Глава 10 Последние несколько дней на Тортуге

Реклама
The Blessed Curse
Автор: starrdust411
Фандом: Pirates of the Caribbean
Пейринг: Джек/Уилл
Рейтинг: R
Жанр: роман
Ворнинг: OOC, mpreg.
Саммари: Джек возвращается в Порт-Роял с новостями, которые изменят жизнь навсегда.
Оригинал: тут
Это мой первый перевод по Пиратам, и первый такой большой. И нам с автором будет приятно
прочесть отзывы. К тому же они стимулируют на перевод продолжения))
Уилл крутился в своей постели. Он нервничал, опасаясь, что его снова стошнит. Мягкий свет
свечей и болезненная тишина, в маленькой комнате над кузницей, только усиливали ощущение
нервозности.
- Все в порядке, - сказал он себе. Это совершенно нормально так себя чувствовать.
В конце концов, сегодня был канун свадьбы с Элизабет. Это нормально нервничать перед свадьбой
с женщиной, в которую он был влюблен восемь лет. Было бы странно не волноваться... не так ли?
Окно было приоткрыто, настолько чтобы выпустить душный запах, и впустить прохладный ночной
воздух в комнату. Он слегка вздрогнул и потер руки, почувствовав сильный порыв ветра.
Но, по правде говоря, с ним было что-то не в порядке в последнее время. Все бы ничего, но он
чувствовал себя так еще прежде, чем они с Элизабет (больше Элизабет, чем он, на самом деле)
установили дату свадьбы. Его странное состояние началось около двух месяцев назад. Через
неделю, после того, как он спас Джека от виселицы. У него появились приступы тошноты по
нескольку раз в день, которые обычно приводили к рвоте. Он начал чувствовать, что его
настроение постоянно менялось, то оно было хорошим, то он грустил или даже сердился, казалось
бы, без всякой на то причины. Не говоря уже о головных болях. И, конечно, не помогало то, что он
работает в кузнице.
Он думал сходить к доктору, но у него не хватало денег. Он ничего не говорил Элизабет, не желая
беспокоить ее. Уилл решил, что просто болен, и что это скоро пройдет. Однако, после того, как с
начала его болезни минуло два месяца, он начал волноваться. Возможно, он и не был врачом, но
он знал одно - два месяца рвоты было не нормальным.
- Что со мной случилось? - спросил он в пустоту комнаты.
- Ничего неправильного, парень.
Уилл поднял голову, услышав за спиной знакомый голос. Он обернулся, глядя, широко открытыми
глазами на Капитана Джека Воробья, влезающего в окно его спальни.
- Джек? - Уилл удивился тому, что мог что-то сказать. Он еле удержался от того, чтобы не
ущипнуть себя, на случай, если он спал.
- Капитан Джек, - поправил пират, опираясь бедром на подоконник.
Уилл моргнул несколько раз.
- Ч-что ты здесь делаешь?
- Пришел навестить тебя, парень, - небрежно сказал он.
- Навестить меня? - недоверчиво повторил Уилл. - Тебя разыскивают Джек! Если кто-то увидит
тебя...
- Никто меня не увидит, - перебил тот, поднимая руки, призывая Уилла к спокойствию. - В конце
концов, я просто пришел сюда к тебе. Как ты тут, парень?
Уилл приподнял брови на вопрос пирата, не услышав насмешки в его голосе, когда он спрашивал.
- Я в порядке, - солгал молодой кузнец.
Джек приподнял брови, наклоняя голову.
- Правда? - спросил он. - Так это не ты сейчас спрашивал себя, что с тобой не так?
- Я... я немного нервничал, вот и все.
- Ах, я вижу, - сказал Джек. Было очевидно, что он не купился на ложь Уилла, и знал, от чего тот
нервничает. - Должно быть, ты думаешь, о свадьбе со своей красавицей. - Он встал, и подошел
ближе к Уиллу на несколько шагов. - Это все?
Теперь Уилл чувствовал себя неловко.
- Что еще тебе сказать? Я говорю, что со мной все хорошо, и это значит, то, что со мной
действительно все хорошо.
Джек сел рядом с ним, и Уилл неосознанно отодвинулся. На мгновение, он мог бы поклясться, что
видел вспышку боли в глазах пирата, прежде чем тот продолжил изучать его напряженным
взглядом. Уилл поерзал, готовясь выскочить из рук Джека, если это понадобится.
- Ты ужасный лгун Уильям, - поддразнивая, сказал Джек. - Скажи мне правду. Как ты себя
чувствуешь?
Уилл посмотрел на свои колени, опуская плечи, и признавая свое поражение. И, не видя, смысла
больше ходить вокруг до около, сказал:
- Я был болен некоторое время, Джек, - признал он. - Это продолжается с тех пор, как ты отплыл
на Черной жемчужине. Сначала я думал, что это пустяки, но теперь... - его голос стал
прерываться, и он почувствовал, как на глаза начинают наворачиваться слезы от страха. - Я
боюсь, что могу умереть...
- Уильям, - начал Джек, обнимая молодого человека. Уилл застыл. Он не чувствовал себя
комфортно в объятьях человека, с которым он не был связан. Особенно, если это был пират. - Все
в порядке, парень, - успокаивающе сказал Джек. - Ты не умираешь.
- Да. Но, я знаю, - запротестовал Уилл. - Я знаю, что что-то не так. Меня тошнит, появились
частые головные боли, и настроение странное, а еще боли в груди... - последнее он прошептал,
чувствуя, как уши становятся ярко-красными.
- Уилл. Помнишь, тот вечер, который мы провели на Тортуге? - спросил Джек.
Плечи Уилла снова опустились, и от стыда, он покраснел еще сильнее.
- Как я могу забыть, - сказал он. - Это был... мой первый раз. - Он чувствовал, что его начинает
тошнить от воспоминаний. Как он мог позволить себе напиться и переспать с пиратом. Как он мог
предать Элизабет. - Я никому не рассказывал об этом.
- Даже Элизабет? - спросил Джек, и Уилл почувствовал улыбку в его голосе.
- Как я мог? Если бы я сказал, она бы никогда не согласилась выйти за меня замуж. - Уилл
вывернулся из объятий мужчины, чтобы иметь возможность смотреть ему прямо в глаза. - А что
насчет той ночи?
- Ну, я думаю, что та ночь может быть причиной всех твоих проблем, парень.
Уилл недоуменно посмотрел на него.
- Я умираю, потому что переспал с тобой?
- Ты не умираешь, - решительно и серьезно сказал Джек. - Ты беременный.
Глава 2
Уилл вскочил с кровати подальше от пирата, озадаченно уставившись на него.
- Беременный?! - воскликнул Уилл. - Как..? Что..? Ты шутишь! Я не могу быть беременным. Я
мужчина!
- Остынь! - успокаивающе сказал Джек, вставая, чтобы не дать напуганному молодому кузнецу
сделать что-нибудь необдуманное. - Просто расслабься. Ты не должен нервничать в твоем
положении.
- Положение! Каком положении? Я не беременный, я не могу... - в голове у Уилла начало
пульсировать, а комната поплыла перед глазами. Он невольно положил на живот руку и удивленно
посмотрел на нее. "Это не может быть правдой", паникуя, подумал он. "Не может! Я мужчина!
Мужчины не беременеют!"
- Уильям, - спокойно сказал Джек, его голос был чуть громче шепота. - Давай просто сядем и
поговорим об этом.
Кузнец посмотрел на него, и слабо кивнул, снова садясь на кровать. Он по-прежнему чувствовал
головокружение, и тошноту, и в голове все еще пульсировало.
- Джек, - начала Уилл. - П-почему ты думаешь, что я б-бер-беременный?
Джек сел рядом с ним и откашлялся.
- Как я сказал, парень, это началось в ту ночь на Тортуге...
- Но ведь многие мужчины, имеют... делают то, что я делал с тобой, и я никогда не слышал о том,
что мужчины беременеют после...
- Обычно нет, но это необычная ситуация, парень, - начал Джек. - Ведешь ли, ацтекское золото не
первое путешествие, в которое я отправлялся в своей жизни. Еще до того, как ты родился, у
твоего отца были проблемы с тем, чтобы твоя мама забеременела. Это было в самом начале, когда
я был молод и еще не был капитаном Жемчужины. - Уилл кивнул, не зная как себя вести, но
решая, что Джек к чему-то подводит, и он действительно не хотел пропустить важную
информацию.
- Так вот, твой отец попросил меня помочь им найти способ родить ребенка. Я предложил свои
услуги, во всяком случае, я мог быть полезным. Он не позволил мне! - нахально улыбаясь Уиллу,
сказал Джек, молодой человек нахмурился, на осквернение памяти его прекрасной матери. - Мы
плыли из порта в порт, в поисках заговоров и товаров, которые помогли бы процессу, но ничего не
помогало.
- Мы чуть не прекратили поиски, когда мы с Биллом решили навестить одно племя, поговаривали,
что у них есть способ для рождения ребенка, и вот мы нашли способ.
- Какой? - заинтригованно спросил Уилл. - Что?
- Зелье, возможность забеременеть от него была гарантирована любой женщине. Конечно, я мало
верил в это зелье, но Билл был не прочь попробовать его. Мы предложили людям из племени
купить его, но эти упрямые ублюдки не отдавали его нам. И тогда, мы его украли. Вернувшись
назад, в Англию, твоя мама выпила его, и, девять месяцев спустя, появился ты.
Уилл приподнял брови.
- И какое это имеет отношение, к тому, что я могу быть беременным?
- Ну, так как мы украли это зелье, то не знали сколько нужно использовать. Поэтому твоя мама
выпила слишком много. Она выпила столько, что его действие перешло и на тебя. Я не был уверен
в этом, и поэтому через некоторое время после отъезда решил навестить тебя и проверить, был ли
я прав и действительно ли ты беременный, - пират улыбнулся ему. - Кажется, я был прав.
Теперь комната начала вращаться и Уилл почувствовал, как сердце в груди колотится так, будто
хочет взорваться.
- Нет..., - слабо проговорил он. - Ты лжешь. Это не может быть правдой... Я не могу быть
беременным. Я мужчина. Мужчины не беременеют.
- Успокойся, милый, - успокаивающе сказал Джек, и протянул руку к плечу молодого человека.
Уилл оттолкнул руку и практически вскочил с кровати.
- Не трогай меня! - сказал он, и в его голосе прозвучала паника. От расстройства на глаза снова
начали наворачиваться слезы. - Почему..? Почему ты это делаешь?
Джек медленно встал, стараясь не напугать парня.
- Просто сядь и подумай об этом, - осторожно сказал он. - Тебе нельзя волноваться в твоем
состоянии.
- Нет никакого состояния! - закричал Уилл. - Я... не беременный... - всхлипнул он, чувствуя, как
начинает падать, и мир вокруг него погас. Джек успел поймать кузнеца до того, как тот упал на
пол. "Похоже, мне не придется его бить, в конце концов", подумал он. Пират пристально осмотрел
тело Уильяма. Тот был худым, слишком худым. Ему нужно начать правильно и чаще есть.
Он подтащил Уилла ближе к себе, крепко держа в защитных объятиях. Джек нежно поцеловал его
в, немного вспотевший, лоб.
- Все в прядке Уилл, - пробормотал пират, обращаясь к бессознательному парню. - Джек здесь. Я
буду хорошо заботиться о тебе, - он улыбнулся и посмотрел на живот кузнеца. - О вас обоих, ласково добавил он.
Затем он перекинул парня через плечо, будто тот был мешком с картошкой, и вылез в окно.
Глава 3
Проснувшись, Уилл с удивлением обнаружил, что он ничего не может видеть. Он расслабился,
когда понял, что это из-за влажной ткани, закрывающей лоб и глаза. Это, конечно же, объясняло,
почему головная боль прошла. Он попытался сесть, когда почувствовал пару рук, аккуратно
укладывающих его обратно на мягкую постель. Он с облегчением вздохнул, когда понял, что
произошло.
"Сон", подумал он. "Это был просто страшный сон".
- Элизабет, - сказал он, обращаясь к владельцу рук, только что прикасавшихся к нему. - Это ты? ответом была та же рука, в этот раз нежно дотронувшаяся до его щеки. Он улыбнулся, откликаясь
на прикосновение. - Элизабет, - пробормотал он. - Мне приснился ужасный сон. Джек,
сумасшедший пират, вернулся. Он сказал мне, что я жду от него ребенка.
- Правда? - ответил мужской голос, который, безусловно, не принадлежал Элизабет. - Как
интересно.
Уилл сел и практически отбросил с лица ткань через всю комнату. Цвет отлил от его лица, и он
почувствовал как его начинает тошнить, когда увидел, накрашенные глаза, принадлежавшие ни
кому иному, как Капитану Джеку Воробью.
- Это не сон, - почти судорожно всхлипнул он. - Я думаю, меня сейчас стошнит, - он схватился за
живот и согнулся, частично от боли, но главным образом потому что не хотел, чтобы Джек снова
увидел его плачущим.
Джек сидел в кресле напротив кровати, напротив кровати, в которой сейчас расположился Уилл,
занимающей довольно большую часть шикарной каюты. Свечи и луна были (единственным
источником освещения в комнате. Уилл подозревал, что это должно быть каюта капитана, и легкая
волна нервозности и страха накрыла его, при мысли о том, что он останется наедине с Джеком
Воробьем, в своем теперешнем эмоционально и физически ослабленном состоянии.
"Боже мой", - нервничая, подумал он. "Он не будет! Он не будет!"
Джек был пиратом, распутником и содомитом. Все это Уилл знал из первых рук, но действительно
ли пират был тем человеком, который будет приставать к нему, когда он болен? Почему нет? В
конце концов, Джек воспользовался им, когда он заглушал свою печаль на Тортуге.
Тем не менее, Джек Воробей был хорошим человеком, и среди длинного списка его преступлений,
Уилл не помнил слуха о том, что пират был насильником.
Джек пересел из кресла к нему на кровать.
- Тсс.., - успокаивающе, сказал он. Нежно потирая круговыми движениями спину парня. - Тише,
парень, все в порядке, Джек здесь.
- Нет, - несчастно проговорил Уилл. - Нет! Ничего не в порядке. Я не должен быть здесь! Я женюсь
завтра!
- Фактически, - начал Джек, и Уилл сразу понял, что ему не понравится, то, что он скажет. - Ты
был в обмороке довольно долгое время, парень.
Уилл застыл, и взглянул на пирата, страх читался в его шоколадно-карих глазах.
- К-как долго я был без сознания?
- Ты был в обмороке один день.
- Один день? - задохнулся кузнец. - О Боже! Элизабет...
- Ее здесь нет, - закончил Джек. Что-то странное промелькнуло в его глазах, при упоминании
имени Элизабет. Если бы Уилл не знал его так хорошо, то мог бы поклясться, что Джек ревнует к
дочери губернатора. - Вы.. Тебе придется остаться здесь на довольно долгое время, но не
волнуйся, ты будешь не одинок, - мягко сказал он, прикасаясь к щеке молодого человека. - Я буду
хорошо ухаживать за тобой, понимаешь?
Уилл уставился на Джека со смесью страха и замешательства в глазах. Он всегда знал, что пират
сумасшедший. Еще он знал, что большую часть времени это было игрой, а в другое...
Уилл схватил Джека за руку, сжимая ее. Это не было жестом привязанности. Он просто хотел
привлечь внимание Джека и показать ему, что Уилл абсолютно серьезен. Кузнец посмотрел Джеку
прямо в глаза, и осторожно начал говорить:
- Джек, - сказал он. - Я не беременный. Ты должен отвезти меня домой, Джек. Пожалуйста,
поверни корабль и отвези меня обратно в Порт-Роял.
Пират покачал головой, заставляя безделушки в своих волосах зазвенеть.
- Я не могу этого сделать, парень, - прямо сказал он. - Я уже рисковал своей шеей, когда пришел
туда к тебе и нашему ребенку. Почему ты думаешь, я отправлю тебя обратно, чтобы наблюдать за
тем, как ты женишься на ком-то другом, и будешь удерживать нашего ребенка от меня? - Уилл
хотел запротестовать, но Джек продолжил: - Подумай, что сделает Элизабет, когда узнает, что мы
делали в ту ночь, на Тортуге?
Уилл побледнел при этих словах.
- Ты не можешь.., - с недоверием сказал он.
- Было бы не хорошо начинать брак с секретов, как думаешь? - сказал Джек, не сводя с него
взгляда, Уилл был уверен, Джек все расскажет Элизабет, и тогда она оставит его.
Уилл почувствовал себя в ловушке. Он находился посреди океана, застрял на пиратском корабле,
вдали от своего дома и девушки, которую он любил, без надежды на побег. Он ничего не может
сделать. Даже если бы он был достаточно сумасшедшим, чтобы убить Джека и ускользнуть с судна,
прежде чем кто-нибудь узнает, что случилось, ему некуда было идти, и он, скорее всего, умер бы
от голода. Поэтому, он сделал то единственное, что мог в данный момент. Он заплакал.
- К-как ты мог так поступить со мной? - прорыдал он, обнимая себя. - Я-я думал, ты мой друг! Как
ты мог разрушить мою жизнь, сделав это?
- Я не рушу твою жизнь, - сказал Джек, стараясь изо всех сил успокоить молодого человека. - Я
защищаю тебя.
- От чего? - резко спросил Уилл, больше сердито, чем расстроено, но слезы все еще продолжали
течь. - От моего счастья? От женщины, которую я люблю? - он отвернулся от Джека, чувствуя, как
в горле формируется комок. - Я не хочу разговаривать с тобой больше, - задохнулся он. - Я
ненавижу тебя!
- Ты не имеешь этого в виду, - в голосе Джека звучала обида, но Уилла это не беспокоило. Он
хотел сделать пирату больно. Хотел, чтобы тот чувствовал себя несчастным, так же как и он.
- Имею! - закричал он. - Отойди от меня! Убирайся отсюда!
- Но Уилл... - начал пират.
- Уйди!
Джек нехотя встал с кровати и вышел. Как только Уилл услышал, что дверь каюты закрылась, он
сразу же уткнулся лицом в подушку и заплакал от безысходности. Закрывая за собой дверь, Джек
почувствовал, что сердце будто разрывается надвое. Он знал, что Уилл не чувствовал так, как
сказал, но это все равно причиняло ему боль. Он не мог жить без Уилла, и он скорее умрет, чем
сделает что-то, чтобы парень действительно возненавидел его.
"Может быть, просто отвезти его домой..", - грустно подумал он. Все шло совсем не так, как он
запланировал.
- Кэп, вечер, - сказал Гиббс, подходя к Джеку. Он приподнял брови, услышав плач Уильяма из
каюты Джека. - Мистер Тернер проснулся, как я вижу.
- Да, - пробормотал Джек, поворачиваясь, чтобы запереть дверь. - Проснулся.
- Не думаю, что замок хорошая идея, Кэп, - озабоченно, предположил Гиббс. - Парень может сойти
с ума взаперти.
- Ну, Мистер Гиббс, - сказал Джек, собравшись с силами и поворачиваясь, - Вы думаете, я не знаю
что делаю? Нужно отпустить его гулять по Жемчужине? Парень, скорее всего, бросится за борт и
попытается утонуть. Лично я не в настроении купаться, улавливаете?
- Да, Кэп, - ответил Гиббс, видя логику в словах Джека. Хотя, эта идея все еще смущала его.
- Тогда займитесь делом, - сказал Джек, занимая свое место у штурвала.
От автора.
Краткие факты:
Кесарево сечение было открыто довольно давно. Его изображали даже иероглифы. В основном его
использовали для удаления плода из мертвых и умирающих матерей. В старых греческих легендах,
дети, рожденные посредством кесарева, были здоровыми и имели большую силу. В 1500-х годах,
швейцарский фермер сделал кесарево сечение (своей жене), при котором его жена и ребенок
выжили. К сожалению, почти все последующие операции закончились с плачевным результатом.
По некоторым оценкам, ни одна француженка, с 1787 и по 1876 годы, не выжила.
Автор говорит все это, потому что очевидно, что здесь Уилл будет рожать посредством кесарева,
т.к. не думает, что может быть что-то смешнее, чем "естественные роды" у мужчины.
Глава 4
Джек слегка сжал плечо Уилла, надеясь, что молодой человек был в лучшем настроении, чем
тогда, когда он оставил его. Он был удостоен сонным взглядом и приглушенным стоном, когда
Уилл повернулся к нему.
- Что ты хочешь? - спросил Уилл, голос его звучал глухо и грубо после сна.
Джек проигнорировал его попытку быть грубым и усмехнулся.
- К тебе кое-кто пришел, чтобы осмотреть тебя, - сказал он.
Уилл откашлялся, прежде чем приподняться на локтях.
- Кто? - спросил он, потирая глаза.
- Корабельный доктор.
Уилл почувствовал, что окончательно проснулся. Его глаза округлились при упоминании слова
"доктор".
- У тебя есть врач на корабле? - недоверчиво спросил Уилл.
- Мы долгое время не бываем на земле, парень, - объяснил Джек. - Это удобно, иметь доктора на
борту, на случай, если кто-нибудь получит травму и не сможет работать, понимаешь?
- Какой врач присоединится к пиратской команде? - сказал Уилл, больше размышляя вслух, чем
спрашивая.
- Ну.., - начал Джек, садясь в кресло рядом с кроватью. - Должен признаться, что он не самый
порядочный человек. Я подобрал его на Тортуге, месяц назад, прежде чем пришел за тобой. Я
думаю, что его лишили практики, из-за того, что он нелегально продавал опиум. Тем не менее, он
хороший врач. Он принял не мало детей, учитывая, что он работал на Тортуге. Он говорит, все
шлюхи ходили к нему рожать.
- И ты хочешь, чтобы он осмотрел меня? - спросил Уилл, понимая, что происходит. Что-то странное
мелькнуло у него на лице. И Джек понял, что это было смесью волнения и страха.
Джек опустился на колени рядом с ним.
- Послушай, Уилл, - серьезно начал он. - Ты должен верить мне, когда я говорю, что этот человек
является хорошим врачом, я не говорил ему о том, что думаю, что ты можешь быть беременным.
Так что, не беспокойся, о том, что он может солгать, и ты сделаешь меня счастливым, если просто
согласишься, но ты должен сказать, если не хочешь этого.
- А если он скажет, что я не беременный? - спросил кузнец. В глазах молодого человека появилось
нервное возбуждение, в надежде на то, что Джек скажет то, что он хочет услышать.
- Если он скажет, что ты не беременный, - вздохнув, начал пират. Он не хотел говорить об этом, не
хотел делать этого, но знал, что так будет правильно. Он должен был сказать. - Если ты не
беременный, мы зайдем в следующий порт, и высадим тебя там. Но.. - поспешно добавил Джек, не
давая Уиллу время среагировать. - Если ты беременный, ты останешься со мной. Договорились?
Уилл задумался на минуту, рассматривая варианты. Он посмотрел на свои руки, лежащие на
коленях. Джек, нервничая, ждал ответа.
- Хорошо, - сказал Уилл, наконец.
- Отлично, - сказал пират, хлопая кузнеца по спине. Он встал и подошел к двери каюты. Открыл
ее, жестом подзывая зайти кого-то, и в комнату вошел крупный мужчина с тонкими рыжими
волосами до плеч. Он был высоким, мускулистым, в кожаных сапогах, в оборванных коричневых
брюках и кожаном жилете. Доктор выглядел, как пират, несмотря на его добрую, деловую улыбку
и стиль. Джек хлопнул большого мужчину по спине.
- Это доктор Дэвид Юджин, - сказал он.
- Пожалуйста, - сказал мужчина, его голос был низким и глубоким. - Зовите меня Юджин. - Он
протянул руку Уиллу и тот ее твердо пожал. - Хорошо, приятно познакомиться с вами.
- Мне тоже, - нервно сказал Уилл.
Юджин повернулся к Джеку.
- Капитан, если не возражаете, я хотел бы, чтобы вы вышли из комнаты. пожалуйста, - серьезно
попросил он. Джек взглянул на Уилла, желая защитить его, он не хотел отходить от молодого
человека. - Уверяю вас, капитан, я не трону и волоса на его голове.
Джек неохотно покинул каюту, почувствовав волну раздражения, когда Юджин попросил Уилла
снять с себя одежду.
***
- Капитан, - позвал Юджин, высовывая голову из дверей каюты пирата. Он повернул голову, и
заметил, что Джек никуда не уходил. - Вы можете вернуться, сэр, - сказал он, отодвигаясь в
сторону, чтобы пропустить Джека. Тот вошел и увидел Уилла, сидящего на кровати и
застегивающего рубашку, на его щеках играл легкий румянец, и он что-то тихо бормотал.
Джек вновь обратил внимание на Юджина.
- Что же ты узнал? - обратился он к врачу, и затаил дыхание в ожидании ответа.
- Удивительно, но все так, как вы думали, сэр, парень действительно беременный.
Джек заметил, краем глаза, как сгорбился Уилл. Пират сел на кровать, оборачивая руку вокруг
плеч кузнеца, пытаясь поддержать его. Он был удивлен, когда Уилл не отверг его прикосновение.
- Вот что я могу сказать, - продолжил Юджин. - Он, примерно, на втором месяце, ребенок
развивается нормально. Уилл должен хорошо отдыхать, и убедитесь, что он правильно питается.
- Доктор, - слабо позвал Уилл, его голос был чуть выше шепота. - К-как ребенок... собирается
выйти?
Джек и Юджин застыли, услышав вопрос. По правде, говоря, Джек не думал об этом.
Высокий мужчина откашлялся, прежде чем ответить.
- Я не видел.. мм.. отверстия или чего-нибудь, откуда ребенок может выйти естественным путем.
Однако, мы всегда можем..., - он, нервничая, сделал жест средним и указательным пальцем, - ...
вырезать, - и обратился к Джеку - Капитан, могу я поговорить с вами?
Джек кивнул и нежно похлопал Уилла по плечу, прежде чем встать и выйти из каюты.
- Что случилось, Юджин? - спросил пират.
- Я не хотел говорить это при мальчике, - сказал он, его голос был тихим, почти шепот. - Но эта
операция очень сложная. Я встречал мало врачей в своей практике, которые могли бы сделать ее,
без того, чтобы мать не умерла в процессе. Я могу дать вам имя другого врача на Тортуге, он
имеет больший успех в них, чем другие, но несмотря на это, по-прежнему будет существовать риск
того, что парень умрет.
Джек побледнел при одной мысли о смерти Уилла. Он не мог жить без него. Он может броситься за
борт, если что-то случится с молодым кузнецом.
- Ни слова об этом Уиллу, - серьезно сказал он - он только еще больше расстроится, если узнает об
этом.
- Да, капитан, - сказал он, прежде чем уйти.
Войдя в каюту, Джек увидел, что Уилл сидит на кровати, положив подбородок на колени, и слегка
раскачивался.
- Ты в порядке, парень?
Уилл посмотрел на него снизу вверх, его глаза были покрасневшие от невыплаканных слез.
-Я беременный Джек, - прошептал он. Реальность всей ситуации, наконец, начала доходить до
него.
Джек подошел к кузнецу. Положив руку на левую щеку парня, пират стер скатившуюся по ней
слезинку большим пальцем и улыбнулся ему. - Я знаю, парень, - прошептал он, садясь рядом с
Уиллом. - Я знаю.
Уильям вздохнул, отзываясь на прикосновение. И Джек почувствовал, как забилось его сердце, а
плоть затвердела.
- Это необычно, - начал Уилл. - Но я даже немного счастлив. - Он посмотрел на Джека, искорка
веселья мелькнула в его шоколадных глазах. - Это странно?
Джек покачал головой, сверкнув золотыми зубами, улыбнувшись парню.
- Конечно, нет, - ответил он. - Почему ты не должен быть счастлив? Это твой ребенок, и мой. Ты
будешь хорошей маленькой мамой.- Джек усмехнулся собственной шутке.
Уилл игриво посмотрел на него.
- Мамой? - повторил он. Он отодвинул щеку от руки Джека, заставив пирата ощутить холод и тоску
от потери ощущения мягкой, загорелой кожи. Он подвинулся так, чтобы ноги упирались в пол, а
спина о стену. Он вздохнул, серьезно глядя на лицо молодого человека. Казалось, в этот момент,
Джек мог по-настоящему увидеть, как молод и невинен Уилл. Будто он впервые увидел его. Сделка есть сделка, - прямо заявил кузнец. - Я останусь здесь с тобой, до рождения ребенка, но не
навсегда.
- Почему бы тебе ни остаться навсегда? - предложил Джек, не желая отпускать кузнеца. В конце
концов, если Уилл уйдет, то скорее всего он вернется обратно в объятия дочери губернатора. - Ты,
ребенок и я, можем разделить эту комнату. Здесь достаточно места для троих. В углу можно
поставить маленькую кроватку. Ты можешь быть первым помощником или, еще лучше, я создам
кузнецу! Только для тебя! Нам нужен хороший кузнец на борту. - Боже, он почувствовал себя
юнцом, который только открыл для себя истинный смысл любви и страсти, из-за своих действий. В
этот момент он мог вырвать сердце и отдать его мальчишке. Если бы это помогло сохранить
кузнеца в его объятиях, и видеть, как этот рот все глубже заманивает его в бездну.
Он любил Уилла. Он был удивлен этим фактом. Сначала он просто желал мальчишку, но теперь он
мог с гордостью сказать, что он любит Уилла и завоевать его. Но невинность Уилла и его
эмоционально нестабильное состояние, мешали пирату сказать эти три коротких слова. Само
упоминание о любви могло отпугнуть Уилла из жизни Джека навсегда.
Уилл покраснел при упоминании об одной комнате с Джеком и от того, что пират намекал о
совместной жизни (не говоря о том, что Джек не сказал ни слова о второй кровати). Кузнец
покачал головой.
- Речь идет не жилой площади или чем-то подобном, - начал он. - Речь идет о защите нашего
ребенка. Пиратский корабль не место для него.
- Я не позволю ничему случится ни с одним из вас, - серьезно сообщил Джек. Он мог бы умереть за
Уилла и ребенка. Ведь, ребенок был частью Уильяма.
Уилл покраснел от очередного намека на то, что Джек любит его.
- Я не сомневаюсь в этом, Джек, - сказал он. - Но ведь с ребенком может случится что-нибудь еще.
Он может заболеть, и даже врача на борту может быть не достаточно. - Кузнец плотно закрыл
глаза, скрывая, вновь начинающиеся формироваться, слезы. - Я скорее умру, чем допущу, чтобы
что-нибудь случится с ребенком.
Теперь настала очередь Джека отвернуться. Его треугольная шляпа и длинные черные волосы
скрывали в тени темно-карие глаза пирата. На его лице не отражалось ни одной эмоции, но ему
хотелось кричать, опуститься на колени и умолять Уилла остаться. Однако, это не дело для
капитана Черной жемчужины ползать у ног беременного подмастерья.
- И куда ты пойдешь, парень? - спросил он Уилла, стараясь, чтобы его голос звучал холодно и
бесстрастно. - Назад в Порт-Роял? Вернешься к Элизабет? Ты знаешь, как бы ни были жестоки
слова, которые я сказал вчера вечером, но они были правдой, она не примет тебя, если узнает,
что ты сделал и что случилось.
Лицо Уилла покраснело от стыда при словах Джека.
- Я не буду лгать. Я вернусь к Элизабет. Прости Джек, но я люблю ее. Ребенок или нет, но я хочу
попытаться создать с ней семью. - Он положил руку на плечо Джека, пытаясь поддержать. Злость
пирата была такой сильной, что Уиллу казалось, его рука загорится от жара тела Джека. Тем не
менее, Уилл продолжил: - Я не буду скрывать ребенка от тебя Джек. Ребенок такой же твой, как и
мой. Я уверен, мы что-нибудь придумаем, чтобы мы оба были счастливы. Ты всегда можешь
навещать нас, и когда ребенок станет достаточно взрослым, он может отправиться в плаванье с
тобой на Жемчужине.
Джек сделал несколько короткий вздохов. Он чувствовал, что вот-вот может взорваться. Он не
хотел делить ни с кем, ни Уилла, ни ребенка. Они были его. Почему Уилл не видел этого?
Джеку вдруг вспомнились слова Юджина: "... по-прежнему будет существовать риск того, что
парень умрет". Уилл мог умереть при рождении их ребенка. Он рисковал своей жизнью только
потому что Джек не мог контролировать себя, в ту ночь, на Тортуге. Пират, наконец, понял, что
слова Уилла, прошлой ночью, были верными. Он не спасает парня. Он похитил его от девушки его
мечты, и держал против воли на борту своего корабля.
С этого момента он решил, что если Уилл рискует своей жизнью, то Джек сделает все, чтобы эти
несколько месяцев для него были счастливыми. Он сглотнул, образовавшийся в горле комок.
- Если это то, что ты хочешь парень, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно и
собрано.
Он был потрясен, почувствовав, что Уилл обнял его. Кузнец прижался головой к его лопаткам, а
темные кудри щекотали шею. Пират подавил стон, от ощущения теплого тела. Он глубоко дышал,
стараясь запомнить эти ощущения. Жест был приятным, но на деле длился не дольше нескольких
секунд, прежде чем Уилл отодвинулся.
- Спасибо, Джек, - сказал он.
Джек обернулся, с удивлением замечая, что Уильям улыбается. Он давно не видел его улыбки. Это
заставило почувствовать его тепло и холод, сразу. Он был рад, что Уилл был счастлив, но знал,
что не он был причиной этого. Мысли о возвращении к Элизабет, вот что делало молодого
человека счастливым.
- Не думай об этом, парень, - через силу улыбнулся Джек. Он встал и обернулся. вновь смотря на
Уилла.
- Сейчас, тебе нужно поесть. Ты, наверное, голоден.
Уилл покраснел.
- Я голоден, но... - он посмотрел на свои руки, лежащие на коленях.
- Но ты не думаешь, что готов предстать перед экипажем за общим столом, - понимающе закончил
за него Джек. - Все в порядке, я принесу тебе завтрак. - Он повернулся, чтобы уйти, и был
вознагражден коротким "Спасибо, Джек", прежде чем закрыл за собой дверь. Он повертел ключ,
прежде чем вставить его в замок. Да, сэр. Он сделает все, чтобы Уилл был счастлив, независимо
от цены.
Глава 5
Примерно на четвертом месяце Уилл решил, что ненавидит быть беременным. Ему было жаль
каждую женщину, которой приходилось проходить через подобное, и он начал задаваться
вопросом, как, черт возьми, он мог предположить, что выживет в ближайшие пять месяцев!
Он чувствовал, как разрушается его тело. Казалось, он ежедневно находил новые проблемы или
трудности. С начала третьего месяца у него начались частые носовые кровотечения, и он ходил в
лазарет, прося Юджина остановить кровь. Первый раз кровь пошла прямо во время обеда. Он
только преодолел страх обедать вместе с экипажем, и был очень смущен, когда почувствовал, как
из носа пошла кровь, после матросских песен. Весь экипаж дразнил Уилла в течение нескольких
дней, думая, что он был слишком чувствителен к их разговорам.
По правде, говоря, это было половиной правды. Уилл стал чрезвычайно чувствителен. Он
проводил полдня в капитанской каюте, постоянно плача. Анна Мария говорила, что
чувствительность молодого человека вполне нормальна.
Не говоря уже о том, как часто он начал ходить в туалет. Это уже было смешно, вставать дважды
за ночь, чтобы облегчить себя. Впрочем, нормально спать он все равно не мог. Его кожа стала
сухой и зудела, этого было достаточно, чтобы Уилл не мог заснуть.
Он чувствовал, как сходит с ума. Он действительно научился справляться приступами утренней
тошноты. Но что делать, с болями в животе и спине, с жидкостью, выделявшейся из сосков и с
увеличением веса? Он не мог больше этого выносить! А впереди еще больше пяти месяцев! Пять!
Однажды вечером, Джек увидел молодого кузнеца сгорбившегося у борта Жемчужины, грустное
выражение лица, взгляд полный тоски, направленный на воду. На мгновение Джек почувствовал
желание закричать парню "не прыгай", но передумал. Потому что не знал наверняка, о чем думает
Уилл.
Вместо этого пират осторожно подошел к молодому человеку. Он положил руку на плечо грустного
парня и притянул его ближе к себе. И был награжден, когда Уильям откинул голову ему на грудь.
Казалось, чем больше Уилл привыкал к своему теперешнему состоянию, тем меньше он боялся
Джека, а иногда сам искал малейших прикосновений. Джек нежно потер плечи Уильяма.
- Что случилось, парень? - спросил он. Его обычные поддразнивания Уилла прекратились, после
того, как он был выкинут через окно, когда задирал беременного парня, что привело к тому, что
он спал следующие три дня за пределами собственной каюты, вымаливая прощение.
- Я ненавижу быть беременным, - недовольно сказал Уилл.
Джек подавил стон. Казалось, что они с Уильямом говорили об этом каждую неделю.
- Послушай, парень, ты так не думаешь, - сказал пират, то же что говорил всегда.
- Думаю, - ответил Уилл, как обычно. Он отодвинулся из объятий Джека и отошел от мужчины на
несколько шагов. - Я ненавижу это. Я ненавижу каждую минуту этого. Иногда мне жаль, что я не
могу умереть, чтобы это поскорее закончилось.
Уилл никогда не говорил последней части, и спокойствие Джека лопнуло. Он подскочил к Уиллу и
схватил за плечи, заставляя того посмотреть на него.
- Никогда не говори так, - потребовал Джек, встряхивая парня, тем самым, показывая, что он
говорит серьезно.
Глаза Уилла расширились, увидев реакцию Джека и дикий взгляд его темных глаз.
- Д-Джек? - пробормотал он, на самом деле, не зная, что говорить.
- Уилл, - начал пират, лицо его смягчилось, и голос был чуть громче шепота. - Тебе,
действительно, не стоит говорить такие вещи, парень, - он взял, слегка опухшие, руки в свои,
начиная ласкать их своими пальцами. - Это дар нам. Ты должен посмотреть на это по-другому,
тебе повезло испытать нечто подобное, ни один мужчина, из ныне живущих, не может сказать "Я
носил своего ребенка".
Уилл вздохнул и посмотрел на свои руки в ладонях Джека. И почувствовал, как начинают краснеть
щеки, когда понял, что он и капитан стоят на палубе, держась за руки.
- Н-не многие так сказали бы, особенно, если бы знали через что им придется пройти.
Джек отпустил правую руку Уилла, и прикоснулся к щеке парня. Он смотрел прямо в шоколаднокарие глаза Уильяма и тот думал, что может загореться от смущения.
- Уильям, если бы я мог нести это бремя, клянусь, я бы сделал это.
В этот момент, Уилл не знал было ли это из-за гормонов или он все-таки сошел с ума, он захотел,
чтобы Джек поцеловал его. Он действительно хотел поцеловать мужчину! Эта беременность
делала его более сумасшедшим, чем Джек. Взгляд кузнеца метался по палубе, пытаясь
сосредоточиться на чем-нибудь другом.
- Я и так заставил тебя через многое пройти, Джек, - нервничая, сказал Уилл.
Это было правдой, последние несколько месяцев, что Уилл провел на Черной жемчужине, он
доводил Джека своими постоянными жалобами и проблемами. Когда его тошнило, Джек утешал
его. Когда он не мог заснуть, Джек говорил с ним. Когда у него болела спина, Джек растирал ее
(хотя, как думал Уилл, последнее пирату даже нравилось..)
Но, несмотря на все это, Джек принимал большую часть, если не всю, злости Уилла. Кузнец
постоянно кричал на пирата, обвиняя его в своем состоянии. И хотя это было правдой (тем более
что его матери и отца не было в живых, и они не могли принять свою часть вины), это было еще
той пыткой для пирата. И в этот момент Уилл не мог не чувствовать смущения и чувства вины за
то, как он обращался с пиратским капитаном.
- Ты стоишь этого, - сказал Джек, положив руку на чуть выпуклый живот Уилла. - Вы оба. - В этот
момент Уилл почувствовал озарение. Ему все стало ясно. Он почувствовал себя таким идиотом, не
зная, что происходило все это время. Почему он здесь, почему Джек не хочет его отпускать,
почему пират был так нежен с ним в последнее время, и, что более важно, почему выражение
лица Джека ужесточалось при упоминании имени Элизабет Суонн.
- Джек, - серьезно начал Уилл, смотря пирату прямо в глаза. - Ты... ты лю.. - у него перехватило
дыхание, и в горле сформировался комок. Джек приподнял бровь, и Уилл быстро отвернулся от
него, обхватывая живот.
- Что такое парень?
- Ты не чувствовал этого? - спросил Уилл, недоуменно глядя на мужчину.
- Почувствовал что?
Уилл закрыл глаза, поглаживая живот. Нет, он больше ничего не чувствовал. Кузнец открыл глаза.
- Я думаю... мне кажется, что я кое-что почувствовал, эт... - произнося последние слова, он ахнул,
вновь чувствуя движение внутри.
Понимание настигло Джека, и он усмехнулся.
- Не волнуйся, парень, - начал он, и положил руку на живот Уилла. - Просто ребенок двигается
внутри тебя, - он погладил верхнюю часть живота, и даже через рубашку Уилл чувствовал тепло
Джека. Он слегка вздрогнул, стараясь подавить стон.
- О-откуда ты знаешь это? - выдавил он, стараясь отвлечься от волны удовольствия. вызванной
прикосновением Джека. Прошло довольно много времени с тех пор, как он чувствовал настолько
интимные прикосновения, и из-за гормонов, даже малейшее прикосновение приводило к тому, что
его член вставал.
- От Юджина. У него есть книги по беременности. - Джек знал, что его прикосновения делали с
Уиллом, и пытался решить: стоит ли ему продолжать и посмотреть к чему это приведет, или
сжалиться над бедным мальчиком и оставить его в покое.
- Позволь мне угадать, - начал Уилл, с сарказмом и раздражением в голосе: - Ты прочитал про
беременность, прежде чем забрать меня из Порт-Рояла?
Джек остановил мягкие поглаживания, чисто из жалости к парню.
- На самом деле, я читал их, пока ты спал. Мне больше нечего делать кроме этого и наблюдения за
тем, как ты спишь.
Уилл вздохнул с облегчением и немного разочарованием оттого, что Джек перестал касаться его.
- Почему ты никогда не говорил об этом? - спросил Уилл.
Джек приподнял бровь, глядя на него.
- О книгах? - Джек улыбнулся ему. - Ты не спрашивал. - С этими словами он повернулся и пошел
прочь, оставив Уилла задаваться вопросом, что только что произошло.
Глава 6
Джек ворочался с боку на бок, стараясь найти удобное положение, чтобы уснуть, не желая
признавать, что сон просто не может прийти к нему. Не потому что его что-то не устраивает. Через
неделю деревянные доски пола, тонкие простыни и подушка под головой, стали для него нормой.
В прошлом он не раз просыпался после бурной ночи, на твердой поверхности. Тогда даже не было
небольшой теплой каюты, что не мешало ему уснуть. Но в этот раз в каюте был его партнер, и это
было причиной его беспокойства. Молодой человек крепко спал на его кровати, не слишком
далеко от своего обеспокоенного пиратского капитана.
Было ли Уиллу комфортно? Было ли ему достаточно тепло? Не было ли ему слишком тепло? Нужна
ли ему дополнительная подушка? Не потревожит ли вчерашний обед бедный желудок Уилла? Еще
был ребенок! Маленькое создание показало признаки движения несколько дней назад, это
заставило сердце Джека забиться с гордостью. И все равно, не было ли ребенку тесно? Получает
ли он достаточно пищи? Джек следил за тем, сколько ест парень, но Уилл все еще казался
слишком худым на вкус Джека. Ему нужно больше мяса на костях, если он хочет, чтобы их ребенок
выжил.
Джек застонал, от этих вопросов, кружившихся в голове. "Уилл, ты слышишь меня?" - подумал он,
горько смеясь над собой. Страшный пират Капитан Джек Воробей не может заснуть, потому что он
слишком занят, волнуясь о каком-то беременном щенке! Он повернулся на другой бок, стараясь не
шуметь, избегая потревожить чувствительные уши кузнеца. " Ты стареешь, Воробей", - отругал он
себя.
И все же, как он мог не волноваться? Мужчина, которого он любит, носит его ребенка, и пират
хотел сделать все, что было в его силах, чтобы сохранить их в безопасности и сделать
счастливыми. Особенно, если Уилл может умереть в ближайшее время. Он почувствовал, как
дыхание перехватило в горле, при мысли о возможной смерти парня. Все это было его виной. Это
он был настолько глуп, чтобы воспользоваться пьяным состоянием Уильяма. Образ того, несколько
красив был парень в ту ночь, все еще был свеж в его сознании. Смесь грусти и отчаяния,
светящиеся в этих шоколадных озерах, пот блестящий на лбу, а в слабом свете свечей в
задымленном пабе, его кожа приобретала золотое свечение, которое пробуждало в Джеке
звериные инстинкты. Он любил блестящие вещи. И они должны были принадлежать ему. Обладать
ими. Сделать и своими, и Уилл был самым прекрасным примером, на что он когда-либо положил
глаз.
Но Уилл не был его, что бы он ни думал. Уилл не любил Джека. Он любил Элизабет. Кузнец просто
пытается быть вежлив с пиратом, пока ему не будет разрешено вернуться домой в нежные объятия
своей прекрасной девушки, забрав с собой ребенка и сердце Джека. И все что останется пирату,
это воспоминания.
Он затаил дыхание, услышав шорох простыней, когда лежащий на них парень пошевелился. Джек
повернул голову, чтобы видеть, что происходит на кровати. Он увидел приоткрытые веки, и сразу
понял, что Уилл проснулся. "Ему не удается заснуть", - с беспокойством подумал пират. Он читал,
что беременные женщины зачастую не могут спать по ночам, на данном этапе беременности, и
Джек был готов сделать все, чтобы помочь Уиллу уснуть.
Он приподнялся на локтях.
- Не можешь заснуть, парень? - тихо спросил парень.
Он видел, как Уильям облизнул губы, вздохнул, и, наконец, перевернулся, опираясь на край
кровати, чтобы видеть Джека.
- Я чувствую себя таким усталым, - признался он, - и поэтому так чертовски трудно заснуть.
Джек усмехнулся.
- Хочешь поговорить, парень? - он сел, чтобы лучше слышать, если Уилл захочет что-нибудь
сказать. Хотя он тоже устал, но втайне он любил эти разговоры, когда они с Уиллом могли
разговаривать как друзья. Будто в эти моменты, Уилл видел другую сторону Джека. Кого-то
другого, а не пирата, который сначала оплодотворил его, а потом похитил.
К большому разочарованию Джека, Уилл отодвинулся ближе к стене.
- Мне не очень хочется говорить сегодня, Джек, - сказал он. Нет, нет! Уилл будет с ним говорить!
Ему не нравилось заставлять парня, но они будут говорить. - У меня болит спина, - пожаловался
Уилл, поворачиваясь лицом к стене. И Джек почувствовал, как сердце сильнее забилось при этих
словах. Возможно, теперь Уилл попросит размять ему плечи.
Он счастливо улыбнулся, подумав об этом.
- Помочь, парень?
Уилл приподнялся, немного напрягшись. И, решившись, попросил:
- Ты можешь растереть ее?
Джек встал, слишком охотно и быстро подошел к Уиллу. Он видел, как Уилл нервно подвинулся,
наверное, думая о том не сделал ли он ошибку, попросив Джека помочь ему, но Джек не дал
кузнецу передумать. Если Уилл не хочет говорить, они обойдутся прикосновениями.
Он сел рядом с Уиллом на мягкую постель парня. Нет, не кровать Уилла. Его кровать, Джека. Или
еще лучше, их. Он прикоснулся мозолистыми ладонями к плечам Уильяма, покрытые только тонкой
ночной рубашкой. Джек усмехнулся, наклоняясь ближе к молодому человеку, почти касаясь губами
его уха.
- Ты почувствуешь себя намного лучше, парень, если снимешь рубашку, - прошептал он,
наслаждаясь дрожью Уилла, и, щекочущим нос, запахом кожи парня.
- Н-нет... Мне и так нормально, - заикаясь, пробормотал он, и его лицо немного покраснело.
Джек улыбнулся, еле сдерживая себя, чтобы не поцеловать золотистую кожу на шее молодого
кузнеца. Он начал растирать спину, успокаивающими кругами, наблюдая, как молодой человек
выгибается от его прикосновений. Уилл застонал от удовольствия, его нежная кожа светилась в
лунном свете, пробуждая в Джеке желание. Он должен был контролировать себя. У них уже и так
достаточно проблем.
- Джек, - хрипло выдохнул Уильям. Пират спрашивал себя, знал ли Уилл, что делает с ним. - Ниже.
Джек почувствовал, как рычание зарождается глубоко в горле. Он почувствовал дрожь, когда
провел пальцами по позвоночнику Уилла. Почувствовал, как что-то незнакомое ему самому
поднимается глубоко внутри. Власть, которая, казалось, отбрасывала все разумные доводы и
логику, и заполняла мысли пирата похотью и желанием доставить себе удовольствие. Он
наклонился, приподнимая мягкие медовые кудри с шеи Уилла, и лизнул мягкую кожу. Он был
удивлен, когда молодой человек не оттолкнул его, а лишь вздохнул от удивления. Джек воспринял
это как сигнал к продолжению, и последовал ему. Он начал покусывать и сосать золотистую кожу.
Уилл вытягивал шею, давая Джеку больший доступ.
- Джек, пожалуйста, - выдохнул Уилл, касаясь своих сосков, и начиная ласкать их. - Дотронься до
меня, Джек...
Пират почувствовал, что штаны стали слишком тесными от близости Уильяма. Он повернул парня
лицом к себе, прижался к его телу, и скользнул языком в рот кузнеца, наконец, наслаждаясь
вкусом Уилла Тернера. Он целовал его с такой страстью, желая попробовать столько сколько
возможно. Он скользнул рукой под рубашку Уилла и, к своему удивлению, обнаружил, что она
исчезла, а Уилл лежал обнаженным в его объятиях. Джек немного отодвинулся от парня, чтобы
взглянуть на вид, открывавшийся под ним.
И не мог удержаться, чтобы не скользнуть рукой вниз и не прикоснуться к немного выпуклому
животу. "Мой ребенок", - подумал он. "Мой".
- Да, Джек, - услышал он стон Уилла, удивляясь, сказал ли он это вслух или просто подумал. -
Твой. Все твое. Всегда. - Уилл прижался к нему, чуть касаясь губ. - Джек..., - мечтательно
прошептал он. - Джек...
- Уильям...
- Джек...
Джек сел, реагируя на громкий голос, зовущий его. Он повернулся и увидел, что Уилл озадаченно
смотрит на него, с немым вопросом в карих глазах. Сон? Это был просто сон? Золотые лучи солнца
заставили пирата прикрыть глаза, когда он посмотрел на красивого, но сердитого молодого
человека рядом с ним.
- Да, парень? - сонно пробормотал он.
Уилл немного нахмурился.
- Не мог бы ты подвинуться, Джек? - сказал он с досадой в голосе. - Я хотел бы облегчиться перед
завтраком. Или ты хочешь продолжать валяться до обеда?
Джек хмыкнул, отодвигаясь и давая пройти беременному парню. После того, как Уилл вышел,
пират перебрался на кровать, надеясь возобновить свой сон.
Глава 7
Джек, пошатываясь, вошел в свою каюту, он был пьяный, усталый, и немного возбужденный.
Спящий Уилл Тернер, свернувшийся калачиком в безопасности его постели, забытая рубашка
лежала на полу, обнаженная, совершенная загорелая кожа и слегка округлый живот, все это
заставило член Джека затвердеть. Уилл лучше всех, кто у него был за последнее время. Последние
несколько девок несравнимы с чистым блаженством, имя которому Уилл Тернер. Даже пьяным
кузнец был великолепен в постели, несмотря на то, что это был его первый раз.
"Господи, только посмотри на него", - счастливо подумал он, сквозь пьяную дымку. - "Так
прекрасен".
Слабый отблеск свечей заставляли гладкую кожу казаться золотистой, темные волосы Уилла были
свободны от обычного конского хвоста, и эти губы. Эти прекрасные губы. Джек облизал
собственные, пересохшие, вспоминая вкус спермы и пота Уилла.
Он поднял руку, не касаясь щеки парня, даже на расстоянии чувствуя ее тепло.
На мгновение ему захотелось просто прыгнуть в постель к молодому человеку, но заметил
маленький округлившийся живот Уилла и вспомнил, к каким последствиям привел последний раз,
когда он думал членом. Тогда он говорил себе, что просто украдет один поцелуй. Только один.
Они оба были пьяны, и Уилл, наверное, не вспомнил бы, того, что он сделал, а Джек мог бы легко
отрицать это. Наивный дурак поверил бы практически всему, что Джек бы сказал ему. Но один
поцелуй перерос в два. Два поцелуя в долгий страстный, с языком и покусыванием губ. И прежде
чем Джек осознал, они уже были наверху, в арендованной на ночь комнате.
Теперь Уилл был беременным, и была вероятность, что он умрет от этого. И все, потому что Джек
не мог контролировать себя, напившись однажды ночью. И тем не менее, сейчас он стоял и
смотрел на мирно спящего ангела в своей постели, и ему хотелось взять Уильяма, особенно потому
что, скорее всего, такого шанса ему больше не представиться.
Он снял шляпу и пиджак, бросая их на рядом стоящий стул, расстегнул ремень и положил его на
стол. Он сбросил ботинки, задвинув их под стол. И, осторожно, чтобы не разбудить кузнеца, залез
в постель, позади парня. Он обернул руку, защитным жестом, вокруг талии Уилла, нежно
дотрагиваясь до его живота. Джек прижался носом к затылку кузнеца, глубоко вдыхая его
восхитительный аромат.
Если бы Джек был трезв, или, по крайней мере, не хотел так спать, то понял бы, что это была
очень плохая идея и если Уилл проснется, то будет не особенно счастлив, найдя спящего пирата в
своей постели. Но сейчас это не заботило Джека. В конце концов, это была его кровать, в его
каюте и на его корабле. Он мог спать, черт возьми, где хочет.
Джек закрыл глаза и начал поглаживать живот Уильяма, когда почувствовал как напряглось тело
парня.
- Д-Джек? - начал Уилл, в его голосе чувствовалась легкая паника. - Что ты...
- Не сейчас, - прервал Джек. - Время спать, понял?
- Но...
- Все может подождать до утра. Теперь спи, это приказ. Тебе и ребенку нужен отдых, - сказал он,
продолжая поглаживать живот. После нескольких минут тишины Джек заснул, думая обо всех этих
прекрасных греховных вещах, которые он мог бы сделать с Уильямом, если у него было достаточно
сил.
***
Уилл понял, что трудно заснуть, когда боишься, что тобой могут воспользоваться. Он провел почти
всю ночь, пытаясь понять, собирается ли Джек что-нибудь делать. Его разум понимал, что Джек
Воробей был пиратом, и что он уже воспользовался им однажды, а сердце старалось убедить
Уилла, что Джек был хорошим человеком, и у него было много возможностей воспользоваться им
раньше, но он не сделал этого. Между тем, тело умоляло его поспать, если не ради себя, то ради
ребенка.
Несколько часов спустя, Уилл решил, что он ведется себя как идиот и позволил себе уснуть. Но
удалось ему поспать всего часа два, когда Джек разбудил его. Пират осыпал поцелуями его лоб и
начал спускаться ниже по телу кузнеца.
Уилл задрожал от удовольствия, которое доставляли прикосновения Джека. Он чувствовал себя
так хорошо, но как верующий, Уилл понимал, что это неправильно. Он не должен иметь никаких
чувств к другому мужчине, не говоря уже об участии в подобных действиях. Его разум твердил ему
оттолкнуть пирата, но тело не хотело слушать. Губы Джека нежно захватили затвердевший сосок
Уилла. Он целовал нежный комочек, и Уилл прикусил губу, чтобы не застонать. Джек, продолжая
посасывать сосок, опустил мозолистую руку ниже, расстегнул штаны Уилла, и сжал член парня.
На этот раз Уилл не мог сдержать удивленного вздоха. У него были довольно смутные
воспоминания о первом разе с Джеком, но он не помнил этого чувства блаженства. Уилл
почувствовал, как затвердел его член, от прикосновения пирата, и ему вдруг подумалось, не было
ли больно ребенку.
О, Боже! Ребенок!
- Джек... - удалось выдохнуть Уильяму. - Мы не можем... ребенок...
Единственным ответом пирата был успокаивающий поцелуй.
***
В следующий раз, когда Уилл проснулся, Джека рядом не было. Он обвел каюту взглядом, но
пирата там не оказалось. На минуту Уилл задался вопросом не было ли все это сном, но взглянув
вниз, и увидев, что был обнажен, понял, что все было вполне реально.
Он перевернулся на спину и уставился в потолок. Он переспал с Капитаном Джеком Воробьем
второй раз, только сейчас он был трезв и способен дать отпор. Так почему же он не
сопротивлялся?
Он вздохнул, вновь переворачиваясь на бок. Свернувшись клубком, он почувствовал, как начинают
наворачиваться слезы. Он знал почему. Он хотел Джека, хотел прикосновений пирата. Он
чувствовал себя так хорошо. Так правильно. Но Уилл знал, что это не было правильным. Он вновь
предал Элизабет, и знал, что если бы все можно было вернуть, сделал бы это снова.
Зачем? Зачем Джек делает это с ним? Зачем ему нужно вносить путаницу в его мысли? Он хотел
ненавидеть Джека, и у него получалось. В конце концов, Джек воспользовался им, похитил его в
ночь перед свадьбой, и вынудил остаться с ним на этом корабле.
Но, как бы то ни было, Джек хорошо обращался с ним. Эти два месяца, что он был на корабле,
Джек хорошо заботился об Уилле. Он следил, чтобы тот правильно ел, утешал его, когда он
волновался, и не спал, разговаривая с ним по ночам, когда кузнец не мог заснуть. Еще пират
позволил ему уйти после рождения ребенка, но Уилл уже не был уверен, после всего
случившегося, что хочет этого.
Элизабет стала лишь воспоминанием, а мечты о счастливой жизни с ней сейчас представлялись не
такими восхитительными, как раньше. Были ночи, когда он мечтал вернуться домой к Элизабет,
которая бы ждала его, и она выглядела бы так же красиво, как когда он видел ее последний раз.
Она бы тепло улыбнулась ему и обняла, и слезы радости текли бы по ее щекам. Но сейчас эти
мечты были вымещены суровой реальностью. Теперь, каждый раз, когда он мечтал о возвращении
к ней, он либо был беременным, и его большой живот уже было нельзя не заметить или скрыть,
или у него на руках был плачущий ребенок (иногда он нес больше одного). И, теперь, какова бы не
была мечта, она заканчивалась тем, что Элизабет оставляла его.
Было ли это предсказанием будущего? Могла ли Элизабет просто отвернуться от него? Ведь Джек
мог быть прав. Какая бы девушка захотела, чтобы ее мужчина, был беременным от другого
мужчины. Даже если бы Элизабет приняла его обратно, ему бы пришлось всю жизнь чувствовать
себя виноватым и знать, что ребенок, которого бы они растили, не был ее, и вспоминая, как
ужасно он поступил с ней.
Он моргнул, почувствовав, как слезы скользнули по щекам. Он чувствовал себя таким
беспомощным. Как в ловушке. Он потер живот, с грустью посмотрев на него.
- Если бы тебя не было, - всхлипнул он, - то ничего бы этого не случилось. Иногда я ненавижу
тебя. Я хочу... Я хочу, чтобы тебя не было. - Он закусил губу, окончательно разрыдавшись. Он не
мог поверить, тому, что сказал что-то настолько жестокое про своего собственного ребенка.
Сердцем он знал, что это не вина малыша, но Уилл не мог не чувствовать себя так. Он обернул
руки вокруг живота, начиная медленно покачиваться. - Мне очень жаль, - простонал он. Пожалуйста, прости меня. Я люблю тебя. Я всегда буду любить тебя.
В этот момент вошел Джек, держа в руках поднос с едой.
- Доброе утро, любимый, - с ласковой усмешкой, проговорил он. Пират поставил поднос на стол. Я принес тебе завтрак, - сказал он, отодвигая для Уилла стул. - Сейчас тебе нужно поесть. Тебе
необходимы силы.
Уилл почувствовал себя ужасно, за то, что говорил, что ненавидит Джека и ребенка. Ни один из
них не заслуживал ненависти, и в этот момент Уилл понял, что любит их обоих. Да. Он любит
Джека. Он любит пирата. Мужчину. Хорошего человека и отца своего ребенка.
Он вскочил с постели, совершенно забыв про свою наготу, и подойдя к Джеку, обнял мужчину за
шею. Он зарылся лицом в грудь пирата, вновь расплакавшись.
- Уилл? - испуганно спросил Джек.
- О, Джек, - всхлипнул Уильям, крепче обнимая его, часть его боялась, что если он отпустит
пирата, то упадет. - Про... прости меня.
Все еще растерянный Джек обхватил кузнеца за талию.
- Простить за что, детка?
- За все... мне так жаль, что я заставил тебя пройти через такие трудности. Мне было страшно... и
ты был... таким замечательным. Я люблю тебя, Джек.
Пират почувствовал, будто мир вокруг перевернулся. Он с минуту не мог вздохнуть. И хотел
ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон. "Он любит меня! Он любит меня!". Джек крепче
обнял Уилла, поцеловав в макушку.
- Все в порядке, парень, - прошептал он. - Все в порядке. Джек здесь.
- Я люблю тебя. Джек, - повторил Уилл, на случай, если пират не расслышал в первый раз.
- Я знаю, любовь моя, - сказал он, широко улыбаясь. - Я тоже люблю тебя.
Глава 8
К шестому месяцу Уилл, наконец, привык к своей беременности, и всему с чем она была связана.
Включая постоянное внимание со стороны экипажа. Застряв на корабле у них было мало
развлечений, и, как правило, когда экипаж скучал, они или напивались, хотя даже это надоедало
через какое-то время, или глазели на Уилла, что не надоедало никогда.
Весь экипаж постоянно дотрагивался до живота Уилла, чтобы почувствовать как движется ребенок
у него внутри. Поначалу Уилл, когда у него спрашивали разрешения, краснел и робко кивал, а
потом его даже перестали спрашивать. Матросы просто подходили к нему и дотрагивались, уже
считая общим, и Уилл признавал, что это стало частью его. И, конечно, не помогало то, что Джек
вел себя, как гордый отец. Постоянно обнимая Уилла и показывая его другим. Были моменты,
когда Уилл хотел просто прыгнуть за борт и уплыть к берегу, но он знал, что если бы он это
сделал, то в конечном итоге получил длинную лекцию от Джека, на тему о том, как это не хорошо
для ребенка. Честное слово! Создавалось ощущение, что он был экспертом по детям только
потому, что сделал мужчину беременным!
Время обеда было хуже всего, потому что большинство членов экипажа собирались вместе, чтобы
поговорить, и большинство разговоров были об Уилле. Сегодня вечером, например, наступила
очередь Анны Марии почувствовать, как движется ребенок внутри Уилла. Вместо того, чтобы
дотронуться рукой, она прикоснулась к нему головой, прижимаясь ухом над пупком. Она
улыбнулась, услышав движение внутри тела Уильяма. Уилл подавил вздох. Хотел бы он услышать,
что делает в нем ребенок.
- Уверена, он будет сильным парнем, - объявила Анна Мария, вернувшись на свое места и к своей
кружке с ромом.
- Это точно, - нежно сказал Джек, подходя к Уиллу сзади, и хлопая его по спине. Уилл покраснел,
но ничего не сказал. Джек посмотрел вниз, и увидев, что на тарелке кузнеца осталась половина
ужина, нахмурился. - Особенно, если его мама все доест.
Теперь Уилл почувствовал необходимость отреагировать.
- Джек, - почти прорычал он, поворачиваясь своему Капитану. - Я говорил тебе не называть меня
так!
- Прекрати Уилли, - сказал Юджин через весь стол. Он оказался хорошим врачом, но становился
болтливее, после того, как выпьет. - Нет ничего плохого в том, что Кэп называет тебя "мама". Ведь
это ты единственный, кто вынашивает ребенка.
Комната заполнилась смехом в ответ на комментарий рыжеволосого мужчины. Уилл вновь
почувствовал злость при мысли о том, что его будут звать "мама".
- Как бы то ни было, - сказал он, стараясь, чтобы голос звучал не слишком сердито. Он не хотел
спорить с этими ублюдками об этом. - Я не хочу запутывать ребенка, чтобы он думал, что это
нормально называть мужчину "мама".
Анна Мария фыркнула на это.
- Не реагируй так остро Уилл, - сказала она, прежде чем выпить свой ром.
- Она права, - сказал один мужчин. - Если женщина может быть пиратам, то и мужчина может быть
матерью.
Оба, Уилл и Анна Мария, обиделись на это замечание, но разговоры были прерваны Гиббсом, не
дав никому из них ответить.
- Не переживай из-за этого, лучше подумайте над именем для ребенка. Не дело оставлять ребенка
без должного имени.
Уилл и Джек растерянно переглянулись.
- Я еще не думал над этим, - признался Джек.
- Я тоже, - сказал Уилл.
Джек скользнул к Уиллу, защитным жестом обнимая его.
- Парню нужно хорошее, сильное имя. Имя пирата. - Это высказывание сопровождалось криками
одобрения со стороны экипажа.
- Может Эдвард? - предложил Юджин, - Как Чернобородый? Достаточно пиратское.
Уилл поморщился, услышав имя.
- Нет, я так не думаю.
- Как насчет Генри?
- Морган?
- Может Бул?
- Или Джозеф?
Уилл молчал, желая послушать варианты имен. Честно говоря, он придумал имя для мальчика, оно
ему нравилось, но он не был уверен, что другие согласятся, и ему было даже неловко упоминать.
Еще он заметил, что никто не предлагает женские имена. Он посмотрел на свой живот и
усмехнулся. Он не возражал бы в любом случае, будь у него мальчик или девочка, но было бы
хорошо придумать имя и для девочки.
- Вы знаете, есть шанс, что ребенок будет девочкой.
Команда ответила взрывом смеха, на это предположение.
- Что в этом смешного? - смущенного спросил Уилл, растерянность была написана на его лице.
- Уильям, - усмехнулся Джек, похлопывая молодого кузнеца по плечу. - Сомневаюсь, что у нас
будет девочка.
Уилл приподнял брови, еще больше растерявшись.
- Почему?
- У малыша двое отцов, - как ни в чем не бывало, сказала Анна Мария. - Поэтому это будет
мальчик.
- Кроме того, - сказал кто-то, - никто из детей Джека не был девочкой.
Все замолчали. Никто не двигался и ничего не говорил, никто даже не дышал. Все смотрели на
Джека и Уилла. Ульям просто сидел, потеряв дар речи. Цвет сошел с его лица. " Другие дети?" подумал он. Эти слова повторялись в его голове. " Другиедети!" у Джека были "другие дети"? Как
такое могло быть! "Он лгал мне! Нет, он не лгал. Он просто не сказал мне!" В мгновение ока шок
сменился гневом. Как он мог не сказать ему, что это был не первый его ребенок: Уилл
почувствовал, как краснеет его лицо, а кулаки сжимаются, и его начинает трясти. Он повернулся,
желая накричать на Джека, но обнаружил, что Капитан пиратов исчез.
***
Уилл ворвался в свою каюту, почти разнося дверь в щепки, когда с силой захлопнул ее. " Черт бы
тебя побрал! Будь ты проклят, Джек Воробей! Как ты мог так поступить со мной?" Он чувствовал
как к глазам подступают слезы от злости, он бросился на постель, давая им волю. " Как ты мог?"
Спросил он в пустоту комнаты, зарываясь лицом в подушку. "Как ты мог?"
Уилл слышал, как открылась дверь, и сразу понял, что это Джек. Он застыл, ожидая, что Джек
сделает первый шаг. Он слышал, приближающийся, звук тяжелых сапог пирата.
- Уильям, - позвал Джек, нежно дотрагиваясь до плеча кузнеца.
Уилл резко повернулся и ударил Джека по руке.
- Не смей трогать меня! - буркнул он. Кузнец сел, опасливо глядя на пирата. - Как ты мог не
сказать мне, что у тебя есть другие дети?
- Я не думал, что это важно, - неуверенно сказал Джек.
- Не думал, что это важно? - Уилл встал, делая шаг вперед. - Ты лгал мне. Ты похитил меня. Ты
заставил меня думать, что я особенный! Что я первый, кто даст этот дар тебе! - на последней
части он махнул рукой, указывая на свой живот. Он отвернулся от Джека, чтобы тот не видел, как
слезы, вновь, наполняют глаза. - Как ты мог так поступить со мной? - всхлипнул он.
Джек подошел ближе, пытаясь положить руку на плечо Уилла, но снова отбросил ее.
- Уильям, - серьезно начал пират. - Прости.
Уилл поднял голову, глаза его покраснели от гнева.
- Простить? Простить? Это все, что ты можешь сказать? - он сел на кровати, грустно поглаживая
живот. - Сколько? - почти прошептал он.
- Что? - приподнял бровь Джек.
- С-сколько у тебя детей?
Джек сел рядом с ним, и Уилл вновь отодвинулся от него. Он вздохнул.
- Как минимум трое, - сказал он.
"Как минимум трое?" - шокировано подумал кузнец.
- Так много? - он пораженно посмотрел на Джека. Он знал, что у Джека было много шлюх, но мог
бы он остановиться после первого ребенка?
Джек кивнул.
- Да, трое мальчиков, которых я знаю, по крайней мере, - признался он, с долей грусти в голосе. Кто знает, может и больше. Но они не очень-то меня любят.
Один из них даже пытался убить меня, - пират откинулся на локтях, устремляя взгляд в потолок. Мать настроила его против меня. Сказала ему, что я безнравственный и жалкий. И он сказал мне
никогда больше не приходить к ним.
Уилл внимательно изучал лицо Джека. Он говорил так, как будто ему все равно, словно он говорил
о погоде. Но Уилл видел обиду в глазах пирата, заметил небольшие заминки в голосе, что
доказывало, что Джеку было больно. Тем не менее, это не имело никакого отношения к нему.
- Я не понимаю, - медленно начал он. - Почему бы тебе не сделать для них, этих женщин, то же,
что ты сделал для меня? Почему бы тебе ни похитить их и не участвовать в жизни твоих детей? он опустил взгляд, глядя на руки на своем животе. - Какая была разница между мной и другими
шлюхами?
Джек повернулся к Уиллу, усмехаясь парню.
- Во-первых, ты не шлюха, - жестко сказал он. - Во-вторых, я люблю тебя.
- И как ты прикажешь мне верить в это? - серьезно спросил парень, стараясь не выдать боль в
голосе. - Как я узнаю, что я первый человек, которому ты говоришь это? - он прервался на
мгновение. - Я чувствую, что не могу доверять тебе. Вдруг ты снова сделаешь мне больно.
- Ты всегда можешь доверять мне, парень, - сказал Джека, садясь и пытаясь взять Уилла за руку,
но кузнец не дал ему сделать этого.
Уилл твердо посмотрел на него.
- Тогда почему ты не сказал мне, что ребенок может убить меня? - Джек ошеломленно смотрел на
него, не зная, как реагировать. - Правильно, Джек, - добавил Уилл, глядя на то, как открывается и
закрывается рот Джека, будто у рыбы выброшенной на берег. - Я знаю. Я читал об этом в одной из
медицинских книг Юджина. Есть большая вероятность того, что операция убьет меня. Когда ты
собирался сказать мне? Когда я начну рожать? Или ты решил никогда не говорить мне? Просто
дать мне умереть и забрать ребенка?
Джек схватил Уилла, сжимая в объятиях.
- Это неправда! - сказал он, его голос был таким же, как тогда, когда Уилл сказал, что хочет
умереть. - Я никогда, никогда не допущу чтобы что-то случилось с тобой, - сказал он, быстро целуя
Уилла в макушку. - Я люблю тебя, так чертовски сильно! Я никогда никого так не любил до тебя и
никогда не полюблю после! Последнее, что я хочу, чтобы тебе было больно.
- Тогда почему ты не сказал мне?
Джек сглотнул, чувствуя, как в горле формируется комок.
- Я знал, что ты расстроишься. Я просто хотел, чтобы ты был счастлив, вот и все. Я хотел, чтобы
твои, возможно, последние месяцы были хорошими.
Уилл молчал, прислушиваясь к сердцебиению Джека. И замер от удивления, почувствовав
капельку воды, упавшую на его щеку.
- Джек, - сказал он, отстраняясь от пирата, - .. ты плачешь?
Джек кивнул, кладя голову на плечо Уилла, скрывая лицо в волосах парня.
- Не хочу тебя терять, - прерывисто выдохнул он. - Ты все для меня.
- А как насчет ребенка?
- Его я тоже люблю, - сказал Джек, пытаясь справиться с эмоциями. - Я люблю его, потому что он
часть тебя. Я буду заботиться о нем, клянусь! Выживешь ты или умрешь! - при упоминании
последнего слова, Джек снова заплакал, прижимая Уилла ближе, и шепча слова любви и
привязанности, пока, наконец, не уснул.
Уилл просто сидел рядом с пиратом большую часть ночи, его застал в врасплох этот всплеск
эмоций пирата. Он никогда не думал, что увидит тот день, когда пират будет плакать! И не просто
пират, а Капитан Джек Воробей!
Он осторожно уложил Джека на кровать, стараясь не разбудить его. Он снова с удивлением
взглянул на мужчину, продолжая думать, и принялся снимать с него сапоги. Это была сторона, с
которой он раньше не видел Джека. Джек ухаживал за ним последние четыре месяца, и все эти
разговоры о любви и преданности, это было так не похоже на пирата!
Он вздохнул и поставил сапоги Джека рядом с кроватью. Медленно снял свои и скользнул на
постель рядом с Джеком. Мужчина автоматически обнял Уилла, прижимаясь к нему. Уилл на
мгновение застыл, почти сразу расслабившись.
- Уилл... - простонал во сне Джек.
Уилл улыбнулся, играя с одной из многочисленных безделушек в волосах пирата.
- Я здесь, Джек, - прошептал он, засыпая.
- Не.., - пробормотал Джек. - Не оставляй меня.
- Не оставлю, - пообещал он. - Я никуда не уйду.
Глава 9
Уилл находился на нижней палубе, в каюте капитана, непрестанно поглаживая живот. Уже сейчас
ему было трудно перемещаться. Он переваливался, когда ходил, ему требовалось помощь даже в
таких простых вещах, как выбраться из постели и надеть башмаки. Дело дошло до того, что Джек
запретил ему делать что-либо самостоятельно, и ему не оставалось ничего кроме как спать и есть
весь день. Уилл неохотно, но слушался, изредка прокрадываясь на палубу, чтобы подышать
свежим воздухом.
Он счастливо следил за движениями ребенка. Чувствовать движения малыша всегда было
удовольствием для него, и он не мог сдержать совершенно дурацкой улыбки.
- Ты такой сильный маленький, да? - сказал он, чувствуя, как ребенок отвечает ему легким ударом.
- Не могу дождаться, когда увижу тебя. Не могу дождаться, чтобы взять тебя на руки.- Несмотря на
большую вероятность собственной смерти, Уилл решил не останавливаться на этом и думать о
хорошем. Кроме того, ему не стоит беспокоиться, он знает, что если он умрет, то Джек
позаботится о своем ребенке.
И будто почувствовав, что о нем вспоминают, в комнату вошел Джек. Пошатываясь, он достал из
под кровати туфли Уилла.
- Давай, парень, - сказал он. - Мы скоро прибудем в порт, надо обуться.
- Порт? - повторил Уилл, пытаясь встать. - Какой?
- Курс на Тортугу, - просто сказал Джек, помогая парню сесть. - Юджин говорит, ты должен родить
через нескольких недель, все пройдет хорошо, если мы хорошо подготовимся. - Он поднял левый
туфель Уилла, указывая парню поднять ногу.
- Через несколько недель? - немного удивленно, повторил он. - Почему никто не сказал мне об
этом?
Джек сделал паузу, застегивая башмак кузнеца.
- Я думал, ты знаешь? - он пожал плечами, помогая кузнецу с правой ногой. - В конце концов, ты
должен знать. Это ты беременный. Девять месяцев, и все, - задумчиво сказал он, и усмешка
появилась на его лице. - Не могу поверить, что это было так давно.
- Будто вчера ты пробрался в окно моей спальни и сказал мне, что я беременный. - вздохнул Уилл.
- Все закончилось, да? - мечтательно усмехаясь, сказал пират, проводя рукой по обхваченной в
чулок ноге. - И уже скоро у нас будет ребенок.
- Ты будешь отцом, - сказал Уилл, хорошо понимая, что технически Джек уже был отцом. Но, тем
не менее, этот ребенок станет первым, о котором он будет заботиться.
- А ты будешь мамой, - поддразнил Джек, прекрасно зная, что Уилл ненавидит, когда его так
называют.
- Не смешно, - сказал Уилл, делая вид, что обиделся. Он попытался вырваться и встать, но
потерпел неудачу. Он посмотрел на Джека, взглядом умоляя помочь. Джек хмыкнул и встал,
наклоняясь, чтобы обернуть руки вокруг талии Уилл, тот вернул жест, и, чуть хрюкнув, они оба
встали прямо.
Уилл отпустил Джека, но был удивлен, когда пират прижал его ближе к себе. Уилл застонал, когда
Джек поцеловал его в шею, и начинал посасывать нежную кожу. Уилл вздохнул, зная, что Джек
делал это больше от отчаяния, чем от страсти. Казалось, это был момент начала не только отсчета
до рождения ребенка, но и, возможно, смерти Уилла. Сейчас все, становилось реальнее, ощутимее,
и скоро придет час расплаты, и это заставляло пирата волноваться. Джек был тем, кто защищал
Уилла, порой навязчиво, убеждаясь, что кузнецу было комфортно и он счастлив. Возился с ним,
становился собой, выходя из образа, ради Уилла.
Уилл положил руки на плечи Джека, отталкивая его.
- Кажется, нам что-то нужно было сделать? - ласково напомнил он.
Джек с минуту смотрел на него, пока он припоминал, о чем говорит Уилл.
- Да, да, - сказал он. - Пойдем.
- Подожди, Джек, - позвал Уилл, останавливая пирата, прежде чем он открыл дверь. Джек
повернулся, вопросительно приподнимая бровь. Краснея, Уилл взглянул вниз на живот. - Я... Я не
думаю, что могу сойти на берег с тобой. Я имею в виду, так... - он указал на свой округлившийся
живот. - Не думаю, что буду чувствовать себя комфортно, когда так выгляжу.
- Уильям, - успокаивающе начал Джек, подходя к молодому человеку и кладя руки ему на плечи. Что случилось с тем, как ты выглядишь? Ты прекрасен. И ты будешь со мной, ни один ублюдок не
скажет тебе и слова.
- Как бы то ни было... они все равно будут смотреть.
Джек на минуту задумался.
- Я мог бы предложить одеть тебе платье. Сделать похожим на женщину. - Уилл взглянул на
Джека, заставляя пирата нервно усмехнуться. - Просто мысли. Из тебя бы вышла симпатичная
девушка, парень.
- Джек, - предостерегающе сказал Уилл. Он не собирался одевать платье. Мало ему было, что он
беременный, и все дразнили его тем, что он собирается стать "матерью". Ему совсем не нужно
было добавлять к этому поддразнивания о переодевании в платье.
- Подожди! - воскликнул Джек, направляясь к сундуку у подножья их постели. Он присел, начиная
рыться в нем, разбрасывая одежду. Наконец, он закончил и вытащил большой, черный плащ.
Пират бросил его Уиллу, который поймал его в воздухе. - Надень это.
Уилл накинул плащ с удивлением обнаружив, что тот был достаточно большим, чтобы скрыть его
тело полностью, а темный цвет скрывал живот. Он повернулся к Джеку.
- Как я выгляжу?
- Прекрасно, - сказал Джек, вставая. - Никто не сможет сказать, что ты беременный.
Уилл подошел к нему, быстро целуя в щеку, отодвигаясь до того, как Джек захочет продолжить.
Если это допустить, то они никогда не выйдут из каюты.
- Спасибо, Джек.
Пират прикусил губу, осматривая Уилла.
- Не могу дождаться, когда ты будешь весь мой, - сказал он, с вожделением в голосе. - Как только
мы снимем комнату в хорошей гостинице...
- Гостинице? - прервал Уилл, вопросительно поднимая брови. - Мы остановимся в гостинице? Я
думал тебе нравится спать на корабле, Джек.
- Нравится, - ответил Джек. - Просто ты можешь начать рожать в любое время любимый, посреди
ночи например, и мы должны быть на суше. Так врачу будет проще добраться до нас.
- Ты имеешь в виду Юджина? - нервничая, спросил Уилл, прерывая Джека.
Джек удивленно посмотрел на него, когда его осенило. Он нервно провел языком по внутренней
стороне губы, бегло взглянув на Уилла.
- Я не говорил тебе?
- Говорил мне что? - спросил Уилл, ему начинало не нравится то, что происходило.
- Возможно, Юджину понадобится небольшая помощь при операции, - объяснил Джек. - Но не
волнуйся, - быстро добавил он, замечая, как цвет отливает от лица Уильяма. - Юджин говорит, что
это хороший врач, и он уже проводил такие операции с хорошим исходом.
- Так у него не умер ни один из пациентов? - с надеждой спросил кузнец.
- Ну, я этого не говорил, - Джек замолчал, увидев, как задрожал Уилл. Он быстро подошел к
молодому человеку. - Успокойся любимый, - сказал Джек. Дыхание парня стало прерывистым, и
пират немного занервничал. - Тише, тише, - повторял он, успокаивающе гладя Уилла по спине. - Я
здесь. Джек здесь. Просто дыши милый, дыши. - Он нежно поцеловал кузнеца в лоб. - Все в
порядке. Все будет хорошо.
- Я волнуюсь не за себя, - сказал Уилл, между прерывистыми вдохами. - За ребенка. Господи, если
с ним что-то случится, пока я буду рожать... Что делать, если он получит травму или... или...
- Успокойся, - голос Джека был твердым, но успокаивающим. - Не думай об этом. Все будет
хорошо. Я не дам чему-нибудь случиться с тобой или ребенком. Я люблю вас обоих слишком
сильно. Мое, - с усмешкой добавил он. - Ты мой, а Капитан Джек Воробей заботится о том, что его,
понимаешь? - Уилл кивнул и крепко обнял Джека. Пират быстро поцеловал его, противясь
желанию продолжить. - Чувствуешь себя лучше, любовь моя?
Уилл кивнул.
- Да. Намного, - всхлипывая, прошептал он.
Глава 10
Последние несколько дней на Тортуге они провели, покупая вещи для ребенка. Джек и Уилл
ходили из магазина в магазин, покупая все: бутылочки и игрушки, детскую кроватку и коляску.
Они покупали все, что могло бы понадобиться, кроме дома. Уилл пробовал поднять вопрос о
покупке какого-нибудь жилья для него и малыша, все еще придерживаясь мнения, что пиратский
корабль не место для ребенка, но Джек не слушал его. Каждый раз, когда Уилл упоминал о доме
на земле, Джек менял тему. В конце концов Уилл решил перестать поднимать эту тему, но это не
мешало ему присматривать дома.
Может ему удастся найти кузницу, нуждающуюся в учениках? А еще он стал старше, и освоил
ремесло, так что было бы неплохо открыть собственную кузницу, и возможно даже взять
собственного ученика.
Однажды утром Уилл проснулся, почувствовав сильные спазмы в животе. Он сжал зубы, прижимая
к животу руку, в ожидании, когда они пройдут. Он вздохнул с облегчением, когда все успокоилось.
Он повернулся, надеясь увидеть Джека спящего рядом, но обнаружил, что пирата там не было.
- Джек? - тихо позвал Уилл. Он осмотрел комнату, но пирата не увидел. - Джек? - на этот раз голос
был громче. Он усмехнулся, не получив ответа, и попытался встать. Но через пару минут
прекратил попытку, вновь почувствовав боль, но на этот раз более сильную. Он откинулся на
постель и застонал от боли. - Джек! - он почти кричал, выгибаясь от боли.
Дверь открылась, но в комнату вместо Джека вошла Анна Мария.
- Что-то не так, Уилл? - испугано спросила она, было очевидным, что ей было трудно слышать,
полные боли, крики парня.
- Джек! - застонал Уилл. - Мне нужен Джек!
- Это ребенок? - спросила она, стараясь получить больше информации от кузнеца.
Он кивнул, и лицо его снова исказилось от боли.
- Где Джек? - все о чем мог сейчас думать Уильям - это Джек. Ему нужен был пират, чтобы
заставить его лучше себя чувствовать. "Джек поможет", - думал он, - "Джек всегда помогает мне
чувствовать себя лучше".
- Он должен быть внизу, - быстро сказала она. - Я схожу за ним.
- Быстрее! - почти плакал Уильям, глядя, как она выскочила за дверь и побежала вниз по
лестнице.
Джек чуть не упал, когда темнокожая девушка подбежала к нему. Он сделал шаг назад, чтобы не
уронить поднос с завтраком, для Уилла.
- Джек, - сказала Анна Мария, ее голос был наполнен страхом и злостью. - Где ты был?
- Ходил за завтраком для Уильяма, - проговорил он. - Что-то случилось?
- Уилл! Он рожает!
Джек уставился на нее, пытаясь осмыслить сказанное, и позволяя подносу упасть на пол.
- Рожает? - сказал он. - Сейчас?
- Да, сейчас! - раздраженно ответила девушка. - И он зовет тебя.
Джек кивнул, чувствуя, как начинает кружиться голова. Сейчас. Почему именно сейчас?
- Ладно, - сказал он, пытаясь успокоиться. - Найди Юджина. Скажи ему, что Уилл рожает и пусть
он найдет второго врача, и приведет его к нам.
Анна Мария кивнула и пошла, выполнять поручение. Джек быстро взбежал по лестнице к их с
Уиллом комнате. По мере приближения, крики парня становились громче. Несколько человек
вышли из своих комнат, с интересом переглядываясь между собой. Некоторые даже думали, что
там кого-то убивают. Джек быстро пробежал мимо, врываясь в комнату.
Там он увидел Уилла, который лежал на постели. Его лицо покраснело и искривилось от боли, и
слезы текли по щекам. Этого было достаточно, чтобы разбить сердце Джека. Он подошел к
молодому человеку и обнял его, укачивая в своих руках.
- Все в порядке, Уилл, - успокаивал он. - Джек уже здесь.
Уилл посмотрел на Джека, широко открыв глаза и тяжело дыша.
- Д-Джек, - прошептал он, не зная, что сказать. Он прижался ближе к мужчине, вздохнув от
облегчения, боль прекратилась, по крайней мере, сейчас. - Где.., где Юджин?
- Тише, - пробормотал Джек. - Не волнуйся, Анна Мария пошла искать его. Он приведет другого
врача, и прежде чем ты осознаешь, все кончится.
Уилл застонал, почувствовав новую волну боли. Джек только крепче прижал его к себе, бормоча
слова любви и утешения. После того как боль прошла, Уилл просто сидел в объятиях Джека и
пытался отдышаться. Они ждали, когда же придут Анна Мария и остальные. Джек уже начинал
нервничать, он ненавидел, когда Уильяму было больно.
- Джек, - позвал Уилл, в его голосе отчетливо слышался страх. - Я хочу сказать тебе кое-что.
Если... если я не переживу этого...
- Не говори так, любовь моя. Я не позволю тебе умереть!
- Нет, Джек. Дай мне закончить, - Уилл сделала несколько коротких вздохов, прежде чем
продолжить. - Если я не переживу этого, позаботься о малыше. Он не сделал ничего плохого, так
что не вини его ни в чем. И себя тоже! Ты был таким хорошим эти несколько месяцев.., а я..., Уилл не сдержал слез, и его голос стал грубее из-за переполняющих его эмоций. - Я был ужасен. Я
все еще думаю о той ночи.., когда сказал тебе, что ненавижу тебя. Это не правда. Я не ненавижу
тебя... Никогда не ненавидел. Я просто хочу чтобы ты знал... Я люблю тебя. Я всегда буду любить
тебя, и этого ничто не изменит.
Джек закусил губу, пытаясь сдержать слезы. Он не будет сейчас этого делать. Он должен быть
сильным для Уилла.
- Я тоже люблю тебя, детка, - сказал он, целуя Уилла в лоб.
Они сидели не разговаривая, пока, наконец не послышался стук в дверь. Джек осторожно встал,
стараясь не потревожить Уильяма, и подошел к двери, открывая ее.
- Где, черт возьми, ты был?
- Мне жаль, что мы опоздали, Капитан, - сказал он, заплетающимся голосом. Его глаза косили и он
потер затылок.
- Ты пьян! - это было обвинение, не вопрос. Джек схватил высокого мужчину за воротник,
притягивая к себе, чтобы посмотреть ему в глаза. - Какого черта ты напился?
- Увольнение на берег, - небрежно сказал он, будто бы это все объясняло.
Джек зарычал на него. Он хотел перерезать ему глотку, за эту ошибку, но ему нужно было
позаботиться об Уилле. Он отпустил Юджина, и прислоняя его к стене. Он повернулся, осматривая
незнакомого молодого мужчину, стоявшего рядом с Анной Марией. Он был среднего роста, с
темно-коричневыми волосами, забранными в хвост. Веснушки покрывали большую часть
серьезного лица и на переносице покоились очки. Однако Джек забеспокоился, увидев, что
мужчина был не старше Уилла.
- Только не говори мне, что ты и есть другой врач, - сказал Джек, молясь, чтобы парень оказался
помощником, и, на самом деле, врач уже на пути сюда.
- Боюсь, что так, - серьезно сказал мужчина, без доли веселья в голосе. - Я доктор Свенсон, доктор
Юджин сказал мне, что у вас кто-то рожает. Где юная леди?
Джек отошел, чтобы доктор мог лучше разглядеть Уилла. Глаза молодого врача расширились. Он
повернулся к Юджину, смотря на него так, будто ожидая, что тот сейчас рассмеется.
- Дэвид, скажи мне, пожалуйста, что это просто еще одна из твоих шуток?
Юджин покачал головой, морщась из-за неосторожного движения.
- Нет Фрайд, - простонал он. - Этот парень рожает, и мы должны сделать операцию.
Доктор Свенсон сделал несколько шагов вперед, рассматривая живот Уилла. На кузнеце не было
ничего, кроме тонкой ночной рубашки, и он густо покраснел, когда доктор приподнял ее, чтобы
увидеть, что это на самом деле был мужчина. Он отступил на шаг назад, и с недоверием оглянулся
на мужчин, стоящих сзади.
- Это невозможно.
- Возможно или нет, но это так, - отрезал Джек. - Парень нуждается в Вас, и Вы поможете ему, Джек и Анна Мария пристально смотрели на доктора, пока тот не пожал плечами, сдаваясь.
Он нервно облизал губы.
- Я... Мне нужно, чтобы все вышли из комнаты, - наконец сказал он.
- Что? - в один голос спросили Уилл и Джек.
- Капитан, пожалуйста, - подал голос Юджин. - Это для блага Уильяма.
- Джек, пожалуйста, - взмолился Уилл, - не оставляй меня.
Джек подошел к Уильяму, и взял его за руку.
- Все в порядке, - успокаивающе сказал он. - С тобой все будет хорошо. - Он поцеловал тыльную
ладонь Уилла. - Все будет хорошо. - Он наклонился, глубоко целуя кузнеца, не заботясь о том, что
могут подумать остальные. Разорвав поцелуй, он наклонился и прошептал на ухо парню: - Я
люблю тебя.
- Я тоже люблю тебя, Джек, - прохныкал Уилл.
Анне Марии практически пришлось оттаскивать капитана от парня. Они вышли из комнаты,
закрывая за собой дверь, и приготовились к долгому ожиданию.
***
Джек сидел у стены напротив двери в комнату, нетерпеливо ерзая.
- Они еще не закончили? - простонал он.
Анна Мария в ответ лишь застонала, устало закатывая глаза. Серьезно, этот иногда человек может
быть таким ребенком!
- Джек, - проворчала она. - Это должно занять какое-то время. Они должны сделать свою работу
правильно.
- Просто хочу, чтобы это все закончилось. - Почему так долго? Сколько времени прошло с тех пор,
как он вышел из комнаты. Он просто не мог заставить себя не волноваться. В любую секунду
Юджин может выйти в коридор и сказать ему, что Уилл умер, и Джек боялся этого момента.
Умоляю, Господи. Не допусти этого. Парень не заслуживает умереть за его ошибку.
Джек вскинул голову, уловив тихий звук плача в другой комнате. Он поднялся на ноги, когда
открылась дверь. Юджин вышел в коридор, с небольшим свертком в руках.
- Это мальчик, - широко улыбаясь. - Поздравляю Джек!
Джек стоял, глядя на плачущего ребенка в руках Юджина, и не в силах что-нибудь сказать. Пират
в неверии смотрел на мальчика. У него были короткие, чуть вьющиеся, волосики и карие глаза,
которые казались почти черными. До этого Уилл был самой красивым человеком, которого он
видел. И это казалось таким правильным, что он мог создать что-то еще красивее себя.
- Привет, парень, - сказал он, улыбаясь малышу. - Я твой папа. - Ребенок продолжал плакать, но
потянулся к Джеку, будто зная, что мужчина сделает все только лучше. Эмоции захлестнули
пирата, когда он впервые взял своего ребенка на руки. Это было почти страшно, насколько сильно
он любил этого ребенка, зная его всего несколько минут.
Доктор Свенсон вышел в коридор. Выглядел он ужасно. Рубашка была вся в крови, лицо блестело
от пота, а волосы прилипли к лицу. Но улыбка на его лице заставила Джека расслабиться.
- С матерью все в порядке, - объявил он. Его голос был наполнен гордостью оттого, что оба, и
родитель и ребенок были живы и здоровы, но ему было немного неловко называть Уилла
"матерью". - Ему нужен покой, - сказал он. - Но уже скоро ему можно будет встать.
Джек расслабился. Похоже, это будет лучший день в его жизни.
***
Когда Уилл проснулся, была уже ночь. Ему было холодно, и он чувствовал себя измотанным. Боль
в животе напомнила ему о случившемся. Он попытался сесть, но обнаружил, что слишком слаб для
этого. Уилл почувствовал пару руку, осторожно подталкивая обратно на мягкую кровать. Он
улыбнулся, обращаясь к их владельцу.
- Джек, - радостно сказал он. - Что произошло? Ребенок в порядке?
Джек улыбнулся, сверкнув золотыми зубами.
- С малышом все прекрасно, любимый, - успокаивающе сказал он. - У нас красивый мальчик.
- Мальчик? - повторил Уилл, и слезинка радости скользнула по его щеке. - У нас... у нас сын?
Могу... могу я подержать его?
Джек кивнул, помогая Уиллу сесть. Он подошел к маленькой колыбели в углу комнаты и поднял
сына, тот был одет в белую ночную одежду из мягкого хлопка. Уилл прикусил губу, когда Джек
положил ребенка ему на руки.
- Он такой красивый, - всхлипнул Уилл.
- Да, - нежно сказал он, целуя Уилла в лоб. - Весь в свою мамочку.
Уилл был слишком счастлив, чтобы откликнуться на этот комментарий. Он просто смотрел вниз, на
малыша, спящего в его объятиях. Он нежно коснулся мягкой кожи на пальчиках ребенка и был
вознагражден тихим воркованием, когда ребенок откликнулся на его прикосновение.
- Не могу поверить, что он был внутри меня, - с удивлением в голосе, сказал он.
Джек сел рядом с ним на кровать, смотря вниз, на крошечное тельце и ласково провел по волосам
Уилла.
- Ему нужно имя, - задумчиво сказал Джек.
- Я.. у меня есть одно, - сказал Уилл.
- Какое?
- Габриель, - сказал Уилл, с уверенностью взглянув на Джека. - Тебе нравится?
Джек поцеловал его в висок.
- Да, - усмехнулся он. - Прекрасное имя, не правда ли Гейб? - малыш в ответ издал булькающий
звук.
Глава 11
Три года спустя
Уилл застонал, плетясь по улицам Тортуги. Спину ломило, мышцы болели, а желудок был пуст. У
него был длинный день в кузнице, и все, чего он хотел это горячей еды и теплую постель. Он
улыбнулся, когда его ноша зашевелилась. Да, это действительно был долгий день, для него и его
сына. Малыш абсолютно устал, "помогая" отцу, и заснул до того, как Уилл закрыл кузницу. У Уилла
рука не поднялась разбудить его, так что он просто взял сына на руки и пошел домой. Кроме того,
как еще он мог уложить парня?
Уилл вздохнул, почувствовав, как черные кудри задели его щеку. Мальчик был так похож на своего
второго отца, и это пугало. Он был таким же сгустком энергии, хватал и трогал все, особенно, если
это блестело или было красивым, не зависимо от того принадлежала эта вещь ему или нет. Это
часто приводило к тому, что Уиллу приходилось ругать его, но он никогда не бил сына! Никогда.
Он поклялся однажды, что всегда будет защищать его даже ценой своей жизни, и ударить сына
ему казалось преступлением, несмотря на то, что говорили другие. Ему часто советовали, что
лучшее средство воспитания ребенка - это телесные наказания, но он просто не мог этого сделать.
От одной мысли поднять руку на маленького ангела перехватывало дыхание.
Уилл подвинул Гейба так, чтобы он не наваливался всем весом на его плечо. Он снова вздохнул.
"Еще немного", - сказал он себе, надеясь, что руки выдержат это немного. Мальчик был легким, но,
слишком усталому Уиллу казалось, будто он несет наковальню.
Уилл остановился, увидев свет в окне их маленького домика, зная, кто мог приехать. Он поцеловал
Гейба в висок, пытаясь разбудить малыша.
- Проснись, Гейб, - прошептал он.
Малыш застонал, устало, потирая глаза.
- Мы уже дома, мам? - сонно спросил он.
Уилл с досадой закатил глаза, услышав, как его назвал сын.
- Не мама, - спокойно поправил он. - Папа. - Гейб посмотрел на него с растерянностью в темных
глазах. Уилл пожал плечами, признавая поражение. Не стоило и пытаться. - Ничего, - сказал он, и,
опустив ребенка на землю, показал на их дом. - Я думаю, у нас гости. - Уилл не мог удержаться от
улыбки, говоря это.
Личико Гейба озарилось улыбкой, и он совершенно забыл об усталости и сне. Весь оставшийся
путь до дома он не мог скрыть возбуждение.
- Папа! Папа! - восторженно кричал он.
Дверь открылась, и в дверях показался мужчина в треугольной шляпе, длинном пальто, с
многочисленными бусинами, вплетенными в его волосы. Он широко улыбнулся, сверкая
несколькими золотыми зубами, прежде чем присесть, широко расставив руки.
- Это мой мальчик! - ласково сказал он, ловя сына в объятия. Он поцеловал его в висок, и
покружил в воздухе. - Ты уже соскучился по мне, парень? Пришло всего три месяца.
- Слишком долго, - надулся мальчик.
Джек крепче обнял его, целуя мягкие волосы сына.
- Я здесь, здесь, сказал он. - Не нужно расстраиваться. Твой папа здесь, понимаешь? - он
улыбнулся, когда Гейб кивнул в ответ. - Где твоя мама?
- Джек! - с наигранным раздражением в голосе, сказал он. Сердитая складка пересекла его
загорелый лоб. - Ты знаешь, из-за тебя, и он завет меня так!
Джек усмехнулся притворной обиде кузнеца.
- Не могу удержаться, любимый, - сказал он. - А теперь, давайте не будем стоять в дверях. А то
напустим мух.- Он отошел в сторону, позволяя Уиллу войти первым, и последовал за ним,
закрывая за собой дверь.
- Ты рано вернулся, - сказал Уилл. - Что-нибудь случилось?
Отпустив Гейба, Джек шагнул ближе к Уиллу.
- Мужчине нужна причина, чтобы захотеть увидеть свою семью? - он обернул руки вокруг талии
Уильяма, притянув парня ближе к себе. Уилл задрожал, почувствовал потрескавшиеся губы Джека,
прикоснувшиеся к его губам. - Я скучал по тебе, любимый, - пробормотал он, целуя молодого
человека в своих объятиях.
Уилл усмехнулся, мягко отстраняясь от пирата.
- Джек, - сказал он, и улыбка появилась на его красивом лице. - Гейб все еще здесь, - прошептал
он, кивая на маленького мальчика рядом с ними.
Гейб воспринял это за подходящий момент, чтобы обнять отца за ногу, и улыбнулся ему.
- Ты принес мне что-нибудь, пап?
- Габриель, - твердо сказал Уилл, - у тебя достаточно игрушек.
Гейб опустил взгляд, робко смотря в пол, пока Джек не подхватил его на руки, подбрасывая в
воздух.
- Не слушай свою маму, парень, - сказал он, садясь на стул, стоящий рядом, и сажая Гейба себе на
колени. Мальчик завизжал от восторга, когда пират вытащил маленький кораблик из складок
своего пальто. - Держи, - сказал он, давая игрушку сыну. Кораблик выглядел точной копией
Черной Жемчужины, вплоть до черных парусов. - Я сделал его для тебя. Как папин корабль.
Гейб улыбнулся и поцеловал его в щеку.
- Спасибо! - благодарно воскликнул он, прежде чем побежать играть с новой игрушкой.
Уилл вздохнул, на половину с досадой, на половину устало.
- Ты испортишь его, Джек, - сказал он.
Джек улыбнулся ему.
- Что такого, - сказал он, опираясь на спинку стула. - Он хороший парень. И заслуживает того,
чтобы портить его, особенно, если мы можем позволить это себе. - Он повернулся к нему,
усмехаясь. - Ты сам говорил это. И ты сам его балуешь.
Уилл покачал головой на эту выходку Джека, и пошел готовить обед. После того, как они поели,
Уилл начал убирать со стола, а Джек сел в кресло у камина, посадив Гейба к себе на колени. Глаза
их сына светились от радости, когда он прислушивался к сказкам, придуманным его отцом за
время отсутствия в море. Уилл улыбнулся, глядя, как Джек размахивает руками, будто пытаясь
нарисовать в воздухе картину.
У них все было так же, как и в любой другой семье, часто думал Уилл. Только он никогда не думал,
что это он возьмет на себя роль того, кто будет заботиться о детях, убирать дом и готовить. Он
всегда думал, что это он будет приходить домой, садиться у камина и сажать ребенка на колени, а
его жена будет смотреть на него глазами, полными любви и восхищения.
Как бы то ни было, он был доволен их жизнью, которую они с Джеком начали здесь, Тортуга была
славным местом, хотя, конечно, бывали времена, когда он не мог заснуть ночами, размышляя о
том, что могло бы быть. Какой бы была его жизнь, если бы он женился на Элизабет и не
забеременел ребенком Джека.
Но потом он смотрел на счастливое лицо Габриеля, и понимал, что не хотел бы ничего менять,
если бы это означало потерю сына.
Уилл застонал, когда Джек поцеловал мягкую кожу на его плече. Он вздохнул, поворачиваясь на
постели, и ближе прижимаясь к теплому телу Джека. Пират обнял его за тонкую талию, целуя шею
кузнеца.
- Люблю тебя, Джек, - застонал Уилл.
- Я тоже люблю тебя, - простонал в ответ Джек.
Они наслаждались этим мгновением, прежде чем Уилл улыбнулся и прервал молчание.
- Я ходил к доктору Свенсону на прошлой неделе, и он сказал мне хорошую новость.
Джек, вновь застонав, кивнул.
- Ммм.. Какую, любимый?
Уилл мягко взял Джека за руку, понес к губам, и нежно поцеловав ладонь, медленно опустил к
своему животу. Он посмотрел на Джека, увидев широко открытые от удивления глаза пирата.
Джек приподнялся на локте.
- Уилл...
Ульям счастливо усмехнулся мужчине, искорки веселья были видны в его глазах.
- Я беременный, - сказал он.
Скачать