Функционирование языковых единиц в тексте

Реклама
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТА
КАФЕДРА РУССКОГО ЯЗЫКА
Н. А. Аксарина
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ В ТЕКСТЕ
Учебно-методический комплекс
Рабочая программа для студентов 3 курса ОЗО
филологического факультета
специальности 031001.65 «Филология»
Тюменский государственный университет
2009
Аксарина Н. А. Функционирование языковых единиц в тексте.
Учебно-методический комплекс. Тюмень, 2009. – 99 с.
Рабочая программа предназначена для студентов ОЗО, обучающихся
по
специальности
«Филология».
Дисциплина
по
выбору
ДС.В
«Функционирование языковых единиц в тексте» соответствует одному из
ведущих
направлений
научной
подготовки
студентов-филологов
и
предусматривает 20 часов практических занятий.
Учебно-методический комплекс содержит учебно-тематический план,
темы лекций, варианты практических заданий для самостоятельной
подготовки, варианты контрольных работ, рекомендуемую литературу.
Рабочая учебная программа дисциплины опубликована на сайте
ТюмГУ: Функционирование языковых единиц в тексте [электронный ресурс] /
Режим доступа: http: // www.umk.utmn.ru., свободный.
Рекомендовано
к
электронному
изданию
Учебно-методической
комиссией института, факультета. Утваерждено проректором по учебной
работе Тюменского государственного университета.
ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР:
Трофимова О.В., д.ф.н., завкафедрой русского языка ТюмГУ
РЕЦЕНЗЕНТЫ:
Тумакова Е. В., к.ф.н., доцент кафедры русского языка ТюмГУ
Данилова Н. В., к.ф.н., доцент кафедры общего языкознания ТюмГУ
© ГОУ ВПО Тюменский государственный университет, 2009.
© Аксарина Н. А., 2009.
2
1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
Учебная дисциплина «Функционирование языковых единиц в
тексте» предполагает углублённое изучение смысловыразительных
возможностей единиц языка в художественном тексте в функции
носителей художественного образа.
Цель курса состоит в обучении будущих филологов основам
семантической дескрипции слов и речевых оборотов в языке, речи и
художественном
тексте,
развитии
у
них
навыков
семантической
интерпретации фрагментов художественного текста, формировании в
процессе изучения базового уровня семасиологии и лексической
семантики теоретических основ, способствующих успешному изучению
следующих уровней и разделов семантики языковых единиц.
Практические задачи курса:
1) сформировать у учащихся убеждение в коммуникативной и
культурной значимости семантической дескрипции образов поэтического
текста;
2) развить у студентов основные семасиологические навыки, в том
числе навыки дескриптивной работы с толковыми и аспектными
словарями;
3) познакомить студентов с особенностями методов и приемов
семантического анализа лексики в языке и поэтическом тексте;
4)
развить
умения
и
навыки
практического
применения
и
варьирования алгоритмов анализа семантики образов поэтического
текста.
5) установить связь лексической семантики (семасиологии) и
семантики
образов
поэтического
текста
с
комплексом
других
текстологических дисциплин, сформировать представление о системности
языка, о взаимообусловленности всех его единиц и уровней.
3
Место
дисциплины
в
учебном
процессе:
Дисциплина
«Функционирование языковых единиц в тексте» входит в цикл дисциплин
ДС.В
для
специальности
дополнительным
по
ориентированным
курсам
031001.65
отношению
к
«Филология»
базовым
«Современный
и
является
профессионально
русский
язык.
Лексика»,
«Стилистика русского языка», «Лингвистический анализ текста».
В
формировании
филологов
особое
профессиональной
значение
имеет
компетенции
уровень
владения
будущих
студентов
основными интерпретационными методиками, а также умение определять
место дисциплины в контексте современных научных изысканий.
Требования ГОС ВПО: ДС.В. Введение в спецфилологию, теория и
история языка, диалектология, стилистика и риторика, практический курс
языка
и
другие
историческая,
лингвистические
дисциплины.
сравнительно-сопоставительная
Социологическая,
и
типологическая
характеристика языка; язык в его литературной форме и диалектном
разнообразии; устная и письменная разновидности литературного языка.
Язык художественной литературы. Происхождение и основные этапы
развития языка: современные языковые процессы. Письменность, ее
становление и современное функционирование; графика, орфография,
пунктуация. Языковой строй. Фонологическая система. Лексикология.
Фразеология. Словообразование. Морфология. Синтаксис. Лексикография.
Теория текста.
Количество учебных часов по дисциплине:
№
Виды учебных работ
Количество часов
1.
Практические занятия
20
2.
Самостоятельная работа
230
Всего
250
4
2. ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН ИЗУЧЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ
п/
№
1
1
2
3
4
5
6
7
8
9
Тема
Практические
занятия, час.
2
Семантический анализ слова в
языке. Формирование значения
слова. Объем и структура
значения слова
Подходы к изучению семантики
слова.
Методы
семасиологического
исследования слова
Разграничение
самостоятельных значений и
частных
смыслов
слова.
Тематические парадигмы в
лексике
Семантический анализ слова в
поэтическом
тексте.
Структурные типы образов
поэтического текста
Методы
семантического
исследования
поэтического
образа.
Семантическое
дублирование
образа
поэтического текста. Структурносемантические типы дублетов
Разграничение
окказиональных
значений и актуальных смыслов
поэтического
образа.
Разграничение микрокомпонентов
семантики поэтического образа
Разграничение образа и символа
поэтического текста. Анализ
контекстуальной
экспрессии
поэтического образа
Семантические
парадигмы
поэтического образа. Типы
символов поэтического текста
Освоение алгоритма анализа
семантики образов поэтического
текста.
Комментирование
образца анализа
Всего
5
4
2
Самостоятельн
ая
работа, час.
5
20
Итого
часов
по теме
6
22
2
20
22
2
20
22
2
20
22
2
20
22
2
30
32
2
30
32
3
30
33
3
40
43
20
230
250
3. СОДЕРЖАНИЕ ТЕМ ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ
1.
Тема: Семантический анализ слова в языке. Формирование
значения слова. Объем и структура значения слова
Содержание
1. 1. Теоретические основы изучения семантики слова в
языке.
В
настоящее
время
в
отечественной
семасиологии
формируется новое направление — изучение семантики слова
(образа, символа) в художественном тексте. Одним из следствий
изменения социокультурной ситуации в современной России стало
возвращение
к
пониманию
значимости,
ценности
отдельной
личности, что, в свою очередь, обусловило бурное развитие в
последние годы всего комплекса наук о человеке: психологии,
социологии,
культурологии,
лингвофилософии
и
др.
В
лингвистической науке это отразилось в понятийном оформлении
новых объектов исследования — таких, например, как языковая
личность, идиостиль (индивидуальные особенности использования
стилистических
средств
языка)
и
идиолект
(индивидуальная
специфика отбора и употребления в речи языковых единиц разных
уровней). Особое внимание сегодня уделяется способам воплощения
индивидуальной картины мира в произведениях художественной
литературы, методам и приемам отражения в слове художника его
философских
и
культурологических
представлений,
имеющих
большую научную и культурную ценность для всей нации. Поэтому
одной
из
фундаментальных
научных
проблем
современной
лингвистики текста является изучение языковой личности в рамках
макронауки о человеке, а основной прикладной проблемой —
разработка новых методов интерпретации авторской картины мира,
воплощенной в слове писателя (в первую очередь — в ключевых
образах и символах художественного текста). При этом в качестве
6
объекта исследования выступает художественный текст, а в качестве
предмета — ключевые образы и символы текста, то есть наиболее
яркие и значимые составляющие авторских представлений о мире.
С развитием семиотики — науки, изучающей знаки и знаковые
системы,— во второй половине XX века в мировой лингвистике
укрепилось
представление
универсальной
знаковой
о
естественном
системе,
языке
обладающей,
в
как
отличие
об
от
специфических систем (азбуки Морзе, дорожных знаков и др.), тремя
коммуникативно
значимыми
признаками:
общедоступностью
(отсутствием профессиональных, социальных и др. ограничений для
использования),
обслуживать
полифункциональностью
все
адаптивностью
сферы
жизни
(способностью
и
(способностью
деятельности
изменяться,
человека)
и
приспосабливаясь
к
изменяющимся требованиям действительности).
Художественный текст, безусловно, представляет собой одну из
форм реализации знаковой системы языка. Но при этом он и сам
является знаковой системой, в равной мере обладающей признаками
как универсальных, так и специфических систем. Художественный
текст полифункционален; кроме того, он — адаптивная система,
способная
обусловлено
развиваться
в
первую
и
всегда
очередь
быть
современной,
имманентной
и
это
многозначностью
символов текста, наличием у них смысловой перспективы. В то же
время знаковая система текста не является общедоступной уже
потому,
что слово в
языке семантически не
равно слову в
художественном произведении. Особенно велико различие между
языковыми
и
контекстуальными
значениями
слов-символов,
семантические трансформации которых обусловлены воздействием
экстралингвистических
необходимость
факторов.
разработки
новых
Все
это
обусловливает
исследовательских
методик,
позволяющих выявить и описать окказиональные смыслы и значения
7
слов в художественном тексте, осуществить своего рода "перевод"
текстовых знаков на язык, понятный массовому читателю.
Интерпретация языковых фактов при этом предполагает анализ
способов порождения и семантического дублирования авторских
смыслов и значений, лингвистическое изучение интертекстуальных
связей образов в поэтическом тексте. Отметим, что авторскими
неязыковые
текстовые
значения
называются
лишь
условно,
поскольку любой художественный текст, выйдя из-под пера автора,
становится
самостоятельным
бытием,
которое
обретает
свой
собственный "голос" и уже не принадлежит только автору. Можно
сказать,
что
художественный
текст
всегда
"говорит"
читателю
больше, чем хотел сказать автор. Читатель (исследователь), вступая
в
полилог
с
автором
и
текстом,
воспринимает
и
оценивает
художественное произведение и все его составляющие с точки
зрения своего собственного жизненного и языкового опыта, сквозь
призму личных ассоциаций и на основе собственной эрудиции.
Поэтому для читателя и исследователя могут стать очевидными и
значимыми смыслы и значения, лишь потенциально присутствующие
в тексте и заложенные в него автором, как правило, неосознанно.
Таким
образом,
интерпретируя
текст,
читатель
одновременно
становится его "соавтором", главная задача которого состоит не в
том, чтобы "угадать", что хотел сказать автор, а в том, чтобы
внимательно
слушать
"голос"
самого
текста.
Именно
потому
семасиологические исследования имеют как сугубо научную, так и
прикладную ценность, поскольку они не только истолковывают
значение и функции художественных образов, но и способствуют
обучению читателя грамотно "разговаривать" с текстом.
1. 2. Формирование значения слова. Длительное время в
семасиологии было принято считать, что формирование значений
слова,
даже
первичных,
происходит
8
под
воздействием
исключительно экстралингвистических факторов. Поэтому одним из
наиболее спорных семасиологических вопросов был вопрос о том,
может
ли
значение
нелингвистическую
слова,
природу,
имеющее,
быть
как
считалось,
объектом
только
лингвистического
изучения и можно ли в таком случае говорить о толковании значения.
Развитие
теории
системных
парадигматических
различительных
выявляющих
отношений
(уровневых,
лексике,
построенных
признаков),
общие
в
на
синтагматических
смысловые
признаки)
и
изучение
выявлении
(линейных,
репрезентивных
(пересекающихся) связей между словами позволило доказать, что в
оформлении лексического значения слова важную роль играют и
собственно лингвистические факторы. Так, изучение синонимической
парадигмы демонстрирует, что разные слова, называющие одно и то
же понятие, способны актуализировать совершенно разные признаки
этого
понятия:
хата
и
хатёнка
(по-разному
выделены
эмоциональность, оценочность и экстенсивность: в слове хата эти
признаки не выражены, а в слове хатёнка комплексно выражены в
суффиксе субъективной оценки –ёнк-), хата и изба (по-разному
выражена сфера употребления).
Исследование синтагматики (линейной сочетаемости слов в
предложении) показывает, что грамматически сочетаемые слова
отнюдь не обязательно будут сочетаться по смыслу, и это может
объясняться как неязыковыми, так и лингвистическими причинами.
Так, один из первых представителей отечественной лингвосемиотики
— науки о знаковой системе языка — В. И. Мальцев, утверждая
значимость неязыковых факторов в формировании значения слова,
определял это значение как "связь, отношение слова и понятия" и
указывал, что значение "не проявляется, а именно приобретается в
этом отношении" (то есть в отношении слова и понятия — Н. А.) /8;
99/. Так, грамматические характеристики существительных река и
9
гора (конкретность, неодушевленность, нарицательность, род,
число), прилагательных высокая и глубокая (качественность, род,
число)
совпадают.
Однако
в
предложении
возможны
только
сочетания высокая гора и глубокая река, а не наоборот, поскольку
это
соответствует
и
реальной
действительности
(у
реки
нет
характеристики высота и т. д.). В то же время в реальной
действительности одна гора может содержать больше, допустим,
камня, чем другая, состоящая из мягких пород, тогда как в языке
сочетание одна гора каменнее другой невозможно, и это никак не
объясняется свойствами обозначаемого предмета, а обусловлено
только лингвистически. Таким образом, лексическое значение слова
определяется в равной степени и внешнелингвистическими, и
внутрилингвистическими факторами и, следовательно, может быть
объектом лингвистического исследования /40; 9/. Связь лексического
значения
с
явлениями
реальной
действительности
/8;
99/
обусловливает номинативную функцию слова, его способность чтолибо называть; воздействие же внутрилингвистических факторов
определяет его семантическую валентность и вариативность /8; 96/,
способность
к
трансформации
семного
состава
слова.
Под
семантической валентностью традиционно понимается способность
слова сочетаться по смыслу с другими словами, под вариативностью
— способность приобретать или утрачивать различные оттенки
значения в конкретном контексте (в зависимости от требований
ситуации
общения).
Трансформацией
семного
состава
слова
называется значительное изменение в составе и качестве основных
компонентов значения слова.
Внутрилингвистическими факторами являются разного рода
связи между словами. Э. В. Кузнецова выделяет два типа таких
связей:
1)
связи,
проявляющиеся
только
в
контексте
и
выражающиеся в зависимости значения слова от его синтаксического
10
значения (конструктивно обусловленные — водить кистью — и
синтаксически ограниченные — Ты голова! — значения); 2) связи,
проявляющиеся во всякого рода ассоциациях слов, обладающих тем
или иным сходством /6; 18/. Отметим, что под сходством следует
понимать
не
обозначаемых
только
собственно
словами
понятий
близость
(перенос
или
смежность
метафорический
—
малахитовое платье — или метонимический — Я три тарелки
съел!). Нередко одно и то же слово используется для обозначения
противоположных понятий (энантиосемия). Так, например, в основе
вторичного значения слова славить (2. Распространять дурные
слухи о ком-чем-нибудь) лежит перенос по противоположности
первичному — позитивному — значению (1. Создавать славу комучему-нибудь, воздавать хвалу, честь). На изменение значения
заимствованных слов могут влиять и семантические несоответствия
между употреблением слова в языке-доноре и языке-реципиенте.
Так,
английское
заимствование
супервайзер
/
супервизор
("всевидящий") в русском языке первоначально выражало понятие
"главная
управляющая
компьютерная
программа,
следящая
за
работой других программ" (спец.). Однако семантический потенциал
этого слова в английском языке был более широким (таким же, как у
слова всевидящий в русском языке) и при заимствовании в указанном
значении
не
реализовался
полностью.
Со
временем
нереализованная часть потенциального значения этого слова в
русском языке оформилась в более широком вторичном значении —
"контролер, наблюдатель".
1. 3. Объем и структура значения слова. Слово, обладая
содержательной оформленностью и идиоматичностью, в то же время
является семантически подвижным, способным развивать в контексте
новые
семы
под
воздействием
разнообразного
контекстного
окружения. Эта способность значения слова зависеть от условий его
11
употребления привела к постановке вопроса о том, обладает ли
слово в языке некоторой автономией, может ли оно вообще иметь
узуальное (то есть устойчивое языковое) значение, а следовательно,
можно ли анализировать значение собственно слова, а не его
отдельных реализаций в отдельных контекстах.
Различие точек
зрения на эту проблему привело к появлению в современной
семасиологии двух основных исследовательских подходов — так
называемых
лексицентрического
и
текстоцентрического.
Характеристику этих направлений можно найти в работах Ю. Д.
Апресяна /1; 56-69/, а также
Э. М. Медниковой, формулирующей
теоретические основы этих направлений в виде вопроса о том, где в
слове находится значение: "до´лжно ли в семасиологии исходить из
объективности существования отдельного слова не только как части
уже созданного произведения речи, а как закрепленного в сознании
говорящего эквивалента элементов расчлененной действительности
(лексицентрический
подход),
или
следует
думать,
что
только
семантика связного текста может считаться подлинно научным
объектом исследования (текстоцентрический подход)" /9; 8/. С
диахронической точки зрения каждый из этих подходов отражает
разные этапы формирования значения слова и не противоречит
другому.
Так,
зарождение
всех
зафиксированных
в
словарях
вторичных значений слов происходит именно в живой речи или в
тексте, где эти значения поначалу носят окказиональный характер и
находятся под сильным влиянием контекста. Семантически емкие,
образные, запоминающиеся окказионализмы (как, например, 2-е и 3-е
значения слова заяц — трус и безбилетник в общественном
транспорте) со временем становятся общеупотребительными в
определенном типе контекстов, закрепляются в сознании носителей
языка как "вторые" значения и отражаются в словарях.
12
Слово, являясь составным звеном текста, выражает все его
основные
содержательные
индивидуальное
доминанты
содержание
в
и
модифицирует
соответствии
с
свое
требованиями
контекста, а потому не может быть абсолютно самостоятельным, хотя
и обладает определенной автономией. Эта автономия проявляется
прежде всего в том, что наше сознание способно идентифицировать
значение слова не столько в конкретном контексте, сколько в
определенном типе
контекстов, в которых данное слово несет
основную смысловую нагрузку, например: 1. глубокая река (или
бурение, порез), 2. глубокая провинция (или тыл, деревня), 3.
глубокая тайна (или прошлое, детство), 4. глубокий сон (или ум,
чувство),
5.
включенным
глубокая
ночь
в определенные
специфическим
набором
(или
зима,
старость).
лексические парадигмы,
ассоциативных
связей,
Будучи
обладая
слово
само
"выбирает" себе подходящий узкий контекст (словосочетание), в
котором может развить новое значение. Так, слова ум и интеллект
являются в языке смысловыми синонимами и обладают большим
количеством общих контекстов употребления (большой ум / большой
интеллект, впечатляющий ум / впечатляющий интеллект и т. д.).
Однако в ряде контекстов валентность этих семантически очень
близких слов не совпадает. Например, слово ум способно сочетаться
с прилагательными тонкий и пытливый: тонкий ум, пытливый ум,—
тогда как сочетание с этими же прилагательными слова интеллект в
языке невозможно, поскольку представляет собой скрытую, но всетаки ощущаемую носителями языка тавтологию (словом интеллект
обозначается не любой ум, а только тонкий и пытливый). Также оба
указанных
существительных
высокий, но
сочетании
способны
сочетаться
со
словом
с разными значениями этого прилагательного: в
высокий
ум
прилагательное
в
значении
возвышенный по форме и содержанию, а в сочетании
высокий
13
выступает
интеллект — в значении превышающий средний уровень, среднюю
норму. Такое различие в семантической валентности объясняется
тем,
что
слово
ум
воспринимается
носителями
языка
как
качественная характеристика и потому сочетается с "качественным"
значением прилагательного высокий, а слово интеллект — как
количественная характеристика называемого словом ум качества.
Слово в любом тексте, а особенно в художественном, находится
под влиянием не только собственно языковых факторов, но и
факторов
экстралингвистического
характера:
литературных,
мифологических, культурных, социальных и т.д. Символическое
отражение
влияния
этих
факторов
в
тексте
(в
литературно-
художественном произведении) в современной филологии принято
называть апелляцией к интертексту /5; 17-30/. Интертекст может
быть представлен
прямой или косвенной цитацией,
аллюзией
(ссылкой на факт, описанный в другом тексте) и реминисценцией
(обращением
к
идеям,
мотивам
и
образам
другого
текста).
Следствием интертекстовых апелляций может быть не только
возникновение нового образа или мотива в художественном тексте,
но и появление у слова нового актуального смысла или даже
окказионального значения, то есть структурное изменение в самом
составе значения.
Вопрос о семантической структуре слова до сих пор остается
открытым, поскольку его решение зависит от ответа на вопрос о том,
что следует понимать под значением слова, чтобы позднее выделить
и
охарактеризовать
компоненты
этого
значения.
Большинство
лингвистов определяют значение слова как внутреннее единство его
лексического
и
грамматического
компонентов.
При
этом
грамматическое значение является общим для одной более или
менее широкой группы слов, а лексическое — специфическим,
индивидуальным, отличающим друг от друга слова внутри группы с
14
общим грамматическим значением. Так, у всех существительных
общим будет категориальное значение
глаголов
—
процессуальности,
нумеративности
и
т.
д.
у
Частями
предметности, у всех
всех
числительных
устойчивого
—
грамматического
значения слов одной части речи будут, в сущности, все их
постоянные морфологические признаки, а частями лексического
значения — только те компоненты, которыми понятия, называемые
словами с абсолютно одинаковой морфологической характеристикой,
отличаются в нашем сознании и употреблении по внешнему виду, по
назначению, по происхождению и т. п. Например, у слов кувшин и
ваза
общим
является
грамматическое
значение
предметности,
нарицательности, неодушевленности, конкретности. К лексическому
значению
относится
общее
для
этих
слов
родовое
понятие
(гипероним) — сосуд, — отличающее их от других нарицательных,
неодушевленных и конкретных существительных (например, от
существительных камень или стол). Родовое понятие обычно
включается
в
словарную
дефиницию
(определение)
слова.
В
лексическое значение входят и те компоненты, которыми видовые
понятия (гипонимы) при общем гиперониме отличаются друг от друга.
Эти компоненты обязательно присутствуют в дефиниции слова, ср.:
ваза.
Сосуд
изящной
формы
для
фруктов,
цветов
или
декоративный и кувшин. Высокий округлый сосуд с горлышком и
ручкой (Ожегов С. И. Словарь русского языка. / Под ред. Н. Ю.
Шведовой. — 23-е изд., испр. М.: Рус. яз., 1991).
Грамматическое и лексическое значение слова не существуют
друг без друга, "определение лексических значений слова уже
включает в себя указания на грамматическую характеристику слова"
/4; 18 – 19/. Грамматическое и лексическое значения связаны
иерархическими
отношениями.
О.
С.
Ахманова
определяет
грамматическое значение как "отношение, выраженное как /…/
15
дополнительное,
как
лишь
сопровождающее
основное,
или
лексическое, значение" /2; 65/.
Значение
слова
следует
отличать
от
его
содержания,
понимаемого как совокупность всех узуальных и контекстуальных
значений и смыслов слова. Так, пять значений представленного
выше слова глубокий составляют узуальную часть его содержания.
Под полным содержанием слова подразумевается все, что это слово
способно выражать в речи и тексте на данном этапе развития языка.
В структуре значения слова традиционно выделяют макро- и
микрокомпоненты.
Микрокомпоненты
называются
семами
—
мельчайшими, предельными далее неделимыми элементами смысла.
К макрокомпонентам относятся денотат — предметно-логическая,
понятийная часть значения, содержащаяся в корне слова, — и
коннотат — добавочное экспрессивное значение, выражающееся
как корневой морфемой, так и служебными. Например, у слов дом,
домик,
домишко
(денотативное)
выраженное
значения
и
домище
значение
общее,
суффиксами,
разлияаются
основное,
а
предметно-логическое
значение
индивидуальное.
эмоциональностью,
интенсивностью/экстенсивностью
и
коннотативное,
Индивидуальные
оценочностью,
стилистической
маркированностью. Эти компоненты значения принято называть
компонентами коннотации или коннотативными семами. Коннотат,
таким образом, является компонентом комбинаторным, членимым на
предельно малые единицы смысла.
Однако эти же единицы могут находиться и в денотате.
Например,
отвлеченные
существительные,
называющие
эмоции
человека, уже в основном значении, выраженном в корне, содержат
эмоциональность, оценочность, интенсивность: радость, гнев, страх
и т.п. Денотат также комбинаторен. В структуре денотата выделяют
лексические и грамматические семы: категориально-грамматическую
16
(КГ), обусловливающую принадлежность слова к той или иной
грамматической категории (части речи); лексико-грамматическую
(ЛГ), отражающую частные элементы грамматического значения
(постоянные морфологические признаки); собственно лексическую,
или категориально-лексическую
(Л или КЛ), указывающую на
принадлежность слова той или иной широкой тематической группе
или на его связь с определенным родовым понятием (гипероним);
дифференциальные
семы,
указывающие
на
различительные
признаки, по которым слово противопоставлено другим словам этой
же группы. Дифференциальные семы могут быть эксплицитными (Д э)
— выраженными в толкованиях узуальных значений слова — и
имплицитными (Д и) — проявляющимися в особых контекстуальных
условиях. Так, структуру денотата слова болото (в первичном
значении по БАС — илистое топкое место со стоячей водой,
кочками земли, покрытыми травой, отличающееся зыбкостью и
нездоровыми испарениями) можно представить следующим образом:
КГ — предметность;
ЛГ — нарицательность, неодушевленность;
КЛ – конкретность;
Л — элемент ландшафта, водный, естественный (поскольку есть
искусственные — бассейн, пруд и др.);
Дэ — илистое, топкое, зыбкое, нездоровое; со стоячей водой, с
кочками земли, с испарениями;
Ди — негативное, опасное (эти семы выводятся из толкований
слов, представленных в дефиниции слова болото и являющихся его
эксплицитными семами).
Денотат и коннотат составляют собственно лингвистическую
часть значения слова. В то же время в значении слова выделяется
ряд макрокомпонентов экстралингвистического или не собственно
лингвистического характера, так или иначе влияющих на наше
17
восприятие
слова.
компонентом
Таким
является,
не
собственно
например,
лингвистическим
селективный
компонент,
отражающий правила выбора и употребления слова в определенных
коммуникативных условиях /19; 41/. Влияние этого компонента на
выбор того или иного слова в конкретной ситуации общения особенно
ярко проявляется при использовании в речи так называемых полных
синонимов: полисемия и многозначность, бегемот и гиппопотам,
помидор и томат, глядеть и смотреть. Несмотря на то, что полные
синонимы в принципе способны заменять друг друга во всех
контекстах, употребление только одного из них в определенном
речевом
акте
часто
оказывается
предпочтительным
при
всем
тождестве лингвистической части их значения. Так, на этикетке
товара обычно пишут: "Консервы в томате" (а не "в помидоре"), а об
урожае на собственном огороде говорят: "Я вырастил помидоры" (а
не "томаты"). Следует отметить, что оба слова имеют одинаково
нейтральную
стилистическую
окраску
и
оба
являются
заимствованными из неславянских языков.
В производных словах не собственно лингвистическая часть
значения
слова
признаком,
представлена
семантически
производящим,
дополнительно
связывающим
позволяющим
толковать
мотивировочным
производное
значение
слово
с
производного
через производящее. Так, значение слова зелень и толкуется в
словарях, и воспринимается носителями языка через его отношение к
слову
зеленый
и
оценивается
в
первую
очередь
не
как
собирательное название растений, а как нечто зеленого цвета.
Особенно сильно´ влияние производящих при восприятии сложных
слов — самолет, звездоплаватель, сногсшибательный и пр. В
отглагольных
существительных
со
вторичным
"опредмеченным"
значением мотивировочный признак обычно ослаблен, поскольку
семантическая дистанция между такими значениями и производящим
18
словом
велика:
возникает
чаще
третьим
вторичного
всего
—
между
после
"опредмеченное"
первичного
результативного.
значение
процессуального
Например,
и
производное
существительное от глагола оборвать — обрыв — в первичном
значении реализуется как номинация процесса: произвести обрыв
линии (ср.: оборвать линию), — во втором значении называет
результат обрыва как процесса: найти обрыв в проводе, — и,
наконец, в третьем значении называет собственно конкретный
предмет, элемент ландшафта, возникший вследствие обрыва как
результата действия: стоять на крутом обрыве. В силу указанной
семантической дистанции носители языка практически не мотивируют
значение существительного обрыв глаголом оборвать в такой,
например, конструкции: "Я сорвался с песчаного обрыва".
В
интерпретации
слов,
называющих
явления,
доступные
чувственному (зрительному, слуховому, вкусовому, обонятельному,
тактильному)
компонент
восприятию,
значения,
большую
отражающий
роль
играет
эмпирический
наглядно-чувственный
образ
денотата /6; 27-28/. Эта часть значения слова более всего подвижна
и
индивидуальна,
личными
более
ассоциациями.
всего
Так,
обусловлена
при
частным
восприятии
опытом,
слова
собака
"картинка", возникающая в сознании каждого носителя языка, будет
специфической (своя собственная собака, собака, увиденная в
детстве в кино, любимая игрушка, соседская собака и т. п.). Однако,
по замечанию И. А. Стернина, "слова с ярким эмпирическим
компонентом имеют бедный денотат" /19; 98/. Иногда, вследствие
терминологической
эмпирический
неустойчивости,
компонент
содержание
понятия
терминами
образный
передается
компонент или образность. По мнению В. К. Харченко, образность
является не столько компонентом значения, сколько его признаком
/39;
67/.
Отметим,
что
лингвистическое
19
толкование
понятия
образность отличается от общего культурологического толкования и
скорее характеризует не само содержание слова, а особенности его
восприятия носителями языка. Образность, как и эмпирический
компонент, апеллирует к наглядно-чувственному отражению слова в
сознании, однако это отражение основано не на сугубо личных
ассоциациях, а на стандартах восприятия, свойственных или всем
носителям одного языка, или всему человечеству в целом. Так, при
восприятии слова солнце тот конкретный зрительный и тактильный
образ, который возникает в сознании каждого носителя языка,
представляет собой эмпирический компонент значения, тогда как
общие моменты интерпретации этого слова — яркость, огонь, жизнь,
тепло, радость, надежда и т. д. — являются собственно устойчивым,
общим для всех образом солнца.
Именно
стандартность
словесного
образа
позволяет
нам
достаточно близко понимать и интерпретировать чужие тексты.
Образность может быть выражена уже в денотате, в самой корневой
морфеме — например, в словах бездна, вихрь, океан; слова с
денотативной
образностью
называются
собственно
образными.
Полуобразными называют слова, содержащие этот компонент в
коннотате: стиляга, кудрявиться, — или в денотате в имплицитных
(скрытых) семах: камень, дым, вуаль. Слова, не содержащие
образности в языке, но способные приобретать ее в тексте,
называются
потенциально
образными:
потолок,
косынка.
Большинство слов в языке является потенциально образными,
однако неотглагольные существительные в основном полуобразны и
образны,
поскольку
прямо
называют
нечто
чувственно
воспринимаемое или оцениваемое.
Отметим, что, в силу нерегулярности проявления в слове не
собственно
лингвистических
макрокомпонентов
20
значения,
эти
компоненты
и
признаются
и
выделяются
далеко
не
всеми
лингвистами.
Что касается микрокомпонентов (сем), то они понимаются как
мельчайшие
(предельные)
"поддающиеся
единицы
соотнесению
с
плана
соответствующими
содержания,
единицами
(элементами) плана выражения в синтагматическом ряду" /14; 230/
лишь условно, поскольку могут быть как частными, так и более
общими, включающими в себя частные /24; 67-68/. Предельность
каждой конкретной семы относительна: одна и та же сема в одном
слове может быть мельчайшим смысловым элементом, а в другом
может и дробиться далее — в зависимости от контекста. Например,
слово
туман
содержит
дифференциальную
эксплицитную
(выявляемую из дефиниции) сему "непрозрачное"; однако в слове
непрозрачное
этот
смысловой
элемент
является
семемой
—
комплексом взаимосвязанных сем, составляющих содержание слова,
—
и
может
быть
разделен.
В
значении
слов
могут
быть
потенциальные семы, которые актуализируются лишь во вторичных
значениях слова или в его окказиональных употреблениях. Близки
им так называемые заимствованные семы, присутствие которых в
семантическом потенциале слова ощущается непостоянно, так что в
тех
редких
контекстах,
где
эти
семы
актуализируются,
они
воспринимаются как "чужие". Однако сама возможность такого
заимствования должна быть обусловлена каким-то определенным
состоянием семантического потенциала — иначе "заимствовались"
бы любые семы. В действительности же глубокий многоступенчатый
анализ языкового значения слова способен обнаружить в нем
мнимые "заимствованные" семы. Так, в стихотворениях А. Блока в
словах сон, сниться, спать часто реализуется семантика откровения,
пророчества, предчувствия, предвидения кажущаяся заимствованной
из-за наличия в контекстном окружении слова сон единиц с языковым
21
значением откровения и т. д., например: Мне провидится и снится /
Исполненье тайных дум… Однако в самом значении слова сниться
— представляться, казаться во сне — заложена семантика
ирреального, воображаемого (представляться — являться в мысли,
воображении), зрительного восприятия (видеться / видеть во сне),
знания (видеть — сознавать, понимать), провиденья / предвиденья
(мотивированность значений глаголов провидеть и предвидеть
производящим
глаголом
видеть).
Именно
актуализация
этой
скрытой, но заложенной в потенциале слова семантики позволяет
развиться контекстуальной синонимии слов провидеться и сниться в
указанном тексте.
По мнению Э. В. Кузнецовой /6; 101-102/, семантическое
варьирование
слова
является
следствием
проявления
закона
произвольности знака: лексема (как единица плана выражения) и
семема (как единица плана содержания) не связаны друг с другом
органически, их связь условна, хотя и формально закреплена. В. В.
Виноградов, говоря о влиянии контекста на реализацию того или
иного
значения
слова,
отмечает,
что,
в
сущности,
сколько
обособленных контекстов употребления данного слова, столько и его
значений /4; 17/.
2.
Тема:
Подходы
к
изучению
семантики
слова.
Методы
семасиологического исследования слова
Содержание
2.
1.
Подходы
к
семантическому
анализу
лексики.
В
современной семасиологии существует два основных подхода к
изучению
микрокомпонентов
лексического
значения
слова:
1)
дифференциальный подход, который предполагает, что значение
слова
образовано
небольшим
числом
смысловых
элементов,
выделяющих данное слово на фоне других слов одной лексико22
семантической или тематической группы /18; 30/; 2) интегральный
подход, в основе которого лежит представление о том, что, помимо
дифференциальных семантических компонентов, в значение слова
входит большое число и недифференциальных компонентов, не
участвующих в организации семантических оппозиций между словами
одной
лексико-семантической
или
тематической
группы,
но
участвующих в семантическом развитии слова в контексте /18; 30/.
Дифференциальный
подход,
таким
образом,
постулирует
замкнутость слова как знака, характеризует его значение как уже
состоявшееся,
возможности
воздействием
интертекстов,
тогда
как
интегральный
трансформации
и
значения
собственно
что
подход
слова
лингвистических
является
отражением
в
предполагает
тексте
факторов,
под
и
семиотических
представлений о незавершенности языкового знака /17; 101/. Именно
незавершенность языкового знака определяет его вариантность, а
следовательно, и более высокую валентность (то есть сочетаемость,
способность выступать в определенной связи с возможно большим
количеством элементов этой же знаковой системы), чем у знаков
специфических систем.
Одним из следствий незавершенности
языкового знака является относительность смысловых оппозиций в
языке. Например, слова горячий и холодный в своих первичных
значениях антонимичны, поскольку выражают крайнюю, полярную
противоположность, а слова теплый и прохладный являются лишь
промежуточными звеньями, показателями контрарной природы этой
антонимии. В то же время во вторичных значениях: холодный дом /
теплый дом — антонимами становятся уже слова теплый и
холодный, а слово горячий вообще исключается из парадигмы
(горячего дома не бывает). Самыми распространенными примерами
речевой
незавершенности
слова
являются
контекстуальная
синонимия и контекстуальная антонимия: несопоставленное или
23
непротивопоставленное
в
языке
как
материальной
системе
сопоставляется или противопоставляется в речи и тексте как
квазисистемной реализации языкового материала. Часто слова,
являющиеся в языке гипонимами
семантическому
полю,
но
не
или
относящиеся
связанные
к одному
парадигматическими
отношениями, в тексте становятся контекстуальными синонимами
или антонимами: То берег, то море, / То солнце, то вьюга, / То
ласточки, то воронье… (Б. Окуджава).
Семантическая незавершенность слова может проявляться и в
"стирании"
смысловой
результате
которого
одновременно
в
границы
слово
значениях
в
между
словами-омонимами,
контексте
может
омонимичных
слов.
в
реализоваться
Например,
в
стихотворении А. Блока "Болотный попик" в строках Не бойся пучины
тряской — / Спасет тебя черная ряска слово ряска можно прочесть
одновременно и как ритуальная одежда священника, и как мелкий
травянистый покров на болоте (и то, и другое может одинаково
спасти от гибели в болоте).
Показателем незавершенности значения слова может быть и
тот факт, что одна и та же пара слов в разных контекстных условиях
может
выражать
отглагольные
регулярно
разные
категориальные
существительные
учитель
противопоставляются
в
и
разных
отношения.
ученик
Так,
устойчиво,
контекстах,
имеют
большую общую часть значения и полярны только по одному
признаку — меры знания. Следовательно, эти слова могут быть
признаны антонимами. В то же время учитель и ученик отличаются
по признаку направленности действия (на субъект или на объект:
учитель — тот, кто учит; ученик — тот, кого учат) и могут
выступать как лексические конверсивы, то есть передавать одну и ту
же информацию с точки зрения разных сторон: я — твой учитель /
ты — мой ученик.
24
Языковые паронимы (слова, близкие по звучанию и написанию,
но разные по значению), например, убежденно и убедительно, могут
стать в речи контекстуальными антонимами: Он говорил убежденно,
но не убедительно.
В
действительности
дифференциальный
и
интегральный
подходы к изучению семного состава слова не противоречат друг
другу, поскольку фактически изучают слово в разных аспектах. Так,
сторонники дифференциального подхода изучают семантику слова в
языке (как материале) и, следовательно, рассматривают само слово
в первую очередь как единицу номинативную, способную что-либо
называть, тогда как сторонников интегрального подхода интересует
функционирование
слова в речи (как конкретной реализации
языкового материала), и потому слово воспринимается ими главным
образом как единица коммуникативная, значимая для общения.
2. 2. Методы семасиологического исследования слова. В
настоящее
время
при
исследовании
семантики
слова
в
художественном тексте активно используются различные варианты
метода компонентного анализа (КА). Этот метод, разработанный
первоначально для анализа семантики слова в языке, впоследствии
был
адаптирован
коммуникативной
лингвистикой
для
изучения
семантики слова в речи. Третий тип компонентного анализа — КА
семантики слова в художественном тексте — еще только начинает
оформляться как самостоятельный метод. Семы при КА выявляются
исследователем
интуитивно
при
помощи
результатов
сопоставительного анализа исследуемого слова с другими словами,
близкими или противопоставленными по значению /13; 26/. В этой
ситуации осмысляются те семы, которыми исследуемое слово
отличается от близких ему слов. И.А.Стернин предлагает выделять
производные семы через употребление анализируемых слов в левой
части противительной конструкции /19; 3/, например: странный, а не
25
обычный (не привычный, не понятный, не знакомый, не доступный и
т. д.). Производными (образованными от позитивных) семами при
этом будут необычное, непонятное, непривычное, недоступное.
О необходимости определения значения слова как языкового
знака посредством его сопоставления с другими знаками языковой
системы говорит и отечественная лингвофилософия. Так, например,
Б. В. Бирюков утверждает, что основной прием уточнения значения
слова — это "установление отношения равенства (эквивалентности,
синонимии, взаимной переводимости и т.п.)" /3; 75/, например:
ледяной (во вторичном значении) = очень холодный (в первичном
значении), такой же холодный, как лед (в первичном значении).
Основной задачей на первом этапе анализа является установление
различительных
признаков,
что
делает
возможным
выделение
позднее уже дополнительных, избыточных признаков, например:
горячий
—
максимум
температуры,
ледяной
—
минимум
температуры (различительные признаки); горячий — указание
только на максимум температуры, ледяной — указание на минимум
температуры
и
на
качество
восприятия
температуры
(избыточный признак в слове ледяной).
Основным
недостатком
КА
является
обусловленный
интуитивной
основой
его
метода.
субъективизм,
Для
снижения
субъективности компонентного анализа рекомендуется применять к
словарным определениям исследуемых слов процедуру ступенчатой
идентификации,
предполагающей
последовательное
толкование
каждого из составляющих словарную статью слов до тех пор, пока
слово не начнет объясняться само через себя, например: белый.
Цвет снега или мела; мел. Мягкий белый известняк; снег.
Атмосферные осадки — белые пушинки, хлопья. При этом каждый
элемент в словарной статье исследуемого слова будет, по сути, его
дифференциальной эксплицитной семой, а каждый элемент в
26
значении составляющих словарной статьи — имплицитной семой
исследуемого слова. В результате ступенчатой идентификации
определения
сводятся
к
словам
с
предельно
обобщенным
характером /6; 36/.
3.
Тема: Разграничение самостоятельных значений и частных
смыслов слова. Тематические парадигмы в лексике
Содержание
3. 1. Разграничение самостоятельных значений и частных
смыслов слова.
лингвистики
Становление коммуникативной лингвистики и
текста
актуализировало
вопрос
о
необходимости
разграничить значение слова и его употребление. По отношению к
значению слова, реализованному в одном коммуникативном акте
(употреблении), остальные значения этого слова будут выступать как
потенциальные, свойственные слову как виртуальной единице языка,
то есть мыслимые как элементы языковой системы "вне зависимости
от реализации, или актуализации в речи" /14; 79/. Виртуальное
присутствие всех значений слова в момент употребления его в речи
отмечали В. В. Виноградов /4; 17/ и
И. А. Стернин /19; 75/.
Значение, реализуемое в каждом конкретном контексте, может быть
как общим для всех или некоторой группы носителей языка, так и
сугубо
индивидуальным,
так
называемым
окказиональным.
Окказиональное употребление слова также актуализирует только
определенные семы в значении слова.
Окказиональность предполагает помещение слова адресантом
при конкретном речевом акте в несвойственный ему контекст, что,
однако,
не
обязательно
приводит
к
появлению
у
слова
самостоятельного значения: "При наличии яркой образности в
употреблении слова нельзя говорить о новом значении данной
единицы или считать, что у соответствующего предмета появилось
27
новое название" /19; 77/. В случае окказионального образного
употребления слова И. А. Стернин предлагает говорить не о
значении знака, а о его том или ином актуальном смысле,
понимаемом
как
коммуникативно-релевантная
часть
системного
значения слова /19; 77/. Отличие самостоятельного окказионального
значения слова от его актуального смысла состоит в том, что для
исчерпывающего
толкования значения, отсутствующего в языке,
надлежит построить полную дефиницию, тогда как актуальный смысл
толкуется
через
языковой
эквивалент
(синоним).
Слово,
приобретающее в тексте особый актуальный смысл, не называет
новую реалию, а только нетрадиционным способом обозначает то,
что уже имеет выражение в языке. Так, в ранней лирике А. Блока
слово
болото
объясняемое
микромир
приобретает
одним
в
окказиональное
языковым
системе
характеризующийся
синонимом:
объективно
особыми
этическими
значение,
не
болото.
Особый
реального
мира,
и
эстетическими
представлениями и населенный обитателями, физиологически и
психологически отличными от людей и животных. Одновременно
слово болото реализуется в нескольких смыслах, "заимствованных"
им у других слов: болото — вечность, болото — церковь, болото
— скит, болото — дар и др.
Возникновение
у
слова
окказионального
значения
может
изменить семантический диапазон слова, его способность обозначать
разновидности и оттенки данного предмета (процесса, качества).
Семантический
диапазон
слова
определяется
не
спецификой
обозначаемого им факта действительности или его понятийной
стороной,
а
его
языковым
образным
потенциалом.
Образным
потенциалом слов определяются и результаты различных типов
переноса значения. Так, результатом метафорического переноса
значения для потенциально образных или полуобразных слов будут
28
метафоры, а для слов с образностью в денотате (как, например,
слова буря, вечность или вселенная) — гиперметафоры различной
степени
сложности:
Вечность
бросила
в
город
/
Оловянный
закат…(А. Блок). Вечность здесь олицетворена, отождествляется с
представлением о высшей силе (Боге), о самой природе, о возмездии
и др.
3. 2. Тематические парадигмы в лексике. Слово в языке
способно
вступать
не
только
в
категориально-лексические
(синонимия, антонимия, гиперо-гипонимия, конверсия, паронимия,
омонимия, многозначность), но и в широкие тематические парадигмы:
лексико-семантические группы (ЛСГ), тематические группы (ТГ) и
семантические поля. ЛСГ объединяют слова одной части речи,
имеющие общую лексическую (Л, или КЛ) сему (иначе архисему,
называющую
родовое
понятие)
/6;
34-35/
—
например,
ЛСГ
существительных пространства, прилагательных цвета, глаголов
речи, наречий времени. Тематические группы объединяют слова с
общей архисемой, но с разными грамматическими семами. Так, ТГ
цвет включает в себя слова разных частей речи, способные хоть какнибудь
указывать
на
цвет,
например:
малахитовый,
лазурь,
озеленить, побелка и т.д.
Семантические поля включают в себя несколько тематических и
лексико-семантических групп, в пределах которых слова содержат
смежные,
пересекающиеся
компоненты
значения.
Так,
к
семантическому полю путешествие будут относится и слова ТГ
пространство (в том числе ЛСГ дорога, путь со значением
преодоления
пространства,
слова,
называющие
элементы
ландшафта), и слова ТГ время (лето, отпуск, ночь и др. и их
производные), и слова ТГ снаряжение, одежда и пр. Основными
признаками семантического поля являются обширность, смысловая
аттракция (способность сочетаться по смыслу в предложении даже
29
при
отсутствии
показателей
грамматической
сочетаемости:
На
лекции присутствовало десять студентов / Ко мне подошли
десять
студентов),
взаимоопределяемость
целостность,
элементов,
упорядоченность,
полнота,
произвольность
и
размытость границ, непрерывность /6; 18/. Выделение тематических
групп и семантических полей базируется на внеязыковых критериях,
однако во многих случаях слова объединяются и на основе общих
деривационных
возможностей,
и
сходной
синтаксической
сочетаемости /41; 10/.
4.
Тема: Семантический анализ слова в поэтическом тексте.
Структурные типы образов поэтического текста
Содержание
Что касается образов поэтического текста, то их, в соответствии
с трактовкой И. Я. Чернухиной, мы будем воспринимать как
"идеальную сущность, соотнесенную с представлением о реалиях
материального мира, внутреннего мира человека или концепте" и
выступающую "во-первых, как продукт интеллектуальной творческой
деятельности автора и, во-вторых, как продукт аналитической и
синтезирующей
работы
сознания
читателя,
мотивированной
содержанием и особенностями конкретных текстов" /21; 129/. И. Я.
Чернухина выделяет четыре класса образов поэтических текстов:
образы
фрагментов
текстов,
образы
творчества
одного
текстовые
художника,
образы,
межтекстовые
межтекстовые
образы
национальной поэзии /21; 129-195/. В современной филологии
использование
образов
двух
последних
планов
относится
к
проявлениям интертекстов. А. К. Жолковский расценивает апелляцию
к интертекстам как непременное условие существования любого
литературно-художественного произведения /5; !7/.
30
Образы
фрагментов
текста
соотносятся
с
эмпирическим
компонентом значения слова и опираются на наглядно-чувственные
представления. Образ может воплощаться в тропах и имплицитно. По
мнению И. Я. Чернухиной, "при восприятии тропов каждый их
элемент [...] вызывает в сознании читателя шлейф ассоциаций,
меняющихся во времени и в зависимости от состояния адресата [...].
При этом ассоциации могут быть неожиданными — в высшей степени
индивидуальными" /21; 136/. Часто имплицитное воплощение образа
во фрагменте текста не вытекает из значений слов, составляющих
данный фрагмент. Наглядно-чувственное восприятие образа может
быть имплицитно связано только с денотатом одного или нескольких
слов во фрагменте. Рассмотрим, например, фрагмент текста Ю.
Визбора:
Догорает наша песня,
Как вечерняя свеча,
И свисают два созвездья
С перевального плеча.
В подчеркнутом фрагменте собственно лингвистическое толкование
образа может быть следующим: Два созвездия видны низко над
изгибом перевала. При этом слова свисают и плечо имеют
метафорическое значение: 1) Созвездия видны так низко над
изгибом перевала, что кажется, будто они с него свисают; 2)
Изгиб перевала такой же округлый и покатый, как плечо. В то же
время наглядно-чувственный образ, сопровождающий восприятие
этого фрагмента, соотносим с денотатом прямых значений слов
свисать и плечо (свисают с плеча), а потому при восприятии слова
созвездья особо актуализируются семы яркое, сверкающее, нарядное
и созвездья ассоциируются с ювелирным украшением — подвесками,
свисающими с плеча какого-то гигантского существа. Продолжением
ассоциативного ряда является вывод о том, что горы живые,
31
украшенные лучшим ювелиром — самой вселенной, а во фрагменте
текста представлен образ подлинной красоты. Как правило, в
художественном тексте именно образно-эмпирическая (не собственно
лингвистическая) часть значения языковой единицы становится
основой формирования символа.
5.
Тема:
Методы
семантического
исследования
поэтического
образа. Семантическое дублирование образа поэтического текста.
Структурно-семантические типы дублетов
Содержание
5. 1. Методы семантического анализа образа поэтического
текста.
Несмотря
на
художественном тексте
объективность
существования
в
определенных семантических явлений,
результаты их изучения различными исследователями или одним
исследователем в разное время
другом.
При
анализе
значительно
компонентов
расходятся
семантики
друг с
поэтического
образа следует, по мнению Л. В. Щербы, оставить всякие претензии
на объективность и надежды на однозначное толкование образа,
поскольку, во-первых, в основе подобного рода семантических
наблюдений лежит индивидуальная интуиция и психологические и
интеллектуальные
особенности
исследователя,
во-вторых,
поэтический язык "не всеобщий и может быть в отдельных случаях
понятен лишь очень небольшому кругу лиц" /23; 28/. В силу этого
обстоятельства КА семантики слова в художественном тексте имеет
ряд
особенностей,
требующих
изменения
самой
теории
КА,
разработанной для анализа слова в языке.
Как уже говорилось выше, с целью снижения субъективности КА
рекомендуется использовать процедуру ступенчатой идентификации
семантики
слов,
результатом
которой
должно
словарных определений анализируемого слова
32
стать
сведение
к предельному
обобщению.
Следует,
идентификация
собственно
однако,
способна
языковых
зафиксированы
в
художественным
сделать
значений
словарях).
отметить,
что
объективным
слов
актуальным
только
(т.е.
Применение
смыслам
ступенчатая
тех,
этой
или
анализ
которые
процедуры
к
окказиональным
значениям практически невозможно уже потому, что эти смыслы и
значения
не
отражены
в
словарях,
при
помощи
которых
исследователем и производится идентификация.
5. 2. Семантическое дублирование поэтических образов.
Кроме того, применение сопоставительного метода как начального
этапа
КА
для
проблематичным,
возможность
художественного
поскольку
исследователь,
сопоставлять
анализируемого
слова
с
текста
представляется
имея
ограниченную
контекстуальное
языковыми
значениями
значение
близких
или
противопоставленных по семантике слов, вынужден обращаться к
поиску семантических дублетов этого слова непосредственно в
тексте произведения — как узуальных, так и контекстуальных.
Понятие
репрезентации.
репрезентация
семантического
Различие
выражает
дублета
между
ними
близко
состоит
непосредственно
в
семемную
понятию
том,
что
общность
близких по объему и функции единиц языка, а дублет подразумевает
любые способы повтора в тексте любого смыслового элемента (или
группы элементов) в любой по объему языковой единице любым
способом
антонимией)
Трудности
—
даже
или
противопоставлением
вовсе
выявления
(контекстуальной
экстралингвистическими
контекстуальных
дублетов
способами.
объясняются
разнообразием способов их выражения в тексте: дублет может быть
выражен как одним словом или словосочетанием, так и фразой,
полным текстом или даже циклом текстов.
33
Мысль
о
дублирования
необходимости,
обязательности
(семантического
параллелизма)
семантического
слова-образа
художественном тексте впервые была высказана
в
Б. А. Лариным в
1925г.: "В поэтической речи очень важно […] ведение семантических
параллелей, дающее сложный, дробящийся, но четкий в этой
множественности
образ
(одно
многоименное,
потому
что
многогранное "видение поэта")" /7; 86/. Он отметил также, что образы
в поэзии дублируются обычно не точными языковыми синонимами,
дающими "обратный эффект бедности и надоедливости выражения",
а семантическими параллелями, понимаемыми автором как неточный
синоним, который "является тем видом синонима, какой нужен и
обычен в поэзии" /7; 86-87/. Этот неточный синоним, по сути,
включает в себя все способы дублирования, в основе которых лежит
семантическая
близость
дублета
и
дублируемого
слова,
—
контекстуальную синонимию, семантическую гармонию (перекличку),
амплификацию, градацию, плеоназм, гиперо-гипонимию. Повтор в
тексте не только лингвистической, но и нелингвистической части
значения той или иной языковой единицы называется явлением
регулятивности,
регулятивами
а
содержащие
такой
(лексическими,
повтор
части
семантическими,
текста
—
лексико-
синтаксическими и др.). Так, регулятивом может быть название
текста или цикла, эпиграф, название части текста, любая из фигур
композиционного оформления текста (анафора, эпифора, симплока
и др.). В современной лингвистике нет строгой границы между
понятиями
дублирования,
параллелизма,
репрезентации
и
регулятивности, поскольку явления, называемые этими терминами,
функционально близки: во-первых, служат сохранению тематической
цепочки текста, а во-вторых, формируют содержание символа текста.
Обязательность дублирования семантики символа на всем
пространстве текста утверждает Н. К. Соколова: "Смысловые
34
связи, смысловая перспектива символа в дистантном контексте
разнообразно поддерживаются" /16; 11/; так, например, семантика
символа "сердце" в лирике А. Блока "формируется в момент
прохождения через микроконтексты […], на него падает отсвет
семантики эпитетов […], оно вступает в сложные метафорические
отношения с окружающим контекстом […], его семантика углубляется
в результате использования в сравнительных конструкциях […], в
олицетворении" /16; 12/.
Об интертекстуальности ("многократном применении слова в
образных контекстах" /12; 18/, микроконтекстах) как об одном из
основных условий формирования семантики поэтического образа и
символа говорит и Д. М. Поцепня. Л. А. Новиков, рассматривая
поэтический образ (символ) как эстетический знак, отмечает, что его
"семантическая
подвижность
[…]
создается
в
результате
его
вхождения в качественно различные словесные ряды" /10; 84/. Ни в
одном художественном тексте нет ни одного случайного слова,
которое не имело бы в этом же тексте хотя бы одного дублета.
Семантические дублеты необходимы для сохранения и продолжения
тематического единства текста или цикла текстов.
5.
3.
Структурно-семантические
типы
дублетов.
Семантическими дублетами поэтического образа или символа могут
быть любые лексические и лексико-семантические повторы. Так, с
точки
зрения
структурно-семантического
отношения
дублета
к
дублируемому слову (или элементу значения слова) можно выделить
ряд основных способов семантического дублирования единиц в
художественном тексте: языковая и контекстуальная синонимия,
языковая и контекстуальная антонимия, гиперо-гипонимия, рефрен,
амплификация,
градация,
плеоназм,
а также
использование в
контекстуальном окружении исследуемого слова единиц языка,
находящихся в семантической перекличке (гармонии) с этим словом.
35
Рассмотрим, например, способы дублирования в стихотворении С.
Есенина "Снежная равнина, белая луна…":
Снежная равнина, белая луна,
Саваном покрыта наша сторона.
И березы в белом плачут по лесам.
Кто погиб здесь? Умер? Уж не я ли сам?
В этом тексте достаточно легко выявляются несколько групп
дублетов. Первую группу составляют словоформы снежная, белая,
саваном, березы, в белом, объединенные общей семантикой белого
цвета. Ко второй группе относятся слова с общей семантикой смерти:
саваном,
погиб, умер.
Слова второй группы входят также в
тематическую группу страдание, в которую помимо них включается и
слово плачут. Группа существительных пространства объединена
дополнительно общим значением величины, пустоты и потому
некомфортности: равнина, сторона, по лесам; к этим словам
примыкает
по
называемые
семантике
ими
существительные,
слово
негативные
как
и
покрыта,
факты.
слова
абсолютизирующее
Эти
пространственные
семантического
поля
белое,
интертекстуально связаны с представлениями о смерти и потому
являются
одновременно
дублетами
к
словам
с
эксплицитной
семантикой смерти. Сочетание белая луна в средней полосе России
воспринимается
интертекстуально,
как
и
указание
на
время
на
полнолуние,
пробуждения
то
есть,
нечистой
силы,
ассоциирующейся в общечеловеческом менталитете со смертью, и
время гадания, получения откровений, пророчеств. Семантическим
дублетом
к
этому
образу
является
амплификационный
ряд
риторических вопросов, содержащих предвидение, предчувствие
лирическим героем собственной смерти. Первые три строки текста
также представляют собой амплификационный ряд с постепенным
нагнетанием образов смерти. Таким образом, семантика каждого
36
слова в тексте оказывается продублированной хотя бы одним из
возможных способов. Словом, обобщающим в себе значение всех
образов текста, является саван. Это слово — художественный
символ текста.
Апелляция к интертекстам также является повтором, причем
повтором не только лексическим и лексико-семантическим, но и
образно-символическим или идейно-тематическим (реминисценции,
аллюзии,
цитация).
Следовательно,
интертекст
также
может
выступать в качестве дублета образа или символа. Разные типы
дублетов могут пересекаться, один дублет может включать в себя
ряд других. Так, амплификация является гиперонимом по отношению
к
градации,
нагнетание
поскольку
в
любой
под
форме
амплификацией
любых
подразумевается
языковых
единиц
одного
семантического поля, тогда как градация строится на основе
синонимического ряда или сопоставимых с ним синтаксических
явлений (однородности, сочинительных конструкций, бессоюзных
конструкций
с
перечислительными
интертекстуального
последующий
текст
подхода
с
отношениями).
амплификация,
текстом-источником,
В
рамках
связывающая
трактуется
как
"дальнейший вывод из виртуально присутствующих в источнике
значений" /15; 14/.
Следует разграничить также рефрен и семантическую перекличку
(гармонию): первый представляет собой собственно лексический
повтор, а вторая предполагает наличие в контекстном окружении
слова языковых единиц, имеющих общие с исследуемым словом,
близкие или противоположные семы.
6.
Тема: Разграничение окказиональных значений и актуальных
смыслов
поэтического
образа.
Разграничение
семантики поэтического образа
37
микрокомпонентов
Содержание
6. 1. Окказиональные значения и актуальные смыслы
образов.
В
художественном
тексте
коммуникативная
обусловленность слова становится максимальной, что приводит к
необходимости
определения
содержания
этого
слова
через
исследование широкого контекста его употребления, а не только
непосредственно
примыкающих
обусловленности
во
многом
элементов.
объясняется
Специфика
спецификой
такой
самого
семантического поля текста, не равного семантическому полю языка
и способного "нейтрализовать различия единиц, относящихся в языке
к разным полям, и, наоборот, дифференцировать то, что является
подобными
единицами"
/11;
37/.
Семантическое
слово
в
художественном тексте вовсе не равно слову грамматическому,
"семантически простое" выражение может одновременно являться
"знаково сложным" /7; 33-34/, и некоторые его семантические оттенки
"могут вычленяться только в контексте" /16; 4/ и возникают "только из
законченного
литературного
целого"
(семантико-эстетическим
/7;
36/.
приращением)
Этими
оттенками
формируются
окказиональные значения или зависимые от узуальных значений
контекстуально мотивированные актуальные смыслы /10; 83/. При
выявлении таких смыслов и значений перед исследователем встают
следующие задачи: во-первых, формулировка каждого смысла и
значения, во-вторых, обоснование правомерности выявления именно
этих смыслов и значений. Решение этих задач и осуществляется
через поиск семантических дублетов.
Разграничение
самостоятельных
окказиональных
значений
слова и его ситуативных актуальных смыслов является одной из
наиболее сложных практических задач КА. Считается, что критерий
такого
разграничения
должен
иметь
количественный
характер.
Трудность состоит в определении тех основных семантических (или
38
иных)
признаков,
количество
которых
в
слове
должно
характеризовать его окказиональное содержание. Неполноценность
любого рода количественных критериев проявляется также и в
невозможности
количество
охарактеризовать
признака.
промежуточное,
Достаточно
удобным
неполярное
представляется
использовать в этих целях неколичественный критерий, в основе
которого лежит принцип наличия / отсутствия узуальных однословных
эквивалентов анализируемого смысла или значения. Наличие такого
рода
эквивалентов
свидетельствует
о
существовании
данного
смысла в языке и "заимствовании" его анализируемым словом, тогда
как отсутствие эквивалентов указывает на рождение в тексте
самостоятельного окказионального значения,
описание которого
требует создания отдельной словарной статьи.
6. 2. Разграничение микрокомпонентов семантики поэтического
образа. Значительную трудность для исследователя представляет
также
практическое
разграничение
в
семантике
художественно
трансформированного слова дифференциальных имплицитных и
потенциальных сем, основным критерием которого является наличие
/ отсутствие их косвенного выражения в узуальных значениях.
Практика анализа показывает, что выявление или невыявление
такого косвенного выражения в значительной степени зависит от
субъективных языковых ассоциаций исследователя; именно этот
факт не позволяет признать данный критерий оптимальным. Если
учесть, что потенциальные семы, несмотря на отсутствие их
выражения в языковом значении слова, все-таки изначально скрыто в
нем содержатся, то возникает сомнение в необходимости разделения
понятий
"дифференциальные
имплицитные"
семы.
39
и
"потенциальные"
7.
Тема: Разграничение образа и символа поэтического текста.
Анализ контекстуальной экспрессии поэтического образа
Содержание
7. 1. Разграничение образов и символов поэтического
текста.
Семантические
исследования
художественного
текста
осложнены еще и тем, что в науке на сегодняшний день нет
универсальной терминологии, отражающей семантические явления в
литературном тексте. Так, например, нет четкой границы между
терминами
"символ"
("художественный"
("художественный
или
"поэтический"),
символ"),
"образ"
"ключевое
слово",
"поэтическое слово", "ключевой образ", "ключевой символ". Наиболее
часто употребляется термин "символ", понимаемый во всех видах
искусства как неисчерпаемо многозначный образ /22; 131/. Е. В.
Шелестюк
отмечает
конгломеративную
природу
символа
и
равноценность всех его значений и указывает на такие его свойства,
как
"образность,
мотивированность,
комплексность
содержания,
имманентную многозначность (наличие смысловой перспективы),
архетипичность, встроенность в структуру мифа, универсальность
символа в отдельно взятой культуре и перекрест символов в
культурах разных времен и народов, отношение символического к
языковой реальности" /22; 131-133/. Замечательно, что последние из
этих свойств (начиная с архетипичности) определяют интертекстовую
отнесенность символа.
В
современном
литературоведении
существует
тенденция
рассматривать любой субстантив в поэтическом тексте как символ
уже потому, что в поэзии все субстантивы многозначны, так как их
словарное значение непременно подвергается метафорической или
метонимической трансформации. Г. Н. Храповицкая утверждает, что
именно
метафора
(семантический
40
компонент),
наряду
с
эмоциональной направленностью образа на идею, является основой
символа /20; 35/.
Л. А. Новиков, помимо семантического, выделяет в двучленной
структуре символа модальный оценочный компонент /10; 87/, а Б. А.
Ларин — эстетический компонент /7; 35-36/. Значительной разницы
между предлагаемыми разными учеными типами "несемантического"
компонента нет, поскольку все они призваны воздействовать на
эмоциональную сферу читателя. Исследователями неоднократно
отмечается
неисчерпаемость
символа
непознаваемость,
неразложимость
элементы
30-31/.
/7;
"недоговоренность"
символа
и,
его
как
на
Возникающая
является
ее
результат,
предельно-малые
вследствие
условием
его
этого
развития,
семантического усложнения. Развитие символа происходит за счет
его объединения ("сцепления") с другими символами в тексте, а не за
счет логического развития "мысли, идеи, системы понятий" /6; 15/.
7. 2. Анализ контекстуальной экспрессии поэтического
образа. Отметим, что изучение семантики слова в художественном
тексте, равно как и в языке, не должно быть ограничено только
выявлением трансформации денотата. Восприятие художественного
слова
всегда
сопровождается
эмоциями,
оценкой,
ощущением
интенсивности или экстенсивности актуализированного признака —
то
есть
экспрессией.
При
этом
языковая
денотативная
или
коннотативная экспрессия слова подвергается в художественном
контексте столь же значимым изменениям, что и предметнологическая часть значения. Трудность описания контекстуальной
экспрессивности
формируется
языковых
единиц
одновременно
с
состоит
в
том,
предметно-логической
что
она
частью
значения, зависит от нее и, как правило, не имеет отдельных от нее
средств выражения. Ее проявление в тексте обусловлено авторской
задачей,
понимание
которой
адресатом
41
—
читателем
или
исследователем
—
в
большой
мере
субъективно.
Такая
обусловленность приводит к тому, что категория экспрессивности
текста становится неотделимой
от категории волеизъявления,
воспринимается вместе с ней как нечто целостное и вместе с ней
порождает особую энергетику каждого текста.
Т.
В.
Матвеева
понимает
под
энергетикой
текста
"текстовую
категорию: авторскую энергию, воплощенную в речевой материи
текста" /37; 217/. По мнению Т. В. Матвеевой, эта категория "имеет
синтетический
характер
и
вбирает
в
себя
все
субкатегории,
связанные с идеей движения и понятием его меры, а именно
субкатегории
делением
экспрессивности
на
эмотивность,
(с
ее
собственным
оценочность,
внутренним
интенсивность)
и
волеизъявления (текст создается на основе целеполагания, это
воплощение речью движения к цели, направляемого авторской
волей)" /37; 217/. Все средства выражения "активной энергии" (в
первую очередь, лексику с семантикой движения и волеизъявления, в
том числе нейтральную) Т. В. Матвеева предлагает обозначать
термином энергема — носитель авторской энергии. Средствами
выражения авторской энергии являются и экспрессивная лексика, и
тропы, и интонация. Однако замечено, что малообразный, но
насыщенный
глагольной
лексикой
текст
воспринимается
информантами как энергетически более насыщенный, чем текст,
изобилующий тропами, но с выраженным именным характером.
Следовательно, при анализе семантики образа текста не следует
обращаться
только
грамматическую
к
семантике
семантику.
Как
лексической
считает
Т.
и
игнорировать
В.
Матвеева,
взаимоналожение лексической и грамматической семантики способно
при близости выражаемых ими энергетических потенциалов усилить
энергетику текста, а при противоположности
исследователями
отмечается
высокая
42
— снизить. Так,
энергетика
текстов
К.
Бальмонта — "солнечного поэта",— в произведениях которого
глагольные рифмы часто преобладают.
8.
Тема: Семантические парадигмы поэтического образа. Типы
символов поэтического текста
Содержание
8.
1.
Семантические
парадигмы
образов
поэтического
текста. Трансформация семантики слова в художественном тексте
непременно приводит к изменению его категориально-лексической
отнесенности, то есть к вхождению слова в новые, иные, чем в языке,
лексико-семантические и тематические группы и семантические поля.
Учет изменений парадигматических связей художественного слова
позволяет полнее интерпретировать картину мира, заложенную или
реализованную в тексте.
Трансформации подвергается и положение слова в парадигме
разных
лексических
категорий:
синонимии,
антонимии,
гиперо-
гипонимии. Чаще всего языковые гипонимы становятся в тексте
антонимами
или
синонимами
вследствие
особой
актуализации
какого-либо общего или противоположного признака, имплицитного в
языке. Так, слова завыть и заплакать в языке являются гипонимами
при
общем
родовом
понятии
начать
издавать
протяжный,
выражающий негативные эмоции звук. В известном контексте А.
Пушкина То как зверь она завоет, То заплачет, как дитя эти слова
становятся
антонимами,
противопоставленными
по
характеризующему признаку опасное / безобидное (зверь / дитя) и по
его оценке (негативная / позитивная). Однако такого рода изменения
свойственны и фразеологии. Так, например, слова мед и деготь не
являются в языке ни антонимами, ни гипонимами, принадлежат к
разным тематическим группам. Общим для них является только
грамматическая
семантика
вещественности.
43
Однако
во
фразеологической единице ложка дегтя в бочке меда эти слова
выступают как контекстуальные антонимы, противопоставленность
которых является следствием актуализации имплицитных сем очень
приятное на вкус (мед) и крайне неприятное на вкус (деготь), а
также сопутствующей им позитивной и негативной оценочности.
Точно так же слова ум и одежка не состоят друг с другом в языке в
каких
бы
то
одинакового
ни
было
вхождения
парадигматических
в семантическое
отношениях,
поле
человек.
кроме
Но в
пословице По одежке встречают, по уму провожают эти слова
становятся контекстуальными антонимами, противопоставленными
вследствие актуализации имплицитных сем внутреннее и внешнее
(качество
человека),
которые,
в
свою
очередь,
провоцируют
проявление противоположных ассоциативно обусловленных сем
настоящее и ненастоящее, истинное и ложное.
Однако даже если языковые парадигматические связи слова
сохраняются в художественном контексте, семантические отношения,
выражаемые в этих связях, непременно изменяются. Так, языковые и
речевые синонимы в контексте способны выражать не только
заложенные в языке градационные отношения, строящиеся на основе
синонимического
ряда
(Как
он
красив!
Как
он
хорош!)
и
предполагающие усиление или ослабление общего признака, но и
отношения взаимодополнения (каждое из слов-синонимов называет
какую-либо
часть
целостной
картины:
Шепот
ли,
шорох
иль
шелест…— общая картина разнородного шума), и отношения
противопоставления
(У
него
не
лоб,
а
чело
—
на
основе
стилистической синонимии). Антонимы в тексте также способны
выражать
не
только
отношения
противопоставления
(Сытый
голодного не разумеет; Работящему — на столе, а лежащему — на
столбе), взаимоисключения (Ответьте ж мне — он глуп или умен?)
или противоречия (Вы улыбнетесь — мне отрада, Вы отвернетесь
44
—
мне
тоска…
—
показателем
противоречия,
"частного
противопоставления", являются пояснительные слова). Антонимы в
тексте могут вступать в отношения превращения (Все тайное стало
явным; Мы рождены, чтоб сказку сделать былью), смежности (От
любви до ненависти один шаг; Укажешь путь из мрака к свету),
нейтрализации, то есть утраты семантической границы между
противоположностями
взаимодополнения
(Мой
(Жизнь
рай,
и
мой
ад
смерть
—
в
в
твоих
круженье
очах!),
вечном),
чередования (То жарко мне с тобой, то холодно), сопоставления
(Полюбил богатый бедную), охвата (Клянусь я первым днем
творенья, Клянусь его последним днем).
Из всего указанного следует, что контекстуальная синонимия и
антонимия интересны в семантическом отношении не только тем, что
они являются в тексте семантическими дублетами к какому-либо
образу
или
символу,
но
и
тем,
что
активно
участвуют
в
формировании семантических полей текста и таким образом влияют
на расширение семантики символа.
8. 2. Типы символов поэтического текста. Отметим, что в
современной филологии термином символ обозначаются отнюдь не
однотипные со структурно-семантической точки зрения единицы
текста.
В
настоящее
время
типология
символов
активно
формируется, выделяются все новые разновидности символа, для
обозначения которых часто не находится удобного однозначного
термина.
Н.
К.
Соколова
художественного
выделяет
произведения:
три
основных
мифологемы,
типа
символов
интерференты
и
гиперсемы. Под мифологемами понимаются обобщенные образы
(метаобразы),
контекстом,
непосредственно
порожденные
выраженные
мифопоэтическим
и
формируемые
началом
(то
есть
сознательно рассчитанные "на то, чтобы вызвать в сознании
45
читателя
разнообразные
мифологические
ассоциации"),
объединенные одним общим свойством значения, состоящим в
отражении не денотата, понятия, а целого сюжета /16; 6/. Символыинтерференты понимаются как устойчивые многозначные образы,
переходящие из контекста в контекст; они взаимоналагаются и
усиливают друг друга, "формируя всю сложную иерархию словесных
образов" /16; 16/. Гиперсемами называют периферийные символы,
часто несубстантивные, регулярно сопровождающие из контекста в
контекст мифологему или интерферент и отражающие элементарные
смыслы /16; 14/. Гиперсема всегда более конкретна, вещественна,
чем мифологема или интерферент, и потому семантически более
бедна.
Она
символом,
может
так
и
быть
частью
как
относительно
другого
символа.
самостоятельным
Так,
блоковская
мифологема Незнакомка регулярно сопровождается гиперсемами
ресторан, дача, вуаль, траурные перья, шелка, первые две из
которых являются почти самостоятельными символами, поскольку не
во всех текстах сопутствуют Незнакомке, могут встречаться и без
данной мифологемы, а три последних входят в эту мифологему как
ее неотъемлемые, постоянные, обязательные составляющие.
Практика анализа показывает, что в поэтических текстах могут
формироваться и сложные комбинаторные символы, объединяющие
в себе одновременно несколько мифологем, гиперсем и / или
интерферентов. Классификация и понятийное оформление такого
рода символов является одной из основных задач современной
лингвистики текста.
Неразложимость мифологем и комбинаторных символов на
составляющие, стремящиеся к предельно малым (меньше семем)
единицам смысла, поставила перед современной наукой вопрос о
том, имеет ли исследователь основания говорить об изучении
семантики (то есть семного состава символа) или следует, с учетом
46
потенциальной многозначности, а следовательно, семантической
непредельности
символа,
заявлять
об
изучении
только
его
содержания (семемных частей значения). Эта проблема усиливается
тем, что символ одинаково мотивирован как экстралингвистическими
факторами, формирующими в нем законченные содержательные
единства (в первую очередь мифы), так и языковыми значениями
слов-носителей (слов, на основе которых создан символ), которые в
тексте разложимы на предельно малые составляющие в той же мере,
что и собственно в языке. Поэтому наряду с задачей формирования
объективной
терминологической
лингвистикой
художественного
базы
текста
перед
стоит
современной
задача
создания
удобного аналитического инструментария, методик и алгоритмов
анализа единиц текста. В данном пособии представлен один из
возможных алгоритмов такого рода, снабженный образцом анализа
образов художественного текста.
9.
Тема:
Освоение
алгоритма
анализа
семантики
образов
поэтического текста. Комментирование образца анализа
Содержание
9. 1. Алгоритм анализа семантики образов поэтического
текста. Слово-образ в художественном тексте выступает не только
как языковой, но и как эстетический знак /10; 83-87/. Поэтому
семантический анализ поэтического образа должен предваряться
выявлением
его
литературно-художественной
значимости
для
исследуемого текста. Художественная ценность поэтического образа
во многом определяется спецификой выражаемого им мотива
(социальной, философской, психологической, интертекстуальной).
Важными являются и особенности субординативных отношений этого
мотива с другими мотивами в тексте. Следовательно, первым этапом
анализа семантики поэтического образа должно быть определение
47
темы текста и образов, непосредственно выражающих ее, а вторым
— выявление всех основных и периферийных мотивов произведения,
а также слов-образов, прямо или косвенно организующих каждый из
этих
мотивов.
При
этом
необходимо
помнить,
что
мотивы
художественного текста формируются не только на контекстуальном,
но и на интертекстуальном уровне. Ключевые символы обязательно
имеют интертекстуальную мотивированность, поскольку одним из
основных свойств символа является встроенность в структуру мифа,
а значит, и наличие устойчивого интертекстуально обусловленного
значения.
Выявление мотивов и интертекстов, связанных с определенным
поэтическим образом, позволяет сформулировать потенциальные,
предполагаемые значения и смыслы этого образа. Следует заметить,
что все окказиональные смыслы и значения художественного образа
возникают на основе узуальных значений. Поэтому следующим
этапом
анализа
должно
стать
сопоставление
предполагаемых
контекстуальных значений и смыслов слова-образа с его словарными
значениями, выявление в них общих и различающихся элементов.
Если различающиеся элементы преобладают над общими, то можно
говорить о появлении у слова окказионального смысла или значения.
Однако сформулированные на основе литературоведческого
анализа
контекстуальные
семасиологической
осуществляется
проверки,
посредством
значения
и
которая,
как
поиска
и
смыслы
требуют
указывалось
изучения
их
выше,
текстовых
семантических дублетов. Смыслы и значения, не подтвержденные
дублетами, должны быть отвергнуты как сугубо субъективные, не
имеющие объективной основы.
Далее следует разграничить собственно образы и символы
художественного
отличающим
его
произведения.
от
Одним
"рядового"
48
образа
из
признаков
текста,
символа,
является
его
способность выступать в двух и более значениях одновременно в
каждой
из
его
реализаций
в
тексте.
Поэтому
слова-образы,
реализующиеся в словарном и хотя бы в одном самостоятельном
окказиональном значении, следует признать символами.
Все окказиональные значения являются переносными, а все
окказиональные актуальные смыслы — конкретными реализациями
словарных и окказиональных переносных значений. Таким образом,
следующий этап анализа состоит в определении способов переноса
значения
(метафора,
метонимия,
синекдоха,
функциональный
перенос) и регистрации изменений в семантическом и образном
потенциале слова. В зависимости от образного потенциала слова в
языке возможны различные результаты переноса значения в тексте.
Завершающий
этап
анализа
семантики
поэтического
образа
предполагает окончательную формулировку его окказиональных
значений и актуальных смыслов, проявившихся в исследуемом
произведении.
9. 2. Образец анализа
Текст для анализа:
Хоть всё по-прежнему певец
Но к цели близится поэт,
Далеких жизни песен странных
Стремится, истиной влекомый,
Несёт лирический венец
И вдруг провидит новый свет
В стихах безвестных и туманных,
За далью, прежде незнакомой.
(А. Блок)
I этап: Определение темы текста, выявление ключевых
образов.
Основная тема текста — сопоставление певца и поэта, их
отношения к творчеству и их предназначения, обусловленного этим
отношением. Это сопоставление выражено в тексте следующим
образом:
49
1) на композиционном уровне — смена строф соответствует
смене образов певца и поэта; расположение этих словообразов в
строфах симметрично, что указывает на их равноценность для
данного
текста;
особому
выделению
этих
словообразов
в
стихотворении способствует их положение в абсолютном конце
первых строк каждой строфы;
2) на синтаксическом уровне — весь текст представляет собой
одно
сложное
предложение,
сопоставительным
союзом
части
"но",
которого,
соответствуют
разделенные
композиционным
частям (строфам) текста;
3) на уровне графики — слова "певец" и "поэт" выделены
автором курсивом.
Поскольку словообразы "поэт"
и
"певец"
непосредственно
формируют тему стихотворения, можно сделать вывод о том, что они
и являются ключевыми для данного текста.
II этап: Выстраивание системы мотивов произведения,
проверка и оценка соответствия ключевых образов мотивудоминанте, выявление их роли в формировании этого мотива.
В
данном
стихотворении
можно
выделить
ряд
основных
мотивов, выражающихся в тексте в прямых и косвенных номинациях:
1) мотив творчества; прямые номинации: "поэт", "певец",
"песни", "стихи", "лирический" (в значении "относящийся к лирике" 1);
косвенная:
"венец";
все
эти
языковые
единицы
входят
в
тематическую группу (ТГ) "творчество";
2) мотив загадки, тайны; прямые номинации: "странный",
"незнакомый",
"туманный"
(в
значении
"неясный,
непонятный,
неопределенный"); косвенные: "безвестный", "провидеть" ("постигать
тайну"), "далекий жизни" (в "значении чуждый, имеющий мало общего
Здесь и далее значения определяются по источнику: С. И. Ожегов. Словарь русского языка:
70 000 слов / Под ред. Н. Ю. Шведовой. — 23 изд., испр. М.: Рус. яз., 1991. 917 с.
1
50
с жизнью большинства"), "даль" (здесь семантика неопределенности
имплицитна
и
провоцируется
семантикой
удаленности
в
пространстве);
3) мотив провидения, откровения; прямые номинации:
"провидеть", "истина"; косвенные: "новый свет" (имплицитно
присутствует семантика открытия);
4) мотив долга; прямые номинации: "несет" (в значении "4. имея,
заключая что-то в себе, направлять, передавать кому-нибудь");
косвенные: "истиной влекомый" (влекомый долгом, необходимостью
познания истины — метонимическое значение), "близиться к цели",
"стремиться";
5) совокупность номинаций мотивов провидения, долга и
загадки, тайны, формирующая мотив познания;
6) совокупность всех выделенных мотивов и их номинаций,
формирующая мотив мистического, поскольку в семантическре поле
"мистическое" входят языковые единицы всех указанных ТГ.
Слова
ТГ
"таинственное",
составляющие
в
языке
ядро
семантического поля "мистическое", в сочетании со словами других
названных
групп
образуют
косвенные
периферийные
мотивы,
иерархически подчиненные мотиву мистического. Это мотивы тайны
откровения, тайны творчества, тайны познания. Все указанные
мотивы являются философско-символическими.
Таким образом, мотив
мистического выступает
в
данном
стихотворении как доминанта, поскольку он, во-первых, объединяет в
себе все остальные мотивы, во-вторых, формирует семантическое
поле текста ("мистическое"). Все языковые единицы, соотносимые в
тексте
с
семантическим
полем
"мистическое",
являются
характеристиками ключевых образов: называют признаки, действия,
атрибуты понятия "поэт" или "певец". Следовательно, образы "поэт" и
"певец" и являются наиболее ярким средством выражения мотива51
доминанты. Поэтому объектом дальнейшего исследования будет
контекстуальная семантика словообразов "поэт" и "певец".
III этап: Анализ узуальной и контекстуальной семантики
ключевых образов, формулировка их окказиональных значений
и смыслов.
В узуальных значениях слов "поэт" и "певец" не содержится
эксплицитных сем, соотносимых с номинациями основных мотивов
стихотворения
Отсюда
("мистическое",
следует,
что
"долг",
проявление
"познание",
сем
провидение").
"мистическое",
"долг",
"познание" и "провидение" в тексте обусловлено в первую очередь
интертекстуальными (экстралингвистическими) факторами.
Слова "певец" и "поэт" в языке многозначны. В исследуемом
стихотворении слово "певец" употреблено одновременно в двух из
трех своих узуальных значений: певец — 1. человек, который умеет,
любит петь, а также вообще тот, кто поет. 3. перен. Человек, который
воспевает кого-что-нибудь (обычно о поэте) (книжн.). Слово "поэт"
также одновременно употреблено в двух узуальных значениях: поэт
— 1. Писатель, автор стихотворных, поэтических произведений. 2.
перен.
Человек,
который
наделен
поэтическим
отношением
к
окружающему, к жизни. При этом "поэтический" реализуется во
втором словарном значении — "Художественный, творческий".
Таким образом, в языке слова "поэт" и "певец" находятся в
гиперо-гипонимических (родо-видовых) отношениях, так как только
одно из значений слова "певец" соотносимо с понятием "поэт".
Следовательно, в языке данные слова сопоставлены по наличию
общих
исходных
признаков
(творец,
человек
искусства),
и
противопоставлены по признаку общего / частного, широкого понятия
/ узкого понятия (понятие "певец" оказывается шире понятия "поэт";
не всякий "певец" является "поэтом"). Такое же противопоставление
и сопоставление реализуется в тексте: "певец" выступает как основа,
52
отправная точка развития "поэта" — на уровне композиционной
логики.
На базе указанных словарных значений исследуемых слов в
тексте возникают их новые контекстуальные значения и смыслы. Так,
с
учетом
анализа
системы
мотивов
произведения,
можно
сформулировать следующее окказиональное значение слова "певец":
"певец — окказ. Странствующий исполнитель стихов и песен,
несущий в себе интуитивные догадки об иной жизни (подлинной
жизни) и аллегорически передающий их кому-либо". Это значение
формируется посредством развития в контексте у слова "певец" ряда
особых актуальных смыслов. Выделим эти смыслы.
1. Актуальный смысл "певец как образ барда, менестреля"
организуется на основе первого словарного значения слова "певец".
В тексте признаками (атрибутами) "певца" становятся одновременно
и
"песни",
и
"стихи",
что
интертекстуально
апеллирует
к
представлениям о синкретическом — одновременно музыкальном и
поэтическом
—
творчестве
странствующих
менестрелей,
сказителей
и
перемещения,
потенциально
т.
п.
певцов
—
Семантика
заложенная
в
бардов,
странствия,
глаголе
"нести",
усиливается за счет влияния указанного интертекста. Кроме того,
очевидной в данном тексте является апелляция к образу Орфея —
певца-путешественника, в равной мере причастного и к миру людей,
и к миру природы и обретающего в путешествиях некоторые догадки
о подлинном устройстве мира. Правомерность выделения этого
интертекста
частотностью
в
рамках
его
данного
интерпретаций
стихотворения
в
определяется
произведениях
А.
Блока,
содержащих словообраз "певец" и прямые номинации "орфических"
мотивов.
2. "Певец" интуитивно обладает "туманными" знаниями о
подлинном мире, "далеком жизни" большинства людей. Этим в
53
стихотворении
косвенно
номинациями
которого
"творчество",
в
обусловливает,
актуального
являются
том
в
формируется
числе
свою
смысла
все
слово
очередь,
"
певец
избранничества отделяет
"певец".
образ
от
избранничества,
языковые
появление
как
певца
мотив
единицы
Данный
у
слова
мотив
"певец"
избранника".
других людей,
ТГ
Ореол
определяет
характер его песен и стихов: далеких жизни, странных, туманных,
безвестных. Избранничество "певца" отражено в его действии несет
венец, свидетельствующем о том, что на мировой иерархической
лестнице он определенным образом коронован, поставлен выше
обычного человека. Венец как в языке, так и в тексте является и
своего
рода
стихотворении
наградой
мотив
"певцу",
что
тоже
избранничества
и
актуализирует
обусловленный
в
им
контекстуальный смысл.
3. Отметим, что сочетание лирический венец интертекстуально
апеллирует не только к образу лаврового венца (венца-награды) и
королевского венца, но и к образу венка (венца) тернового, что
провоцирует
появление
в
тексте
мотивов
мученичества
и
подвижничества. Эти мотивы формируются на уровне библейских и
литературно-художественных интертекстов. Так, несение тернового
венца
отождествляется
с
несением
креста
(евангелический
интертекст), мучением, трудом; в то же время образ мученического
венка как атрибута человека творчества ярко представлен в русской
литературе XIX века (например, "Смерть поэта" М. Ю. Лермонтова).
Совокупность
мотивов
мученичества,
подвижничества,
долга
и
странствия в их отношении к слову "певец" провоцирует у этого слова
развитие
Сочетание
актуального
певец
смысла
далеких
"певец
жизни
как
песен
образ
странных
миссионера".
на
уровне
обусловленности орфическим интертекстом содержит имплицитную
сему "самоотречение", так как "певец"-Орфей отчасти принадлежит и
54
той жизни, от которой далеки его песни и от которой он отказывается
и сам.
4. В совокупности образы менестреля, избранника и миссионера
формируют образ предвестника, предтечи и входят в него в качестве
составляющих. Это позволяет выделить в тексте еще один актуальны
смысл слова "певец" — "певец как образ предтечи".
В каждой из указанных ипостасей образа "певца" отражается
часть сформулированного ранее окказионального значения этого
слова.
Несколько более сложной представляется система смыслов,
формирующих окказиональное значение слова "поэт". Сформулируем
это значение: "поэт — окказ. Особая ипостась певца (окказ.),
активный искатель истины, наделенный свыше стремлением и
способностями к овладению подлинным знанием".
Назовем смыслы, составляющие данное значение в тексте.
1. Актуальный смысл "поэт как образ провидца" создается всеми
номинациями мотива провидения, откровения, характеризующими
словообраз "поэт". В свете мотива провидения конструкция "провидит
новый
свет"
интертекстом
аллегорически
("увидел
свидетельствует
о
я
обусловлена
новое
способности
небо
и
"поэта"
апокалиптическим
новую
видеть
землю…")
истинный
и
мир,
сближающей его с провидцем Иоанном Богословом.
2. Функциональная близость поэта толкователю Иоанну, а также
все языковые единицы, организующие в стихотворении мотив
познания, позволяют сформулировать следующий актуальный смысл:
"поэт
как
образ
просветителя".
Этот
смысл
формируется
и
посредством апелляции к общеизвестным и активно отражаемым в
литературе социокультурным интертекстам: исторически литература
выполняла дидактическую и просветительскую функции, а поэзия
являлась
и
языком
науки.
Поэтому
55
представление
о
поэте-
просветителе интертекстуально закреплено в мировой литературе,
хоть и не отражено в толковых словарях.
3.
Актуальному
смыслу
"поэт
как
образ
просветителя"
семантически и этимологически близок смысл "поэт как образ
первооткрывателя", организуемый посредством мотива путешествия
вкупе с мотивом открытия нового мира. Сочетание "новый свет"
теперь уже отождествляется с аллегорическим названием Америки и
апеллирует к представлениям о путешествии и открытии Колумба.
4. Словообразу "поэт" так же, как и словообразу "певец",
свойственна
соотнесенность
с
мотивом
избранничества,
формируемого в тексте всеми номинациями мотивов провидения,
познания и творчества. Эта соотнесенность формируется как на
уровне самого текста, так и на уровне литературно-художественных
интертекстов (напр., "Нет, я не Байрон..." М. Ю. Лермонтова). В
стихотворении А. Блока "поэт", в отличие от "певца", выступает как
посредник между миром людей и "новым светом", поскольку только
его глазам равно доступны оба этих мира. Отметим, что в более
поздних произведениях Блока словообраз "новый свет" вырастает в
мифологему "Новая Америка", которая, наряду с образом "даль",
становится одним из множества имен искомого автором-поэтом
ноумена — подлинного, невещного мира, отчасти доступного лишь
немногим избранным. Следовательно, слово "поэт" приобретает в
контексте
произведения
избранника".
становится
Но
венец,
если
то
актуальный
атрибутом
для
"поэта"
смысл
"поэт
избранничества
—
само
как
для
владение
образ
"певца"
даром
провидения.
5.
Просветительская
и
исследовательская
функции
поэта
интертекстуально (на уровне историческом и социальном) связаны с
представлениями о гражданском долге
— долге обладающего
знанием по отношению ко всему человеческому миру. Мотив
56
провидения связан с мотивом пророчества как на языковом уровне
(слова "провидение" и "пророчество" относятся к одной тематической
группе — "сверхъестественное" — и состоят в гиперо-гипонимических
отношениях:
понятие
"провидение"),
так
и
"пророчество"
на
уровне
включает
в
себя
понятие
фольклорно-мифологических,
библейских и литературно-художественных интертекстов. Наиболее
очевидна
хронологическая
и
тематическая
соотнесенность
исследуемого стихотворения А. Блока со стихотворением А. Пушкина
"Пророк", в котором прямо обозначено подчинение поэта долгу;
мотив долга сопровождается тем же комплексом сопутствующих
мотивов, что и в стихотворении А. Блока, а самому поэту бог
присваивает имя пророка2. Пробуждение пророка у Пушкина и "поэта"
у Блока начинается одинаково — с путешествия, в котором первой
приходит
способность
видеть.
Таким
образом,
слово
"поэт"
реализуется в тексте в актуальном смысле "поэт как образ служения
долгу", который в совокупности с другими выделенными смыслами
этого слова формирует актуальный смысл " поэт как образ пророка"
(6).
Все
указанные
смыслы
являются
в
тексте
конкретными
реализациями выделенного ранее окказионального значения.
Сопоставление систем смыслов слова "певец" и слова "поэт", а
также языковая и контекстуальная обусловленность понятия "поэт"
понятием
"певец"
позволяют
выделить
у
исследуемых
слов
следующие со- и противопоставленные смыслы — "певец как образ
язычества" (5) и "поэт как образ христианства" (7). Их выделение
обусловлено
взаимодействием
языческих
и
христианских
интертекстов, отраженных в стихотворении Блока опосредованно
(через другие интертексты). Так, воздействующая сила языческого
искусства (искусства "певца", Орфея) обусловлена его изначальным
"Восстань, пророк, и виждь, и внемли, / Исполнись волею моей / И, обходя моря и земли, /
Глаголом жги сердца людей" — см. А. С. Пушкин, ст. "Пророк".
2
57
синкретизмом — неразделенностью на виды — и фольклорномифологическими представлениями о рождении мира из музыки,
хаоса звуков, слов и других элементов. Воздействующая сила
христианского
искусства
обусловлена
его
сосредоточенностью
именно на слове (Логосе). Поэтому пророк-поэт отличается от
предтечи-певца тем, что оперирует словом. Кроме того, понятие
гражданского
долга,
основанное
свойственно
язычеству,
на
однако
идее
является
просвещения,
одной
из
не
основ
христианской морали. Отметим, что актуальный смысл "певец как
образ язычества" не противоречит актуальному смыслу "певец как
образ
миссионера",
поскольку
само
понятие
"предтеча"
подразумевает совмещение в себе язычества и христианства,
ситуацию перехода от одного к другому.
IV этап. Проверка семантическими дублетами правильности
(объективности)
выделения
окказиональных
значений
и
смыслов исследуемых слов.
Так как все указанные значения и смыслы исследуемых слов
выявляются
посредством
экстралингвистических
семасиологичекой
учета
не
факторов,
проверке
столько
все
языковых,
они
(подтверждении)
сколько
нуждаются
в
семантическими
дублетами. Поскольку каждое окказиональное значение организуется
не само по себе, а посредством системы актуальных смыслов,
достаточно подвергнуть проверке только эти смыслы.
1. Проверка окказиональных смыслов слова "певец".
1. Актуальный смысл "певец как образ барда, менестреля" на
языковом уровне подтверждают языковые единицы, находящиеся в
семантической
перекличке
(гармонии)
со
словом
"певец"
и
характеризующие это слово в тексте. Это, например, слова ТГ
"творчество", имеющие общую со словами "певец" и "менестрель",
"бард" сему "творческое", — "песни", "стихи", "лирический", "венец"
58
(здесь указанная сема имплицитна). Объединение в этой ТГ слов
более
узких
соответствует
групп
—
"музыка"
характеристикам
("песни")
барда,
и
"поэзия"
менестреля,
("стихи")
создающего
одновременно музыкальные и поэтические произведения. Таким же
дублетом является и слово "нести", имеющее общие со словом
"певец" семы "заключать в себе", "передавать кому-либо" (третье
узуальное значение), что созвучно исторической функции барда и
менестреля. Представление о странствующем певце обусловлено
особой актуализацией в тексте эксплицитной дифференциальной
семы "движение, перемещение" в глаголе "нести". Эта актуализация
происходит за счет введения в текст признака действия "нести" —
наречия "по-прежнему" с семантикой продолжительности во времени
("долгое странствие"), что косвенно апеллирует к представлениям о
древности
"движение,
искусства
бардов,
перемещение"
менестрелей.
в
данном
Кроме
глаголе
того,
сема
усиливается
посредством его сопоставления с глаголами "близиться" ("к цели") и
"стремиться", а также с глагольной формой "влекомый", ядро
языковых значений которых составляет сема "движение". Отметим,
что семантика движения в этих глаголах, характеризующих "поэта",
сопровождается признаком "направленное", тогда как в глаголе
"нести" семантика направленности действия ослаблена. Поэтому, в
отличие от "поэта", "певец" не движется к какой-то определенной
цели, а просто странствует, подобно бродячему певцу менестрелю.
Контекстуальная
антонимия
целенаправленного
движения
и
странствия здесь усиливается градационным повтором.
2.
Актуальный
смысл
"певец
как
образ
избранника"
подтверждается в тексте языковыми единицами, находящимися в
семантической перекличке со словом "певец". Так, слово "венец"
содержит общие со словом "певец" семы "избранничество", "дар" и
"награда" (в сочетании "лирический венец"). Семантика дара и
59
награды
провоцирует
избранничества.
Такими
в
контексте
усиление
же
дублетами
являются
семантики
и
слова
ТГ
"непонятное, загадочное" — "странный", "безвестный", "туманный", —
а также близкое им сочетание "далекий жизни". Все они имеют общие
со словом "певец" семы "особенное, необычное" и "недоступное,
загадочное",
также
имплицитной
провоцирующие
семантики
в
тексте
актуализацию
Эта
актуализация
избранничества.
усиливается за счет включения указанных языковых единиц в
амплификационный ряд: "далеких жизни песен странных" и "в стихах
безвестных
и
туманных".
Имплицитную
сему
"избранничество"
содержат и слова ТГ "творчество" — "песни", "стихи" и "лирический".
3. Актуальный смысл "певец как образ миссионера" можно
проверить
совокупностью
всех
средств
подтверждения
предшествующих смыслов. Кроме того, данный смысл имеет и
фразеологические дублеты. В контексте стихотворения имплицитно
выражена
вариативность
единиц.
Так,
трансформация
фразеологизм
интертекстуально
свободное
и
связан
сочетание
с
"нести
венец"
фразеологизмом
"лирический
венец"
фразеологических
семантически
"нести
крест",
апеллирует
и
а
к
фразеологизмам "лавровый венец" (образ избранника) и "терновый
венец"
(образ
мученика).
Таким
образом,
посредством
этой
апелляции актуализируются семы "служение", "самоотречение" и
"мученичество", которые вместе с семой "странствие" являются
составляющими понятия "миссионер".
4.
Актуальный
смысл
"певец
как
образ
предтечи"
подтверждается на уровне языковой гиперо-гипонимии слов "певец" и
"поэт", отражающей реальное развитие синкретического искусства в
искусство дифференцированное. "Певец", таким образом, является
предтечей, предшественником "поэта" не только в контексте данного
произведения, но и в контексте реально-историческом. Кроме того,
60
средствами подтверждения этого смысла являются в тексте и все
языковые
единицы,
дублирующие
смысл
"певец
как
образ
миссионера", поскольку они содержат общую со словом "певец" в его
контекстуальном
значении
семантику
вестничества,
передачи
сообщения.
5. Актуальный смысл "певец как образ язычества" создается, как
сказано ранее, на уровне культурологических интертекстов, однако
может быть подтвержден совокупностью языковых дублетов четырех
предшествующих смыслов.
2. Проверка окказиональных смыслов слова "поэт".
1. Актуальный смысл "поэт как образ провидца" имеет в тексте
прямую номинацию — "провидеть", содержащую общую со словом
"поэт" сему "провидение". Семантическим дублетом к исследуемому
слову является и слово "истина", находящееся со словом поэт в
семантической перекличке, то есть содержащее общую с ним сему
"знание". Эта сема имплицитно присутствует и в сочетании "прежде
незнакомый",
подразумевающем
противопоставление
"прежде
незнакомый, но известный теперь". В сочетании "провидит новый
свет", как уже отмечалось ранее, одной лексеме "свет" соответствуют
одновременно значения двух омонимов — "свет1" и "свет2", причем
"свет1" реализуется в тексте одновременно в трех своих узуальных
значениях:
"1.
Лучистая
энергия,
делающая
окружающий
мир
видимым. 2. Тот или иной источник освещения. 3. Освещенность,
состояние, когда светло". В формировании актуального смысла
"певец как образ провидца" (то есть человека, способного видеть
истину)
в
равной
мере
участвуют
все
эти
значения.
Так,
фразеологическое отождествление знания со светом, делающим
окружающий мир понятным, видимым истинным зрением ("учение —
свет",
"свет
стихотворения
знания"),
провоцирует
имплицитной
семы
61
актуализацию
"знание",
в
контексте
присутствующей
в
первом
значении
"свет 1".
Присутствие
в
близком
контекстном
окружении слова "поэт" слов "истина" и "свет", апеллирующее к
фразеологизму "свет истины" ("то,
что, подобно свету маяка,
является ориентиром в поиске знания"), провоцирует развитие семы
"источник знания" у второго словарного значения слова "свет 1".
Третье значение слова "свет 1" сопоставимо в контексте со значением
его дериватов "просветить" и "просветление", последний из которых в
своем втором словарном значении толкуется как "появление ясности
в мыслях, сознании, чувствах". Семантика состояния просветления,
таким образом, является общей для сочетания "провидит новый
свет",
самого
"провидеть"
слова
"провидеть"
является
и
слова
"поэт"
непосредственной
(поскольку
характеристикой
последнего).
2.
Актуальный
смысл
"поэт
как
образ
просветителя"
подтверждается теми же способами, что и смысл "поэт как образ
провидца". Отметим, что первое и второе узуальные значения слова
"свет1" содержат не только сему "знание", но и сему "просвещение",
выявляемую посредством ступенчатой идентификации эксплицитного
семантического компонента "видимый" (в первичном значении) и
семантики однокорневых слов "светить", "просвещать", "освещать" и
их производных. Поскольку значение слова "поэт" и в языке, и в
тексте мотивировано значением
слова "певец", ряд актуальных
смыслов которого содержит семантику передачи информации (см.
выше), проекция этой семантики на семантику знания в слове "свет1"
позволяет говорить о появлении у слова "поэт" семы "просвещение".
3.
Актуальный смысл "поэт
как образ
первооткрывателя"
дублируется в тексте сочетанием "провидит новый свет", где слово
"свет" может быть прочитано и как омоним к рассмотренному ранее
— "свет2 — 1. Земля, Вселенная". В этом случае сочетание
"провидеть новый свет" становится семантически тождественным
62
сочетанию
"открыть,
увидеть
новую
землю".
Этот
смысл
подтверждается и словами с семантикой направленного движения —
"близиться", "стремиться", —,при сочетании которых с наречием
"прежде" актуализируется сема "длительного движения", которая, в
свою
очередь,
провоцирует
актуализацию
в
контексте
семы
"путешествие", общей со словом "поэт" в актуальном смысле "поэт
как образ первооткрывателя".
4. Актуальный смысл "поэт как образ избранника", подобно
аналогичному смыслу слова "певец", подтверждается всеми словами
ТГ "творчество", а также словом "провидеть", имеющим сему "дар".
Все эти слова находятся в семантической перекличке со словом
"поэт", поскольку содержат общую с ним семантику обладания
особыми способностями. Кроме того, этот смысл слова "поэт",
обозначающего видовое понятие, является проекцией такого же
смысла слова "певец" как понятия родового.
5.
Актуальный
смысл
"поэт
как
образ
служения
долгу"
дублируется в тексте всеми способами подтверждения актуальных
смыслов
"поэт
как
образ
просветителя"
и
"поэт
как
образ
первооткрывателя", а также этимологической связью со словом
"певец" в актуальном смысле "певец как образ миссионера". Кроме
того, имплицитную семантику исполнения долга содержат слова
"цель" и "истина", находящиеся в непосредственном контекстом
окружении слова "поэт".
6. Актуальный смысл "поэт как образ пророка" подтверждается
совокупностью всех способов семантического дублирования смыслов
"поэт как образ провидца" и "поэт как образ просветителя"; семы
"провидение" и "просвещение" эксплицитно присутствуют в значении
слова "пророк".
7. Актуальный смысл "поэт как образ христианства" дублируется
всей совокупностью способов дублирования шести предшествующих
63
смыслов, поскольку каждый из них называет один из основных
аспектов христианской морали.
V
этап.
Определение
характера
образов,
выражаемых
лексемами "поэт" и "певец"; выявление способов организации
их контекстуальных значений и смыслов.
Слова
"поэт"
исследуемого
и
текста,
"певец"
являются
поскольку:
1)
ключевыми
реализуются
в
символами
нескольких
значениях и смыслах одновременно (одно значение и пять смыслов у
слова "певец" и одно значение и семь смыслов у слова "поэт"; кроме
того, в тексте сохраняются и узуальные значения исследуемых слов);
2) встроены в структуру мифа (апеллируют к мифологическим
интертекстам различной природы — языческим и христианским); 3)
семантически связаны с артефактами (например, "истина", "ноумен",
"бог",
"долг",
"творчество");
4)
обладают
имманентной
многозначностью (способны усложняться в процессе существования
текста, развивать новые интертекстуальные связи).
Все
окказиональные
смыслы
и
значения
этих
слов
интертекстуально обусловлены. Слова "поэт" и "певец" в языке
обладают денотативной образностью, то есть содержат в корне
семантические
компоненты
"конкретность",
"наглядность"
и
"красочность", а также денотативную экспрессию (эмоциональность и
оценочность). Языковой образный потенциал этих слов позволяет им
вступать как в языке, так и в тексте в разнообразные лексические
парадигмы
(синонимию,
контекстуальные
посредством
антонимию,
значения
и
метафорического
гиперо-гипонимию).
смыслы
этих
слов
переноса
(по
сходству
Все
создаются
понятия,
позволяющему аллегорическое употребление этих слов в тексте),
результатом которого становятся контекстуальные гиперметафоры
(многослойные метафоры, накладывающиеся одна на другую и
обусловливающие друг друга).
64
Вывод
Слова "поэт" и "певец" в стихотворении А. Блока "Хоть все попрежнему
певец…"
функционируют
как
ключевые
символы,
семантика которых не тождественна семантике лексем "поэт" и
"певец" в языке. Эти символы представляют собой гиперметафоры,
развившиеся
на
основе
взаимодействия
интертекстуальной
и
языковой денотативной образности слов "поэт" и "певец". Каждое из
этих слов реализуется в ряде узуальных и окказиональных значений
и смыслов одновременно, что является важнейшим признаком их
символической природы. Все окказиональные значения и смыслы
исследуемых
слов
семантическими
подтверждаются
дублетами.
При
в
этом
тексте
основным
языковыми
способом
дублирования является семантическая перекличка исследуемых слов
со словами, находящимися в их непосредственном контекстуальном
окружении.
Отмечены
семантических
также
дублетов
случаи
—
использования
градации,
других
амплификации,
контекстуальной антонимии, языковой и контекстуальной гиперогипонимии.
4. САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РАБОТА СТУДЕНТОВ
Занятие 1.
1. Тема: Семантический анализ слова в языке. Формирование
значения слова. Объем и структура значения слова
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Дымом половодье
Церквами у прясел
Зализало ил.
Рыжие стога.
Желтые поводья
Заунывным карком
Месяц уронил.
В тишину болот
Еду на баркасе,
Черная глухарка
Тычусь в берега.
К всенощной зовет.
65
Роща синим мраком
За твою судьбу.
Кроет голытьбу…
(С. Есенин)
Помолюсь украдкой
Вся ли лексика в этом тексте является экспрессивной в языке? Укажите
слова, не содержащие языковой экспрессии. Какие из этих слов приобретают
экспрессию в тексте, а какие – нет? Укажите компоненты экспрессии,
развивающиеся в тексте у неэкспрессивных в языке слов (эмоциональность,
оценочность, интенсивность / экстенсивность признака или действия,
стилистическая
маркированность,
образность).
Какими
языковыми
причинами обусловлено развитие экспрессии именно у этих слов?
Упражнение
экспрессивную
2.
лексику
В
тексте
(как
с
из
упражнения
языковой
№1
найдите
экспрессией,
так
всю
и
с
контекстуальной). Выделите слова, содержащие экспрессию а) в денотате,
б) в коннотате. Какими языковыми средствами выражается коннотативная
экспрессия в данном тексте? Как выражена денотативная экспрессия и какие
составляющие денотата в каждом слове связаны с формированием
эмоциональности, оценочности, интенсивности и других экспрессивных
признаков? Сравните состав и количество компонентов экспрессии в
денотате и коннотате. Оцените ваши наблюдения.
Упражнение 3. Прочитайте отрывок текста.
Над пучиной в полуденный час
Пляшут искры и солнце лучится,
И рыдает молчанием глаз
Далеко залетевшая птица.
Разделите
этот
отрывок
(Н. Гумилев)
на
смысловые
и
ритмические
фрагменты. Совпадает ли это деление? Почему? Какие факторы
формируют каждый из выделенных вами фрагментов? Одинакова ли
66
оценочность этих фрагментов? Какими словами она выражается? В
какой части значения этих слов она содержится? Выражена ли
оценочность в словарных определениях этих слов? Какова, на ваш
взгляд, общая оценочность данного отрывка текста? Почему?
Занятие 2
2. Тема: Подходы к изучению семантики слова. Методы
семасиологического исследования слова
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Ах, метель такая, просто черт возьми!
Забивает крышу белыми гвоздьми.
Только мне не страшно, и в моей судьбе
Непутевым сердцем я прибит к тебе. (С. Есенин)
По любому толковому словарю определите все значения
выделенного слова и укажите, какое из этих значений реализуется в
тексте. Сравните формулировку этого значения в выбранном вами
словаре с формулировкой в других словарях (2-3 словаря – на
выбор). Укажите, что общего в этих формулировках и чем они
отличаются друг от друга. Какими особенностями употребления этого
слова в речи обусловлены различия в его толковании разными
лексикографами? Какими семантическими компонентами отличается
окказиональное
употребление
этого
слова
у
Есенина
от
его
узуального значения? Какие компоненты в узуальном значении
делают
возможным
переносное
употребление
этого
слова
и
позволяют развиться окказиональной семантике? Определите тип
переноса значения.
Упражнение 2. Прочитайте отрывок текста.
67
Мне снилась осень в полусвете стекол,
Друзья и ты в их шутовской гурьбе,
И, как с небес добывший крови сокол,
Спускалось сердце на руку к тебе.
(Б. Пастернак)
В каком значении реализуется в тексте выделенное слово —
узуальном или окказиональном? Сформулируйте это значение.
Проверьте
ваши
сформулировать
выводы
общее
по
толковому
значение
для
словарю.
всей
Можно
последней
ли
строки
отрывка? Какие фразеологические единицы со словом "сердце"
семантически близки этой строке? Укажите компоненты значения,
общие для фразеологии и строки поэтического текста. Под влиянием
каких — языковых или нелингвистических — факторов возникла эта
общность? Перечислите эти факторы.
Упражнение 3. Прочитайте отрывок текста.
Я пробудился. Был, как вечер, темен
Рассвет, и ветер, удаляясь, нес,
Как за возом бегущий дождь соломин,
Гряду бегущих по небу берез.
Восстановите
реальное
(Б. Пастернак)
событие,
трансформированное
во
фрагменте текста в фантастические образы. Какие слова являются
опорными, связывающими реальное событие и его фантастическое
отражение?
Какими
семантическими
средствами
создается
фантастическая картина? Как при этом изменяется смысловая
валентность слов, называющих ирреальные образы?
Занятие 3
3. Тема: Разграничение самостоятельных значений и частных
смыслов слова. Тематические парадигмы в лексике
Упражнение 1. Прочитайте отрывок текста.
68
Душа в стремленьи запоздала,
В пареньи смутном замерла,
Какой-то тайны не познала,
Каких-то снов не поняла. (А. Блок)
Определите по толковому словарю, в каком из узуальных значений
употреблено в тексте выделенное слово. Пользуясь тем же словарем,
произведите
ступенчатую
идентификацию
этого
значения.
Какие
имплицитные семы выявляются на каждой ступени идентификации?
Сделайте полный семантический разбор слова "душа" в исследуемом
значении, начиная с выделения категориально-грамматической семы и
заканчивая
дифференциальными
семами;
укажите
все
возможные
имплицитные семы.
 Какие языковые единицы в этом тексте содержат такие же или
близкие семы? Могут ли эти языковые единицы быть дублетами к
словобразу "душа"? Ответ аргументируйте.
Упражнение 2. Прочитайте текст.
Там, где капустные грядки
Красной водой поливает восход,
Клененочек маленький матке
Зеленое вымя сосет. (С. Есенин)
Пользуясь толковым словарем, произведите компонентный
анализ того узуального значения выделенного слова, на основе
которого в тексте развилось значение окказиональное (укажите все
семы,
начиная
с
категориально-грамматической
и
заканчивая
дифференциальными эксплицитными семами). Какие из выделенных
вами сем относятся к лексическому значению, а какие
— к
грамматическому значению? Какие из выделенных сем относятся
69
одновременно и к лексическому, и к грамматическому значению?
Какая особенность этих сем определяет их пограничное положение?
Какие потенциальные семы в значении слова "вода" актуализируются
в данном тексте и почему? Какие не актуализируются и почему?
Какие текстовые факторы могут обусловливать реализацию или
нереализацию той или иной семы в художественном тексте?

Основой
становится
какого
языкового
художественного
приема
слово "вода"? Какие еще приемы использует автор в
этом тексте?
Упражнение 3. Прочитайте отрывок текста.
За полем снежным — поле снежное,
Безмерно-белые луга;
Везде — молчанье неизбежное,
Снега, снега, снега, снега! (В. Брюсов)
Какие тематические группы слов представлены в этом отрывке?
Назовите каждую и укажите ее состав. В каждой группе выделите
сначала семантические признаки, общие для всей группы, а затем —
избыточные
семантические
признаки,
характеризующие
каждое
слово. Есть ли слова с одинаковыми или близкими избыточными
признаками? Как они соотносятся друг с другом на уровне общей
семантики
текста?
Укажите
слова,
не
имеющие
избыточных
признаков. Чем отличается их функция в тексте от функции всех
остальных слов? Какие слова входят одновременно в несколько ТГ?
Какими особенностями их семантики это объясняется? Одинаково ли
отношение этих слов к каждой группе? Почему?
Занятие 4
4. Тема: Семантический анализ слова в поэтическом тексте.
Структурные типы образов поэтического текста
70
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Не криви улыбку, руки теребя,
Я люблю другую, только не тебя.
Ты сама ведь знаешь, знаешь хорошо —
Не тебя я вижу, не к тебе пришел
Проходил я мимо, сердцу все равно —
Просто захотелось заглянуть в окно. (С. Есенин)
Пользуясь толковым словарем, укажите, в каком из узуальных
значений реализовано в тексте выделенное слово. Самостоятельно
(без помощи словаря) подберите синонимы к этому значению.
Определите типы подобранных вами синонимов, укажите, какие
компоненты в значении исследуемого слова и ваших синонимов
тождественны или близки и какие из них подтверждают наличие
синонимических отношений между всеми этими словами. Укажите
семантические различия между исследуемым словом и вашими
синонимами. Сравните ваши синонимы с синонимами в словаре.
Какими
языковыми
и
экстралингвистическими
факторами
обусловлено тождество или различие в подборе синонимов вами и
составителями словаря?
Упражнение 2. Прочитайте отрывок текста вслух, выделяя
интонацией отмеченные слова. Какие отношения между этими
словами
в
тексте
становятся
очевидными
интонации?
Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы, дети страшных лет России,
Забыть не в силах ничего. (А. Блок)
71
при
правильной
Пользуясь словарем антонимов, определите, являются ли
выделенные многозначные слова антонимами в языке. В каком из
своих узуальных значений реализуется каждое из этих слов в тексте
(определите с помощью толкового словаря)? Какие компоненты этих
значений позволяют развиться контекстуальной антонимии этих
слов? Есть ли среди этих компонентов общие для обоих слов и
противоположные?
Какой
вывод
можно
сделать
из
ваших
наблюдений? Можно ли на основе этих наблюдений сформулировать
окказиональные значения исследуемых слов? Ответ аргументируйте.
Упражнение 3. В приведенных ниже отрывках текстов найдите
языковые
и
контекстуальные
синонимы
семантические отношения они выражают?
1) Какая боль! Какая мука!
Мне в сердце бросили огня!
(А. Блок)
2) Кому — чины, кому — награды,
Кому — пробраться в важное бюро,
А нашей Галке ничего не надо,
А ей — зеленое перо!
(Ю. Визбор)
3) Ты много жил, я больше пел…
Ты испытал и жизнь и горе…
…Твоя душа уже в цепях;
Ее коснулись вихрь и бури…
(А. Блок)
4) Часто простое
Кажется вздорным,
Черное — белым,
72
и
антонимы.
Какие
Белое — черным.
(В. Долина)
5) Всю ночь кружатся над антенной
Последний дождь и первый снег.
(Ю. Визбор)
6) Мы теперь уходим понемногу
В те края, где тишь и благодать.
(С. Есенин)
7) Полумилорд, полукупец,
Полумудрец, полуневежда…
(А. Пушкин)
8) О, презирать я вас не в силах,
Я проклинать и мстить готов!
(А. Блок)
9) Час разлуки, час свиданья —
Им ни радость, ни печаль,
Им в грядущем нет желанья
И прошедшего не жаль.
(М. Лермонтов)
10) Для юношей открылись все дороги,
Для старцев — все запретные труды,
Для девушек — янтарные плоды
И белые, как снег, единороги.
(Н. Гумилев)
Упражнение 4. Прочитайте отрывок текста С. Есенина.
…И невольно в море хлеба
Рвется образ с языка:
Отелившееся небо
73
Лижет красного телка.
По толковому словарю определите, какое из слов-омонимов —
рваться1 или рваться2 — употреблено в этом тексте. В каком
узуальном
значении
оно
реализуется?
Выделите
при
помощи
словаря семантические компоненты, общие для рваться1 и рваться2
и свидетельствующие о том, что в основе омонимии этих слов лежит
расхождение значений многозначного слова. Развитие каких сем в
значении рваться 2 могло послужить причиной этого расхождения?
Является ли есенинский "образ", который "рвется с языка",
действительно художественным образом? Ответ аргументируйте.
Какими языковыми художественными приемами создается этот
"образ" в тексте (метафора, метонимия, перифраз, олицетворение,
аллегория, сравнение, — выберите нужные)? Разграничьте эти
приемы в тексте, определите структуру и функции каждого из них.
 Какие компоненты семантики языковых единиц, объединенных
каждым из приемов, позволили автору эти приемы создать?
Занятие 5
5. Тема: Методы семантического исследования поэтического
образа. Семантическое дублирование образа поэтического текста.
Структурно-семантические типы дублетов
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно —
Живешь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.
Пусть черемухи сохнут бельем на ветру,
Пусть дождем опадают сирени, —
Все равно я отсюда тебя заберу
74
Во дворец, где играют свирели!
Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света,—
И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.
Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре, —
Все равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море!
В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно,
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно?
Украду, если кража тебе по душе,—
Зря ли я столько сил разбазарил?!
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял! (Вл. Высоцкий)
Определите по словарю значение выделенных слов. Пользуясь
словарными статьями, определите близкие и противоположные
компоненты значений этих слов. Являются ли эти слова синонимами
или антонимами а) в языке, б) в данном тексте? Какой из выделенных
словообразов противопоставлен у Высоцкого всем остальным? Какие
узуальные семы в значениях исследуемых слов делают возможным
это
противопоставление?
Какие
потенциальные
семы,
актуализирующиеся в тексте, усиливают это противопоставление?
Сравните исследуемые слова со словами "дворец" и "барак" в
отрывке из стихотворения Ю. Визбора:
Моя надежда на того,
Кто, не присвоив ничего,
Свое святое естество
75
Сберег в дворцах или бараках…
Являются
ли слова "дворец"
и
"барак"
синонимами
или
антонимами а) в языке, б) в тексте? Сопоставьте свой ответ с
ответом на аналогичный вопрос о тексте Высоцкого. Какие выводы
можно сделать из этого сопоставления?
Упражнение 2. Прочитайте отрывок текста.
Есть тонкие властительные связи
Меж контуром и запахом цветка.
Так бриллиант невидим нам, пока
Под гранями не оживет в алмазе.
При
помощи
толкового
словаря
выясните,
совпадает
ли
семантическая валентность выделенного слова в тексте с его
языковой
валентностью?
используются
в
языке
Какие
в
синонимических
отношений
языковыми
синонимами.
частичные
таком
синонимы
сочетании?
между
выделенным
Какими
обычно
Определите
тип
словом
его
языковыми
и
и
экстралингвистическими причинами обусловлена, по вашему мнению,
контекстуальная трансформация семантической валентности слова
властительный? Ответ аргументируйте.
Упражнение 3. Прочитайте отрывок текста Н. Гумилева.
Юный маг в пурпуровом хитоне
Говорил нездешние слова,
Перед ней, царицей беззаконий,
Расточал рубины волшебства.
Выделите в тексте все слова, употребленные в переносных
значениях. Укажите тип переноса и признак, на основе которого этот
76
перенос формируется. Каков характер этого признака: языковой или
экстралингвистический?
Упражнение 4. Прочитайте текст.
Четкие линии гор;
Бледно-неверное море…
Гаснет восторженный взор,
Тонет в бессильном просторе.
Создал я в тайных мечтах
Мир идеальной природы, —
Что перед ним этот прах:
Степи, и скалы, и воды! (В. Брюсов)
Найдите все лексико-семантические повторы, укажите их типы,
распределите их на группы по близости (общности) семантического
признака; озаглавьте эти группы. Укажите, какие из языковых единиц,
вошедших в одну группу, а) являются синонимами в языке (с учетом
узуальной
многозначности),
б)
являются
контекстуальными
синонимами, в) не являются синонимами ни в языке, ни в тексте.
Каких повторов в каждой группе больше и почему? Есть ли среди
выделенных вами групп противоположные по значению? Являются ли
составляющие этих групп по отношению друг к другу языковыми или
контекстуальными антонимами? Оцените ваши наблюдения.
Занятие 6
6. Тема: Разграничение окказиональных значений и актуальных
смыслов
поэтического
образа.
Разграничение
семантики поэтического образа
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Восьмистишие
Ни шороха полночных далей,
Ни песен, что певала мать,
77
микрокомпонентов
Мы никогда не понимали
Того, что стоило понять.
И, символ горнего величья,
Как некий благостный завет, —
Высокое косноязычье
Тебе даруется, поэт. (Н. Гумилев)
Определите
лексико-грамматический
разряд
каждого
существительного в этом тексте; укажите, существительные какого разряда
преобладают в стихотворении и как это связано с его темой. Какие
конкретные существительные вы отметили? Изменяется ли их лексикограмматическая характеристика в контексте поэтического произведения? С
чем, на ваш взгляд, связано ее изменение или неизменность? Ответ
аргументируйте. Сделайте ступенчатую идентификацию реализованных в
тексте
узуальных
значений
всех
отмеченных
вами
конкретных
существительных. Содержат ли эти слова (или некоторые из этих слов)
имплицитные семы с отвлеченным или иным неконкретным характером?
Актуализируются ли эти семы в контексте произведения? Происходят ли
изменения в грамматической семантике исследуемых существительных
или трансформации подвергается (если подвергается) только лексическая
часть их значений? Оцените ваши наблюдения.
Упражнение 2. В тексте из упражнения 1 выделите все стилистически
маркированные слова; укажите все признаки маркировки. Подберите, если
это возможно, нейтральные языковые лексические синонимы к этим
словам. К какому слову (словам) нельзя подобрать лексический синоним
вообще? Какими языковыми причинами это объясняется? К какому слову
(словам) можно подобрать не стилистический, а лишь семантикостилистический синоним? Чем это объясняется?
78
 Какие языковые художественные приемы используются в данном
тексте?
Укажите
приемы,
организация
которых
обусловлена
стилистической маркированностью составляющих их слов.
Упражнение 3. Прочитайте текст.
Весна, я с улицы, где тополь удивлен,
Где даль пугается, где дом упасть боится,
Где воздух синь, как узелок с бельем
У выписавшегося из больницы.
Где вечер пуст, как прерванный рассказ,
Оставленный звездой без продолженья
К недоуменью тысяч шумных глаз,
Бездонных и лишенных выраженья.
(Б. Пастернак)
Определите тип речевого повтора, организующего весь этот текст,
определяющего его композицию. Укажите все слова, связанные в
стихотворении перечислительными отношениями. Одинакова ли языковая
грамматическая семантика данных слов? Изменяется ли она каким-либо
образом в контексте? Оцените ваши наблюдения. Какие языковые единицы
в стихотворении характеризуют каждое из исследуемых слов? Насколько
традиционными
для
языка
являются
эти
характеристики?
Какие
компоненты в значении исследуемых слов позволяют им сочетаться в
тексте с данными характеристиками? Что изменяется при этом сочетании в
лексической семантике исследуемых слов?
Занятие 7
7. Тема: Разграничение образа и символа поэтического текста.
Анализ контекстуальной экспрессии поэтического образа
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Троицыно утро, утренний канон,
В роще по березкам белый перезвон.
79
Тянется деревня с праздничного сна,
В благовесте ветра хмельная весна.
На резных окошках ленты и кусты.
Я пойду к обедне плакать на цветы.
Пойте в чаще, птахи, я вам подпою,
Вместе похороним молодость мою.
Троицыно утро, утренний канон,
В роще по березкам белый перезвон. (С. Есенин)
Отметьте все случаи переноса значения. Какой тип переноса в
данном тексте преобладает? Как это связано с особенностями
лексического состава данного текста? Отметьте в словах, значение
которых подверглось в условиях данного текста тому или иному
переносу, все узуальные семантические компоненты, послужившие
основой для переноса. Какими экстралингвистическими факторами
обусловлен
каждый
случай
стихотворении? Какие
переносных
переноса
значения
факторы более активны
значений
и
смыслов
—
в
данном
в образовании
языковые
или
экстралингвистические? Оцените ваши наблюдения.
Упражнение 2. Прочитайте текст.
Зеленый цвет морской воды
Дрожит в стеклянном небосклоне,
Алмаз предутренней звезды
Блестит в его прозрачном лоне.
И, как ребенок после сна,
Дрожит звезда в огне денницы,
А ветер дует ей в ресницы,
Чтоб не закрыла их она. (И. Бунин)
Выделите все мотивы произведения, определите их иерархию.
Какой мотив, по вашему мнению, является мотивом-доминантой?
80
Ответ
аргументируйте.
Пользуясь
статьей
в
Лермонтовской
энциклопедией, определите характер (тип) этого мотива. Какие
языковые единицы его формируют? Найдите среди них единицу,
прямо называющую мотив-доминанту. Каков объем этой единицы?
Почему он именно таков? Определите, является ли эта единица
символом в данном поэтическом тексте: найдите, если это возможно,
все основные признаки символа
у
этой единицы;
установите
интертекстуальные связи. Обобщите ваши наблюдения.
Занятие 8
8. Тема: Семантические парадигмы поэтического образа. Типы
символов поэтического текста
Упражнение 1. Прочитайте текст.
Я был влюблен. И лес ночной
Как мало лет прошло с тех пор,
Внушал мне страх, и я дичился
А в сердце пусто и бездольно:
Болот, покрытых белой мглой
Когда въезжаю в темный бор
И конь угрюмо сторонился.
Ночной порой, мне только больно.
(А. Блок)
Пользуясь
упражнения
методикой
№31,
из
иерархически связаны с каждым
определите
словообразы,
мотивом-доминантой?
выражающие
мотивы-доминанты.
В
лексико-семантические
тематические
Существует
какие
связь
группы,
группы
и
ли
семантическая
(общность,
близость,
противоположность)
между
языковыми
единицами,
семантические поля входят эти
формирующими
слова а) в языке, б) в данном
мотивы,
тексте, в) в других известных вам
называющими
текстах этого автора? Что вы
доминанты? Какой вывод можно
наблюдаете?
сделать из ваших наблюдений?
ваших
Что
следует
наблюдений?
периферийные
из
Какие
мотивы
81
и
периферийные
словообразами,
мотивы-
Занятие 9
9. Тема: Освоение алгоритма анализа семантики образов
поэтического текста. Комментирование образца анализа
Выполнение итоговой контрольной работы.
Направления самостоятельной работы
п/№
Тема
Форма работы
1
2
3
Опыт анализа семантической структуры Домашняя,
письменная,
1
на
2
на
3
4
5
6
7
8
слова в языке
Опыт применения методов КА и
полевого
структурирования
при
описании семантики слова в языке
Опыт идентификации самостоятельных
значений и частных смыслов слова
Опыт
идентификации
структурносемантических
типов
образов
в
поэтическом тексте
Опыт
применения
метода
семантического
дублирования
в
дескрипции поэтического образа
Опыт идентификации микрокомпонентов
семантики поэтического образа
Опыт разграничения образа и символа
поэтического текста. Опыт анализа
контекстуальной экспрессии образа
Опыт идентификации семантических
парадигм поэтического образа
материале преподавателя
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
на
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
на
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
на
Домашняя,
письменная,
материале преподавателя
на
на
на
Проверочные задания для самостоятельной работы
1) Самостоятельная работа №1
Задание
Прочитайте текст:
Сбежала с белого крыльца,
Толкнула тяжкие ворота,
И даль ясна до поворота,
А кажется, что до конца.
(Л. Васильева)
Укажите, есть ли в этом тексте слова а) с потенциальной
(невыраженной) образностью, б) с образностью в денотате, в) с
образностью в коннотате, г) с интертекстуальной образностью;
назовите эти слова. Какая из перечисленных групп не представлена в
тексте и почему? К какой группе относятся слова "крыльцо" и
"ворота"?
Какие
компоненты
узуальных
значений
этих
слов
обусловливают их включение в тексте именно в эту группу? Какие
еще слова в этом тексте содержат такие же или близкие компоненты?
Какими
лингвистическими
причинами
объясняется
и
о
чем
свидетельствует наличие такого рода семантических повторов?
2) Самостоятельная работа №2
Задание
Прочитайте отрывок текста.
Подлодка, скинув море со спины,
Вновь палубу подставила муссонам,
С подветренной цепляясь стороны
Антеннами за Пояс Ориона. (Ю. Визбор)
Какой
сознании
наглядно-чувственный
при
восприятии
двух
образ
реализуется
последних
строк?
в
вашем
Постройте
лингвистическое толкование этого фрагмента текста. Отличается ли
оно от вашего восприятия нелингвистической (эмпирической и
образной) части значения данного фрагмента?
Одинаково
нелингвистическую
ли
вы
части
воспринимаете
значения
лингвистическую
текстового
и
фрагмента,
организованного первой и второй строками? В каком из двух
фрагментов текста богаче лингвистическая часть значения, а в каком
— нелингвистическая? Почему?
Примечание:
Это задание подходит для коллективной работы. В этом
случае интересными могут быть результаты сопоставления
наглядно-чувственных образов, воспринятых разными учащимися.
83
3) Самостоятельная работа №3
Задание
Прочитайте стихотворение Вл. Высоцкого.
Белое безмолвие
Все года, и века, и эпохи подряд
Все стремится к теплу от морозов и вьюг,—
Почему ж эти птицы на север летят,
Если птицам положено — только на юг?
Слава им не нужна — и величие,
Вот под крыльями кончится лед —
И найдут они счастье птичье
Как награду за дерзкий полет!
Что же нам не жилось, что же нам не спалось?
Что нас выгнало в путь по высокой волне?
Нам сиянье пока наблюдать не пришлось,—
Это редко бывает — сиянья в цене!
Тишина… Только чайки — как молнии,—
Пустотой мы их кормим из рук.
Но наградою нам за безмолвие
Обязательно будет звук!
Как давно снятся нам только белые сны —
Все иные оттенки снега занесли,—
Мы ослепли — темно от такой белизны,—
Но прозреем от черной полоски земли.
84
Наше горло отпустит молчание,
Наша слабость растает как тень,—
И наградой за ночи отчаянья
Будет вечный полярный день!
Север, воля, надежда — страна без границ,
Снег без грязи — как долгая жизнь без вранья.
Воронье нам не выклюет глаз из глазниц —
Потому что не водится здесь воронья.
Кто не верил в дурные пророчества,
В снег не лег ни на миг отдохнуть —
Тем наградою за одиночество
Должен встретиться кто-нибудь!
Укажите слова, организующие в этом тексте семантическое поле
север, распределите их по тематическим группам, озаглавьте каждую
группу. Какие из этих групп не формируют данного поля в языке?
Какими
языковыми
и
экстралингвистическими
факторами
обусловлено вхождение этих ТГ в поле север в стихотворении Вл.
Высоцкого? Какие из выделенных вами групп в этом тексте
пересекаются? Назовите слова, относящиеся одновременно к двум и
более ТГ. Сравните словарное толкование этих слов и слов,
входящих в тексте только в одну ТГ. Какие различия вами отмечены?
Можно ли на основании этих различий сделать вывод о том, какая
лексика
больше
подвержена
контекстуальной
парадигматических связей?
4) Самостоятельная работа №4
Задание
Прочитайте отрывки текстов.
85
трансформации
1) "Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!"
Из мертвой главы гробовая змея
Шипя между тем выползала…
(А. Пушкин)
2) Я вышел в ночь столичную
С огнями по краям…
Такая симпатичная, —
Не думал, что змея!
(Ю. Визбор)
3) Друг мой, мы оба устали.
Радость моя!
Радости нет без печали.
Между цветами — змея.
(К. Бальмонт)
4) — Вы не знаете по-русски,
Госпожа моя...
На плече за тканью тусклой,
На конце ботинки узкой
Дремлет тихая змея.
(А. Блок)
Сформулируйте значение слова змея в каждом из приведенных
контекстов. Какие из этих значений являются языковыми, а какие —
контекстуальными? Какие языковые семы позволяют развиться
данным контекстуальным значениям?
5) Самостоятельная работа №5
Задание 1.
Прочитайте текст.
86
Снежная заметь крутит бойко,
По полю мчится чужая тройка.
Мчится на тройке чужая младость.
Где мое счастье? Где моя радость?
Все укатилось под вихрем бойким
Вот на такой же бешеной тройке. (С. Есенин)
Найдите все лексические и семантические повторы, определите
их
типы.
(общности)
Распределите
все
выражаемого
повторы
значения;
на
группы
по
сформулируйте
близости
это
общее
значение для каждой группы; группы озаглавьте. В каждой группе
найдите семантические доминанты, наиболее полно отражающие
общее значение. Какими единицами языка они выражены (слово,
словосочетание, предложение)? Чем обусловлено именно такое
выражение
доминант?
Укажите
различающиеся
компоненты
в
значении доминанты и каждого из других повторов в группе.
Отмечены ли вами повторы, входящие одновременно в несколько
групп? Оцените свои наблюдения. Какова функция каждой группы
повторов в тексте: а) формирование и / или уточнение семантики
ключевых образов текста, б) формирование семантики образов,
сопутствующих ключевым, в) формирование главных мотивов текста,
г)
формирование
периферийных
оформление текста?
Задание 2.
Прочитайте текст.
Один солдат на свете жил,
Красивый и отважный,
Но он игрушкой детской был —
Он был солдат бумажный.
Он переделать мир хотел,
87
мотивов,
д)
композиционное
Чтоб был счастливым каждый,
А сам на ниточке висел —
Ведь был солдат бумажный.
Он был бы рад в огонь и дым
За вас погибнуть дважды,
Но потешались вы над ним —
Ведь был солдат бумажный.
Не доверяли вы ему
Своих секретов важных.
А почему? — А потому,
Что был солдат бумажный.
А он, судьбу свою кляня,
Не тихой жизни жаждал
И все просил: "Огня!.. Огня!.."—
Забыв, что он бумажный.
В огонь? Ну, что ж, иди! Идешь?" —
И он шагнул однажды,
И там сгорел он ни за грош —
Ведь был солдат бумажный. (Б. Окуджава)
Пользуясь
толковым
словарем,
определите,
в
каком
из
узуальных значений реализуется в тексте слово "бумажный". Укажите
контекстуальные признаки, свидетельствующие о том, что слово
реализуется именно в этом значении. Обладает ли слово "бумажный"
языковой образностью а) в данном значении? б) в других значениях?
Какие компоненты узуальной семантики этого слова позволяют
развиться у него устойчивой речевой образности? Каково устойчивое
речевое (не языковое) значение этого слова? Тождественно ли оно
контекстуальному значению данного слова в стихотворении Б.
Окуджавы?
88
 К какому фольклорному и литературному жанру апеллирует
это стихотворение? Определите лексико-грамматический разряд
прилагательного "бумажный". Изменяется ли этот разряд в контексте
стихотворения? Как функционируют прилагательные этого разряда в
произведениях данного жанра?
6) Самостоятельная работа №6
Задание 1.
Прочитайте стихотворение В. Брюсова.
Холод
Холод, тело тайно сковывающий,
Холод, душу очаровывающий…
От луны лучи протягиваются,
К сердцу иглами притрагиваются.
В этом блеске — все осилившая власть,
Умирает обескрылевшая страсть.
Все во мне — лишь смерть и тишина,
Целый мир — лишь твердь и в ней луна.
Гаснут в сердце невзлелеянные сны,
Гибнут цветики осмеянной весны.
Снег сетями расстилающимися
Вьет над днями забывающимися,
Над последними привязанностями,
Над святыми недосказанностями!
89
В филологии принято считать, что название текста формирует его
семантическое поле, отражает идею текста и часто носит символический
характер. Выделите в данном стихотворении все семантические дублеты
понятия холод, распределите их по структурно-семантическим типам.
Пользуясь толковым словарем, укажите общие компоненты значения в
единицах-дублетах и в слове холод. Какие составляющие содержания
понятия холод в этом тексте являются интертекстуальными и не
отражаются в словаре?
Задание 2.
Прочитайте текст.
Как бронзовой золой жаровень,
Жуками сыплет сонный сад.
Со мной, с моей свечою вровень
Миры расцветшие висят.
И, как в неслыханную веру,
Я в эту ночь перехожу,
Где тополь обветшало-серый
Завесил лунную межу,
Где пруд как явленная тайна,
Где шепчет яблони прибой,
Где сад висит
постройкой свайной
И держит небо пред собой.
(Б. Пастернак)
90
Отметьте
в
словоупотребления.
этом
тексте
все
Сформулируйте
в
случаи
каждом
метафорического
из
этих
случаев
контекстуальные смыслы, возникшие в результате метафорического
переноса значения. Сравните эти смыслы с контекстуальными значениями
исследуемых слов, выделите проявившиеся в контексте окказиональные
семы.
Какие
семантические
компоненты
в
узуальных
значениях
исследуемых слов послужили основой для создания метафоры? Оцените
ваши
наблюдения.
Возникают
ли
в
этом
тексте
в
результате
метафорического переноса самостоятельные окказиональные значения?
По каким признакам вы отличаете самостоятельное значение от
актуального смысла?
7) Самостоятельная работа №7
Задание
Прочитайте текст.
О, когда бы я назвал своею
Хоть тень твою!
Но и тени твоей я не смею
Сказать: люблю.
Ты прошла недоступно-небесной
Среди зеркал,
И твой образ
над призрачной бездной
На миг дрожал.
Он ушел, как в пустую
безбрежность,
Во глубь стекла…
И опять для меня —
безнадежность,
И смерть, и мгла! (В. Брюсов)
Выделите ключевой символ, пользуясь методикой из упражнения №30.
По толковому словарю определите, какое из словарных значений слова,
развившегося в поэтический символ, легло в основу его окказионального
значения (значений) и смыслов. Какие внеязыковые факторы (интертексты)
влияют на формирование у данного слова окказиональной семантики?
Сформулируйте окказиональные смыслы и значения данного слова с учетом
всех этих факторов. Найдите в тексте языковые и контекстуальные дублеты
этих значений и смыслов, определите их типы, выделите в них дублирующие
семы. Каких дублетов оказалось больше? Почему?
8) Самостоятельная работа №8
Задание.
Прочитайте текст, определите его жанр.
Под беломраморным обличьем андрогина
Он мог стать радостью, но чьих-то давних грез.
Стихи его горят — на солнце георгина,
Горят — но холодом невыстраданных слез. (И. Анненский)
Кому, по вашему мнению, может быть адресован этот текст? Какие
интертекстуальные связи этого произведения помогли вам установить
адресата? Известно ли вам языковое, мифологическое и контекстуальное
значение слова "андрогин"? Уточните эти значения по толковому и
мифологическому
словарям,
а
также
по
теоретическим
работам
установленного вами адресата. Совпадают ли эти значения? Если вы
установили какие-либо различия, то укажите, чем они могут быть вызваны: а)
собственно языковыми причинами, б) экстралингвистическими причинами, в)
теми и другими вместе. Осуществите "перевод" всех обнаруженных вами в
стихотворении интертекстов на общенародный язык и напишите свой текст,
семантически эквивалентный тексту И. Анненского. Сравните оба текста. Что
вы наблюдаете? Оцените ваши наблюдения.
92
Контрольные работы
Темы контрольных работ
п/№ Тема работы
1
1
2
3
Специфика Форма работы
работы
(аудиторна
я
/
домашняя)
2
3
4
Анализ ключевого образа домашняя
Письменная
работа
по
поэтического текста
предложенному материалу
Сопоставительный
домашняя
Письменная
работа,
анализ
одноименных
предполагающая
образов в поэтических
самостоятельный
анализ
текстах одного автора
материала
Полный
аудиторная Письменная
работа,
семасиологический
предполагающая
анализ
символа
самостоятельный
анализ
поэтического текста
материала
Цель и содержание контрольных работ
Контрольная работа №1 «Анализ семантики ключевого образа
поэтического текста» имеет целью обобщить знания студентов в
области
интерпретационной
семантики
и
развить
навыки
идентификации семантической дескрипции образа поэтического текста,
что имеет большое значение для становления профессиональной
компетенции будущих филологов.
Содержание контрольной работы
Контрольная
работа
предполагает
выполнение
полного
семантического анализа ключевого образа (образов) в стихотворении
А. Блока:
Я искал голубую дорогу,
Я кричал, оглушенный людьми,
Подходя к золотому порогу,
Затихал пред твоими дверьми.
Проходила ты в дальние залы, —
93
Величава, тиха и строга.
Я носил за тобой покрывало
И смотрел на твои жемчуга.
Контрольная
одноименных
работа
образов
в
№
2
«Сопоставительный
поэтических
текстах
анализ
одного
автора»
предназначена для развития навыков сопоставительного семасиологического
и семантического анализа образов поэтического текста.
Содержание контрольной работы
Студенту
предлагается
проанализировать
образы
в
трех
поэтических текстах В. Брюсова, имеющих одинаковые названия —
"Ночь". Первый текст ("Горящее лицо земля…") написан в 1902 году,
второй ("Ветки темным балдахином свешивающиеся…") — в начале
1915 года, а третий ("Пришла и мир отгородила…") — в 1916 году.
Надлежит выполнить полный семантический анализ образа "ночь" в
каждом из этих текстов, сравнить результаты анализа и указать
временные трансформации семантики этого образа.
1.
Горящее лицо земля
Скитальцы покупать минуты.
В прохладной тени окунула.
Пустеют знойные поля,
Стрелой вонзаясь в города,
В столицах молкнет песня гула.
Свистя в полях, гремя над бездной,
Летят немолчно поезда
Идет и торжествует мгла,
Вперед по полосе железной.
На лампы дует, гасит свечи,
Глядят несытые ряды
В постели к любящим легла
Фабричных окон в темный холод,
И властно их смежила речи.
Не стихнет резкий стон руды,
Но пробуждается разврат.
Ему в ответ хохочет молот.
В его блестящие приюты
Сквозь тьму, по улицам спешат
И спину яростно клоня,
94
Скрывают бешенство проклятий
Давно испытанные рати.
Сентябрь 1902
Среди железа и огня
2.
Ветки темным балдахином свешивающиеся,
Шумы речки с дальней песней смешивающиеся,
Звезды в ясном небе сладко вздрагивающие,
Штампы роз свои цветы протягивающие,
Запах трав, что в сердце тайно вкрадывается,
Теней сеть, что странным знаком складывается,
Вкруг луны живая дымка газовая,
Рядом шепот, что поет, доказывая,
Клятвы, днем глубоко затаенные,
И еще, - еще глаза влюбленные,
Блеск зрачков при лунном свете белом,
Дрожь ресниц в движении несмелом,
Алость губ, не отскользнувших прочь,
Милых, близких, жданных… Это – ночь!
5 января 1915
3.
Пришла и мир отгородила
Завесой черной от меня,
Зажгла небесные кадила,
Вновь начала богослуженье,
И мирно разрешился в пенье
Гул обессиленного дня.
Стою во храмине безмерной,
Под звездным куполом, один, 95
И все, что было достоверно,
Развеяно во мгле простора,
Под звуки неземного хора,
Под светом неземных глубин.
Пусть Ночь поет; пусть мировые
Вершатся тайны предо мной;
Пусть благостной евхаристии
Торжественные миги минут;
Пусть царские врата задвинут
Все той же черной пеленой.
Причастник прежней жизни косной
Я буду ждать преображен…
А, сдвинув полог переносный,
Ночь – бездну жизни обнаружит,
И вот уже обедню служит
Во мраке для других племен.
1916
Контрольная работа №3 «Полный семасиологический анализ
символа
поэтического
текста»
является
итоговой
работой
по
изученному материалу, обобщает полученные знания по семантике
лексических единиц и поэтического образа и предусматривает полный
семантический анализ символа текста. Цель работы состоит в том,
чтобы закрепить и систематизировать все знания, усвоенные в ходе
изучения дисциплины, а также подготовить студентов к сдаче зачета.
Контрольная работа для студентов выполняется по окончании курса
лекций.
Содержание контрольной работы
96
Студентам
необходимо,
пользуясь
любыми
сборниками
стихотворений С. Есенина и Б. Пастернака, найти у каждого из
авторов стихотворение с названием "Город": "Зима на кухне, пенье
петьки…" у Пастернака (1940, 1942) и "Храня завет родных
поверий…" у Есенина (1915). В задачу студента входит дескрипция
семантики образа "город" в каждом из этих текстов, а также
выявление
интегральных
и
дифференциальных
составляющих
семантики образа "город" у Есенина и у Пастернака.
Формы контроля за индивидуальной и самостоятельной
работой студентов:
Индивидуальное
1.
собеседование
на
консультациях
по
итогам
самостоятельных и контрольных работ.
Виды контроля успеваемости, рекомендуемые на аудиторных
занятиях
п/№
1.
Вид контроля успеваемости
Контроль за работой на практических занятиях (ответы на
вопросы преподавателя)
2.
Выполнение домашнего задания
3.
Ответ на теоретический вопрос
4.
Контрольная работа
5.
Письменное практическое задание
6.
Самостоятельная творческая и реконструктивная работа
5. КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К ЗАЧЕТУ
1. Понятие значения и содержания слова. Основное и расширенное
содержание слова.
2. Лексическая, грамматическая, стилистическая и прагматическая
составляющие значения слова.
97
3. Формирование значения слова. Взаимодействие значения и
понятия.
4. Объем и структура значения слова.
5. Макро- и микрокомпоненты значения слова.
6. Подходы к изучению семантики слова.
7. Методы
семасиологического
исследования
слова
в
языке:
компонентный анализ.
8. Методы семасиологического исследования слова в языке: полевое
структурирование. Понятие лексико-семантического поля.
9. Методы
семасиологического
исследования
слова
в
языке:
антонимо-синонимические блоки.
10. Приемы семантической дескрипции слова в языке и речи.
11. Разграничение самостоятельных значений и частных смыслов
слова. Понятие коммуникативной релевантности смысла.
12. Тематические
парадигмы
в
лексике.
Тематические
группы.
Лексические и лексико-семантические категории (ЛСК).
13. Семантические отношения в контекстах со словами различных
ЛСК.
14. Особенности семантизации и анализа слова в поэтическом
тексте.
15. Структурные типы образов поэтического текста.
16. Методы
семантического
исследования
поэтического
образа:
контекстный анализ.
17. Семантическое дублирование образа поэтического текста.
18. Структурно-семантические типы семантических дублетов образов
поэтического текста.
19.Разграничение окказиональных значений и актуальных смыслов
поэтического образа.
20.Разграничение микрокомпонентов семантики поэтического образа.
21. Разграничение образа и символа поэтического текста.
98
22. Анализ контекстуальной экспрессии поэтического образа.
23. Семантические парадигмы поэтического образа.
24. Семантические
и
семиотические
признаки
символа.
Типы
символов поэтического текста.
25. Алгоритм анализа семантики образов поэтического текста.
6. РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
Основная
1. Гальперин, И. Р.. Текст как объект лингвистического исследования/ И.
Р. Гальперин. - 3-е изд., стер. - Москва: Едиториал УРСС, 2005.
2. Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики. Изд. 3-е.
М.: Издательство ЛКИ, 2008.
Дополнительная
1. Князев, Ю. П.
Грамматическая
семантика.
Русский
язык
в
типологической перспективе [Электронный ресурс] / Ю. П. Князев. М.: Языки славянской культуры, 2007. - 704 с. - 5-9551-0178-0, 1726135Х.
Режим
доступа:
http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=211182
2. Крысин, Л. П. Слово в современных текстах и словарях [Электронный
ресурс] / Л. П. Крысин. - М.: Знак, 2008. - 321 с. - 978-5-9551-0175-0.
Режим доступа: http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=73294
3. Солодуб, Ю. П. Современный русский язык. Лексика и фразеология
(сопоставительный аспект): учеб. для студ. филологич. ф-тов и ф-тов
ин. яз., для студ. вузов по спец. 032900 - рус. яз. и лит./ Ю. П.
Солодуб, Ф. Б. Альбрехт. - 2-е изд.. - Москва: Флинта: Наука, 2003.
99
1. ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В ПРОЦЕССЕ ПРЕПОДАВАНИЯ
ДИСЦИПЛИНЫ МУЛЬТИМЕДИЙНЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ
СРЕДСТВА ОБУЧЕНИЯ
1. Мультимедийная поддержка лекционных занятий: презентации
схем, таблиц, опорных конспектов в формате Power Pаint.
2. Электронные консультации.
3. Опорные схемы, таблицы, конспекты для самостоятельного
заполнения и заполнения под руководством преподавателя.
100
Дополнения и изменения к рабочей программе на 2012/ 2013 учебный год
В рабочую программу вносятся следующие изменения:
В качестве приложения в программу добавлен обновленный
литературы по дисциплине (Приложение 1)
список
Рабочая программа пересмотрена и одобрена на заседании кафедры
________________________«_ »___________2012 г.
Заведующий кафедрой ___________________/___________________/
Подпись
О.В. Трофимова
Приложение 1.
ОБНОВЛЕННЫЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ
«СЕМАНТИКА И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВЫХ ЕДИНИЦ»
Основная
1. Кобозева И. М. Лингвистическая семантика: учеб. для студ. фак.
филол. профиля/ И. М. Кобозева; Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. 4-е изд.. - Москва: URSS, 2009.
Дополнительная
1. Апресян, Ю. Д. Исследование по семантике и лексикографии. Т. I.
Парадигматика [Электронный ресурс] / Ю. Д. Апресян. - М.: Языки
славянской культуры, 2009. - 569 с. - 978-5-9551-0304-4. Режим доступа:
http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=73322
2. Русский
язык
как
фактор
стабильности
государства
и
нравственного здоровья нации. Тюмень: Мандр и Ка, 2010. Ч. 1. Раздел
6. Русский язык в зеркале семантических исследований.
101
Скачать