Загрузил Геннадий Фисун

Монеты Литовского Юга

Реклама
Андрий Крыжанивский
(1353−1386) is different. They show the influence of the former metropole – Lvov sought to
gain back the former trade. Most probably merchants did not doubt the liquidity of these
coins in Halych.
Because of their different parameters Halych coins were used in small numbers on the markets
of the Duchies of Kiev and Novgodor-Siversky. An exception is the finds in the Southern Dnieper Ukraine, at the border with the Wild Fields, on the site of border trade with the Golden Horde.
The finds of Halych coins occur in large numbers in Podolia, as the weight of Podolia halfgroats is equal to that of Halych groats. The analysis of the finds shows that the latter prevailed
in local circulation. In nine documents issued by Vytautas from 1418 to 1429, a total amount
of 630 grivnas in Podolian half-groats is indicated. As the number of finds of these coins is
small, and besides, their minting ended more than 30 years earlier, it may be presumed that this
term was used for Lvov coins (“100 kopas of Russian half-groats” is indicated in one of Vytautas’s
documents). An example of such kopa is a hoard found south of Ternopil two years earlier, in
which Lvov coins prevailed. The hoard also contained 170 Halych groats, a Lvov half-groat and 8
Polish half-groats, 30 Prague groats, a shilling of the Teutonic Order, and Podolian half-groats
of Konstantin, son of Karijotas (bearing the legend “Ducis Podolie”). In the conversion into
“a Podolian kopa” − 4 kopas of 60 coins − a shilling functioned as an overweight.
Southwards, where the Wild Fields begin, Halych coins are not found except on the trade route
from Lvov to Caffa via Moldova and Belgorod (the route was mentioned for the first time in 1384).
It replaced the earlier dangerous route via Kamenets, further down the steppe into the Crimea.
In addition to the sea route from Belgorod to Caffa, the sources mention a land route along the
coast of the Black Sea: seven settlements, including a crossing across the Southern Bug in the
area of the Syniukha River (“The Vytautas crossing”) and across the Dnieper in the Kherson
district. Three recent finds of coins of Halych Rus’ in these locations confirm the information
about the existence of this route.
A large number of Halych coins are found in Volhynia. Lutsk researchers present some proofs
that silver coins with a Volhynia cross on the obverse and a marching lion on the reverse of Liubartas and his son Theodor were minted in Lutsk. The average weight of the known 20 coins – 0.3 g –
does not correspond to the weight of Halych groats. Most probably Halych coins functioned
independently in Volhynia – silver ones along with Prague groats, as their halves, and copper
ones – as circulating coins approved by the Lvov authority.
218
Андрей Бойко-Гагарин
П е р е я с л а в - Х м е л ь н и ц к и й г о с уд а р с т в е н н ы й п е д аг о г и ч е с к и й у н и в е р с и т е т
и м . Г р и г о р и я С ко в о р о д і , У к ра и н а
Фальшивые монеты в денежном обращении
южных земель ВКЛ во время правления князя
Витовта Кейстутовича
В данной статье нами комплексно рассмотрены фальшивые монеты, обращавшиеся на денежном рынке южных земель Великого княжества Литовского (далее – ВКЛ) в период правления великого князя Витовта Кейстутовича (1392–1430).
Типы исследуемых фальшивых монет определены в качестве подделок наиболее
часто встречающихся монетных прототипов на денежном рынке южнолитовских
земель в конце XIV – середине XV в.
Польский нумизмат Ежи Пинински (Pininski 1976, s. 239–242), разрабатывая
общую концепцию фальшивых монет, подразделяет фальшивомонетничество на
6 типов. Коротко обозначим характеристики рассматриваемых автором типов
фальшивомонетничества, а именно: ухудшение монеты аппаратом власти; попадание на внутренний рынок менее качественных «импортных» монет, объявленных
фальшивыми; монеты частных эмитентов (знати), не владеющих правом монетной регалии, но изготовляющих монету установленного в государстве монетного
стандарта (стопы); фальшивые монеты, отчеканенные мастерами монетного двора в несанкционированном порядке; кустарная подделка на «частных» монетных
мастерских; умышленный сбыт фальшивой монеты (Бойко-Гагарин 2010). Белорусский нумизмат Дмитрий Гулецкий выделил еще одну, не упоминаемую Е. Пинински, группу фальшивомонетничества, заключающуюся в обрезании монет по
кружку с целью извлечения прибыли в виде кусочков драгоценного металла (Гулецкий 2007, с. 66–69). В данной статье под фальшивыми монетами следует понимать частные кустарные подделки, отнесенные к пятой группе согласно классификации Е. Пинински. Также отметим, что, по нашему убеждению, сбыт фальшивок
и обрезание монет по кружку нельзя отнести к фальшивомонетничеству как таковому. Данные процессы, по объективным признакам, скорее являются производными финансовыми преступлениями.
В новом тысячелетии внимание нумизматов-исследователей главным образом
заострено на описании новых, ранее не известных типов монет, а также уточнении
классификации и принадлежности уже описанных ввиду новых находок и данных. Период ранней литовской чеканки является одним из наиболее интересных
и малоизученных периодов в восточноевропейской медиевистике, поэтому исследование нумизматических памятников данного периода является исключительно
важным. Аспект фальшивомонетничества, а также анализ самих фальшивых монет ранее оставался вне пристального внимания исследователей. В нумизматической литературе мы находим лишь малочисленные и незначительные данные о находках фальшивых монет в исследуемом нами периоде.
Научная новизна полученных результатов состоит в первом в историографии
обобщении данных об обращении и находках фальшивых монет в разрезе общей
картины денежного рынка южной части Великого княжества Литовского в период
219
Фальшивые монеты в денежном обращении южных земель ВКЛ во время правления князя Витовта...
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
правления князя Витовта. Немаловажным результатом являются также выводы
относительно приемов изготовления фальшивых монет исследуемого периода, основанные на элементном анализе состава металла доступных автору экземпляров
фальшивых монет.
Во время правления Витовта управляемое им государство достигает вершины своего могущества, расширяется в территориальных размерах, переживает
экономический подъем. Белорусские, украинские и западные русские земли объединяются под централизованной властью литовской династии в единое Великое
княжество Литовское, образуя его южные земли, граничащие с Золотой Ордой,
королевством Польским, русскими княжествами и княжеством Молдавским.
Денежное обращение в южной части ВКЛ характеризуется как достаточно развитое. Экономическое развитие региона в XIV–XV вв. привело к образованию нового фонда средств обращения и платежа, качественно и количественно отличающегося от денежного хозяйства «безмонетного периода» (Рябцевич 1977, c. 90–92).
Основными монетными типами, преобладающими количественно в денежном обращении региона в исследуемый нами период, были: литовские денарии
Витовта (рис. 1.1–1.2), киевские денарии Владимира Ольгердовича (рис. 1.3), подольские полугроши Константина Кориатовича (1386–1388) (рис. 1.4), львовские
грошики и пулы (рис. 1.5–1.9), пражские гроши (рис. 1.10–1.11), польские полугроши, тернарии и денарии Владислава Ягайло (рис. 1.12–1.14), монеты Золотой
Орды (в том числе и с надчеканками в виде «Столбов Гедиминовичей») (рис.
1.15–1.17) и Тевтонского ордена. Кладовые комплексы и единичные монетные находки украинских, белорусских и русских земель, относимые к данному периоду,
не перестают удивлять разнообразием присутствующих в обращении монетных
типов. Но в данной статье мы их детально не рассматриваем, так как редко встречаемая монета менее вероятно станет образцом для изготовления фальсификатов
умельцами того времени. В качестве образцов для фальсифицирования использовали чаще самые массовые, широко распространенные на рынке и узнаваемые
Рис. 1.1. ВКЛ. Витовт (1492–1430) денарий,
м. д. Вильнюс / Луцк (Ivanauskas 2009,
№ 11V5–3). Находка: Ровенская обл.,
Млыновский р-н. Частное собрание, г. Луцк
Рис. 1.3. Киевское княжество. Владимир
Ольгердович (1362–1395) денарий,
м. д. Киев (Ivanauskas 2009, № 6J1–1). Находка:
Винницкая обл. Частное собрание, г. Винница
220
Рис. 1.5. Червоная Русь.
Людовик Венгерский
(1370–1382) грошик,
м. д. Львов (Крижанівський
2007, № 53). Находка: Винницкая
обл. Частное собрание, г. Киев
Рис. 1.6. Червоная Русь.
Людовик Венгерский
(1370–1382) грошик,
м. д. Львов. (Крижанівський
2007, № ?). Находка: Россия,
Брянская обл. Частное
собрание, г. Киев
Рис. 1.8. Червоная Русь. Владислав
Ягайло (1386–1434) грошик,
м. д. Львов, (Крижанівський 2007,
№ 124). Находка: Хмельницкая обл.,
Каменец-Подольский р-н,
с. Тарасовка. Частное собрание,
г. Киев
Рис. 1.10. Богемия. Вацлав IV
(1378–1419) грош м. д. Кутна Гора.
Частное собрание, г. Киев.
Рис. 1.7. Червоная Русь.
Владислав Опольский
(1372–1379) грошик,
м. д. Львов. (Крижанівський
2007, № 37). Вес: 1,25 г. Находка:
Ивано-Франковская обл.,
Галичский р-н, г. Бурштын.
Частное собрание, г. Киев
Рис. 1.9. Червоная Русь. Людовик
Венгерский (1370–1382) пуло,
м. д. Львов (Крижанівський
2007, № 66). Находка: Львовская
обл., Пустомытовский р-н, с.
Сокольныки. Частное собрание,
г. Киев
Рис. 1.11. Богемия. Кароль I
(1346–1378) грош м. д. Кутна Гора,
обрезанный (Крижанівський 2007,
с. 134, фото 60). Частное собрание,
г. Киев
Рис. 1.2. ВКЛ. Витовт (1492–1430) денарий,
ок. 1400 гг., м. д. Смоленск (Ivanauskas 2009,
№ 9V1–1). Вес: 0,47 г. Находка: Киевская
обл., Белоцерковский р-н, г. Белая Церковь.
Частное собрание, г. Киев
Рис. 1.4. Подольское княжество. Константин
Кориатович (1386–1388) полугрош, м.
д. Смотрич (Ivanauskas 2009, № 19J1–1),
(Громыко 2010, c. 69, рис. 5)
*Для проведения анализа
использовался прецизионный экспресс-анализатор состава вещества
Expert 3L W108U. Использован метод неразрушающего энергодисперсионного рентгенофлуоресцентного анализа
(ЭДРФА) металла.
Рис. 1.12. Польша. Владислав
Ягайло (1386–1434) денарий
м. д. Краков (Kopicki 1995, №
351). Находка: Ровенская обл.,
Млыновский р-н. Час тное
собрание, г. Киев
Рис. 1.13. Польша. Владислав
Ягайло (1386–1434) третьяк,
м. д. Краков (Kopicki 1995,
№ 355). Частное собрание, г.
Киев
Рис. 1.14. Польша. Владислав
Ягайло (1386–1434)
полугрош, м. д. Краков
(Kopicki 1995, № 364). Частное
собрание, г. Киев
221
Фальшивые монеты в денежном обращении южных земель ВКЛ во время правления князя Витовта...
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
Рис. 1.15. Кафа.
Филиппо Мария Висконти
(1421–1435) аспр, м. д. Кафа.
Находка: Винницкая обл.
Частное собрание, г. Киев
Рис. 1.16. Золотая Орда.
Токтамыш (1380–1395) данг
786 г. х., м. д. Сарай
Рис. 1.17. Неопределенный
данг Золотой Орды с
надчеканкой «Колюмны» князя
Витовта (Ivanauskas 2009,
№ 2К6–4). Находка: Киевская
обл., Вышгородский р-н,
с. Нижняя Дубечня. Частное
собрание, г. Киев
населением монетные типы. Фальсификат, имеющий привычный сюжет простой
монеты, значительно легче было сбыть на рынке в обмен на товары, извлекая из
этого процесса немалую выгоду. Итак, определив наиболее встречаемые монетные
типы в денежном хозяйстве южнолитовских земель, проведем параллель по присутствию в денежном обращении региона их фальшивых аналогов.
Документально зафиксированных сведений о производстве фальшивой монеты в исследуемом нами периоде крайне мало. В судебно-административных актах, хранящихся в Центральном государственном историческом архиве во Львове,
в сяноцких городских книгах, имеется упоминание, датированное июнем 1425 г.,
в котором городской староста Ян из Кобылян обвинил некоего Сухана в распространении фальшивой монеты (Шуст, Шлапінський 2002, c. 95). Однако в документе не говорится о том, попытка распространения какой фальшивой монеты и в каком количестве была осуществлена неким Суханом, и о возможных принятых мерах расследования и наказания. В дальнейшие периоды количество уведомлений
о фальшивомонетничестве растет, достигая своего апогея в XVII в., но в рамках
исследуемого нами периода остается не столь многочисленным. Некоторые фальшивые монеты в денежном обращении южнолитовских земель все-таки присутствовали, что детально будет рассмотрено ниже.
Находки фальшивых денариев Витовта, имитирующих тип «Колюмны-Наконечник копья с крестом» отмечаем как в самой Литве (Remecas 2005, p. 60–70),
в Беларуси (Гулецкий 2007, c. 66), а также на Украине (рис. 2.1–2.4), причем оба
известные нам экземпляра найдены на территории Волыни. Широкое распространение данного типа денариев в ВКЛ и относительная простота сюжета, вероятно, и
стали причиной встречаемости данных подделок.
Элементный анализ состава металла1 одного из известных нам денариев показал
наличие меди (96,6 %), из которой была изготовлена основа фальсификата, а также
ртуть и серебро в незначительных количествах (рис. 2.1). Наличие ртути и серебра
в составе экземпляра фальшивого денария свидетельствует об использовании техники нанесения ртутной амальгамы на основу для придания фальсификату вида
серебряной монеты. При нанесении сплава ртути и серебра на заготовку, после
испарения ртути образуется тонкий слой серебра, что и усложняет разоблачение
фальшивки. На изученных нами фальсификатах денариев серебряный слой сохранен слабо, что объясняется его неустойчивостью исходя из используемой технологии. Но стоит заметить, что достижение весьма стойкого слоя в фальшивомонетническом промысле было лишним, так как злоумышленникам дальнейшая судьба
222
Рис. 2.1. Фальшивый денарий
Витовта. Находка: Волынская
обл. Частное собрание
Александра Литвинчука (г.
Ровно)
Рис. 2.3. Фальшивый денарий
Витовта. Вес: 0,26 г (Гулецкий
2007, c. 66)
Рис. 2.2. Фальшивый денарий
Витовта. Вес: 0,27 г.
Находка: Волынская обл.,
Луцкий р-н, г. Луцк. Частное
собрание А. Литвинчука
(г. Ровно)
Рис. 2.4. Фальшивый денарий
Витовта. Национальный
музей Литвы, инв. № 20986
(Remecas 2005, p. 62)
фальсификата была неважна уже после первой же сделки с его обменом на материальные блага либо услуги. Средний размер (12,5 мм) и вес (0,29 г) изученных нами
фальсификатов метрологически попадают в весовую норму денариев княжеской
чеканки.
Наиболее массовыми монетами кутногорской чеканки во время правления Витовта были пражские гроши Вацлава IV (1378–1419). Но так как данные монеты
чеканились еще до правления Витовта и присутствовали в денежном обращении
еще долго после его смерти, имеющиеся у нас экземпляры нельзя с полной уверенностью отнести именно к правлению Витовта, так как они могли стать объектами
для подражания фальшивомонетчиками как до, так и после правления Витовта.
Литовский нумизмат Эдуардас Ремецас в исследовании проблемы датировки ранних монет ВКЛ описывает комплекс из раскопок вильнюсского Нижнего замка,
в котором среди раннелитовских анэпиграфных монет и пражского гроша Вацлава IV был найден фальшивый экземпляр, подражающий монете того же эмитента. Комплекс также состоял из 13 денариев Витовта и Владислава Ягайло разных
типов. Описанный Эдуардасом Ремецасом экземпляр фальшивого пражского гроша имеет диаметр 27,5 мм и вес 2,624 г. Данный экземпляр, согласно описаниям
автора, изготовлен из меди и покрыт небольшим слоем олова. Фальсификат слабо
читаем, часть легенды WENCESLAVS была видна лишь до чистки, после которой
стала слабо читабельной (Remecas 2007, p. 66). Находка фальшивого пражского
гроша в комплексе с оригинальным грошем и денариями периода правления Витовта прямо указывает на то, что поддельные чешские монеты присутствовали
в денежном обращении ВКЛ в исследуемый период, поэтому находки аналогичных подделок в южной части ВКЛ предположительно могут относиться и ко времени Витовта Кейстутовича.
Изученные нами два экземпляра фальшивых пражских грошей происходят из
находок Волынской земли, но имеют разный состав металла (рис. 2.5–2.6). Элементный анализ состава металла показал наличие серебра и ртути на экземпляре
223
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
Рис. 2.5–2.6. Фальшивые пражские гроши. Находка:
Волынская обл. Частное собрание А. Литвинчука (г. Ровно)
(рис. 2.6) в доле менее 1 %. Это свидетельствует о применении при изготовлении
данного фальсификата техники нанесения ртутной амальгамы на медную заготовку. Экземпляр из вильнюсского Нижнего замка также имел слой серебра. К сожалению, ввиду его неудовлетворительной сохранности, автором не указано, каким
способом данный фальсификат был произведен.
Интересным является экземпляр (рис. 2.5), изготовленный из серебра чуть
выше 500-й пробы. Изображения имеют имитационный характер, текст легенды
трудно читаем. Заметим, что производство монеты в частном порядке даже при условии выдерживания монетной стопы было весьма выгодным, что объясняет появление данного фальсификата пражского гроша в драгоценном металле. Можно
предположить производство данного типа фальсификата частными эмитентами
из категорий высокой знати. Данный экземпляр может также быть определен понятием имитации (подражания) общепринятой монеты.
К сожалению, находок подделок монет Галицкой Руси нам на данный момент не
известно. Считаем, что вероятность появления подделок монет львовской чеканки
конца XIV – начала XV в. очень мала. С другой стороны – мы продолжаем поиск
фальсификатов галицких грошиков, обращавшихся на денежном рынке в период
правления Витовта в ВКЛ, и не исключаем возможности их появления.
Особенностью археологического материала Волынской земли являются весьма
частые находки фальсификатов монет, имитирующих чеканенные Владиславом
Ягайло денарии на м. д. во Всхове (рис. 2.7–2.10). Четкая локализация известных
находок в Волынском регионе дает возможность предполагать их местное региональное организованное изготовление, причем достаточно хорошо налаженное
и в большом количестве. Уровень исполнения изученных нами фальсификатов
достаточно высок и приближен к оригинальным монетам, что, с другой стороны,
объясняется и относительной простотой иконографии всховских денариев Владислава Ягайло. Основная концентрация находок данного типа фальсификатов по
наблюдается в районах городов Луцк и Владимир-Волынский. В данных районах
нередки находки фальсификатов и более поздних периодов. Это дает возможность
предположить, что в данных крупных торговых центрах существовали мастерские
фальшивомонетчиков уже с конца XIV в.
Средний размер изученных нами фальсификатов составил 10 мм, средний вес –
0,2 г. Элементный анализ состава металла указывает на использование в процессе изготовления 3 денариев (рис. 2.8–2.10) ртутного амальгамирования серебром
медной заготовки. Экземпляр фальсификата на рис. 2.7, имеющий серо-белое покрытие, был подвергнут анализу дважды, исследовались его красная (таб. 1, строка
2.7-1) и серая (таб. 1, строка 2.7-2) части поля. Сравнивая результаты измерений,
мы видим постоянство доли серебра в обоих случаях, а также доминирование
свинца в первом случае. Колебания долей меди, ртути и мышьяка обусловливается
разницей состава поверхностей. Увеличение доли меди во втором случае свиде224
Фальшивые монеты в денежном обращении южных земель ВКЛ во время правления князя Витовта...
2.7
2.8
2.9
2.10
Рис. 2.7–2.10. Фальшивые всховские денарии Владислава Ягайло.
Находка: Волынская обл. Частное собрание А. Литвинчука (г. Ровно).
Рис. 2.11. Фальшивый краковский денарий
Владислава Ягайло. Находка: Волынская обл.
Частное собрание А. Литвинчука
(г. Ровно).
Рис. 2.12. Реверсы фальшивых третьяков
Владислава Ягайло (Kalkowski 1974, s. 106).
тельствует о ее более высокой концентрации в сердечнике, так как красный анализируемый участок поля фальшивки и есть основа, подвергнутая амальгамированию, где неустойчивый слой покрытия разрушился. Стоит заметить, что при анализе фальшивых монет в разных точках количественная доля ртути варьируется,
что свидетельствует о ее неравномерном испарении после нанесения амальгамы.
Доминирование свинца в первом случае дает нам возможность полагать, что этот
металл применялся для придания фальсификату вида серебряной монеты.
Известны также и фальсификаты краковских денариев Владислава Ягайло (рис.
2.11), являющиеся в единичных находках достаточно частыми. Изученный нами
экземпляр не содержит ртути, количественная доля серебра в его составе также
ничтожна. Отсутствие ртути может указывать на применение в технологии его изготовления химического серебрения.
Среди предположительных методов химического серебрения, доступных в изучаемом периоде, приведем следующий пример. Смесью 300 г хлорида серебра,
200 г поваренной соли, 200 г мела и 600 г поташа натирают очищенную от грязи
и жира металлическую поверхность. Затем промывают водой и натирают сукном
до блеска.
Фальсификаты третьяков Владислава Ягайло известны и ранее были опубликованы польским нумизматом Тадеушeм Калковски. Автором кратко описана находка свыше 2000 фальшивых денариев и тернариев Владислава Ягайло. Комплекс
был обнаружен в 1943 г. при копании траншей в окрестностях г. Луцка. На иллюстрации Калковски (рис. 2.12) изображены реверсы двух разных фальшивых
тернариев из комплекса и дано их описание. На фотографиях видим примитивно исполненного орла, который, по описанию автора, более похож на лук. Данные
фальсификаты изготовлены из меди со слабыми остатками серебрения. Описан225
Фальшивые монеты в денежном обращении южных земель ВКЛ во время правления князя Витовта...
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
ные Калковски монеты имеют размер 14,5 и 17,2 мм, а также вес 0,5 и 0,43 г соответственно. К сожалению, автору данной статьи удалось исследовать лишь ⅓ часть
комплекса (около 800 экз.). Обнаружение данного комплекса интересно тем, что
единичные находки тернариев нам не известны и, вероятно, очень редки. Находка
столь многочисленного комплекса может указывать на присутствие на Волыни в
первой половине XIV в. достаточно крупной мастерской фальшивомонетчиков.
Изготовив партию фальсификатов, злоумышленники по неопределенным обстоятельствам, видимо, не смогли их реализовать и спрятали в землю (Kalkowski 1974,
s. 106). Упоминание о данном кладе с указанием на частое фальсифицирование серебряных монет встречаем также в книге Анджея Миколайчика об истории нумизматических открытий в Польше (Mikolajczyk 1984, s. 18).
Образцами для подделки послужили и многие типы коронных полугрошей Владислава Ягайло. Многообразны и технологические приемы в производстве данного типа фальсификатов. Все изученные нами экземпляры фальсификатов были
найдены на Волыни, что не исключает их возможной принадлежности к описанным выше предполагаемым кустарным мастерским, либо несанкционированной
монетной чеканке высокопоставленных вельмож (рис. 2.13–2.18). Основными
подделываемыми типами полугрошей Владислава Ягайло стали коронные полугроши со знаком «F » (Kopicki 1995, № 347) под короной и без знака (Kopicki 1995,
№ 359), которые, в свою очередь, являются и одними из самых часто встречаемых
монет среди полугрошей исследуемого периода.
Факт отсутствия ртути во всех проанализированных нами полугрошах Владислава Ягайло свидетельствует о менее вероятном использовании ртутной амальгамы при фальсификации. Исследованные фальсификаты полугрошей имеют весь-
2.13
2.14
2.15
2.16
2.17
2.18
Рис. 2.13–2.18. Фальшивые полугроши Владислава Ягайло.
Находка: Волынская обл. Частное собрание А. Литвинчука (г. Ровно).
226
Таблица 1. Метрологические характеристики и состав металла фальшивых монет
2,47
Доля элемента в составе сплава (%)
Ag
Cu
Hg
As
Sn
Pb Au Bi Fe
0,2
96,6 2,4
0,1
–
0,4 –
– –
51,98 46,32 –
–
–
0,93 0,16 0,2 0,2
Sb
Ca
0,3 –
0,33 –
0,3
№
Вес
Рисунок Размер
(мм)
(г)
1
2.1
12–13
0,35
2
3
2.5
26
27
4
2.6
2.7 (1)
5
2.7 (2)
6
2,58
0,29
94,16
0,43
0,25
3,66
–
–
0,14
10–10,5 0,21
0,15
0,15
90,17 1,18
97,12 2,1
0,45
0,06
2.8
10–10,5
0,19
0,14
90,54
0,85
–
1,3 3,74 –
–
0,36 –
2,83 1,23 –
0,72
–
–
–
7
2.9
10
0,16
0,143
89,98
0,29
0,39
3,99
–
–
8
2.10
10
9
2.11
13
0,24
0,3
0,16
0,14
97,52 0,34
98,55 –
0,26
0,26
10
2.13
21
2,02
0,124
97,58
–
0,21
–
1,72 –
0,43 0,3 –
0,08 0,35 –
–
–
–
11
2.14
2.16
13
2.17
22
14
2.18
21
1,88
1,35
1,25
1,53
35,2
0,15
0,12
7,48
63,38
93,71
98,14
91,1
–
–
–
–
0,08
12
25
20
0,05 0,38 2,6
–
0,2 –
0,3 0,43 3,6
0,13 0,23 –
–
–
–
–
0,31 –
1,06 0,59 –
–
–
–
0,36 –
–
0,05 0,17 1,1
–
0,34 –
4,83
1,17
0,08
3,74 2,05 –
0,175 0,09 0,1 –
0,46 –
0,34 –
–
–
–
–
–
ма малые количественные доли серебра на поверхности, что может указывать на
использование химического серебрения. В результате химического серебрения,
например натирания поверхности заготовки специально приготовленной пастой
с использованием хлористого серебра, на поверхности образуется тонкий и достаточно неустойчивый слой драгоценного металла, который в нашем случае, вероятнее всего, разрушился вследствие воздействия агрессивной грунтовой среды.
В технологии производства данного типа фальсификатов встречаем различные
приемы и в изготовлении заготовок. Среди изученных нами фальсификатов большинство изготовлено на вырезанной, вырубленной, либо расплющенной заготовке. Экземпляр фальшивого полугроша на рис. 2.16 изготовлен из литой монетной
заготовки, на что указывают характерные следы от литников на аверсе и реверсе
на 9 и 12 часов соответственно. По нашим наблюдениям, изготовление фальсификатов из литых заготовок – достаточно редкое явление и в последующих исторических периодах в государствах Восточной Европы.
Внимание современных исследователей восточной нумизматики украинских
земель главным образом направлено на поиск и описание подражаний ордынским
монетам. Украинский нумизмат Георгий Козубовский описывает основные типы
подражаний золотоордынским монетам, встречающихся в монетных находках
Украины. А именно: подражания дангам хана Джанибека эмиссии монетного двора в Гюлистане, дангам Абдуллаха и Мухаммеда-Буляка, а также имитации медных
пулов монетного двора Сарай-аль-Джадид с «цветочной розеткой». Автор указывает на принадлежность данных фальсификатов к чеканке крупных феодалов второй половины XIV в. (Козубовський 2008, c. 66–67). Вопрос о подражаниях монетам Орды на территории украинских земель детально рассмотрен в кандидатской
диссертации Ирины Хромовой. Аспект изучения подражаний этим монетам рассмотрен в ракурсе выделения их характерных особенностей, определены монеты
региональных выпусков (Хромова 2011). Подражания ордынским монетам также
являются фальшивками, ведь их производство осуществлялось без наличия у эмитентов права монетной регалии на джучидскую монету (третья группа согласно
227
Фальшивые монеты в денежном обращении южных земель ВКЛ во время правления князя Витовта...
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
классификации Е. Пинински), что выходит за рамки данного исследования, поэтому мы детально не рассматриваем аспект подражаний монетам Орды.
На территории Украины нам удалось обнаружить несколько экземпляров кустарных подделок золотоордынских дангов, в частности плакированные серебром
данги, прототипами для производства которых послужили данги ханов Джанибека и Узбека чеканки Сарая. Но так как данные малочисленны, мы не можем уверенно утверждать об изготовлении их в период правления Витовта. Вероятнее
всего, известные нам фальсификаты были изготовлены во время правления вышеуказанных ханов и изъяты из денежного обращения вскоре после производства
в середине XIV в. Подделки, вероятно изготовленные и принимавшие участие в
денежном обращении в исследуемый период, стоит искать среди подделок дангов
массовых эмиссий ханов Токтамыша, Бек-Пулада и Шадибека, которые на данный
момент нам не известны.
В Брянской области был найден экземпляр фальшивого джучидского данга
(рис. 2.19), изготовленного методом покрытия металлом белого цвета медной заготовки с контрамаркой Витовта Кейстутовича «Столбы Гедиминовичей» в виде
родового его знака («Колюмны»). Данный случай может рассматриваться лишь
как аспект в изучении фальшивомонетничества, так как качественно сделанный в
то время фальшивый данг, вероятнее всего, случайно попал в место официального
нанесения контрамарок, будучи не выявленным при большом потоке монет. В исследовании литовских надчеканок на монетах белорусским историком и нумизматом Юрием Борейшей приведен пример находки предмета, подобного монетному
штемпелю, с изображением «Столбов Гедиминовичей» (рис. 2.20). По убеждению
автора, данный штемпель использовался в частном порядке злоумышленниками
для несанкционированного контрмаркирования монет с целью увеличения их номинальной стоимости и получения прибыли за счет разницы в стоимости монет
с контрамаркой и без нее относительно литовского денария и богемского (пражского) гроша (Борейша, Казаров 2009). Как видим, проставление фальшивых контрамарок как финансовое преступление имело место в Восточной Европе в XV в.
В находках украинских земель также отмечены монеты государства Тевтонского ордена в Пруссии, основную массу которых составляют шиллинги. Шиллинги
Тевтонского ордена на денежном рынке королевства Польского и Великого княжества Литовского были паритетны польским полугрошам. Украинским ученым
Василием Орликом в ходе исследования вопроса обращения шиллингов этого
государства крестоносцев на территории украинских земель отмечены находки и
фальшивых шиллингов Тевтонского ордена. Среди зафиксированных 76 тевтонских монет 3 монеты отнесены к фальсификатам той эпохи. В качестве прототи-
Рис. 2.19. Фальшивый джучидский данг
с надчеканкой «Колюмны». Вес: 0,93 г.
Находка: Брянская обл., Стародубский р-н,
с. Басихин. Частное собрание, г. Брянск
228
Рис. 2.20. Инструмент нанесения
фальшивой контрамарки (Борейша,
Казаров 2009, c. 14, рис. 4)
пов для изготовления подделок фальшивомонетчикам послужили шиллинги магистров Пауля фон Руссдорфа и Йоганна фон Тиффена (Орлик 2012, c. 177).
Фальсификаты шиллингов магистра Пауля фон Руссдорфа попадают в хронологические рамки нашего исследования.
Анализ состава сплава металла фальшивых тевтонских монет показывает, что
найденные на территории Украины фальшивые тевтонские шиллинги изготовлены путем нанесения серебрения при помощи амальгамирования медной заготовки. В составе сплава обнаружен цинк, что объясняется его добавлением для
облегчения плавки металла. Находки фальсификатов тевтонских шиллингов отмечены главным образом на территории исторической Волыни, где денежные знаки
государства Тевтонского ордена в Пруссии были известны местному населению и
принимали участие в денежном обращении региона (Orlyk 2012, s. 112–115).
В собрании Национального музея в Варшаве имеется фальшивый шиллинг
Тевтонского ордена, изготовленный по прототипу монет магистра Михаила фон
Штернберга (1414–1422) (Miehle 1998, s. 6). Данный фальсификат не попадает
в территориальные рамки нашего исследования, так как был найден на территории Польши, но уже сам факт обнаружения такого фальсификата не исключает
возможности подобной находки и в южнорусских землях ВКЛ.
Заключение
Итак, нам удалось отыскать сведения и изучить фальсификаты основных типов,
а именно: имитирующие денарии Витовта типа «Наконечник копья с крестом –
Столбы Гедиминовичей», пражские гроши, денарии, третьяки и полугроши Владислава Ягайло. Сохранились малочисленные сведения о фальсификации в изучаемый период, однако изученный материал и разнообразие методов производства
фальшивых монет указывают на достаточно широкое распространение данного
рода преступлений. Наибольшее число находок фальсификатов данного периода
нами зафиксировано в Волынском регионе, что может говорить о существовании
здесь во время правления Витовта одной или нескольких крупных фальшивомонетных мастерских.
Результаты анализа элементного состава металла фальшивых монет дают нам
представление о методах их производства. Для придания фальсификату вида серебряной монеты использовалось нанесение на заготовку тонкого слоя драгоценного металла, что осуществлялось методами ртутного амальгамирования и химического серебрения либо нанесения свинца. Производство заготовок для фальшивой монеты осуществлялось методом вырубки и вырезки из листа, а также, значительно реже, – литья. Изученные нами экземпляры фальшивых монет имеют в
основной своей массе достаточно высокий уровень исполнения легенд и рисунков
поля. Совсем примитивных по уровню исполнения монет нами не было найдено,
что говорит о причастности к производству монетных фальсификатов главным
образом достаточно опытных мастеров-исполнителей. Это также может объясняться малой доступностью технологий для простолюдинов в исследуемое время.
Выражаю искреннюю благодарность Владиславу Безпалько, Александру Литвинчуку, Владимиру Чопюку и Олегу Базару за предоставление экземпляров из
собственных собраний для исследования.
229
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
Литература
Бойко-Гагарін А. С. 2010 – Фальшиві монети у Кримському ханстві другої половини XV–XVI ст.,
Матеріали науково-практичної конференції «Перші (міжнародні) Ястребовські читання»,
Київ.
Борейша Ю., Казаров А. 2009 – О надчеканах «Колюмн» Витовта Кейстутовича и Свидригайлы
Ольгердовича, Минск.
Громыко А. 2010 – О подольских денариях Константина Кориатовича, Банкаўскі веснік 7, март,
Мiнск, с. 68–71.
Гулецкий Д. 2007 – Фальшаванне манет Рэчы Паспалітай, Банкаўскі веснік 28, октябрь, Мiнск,
c. 66–69.
Козубовський Г. А. 2008 – Про наслідування золотоординським монетам на Україні, ХІІ сходознавчі читання А. Кримського, Тези доповідей міжнародної науково-практичної конференції,
Київ, c. 66–68.
Рябцевич В. Н. 1977 – О чем рассказывают монеты, изд. 2-е, Минск.
Крижанівський А. 2007 – Львівський монетний двір у XIV–XV століттях, Львів.
Хромова І. K. 2011 – Монетна справа на території Середнього і Нижнього Подніпров’я та Південного Побужжя (друга половина XIV – перша чверть XV ст.), Автореферат дисертації на
здобуття наукового ступеня кандидата історичних наук, Київ.
Шуст Р., Шлапінський В. 2002 – Карбування та розповсюдження фальшивої монети на території
Руського воєводства в XV–XVII ст., Вісник Львівського університету, Серія історична 37/1,
Львів, c. 95–102.
Орлик В. М. 2012 – Находки монет Тевтонского и Ливонского орденов в Украине, Международная
нумизматическая конференция, Тезисы докладов, Вильнюс, 23–25 мая 2012, Вильнюс, с. 176–177.
Ivanauskas Е. 2009 – Coins of Lithuania 1386–2009, Vilnius.
Kałkowski T. 1974 – Tysiąc lat monety Polskiej, Kraków.
Kopicki E. 1995 – Ilustrowany skorowidz pieniędzy polskich i z Polską związanych, Warszawa.
Miehle D. 1998 – Monety Zakonu Krzyźackiego, Zbiory Muzeum Narodowego w Warszawe, Warszawa.
Mikołajczyk A. 1985 – Z dziejów odkryć numizmatycznych w Polsce, Lódź.
Piniński J. 1976 – Pojęcie monety fałszywej w Późnym Średniowieczu, Wiadomości Numizmatyczne
XX, 4, Warszawa, s. 239–242.
Orlyk V. M. 2012 – False Coins of the Teutonic Order State in Prussia in the currency of South-Rus
Lands of the Lithuanian Grand Duchy, Pieniądz i systemy monetarne wspólne dziedzictwo Europy,
Studia i Materialy, Augustów – Warszawa, s. 112–114.
Remecas E. 2005 – Paskutinės Lietuvos didžiojo kunigaikščio Vytauto kaldintos monetos, Pinigų studijos 3, Vilnius, p. 61–77.
Remecas E. 2007 – Jogailos ir Vytauto monetų datavimo problematika naujų radinių duomenimis:
Vilniaus Žemutinės pilies monetų kompleksas (apie 1402/2005), Numizmatika 6, Metraštis 2005,
p. 63–78.
Условные сокращения
ЭДРФА – энергодисперсионный рентгенофлуоресцентный анализ металла
Andrij Bojko-Gagarin
G rigorijaus S kovorodos P erejeslavlio - C hmelnickio
valstybinis pedagoginis universitetas , U kraina
Monetų klastotės pietinių LDK žemių pinigų apyvartoje
Vytauto valdymo laikais ir jų gamybos technologijos
Straipsnyje nagrinėjamos privačių asmenų suklastotos monetos, kurios, valdant Vytautui, buvo
Lietuvos Didžiosios Kunigaikštystės pietinių žemių apyvartoje. Pinigų apyvartos pagrindą čia sudarė Lietuvos denarai, Prahos grašiai, Lenkijos denarai ir Aukso Ordos dirhamai, taip pat ir su
Vytauto kontrasignatais.
230
Фальшивые монеты в денежном обращении южных земель ВКЛ во время правления князя Витовта...
Pavyzdžiais monetų klastojimui dažniausiai tapdavo labiausiai paplitusių rūšių monetos. Suklastotų Vytauto denarų radinių užfiksuota Lietuvoje, Baltarusijoje ir Ukrainoje. Platus jų paplitimas LDK ir monetų vaizdulių paprastumas, matyt, ir lėmė klastočių atsiradimą. Valdant Vytautui,
ypač populiarūs buvo Prahos grašiai. Tačiau jie buvo kaldinti ir iki Vytauto, be to, apyvartoje buvo
ilgai po jo valdymo, todėl negalima visas Prahos grašių klastotes priskirti Vytauto laikotarpiui. Yra
žinomi lobiai su Vytauto denarais ir klastotais Prahos grašiais, kas patvirtina jų buvimą apyvartoje aptariamuoju laikotarpiu. Suklastoti Jogailos ternarai iš Lucko komplekso, kurį sudarė daugiau
kaip 2000 monetų klastočių, buvo paskelbti Tadeuszo Kałkowskio. Lobis unikalus tuo, kad pavieniai suklastoti ternarai yra randami labai retai, tad šis radinys rodo, kad Voluinėje XIV−XV a.
sandūroje veikė klastotojų cechas, kuriam dėl nežinomų priežasčių teko visą pagamintą produkciją
paslėpti žemėje.
Tiriant suklastotas monetas pavyko nustatyti privačių asmenų falsifikuotus Aukso Ordos chanų
Džanibeko ir Uzbeko dirhamus. Radiniai yra pavieniai, todėl negalima teigti, kad jie priklauso
Vytauto laikams. Šio laikotarpio suklastotų monetų reikia ieškoti tarp pinigų apyvartoje buvusių
chanų Tochtamyšo, Bek-Pulado ir Šadibeko dirhamų, kurių radinių tiriamajame regione kol kas
nežinome. Briansko srityje buvo rastas netikras pasidabruotas dirhamas su tikru „stulpų“ kontrasignatu. Šis atvejis išskirtinis tuo, kad tuo laiku kokybiškai padirbtas dirhamas dideliame kontrasignuojamų monetų sraute nebuvo aptiktas.
Suklastotų monetų metalo sudėties tyrimai leidžia daryti išvadas apie jų gamybos technologiją. Lydinyje esantis gyvsidabris ir sidabras rodo, kad gyvsidabrio amalgama buvo naudojama
ruošiniui sidabro sluoksniu padengti. Taip buvo pagaminta didžioji dalis tirtų klastočių. Ruošinių
gamybai daugiausia buvo naudojamas varis.
Andrei Boiko-Gagarin
P e r e ya s l av- K h m e l n y t s k y s tat e p e d a g o g i c a l u n i v e r s i t y
i m . G r e g o ry Sk o v o r o d a , U kraine
Forged Coins in the Monetary Circulation of the Southern Lands of the Grand
Duchy of Lithuania Under Vytautas’s Rule and Their Production Techniques
The author of the presentation analyses coins forged by private individuals, which were in circulation in the southern lands of the Grand Duchy of Lithuania (GDL) in the period of Vytautas’s rule. The basis of monetary circulation in the Duchy consisted of Lithuanian pennies, Prague
grouts, Polish pennies, and dirhams of the Golden Horde, including those bearing Vytautas’s counterstamps.
Coins of the most widespread types mostly served as models for forged coins. Forged Vytautas’s
pennies were found in Lithuania, Belarus, and Ukraine (Fig. 1). It was probably the wide area of
their spread in the GDL and the plainness of coin images that encouraged their forgeries. Prague
groats were particularly popular in the period of Vytautas’s rule. However, they were minted before this period and, besides, remained in circulation long after his rule; therefore, all forgeries of
Prague groats cannot be attributed to the period of Vytautas’s rule. Hoards containing Vytautas’s
pennies and forged Prague’s groats are known, which confirms the fact that they were in circulation
in the period under discussion. Forged Jogaila’s threepence coins (ternars) from the Lutsk complex,
which consisted of more than 2,000 forged coins, were announced by Tadeusz Kałkowski. This
hoard is unique, because isolated forged threepence coins are found on extremely rare occasions,
and this find shows that a forgery workshop was operating in Volhynia at the turn of the 14th–15th
century, which had to hide its entire production in the earth because of unknown reasons.
The researchers of the forged coins succeeded to establish the dirhams of the Khans of the
Golden Horde Janibek and Uzbek forged by private individuals. These are isolated finds, thus it
cannot be asserted that they belong to Vytautas’s times. Forged coins from this period can be found
among the dirhams of the Khans Tokhtamysh, Bek-Pulad, and Shadibek that were in circulation;
231
А н д р е й Б о й ко - Гага р и н
however, their finds are still unknown in the given region. A forged silvered dirham bearing a
counterstamp of the “Pillars” was found in the Bryansk district. This case is exceptional in that at
that time the skilfully forged dirham was not discovered among a large amount of counterstamped
coins.
The research of the structure of metal of the forged coins allows us to draw conclusions about
their production technology. Mercury and silver contained in the alloy show that the mercury
amalgam was used for covering the blank with a silver layer. This is how a larger part of the analyzed forgeries was produced. Copper was mainly used for the production of blanks.
Витольдс Муйжниекс
На ц и о н а л ь н ы й м у з е й и с т о р и и Лат в и и , Р и га
Обычай сопровождать погребения монетами
на территории Латвии в XIII–XIX вв.
Найденные в захоронениях XIII–XIX вв. монеты являются важным источником
для анализа археологических реалий. они позволяют достаточно точно датировать
могильный инвентарь, захоронения, выделять комплексы захоронений конкретных
периодов, прослеживать изменения в материальной и духовной культуре. Монеты,
найденные на археологических памятниках на территории современной Латвии, в
основном рассматривались как источник истории экономики. В своей диссертации
нумизмат К. Дуцмане обобщила данные о монетах, обнаруженных в кладах, на местах жительства, кладбищах и случайно найденные монеты, чтобы охарактеризовать торгово-денежные отношения в Ливонии XIII–XVI вв. (Пелда 1980). В своей
диссертации о монетах IX–XII вв. из археологических памятников Латвии сходную
источниковедческую базу использовала Т. Берга. Основное внимание автор сосредоточила на экономическом факторе. В главе, которая посвящена найденным
в могилах монетам, рассмотрена и их связь с верованиями и религиозными представлениями (Берга 1988, c. 56–59). В отдельных публикациях автор анализировала
монеты, найденные в захоронениях исторического времени, уделяя внимание их
символическому значению, объясняя причины пожертвований и указывая на параллели в этнографическом материале (Berga 1992, 42–46. lpp.; Berga 2000).
В настоящей статье обобщены данные о монетах, найденных в захоронениях
Средних веков и Нового времени, охарактеризованы причины распространения
и популярности традиции помещения монет в могилы. До сих пор археологические раскопки проводились в более чем 250 местах захоронений XIII–XIX вв., в
том числе на городских и сельских приходских кладбищах и в других выбранных
для захоронения местах (Muižnieks 2005). Обобщена информация о сельских кладбищах и местах захоронений, которые характеризуют материальную и духовную
культуру коренных жителей Латвии (потомков куршей, земгалов, селов, латгалов,
ливов) в Средние века и Новое время. В средневековых городах сформировалась
другая культурно-историческая среда, где определяющую роль играли пришлые
чужеземцы (крестоносцы, торговцы, ремесленники и т. д.). Учет и более широкий
анализ случайных находок монет, которые достаточно часто встречаются в местах
захоронений, в статье не даются. Возможно, что большая часть из них связана с разрушенными захоронениями, хотя монеты на территорию кладбища могли попасть
также и как пожертвование у сакральных сооружений (около храмa, часовни), на
могильных холмиках, у могильных знаков или просто как потерянные деньги.
Из примерно 8,5 тыс. археологически исследованных могил монеты найдены в
12 % захоронений. От общего количества предметов могильного инвентаря монеты составляют более 20 %.
По функции и применению их можно разделить на две группы: ритуальные монеты и монеты-привески. В захоронениях исторического периода больше найде-
232
233
Скачать