Загрузил sternkunst

Материалы на основе гидроксиапатита

Реклама
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ХИМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Кафедра неорганической химии
Глазов
Илья Евгеньевич
Доклад
Материалы на основе гидроксиапатита
Рецензент:
к.х.н., доцент каф. неорганической химии
Мычко Д.И.
Минск, 2017
Содержание
Введение ................................................................................................................. 3
Биогенный апатит.................................................................................................. 4
Синтетический гидроксиапатит........................................................................... 5
Синтетический замещенный гидроксиапатит .................................................... 11
Композиты на основе гидроксиапатита и биополимеров ................................. 9
Фибриновые композиты ....................................................................................... 11
Список литературы ............................................................................................... 14
2
Введение
Возможность применения различных фосфатов кальция в медицине
изучается с момента первого применения трикальцийфосфата (ТКФ) in vivo
Элби и Моррисоном в 1920 г. [1]. На сегодняшний день использование в
медицине препаратов и биоматериалов на основе фосфатов кальция
стремительно растет [2] как в индивидуальном состоянии, так и в составе
различных композитов.
Кость представляет собой органо-неорганический биокомпозит,
состоящий на 70% из неорганических кристаллов, преимущественно
гидроксиапатита (ГА), и на 30% из органической матрицы, преимущественно
из коллагена типа I [3]. Структурный порядок кости распространяется на
несколько иерархических уровней (рис. 1).
Рис. 1 Иерархическая структура кости при разных масштабах.
ГА химически идентичен неорганической составляющей костной ткани
с общей формулой Ca10(OH)2(PO4)6. С недавних пор, ГА используется для
достижения разнообразных биомедицинских целей, включая получение
матриц для управления высвобождением лекарственных средств и
изготовление материалов для костно-тканевой инженерии [4].
3
Биогенный апатит
Состав. Биоапатит кости может иметь отклонение стехиометрического
отношения кальция к фосфору от соответствующей гидроксиапатиту
теоретической величины, равной 1,67 и изменяться в пределах от 1,37 до 1,77.
Одна из причин такого отклонения –изоморфные превращения, протекающие
на поверхности кристаллов. Влияние такого рода превращений на конечное
отношение Ca/P велико из-за малого размера кристаллов. На поверхности и в
объеме в разных концентрациях могут содержаться ионы K+, Na+, Mg2+, Sr2+,
Cl-, F-. Особое место при исследовании стехиометрических отношений
минерала кости занимает вопрос о локализации CO32-. Это один из ионов,
содержащихся в кости в наибольшем количестве, хотя структурная роль в
биоапатите до настоящего времени не ясна [5].
Химический состав биоапатита сильно зависит от вида твердой ткани. И
концентрационные, и структурные отличия, обнаруживаемые в биоапатитах
разных тканей, подчинены их функциональному назначению. Так,
растворимость биогенных и синтетических карбонат-содержащих апатитов
пропорциональна концентрации углерода в них. Примером функциональной
подчиненности есть относительно высокое содержание карбонатов в
биоапатите костной ткани, требующей постоянной перестройки и обновления,
и существенно меньшее в апатите эмали зубов, являющейся наиболее
стабильной и химически устойчивой тканью организма [6].
Механизм обновления костной ткани. Кости живого существа находятся
в непрерывном динамическом равновесии с окружающими тканями живого
организма. Существующие в организме клетки, называемые остеокластами,
непрерывно растворяют биологический апатит (остеокласты выделяют
кислоту, переводящую фосфаты кальция в растворенную форму); в то же
время другие клетки – остеобласты – способствуют кристаллизации
биологического апатита. Процессы постоянного растворения-кристаллизации
способствуют поддержанию необходимой концентрации ионов кальция и
фосфата в тканях организма, а также поддержанию здоровья костной ткани,
поскольку возникшие почему-либо дефектные участки кости растворяются
остекластами в первую очередь, а взамен остеобласты кристаллизуют
правильную и здоровую костную ткань.
4
До сих пор нет полной ясности о том, как протекает процесс образования
костной ткани из растворенных в крови ионов Ca2+ и PO43-. Многочисленными
исследователями [6, 7] доказано, что синтетический апатит образуется не
сразу: кристаллизация происходит через образование одного или нескольких
промежуточных фосфатов кальция – фаз-предшественников. На основании
этих данных был сделан вывод, что и биологический апатит кости тоже
формируется аналогичным образом. Правда, никому из исследователей не
удалось четко зафиксировать какие-либо промежуточные фазы (или их
отсутствие) в процессе роста кости. Все упирается в экспериментальные
трудности: если можно провести кристаллизацию in vitro и ждать сколько
угодно, периодически отбирая пробы на анализ, то с живой костью такой
эксперимент невозможен.
Синтетический гидроксиапатит
Химическое подобие на неорганическую составляющую кости
обуславливает сильное сродство синтетического ГА с костной тканью.
Химическое связывание с тканью предоставляет ГА ряд преимуществ по
сравнению с аллотрансплантантами (тканями, пересаженными от генетически
несходного организма) и металлическими имплантатами. Основные
преимущества ГА – биосовместимость, низкая резорбируемость in situ и
хорошие остеокондуктивные и остеоиндуктивные свойства. Исследования [8]
показали, что спеченный ГА проявляет хорошую биосовместимость с такими
мягкими тканями, как кожа, мускулы и десны. Это свойство делает ГА
подходящим материалом для ортопедических и стоматологических
имплантатов или компонентов для имплантатов. Низкая механическая
прочность керамики на основе ГА в индивидуальном состоянии позволяет
эффективно её использовать только в рамках костных тканей, не
подвергающихся высоким нагрузкам.
Наноразмерный ГА. Достижения в нанохимии и нанотехнологии
породили интерес к получению наноразмерного ГА и изучению его свойств с
учетом размерных эффектов. Так, было выяснено, что нанокристаллический
порошок ГА проявляет улучшенную спекаемость и повышенное уплотнение
при спекании из-за высокой удельной поверхности, что может также
увеличивать вязкость разрушения, равно как и другие механические
свойства [8]. Обнаружено [9], что структура костной ткани, сформированной
5
под влиянием матриц на основе наноразмерного ГА почти не отличается от
структуры, например, трабекулярной кости. Стоит отметить, что под
структурой в данном случае понимается не только устройство неорганической
составляющей костной матрицы, но и плотность нарастания колагеновых
нитей и кровеносных сосудов и капилляров. Гистоморфологическое сравнение
проводилось между трабекулярной костью, сформированной в естественных
условиях (контрольный опыт), и дефектами с имплантированным
наноразмерным ГА. Значительное нарастание кости наблюдается спустя 12
недель (рис. 2) с момента имплантации – до 50% области поперечного сечения
ткани заполняется минерализованной костью.
Рис. 2. Изображения поперечного сечения костной ткани после внедрения
имплантата на основе наноразмерного ГА. СЭМ-изображения (a, c) и
микрографические снимки (b, d), выявляющие светопреломление нитей
коллагена, получены спустя 3 (a, b) и 12 (c, d) недель после внедрения. C коллаген, M - минерализованная кость, S – матрица ГА, V– сосуды.
6
Синтетический замещенный гидроксиапатит
Информация о содержании различных ионов в апатите костных тканей,
а также о влиянии этих ионов на свойства апатита позволяет разрабатывать
новые материалы для имплантатов узкой направленности, обладающие
большей эффективностью относительно отдельных тканей, чем обычный ГА.
Кремний-замещенный ГА. Способность кремния играть определенную
роль в процессах минерализации костной ткани была отмечена в 1970 г. E.M.
Carlisle [10]. Положительный эффект кремния на метаболизм костной ткани
вызвал интерес многих ученых [11, 12]. Отмечено, что Si-замещенные
фосфаты кальция обладают выраженными остеопластическими свойствами по
сравнению с обычными ФК. Отличить зерна образцов ГА от Si -замещенного
ГА достаточно трудно, т. к. образцы имеют сходную химическую структуру
[11]. Однако гистологическая картина отличается разнообразием. Через 30
суток эксперимента при заживлении под кровяным сгустком в костном
дефекте сохранились обширные территории, занятые грубоволокнистой
соединительной тканью. В тоже время по краям костного дефекта отмечалось
формирование новой трабекулярной костной ткани с фиброзным матриксом.
Местами по краям регенерата отмечались участки образования
хондроподобной ткани, а также появление вновь формирующегося вещества с
хондроидной тканью и образованием костно-хрящевых структур. Таким
образом,
проведенные
исследования
показали,
что
содержание
костноподобных структур для Si-замещенного ГА значительно выше, чем для
незамещенного ГА, что связано, в первую очередь, с различной пористостью
материала.
Стронций-замещенный ГА. В последнее время большое внимание
уделяется влиянию стронциевого замещения на свойства биологических
материалов на основе ГА [13–15]. Установлено [14], что после 12 недель
лечения титановые импланты с покрытиями на основе ГА, содержащие 10 %
Sr10(PO4)6(OH)2, показали улучшенную остеоинтеграцию по сравнению с
«чистым» ГА, а удельная плотность костной ткани и контакта «кость–
имплант» возрастала на 70,9 и 49,9 %, соответственно (по данным
гистоморфометрии). Отношение объема костного вещества и доля
остеоинтеграции увеличивались на 73,7 и 45,2 % (по данным
микрокомпьютерной томографии), а максимальная выталкивающая сила и
7
предельная сила сдвига – на 107,2 и 132,9 %, соответственно. Эти результаты
указывают на возможность использования покрытий из фосфата стронция для
улучшения фиксации имплантов в остеопорозной кости. Обнаружено, что
ионы стронция могут быть скорее замещены в октакальциевом фосфате, чем в
ГА [15]. Предполагается, что эти ионы способствуют остеогенезу, внедряясь в
метастабильную фазу октакальциевого фосфата в процессе образования
зародышей ГА. Показано также, что ионы, высвобождающиеся из стронцийзамещенных биостекол, улучшают метаболическую активность остеобластов
[13].
Композиты на основе гидроксиапатита и биополимеров
Использование композитов на основе ГА и определенных органических
полимеров при получении имплантатов обладает рядом преимуществ:
неорганическая матрица обеспечивает необходимый уровень биоактивности и
биосовместимости, а полимерная матрица обеспечивает определенную
степень формуемости и прочности ГА [16].
Коллагеновые композиты. Коллаген и карбонат-замещенный ГА
представляют собой основные твердые компоненты человеческой кости. Как
коллаген, так и ГА способны оказывать положительное влияние на рост и
развитие кости, однако, эффективность их композита в данном случае
несравненно больше. Помимо ускорения остеогенеза, композит обладает
также превосходной биосовместимостью с тканями человека и животных [17].
Природный полимер коллаген, являющийся материалом матрицы
костей и соединительных тканей, может быть получен из биогенных
источников, при этом имеют место процессы декальцинирования, очистки,
модификации. Коллаген I типа – наиболее используемый в тканевой
инженерии, и наиболее изученный. Он содержится в сухожилиях, коже,
костях, роговой оболочке. Преимущество коллагена из кожи и сухожилий –
отсутствие необходимости декальцинирования, в остальных же случаях
фосфаты кальция могут быть удалены с помощью раствора ЭДТА [18].
Известно, что коллагеновые матрицы, полученные из различных источников
не различаются ни по размерам пор, ни по диаметрам фибрилл, но, при этом,
матрицы, полученные из тканей лошади, показали меньшую устойчивость к
деградации и невысокий коэффициент набухания [19].
8
Павлова и команда [20] провели исследование особенностей
регенерации костной ткани при введении нанокомпозитов коллаген-ГА у
подопытных крыс. Выяснено, что регенерация костной ткани при заполнении
дефекта нанокомпозитами протекает значительно быстрее, чем без их
применения, что доказывает отсутствие местного и общего токсического
влияния нанокомпозитов и их остеогенетические свойства.
Имеются данные[21] о композитах коллаген-ГА с костноподобной
наноструктурой. При выборе условий синтеза, особое внимание уделяется
получению такой структуры по механизму самоорганизации, что достигается
путем регуляции pH и температуры раствора. Несмотря на то, что ионная
концентрация в рабочих растворах сильно отличалась от таковой в организме,
костноподобной наноструктуры удается добиться in vitro при температуре в
40°С и pH 8-9. Полученные данные о подходящих условиях объясняются
следующим образом:
1. Температура в 40°С соответствует высвобождению коллагеном
гидратной воды.
2. Изоэлектрическая точка ателоколлагена (очищенной формы
коллагена I), использованного в ходе работы, находится в диапазоне pH 8-9,
то есть, фибриллы коллагена агрегируются или осаждаются в данной области
pH.
3. Образование нанокристаллов ГА происходит при pH 8-9.
Сочетание этих факторов обуславливает реализацию механизма
самоорганизации. Полученный композит обладает костноподобной
структурой: нанокристаллы ГА, размером 50-100 нм, выстроены вдоль
волокон коллагена длиной до 20 мкм. Композит обладает прочностью на
разрыв в 40 МПа. Это значение совпадает с таковым для аутогенной губчатой
кости, что существенно для костных трансплантатов. Достижение подобной
структуры положительно сказывается на биосовместимости композита.
Композиты на основе шелковых протеинов. Шелковые протеины
обладают биосовместимостью, большим временем разложения и
механическими характеристиками, превосходящими таковые у любого
известного синтетического полимера (включая кевлар). В ходе различных in
vivo и in vitro испытаний [22] было обнаружено, что композиты на основе
шелковых протеинов могут быть применены в костно-тканевой инженерии.
9
Одним из исследований, направленных на улучшение свойств шелковых
композитов, является исследование группы Мэндала [22]. В качестве
полимерной матрицы были использованы микроволокна фиброина шелка
тутового шелкопряда, полученные методом электропрядения. Выбор матрицы
обусловлен низкой пожароопасностью и отсутствием иммунной реакции. В
результате удалось достичь прочности шелковых волокон около 13 МПа (для
сравнения, прочность губчатой кости – 10 МПа, трубчатой – 100 МПа). Не
наблюдалось никакой реакции иммунной системы на модифицированный
композит. Результатом исследования является достижение нового предела
прочности для системы ГА-протеин шелка без потери биосовместимости и
устойчивости к разложению.
Хитозановые композиты. Полисахарид хитозан является производным
биополимера хитина, который встречается в панцирях ракообразных и играет
ключевую роль, схожую с ролью коллагена у высших животных. Хитозан
обладает рядом характерных свойств: структурная схожесть с
глюкозаминогликаном, обнаруженном в кости; остеокондуктивность,
превосходная биосовместимость, управляемая биодеградируемость, низкая
иммуногенность и отличные механические свойства. Хитозан, в силу своих
свойств, может быть использован в качестве биополимерной матрицы и
альтернативой коллагену в костно-тканевой инженерии. Команда Ямагучи
[23] исследовала микроструктуру, механические и биологические свойства
композита ГА/хитозан. Композит был приготовлен химическим осаждением
ГА (в качестве реагентов использованы H3PO4 и Ca(OH)2 из раствора
хитозана, содержащего 1% уксусной кислоты. Выбор кислоты обусловлен
превосходной растворимостью хитозана в растворах органических кислот, при
этом уксусная обеспечивает высокую степень кристалличности конечного
композита. Промывка продукта дистиллированной водой позволяет
полностью удалить остатки уксусной кислоты и ацетата кальция. В ходе
работы удалось выяснить, что полученный композит хитозан/ГА обладает
механической гибкостью и легко может быть сформован в любую
необходимую форму. Механическая прочность может быть увеличена
термообработкой насыщенным паром, что связано с формированием
водородных связей между молекулами хитозана.
10
Фибриновые композиты
Фибрин является перспективной полимерной матрицей в композитах на
основе ФК. Молекулярная формула фибрина - C5H11N3O2, 2D- и 3D-структуры
фибрина представлены на рис. 3.
а
б
Рис. 3. Структура фибрина: 2D-конформер (а); 3D-конформер (б).
Будучи природным соединением, фибрин не обладает тканевой
токсичностью, обеспечивает быстрое образование плотного упрочняющего
слоя, способен рассасываться в течение нескольких дней, а также индуцирует
локальное восстановление и рост тканей. В исследовании, проведенном
Бонуччи и его группой [24], направленном на изучение остеогенной реакции
на ГА-фибриновые имплантаты, был использован гранулированный пористый
ГА, смешанный с фибрином; фибрин получен смешением равных количеств
тромбина и Тиссукола. Испытания композита in vivo показали превосходные
результаты; установлено, что в области имплантации образуется плотная
гомогенная кость. Результаты работы подтвердили тот факт, что за введением
ГА-фибриновых имплантатов следует окостенение и формирование губчатой
кости, схожей с таковой в обычном скелете. Установлено, что главная функция
фибриновой матрицы – превращение неформуемого гранулированного
порошка в формуемый материал, способный подстраиваться под костные
дефекты любой формы. Фибрин удерживает гранулы ГА в месте имплантации,
стимулирует регенерации тканей и предотвращает возможную инфекцию.
Имеются данные [25] о влиянии гетерогенного фибрина на процесс
формирования кости. Ранее, было выдвинуто предположение, что
гетерогенный фибрин вызывает местную иммунную реакцию, что несколько
замедляет формирование кости [26]. С другой стороны, гомогенный фибрин
ускоряет рост капиллярных сосудов и развитие связывающих ткань клеток. С
учетом этих данных, роль фибрина в формировании кости кажется несколько
11
противоречивой. Тем не менее, в ходе испытаний in vivo было выяснено, что
гетерогенный фибрин ускоряет затвердевание композита, никоим образом не
ингибируя формирование кости.
Применение. Имеются сведения [27] об экспериментальном лечении
пародонтита у крыс с помощью воздействия на поврежденные ткани
пародонта препаратов тромбоцитарного фактора роста-ББ, системы фибринфибронектина и ГА. В результате исследования тканевого материала
выяснено, что введение вышеописанной системы вызывает заметную
активизацию регенераторных процессов поврежденных тканей с
восстановлением их структуры в поздние сроки лечения, а участки иммунной
реакции почти не наблюдались. Для сравнения, при отдельном введении ГА
наряду с восстановлением в большинстве тканей пародонта в поздние сроки
лечения сохранялось затяжное воспаление, а также отмечалась выраженная
иммунная реакция.
Различные дефекты после краниотомии иногда приводят к небольшим,
но нежелательным проблемам с кожей. Метод краниопластики (рис. 4)
позволяет с помощью фибринового композита устранять вышеуказанные
дефекты.
Рис. 4. Метод краниопластики: 1 - отбор костной стружки; 2 - заполнение
дефекта костной стружкой; 3 - заполнение дефекта фибриновым клеем.
12
Композит представляет собой смесь костного порошка и фибринового
клея, состоящего из фибриногена, тромбина, апротинина и небольшого
количества хлорида кальция. В группе из 92 пациентов, подвергшихся
краниопластике, после пяти лет ни один не имел проблем с кожей в
прооперированной зоне [28].
13
Список литературы
1. Albee, F.H. Studiesin bone growth: triple calcium phosphate as a stimulus
to osteogenesis / F.H. Albee // Annals of surgery. – 1920. – V. 71, № 1. – P. 32.
2. Bohner, M. Calcium orthophosphates in medicine: from ceramics to
calcium phosphate cements / M. Bohner // Injury. – 2000. – V. 31. – P. D37–D47.
3. Glimcher, M.J. Molecular biology of mineralized tissues with particular
reference to bone / M.J. Glimcher // Rev. Modern Phys. – 1959. – V. 31. – № 2. –
P. 359.
4. Zhou, H. Nanoscale hydroxyapatite particles for bone tissue engineering/
H. Zhou, J. Lee // Acta Biomaterialia. – 2011. – V. 7, № 7. – P. 2769–2781.
5. Данильченко С. М., Данильченко С. Н. Структура и свойства апатитов
кальция с точки зрения биоминералогии и биоматериаловедения (обзор). –
2007.
6. Elliott J.C. Structure and Chemistry of the Apatites and Other Calcium
Orthophosphates / Studies in Inorganic Chemistry 18.-Amsterdam: Elsevier, 1994.389p.
7. Dorozhkin S.V. Calcium orthophosphates // J. Mater. Sci.- 2007.- V.42.- P.
1061–1095.
8. LeGeros, R. Z. Biodegradation and bioresorption of calcium phosphate
ceramics / R. Z. LeGeros //Clinical materials. – 1993. – V. 14. – № 1. – С. 65-88.
9. Appleford, M. R. In vivo study on hydroxyapatite scaffolds with trabecular
architecture for bone repair / M.R. Appleford [et al]. // Journal of biomedical
materials research Part A. – 2009. – V. 89. – № 4. – С. 1019-1027.
10. Carlisle E. M. Silicon: a possible factor in bone calcification / E. M.
Carlisle // Science. – 1970. – V. 167. – P. 279–280.
11. Гурин, А. Н. Кремний-замещенный гидроксиапатит, содержащий
трикальций фосфат. Перспективы применения в хирургической стоматологии
/ А. Н. Гурин, В. С. Комлев // Медицинский алфавит. – 2011. – С. 26.
12. Pietak, A. M. Silicon substitution in the calcium phosphate bioceramics /
A. M. Pietak, J. W. Reid, M. J. Stott, M. Sayer // Biomaterials. – 2007. – V. 28. – P.
4023–4032.
14
13. Gentleman, E. The effects of strontium-substituted bioactive glasses on
osteoblasts and osteoclasts in vitro / E. Gentleman [et al] //Biomaterials. – 2010. –
V. 31. – № 14. – С. 3949-3956.
14. Li, Y. The effect of strontium-substituted hydroxyapatite coating on
implant fixation in ovariectomized rats / Y. Li [et al.] // Biomaterials. - 2010. - V.
31 - № 34. - P. 9006–9014.
15. Matsunaga, K. Strontium substitution in bioactive calcium phosphates: a
first-principles study / K. Matsunaga, H. Murata // The Journal of Physical
Chemistry B. – 2009. – V. 113. – № 11. – С. 3584-3589.
16. Venugopal, J. Biomimetic hydroxyapatite-containing composite
nanofibrous substrates for bone tissue engineering / J. Venugopal [et al.] //
Philosophical Transactions of the Royal Society of London A: Math., Phys. Eng.
Sci. – 2010. – V. 368, № 1917. –
17. Wahl, D.A. Collagen-hydroxyapatite composites for hard tissue repair /
D.A. Wahl, J.T. Czernuszka // Eur. Cell. Mater. – 2006. – V. 11. – P. 43–56.
18. Clarke, K.I. Investigation into the formation and mechanical properties of
a bioactive material based on collagen and calcium phosphate / K.I. Clarke [et al.] //
J. Mater. Sci.: Mater. Med. – 1993. – V. 4. – № 2. –
19. Angele, P. Influence of different collagen species on physico-chemical
properties of crosslinked collagen matrices / P. Angele [et al.] // Biomaterials. –
2004. – V. 25. – №. 14. – P. 2831-2841.
20. Павлова, Т.В. Особенности регенерации костной ткани при введении
коллагеново-гидроксиапатитных нанокомпозитов / Т.В. Павлова [и др.] //
Фундаментальные исследования. – 2009. – №8.–
21. Kikuchi, M. Self-organization mechanism in a bone-like
hydroxyapatite/collagen nanocomposite synthesized in vitro and its biological
reaction in vivo / M. Kikuchi [et al.] // Biomaterials. – 2001. – V. 22. – № 13. – P.
1705–1711.
22. Mandal, B.B. High-strength silk protein scaffolds for bone repair / B.B.
Mandal [et al.] // Proceedings of the National Academy of Sciences. – 2012. – Т.
109. – № 20. – P. 7699–7704.
15
23. Yamaguchi, I. Preparation and microstructure analysis of
chitosan/hydroxyapatite nanocomposites / I. Yamaguchi [et al.] // J. Biomed. Mater.
Res. – 2001. – V. 55. – № 1. – P. 20–27.
24. Bonucci, E. Osteogenic response to hydroxyapatite‐fibrin implants in
maxillofacial bone defects / E. Bonucci [et al.] // Eur.J.OralSci. – 1997. – V. 105. –
№ 6. – P. 557–561.
25. Nakamura, K. Osteogenic response of the rabbit femur to a hydroxyapatite
thermal decomposition product–fibrin glue mixture / K. Nakamura, T. Koshino, T.
Saito // Biomaterials. – 1998. – V. 19. – № 20. – P. 1901–1907.
26. Bösch, P. Experimental investigations of the effect of the fibrin adhesive
on the Kiel heterologous bone graft / P. Bösch [et al.] // Archives of orthopaedic and
traumatic surgery. – 1980. – Т. 96. – № 3. – P. 177–185.
27. Меджидов, М.Н. Гистоморфологическое, иммуногистохимическое и
иммуноморфометрическое обоснование эффективности использования
тромбоцитарного фактора роста-ББ, системы фибрин-фибронектина и
гидроксиапатита при лечении экспериментального пародонтита методом
направленной регенерации тканей пародонта. Ч. I / М.Н. Меджидов, Д.В.
Богомолов // Пародонтология. – 2004. – № 3 (32). – С.60–65.
28. Matsumoto, K. Restoration of small bone defects at craniotomy using
autologous bone dust and fibrin glue / K. Matsumoto [et al.] // Surgical neurology.
– 1998. – V. 50. – №4. – P. 344–346.
16
Скачать