ДИАГНОСТИКА И КОРРЕКЦИЯ СТРАХОВ У ДЕТЕЙ

Реклама
Диагностика страхов у детей младшего школьного возраста,
воспитывающихся в неполных семьях.
Белашева И.В.
В детстве, когда система «Я» еще недостаточно развита, возникает
множество
непереработанных
страхов,
которые
могут
причинить
серьезный ущерб уже взрослому человеку.
В основе отечественных психологических концепций страха и
тревоги практически всегда лежит конкретизация понятий страха и
тревоги (Астапов В.М. (1987, 2004) , Захаров А.И. (1982, 1988, 1998, 2000),
Прихожан А.М. (1991, 2001). При этом тревога понимается как
недифференцированный,
неопределенный
феномен,
связанный
с
предвосхищением угрозы; страх же интерпретируется как четкое
отражение конкретной угрозы, непосредственно связанное с реальностью.
Некоторые авторы рассматривают страх и тревогу как последовательно
развивающиеся взаимосвязанные феномены (Андрусенко В.В. (1991),
Березин Ф.Б. (2000)). «Страх - это своеобразное средство познания
окружающей
действительности,
ведущее
к
более
критичному
и
избирательному отношению к ней. Страх, таким образом, может
выполнять определённую социализирующую или обучающую роль в
процессе формирования личности» (Захаров А.И., 2000).
Отечественная и зарубежная психология накопила немалый опыт в
изучении и коррекции детских страхов (З.Фрейд, А.Фрейд, Д.Леви,
М.Клейн,
В.Эслайн,
А.И.Захаров,
А.С.Спиваковская,
В.И.Гарбузов,
В.С.Мухина, Д.Б.Эльконин, В.В. Ветрова и другие). Накопленные знания
уже сегодня позволяют в ряде случаев достаточно эффективно выявлять и
корректировать страхи у детей младшего школьного возраста.
Эмоциональный контакт родителей и детей - это одно из условий
нормального психического развития, формирования личности ребенка.
Среди психотравмирующих факторов, которые приводят к формированию
страха у детей, как отмечает А.И. Захаров (1982, 1988), выделяют
семейные отношения: развод родителей, ссоры в семье, грубое и
строгое отношение
родителей,
воспитание
ребенка
вне
семьи,
неодинаковое и противоречивое отношение родителей к ребенку. В.Н.
Мясищев (1955, 1960), определяя источники тревоги в дошкольном
возрасте в узкосемейной ситуации, конкретизирует это ролью семейных
конфликтов, противоречивостью отношений родителей
к ребенку,
особенно если родители разводятся. А.И.Захаров (2000), В.И. Гарбузов
(1994), A.M. Свядощ (1982) и другие исследователи указывали, что семья,
включая и прародительскую семью, является обуславливающим фактором
страховых реакций у детей.
В нашем исследовании мы предположили, что дети, выросшие в
неполных семьях, в большей степени подвержены тревоге и страхам, чем
дети выросшие в полных семьях.
Для проведения эксперимента были сформированы две группы детей
младшего школьного возраста (7 -8 лет): контрольная группа (30 детей из
школы № 30 г. Ставрополя, воспитывающихся
в полных семьях),
экспериментальная группа (30 детей из школы № 11 г. Ставрополя,
живущих в неполных семьях).
В исследовании нами были использованы следующие методики: тест
«Страхи в домиках» А.И.Захарова (модификация М.А. Панфиловой), тест
тревожности
(Р.Тэммл,
М.Дорки,
В.Амен),
методика
определения
самооценки школьника (В. Г. Щур), тест «Рисунок семьи».
Анализ полученных результатов показал, что уровень страхов,
являющихся характерной чертой младшего школьного возраста (Ковалев
В.В., 1979), у детей экспериментальной группы выше, чем уровень страха
у детей контрольной группы. Среди страхов, диагностированных в обеих
группах детей, следует выделить: страх смерти, страх смерти родителя,
страх заболеть, пожара, войны, сказочного персонажа, стихийного
бедствия, страх опоздать в школу. Детям их неполных семей свойственны
некоторые виды страхов, которые отсутствуют у детей контрольной
группы, в частности, у них появляется страх мамы или папы, а также страх
ошибиться.
Статистический
анализ
результатов
исследования
(коэффициент
отклонений и значимости различий по Манну-Уитни) выявил значимые
различия между детьми экспериментальной и контрольной группы по
следующим видам страхов: страх наказания (p<0.000), страх одного из
родителей (p<0.000), страх боли (p<0.000) и страх ошибиться (p<0.000). Во
всех случаях представленные страхи характерны для детей, у которых нет
одного из родителей.
Наше исследование показало, что в экспериментальной группе (дети
из неполной семьи) уровень тревожности в целом выше, чем уровень
тревожности у детей контрольной группы. В контрольной группе
наибольший
уровень
тревожности
проявляется
в
ситуациях,
моделирующих отношения ребенок-ребенок («Игра с младшими детьми»,
«Объект
агрессии»,
«Игра
со
старшими
детьми»,
«Агрессивное
нападение», «Изоляция»). Значительно ниже уровень тревожности в
рисунках, моделирующих отношения ребенок-взрослый («Ребенок и мать с
младенцем», «Выговор», «Игнорирование», «Ребенок с родителями»), и
еще менее выражен в ситуациях, моделирующих повседневные действия
(«Одевание»,
«Укладывание
спать
в
одиночестве»,
«Умывание»,
«Собирание игрушек», «Еда в одиночестве»).
В экспериментальной группе наибольший уровень тревожности
проявляется в ситуациях, моделирующих отношения ребенок-взрослый
(«Ребенок и мать с младенцем», «Выговор», «Игнорирование», «Ребенок с
родителями»), далее следуют ситуации, моделирующие повседневные
действия («Одевание», «Укладывание спать в одиночестве», «Умывание»,
«Собирание игрушек», «Еда в одиночестве»). Самый низкий уровень
тревожности в рисунках, моделирующих отношения ребенок-ребенок
(«Игра с младшими детьми», «Объект агрессии», «Игра со старшими
детьми», «Агрессивное нападение», «Изоляция»).
Таким образом, наши экспериментально-психологические исследования
показали, что у детей младшего школьного возраста, выросших в
неполных семьях, более высокие показатели уровня тревожности,
особенно в ситуациях, моделирующих отношения «ребенок – взрослый»,
как правило, низкая самооценка и значительно больше страхов, чем у
детей, выросших в полных семьях.
Скачать