
Вероятные места сокрытия искомых объектов определяет следователь, исходя
из размеров и характера искомого предмета, а также из имеющейся информации о
возможных местах сокрытия. При этом следователь должен иметь в виду, что
обвиняемый (подозреваемый) может разобрать, расчленить искомый объект.
Трудоемкость обыска каждого сектора зависит от его заполненности предметами
(мебелью, книгами, дровами и пр.). Обыск может вестись параллельно или
последовательно. Параллельный прием применяется, когда территория обыска
разделена на несколько секторов, а следственная группа дифференцирована на
несколько поисковых подгрупп, чтобы ускорить поиск. Например, одна подгруппа
обследует дом, другая в это же время ведет поиски в надворных постройках. И в той,
и в другой группе должны присутствовать понятые.
Трудоемкую чисто техническую работу (перекладывать дрова, передвигать
мебель, перекапывать грядки и т.п.) следует поручать заранее приглашенным
рабочим,
если
объем
ее
слишком
большой.
Наблюдение
за
работой
вспомогательного персонала должен осуществлять один из членов следственной
группы.
При организации поисков в жилом помещении должна быть установлена
определенная последовательность обследования объектов, например, по часовой
стрелке, вдоль стены. Сначала обследуют вещи, находящие в шкафах, шифоньерах и
т.п. - одежду, посуду, книги. Одежду не только осматривают, но и прощупывают для
обнаружения зашитых предметов. Книги пролистывают, поскольку нередко между
склеенными листами, хранят документы, а в вырезанных частично страницах оружие или ценности. Если посуда заполнена продуктами, то щупом или ложкой
проверяют, что находится внутри или же высыпают, выливают ее содержимое в
соответствующие емкости. Все вещи необходимо складывать рядом с местом их
обнаружения (там, где они находились ранее), а затем после тщательного
обследования положить обратно. Все ящики из мебели надо вскрывать и проверить,
нет ли тайника между стенками и дном. У мебели надо обследовать части, скрытые
от обзора, низ, верх, заднюю стенку, так как с укрытой от обзора стороны могут
быть закреплены различные предметы. Для обнаружения в мебели двойной стенки,
дна, верха необходимо измерить и сопоставить внешние и внутренние размеры. Если
обнаружится, что толщина стенки или дна превышает обычную, значит, в этом месте
устроен тайник. Другие тайники в мебели устраивают обычно в полых ножках и
местах их закрепления. Мебель необходимо отодвинуть в сторону, чтобы
обследовать закрываемую часть стены или пола. При этом обращают внимание на
негативные обстоятельства; следы недавнего ремонта, разную окраску, гвозди, обои
и т.д., простукивают стены с целью выявления тайников. При изменении звука при
простукивании тщательно осматривают особенно подозрительное место и решают
вопрос о вскрытии стенки. Диваны, кресла, матрацы и подушки тщательно
обследуют, особенно швы, которые прощупывают руками и пpoтыкакаются щупом.
Нередко эти швы необходимо вспарывать и осматривать изнутри.
В электробытовых приборах разбирают кожух, коробку, потому что тайники
часто устраивают у задней стенки радиоприемников, телевизоров, стиральных
машин, холодильников. Необходимо также осмотреть те части пола и стен, которые
покрыты линолеумом, ковром.
Землю в горшках с цветами необходимо протыкать щупом или даже высыпать
и тщательно осматривать.
В конструктивных элементах зданий тайники устраивают под полом, в
деревянных, кирпичных, панельных стенах. Обычно эти места прикрыты картинами,
мебелью, коврами и т.д. Нередко тайники устраиваются под подоконными досками,
порогом, плинтусами, в вентиляционной шахте, местах укрепления розеток и
выключателей, внутри комнатных и туалетных дверей. В сантехническом
оборудовании для тайников используют колена труб, раковин и сливные бачки. Если
есть подозрение, что в помещении расчленялся труп, то рекомендуется разобрать
сочленения и отстойники канализационной трубы, где могут быть обнаружены
обломки костей и остатки мышечной ткани.
Если имеются печи внутреннего отопления, то их обследуют для обнаружения
тайников в кладке и изъятии золы для экспертного исследования. В оставшейся золе
могут быть обнаружены металлические части одежды и обуви, остатки костей и
вещества, входящие в состав других сожженных предметов и т.д.
Если у следователя имеются хотя бы малейшие подозрения об относимости к
расследуемому делу обнаруженной при обыске вещи, ее нужно обязательно изъять
для более тщательного исследования и опознания. Так же поступают, когда при
обыске обнаружено несколько однородных предметов - портфелей, сумок, шапок и
т.д. Все эти предметы следует изъять и проверить принадлежность.
Иногда следователю приходится взламывать запоры, вскрывать полы и
производить
иное
нарушение
целостности
предметов.
Вскрытие
следует
производить осторожно, не допуская излишних повреждений.
После обыска надо найти хотя бы частичную возможность для устранения
поломок и прочих разрушений, если в ходе обыска не обнаружены искомые
объекты.
При обыске на открытой местности сначала необходимо провести внешний
обзор для обнаружения признаков тайника - свежевыкопанная земля, засохшая
растительность,
необычное
расположение
грядок.
При
обнаружении
подозрительного места следует прощупать его длинным щупом или перекопать на
достаточную
глубину.
Затем
надо
проверить
весь
участок
с
помощью
металлоискателя или щупа, обследуя его методом сплошного поиска, разбивая
территорию на "квадраты" или "прямоугольники".
Личный обыск производится на месте задержания подозреваемого или во
время проведения иного вида обыска (помещения, транспортного средства). Его
целью является обнаружение и изъятие оружия и иных предметов и документов,
которые могут иметь значение для уголовного дела. При личном обыске следует
соблюдать определенные правила, обеспечивающие безопасность. Обыскиваемого
нужно поставить лицом к стене или автомобилю под углом 45° с широко
раздвинутыми руками и ногами. В таком положении устойчивость обыскиваемого
чрезвычайно низка, при его попытке напасть на следователя он потеряет равновесие
и может упасть. Обыскивающий, в свою очередь, не должен сильно наклоняться,
чтобы не утратить равновесие и не потерять устойчивость.
Одежду задержанного прощупывают и изымают оружие, табак, различные
таблетки и емкости с жидкостями, чтобы предотвратить использование их при
нападении или самоотравлении. Изымают документы и другие предметы, имеющие
отношение к расследуемому делу, чтобы задержанный не выбросил их при
конвоировании. После доставки в соответствующее помещение проводят более
тщательный обыск задержанного, предлагают снять одежду, обувь, носки, чтобы
просмотреть и прощупать их.
Наиболее часто искомые предметы прячут под воротники, под ремень,
подвешивают в рукавах, на груди, в брюках, прячут между пальцами ног, в носках,
под стелькой обуви. Мелкие предметы прячут в пышной прическе, естественных
отверстиях тела. Если есть основания полагать, что предмет проглочен, наиболее
часто это относится к наркотикам, человека следует проверить с помощью
рентгеновской установки. Иногда преступники прячут искомые предметы в иной
упаковке - наркотики хранят в упаковке для валидола, а бритвенные лезвия или
специально заточенные монеты, используемые для разрезания карманов и сумочек,
карманчики чаще всего хранят в спичечных коробках.
Личный обыск производится лицом одного пола, в присутствии понятых и
специалистов того же пола, если они участвуют в следственном действии (ч.3 ст.184
УПК РФ).
Обыск транспортных средств - это сравнительно новая в практике
правоохранительных органов разновидность обыска, вызванная стремительным
ростом числа автомобилей, находящихся в личном пользовании.
Если транспортное средство обыскивается в гараже, который подлежит
обследованию, то отдельного постановления не нужно. Также не требуется
постановление при задержании водителя или пассажиров.
Обыск легкового автомобиля должен начинаться с багажника, поскольку там
чаще всего устраиваются тайники, и заканчиваться мотором.
В багажнике должны быть проверены сумка с инструментами, запасное колесо
(пространство между камерой и покрышкой), пространство между настилом и
днищем багажника. В салоне автомобиля следует посмотреть, что находится между
ковриком и днищем, снять и прощупать чехлы, проверить пространство между
сиденьем и спинкой, между сиденьем и полом, сами сидения, приборную панель,
содержимое перчаточного ящика, аптечки, пепельницы.
Затем обследуется пространство под капотом двигателя. Обязательно
осматриваются на «яме» механизмы и детали автомобиля, находящиеся под днищем,
- ходовая часть, трансмиссия и пр. В тех местах, где плохо видно, применяют
фонари, зеркало, щупы. При поиске похищенных деталей автомобиля нужно иметь в
виду, что они могут быть не отдельным предметом, а деталью (узлом) уже
вмонтированной в автомобиль.
Групповой обыск проводится обычно по делам о групповых преступлениях.
Основанием для его производства являются: наличие устойчивой преступной
группы; члены группы не заключены под стражу; наличие между членами группы
постоянной связи (телефонной, телеграфной), каждодневные встречи на работе, по
месту жительства и пр.), данные о нескольких объектах, подлежащих обыску.
Для успешного проведения группового обыска необходимо: создать несколько
поисковых групп - по числу объектов, подлежащих обыску; одновременно начать
производство обысков на всех объектах; установить постоянную связь между
руководителем следственной группы и всеми поисковыми подгруппами.
Технические
средства,
применяемые
при
обыске, подразделяются
на
поисковые средства и средства фиксации.
При обыске обычно используют следующие поисковые средства: щупы для
прощупывания мягкой мебели, матрацев, подушек, продуктов питания (бочки с
капустой, мешки с крупой, горшки с цветами); легкий молоточек для простукивания
при поиске тайников; металлический метр для измерения толщины стенок; фонарь
для
высвечивания
пустот;
люминол
и
ультрафиолетовый
осветитель
для
обнаружения следов крови. Металлоискатель в помещениях малоэффективен, так
как реагирует на многочисленные гвозди, арматуру, другие металлические детали,
но новые образцы этого поискового прибора более надежны.
Для разборки полов, стен, бытового электрического и сантехнического
оборудования надо иметь ножовку, топор, гвоздодер, гаечные ключи, отвертку. Для
обнаружения пустот в строительных конструкциях можно использовать переносной
дефектоскоп типа «гранит».
При поиске на открытой местности используются металлоискатель, различные
щупы, для поиска в воде - «кошки» и тралы, магнитные подъемники. При личном
обыске иногда используют рентгеновский аппарат, прибор «Омуль».
При производстве любых разновидностей обыска особое внимание следует
обращать на обнаружение следов пальцев рук и поверхностей ладоней, для их
последующего экспертного исследования.
Для
фиксации
результатов
обыска,
как
правило,
применяется
фотографирование. Производится фотографирование местонахождения тайника, его
внешнего вида, содержимого, упаковки спрятанного, отдельных предметов и
документов и т.п. Используется также видео- и киносъемка.
В протоколе обыска необходимо отметить: были ли искомые предметы
выданы добровольно или нет, так как факт добровольной выдачи искомого
свидетельствует
в
пользу
обвиняемого
и
учитывается
как
смягчающее
обстоятельство; указать, где именно был обнаружен тайник, и что он собой
представляет. Обязательно описать содержимое тайника, назвав признаки не только
основного содержимого, но и упаковки, что возможно позволит впоследствии
установить время закладки тайника. В протоколе обыска и с помощью технических
средств фиксируются обнаруженные следы пальцев рук и ладоней, групповые и
индивидуальные признаки обнаруженных предметов, ценностей и документов,
чтобы впоследствии не возникло сомнений в их происхождении, а также, чтобы
исключить возможную подмену. В протоколе необходимо отразить, какая
криминалистическая техника применялась, чтобы можно было судить о результатах
и эффективности проведенного обыска.
15.4. ОБЫСК В СТРУКТУРЕ ТАКТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ И
ТАКТИЧЕСКОЙ КОМБИНАЦИИ
Важнейшими методами повышения эффективности обыска является его
проведение не как отдельного следственного действия, изолированного от других
процессуальных действий, оперативно-розыскных мероприятий, а в структурах
тактической операции или же тактической комбинации26. Производство обыска в
комплексе с другими структурными элементами тактической операции или
комбинации
позволяет
максимально
использовать
эффект
системности
и
существенно повысить показатели его результативности и тактико-поисковой
надежности27. Структурные элементы тактических комплексов (операций и
комбинаций) повышают
возможных
ошибок,
их
совокупную
взаимно
результативность,
подстраховывают
друг
гарантируют
друга,
от
оптимизируя
организационное, тактическое и информационное взаимодействие следователей,
оперативных работников и других участников расследования.
Системное производство следственных действий, оперативно-розыскных
мероприятий и тактических приемов, проводимых под единым руководством, в
соответствии с четко разработанным планом позволит не только существенно
повысить эффективность основного процессуального действия - обыска, но даже в
случае его неудачного исхода дает возможности исправить негативный результат и
совместными усилиями всех участвующих в производстве тактической операции
(тактической комбинации) лиц, добиться успешного конечного результата.
Тактическая операция «Обыск» состоит из комплекса следственных действий,
оперативно-розыскных
мероприятий
и
тактических
приемов,
выполняющих
поисковые и вспомогательные функции Как правило, типовая тактическая операция
может начинаться с параллельного или последовательного производства таких
оперативно-розыскных
мероприятий
как
негласные
опросы
соседей
или
Понятия и организационно-тактические аспекты тактических операций и комбинаций рассмотрены в главе
«Общие положения криминалистической тактики».
27
Эффект системности проявляется, в частности, в так называемом свойстве эмерджентности (целостности),
состоящем в усилении позитивных и в уменьшении негативных характеристик, в повышении общей результативности
всего тактического комплекса.
26
сослуживцев, наблюдение (визуальное и электронно-техническое), прослушивание
телефонных переговоров снятие информации с технических каналов связи.
Разумеется, в зависимости от реальных возможностей этот перечень может
сокращаться или расширяться. Однако ограниченность времени обычно диктует
необходимость проведения лишь крайне необходимых оперативно-розыскных
мероприятий.
Следует отметить, что в ходе негласного опроса выясняются не только данные
об объекте обыска и лицах, в нем проживающих или работающих, но и проверяются
сами опрашиваемые с целью возможности их использования при проникновения в
помещение, для других тактических либо оперативных целей.
Что касается наблюдения, то кроме обычных функций - собирание
информации о лицах, у которых планируется производство обыска, оно позволяет
выявить особенности самого объекта, факты перемещения каких либо предметов,
грузов, появление ранее неизвестных лиц и т.д. Вся оперативная информация
должна немедленно передаваться следователю, который должен принимать решение
о производстве обыска.
Кроме описанных ранее тактических приемов, которые составляют основное
содержание рассматриваемого следственного действия,
следователь должен
профессионально использовать негласную оперативно-розыскную информацию о
местонахождении искомых орудий преступления, предметов, документов и
ценностей.
По