Загрузил Vladimir Etkin

Николай Сологубов

Реклама
Николай Сологубов
Николай Михайлович Сологубов родился 8 августа 1924 года. В детстве, все свое
свободное время проводил на заводском стадионе. Зимой играл в хоккей, а летом в
футбол. В 17 лет Николай пошел работать на местный мясокомбинат слесарем. Там
и стал играть за заводскую команду – летом в футбол, зимой в хоккей с мячом. Когда
началась Великая Отечественная война, Николаю не исполнилось и 17. Он пошел на
военный завод слесарем, вкалывая наравне со взрослыми.
26 сентября 1942 года Сологубова призвали в армию, а 2 октября он оказался в
осажденном Ленинграде. Его направили в морской экипаж. 1 января 1943-го, когда
начался прорыв блокады города на Неве, Николай попал в кровавый бой.
Краснофлотцев бросили на штурм Шлиссельбурга. Они попали под шквальный
пулеметный огонь.«Буль-буль, матросы», - кричали нам фашисты», - вспоминал
Сологубов. Один из осколков снаряда ранил его в правую ногу. Пришлось полтора
месяца провести в госпитале. Он вернулся на фронт, получив предписание в 45-ю
гвардейскую стрелковую дивизию. Через шесть недель шальная пуля угодила ему в
большой палец правой руки. Снова пришлось лечиться несколько недель. Его
направили на Ленинградский фронт, в ту же дивизию, но теперь артиллеристом 45миллиметрового орудия.
12 февраля при штурме поселка Мгу Николая ранило в обе ноги. - В феврале 1944
года я был ранен в обе ноги, и пятнадцать месяцев пролежал в госпитале. «Придется,
спортсмен, ампутировать. Иначе…», - сказал доктор. Быть может, мое энергичное
– «Нет, доктор, ногу трогать не дам» прозвучало не очень вежливо. Но почему-то я
верил в то, что все обойдется благополучно. Так оно, собственно, и случилось.
Окончательно на ноги я встал в Удмуртской АССР, куда был эвакуирован, - Николай
Сологубов. Ногу удалось сохранить, хотя голеностоп так до конца и не
восстановился… Осколочное ранение правой стопы Сологубова лишило ее
подвижности. На фронт после этого Николай уже не вернулся, а с записью в
красноармейской книжке «на излечении февраль 1944.– март 1945 г.» был отправлен
в удмуртский город Глазов, где перенес четыре сложных операции на правой ноге и
три – на левой… но не комиссовали, а признали годным для продолжения службы.
Правда, отправили не на фронт, а в Читу для подготовки к войне с Японией. Узнав,
что он хорошо играет в футбол, его решили оставить в местном Доме Красной
Армии. А потом перевели в Хабаровск на сверхсрочную службу. В краевом центре
Сологубова направили в команду по русскому хоккею, которую тренировал его
знакомый по довоенной спортивной жизни в Москве Григорий Тучков. Он-то и
сообщил в столицу о перспективном игроке, который мог бы с успехом освоить
диковинный в то время канадский хоккей.
У Сологубова было огнестрельное ранение нижних конечностей – перебиты большие
и малые берцовые кости, — говорит знаменитый спортивный врач Олег
Белаковский. — В смысле перспективы занятий спортом это очень тяжелый случай.
Но Николай мужественно вынес испытания, восстановился и начал играть. Уже
потом, в 1951 году, он на льду получил еще одну ужасную травму. В Свердловске во
время игры с ВВС ему клюшкой попали в живот. В результате – разрыв кишечника.
По степени тяжести эта травма ничуть не уступала фронтовому ранению. Она даже
была более опасной для жизни. Николай и тут выстоял. На операционном столе,
находясь между жизнью и смертью, Сологубов заговорил о возвращении на лед.
Хирург был потрясен. После этого-то он и провел лучшие годы в хоккее. Вот уж кто
настоящий мужик, воин, патриот! После травмы, полученной в Свердловске,
Сологубову там же сделали сложную полостную операцию. Жизнь ему спасли. Но во
всех документах теперь значилось: к военной службе непригоден, заниматься
спортом нельзя. Николай Михайлович игнорировал такие выводы. Тренировался
сначала тайком, а потом сообщил тренеру Анатолию Тарасову, что здоров и готов
играть. Побаиваясь за Сологубова, его просили хотя бы на первых порах уходить от
контактов с соперником. Но армейский защитник не мыслил себя без силовой
борьбы. И действовал на площадке столь же отчаянно, как и прежде.
За бой при освобождении Шлиссельбурга его представили к медали «За боевые заслуги».
Еще две награды – «За оборону Москвы» (работал на оборонном заводе столицы на стыке
1941-го и 1942-го годов) и «За оборону Ленинграда» не нашли героя – документы где-то
затерялись, пока Сологубов мотался по госпиталям до марта 1945-го.
Сологубова приняли в ЦДКА (с 1959 года – ЦСКА), и он отыграл в армейском клубе без
малого 15 лет, практически всю свою игровую карьеру. Сологубову пришлось привыкать
к новой для себя амуниции – к конькам «Космос», к тяжелым щиткам, налокотникам. В то
время настоящая амуниция была большой редкостью, и многие детали хоккейного
костюма игроки делали сами. Потом он стал подкладывать в ботинок с коньком
кусочек алюминиевой ложки, чтобы при попадании шайбы металл гасил боль.
В 1950 году Сологубов в составе ЦДКА, впервые выигрывает чемпионат Советского
Союза. Сологубов считается одним из основателей силовых приемов в советском хоккее,
выполнял их быстро и расчетливо, порой неожиданно для противника. Также Сологубов
изменил представление о роли защитника в хоккее – считал, что защитник должен не
только защищать свои ворота, но и подключаться к атакам нападающих. В 1955 году
Сологубов впервые, в составе советской сборной, завоевал медаль. Медаль была
серебряной, так как во встрече со сборной Канады, наши хоккеисты проиграли.
В 1956 году хоккеисты сборной Советского Союза побеждают во всех 7 матчах, и
впервые становятся Олимпийскими чемпионами. Кроме этого советские
спортсмены завоевывают на этом турнире золотые награды чемпионата мира и
Европы.На турнире Сологубов забросил одну шайбу, и был признан лучшим
защитником Олимпийских игр.
На чемпионате мира в Москве, проходившем в 1957 году, Сологубов
продемонстрировал потрясающую результативность, забросив 9 шайб в ворота
противников. По количеству заброшенных шайб в сборной СССР это был третий
результат, после Константина Локтева и Всеволода Боброва. На этом турнире
Сологубов был признан лучшим защитником чемпионата. Сборная Советского
Союза не смогла отстоять свой чемпионский титул, и довольствовалась лишь
серебряными медалями. Сологубов трижды отмечался званием сильнейшего
мирового защитника. Этот рекорд повторили лишь два советских защитника –
Валерий Васильев и Вячеслав Фетисов. Последнюю свою международную награду
Сологубов получил на чемпионате мира в 1963 году, в Стокгольме. И она была
золотая. Хотя Николай провел всего один матч на турнире, он смог забросить шайбу
в ворота противников. Закончил играть в хоккей Сологубов в 41 год, в то время
возраст для игрока невероятный.
Николай Сологубов – чемпион Олимпийских игр 1956 года, бронзовый призер 1960
года. Дважды чемпион мира, 4-кратный серебряный призер. 2-кратный бронзовый
призер. На чемпионатах мира и Олимпийских играх забросил 15 шайб в 46 матчах. С
1957 по 1961 года – капитан хоккейной сборной СССР. 9-кратный чемпион
Советского Союза, 4-кратный серебряный призер, однажды бронзовый. В
чемпионатах страны провел 350 игр, при этом забросив 128 шайб – результат,
которому может позавидовать любой нападающий. В 1988 году был основан «Клуб
Николая Сологубова» объединяющий защитников забросивших за свою карьеру 100
и более шайб.По окончании своей игровой карьеры Сологубов работал тренером «Дизелист» (Пенза), «Металлург» (Новокузнецк).
Сологубов незадолго до начала войны получил судимость. Сам, естественно, об этом
никогда не рассказывал. Поведал эту историю уже после его смерти известный
хоккеист и тренер Николай Карпов, поигравший с Сологубовым в начале 50-х два
года в команде ЦДКА:- Шепнул мне об этом один знакомый бывший зэк,
утверждавший, что находился с Николаем в одном лагере, где он был известен под
кличкой Комар, – рассказывал Карпов. – Почему Комар? Вполне, кстати,
подходящее прозвище для подвижного, настырного и скорого в делах Николая. Но
однажды я решил проверить. Сидим как-то в раздевалке, и я тихо ему говорю:
«Привет, Комар!». Он побелел. Мне даже страшно стало: чувствую – зря это затеял.
«Кто тебе сказал?!», – спрашивает. Я объяснил. «Больше никогда никому не
говори!». Потом я узнал, как они воровали на мясокомбинате. Надевали на свиную
тушу шапку, телогрейку и тащили через проходную: напился, мол, человек. Но
Колька, скажу я вам, при всех своих приключениях, – чистый был мужик,
порядочный. А жилистый какой! Если бил – сразу наповал. На фронте такая сила
помогла ему не раз брать «языков»…
Сологубов никогда не писал заметок, скупо отвечал на вопросы репортеров,
говорить красиво не умел. В 1980-х он начал критиковать Тарасова, считая, что
тренер ничего для своего капитана после карьеры не сделал. Сологубов ушел на
гражданку в незначительной должности и в конце жизни нуждался. Поэтому и
подрабатывал сторожем в гараже высотки на Баррикадной, где получил квартиру.
Николай Михайлович Сологубов скончался 30 декабря 1988 года, в возрасте 64 лет.
Скачать