Есть диагноз — будет лечение

Реклама
Есть диагноз — будет лечение
В следующем году лаборатории неразрушающего контроля и
диагностики ОАО "Кондопога" исполняется 30 лет. Она была создана
для контроля подшипниковых узлов на бумагоделательных машинах.
Потом у неё появились дополнительные функции.
Человек, далёкий от производства, и не поймёт сразу, чем
занимаются в этой лаборатории. Представит белые халаты, какиенибудь пробирки. На самом деле специалисты лаборатории — лучшие
сталкеры производства, им известны все пути в сложном лабиринте
комбината. На обходе их сопровождают шум, жара и влажность. И в
таких непростых условиях им надо снять показания приборов. Кто-то
назовёт это роскошью для производства: приборы, подготовка
специалистов, сертификаты и аттестации — всё это требует больших
вложений. Но если серьёзно думать о профилактике, работать на
опережение, а не от аврала до ЧП, то это направление в
централизованной ремонтной службе необходимо усиливать.
Сейчас в лаборатории работают девять человек: пять инженеров и
четыре оператора. У каждого из них своё направление деятельности.
Евгений Пуганов, Сергей Акимов и Андрей Иванович Яшков
контролируют подшипниковые узлы, Яшков — на ТЭС, остальные —
на буммашинах. Андрей Иванович Зубов работает с первого дня
существования лаборатории, он специалист широкого профиля, его
опыт позволяет работать на любом направлении лаборатории. Сейчас
чаще всего он курирует ТЭС, а ещё занимается контролем жидких и
консистентных масел, применяемых на производстве. Станислав
Рогай в основном занимается центровкой. Андрей Корнышев —
мониторингом и диагностикой подшипниковых узлов и оборудования.
Олег Орехов и Сергей Селюсь работают с металлом: проверяют
качество соединений во время и после ремонта, осуществляют
контроль стыков, сварочных швов, проверяют нет ли трещин и прочих
дефектов в металле трубопроводов и котлов. Спектральный анализ
металлов на подтверждение марки стали — тоже их "епархия".
Возглавляет всю службу — Андрей Чамров, который хоть и считается
администратором, но нередко сам "выходит в поле" для проведения
необходимых работ. Почему?
— Мы все учимся. Учебники, техдокументация и инструкции
необходимы, но пока сам не опробуешь на практике, как работает
прибор, как ведёт себя агрегат, необходимого опыта не наберёшь, —
считает Андрей Юрьевич.
Необходимость в накоплении опыта существует ещё и потому, что за
последние два-три года в лаборатории сильно обновился кадровый
состав. Ушли многие специалисты, появились новички. Например, не
так давно с "девятки" пришёл Андрей Корнышев. Был механиком. В
лаборатории считают, что лучшие диагносты получаются именно из
механиков, которые подшипники знают как свои пять пальцев.
Механики и бригадиры цехов и в настоящее время при помощи
длинных трубочек (слухачей) отслеживают работу подшипников.
Хороший "слухач" прекрасно разбирается в механической "музыке". В
цехах работают очень опытные бригадиры, которые много лет
успешно контролируют и оценивают состояние подшипников. Но с
прибором человеку не тягаться: электронная диагностика намного
раньше человеческого слуха определит, что в подшипнике есть
проблемы. Хотя, признаётся Андрей Чамров, трубочкой и сейчас
интересно воспользоваться, но только так, для общего развития.
Сейчас на бумагоделательных машинах № 8, 9 и 10 в режиме он-лайн
работают автоматизированные системы SKF, которые при помощи
специальных датчиков отслеживают состояние подшипников на
сушильных частях буммашин. Система позволяет вовремя выявлять
неисправности именно там, где оператору с прибором невозможно
подойти к подшипниковому узлу. Остальные подшипники контролируют
лично операторы лаборатории. Сейчас они применяют новый метод
диагностики, более детальный, более точный. "Поймать" или вовремя
заметить неисправность подшипника важно вовремя, пока он не
разлетелся и не остановил всю буммашину.
Как говорит А. И. Зубов, если что-то крутится, значит, оно трясётся:
— Мы контролируем вибросостояние оборудования и пытаемся
сделать, чтобы тряслось меньше. Наша задача не только поставить
точный диагноз, но и "назначить лечение", то есть дать рекомендации,
что сделать, чтобы оборудование работало в соответствии с
технической документацией, как должно, а не как получится.
Пожалуй, русское "авось" — главный враг специалистов
лаборатории. Почему-то до сих пор некоторые работники в цехах
уверены, что "само пройдёт", "работает же и ладно" и от
рекомендаций специалистов лаборатории отмахиваются. Но если понастоящему заботиться об оборудовании, считать трудозатраты на
плановую профилактику, а не на экстренный ремонт, тогда
неразрушающий контроль и диагностика — верные помощники. Чамров
считает, что свою необходимость лаборатория может доказывать
только
делом.
И такие дела, которые реально помогают производству, случаются
каждый день.
Недавно в утилькотельной завершилась длинная эпопея по
доведению до ума вентилятора первичного воздуха второго котла.
Долгое время А. И. Зубов добивался, чтобы этот агрегат был
отремонтирован именно по его рекомендациям. И когда это сделали
(выставили раму по горизонту, сделали центровку, балансировку и
прочее), вибрация упала ниже нормативных показателей. Как
говорится, результат виден невооружённым глазом. Обмануть можно
человека, железо не обманешь.
Сейчас в промкотельной начался ремонт котла №5. Техническому
руководителю лаборатории О. Орехову и инженеру по сварке С.
Селюсь предстоит большой объем работы по контролю стыков,
сварочных соединений. На все эти виды работ у лаборатории есть
лицензии, как, впрочем, и на все остальные виды работ, а её
специалисты проходят необходимые аттестации.
Когда есть возможность провести ремонт, начиная от фундамента —
это идеальный случай. Так в ДМЦ все дефибреры, которые "уходят"
на капитальный ремонт, собирают только при контроле специалистов
лаборатории. Это позволяет избежать многих неприятностей. Но на
работающих агрегатах это невозможно, поэтому механики цехов
получают рекомендации, которые позволяют частично "погасить"
вибрацию: сделать центровку, балансировку, виброналадку. После этих
мероприятий заметно снижается потребление электроэнергии,
увеличивается КПД механизма, да и срок службы агрегата заметно
продлевается. Специалисты лаборатории каждый день выполняют дветри заявки по центровке. Механики видят реальную пользу от этих
действий. Чамров надеется, что когда ЦРС заработает в полную силу,
то договариваться будет проще, сейчас пока ещё есть цеховая
разобщенность.
Работа по заявкам — одна форма работы лаборатории, но
специалисты обязаны два раза в месяц по графику обойти всё
оборудование, которое находится в их зоне ответственности.
Оборудования много и им "не объять необъятное". На одной
буммашине — более ста точек проверки. Выход один — надо
применять
более
точные,
более
современные
приборы
автоматического диагноза. Да, они дороги, но они того стоят. И, как
считают специалисты лаборатории, они стали бы лучшим подарком к
тридцатилетию лаборатории.
Они скромны в своих запросах, хотя мечтают о многом. Когда
говорят о своей работе, глаза горят. "Нам бы ещё такой-то вот
прибор", "а нам бы ещё балансировочный станок". Да, и сегодня
можно провести центровку при помощи линейки, а вместо
калиброванной платины использовать консервную банку, но на дворе
XXI век. Лаборатория неразрушающего контроля и диагностики
каждый день доказывает свою важность для производства.
Татьяна СОЛОУСОВА.
Скачать