- научного цикла МАОУ СОШ №50

Реклама
МУНИЦИПАЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ
ГОРОДА КАЛИНИНГРАДА СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ
ШКОЛА №50
Реферат
Мария Склодовская-Кюри – «СЕДЬМОЙ ЛУЧ ДУШИ»
Выполнили работу
ученицы 8 А класса:
Косарь Александра и Аншиц Анна
Руководитель:
Умрихина М.Н. ,учитель биологии
Калининград
2012
Содержание
Введение…………………………………………………………………стр. 3
Глава 1. «Детство и юность»……………………………………............стр. 4
1.2 «Годы учёбы»………………………………………………………..стр.5
Глава 2. «Мария Склодовская и Пьер Кюри: химия
взаимоотношений»………………………………………………………стр.7
2.1 Научные открытия и нобелевская премия…………………………стр. 8
Глава 3. «Жизнь продолжается» Нобелевская премия по
химии……………………………………………………………………..стр. 10
3.1 Годы войны и «маленькие кюри»…………………………………..стр.11
Глава 4. Заслуги Марии Склодовской-Кюри…………………………..стр.12
Выводы……………………………………………………………………стр.13
Список литературы………………………………………………………стр.14
Приложение……………………………………………………………….стр.15
Введение
Жизнь, как видно, не дается никому из нас легко.
Надо верить, что ты на что-то годен,
и этого «что-то» нужно достигнуть
во что бы то ни стало.
Мария Склодовская-Кюри, 1894
Мария Склодовская-Кюри, пожалуй, одна из самых известных женщин
мира. Она разрушила стереотип о «мужской» принадлежности науки и
доказала, что незаурядные способности и талант не зависят от гендерных
признаков. Мария Кюри известна всему миру как польско-французский
ученый-экспериментатор в области физики и химии, педагог, а также
общественный деятель. Кюри дважды была лауреатом Нобелевской
премии – по физике (1903) и химии (1911).
Цель : Изучить историю жизни Марии Склодовской-Кюри и её вклад в
науку.
Задачи:
1. Познакомиться с детством и юностью Марии Склодовской –Кюри.
2. Познакомиться с её достижениями в науке.
3. Развить навык работы с дополнительной литературой.
Глава 1. Детство и юность
Мария Склодовская родилась 7 ноября 1867 года в Варшаве, в семье
преподавателей. Отец Марии — Владислав Склодовский — в свое время
закончил Петербургский университет и вернулся в Варшаву преподавать в
гимназии физику и математику. Жена Бронислава содержала пансион для
девочек-гимназисток и во всем помогала мужу, была большой
любительницей чтения. У них с мужем было пятеро детей, Маня, как звали
Марию
в
детстве,
—
младшая.
Все детство Мани прошло под сухой кашель матери. Она страдала от
туберкулеза и умерла, когда девочке было 11 лет. Все дети Склодовских
отличались способностями к учебе и любознательностью, а Маню от
книжки было просто невозможно оторвать. Отец как мог поощрял в детях
страсть к учебе. Единственное, что огорчало детей Склодовских, — так это
необходимость учиться на русском языке. Польша входила в Российскую
империю, и гимназию обязательно контролировал русский чиновник,
который следил за тем, чтобы все предметы велись на русском, и даже
свои католические молитвы дети должны были читать не на том языке, на
котором разговаривали и молились дома. Владислав Склодовский часто
расстраивался из-за того, что иной способный к математике ученик,
прекрасно решавший задачи на польском, внезапно "тупел", когда ему
приходилось переходить на русский, которым владел плохо. Мария, с
детства видевшая эти унижения, всю жизнь потом — впрочем, как и все
жители этого раздираемого на части государства, — была яростной
патриоткой и добросовестным членом польского землячества в Париже.
Расти без матери девочке было непросто. Вечно занятый на работе папа,
педанты-учителя в гимназии… Больше всех Маня дружила с сестрой
Броней. Еще подростками они договорились, что обязательно будут
учиться дальше, после гимназии. Высшее образование в Варшаве
женщинам получить тогда было невозможно, и сестры мечтали о
Сорбонне. Договорились так: Броня начинает учебу первая, потому что
старше и годы идут. А деньги на ее образование будет зарабатывать Маня.
Когда Броня выучится на врача, как она и мечтает, тут уже учиться начнет
Маня, а Броня по мере сил будет ей помогать. Так и получилось, что мечта
о Париже была отложена почти на пять лет.
Маня устроилась гувернанткой к детям богатого помещика в имение
Щуки. Светлый ум девушки хозяева не ценили, то, что она бедная
прислуга, давали понять на каждом шагу, и жилось ей в Щуках непросто.
Но ради Брони она терпела. Обе девушки окончили гимназию с золотой
медалью. Брат Юзеф — тоже золотой медалист — поступил на
медицинский факультет в Варшаве. Медаль получила и Эля, но ее
притязания были скромнее, она единственная из сестер осталась с папой,
вести хозяйство (четвертая сестра в семье Склодовских умерла ребенком,
когда еще жива была мама). В общем, старик Склодовский мог гордиться
своими детьми.
У работодателей Марии было пятеро детей. Она преподавала младшим,
но на каникулы часто приезжал старший, Казимеж. Он первым обратил
внимание на необычную гувернантку. Маня была очень самостоятельной.
Кроме того, что было необычно для девушки той поры, она бегала на
коньках, хорошо управлялась с веслами, ездила верхом и правила
экипажем, как заправский кучер. А еще, как призналась она Казимежу
позже, ей очень нравилось сочинять стихи и читать книги по математике,
которые, если разобраться, тоже казались ей сплошной поэзией.
В общем, между молодыми людьми возникло платоническое чувство. В
отчаяние Маню повергал тот факт, что вздорные спесивые родители
Казимежа никогда не разрешили бы своему сыну жениться на гувернантке.
Он приезжал на праздники и летние каникулы, все остальное время Маня
жила ожиданием встречи.(1)Мария оставалась в семье Зоравских в течение
трех лет. Когда дети подросли, надобность в ее услугах отпала. Она нашла
другое место гувернантки, на этот раз в Варшаве, в семье богатого
промышленника. Сестра Броня написала ей, что собирается выйти замуж
за студента-медика и что Мария может приехать жить к ним. Но Мария
уже не была уверена, что хочет поехать в Париж в Сорбонну. Деньги попрежнему оставались главной проблемой, а прежний ее энтузиазм
улетучился. В течение года она работала в Варшаве гувернанткой, потом
еще на год осталась в Варшаве, занимаясь преподаванием. Она посещала
подпольный университет и старалась снова влиться в культурную жизнь,
пытаясь расширить свои познания. Ее кузен был директором небольшого
музея. Этот музей более чем подходил для работы подпольного
университета. Именно здесь Мария пыталась развить в себе навыки работы
в лаборатории. Она старалась воспроизвести некоторые эксперименты,
описанные в учебниках физики и химии. «Время от времени маленькие
удачи ободряли меня, а иногда я впадала в отчаяние из-за провала
экспериментов по причине моей неопытности.» (2)
1.2 Годы учёбы
В 1891 году Мария приехала во Францию. Броня, а особенно ее муж,
Казимеж Длусский, тоже врач, взялись было ее опекать, но решительная
Мария — во Франции она переименовала себя в Мари — сняла комнату
самостоятельно. Сколько волнующих и трепетных чувств ощутила Мария
Склодовская, впервые переступив порог Сорбонны - знаменитого
Парижского университета. Мария поступила на научный факультет
Парижского университета. Там училось 1800 студентов, из них всего 23
женщины. Поступить учиться женщине было не то, чтобы трудно, просто в
то
время
получение
высшего
образования
женщинами
не
приветствовалось. Однако интересно отметить, что две трети учащихся
женщин не были француженками. Все они были истинными
первопроходцами в разрушении ограниченных традиционных норм. Мария
рано приходила в лекционный зал и садилась в переднем ряду. Почти все
свое время она посвящала учебе. В Польше она старалась следить за всеми
последними достижениями в науке, но во Франции обнаружила
значительные пробелы в своем образовании. Кроме того, ей трудно было
понять все тонкости французского языка. Она просто училась со все
большей решимостью и засиживалась далеко за полночь. Большинство
студентов планировало получить одну степень, ей же были нужны две
степени: по математике и по физике. (2) Профессором Марии по биологии
и химии был Эмиль Дюкло, который сразу поддержал теорию Пастера о
том, что болезни распространяются микробами. Профессором физики был
Габриель Липман, занимавшийся разработкой цветной фотографии.
Профессором математики был Анри Пуанкаре — величайший математик
того времени.(2)
Склодовская не замечала всех тягот и лишений, которые ей приходилось
переносить. Главным в ее жизни становится принцип - работать, работать
до тех пор, пока от усталости не начнут слипаться веки. В 1893 г., окончив
курс первой, Складовская получила степень лиценциата по физике
Сорбонны (эквивалентную степени магистра). Через год она стала
лиценциатом по математике.(3)Незаурядные способности в сочетании с
целеустремленностью и настойчивостью были замечены и, к большой
радости Марии, профессор Липпман поручил ей самостоятельно
разработать несколько научных тем, которые она блестяще завершила.
Увлеченная наукой, Мария не находила времени ни для отдыха, ни для
развлечений; спала она не более 5-6 часов в сутки. В 1892 году ее бюджет
составлял сорок рублей, или сто франков в месяц. Три с небольшим
франка в день. А нужно было оплачивать комнату, еду, одежду, тетради,
книги, лекции в университете. Мари урезала себя в еде. Но поскольку
занималась, как сумасшедшая, скоро прямо на занятиях упала в обморок.
Однокурсница побежала к Длусским просить помощи. И те снова забрали
Мари к себе, чтобы она могла нормально питаться и меньше платить за
жилье.(4) В 1893 г. ее финансовое положение стало отчаянным. Денег на
обучение в Сорбонне не набиралось. Г-жа Дидинская, познакомившись с
Марией в Париже, «перевернула небо и землю» в Варшаве, чтобы выбить
для Марии Александровскую стипендию — стипендию для польских
студентов, обучающихся за границей. Несколькими годами позже Мария
сэкономила деньги из своих первых заработков и возвратила 600 рублей в
фонд стипендии. Распорядители фонда не знали, как поступить, ведь никто
раньше так не делал. Мария же считала стипендию ссудой. Она не хотела
лишать какого-нибудь другого нуждающегося студента возможности
удержаться на плаву год-другой.(3)
Глава 2. Мария Склодовская и Пьер Кюри: химия взаимоотношений
По происхождению эльзасец и протестант, Пьер Кюри был сыном и
внуком медиков. Как это ни удивительно, Пьер никогда не учился в школе
- просто потому, что не мог смириться со школьной дисциплиной. Он
получил домашнее образование и оказался настолько прилежным
учеником, что уже в 16 лет получил степень бакалавра Сорбонны. К нему
часто применяли поговорку "Нет пророка в своем отечестве": несмотря на
широкую известность как ученого за границей, во Франции о трудах и
открытиях Пьера мало кто знал. В нем сочетались серьезность и беспечная
мягкость. Пьер был наделен природной элегантностью и даже не
подозревал об этом.(1)
Они познакомились в гостях у Юзефа Кавальского, который пригласил
обоих к себе для того, чтобы молодые люди могли помочь друг другу в
проведении эксперимента Марии по магнитным свойствам разных видов
стали. "Когда я вошла, Пьер Кюри стоял в проеме балконной двери. Он
показался мне совсем молодым, хотя к тому времени ему уже исполнилось
тридцать пять лет. Я была потрясена выражением его светлых глаз и
ощущением какой-то неприкаянности, исходившим от его высокой
фигуры. Его речь, чуть медлительная и задумчивая, его простота, его
серьезная и одновременно юношеская улыбка вызывали доверие. Между
нами сразу же завязался разговор, очень скоро ставший дружеским; мы
говорили о кое-каких научных вопросах, по поводу которых мне было
очень интересно узнать его мнение..." - писала Мария Кюри о своей первой
встрече с тем, кому суждено было стать ее мужем.
Пьер был очарован грацией и белокурыми волосами молодой полячки,
но больше всего его потрясли ее руки – пальцы были изъедены кислотой, и
тут Пьер понял, что Склодовская способна на любую жертву ради науки.
"Как бы случайно" он встречался с ней в Физическом обществе, во время
докладов о новейших научных достижениях. А его первым любовным
посланием стали строки "Мадемуазель Склодовской – с почтением и
дружбой от автора", начертанные на его только что вышедшем докладе "О
симметрии в физических феноменах. Симметрия электрических и
магнитных полей".26 июля 1895 года в мэрии французского городка Со
состоялось их бракосочетание. Свадьба Марии и Пьера была не похожей
на другие: на невесте было не роскошное белое платье, а практичный
костюм из темно-синей шерсти с блузкой в сине-голубую полоску, они не
заказывали обручальных колец, не устраивали приема, даже не венчались.
На церемонии присутствовали только самые близкие друзья и старый
профессор Склодовский, который по такому случаю приехал из Варшавы.
К тому времени, как родилась их первая дочь Ирен (впоследствии Ирен
Жолио-Кюри), Пьер защитил докторскую диссертацию, а Мари закончила
Сорбонну первой в своем выпуске. (1)
2.1 Научные открытия и нобелевская премия
Исследователи, работавшие с солями урана, знали, что фотографические
пластинки лучше держать от них подальше, поскольку по какой-то
причине они оказывались засвеченными. Французский физик Анри
Беккерелем задался целью изучить это явление. Тем более, что его отец
открыл факт излучения в ультрафиолетовой области, невидимой для глаза.
После серии экспериментов, проведённых в темноте, Анри обнаружил, что
этот эффект никак не связан с взаимодействием соли и солнечного света, а
им наблюдается новое явление, которое он назвал «радиоактивностью».
Оказалось, что все соединения урана радиоактивны, причём их
радиоактивность не зависит от температуры, по крайней мере, в диапазоне
от −200 до +200 градусов Цельсия. К тому же их излучение, подобно
рентгеновскому, приводит к ионизации воздуха.(5)
В конце 1897 года супруги Кюри познакомились с физиком Анри
Беккерелем. Увлеченная загадочным явлением – радиоактивностью урана
и предчувствуя новую область исследований, Мари решила изучить это
излучение. Пьер отложил свои собственные работы, чтобы помочь жене.
Приступив к работе в начале 1898 г., Мари прежде всего попыталась
установить, существуют ли другие вещества, кроме соединений урана,
которые испускают открытые Беккерелем лучи. Поскольку Беккерель
заметил, что в присутствии соединений урана воздух становится
электропроводным, Кюри измеряла электропроводность вблизи образцов
других веществ, используя несколько точных приборов, разработанных и
построенных Пьером Кюри и его братом Жаком. Она пришла к выводу о
том, что из известных элементов радиоактивны только уран, торий и их
соединения. Однако вскоре Кюри совершила гораздо более важное
открытие: урановая руда, известная под названием урановой смоляной
обманки, испускает более сильное излучение Беккереля, чем соединения
урана и тория, и по крайней мере в четыре раза более сильное, чем чистый
уран. Кюри высказала предположение, что в урановой смоляной обманке
содержится еще не открытый и сильно радиоактивный элемент. Летом
1898 г. в "Докладах Академии наук" появилась статья Марии и Пьера об
открытии нового элемента, который был назван в честь родины
Склодовской "полонием". В декабре того же года супруги Кюри совместно
с Ж. Бемоном опубликовали статью об открытии второго нового элемента
- радия. (6)
Поскольку Кюри не выделили ни один из этих элементов, они не могли
представить химикам решающего доказательства их существования. И
супруги Кюри приступили к весьма нелегкой задаче – экстрагированию
двух новых элементов из урановой смоляной обманки. Они установили,
что вещества, которые им предстоит найти, составляют лишь одну
миллионную часть урановой смоляной обманки. Чтобы экстрагировать их
в измеримых количествах, исследователям необходимо было переработать
огромные количества руды. Здесь супруги Кюри, и, по-видимому, главным
образом мадам Кюри, производившая всю систему химических анализов,
выра¬ботали новый, замечательный по своей целесообразности метод,
который и обеспечил им успех. Радиоактивная примесь (радий и полоний)
составляла меньше одной миллионной части руды, и все же они ее
выделили; потом мадам Кюри получила теми же методами химически
чистые соли радия и наконец уже после смерти мужа — чистый
металлический радий. Метод Кюри за-ключался в разделении
обрабатываемого материала на две фрак¬ции путем воздействия
определенных веществ. Измерение их ра¬диоактивности показывало, в
какую из этих фракций ушло иско¬мое радиоактивное вещество. Эта
фракция подвергалась новой обработке и разделению на две части — и
снова находилась фрак¬ция, содержащая радиоактивное вещество, и т. д.
После каждого нового разделения получались фракции, все более богатые
данным радиоэлементом, пока не удалось выделить чистое вещество в
виде его соли. Метод Кюри получил с тех пор разнообразные
примене¬ния.
В течение последующих четырех лет Кюри работали в примитивных и
вредных для здоровья условиях. Они занимались химическим разделением
в больших чанах, установленных в дырявом, продуваемом всеми ветрами
сарае. Анализы веществ им приходилось производить в крохотной, плохо
оборудованной лаборатории Муниципальной школы. В этот трудный, но
увлекательный период жалованья Пьера не хватало, чтобы содержать
семью. Несмотря на то, что интенсивные исследования и маленький
ребенок занимали почти все ее время, Мари в 1900 г. начала преподавать
физику в Севре, в Эколь нормаль сюперьер, учебном заведении,
готовившем учителей средней школы. Овдовевший отец Пьера переехал к
Кюри и помогал присматривать за Ирен. холодно, а летом нестерпимо
жарко. (4)
В сентябре 1902 г. Кюри объявили о том, что им удалось выделить одну
десятую грамма хлорида радия из нескольких тонн урановой смоляной
обманки Это фантастическое вещество привлекло внимание всего мира.
Признание и награды за его открытие пришли к супругам Кюри почти
сразу. Завершив исследования, Мари наконец написала свою докторскую
диссертацию. Работа называлась «Исследования радиоактивных веществ»
("Researcher on Radiactive Substances") и была представлена Сорбонне в
июне 1903 г. В декабре 1903 г. Шведская королевская академия наук
присудила Нобелевскую премию по физике Беккерелю и супругам Кюри.
Мари и Пьер Кюри получили половину награды «в знак признания... их
совместных исследований явлений радиации, открытых профессором Анри
Беккерелем». Мари Кюри
Нобелевской премии.
стала
первой
женщиной,
удостоенной
Супруги Кюри отметили действие радия на человеческий организм (как
и Анри Беккерель, они получили ожоги, прежде чем поняли опасность
обращения с радиоактивными веществами) и высказали предположение,
что радий может быть использован для лечения опухолей.
Терапевтическое значение радия было признано почти сразу, и цены на
радиевые источники резко поднялись. Однако Кюри отказались
патентовать экстракционный процесс и использовать результаты своих
исследований в любых коммерческих целях. По их мнению, извлечение
коммерческих выгод не соответствовало духу науки, идее свободного
доступа к знанию. Несмотря на это, финансовое положение супругов Кюри
улучшилось, так как Нобелевская премия и другие награды принесли им
определенный достаток. В октябре 1904 г. Пьер был назначен профессором
физики в Сорбонне, а месяц спустя Мари стала официально именоваться
заведующей его лабораторией. В декабре у них родилась вторая дочь, Ева,
которая впоследствии стала концертирующей пианисткой и биографом
своей матери. (3)
Глава 3. «Жизнь продолжается»
В апреле 1906 г. Пьер погиб в уличной катастрофе. Лишившись
ближайшего друга и товарища по работе, Мари ушла в себя. Однако она
нашла в себе силы продолжать работу. В мае, после того как Мари
отказалась от пенсии, назначенной министерством общественного
образования, факультетский совет Сорбонны назначил ее на кафедру
физики, которую прежде возглавлял ее муж. Когда через шесть месяцев
Мария Кюри прочитала свою первую лекцию, она стала первой женщиной
– преподавателем Сорбонны.
В лаборатории Кюри сосредоточила свои усилия на выделении чистого
металлического радия, а не его соединений. В 1910 г. ей удалось в
сотрудничестве с Андре Дебирном получить это вещество и тем самым
завершить цикл исследований, начатый 12 лет назад. Она убедительно
доказала, что радий является химическим элементом. Кюри разработала
метод измерения радиоактивных эманаций и приготовила для
Международного бюро мер и весов первый международный эталон радия –
чистый образец хлорида радия, с которым надлежало сравнивать все
остальные источники. В конце 1910 года кандидатура Склодовской-Кюри
по настоянию ряда французских ученых была выдвинута на выборах во
Французскую Академию Наук. До этого ни одна женщина не была избрана
во Французскую Академию Наук, потому выдвижение сразу же привело к
жестокой полемике между сторонниками и противниками её членства в
этой консервативной организации. В результате нескольких месяцев
оскорбительной полемики кандидатура Склодовской-Кюри
отвергнута на выборах с перевесом всего в один голос.
была
В 1911 году Склодовская-Кюри получила Нобелевскую премию по
химии «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов
радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого
замечательного элемента». Склодовская-Кюри стала первым (и на
сегодняшний день единственной женщиной в мире) дважды лауреатом
Нобелевской премии. (5)
3.1 Годы войны и «маленькие кюри
Незадолго до начала Первой мировой войны Парижский университет и
Пастеровский институт учредили Радиевый институт для исследований
радиоактивности. Склодовская-Кюри была назначена директором
отделения фундаментальных исследований и медицинского применения
радиоактивности. Во время Первой мировой войны женщина закупала на
собственные средства аппараты для просвечивания раненых. Кюри были
созданы передвижные рентгеновские пункты («маленькие Кюри»),
которые объезжали госпитали, чем значительно помогали хирургам при
операциях. Кюри проводила курсы для врачей, где показывала, как
применять радиологию в медицине, например, для обнаружения в теле
шрапнели.
В прифронтовой зоне Кюри помогала создавать радиологические
установки, снабжать пункты первой помощи переносными рентгеновскими
аппаратами. Накопленный опыт она обобщила в монографии «Радиология
и война» в 1920г.
После войны Кюри возвратилась в Радиевый институт. В последние
годы своей жизни она руководила работами студентов и активно
способствовала применению радиологии в медицине. Она написала
биографию Пьера Кюри, которая была опубликована в 1923 г.
Периодически Мария совершала поездки в Польшу, которая в конце войны
обрела независимость. Там она консультировала польских исследователей.
В 1921 г. вместе с дочерьми Кюри посетила Соединенные Штаты, чтобы
принять в дар 1 г радия для продолжения опытов. Во время своего второго
визита в США (1929) она получила пожертвование, на которое приобрела
еще грамм радия для терапевтического использования в одном из
варшавских госпиталей.
Вследствие многолетней работы с радием ее здоровье стало заметно
ухудшаться. Мария и Пьер не знали, с чем имели дело. Пьер постоянно
носил с собой пробирку с раствором солей радия и хвалился, что радий в
миллион раз радиоактивнее урана. Мария немного солей радия хранила
рядом с кроватью – ей нравилось, как он светится в темноте. Их пальцы
были обожжены. Пьер мучился от страшных болей. Доктор поставил ему
диагноз "неврастения" и прописал стрихнин. Оба страдали от физического
и умственного истощения, но даже и подумать не могли, что это каким-то
образом связано с их открытиями. Счетчик Гейгера при встрече с листком
из блокнота Пьера через 55 лет после того, как он был исписан, в ужасе
грохотал.
Мария Кюри скончалась 4 июля 1934 г. от лейкемии в небольшой
больнице местечка Санселлемоз во французских Альпах. Её смерть
является трагическим уроком — работая с радиоактивными веществами,
она не предпринимала никаких мер предосторожности и даже носила на
груди ампулу с радием как талисман. Похоронена рядом с Пьером Кюри в
парижском Пантеоне. (4)
Глава 4. Заслуги Марии Склодовской-Кюри
Заслуги Марии Склодовской-Кюри перед наукой были высоко оценены
мировой научной общественностью. В 1902 году она была избрана членом
Болонской, Пражской и Краковской Академий наук. В 1904 году М.Кюри
стала почетным доктором Британского Королевского института, а также
членом Лондонского химического общества. В 1907 году она становится
почетным
доктором
Эдинбургского
университета
и
членомкорреспондентом Российской Академии наук. В 1909 году ей
присуждается звание почетного доктора Женевского университета, а в
1910 году М.Кюри избирают членом Американского философского
общества и членом-корреспондентом Шведской Академии наук. Ее
огромный научный авторитет в различных странах заставляет в конечном
итоге склониться перед ней и Париж. В 1908 году М.Кюри избирается
ординарным профессором Парижского университета, но во Французскую
Академию наук в 1911 году, как мы уже упоминали, ее все же не избрали.
В 1922 году М.Кюри была единогласно избрана членом Медицинской
академии за создание новой отрасли медицины – кюритерапии. В 1926
году она была избрана почетным членом Академии наук СССР.(2)
Помимо двух Нобелевских премий, Кюри была удостоена медали Вертело
Французской академии наук (1902), медали Дэви Лондонского
королевского общества (1903) и медали Эллиота Крессона
Франклиновского института (1909). Она была членом 85 научных обществ
всего мира, в том числе Французской медицинской академии, получила 20
почетных степеней. С 1911 г. и до смерти Кюри принимала участие в
престижных Сольвеевских конгрессах по физике, в течение 12 лет была
сотрудником
Международной
комиссии
по
интеллектуальному
сотрудничеству Лиги Наций. (2)
Вывод.
Вся жизнь Марии Кюри - образец бескорыстного служения делу науки и
прогресса. Сейчас, когда деятельность Марии Кюри стала достоянием
истории, мы восхищаемся мужеством и настойчивостью этой женщины,
ставшей основоположницей нового направления в науке - ядерной физики.
Благодаря ее открытиям разрушились старые представления о строении
материи .
Список использованной литературы
1. http://www.calend.ru/person/2570/
2. Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия: Пер. с англ.–
М.:Прогресс, 1992.
3. Кюри Е. Мария кюри. – М.: Атомиздат, 1973
4. М. Кюри. Пьер Кюри. Е. Кюри. Мария Кюри. М., "Молодая
гвардия", 1959.
5. ru.wikipedia.org/wiki/
6. www.chem.msu.su/rus/elibrary/nobel/1911-Curie-M.html
Мария Склодовская-Кюри
Пьер Кюри
Скачать