Загрузил Sweta Medvedeva

РАЗДЕЛ 2. Т.1. Кейнсианско-неоклассический синтез. 09.02.2020

Реклама
Кейнсиансконеоклассический синтез.
РАЗДЕЛ 2.
ПЛАН
ТЕМА 1.
Синтез неоклассической микроэкономики и
кейнсианской макроэкономики.
ТЕМА 2. Макроэкономическая политика в открытой
экономике.
ТЕМА 3. Модель экономического роста Р. Солоу.
ТЕМА 1. Синтез неоклассической микроэкономики и
кейнсианской макроэкономики.
1. Возникновение
синтеза.
и
предпосылки
2. Микроэкономические основы
совокупный спрос на рынке благ.
неоклассического
реального
сектора:
3. Микроэкономические основы реального сектора: рынок
труда в модели Д. Патинкина.
4. Частичное макроэкономическое равновесие реального
сектора. Модель Барро—Гроссмана.
5. Кривая Филлипса
предложение.
и
краткосрочное
совокупное
6. Денежный сектор в неоклассическом синтезе.
7. Модель мультипликатора-акселератора.
1. Возникновение и предпосылки неоклассического
синтеза.
1.1. Неоклассический
макроэкономики.
синтез
как
этап
развития
Термин «неоклассический синтез» был введен в
экономическую теорию Полом Самуэльсоном для
обозначения компромисса в области макроэкономики,
который сложился к середине 50-х гг. среди американских
экономистов.
В третьем издании учебника «Экономика» по этому поводу П.
Самуэльсон отмечал:
«В последние годы 90 % американских экономистов уже не
делятся на «кейнсианцев» и «антикейнсианцев».
Вместо этого они стремятся соединить все ценное из старой
экономической теории и новых теорий определения доходов.
Результат
этого
синтеза,
который
можно
назвать
неоклассической экономической теорией, принимается в
общих чертах всеми, за исключением примерно пяти процентов
крайне левых и стольких же крайне правых авторов...
Кейнсианско-неоклассический синтез стал господствующей
исследовательской программой в последующие двадцать лет,
в которую вполне естественно вписалась большая часть того,
что до его возникновения было предложено кейнсианцами и
неоклассиками.
Например, Д. Хикс (1937) и Э. Хансен (1949) создали модели
IS—LM;
Ф. Модильяни (1944) раскрыл роль жесткости номинальной
заработной платы в Кейнсианской модели.
Представления о спросе на деньги углубили В. Баумоль
(1952) и Д. Тобин (1956).
А. Пигу (1943) показал значение эффекта богатства:
снижение уровня цен ведет к увеличению реальных денег и
богатства, увеличивая потребительский и совокупный
спрос.
Возникновение неоклассического синтеза было обусловлено
прежде всего потребностями развития самой экономической
теории.
Дело в том, что кейнсианская макроэкономическая теория
имела существенный недостаток — отсутствие прочных
микрооснов.
Объяснение экономических явлений не будет подлинно
удовлетворительным, если оно не сможет свести эти явления к
индивидуальным действиям основных агентов, которые
принимают решения.
Поэтому отсутствие ясной взаимосвязи между кейнсианской
макроэкономикой и неоклассической микроэкономикой
создало предпосылки для развития макроэкономической
теории, которая и получила название «неоклассический
синтез».
Принципиальные подходы экономистов, которые работали в
рамках
исследовательской
программы
кейнсиансконеоклассического синтеза, заключались в следующем.
Решения, принимаемые фирмами и домашними хозяйствами,
рациональны и, будучи таковыми, поддаются изучению с
применением стандартных микроэкономических методов.
Поэтому одним из главных направлений теоретических
разработок было объединение основных положений «Общей
теории» Дж. М. Кейнса с постулатами о рациональном и
максимизирующем поведении экономических агентов.
Предпосылка
о
рациональности
экономического
поведения не предполагала, тем не менее, эффективности
функционирования рынков.
Напротив, рынки не считались конкурентными, а цены и
заработная плата не могли в краткосрочном периоде
приводить рынки в состояние устойчивого равновесия (оно
могло установиться только в долгосрочном периоде).
Поэтому только политика активного государственного
вмешательства давала возможность избежать больших
колебаний деловой активности.
Из исследований представителей неоклассического синтеза
вытекали важные последствия как для экономической теории,
так и для проведения макроэкономической политики
государства.
Допущение Кейнса и ранних кейнсианцев о том, что ставка
заработной платы в краткосрочном периоде достаточно
негибка, получило широкое распространение, но положение о
фиксированной номинальной заработной плате было ослаблено
и заменено медленной адаптацией цен и заработной платы в
условиях рынка.
Так как наряду с этим предполагалось, что цены и заработная
плата в долгосрочном периоде, приводят рынки в равновесие,
а экономическая политика в любом случае позволяет избегать
продолжительного неравновесия, то макроэкономические
исследования могли развиваться в двух различных
направлениях.
Одно из них могло изучать долгосрочную динамику
производства, занятости и капитала, пренебрегая
циклическими колебаниями деловой активности, при этом
использовался стандартный инструментарий равновесного
анализа.
Другое направление изучало краткосрочные колебания
относительно долгосрочного тренда, пренебрегая самим
трендом.
Именно
эти
направления
в
рамках
кейнсиансконеоклассического синтеза получили существенное развитие:
модель экономического роста Солоу и расширенная
модель IS—LM для открытой экономики.
Таким образом, в рамках кейнсианско-неоклассического синтеза
представлялось естественным считать сферой применимости
кейнсианской теории краткосрочные колебания деловой
активности,
а сферой применимости неоклассической теории —
долгосрочные аспекты.
Разработки теоретиков неоклассического синтеза не изменили
общий вывод теории Кейнса о необходимости активной роли
государства. Так как цены и заработная плата не приходили в
равновесие достаточно быстро, то для поддержания полной
занятости требовалось проводить активную антициклическую
политику. Предпочтение отдавалось фискальным средствам, а
монетарная политика играла лишь подчиненную роль.
1.2. Инфляция — новая угроза макроэкономической
стабильности
Успехи неоклассического синтеза, кроме развития самой
макроэкономической теории, были предопределены и
серьезными изменениями в экономике западных стран.
До середины 50-х гг. XX века в экономической науке и
макроэкономической политике развитых стран доминировала
кейнсианская модель, которая показала свою эффективность.
Послевоенный экономический подъем был организован по
кейнсианским рецептам.
План Маршалла в Европе и план Доджа в Японии базировались на
бюджетном стимулировании совокупного спроса.
К началу 50-х гг. большинство стран Европы достигло довоенного
уровня. Дальнейшее стимулирование экономического подъема
также происходило в соответствии с кейнсианскими
рекомендациями.
Однако наряду с успехами послевоенного восстановления
хозяйства в странах с развитой рыночной экономикой появилась
новая угроза макроэкономической стабильности — инфляция, т. е.
устойчивое долгосрочное повышение общего уровня цен.
До этого времени инфляция становилась следствием
политических, военных или экономических катаклизмов, а теперь
впервые обнаружилось, что она может возникнуть и
длительно существовать в устойчивой и стабильно растущей
экономике,
создавая
при
этом
проблемы
самому
экономическому росту и повышению уровня жизни.
.
Это требовало:
во-первых, теоретического объяснения;
во-вторых, выработки действенных практических мер по борьбе
с этой новой экономической опасностью.
Естественно, что объяснения феномена устойчивой инфляции и
рекомендации по ее преодолению были затребованы прежде
всего от сторонников нового направления экономической теории
— неоклассического синтеза. И решение было предложено в
работах Филипса, Самуэльсона и Солоу, которые разработали
новый инструмент макроэкономического анализа — кривую
Филлипса.
Обобщая вышесказанное,
неоклассического синтеза.
сформулируем
предпосылки
1.Рынки благ и ресурсов — это рынки несовершенной
конкуренции.
2.Цены благ, а также факторов производства являются
недостаточно гибкими для адаптации экономики к
изменениям рыночной конъюнктуры в краткосрочном
периоде. Однако в долгосрочном периоде цены и заработная
плата приводят рынки в равновесие.
3. Ведущей конъюнктурообразующей силой в краткосрочном
периоде является совокупный спрос, а в долгосрочном
периоде — совокупное предложение.
4. Рыночные
иллюзиям.
контрагенты
не
подвержены
денежным
2. Микроэкономические основы
совокупный спрос на рынке благ.
реального
2.1. Потребление домохозяйств и эффект Пигу.
Микроэкономические основы эффекта Пигу.
сектора:
Виднейший представитель неоклассической теории А. Пигу
обосновал необходимость наряду с доходом включить в число
важнейших факторов кейнсианской функции потребления
величину реальных кассовых остатков:
C=C [Y, (M/P)] (1)
(+) (+)
Таким образом, потребление домашних хозяйств зависит не
только от текущего дохода, но и от запаса реальных кассовых
остатков. Этот вывод получил название эффекта Пигу (или
эффекта богатства), который стал краеугольным камнем
неоклассического синтеза.
В кейнсианской модели предполагается, что богатство домашних
хозяйств состоит из:
1) номинальных кассовых остатков (М), которые характеризуются
абсолютной ликвидностью, но не приносят процентного дохода;
2) облигаций номинальной стоимостью В, которые приносят
процентный доход
(при этом облигации и физический капитал являются совершенными
субститутами).
В целях упрощения предполагается, что единственным представителем
богатства являются реальные кассовые остатки.
Эффект реального богатства или эффект реальных денежных запасов — эффект Пигу (назван в
честь известного английского экономиста Артура Пигу, который ввел в научный оборот понятие
«реальные денежные запасы»).
Под реальным богатством, или реальными денежными запасами, понимают отношение
номинального финансового богатства индивида (М), выраженного в денежной форме, к общему
уровню цен (Р): M/P
Реальное богатство представляет собой реальную покупательную способность накопленного
номинального финансового богатства человека.
Номинальное финансовое богатство включает:
1) наличные деньги (денежные финансовые активы);
2) ценные бумаги (неденежные финансовые активы с фиксированной номинальной стоимостью —
акции и облигации).
Эффект Пигу заключается в следующем: если уровень цен (Р)
повышается, покупательная способность номинального богатства (М)
(т.е. величина реальных денежных запасов M/P падает).
Это означает, что на ту же сумму номинальных денежных запасов
можно купить меньше товаров и услуг, чем раньше.
Люди чувствуют себя относительно беднее, чем раньше, и сокращают
потребительские расходы (С), а так как потребительский спрос
является частью совокупного спроса, то величина совокупного спроса
(AD) уменьшается.
Микроэкономические основы
иллюстрирует рисунок 1.
и
механизм
действия
эффекта
Пигу
Здесь предполагается, что в точке Е индивид располагает первоначальным
запасом реальных кассовых остатков в размере (М/Р)0 и С0 единиц
потребления.
В качестве владельца потребительских благ и денежных средств индивид
извлекает полезность из товаров и услуг и из денежного запаса.
Ведь деньги страхуют его, например, от банкротства и обеспечивают
потребление товаров и услуг в будущем.
Эффе́кт Пи́гу (англ. Pigou effect) — макроэкономический эффект роста
ВВП и занятости, вызванный ростом потребления вследствие роста
реального благосостояния, в частности при дефляции.
Артур Сесил Пигу:
1) определил благосостояние как сумму денежного предложения и
государственных облигаций, поделенных на индекс цен;
2) показал, что «общая теория» Дж. М. Кейнса:
- неспособна связать «реальные балансы» с текущим потреблением;
- включение в рассмотрение «эффекта богатства» делает экономику
более самокорректирующейся по отношению к падению совокупного
спроса, чем это предполагает теория Кейнса.
Так как эффект возникает из-за изменения «реальных балансов», данная
критика кейнсианства получала название «эффект реальных балансов».
Предпочтения индивида заданы в виде функции полезности вида:
U = U[C, (M/P)] => mах . (2)
Как рациональный хозяйствующий субъект, он стремится
получить максимум полезности от обладания набором
потребительских благ и денег при существующих
ограничениях.
Уравнение бюджетного ограничения индивида имеет вид:
С+ (М/ Р) = С0 +(М/ Р) 0. (3)
В правой части уравнения (3) отражен состав первоначального
запаса потребительских благ и реальных кассовых остатков.
Левая часть уравнения бюджетного ограничения соответствует
набору благ и денег после оптимизации структуры исходного
запаса.
Линия бюджетного ограничения пересекает оси координат в
точках, соответствующих размеру первоначального набора, —
С0+(М/Р)0. Следовательно, он проходит через точку
первоначального запаса (точку Е) под углом наклона 45° (рис. 1).
Аналитически состав оптимального набора находится из
решения системы уравнений (2) и (3).
Графически оптимум — точка касания наиболее удаленной от
начала координат кривой безразличия и линии бюджетного
ограничения 1 — точка А[С1, (М / Р)1].
Для демонстрации эффекта Пигу можно предположить, что
общий уровень цен в экономике понизился.
Величина реальных кассовых остатков индивида при прочих
равных условиях вырастет: (М/Р )’ > (М/ Р) 1.
Тогда точка A[C1, (М / Р )1] переместится в точку A'[C1 ( М /Р) ’]
и станет новой точкой первоначального запаса.
Линия бюджетного ограничения 1 сместится параллельно
вверх и займет положение 2 (рис. 1). При этом новой точкой
оптимума станет точка В[С2,(М/ Р) 2].
Таким образом, в результате изменения общего уровня цен и
соответствующего роста реальных кассовых остатков
величина спроса индивида на потребительские блага
возрастет на величину ΔС = С2 – С1.
Это и есть эффект Пигу.
Эффект богатства в модели кейнсианского креста.
Если в целях упрощения предположить, что функция
потребления является линейной, то с учетом эффекта Пигу она
примет вид:
С = МРСm (М/Р) + MPC(Y - Т), (4)
где МРСm — предельная склонность потребления по реальным
кассовым остаткам домохозяйств.
МРС = Δ С/Δ(М/Р) (5)
где М/P- объем реальной денежной массы в экономике.
При данных допущениях уравнение равновесия рынка благ
в модели кейнсианского креста для экономики, закрытой
от внешнего мира, примет следующий вид:
YAD = YAS
=>
МРСm (М/P) +МРС (Y-Т)+ I0 - dr + G = Y.
(6)
Рисунок 2. Эффект богатства в модели кейнсианского креста.
Первоначально экономика находится в точке А, т. е. в равновесии
при полной занятости ресурсов.
Если затем предпринимателей охватят пессимистические
настроения и они сократят инвестиционные планы, то в
результате совокупный спрос уменьшится, а равновесие
сместится в точку Е.
Ей соответствует реальный доход, размер которого меньше
потенциального выпуска:
Ye < Yf .
Равновесие в точке Е будет устойчивым только до тех
пор, пока цены и заработные платы сохраняют
краткосрочную жесткость.
Однако, как только краткосрочный период закончится и
начнется перезаключение договоров и контрактов,
избыточное предложение на рынке труда и ситуация
спада на рынке благ будут влиять на фиксируемые в
новых коллективных договорах ставки заработной
платы и общий уровень цен в сторону понижения.
При этом величина реальных кассовых остатков домохозяйств из-за
дефляционных процессов вырастет, так как номинальный запас денег в
модели задается экзогенно решениями ЦБ.
В соответствии с уравнением (4) планируемые домашними хозяйствами
потребительские расходы вследствие действия эффекта Пигу будут
расти, увеличивая совокупный спрос, а значит выпуск и занятость.
Таким образом, вследствие гибкости цен и заработных плат в долгосрочном
периоде,
а
также
сопровождающего
их
эффекта
богатства
макроэкономическое равновесие будет восстановлено в точке А.
Кроме того, если экономика не попала в ликвидную и/или
инвестиционную ловушки, влияние эффекта богатства будет усилено
через эффект процентной ставки.
Так, в результате падения общего уровня цен на денежном рынке
реальное предложение денег вырастет.
На денежном рынке возникнет избыточное предложение.
Образовавшийся «излишек» денег будет направлен домохозяйствами
на покупку ценных бумаг.
На рынке облигаций возникнет избыточный спрос.
В результате процентная ставка начнет падать, а инвестиционный, а
за ним и совокупный спрос — расти, усиливая действие эффекта
богатства.
Эффект богатства в модели IS—LM.
Однако в том случае, когда экономика все-таки окажется в ликвидной
(и/или инвестиционной) ловушке и изменение процентной ставки больше
не будет оказывать влияние на потребление домохозяйств, одного эффекта
Пигу будет достаточно для восстановления равновесия на уровне
потенциального выпуска.
Это подтверждают результаты анализа при использовании стандартного
кейнсианского инструментария модели IS—LM.
С ее помощью воспроизводится прежняя ситуация последствий
предпринимательского пессимизма, вызвавшего сокращение инвестиций и
совокупного спроса.
В коротком периоде равновесие опять перемещается из точки А в точку Е,
в ситуацию неполной занятости ресурсов. Однако теперь очень крутой
график
IS,
который
соответствует
крайне
неэластичному
инвестиционному спросу, свидетельствует о наличии инвестиционной
ловушки, а форма кривой LM свидетельствует об одновременном
попадании экономики в ликвидную ловушку.
Рис. 3. Эффект Пигу в ситуации в ликвидной и инвестиционной ловушки.
Включение объема реального богатства в число аргументов
функции потребления изменяет уравнение кривой IS, приводя ее
к виду:
Y = 1\ 1- MPC ( 1 - t ) • [ МРСm • (М/P) + I0 + G0 - МРС •Т ] –
[d / 1- МРС (1-t) ] • r
(7)
Уравнение кривой IS показывает, что по окончании краткосрочного
периода cнижение общего уровня цен, которое повышает:
1) реальную стоимость богатства;
2) объем потребительских расходов домохозяйств
вследствие действия эффекта Пигу,
сдвигает кривую равновесия рынка благ из положения IS' обратно в
положение IS, восстанавливая макроэкономическое равновесие в
исходной точке А.
И это несмотря на то, что снижение общего уровня цен, увеличивая
реальные кассовые остатки и сдвигая кривую LM в положение LM' не
меняет величину ставки процента (r = r0 = const).
Таким образом, введение эффекта богатства в кейнсианскую модель
приводит Пигу к типично неоклассическим выводам.
1. Единственная причина существования неполной занятости –
краткосрочная жесткость цен и заработных плат.
2. В долгосрочном периоде гибкость цен благ и ресурсов порождает
автоматическую тенденцию к установлению полной занятости
ресурсов.
3. В рамках кейнсианско-неоклассического синтеза подтверждаются
неоклассические постулаты, которые получены на основе
кейнсианских моделей, однако с тем уточнением, что они
справедливы применительно только к долгосрочному периоду
времени.
2.2. Гипотеза двойного решения Клауэра.
В соответствии с теорией Кейнса потребление домашних хозяйств
является функцией текущего дохода.
Такой же подход характерен и для представителей неоклассического
синтеза.
Серьезную микроэкономическую основу под эту позицию, которая
включает и действие эффекта Пигу, подвела гипотеза двойного
решения Р. Клауэра.
Гипотеза
Клауэра
позволяет
представить
кейнсианскую
макроэкономическую функцию потребительского спроса как
результат
применения
стандартного
неоклассического
инструментария теории потребительского выбора в условиях
спросового ограничения.
Р. Клауэр предположил, что процесс принятия хозяйственных решений
основан на максимизиции функции полезности репрезентативного
домохозяйства, которая имеет вид:
U = U(L, С, М/P +md) —> max, (8)
где L — количество труда, которое у домашнего хозяйства закупают
предприниматели;
С — объем реального потребления домохозяйства;
М/P — начальный запас реальных кассовых остатков, которым располагает
домашнее хозяйство (его сбережения в ликвидной форме);
md — изменение спроса домохозяйства на реальные кассовые остатки.
Так как удовлетворение домашнего хозяйства от решения проблемы
выбора с ростом трудозатрат падает и, напротив, вместе с увеличением
дохода и денежного запаса растет, то частные производные функции
полезности:
dU/ dL < 0 , dU/ dС > 0 , dU/ d(М/Р) > 0.
Таким образом, в соответствии с функцией полезности домохозяйство
одновременно:
1) определяет величину предложения труда и дохода;
2) совершает выбор между потреблением и реальным спросом на
деньги.
Доход репрезентативному домашнему хозяйству приносит не только
труд, но и капитал.
Нетрудовой доход домохозяйства от капитальных активов в модели
обозначается буквой П.
Поэтому при рыночной ставке заработной платы w/P реальный доход,
который планирует заработать домашнее хозяйство, равен:
Y= П + (w/P) • L.
Реальный доход и объем реальных кассовых остатков, которым
изначально располагало домохозяйство, затем распределяется на
потребление и сбережения (в виде нового денежного запаса):
П + (w/P) • L+M/P = С+ М/Р + md.
Таким образом, уравнение бюджетного ограничения, с которым
сталкивается домашнее хозяйство при максимизации функции
полезности, окончательно имеет следующий вид:
П + (w/P) • L = C + md.
(9)
Следует обратить внимание на то, что из уравнения (9) исчезла
величина начального запаса реальных кассовых остатков (М / Р ).
Процесс принятия хозяйственных решений домохозяйствами, по
Клауэру, осуществляется в два этапа (отсюда и название гипотезы).
На первом этапе, так же как и в неоклассической модели,
домохозяйством планируется реальный доход в результате выбора
количества труда
(рис. 4, а).
При этом предполагается, что домашнее хозяйство само выбирает
то количество труда, которое собирается продать, и, что оно
может продать весь предлагаемый объем труда ( LD =LS=L) и
купить желаемое количество потребительских товаров при
существующих уровне заработной платы (w) и уровне цен (Р).
Таким образом, на первом этапе принятия решений доход
домохозяйства является эндогенной переменной.
Затем происходит распределение между потреблением и
дополнительными кассовыми остатками (сбережениями) (рис.
4, б).
Аналитическая интерпретация проблемы выбора предполагает
совместное решение уравнений (8) и (9).
Результатом решения этой системы будет определение
неоклассических функций:
1) предложения труда (LS);
2) потребительского спроса (С);
3) спроса на дополнительные денежные остатки (md).
Вид функции полезности и уравнения бюджетного ограничения
предопределяют, что каждая из переменных Ls, С и md суть
функция от w/P, М/Р и П.
Доход от активов П в модели определяется экзогенно, так как
рыночная процентная ставка задается извне, а величина
капитальных активов заранее определена выбором, сделанным в
предшествующий период.
В гипотезе двойного решения Клауэром вводятся новые
теоретические категории.
Планируемые в соответствии с неоклассической
методологией потребление, сбережения и количество труда
Клауэр называет умозрительным спросом и предложением,
а те же величины, соответствующие кейнсианскому
учению, — эффективным спросом и предложением.
Таким образом,
- Ls[(w/P), (М/Р), П];
- C[(w/P);(М/Р),П];
- md[(w/P),(М/Р),П]
представляют
собой
умозрительные
величины
соответственно предложения труда, потребительского
спроса и спроса на дополнительные денежные остатки
(сбережения в абсолютно ликвидной форме).
Рисунок 4. Модель двойного решения Клауэра и кейнсианская
потребительская функция
представляет графическое решение системы уравнений (8) и (9).
Домохозяйство находит желаемую комбинацию труда (L1) и реального
дохода (Y 1) в точке касания бюджетного ограничения с кривой безразличия
(U1), точке Е (рис. 4, а).
Затем в результате касания наиболее удаленной кривой безразличия U1' и
бюджетного ограничения 1 (точка А на рис. 4, б) происходит определение
объемов потребительского спроса (С1) и спроса на дополнительные
кассовые остатки (m1d).
В соответствии с кейнсианскими представлениями текущий доход
домохозяйств может быть ограничен спросом предпринимателей на
труд, который в свою очередь зависит от эффективного спроса на
рынке благ.
Поэтому, если эффективный спрос не позволяет реализовать выбор,
сделанный на первом этапе, то на втором этапе происходит корректировка
первоначальных решений домохозяйства.
Модель Клауэра объясняет, как ведет себя домашнее хозяйство в
условиях циклического спада, когда оно сталкивается с ограничением
спроса на рынке труда. При этом обосновывается вид кейнсианской
функции потребления, в которой потребление зависит от дохода.
Так, если в депрессивной экономике из-за низкого спроса на труд возникнет
ситуация избыточного предложения труда, то домашнее хозяйство не
сможет продать желаемое количество труда (Ls)и получить желаемый
доход:
Y = П+ (w/Р) Ls.
Таким образом, объем спроса на труд Ld < Ls, а величина дохода:
П + ( w/P )Ld < П + ( w/P ) Ls.
В этом случае получаемый доход не выводится из максимизации
полезности при выборе количества предлагаемого труда, а превращается в
извне заданный экзогенный параметр.
Теперь максимизация полезности сводится к оптимизации
распределения экзогенно заданного дохода и начального запаса
реальных кассовых остатков между потреблением и дополнительным
спросом на денежные остатки при новом бюджетном ограничении:
U= U [ Ld, С,(М/Р) + md ] => max;
П+(w/P)Ld = C + md,
(10)
(11)
Где C и md — эффективный спрос на блага и дополнительные
денежные остатки.
В результате решения системы уравнений (10) и (11) находятся
функции эффективного спроса:
1) на блага: С= C [Y, (M/P)];
( + ) ( +)
(12)
2) на дополнительные денежные остатки:
md = md[(Y),(M /Р)],
(+) (-)
где Y = П + (w/P) LD =Y(L).
(13)
Ограничение Ld < Ls обычно подразумевает, что:
1) C [Y(Ld, (М/Р)] < C[Y( (Ls), М/Р) ]
2) md [Y(Ld), (M/P )] < md[Y(LS), (M/P) ] .
Таким образом, при экзогенном доходе, который получен от
капитальных активов и продажи труда,
спрос домашнего хозяйства на потребление (и на дополнительные
денежные остатки) зависит исключительно от уровня текущего дохода
и начального запаса реальных кассовых остатков.
Уравнения (12) и (13) по существу и представляют собой обычные
кейнсианские функции потребления и сбережений (при фиксированном
объеме реального предложения денег в экономике).
Если вновь обратиться к графической иллюстрации (рис. 4), то в ситуации
циклического спада спрос на труд со стороны предпринимателей по
объему окажется меньшим, чем запланировало предложить рынку само
домохозяйство:
L2< L1 (рис. 4, а).
В результате заработанный реальный доход окажется меньше величины,
запланированной на первом этапе принятия решений:
Y2 < Y1 (рис. 4, б).
Тогда вследствие смещения бюджетного ограничения в положение 2 новая
точка оптимума (точка В на рис. 4, б) окажется на более
низкой кривой безразличия (U'2 < U'1), чем в ситуации на первом,
«неоклассическом », этапе выбора (точка А).
В точке B понизившийся уровень дохода приведет к падению величины
потребительского спроса репрезентативного домашнего хозяйства от
величины С1 до С2 и снижению объема спроса на дополнительные
кассовые остатки от m1d до m2d (рис. 4, б).
Вывод: очевидна прямая связь между текущим реальным доходом и
величиной потребления.
Таким образом, при негибкой ставке заработной платы (в соответствии с
кейнсианскими взглядами) реальный доход становится решающей
переменной в функции потребительского спроса.
Если точки А и В отобразить в новой системе координат (рис. 4, в)
«величина потребительского спроса (С) — реальный текущий доход (Y)»,
а затем соединить их плавной линией, то получим кривую спроса
репрезентативного домохозяйства на товары и услуги: С = C(Y,М/P).
Кривая совокупного потребительского спроса должна строиться путем
cуммирования по горизонтали кривых индивидуального спроса со стороны
домохозяйств.
Однако, так как микроэкономический анализ проводился для
репрезентативного домашнего хозяйства, операция агрегирования может
быть сведена к умножению величины спроса репрезентативного
домохозяйства на количество домохозяйств в экономике.
Таким образом, выводы, полученные при анализе индивидуального
спроса, справедливы и для рыночной кривой совокупного спроса (при
увеличении масштаба соответствующих переменных).
В этом случае график С = C(Y,М/P) на рисунке 4, в можно трактовать как
кейнсианскую функцию потребления.
На первом индивид планирует свое хозяйство только на основе
существующих цен и намечает себе гипотетические значения трудовой
деятельности, дохода, текущего потребления и сбережения.
Если в ходе осуществления намеченной программы хозяйствования
индивид встречается на рынке с дефицитом или избытком, то он
корректирует первоначально намеченные значения эндогенных
параметров в соответствии с выявившимися количественными
ограничениями.
Таким образом, поведение домашнего хозяйства определяется не только
ценовыми, но и неценовыми (количественными) сигналами рынка. В
этом суть гипотезы двойного решения, автором которой является Р.
Клауэр.
Значения эндогенных параметров, определенные в соответствии с
гипотезой двойного решения, называют эффективными.
Гипотеза двойного решения дает теоретическое обоснование кейнсианской
функции потребления посредством понятий и постулатов неоклассической
концепции.
Домашнее хозяйство формирует план потребления на
максимизации полезности своей хозяйственной деятельности.
основе
Но, если при заданных ценах не удается реализовать гипотетическое
предложение труда, то доход индивида из эндогенного превращается в
экзогенный параметр, определяющий размер текущего потребления.
2.3. Модель жизненного цикла.
Представители неоклассического синтеза внесли вклад в
дальнейшее развитие представлений о кейнсианской
функции потребления, в частности,
в разрешение проблемы, которая связана с эмпирической
проверкой основного психологического закона Кейнса:
люди склонны увеличивать свое потребление вместе с
ростом текущего дохода, однако не в той же мере, в какой
растет доход.
Средняя склонность к потреблению, то есть отношение потребления к
доходу, согласно утверждению Кейнса, уменьшается по мере роста
дохода, а следовательно, богатые семьи должны сберегать
относительно большую часть своего дохода по сравнению с бедными.
Данные о потреблении и доходах в промышленно развитых странах,
которые получены на основе обследования бюджетов семей в разные
годы, подтверждали выводы Кейнса
о зависимости потребления от располагаемого дохода.
Функция потребления Кейнса характерна для краткосрочного периода.
Однако предположение Кейнса о том, что средняя склонность к
потреблению будет сокращаться по мере роста дохода, оказалось
неверным.
Высокий уровень доходов после второй мировой войны не привел к
росту нормы сбережений.
В долгосрочном периоде функция потребления характеризовалась
постоянным значением средней склонности к потреблению.
Так, исследования Саймона Кузнеца показали, что средняя склонность к
потреблению в США за 1869—1930 гг. практически не изменялась:
значение средней склонности к потреблению находилось в интервале
0,867—0,879.
Это означало, что кейнсианская функция потребления в краткосрочном
периоде должна выглядеть как:
С= Са + МРС• Yd,
а в долгосрочном периоде иметь вид:
C=a Yd. (14)
Причем в долгосрочном периоде предельная и средняя склонность к
потреблению совпадают.
Одними из первых попытку разрешить «загадку Кузнеца» предприняли
представители неоклассического синтеза А. Андо, Р. Блумберг и Ф.
Модильяни.
По мнению этих исследователей, уровень дохода каждого индивида
колеблется в течение жизни.
Для поддержания постоянного уровня потребления в течение всей
жизни ему следует перераспределять доход из периодов, когда его
уровень высок (в зрелые годы), в периоды, когда доход низок (в
молодости и старости, когда он получает невысокие доходы).
Индивид может поступать таким образом, если у него есть
возможность заимствовать средства в молодости, отдавать долги в
годы активной работы, одновременно накапливая средства к моменту
выхода на пенсию.
Теория, разработанная данными исследователями, получила название
«гипотеза жизненного цикла».
Один из основателей гипотезы жизненного цикла — Франко
Модильяни был впоследствии удостоен Нобелевской премии по
экономике (в 1985 году).
Основная идея гипотезы жизненного цикла состоит в том, что
основанием для принятия решений об уровне расходов на
потребление является не только текущий доход, но и размер
богатства, которым располагает потребитель.
Предпосылки модели состоят в том, что рациональный индивид:
1) предпочитает поддерживать стабильный уровень потребления на
протяжении всей жизни;
2) не имеет никакого богатства к началу трудовой деятельности;
3) может точно спрогнозировать количество лет предстоящей жизни и
количество лет трудовой активности;
4) имеет возможность как заимствовать средства, так и накапливать их;
5) располагает точной информацией о своих будущих доходах;
6) все богатство, которое накоплено в течение жизни, должен потратить к
моменту своей смерти.
Таким образом, величина потребительского спроса зависит от
величины накопленного богатства (W), запас которого может быть
представлен в виде суммы дисконтированного потока доходов,
получаемых в течение всей жизни:
W=∫ТоY(t)dt
(15)
Долгосрочная функция потребления в этом случае будет иметь вид:
С = MPCLR W
(16)
На рисунке 5 представлена графическая интерцретация гипотезы
жизненного цикла.
Рис.5. Гипотеза жизненного цикла.
Графическая интерпретация гипотезы жизненного цикла
По горизонтальной оси (t) откладывается количество лет предстоящей
жизни с момента начала трудовой деятельности (T), по вертикальной оси
— доход (Y) и потребление (С).
Все накопленное в течение жизни богатство как дисконтированный
поток доходов представляет собой площадь трапеции ОВАТ.
Уровень потребления, стабильный на протяжении всей жизни индивида
(С), представлен в виде горизонтальной линии.
В течение первого периода жизни (отрезок I) индивид заимствует
средства, так как невысокие доходы не позволяют поддерживать
относительно высокий уровень потребления.
Сбережения в этом периоде отрицательны (S < 0), их величина
представлена площадью треугольника ОСЕ.
Во втором периоде (отрезок II) уровень дохода превосходит уровень
потребления, и индивид имеет возможность накапливать средства, часть из
которых расходуется на выплату долгов, оставшихся от первого периода, а
часть откладывается на будущее. Величина сбережений в этот период
жизни (площадь треугольника EBF) положительна (S > 0).
В третьем периоде (отрезок III), когда индивид выходит на пенсию и его
доходы невелики, он поддерживает стабильный уровень потребления за
счет расходования накопленных средств. Сбережения в этот период
отрицательны (S < 0). Их величина обозначена треугольником AFG.
Так как все накопленное богатство (площадь трапеции 0ВАТ) должно
соответствовать
суммарной
величине
потребления
(площадь
четырехугольника ОCGT), то отрицательные сбережения должны по
величине точно соответствовать положительным сбережениям.
Если индивид планирует прожить Т лет, то для расчета величины
потребления индивида в году t*, на который приходится расцвет его
трудовой деятельности, следует принять во внимание следующие
факторы:
1) уровень накопленного богатства At (в том числе различные виды
доходов, полученные на активы, которыми к данному моменту
располагает индивид);
2) уровень текущего дохода Yt;
3) дисконтированную величину будущего богатства как сумму
ежегодных дисконтированных доходов Wte , которые индивид получит
в течение предстоящего периода жизни продолжительностью (Т - 1).
В этом случае функцию потребления домашних хозяйств можно
записать в следующем виде:
Ct=MPC1At+MPC2Yt+МРС3(Т-1)Wte
(17)
Основная проблема состоит в том, как определить
ожидаемый в будущем запас богатства.
По мнению авторов модели, он может быть рассчитан исходя из
предположения о том, что ежегодные будущие доходы прямо
пропорциональны размеру сегодняшнего дохода.
Тогда величина будущего богатства может быть представлена в
следующем виде:
Wte = γ Yt.
(18)
Функция потребления в этом случае будет иметь следующий вид:
Ct = MPC1At + MPC2 Yt + МРС3(Т - 1) γ Yt = MPC1At + [МРС2 +
МРС3 (Т - 1) γ] Yt .
Если величину МРС1 обозначить символом α,
а выражение [МРС2 + МРС3 (Т - 1) γ] символом ᵝ, то
функция потребления примет следующий вид:
Ct = α At + ᵝ Yt .
(19)
Где α — предельная склонность к потреблению по накопленному
богатству, а ᵝ — предельная склонность к потреблению по текущему
доходу.
По оценкам, cделанным авторами модели на основе эмпирических данных,
коэффициент α составлял 0,06, а коэффициент ᵝ = 0,525.
С помощью полученной функции потребления можно объяснить
различия между краткосрочной и долгосрочной функциями
потребления.
Если индивид принимает решение о потреблении в момент времени (t),
тогда величина накопленного богатства (At) не зависит от текущего
дохода и представляет собой экзогенную переменную.
В этом случае краткосрочная функция потребления оказывается
аналогичной кейнсианской функции потребления со средней
склонностью к потреблению APCsr, которая убывает с ростом дохода:
APCsr = Ct/ Yt . = α At / Yt +
ᵝ
(20)
Однако в долгосрочном периоде запас накопленного богатства
увеличивается пропорционально доходу.
На рисунке 6 видно, что при росте дохода в долгосрочном периоде (по
мере продвижения из точки 0 в точку Е) увеличивается запас богатства
(площадь треугольника 0EN увеличивается).
Рис. 6. Богатство индивида в различные периоды.
Согласно эмпирическим данным, полученным авторами модели,
соотношение «накопленное богатство/доход» — At /Yt
отличается
стабильностью и равно 5.
Следовательно, оба слагаемых выражения (20) в долгосрочном периоде
постоянны, и долгосрочная средняя склонность к потреблению APCLR
не меняется при изменении дохода.
Оценка величины APCLR, которая получена в модели жизненного цикла,
равна 0,825 (APCLR = 0,06 • 5 + 0,525).
Полученные в модели выводы можно проинтерпретировать с помощью
традиционной функции потребления Кейнса (рис. 7).
Функция потребления Кейнса в краткосрочном и
долгосрочном периоде
В краткосрочном периоде с ростом дохода происходит движение вправовверх вдоль функции потребления, поэтому средняя склонность к
потреблению APCsr снижается (при росте дохода уменьшается тангенс
угла наклона функции потребления).
В долгосрочном периоде с ростом накопленного богатства функция
потребления сдвигается вверх, потребление в этом случае увеличивается в
той же мере, как и доход, поэтому средняя склонность к потреблению
APCLR постоянна.
Таким образом, гипотеза жизненного цикла разрешает «загадку
потребления», выходя за границы краткосрочного периода.
Авторы модели показывают, что кейнсианская функция потребления
объясняет динамику потребления в краткосрочном периоде.
Ограниченность функции потребления Кейнса состояла в том, что
она связывала потребление только с величиной текущего дохода, не
учитывала важнейший долгосрочный фактор — богатство.
Идея рассмотрения богатства как дисконтированных потоков
дохода была развита авторами модели жизненного цикла из
неоклассической модели.
Именно включение богатства наряду с текущим потреблением в
потребительскую функцию позволило объяснить авторам данной
модели, почему средняя склонность к потреблению в долгосрочном
периоде остается постоянной.
Оценка величины богатства предполагает дисконтирование
будущих потоков дохода в соответствии с процентной ставкой r,
следовательно, в краткосрочном периоде, как и в неоклассической
модели,
потребительские расходы могут быть представлены как функция от
текущего дохода и реальной процентной ставки.
2. 4. Инвестиционный спрос и модель q Тобина
Модель q Тобина.
Д. Тобин в своей модели раскрыл взаимосвязь между
неоклассической теорией инвестиций и финансовыми
рынками.
В модели анализируется инвестиционный спрос при
финансировании
инвестиционных
проектов
путем
акционирования.
Источник финансирования инвестиционных проектов
фирм — это средства, привлеченные на рынке акций
(фондовом рынке).
В данном случае у фирм нет обязательств перед акционерами
по приему акций обратно, т. е. по возврату привлеченных
средств.
В этом отличие привлеченных средств от заемных.
Однако появляются издержки, которые связаны
«с распылением» собственности.
Средства, необходимые для инвестиций (I = Копт - Кфакт),
привлекаются на первичном фондовом рынке путем подписки
на акции по номиналу (Рн) домохозяйств-первичных
держателей.
При полной занятости и при заданной производственной
функции максимизировать выпуск можно только путем
увеличения капитала.
Неоклассическая концепция базируется на микроэкономической
основе. В качестве главной мотивации при решении фирм
инвестировать
или
нет
выступает
стремление
максимизировать прибыль.
Чтобы получить большие прибыли, необходимо больше
производить, а чтобы больше производить, предприниматели
вынуждены увеличивать объем применяемого капитала, то есть
инвестировать. До каких пор будет происходить процесс
увеличения объема применяемого капитала?
Из микроэкономики известно, что фирма будет наращивать
объемы производства до тех пор, пока предельный продукт
капитала
превышает
предельные
затраты
его
использования. Следовательно, инвестирование будет
происходить до тех пор, пока стоимость предельного
продукта не сравняется с ценой предельных затрат.
Величина выпуска, при которой максимизируется прибыль,
называется желаемой величиной ожидаемого выпуска.
Величина капитала, который обеспечивает выпуск на
желаемом уровне, называется оптимальной величиной
капитала.
Учитывая, что величина желаемого выпуска и оптимальная
величина капитала тесно связаны между собой,
оптимальная величина капитала можно определить как
объем
капитала,
при
котором
общая
прибыль
максимизируется.
Таким образом, принимая решения об инвестировании,
фирмы мотивируют эти решения стремлением довести
величину своего капитала до некоей желаемой
оптимальной величины, при заданной технологии и в
конкретных условиях экономической конъюнктуры.
Домохозяйства, которые опоздали к первичному размещению
акций, могут приобрести их на вторичном фондовом рынке у
первичных держателей, которые нуждаются в деньгах.
На вторичном фондовом рынке сделки с акциями совершаются
уже не по номиналу, а по рыночной цене, которая определяется
спросом и предложением.
Спрос на акции определяется их доходностью, точнее, нормой
доходности – это процентная ставка — r.
Доходность акции фирмы — это доход, получаемый ее
владельцем, на единицу (например, на рубль) вложенных
средств:
ri = [ di / P• Ni ] / [ Рi / Р • Ni ] = di / Рi
( 21)
Где:
ri — доходность акции i-й фирмы;
di — дивиденд (доход в номинальном выражении),
выплачиваемый на одну акцию i-й фирмы, который
распределяется пропорционально номиналу акций;
Ni — количество акции i-й фирмы;
Рi — рыночная цена акции i-й фирмы;
di • Ni— сумма дивидендов, получаемых домохозяйствами от
фирмы;
Р — уровень цен в экономике;
Р • Ni — суммарная стоимость акций i-й фирмы на фондовом
рынке.
Вывод: доходность акции (процентная ставка) и ее цена
находятся в обратной зависимости.
На фондовом рынке существует тенденция к выравниванию
доходности акций различных фирм, так как любая акция
должна приносить одинаковый доход на рубль вложенных
средств, т. е. обеспечивать среднерыночную доходность (rср).
Среднерыночная доходность акций — это средний доход,
получаемый владельцами акций на единицу вложенных
средств:
rср = [∑ (di • Ni) / Р] / [(∑ Рi • Ni) / Р]
(22)
Где:
rср — среднерыночная доходность акций;
∑ (di • Ni) — суммарная величина дивидендов, выплачиваемых
домохозяйствам всеми фирмами на фондовом рынке;
∑ (Pi • Ni) - суммарная стоимость акций всех фирм на фондовом
рынке;
Р — уровень цен в экономике.
В случае отклонения доходности акций какой-либо фирмы от
среднерыночной, на рынке акций (как и на любом другом рынке)
начинает действовать «невидимая рука» А. Смита.
Например, рост спроса на акции i-й фирмы (DiA) с более высокой
доходностью (ri> rср) приводит к росту их рыночной цены и, таким
образом, к снижению их доходности до размеров среднерыночной
доходности:
DiA ↑ = > Рi ↑ = > ri ↓ = > ri = rср
Отсюда следует, что акции фирм с более высокой
(по сравнению со среднерыночной) доходностью
продаются выше номинала, с более низкой —
ниже номинала.
Отношение доходности акции к среднерыночной доходности
называется курсом акции:
k = r/rcр
(23)
Рыночная цена акции — это произведение ее номинальной цены
(Рi H) на курс акции:
Pi = PiH k
(24)
Сделанные предварительные замечания позволяют
проанализировать интерпретацию инвестиционных
решений фирм на основе модели q Тобина:
q Тобина = Рыночная стоимость капитала фирмы /
Восстановительная стоимость капитала фирмы
=
P k рын / P k восст
(25)
Рыночная стоимость фирмы — это цена приобретения всех
ее акций на фондовом рынке по текущим ценам.
Восстановительная стоимость — это цена приобретения
такого же объема физического капитала, которым располагает
фирма, на рынке инвестиционных благ по ценам текущего
периода.
Рыночную стоимость фирмы можно определить как
капитализацию ее дохода от инвестиций за весь срок
службы нового капитала:
P k рын = (П / rcр ) Р
Следовательно, после некоторых преобразований будем иметь:
q Тобина = P k рын / P k восст =
[ (П / rcр ) Р ] / (К факт • Р ) =
r / rcр = к
(26)
Тот же самый результат можно получить и другим способом.
В числителе формулы q Тобина рыночная стоимость запаса
капитала Кфакт фирмы, которая равна рыночной стоимости всех
ее акций:
P k рын
= Рi • Ni
В знаменателе (25) стоимость приобретения запаса
капитала сегодня по существующим ценам;
представляет собой стоимость ее акций по номиналу:
(P k восст = PiH • Ni),
так как показывает величину инвестиционных средств,
которые фирма должна была привлечь с первичного рынка
акций сегодня для приобретения фактического запаса
капитала.
Тогда:
q Тобина = (Pi • Ni) / (PiH • Ni) = Pi / PiH = к
Таким образом, показатель q
динамику курса акций фирмы.
Тобина
описывает
Именно поэтому показатель q Тобина может
использоваться
в
качестве
критерия
для
инвестиционных решений фирм.
1. Если q Тобина > 1, то курс акций данной фирмы также
больше единицы: k > 1 (например, 1,08).
Следовательно, фирма на единицу вложенных средств
получает прибыль, большую, чем среднерыночная.
Инвестирование
выгодно
—
фирме
необходимо
инвестировать, размещая новые акции на первичном
фондовом рынке.
С другой стороны, приобретать акции фирмы на первичном
фондовом рынке выгодно домохозяйствам.
Приобретая одну акцию по номиналу, например, за 100
рублей, они получают актив, который оценивается рынком в
108 рублей.
Значит, инвестирование не только необходимо, но и
возможно.
2. Если q Тобина < 1, то курс акций данной фирмы меньше
единицы: k < 1 (например, 0,88).
Следовательно, фирма на единицу вложенных средств получает
прибыль, меньшую, чем средняя.
Инвестирование невыгодно — фирме не стоит инвестировать.
С другой стороны, приобретать акции фирмы на
первичном фондовом рынке невыгодно домохозяйствам.
Если они приобретут акцию по номиналу, за 100 рублей, они
получат актив, который оценивается фондовым рынком
только в 88 рублей.
Инвестирование невозможно.
3. q Тобина = 1, тогда курс акций данной фирмы k = 1.
Тогда фирма получает прибыль, равную среднерыночной
прибыли.
Инвестирование невыгодно, так как увеличение запаса
капитала превысит его оптимальный запас и снизит прибыль
фирмы, то фирме не стоит инвестировать.
Приобретать акции фирмы на первичном фондовом
рынке невыгодно и домохозяйствам.
Приобретая одну акцию по номиналу, например, за 100
рублей, они получают актив, который оценивается и рынком
акций в те же 100 рублей.
Инвестирование нецелесообразно.
Связь модели q Тобина с моделью рентной цены капитала.
Перед фирмой-инвестором могут возникнуть две проблемы.
1.Какой способ привлечения средств для финансирования
инвестиционных проектов выбрать:
1) путем заимствования кредитных ресурсов, например из
банковской системы;
2) путем привлечение финансовых ресурсов с фондового рынка,
т. е. путем акционирования?
2. Зависит ли от этого выбора ответ на вопрос о
целесообразности или, наоборот, нецелесообразности
инвестирования?
Инвестировать фирму с неоклассических позиций побуждает
превышение предельного продукта капитала над
величиной предельных издержек: МРк (Кфакт ) > ( r + g).
g - норма амортизации
Рис. 8. Модель q Тобина и модель рентной цены капитала.
(рис. 8, а):
Разница между этими величинами — это добавочный доход
от капитала, который получит фирма, увеличивая запас
капитала на единицу (предельный доход от инвестиций в
реальном выражении:
Мπ/Р = МРк - ( r + g)
Применительно к рынку заемных средств это означает, что
вложения фирмы в собственный инвестиционный проект
за счет заемных (или собственных) средств для нее
выгоднее, чем давать взаймы через кредитную систему.
В том случае, когда инвестиционные ресурсы привлекаются с
фондового рынка, инвестиционные вложения за счет
привлеченных
средств
акционеров
должны
обеспечить
восстановление изношенного капитала (амортизацию) и выплату
дивидендов с доходностью, которая превышает среднерыночную.
Это и происходит в том случае, когда q Тобина > 1 (рис. 8, б).
Если, например, рыночная ставка процента ( r ) на рынке
заемных средств стимулирует фирму инвестировать, то
одновременно величина q Тобина также сигнализирует
фирме о том, что инвестировать надо, причем в тех же самых
размерах, которые предписывает процентная ставка,
сложившаяся на рынке заемных средств:
I( r ) = > I( ri )
(-)
Значение показателя q для макроэкономического анализа.
1. Изменение показателя q позволяет сделать вывод о
тенденциях инвестиций, а, следовательно, об изменении
значительной части совокупного спроса в экономике.
2. Показатель q характеризует связь между рынком реальных
инвестиций (а, следовательно, и агрегированным спросом) и
финансовым рынком, прежде всего рынком корпоративных
ценных бумаг.
3. Микроэкономические основы реального сектора:
рынок труда в модели Д. Патинкина.
В основе анализа рынка труда в разработках представителей кейнсиансконеоклассического синтеза используется микроэкономическая модель Д.
Патинкина.
Исследование рынка труда Д. Патинкина начинается с анализа поведения
репрезентативной фирмы.
Р. Клауэр и Д. Патинкин (США) предложили подойти к
прочтению кейнсианской теории безработицы с точки зрения
динамики, а не статики.
По их мнению, вынужденная безработица:
1) не является феноменом, свойственным состоянию
равновесия;
2) нисколько не зависит от жесткости денежной зарплаты.
Вынужденная безработица возникает всякий раз, когда
экономическая
система
оказывается
в
положении
неравновесия, несмотря на то, что рабочие склонны работать за
заработную плату даже более низкую, чем существующая на
рынке.
Причина появления такого рода безработицы заключается
в том, что автоматические механизмы приспособления,
существующие в рыночной экономической системе, даже
при поддержке со стороны государства, не в состоянии
обеспечить немедленное восстановление равновесия при
полной занятости каждый раз, когда оно нарушается.
В течение времени, необходимого для того, чтобы рыночные
механизмы возвратили экономическую систему из состояния
неравновесия в состояние полной занятости, некоторое
число рабочих остается вынужденно безработными,
несмотря на постоянное снижение заработной платы.
Таким образом, с точки зрения Р. Клауэра и Д. Патинкина,
кейнсианская теория безработицы не имеет ничего общего с
классической теорией, так как первая исходит из динамики и не
зависит от жесткости денежной зарплаты,
а вторая - из статики и находится в зависимости от жесткости
зарплаты.
Для дальнейшего анализа Д. Патинкин выделяет и подробно
рассматривает взаимное влияние четырех основных рынков
экономики: рынка труда, рынка товаров, рынка облигаций
и рынка денег.
Первый блок модели – это рынок труда, где действуют:
1) домохозяйства, предъявляющие спрос
предлагающие труд;
2) фирмы, формирующие спрос на труд.
на
товары
и
Технологическое соотношение между затратами факторов
производства и выпуском товаров этой фирмой определяется
производственной функцией.
Допускается, что размер основного капитала фирмы
фиксирован, и она действует в условиях совершенной
конкуренции.
Тогда при любой ставке заработной платы будет выбрано такое
количество труда, чтобы предельный продукт равнялся
ставке заработной платы.
Таким образом, кривая спроса фирм на труд есть кривая
предельной производительности, построенная на основе
производственной функции.
Если распространить эту концепцию на экономику в целом, можно
построить агрегированную производственную функцию, которая
выражает отношение реального совокупного национального
продукта, совокупных затрат труда и совокупного фиксированного
основного капитала.
Предлагаемая величина труда будет зависеть от ставки реальной
заработной платы.
Ставка заработной платы не будет равновесной до тех пор, пока не
будут равны спрос и предложение труда.
1. Если ставка заработной платы выше равновесного уровня, будет
существовать избыточное предложение труда, ставка денежной
заработной платы будет снижаться.
2. Если ставка заработной платы ниже равновесного уровня, будет
существовать избыточный спрос на труд и денежная (номинальная)
заработная плата будет расти.
В действительности функция спроса и функция предложения
труда зависят не только от реальной ставки заработной платы,
но и от реальной стоимости запасов облигаций и денег.
Также, если допустить, что фирма изменяет затраты капитала, ее
спрос на труд будет зависеть также и от ставки процента.
Анализ поведения индивида, основанный на максимизации
полезности, должен также показать, что предложение труда
зависит от ставки процента.
Анализ рынка труда необходим, по мнению Д.
Патинкина, для того, чтобы зафиксировать точку
полной занятости.
Это возможно при равенстве спроса и предложения
труда в состоянии равновесия.
Модель включает следующие переменные:
Y — выпуск (реально произведенное количество потребительских
товаров, в денежных единицах базового года);
Y* — умозрительный (желаемый) выпуск, соответствующий
потенциальному совокупному выпуску;
L — объем труда, применяемого фирмой;
L* — объем труда, соответствующий полной занятости;
П/Р — реальная прибыль;
w/P — уровень реальной заработной платы;
Р — общий уровень цен.
Для
анализа
ограничения
выпуска
используется
производственная функция Y = Y(Kср ,L) = Y(L) с положительным
убывающим предельным продуктом труда.
Из условия максимизации прибыли фирмы следует, что величина
умозрительного спроса на труд:
Ld = Ls(w/P) = L* .
В этом случае предполагается, что фирма сможет купить
необходимое количество труда по цене w/P и продать все
произведенные потребительские товары Y* по «цене» Р.
Планируемые в соответствии с неоклассической методологией
потребление, сбережения и количество труда Клауэр называет
умозрительным спросом и предложением, а те же величины,
соответствующие кейнсианскому учению, — эффективным
спросом и предложением.
Таким образом, Ls[(w/P), (М/Р), П], C[(w/P), (М/Р), П] и
md[(w/P), (М/Р) , П] представляют собой умозрительные
величины
соответственно
предложения
труда,
потребительского спроса и спроса на дополнительные
денежные остатки ( сбережения в абсолютно ликвидной
форме).
Таким образом,
умозрительная величина реальной прибыли (П) фирмы
составит:
П/P=Y* - (R/P)Kср - (w/P) L*
Однако фирма не сможет продать весь произведенный выпуск
Y*, если cпрос на ее продукцию окажется на более низком
уровне.
В этом случае реальные продажи, определенные спросом,
составят величину Yd (при этом Yd < Y*).
Условие максимизации прибыли потребует от фирмы
определить минимальное количество труда, необходимое
для производства выпуска Y = Yd, и скорректировать в
сторону понижения величину реальной прибыли:
П/Р = Yd- ( R / P )Kср - (w/P)L d.
Переменная L d называется эффективным спросом на труд,
находится из условия: Yd = Y(Kср,Ld),
соответственно Ld = Ld (Yd).
Так как Yd < Y* , то Ld< L* при MPL = dY/dL ≥ w/P,
(27)
Из условия (27) следует, что эффективный спрос на труд
может изменяться, несмотря на то что заработная плата,
зафиксированная в коллективных договорах, может
находиться на равновесном уровне (w/P)*.
Рис. 9. Рынок труда при избыточном предложении благ.
Рисунок 9 демонстрирует разницу между тремя концепциями
безработицы.
Различия в подходах разных экономических школ к
анализу рынка труда можно проиллюстрировать с
помощью следующего графика:
По неоклассическим представлениям безработица носит
временный характер за счет завышения уровня реальной
заработной платы (точка D).
Согласно кейнсианской концепции (точка D) безработица
является вынужденной, так как:
1) величина эффективного спроса недостаточна, чтобы выкупить
весь объем потенциального выпуска;
2) цена труда равна его предельному продукту, а высокая ставка
реальной заработной платы (w/P)D > (w/P)* приводит к
превышению предложения труда над спросом, и на рынке
устанавливается так называемое квазиравновесие.
Сторонники
концепции
утверждают, что:
неоклассического
синтеза
во-первых, точка D на рисунке 9 не является типичной, так как
в условиях кризиса реальная заработная плата не только не
растет, а напротив, как правило, снижается;
во-вторых, величина ставки реальной заработной платы при
данной величине эффективного спроса может принимать любое
значение в диапазоне между точками D и С;
в-третьих, на рынке труда может существовать
вынужденная безработица (точка В на рис. 9) и при
равновесной заработной плате (w/P)*;
в-четвертых, рынок труда может находиться в равновесии
при отсутствии вынужденной безработицы, за что
экономика расплачивается неравновесием в общей системе
рынков (точка С на рис. 9).
Чтобы подробнее прокомментивать, например, два последних
парадоксальных утверждения, можно предположить, что
изначально рынок благ находился в равновесии, а на рынке
труда отсутствовала вынужденная безработица при ставке
заработной платы (w/P)*, т. e.YD=Yf (точка А на рис. 9), что
соответствовало состоянию полной занятости ресурсов.
Если при росте уровня цен (Р) совокупный спрос вследствие
эффекта Пигу упадет до уровня YD < Yf, то на рынке благ
образуется избыточное предложение товаров (Yf - Yd).
При реальной заработной плате (w/P)* избыточное предложение
труда составит величину АВ.
Если реальная заработная плата снизится до уровня (w/P)с
так, что предложение труда и эффективный спрос на труд
уравновесят друг друга в точке С, то вынужденная
безработица будет отсутствовать, потому что объемы спроса и
предложения труда сравняются.
Однако эта ситуация не будет оптимальной, так как
неравновесное положение на рынке благ сохранится.
Равновесие на рынке труда обусловлено неспособностью
фирм реализовать произведенный объем продукции, что
вынуждает их снижать спрос на рабочую силу, понижая при
этом заработную плату.
4. Частичное макроэкономическое равновесие реального
сектора. Модель Барро—Гроссмана.
4.1. Предпосылки и общая характеристика модели.
Теоретики
неоклассического
синтеза
объясняли
функционирование реального сектора экономики в целом, при
этом с одной стороны, основывали свой анализ на
кейнсианских представлениях о негибкости номинальных
показателей и «нерасчищении рынков», то есть неспособности
всех рынков мгновенно приводить экономику на уровень
полной занятости после произошедшего шока.
Развивая теорию Кейнса, они внесли существенный вклад в
теорию общего экономического равновесия, прежде всего в
решение проблемы вынужденной безработицы.
С другой стороны, исследуя рынок труда, они в традициях
неоклассического синтеза сначала использовали характерный
для неоклассиков микроэкономический анализ теоретических
основ поведения единичной фирмы и отдельного домашнего
хозяйства, а
затем сводили поведение домашних хозяйств и фирм на
макроуровне к агрегированному поведению индивидуальных
фирм и домашних хозяйств.
При этом теоретики неоклассического синтеза исследовали
рынок труда в реальных показателях, отказываясь от
признания денежных иллюзий (работы Д. Патинкина и Р.
Клауэра).
Однако в отличие от неоклассической модели они
рассматривали фирмы в большей степени в качестве прайссеттеров, а не прайс-тейкеров.
«Прайс-тейкер» - фирма, которая продает свою продукцию
по
ценам, определяемым силами, над которыми она не имеет
контроля.
Фирма выступает «прайс - тейкером», то есть
«соглашается с ценой», если действует на рынке
совершенной конкуренции. Кривая спроса на ее
продукцию абсолютна эластична, а предельный (MR) и
средний (AR) доход равен цене.
Прайс- сеттер - фирма, устанавливающая цену и имеющая
возможность навязывать свою ценовую политику другим
участникам рынка
Д. Патинкин и Р. Клауэр попытались, используя выводы,
полученные на микроэкономическом уровне, объяснить
причины частичного макроэкономического равновесия (или
общего экономического неравновесия).
Модель общего экономического неравновесия была
разработана американскими экономистами Р. Барро и X.
Гроссманом и изложена в их совместной статье «Модель
общего экономического неравновесия дохода и занятости».
По мнению авторов, модель представляет собой попытку
«разработать общий анализ подъемов и спадов как
неравновесных явлений».
Модель Барро—Гроссмана основывается на выводах
модели рынка труда Патинкина и модели поведения
домашнего хозяйства Клауэра в условиях ограничения
спроса.
Предпосылки модели Барро-Гроссмана
1)в модели рассматриваются два экономических блага: потребительские товары и деньги;
2) предполагается, что решения принимаются двумя экономическими субъектами —
фирмами и домашними хозяйствами;
3) труд представляет собой единственный фактор, который влияет на текущий объем
совокупного выпуска;
4) в качестве текущего выпуска выступают только потребительские товары
инвестиционных товаров);
(без учета
5) деньги — это единственное средство сбережения.
Они также служат средством обмена и единицей расчета;
6) номинальное количество денег постоянно и задано экзогенно;
7) каждая из текущих величин в модели — потребительские товары, труд, денежные
остатки — выражены для простоты не в виде потока, а в виде запаса, то есть как
количественный показатель, который изменяется за определенный период времени
(например, за неделю).
Фирмы:
1) предъявляют спрос на рабочую силу;
2) предлагают на рынке благ потребительские товары;
3) стремятся максимизировать прибыль.
Домашние хозяйства:
1) предлагают рабочую силу;
2) предъявляют спрос на потребительские товары и денежные
остатки;
3) стремятся максимизировать полезность.
Фирмы и домашние хозяйства выступают конкурентами на
рынке товаров и на рынке рабочей силы.
Если в модели Кейнса:
1) в качестве экзогенных величин выступали уровень цен и
ставка заработной платы;
2) утверждалось, что жесткость заработной платы суть причина
вынужденной безработицы.
То в модели неоклассического синтеза (как и в
неоклассической модели)
уровень цен, и реальная заработная плата представляют
собой эндогенные величины.
Однако, если в неоклассической теории утверждалось, что при
экзогенном изменении спроса или предложения труда
равновесие на рынке труда мгновенно устанавливалось за
счет гибкости реальной заработной платы,
то в модели Барро—Гроссмана цикличные колебания в спросе
на рабочую силу и объеме занятости подразумевают ответные
цикличные колебания в уровне реальной заработной платы.
Теоретики неоклассического синтеза изучали динамику
реальной заработной платы на различных стадиях
экономического цикла.
4.2. Общее экономическое неравновесие
избыточного предложения на рынке благ.
в
условиях
Модель общего экономического неравновесия в условиях
избыточного предложения представлена на рисунке 10.
Рис. 10. Общее экономическое неравновесие при избыточном
предложении.
Общее экономическое неравновесие в условиях избыточного
предложения на рынке благ
Идея модели состоит в следующем.
Если первоначально экономика находилась в равновесии на
уровне полной занятости (точка А), то при росте уровня цен с Р0
до Р1 эффект реальных кассовых остатков объясняет стремление
домохозяйств сократить потребление.
В результате снижается объем совокупного спроса и возникает
избыточное предложение Yf - YD на рынке благ (рис. 10, а), что
побуждает фирмы сократить спрос на труд.
На рынке труда образуется:
1) вынужденная безработица (точка D на рис. 10, в);
2) рынок труда приходит в равновесие при отсутствии
вынужденной безработицы (точка С).
В этой ситуации предложение труда становится независимым
от величины реальной заработной платы.
Столкнувшись с ограничением спроса на рынке труда, домашнее
хозяйство, по Клауэру, теперь решает задачу не максимизации
функции полезности и выбора между рабочим временем и
досугом, а решает задачу оптимизации распределения дохода
между потреблением и сбережениями.
Представленная модель может быть использована для анализа
вынужденной безработицы, которая вызывается слишком
высокой реальной заработной платой.
Очевидно, что если реальная заработная плата находится выше
уровня (w/P)*, например равна (w/P)E, никакое стимулирование
спроса на товары не приведет к установлению равновесия на
уровне полной занятости (препятствием станет кривая
умозрительного спроса на труд LD).
Только в сочетании со снижением реальной заработной платы
до равновесного уровня (w/P)* стимулирование совокупного
спроса может позволить при определенных условиях
восстановить уровень полной занятости.
Неоклассический тип вынужденной безработицы отличается
от типа безработицы, который возникает в том случае, если
заработная плата оказывается равной или ниже уровня (w/P)*
вследствие дефицита спроса на товары.
Если реальная заработная плата находится в точке С или какойлибо промежуточной точке между В и С, то принятие мер,
которые направлены на стимулирование спроса на товары,
приведет к росту спроса на рабочую силу (или, по крайней
мере, снизит избыточное предложение на рынке труда).
В этом случае повышение реальной заработной платы может
способствовать восстановлению производства и занятости.
Таким образом, неравновесный анализ на рынке рабочей силы
предполагает, что реальная зарплата может меняться
циклично.
Этот результат отличается от общепринятой точки зрения, что
занятость и реальная заработная плата должны находиться
в обратной связи.
Из вышеизложенного следует, что при увеличении общего
уровня цен из состояния общего экономического равновесия
при полной занятости могут выйти одновременно рынок
труда и рынок благ, на которых образуется избыточное
предложение.
Причем это неравновесное
достаточно длительным.
состояние
может
оказаться
Так как: YD < Yf, то LD < Lf из условия (25) модели q Тобина:
q Тобина = Рыночная стоимость капитала фирмы /
Восстановительная стоимость капитала фирмы
= P k рын / P k восст )
следует, что эффективный спрос на труд может изменяться,
несмотря на то что заработная плата фиксирована и может
находиться на равновесном уровне (w/P)*.
Поэтому сторонники неоклассического синтеза считают,
что истинной причиной низкой занятости является не
слишком высокая реальная заработная плата и ее сокращение
— это внешнее, поверхностное «лечение» неравновесной
ситуации на рынке труда,
а снижение спроса на потребительские товары ниже
уровня их предложения.
Поэтому основное «лекарство» от высокой безработицы —
приведение в соответствие совокупного спроса и
совокупного
предложения
на
рынке
благ
на
умозрительном, потенциальном уровне.
4.3. Общее экономическое неравновесие в условиях
избыточного спроса на рынке благ.
Дополнительной заслугой неоклассического синтеза является
описание причин и характера общего неравновесия
реального сектора экономики в условиях подъема.
Кейнсианская теория исследовала исключительно проблемы
депрессивной экономики.
Неравновесная ситуация на рынке благ может возникнуть и
вследствие снижения уровня цен (Р).
В этом случае эффект реальных кассовых остатков, увеличивая
реальную стоимость активов домашних хозяйств, стимулирует
их потребление.
В результате растет совокупный спрос, уровень которого теперь
оказывается выше реально произведенного потенциального
выпуска.
На рынке благ, таким образом, возникает избыточный спрос.
В сложившейся ситуации фирмы увеличивают спрос на труд.
Выпуск репрезентативной фирмы теперь зависит от количества
труда, которое имеется в наличии на рынке, т. е.
YS’ = Y(L) при dY/dL ≥ w/P,
где YS’— эффективное предложение товаров на рынке благ.
Поведение репрезентативного домашнего хозяйства при
избыточном спросе на блага сводится к получению
максимально возможного количества товаров при условии:
YS < YD .
В условиях неудовлетворенного
хозяйство стоит перед выбором:
спроса
домашнее
1) увеличить реальные денежные остатки за счет дохода,
который не может быть потрачен на потребление;
2) работать меньше, предпочитая досуг рабочему
времени;
3) выбрать комбинацию из этих двух возможных
вариантов.
Если неоклассическая теория делает акцент на первом
варианте, то есть на увеличение сбережений в условиях
неудовлетворенного потребительского спроса,
то теоретики неоклассического синтеза утверждают, что
именно замещение труда досугом объясняет такое
парадоксальное явление как сокращение занятости и
выпуска в условиях избыточного спроса.
Сторонники неоклассического синтеза подчеркивают, что:
сокращение предложения труда в условиях избыточного спроса
особенно характерно для военного времени, а также
дефицитной экономики.
Так, по их мнению, именно тотальный дефицит на рынке благ в
советской экономике во многом объяснял отсутствие стимулов к
производительному труду.
Рис. 11. Рынок труда с избыточным спросом на блага.
Рынок труда с избыточным спросом на блага
Анализ рынка труда в условиях избыточного спроса приведен
на рисунке 11.
Кривая предложения труда Ls
сдвигается влево-вверх, в
положение Ls ' в результате сокращения предложения труда при
любом значении реальной заработной платы.
Теоретики неоклассического синтеза особо подчеркивают, что:
низкий уровень реальной заработной платы —
ниже уровня (w/P)*, соответствующему уровню полной занятости,
— не является обязательным при наличии избыточного спроса на
труд, даже если умозрительные кривые спроса и предложения
труда зависят только от уровня реальной заработной платы.
Реальный сектор экономики в условиях избыточного спроса на
рынке благ и на рынке труда представлен на рисунке 12.
И в этом случае эффективный спрос на труд не связан
непосредственно с величиной реальной заработной платы.
Если на рынке благ наблюдается избыточный спрос, т. е. YS < YD,
при равновесной реальной заработной плате (w/P)* избыточный
спрос на труд составляет AF.
При избыточном спросе на рынке благ количество занятых на
рынке труда оказывается меньше, чем в условиях полной
занятости вследствие замещения труда свободным временем.
Общее экономическое неравновесие при
избыточном спросе
Рис. 12. Общее экономическое неравновесие при избыточном
спросе.
Если реальная заработная плата поднимется до уровня (w/P)G,
исчезнет избыточный спрос на труд и рынок труда придет в
равновесие при отсутствии вынужденной безработицы,
однако занятость все еще будет находиться ниже уровня полной
занятости,
а совокупный выпуск — ниже потенциального уровня.
Выводы из модели.
1.Анализ рынка труда в условиях избыточного предложения
на рынке благ отрицает традиционную зависимость между
реальной заработной платой и уровнем занятости.
В условиях неравновесия на рынке благ вынужденная
безработица может существовать и при равновесной
заработной плате.
2. Рынок труда также может находиться в равновесии и при
отсутствии вынужденной безработицы.
Однако данная ситуация не является Парето-оптимальной,
так как величина совокупного выпуска не соответствует
потенциальному уровню.
3. Избыточный спрос на рынке благ в большей степени
сопровождается сокращением предложения труда, чем
ростом сбережений.
Следовательно, циклические колебания показателя спроса
на рабочую силу и объема занятости предполагают
ответные цикличные колебания уровня реальной
заработной платы.
4. Только приведение рынка благ в состояние
равновесия, соответствующего потенциальному уровню,
по мнению теоретиков неоклассического синтеза,
приведет рынок труда в состояние полной занятости, а
реальную экономику — к общему равновесию.
5. Кривая Филлипса и краткосрочное совокупное предложение.
5.1. Кейнсианская теория инфляционного разрыва и первая
попытка теоретического объяснения феномена инфляции.
В ответ на вызов послевоенной эпохи представители неоклассического
синтеза:
1) смогли дать объяснение появившегося феномена — инфляции в
растущей экономике;
2) предложить свои рекомендации по борьбе с нею на основе модели
инфляции спроса и понятия инфляционного разрыва
(рис. 13).
Инфляционный разрыв - это разность между потенциальным
выпуском и выпуском в условиях перегрева рыночной конъюнктуры
вследствие избыточной занятости ресурсов:
ΔY= Y** - Y
Инфляционный разрыв основывается при увеличении величины
совокупного спроса за пределы потенциального выпуска.
Так, при движении кривой AD вправо, например от AD0 до AD1 уровень
цен не будет расти (Р1 = Р0) до тех пор, пока в экономике не наступит
ситуация, близкая к полной занятости ресурсов (Y= Yf). При ее
достижении
дальнейший
рост
совокупного
спроса
будет
сопровождаться повышением уровня цен или инфляцией.
Так, смещение кривой AD1 в положение AD2 приведет к
инфляционному разрыву величиной ΔY и росту уровня цен
от Р0 = Р1 до Р2. Однако при этом будут увеличиваться выпуск
и занятость и, следовательно, уменьшаться безработица (по
закону Оукена).
Все это очень похоже на описание послевоенной ситуации в
странах Европы, которые восстановили свой экономический
потенциал и достигли значительных успехов в подъеме
уровня жизни населения с помощью кейнсианских рецептов
увеличения совокупного спроса.
При уменьшении совокупного спроса в области инфляционного
разрыва все пойдет наоборот.
Занятость будет снижаться (а безработица, соответственно,
расти) ускоряющимся темпом, а инфляция начнет понижаться
также в ускоряющемся темпе.
В точке полной занятости темп роста цен станет равным нулю.
Эти теоретические выкладки обрели огромное число
сторонников в конце 1950-х гг., когда они получили
эмпирическое подтверждение.
5.2. Эмпирическое подтверждение кейнсианской теории инфляции.
Первоначальный вариант кривой Филлипса.
В 1958 г. в Великобритании в солидном экономическом журнале была
опубликована статья профессора Лондонской школы экономики Албана
Филлипса о результатах статистических исследований о взаимосвязи
темпов изменения заработной платы и безработицы.
Самое интересное, что об инфляции в ней не было ни слова. Английский
исследователь был специалистом в области экономики труда.
Поэтому он писал свою статью для того, чтобы эмпирически доказать
оппонентам Кейнса, что величина предложения труда зависит от
номинальной ставки заработной платы Ls = L(w), а совсем не от
реальной Ls = L(w/P), как утверждали сторонники неоклассической
школы.
При доказательстве кейнсианских постулатов Филлипс исходил из
довольно очевидной и одновременно простой гипотезы.
Когда величина спроса на труд превышает величину его
предложения, цена труда растет. Причем темп роста ставки
заработной платы тем больше, чем больше дефицит трудовых
ресурсов.
С этой точки зрения очевидно: когда спрос на труд растет, а безработица
падает, отдельные предприниматели начинают повышать заработную
плату еще быстрее. И делают они это для того, чтобы переманить
рабочую силу из других фирм-конкурентов.
Наоборот, когда величина спроса
предложения труда, цена его падает.
на
труд
меньше
величины
Темп падения цены труда тем больше, чем больше недостаток спроса на
труд.
Однако в случае невысокого спроса на труд процесс будет протекать
иначе: при низком спросе на труд часть наемных работников будет
вынуждена предлагать его по цене ниже рыночной, чтобы выиграть
борьбу с конкурентами за рабочие места.
По этой причине можно предположить, что в условиях низкого спроса
на труд зарплата будет падать, но, скорее всего, более медленно.
Вот эту гипотезу Филлипс и пытался проверить на основе данных о
функционировании рынка труда в Великобритании.
Статистический
показатель, который позволяет оценивать
расхождение величины спроса на труд с величиной его предложения,
— уровень безработицы (и).
И если первоначальная гипотеза была верна, то статистический анализ
должен был обнаружить устойчивую обратную зависимость между
темпом изменения номинальной заработной платы и уровнем
безработицы.
Поэтому Филлипса так интересовало соотношение между динамикой
безработицы и динамикой номинальной заработной платы.
Переработав огромное количество статистических данных за период с
1861 по 1957 г., Филлипс получил эмпирическое подтверждение своей
гипотезы о том, что два вышеупомянутых показателя связаны друг с
другом обратной зависимостью (рис. 14).
На оси абсцисс отложен уровень безработицы, а на оси ординат —
годовой темп прироста номинальной зарплаты.
Из графика видно, когда безработица равна 5,5 % рабочей силы,
номинальная заработная плата остается неизменной.
Если безработица сокращается, то темп роста зарплаты растет.
Когда безработица повышается, то темп прироста заработной платы падает.
Однако заметно, что темп изменения уровня номинальной зарплаты при уровне
безработицы ниже 5,5 % значительно отличается от темпа ее изменения при уровне,
превышающем это значение.
В первом случае незначительный рост уровня безработицы ведет к большим
изменениям в темпах роста номинальной заработной платы,
во втором случае изменения темпов роста заработной платы незначительны.
Таким образом, статистические исследования, проведенные А. Филлипсом,
подтвердили исходную теоретическую гипотезу кейнсианской школы, и функция
Филлипса стала общепризнанным инструментом экономического анализа.
При этом считалось вероятным, что и в других странах существует аналогичная
зависимость между изменениями заработной платы и уровнем безработицы.
5.3. Интерпретация кривой Филлипса П. Самуэльсоном И Р. Солоу.
Представленная в первоначальном виде кривая Филлипса не может
являться непосредственным инструментом анализа связи безработицы и
инфляции, так как в ней не нашел отражения такой параметр, как
уровень цен.
Однако, практическое ценообразование в послевоенный период в
подавляющем большинстве случаев строилось по принципу «издержки
плюс прибыль», а расходы на заработную плату в издержках составляли
порядка 60—70 %, то динамика заработной платы должна была в
значительной степени определять динамику цен.
Основываясь на этом умозаключении, американские экономисты П.
Самуэльсон и Р. Солоу увидели новые аналитические возможности
кривой Филлипса.
Они предположили: так как темп изменения номинальной заработной
платы тесно коррелирует с темпом изменения уровня цен, то обратную
зависимость между темпами изменения номинальной заработной платы
и безработицы, полученную Филлипсом, можно преобразовать в
соотношение между темпами изменения уровня цен (т. е. инфляции)
и безработицей.
Новая кривая, которая характеризует соотношение между
уровнем безработицы и темпами инфляции, получила по их
предложению название кривой Филлипса.
Такая зависимость была построена П. Самуэльсон и Р. Солоу для
экономики США.
В модернизированном виде кривая Филлипса (рис.15) в точности
соответствует кейнсианской модели инфляции спроса (рис.13).
Рис. 15. Кривая Филлипса, построенная Самуэльсоном и Солоу для
экономики США.
В самом деле, при движении вдоль участка кривой Филлипса, который
находится выше горизонтальной оси, уровень безработицы относительно
медленно снижается, а темп инфляции сравнительно быстро растет (рис.
15).
Такая динамика этих показателей соответствует области инфляционного
разрыва правее потенциального ВВП на рисунке 13.
Вдоль отрезка кривой Филлипса, лежащего ниже горизонтальной оси,
безработица быстро растет при незначительном снижении темпа
инфляции.
Подобные процессы происходят и при движении кривой совокупного
спроса влево от уровня полной занятости.
Переломной между этими двумя участками является точка пересечения
кривой Филлипса с горизонтальной осью.
Здесь инфляция равна нулю и цены не растут. Она соответствует точке
потенциального ВВП на рисунке 13.
Таким образом, кривая Филлипса стала
поддержкой кейнсианской теории инфляции.
важной
эмпирической
Эта модель опиралась на авторитет ведущей в то время экономической
школы и имела солидное статистическое подтверждение.
Ведь график этой кривой был построен не на основе теоретических
выкладок, а на основе громадных баз статистических данных за
длительные промежутки времени.
Модель завоевала огромный авторитет и была принята на вооружение
учеными и политиками многих стран.
Кроме того, и другие исследования показали, что во всех развитых
странах существует связь между уровнем безработицы и темпами
изменений денежной зарплаты и цен, аналогичная той, о которой
говорится у Филлипса.
Филлипс впоследствии
Великобритании.
получил
схожий
график
также
и
для
При этом понятно, что количественные показатели этой связи не могут
быть общими, ведь они зависят от особенностей отдельных
экономических систем.
И несмотря на то, что кривые Филлипса для разных стран могли
несколько отличаться (например, по углу наклона), все они описывали
обратную зависимость между инфляцией и безработицей.
Поэтому стало очевидно, что и то и другое явление могут
происходить в экономике одновременно, но не могут изменяться
однонаправленно.
При росте инфляции безработица будет снижаться, а при
увеличении безработицы сокращается инфляция.
Обратную зависимость между темпом изменения номинальной
заработной платы и уровнем безработицы, т. е. теоретически
первоначальный вариант кривой Филипса, можно упрощенно представить
в виде прямой линии:
ẇ = - λ ( и - uf )
(28)
Где и — фактический уровень безработицы;
uf — естественный уровень безработицы;
λ
— коэффициент чувствительности темпа прироста номинальной
заработной платы к изменению уровня безработицы;
показывает, что при изменении циклической безработицы на один
процентный пункт номинальная заработная плата изменяется в обратном
направлении на λ %;
ẇ = [(w – w-1) / w-1 ]× 100 %
- среднегодовой темп прироста уровня номинальной заработной платы.
Графически теоретическая кривая Филлипса показана на рисунке 16.
Рис. 16. Теоретическая кривая Филлипса ẇ = - λ ( и - uf ).
Если учесть, что темпы изменения заработной платы зависят от
изменений уровня цен и темпов производительности труда,
а в закономерностях, которые обнаружили английский экономист и
модифицированы Самуэльсоном и Солоу, выделить главное (обратную
зависимость между инфляцией и безработицей),
то модифицированная версия кривой Филипса (рис. 17) теоретически
будет описываться уравнением:
π = Ṗ = - α( и - uf )
(29)
Где π = [Ṗ = (P -P-1 )/ P-1] × 100%
cреднегодовой
темп
прироста
(среднегодовой уровень инфляции);
общего
уровня
цен
α — коэффициент чувствительности инфляции к изменению уровня
безработицы,
- показывает, что при изменении циклической безработицы на
один процентный пункт инфляция изменяется в противоположном
направлении на α процентных пунктов.
Таким образом, взаимосвязь инфляции и безработицы, описываемая
кривой Филлипса, даже в простейшей теоретической модели может быть
сформулирована следующим образом:
снижение уровня безработицы сопровождается ростом темпов
инфляции, и наоборот.
Кривая Филлипса дала новый теоретический инструмент анализа
экономических процессов и, как тогда представлялось,
прочную научную базу для выработки практических мероприятий
макроэкономического регулирования экономики.
Рис. 17. Модифицированная П . Самуэльсоном и Р. Солоу версия
кривой Филлипса:
π = - α (и - uf)
Кривая Филлипса дала новый теоретический инструмент анализа
экономических процессов и, как тогда представлялось, прочную
научную
базу
для
выработки
практических
мероприятий
макроэкономического регулирования экономики.
5.4. Дилемма экономической политики, заложенная в кривой
Филлипса. «Социально приемлемая» точка на кривой Филлипса.
Кривая Филлипса предполагала альтернативу между инфляцией и
безработицей.
Это означало, что упрощенные кейнсианские представления, согласно
которым можно уменьшить уровень безработицы с помощью мер
стимулирующей политики без каких-либо побочных последствий, в
условиях, близких к полной занятости ресурсов, более не верны.
В этой ситуации возникают «издержки» низкой безработицы, а именно
возросшая инфляция.
Поэтому перед правительствами закономерно
государственной экономической политики:
возникает
дилемма
поддерживать низкий уровень безработицы при высокой инфляции
или высокий уровень безработицы при низком уровне инфляции.
С этих позиций было рационально предлагать следующее.
Если экономика оказалась жертвой инфляции, то результаты обратной
взаимозависимости безработицы и постоянного роста уровня цен следует
принимать как данность и пытаться приспособиться к ней.
Положительной чертой такой экономики является то, что она не
подвержена обеим болезням — высокой инфляции и высокой
безработице — одновременно.
Поэтому и в условиях возникшей дилеммы рекомендовалось применять
стандартные меры:
сдерживать совокупный спрос в период бума и стимулировать его
при спаде.
В терминах кривой Филлипса это означало движение экономической
конъюнктуры вправо вдоль ее графика в первом случае, и влево — во
втором.
Следовательно, кривую Филлипса можно было рассматривать как основу
для антициклической политики, с помощью которой можно выбирать
ситуацию в соответствии с макроэкономическими приоритетами.
Кривую Филлипса можно было трактовать так, что путем
расширительной политики можно «купить» более низкий уровень
безработицы ценой чуть большей инфляции.
Или, наоборот, за счет политики сдерживания снизить инфляцию,
«заплатить» за это более высоким уровнем безработицы.
Ответ на вопрос, какую именно точку выбрать на кривой Филлипса, т. е.
какого сочетания безработицы и инфляции нужно пытаться достичь,
определяется
социальными
и
политическими
приоритетами
правительства.
Поэтому в разных странах и в разные периоды координаты так
называемой «социально приемлемой точки на кривой Филлипса», т. е.
признанное оптимальным сочетание уровней безработицы и инфляции,
различались довольно существенно.
Если фактическое состояние экономической конъюнктуры отличалось от
оптимального, с помощью инструментов воздействия на совокупный
спрос можно было сдвинуть экономику в «социально приемлемую
точку».
Так, например, когда правительство предпочитало снижать инфляцию и
при этом мириться с относительно высоким уровнем безработицы, то
этого можно было добиться с помощью рестриктивной политики.
Напротив, если правительство в качестве главного приоритета
рассматривало борьбу с безработицей и поэтому принимало более
высокую инфляцию в качестве приемлемой «платы» за свою
макроэкономическую политику, то ему следовало прибегнуть к
расширительным мероприятиям.
Примером такого рода политики может служить налоговая реформа Дж.
Кеннеди в начале 60-х гг. XX века.
Администрация президента США сочла необходимым во главу угла
поставить задачу снижения безработицы до «социально приемлемого»
уровня в 2%.
По их расчетам, платой за это стало бы повышение темпа инфляции всего
на 2 % годовых. Однако в этот период безработица была существенно
выше и колебалась в пределах 5—6 %. Следовательно, та точка на кривой
Филлипса, в которой фактически находилась американская экономика,
лежала много правее оптимальной.
Для того чтобы добиться исполнения поставленной цели, администрация
Кеннеди предприняла беспрецедентное по тем временам снижение
налоговых ставок.
5.5. Кривая Филлипса и уравнение краткосрочной кривой
совокупного предложения.
С точки зрения проблем развития самой экономической теории кривая
Филлипса дала ответ на «загадку неоклассического синтеза»:
чем определяется жесткая денежная заработная плата (а точнее, чем
определяется изменение жесткой номинальной зарплаты).
Кривая Филлипса также позволила определить, чем определяется
общий уровень цен в экономике и чем определяется его изменение.
Причем эти ответы были даны в динамической форме.
Кривая Филлипса, на базе которой выводится уравнение
краткосрочной кривой совокупного предложения, привела количество
неизвестных в соответствие с количеством уравнений общего
макроэкономического равновесия, знакомых всем по учебникам
экономической теории, тем самым завершить построение модели
общего равновесия.
Чтобы выявить взаимосвязь, существующую между совокупным
предложением
и
кривой
Филлипса,
проведем
несложные
алгебраические преобразования уравнения теоретической кривой
Филлипса (в версии Самуэльсона и Солоу):
πt = - α (иt - uf)
Для этого значение размера циклической безработицы в левой части
уравнения возьмем из закона Оукена, а уровня инфляции в периоде t — по
определению:
1) (Yt
2)
- Yf ) / Yf = - ᵝ (иt - uf)
πt = (Pt - Pt-1)/ Pt-1
Проводя соответствующие подстановки и преобразования кривой
Филлипса (в версии Самуэльсона и Солоу), будем иметь:
(Pt - Pt-1)/ Pt-1 = (α / ᵝ ) • (Yt - Yf ) / Yf = >
Pt = Pt-1 + α / ᵝ • Pt-1/ Yf • (Yt - Yf ) ( 30 )
Если в целях упрощения считать, что график совокупного предложения
представляет собой прямую линию и коэффициент:
α / ( ᵝ • Yf ) = у f = const,
тогда в результате
предложения:
получим
линейное
уравнение
Pt = Pt-1 [ 1 + y (Yt -Y f) ]
совокупного
(31)
Уравнение совокупного предложения (31) показывает, что:
1) уравнение
краткосрочной
кривой
совокупного
предложения
свидетельствует о прямой зависимости между общим уровнем цен и
совокупным выпуском. Когда выпуск в условиях бума превышает свой
потенциальный уровень (Yt > Y f ), тогда каждой величине совокупного
предложения соответствует более высокий уровень цен Pt > Pt-1 (а также
ставки заработной платы wt > wt-1) — формируется инфляция. И
наоборот;
2) при полной занятости ресурсов, когда совокупный выпуск равен
потенциальному уровню (Yt = Yf )1 общий уровень цен и заработной
платы является стабильным (Pt = Pt-1 и wt = wt-1 );
3) кривая Филлипса — это другой способ описания кривой совокупного
предложения (подобно тому, как модель IS—LM представляет собой
модель совокупного спроса).
В заключение необходимо отметить позитивные и, как бы это не
показалось странным, негативные стороны открытия Филлипса.
С одной стороны, кривая Филлипса дала мощную эмпирическую
взаимосвязь между заработной платой и безработицей, а в версии П.
Самуэльсона и Р. Солоу — между инфляцией и безработицей.
Тем самым она позволила теоретически отразить (но не объяснить)
динамику заработной платы, вывести кривую совокупного предложения
и разработать рекомендации для экономической политики.
С другой стороны, она же уменьшила потребность в совершенствовании
микроэкономических обоснований рыночной адаптации и расчистки
рынков.
Скачать