74-79

Реклама
С.74-79
Stalag 308 Neuhammer
История и возникновение лагеря
Подготовку к созданию этого лагеря командование VIII Военного Округа Вермахта
начало весной 1941 года. Эта задача была поручена опытному офицеру вермахта майору
Трнка (Trnka).147 Как выплывает из нумерации, используемой для лагерей военнопленных
Третьего Рейха, этот шталаг был предназначен для русских военнопленных. Арабскими
цифрами обозначались лагеря для русских. Немцы перед началом агрессии на Советский Союз
осознавали свою военную мощь. Считались с тем фактом, что приток заключенных, которых
захватят в плен, будет настолько велик, что для них нужно построить дополнительные лагеря
военнопленных. Существующие шталаги и офлаги не смогут разместить такое количество
солдат с Восточного фронта. Кроме того, попытки разгрузить переполненные шталаги, в
которых удерживаются тысячи пленных, захваченных в ходе аннексии Чехии и агрессии на
Польшу, а также пленные с Западного фронта, не улучшили ситуацию в этом отношении.
Подобно другим уже существующим лагеря военнопленных начали локализировать вблизи
военных объектов, коими были военные полигоны и большие гарнизоны. Нойхаммер
(Свентошув) был соответствующим, проверенным годами объектом, подходящим для
реализации этого проекта. Специальный приказ командующего VIII Военным Округом
Вермахта от 8 апреля 1941 г. о назначении коменданта шталага 308 в Нойхаммере быть принят
немецкими историками как дата начала функционирования лагеря. Майор Трнка после
вступления в должность коменданта шталага 308 приступил к организации этого лагеря, имея
надлежащую подготовку и опыт в этом вопросе. Выбор места для строительства этого объекта
был не случаен. Обширное пространство полигона, хорошая сеть дорог, отдаленность от
гражданских людских поселений, и, самое главное, близость прежде действующего шталага
VIII E были главными козырями, говорящими за выбор расположения. Подбор кадров и
организация всей персональной структуры заняли у нового коменданта около двух месяцев.
Рабочая сила, которой были военнопленные шталага VIII Е, была преимуществом, делающим
возможным быстрое строительство лагеря.
Ускорению реализации этого задания содействовала волна прибывающих
железнодорожных транспортов с пленными, которые начали наплывать в Свентошув. С
начала июля 1941 года. Свидетели в своих показаниях указывают, что первые партии русских
военнопленных начато записывать 12 июля 1941г. Некоторые авторы опубликованных о
лагерях для военнопленных на этой территории пытаются (из-за отсутствия других
документов) эту дату принять за начало функционирования шталага 308. В действительности,
постоянно расстраивающийся шталаг VIII E был в состоянии разместить еще много тысяч
пленных. Много польских военнопленных решили изменить статус и перешли на работу в
экономику Третьего Рейха как принудительные гражданские работники. В связи с этим,
массово покидали лагерь Stalag VIII E и переезжали в другие местности поближе к месту
работы. Беря во внимание, что в шталаге 308 еще не было условий для размещения пленных,
управились по-другому с этой проблемой. Несколько секторов шталага VIII E решили
предоставить русским пленным. Согласно с немецким распоряжением для них основали
отдельный учет. Для отличия начали использовать номера, начинающиеся с 000001 с
обозначением Stalag VIII Е (308). Это отличало русских от остальных наций, размещенных в
лагере военнопленных. Более того, планировалось с момента построения шталага 308, что эти
пленные будут переведены в новый лагерь, построенный с мыслью о них. Это решение,
которое возникло предположительно совершенно случайно, позволило руководству вермахта
на более позднем этапе для прикрытия фактического состояния пленных в Нойхаммере
(Свентошуве). Лагерь, который должен был быть лишь временным местом содержания
Майор Трнка – за свои достижения был назначен в марте 1941 г. на должность заместителя коменданта лагеря
в Ламбиновицах (полковника Борнеманна), …
147
1
русских, просуществовал до конца войны. Русские военнопленные из этого лагеря были
показаны в официальных докладах вермахта в МСК. Со времен существования этого лагеря
находят на этой территории таблички пленных с маркировкой Stalag VIII Е (308) и серийным
номером пленного. Они также были обнаружены во время эксгумации. Это разделение
лагерей не возникало прямо из показаний свидетелей, допрошенных по делу Ds. 7/66. В
период проведения следствия по данному вопросу территория, на которой находились лагеря
военнопленных Свентошува, были под юрисдикцией русских военных властей и были частью
закрытого объекта гарнизона Свентошув. Недоступность территории и невозможность
проводить тщательный осмотр, а также исследования на месте, вызвали то, что комплекс
лагерей начали неверно объединять в единое целое. Эту проблему удалось решить благодаря
новым свидетелям, бывшим жителям Нойхаммера. Во время войны, как и большинство
молодых людей в тот период, они принадлежали к ранее действующей в Свентошуве
организации Гитлерюгенд. На разного рода собраниях и тренировках этой организации они
были ознакомлены со структурами лагерей военнопленных, а также способом их
функционирования. Неоднократно было показано этим молодым людям, как надо относиться
к врагам немецкого народа. Принимая во внимание тот факт, что это независимые друг от
друга показания нескольких человек, нужно принимать их как надежные. Тем более
вероятным делает эти показания тот факт, что их предыдущие рассказы, описывающие вид
лагерей и их расположение, удалось подтвердить на местности. Благодаря этим людям
возможно было определить территориальный охват отдельных лагерей. Подтверждением были
находки остатков забора с колючей проволокой, некоторые сохранившиеся строения, а в
основном их остатки, таких как: подвалы мурованных бараков, остатки главных ворот
(построенных из красного клинкерного кирпича), фрагмент водопроводной сети или также
отрезок бетонной дороги, проходящей через центр шталага (построенной руками польских
военнопленных). Существование определенных объектов и их локализацию подтвердили
другие свидетели, которые видели эти объекты в 1945 году и позже.148
С даты 15 июля 1941 г. русские пленные обнаружены в рапортах МКК. Согласно этим
документам, 2 000 русских военнопленных, прибывших первым транспортом, были
размещены в лагере Neuhammer-West (Свентошув-Запад). Этот факт также подтверждает связь
со шталагом VIII Е, где собственно этот лагерь был расположен с правой стороны дороги,
называемой Saganerstrasse (Жаганьска улица), или на западной стороне. С левой стороны этой
дороги начиналась примерно стометровая полоса сосновых насаждений (около 20-летние
сосновые насаждения слаборазвиты из-за убогой среды). За ней тянулись огромные песчаные
полигонные пространства, напоминающие пустыню или прибрежные пляжи, лишенные
растительности. Немцы сами подчеркивали это место какWüste (пустыня) и Strands (пляж).
Именно на этом участке был построен шталаг 308.
Приступая к описанию условий жизни пленных в шталаге, надо бы привести здесь
фрагмент статьи 10 Женевской конвенции 1929 года. «Военнопленные должны быть
расположены в зданиях и бараках, предоставляющих всячески возможную безопасность
гигиены и здоровья».
Первые свидетельства о шталаге 308 предоставил в своих показаниях свидетель
Йоахим Хорст.149
Читаем в них, среди прочего: «Советских военнопленных содержали под голым небом,
без одеял и палаток, частично также без плащей, за заграждением [...] Насколько я помню,
сделано здесь ограждение при ограждении. Все отделено колючей проволокой, ограждения
еще не были обсажены. Эти ограждения находились вдали от главной улицы150 в песчаном
грунте без деревьев и кустарников [...]. Это была типичная территория дюн [...]. Вокруг этих
К. Ковальски – полковник (пенсионер) Войска Польского, который был в Свентошове в 1945 г. на территории
лагерей.
149
Joahim Horst – бывший солдат вермахта (14 полк танковой дивизии 3 … батальон стрелков в Легнице)
148
150
2
колючих ограждений не было на много квадратных километров любого дерева или
кустарника. Не было даже травы».
Учитывая тот факт, что шталаг 308 в тот период был еще в стадии строительства, и
только первые секторы заполнены русскими пленными, которые не вмещались уже в шталаге
VIII E. Последующие описания лагеря, которые мы находим в показании свидетелей, говорят,
что простирался он на три километра до леса.151 На сегодняшний день последующее описание
территории, данное в показаниях свидетелей, приближается к реальности. Ситуация здесь
мало что изменилось.
Вероятен факт, что этот лагерь, расположенный на некотором отдалении от главной
дороги, не был показан представителям МКК. Поскольку был известен факт, что на
территории Свентошува находятся русские пленные, следовательно, можно было показать тех,
которые размещены были в шталаге VIII Е. Никто в то время не мог предположить, что в
непосредственной близости от огромного лагеря для военнопленных, каким был шталаг VIII
Е, функционирует другой аналогичный лагерь с более широким территориальным охватом и
более многочисленным составом, в которых созданные пленным условия были намного хуже.
В середине июля начали заполнять первые огражденные секторы пленными. В
показаниях одного из свидетелей читаем: «Когда в середине июля 1941 г. приехал в лагерь
Нойхаммер (Свентошув), а прибыл туда в транспорте, насчитывающем около 4 000 советских
военнопленных, то на территории лагеря кроме одного барака, в котором размещалась
немецкая администрация, не было никаких бараков. Это была просто территория, огражденная
двойной колючей проволокой и окружена сторожевыми вышками. Лагерь охраняли солдаты
вермахта. [...] Территория лагеря была разделена сеткой из колючей проволоки на отдельные
сектора площадью 30 м в длину и 30 м вширь.152 Вначале жил просто под открытым небом.
Это продолжалось в течение двух недель, позже начали копать ямы в земле, а через месяц
времени рыли сборные землянки длиной около 30 м, шириной 4 м и глубиной 1 м. Над этими
землянками делали подобие крыши из жердей и веток. Мы спали на еловых ветках. Никаких
одеял для накрытия не получили. У всех пленных отобрали обувь и каждый был босиком. Кто
имел пальто, мог его носить. В тех землянках была страшная толчея, спали рядом друг с
другом. Кто не смог попасть в землянку, спал под открытым небом».153 В показаниях другого
пленного также встречаем описание лагеря. В частности, он пишет: «В одном из таких
секторов, площадью примерно два гектара, было около двух тысяч пленных. Когда нас
привезли на территорию лагеря, там не было никаких бараков, а пленные рыли себе
небольшие землянки и строили малые шалаши.[...] В землянках [...] спали на голой земле. [...]
После двух недель после прибытия в лагерь, у всех нас была изъята обувь и мы ходили
босиком. Только осенью нам дали так называемое сабо».154 В ином фрагменте показаний
свидетеля Т. Козака, описывающих начала шталага 308, имеется свидетельство о взаимосвязи
процитированных выше отрывков: «Когда я приехал в 1941 году в лагерь в Свентошуве, не
было для нас бараков, и мы жили в землянках, вырытых до нас, в которых вмещалось по
четыре-пять пленных. Я видел также большие землянки, в которых вмещалось около 50
человек. Я жил в землянке до декабря 1941 года. Осенью 1941 года началось строительство
бараков для русских военнопленных. Некоторое количество пленных было переведено в
новые помещения в декабре 1941 года.»155
В показаниях Т. Козака можем найти другой фрагмент описываемой тематики: «В
ноябре 1941 года начали строить для нас деревянные бараки. Было их очень много, около 100.
В одном бараке могло разместиться около 200, а может 300 человек. В бараках были большие
Свидетели: Т. Козак (T. Kozak) и А. Дацькув (А. Daćków)
Вероятно, произошла ошибка при записи показаний в протоколе. Действительные размеры секторов,
подтвержденные показаниями других свидетелей, имели 300 на 300 метров.
153
Свидетель Тадеуш Козак – поляк – помещенный в шталаг 308 в средине июля 1941 г., номер пленного 14112.
154
Свидетель Алекси Дацькув – поляк – солдат Красной Армии, взят в немецкий плен в июне 1941 г. возле
Львова. В начале августа помещен в шталаг 308 в Свентошуве, где пребывал до мая 1942 г. Номер пленного …
151
152
155
3
трехэтажные нары. Матрасы, одеяла, спинки сделаны из грязи, а оболочка из бумажной
сетки».156
В этом месте надо обратить внимание на огромное количество русских военнопленных,
прибывающих дежурными железнодорожными транспортами в Свентошув. Согласно
показаниям, которые предоставил свидетель А. Дацькув, следует, что осенью 1941 года на
территории Свентошува могло быть около 100 000 русских военнопленных. В показаниях
другого свидетеля читаем: «[...] В том лагере могло быть около 100 тысяч советских
военнопленных – так говорили немцы».157
В следующих показаниях также находим фрагмент, относящийся к этому вопросу: «Я
не знаю точное число пленных, содержавшихся в лагере, но их была огромная масса».158
Важным источником информации о деле являются показания свидетеля Францишка
Пренглера (Franciszek Prengler).159 Он показал, в частности: «С момента привоза первого
транспорта с советскими пленными 7 июля 1941 года, был это праздничный день, мы начали
регистрировать транспорты с целью выяснить реальное количество пленных, захваченных на
Восточном фронте. [Подобно, как во время первой мировой войны, так и во времена Третьего
Рейха пропаганда успеха видна была на каждом шагу – J.H.] В целом, я насчитал до конца
1941 г. около 60 транспортов, что должно равняться сумме 120 тысяч пленных. Один
транспорт состоял примерно из 2 000 пленных, в чем я убедился лично, пересчитав ряды
одного из первых транспортов. Тогда насчитали, что в одном таком транспорте было 300
шеренг по 6 пленных в шеренге. Их вели главной дорогой от железнодорожного вокзала в
Свентошуве на территорию полигона рядом с картонной фабрикой. Никакой транспорт не мог
избежать нашего внимания, независимо от того, в какое время дня приходил, поскольку я
работал 12 часов каждый день в котельной рядом с шоссе (уголь был сложен на шоссе), а в
ночное время движение транспорта 2 тысяч пленных было настолько громким, что будило нас
ото сна. Были это конечно транспорты советских военнопленных. Эти транспорты приходили
на железнодорожную станцию Свентошув в крытых вагонах и каждый транспорт насчитывал
около 30 вагонов. Разгрузка происходила на гражданской станции, рядом со складами
(сараями) для сена. Пленные были выстроены на пространстве большого квадрата, причем
были вынуждены высыпать на землю все предметы, кроме шапок, рубашек, курток и брюк.
[...] относительно количества пленных в одном транспорте, мы получили подтверждение от
вахманов, которые конвоируют транспорт, а через несколько дней после прибытия,
контактировали с нами, с целью реализации вещей, происходящих от пленников». На
подтверждение своей информации и расчетов свидетель Ф. Пренглер процитировал фрагмент
разговора, случайно услышанного в ресторане. Это был разговор между комендантом
гарнизона Нойхаммера и бургомистром Свентошува H. Похлем (N. Pohl), в котором
комендант гарнизона сказал бургомистру Свентошува, что: «… он является представителем
стотысячной гмины». Поскольку в то время Свентошув насчитывал около 2 тыс. жителей, а в
зоне военных объектов пребывало 6 тысяч человек, то следует предположить, что разницу от
100 тысяч составляли военнопленные.
Приходящие железнодорожные транспорты с пленными разгружались на вокзале в
Свентошуве. После выхода из вагонов формировались маршевые колонны. До начала
движения в лагерь пленные были вынуждены отдать все предметы, которые они имели с
собой. Затем колонна под тесным эскортом охранников, вооруженных винтовками типа
маузер, была поведена дорогой через мост на р. Квиса и далее мимо бумажной фабрики по
мощеной улице Koberbrunnerstrasse (сейчас ул. Кльонова) в восточном направлении к воротам
Свидетель Т. Козак
Свидетель Станислав Стуглик (Stanisław Stuglik) – гражданский принудительный работник – показания 20
января 1961 г., том 1.
158
Свидетель Францишек Пренглер – в январе 1941 г. как безработный был направлен на работу в Свентошув.
Родом из Заольжья и рассматривался как немецкий работник. Ему разрешено было свободное движение по
Свентошуве и свободные контакты с немцами. Работал на Schlesische Pappen Fabrik (Силезской бумажной
фабрике) …
156
157
159
4
номер 5 (Tor 5). Дальше после прохождения ворот дорога (ныне улица Гусарска) вела в южном
направлении в лагерь.
Показания Ф. Пренглера были подтверждены бывшими жителями Свентошува,
которые видели в описываемом периоде колонны русских военнопленных, ведущих под
охраной солдат вермахта главной улицей Свентошува Koberbrunnerstrasse (ныне ул.
Кльонова). Для тех молодых людей это было незабываемое зрелище. Русские были темой, на
которую часто говорилось в их домах. В памяти тех людей остались некоторые сцены,
которых они были свидетелями. Вспоминают спустя лета картины, когда слабые и голодные
пленные, которые не могли поспевать за маршевой колонной, были биты прикладами, ногами
и унижаемы солдатами эскорта. Эти сцены, как они утверждают, происходили почти
ежедневно во время летних каникул в 1941 г. и всю осень.160
Показания А. Дацкува могут быть также подтверждением количества прибывающих в
шталаг 308 русских военнопленных. Он показал, что прибыл в Свентошув в транспорте,
насчитывающем 4 тысячи человек, и зарегистрировано его как номер 15 247, а через три
недели (август 1941 г.) он встретил русских пленных, которым были даны номера свыше 60
тысяч.
Вероятно количество русских военнопленных, которые прошли через шталаг 308, уже
не узнаем никогда. Записи лагеря были уничтожены и свидетели, которые могли бы привнести
что-то новое в этом вопросе, умерли. Мы знаем, что нумерация пленных в лагере начиналась с
числа 000001, а наибольший лагерный номер этого шталага, найденный при останках в ходе
эксгумации – 184721.161 Поскольку не найдено до сегодняшнего дня жетона военнопленного с
большим номером пленного, поэтому предполагается, что это наибольший номер и
собственно столько пленных можно приписать лагерю. Помня, что у шталага VIII E были свой
учет и обозначение и лагерь, существующий при нем, обозначенный как Stalag 308 (VIII E),
также вел отдельную картотеку, мы можем в этом месте спросить себя, сколько
военнопленных прошло через лагерную машину Нойхаммер (Свентошув)? Идя этим путем,
надо бы верифицировать количества пленных, приведенных в публикациях и материалах,
касающихся свентошувских лагерей периода второй мировой войны. В этом вопросе также
были проблемы у членов следственной команды, которые провели расследование по делу под
номером Ds. 7/66. Появлялось в ходе этого расследования ряд несоответствий и неточностей,
которые пытались интерпретировать по-разному. Уже сам факт того, как сильно отличалась
официальная статистика вермахта, предоставляемая МКК, от количественных данных
свидетелей, заслушанных по этому делу, свидетельствует, как мало достоверной информации
было на эту тему. Открытие всех могил, в которых почивают жертвы лагерей для
военнопленных, является невозможным для реализации предприятием. Свидетели, которые
дали показания по этому делу, называли огромное число жертв, которых поглотили те лагеря.
Как явствует из мнения экспертов по этой тематике, в отсутствие других доказательств надо
эти цифры принять как истинные. Мартирология военнопленных шталага 308 очень широко
освещались во многих протоколах заслушанных свидетелей. Часть этих показаний,
процитированных ниже, позволит приблизить целостность проблемы со стороны, видимой
самими пленными.
Свидетель Петр Трач (Рiotr Tracz) оценил, что в братских могилах было захоронено
45000 военнопленных шталага 308, а также дополнительно 2 000 в отдельных могилах. Другие
цифры приводятся Ф. Пренглером, который подсчитал, что в свентошувских могилах
похоронено около 100 тысяч пленных. Мотивировал он эти данные собственными расчетами.
Подсчитал, что на основе прибывающих транспортов в лагерь было отправлено 120 тысяч
русских военнопленных, тогда как в 1945 г. никаких пленных не эвакуировали. После вычета
600 украинцев, освобожденных из лагеря, 6000 добровольцев, зачисленных в подразделения
А. Власова, 2000 пленных, вывезенных из лагеря на переломе 1942 и 1943 годов, а также 2000,
которые остались до конца войны, остальные должны были умереть в лагере.
160
161
H. Meisner, H.-D. Frömel, K. Bretschneider – были жителями Нойхаммера (Свентошува).
Ds. 7/66 …..
5
Другие свидетели указывают число погребенных в массовых могилах на основании
информации, услышанной от немцев, эти цифры: 30 тысяч162 и 50 тысяч163. Каково было
реальное число жертв этого лагеря, не удастся установить уже никогда?
В 1942 г. шталаг 308 был самым крупным лагерем для русских военнопленных на
территории VIII военного округа вермахта. От создания это должен быть лагерь для
военнопленных, предусмотренный в соответствии с Конвенцией, но стал лагерем смерти для
десятков тысяч русских пленных. Поскольку Советский Союз не подписал Женевскую
конвенцию, русские пленные не могли рассчитывать на помощь со стороны МКК. Никто не
подключился к улучшению их ситуации, в которой они находились, попав в лагерь. Полная
изоляция от пленных из других стран позволяла немцам по-иному трактовать этих людей.
Отправка русских пленных на смерть в концлагеря, такие как Освенцим и Гросс-Розен
(Рогозьница), была только эпизодом всей лагерной махины. Что реально произошло в шталаге
308 и рабочих командах русских военнопленных, мы можем прочитать в показаниях
свидетелей.
Свидетель Йоахим Хорст: «Я хотел бы особо обратить внимание на резкую стрельбу,
которая состоялась 6 августа 1941 г. в травянистой полосе плана военного полигона
Нойхаммер. [...] Я лично видел 8 августа 1941 г. в одном из ограждений около 70
расстрелянных советских военнопленных. Я хотел бы добавить, что некоторые из этих
расстрелянных были еще живы. [...] я как солдат и капрал немецкой армии был вынужден по
приказу персонала той охраны удалиться».
Свидетель Петр Трач: «[...] причиной смерти пленных в лагере был голод и
последовавшие эпидемии тифа и дизентерии. [...] В тот период [...] каждый день около ста
человек умирало в лагере. Кроме того, случалось, что иногда, а именно в феврале и марте 1942
г., к нам в лагерь приезжали немецкие пилоты с какого-то аэродрома в количестве около 3040, тогда устраивали тревогу в лагере, выгоняли пленных, избивая их при этом, на площадь
сбора. [...] По случаю выгона [...] пилоты избивали пленных палками и в таких случаях могли
добить 40-50 пленных. Они делали это, когда немецкая авиация несла потери на советском
фронте. [...] В лагере был большой голод. Я слышал даже от своих коллег в лагере, что были
случаи, когда пленные отгрызали себе тело.
В марте 1942 г. я видел [...] своими глазами, как немцы повесили советского пленного в
лесу [...] на виселице, построенной ими. [...] видел также, как немцы расстреляли каких-то трех
пленных. Часто случалось, что в лагере изможденных голодом пленных, которые были не в
состоянии работать, также били, пинали и даже убивали. [...] В январе 1942 г., когда мы шли к
отдельному сладу для обмена белья, [...] нас пошло около 300 пленных, а поскольку многие
пихались, чтобы побыстрее войти в склад, немец, который выдавал белье, вытащил пистолет и
застрелил шесть человек [...]. Зимой 1943 г., когда группа пленных шла на работу, [...] той
дорогой ехал какой-то немецкий офицер, и я видел, что он переехал машиной не обгоняя и не
сигналя двух советских пленных. Я видел, как возле кухни подошел один советский пленный
[...], где на куче лежала репа, желая взять одну, но когда это увидел немецких солдат, то
выстрелил в него из винтовки. Сразу после этого к солдату подошел немецкий офицер,
который слышал выстрел, и поздравил этого часового. В 1942 г. в сентябре или в октябре [...]
немцы на плацу высыпали около трех возов репы и сказали пленным, что могут взять себе
репу для еды. Когда пленные вышли [...], то немцы открыли по ним пулеметный огонь из
сторожевых вышек. Таким способом расстреляно около 300 советских военнопленных.
Свидетель Теодор Дзики:164 «[...] Я видел, как убили пленных, которые попытались
взять репу из кучи. Стреляли охранники [...]».
162
163
Теодор Дзики (Teodor Dziki) – солдат Советской Армии (поляк), с 11 июля 1941 г. по март 1942 г.
военнопленный шталага 308. Показания от 19 сентября 1969 г. Том ІІІ.
164
6
Похожие документы
Скачать