Русская дипломатия в борьбе за отмену ограничительных

Реклама
1
Лекция 6.
Русская дипломатия в борьбе за отмену ограничительных
статей Парижского трактата 1856 г. по нейтрализации Черного моря.
1. Основные направления внешней политики Александра II.
Внешняя политика России во второй половине XIX в. отражала проблемы внутреннего развития страны. Внутриполитическая и экономическая ситуация в России вынуждали нового императора Александра II проводить весьма осторожную внешнюю политику.
Для успеха реформ стране нужен был длительный мир. Свои внешнеполитические задачи она пыталась решить, главным образом, мирными средствами. Это обстоятельство обусловило возросшую роль российской дипломатии. Поэтому Россия занималась преимущественно внутренними преобразованиями, избегала острых международных конфликтов, отказывалась от активных действий в Европе, пытаясь решить спорные вопросы дипломатическими средствами.
Решение трудных задач российской дипломатии, особенно в 1860-1870 гг., связано с
именем А.М. Горчакова, занимавшего с 1856 г. пост министра иностранных дел. А.М. Горчаков был опытным дипломатом и имел обширные связи среди политических деятелей ряда
стран, обладая широким политическим кругозором, он критически оценивал многие действия царизма. Все это способствовало формированию им внешнеполитического курса, учитывая реальную обстановку в Европе. 3 сентября 1865 г. А.М. Горчаков писал Александру II:
«При современном положении нашего государства и Европы вообще главное внимание России должно быть упорно направлено на осуществление дела нашего внутреннего развития и
вся внешняя политика должна быть подчинена этой основной задаче».
Такое некоторое снижение внешнеполитической активности России создавало более
благоприятные условия для решения внутренних проблем.
Дипломатия в те годы призвана выполнять и еще одну важную функцию: ей предписывалось создать в глазах народов и правительств стран Европы образ России как просвещенной и цивилизованной державы.
В результате поражения России в Крымской войне в Европе и мире сложилось новое
соотношение сил. Поражение в войне ослабило Россию, окончательно распалась венская система, опиравшаяся на русско-австро-прусский союз. Россия утратила влияние на международные дела и оказалась в изоляции. Политическое первенство перешло к Франции.
Крымская война нанесла серьезный ущерб не только интересам России в восточном
вопросе, но и самим ее позициям как великой европейской державы. Нейтрализация Черного
2
моря ставила под угрозу безопасность юга и ее важнейшие торговые интересы. В более широком контексте нейтрализация означала существенное ограничение России в ее суверенных
правах, несовместимое со статусом великой державы и справедливо воспринимавшееся – не
только в России – как унизительное.
После войны внешнеполитические акценты были расставлены иначе. Главной целью
внешней политики России 1856-1871 гг. становится ревизия Парижского трактата. Россия не
могла мириться с положением, при котором ее черноморская граница оставалась незащищенной и открытой для военного нападения. Экономические и политические интересы страны, а также соображения стратегической безопасности требовали отмены ограничительных
статей Парижского трактата о нейтрализации Черного моря. Не менее важным представлялось восстановление утраченных позиций на Балканах, что должно было составить первый
шаг к изменению режима Черноморских проливов в пользу России.
В остальном Россия существенно снижает свою политическую активность в Европе.
На первое место выходит задача обеспечения внешнеполитических условий для начинавшихся в России «великих реформ»; одновременно в фокусе внимания в большей степени,
чем раньше, оказываются неевропейские направления российской внешней политики –
Средняя Азия и Дальний Восток. Значение последних стало очевидным в особенности в результате экспансионистских устремлений Англии в этих регионах. Россия стремилась к
укреплению своих позиций в Средней Азии, где можно было оказать давление на Англию
путем угрозы ее колониям. Поэтому в 1860-е-1880-е гг. определяющим фактором здесь становится русско-английское соперничество. Что касается Дальневосточного направления, то
здесь ставилась задача разграничения с Китаем и присоединения Приамурья и Приморья.
Однако эти направления имели в тот период подчиненное значение.
Для решения внешнеполитических задач России необходимо было преодолеть международную изоляцию, в которой оказалась страна после поражения в Крымской войне. Но
решать эту задачу в условиях внешнеполитической изоляции и военно-экономической отсталости приходилось не военным, а дипломатическим путем, используя противоречия европейских держав. Этим объясняется столь крупная роль дипломатии именно в эти годы. Перед правительством России встали две задачи найти союзников и разъединить противниковучастников Парижского мира – Францию, Англию. На это были направлены все дипломатические усилия России.
2. Русско-французское сближение.
В окружении Александра II сложились разные подходы к проблеме поиска союзников. Сам царь больше тяготел к Пруссии. К.В. Нессельроде, покидая пост министра иностранных дел, также рекомендовал не подрывать отношений с Пруссией. В основном сто-
3
ронниками дальнейшего сближения с Пруссией выступали представитель реакционных дворянских кругов. Симпатии либеральной общественности России были на стороне Франции.
А. Горчаков также видел во Франции наиболее желательную союзницу, тем более что она
проявляла склонность к сближению с Россией. Этого никак нельзя было сказать о другом
столпе «крымской системы» - Англии. К Австрии А. Горчаков как бывший посланник в Вене
относился весьма враждебно. Что касается Пруссии, то он полагал, что союз с этой державой
будет недостаточен для возрождения влияния России в Европе. В конечном счете, Александр
II, во взглядах которого государственные интересы одержали верх над династическими, поддержал А. Горчакова, и это дало возможность последнему заявить в 1859 г.: в качестве союзника «мы только видим Францию».
Союз с Францией представлялся перспективным, поскольку вбивал клин в «крымскую систему» и сулил надежду добиться пересмотра Парижского договора.
Наполеон III, строивший планы расширения границ своей империи и упрочения ее гегемонии в Европе, был заинтересован в союзе с Россией. Националистические круги французской буржуазии вынашивали планы захвата Савойи, Ниццы и левого берега Рейна. На пути к достижению этих целей стояла Австрия, которую поддерживала Англия. В качестве
противовеса этим державам Наполеон III и рассчитывал использовать Россию.
В 1857 г. почва для сближения между Россией и Францией была в основном подготовлена. Еще годом раньше французское правительство уступило настояниям России в вопросе об эвакуации англо-французских войск из Греции. Затем оно поддержало Россию в вопросе о разграничении в Бессарабии и об эвакуации русских войск из Карса. Энергично шло
восстановление прерванных войной экономических и торговых связей. Оставалось приступить к переговорам об оформлении союзнических отношений.
13сентября 1857 г. в Штутгарте состоялось свидание императоров Александра II и
Наполеона III. На встречу они прибыли в сопровождении министров иностранных дел. Александр II и А. Горчаков не собирались препятствовать реализации французских планов в Италии при условии, если Франция поддержит пересмотр Парижского договора в интересах
России. Но Наполеон III дальше общих туманных обещаний о содействии России не шел.
Участники встречи признали необходимым координировать свои внешнеполитические действия и не принимать участия ни в одном крупном европейском вопросе, не посоветовавшись предварительно между собою.
Заигрывая с Россией в преддверии готовящейся войны с Австрией, Наполеон III пошел на определенное согласование действий двух держав на Ближнем Востоке. Франция, хотя и не всегда последовательно, поддерживала Россию в защите интересов балканских народов. Франко-русское сотрудничество помогло, в частности, сорвать попытки Порты устано-
4
вить сюзеренитет над Черногорией. Когда в 1858 г. Турция напала на Черногорию, то Россия
и Франция оказали дипломатический нажим на султана с целью прекращения агрессии. В
дальнейшем они вынудили его согласиться на разграничение с Черногорией и сделать ей некоторые территориальные уступки. Благодаря согласованным действиям двух держав удалось добиться автономного статуса для Дунайских княжеств - Молдавии и Валахии. В 1857
г. под давлением России и Франции австрийские и турецкие войска были вынуждены покинуть территорию княжеств. Договоренность между Россией и Францией предотвратила австрийское вмешательство в дела Сербии. Таким образом, благодаря согласованным действиям с Францией России удалось несколько повысить свой престиж на Балканах.
Выступая совместно с Россией на Балканах, Наполеон III, рассчитывал воспользоваться ее поддержкой в войне с Австрией. Отсутствие формальных договоренностей связывало руки французскому императору. Россия же стремилась избежать действий, которые
могли бы вовлечь ее в войну и привести к большому «европейскому пожару».
19 февраля 1859 г. в Париже состоялось заключение договора, под которым поставили
свои подписи посол России в Париже П.Д. Киселев и французский министр иностранных дел
А. Валевский (внебрачный сын Наполеона I). В документе было зафиксировано обязательство России соблюдать благожелательный для Франции нейтралитет во время ее войны с
Австрией. Кроме того, Россия должна была способствовать сохранению нейтралитета других
великих держав, прежде всего Пруссии. Французские обязательства оставались довольно
неопределенным. Предусматривалось, что стороны договорятся об изменениях в существующих договорах в интересах обоих государств при заключении мира. В дополнение к
договору Александр II устно обещал придвинуть войска к австрийской границе.
В преддверии войны с Францией Австрия, в свою очередь, предприняла попытку
сближения с Россией, предложив соглашение по делам Востока на основе «консервативной
солидарности». Александр II, еще не простивший Австрии ее предательства во время Крымской войны, отказался вести переговоры.
С началом франко-австрийской войны Россия оказала дипломатическую поддержку
Франции. Когда Австрия начала военные действия в Италии, Пруссия стала приводить в боевую готовность свои войска, приглашая последовать своему примеру другие германские
государства. События могли принять нежелательный для Франции оборот. Это побудило А.
Горчакова выступить 15 мая 1859 г. с нотой русским представителям при германских дворах,
содержавшей предупреждение против военной поддержки последними Австрии. Некоторые
французские генералы даже приравнивали эффект его к действиям 100-тысячной армии.
Поддержка России способствовала победе Франции.
5
Однако Наполеон III был недоволен медлительностью России, которая фактически не
отвлекла австрийские войска с итальянского фронта. В июле 1859 г. на франко-австрийских
мирных переговорах Наполеон III, обеспечив собственные интересы, интересы русского
партнера счел возможным проигнорировать.
Оценивая попытку сближения в те годы России с Францией, следует отметить, что с
одной стороны оно не привело к отмене нейтрализации Черного моря. Но с другой стороны
способствовало восстановлению русского престижа в Европе. Россия снова становится одной из влиятельных держав. Франко-австрийская война расшатала «крымскую систему». Создались более благоприятные условия и для политики России на Балканах.
Однако франко-русское согласие оказалось непрочным. Франция по-прежнему была
связана с Англией – главным соперником России. К тому же она имела собственные интересы на Балканах и не желала, чтобы там усилилось влияние России. Поддержка балканской
политики России Наполеоном III, поэтому была осторожной и непоследовательной. Российская дипломатия вскоре убедилась, что всерьез рассчитывать на содействие Франции нельзя.
3. Польское восстание 1863 г. сближение с Пруссией.
Серьезной проверкой расстановки международных сил явилось восстание в Польше
1863 г. Задолго до развития событий в Польше, осенью 1860 г., в Варшаве состоялась встреча трех монархов: России, Пруссии и Австрии. Никаких конкретных соглашений по общеевропейским вопросам на этой встрече достигнуто не было, но в вопросе о борьбе с освободительным движением в Польше все проявили полное единство. Это показало, что в контрреволюционных действиях царизм мог не опасаться угрозы со стороны своих непосредственных соседей.
В начале 1863 г. вспыхнуло восстание в Польше, Литве, Западной Белоруссии. Восставшие требовали независимости, гражданского равноправия и наделения крестьян землей.
Первое время после начала восстания большинство европейских держав заняли выжидательную позицию. Иной была позиция Пруссии. Глава прусского правительства О.
Бисмарк предпринял энергичные действия, чтобы не допустить распространения восстания
на западные польские земли и помешать образованию независимого польского государства.
Независимая Польша могла стать союзницей Франции. Основную ставку в достижении своих целей О. Бисмарк делал на Россию, рассчитывая одновременно расстроить и возможный
русско-французский альянс. Поэтому, вскоре после начала событий, 27 января 1863 г., между
Россией и Пруссией было достигнуто соглашение о взаимном содействии в подавлении восстания. А. Горчаков вступал против этой конвенции, но противостоять позиции царя не мог.
Хотя конвенция практически не была применена и даже не была ратифицирована, ее подпи-
6
сание имело негативные последствия для России. Эта конвенция резко обострила отношения
России с Англией и Францией.
Двусторонним соглашением не замедлили воспользоваться западные державы, желавшие придать польскому вопросу международный характер. На самом деле их меньше всего беспокоили судьбы поляков. В Лондоне стремились свести на нет франко-русское сближение, а заодно добиться ослабления России. Такие же надежды питали в Вене. Но больше всего там опасались, как бы польское восстание не перекинулось на австрийские владения в Галиции. Что касается Франции, то Наполеон III был бы рад добиться пересмотра постановлений Венского трактата 1815 г. о Польше, но куда больше стремился осуществить свой замысел о присоединении левого берега Рейна. Поэтому он колебался, выступать ли против
России, от позиции которой зависело осуществление его собственных планов.
Поскольку западные державы не смогли договориться о коллективном выступлении,
британский кабинет решил предпринять сепаратный демарш по польскому вопросу. В марте
1863 г. Англия, ссылаясь на Венский трактат, предложила восстановить конституцию 1815 г.
и объявить амнистию восставшим. А. Горчаков, пользуясь отсутствием единства между державами, ограничился словесным возражением.
Летом 1863 г. восстание охватило практически всю Польшу, а также часть Литвы, Белоруссии и Украины. В России не прекращалось движение крестьян. Тревожное положение в
стране усугублялось угрозой осложнений в Европе.
В это время Наполеон III неожиданно выступил с проектом создания независимой
Польши, надеясь, что это явится поводом к перекройке карты Европы и даст возможность
ему реализовать собственные захватнические планы.
Предложение императора французов не встретило одобрения ни в Лондоне, ни в Вене,
но нанесло тяжелый удар по отношениям с Россией. Даже А. Горчаков был вынужден отступиться от своей идеи сближения с Францией. Царское правительство решило наряду с применением карательных мер в Польше прибегнуть и к уступкам. Так появились два манифеста
– об амнистии повстанцам и о предстоящем проведении в Польше административных реформ. Эти акты, однако, запоздали и уже не могли предотвратить коллективного вмешательства западных держав.
5 апреля 1863 г. Англия, Франция и Австрия направили России ноты, в которых
настаивали на принятии мер для предотвращения кровопролития в Польше. Самой резкой по
тону была британская нота, а наиболее умеренной – австрийская. Вскоре примеру трех держав последовали многие другие страны Европы. Пруссия и более мелкие германские государства воздержались от вмешательства. Уклончивую позицию заняли Бельгия и Швейцария. Соединенные Штаты, принимая во внимание нейтралитет России в Гражданской войне
7
в Америке, также отказались от присоединения к коллективному демаршу. Все же царское
правительство было встревожено международной реакцией на польские события.
17 июня 1863 г. Англия, Франция и Австрия снова предприняли коллективный демарш в защиту поляков. Они настаивали на проведении реформ и выдвигали требование созвать европейскую конференцию в составе участников Венского конгресса для рассмотрения
польского вопроса. А. Горчаков заявил в ответ, что польский вопрос является внутренним
делом России и может обсуждаться только с участниками раздела Польши – Австрией и
Пруссией.
По мере развития событий становилось очевидным, что правительства Запада не
намерены предпринимать вооруженного вмешательства в дела Польши. Не придавая большого значения их дипломатическим акциям, царизм объявил польский вопрос внутренним
делом России и отверг все предложения о международных переговорах.
Таким образом, «защита» поляков западными державами свелась к демонстрации
недовольства и благим пожеланиям. Воевать за их интересы никто не хотел. Западноевропейские правительства не проявляли особой заботы о польском народе, но стремились использовать подъем освободительного движения для дальнейшего ослабления дипломатических позиций России в европейской политике. В такой обстановке царизм не мог рассчитывать на достижение каких-либо соглашений с западноевропейскими правительствами. Наметившееся раннее потепление русско-французских отношений было сорвано. С другой стороны, восстание в Польше сблизило политику монархов России, Пруссии и Австрии. Австрийское правительство хотя и не примкнуло к русско-прусскому соглашению о восстановлении
порядка в Польше, но не пошло и на взаимодействие с западноевропейскими правительствами и заняло умеренную позицию.
4. Русско-прусское сближение.
Результатом этих международных событий явилась новая расстановка сил. Между
Россией и Англией еще более возросло взаимное отчуждение. Их интересы преимущественно сталкивались на Ближнем Востоке и в Средней Азии. Польский кризис прервал сближение между Россией и Францией. Франция опять превращалась для России в соперника. Это
означало не только конец сотрудничества двух держав на Балканах, но и крушение надежд
на поддержку Наполеона III в пересмотре Парижского трактата. Интересы России попрежнему сталкивались с австрийскими на Балканах. Наметилось заметное улучшение отношений между Россией и Пруссией, в котором были заинтересованы обе страны. Возникли
предпосылки для сближения России с Пруссией. Российское правительство отказывалось от
своего традиционного курса в Центральной Европе, направленного на сохранение раздробленной Германии. Переход к поддержке объединения Германии «сверху» создавал перевес
8
над враждебными устремлениями Англии и Франции. В результате обострения отношений
между Россией и западными державами стало трудным, если не невозможным, их совместное противостояние планам Бисмарка. И тот поспешил воспользоваться этим для объединения Германии под главенством Пруссии.
Первой жертвой Пруссии стали герцогства Шлезвиг и Голштейн, занимавшие важное
стратегическое положение у берегов Северного и Балтийского морей и бывшие владениями
Дании. В ноябре 1863 г. в Дании была принята новая конституция, провозглашавшая полное
присоединение Шлезвига к Дании. Это вызвало подъем движения немецкого населения герцогств за отделение от Дании, чем и воспользовалась Пруссия. Для Бисмарка выдался удобный повод начать военные действия против Дании.
Россия могла бы здесь сказать свое веское слово. Но у царского правительства были
связаны руки: в это время Россия перешла к активным действиям в Средней Азии. Сохранять
осторожность в европейской политике вынуждало и внутреннее положение: еще давали себя
знать отзвуки восстания в Польше, в самой России продолжались крестьянские выступления.
Поэтому А. Горчаков пытался найти компромиссное решение, но О. Бисмарк оказал
сопротивление его маневрам. Чрезмерное давление на Пруссию могло подтолкнуть ее к антирусскому союзу с Францией. России дали понять, что если она не поддержит Пруссию, то
та будет вынуждена пойти на союз с Францией, и тогда неизбежно встанет польский вопрос.
Такой союз мог кончиться и увековечением Парижского трактата. В конечном счете, царское
правительство не выступило против совместной прусско-австрийской интервенции в Данию.
После окончания войны в 1864 г. Шлезвиг и Гольштейн оказались в совместном владении Пруссии и Австрии. Подобное решение не могло удовлетворить Бисмарка, и он начал
подготовку к войне против Австрии.
Конфликт между Пруссией и Австрией из-за гегемонии в Германском союзе вылился
в войну. В Петербурге были заинтересованы как в существовании Германского союза, так и в
сохранении «австро-прусского дуализма». Казалось, это соответствовало и интересам Франции. Но Наполеон III предпочел сложную игру, вступив в переговоры и с Пруссией, и с Россией и добиваясь их согласия на территориальные приращения Франции за счет австрийских
владений. В такой ситуации российское правительство заняло позицию нейтралитета. В Петербурге ожидали затяжной австро-прусской войны или ничейного исхода. На деле военные
действия продолжались меньше месяца и окончились полным разгромом австрийской армии.
Таким образом, решающей силой в объединении Германии становится Пруссия. В
России не без тревоги следили за усилением Пруссии. Развитие сильной милитаристской
Германии в перспективе создавало для России серьезную опасность, но молчаливая позиция
Англии и Франции по отношению к действиям О. Бисмарка и их враждебность по отноше-
9
нию в России толкали Александра II на дальнейшее сближение с Пруссией. В то же время
сильная Пруссия могла превратиться в серьезный противовес западным державамучастницам крымской коалиции.
Победа Пруссии над Австрией обострила вопрос о том, на кого ориентироваться России. Часть правительственных кругов и русских дипломатов продолжала оставаться сторонниками сближения с Францией. Но Наполеон III воздерживался от конкретных обещаний в
пересмотре Парижского трактата и стремился использовать переговоры с Россией лишь для
давления на Пруссию, чтобы выторговать у нее компенсацию за свой нейтралитет во время
войны. В правительственных кругах Петербурга росло недовольство внешнеполитическим
курсом А. Горчакова с его профранцузскими симпатиями. Под нажимом оппонентов министр был вынужден признать, что «серьезное и тесное согласие с Пруссией есть наилучшая
комбинация, если не единственная».
Летом и осенью 1866 г. была достигнута договоренность о том, что Пруссия окажет
поддержку России в отмене статей Парижского трактата о нейтрализации Черного моря, а
российское правительство не будет препятствовать созданию Северо-Германского союза во
главе с Пруссией. Это соглашение имело далеко идущие последствия.
5. Отмена нейтрализации Черного моря.
Между тем в Европе назревало столкновение, которое могло привести к коренным
переменам в расстановке международных сил. Пруссия готовилась бросить вызов французской гегемонии, и России предстояло определить свою позицию в зависимости от того, какой исход конфликта она считала наиболее выгодным для себя самой. Победа Франции закрепила бы ведущее положение Наполеона III на континенте и могла дать новый импульс
«крымской системе», по крайней мере, в ее франко-австрийском звене. Это, по-видимому, не
позволяло рассчитывать на отмену ограничительных статей Парижского трактата, но не таило непосредственной угрозы безопасности России. Победа же Пруссии создавала на границе
страны нового мощного соперника, то есть прямую угрозу, которую в Петербурге были
склонны недооценивать. Сказывались симпатии к Пруссии влиятельных кругов сановного
дворянства. Кроме того, прусские политики готовы были уплатить ту цену, которой российское правительство придавало весьма важное значение, - поддержать отмену нейтрализации
Черного моря. Объективно интересам России, видимо, наиболее соответствовало бы сохранение франко-германского противостояния, то есть ничейный исход военного конфликта.
В апреле 1867 г. А. Горчаков прозондировал позицию Пруссии относительно пересмотра Парижского договора. Министр указал на готовность России в случае, если австрофранцузский союз станет реальностью, создать «серьезные затруднения» для Австрии. О.
Бисмарк ответил, что Пруссия могла бы поддержать желание России. В следующем месяце
10
Александр II и А. Горчаков посетили всемирную выставку в Париже, надеясь использовать
эту поездку для переговоров с Наполеоном III. Но свидание не дало благоприятного для них
результата. После чего Россия стала действовать более решительно. В феврале 1868 г. Александр II в письме к Вильгельму I выразил желание продлить согласие, начатое еще при
Александре I и Фридрихе Вильгельме III.
В результате в 1868 г. было достигнуто устное соглашение, по которому в случае
франко-прусской войны Россия обязывалась не только соблюдать нейтралитет, но и демонстративно направить к границе Австро-Венгрии 100-тысячную армию. Пруссия официально
подтвердила свое обещание оказать поддержку России при пересмотре Парижского трактата.
Это соглашение фактически имело силу договора. В случае вступления Австро-Венгрии в
войну Россия не исключала возможности занятия Галиции. Тыл Пруссии был, таким образом, обеспечен.
В июле 1870 г., переоценивая свою боеготовность, Франция объявила войну Пруссии.
Три дня спустя Россия выступила с заявлением о нейтралитете. При этом Вена и Париж были поставлены в известность, что, если Австро-Венгрия вступит в войну, Россия может последовать ее примеру. В результате венский кабинет стал выжидать. Нейтральную позицию
заняли также Англия и Италия. Это поставило слабо подготовленную к войне Францию один
на один с Пруссией. Пруссия имела мощную боеспособную армию. Военное преимущество
Пруссии проявилось быстро. Уже в августе 1870 г. прусские войска овладели французскими
областями Эльзас и Лотарингия. После военной катастрофы при Седане и пленения Наполеона III военное крушение Франции стало очевидным. Внутри Франции назревали революционные события. Все это наглядно демонстрировало, сколь недальновидной была политика
Наполеона III, построенная на враждебных действиях против России.
В Петербурге не ожидали столь скорого поражения Франции и были неприятно удивлены притязаниями Пруссии на французские провинции Эльзас и Лотарингию. Но заинтересованность в поддержке Берлина не позволяла царю выступить против Пруссии.
Поражение Франции в войне создало новую обстановку в Европе. А. Горчаков решил,
что наступил момент «смыть пятно», оставшееся от крымского поражения. Можно было использовать довод, что нейтрализация Черного моря была осуществлена по настоянию Франции, которая брала на себя соответствующие гарантии. После поражения в войне с Пруссией
Франция уже не могла осуществлять прежние обязанности, и поэтому Россия не считала
возможным сохранять незащищенными свои южные рубежи. Кроме того, поскольку Франция была повержена, то Австрия без нее не рискнула бы оказать России решительное сопротивление. Маловероятным было также выступление Турции. Оставалась Англия, но та нахо-
11
дилась в известной изоляции. Необходимо было действовать быстро, пока Пруссия еще нуждалась в поддержке России.
Таким образом, пользуясь благоприятной позицией окрепшей Пруссии, правительство России поставило вопрос о пересмотре условий Парижского мирного договора.
Намерение А. Горчакова объявить об отмене ограничительных статей Парижского
трактата было делом рискованным. Кроме того, на практике Россия не могла сразу воспользоваться восстановлением прав на Черном море, так как не имела там военного флота. Поэтому русское правительство решило ограничиться заявлением об отмене нейтрализации
Черного моря не касаться вопроса о Южной Бессарабии. Вопрос о демилитаризации Аландских островов также не ставился. Таким образом, все свелось к одному главному требованию, отвечавшему интересам безопасности и восстановления ущемленного престижа России.
19 октября 1870 г. А. Горчаков направил циркуляр российским послам при правительствах держав-участниц Парижского трактата. В документе констатировалось, что Россия
точно соблюдала статьи договора 1856 г., в то время как другие державы – и это подтверждалось конкретными фактами – его неоднократно нарушали. Далее следовало заявление,
что Россия не может допустить, чтобы трактаты, нарушенные во многих существенных и
общих статьях, оставались обязательными по тем статьям, которые касаются прямых интересов империи. Поэтому российское правительство не считает себя более связанным обязательствами, ограничивающими его суверенные права на Черном море. Турецкому султану
сообщалось также об аннулировании дополнительной конвенции о количестве и размерах
военных судов, которые две державы могли иметь на Черном море. В заключение послам
предписывалось разъяснить правительствам, что демарш имеет целью только оградить безопасность России, оказавшейся в неравном положении, и что все остальные статьи Парижского договора будут ею неуклонно соблюдаться.
В Западной Европе циркуляр А. Горчакова произвел впечатление разорвавшейся бомбы. С наиболее резким осуждением выступила Англия. В британском заявлении ответе говорилось, что российскому правительству следовало не выступать с односторонними заявлениями, а обратиться к другим державам-участницам договора 1856 г. и предложить сообща
рассмотреть вопрос с учетом интересов Турции. Заявила протест и Австро-Венгрия. Франция
и Италия заняли уклончивую позицию. Теперь слово было за Пруссией. О. Бисмарк, хотя и
недовольный, по его мнению, несвоевременным выступлением А. Горчакова, все же выполнил обещание, данное России. Пруссия предложила созвать конференцию держав, подписавших Парижский мир, с целью рассмотрения вопроса, поднятого в циркуляре А. Горчакова. На это Англия и Австро-Венгрия дали согласие при условии, что результаты конферен-
12
ции не будут предрешены заранее. Правительство Александра II также согласилось, рассчитывая на поддержку Пруссии и общую благоприятную конъюнктуру.
Конференция проходила в январе-марте 1871 г. в Лондоне. Англия, Австро-Венгрия и
сочувствовавшие им западные державы соглашались признать отмену нейтрализации Черного моря и русско-турецкой конвенции о сохранении там ограниченного числа малых судов.
Но за это они требовали, под предлогом обеспечения безопасности Турции, изменить в свою
пользу режим Проливов и предоставить им в пользование военно-морские базы в Османской
империи. Такие претензии противоречили интересам не только России, но и Турции. В конце
концов, от планов приобретения морских баз английскому и австро-венгерскому правительствам пришлось отказаться. Что касается режима Проливов, то он претерпел некоторые
не вполне благоприятные для России изменения: султану предоставлялось право открывать
их в мирное время для военных судов дружественных и союзных держав в случае, если Турция найдет это необходимым, дабы обеспечить выполнение постановлений Парижского
трактата. Эта статья ухудшала положение России в оборонительном плане по сравнению с
Лондонской конвенцией 1841 г., так как лишал ее возможности быстро увеличить свой военно-морской потенциал на Черном море за счет переброски военных судов с других баз, но в
то же время открывала для нее некоторые новые возможности на путях сближения с Турцией. Установленный Лондонской конвенцией 1871 г. режим проливов действовал вплоть до
Первой Мировой войны.
Лондонская конференция, завершившаяся в марте 1871 г. явилась крупным дипломатическим успехом России. Была разрушена крымская система, которая не только сковывала
возможности России на Черноморском побережье, но и противопоставляла ее другим морским державам, практически исключала возможность добиваться благоприятного соглашения по другим важным вопросам. Страна полностью восстановила свои суверенные права на
Черном море. Это позволяло упрочить безопасность южных пределов и тем способствовало
их быстрому развитию. Военное укрепление Черноморского побережья имело большое значение для внутреннего развития. Россия получала возможность расширить южную морскую
торговлю и хозяйственное освоение южных губерний. В обстановке капиталистического развития страны это явилось весомым дополнением к внутренним реформам. Не менее, если не
более важным для правящих кругов было восстановление поколебленного в результате
Крымской войны престижа России как великой державы.
Скачать