Защита вод, водных животных и ... правовой, криминологический и международно-правовой аспекты).

Реклама
Защита вод, водных животных и растений (обще-социальный, уголовноправовой, криминологический и международно-правовой аспекты).
Конюшкина Ю.А.
Экологическая обстановка, которая наблюдается в современном мире, заставляет
задуматься,
насколько
пагубно
может
воздействовать
активная
деятельность,
направленная на благо научно-технического прогресса, на окружающую среду и,
следовательно, на полноценное, здоровое существование человечества в будущем.
Осознание остроты этой проблемы привело к необходимости совершенствования
законодательства, регулирующего правоотношения в сфере охраны окружающей среды.
Особую опасность для здоровья человека представляют действия, наносящие вред
водной среде, что связано с уникальностью и незаменимостью для человека этого
природного ресурса. В наибольшей степени это очевидным образом касается пресных
источников питьевой воды.
В преамбуле к Водному кодексу Российской Федерации подчеркивается, что воды
являются важнейшим компонентом окружающей природной среды, возобновляемым,
ограниченным и уязвимым природным ресурсом, используются и охраняются в
Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на ее
территории, обеспечивают экономическое, социальное, экологическое благополучие
населения, существование животного и растительного мира.
В этой связи актуальным и удивительно точным кажется определение важности
воды в жизни человека, данное Антуаном де Сент-Экзюпери в «Планете людей»: «Вода! У
тебя нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, тебя не опишешь, тобой наслаждаешься, не
понимая, что ты такое. Ты не просто необходима для жизни, ты и есть жизнь. Ты –
величайшее в мире богатство, но и самое непрочное – ты, столь чистая в недрах земли.
Можно умереть подле источника, если в нем есть примесь магния. Можно умереть в двух
шагах от солончакового озера. Можно умереть, хоть и есть два литра росы, если в нее
попали какие-то соли. Ты не терпишь примесей, не выносишь ничего чужеродного, ты –
божество, которое так легко спугнуть… Но ты даешь нам бесконечно простое счастье».
В настоящее время в целом по стране выявлено около 1800 очагов загрязнения
подземных вод, 78% которых находятся в Европейской части России.
В России 15% водных ресурсов не соответствует экологическим и санитарным
стандартам – две трети населения пьют загрязненную воду. В частности, реки Волга, Дон,
Обь, Иртыш, Урал, Енисей, Лена, Печора, Кама имеют недопустимый уровень
загрязнения. По данным, приводимым в федеральной целевой программе «Оздоровление
экологической обстановки на реке Волге и ее притоках, восстановление и предотвращение
деградации природных компонентов Волжского бассейна на период до 2010 года»,
ресурсы экологически чистой воды в Волжском регионе составляют не более 3 % от
общих ресурсов поверхностных вод. Среднегодовое количество вредных веществ,
поступающих с сельскохозяйственных угодий в Волгу, превышает 400 тыс. тонн.
На
одного
человека
в
России
приходится
в
год
520
кубических
метров сточных вод, из которых 370 представляют собой загрязненные воды, содержащие
примерно 170 кг токсичных веществ. Только на животноводческих комбинатах, фермах и
птицефабриках Волжского региона ежегодно образуется около 60 млн. кубических метров
навозных стоков, значительная часть которых попадает в реки Волжского бассейна (по
данным федеральной целевой программы «Оздоровление экологической обстановки на
реке Волге и ее притоках, восстановление и предотвращение деградации природных
компонентов Волжского бассейна на период до 2010 года»).
Загрязнение водоемов нарушает иммунную систему рыбы, влияет на ее половые
признаки, ведет к мутированию рыбы. Так, в обских водоемах отмечены случаи вылова
одной из самых ценных пород пресноводных рыб – муксуна – без половых признаков, что
может привести к исчезновению этого вида. Там же встречается гибрид рыбы, не
имеющей пола, с признаками одновременно таких сиговых, как щекур и пыжьян. По
мнению медиков, отравление воды вызывает вялое течение заболеваний у рыбы с
постепенным накоплением токсикантов. Особенно страдает осетр, который поедает
моллюсков, являющихся концентратами ядов (пропуская через себя воду, моллюск
оставляет вредные вещества в себе). В результате у осетровых развивается цирроз печени,
разрушаются почки и селезенка.
Крайне остро в настоящее время встала проблема строительства ГЭС в основном
русле Амура.
По данным WWF России, к 2009 году на Дальнем Востоке прогнозируется избыток
мощностей
потребности.
электростанций,
В
частности,
которые
на
0,5-1
стратегической
ГВт
превышают
программой
ОАО
перспективные
«Федеральная
гидрогенерирующая компания» (ОАО «ГидроОГК») на период до 2010 года и на
перспективу до 2020 года предусмотрены достройка к 2008 году Бурейской ГЭС,
строительство и ввод в эксплуатацию после 2010 года Нижнебурейской ГЭС (321 МВт),
Нижнезейской ГЭС (170 МВт), Ургальской ГЭС, проектно-изыскательские работы по
Тугурской ГЭС. В то же время, учитывая динамично развивающийся производственный
потенциал Китая и его заинтересованность в экспорте энергоресурсов, имеется угроза
возобновления планов строительства ГЭС на основном русле Амура.
2
С 2004 года по заданию Федерального агентства водных ресурсов ЗАО
«Совинтервод» разрабатывает «Схему комплексного использования и охраны водных
ресурсов бассейна реки Амур» (СКИОВР). В качестве информационной основы СКИОВР
используется подготовленная в 1994 году совместно с КНР «Схема комплексного
использования водных ресурсов пограничных участков рек Аргунь и Амур», которая была
ориентирована на создание каскада ГЭС в русле Амура (Амазарской, Джалиндинской и
Хинганской ГЭС как приоритетных).
Как полагает ряд специалистов в данной области, сегодня, когда вопросы
прогрессирующего трансграничного загрязнения амурских вод, сокращения воднобиологических ресурсов, геополитической и социальной стабильности являются в регионе
наиболее актуальными, гидроэнергетический вариант водохозяйственного освоения
Амура не только не решит, но обострит проблемы обеспечения качества воды, сохранения
и восстановления запасов лососевых, осетровых и частиковых рыб, сохранения
продуктивности и биоразнообразия пойменных экосистем.
Представляется, что жители Приамурья должны быть информированы о тех
проектах, которые в будущем могут осуществиться и необратимо изменят в худшую
сторону экосистему Амура. И тогда требования экологов о том, чтобы каждый такой
проект
проходил
независимую
общественную
экологическую
экспертизу,
и
поддержанные населением, смогут спасти Амур.
Аналогичная ситуация складывается и в отношении Байкала. Компания
«Транснефть» объявила о готовности начать строительство самого длинного в мире
нефтепровода для транспортировки нефти в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.
Это означает, что четыре тысячи километров нефтепровода пересекут Россию от озера
Байкал до Японского моря.
Экологи, в частности, сотрудники WWF России, всерьез обеспокоены тем, что
конечная точка нефтепровода располагается в Приморском Крае – регионе, в котором
живет четверть всех исчезающих видов животных и растений России. Здесь нефтепровод
пройдет вблизи уникальных природных территорий (биосферного заповедника ЮНЕСКО
«Кедровая падь», заказника «Барсовый», где живет дальневосточный леопард – самая
редкая в мире кошка) или пересечет их.
Более того, конечный пункт нефтепровода планируется разместить в бухте
Перевозная – рядом с единственным в России морским заповедником.
Очевидно, что крупномасштабные строительные работы, изъятие и нарушение
земель, высоковероятные разливы нефти и даже безаварийное функционирование
терминала нанесут непоправимый вред животному и растительному миру Дальнего
3
Востока, а также разрушат базу устойчивого развития региона – рыболовство и туризм, в
том числе экологический.
WWF России и другие природоохранные организации считают недопустимой и
чрезвычайно опасной реализацию проекта в сегодняшнем его виде, настаивают на
перенесении конечного пункта нефтепровода из бухты Перевозная в более приемлемое с
экономической, социальной и экологической точки зрения место – в одну из
альтернативных бухт, например, в порт Находки.
Учитывая серьезность складывающейся в области водных ресурсов ситуации,
необходимо обратиться к проблеме экологических преступлений против водных
биологических ресурсов.
В основном, совокупность экологических преступлений против водной среды
образована загрязнением вод, другими изменениями их природных свойств, а также
незаконной добычей водных животных и растений.
Об актуальности исследования проблемы экологических преступлений против
водной флоры и фауны говорит, прежде всего, тот факт, что в каждом конкретном случае
совершения экологических преступлений необходимо выяснять размер нанесенного
ущерба. При этом для определения объема возмещения экологического вреда и расчета
сумм ущерба надлежит руководствоваться законодательно установленными нормами, а
при их отсутствии – фактическими затратами на восстановление окружающей среды с
учетов всех понесенных убытков, в том числе и упущенной выгоды. Однако санкции,
предусмотренные за совершение соответствующих преступлений, не позволяют даже
частично осуществить такое восстановление.
Вышеизложенное свидетельствует о том, что преступления против вод, водных
животных и растений требуют тщательного исследования и повышения эффективности
мер по их предотвращению, выявлению, расследованию и наказанию за их совершение.
Закрепление в отдельной главе УК РФ
уголовной ответственности за
экологические преступления, в частности, за преступления против водных биоресурсов
стало важным шагом в формировании механизма реализации стратегии государства по
защите окружающей среды, а следовательно, в конечном итоге, по обеспечению
благополучия населения.
В частности, главой 26 УК РФ запрещается:
- загрязнение вод;
- загрязнение морской среды;
4
- нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе
и об исключительной экономической зоне Российской Федерации;
- незаконная добыча водных животных и растений;
- нарушение правил охраны рыбных запасов.
В рамках данной работы представляется возможным более подробно остановиться
на анализе проблем, связанных с двумя составами перечисленных преступлений –
загрязнением вод и незаконной добычей водных животных и растений.
Объектом загрязнения вод по российскому уголовному праву выступает
экологическая безопасность при обращении с водами и их природно-ресурсным
потенциалом.
Предметом преступления являются воды, понимаемые как химическое соединение
водорода и кислорода, существующее в жидком, твердом и газообразном состоянии, и как
вся вода, находящаяся в водных объектах (ст. 1 Водного кодекса РФ).
Объективная сторона загрязнения вод включает в себя деяние в нескольких
возможных формах, последствие нескольких видов и причинную связь между первым и
вторым: загрязнение, засорение, истощение поверхностных или подземных вод,
источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, если
эти деяния повлекли причинение существенного вреда животному или растительному
миру, рыбным запасам, лесному, или сельскому хозяйству.
Субъектом загрязнения вод выступает любое лицо, достигшее шестнадцати лет. По
разъяснению Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998г., к уголовной
ответственности по данной статье могут быть привлечены как должностные лица или
лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, так
и другие лица, совершившие это преступление (п. 9). Первые из названных лиц при
наличии необходимых признаков привлекаются к уголовной ответственности также по ст.
285, 201 УК.
Субъективная сторона состава загрязнения вод характеризуется, поскольку иное не
указано в диспозиции статьи, умышленной и неосторожной виной.
Основными сложностями в расследовании дел о загрязнении вод являются
несвоевременное
получение
прокуратурой
сведений
о
преступном
деянии.
Доказательственная база по данным уголовным делам состоит в основном из результатов
анализа проб воды и погибшей рыбы, при несвоевременном взятии этих проб в деле не
будет доказательств, достаточных для привлечения виновных лиц к уголовной
ответственности.
5
Природоохранные органы и СЭС проводят проверки бессистемно и при выявлении
признаков правонарушения и даже преступного посягательства часто ограничиваются
выдачей нарушителям предписаний и рекомендаций об устранении нарушений, виновные
не выявляются, к ответственности не привлекаются.
По настоящее время сохраняются недостаточное финансирование и отсутствие
координации действий с научно – исследовательскими организациями, так как все
экспертизы по данной категории дел проводятся вне экспертных учреждений МЮ РФ.
Для судебно – технологических и других подобных экспертиз приходится привлекать
специализированные предприятия и организации (научно – исследовательские и
проектные
институты,
органы
охраны
природы,
ЦСЭН),
которые
не
имеют
соответствующего статуса или требуют предварительную оплату за проведение экспертиз.
Также отмечается почти полное отсутствие методических рекомендаций НИИ
Генеральной
прокуратуры
РФ
и
указаний
Генеральной
прокуратуры
РФ
по
расследованию подобных дел.
Другим видом преступлений против водных биоресурсов, приобретающим в
настоящее время все большие, пугающие масштабы, является браконьерство.
Объектом преступлений, предусмотренных ст. 256 УК РФ, выступает стабильность
окружающей среды и ее природно-ресурсный потенциал в виде водной фауны как одного
из элементов животного мира. Объектом преступления, предусмотренного ч. 1 указанной
статьи, является также природно-ресурсный потенциал окружающей среды в виде водной
флоры – промысловых морских растений.
Предметом преступления альтернативно выступают: рыба, морской зверь, иные
водные животные, а также промысловые морские растения. Согласно разъяснению
Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. «О применении судами
законодательства об ответственности за экологические правонарушения», действия лиц,
виновных в незаконном вылове рыбы, добыче водных животных, выращиваемых
различными
предприятиями
и
организациями
в
специально
устроенных
или
приспособленных водоемах, либо завладение рыбой, водными животными, отловленными
этими организациями, или находящимися в питомниках, в вольерах дикими животными,
птицей, подлежат квалификации как хищение чужого имущества (п. 18).
В ч. 2 ст. 256 УК РФ особо выделяется незаконная добыча котиков, морских
бобров или иных морских млекопитающих. Предметом здесь выступают котики, морские
бобры и иные морские млекопитающие.
6
Под добычей рыбы, морского зверя и иных водных животных и промысловых
морских растений понимают действия, направленные на извлечение указанных предметов
из естественной природной среды и завладение ими.
Таким образом, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 256 УК РФ, может быть
совершено только путем активных действий. Добыча рыбы, морского зверя, иных водных
животных или морских растений является незаконной, если осуществляется в нарушение
норм природоохранного законодательства, регулирующего порядок и основания их
добычи.
Добыча водных животных и растений признается незаконной, если она
осуществляется: 1) без разрешения (лицензии), когда такое разрешение является
обязательным:, 2) при нарушении условий действия лицензии (например, вылавливается
большее количество рыбы); 3) при добыче животных и растений, занесенных в Красную
книгу;
4)
при
совершении
деяния
в
запретное
время
(время
нереста или линьки животных), в запрещенных местах и т. д.;
Незаконная добыча водных животных и растений не всегда влечет уголовную
ответственность, лица, виновные в ней, могут привлекаться и к административной
ответственности.
Пленум
указал,
что
Верховного
при
Суда
рассмотрении
РФ
от
уголовных
5
ноября
дел,
1998
г.
возникших
специально
в
связи
с
нарушением экологического законодательства, необходимо отграничивать экологические
преступления от экологических проступков, то есть виновных противоправных деяний,
причиняющих вред окружающей природной среде и здоровью человека, за которые
установлена административная ответственность.
В случае возникновения трудностей в разграничении уголовно наказуемого деяния
и административного проступка особое внимание следует уделять выяснению всех
обстоятельств, характеризующих вид экологического правонарушения, последствий
противоправного деяния, размера нанесенного вреда и причиненного ущерба.
В частности, разграничение уголовно-наказуемой добычи водных животных и
растений (ст. 256 УК РФ) и аналогичного административного проступка необходимо
проводить
по
признакам
наличия
крупного
ущерба,
применения
самоходного
транспортного средства или взрывчатых и химических веществ, электротока или иных
способов массового истребления, а также по обстоятельствам места совершения деяния
(места нереста или миграционные пути к ним, территории заповедника, заказника, зоны
экологического бедствия или зоны чрезвычайной экологической ситуации).
7
При решении судами вопроса о том, является ли ущерб, причиненный незаконной
добычей водных животных и растений, крупным (п. «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ), нужно
учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность
животных, их отнесение к специальным категориям, например к редким и исчезающим
видам, экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания, а также
иные обстоятельства содеянного.
При этом судам надлежит в каждом конкретном случае, квалифицируя содеянное,
исходить не только из стоимости добытого и количественных критериев, но и учитывать
причиненный экологический вред, т. е. вред, в целом нанесенный животному и
растительному миру.
В случае причинения крупного ущерба незаконной добычи водных животных и
растений необходимо установить причинную связь между действиями виновного и их
последствиями.
Незаконная добыча водных животных и растений, повлекшая причинение
крупного ущерба, – материальный состав. Преступление признается оконченным, когда
крупный ущерб причинен.
Преступный характер второго вида незаконной добычи водных животных и
растений (п. «б» ч. 2 ст. 256 УК РФ) определяется изменением экологически опасных
способов совершения деяния. Под ними понимаются: применение самоходного
транспортного плавающего средства; применение взрывчатых и химических веществ;
применение электротока и применение иных способов массового истребления водных
животных и растений.
Для вменения п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ не требуется, чтобы последовало
фактическое массовое истребление водных животных или растений. Если оно имело
место, содеянное должно квалифицироваться по п. «б» и «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ при
наличии признаков крупного ущерба.
Целесообразным представляется предложение некоторых ученых относительно
квалификации незаконной добычи водных биологических ресурсов с применением
химических
веществ,
повлекшей
массовую
гибель
животных.
Ее
надлежит
квалифицировать по совокупности – как преступления, предусмотренные п. «б» и п. «а» ч.
1 ст. 256 УК РФ, то есть по признакам использования химических веществ и причинения
крупного ущерба. Крупный ущерб как признак преступления, предусмотренного п. «а» ч.
1 ст. 256 УК РФ, может выразиться в качестве проявления существенного экологического
вреда, в частности, в гибели животных и растений, уничтожении рыбных запасов, мест
нереста и нагула, в массовой гибели животных, в том числе и водных. Кроме этого,
8
существенный вред может быть обусловлен экологической ценностью уничтоженных
животных.
Массовая
гибель
животных
–
одно
из
проявлений
существенного
экологического вреда, а следовательно, и крупного ущерба как признака преступлений,
предусмотренных п. «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ. К сожалению, законодатель не
дифференцировал степень общественной опасности преступлений с формальным
составом (п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ) и преступлений, считающихся оконченными с
момента причинения водным биологическим ресурсам крупного ущерба. При такой
форме преступного поведения загрязнение вод является предусмотренным законодателем
способом достижения преступной цели – добыть, обособить от естественной среды
обитания объекты водного животного или растительного мира. Загрязнение вод не
предполагает наличия такой цели.
Избирательность законодателя, установившего ответственность за незаконную
добычу водных биоресурсов на территории заповедника или заказника (преступление с
формальным составом) в ст. 256 УК РФ,
обусловила довольно резкое отличие
юридической оценки водного браконьерства, совершаемого в пределах заповедников и
заказников, с одной стороны, и иных особо охраняемых территорий – с другой. Это не
соответствует закрепленному в ст. 3 Федерального закона «Об охране окружающей
среды» принципу приоритета сохранения природных комплексов, одним из видов
которых выступают особо охраняемые территории.
Согласно ст. 4 указанного закона, все виды таких территорий подлежат особой и
первоочередной охране. В этой связи, представляется целесообразным согласиться с
мнением ряда ученых в том, что в качестве одного из признаков места совершения
незаконной добычи водных биоресурсов (п. «г» ч. 1 ст. 256 УК РФ) следует указать особо
охраняемые территории (акватории).
Согласно разъяснению Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября
1998 г., при разрешении дел о незаконной добыче водных животных и растений судам
следует иметь ввиду, что орудия, с помощью которых совершался вылов рыбы, отстрел
зверей, а также использовавшиеся при этом транспортные, в том числе плавучие средства,
принадлежащие виновным, рассматриваются как вещественные доказательства и могут
быть конфискованы.
Третий вид незаконной добычи водных животных или растений по ч. 1 ст. 256 УК
– незаконная добыча в местах нереста или на миграционных путях к ним (п. «в»). Деяние
преступно в связи с совершением его в запрещенных местах.
Преступный
характер
четвертого
вида
незаконной
добычи
водных животных или растений (п. «г» ч. 1 ст. 256 УК РФ) также определяется
9
совершением деяния в запрещенных местах. К ним законодатель относит: территорию
заповедника; территорию заказника; зону экологического бедствия; зону чрезвычайной
экологической ситуации.
Незаконная добыча водных животных или растений, предусмотренная пп. «б», «в»,
«г» ч. 1 ст. 256 УК РФ, отнесена законодателем к формальным составам. Преступление
считается оконченным с момента начала добычи, выслеживания, преследования, ловли
независимо от того, были ли фактически добыты водные животные и растения.
Преступления, связанные с причинением крупного ущерба (п. «а» ч. 1 ст. 256 УК),
образуют оконченный состав лишь при наличии реального ущерба (п. 17 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998г.).
В законе специально не оговаривается место совершения незаконной добычи
водных животных и растений. Тем не менее, оно толкуется в праве ограничительно, с
учетом места совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 256 УК РФ.
Незаконная добыча водных животных и растений по ч. 1 ст. 256 УК РФ
может
быть
совершена
только
на
водных
объектах,
входящих
в
состав территории Российской Федерации.
Незаконная добыча морских млекопитающих осуществляется только на основании
специальных разрешений; при их отсутствии, а также при нарушении условий, указанных
в разрешении, она незаконна.
Преступность деяния определяется местом совершения преступления. Добыча
морских млекопитающих подпадает под ч. 2 ст. 256 УК РФ, если она осуществляется в
открытом море и в запретных зонах.
Добыча морских млекопитающих вне этих мест преступна, если имеются признаки
преступления, предусмотренного в ч. 1 ст. 256 УК РФ.
В ч. 3 ст. 256 УК РФ предусмотрены квалифицирующие признаки к обоим
составам незаконной добычи водных животных или растений. К ним законодатель
относит: совершение преступления лицом с использованием своего служебного
положения; совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и
совершение преступления организованной группой. Причем для вменения ч. 3 ст. 256 УК
РФ достаточно одного из указанных признаков.
Незаконная
добыча
водных
животных
или
растений
лицом
с
использованием своего служебного положения предполагает совершение преступления
специальным субъектом. К таким лицам следует относить: должностных лиц (например,
работников Госкомитета РФ по рыболовству, сотрудников правоохранительных органов);
лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации
10
(например, руководителей организаций, занимающихся рыбным промыслом); служащих,
не наделенных признаками должностного лица или лица, выполняющего управленческие
функции
в
коммерческой
муниципальных
или
служащих,
иной
служащих
организации
(государственных
коммерческой
или
иной
служащих,
организации).
Обязательным признаком, кроме факта наличия служебного (должностного) положения,
является здесь использование его для совершения преступления.
В силу разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г., незаконная
добыча водных животных или растений, совершенная должностным лицом или лицом,
выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, не
требует дополнительной квалификации по ст. 201, 285 УК РФ (п. 10).
Незаконная добыча водных животных или растений признается совершенной
группой лиц по предварительному сговору, если в ней участвовали два и более лица,
заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК РФ).
В
рамках
анализа
составов
преступлений,
предусмотренных
в
ст. 256 УК РФ, необходимо оговорить квалификацию действий лиц, которые, не
занимаясь лично незаконной добычей водных животных или растений, приобретают их у
незаконных добытчиков (браконьеров). Указанный вопрос решен в п. 8 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. Пленум подчеркнул: «Рассматривая
дела, связанные с нарушением законодательства об охране природы, судам следует иметь
в виду, что заранее обещанное им обретение добытой заведомо преступным путем
продукции или систематическое приобретение ее от одного и того же правонарушителя
лицом, которое сознавало; что своими действиями дает возможность правонарушителю
рассчитывать на содействие в сбыте этой продукции, должно квалифицироваться как
соучастие в преступлении в форме пособничества», т. е., применительно к составу
незаконной добычи водных животных или растений, по ст. 33, 256 УК РФ
(соответствующим частям).
Разовое заранее не обещанное приобретение браконьерски добытых водных
животных или растений влечет уголовную ответственность по ст. 175 УК РФ за
приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.
Преступления, предусмотренные ст. 256 УК РФ, независимо от ее части, отнесены
законодателем к категории преступлении небольшой тяжести.
Субъект преступления при незаконной добыче водных животных – общий. Им
может быть любое лицо, достигшее шестнадцати лет. Субъект нарушения правил охраны
рыбных запасов – специальный. Им является лицо, обязанное выполнять указанные
11
правила (руководители и работники лесозаготовительных, строительных организаций,
гидротехнических сооружений и т. д.).
Полностью обоснованным представляется мнение ряда ученых относительно
возможности совершения преступления, выражающегося в незаконном изъятии водных
биоресурсов
из
среды
их
обитания,
с
неосторожной
формой
вины.
Общая
осведомленность о наличии правил добычи водных биологических ресурсов не может с
необходимостью указывать исключительно на прямой умысел со стороны лица, незнание
же определенных фактических обстоятельств и конкретного содержания правовых
предписаний, породившее уверенность субъекта в правомерности своего поступка,
неизвинительно в силу обязанности и возможности такой осведомленности, и указывает
на неосторожную форму вины.
Относительно субъективной стороны рассматриваемого вида преступлений
представляется возможным отметить, что она характеризуется прямым и косвенным
умыслом при незаконной добыче водных животных или растений, причинившей крупный
ущерб, и только прямым умыслом по другим видам незаконной добычи водных животных
или растений, предусмотренным 1 ст. 256 УК РФ.
Санкции, предусмотренные за рассматриваемые преступления УК РФ, не отражают
реалии и потребности современного российского общества. В этой связи, в соответствии с
принципами объективности и справедливости, а также трудностями и дорогостоимостью
процесса восстановления природной среды, представляется необходимым значительно
увеличить размеры штрафов за экологические преступления против вод, водных
животных и растений.
Кроме того, существенным моментом при определении уголовной ответственности
за совершение экологических преступлений против вод, водных животных и растений
должен быть принцип ее неотвратимости.
Далее
представляется
интересным
остановиться
на
криминологической
характеристике преступлений против водных биоресурсов.
Криминология в отношении преступлений против вод, водных животных и
растений представляет собой науку, изучающую преступность, причины и условия
совершения преступления, личность преступника, а также пути и средства превенции и
профилактики экологических преступлений против вод, водных животных и растений.
Преступность в отношении экологических преступлений против вод, водных
животных
и
растений
можно
определить
как
социально-правовое
явление,
складывающееся из совокупности экологических преступлений против вод, водных
12
животных и растений, совершенных на определенной территории в определенный
исторический период.
Экологическая преступность против вод, водных животных и растений различается
по:
- тяжести, то есть тому ущербу, который был нанесен водной среде совершением
данного преступления;
- территории, на которой совершено экологическое преступление против вод,
водных животных и растений;
- тому историческому моменту развития общества, в который было совершено
экологическое преступление против вод, водных животных и растений;
- конкретным видам, то есть по тому, какая статья УК РФ была нарушена
вследствие совершения экологического преступления против вод, водных животных и
растений;
- характеристике лиц, совершивших какое-либо экологическое преступление
против вод, водных животных и растений.
В отношении преступности против вод, водных животных и растений необходимо
отметить, что она включает в себя две подструктуры:
1) устойчивую преступность (например, браконьерский вылов рыбы);
2) ситуативную преступность (например, загрязнение водоема вследствие разового
выброса отходов предприятия).
Условия преступности в области водной среды – это те явления, которые создают
реальную возможность совершения какого либо преступления против вод, водных
животных и растений.
Основной причиной экологической криминогенной детерминации можно считать
отражающее взаимосвязь общества и природы противоречие между природой и
человеком, не всегда осознающим то, что он является ее частью.
Можно выделить еще ряд причин, которые препятствуют возбуждению уголовного
дела своевременно, к ним можно отнести:
– проблему разграничения экологического проступка и преступления, так как
зачастую их характерные признаки совпадают, и отличие заключается лишь в
общественной опасности экологического преступления, которое не сводится к сумме
вредных единичных последствий или к сумме причиненного экологического или
экономического вреда, а также
вреда
здоровью
людей, она носит
сложный
интеграционный характер. При чем в законодательстве не закреплены данные
характеристики, которые бы позволяли отнести деяние к экологическому преступлению.
13
С научной точки зрения, целесообразно выделить качественную характеристику
общественной
опасности
(определяется
характером,
экологической
значимостью
социальных ценностей, которым противопоставляется данное противоправное поведение)
и количественную характеристику (выражается в тяжести степени нанесения ущерба);
– препятствие со стороны отдельных должностных лиц, в результате действий
которых вместо расследования долгое время ведутся проверки, предварительные
исследования и т.п., в результате чего затрудняется поиск свидетелей, утрачиваются
следы преступлений.
Проблемы экологического сознания и их деформация усиливают криминогенное
воздействие причиняющих факторов. Эти проблемы кроются в:
связанном
-
с
экологической
некомпетентностью,
переоценкой
возможности человека контролировать и влиять на происходящие в природе изменения;
- переоценке способности природы к самовосстановлению;
ориентировании
-
на
ложные
цели,
определяющие
безразличие
к
состоянию природы;
неверии
отношения
в
возможность
между
правовыми
человеком
и
методами
природой,
урегулировать
вытекающим
из
правового нигилизма и неуважения к закону.
По третьему элементу, составляющему криминологический аспект экологических
преступлений против водной среды, представляется необходимым отметить, что крайне
важно
своевременное
психические,
и
всесторонне
проанализировать
социально-демографические,
биологические,
образовательно-культурные,
нервно-
социально-
ролевые, ценностно-мотивационные, профессиональные и нравственные особенности
субъекта конкретного экологического преступления, которые оказывают влияние на
поведение личности в качестве условия преступности в области водной среды, поскольку
это значительно облегчит работу по выяснению всех обстоятельств уголовного дела,
выбору вида уголовной ответственности, а также позволит осуществить превенцию
подобных преступлений в будущем.
Что касается четвертой группы явлений, образующих криминологический аспект
экологических
преступлений
против
вод,
водных
животных
и
растений,
то
предупреждение таких преступлений ведется по двум направлениям:
1) по линии выявления, пресечения, изобличения, наказания виновных, их
исправления;
2) по линии недопущения и предотвращения преступлений мерами профилактики
на общесоциальном и специально криминологическом уровнях, необходимость которых
14
была осознана вместе с осознанием и развитием самого учения о преступности.
«Хороший
законодатель
не
столько
заботится
о
наказаниях
за
преступления, сколько о предотвращении преступлений, он постарается не столько
карать, сколько улучшать нравы», писал Монтескье в своем трактате «О духе законов».
В этой связи можно выделить круг мероприятий, способных влиять на
антикриминогенные процессы:
- разработка безотходных и малоотходных технологий, комплексное использование
сырья, утилизация отходов;
-
строительство
альтернативных
производств,
для
ослабления
давления на природу;
- усиление контроля за технологической дисциплиной в промышленности,
строительстве, сельском хозяйстве, науке;
- общее изменение в направлении усиления персональной ответственности за
состояние экологической обстановки;
- социально-экологическое воспитание и др.
Предупреждение и профилактика преступности в области водной среды имеют три
основных уровня:
1) общесоциальное предупреждение преступлений против вод, водных животных и
растений (различные государственные программы, образовательная деятельность и т.д.);
2) специально-криминологическое предупреждение преступлений против вод,
водных животных и растений (деятельность специально уполномоченных органов);
3) индивидуальное предупреждение преступлений против вод, водных животных и
растений (направленное на конкретного субъекта, совершившего фоновый поступок,
который может привести к совершению экологического преступления).
В
заключение
разговора
о
криминологических
проблемах,
связанных
с
преступлениями против водных биоресурсов необходимо отметить, что эффективности
предотвращения таких преступлений способствовало бы значительное усиление контроля
за экологически опасными территориями, зонами и объектами подтвержденного и
потенциального экологического риска.
Кроме того, необходимо разработать единую экологическую концепцию, которая
должна установить пределы природопользования, определить допустимые границы
взаимодействия с природой в области водной среды.
Необходимо также отметить, что в целях достижения максимального результата
деятельность по предупреждению и профилактике преступности в области водной среды
15
должна осуществляться скоординировано сразу потрем направлениям: общесоциальному,
специально-криминологическому и индивидуальному.
Хотелось бы также остановиться на международном аспекте рассматриваемой
темы.
Проблема охраны окружающей среды на современном этапе развития общества
автоматически отходит на второй план, уступая место разрешению экономических,
социальных, политических и других вопросов. Однако обеспечение всесторонней и
безусловной защиты окружающей среды представляется невозможным до тех пор, пока не
будет однозначно осознаваться первостепенная ценность человеческой жизни и среды его
обитания, пока вся мировая общественность в лице каждого отдельного индивида не
станет
руководствоваться
положением
Всемирной
хартии
природы,
принятой
Организацией Объединенных наций в 1982 году, о том, что «каждая форма жизни
уникальна, достойна уважения независимо от ее ценности для человека, и для того, чтобы
обеспечить
такое
признание
другим
живым
организмам,
человек
должен
руководствоваться нравственным кодексом поведения».
Участие Российской Федерации в Группе ведущих промышленно развитых
демократических государств мира – «Группе восьми», наряду с Великобританией,
Германией, Италией, Канадой, США, Францией и Японией, позволяет ей выносить на
международный
уровень
актуальные
проблемы,
требующие
эффективного
и
незамедлительного решения.
Одной из таких глобальных проблем, все более явственно встающих перед
мировым сообществом, является истощение водных ресурсов, поскольку оно влечет за
собой прямую угрозу безопасности человека.
Природоохранное сотрудничество в рамках стран-членов «Восьмерки» прошло
уже несколько этапов.
Так, в апреле 2002 г. состоялась встреча министров окружающей среды странчленов «восьмерки» в Канаде (г. Банфф). Здесь рассматривались вопросы по координации
действий стран «восьмерки» в сфере охраны окружающей среды; здоровья населения;
изменения климата и проблеме ратификации Киотского протокола к Рамочной конвенции
ООН об изменении климата.
В июне 2002 г. в г. Кананаскисе (Канада) на саммите «Группы восьми» также
рассматривались проблемы, связанные с водными ресурсами и питьевой водой.
На Саммите в Эвиане (Франция) в июне 2003 г. был принят план действий
«Группы восьми» по водным ресурсам, утверждающий необходимость надлежащей
16
политики в области водных ресурсов и более эффективного использования финансовых
средств, направляемых в данную сферу.
В ходе указанного саммита обсуждался План реализации решений Всемирного
саммита по устойчивому развитию в сфере воды, Третий Всемирный форум по чистой
воде, Встреча профильных министров в Японии в марте 2003 г. и ряд других вопросов.
Что касается непосредственных интересов России, то на саммите в
2006
г.
под
председательством
России
представляется
целесообразным
подчеркнуть важность реализации Конвенции по защите Черного моря от загрязнения
(Бухарестская конвенция), Декларации по защите экосистем Черного моря, Протокола по
сохранению биоразнообразию и ландшафтов, Стратегического плана действий по
оздоровлению и защите Черного моря.
Кроме того, очевидна заинтересованность Российской Федерации в реализации
Конвенции по защите морской среды района Балтийского моря (Хельсинкская
конвенция).
Требует также внимания Каспийская экологическая программа (КЭП), в рамках
которой неоднократно всплывал вопрос о стратегии по сохранению биоразнообразия
Каспийского моря и была разработана Рамочная конвенция по защите морской среды
Каспийского моря.
По существу сложившейся в сфере водных ресурсов проблеме можно отметить
следующие моменты.
Основной причиной современной деградации природных вод Земли, по мнению
участников «Группы восьми», является антропогенное загрязнение.
Главными его источниками служат:
а) сточные воды промышленных предприятий;
б)
сточные
воды
коммунального
хозяйства
городов
и
стоки
с
др.
населенных
пунктов;
в)
стоки
систем
орошения,
поверхностные
полей
и
др.
сельскохозяйственных объектов;
г)
атмосферные
выпадения
загрязнителей
на
поверхность
водоемов
и
водосборных бассейнов.
Все
государства-участники
антропогенное
загрязнение
«Группы
гидросферы
восьми»
в
сходятся
настоящее
во
время
мнении,
что
приобрело
глобальный характер и существенно уменьшило доступные эксплуатационные ресурсы
пресной воды на планете. Общая масса загрязнителей гидросферы огромна. Она
составляет около 5 млрд. т в год.
17
Что касается мирового океана, то здесь нефть и нефтепродукты являются наиболее
распространенными загрязняющими веществами. Наиболее угрожают чистоте водоемов
нефтяные масла. Эти очень стойкие загрязняющие вещества могут распространяться на
расстояние более 300 км от источника. При этом образуется пленка, изолирующая и
затрудняющая газообмен.
Вместе с нефтепродуктами в океан попадают сотни и тысячи тонн ртути, меди,
свинца, соединений, входящих в состав применяемых в сельскохозяйственной практике
химических веществ и просто бытовых отходов.
Основными источниками загрязнения водоемов служат предприятия черной и
цветной металлургии, химической, нефтехимической, целлюлозно-бумажной и легкой
промышленности.
Такие участники «Группы восьми» как Германия и Великобритания, вместе с
рядом других стран – Данией, Нидерландами, Норвегией и Бельгией, обеспокоены
экологическим состоянием Северного моря, которое резко ухудшилось вследствие сброса
ядовитых промышленных отходов ряда химических предприятий, принадлежащих
транснациональным
корпорациям,
а
также
применения
хищнических
методов
рыболовства.
Таким образом, очевидно, что дальнейшее загрязнение морских и речных вод в
государствах Северо-западной Европы может привести к непоправимым последствиям,
которые испытают на себе будущие поколения жителей прибрежных районов Северного
моря.
Ежегодно в море вытекает около миллиона тонн нефти из буровых вышек,
прохудившихся нефтепроводов, из портов, промышленных предприятий и рек.
В
рыбе,
обитающей
в
Северном
море,
накапливаются
ядохимикаты,
применяемые для защиты растений.
Адриатическое море стоит на пороге экологической катастрофы. Вызвано это тем,
что
в воду Адриатики сбрасывается 64% промышленных и
почти половина
канализационных отходов Италии.
В
Венеции
большая
часть
улова
тунца
реквизируется
инспекторами
здравоохранения. В них слишком высоко содержание ртути. Дожди смывают здесь в море
минеральные удобрения с полей и пищевые отходы. Они в сочетании с теплом местного
мелководья вызвали биологический взрыв –разрослись морские водоросли, которые
абсорбируют из воды содержащийся в ней кислород, отчего рыба начинает задыхаться.
Средиземное море – самое грязное в мире. В него сбрасываются тысячи
кубометров неочищенных сточных вод, промышленных и бытовых отходов, которые
18
медленно, но неотвратно уничтожают в заливе все живое. Причина – отсутствие очистных
сооружений на многих промышленных предприятиях.
Существует также проблема, связанная с тем, что экологическая преступность в
области водных ресурсов давно приобрела транснациональные формы. Необходимы
совместные усилия многих государств, какие демонстрируют страны Евросоюза при
охране Рейна, Альпийских ледников, Северного и Балтийского морей и др., направленные
на пресечение загрязнения водоемов, расположенных в нескольких государствах. Эти
усилия необходимо синхронизировать и в сфере применения уголовного законодательства
об охране вод.
Осознание мировым сообществом такой глобальной проблемы повлекло за собой
поиски неотложных и эффективных способов вмешательства в сложившуюся ситуацию.
В этой связи следует отметить некоторые решения, принятые на прежних
саммитах, в частности, на саммите в Эвиане (Франция) в июне 2003 г., среди которых
основными были следующие:
- более эффективное и действенное
направление в сферу водных ресурсов
финансовых средств;
- разработка всеобъемлющих планов комплексного управления водными ресурсами
и их эффективного использования;
- обмен наилучшими методами предоставления услуг в области водоснабжения и
санитарии;
- поощрение международных финансовых институтов к тому, чтобы они уделяли
приоритетное внимание проблеме водных ресурсов.
Учитывая изложенное, представляется, что позитивному развитию международных
отношений в области защиты водной среды способствовали бы также и следующие шаги:
-
приведение
норм
российского
уголовного
права
в
соответствие
с
международными стандартами;
- заключение соглашений об ответственности транснациональных корпораций
(ТНК) за преступления в сфере природопользования, совершенные на территории
договаривающихся государств;
- заключение соглашений о выдаче лиц, подвергшихся уголовному преследованию
в других странах за совершение рассматриваемых преступлений;
-
заключение
соглашений
о
взаимодействии
правоохранительных
и
природоохранных органов государств-участников при расследовании преступлений
против вод, водных животных и растений;
19
- принятие мер по скорейшему присоединению Российской Федерации к
Европейской конвенции о защите окружающей среды средствами уголовного права
1998 г;
- создание специальной международной организации, уполномоченной заниматься
исключительно вопросами экологических преступлений, и в частности, преступлений
против водных биоресурсов.
Учитывая изложенное, становится очевидно, что правоохранительными органами
зачастую недооценивается проблема экологической преступности в области водных
ресурсов и ее влияние на условия жизни населения. Существует устойчивая тенденция к
регистрации очень незначительной части преступлений против вод, водных животных и
растений, постоянно растет их латентность. Кроме того, в большинстве случаев
уполномоченными органами сознательно, исходя из своих финансовых интересов, не
обеспечивается полнота ответственности лиц, совершающих экологические преступления,
многие из таких дел даже не доходят до суда.
Вместе с тем, в настоящее время человечество оказалось перед неоспоримым
фактом, свидетельствующим, что для выживания мировому сообществу придется всерьез
задуматься о путях сохранения окружающей природной среды и, в частности, водных
биоресурсов, составляющих основу жизнедеятельности человека.
Поэтому
столь
актуальными
и
требующими
скорейшего
применения
представляются меры, которые необходимо предпринять в целях защиты вод, водных
животных и растений, среди которых можно выделить усиление контроля за экологически
опасными территориями, зонами и объектами подтвержденного и потенциального
экологического риска; разработку единой экологической концепции, которая установит
пределы природопользования и определит допустимые границы взаимодействия с
природой в области водной среды; скоординированную деятельность всех звеньев
уполномоченных органов и частных заинтересованных лиц по защите вод; значительное
увеличение размеров штрафов за совершение преступлений против водных биоресурсов в
сочетании с принципом неотвратимости наказания; повышение притока финансовых
средств в сферу водных ресурсов, в том числе от зарубежных инвесторов; дальнейшее
развитие международных отношений путем обмена опытом и заключения соглашений,
направленных на защиту вод, водных животных и растений; а также ряд других мер.
20
Использованная литература
1. Уголовный кодекс Российской Федерации. СЗ РФ. 1996. N 25. ст. 2954.
2. Водный кодекс Российской Федерации. СЗ РФ. 2001. N 11. ст. 1001.
3. Федеральный закон «Об охране окружающей природной среды» от 10 января
2002 г. СЗ РФ. 2002. N 2. ст. 133.
4. Федеральный закон «О животном мире» от 24 апреля 1995 г. СЗ РФ. 1995 г.
№ 17. ст. 2943.
5. Желваков Э.Н. Уголовно-правовая охрана окружающей природной среды в РФ.
М., 2002.
6. Дубовик О.Л. Экологические преступления: Постатейный комментарий к гл. 26
УК РФ. 1998.
7. Копылов М.Н. Юридическая ответственность за экологические преступления.
М., 2004.
8. Лопашенко Н.А. Экологические преступления. Комментарий к главе 26 УК РФ.
СПб. Юридический центр Пресс. 2002.
9. Сент-Экзюпери А. Планета людей. СПб. Лимбус Пресс. 1999.
10. http://wwf.ru .
21
Скачать