Загрузил varlakov2001

конспект раздела 4.1. Теория модернизации. Европейский классический вариант модернизации; 4.2 Особенности и основные этапы российской модернизации.

Реклама
4.1.Теория модернизации. Европейский классический вариант
модернизации.
Модернизация представляет собой процесс перехода от традиционного
общества к современному, перемещение со ступени аграрной цивилизации на
ступень индустриальной цивилизации. На смену господствовавшей в течение
многих сотен лет экономике и социальной жизни деревни приходит
экономика и социальная жизнь города.
Инициатором движения на новую историческую ступень становится Западная Европа. Ее
лидерство в этом движении было предопределено тем, что в основании жизни индустриального
общества лежат те же самые ценности, прежде всего индивидуальная и общественная свобода,
которые всегда составляли фундамент европейской цивилизации.
Можно с полным основанием утверждать, что главным вектором развития европейских народов
всегда было стремление к максимально достижимой свободе, которое воплощалось, как
восхождение от несвободы к свободе, от меньшей степени свободы – к большей.
Ни в коем случае не следует считать, будто развитие от несвободы к свободе происходило
автоматически и по прямой линии. Достаточно вспомнить о существовании таких деспотических
режимов, как французская Империя Наполеона Бонапарта начала XIX в., фашистская Италия
Бенито Муссолини и Третий рейх Адольфа Гитлера первой половины XX в., чтобы понять,
насколько тернистым был путь от рабства к свободе даже для свободолюбивых европейских
народов
Импульс процессу модернизации Западной Европы был дан начавшимся в XIII-XIV вв.
освобождением крестьян от феодальной зависимости. Складывание нового социального порядка
происходило в нарастающем темпе в течение последующих четырех столетий. Кардинальные
перемены в жизни европейских народов могли получить гораздо более затяжной, вялотекущий
характер, если бы они не были стимулированы развернувшейся с конца XV в.
В то же время, обитатели заморских территорий, которые, в силу технико-технологической
отсталости, стали легкой добычей европейских государств и частных лиц и подверглись с их
стороны самой изощренной эксплуатации, оказались помимо своей воли вовлечены в процесс
строительства индустриального общества. Тем самым модернизация, первоначально
развивавшаяся в узких границах Западной Европы, приобрела общепланетарный, глобальный
характер. Так было положено начало глобализации, то есть участию в восхождении на новую
историческую ступень всего человечества.
Если для народов Европы такое движение было обусловлено глубокими внутренними
потребностями развития, исчерпанностью возможностей прежней социальной организации, и
логически вытекало из всего набора базовых свойств европейской цивилизации, то для
неевропейских народов включение в модернизацию означало, во-первых, разрыв с их
собственной логикой исторической эволюции и, во-вторых, необходимость ломки традиционных
фундаментальных норм, главной из которых была несвобода общественная и индивидуальная.
Следовательно, глобализация подразумевала для неевропейских народов внесение
принципиальных изменений в свой тип культуры, усвоение сугубо европейских ценностей,
прежде всего главенства личной и общественной свободы. Таким образом, глобализация
изначально должна была происходить как европеизация (или вестернизация), т.е. унификация35
неевропейских народов по европейскому образцу.
Вопрос о возможности радикального изменения типов культур неевропейских цивилизаций и
возникновения единообразного европоподобного человечества уже давно является предметом
жарких дискуссий в кругах ученых, политиков, религиозных иерархов, деятелей искусства.
Сложилось два диаметрально противоположных представления по поводу перспектив развития
процесса глобализации. Согласно первой, социокультурное сближение, а затем окончательное
слияние разнородных цивилизаций в однородное европоморфное человечество весьма вероятно,
хотя и крайне затруднительно.
Один из сторонников этой точки зрения известный американский политолог и социолог XX в. Ф.
Фукуяма сформулировал даже тезис о переходе от разнообразных культурно-исторических типов
цивилизаций к общему культурно-историческому типу (конвергенции36) как «конце истории». По
сути, в этой позиции нашли свое воплощение мысли выдающегося немецкого философа XIX в.
Г.В.Ф. Гегеля о том, что история человечества начинается на Востоке, а заканчивается на Западе и
о том, что история есть расширение степеней свободы: от свободы одного (деспота) на древнем
Востоке, через свободу немногих (рабовладельцев) в античных Греции и Риме к свободе всех в
новой Европе
Другое, диаметрально противоположное представление о развитии процесса глобализации
получило отражение в теории конфронтации37 , один из создателей которой видный
американский политолог XX в. С. Хантингтон говорит об истории человечества как о беспрерывной
череде военных конфликтов между полутора десятками цивилизаций, каждая из которых
отстаивает свое право на уникальность и на жизнь.
Какая же из двух представленных позиций выглядит более убедительно? Если исходить из теории
географического детерминизма, тип культуры цивилизации, т.е. конкретный набор норм данного
человеческого сообщества, способ его построения и функционирования выступает в то же самое
время как способ адаптации к среде обитания.
Дадим далее краткий очерк классической европейской модернизации. Как уже указывалось,
предпосылками для ее развития стали начавшееся в XIII-XIV вв. освобождение крестьян от
феодальной зависимости и с конца XV в. – эпоха Великих географических открытий. Первое
событие сформировало многомиллионный класс крестьян – свободных собственников или
арендаторов земли, второе – многократно ускорило процесс первоначального
капиталистического накопления, заключавшийся, с одной стороны, в очень быстро
развернувшемся массовом разорении крестьянства и городских ремесленников и утрате ими
своей собственности, а с другой – в концентрации этой собственности в руках незначительного
меньшинства предпринимательского класса.
а. Само разорение явилось следствием так называемой «революции цен» XVI в., т.е.
скачкообразного (в 2,5-4 раза) роста цен и нарушения ценового баланса на товары города и
деревни, а «революция цен» - результатом притока огромного количества благородных металлов
из колоний и резким обесцениванием имевших тогда хождение золотых и серебряных монет.
Массовое разорение крестьянства и утрата им средств к существованию привели к бегству
большей его части из деревни в города. За счет притока сельского населения стала происходить
урбанизация, т.е. рост городов, резкое изменение структуры занятости населения в пользу
городской экономики. Что касается самой экономики города, то она претерпела за несколько
столетий значительную эволюцию. Начальным ее этапом была мелкая ремесленная мастерская, в
которой хотя и применялся труд подмастерьев и учеников, но все-таки и сам хозяин, оставаясь
собственником, трудился рядом с остальными.
Первоначальное накопление капитала, развиваясь в виде массового разорения владельцев
мастерских и концентрации собственности и капиталов в руках буржуазии, послужило
предпосылкой к появлению мануфактуры – крупного ручного производства, в котором уже
применялось разделение труда на отдельные операции, а хозяин и работник оказались теперь
разными фигурами. Третьим этапом эволюции городской экономики явилась фабрика – крупное
промышленное производство с систематическим применением машин. Событиями, с помощью
которых сложилось фабричное производство, стали промышленный переворот второй половины
XVIII в. (изобретение механических прядильного и ткацкого станков, паровой машины) и серия
промышленных революций XIX в. Вытеснение ручного труда и замещение его машинной техникой
в масштабах всей экономики получило наименование индустриализации.
Индустриализация привела к повышению производительности общественного труда, темпов
роста производства во всех отраслях хозяйства, увеличению производительных сил общества.
Однако в условиях разделения социума на два враждебных класса – неимущих пролетариев и
имущих буржуакапиталистов – быстрый рост общественных богатств не сопровождался
пропорционально быстрым повышением уровня жизни основной массы наемных работников.
Значительно увеличилось число банкротств малого и среднего бизнеса. Началось ускоренное
поглощение слабых предприятий сильными в масштабах отраслей, а затем и национальных
государств, что привело к образованию гигантских монополистических объединений – картелей,
синдикатов, трестов, концернов, приобретших необъятную экономическую власть.
Те многочисленные и сложные вызовы, которые индустриализация адресовала европейскому
обществу, разрешались в течение второй половины XIX – первой половины XX столетий.
Понадобились череда европейских революций 1848-1849 гг., Парижская Коммуна 1871 г., две
мировые войны Мануфа ктура Фабрика Инициатива исходит со стороны государства Ремесленная
мастерская Мануфактура Фабрика Инициатива исходит со стороны общества Ремесленная м
астерская произво дство Европейский «классический» вариант Российский «специфический»
вариант Эволюция промышленного производства 73 1914-1918 и 1939-1945 гг., огромное
количество локальных военных конфликтов, национально-освободительная борьба колоний,
социалистические революции 1917-1920 гг. в России, Финляндии, Германии, Венгрии, Словакии и
многое другое, чтобы кардинально изменить социально-экономический строй Западной Европы.
Прежде всего, уровень жизни основной массы населения европейских стран существенно вырос.
Вследствие этого, а также ввиду широко развернувшегося процесса акционирования предприятий
прежние неимущие пролетарии превратились в держателей акций, то есть совладельцев фирм,
собственников движимого и недвижимого имущества, смогли существенно повысить свой
образовательный уровень и профессиональную квалификацию.
Одновременно с эволюцией социально-экономических отношений и трансформацией
производства и потребления на основе научно-технического прогресса сформировалась новая
политическая система Европы. Английская революция 1640-1680-х гг., Великая Французская
революция 1789-1794 гг., европейские революции 1848-1849 гг. привели к почти полному
исчезновению абсолютных монархий и складыванию ограниченных монархий и республик, в
которых на смену суверенитету (т.е. верховной власти) отдельных лиц пришел суверенитет
народа.
Механизмом реализации модернизированной политической системы явилось введение в
действие таких демократических институтов, как право на жизнь, свободу, собственность,
неприкосновенность личности, равенство перед законом, избирательное право,
многопартийность, свобода вероисповедания, слова, печати, собраний. Таким образом, во главу
угла всей общественно-политической жизни Западной Европы был поставлен либерализм как
теория и практика максимально достижимой индивидуальной и коллективной свободы.
4.2.Особенности и основные этапы российской модернизации.
Первые признаки зарождения процесса модернизации в России можно обнаружить достаточно
рано, в XVII и даже в XVI вв., однако, вполне отчетливые очертания этот процесс приобретает
только в первой четверти XVIII в., в годы царствования Петра I. Характерными признаками
российской модернизации становится следующее:
1) Модернизация начинается и возобновляется, как правило, под воздействием внешнего
импульса. Побуждающим к видоизменениям фактором выступает разнородное (военное,
политическое, экономическое, техникотехнологическое и пр., но, главным образом, все-таки
военное) давление со стороны Западной Европы
2) Инициатором и главной действующей силой модернизации выступает государство. Оно
определяет цели и задачи предполагаемого движения, распределяет основные и второстепенные
роли, изыскивает необходимые ресурсы, вырабатывает и запускает механизм преобразований
окружающей социальной действительности. Власть в России, замечал А.С. Пушкин – это
единственный европеец. Общество, по крайней мере, значительное его большинство, не
испытывающее потребности в каких-либо кардинальных переменах, занимает созерцательновыжидательную, пассивную позицию.
3) В этой ситуации социальной неподвижности большей части общества государство прибегает к
систематическому и широкомасштабному насилию, понуждая общество следовать за собой.
Формы насилия могут варьироваться в широких пределах – от грубого, прямого, физического
принуждения до завуалированного, косвенного и мягкого – но само регулярное массовое насилие
присутствует на всех этапах модернизации.
4) В глаза бросается цикличность реформ, их всплески и спады, с последующим возвращением
вспять, но на несколько более высоком уровне. Каждый последующий цикл заканчивается
остановкой. В целом российская модернизация по характеру своего развития напоминает
угасающие маятниковые колебания. Основная причина цикличности заключается в отсутствии
внутренней потребности в радикальном видоизменении цивилизационных устоев России,
главным из которых, как уже говорилось, является индивидуальная и общественная несвобода.
При этом I и III циклы следовало бы назвать циклами консервативной модернизации, а II и IV –
циклами либеральной модернизации. Первый из двух названных вариантов – консервативный –
означает, что в процессе реформации фундаментальные устои российской цивилизации
(индивидуальная и общественная несвобода) не затрагиваются; второй – либеральный - вариант
обнаруживает попытки насаждения на русскую национальную почву элементов свободы.
Общий очерк российской модернизации дается далее с той точки зрения, чтобы установить, в
какой мере проводившиеся в стране реформы касались или обходили стороной базовые
основания российской цивилизации – несвободу личности и общества.
Скачать