Возврождение. Впервые заметил эти живописные руины 18 лет

Реклама
Возврождение.
Впервые заметил эти живописные руины 18 лет назад. Ехал по шоссе ТольяттиДимитровград в сторону Ульяновска. Когда возвращался в Тольятти, свернул в село,
подъехал. Страшное запустение. Трапезная без крыши. На центральном куполе растут
березки. В храме стайка животных: три коровы, четыре овцы, козы. А то, что осталось от
здания, поражало своим величием, гармонией, «законченностью» деталей. А главноепоражал контраст между архитектурой храм, его структурой и деталями, и тем
примитивным окружением, в котором он оказался. Особенно на фоне той архитектуры и
пластики, которая проглядывала сквозь руины, была видна убогость и примитивность
советской сельской архитектуры (правление колхоза, сельпо, клуб). На выезде из села
прочитал его название – Мусорка.
В конце 2005 года мне позвонил священник из Ташлы, отец Евгений Голобородько: по
благословению архиепископа Самарского и Сызранского Сергия нужно поступить к
восстановлению храма Святых бессребреников и целителей Космы и Дамиана Ассийских
в Мусорке. На начальном этапе окормление этого проекта было за приходом храма
Святой Троицы в Ташле.
Декабрь 2005-го выдался морозным и малоснежным. С сыном Василием приступили к
обмерам. Несколько дней обмеряли, делали кроки, фотографировали. Всё больше и
больше приходило понимание того, что воссоздать храм в подлинном виде без
первоначальных чертежей будет очень трудно, а может и невозможно…
Отец Евгений через своих знакомых в Питере пытался разыскать в архивах чертежи
храма. Спустя некоторое время пришли архивные материалы. Это были оценочные
ведомости с описанием основных конструкций и их оценки в ценах 1916 года.
Графических материалов найдено не было.
Наша главная задача в то время состояла в том, чтобы создать эскизный проект храма, его
объемно-пространственную модель. Я пытался представить себе, какова могла бы быть
его структура, пластики. Каково завершение нашего храма. Не хватало опыта,
образования, значений области истории русской храмовой архитектуры, воображения,
наконец. Поиски в интернете также ничего не давали. Несколько раз думал, что нужно
отказаться, слишком много для меня было тогда неизвестного и таинственного в этом
объекте.
Неслучайная попутчица
Между Мусоркой и Ташлой небольшое расстояние, примерно километров 4-5. Едем в
Тольятти. Холодно, морозит, на дороге позёмка. Справа, на обочине дороги, видим
идущую пожилую женщину. Ровно шагает в своём направлении, на проезжающие
машины не смотрит. Очень редко беру в дороге попутчиков, а тут взял и затормозил.
Села, едем. Как- то сразу завязался разговор о будущем восстановлении храма в Мусорке.
Причём мне не показалось не уместным поделиться с ней своими творческими
проблемами.
И (о чудо!) я слышу, что у неё в доме на стене висит картина, написанная её свёкром
(простым крестьянином) ещё перед войной, с изображением ещё не разрушенного храма
Космы и Дамиана. Через 20 минут сидим за столом в тёплом доме, пьём чай с
облепиховым вареньем. Картина, написанная маслом на простой клеёнке и висящая на
стене у железной кровати в виде импровизированного ковра, нами сфотографирована.
Несмотря на явный непрофессионализм живописца, достаточно внятное представление о
структуре храма, его пластике и некоторых утраченных деталях. Ура!
В 2006 году работа по созданию эскизного проекта была завершена. Было выполнено
обследование здания, получено техническое заключение. Конструкторы из
«Автозаводстроя», не имея опыта реставрации подобных объектов, спасовали и
отказались от сотрудничества. Обращался в Самару за помощью. Большую помощь оказал
нам Михаил Борисович Егоров – архитектор-реставратор и директор предприятия
«Старый город».
Неизвестный мне зодчий храма Космы и Дамиана от широкого четверика должен был
сразу перейти к сравнительно узкому восьмерику, т.к. иначе невозможно было бы
разместить угловые главы. Поэтому вначале он заполнил углы четверика глухими
угловыми шатрами. В плане получился четверик со срезанными углами – то есть
восьмерик. А чтобы уменьшить периметр ещё слишком широкого восьмерика, мастер
завершил его по контуру карнизом. В итоге получилось эффектное кольцо из
веерообразных складок – венец, вознесённый над главами молящихся и завершенный
светлым, открытым внутрь шатром.
Соотношение форм композиционной структуры храма, его центрального шатра,
закреплённого четырьмя угловыми, в окружении шестнадцати глухих глав,
величественной композиционной доминантной – главой колокольни, подчёркивает
впечатление изысканности архитектурного решения.
Завершение храма скомпоновало очень удачно: архивольты кокошников доведены до
верха прикрываемых ими участков свода, поэтому они скрывают за собой свод, что
выглядит просто великолепно. Приём, использованный для зрительного облегчения верха
храма, привёл здесь к замечательному результату: завершение стало казаться ещё более
лёгким и конструктивным.
История Православной России – это в том числе и летопись, повествующая о жизни
святых обителей и храмов Божиих. Наши предки, не мысля своего существования без
молитвы, возводили их с верой и упованием на Бога. Какие бы испытания ни посещали
наше Отечество, православные стремились в первую очередь защитить свои святыни. Как
только наступало мирное время, сразу приступали к восстановлению разрушенных и
осквернённых храмов и строительству новых. Мотивы к восстановлению и строительству
храмов у сановных царедворцев и обыкновенных помещиков, купцов и промышленников,
крестьян и фабричных рабочих были разными. Это и торжества по случаю победы над
врагом, прославление своего святого покровителя, благодарность за чудесное избавление
от мора, пожара или иной беды, за дарование потомства и пр. Однако цель была одна:
воздать хвалу Богу, припасть с молитвой о предстательстве к Пресвятой Богородице и
святым угодникам, обретя тем самым полноту духовной жизни.
Главные помощники в восстановлении – Святые угодники Божии, чьи Святые лики
продолжают смотреть на нас со стен храма.
Я был готов к тому, что процесс реставрации здания и возвращение храма в нормальное
состояние может растянуться на долгое время. Самым первым шагом в восстановлении
была консервация здания. Много сделать сразу невозможно, но необходимо попытаться
остановить или хотя бы замедлить процессы разрушения. Были вырублены деревья на
крыше и стенах, очищен пол от битого кирпича. В первую очередь восстанавливаются и
укрепляются конструкции церковного здания – стены, фундаменты, своды. Церковное
здание, таким образом, выводится из аварийного состояния.
В 2007 году начались строительные работы. Были укреплены стены, перекрытие
центрального свода. Отсутствие фигурного кирпича нужного профиля осложняло
строительство. Приходилось на месте, совместно с мастерами, буквально «болгаркой» из
полнотелого кирпича вырезать нужные обломы. Справедливости ради стоит отметить,
что, видимо, по молитвам Святых Космы и Дамиана Ассийских Бог дал замечательных
специалистов-строителей, которые без ропота и с пониманием делают своё дело. С
началом строительства недалеко от старинного храма Космы и Дамианы появился
духовный храм. Его настоятель, отец Олег Анучин, с большим старанием и рвением
взялся за порученное ему дело. Его стараниями был дан новый импульс восстановлению
храма.
Вступив в новый век наше общество возвращается к своим историческим корням и
духовным традициям. После долгого периода забвения Бога, когда тысячи храмов были
разрушены и осквернены, мы снова начинаем осознавать, что храм занимает главное
место в духовной жизни человека. Ведь это место особого присутствия Божия как
источника духовных сил. Помыслом Божиим, Храм в честь Святых бессребреников и
целителей Комы и Дамиана Ассийских в Мусорке, что в пятидесяти километрах от
Тольятти, медленно, но неуклонно восстаёт из руин.
Из дневников архитектора Александра Колоярского
Скачать