“Как добраться до картин мира”

Реклама
“Как добраться до картин
мира”
В.М. Алпатов
Вода/кипяток — мидзу/ю
Давать — курэру, кудасару,
агэру, сасиагэру
empty gasoline tanks
• Гумбольдт: «Весь язык в целом
выступает между человеком и
природой, воздействующей на него
изнутри и извне…. Каждый язык
описывает вокруг народа, которому он
принадлежит, круг, откуда человеку
дано выйти лишь постольку, поскольку
он тут же вступает в круг другого
языка».
• Сепир: «Люди живут не только в материальном мире
и не только в мире социальном, как это принять
думать: в значительной степени они все находятся и
во власти того конкретного языка, который стал
средством выражения в данном обществе(…).
«Реальный мир» в значительной степени
неосознанно строится на основе языковых привычек
той или иной социальной группы. Два разных языка
никогда не бывают столь схожими, чтобы их можно
было считать средством выражения одной и той же
социальной действительности. Миры, в которых
живут различные общества, - это разные миры, а
вовсе не один и тот же мир с различными
навешанными на него ярлыками…. Мы видим,
слышим и вообще воспринимаем окружающий мир
именно так, а не иначе, главным образом потому, что
наш выбор при его интерпретации предопределяется
языковыми привычками нашего общества».
• Уорф: «Грамматика европейских языков отражает «западную»,
или «европейскую» культуру». В них «можно выделить при
помощи языка классы представлений, подобные «европейским»,
- «время», «пространство», «субстанция», «материя». «Природа
языка является тем фактором, который ограничивает свободу и
гибкость этого взаимовлияния и направляет его развитие строго
определенными путями». «Язык, таким образом, отражает
массовое мышление: он реагирует на все изменения и
нововведения, но реагирует слабо и медленно, в то время как в
сознании производящих эти изменения это происходит
моментально». «Если кто-нибудь, следуя естественной логике,
рассуждает о разуме, логике и законах правильного мышления,
он обычно склонен просто следовать за чисто грамматическими
фактами, которые в его собственном языке или семье языков
составляют часть его повседневного опыта, но отнюдь не
обязательные для всех языков и ни в каком смысле не являются
общей основой мышления». Но «закон тяготения не знает
исключений», «наш глаз видит предметы в тех же
пространственных формах, как их видит и хопи». Но «мы
расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим
родным языком…. Мы сталкиваемся, таким образом, с новым
принципом относительности, который гласит, что сходные
физические явления позволяют создать сходную картину
вселенной только при сходстве или по крайней мере при
соотносительности языковых систем».
• А.Е. Кибрик: «Всё, что имеет отношение к
существованию и функционированию языка,
входит в компетенцию лингвистики…. То, что
считалось «не лингвистикой» на одном этапе,
включается в него на следующем. Этот
процесс лингвистической экспансии нельзя
считать законченным…. И каждый раз снятие
очередных ограничений дает новый толчок
лингвистической теории, конкретным
лингвистическим исследованиям».
• Чем сложно описание картин мира? Получение
•
фактического материала здесь больших трудностей
не вызывает: фактов, в том числе совсем не
описанных, много, и они часто лежат на поверхности.
В.В. Дементьев: «В языке и его отдельных
подсистемах,… таких как лексика и идиоматика…,
содержится «слишком много» материала и
исследователь вынужден осуществлять селекцию».
Критериев отбора и систематизации этого материала
пока наука не имеет, можно руководствоваться лишь
здравым смыслом и интуицией. здесь у нас нет
оснований для отбора главных концептов, кроме
интуиции и здравого смысла.
Например, сравнительно нетрудно отличить научную
работу от дилетантской в области фонетических
реконструкций, но уже отграничить научную
этимологию от народной бывает труднее. Но в случае
этимологий ясных случаев достаточно много, а
можно ли это сказать про науку о коммуникации?
• Дементьев: «Русской душе, по данным
русских пословиц, фразеологизмов, текстов
русской классической литературы,
противопоказано излишне логичнорациональное отношение к жизни».
• Е.В. Падучева: «Задача отыскания в том или
ином языке черт, a priori приписываемых
соответствующему национальному характеру,
безнадежна и не представляет большого
интереса». Нужно, наоборот, «выявлять
свойства национального характера,
вычитывая их из национальноспецифического в соответствующих языках».
• В.И. Абаев (1948): при анализе семантики надо
•
•
различать, «отвечает ли она нынешним действенным
и в данный момент нормам познания и мышления,
или она отражает нормы более или менее
отдаленного прошлого и до нашего времени донесла
только свою форму».
А.Я. Шайкевич: Существующие методы
конструирования картин мира обращены в прошлое.
Концепт собаки. Д.С. Лихачев составил «довольно
полный список излюбленных ругательств царя»
Ивана Грозного из первого послания Курбскому: из
22 слов и словосочетаний пёс или собака 8 раз
(других животных нет).
• В русском издании Гумбольдта 1984 г. разграничили
•
•
•
термины: мировоззрение для философских,
политических и пр. взглядов и мировидение для
взглядов, обусловленных языком.
Абаев (1934): Надо различать «идеологию,
выраженную в самом языке», и «идеологию,
выраженную с помощью языка».
Достоевский, Салтыков-Щедрин, Лесков –
современники, носители одной нормы одного языка,
но картины мира разные. У Л. Толстого не одна
картина, а две: барская и крестьянская. Но насколько
это относится к языку?
Бывают либералы, консерваторы, монархисты,
коммунисты и т.д., но если все они говорят на одном
языке, то в их видении мира окажется нечто общее.
Ленин и Бердяев: идеологии разные, но люди одного
поколения, говорили и писали на русском языке,
владели единой языковой нормой.
• Анна А. Зализняк: Должны быть проведены четкие
•
разграничения: между информацией, содержащейся
в самом языке и из него извлекаемой, и
информацией, полученной путем анализа других
объектов – прежде всего, текстов на этом языке…, а
также результатов тех наук, объектом которых
является (говорящий на данном языке) человек(…).
Языковую картину мира образуют лишь те смыслы,
которые входят в значения языковых единиц; если
же между собственно лингвистическими и прочими
данными обнаруживаются какие-то систематические
схождения, то это, очевидно, является лишь
подтверждением правильности полученных
результатов». Примеры текстов: пословицы,
поговорки, крылатые слова и фразы.
Л.В. Щерба: Есть два способа получения знаний о
языке: языковой материал (тексты) и эксперимент.
• Анна А. Зализняк: «Одной из ключевых для русской
•
языковой картины мира является представление о
непредсказуемости мира: человек не может ни
предвидеть будущее, ни повлиять на него». «В
области культурной антропологии данная
концептуальная конфигурация находит соответствие
в таких традиционно отмечаемых исследователями
черт русского характера, как лень, пассивность,
созерцательность, безразличие к результату и вера в
чудо». Как при таких чертах выиграть войну или
сконструировать самолёт?
Лингвистические свидетельства: а вдруг, на всякий
случай, если что, авось, меня не будет завтра на
работе вместо я не пойду завтра на работу.
• Язык дакота: «кусать», «связывать в
пучки», «толочь», «брыкать», «быть
вблизи» - одно слово. В эскимосском
языке разные слова – «снег на земле»,
«падающий снег», «уносимый ветром
снег», «сугроб». Сугроб – snow-drift.
• Братья Фукуда: У американцев имя стоит перед фамилией,
адрес начинается с имени и фамилии, а страна стоит на
последнем месте, в японском же языке всё наоборот. Силовое
ударение в английском языке четко разделяет слова, японское
музыкальное ударение их объединяет. Обособленность
английских слов усиливается артиклями, а на письме пробелами
и использованием прописных букв, чего нет в японском языке.
Английское предложение чаще всего четко делится на две
части: группу подлежащего и группу сказуемого, в японском
языке такое двоичное деление встречается намного реже.
Английские личные местоимения – особая часть речи с особыми
свойствами, а японские личные местоимения по свойствам не
отличаются от существительных. То есть для английского языка
главное – обозначение части, для японского – обозначение
целого, а в английском предложении составные части резче
отделены друг от друга, чем в японском. Вывод авторов:
японский язык рассматривает мир в его целостности, ему
свойственны конкретность и эмоциональность; английскому
языку свойственны расчленение мира и выделение
индивидуального, особенно эгоцентричного (даже местоимение
1-го лица пишется с большой буквы) начала, абстрактность и
логичность.
• Японское общество отличает целостность,
государственное регулирование экономики,
склонность своих членов к гармонии и консенсусу,
преобладание интересов государства и фирмы над
интересами личности. Западное общество пронизано
антиномиями, начиная от двоичного кода и кончая
классовой борьбой, японское общество гармонично и
не требует давать однозначного ответа «да» или
«нет». В США и Канаде работа жестко отделена от
досуга, который ценится выше, тогда как японцы
постоянно трудятся. Для японца на первом месте
интересы страны, затем – фирмы, затем – семьи, а на
последнем месте находится он сам, тогда как для
западного человека всё наоборот. И всё это
выводится из того, что английский язык
ориентирован на части, а японский язык – на целое.
• Судзуки: Япония самим фактом своего
•
существования мешает мировому господству
белых людей.
Танидзаки Дзюнъитиро: «Когда
сталкиваешься с европейцами лицом к лицу,
даже только громкость их голоса подавляет
физически…. Европейцы совершенно не
постигают внутренних, скрытых движений,
которые помогают понимать друг друга без
слов».
• Amae обозначает инстинктивное отношение
маленького ребенка к матери, включающее
одновременно ласку и желание защититься от
внешнего мира. Дои: это чувство в раннем детстве
есть у любого человека, но лишь японцы сохраняют
его на всю жизнь. Из него вытекают стремление к
минимизации конфликтов, нелюбовь к спорам,
агрессивному поведению, умение достигать
консенсуса. Отношения по принципу amae –
отношения к «своим», квазиотношения родителей с
детьми. Им противопоставлены отношения к
«чужим» (tanin), особенно к иностранцам, которые
таким чувством не определяются.
• Гуревич: «японцев называют носителями
традиционной культуры молчания, культуры
бесстрастной коммуникации, имеющей минимальные
внешние проявления». Японские авторы: японцы не
любят всю информацию передавать словами, и
можно говорить о «языке без языка»; для западного
человека слово – оружие, без него нельзя выжить, а
японцы находятся между собой в мирных отношениях
семейного типа
• Р.Э. Миллер: ресторан в японском стиле –
«словесный бедлам», а в японских храмах шума
больше, чем в храмах других народов, и нельзя
считать, что в прошлом было иначе. То же в
студенческих столовых. Молчание для японцев –
скорее идеал, чем норма общения.
• Примеры слов первого типа: goso-goso ‘шелест,
•
•
шуршание, производимые твердыми, но легкими
предметами при соприкосновении’, примеры слов
второго типа – pika-pika ‘ощущение от сверкания
молнии или блеска предмета’, fusa-fusa ‘ощущение от
пушистой шерсти’, bari-bari ‘ощущение энергичной
работы’. Передаются разные виды головной боли.
А.А. Холодович: такие слова «употребляются обычно
в военных пособиях при характеристике действий
газов, а также при описании того, каким образом по
звуку можно отличить полет и разрыв химического
снаряда от гранаты». Приводятся примеры пати-пати
«звук химического снаряда во время падения»,
пуппуу «звук химического снаряда во время полета».
Перевод «Маленького принца»: там, где речь шла об
удаве, заглатывавшем добычу без жевания,
переводчик добавил образоподражание perorito.
• Японскому слову ushi даны пять эквивалентов ‘cattle;
•
a cow; a bull; an ox; a bullock; ср. четыре русских
эквивалента: крупный рогатый скот, корова, бык,
вол. Там же даны шесть эквивалентов слову hitsuji: ‘a
sheep; a ram; a ewe, a wether, a shearling, a tegg, ср.
русские овца, баран, валух, ярка.
Английскому fish (как и русскому рыба) соответствует
шесть слов, не полностью совпадающих по значению.
Это sakana ‘живая рыба или рыба как продукт’, uo
‘живая рыба’, gyoorui ‘рыба как зоологический класс’
(а также название созвездия), gyooniku (буквально
рыбье мясо) ‘рыба как продукт’, kaigyoo ‘морская
рыба’, kawazakana и kawauo ‘речная рыба’.
• Например, период с 6 по 19 января
именуется shookan ‘сезон вторых по
суровости холодов’, период с 20 января
по 3 февраля - daikan ‘сезон самых
суровых холодов’, период с 6 по 20 мая
- rikka ‘начало лета’.
• Harukaze ‘весенний ветер’, kogarashi
‘холодный влажный зимний ветер’,
hanakaze ‘весенний (буквально:
цветочный) ветер’, nowaki ‘холодный
осенний ветер’
• Анна А. Зализняк: «Трудность идентификации
семантических переходов… определяется тем
обстоятельством, что здесь не существует
никакой алгоритмической процедуры.
Интерпретация некоторой совокупности
языковых фактов как реализации
определенного семантического перехода есть
результат сложной исследовательской
работы, включающей применение
определенных принципов и методов, но в
целом не формализуемой и опирающейся, в
конечном счете, на опыт и интуицию
исследователя».
Скачать