Маргиналии на полях манускрипта, или

Реклама
Маргиналии на полях манускрипта, или
Как в средневековом Меце читали хронику Регинона
Сегодня мы уже хорошо знаем, сколь значительным был в средние века интерес к трудам по
истории. Их сочиняли и дарили, их специально разыскивали, ими обменивались. Их
переписывали, старательно или небрежно воспроизводя образец, но нередко сознательно
видоизменяли, дополняли или сокращали, адаптируя к потребностям конкретной аудитории.
Одни тексты пользовались большой популярностью, другие до поры пребывали в забвении.
Значительно хуже мы представляем, как именно люди средневековья читали исторические
сочинения. Что казалось им актуальным, а что, напротив, выпадало из поля зрения. За
редчайшим исключением, в источниках не сохранилось эксплицитного выражения
читательской рефлексии. О реакции аудитории приходится судить по косвенным данным. До
некоторой степени ее можно восстановить, изучая структуру кодексов, в которых содержатся
труды по истории. И в этом направлении сегодня уже кое-что сделано1. Однако, при всех
очевидных достоинствах, данный подход имеет и свои недостатки. В том, что различные по
своей природе тексты в итоге оказывались под одной обложкой, немалую роль играл элемент
случайности. Нередко сепаратную рукопись просто подшивали к кодексу, чтобы она не
потерялась.
В вопросе изучения конкретных форм выражения читательского интереса большим
подспорьем могут стать маргиналии. В последние годы Х. Джексон, В. Шерман, С. Карр и
другие историки и филологи, прежде всего те, кто имеет отношение к Йельскому
университету, наглядно показали, каким огромным исследовательским потенциалом
обладают заметки на полях. Благодаря их трудам, сегодня мы хорошо знаем, как читали
книги в Европе в Новое время2. Напротив, в отношении средневековых рукописей
существует больше догадок и предположений, нежели конкретных ответов. Между тем, в
манускриптах содержится огромное количество заметок, которые прежде всего были
призваны обратить внимание читателей на определенные фрагменты текста. Нередко их
оставляли и сами читатели, актуализируя таким образом собственный интерес к тем или
иным сюжетам, фактам или персонажам.
О маргиналиях в контексте средневекового историописания заговорили относительно
недавно — во второй половине прошлого века. Разумеется, речь не шла о том, чтобы сделать
заметки на полях самостоятельным объектом изучения, но исследовательский интерес
1 См., например: Сидоров А.И. Памятники каролингской историографии в западноевропейской рукописной
традиции IX-XII вв. // СВ. Вып. 66. М., 2005. С. 23-39.
2
Jackson H.J. Marginalia: Readers Writing in Books. Yale, 2002; Jackson H.J. Romantic Readers: The
Evidence of Marginalia. Yale, 2005; Sherman W.H. Used Books: Marking Readers in Renaissance England. York,
2007; Karr S. Constructions both sacred and profane: Serpents, angels, and pointing fingers in Renaissance books with
moving parts // Yale University Library Gazette №78:3-4 (April 2004), P. 124-127.
обозначился вполне отчетливо. Так, Э. Грэнсден описал систему специальных символов,
которыми пользовались некоторые средневековые авторы, в частности, Матвей Парижский3.
Б. Гене видел в пометах на полях один из приемов (наряду с оглавлением и нумерацией
страниц), с помощью которых авторы облегчали читателям поиск определенных сюжетов 4.
Однако и по сей день медиевисты не слишком внимательны к маргиналиям. Если последние
и удостаиваются упоминания, то почти исключительно в контексте палеографического
описания конкретной рукописи. Не существует сколько-нибудь разработанной методики
исследования, общепринятой классификации и пр. Однако, в условиях скудного состояния
источниковой базы по проблеме чтения в средние века заметки на полях могут оказаться
весьма полезными. Ведь именно они являют собой непосредственное свидетельство
читательской активности.
Ниже я постараюсь дать некоторые ответы — пусть только в первом приближении, - на
поставленные выше вопросы. И сделаю это, проанализировав все маргиналии, оставленные в
конкретном манускрипте разными людьми и в разное время.
Для своего исследования я выбрал рукопись хроники Регинона, созданную в XI в. в
скриптории монастыря св. Арнульфа в Меце5. Собственно хроника была написана в начале Х
в. (до 908 г.) и охватывает период от рождения Христа до 906 года, но в значительной
степени посвящена событиям во Франкском королевстве IX в., особенно его второй
половины6. Это произведение получило широкое распространение в области Трира, к
диоцезу которого относился Мец7. Скорее всего, в монастырь текст попал из метрополии в
ходе постоянных контактов церковных иерархов, и позднее был там переписан.
В X-XI вв., несмотря на общий упадок латинского Запада, культурная активность в Меце не
замирает. Скриптории ведущих аббатств, в числе которых заметно выделяется монастырь св.
Арнульфа, продолжают стабильно работать. Носители каролингских традиций, они были
ориентированы прежде всего на копирование античных и средневековых произведений,
нежели на создание оригинальной литературной продукции8. В таком контексте подготовка
очередного издания хроники выглядит вполне естественным актом.
3
4
5
6
Gransden A. Historical Writing in England. London., 1974. P. 364, Tab. IX.
Гене Б. История и историческая культура средневекового Запада. М., 2002. С. 265-272.
Paris, BN lat. 5017.
О хронике Регинона подробнее см.: Сидоров А.И. Отзвук настоящего. Историческая мысль в эпоху
каролингского возрождения. СПб., 2006. С. 190-224.
7 На популярность хроники в диоцезе Трира указывает значительное количество рукописей, происходящих из
этого района. Обзор рукописной традиции подробнее см.: Reginonis abbatis Prumiensis Chronicon cum
Continuatione Treverensi / Ed. F. Kurze // MGH. SS. in usum scholarum. Hannover, 1890. Praefatio. P. XI-XIV.
8 Продукция мецского скриптория и его эволюция на протяжении нескольких столетий стали предметом
всестороннего исследования, приуроченного к подготовке крупной экспозиции манускриптов: Metz
Enlumineé. Autour de la Bible d Charle l Chauve. Tresors manuscrits des eglises messines / Preface de E. Le Roy
Ladurie. Metz, 1989.
На протяжении нескольких столетий рукопись находилась в монастырской библиотеке, что
соответствующим образом было зафиксировано на ее первой странице9. Затем (судя по
всему, во второй половине XVII в.) попала в Париж, где хранится по сей день. Издателям
хроники, начиная с Мабийона, она была хорошо известна10. Однако мне нигде не удалось
найти ее детального палеографического описания. По мере сил постараюсь восполнить этот
пробел.
Рукопись
Том
содержит
только
хронику
Регинона:
fol.1r-121r.
Текст
сплошной,
написан
светлокоричневыми чернилами, на странице расположено 26 строк. Повествование
заканчивается на 905 г. на фразе um favebant potas. Дальше рукой начала XVIII в.
сообщается, что обычно рассказ доводится до 908 г., а в некоторых кодексах встречается
продолжение до 967, добавленное неким анонимом (имеется в виду Continuatio Reginonis
второй половины Х в.). Внизу на fol.121r поставлена дата (1702 г.) и подпись человека,
изучившего рукопись11.
Текст манускрипта написан несколькими руками XI в. Тип письма — переходный от
позднекаролингского
минускула
к
раннеготическому
письму;
так
называемое
«прямоугольное» письмо, для которого характерна большая, нежели для классического
минускула, вытянутость букв, меньшее пространство между ними, но еще не встречается
готическая угловатость, нет резкого контраста между жирными и волосными, промежутки
между строками равны 1,5-2 корпусам, а между словами составляют не менее одного
корпуса (fol. 1r, 121r). Шрифт: четкий и ясный, местами крупноватый. Читается хорошо,
слова в основном разделены, сокращения общепринятые. Все это позволяет датировать
рукопись первой половиной, самое позднее - второй третью XI в. Однако вполне
допустимым можно считать и конец Х в.
Украшения минимальны: оранжевой краской выделены начала и окончания книг, заглавные
буквы и слово CAРUT в конце каждого года и многих фрагментов. Местами краска
настолько свежая и яркая, что, кажется, только что нанесена. Иногда она даже блестит.
Использование оранжевой краски может служить дополнительным аргументом в пользу
мецского происхождения рукописи12.
9 Fol. 1r: liber sancti Arnulphi. И ниже той же рукой: gesta Reginonis de regibus еt de imperatoribus.
10 Парижскую рукопись относят к так называемой группе «В», т.е. к той группе рукописей, где содержится
только хроника Регинона без продолжения Адальберта (Continuatio Reginonis). При составлении стеммы Ф.
Курце обозначил ее как В3: Kurze F. Praefatio. P. XIV-XV.
11 Fol.121r: j`ay aiSeté ce MS. du iV. Bienfait Libraire sur le quoy dis Augustins ce jourdhuy 27 Septembre 1702.
12 Аналогичным образом выполнен, например, декор рукописи Paris, BN lat. 4614, fol.1-84, изготовленной в
Меце на рубеже X/XI вв. См. также.: Palazzo E. L`enluminure a Metz au Haut Moyen Age (VIIIe-XIe siecles) //
Metz Enlumineé... P. 23-44.
Впрочем, немало инициалов и CAPUT в начальной и заключительной части не выделены
вовсе или раскрашены теми же светлокоричневыми чернилами. С большой долей
вероятности можно утверждать, что над рукописью никакие иллюминаторы дополнительно
не работали, а буквы в своих частях раскрашивали сами переписчики. Например, на fol. 40r
исправление в текст внесено оранжевыми красками, но той же рукой, что копировала
основной текст.
Строчки на отдельных страницах неодинаковой плотности. Иногда переписчик начинает
мельчить, чтобы уместить на отведенном пространстве положеный объем текста (например:
fol. 1v, 119v, 120v). Скорее всего, это объясняется стремлением максимально точно
воспроизвести образец. С этим же связано и наличие некоторых пробелов. На fol. 8r
написано восемь первых строк. Текст заканчивается на фразе: Apud tharsum taracus probus et
andronicus. In uenusia civitate apuliae felix episcopus audax. Дальше лист чистый.
Продолжение на fol. 9r: atque ianuarius presbiter Suessionis civitati. На fol. 69v внизу текст
обрывается на строке: Anno domini incarnationis DCCCXVIIII Tancratus. Недописаны четыре
строки до конца страницы. Следующий лист отрезан. Скорее всего, он оставался чистым и в
какой-то момент его решили использовать для составления грамоты или письма. На fol. 70r
текст начинается со слов: Anno domini incarnationis DCCCXXXVII Murmannus rex Brittonum и
т.д. На fol. 120v в тексте имеется пробел в одну строку между словами atque quanda siluam
cum sociis ingressus и a rege reverteret super eum irruit. Он заполнен рукой начала XVIII в.,
которая вставила фразу: cum idem Folco a Compendio palatio.
Титулы:
fol.1r: Incipit praefatio operis subsequentis.
fol. 1v: Explicit praefatio. Incipit libellus de temporibus domini incarnationis.
fol. 34v: Explicit liber primus. Incipit liber secundus de gestis regum Francorum.
В верхней части манускрипта листы отсырели и крошатся. Видны пятна мокрой плесени.
Сбоку и снизу пергамент чистый. Очевидно, книга долго стояла вертикально в верхнем ряду
армариума.
Маргиналии
Заметки на полях оставлены несколькими руками. Условно обозначим их как:

рука А — принадлежит переписчику, точнее, переписчикам отдельных частей
хроники; все они единовременны и датируются XI в.

рука В — тип письма: раннеготическое письмо, датируется концом XI - XII вв. (но,
скорее, первой его половиной); читатель оставляет заметки светло-коричневыми
чернилами.

рука С — тип письма относится к так называемому «небрежному» готическом
курсиву и датируется XIII или XIV в.; для маргиналий читатель использует темнокоричневые чернила.
Помимо разных чернил, читатели В и С используют различную систему сокращений.
Например,
В сокращает глагольную форму “est” как “е” с чертой сверху, а С отдает
предпочтение знаку “:” с горизонтальной чертой между точками (что-то вроде ٪).
Маргиналии парижской рукописи еще не были объектом самостоятельного изучения, хотя
издатели хроники Регинона безусловно обращали на них внимание. Так, Ф. Курце приводит
некоторые заметки на полях в сепаратном издании этого сочинения, которое он подготовил
для MGH. Однако делает это лишь выборочно и только в отношении руки В13. Наряду с
ними, он приводит маргиналии, встречающиеся в некоторых других рукописях. При этом
ограничивается простым цитированием и не ставит перед собой задачи атрибутировать
источник их происхождения. Для Курце внимание к маргиналиям стояло на втором плане.
Прежде всего, его занимали текстуальные разночтения, встречающиеся в различных
манускриптах.
Анализ
Работая над подготовкой очередного издания довольно объемного сочинения прюмского
аббата, переписчики (А) особо выделили на полях лишь некоторые места. За единственным
исключением, все они относятся к периоду каролингской истории14. Все пометы условно
можно разделить на две группы.
К первой – фактологической (гестативной) - относятся следующие маргиналии:
fol.9v - Constantinus regnavit (Константин правил) (в тексте: Anno ... CCLXII Constantinus
Constantii ex concubina Elena filius regnavit annis XXX menses decem);
fol. 56v – de papi Lione (796 г.: о папе Льве);
fol. 57r – Leo papa cecatur (799 г.: папа Лев ослеплен);
fol. 58r – Carolus Romam venit (800 г.: Карл пришел в Рим);
13 Kurze F. Ibidem., P. 51, 54, 58, 61, 64, 93. Ф. Курце датирует появление маргиналий XII в.
14 Во второй части хроники на полях переписчики нередко прописью дублируют годы, указанные в тексте
римскими цифрами. Эти маргиналии я не учитываю, равно как и многочисленные исправления неправильно
понятых слов и пропусков, которые они время от времени допускали.
fol. 58v – Leo papa canonice purgatur; Carolus magnus imperator creatur (801 г.: папа Лев
прошел каноническое очищение; Карл Великий сделан императором);
fol. 61r – divisio regni inter filios Caroli (имеется в виду Divisio regnorum 806 г.: разделение
королевства между сыновьями Карла);
fol. 62r – de papi Lione & horologio (события 807 г.: о папе Льве и часах);
fol. 68v – Ludovicus imperator creatur (813 г.: Людовик сделан императором);
fol. 69v – Bernardus excecatur (в хронике события вокруг убийства Бернарда Италийского
датированы 818 г.: Бернард ослеплен);
fol. 70v – Ludovicus imperator regnavit annis XXVI (840 г.: Император Людовик правил 26
лет); Bellum ad Fontaniacum (841 г.: битва у Фонтенуа); Divisio regnorum (в хронике
Верденский раздел датируется 842 г.: разделение королевства). В выносах на этой странице
заглавные буквы покрашены оранжевой краской. Аналогичным образом они выделены и в
основном тексте. Это позволяет предположить, что, по крайней мере, часть маргиналий,
оставленных переписчиками (а, возможно, и все они), не являлась результатом их
творческой инициативы, но имелась уже в копируемом образце. В таком случае можно
предполагать, что за маргиналиями копиистов скрываются реплики предыдущих читателей
хроники — младших современников Регинона или его ближайших потомков. Характерно,
что их интерес концентрируется на очень небольшом отрезке времени, который охватывает
период от создания империи до ее раздела (конец 790-х — начало 840-х гг.).
Это впечатление усиливается, если посмотреть на вторую группу маргиналий, которую
составили заметки мемориального характера:
fol. 50r – Hildegardis obiit (783 г.: Хильдегарда умерла);
fol. 55r – Fastrada obiit (794 г.: Фастрада умерла);
fol. 66r – Pippinus rex obiit (810 г.: король Пипин умер);
fol. 67v – Karolus filius Karoli obiit (811 г.: Карл, сын Карла, умер);
fol. 69r – Karolus magnus moritur (в хронике 813 г.: Карл Великий умер);
fol. 70r – Ludovicus imperator moritur (840 г.: император Людовик умер).
Регинон нередко упоминает о смерти своих героев, не только королей, но и многих
представителей
ведущих
аристократических
фамилий.
Однако
переписчики
(или
комментаторы манускрипта-образца) сконцентрировались только на тех персонажах,
которые, во-первых, имели прямое отношение к правящей династии, да и то лишь на
избранных ее представителях, а во-вторых, умерли в течение того же полувека15. Таким
образом они предельно конкретно адаптировали текст к локальной memoria Каролингов.
15 Например, Регинон сообщает о смерти Ротруды, дочери императора Карла (Regin. Chron., 810), супруги
Лотаря I королевы Ирмингарды (Regin. Chron., 851), Людовика Немецкого (Regin. Chron., 876), Карла
Лысого (Regin. Chron., 877) и др. Однако на полях соответствующих пометок мы не встретим.
Хорошо известно, что со второй половины VIII в. мецскую кафедру с королевским двором
связывали особенно тесные отношения16. Четверо предстоятелей мецской церкви получили
архиепископский паллиум без предоставления городу статуса метрополии. Трое из них,
Хродеганг (747-766 гг.), Ангильрам (768-791 гг.) и Дрогон (822-855 гг.), возглавляли
королевскую канцелярию. Кроме того, первые двое играли ключевую роль в проведении
каролингских церковных преобразований во второй половине VIII в., а при третьем мецский
скрипторий достиг наивысшего подъема. При Карле Великом в Меце бурно расцветает культ
св. Арнульфа – основателя правящего дома. С этого момента под сенью святого покровителя
находят упокоение некоторые представители правящей семьи: дочери Пипина Короткого
Ротхаида и Адельгейда, супруга Карла Великого Хильдегарда, его дочери Хильдегарда и
Адельгейда, и, наконец, сам император Людовик Благочестивый. Супруга последнего, по
всей видимости, принадлежала к тому же знатному роду, что и архиеписком Ангильрам. В
835 г. именно в кафедральном соборе Меца Людовик был восстановлен на троне
многочисленными франкскими епископами во главе с Дрогоном, своим сводным братом.
Однако, этот подъем оказался не слишком продолжительным – с 40-х гг. IX в. начинается
постепенный упадок влияния и могущества мецской кафедры. Она все больше уходит в тень
Трира, своей метрополии. Последним значительным событием, подчеркивавшим его статус,
стала коронация в Меце Карла Лысого в 869 г.
Маргиналии, оставленные или, скорее, скопированные переписчиками, являют собой
совершенно определенный тип чтения исторического текста. Его можно было бы назвать
пассивным.
Заметки,
сделанные
руками
А,
только
ориентируют
актуального
и
потенциального читателя на конкретные сюжеты, не более того. Они ничего не добавляют к
основному содержанию хроники, не интерпретирую его и никоим образом не изменяют.
Любопытно другое. Если абстрагироваться от основного повествования и прочитать только
маргиналии А напротив определенных дат, то получится связный, вполне законченный и
самодостаточный текст. При этом он поразительно напоминает так называемые ранние
франкские анналы начала-середины VIII в. На мой взгляд, мы имеем дело с явлением того же
самого порядка. Заметки А на полях парижской рукописи демонстрируют живучесть очень
архаичного типа исторического сознания, глубоко укорененного в культуру монастырской
memoria. И ранние анналисты, и позднейший комментатор демонстрируют аналогичный
интерес к историческому процессу. Они фокусируются на смерти и деяниях ключевых фигур
христианского мира, от которых зависит его актуальное состояние и, если угодно,
благополучие, а также на событиях, позволяющих судить о характере отношений Бога со
16 О положении мецской церкви при Каролингах подробнее см. обстоятельную работу О.Г. Эксле: Oexle O.G.
Die Karolinger und die Stadt des heiligen Arnulf // Frühmittelalterliche Studien. Bd. 1. Berlin, 1967. S. 250-364.
своим народом (землетрясение, голод, падеж скота и др.). При этом читатель А не выходит
за границы локальной мемориальной традиции.
Память о тесной связи с домом Каролингов сохранялась в Меце и в последующие столетия.
Через несколько десятилетий после создания парижской рукописи один из ее читателей
(рука В) добавил на полях еще несколько заметок мемориального характера. На fol. 50r
после упомянутой уже маргиналии Hildegardis obiit он вывел atque sepulta est in basilica S
Arnulfi in urbe Mettensi (и погребена в церкви св. Арнульфа в Меце). Характерно, что Регинон
не сообщает о месте погребения Хильдегарды, но после упоминания о ее кончине сразу
переходит к рассказу о походе короля в Саксонию.
На этой же странице в основном тексте говорится о смерти королевы Берты, матери Карла
Великого (Eodem anno obiit Berta regina). Переписчик (или первый комментатор) очевидно
не видел необходимости в вынесении ее имени на поля, справедливо полагая, что она не
вписывается в рамки местной мемориальной традиции. По той же причине соответствующих
маргиналий не удостоился никто из потомков императора Людовика или тех, кто занимал
королевский трон в разных частях Франкской державы, хотя их было немало (Пипин
Короткий, Карломан, Людовик Немецкий и его дети, Карл Лысый и его дети и внуки, Лотарь
I и его дети, Карл Толстый, Арнульф Баварский, Цвентибольд, Людовик Дитятя). Однако
позднейший читатель оставил напротив этой фразы следующий комментарий: atque sepulta
est in Сauciaca sed inde translata Рarisius, sepulta est iuxta virum suum in ecclesia sancti Dionisii
martyris (и погребена в монастыре Кауциак, но оттуда перенесена в Париж и погребена
вместе со своим супругом в церкви святого мученика Дионисия)17. Это можно расценивать
как реверанс в сторону Пипина Короткого, в свое время исключительно много сделавшего
для мецской церкви.
Обе пометы являются не чем иным, как почти буквальными цитатами из Annales Mettenses
Priores, написанных в начале IX в. в Цельском монастыре под непосредственным
наблюдением Гизелы, сестры Карла Великого18. Дальнейшее изучение заметок на полях,
оставленных той же рукой, показывает, что читатель В проштудировал это сочинение весьма
основательно. Более того, судя по точности цитирования и степени детализации, при
составлении маргиналий в рукописи Регинона он имел текст анналов перед глазами.
На fol.55r в конце сообщения за 793 г. после фразы natalem domini celebravit in Uuizaburgh
(отпраздновал рождество Господа в Вюрцбурге) он добавил apud sanctum Kilianum (у св.
17 Эти маргиналии воспроизведены в издании Ф. Курце: Kurze F. Ibidem., P. 54.
18 Annales Mettenses Priores, 697-805 / Ed. B. Simson // MGH. SS. in usum scholarum. Hannover, 1905. (далее AMPr). Ср.: AMPr., 783: sepultaque est iuxta Metensem urbem in basilica beati Arnulfi confessoris; Ibidem:
beatae memoriae domna Bercta regina obiit in monasterio Cauciaco IIII Idus Iulii. Inde translata est in pagum
Parisiacum, sepultaquae est in basilica sancti Dionisii martiris iuxta sepulturam viri sui, gloriosi Pippini regis.
Килиана)19.
На fol.57r в сообщении за 793 г. напротив фразы Itaque perveniens legationem Michael patricius
quondam Frigiae & Theophilus presbyter eptam Herene imperatricis ferentes написал
legatione(m) grecorum a C(on)stantinopoli missa(m) suscep(i)t i(mpe)rat(or) C(a)r(o)l(us)
(император Карл принял посольство греков, посланное из Константинополя)20.
На fol.58r в сообщении за 800 г. напротив рассказа о том, что Карл отправился в Тур
помолиться у могилы св. Мартина добавил omnium Brittonum duces & comites cum donis ad
eum venerunt (герцоги и графы всех бретонцев пришли к нему с дарами)21. На этой же
странице в конце сообщения за предыдущий год над фразой: Azan prefectus civitatis quae ...
regi munera misit (Азан, префект города ... отправил королю подарки) над строкой вставлено
illius urbis transmisit (того города переслал)22. А в следующем предложении после слов
Celebravit rex natale domini in eodem palatio (Отпраздновал рождество Господа в том же
дворце) добавлено Aquis (в Аахене)23.
На fol.59r прокомментирована фраза: Quo mota tectum basilicae beati Petri (сверху стоит
значок в виде буквы Y и над строкой добавлено Pauli) apostoli magna ex partae cum suis
trabibus corruit (от того землетрясения обрушилась большая часть кровли церкви блаженного
Петра [Павла] со своими балками). В конце такой же значок Y, а на полях помета in quibus
locis mo(n)tes ruer(un)t (в тех местах горы обрушились)24.
На fol.60r внизу и на fol.60v написано пространное дополнение, заимствованное из Первых
Мецских Анналов25:
fol.60r – (в конце сообщения за 803 г.) venationem bubalorum cet(er)arum ferarum pro saltum
Hircanum exercuit. Ceterum exercitum per apertiores vias ire permisit. Inde ad Regensburc veniens
dispositis his quae utilia videbantur esse. Adventum exertitus de Pannonia redeuntis (pr)estolabatur
(он упражнялся в охоте на буйволов и других диких животных за ущельем Хирканум.
Другому войску он позволил идти по открытым (незащищенным) дорогам. Прийдя оттуда в
Регенсбург, он уладил все дела, которые представлялись полезными. Он ожидал прибытия
войска, возвращавшегося из Паннонии)26;
19 Ср.: AMPr., 793: natalem Domini celebravit ad sanctum Chilianum in Wirzinburch. Эта маргиналия
воспроизведена в издании Ф. Курце: Kurze F. Ibidem., P. 58.
20 Ср.: AMPr., 798: Aquisgrani palacium peregens legationem Graecorum a Constantinopoli missam suscepit.
21 Ср.: AMPr., 800: Ibi omnium Brittonum duces et comites cum donis in suam presentiam adducti sunt. Эта
маргиналия воспроизведена в издании Ф. Курце: Kurze F. Ibidem., P. 61.
22 Ср.: AMPr., 799: urbis illius …. transmisit.
23 Ibidem.
24 Ср.: AMPr., 801: in quibusdam locis orbis montes ruerunt.
25 Эти маргиналии отмечены в издании Ф. Курце, но приводятся с небольшими неточностями. См.: Kurze F.
Ibidem., P. 64.
26 Ср.: AMPr., 803: imperator partibus Bawariae tendit, cum electis iter per Hircanum saltum agens, venationem
bubalorum ceterarumque ferarum exercens; ceterum exercitum per apertiores vias ire permisit. Inde ad Reginisburg
veniens dispositisque his quae utilia esse videbantur, venationem per Bawariam agens adventum exercitus de
b. Imperator post pasca ab Aquis profectus ad Magontiam venit ibique solito more cunctum
Francorum habuit (после Пасхи император, выступив из Аахена, пришел в Майнц и там, как
обычно, имел собрание франков)27;
Следующая запись отделена от предыдущей чертой: d. Venit quoque Fortunatus patriarcha de
Grecis. Afferens secum inter cetera dona duas portas eburneas mirifico opere sculptas (от греков
пришел также патрарх Фортунат. Среди прочих даров он привез с собой две двери,
изготовленные из слоновой кости с удивительным мастерством)28;
На fol.60v маргиналия занимает все поле напротив сообщения за 804 г. и также состоит из
нескольких частей: Quibus reversis obviam suis ad Raganesburc venit. Ibi etiam cum illis Zodan
princeps Pannoniae veniens imperatori se tradidit. Multi Sclavi atque Huni in eodem conventum
fuerunt. Atque se cum omnibus possiderabant imperatoris animo subdiderunt. Constitutisque
omnibus utilitatibus quae in illis partibus necessaria erant per Alemaniam & per Uuormaciam
hiemo tempore ad Aquis palatium venit ibique natalem domini celebravit (после того, как они
возвратились к своим, он пришел в Регенсбург. И пришедший туда со соими людьми
принцепс Паннонии Зодан передал себя императору. А также они отдали императору себя
вместе со всем, чем владели. И установив ко всеобщей пользе все, что было необходимо
(сделать) в тех местах, он пришел в Аахенский дворец через (проследовав) Алеманнию и
Вормс, и там отпраздновал рождество Господа)29;
b. & ab Aquis proficiens venit ad palatium quod dicitur Niumagum. Ibi veris manens pascha etiam
ibidem celebravit. Incipienteque aestatis tempore ad Aquis palatium revertens exercitum in
Saxoniam misit.
Transito Reno generalem conventum Francorum habuit iuxta Lippe fontem.
Sumptoque inde itinere per Saxoniam profectus castra metatus est in loco qui dicitur Holdonstat. In
quibus castris etiam Sclavorum principes affuerunt. Missis inde exercitibus suis per diversas partes
Saxoniae, tam perfidos illos quos ultra Albiam transierat quam illos qui in Uuigmoti manebant,
аtque frequentibus maleficiis populum Saxonum a via veritatis averterant, cum mulieribus &
infantibus domino auxiliante sapientissima dispositione de Saxonia per diversas vias dirigens
funditus exterminavit atque per Gallias ceterasque regiones regni sui sine ulla lesione exercitus sui
dispersit (и выступив из Аахена, он пришел во дворец, который зовется Нимвеген. Оставшись
там до весны, он отпраздновал там же Пасху. С наступлением теплого времени года он
Pannonia redeuntis prestolabatur.
27 Ср.: AMPr., 803: Imperator estatis tempore ab Aquis profectus ad Mogintiam pervenit ibique solito more
conventum Francorum habuit.
28 Ср.: AMPr., 803: Venit quoque Fortunatus patriarcha de Grecis, afferens secum inter cetera donaria duas portas
eburneas, mirifico opere sculptas.
29 Ср.: AMPr., 804: Quibus reversis, obviam illis ad Reginisburg pervenit. Ibi etiam cum illis Zodan princeps
Pannoniorum veniens manibus imperatoris se contradidit. Multi quoque Sclavi et Huni in eodem conventu fuerant,
se cum omnibus quae possidebant imperatoris dominio suibdiderunt. Constitutisque omnibus utilitatibus, quae in
illis partibus necessaria erant, iter per Alemanniam sumens et per Wormaciam civitatem hiemis tempore ad Aquis
palacium venit. In quo etiam natalem Domini celebravit.
возвратился в аахенский дворец и отправил войско в Саксонию. Переправившись через Рейн,
он созвал всеобщее собрание франков на реке Липпе. И оттуда он выступил в Саксонию и
расположился лагерем в местечке Хольдонстат. В тот лагерь прибыли славянские князья. Их
войска были направлены в различные части Саксонии, с Божьей помощью наимудрейшим
установлением о Саксонии, двигаясь по разным дорогам он полностью изгнал вместе с
женами и детьми как тех вероломных, которых он отправил за Эльбу, так и тех, кто
оставался в Вигмоти и многочисленными злодеяниями отклонил народ саксов от истинного
пути, а также в Галлии и в других областях своего королевства рассеял без какого-либо
урона для своего войска)30;
Напротив сообщения о том, что король ad Carisiacum ... natale domini celebravit (в Кьерси ...
отпраздновал рождество Господа) на полях вынос: in basilica beati Remigii episcopi (в церкви
блаженного епископа Ремигия). В тексте после celebravit стоит значок (Y), а на полях вынос:
Inter pariter proficiscentes provenerunt ad Suessionis civitatem. In qua dimisso papa ad colloquium
germanae suae Gisle, quae his diebus egrotabat, ad Calam monasterium proveniens. Facto eius
colloquio, ad Carisiacum villam Leonem papam, quem apud sanctum Medardum relinquerat, sibi
obviam venire fecit (Отправившись в одно и то же время, они пришли в город Суассон.
Оставив там папу, он направился в Цельский монастырь, чтобы побеседовать со своей
сестрой Гизелой. Когда встреча закончилась, он сделал так, чтобы папа Лев, которого он
оставил в монастыре св. Медарда, пришел к нему навстречу в виллу Кьерси)31.
На fol.61r в самом конце сообщения за 804 г. на полях: Rex reliquam partem hiemis palatio
peragens pasca domini cum gaudio celebravit (Король провел оставшуюся часть зимы во
дворце и с радостью отпраздновал там Пасху Господню)32.
На следующей строке в начале собщения за 805 г. во фразе Catanus princeps Аuarorum он
внес небольшое исправление, поменяв Catanus на Caganus, и на полях поставил крестик,
чтобы обратить на это внимание будущих читателей33.
30 Ср.: AMPr., 804: Imperator ab Aquis proficiscens pervenit ad palacium quod dicitur Niumagum. Ibi illius veris
tempore persistens inter ceteros divinos cultus etiam ibi pascha celebravit. Incipienteque estatis tempore ad palacium
quod Aquis dicitur regrediens exercitum in Saxoniam proficisci iussit. Transitoque Reno apud Coloniam urbem,
generalem conventum Francorum habuit iuxta Lippiae fontem. Sumptoque inde itinere per Saxoniam profectus,
castrametatus est in loco qui vocatur Holdonstat. In quibus castris etiam Sclavorum qui vocantur Abodriti principes
affuerunt. … Missis inde exercitibus suis per diversas partes Saxoniae perfidos illos, tam quos ultra Albiam
transiecerat, quam illos qui in Wigmoti commanebant et frequentibus maleficiis populum Saxonum a via veritatis
averterant, cum mulieribus et infantibus cum Dei auxilio sapientissima dispositione de Saxonia per diversas vias
dirigens funditus exterminavit et per Gallias ceterasque regiones imperii sui sine ulla lesione exercitus sui dispersit .
31 Ср.: AMPr., 804: Inde pariter proficiscentes pervenerunt ad Suessiones civitatem. In qua dimisso pontifice ad
colloquium germanae suae Gislae, quae in his diebus aegrotabat, ad Calam monasterium pervenit. Factoque eius
colloquio, ad Carisiacum villam Leonem pontificem, quem apud sanctum Medardum dereliquerat, sibi obviam
venire fecit.
32 Ср.: AMPr., 804: Imperator reliquam partem hiemis illius in iam dicto palacio peragens pascha Domini cum gaudio
celebravit.
33 Ср.: AMPr., 805: caganus; но немного выше: non multo post capcanus princeps Hunorum … imperatorem adiit.
Последнюю вставку В сделал напротив сообщения за 867 г. в рассказе про аббата Руотберта.
На fol. 83v между двумя предложениями Eius corpus iam examine nortmanni intrinsecus trahunt
и Porro Pamnulfus cum eminus... стоит значок «а», который отсылает к комментарию на
полях: Iste Rob(er)t(us) fuit nostris temporibus aliter quondam Machabeus. Cuius proelia quae
cum Brittonibus atque Normannis gessit si per omnia scripta fuissent, Machabei gestis aequiperari
potuissent (Этот Роберт в наши времена был как бы другим Маккавеем. Его сражения,
которые он вел с бретонцами и норманнами, были подробно описаны, так что могли
сравниться с деяниями Маккавея). На сей раз цитата заимствована из Фульдских анналов и
аналогичным образом воспроизводится весьма близко к оригиналу34.
Таким образом, с большой долей уверенности можно говорить, что перед нами не просто
читатель, живо интересующийся историей совершенно определенного периода, но человек,
основательно проштудировавший целый ряд исторических сочинений и взявший на себя
труд тщательно сопоставить содержащиеся в них сведения. Маргиналии В демонстрируют
тип чтения, по своей природе глубоко отличный от того, который был характерен для
маргиналий А. Этот читатель стремился усовершенствовать текст Регинона, дополнить его
даже в мелочах и сделать максимально полезным для читателей, которые не имели
возможности изучать другие сочинения. Скорее всего, он и сам был историком. Отметим,
что его внимание сосредоточено на очень небольшом временном отрезке франкской истории
— на правлении Карла Великого. За пределы 805 он не выходит потому, что этого не
позволяет сделать его основной источник — Первые Мецские Анналы.
Очередной читатель (рука С) оставил относительно немного пометок (к сожалению, их
далеко не всегда удается прочитать полностью). За единственным исключением, все они
относятся к первой части хроники. Эту группу маргиналий можно было бы назвать
сравнительно-уточняющей. Они заключаются в кратком пояснении некоторых имен и
фактов, но в основном сводятся к уточнению датировки отдельных событий первых веков
христианства в соответствии с авторитетным текстом — хроникой Евсевия-Иеронима. Уже
на первой странице читатель обозначает и свои намерения и свой источник.
На fol. 1v читаем: Autor iste dimittit tempus a conreptione domini et incipit a nativitate, quae fuit
in fine annis primi quia in communibus cronicis beati Ieronimi. Ab incarnatione domini usque ad
passionem sunt annos XXXIIII. Et iste dicit XXXIII. Et per hoc multo ... errare potius in hoc libro.
In cronica Ieronimi multum contraria ... istis (Этот автор (имеется в виду Регинон) опускает
34 Ср.: Ann. Fuld., 867: Ruotbertus Karoli regis comes apud Ligurimfluvium contra Nordmannos fortiter dimicans
occiditur, alter quodammodo nostris temporibus Machabeus; cuius proelia, quae cum Brittonibus et Nordmannis
gessit, si per omnia scriptra fuissent, Machabei gestis aequiperari potuissent. Эта маргиналия воспроизведена в
издании Ф. Курце: Kurze F. Ibidem., P. 93.
время от нисхождения Господа и начинает от Его рождения, а это было в конце первого года,
потому что (об этом говорится) в общеизвестных хрониках блаженного Иеронима. От
воплощения Господа до Его страстей прошло 34 года. А этот (автор, т.е. Регинон) говорит
33. И по этой причине в этой книге много ошибок. В хронике Иеронима многое
противоречит его (рассказу)); (в тексте говорится, что Христос родился Anno imperii
Octaviani XLII).
В дальнейшем он довольно педантично исправляет даты Регинона, которые расходятся с
Евсевием-Иеронимом в один год или больше (fol. 2v, 3v, 4v, 5v, 9v, 31v, 34r).
На fol. 2v в тексте хроники под XXXVIIII годом приводится исчисление по месяцам и дням:
Canis regnat annos IIII menses X dies VIII; His ergo X mensibus si addamus VI qui superfuerunt. L
annis octaviam. Erunt menses XVI; ex quibus quattuor detractis annus integer remanet. Напротив
них рукой С выведено: Ieronimus non observat istas menses et dierum minutias. Et ex hoc est
inter multos magna contrarietas (Иероним не рассматривает эти месяцы и ничтожность дней.
И от этого во многом происходит большая путаница).
На fol. 5v: S. Ier(onimus) CCXIII. Et sic in ceteris inveniens contrarietatem. Sed magis credendum
est Eusebio et Ieronimo (по св. Иерониму 213. И таким образом в других (сообщениях) я
нашел противоречия. Но больше следует доверять Евсевию и Иерониму): (в хронике: в году
CLXX Антонин по прозвищу Каракалла сын Севера правил семь лет);
На fol. 6r: hic fallit (iste) autor de L annis quia Decius regnavit anno domini CCLIII (этот автор
пропускает 50 лет, прежде чем начал править Деций в году 253-м); (в хронике: Anno ... СCIIII
Decius regnavit annum unum menses tres...).
На fol.26r: Hic fallit de CLXX annis. Et sic in reliquis (он пропускает 170 лет. Так же и в других
местах); (в хронике: Anno ... DXII Iustinianus minor filius Constantini regnavit annis X.).
Помимо приведенных выше примеров
уточнения хронологии, имеется несколько
фактических пояснений:
fol. 4v: sub Domiciano (при Домициане) (в хронике говорится, что в году CI Александр стал
четвертым папой после Петра);
fol. 9r: Falsus est; quia ille Eusebius non fuit papa; fuit episcopus Constantinopolis (Hertqius?)
quia Eusebius papa mortuus est ante quam Constantinus filius Helene imperaret (ошибка;
поскольку тот Евсевий не был папой; был епископ Константинополя (Хертквий?). Поскольку
папа Евсевий умер до того, как правил Константин, сын Елены); (в тексте: Sicut in gestas
pontifcum Romanorum legimus * sub Constantio patre Constantini et Eusebio pontifice Romano)
(как мы читаем в Деяниях римских понтификов, при Констанции, отце Константина, и
римском понтифике Евсевии);
fol.25r: Imperator iste fuit Heraclius longe prius (Этим императором задолго до того был
Гераклий) (В хронике: Eo anno legati regis Dagoberti Servatus et Patenus a Constantinopoli
regressi sunt. Petiit que imperator Dagobertum ut omnes iudeos regni sui sanctam fidem
catholicam baptizare perciperet aut de regno expelleret).
Единственная запись, относящаяся собственно к каролингской истории, оставлена на fol.34v.
Напротив сообщения под 741 годом рассказывается о смерти Карла Мартелла, сына
майордома Пипина, но в рукописи он назван Карломаном. На полях стоит упоминание о том,
что в этом году умер именно Карл Мартелл: In hoc loco vere dicit. Et pater qui superius debuit
dice(ri?). Quondam Karolus mortuus est ultimo Leonis anno, id est DCCXLI (В этом месте он
истинно говорит. И отец, о котором следовало рассказать перед этим. Некогда Карл умер в
последний год понтификата Льва, а именно, в 741 г.) (в тексте: Anno ... DCCXLI Carlomannus
filius Pippini maiordomus et bellicosissimus dux Francorum defunctus est).
Маргиналии С представляют собой еще один тип чтения, существенно отличный как от
первого, так и от второго. Этот читатель видит свою задачу прежде всего в том, чтобы
исправить текст Регинона, устранить ошибки, которые там якобы имеются. У читателей А и
В таких амбиций не было. Также мы сталкиваемся здесь с удивительным примером
собственно историографической критики (Sed magis credendum est Eusebio et Ieronimo),
основанной не только на знании, но и на сравнении разных произведений.
Отметим, что атрибутативная запись на первой странице (liber sancti Arnulphi) также сделана
рукой С. С большой долей вероятности мы можем предполагать, что этим читателем,
сведущим в христианской и раннесредневековой исторической литературе и увлеченным
проблемами хронологии, был библиотекарь монастыря св. Арнульфа и/или руководитель
скриптория. С другой стороны, наличие соответствующей записи говорит о том, что
рукопись хроники Регинона в какой-то момент покинула пределы армариума, а, возможно, и
монастыря. Ее выдали заинтересованному читателю. Тот оказался порядочным человеком и
вернул книгу обратно.
В заключительной части рукописи имеется еще одна группа помет на полях. Они
представляют собой обыкновенные линии, иногда в форме заглавной буквы “Т”, с помощью
которых отмечаются те или иные фрагменты оригинального текста. Часть из них носит
мемориальный характер и акцентирует внимание на смерти некоторых высших церковных
иерархов – епископов Констанца, Майнца, Кельна, Утрехта, Аугсбурга и аббатов Прюмского
монастыря35.
Прюмская обитель привлекает внимание читателя и в связи с трагической судьбой самого
Регинона, сначала возглавившего монастырь, а затем вынужденного бежать от козней своих
35
fol. 105r (886); 107r (887); 109r (888); 111r (889); 112 (890); 119r (899).
могущественных врагов. Разумеется, выделен не только рассказ о злоключениях автора, но и
его саморефлексия по поводу того, что истинному христианину подобает демонстрировать
смирение даже в крайних случаях36.
Наконец, в рукописи отчеркнуты довольно пространные фрагменты, которые трудно отнести
собственно к мемориальной традиции Меца. Речь идет о возвышении правителя Прованса
Бозона, его помазании на трон Бургундского королевства и последующем падении37. A также
о
кровопролитной
междоусобице
двух
могущественных
лотарингских
кланов,
с
упоминанием обстоятельств гибели тех или иных их представителей38.
Выделенные фрагменты вошли в заключительную часть так называемых Annales Mettenses
Posteriores — компиляции Ранних Мецских анналов и хроники Регинона, составленной
предположительно в XI в.39. Точно установлено, что для их создания использовалась именно
парижская рукопись40. Можно предположить, что подчеркивания на полях принадлежат их
составителю, который таким образом обозначил заинтересовавшие его фрагменты. Отметим,
что из хроники Регинона для АМР были позаимствованы и некоторые сообщения за 791, 799,
800, 801, 806, 807, 809, 810 гг.41, вокруг которых сосредоточено значительное количество
маргиналий. Все это наводит на мысль, что анонимным мецским историком и нашим
читателем В вполне могло оказаться одно и то же лицо. Этот человек не только использовал
хронику Регинона для написания Поздних Мецских анналов, но и параллельно дополнил
саму хронику выдержками из Ранних Мецских анналов. В таком случае становятся
понятными и широкая эрудиция читателя В, и то, что в его распоряжении могли находиться
одновременно несколько исторических произведений: хорошее знание историографии было
его профессией. Еще одним дополнительным аргументом в пользу данной точки зрения
может служить тот факт, что все отчеркивания выполнены светло-коричневыми чернилами.
Примерно такие же использовал в своих заметках читатель В.
Некоторые выводы
Итак, изучение маргиналий на полях парижской рукописи хроники Регинона позволяет
говорить, по крайней мере, о трех различных способах, которыми читали этот текст на
протяжении нескольких столетий. Заметки группы А отражают довольно архаичную модель
чтения, которую с определенным допущением можно назвать «пассивной». Глубоко
36
fol.114r (892); 118v (899).
37
fol.97r-v (877); 98r-v (879).
38
fol.117r (896); 117v (897); 118v (898/899);120r (902).
39 Их фрагмент опубликован Г. Пертцем: Annales Mettenses // MGH. SS. T.1. P. 314-336. Когда Г. Пертц
готовил к изданию первый том Monumenta Gemaniae Historica, он еще не знал о существовании
оригинальной версии Мецских анналов. Поэтому определение posteriores в нем отсутствует.
40 Kurze F. Praefatio. P. X.
41 Ibidem, P. 315.
укорененная в культуру монастырской memoria, она акцентирует внимание потенциальной
аудитории на отдельных фрагментах, сюжетах или героях. Форма организации маргиналий
поразительно напоминает логику создания так называемых ранних анналов. По всей
видимости, природа этих текстов была во многом схожей.
Заметки группы В представляют собой дополнения к основному тексту хроники и
предполагают его усовершенствование без какой-либо существенной деформации. Они
составлены серьезным знатоком каролингской исторической литературы. С большой долей
вероятности этого человека можно считать автором Поздних Мецских анналов. Внося
дополнение в сочинение Регинона, он стремился создать
более информативный
исторический текст. И, несомненно, делал это в расчете на других читателей,
интересующихся историей, но не желающих или не имеющих возможности сравнивать
разные произведения..
Маргиналии группы С отражают третий тип чтения, ориентированный на исправление
авторского текста, на выявление в нем ошибок и на их устранение. В основе этой
критической работы лежит тщательное сравнение одних и тех же сюжетов, которые
представлены в разных сочинениях. Выбор делается в пользу одной версии – той, которая
изложена
более
авторитетным
автором.
Скорее
всего,
данные
заметки
сделаны
библиотекарем и/или руководителем скриптория монастыря св. Арнульфа. У этого человека,
по сравнению с читателем В, несколько иной круг чтения, если угодно, более
академический. Атрибутативная надпись говорит о том, что хроника Регинона пользовалась
спросом и выдавалась заинтересованным читателям. Возможно, именно этот факт и побудил
читателя С проделать соответствующую коррекционную работу.
В заключении хотелось бы высказать еще два предположения. Во-первых, оставлять
маргиналии на полях манускрипта мог далеко не каждый читатель. Для этого нужно было не
только обладать достаточными знаниями в соответствующих областях, но и занимать
довольно высокое положение в социальной иерархии, благодаря чему обеспечивался более
или менее свободный доступ к рукописям. Для IX-XII вв. таким человеком мог быть аббат,
епископ, библиотекарь и руководитель скриптория. Рядовому читателю (монаху, канонику,
ученику монастырской или епископской школы и т.д.) вряд ли было позволено вносить
какие-либо исправления или дополнения в текст42.
Во-вторых, три группы записей на полях парижской рукописи (мемориальные, дополняющие
и исправляющие) в дальнейшем могут послужить основой для создания классификации
42 Например, по сообщению Эккехарда IV в Санкт Галлене в XI в. рядовым монахам в свободные часы
дозволялось читать книги в скриптории только под надзором библиотекаря. См.: Ekkehardi IV Casus s. Galli,
3 // MGH. SS. T. 2. P. 95. Напротив, сам Эккехард оставил множество маргиналий на полях, по крайней мере,
двух исторических манускриптов: «Иудейской войны» Иосифа Флавия (St. Gallen, Codex 626) и «Истории
против язычников» Павла Орозия (St. Gallen, Codex 621).
средневековых маргиналий. Я далек от мысли, что данная модель всеохватывающая. Но
значительную, если не подавляющую часть маргиналий вполне можно систематизировать в
рамках предложенной схемы.
А.И. Сидоров
Скачать