Искусство горлового пения.

Реклама
Искусство горлового пения.
У казахов горловое пение как таковое (в развитых и разнообразных формах,
аналогичных тувинским стилям сыгыт, хомей, каргыра), насколько нам известно, не
представлено. По свидетельству выпускника АГК им. Курмангазы Копжасара Рустем-улы
в казахском аймаке Баян-Ольгий в Монголии существует традиция так называемого
художе-ственного свиста. По способу звукоизвлечения этот свист, по-видимому,
приближается к горловому пению.
Типологически сходной с горловым пением, безусловно, является игра на
сыбызгы с горловым бурдоном. Другой этнический вариант, чрезвычайно близкий и
сочетающийся в этой же культуре с горловым пением, — "узляу" — игра на курае у
башкир.
Симптоматично, что даже у таджиков, народа иранского происхождения, эпос
"Гуругли" исполняется в специфической манере, близкой к горловому пению.
Как известно, оказывание эпоса генетически связано с шаманским институтом. В
материалах по казахскому баксылыку это также прослеживается. Как пишет В. М.
Жирмунский, кыргызский эпос "Манас" исполняли при болезнях скота, при родах для их
облегчения.
У сказителей эпоса отчетливо проступают шаманистские представления о духахпокровителях звериного происхождения. Так, Бидас Рустембеков, потомственный жырау
(отец Рустембек, дед — Жиенбай) считает, что его духом-покровителем является белая
верблюдица. Именно она призывает его к пению.
В целом, исследование горлового пения в различных этнических вариантах,
опирающееся на йотированный на современном уровне материал, его соотношение с
инстру-ментальной и эпической традициями — актуальная задача сегодняшнего дня.
Решение ее пролило бы свет и на вопросы исторического развития разных тюркских и
мон¬гольских народов.
Известный исполнитель-сыбызгыши Исхак Валиев погиб в годы Великой
Отечественной войны. Впоследствии в Казахстане традиция практически заглохла, она
продолжает существовать в казахском аймаке Монголии.
В настоящее время выдающимся исполнителем на сыбызгы является Калек
Кумакай-улы, приехавший из Монголии, живет в Восточно-Казахстанской области, в
городе Зайсане.
Исполнитель издает горлом бурдонирующий звук, являющийся акустическим
фундаментом и причиной возникновения квинтового и октавного обертонов между
голосом и сыбызгы. В результате образуется звенящая звуковая вертикаль с
удивительным тембровым эффектом.
Соотношение между низким бурдонирующим горловым звуком и верхним
голосом сыбызгы, где звучат диатонические попевки, в основе которых натуральный
звукоряд, а также звучание октавного обертона, обнаруживает принципиальное сходство
не только с горловым пением, но и со звуковым строем квинтовых кюев для домбры.
Горловое пение, часть бурдонного многоголосия, рассматривается в диссертации
Л.А. Халтаевой «Генезис бурдонного многоголосия в контексте космогонических
представлений тюрко-монгольских народов» . По ее мнению, "бурдонное многоголосие
выступает как звуковой эквивалент образа Мирового дерева, а процесс исполнения — как
акт творения Вселенной". Близость горлового пения к сакральным (священным) сферам
жизни обусловливает его связь с эпосом, сказительской традицией. Так, например,
наиболее архаичный вид горлового пения алтайцев КАЙ как раз и является исполнением
эпоса. Также называется и эпос хакасов — ХАЙ, а исполнитель эпоса — хайджи —
исполняет его горловым пением в сопровождении чатхана (струнного инструмента типа
жетыген).
Скачать