Загрузил nesabydka_ola

problema-interferentsii-i-perenosa-v-obuchenii-inostrann-m-yaz-kam-na-fonologicheskom-urovne

Реклама
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ
Ñåêòîð ìîëîäûõ ó÷åíûõ
мураки – карты, муроканка – балалайка, муракать –
петь, мураканщик – гармонист, юмоватый – средний).
Своеобразие арго пензенских шерстобитов определила
мордовская лексика (около 260 слов, а в жгонском их
только 8: кемы – валенки, кулызать – умирать, холыза –
смерть, холызать – болеть, холызнуться – умереть, хулызный – больной, щедрять – прясть, нащедрять – напрясть). Эта часть слов усваивалась непосредственно
от носителей соответствующих языков. Объясняется
такое заимствование близостью иноязычного населения к местам жительства ремесленников и торговцев
и возможностью соприкосновения во время отходничества [1].
Арготизмы рассматриваемых условных языков образовывались традиционными способами [3]:
1. морфологическим (от русских и заимствованных корней): в жгонском языке безмихорежный – слепой от михорка – глаз, возгудальщик – музыкант от
возгудать – играть, в понатском – трубешатина – говядина, трубешонок – теленок, трубешник – бык, трубешачий – коровий от трубеха – корова;
2. сложением слов и основ (как одного языка, так
и разных): жгонские слова водоносное и витоносное –
ведро, ласомижный – тонкий, понатские самохлей – самогон, енаулепный – одноглазый, сырозятница – лиса;
3. семантико–грамматическим, то есть одновременным изменением значения и грамматических
свойств русских слов в понатском языках (саратовский – огурец, романов – карман, веселый – город) в
жгонском и иноязычных слов (например, ваютошная –
масленица, шкирдять – веретено, ражный – цыган);
4. лексико–семантическим (от русских слов):
жгонские степаха – пчела, биржа – базар, тимофей –
кисель, Вавилон – кабак и понатские слова Дунай –
дым, гаврик – горох, жулик – нож и др.;
5. фонетическим (искажением звукового облика слова): вешидроцы – ведро, шишкомячи – мягкий (жг.), скобли – близко, станеве – невеста, льзиня – нельзя (пен.);
6. фонетико–морфологическим (изменением облика слова маскировочными морфемами): товарежный –
товар, годафий – год, эпетот – этот (жг.), развчера –
вчера, шокбычи – бык, лежанить – лежать (пен.).
Перечисленные способы словообразования не
были одинаково продуктивны. Так, в жгонском арго
слов, образованных семантико-грамматическим способом, в три раза больше, а образованных лексико–
гамматическим – в два раза меньше, чем в понатском.
¹ 3 (7) 2007 ã.
Для искажения звукового облика слова в жгонском
языке чаще всего использовались вставочные слоги
«ши–цы» (ширынябацы – барыня, войшинацы – война,
вдошивацы – вдова) и маскировочный суффикс –еж–
(товарежный – товар, годежный – год, тележная – телега), а в понатском – переставлялись слоги (векчело –
человек, душкапо – подушка, ждиподо – подожди).
Обобщим сказанное выше:
1. Сформировавшись на основе офенского наречия, жгонский и понатский арго являются родственными, что подтверждается наличием общей лексики
преимущественно греческого происхождения.
2. Понатское арго выделилось после жгонского,
так как сохранило больше слов языка-основы, в том
числе и такие заимствования (германизмы, цыганизмы, славянизмы и балтинизмы), которые были характерны для позднего офенского и потому отсутствовали
в жгонском арго.
3. В период самостоятельного существования понатский язык заимствовал главным образом мордовскую лексику, жгонский – марийскую, что объясняется
территориальной близостью.
4. Наличие общей лексики неофенского происхождения может свидетельствовать как о контактах между
носителями тайных языков, так и о параллельных заимствованиях.
5. Профессиональная лексика шерстобитов сформировалась после отделения новых арго от офенского
языка.
6. Арготизмы указанных условных языков образовывались стандартными способами, но их продуктивность в каждом арго была не одинаковой.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. ����������������������������������������������������
Бондалетов В. Д. Иноязычная лексика в русских арго.
Уч. пос. к спецкурсу / Научый ред. Л. И. Скворцов.
Куйбышев: Куйбыш. пед. ин-т, 1990. С. 86–87.
2. �����������������
Бондалетов В. Д. �����������������������������
Тюркские заимствования в русских арго. Уч. пос. к спецкурсу / Научный ред. проф.
И.Г. Добродомов. Самара: Самарский пед. ин-т, 1991.
3. ����������������������������������������������
Бондалетов В. Д. Условные языки русских ремесленников и торговцев. Словопроизводство / Под ред.
Ф. П. Филина. Рязань: Рязан. Пед. Ин-т. 1980. 104 с.
4. ������������������������������������������������
Бондалетов В. Д. Финно-угорские заимствования в
русских арго. Уч. пос. к спецкурсу / Научный ред.
проф. И.Г. Добродомов. Самара: Изд-во СамГПИ, 1992.
С. 88–91, 129.
5.�������������������������������������������������
Словарь русских народных говоров / Ред. Ф. П. Филин. Вып. 13. Л.: Наука, 1977. С. 127.
ПРОБЛЕМА ИНТЕРФЕРЕНЦИИ И ПЕРЕНОСА В ОБУЧЕНИИ
ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ НА ФОНОЛОГИЧЕСКОМ УРОВНЕ
М. В. Разумова
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского
кафедра английского языка
В данной работе рассматривается проблема интерференции в обучении иностранным языкам на примере английского языка (в качестве первого иностранного), и немецкого (в качестве второго) с учётом положительного и отрицательного влияния родного языка (русского). Приводятся классификации ошибок, связанных с интерференцией, и
даются рекомендации по избежанию этих ошибок.
162
ÔÈËÎËÎÃÈ×ÅÑÊÈÅ íàóêè
При изучении иностранных языков вызывает много трудностей является фонематическая интерференция, которая возникает вследствие того, что мягкость и
твёрдость, глухость и звонкость согласных и краткость
и долгота гласных в одних языках имеют фонематическое значение, а в других – нет. В результате смешения
сходных по звучанию звуков при наличии разного набора фонем, например, в английском и русском языках
возможно неправильное произношение и неправильное понимание речи со слуха. Так, например, неправильная долгота гласных в английском языке ведёт к
изменению смысла слова: �������������������������������
ship���������������������������
– ������������������������
sheep�������������������
; �����������������
eat��������������
– �����������
it���������
; �������
spot���
–
sport��������������������������������������������
. В данном случае сказывается отрицательное
влияние русского языка, в котором отсутствует различение гласных по долготе и краткости [2, с.33].
Интерференция проявляется на всех уровнях фонетической системы языков – на уровне звука, слога,
словесного ударения, интонации. Поэтому учащийся
должен усвоить специфику артикуляции английского
звука и слога, а также характерные особенности английского ударения и интонации. Для овладения фонетической базой изучаемого языка необходимо прежде
всего усвоить артикуляционный уклад, характерный
для носителей этого языка. Под артикуляционным укладом имеется в виду привычное положение органов
речи в тот момент, когда говорящий не совершает артикуляционных движений [3, с.10].
Как известно, характерными особенностями артикуляционного уклада английского языка являются:
1) плоский уклад губ (т. е. плотное примыкание губ
к зубам), некоторая растянутость губ; 2) оттянутость
кончика языка от зубов, при этом кончик языка находится против альвеол, не касаясь их; 3) плоское и
низкое положение средней и (особенно) задней частей
языка. Между тем в русском артикуляционном укладе губы слегка округлены и не тесно прижаты к зубам,
кончик языка упирается в зубы, а передняя и средняя
части языка поднимаются к твёрдому нёбу. Привычка к родному артикуляционному укладу мешает обучающемуся овладеть иноязычным артикуляционным
укладом: ведь новое исходное положение органов речи
кажется ему неудобным и неестественным. В результате этого возникает интерференция, для преодоления которой большое значение имеет сравнительный
анализ звуков родного и иностранного языков. В этом
плане особое внимание необходимо обратить на следующие моменты:
а) краткость и долготу гласных в английском языке и неразличения гласных по этому признаку в русском языке;
б) явление палатализации, которое влияет на значение слов в русском языке и не влияет в английском:
был – быль, кон – конь, мел – мель;
в) деление на открытый и закрытый типы слогов в
английском языке;
������������������������������������������
) �����������������������������������������
значение���������������������������������
��������������������������������
ударения������������������������
�����������������������
���������������������
���������������������
интонации������������
: present –
to present; object – to object (2, с�����
������
.34).
При введении любого нового звука следует обратить внимание на сходство или различие английских и
русских фонем. Наибольшее расхождение наблюдает-
ся в классе щелевых фонем ([θ], [δ], [w], [h��������������
]) и в классе
сонорных ([η]), которые в результате интерферирующего влияния русского языка очень часто заменяются
звуками: ([���������������������������������������
c��������������������������������������
], [з], [в]���������������������������
, [x], [�������������������
�����������������
]�����������������
) соответственно.
В целом специфика английской артикуляционной
базы на уровне согласных звуков проявляется в следующем:
1) апикально-альвеолярная
�����������������������������������������
артикуляция самой
большой группы английских согласных ([�������������
t������������
], [��������
d�������
], [���
n��]
и др.);
2) �������������������������������������������
слабость звонких и энергичное произнесение
глухих согласных;
3) аспирация
�������������������������������
звуков [�������������
p������������
], [��������
t�������
], [���
k��
];
4) ���������������������������������������������
твёрдость согласных (за исключением так называемого светлого [������������������������������
l�����������������������������
], например, little����������
����������������
, light���
��������
);
5) ��������������������������������������������
палатально-велярная (более передняя по сравнению с соответствующими русскими звуками) артикуляция звуков [��������
k�������
], [���
g��
];
6) гортанная
��������������������������
артикуляция [h]�
����.
Особенности русской артикуляционной базы применительно к произнесению согласных заключается в
следующем:
1) дорсально-зубная
�������������������������������������������
артикуляция самой большой
группы русских согласных ( [т] [д] [н]��������
и
�������
др.);
2) ���������������������������������������������
сильное произнесение звонких согласных и слабое произнесение глухих согласных;
3) отсутствие
���������������������������������
аспирированных звуков;
4) наличие
������������������������������������������
большого количества мягких согласных;
5) велярная
�������������������������������������������
(более задняя артикуляция твёрдых
[к], [г]);
6) ртовая
����������������������������������
артикуляция [x]������������
���������������
[����������
�����������
16, с.13��
]�.
Все вышеперечисленные отличия в артикуляционных базах английского и русского языков являются
причиной следующих типичных ошибок в речи русских учащихся:
1. ������������������������������������������������
Замена звука [����������������������������������
w���������������������������������
] на [���������������������������
v��������������������������
] и наоборот: ������������
very��������
�������
well���
; [θ]
на [�����������������
s����������������
]: think��������
�������������
– sink�
�����.
2. �������������������������������������������
Смешение кратких и долгих гласных, которое
может привести к абсурдному искажению смысла: The�
����
sheep���������������������������������������������������
arrived�������������������������������������������
��������������������������������������������������
at����������������������������������������
������������������������������������������
the������������������������������������
���������������������������������������
pot��������������������������������
�����������������������������������
вместо ������������������������
the���������������������
ship����������������
��������������������
arrived��������
���������������
at�����
�������
the�
����
port�.
3. ��������������������������������������������
Оглушение звонких согласных в результате интерферирующего влияния явления нейтрализации,
свойственного русскому языку и заключающегося
в снятии признака звонкости или глухости: a�bsent��,
spend, houses,
���
his,
�� dislike�����������
��
[2, с.35].
Динамический аспект артикуляционной базы
проявляется при произнесении минимальной произносительной единицы – слога. Здесь важно обратить
внимание на специфику соединения английской согласной с последующей гласной, которое в английском
языке может быть охарактеризовано как «нетесное», в
отличие от русского языка, где это соединение определяется как «тесное». Например, тип – �����������������
tip��������������
, Дик – Dick��
������,
нет – net�������������������
����������������������
и т. д. [3, с.13].
Другая сторона динамического аспекта артикуляционной базы – словесное ударение. Словесное
ударение в английском языке можно назвать постоянным, так как в подавляющем количестве английских
163
ÈÇÂÅÑÒÈß ÏÃÏÓ
Ñåêòîð ìîëîäûõ ó÷åíûõ
двусложных слов ударение падает на первый слог.
Ударение сохраняется, если к слову прибавляется словообразовательная морфема. Но под воздействием интерферирующего влияния русского языка, в котором
ударение тяготеет к середине слова, учащиеся часто
смещают ударение в английских словах. Например:
Boris������
, ����
the� �������������������������������������������
Bolshoi������������������������������������
�����������������������������������
Theatre����������������������������
. Для английского языка также характерно второстепенное ударение в многосложных словах, которое падает на второй или третий слог
от главного ударного. Но в результате отрицательного
влияния русского языка учащиеся очень часто не делают этого ударения в процессе речи [1, с.92].
В целом, для английской речи характерен ритм, который проявляется в том, что ударные слоги выделяются через равные промежутки во времени. Сама природа английского словесного ударения отличается от
природы русского словесного ударения в том смысле,
что английское ударение может быть кратко охарактеризовано как силовое (динамическое), а русское –
долготное (количественное) [3, с.14].
Что касается интонационных структур русского и
английского языков, то они также очень отличаются.
Для русского языка типично повышение интонации
не с самого низкого тона и оно более резкое: Звонок
звенел? В английском языке повышение интонации
начинается с самого низкого тона и достигает среднего уровня шкалы голоса: Has����������
the�
���������
bell�
����� gone?
���� Наиболее типичный мелодический рисунок в английских
нейтральных (неэмфатических) фразах – постепенно
нисходящая ступенчатая шкала, в то время как в аналогичных русских фразах наблюдается «зигзагообразная», «скачущая» интонация.
Pete is only five.
Пете������������
����������������
только�����
�����������
пять
����
.
`
.
`
.
.
.
.
Вежливая просьба в английском языке оформляется восходящим тоном, в русском – нисходящим, механический перенос которого на английскую фразу весьма нежелателен. Это особенно ощущается, когда просьба типа Give� ��������
it������
�����
to���
��
me, произнесённая с нисходящим
тоном, звучит невежливо и даже несколько грубо.
Таким образом, исходя из сопоставления артикуляционных баз английского и русского языков и
анализа типичных ошибок русских учащихся, можно
сделать вывод о том, при обучении английскому языку на фонематическом уровне имеет место в основном
отрицательное (интерферирующее) влияние русского
языка [3, с.14].
При обучении русских учащихся немецкому языку
как второму иностранному на базе английского случаи
интерференции на фонематическом уровне довольно
многочисленны, причём как со стороны родного, так и
со стороны первого иностранного языков.
Интерферирующее влияние русского языка на немецкий на фонематическом уровне проявляется следующим образом:
1. Палатализация немецких согласных перед гласными переднего ряда: bieten��, Tür�;
164
¹ 3 (7) 2007 ã.
2. Веляризация немецких согласных перед гласными заднего ряда: ��������������������������������
tup�����������������������������
, Ton������������������������
���������������������������
. С этим связана замена
немецких гласных переднего ряда (��������������������
i�������������������
:, i���������������
����������������
) русским (ы):
Tisch������������
, schrieben�
����������;
3. Произнесение немецких глухих согласных без
аспирации: Peter�
������.
Замечено, что когда какая-либо фонетическая или
фонологическая особенность в языке отсутствует, учащиеся вообще не обращают внимания на это явление,
например:
стабильность немецких гласных заменяется скользящей артикуляцией русских гласных: Lob����������
�������������
, nehmen��
��������;
при артикуляции немецких дифтонгов (����������
ae��������
,�������
ao�����
) составляющие их компоненты произносятся раздельно
(из-за отсутствия дифтонгов в русском языке): вместо
(������������������������������������������
aox���������������������������������������
) звучит (�����������������������������
a����������������������������
-���������������������������
ux�������������������������
), вместо (��������������
haos����������
– ha�����
�������
-����
us��
);
отсутствующие немецкие фонемы заменяются
«сходными» русскими:
1)[h] – русским������������������
�������������������������
[x]: haben, hier;
2) немецкое [������������������
r�����������������
] – русским [р]: Rolle�
������;
3) немецкий [�����������������������������������
s����������������������������������
] произносится перед [������������
o�����������
:] как русский [щ]: Schüler�����
���
, schön���������������
��� [4, с. 46–47].
Очень много фонетических трудностей связано с
постановкой ударения в сложных существительных
немецкого языка. Для того чтобы выяснить причину
многочисленных ошибок учащихся, необходимо провести сравнение фонетической системы немецкого
и русского языков. В общих работах по грамматике
и фонетике русского и немецкого языков, а также в
отдельных исследованиях отечественных и зарубежных языковедов Р. И. Аванесова, М. Д. Степановой,
Л. Зиндера и др., утверждается, что в современном русском литературном языке:
1) каждое
������������������������������������������
сложное существительное имеет одно
основное ударение;
2) ��������������������������������������������
основное словесное ударение в сложных существительных падает на второй компонент сложения;
3) многосложные
�����������������������������������������
существительные могут иметь
одно или несколько второстепенных побочных ударений.
В современном немецком литературном языке
можно отметить наличие в сложных существительных
основного и второстепенного (часто нескольких) ударения, причём второстепенное ударение слабее основного. В отличие от русского языка:
1) каждое сложное существительное определительного типа в немецком языке имеет одно основное
и одно или несколько второстепенных ударений;
2) основное словесное ударение падает на ударный
слог первого компонента;
3) второстепенное ударение падает на ударный
слог последнего компонента.
Учащиеся, для которых родным языком является
русский, привыкшие сложные существительные произносить с ударением на втором компоненте – бессознательно – переносят на немецкий язык: Lesesaal�
���������
вместо Lesesaal��
����������, Weltkrieg��������
�����������������
вместо Weltkrieg���������
������������������
и т. д.
Следовательно, причиной многочисленных ошибок
учащихся в произношении сложных слов является интерференция [3, с.91–92].
ÔÈËÎËÎÃÈ×ÅÑÊÈÅ íàóêè
Английский язык в качестве первого иностранного
также оказывает существенное влияние на немецкий
язык на фонематическом уровне. Это влияние может
быть прослежено при анализе фонологических соответствий в обоих языках. В данном случае следует прежде всего остановиться на явлениях второго перебоя
согласных, характерного только для верхненемецкого
языка. Речь идёт о таких соответствиях в системе согласных, как:
1) англ�������������������������������������������
�����������������������������������������������
. «����������������������������������������
�������������������������������������
» и������������������������������������
�������������������������������������
нем��������������������������������
�����������������������������������
. «f»,
������������������������������
«ff», «pf»: upward – aufwärts,
hope – hoffen, drop – Tropfen;
2) ������������������������������������������������������
англ. «�����������������������������������������������
t����������������������������������������������
», «������������������������������������������
tt����������������������������������������
» и нем. «������������������������������
�������������������������������
s�����������������������������
», «ss»: out�����������������
��������������������
– aus, better –
besser;
3) англ��������������������������������������������
������������������������������������������������
. «th» и������������������������������������
�������������������������������������
нем��������������������������������
�����������������������������������
. «d»: the – der, this – dieser;
4) англ�������������������������������������������
�����������������������������������������������
. «d» и������������������������������������
�������������������������������������
нем��������������������������������
�����������������������������������
. «t»: cold – kalt, deep – tief;
5) ������������������������������
англ��������������������������
. «k» ��������������������
������������������
������������������
нем���������������
. «ch»: book – �������������������
Buch, speak – sprechen;
6) англ�������������������������������������������������
�����������������������������������������������������
. «gh» и�����������������������������������������
������������������������������������������
нем�������������������������������������
����������������������������������������
. «ch»,
�����������������������������������
«h»: night – Nacht, height –
Höhe;
7) ����������������������������������
англ������������������������������
. «v» и�����������������������
������������������������
����������������������
нем�������������������
. «b», «f»: over – über, prove –
prüfen [4,
����������
���
������
.51].
Что касается закономерных соответствий в системе гласных, то здесь следует указать на такие важные
чередования как умлаут и преломление, которые являются выражением общегерманского закона ассимиляции. Умлаут – это перегласовка ����������������������
a���������������������
>��������������������
e�������������������
: deed�������������
�����������������
, let��������
�����������
– �����
Tat��,
lassen��������������������������������������������
. Преломление – это чередование гласных e���
����
>��i�
или o����������������������������������������
�����������������������������������������
>���������������������������������������
u��������������������������������������
: geben�������������������������������
������������������������������������
– give������������������������
����������������������������
, voll������������������
����������������������
– full�����������
���������������
[4, с.52].
Перечисленные различия в соответствиях в фонологических системах гласных и согласных английского и немецкого языков являются причиной интерферирующего влияния со стороны английского языка на
немецкий как второй иностранный. В данном случае
можно говорить о взаимной интерференции, так как
немецкий язык в свою очередь оказывает интерферирующее влияние на английский язык: pruve��������
�������������
вместо
prove��������������������������
, hart��������������������
������������������������
вместо hard��������
������������
и т. д.
В целом можно сказать, что при взаимодействии
трёх языков на фонологическом уровне отрицательное
влияние преобладает; случаи положительного переноса – немногочисленны.
СПИСОК литературы
1.���������������������������������������������������
Аракин В. Д. Сравнительная типология английского и
русского языков. Л.: Просвещение, 1979.
2.�����������������������������������������������
Вопросы методики обучения иностранным языкам в
школе и в ВУЗе. Ростов-на-Дону.: Радуга, 1977.
3.�����������������������������������������������
Никитенко Е. И. Обучение английскому произношению с опорой на специфику фонетических баз изучаемого и родного языков // ИЯШ. 1994. № 5. С. 10–16.
4.�������������������������������������������������
Панова Е. А. Проблема языковой интерференции при
обучении фонетике немецкого языка // ИЯШ. 2001.
№ 5. С. 46–47.
Идейно-тематическое своеобразие фельетонов Ф. М. Достоевского
и «Дневника писателя»
Е. К. Рева
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского
кафедра русской и зарубежной литературы
В статье представлено сопоставление жанрового принципа фельетонов Ф. М. Достоевского и его «Дневника». Автор подчеркивает, что в публицистическом произведении, которым и является «Дневник», фельетонное начало
занимает существенное место, прежде всего в идейно-тематическом плане. Наряду с этим автор работы выявляет текстуальную аналогию фельетона «Петербургская летопись» и статьи «Дневника писателя» «Маленькие
картинки».
«Дневник писателя» Ф. М. Достоевского необходимо рассматривать в связях с теми литературными,
жизненными и культурными явлениями, которые непосредственно предшествовали его созданию.
Посредством контекстуального анализа «Дневника писателя» мы попытаемся выявить идейно-тематическую основу тех статей Ф. М. Достоевского, в которых можно найти наличие элементов фельетонного
жанра, что определило выбор автором особых форм
изображения.
Тематика «Дневника писателя» сложна и многопланова. На теоретическом уровне ее правомерно
рассматривать как совокупность таких начал (по классификации В. Е. Хализева), как «локальные (порой,
однако, весьма масштабные) культурно-исторические
явления», а также «феномены индивидуальной жизни»
[3, с. 50] (прежде всего – авторской) в их самооценке.
Мы остановимся на первом из указанных аспектов,
поскольку сопоставление фельетонов Ф. М. Достоевс-
кого и его «Дневника» предполагает рассмотрение и
культурно-исторических явлений. Более того, именно
этот аспект диктует выбор тематической «основы» фельетона.
Говоря о культурно-исторических явлениях, целесообразно обратить внимание на следующее: в
«Дневнике писателя» запечатлены не одни только особенности жизни той страны и того народа, к которым
принадлежит автор. В данном произведении ощутим
воздух мировой культуры. Между тем важна здесь и
современность автора. «Жив только тот поэт, – писал Вл. Ходасевич, – который дышит воздухом своего
века, слышит музыку своего времени» [4, с.371]. Современность писателя – это, своего рода, «сверхтема»
[3, с.50]. Приведем текстуальную аргументацию выше
изложенных положений. Так, в «Дневнике писателя»
за 1873 год в статье «По поводу выставки» Достоевский рассуждает: «Про исторический род и говорить
нечего; в чисто историческом роде мы давно уже не
165
Скачать