Загрузил Konstantin Tarasov

Назимов

Реклама
Комитет по культуре Санкт-Петербурга
Государственный музей городской скульптуры
Отдел «Нарвские Триумфальные ворота»
Санкт-Петербургский государственный университет
промышленных технологий и дизайна
Высшая школа технологии и энергетики
Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи
Санкт-Петербургское военно-историческое общество
ВОЕННАЯ
ИСТОРИЯ РОССИИ
XIX–XX ВЕКОВ
Материалы
XII Международной военно-исторической конференции
22–23 ноября 2019 г.
Санкт-Петербург
2019
УДК 94(47)
ББК 63.3(2)
Научное издание
Печатается по решению Оргкомитета конференции
в соответствии с условиями созыва
XII Международной военно-исторической конференции
«Военная история России XIX–XX вв.»
Военная история России XIX–XX веков. Материалы XII Международной военно-исторической конференции / Под.
ред. Д. Ю. Алексеева, А. В. Арановича, В. А. Мосунова. Санкт-Петербург, 22–23 ноября 2019 г.: Сб. научных статей. — СПб.: СПбГУПТД, 2019. — 782 с.
ISBN 978-5-7937–1860-8
Конференция «Военная история России XIX–XX вв.» посвящена
различным аспектам военной отечественной истории двух прошедших
веков: социально-политических, экономических, культурных. Участники конференции из России, Ближнего и дальнего зарубежья рассматривают в своих докладах как чисто военные вопросы, так и частные
проблемы, в том числе связанные с историей военной повседневности.
Особое внимание уделено важным для российской военной истории
и нашего города событиям, юбилеи которых приходится на 2019 год:
250-летию создания ордена Св. Георгия (1769), боям под Петроградом
(1919) и началу Советско-финляндской войны (1939).
На обложке:
Звезда ордена Св. Георгия 1-й и 2-й ст. Последняя четверть XIX в.
Фирма Keibel, СПб. Отдел действующих образцов Технического комитета
Главного интендантского управления.
Собрание Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск
и войск связи
Проект реализован при подержке
Комитета по культуре Санкт-Петербурга
ISBN 978-5-7937–1860-8
© СПбГУПТД, 2019
© ГМГС, 2019
© Коллектив авторов, 2019
СОДЕРЖАНИЕ
Татьяна Николаевна ИЛЬИНА
За службу и храбрость. К 250-летию Военного ордена
Святого Великомученика и Победоносца Георгия .............................................3
Александр Иванович САПОЖНИКОВ
Действия донских казачьих полков в Старой Пруссии в 1812–1813 гг.
От Кёнигсберга до Данцига.................................................................................23
Алексей Николаевич ГРЕБЕНКИН
Особенности обучения и воспитания малолетних горцев
в кадетских корпусах Российской империи в XIX в. .......................................74
Ксения Владимировна ДОНИК
К. И. Опперман и князь А. С. Меншиков у истоков создания
Строительного департамента в Морском ведомстве (1826–1831) ..................95
Ирина Владимировна ОЛИМПИЕВА
Роль военных кадров в подготовке юристов
в Императорском училище правоведения (1835–1918) .................................113
Сергей Сергеевич МИГУНОВ
Дмитрий Петрович Минквиц — командир
Виленского артиллерийского гарнизона в последние годы
николаевского царствования..............................................................................119
Антон Юрьевич ФОМИН
К вопросу о контактах А. И. Гучкова с представителями
военной среды: по материалам департамента полиции .................................252
Николай Юрьевич НИКОЛАЕВ
«Война отвратительна, но неизбежна…»:
М. И. Драгомиров о войне и вечном мире .......................................................262
Алексей Павлович ПАВЛЕНКО
Военные и государственные символы на Черноморском флоте зимой
1917–1918 гг.: казусы истории революционного флота .................................273
Дарья Ивановна БОЛОТИНА
Судьба русского офицера и его архива. Николай Раевский:
новые находки .....................................................................................................279
Константин Андреевич ТАРАСОВ
Полковник П. И. Назимов. Биография семеновца-изгоя ...............................299
Андрей Владиславович ГАНИН
Сопровождал ли подполковник М. С. Свечников В. И. Ленина
через Финляндию в апреле 1917 г.? ..................................................................317
Алексей Викторович ОРЛОВ
Экономика войны, промышленность и революционная Россия
в 1917 г.: можно ли было избежать мира?........................................................327
Кирилл Борисович НАЗАРЕНКО
Мятеж Минной дивизии в Петрограде в мае–июне 1918 г.
в контексте начала Гражданской войны в России...........................................345
Владимир Игоревич ХОЗИКОВ
Частные предприятия и предприниматели в комплексе
военной промышленности Санкт-Петербурга (1861–1881 гг.) .....................122
Антон Викторович ПОСАДСКИЙ
Антибольшевистские формирования Саратовского Поволжья
на Востоке: потенциал и судьба ........................................................................385
Андрей Владимирович ГРОМОВ
Судьба старинной корейской пушки из собрания ВИМАИВиВС.
Памяти выдающегося российского дипломата К. И. Вебера ........................166
Олеся Витальевна АЛЕКСЕЕВА
1919 год в Берлине: по страницам дневника эмигранта ................................395
Николай Равильевич СЛАВНИТСКИЙ
Повседневная жизнь гарнизона
Санкт-Петербургской крепости в 1904–1905 гг. .............................................179
Петр Юрьевич МАЖАРА
Профессор А. Н. Быков и его «правительство»:
К вопросу о политических альтернативах Петрограда в 1919 году .............404
Александр Владимирович ЛЫСЁВ
Интернирование русских судов в Шанхае (1904–1905):
некоторые аспекты повседневной жизни.........................................................185
Влодзимеж НОВАК
Бои польских войск Юго-Восточного фронта генерала
Э. Рыдз-Смиглого с 1-й конной армией С. М. Буденного
под Берестечком и Бродами (29 июля — 4 августа 1920 г.)...........................415
Михаил Романович ИВАНЧЕНКО
Источники личного происхождения моряков крейсера «Жемчуг»
о Русско-японской войне (1904–1905 гг.).........................................................196
Владимир Викентьевич ЛАПИН
Поход Юденича на Петроград в 1919 г. и Советско-Эстонская война
1918–1920 гг. в историографии и исторической памяти ................................453
Анатолий Евгеньевич САФАЕВ
Начало российской авиации. Вторая половина 1911 года.
Хроника событий по материалам газетных публикаций ...............................209
Константин Игоревич ВАСИЛЬЕВ
От «белобандита» до героя: как менялся образ генерала
Н. Н. Юденича в отечественной прессе (1924–2019) .....................................467
778
779
Евгений Васильевич ЯКОВКИН
Страницы жизни генерала от кавалерии
Владимира Александровича Кислицына .........................................................495
Владимир Спартакович МИЛЬБАХ, Андрей Анатольевич ТИТОВ
К вопросу о «вредительско-диверсионной работе» в системе
артиллерийского снабжения частей в 1937–1938 гг. ......................................509
Михаил Игоревич ТЯГУР
«Большие учебные сборы» 1939 г.:
скрытая мобилизация и трудности ее проведения .........................................516
Антон Викторович РЕШЕТОВ
Образ Финляндии на страницах советских газет
накануне Второй мировой войны .....................................................................539
Владимир Владимирович ЧАПЧАЕВ
Функционирование легкового таксомоторного транспорта
Ленинграда в условиях Второй мировой войны (1939–1942 гг.) ..................552
Вячеслав Вячеславович НИКИТИН
Финская радиоразведка в Зимней войне ..........................................................574
Павел Николаевич ЕРМОЛАЕВ
Боевые действия форта Хумалйоки
в период Советско-Финляндской войны 1939–1940 гг...................................589
Павел Александрович ГАВРИЛОВ
«Пишу с аппетитом, как будто говорю»:
Письма комиссара 90-й стрелковой дивизии А. С. Снегирева
в Ленинградский обком ВКП(б) от сентября 1941 г.
как исторический источник ...............................................................................689
Станислав Геннадьевич СОПОВ
Захват Орла 3 октября 1941 г. ............................................................................705
Сергей Валентинович МАЛАХОВ, Максим Борисович МОСЕНЖНИК
Флагманский командный пункт Краснознаменного Балтийского флота .....721
Евгений Васильевич ИЛЬИН
Город воинской славы Ломоносов ....................................................................736
Владимир Александрович НОСОВ
Советская армия и советская геополитика на Ближнем Востоке:
подходы и результаты их применения..............................................................750
Сергей Геннадьевич ЗИРИН,
Николай Владимирович ЛАВРЕНТЬЕВ,
Илья Васильевич ПОПОВ
Увековечение памяти героев Белой борьбы
на Северо-Западе России ...................................................................................756
Список сокращений ..................................................................................................775
Сергей Анатольевич ПИЩУЛИН
События в районе высоты 65,5 в декабре 1939 г. — феврале 1940 г. ...........611
Вячеслав Олегович ТЕРЕНТЬЕВ
Бои за предполье Линии Маннергейма. 1939 г. Участок L-Ryhmä...............618
Дмитрий Петрович ГРУШЕВСКИЙ
Кукушки ...............................................................................................................643
Евгений Анатольевич БОЧКОВ
Советско-финляндская война 1939–1940 гг. глазами артиллериста.
Бои за Виипури (Выборг) ..................................................................................647
Вячеслав Леонидович КОКИН
Вася Теркин — боец Ленинградского фронта.
К 80-летию появления литературного героя
на страницах газеты «На страже Родины» ......................................................662
Вадим Михайлович КУСТОВ
Издание и распространение религиозной литературы
во время Великой Отечественной войны на территории Финляндии
и Карельского перешейка...................................................................................675
780
781
УДК 94 (47) "1914/1918"
ББК 63.3 (2) 52
Константин Андреевич ТАРАСОВ
кандидат исторических наук, научный сотрудник Санкт-Петербургского
института истории РАН, доцент Санкт-Петербургского государственного
электротехнического университета «ЛЭТИ» им. В. И. Ульянова (Ленина),
старший преподаватель Национального исследовательского университета
«Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге
E-mail: senderkeeper@mail.ru
ПОЛКОВНИК П. И. НАЗИМОВ.
БИОГРАФИЯ СЕМЕНОВЦА-ИЗГОЯ
Статья посвящена биографии полковника л.-гв. Семеновского полка Павла Ивановича
Назимова. Главное внимание уделено периоду Первой мировой войны, когда он служил
командующим запасного батальона в Петрограде. Разбираются вопросы повседневной
жизни запасной воинской части и участие ее в Февральском восстании 1917 г., из-за которых П. И. Назимов в 1924 г. были исключен из общества офицеров-семеновцев.
Ключевые слова: Семеновский полк, петроградский гарнизон, Февральское восстание 1917 г.
В императорской гвардии была очень сильна корпоративная культура. Общество офицеров с большим разбором принимало новых членов, обращая внимание не только на образование или деловые качества,
но и на происхождение, моральный облик и т. д1. Существовал, однако,
и механизм поддержания нравственных норм, соответствовавших «полковой семье». Если офицер совершал поступки, не соответствующие
достоинству офицерского звания, суд чести из его сослуживцев мог вынести решение, принуждающее его покинуть полк. Имя такого офицера
заносилось в «черную книгу». Бывший офицер л.-гв. Семеновского полка Ю. В. Макаров в своих воспоминаниях очень подробно описал, что
означало для гвардейского офицера попасть в «черную книгу»:
Будет полковой праздник, даже поздравить не посмеешь. Фамилию твою
с серебра сотрут. И вообще будет сделано так, как будто бы ты никогда в полку не служил, и никто из офицеров никогда тебя не знал… И сам никому
не посмеешь сказать, что ты бывший семеновец… <…> А все те, которые
1
Чувардин Г. С. Старая гвардия. Социокультурная структура и мировоззрение офицерского корпуса «старой гвардии» (1894–1914 гг.). Орел, 2002. С. 143.
299
теперь с тобой за столом сидят, и вино пьют, и шутят, и ты их на «ты» называешь, пройдут мимо тебя на улице и тебя не узнают… Черная книга!..2
Из «полковой семьи», как правило, исключали молодых офицеров
за деяния, «не соответствующее высокому званию семеновца», когда
они поддавались соблазнам столичной жизни. Бывали, однако, и исключения. Уже в эмиграции, 19 января 1924 г. полковник П. И. Назимов,
прослуживший в Семеновском полку более 30 лет, получил письмо,
в котором члены полкового объединения полка уведомляли, что, рассмотрев его поведение «за время войны и революции», они постановили
исключить его из списков офицеров3.
Знавшие П. И. Назимова офицеры за глаза называли его «добрейшим
и тишайшим, но совершенно не строевым и не боевым командиром»,
«мало военным» человеком и даже «шляпой»4. Действительно, на фотографиях мы видим не совсем стереотипного гвардейца — невысокого
тучного человека. Но могло ли это явиться поводом занесения в «черную книгу» спустя семь лет после войны и революции? Сам П. И. Назимов в письме председателю объединения семеновцев Е. Ф. Новицкому
выражал свое удивление:
Совершено не представляю себе, в чем мне таком ужасном представляется обвинение, которое выражается словами, что «вина моя превыше того,
что может быть забыто и прощено5.
Задача данной статьи — разобраться в вопросе о том, какие именно
качества офицера могли считаться предосудительными в чрезвычайных
условиях мировой войны и революционного кризиса.
Павел Иванович Назимов родился в 1868 г. в семье майора И. И. Назимова6. Образование он получил в 1-м Кадетском корпусе, а затем
в 1893 г. закончил военно-училищные курсы Московского пехотного
юнкерского училища. Военную службу П. И. Назимов начал в 76-м пехотном Кубанском полку, но вскоре был переведен подпоручиком в элит2
3
4
5
6
300
Макаров Ю. В. Моя служба в старой гвардии. 1905–1917. Мирное время и война.
Буэнос-Айрес, 1951. С. 236.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 27 марта 1924 // Bakhmeteff Archive, Rare
book and Manuscript Library, Columbia University Libraries (BAR). Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Макаров Ю. В. Указ. соч. С. 72, 364; Письмо Д. И. Ходнева А. В. Попову, 29 января
1952 г. // BAR. Semenovskii Polk Records, 1720–1967. Box 3. Folder Semenovskii polk
correspondence K-M.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Назимовы // Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343.
Оп. 36. Д. 16935.
ный гвардейский Семеновский полк7. В декабре 1905 г. штабс-капитан
П. И. Назимов командовал ротой во время экспедиции Семеновского
полка в Москву для подавления вооруженного восстания. За это он был
награжден орденом Станислава III степени8. Однако эти события произвели на офицера неизгладимые впечатления. Сам П. И. Назимов отмечал
позже:
Ни один командир не переживал такого состояния душевного ада, в каком оказался я в связи с событием участия полка в московской экспедиции
1905 г.9
По воспоминаниям М. К. Куприной-Иорданской, в январе 1906 г. Назимов посещал ее мужа и автора нашумевшего в это время «Поединка»,
содержащего острую критику порядков в армии. Он искал сочувствия
известного писателя, говоря, что «стрелять в людей, непричастных
к военным действиям, стрелять в женщин и детей — это ужасно». Капитан собирался передать А. И. Куприну свои записи, разоблачающие
действия Семеновского полка в Москве. В итоге, согласно тем же воспоминаниям, офицер получил «тяжелое нервное расстройство» и был
отправлен лечиться за границу10. Подтверждение этой истории можно
найти в мемуарах Н. Н. Гусева, секретаря другого известно писателя —
Л. Н. Толстого. Назимов посещал Ясную Поляну в мае 1909 г. и вел
долгую беседу с Толстым:
Он говорил Льву Николаевичу, что служба ему тяжела, что он несколько
раз хотел ее оставить, но либералы Ход-ский, Петрункевич, Куприн и другие
уговаривали его не уходить «в такое тяжелое время». Говорил, что он старается сделать, что можно, для предотвращения излишних жестокостей, и что
в революцию 1905 г. ему удалось спасти от расстрела одиннадцать человек11.
С началом Первой мировой войны Семеновский полк отправился
на фронт, а в Петрограде был сформирован запасный батальон, который
должен был готовить для него пополнения. Семеновец И. В. Степанов,
передавая услышанное от других офицеров, писал, что никто из полков7
8
9
10
11
Поляков С. А. Офицеры лейб-гвардии Семеновского полка в российских социально-политических условиях 1917 — сентября 1918 гг. Дисс. … к. и. н. Орел, 2015.
С. 257.
Чувардин Г. С. Указ. соч. С. 260.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Куприна-Иорданская М. К. Годы молодости. М., 1966. С. 257–258.
Эпизоды из жизни Л. Н. Толстого. Из воспоминания Н. Н. Гусева, бывш. секретаря Л. Н. Толстого // Красная нива. 1928. № 37. С. 14.
301
ников не хотел оставиться в тылу в годы войны для того, чтобы возглавить запасную воинскую часть. В итоге «выбрали наименее годного для
войны Павла Ивановича Назимова, следуя принципу “на Тебе, Боже, что
нам не гоже”»12. Сам П. И. Назимов указывал, что еще в 1912 г. консилиум врачей пришел к выводу, что он должен оставить военную службу.
Таким образом, он не был годен к службе на фронте по состоянию здоровья13. Деятельность полковника на своем посту в годы войны вызывала серьезные нарекания со стороны офицеров на фронте. И. В. Степанов
вспоминал:
Назимов, не интересуясь полком, стремился сохранить в запасном батальоне возможно больше строевых офицеров и лучших унтер-офицеров, и через несколько месяцев отношения между действующим полком и запасным
батальоном стали исключительно враждебными14.
Как и любой источник, данные мемуары нуждаются в проверке.
Для этого можно использовать данные статистики, которая направлялась командованию запасными гвардейскими батальонами. В нашем
распоряжении есть отчет, составленный в конце 1916 г. Согласно нему,
из 67 офицеров запасного батальона лишь 48 находились на действительной службе, остальные числились прикомандированными к воинской части. Из них шестеро по состоянию своего здоровья в полной мере
не могли нести службу даже в запасном батальоне. Иными словами, это
кадровые офицеры, которые не были годны по здоровью переносить
тяготы фронта, либо тяжело раненые или контуженные. К ним нужно
прибавить 22 в чинах от подпоручика, поскольку такие чины в 1916 г.
могло иметь только довоенное офицерство и командный состав военного времени, имевший фронтовой опыт. Среди оставшихся офицеров
10 были недавно выпущенными из училищ прапорщиками и еще 10 —
прапорщиками запаса и военного времени, выпущенными до 1 октября.
В итоге от общего числа офицеров запасной батальон готов был отправить на фронт только 12 человек15.
Для того, чтобы прокомментировать данные числа, нужно сопоставить их с ситуацией в других запасных батальонах гвардии. Во-первых,
12
13
14
15
302
Степанов И. В. [Воспоминания] // BAR. Semenovskii Polk Records, 1720–1967. Box 7.
Folder Stepanov, I. V. “Semenovskie…”.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Степанов И. В. Указ. соч.
Cведения о состоянии офицерского состава в гвардейских запасных батальонах //
Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 16071. Оп. 1.
Д. 107. Л. 296 об. — 297.
в запасном батальоне л.-гв. Семеновского полка был один из самых высоких процентов «прикомандированных» — 28,3 % от общего числа.
Это люди, которые числились на военной службе, но выполняли какиелибо другие обязанности. Больше было только в запасном батальоне
л.-гв. Кексгольмского полка — 36,7 %. В среднем же по гвардейским
батальонам этот показатель был равен 16,7 %. Процент офицеров довоенной подготовки среди «действительных» офицеров-семеновцев также
сравнительно высок — 58,3 %. Больше было только в запасных батальонах л.-гв. Преображенского и Финляндского полков (67,6 % и 65,4 %
соответственно). В среднем же по гвардейским пехотным батальонам
соотношение не превышало 50 %.
Следует обратить внимание также на то, что в запасном батальоне
Семеновского полка было очень немного прапорщиков, то есть недавно
призванных на военную службу людей. Меньше было только в запасном
батальоне л.-гв. Преображенского полка — 11 человек. Наконец, семеновцы в конце 1916 г. уведомляли начальство, что годных к отправке
на фронт было лишь 25 % от общего состава «действительных» офицеров. Опять же, меньше числилось только у преображенцев (они вообще
были не готовы к выделению командного состава для передовой) и павловцев — 19,8 %. В среднем же гвардейские батальоны рапортовали
о готовности отправить почти 40 % офицеров16.
В целом эти данные подтверждают мнение исследователей офицерского состава л.-гв. Семеновского полка в годы Первой мировой войны,
которые пришли к выводу, что значительная часть офицерства имела
тенденцию задерживаться в тылу, находя для этого различные предлоги.
А некоторые офицеры оказались в составе запасного батальона, пробыв
на фронте всего несколько месяцев в начале войны17. Следовательно,
в каком-то смысле обвинения полковника П. И. Назимова в «придерживании» лучших кадров в запасном батальоне были обоснованы.
Однако даже И. В. Степанов, критически оценивавший поведение
П. И. Назимова, считал, что в вопросе командования запасным батальоном «он заслуживает некоторого оправдания»18.
16
17
18
Cведения о состоянии офицерского состава в гвардейских запасных батальонах //
РГВИА. Ф. 16071. Оп. 1. Д. 107. Л. 296 об. — 297.
Минаков С. С. Лейб-гвардии Семеновский полк: 1914–1924 гг.: Элитарная и социокультурная корпорация в условиях войны и революции. Дисс. … к. и. н. Орел, 2006.
С. 149–150, 152; Перелыгин В. М. Профессиональная подготовка и ротация офицерских
кадров лейб-гвардии Семеновского полка в 1914–1918 гг. Дисс. … к. и. н. Орел, 2013.
С. 133, 157–158, 195.
Степанов И. В. Указ. соч.
303
Преследуя интересы выучки, полковник Назимов тянул в свою сторону
и всячески задерживал отправку на фронт, в то время как полк справедливо
требовал пополнений — вспоминал он19.
Проблема в данном случае была действительно важная. Большие
потери в командном составе в первые годы войны обусловили пополнение численности офицерства за счет прапорщиков военного времени,
обученных на краткосрочных курсах. В итоге, как отмечают исследователи, новый офицерский состав не имел должной профессиональной
подготовки, и его представители зачастую не пользовались авторитетом
среди подчиненных20. Соответственно, страдала и подготовка пополнений для фронта в запасных воинских частях.
Об этом писал и сам П. И. Назимов. В своих воспоминаниях он обратил внимание, что на место убывших на фронт и погибших в первых
боях 1914 г. лучших подготовленных офицеров прибывали «совершенно
неопытные для соответственных хотя бы и самых мелких командных
ролей»21. Аналогично все здоровые унтер-офицеры были в конце концов
отправлены на театр военных действий. В запасном батальоне их заменили побывавшие в боях раненые и контуженные22.
П. И. Назимов писал о том, что старался избавляться от плохо подготовленных прапорщиков военного времени и предпочитал производить
в офицеры отличившихся унтер-офицеров. Вероятно, этим и объясняется такое небольшое количество прапорщиков, которое было отмечено
в сводных данных конца 1916 г. Очевидно, что в данном смысле военный опыт являлся более важным для обучающего новобранцев, нежели
краткий курс военного училища.
В своих воспоминаниях П. И. Назимов ставил себе в заслугу и то,
что он уделял большое внимание нижним чинам, пытался им привить
гордость за свою воинскую часть. Полковник считал, что от солдата
можно потребовать дисциплину и точное исполнение всех его служебных обязанностей, но при этом солдат
ценил проявление к нему искренней заботливости, уважения в нем человеческого достоинства, словом, культурного к нему отношения23.
19
20
21
22
23
304
Степанов И. В. Указ. соч.
Кожевин В. Л. Российское офицерство и Февральский революционный взрыв. Омск,
2011. С. 102–103; Асташов А. Б. Русский фронт в 1914 — начале 1917 года: военный
опыт и современность. М., 2014. С. 302; Гребенкин И. Н. Долг и выбор: Русский офицер в годы мировой войны и революции. 1914–1918 гг. М., 2015. С. 104.
[Назимов П. И.] Семеновцы в революции // Государственный архив Российской федерации (ГАРФ). Ф. 5881. Оп. 1. Д. 178. Л. 11.
Там же. Л. 13.
Там же. Л. 19.
Так или иначе, запасной батальон л.-гв. Семеновского полка был
на особом счету у начальства, и по «блестящему благоустройству выдвинут на первое место». После смотра учебной команды в Царскосельском дворце император Николай II выразил П. И. Назимову «особую
благодарность», трижды подав руку24. Кроме того, полковник, по его
собственным словам, пользовался
особым к себе вниманием и благодарностью и от начальника всех гвардейских частей Петроградского военного округа ген<ерал->лейт<енанта> Чебыкина, и от инспектора всей гвардии великого князя Павла Александровича, и даже священной особы самого государя императора25.
Тем не менее, действующий полк остро нуждался в пополнениях, в том числе и в хорошо обученном командном составе. По сути,
П. И. Назимов оказался между молотом и наковальней. Неудивительно, что позже он писал, что «и злейшему своему врагу не пожелал бы
быть в это время на своем месте»26. По словам генерал-лейтенанта
И. С. фон Эттера, командовавшего Семеновским полком в 1914–1915 гг.,
он «боролся беспрестанно» с «интригами и враждой к действующему
полку» командира запасного батальона полковника П. И. Назимова и начальника хозяйственной части капитана Л. В. Дренякина. В этом генерал
не преуспел, поскольку
они имели слишком сильную поддержку в своих петроградских начальниках
и совершенно пренебрегали мнениями и желаниями командира полка27.
Обвинения, впрочем, были взаимными. П. И. Назимов позже вспоминал «непрерывную травлю, которая исходила из действующего полка»28.
Он считал главной причиной обвинений деятельность «злого гения»
подпоручика Б. П. Рогачева в действующем полку, а также старшего
писаря С. А. Баландина в запасном батальоне29.
П. И. Назимову было за что обвинять, по крайней мере, С. А. Баландина. Дело в том, что именно он в 1917 г. предал публичности некоторые
24
25
26
27
28
29
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 27 марта 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо И. С. фон Эттера Е. Ф. Новицкому, 16 ноября 1925 (?) г. // BAR. Semenovskii
Polk Records, 1720–1967. Box 2. Folder Semenovskii polk correspondence Etter I. S. von.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Там же.
305
аспекты жизни запасного батальона л.-гв. Семеновского полка, которые
бросали серьезную тень на его командира. Вскоре после революции
при батальонном комитете была создана инспекторская комиссия, которую как раз и возглавил старший писарь С. А. Баландин. Она должна
произвести учет солдат, «фактически не несущих службы в батальоне
и уклоняющихся вообще от таковой»30. Результаты деятельности комиссии С. А. Баландин обнародовал в сентябре 1917 г.
По его собственным словам, за время службы в канцелярии батальона он был свидетелем многочисленных злоупотреблений. С. А. Баландин описывал, как за три дня до призыва на военную службу коридор канцелярии заполняли просители с рекомендательными письмами
к полковнику П. И. Назимову с просьбой принять их в батальон. «Отказа
никому не было». Подобные же солдаты поступали и через капитана
Л. В. Дренякина, который в большинстве случаев накладывал резолюцию «ходатайствую о зачислении в музыкальную команду» вне зависимости от профессии новобранца. Инспекторской комиссии удалось
установить, что за период войны по прошениям «охотников» было зачислено в батальон около 500 человек и переведено из других частей для
«пользы службы» около 900 человек. Однако налицо таковых оказалось
значительно меньше.
Выяснилось, что все они зачислялись в нестроевые роты, либо
попросту с момента поступления на службу в батальоне не появлялись. Согласно выводам комиссии, последние получали от полковника
П. И. Назимова удостоверение
в том, что такой-то действительно состоит на службе в зап<асном> бат<альоне> гв<ардии> Семеновского полка, и за переполнением казарм <ему>
разрешается проживать на квартире у родственников31.
Так, С. А. Баландин назвал имена нескольких солдат, которые на самом деле не прекращали работу в столичных парикмахерских, а также
тех, кто продолжал свою службу в Гвардейском экономическом обществе32. Еще одна часть военнослужащих находилась в распоряжении
самого П. И. Назимова. Не менее 5 денщиков служили на двух квартирах полковника, несколько кучеров использовались для его беговых
лошадей, имелась и домашняя прислуга. Кроме того, не менее 50 солдат
в имении Назимовых в Тверской губернии проводили полевые и другие
30
31
32
306
Баландин С. Лучше поздно, чем никогда (Правда о Семеновском полку) // Солдат.
1917. 14 сентября.
Там же.
Баландин С. Лучше поздно, чем никогда (Правда о Семеновском полку) // Солдат.
1917. 14, 20 сентября.
работы, ими была отремонтирована усадьба, выстроена ограда и возведен мост33.
К сожалению, нельзя сказать, что такая печальная ситуация в запасном батальона л.-гв. Семеновского полка была чем-то уникальным.
Заметная часть военнослужащих запасных воинских частей по договоренности с начальством, официальной или неофициальной, не подлежала отправке на фронт. Как показывает в своих работах А. Б. Асташов,
некоторые из них могли даже неплохо зарабатывать, участвуя в скачках,
занимаясь промыслом, продолжая службу на гражданских специальностях34. Гвардейские запасные батальоны имели в своем составе хоры
и оркестры, доходившие до 150–160 человек. На имя начальника гвардейских запасных частей поступали жалобы о том, что полковые певчие и музыканты живут на частных квартирах, не занимаются строевой
службой и, оставаясь в Петрограде, зарабатывают деньги на стороне35.
Генерал-майор П. Э. Тилло, командир действующего Семеновского
полка в 1916–1917 гг., был в курсе происходящего в запасном батальоне.
В конце 1916 г. он указывал на поступающие на его имя «анонимные
и подписанные жалобы и заявления о непорядках и злоупотреблениях,
происходящих в запасном б<атальо>не»36.
В результате, по сведениям П. И. Назимова, в сентябре 1916 г. в лесу
возле Луцка состоялся офицерский суд чести над ним. Причем решение
об исключении полковника из списков Семеновского полка, по его словам, не довели до его сведения. Позже он негодовал о том, что в такой
форме это был «даже не шемякин суд, а конспиративный офицерский
эксцесс революционного характера»37. Судя по всему, главным упреком
П. И. Назимову было не превышение служебных полномочий. По мнению генерал-майора П. Э. Тилло, полковник обвинялся в том, что он
отказывался отправляться на передовую38. Находившийся в это время
33
34
35
36
37
38
Баландин С. Лучше поздно, чем никогда (Правда о Семеновском полку) // Солдат.
1917. 20 сентября.
Асташов А. Б. Повседневность запасных батальонов гвардии накануне Февральской
революции // Вестник РГГУ. Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение». 2017. № 5. С. 80; Он же. Петроградский гарнизон накануне 1917 года:
От повседневности прифронтового города к революции // Вестник Тверского государственного университета. Серия «История». 2017. № 1. С. 22.
Геруа А. В. Полчища. София, 1923. С. 30; Асташов А. Б. Указ. соч. С 22, 29.
Рапорт П. Э. Тилло, 24 сентября 1916 г. // РГВИА. Ф. 16071. Оп. 1. Д. 107. Л. 380–
380 об.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 27 марта 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо П. Э. Тилло Е. Ф. Новицкому, 20 ноября 1929 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Tillo, P. E.
307
на фронте И. В. Степанов также считал, что «Назимов не был воякой
и на фронт просто не хотел ехать»39. Это уже было достаточное обвинение для занесения в «черную книгу». Ю. В. Макаров вспоминал, что
в годы Первой мировой войны существовал неписанный закон, по которому офицерам, «кто по слабости человеческой после эвакуации и выздоровления засиживался в тылу, тем из полка ласково напоминали, что
пора бы и назад, в строй». Тем же, кто этому не подчинялся, «после
войны была обещана “черная книга”»40.
После суда чести генерал-майор П. Э. Тилло предпринял попытку
сместить полковника П. И. Назимова. 24 сентября 1916 г. он направил
жалобу командованию гвардейских запасных частей об «отсутствии желания у запасного батальона идти навстречу своему полку»41. Он просил
произвести замену командира. По данному заявлению была проведена
специальная проверка. Согласно рапорту помощника начальника гвардейских запасных частей полковника В. И. Павленкова,
подготовка призываемых людей в запасной батальон л.-гв. Семеновского
полка велась и ведется в настоящее время строго на основании соответствующих приказов, инструкций и распоряжений42.
Он отметил также хорошую боевую и строевую подготовку нижних
чинов. Резюмируя, Павленков писал:
Из неоднократных бесед с полковником Назимовым я всегда выносил
убеждение в его глубокой преданности интересам своего полка, в котором
он состоит более 25 лет43.
4 ноября 1916 г. смотр запасного батальона провел сам П. Э. Тилло.
В своем отчете он отметил, что «видна забота и продуктивная работа командира батальона». Хозяйственную часть была им оценена «на отлично», а строевая подготовка батальона находилась в удовлетворительном
состоянии. Кроме того, была
заметна дружная общая работа офицеров, и хотя направляющая роль командира батальона недостаточно тверда, все же дело налажено хорошо.
39
40
41
42
43
308
Степанов И. В. Указ. соч.
Макаров Ю. В. Указ. соч. С. 306.
Рапорт П. Э. Тилло, 24 сентября 1916 г. // РГВИА. Ф. 16071. Оп. 1. Д. 107. Л. 380 об.
Рапорт помощника начальника гвардейских запасных частей Павленкова 14 ноября
1916 г. начальнику гвардейских запасных частей // РГВИА. Ф. 16071. Оп. 1. Д. 107.
Л. 383.
Там же. Л. 383 об.
В итоге П. Э. Тилло вынужден был признать, что замена полковника П. И. Назимова другим лицом, не ознакомленным со сложной организацией запасного батальона, является нежелательной44. Сам генерал
П. Э. Тилло вспоминал, что в этот период командиры 1-й гвардейской
пехотной дивизии были сильно озабочены качеством подготовки пополнений в запасных батальонах Петрограда. Они предлагали демобилизовать половину «непомерно больших и вредных» воинских частей,
а другую половину отправить для обучения на фронт. Подобный проект
был отвергнут.
Я просил, по крайней мере, сменить командира л.-гв. запасного Семеновского батальона, — писал Тилло позже, — то и в этом мне было категорические отказано, и недостойный офицер остался45.
О том, что именно под воздействием петроградского начальства
П. И. Назимов сохранил свою должность, вспоминал и И. В. Степанов.
Якобы генерал А. Н. Чебыкин считал, что
теперь, когда дело, по его мнению, налажено, менять <начальника запасного
батальона> уже поздно46.
Наконец, на заступничество в этом деле великого князя Павла Александровича и генерала Чебыкина указывал позже и сам П. И. Назимов. Он писал о том, что попытка назначить на его место полковника
А. М. Поливанова «встретила авторитетный отказ со стороны всего
Главного начальства»47.
Еще большей виной П. И. Назимова члены объединения Семеновского полка считали его роль в событиях Февральского восстания. Еще
в 1922 г. Е. Ф. Новицкий писал Л. Г. Тимроту:
Говорят, что П. И. <Назимов> «приспособился» в мере большей, чем это
подсказывалось интересами полка и Родины, и что репутация его замарана
не только красной краской, которую можно и отмыть, но и черной, которая
никогда не смывается48.
44
45
46
47
48
Там же. Л. 383 об. – 384.
Письмо П. Э. Тилло Е. Ф. Новицкому, 20 ноября 1929 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Tillo, P. E.
Степанов И. В. [Воспоминания].
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицком, 27 марта 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо Е. Ф. Новицкого Л. Г. Тимроту, 21 апреля 1922 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Novitskii, E. O.
309
С ним солидарен был и И. С. фон Эттер, который писал, что Назимов
заслужил исключение
главным образом, конечно, прогулкой под красными тряпками в Думу и произнесением приветственных речей изменникам государю императору49.
Д. И. Ходнев, в то время офицер запасного батальона Финляндского
полка, характеризовал полковников Назимова и Павленкова, замещавших некоторое время заболевшего генерала А. Н. Чебыкина накануне Февральского восстания, как «начальников далеко не энергичных,
не властных, не настойчивых»50. Качества не самые подходящие в условиях революционного кризиса. Подобная характеристика подтверждается свидетельством семеновца Р. Н. фон Бистрома. Он писал, что 27 февраля 1917 г. застал полковника П. И. Назимова в офицерском собрании
растерянным и бледным. Назимов известил присутствовавших офицеров о начале перехода запасных батальонов на сторону восставших.
Я не стерпел, — вспоминал Бистром, — и спросил его: «Господин полковник, когда выступит наш батальон?» Назимов несколько выпрямился
и замолчал; затем, посмотревши на меня, потом на Эссена, он приказал:
«Поручик Эссен, соберите учебную команду и займите Николаевский вокзал. Поручик Бистром, вы остаетесь в моем распоряжении»51.
На самом деле П. И. Назимов отправил роту усиленного состава
при двух офицерах на подавление выступления запасного батальона
л.-гв. Волынского полка52. Позже днем этот отряд во главе с прапорщиками Н. К. Соловьевым и С. А. фон Эссеном, оказавшись на Литейном
проспекте, перешел в распоряжение правительственных войск во главе
с полковником А. П. Кутеповым, действовавшим в этом районе. Во время столкновений с восставшими у Артиллерийского переулка оба офицера-семеновца получили смертельные ранения53.
49
50
51
52
53
310
Письмо И. С. фон Эттера Е. Ф. Новицкому, 16 ноября 1925 (?) г. // BAR. Semenovskii
Polk Records, 1720–1967. Box 2. Folder Semenovskii polk correspondence. Etter, I. S. von.
Ходнев Д. И. Февральская революция и запасной батальон лейб-гвардии Финляндского полка // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция. От новых
источников к новому осмыслению. М., 1997. С. 260.
Письмо Р. Н. фон Бистрома Е. Ф. Новицкому, 22 ноября 1929 г. // BAR. Semenovskii
Polk Records, 1720–1967. Box 2. Folder Semenovskii polk correspondence A-E.
Письмо Назимова П. И. Д. Л. Кандаурову, 26 марта 1921 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Генерал Кутепов. Сборник статей. Париж, 1934. С. 168–169.
Вместе с тем, в апреле 1917 г. от имени комитета было опубликовано
опровержение слухов о том, что запасный батальон л.-гв. Семеновского
полка принимал участие в подавлении революции. В нем говорилось:
С первых дней возникновения народного движения командиром батальона было отдано непосредственное распоряжение всем начальникам караулов от батальона — несмотря ни на какие требования высшего начальства
и ни при каких обстоятельствах в народ не стрелять54.
Совершенно неслучайно это обращение было перепечатано в «Семеновских бюллетенях» в 1928 г.55 Очевидно, оно должно было объяснить
причину занесения П. И. Назимова в «черную книгу». Однако очевидец событий Р. В. Бржозовский, находившийся в это время в запасном
батальоне Семеновского полка, писал своему бывшему сослуживцу
А. А. Зайцову:
Конечно, П. И. <Назимов> не герой, но приказания такого <не стрелять
в народ> не давал; возможно, после совершившихся фактов <он> вошел
в соглашение с бат<альонным> ком<итетом> для своей реабилитации перед
господином Керенским56.
Факт участия солдат запасного батальона л.-гв. Семеновского полка
в отряде полковника А. П. Кутепова показывает, что все-таки, по крайней мере, в первой половине дня П. И. Назимовым предпринимались
меры для подавления революционного движения.
Вечером 27 февраля 1917 г. в центр Петрограда начали двигаться
демонстрации из рабочих кварталов Московско-Заставского и Нарвского районов. Около 7 часов вечера к восставшим присоединились
солдаты запасного батальона л.-гв. Егерского полка57. Около 8 часов
вечера толпы показались у казарм тех рот семеновцев, которые располагались по соседству, на Рузовской улице. На сторону демонстрантов
перешла пулеметная команда, которая вывела солдат других близлежащих рот58. А. А. Орлов, принявший командование 4-й ротой, вспоминал,
что в 9 часов вечера к его казармам стали приближаться солдаты различных полков. Позвонив П. И. Назимову, Орлов получил через адъютанта
54
55
56
57
58
Семеновцы о своем участии в революционном движении // Солдатское слово. 1917.
18 апреля.
Семеновцы о своем участии в революц[ионном] движении // Семеновские бюллетени.
1928. № 6. 14/1 января. С. 13.
Письмо Р. В. Бржозовского А. А. Зайцову, 25 ноября 1929 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Unidentified.
Смирнов С. А. Выросли мы в пламени. Записки военного комиссара. Л., 1976. С. 10.
Журавлев И. Н. Присоединение семеновцев // Правда. 1917. 17 марта.
311
прапорщика В. Я. Толмачева «категорическое приказание — держаться
пассивно». В итоге ворвавшаяся в расположение полка группа солдат
и штатских вывела часть семеновцев из казарм на улицы59. Вместе с егерями они направились к Измайловскому проспекту. Ими были сняты
посты измайловцев и петроградцев и в 11 часу вечера открыты казармы
запасных батальонов. После этого часть семеновцев вернулась обратно
на Загородный проспект60.
Основные здания казарм Семеновского полка находились по другую сторону Царскосельского (Витебского) вокзала вдоль Загородного
проспекта и Звенигородской улицы. Старший адъютант начальника Военной автомобильной школы, располагавшейся в том же квартале, вспоминал, что до 11 часов вечера запасной батальон Семеновского полка
при офицерах и оружии вышел из своих казарм.
Перед строем полковник Назимов, с красным бантом в петлице, говорил
речь. Он соглашался во главе семеновцев идти в Думу и там признать новую
«народную» власть — писал он61.
Впрочем, данное красочное описание нуждается в проверке, поскольку сам мемуарист не был очевидцем этого зрелища. Как позже
сообщалось в прессе, офицеры с полковником П. И. Назимов вывели
солдат в направлении Таврического дворца, когда перед казармами появилась 20-тысячная толпа62.
Поведение Назимова можно интерпретировать как вынужденную
демонстрацию лояльности революционному движению в тот момент,
когда уже город был полностью охвачен восстанием, командование Петроградским военным округом бездействовало, а Временный комитет
Государственной Думы заявил о том, что готов взять в свои руки наведение порядка. Причинами можно назвать также опасение разгрома
казарм со стороны толпы, если солдаты не выйдут на улицы, и попытку
сохранить полк как боеспособную часть, поскольку рядовые не выходили из повиновения своим офицерам.
Запасный батальон л.-гв. Семеновского полка во главе с Назимовым и часть солдат л.-гв. Петроградского полка пришли к Таврическому
дворцу в 2 часа 40 минут 28 февраля, измайловцы — спустя почти три
59
60
61
62
312
[Орлов А. А.] Записки полковника Алексея Алексеевича Орлова // BAR. Semenovskii
Polk Records, 1720–1967. Box 5. Folder Orlov, A. A., “Zapiski”.
Журавлев И. Н. Присоединение семеновцев // Правда. 1917. 17 марта; С. Д. Измайловец. Выступление измайловцев // Правда. 1917. 21 марта.
Цит по: Николаев А. Б. Думская революция: 27 февраля — 3 марта 1917 года. Т. 1.
СПб., 2017. С. 328.
Семеновцы // Солдатское слово. 1917. 8 апреля.
часа, еще позже — егеря63. В 8 часов утра военная комиссия при Временном комитете Государственной Думы уже давала распоряжения на имя
П. И. Назимова занять Царскосельский вокзал, электростанцию, сберегательную кассу и
охранять весь район в пределах улиц Николаевской <ныне Марата>, Загородного, Владимирского проспектов, у Технологического института и примыкающий район64.
В воспоминаниях самого П. И. Назимова этот эпизод отсутствует
вовсе. Он писал о том, что семеновцы оказали отпор демонстрантам,
так и не присоединившись к революции65. Вместо этого караулы запасного батальона охраняли порядок на ключевых объектах района, в том
числе у Государственного банка66. Для того, чтобы продемонстрировать
то напряжение, в котором находился командный состав, П. И. Назимов
упомянул эпизод, когда батальонный адъютант прапорщик В. Я. Толмачев под воздействием событий помутился рассудком и был отправлен
в госпиталь. Своей заслугой в эти дни П. И. Назимов считал то, что
благодаря его авторитету среди солдатской массы ему удалось избежать
возможных эксцессов с офицерами. Он подчеркивал, что лично организовал круглосуточную охрану офицерского флигеля и дома командира
полка, где в это время находился генерал-майор П. Э. Тилло с семьей.
Кроме того, под руководством полковника была замурована могила генерала Г. А. Мина в Введенском соборе, которую могли осквернить изза карательной экспедиции л.-гв. Семеновского полка 1905 г.67 П. И. Назимов в своих письмах Е. Ф. Новицкому указывал:
В это же время ночное посещение казарм у меня не прерывалось. Мне
важно было, чтобы солдаты видели, что я их не бросил, а, с другой стороны,
и мне необходимо было держать себя в курсе их настроения. <…> Слушал
благодарности, что своими посещениями в такое тяжелое время я их подбадриваю68.
63
64
65
66
67
68
Февральская революция в Петрограде // Красный архив. 1930. Т. 4–5. С. 68, 70.
Там же. С. 78.
[Назимов П. И.] Семеновцы в революции. Л. 98.
Там же. Л. 103.
Письмо Назимова П. И. Д. Л. Кандаурову, 26 марта 1921 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.;
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
313
Имея в виду все приведенные в данных воспоминаниях свидетельства, вместе с тем нужно сказать, что они носят самооправдательный характер, и их следует воспринимать критически. Тем не менее,
П. И. Назимов оказался единственным из всех командиров запасных
воинских частей Петрограда, кто был переизбран на свою должность
общим собранием солдат69. Позже он стал почетным членом батальонного солдатского клуба70. Далее П. И. Назимов быстро пошел на повышение. В начале апреля 1917 г., оставаясь командиром запасного батальона, полковник вступил в командование 1-й гвардейской запасной
бригадой71. В конце июля 1917 г. П. И. Назимов стал начальником всех
гвардейских запасных частей Петрограда, уступив свое место в полку
Р. В. Бржозовскому72. Нужно отметить, что гв. Семеновский резервный
полк оставался одной из наиболее дисциплинированных воинских частей Петроградского гарнизона на протяжении всего 1917 года.
После Октябрьского переворота и демобилизации П. И. Назимов
находился в своем поместье в селе Сидорково Тверской губернии. Впоследствии комиссар ЧК удивлялся, в какой роскошной остановке он жил
«на положении старого помещика»:
Имение Назимова состоит из барской виллы с хорошей обстановкой,
домика экономки, состоявшего из нескольких комнват с хорошей мебелью,
роялем и т. п., нескольких сараев, одного хлебного амбара, конюшни и каретника в одной постройке, двух птичников, двух тарантасов, двух кабриолеток
и одних легковых саней. Живой инвентарь — четыре рысистые беговые
лошади и одна лошадь рабочая, три дойные коровы, телка, коза, индейки
и около 15 штук кур. 10 десятин пахотной земли и около 15 десятин с лесом.
При этом вел хозяйство П. И. Назимов самостоятельно, лично обрабатывая землю и ухаживая за скотиной, но при этом не платя никаких
налогов и пользуясь покровительством местной милиции73.
Внимание чекистов он привлек лишь потому, что накануне и во время крестьянского восстания в июле 1919 г. в Ясеновичской волости
Тверской губернии распространилась информация о том, что руководит
69
70
71
72
73
314
Семеновцы о своем участии в революционном движении // Солдатское слово. 1917.
18 апреля.
Голос солдата. 1917. 10 мая.
Приказ по 1-й гвардейской запасной бригаде 11 апреля 1917 г. // РГВИА. Ф. 16094.
Оп. 1. Д. 13. Л. 1.
Поляков С. А. Указ. соч. С. 58.
Из докладной записки комиссара ЖЧК (железнодорожной ЧК) М. В. Клюева в коллегию ЖЧК Русевского узла о расследовании дела бывшего полковника П. И. Назимова // Знамя. Общественно-политическая газета Кувшинского района Тверской области <электронный ресурс>. URL: http://kuvznama.ru/sidorkovo. html. Дата обращения:
30.10.2019.
движением бывший полковник Семеновского полка Назимов. Расследование, однако, показало, что это были ложные слухи74. Тем не менее,
когда в имение был послан наряд для того, чтобы арестовать П. И. Назимова, он, заранее предупрежденный, по собственным словам, «скрылся в лесу и затем продолжал скрываться по деревням»75. Каким путем
ему удалось эмигрировать, к сожалению, неизвестно, однако уже в 1920
или 1921 г. он с женой оказался в вольном городе Данциге. До конца
своей жизни в 1933 г. Назимов служил в чайной компании «Азиатик
трейдинг»76.
Подводя итоги, нужно сказать, что биография П. И. Назимова отразила все важные события истории России в непростую эпоху войн
и революций. Его жизненный путь показывает нам поведение человека
в экстремальных условиях. Картина эта далека от героической. Назимов
участвовал в карательных мероприятиях — и раскаивался в этом, налаживал хорошие взаимоотношения с нижними чинами, при этом злоупотребляя своим служебным положением, принимал меры по пресечению
революционного движения, но позже стремился сделать себе карьеру
в новых условиях. Ему удалось вырваться из водоворота Гражданской
войны, чтобы оказаться в эмиграции обычным служащим, лишенным
права называть себя офицером Семеновского полка.
П. И. Назимова сложно назвать человеком со строгими принципами.
Однако в «черную книгу» он был занесен не за трусость, не за коррумпированность и даже не за революционный карьеризм. Как ни странно,
все это могло быть прощено. Из высказываний его бывших сослуживцев
следует, что главным проступком Назимова оказалось то, что все это
он делал не на благо полка. В конечном итоге, от офицера одного из самых старых полков требовали, чтобы корпоративные интересы стояли
выше его собственных.
Список литературы
Асташов А. Б. Петроградский гарнизон накануне 1917 года: От повседневности прифронтового города к революции // Вестник Тверского государственного университета. Серия
«История». 2017. № 1. С. 17–38.
74
75
76
Соколов К. И. Противостояние народа и власти в российской провинции после Октябрьской революции, 1917–1921 гг.: На материалах Тверской губернии. Дисс. …
к. и. н. Тверь, 1999. С. 146.
Письмо П. И. Назимова Е. Ф. Новицкому, 12 февраля 1924 г. // BAR. Semenovskii Polk
Records, 1720–1967. Box 4. Folder Semenovskii polk correspondence. Nazimov, P. I.
Письмо Д. И. Ходнева А. В. Попову, 29 января 1952 г. // BAR. Semenovskii Polk Records,
1720–1967. Box 3. Folder Semenovskii polk correspondence K-M; Незапытые могилы.
Российское зарубежье: некрологи 1917–1999 в шести томах. Т. 5: Н-П. М., 2004. С. 29.
315
Асташов А. Б. Повседневность запасных батальонов гвардии накануне Февральской революции // Вестник РГГУ. Серия «История. Филология. Культурология. Востоковедение».
2017. № 5. С. 71–91.
Асташов А. Б. Русский фронт в 1914 — начале 1917 года: военный опыт и современность.
М., 2014. 714 с.
Гребенкин И. Н. Долг и выбор: Русский офицер в годы мировой войны и революции.
1914–1918 гг. М., 2015. 527 с.
Кожевин В. Л. Российское офицерство и Февральский революционный взрыв. Омск, 2011.
260 с.
Минаков С. С. Лейб-гвардии Семеновский полк: 1914–1924 гг.: Элитарная и социокультурная корпорация в условиях войны и революции. Дисс. … к. и. н. Орел, 2006. 282 c.
Перелыгин В. М. Профессиональная подготовка и ротация офицерских кадров лейб-гвардии
Семеновского полка в 1914–1918 гг. Дисс. … к. и. н. Орел, 2013. 299 с.
Поляков С. А. Офицеры лейб-гвардии Семеновского полка в российских социально-политических условиях 1917 — сентября 1918 гг. Дисс. … к. и. н. Орел, 2015. 275 c.
Соколов К. И. Противостояние народа и власти в российской провинции после Октябрьской революции, 1917–1921 гг.: На материалах Тверской губернии. Дисс…. к. и. н.
Тверь, 1999. 241 с.
Чувардин Г. С. Старая гвардия. Социокультурная структура и мировоззрение офицерского
корпуса «старой гвардии» (1894–1914 гг.). Орел, 2002. 304 с.
Konstantin Andreevich TARASOV
Candidate of Historical Sciences, researcher fellow of the St. Petersburg Institute
of History of the Russian Academy of Sciences, associate professor of St. Petersburg
State Electrotechnical University “LETI”, senior lecturer of National Research
University Higher School of Economics in St. Petersburg (St. Petersburg, Russia)
E-mail: senderkeeper@mail.ru
Colonel P. I. Nazimov. Outcast officer biography
The article is devoted to the biography of Semenovsky regiment colonel Pavel Ivanovich
Nazimov. The main attention is paid to the period of the First World War, when he served as
commander of the reserve battalion in Petrograd. The issues of the daily life of the reserve
military unit and its participation in the February uprising of 1917 are examined to understand
why P. I. Nazimov in 1924 was expelled from the society of Semenovsky regiment officers.
Keywords: Semenovsky regiment, Petrograd garrison, February uprising of 1917.
316
Скачать