Загрузил vozdl

БУКИН СС ИСАЕВ ВИ - Тенденции формирования и развития быта городского населения xx века

Реклама
32
Гуманитарные науки в Сибири. № 2. 2006 г.
С.С. БУКИН, В.И. ИСАЕВ
ТЕНДЕНЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ БЫТА
ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ В XX в.*
На современном этапе развития обществознания
все более очевидным становится то обстоятельство,
что история отдельных стран и народов определяется
не только экономико-политическими факторами, но и
особенностями быта, нравов, религии, социальной пси­
хологии и обыденного сознания, - иначе говоря, всем
строем повседневной жизни. Не случайно в историче­
ской науке Запада в последнее время исследования бы­
та, повседневной жизни людей занимают значительное
место. Директор Института всеобщей истории акаде­
мик А.О. Чубарьян отмечает, что одной из ведущих тем
в мировой исторической науке становится «такая гло­
бальная проблема, как человек в истории. Сейчас сфор­
мировано совершенно новое направление в изучении
этой проблемы- история обыденной, частной жизни»1.
Быт - сфера повседневной частной жизни отдель­
ного индивида, определенной общественной группы
или общества в целом. В современных социально-гу­
манитарных науках в рамках исследования быта рас­
сматривается в основном домашняя, частная жизнь че­
ловека в отличие от его производственной и общест­
венно-политической деятельности. Термин «быт» очень
многозначен, поэтому авторы данной статьи считают не­
обходимым вначале определиться с его пониманием.
При выяснении содержания данной категории
наиболее продуктивен, на наш взгляд, комплексный
подход: обозначение пространственно-временных гра­
ниц быта, дополненное определением его функции
в жизни человека и общества. Отграничив быт по этим
параметрам от других сфер общества, мы приблизимся
к наиболее адекватному его пониманию, а, следователь­
но, и к выяснению предметного поля исследования.
Выделение пространственно и функционально от­
граниченной от других областей общественной жиз­
ни сферы быта происходило по мере перехода от тра­
диционно-аграрного, крестьянского образа жизни к ин­
дустриально-урбанистическому, городскому. В доиндустриальных обществах быт и производство нераздель­
но переплетены друг с другом, для описания жизне­
деятельности людей в таких обществах правомерно ис­
пользовать более широкую категорию «уклад жизни».
Поэтому предметом рассмотрения в данной статье явля­
ется только быт городского населения Сибири в XX в.
Одним из кардинальных отличий городского бы­
та от жизни людей в традиционно-аграрном обществе
является четкое разделение в пространстве и времени
* Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ,
проект №06-01-00330а.
© Букин С.С, Исаев В.И., 2006
сфер производственной и внепроизводственной жиз­
ни. Для крестьянской семьи ее дом и двор служат ме­
стом и работы, и отдыха, удовлетворения бытовых по­
требностей; границы между свободным и рабочим вре­
менем не являются четко фиксированными. Только
в индустриальном обществе сфера быта, внепроизводственного времени, по существу, выделяется в отдель­
ную область жизни человека.
Поэтому прежде всего следует отметить, что бы­
товая жизнедеятельность людей протекает во внепроизводственное время. Так называемый производствен­
ный быт стоит включать в комплекс условий труда
и рассматривать при изучении истории промышленно­
сти. Часть нерабочего времени может быть занята го­
сударственно-организованным обучением или же об­
щественно-политической деятельностью. Ясно, что та­
кие занятия также нельзя отнести к сфере быта.
По отношению к быту в качестве синонима часто
используется понятие «частная жизнь», хотя оно и не
совсем равнозначно. Тем не менее, в нем точно под­
мечена особенность жизнедеятельности людей в бы­
ту: здесь они сами (конечно, под влиянием устоявших­
ся общественных норм) определяют: что, как и когда
будут делать, с кем и какие строить отношения.
Итак, в жизнедеятельности городского населения
Сибири в XX в. мы отграничиваем сферу быта и бы­
товых отношений как относящуюся к личной, частной
жизни человека, т. е. вне производства, политики, про­
фессиональных занятий в сфере культуры, например,
преподавания или обучения в системе образования. Со­
ответственно пространственно-предметные ориентиры
для выделения сферы быта включают в себя жилище
человека, предметы домашней обстановки и культур­
но-бытового пользования, окружающую среду обитания:
двор, улицу, а в более широком смысле, коммунально-бы­
товую и культурную инфраструктуру города.
Системы учреждений культурного и бытового об­
служивания (например, столовые, кинотеатры) в слу­
чае обращения к ним человека для удовлетворения ка­
ких-либо материально-бытовых или культурных по­
требностей представляют для него также условия бы­
та. Взаимодействие человека с этими системами долж­
но включаться в рассмотрение бытовой сферы. Одна­
ко сами по себе эти системы могут быть рассмотрены
как особая отрасль общественного хозяйства. Деятель­
ность же работающих там людей, разумеется, являет­
ся их профессиональным занятием.
Пытаясь определить ведущую функцию быта, ис­
следователи сходятся во мнении, что таковой, в отли-
С.С. Букин, В.И. Исаев
чие от производства, является потребление. Однако
следует, видимо, добавить, что само потребление слу­
жит только предпосылкой и частью более широкой
функции: воспроизводства физических и духовных сил
человека, а также его поступательного развития как
личности. Такое воспроизводство включает в себя
и производство и воспитание новых поколений,
т.е. воспроизводство не только одного конкретного че­
ловека, но и всего человеческого рода.
Под потреблением обычно понимают удовлетво­
рение материальных потребностей, однако в ткань бы­
товых отношений и бытовой жизнедеятельности на­
столько неразрывно вплетается восприятие культурных
ценностей, что, видимо, правомерно под потреблени­
ем понимать также восприятие различных компонен­
тов духовной культуры.
Обобщая все эти стороны и функции быта, мы
принимаем следующее определение: «Быт - сфера
жизни индивида, общественной группы или общества
в целом, выполняющая функцию воспроизводства
человека и человеческого рода посредством удовлетво­
рения материальных и духовных потребностей, осу­
ществляемого во время, свободное от профессио­
нальной и общественно-политической деятель­
ности». Такое довольно широкое определение все же
позволяет достаточно ясно выделить быт среди дру­
гих сфер общественной жизни. Исходя из подобного
понимания данной категории, мы и попытаемся рас­
смотреть тенденции развития быта городского населе­
ния Сибири в XX в.
Быт представляет собой исторически развивав­
шуюся сферу жизнедеятельности. На этапе присоеди­
нения Сибири к России происходило основание и фор­
мирование первых городских поселений, однако уклад
повседневной жизни населения в них практически не
отличался от традиционного крестьянского образа жиз­
ни. Зачатки городского образа жизни в большей сте­
пени формировались у представителей высших слоев
общества: чиновного дворянства, духовенства, купече­
ства, в жизнедеятельности которых сфера быта посте­
пенно приобретала самостоятельное значение.
Формирование быта как отдельной сферы обще­
ственной жизни начинается с ростом городов и го­
родского населения. В начале XX в. в составе жите­
лей Сибири горожане составляли менее десятой час­
ти, но реально людей, ведущих действительно город­
ской образ жизни, было вдвое-втрое меньше, так как
значительная часть городов представляла собой
большие деревни.
Данные Всесоюзных переписей населения 1926
и 1939 г. показывают, что за короткое время произош­
ли существенные перемены в составе сибиряков, по­
зволяющие констатировать ускоренное развитие про­
цесса урбанизации. По данным переписи 1926 г., в Си­
бири (включая Якутию) проживало 11 024 тыс. чел. Го­
родское население составляло 1415 тыс. чел. (12,8%),
а сельское - 9609 тыс.(87,2%)2. В 1939 г. в Сибири про­
33
живало 14 112 тыс. чел., в том числе жители городов 4424 тыс., т.е. 31,3%. А к началу Великой Отечествен­
ной войны городское население Сибири увеличилось
еще более чем на полмиллиона и составляло 33,1%
среди населения региона3.
Материальной основой быта человека является
его жилище. Психологические потребности людей
в уединении, отдыхе, личной жизни формируют ори­
ентацию на автономное существование семьи или ин­
дивида в отдельном жилище. Вначале в городе сохра­
няется тип жилища, продолжающий традицию отдель­
ного крестьянского дома. Но с развитием городов и пре­
вращением жилищного строительства в отрасль индуст­
риального производства типичным для города становят­
ся многоквартирные дома с отдельными квартирами.
Следует отметить, что значительная часть город­
ского населения Сибири в первой половине XX в. не
имела своего жилища, проживая в бараках, землянках,
снимала так называемые «углы». После окончания Гра­
жданской войны приток населения в города Сибири
как из центральной части страны в связи с лишения­
ми и голодом, так и из сибирской деревни еще более
усугубил жилищный кризис. Только с 1923 по 1926 г.
население 30 городов Сибири выросло на 158,9 тыс.
чел. В результате на одного городского жителя в Си­
бирском регионе приходилось в 1926 г. только 4,8 кв. м.
жилья, в то время как в среднем по стране этот пока­
затель составлял 5,86 кв. м. Например, жилплощадь го­
родов Кузбасса за 1927-1930 гг. выросла в 2 раза, а чис­
ленность населения - почти в 3 раза. На начало 1931 г.
здесь в среднем приходилось лишь 2,4 кв. м. жилой
площади на человека . Не лучше обстояло дело и в го­
родах Восточной Сибири, где на одного человека при­
ходилось 2,0-2,5 кв. м жилья 4 .
За годы первой пятилетки происходило постоян­
ное снижение обеспеченности жильем. В городах За­
падной Сибири на одного жителя в 1929 г. приходилось
4,2 кв. м жилья, в 1930 г. -4 кв. м, в 1931 г. -3,8 кв. м,
в 1932 г. - 3,6 кв. м.
В 1930-е гг. развернулось интенсивное строитель­
ство жилья в сибирских городах. Только государствен­
ный жилой фонд в городах Западной Сибири вырос
с 2,5 млн. кв. м в 1932 г. до 3,8 млн. кв. м в 1937 г.
В городах Восточной Сибири государственный жилой
фонд в 1937 г. составил 3,3 млн. кв. м 5 . Но в связи
с опережающим ростом городского населения уровень
обеспеченности жильем оставался на уровне 3-4 кв. м.
Этот показатель был, конечно, весьма далек от удовле­
творения нормальных потребностей горожан в жилье.
Дома индивидуальной застройки являлись основ­
ным типом жилых строений в сибирских городах. Так,
в Барнауле в 1931 г. они составляли 75%, в Новосибир­
ске - 67,7%, в целом по городам Сибири - 72,8% все­
го жилого фонда. Только к концу 1930-х гг. в связи
с возрастанием объемов государственного строитель­
ства доля индивидуального сектора в сибирских горо­
дах сократилась до 40-50% 6 .
34
Большое значение для городского быта имеет ком­
мунальное хозяйство. В городах Сибири в первой по­
ловине XX в. начинает формироваться коммунальнобытовая инфраструктура. Если крестьянин в рамках на­
турального хозяйства почти целиком находился на са­
мообеспечении, то для городского населения удовле­
творение значительной части потребностей зависит от
развития инфраструктуры вне стен собственного жи­
лища. Быстрый рост городов, скопление в них боль­
ших масс населения потребовало более интенсивного,
чем прежде, развития городского хозяйства: водопро­
вода, канализации, уличного освещения, благоустрой­
ства дворов и улиц.
Суммарная мощность городских водопроводов За­
падной Сибири за 1928- 1936 гг. выросла в 3,5 раза
(с 17,8 тыс. куб. м до 64 тыс. куб. м воды в сутки).
Средняя подача воды в расчете на одного жителя в се­
редине 1930-х гг. составила в Новосибирске 24 л в су­
тки, Новокузнецке - 48 л, Томске - 25 л, Омске - 13 л
(при санитарной норме - 40 л). Установка коллектив­
ных водопроводных колонок также позволяла населе­
нию сибирских городов сократить затраты времени и
сил на доставку воды для домашних нужд. В 1936 г.
таким образом снабжались водой 70% населения Но­
вокузнецка, 50% - Кемерово, 45% - Ленинск-Кузнец­
ка, 40% - Прокопьевска7.
В городах Сибири возник и развивался обществен­
ный транспорт. В середине 1930-х гг. автобусное
сообщение имелось практически во всех крупных
и средних городах. В 1935 г. в Западной Сибири бы­
ло перевезено 13 390 тыс. пассажиров, или в 1,5 раза
больше, чем в 1933 г. В Восточно-Сибирском крае
в 1931 г. автобусы перевезли 4711 тыс. чел., в 1934 г. 8751 тыс. чел.8
В связи с тем, что ванных комнат в жилищах прак­
тически не было, потребность населения в обеспече­
нии личной гигиены в основном удовлетворялась се­
тью коммунальных и частных бань. Только в Новоси­
бирской области в 1937 г. насчитывалось 92 комму­
нальные бани на 6877 мест. В Алтайском крае в 1937 г.
коммунальные бани обслужили 2852,5 тыс. чел., что в
1,6 раза больше, чем в 1932 г. В Восточно-Сибирском
крае в 1934 г. коммунальные бани посетили 5556 тыс.
чел., или в 1,5 раза больше, чем в 1931 г. В среднем на
одного жителя число посещений бани в год составля­
ло, например, в Анжеро-Судженске 25,9, в Томске 23,1, в Омске- 15,8 (при санитарной норме 3 6 ) 9 .
Одним из направлений развития городского быта
стала организация системы общественного питания.
Быстрыми темпами росла эта сеть в годы первой пя­
тилетки. На 1 апреля 1931 г. по Западной Сибири на­
считывалось 498 столовых, отпускавших 900 тыс. блюд
в сутки. В Восточной Сибири только в системе крайпотребсоюза действовало 453 столовых. Обществен­
ным питанием пользовались 18% жителей.
В крупных городах Сибири охват населения об­
щественным питанием был выше. Так, на 1 января
Гуманитарные науки в Сибири. № 2. 2006 г.
1931 г. в Томске он составлял 34,6%, в Новосибирске 31,2%, в Омске- 21,2%. Мощность предприятий об­
щественного питания за годы первой пятилетки вырос­
ла в 40 раз. В городах Западной Сибири в 1932 г. об­
щественным питанием было обеспечено 575 тыс. чел.
против 7,5 тыс. в 1928 г., а годовой денежный оборот
общепита возрос за эти годы с 2,4 до 166,2 млн руб.10
Вместе с тем значительное время горожан ухо­
дило на обслуживание себя и своей семьи. Здесь на­
грузка падала в основном на женщину, которая за­
трачивала на домашний труд в 3-4 раза больше вре­
мени, чем мужчина.
По мере индустриализации общества и формиро­
вания городского образа жизни происходит выделение
и развитие сферы проведения досуга. На ранних эта­
пах истории восприятие и потребление ценностей ду­
ховной культуры является привилегией высших слоев
общества. Но в XX в. формируется массовая культу­
ра, к которой приобщаются все слои городского насе­
ления. В целом процесс развития сферы досуга явля­
ется прогрессивным и закономерным следствием ин­
дустриального роста, свидетельствующего о появлении
общества массового потребления.
Стремление городского населения Сибири к овла­
дению богатствами духовной культуры отразилось на
повышении расходов на удовлетворение культурнопросветительных нужд. В среднем городская семья
в Сибири тратила на эти цели от 2 до 3% бюджета. Вы­
ше были эти расходы в крупных промышленных цен­
трах. По данным обследования, проведенного в 1929 г.
Кемеровским райкомом профсоюза горняков, они со­
ставляли от 3 до 8% заработка шахтеров. Еще больше
на культурные нужды тратила молодежь. По данным
обследования в 1928 г. комсомольцев Красноярска, на
посещение зрелищных учреждений они расходовали
7,9% зарплаты, на покупку газет и разнообразной ли­
тературы- 12,8%) ".
В 1930-е гг. привычным предметом домашней об­
становки в городских жилищах становился радиопри­
емник. В 1932 г. в Западно-Сибирском крае работало
102 радиоузла, которые транслировали радиопередачи
на 40 тыс. радиоточек. Росло число радиоточек в Вос­
точной Сибири, хотя по этому показателю она несколь­
ко отставала от Западной Сибири. Только в Краснояр­
ском крае число радиоузлов с 49 на 1 января 1935 г.
возросло до 58 на 1 января 1937 г., а количество ра­
12
диоточек соответственно с 10 тыс. до 20,5 тыс.
Распространенным видом досуга становилось по­
сещение кинотеатров. Данные о частоте посещения ки­
но в городах Сибири в целом не очень отличаются от
средних показателей по стране, которые, по сведени­
ям ВЦСПС на 1932 г., составляли около 33 раз в год.
По данным обследования в 1936 г. рабочих завода
№ 104 в Иркутске, они бывали в кинотеатрах 2-3 раза
в месяц 1 3 . Таким образом, можно сделать вывод, что
в годы первых пятилеток посещение кино стало типич­
ным видом культурного отдыха горожан.
С.С. Букин, В.И. Исаев
Все более распространенной формой культурно­
го досуга становилось посещение театральных спек­
таклей, цирковых представлений, концертов. В сред­
нем в 1931 г. в городах Сибири на 40 тыс. жителей при­
ходился один театр. Число мест в зрелищных учреж­
дениях увеличивалось год от года, что, несомненно,
способствовало более широкому распространению
привычки к их посещению. Если в 1929 г. число мест
в театрах составляло 4 тыс., в цирках - 900, то в 1931 г.
соответственно 9,3 тыс. и 9 тыс., а в 1932 г. - 15 тыс.
и 17 тыс. В начале 1935 г. в Сибири было 36 театров
и цирков, в которых насчитывалось 33,1 тыс. мест | 4 .
Быстрыми темпами росла численность зрителей:
в 1929 г. театры и цирки Сибири посетило 420 тыс.
чел., в 1930 г. - 840 тыс., в 1931 г. - 2840 тыс., в 1932 г. 5450 тыс. зрителей. Только в театрах Иркутска в 1931 г.
побывало 416 тыс. чел. В 1936-1937 гг. театры Запад­
ной Сибири поставили более 8 тыс. спектаклей, кото­
рые просмотрело 4521,1 тыс. чел. 1 5 . В целом можно
сказать, что в 1920-1930-е гг. сложилась устойчивая
привычка городского населения посвящать часть сво­
бодного времени театральному искусству.
Специфика индустриального труда с его моно­
тонностью и выполнением узких односложных опе­
раций заставляет уделять внимание развитию спо­
собностей человека в свободное время. С этим свя­
зано и распространение физкультуры, любительских
занятий. Спорт становится частью массовой культу­
ры индустриального общества.
Количество участников физкультурного движения
в Сибири возрастало из года в год. По данным Запад­
но-Сибирского краевого совета физкультуры, в 1931 г.
в городах и рабочих поселках насчитывалось более 67
тыс. физкультурников, на 1 мая 1932 г. - 69 тыс. В Вос­
точной Сибири число физкультурников в 1933 г. соста­
вило около 40 тыс. чел. Представление о темпах и мас­
штабах роста численности физкультурников дают дан­
ные по Новосибирску: в 1928-1929 гг. здесь было 2,2
тыс. физкультурников, в 1933 г. - 8,3 тыс., в 1934 - 15,7
16
тыс., в 1936 г. - 20 тыс., в 1937 г. - 30 тыс. Все это
способствовало улучшению здоровья, восстановлению
работоспособности городских жителей.
Большое значение в пропаганде физкультуры и
спорта имели массовые спортивные праздники, эста­
феты, привлекавшие большое число зрителей. Дейст­
венным средством оживления физкультурной работы
стала организация рабочих спартакиад. Западно-Си­
бирский совет физкультуры в постановлении от 22 мая
1931 г. наметил организовать спартакиады на всех
предприятиях и затем в городах края. После проведе­
ния городских спартакиад состоялась краевая спарта­
киада. В Восточной Сибири 10-15 августа 1932 г. так­
же была проведена 1-я краевая профсоюзная спарта­
киада. Летом 1935 г. в Восточной Сибири перед про­
ведением 2-й краевой спартакиады повсеместно со­
стоялись заводские, районные и 19 городских спарта­
киад. 6-9 августа 1935 г. в Иркутске прошла 2-я крае­
35
вая рабочая спартакиада. Для участия в ее финальных
состязаниях на старт вышли 369 чел., из них рабочие
составляли 59,7%, ИТР - 13%, военнослужащие и уча­
щиеся - 27,3% ,7 .
В выходные дни и в свободное время значитель­
ное число горожан стремилось отдохнуть в городских
садах и парках. С улучшением их работы возрастало
число посетителей. В 1932 г. в городском саду Крас­
ноярска побывало 148 215 чел., в 1933 г. - 149 823, уве­
личивалось число посетителей городских садов Иркутска,Читы и других городов.
В 1930-е гг. в быт горожан вошли массовые празд­
ники. Можно сказать, что в такой форме в городскую
жизнь трансформировалась сельская традиция народ­
ных гуляний. Так, 18 августа 1934 г. в Новосибирске
с большим успехом прошел День авиации: празднич­
но были оформлены улицы, работало более 100 тор­
говых точек, играло пять духовых оркестров, по горо­
ду прошли массовые шествия, в городском аэропорту
после митинга состоялось гулянье, проводились празд­
ничные вечера в Домах культуры18.
Традиция массовых народных гуляний на площа­
дях, в садах и парках прочно утверждалась в быту го­
рожан. В праздничные дни организация таких гуляний,
выступлений артистов и коллективов художественной
самодеятельности на открытых площадках обязатель­
но входило в программу мероприятий. Несмотря на
имевшиеся недостатки, работа по организации массо­
вого отдыха постепенно приносила перемены в про­
ведении досуга горожан. Утверждалась привычка к ак­
тивному отдыху на свежем воздухе, спортивным играм.
Таким образом, сфера быта, повседневной част­
ной жизни городского населения Сибири становилась
все более обширной и многофункциональной, вклю­
чающей в себя разнообразные виды деятельности, воз­
растало ее значение на пути развития личности и об­
щества в целом.
Эти тенденции прервала Великая Отечественная
война. Борьба с фашистской агрессией поглотила мил­
лионы человеческих жизней, принесла неисчислимые
лишения и жителям тыловых районов. Большинство из
них оказалось далеко за чертой бедности, на грани вы­
живания. Материальные и людские ресурсы сибирских
городов направлялись на обеспечение потребностей
фронта, практически прекратилось производство по­
требительских товаров гражданского назначения. Вво­
дилась жестко нормированная система распределения
продуктов, обеспечивавшая жителям лишь полуголод­
ное существование.
Нарастали жилищно-бытовые проблемы. Испыты­
вая большую нехватку жилой площади, сибирские го­
рода приняли значительную массу эвакуированного на­
селения. К концу 1942 г. в них проживало 908,2 тыс.
эвакуированных, многие из них размещались за счет
уплотнения местных жителей. Усилился приток людей
из сельской местности, в том числе в ходе регулярно
проводившихся мобилизаций для работы на оборон-
36
ных заводах, других промышленных предприятиях
и транспорте.
Под жилье приспосабливались хозяйственные
и культурно-бытовые помещения, в общежитиях уста­
навливались двухярусные нары. Строились каркаснозасыпные бараки и землянки. Но и такого жилья
не хватало. К концу войны в среднем на одного жите­
ля в Новосибирске и Омске приходилось 2,7 кв. м жил­
площади, в Барнауле, Бийске, Рубцовске - 2,2, в Том­
ске - 3,6, в Красноярске - 3,3, в Улан-Удэ - 2,2, в Якут­
ске - 2,5 кв.м 19 . Особенно в тяжелом положении на­
ходилась молодежь, проживавшая в бараках-общежи­
тиях, где отсутствовали мебель, посуда, постельное бе­
лье, своевременно не заготавливалось топливо. Очень
трудно было приготовить горячую пищу, высушить
одежду и обувь.
Приход на производство женщин, ранее занятых
в домашнем хозяйстве, городской и сельской молоде­
жи, сокращение внерабочего времени определили раз­
витие системы общественного питания. Уже в первый
период войны сеть столовых в сибирских городах уве­
личилась почти на треть. Но эти «очаги общепита»
имели ограниченные продовольственные фонды и не
могли обеспечить доброкачественное питание. Пози­
тивные изменения проявились лишь с середины
1943 г., что было связано с развитием подсобных хо­
зяйств предприятий и более активным использовани­
ем местных продовольственных ресурсов.
Практически не развивалось коммунальное хозяйст­
во, ухудшалось санитарное состояние городских улиц и
дворов. Их уборка, вывоз мусора производились редко.
Лишь весной 1944 г. в большинстве сибирских городов
была проведена капитальная санитарная очистка терри­
торий при активном участии самих горожан.
Немногочисленные коммунальные и ведомствен­
ные бани часто простаивали из-за отсутствия топлива
и электроэнергии. Городскому жителю попасть в них
было непросто. Приходилось отстаивать длинную оче­
редь, мыться в тесноте.
Общественный транспорт в крупных сибирских го­
родах был представлен трамваем. Но вагоны не ремон­
тировались, все реже выходили на линию. В Новосибир­
ске в начале 1943 г. действовало 29 трамваев, а к январю
1944 их осталось всего 1020. Большинство горожан от­
правлялись на работу и домой, в другие места пешком.
Несмотря на изнурительный труд, тяготы быта,
жизнь все же брала свое. Молодежь находила время
для развлечений, «посиделок» и танцев. В свободную
минуту около бараков образовывались громкие и ве­
селые «пятачки-толчки», где под балалайку, гармош­
ку или просто гребенку с бумажкой пели и танцевали.
Наиболее распространенным досуговым развлече­
нием горожан в военные годы являлось кино. Филь­
мы показывали в заводских клубах один-два раза в не­
делю. Демонстрировались прежде всего киноленты,
способствовавшие воспитанию патриотических
чувств. С 1943 г. в общежитиях стали устраиваться
Гуманитарные науки в Сибири, № 2. 2006 г.
красные уголки, в которых имелись газеты и журна­
лы, небольшие библиотеки, шахматы и шашки. Про­
водилась культурно-просветительная работа: органи­
зовались лекции, встречи с фронтовиками, литератур­
ные читки и вечера.
Огромное воздействие на духовную жизнь насе­
ления Сибири оказала эвакуация крупных и высоко­
профессиональных творческих коллективов из запад­
ных районов страны. В сибирские города прибыли мо­
сковские театры им. Е.Вахтангова, оперетты, детский,
Ленинградский им. А.С. Пушкина, Киевский и Харь­
ковский оперы и балета, Минский, Днепропетровский
драматические, джаз под руководством Л. Утесова,
симфонический оркестр Б. Мравинского и др. Они
приложили много сил и творческой энергии для при­
общения сибиряков к высшим достижениям театраль­
ного искусства, воспитания у них чувства прекрасно­
го, формирования подлинных эстетических потребно­
стей. Следовательно, Сибирь не только сыграла огром­
ную роль в укреплении оборонного потенциала стра­
ны, но и способствовала сохранению и развитию тра­
диций национальной культуры.
В послевоенный период восстановительные про­
цессы охватили не только производство, но и сферу бы­
та. Вместе с тем вторая половина 1940-х и 1950-е гг.
стали важным этапом в урбанизации и формировании
городского образа жизни в сибирском регионе. Его мас­
штабное индустриальное освоение определило быст­
рый рост городского населения. В начале 1959 г. оно
превысило 9 млн. чел., или увеличилось в 2 раза по срав­
нению с 1939 г. В конце 1950-х гг. доля горожан состав­
ляла более половины среди всех жителей Сибири21.
С большим напряжением в быстро растущих го­
родах решалась жилищная проблема. Коренной пере­
лом наметился лишь в во второй половине 1950-х гг.,
когда возросший экономический потенциал советско­
го общества и усиление социальной политики государ­
ства позволили резко увеличить темпы жилищного
строительства. Если в 1946-1950 гг. в Новосибирске
было введено в строй 210 тыс. кв. м жилплощади,
в 1951-1955 гг. - 4 4 7 тыс., то только за 1956-1959 гг. 1376 тыс. кв. м. Население Омска в 1956-1957 гг. по­
лучило 730 тыс. кв. м жилья, или в 2 раза больше, чем
за предыдущие пять лет. Впервые за десятилетия со­
циалистического строительства произошел существен­
ный сдвиг в обеспечении городского населения Сиби­
ри жилплощадью. Если в 1940 г. ее размер в расчете
на одного человека в Новосибирске составлял 3,5 кв.м.,
в 1955 г. - 3,7, то в 1960 г. - уже 5,6 кв. м. В Омске этот
показатель в 1950 г. равнялся 3,4 кв. м., в 1956 г. - 3,8,
а в 1960 г. - 5,8 кв.м. В целом по городским поселени­
ям Сибири в начале 1960 г. обеспеченность жильем
достигла 5,9 кв. м, что практически соответствовало
среднероссийскому уровню. Не отдельные семьи,
а массы горожан переселялись в благоустроенные мно­
гоэтажные дома. В январе 1960 г. в городском обще­
ственном жилом фонде удельный вес жилплощади,
С. С. Букин, В. И. Исаев
оборудованной водопроводом, составил в Западной
Сибири 25%, а в Восточной - 18%, канализацией - со­
ответственно - 19 и 16%, центральным отоплением 23 и 19%, ванной (душем) - 13 и 11%. Именно в дан­
ное время эти коммунальные удобства стали входить
в быт горожан, что свидетельствовало о начале его ко­
ренной реконструкции. Вместе с тем в Сибири она
происходила заметно медленнее, чем в европейской
части страны 22 .
Больше капитальных вложений стало направлять­
ся на развитие коммунального хозяйства и бытового
обслуживания. Если в 1955 г. потребление воды насе­
лением Новосибирска из водопроводной сети состав­
ляло 45 л на одного человека, то в 1959 г. - 98 л. Од­
нако потребности горожан удовлетворялись еще не
полностью. К тому же существовал большой разрыв
между подачей воды водопроводом и ее приемом в ка­
нализационную систему, что отражалось на санитар­
ной обстановке в городе 2 3 . Вместе с тем расширились
благоустроительные работы: в послевоенный период
многие улицы и площади в сибирских городах впер­
вые получили асфальтовое покрытие, высаживались
в большом количестве деревья, кустарники, цветы.
Быстрый рост городских поселений требовал ус­
коренного развития транспортной сети. В первые по­
слевоенные годы важнейшей задачей являлось восста­
новление и развитие трамвайного сообщения. К нача­
лу войны оно функционировало в Омске, Новосибир­
ске, Сталинске (Новокузнецке), Кемерово, Прокопьев­
ске. В 1947 г. трамвай был пущен в Иркутске,
в 1948 г. - в Барнауле, в 1949 г. - в Томске, а затем
в 1958 г. - в Улан-Удэ, в 1960 г. - в Бийске.
Новым видом пассажирского транспорта стал
троллейбус. Впервые в Сибири его ввели в эксплуата­
цию в ноябре 1955 г. в Омске. Первая троллейбусная
линия в Новосибирске открылась в ноябре 1957 г.,
позднее троллейбусы появились в ряде других сибир­
ских городов. Развитие электрифицированного транс­
порта - экономичного и не загрязняющего воздух, име­
ло большое социально-экономическое значение для
городской среды.
Однако основной объем пассажироперевозок ста­
ли выполнять автобусы. Только в Новосибирске их чис­
ло возросло с 85 в 1953 г. до 170 в 1961 г. Жители го­
рода получили возможность также пользоваться услу­
гами такси. В 1960 г. новосибирцев обслуживало свы­
ше 600 автомобилей, тогда как в 1950 г. - всего 27.
В то же время развитие транспорта не соответствова­
ло потребностям быстро растущих городов. Нарушал­
ся график движения, автобусы, троллейбусы и трам­
ваи в часы пик были сильно перегружены. Нередко
с трудом удавалось «поймать» свободное такси. Транс­
портная проблема в Сибири ощущалась острее, чем
в европейской части страны. В 1962 г. количество по­
ездок на всех видах транспорта в среднем на одного
жителя в Омске, Новосибирске, Красноярске состав­
ляло 87% по сравнению с этим показателем в Горьком,
37
Куйбышеве, Воронеже. Сибиряки затрачивали на
передвижение к месту работы и обратно на 35-40%
больше времени 24 .
Крупные изменения произошли в отраслях соци­
альной сферы, призванных облегчать домашний труд.
Значительно расширилась система общественного
питания. Если в 1950 г. она насчитывала в Сибири
7,4 тыс. столовых, буфетов, кафе и ресторанов, то
в 1958 г. - 12,2 тыс. В 1956 г. начался массовый пере­
вод предприятий общепита на самообслуживание, что
позволило намного увеличить их пропускную способ­
ность, а посетители стали затрачивать в 2-3 раза мень­
ше времени на обед. К концу 1960 г. в сибирских го­
родах по системе самообслуживания работало свыше
60% всех столовых. Использовались новые формы
торговли: отпуск обедов по абонементам или на дом
с 10%-й скидкой к цене. Расширилась продажа по­
луфабрикатов и кулинарных изделий. Открылись
первые домовые кухни.
Во всех сибирских городах вошли в строй новые
бани, прачечные, мастерские по пошиву и ремонту оде­
жды и обуви. Во второй половине 1950-х гг. появились
услуги, непосредственно связанные с начавшейся ко­
ренной реконструкцией быта городского населения: ре­
монт технически сложных предметов домашнего оби­
хода - стиральных машин, пылесосов, холодильников,
радиоприемников, фотоаппаратов.
Однако в Сибири бытовое обслуживание в целом
в меньшей мере воздействовало на повседневную
жизнь горожан, чем в европейской части страны. Со­
циологические обследования, проведенные в 19581959 гг., показали, что работающие женщины в Ново­
кузнецке и Новосибирске тратили на домашнее хозяй­
ство на четверть больше времени, чем в крупных го­
родах западных районов России 25 .
Расширились возможности для более разнооб­
разного проведения досуга, реализации индивиду­
альных интересов и увлечений горожан. В городах
Сибири, преимущественно крупными промышлен­
ными предприятиями, были построены хорошо обо­
рудованные Дворцы и Дома культуры, отражавшие
своим обликом архитектурные вкусы эпохи. Они,
безусловно, способствовали оживлению и развитию
культурно-просветительной работы среди населения.
Особенно быстро росла киносеть. Уже в 1956 г. чис­
ло киноустановок в Сибири превысило 7 тыс., тогда
как в 1950 г. их имелось 4 тыс., а в 1940 г. 2,8 тыс.
Это обусловливалось, с одной стороны, огромным
интересом людей к киноискусству, а с другой - ком­
мерческой прибыльностью кинопроката, доходы от
которого существенно пополняли государственный
бюджет. В 1950-е гг. в сибирских городах строились
кинотеатры, имевшие два кинозала и вмещавшие
большое число зрителей. Появились первые широ­
кие экраны.
К началу 60-х гг. завершилась радиофикация си­
бирского региона. Радио вошло в быт практически ка-
38
ждой городской семьи, а прослушивание радиопередач
стало привычной формой проведения досуга.
Поистине революционное значение для бытовой
сферы и духовной жизни населения имело появление
телевидения. В крупных городах Сибири телецентры
открылись в 1956-1957 гг. Например, первая передача
Новосибирской студии телевидения вышла в эфир 7 ав­
густа 1957 г. Она продолжалась 2 ч. 14 мин. Были по­
казаны документальные ленты «Путешествие по Шве­
ции», «Из Рима в Милан» и художественный фильм
«Весной». В дальнейшем телепрограммы продолжи­
тельностью от 2 до 2,5 ч. транслировались 5 раз в не­
делю. В начале 1960 г. их могли смотреть 25,5 тыс. се­
мей новосибирцев, которые приобрели телевизоры.
Традиционно высоким оставался интерес к теат­
ральному искусству. В 1950-е гг. в городах Сибири ра­
ботало свыше 40 крупных творческих коллективов.
Большой популярностью пользовались новосибирский
театр «Красный факел», Омский и Красноярский дра­
матические, Хакасский областной театр русской дра­
мы, Иркутский театр музыкальной комедии, Бурятский
музыкально-драматический театр, Якутский нацио­
нальный театр оперы и балета и др.
Широкую известность приобрел Новосибирский
театр оперы и балета. Открытый в мае 1945 г., он толь­
ко в течение последующих 15 лет показал 5 тыс. спек­
таклей, которые посетили 7 млн. зрителей. С неизмен­
ным успехом проходили гастроли творческого кол­
лектива. В 1946-1959 гг. свыше 800 спектаклей было
дано в Омске, Томске, Кемерово, Новокузнецке, Про­
копьевске, Красноярске, Иркутске, Хабаровске, Комсо­
мольске-на-Амуре, Владивостоке, Находке. Эти поста­
новки посетили более 700 тыс. чел. Для многих сиби­
ряков посещение театра становилось настоящим празд­
ником, надолго оставалось в памяти.
Среди городских жителей увеличивалось число
«читающих», расширялась сеть библиотек, книжной
торговли. С каждым годом возрастала подписка на пе­
риодическую печать. Социологические обследования,
проведенные в начале 1960-х гг. в городах Краснояр­
ского края, показали, что затраты времени одного ра­
ботающего человека на чтение газет, журналов и книг
составили в среднем 8,2 ч. в неделю, тогда как в сере­
26
дине 1950-х гг. - 5,6 ч.
В культурно-просветительных учреждениях си­
бирских городов стали чаще организовываться разно­
образные вечера, получили распространение объеди­
нения по интересам - клубы молодых семей, пенсио­
неров, новаторов производства и др. Возникли и при­
обрели большую популярность университеты культу­
ры. Развивалось самодеятельное художественное твор­
чество, были созданы первые народные театры.
Широкое распространение в сибирском регионе по­
лучил туризм. Если в первое послевоенное десятилетие
в турпоходы отправлялись лишь отдельные группы физ­
культурников, то в конце 1950-х - начале 1960-х гг. в них
участвовали уже многие тысячи горожан. Привлекали
Гуманитарные науки в Сибири. № 2. 2006 г.
живописные места Горной Шории, Алтая, побережья озе­
ра Байкал и др. Первый в Сибири клуб туристов был соз­
дан в Чите. В 1958 г. он организовал 130 походов, в ко­
торых побывали свыше 3 тыс. жителей города. В следую­
щем году совершили путешествия по окрестностям озер
Арахлей и Арей, долинам рек Ингоды, Онона и Чикоя,
другим чудесным местам Забайкалья около 7 тыс. чел.
Туристические походы, входившие в повседневную
жизнь городского населения Сибири, не только давали
людям заряд бодрости, но и способствовали воспитанию
чувства любви к своей Родине.
Многие горожане посвящали выходные дни и от­
пуск охоте и рыболовству. Активный и увлекательный
отдых на свежем воздухе, непосредственное общение
с природой приносили большое удовольствие, улучша­
ли физическое и духовное самочувствие. На ряде си­
бирских предприятий были созданы секции охотников
и рыболовов, на берегах рек и в тайге строились рыболовно-охотничьи базы.
Чаще стали организовываться коллективные выез­
ды в окрестности городов, в лес за грибами и ягодами,
прогулки на теплоходах. Многие томичи, например, про­
водили свободное время на Потаповых лужках, в Петухово, Богашево, Заварзино и в других живописных угол­
ках области. Но, пожалуй, самым излюбленным местом
отдыха жителей города была Басандайка, расположенная
в пригородной зоне. Чистая река с хорошим природным
пляжем, сосновый лес, красивая местность придавали
этому району большую привлекательность. Однако для
большинства мест массового отдыха городского населе­
ния Сибири была характерна слабая благоустроенность.
Отсутствовали необходимые санитарно-бытовые поме­
щения, простейшие спортивные и игровые площадки.
Живописная местность быстро захламлялась. Нередко во
время гуляний и коллективных выездов, прежде всего изза чрезмерного потребления спиртного, вспыхивали дра­
ки, совершались хулиганские поступки, происходили не­
счастные случаи.
В 1950-е гг. в городах Сибири новые импульсы
развития получили физическая культура и спорт, ор­
ганизовывались массовые спортивные состязания, ох­
ватывавшие большое число жителей. Настоящими
праздниками спорта стали зимние и летние спартакиа­
ды профсоюзов, которые проходили в 1955-1956 гг.
В целом число рабочих, ИТР, служащих, учащихся, за­
нимавшихся физкультурой и спортом, за годы после­
военных пятилеток увеличилось в Сибири в несколь­
ко раз и составило к началу 1960-х гг. около 750 тыс.
чел. Регулярно тренировались и участвовали в сорев­
нованиях около 10% работающих, студентов и школь­
ников. Следовательно, среди жителей сибирских горо­
дов значительно увеличилась доля тех, кто связал свой
образ жизни с физической культурой. Однако для боль­
шинства горожан спорт продолжал оставаться все же
зрелищем, а не сферой непосредственного участия27.
Освоение нефтегазовых месторождений Западной
Сибири, формирование и развитие восточно-сибирских
С. С. Букин, В.И. Исаев
ТПК, в целом рост промышленного производства вы­
звали кардинальные социально-демографические пе­
ремены. В 1980 г. в сибирском регионе проживали
22,4 млн. чел., из них 15,5 млн, или 69% в городах. Од­
новременно существенные изменения произошли в по­
вседневной жизни горожан. Ввод в действие комбина­
тов крупнопанельного домостроения позволил резко
увеличить масштабы жилищного строительства. За
1965-1980 гг. в регионе были сданы в эксплуатацию
дома общей площадью 143,4 млн кв. м. Обеспечен­
ность жильем уже в январе 1976 г. достигла в городах
Западной Сибири 7,6, а в Восточной - 7,1 кв.м. Намно­
го улучшилось благоустройство жилого фонда. Более
80% городских семей были обеспечены квартирами
с центральным отоплением, водопроводом и канали­
зацией. На месте неблагоустроенных деревянных
строений деревенского типа и каркасно-засыпных ба­
раков выросли кварталы многоэтажных домов.
Преобразился и быт горожан. В повседневный
обиход вошли потребительские изделия, многие из ко­
торых еще в конце 1950-х гг. считались «предметом
роскоши». Уже в 1974 г. на каждые 100 городских се­
мей в Сибири приходилось 86 телевизоров, 80 холо­
дильников, 83 стиральных и 66 швейных машин. Бо­
лее трети семей пользовались магнитофонами и фото­
аппаратами. Во второй половине 1970-х гг. в связи
с пуском Волжского автозавода началась массовая
«автомобилизация» населения.
Сложилась разветвленная сеть предприятий бытово­
го обслуживания. В середине 1970-х гг. их количество со­
ставило в Западной Сибири 11,6 тыс., в Восточной6,5 тыс. В 1980 г. объем услуг на душу населения по срав­
нению с 1965 г. увеличился более чем втрое28.
Многократно расширились городские транспорт­
ные коммуникации. Крупным событием стало введе­
ние в эксплуатацию первого в восточных регионах
страны метрополитена. Его строительство началось
в Новосибирске 12 мая 1979 г., когда на месте нынеш­
ней станции «Октябрьская» была забита первая свая.
28 декабря 1985 г. Государственная комиссия подписа­
ла акт о приемке первого пускового комплекса протя­
женностью 7,3 км от ст. «Красный проспект» до ст.
«Студенческая». В апреле 1987 г. открылось движение
на участке Дзержинской линии, что позволило связать
железнодорожный вокзал с центральной магистралью
города- Красным проспектом. В июле 1991 г. вошла
в эксплуатацию ст. «Площадь Маркса», в марте
1992 г.- ст. «Гагаринская» и «Заельцовская». С их
пуском завершилось сооружение первой очереди Но­
восибирского метро, лево- и правобережные части
города были связаны надежной и скоростной транс­
портной артерией29.
Расширились возможности для организации
и проведения досуга. Большое социальное значение
имело введение в 1967 г. пятидневной рабочей неде­
ли. К началу 1980 г. в Сибири число массовых библио­
тек составило 10,9 тыс., клубных учреждений-
39
13,8 тыс., киноустановок - 16,3 тыс. В регионе имелось
134 бассейна, 284 стадиона, 7850 спортивных залов,
а также много спортивных площадок, которые созда­
вались внутри жилых кварталов30.
Вместе с тем не было преодолено одно из ключе­
вых противоречий освоения Сибири в XX в. - резкая
диспропорция в развитии материального производст­
ва и социальной сферы. Жители региона традицион­
но отставали по показателям материально-бытового
обеспечения от населения более развитой в социаль­
ном отношении европейской части страны. Провозгла­
шенная в середине 1980-х гг. «активная и сильная»
социальная политика, предусматривавшая «опере­
жающий рост уровня жизни населения в районах Се­
вера, Сибири и Дальнего Востока», осталась на бу­
маге, что явилось существенным тормозом перестро­
ечных процессов.
Население России, в том числе ее восточных ре­
гионов, заплатило высокую социальную цену за поли­
тические и экономические преобразования, проведен­
ные в последнее десятилетие XX в. Резкое падение
промышленного и сельскохозяйственного производст­
ва, социальный и нравственный кризис отразились на
жизни большинства семей. Катастрофически упали их
реальные доходы и уровень потребления, инфляция
уничтожила трудовые сбережения. Значительно увели­
чились масштабы преступности, стремительно, подоб­
но эпидемии, распространились наркомания, беспри­
зорность детей и другие социальные аномалии. В то
же время сложившиеся материальные основы бытия
сыграли роль своеобразного амортизатора ударов «шо­
ковой терапии».
В целом в XX в. произошли поистине революци­
онные преобразования бытовой сферы городского на­
селения Сибири. В 1980-е гг. завершилось в основных
чертах формирование индустриально-урбанистическо­
го образа жизни, что стало важнейшим фактором
и крупным результатом модернизационных процессов.
ПРИМЕЧАНИЯ
1
Чубарьян А.О. История XX столетия: новые исследования
и проблемы //Новая и новейшая история. - 1994. -№ 3. - С . 8.
2
Всесоюзная перепись населения 1926 г. - М . , 1928. - Т . 6. С. 8.
3
Урбанизация советской Сибири. - Новосибирск, 1987. С. 35
4
Жизнь Сибири. - 1926. - № 12. - С. 15; История социалис­
тической экономики. - М, 1970. - Т. 3. С. 508; ГАРФ. Ф. 314. Оп. 1.
Д. 304. Л. 17; Сибирский медицинский журнал, -о!929. - № 2-3. С. 20; ГАИО. Ф. 600. Оп. 1. Д. 177. Л. 194.
5
ГАНО. Ф. 917. Оп. 1. Д. 111. Л. 2; Коммунист (Новоси­
бирск). - 1936. - № 13-14. - С.49; Рабочий класс Сибири в период
строительства социализма. - Новосибирск, 1982. - С. 302
6
Итоги хозяйственного и культурного строительства Ново­
сибирской области за второе пятилетие. - Новосибирск, 1937. С. 14-15; Хозяйственное и культурное строительство в Омской
области за пять лет (1935-1939). - Омск, 1939. - С. 107.
7
Итоги хозяйственного и культурного строительства... С. 100; Хозяйственное и культурное строительство в Омской облас­
ти за пять лет. - С. 103;ГАНО.Ф. 1353. Оп. 1.Д. 177. Л. 3.
40
8
Итоги хозяйственного и культурного строительства...; ГАНО.
Ф.917. Оп. 1.Д. 144. Л. 153.
9
Итоги хозяйственного и культурного строительства... - С. 99;
Итоги развития народного хозяйства и культурного строительства
Алтайского края. - Барнаул. 1940. - С. 1374; Народное хозяйство и
культурное строительство Восточно-Сибирского края за 19311934 гг. - Иркутск, 1935. - С. 45.
10
Афанасьев А. Большевики переделали Сибирь. - Новосибирск,1934. - С. 77; ГАОО. Ф. 749. Оп. 1. Д. 22. Л. 307; ГАИО.
Ф. 600. Оп. 1.Д. 177. Л. 63.
" Бюджеты городского населения Сибири в 1928/29 и 1929/30
годы. - Новосибирск, 1931. - С. 172; Сибирские огни. - 1929. № 4. - С. 160; ГАНО. Ф. 627. Оп. 1. Д. 250. Л. 98.
12
Итоги развития народного хозяйства и культурного строи­
тельства Западной Сибири за первое пятилетие. - С. 75; Москов­
ский А.С. Рост культурно-технического уровня рабочих Сибири.
1920-1937 гг. - Новосибирск, 1979. - С. 279.
13
ГАРФ. Ф. 5451 .Оп. 16. Д. 745. Л. 4-5; ГАИО. Ф. 2280. Оп. 2.
Д. 519. Л. 109.
14
Молодежь СССР. Стат. справочник. - М . , 1936. - С. 268.
15
Отчет Западно-Сибирского краевого совета профсоюзов. Новосибирск, 1932. - С. 36; Московский А.С. Рост культурно-тех­
нического уровня... - С. 259.
16
Решения IV Пленума Краевого совета физкультуры. Новосибирск, 1932.-С. 17; ГАНО. Ф. 917. Оп. 1,Д. 107. Л. 86;
ГАИО. Ф. 2280. Оп. 2. Д. 404. Л. 61; Жиленков Б. Материалы
к лекциям по истории г. Новосибирска. - Новосибирск, 1948. С. 42.
17
ГАОО. Ф. 337. Оп. 1. Д. 428. Л. 74-75; ГАИО. Ф. 2280. Оп. 2.
Д. 99. Л. И; Д. 432. Л. 72-74; Д. 510. Л. 14; Д. 512. Л. 6-7.
18
Восточно-Сибирский комсомолец. - 1932. - 14 авг. 30 авг.;
ГАНО. Ф. П-22. Оп. 1. Д. 80. Л. 2-10, 21.
Гуманитарные науки в Сибири. № 2. 2006 г.
19
Букин С.С. Опыт социально-бытового развития городов Си­
бири (вторая половина 1940-х -1950-е гг.) - Новосибирск, 1991. - С. 94.
20
ГАНО. Ф. 22. Оп. 22. Д. 255. Л. 64.
2i Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 г. РСФСР.М, 1963.-С. 21-29.
22
Букин С.С., Исаев В.И. Урбанизация Сибири в XX веке:
закономерности и особенности // Хозяйственное освоение Сибири
в контексте отечественной и мировой истории: Сб. науч. тр. - Ново­
сибирск, 2005. - С. 158-159.
23
ГАНО. Ф. 22. Оп. 1. Д. 881. Л. 179.
24
Проблемы повышения уровня жизни населения Сибири. Новосибирск, 1965.-С. 17.
25
Народное хозяйство РСФСР в 1958 г. Стат. ежегодник. - М,
1959. - С. 413-414; Болгов В.И. Внерабочее время и уровень жиз­
ни трудящихся. - Новосибирск, 1964. - С. 46.
26
Культурное строительство РСФСР. Стат. сб. - М . , 1958. С.10-11, 16-17, 50-51, 92-97, 134-141, 148-149, 156-157, 180181; Васильевская Э.В. Из истории развития телевидения в За­
падной Сибири // Проблемы истории советской Сибири. - Ново­
сибирск, 1973. - С. 319-321; ГАНО. Ф. 4. Оп. 33. Д. 2556. Л. 249250; Болгов В.И. Внерабочее время ... - С. 104.
27
Букин С.С. Опыт социально-бытового развития... - С. 157,
194-195.
28
Заславская Т.И., Калмык В.А., Хахулина Л.А. Проблемы
социального развития и пути их решения // Известия СО АН СССР.
Сер. экономики и прикладной социологии. - 1986. - Вып. 1. - С. 40;
Рабочий класс Сибири. 1961-1980 гг. - Новосибирск, 1986. - С. 100,
250-252,259-260; Шарипов А.Ю. Сфера услуг сибирского региона. Новосибирск, 1979. - С . 142.
29
Энциклопедия Новосибирска. - Новосибирск, 2003. - С. 522.
30
Народное хозяйство РСФСР в 1980 г. Стат. ежегодник. М., 1981. - С. 354, 357, 359, 361, 362, 366.
Институт истории СО РАН,
Новосибирск
Скачать