О внесении изменений в

Реклама
ТЕЗИСЫ
Выступления на круглом столе по проекту федерального закона
№142303-6
«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и
отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях
противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств
граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания
(паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний», внесенный
членом Совета Федерации Б.И.Шпигелем; Депутатами Государственной Думы,
С.В.Железняком, С.А.Поповым, В.В.Жириновским, Я.Е.Ниловым, Н.В.Левичевым,
Е.Б.Мизулиной, З.Я.Рахматуллиной, С.А.Гавриловым, С.П.Обуховым, И.А.Яровой,
Е.Н.Сенаторовой, В.И.Лысаковым, А.И.Аршиновой, Т.К.Агузаровым, а также
А.Ю.Воробьевым, в период исполнения им полномочий депутата Государственной
Думы
Уважаемые коллеги!
В последнее время все мы стали свидетелями ряда неприятных
инцидентов, так или иначе связанных с различием мировоззренческих
установок граждан, их пониманием морали, их отношением к религии.
Безусловно, дальнейшая эскалация такого рода конфликтов в обществе
крайне нежелательна, поскольку может привести к непредсказуемым, порой
трагическим последствиям. Мы сегодня наблюдаем их в ряде стран и
регионов. Понятно, что государство не может оставаться в стороне от этой
проблемы.
Необходимо
дальнейшее
совершенствование
правового
регулирования общественных отношений в этой сфере.
Поэтому понятна инициатива ряда членов Совета Федерации и
Государственной
Думы,
внесших
проект
закона,
направленного
на
противодействие оскорбления религиозных убеждений и чувств граждан. В
прессе этот законопроект получил название «закона о богохульстве». В нем
предлагается дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации новой
статьей 2431 устанавливающей ответственность за оскорбление религиозных
убеждений и чувств граждан и (или) осквернение объектов и предметов
2
религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для
совершения религиозных обрядов и церемоний.
Однако
при
рассмотрении
и
принятии
любого
репрессивного
нормативного акта необходимо проявлять особенную осторожность с тем,
чтобы исключить возможность его неправомерного, расширительного
толкования,
а
также
неограниченного
усмотрения
в
процессе
правоприменения. На это неоднократно указывал в своих постановлениях
Конституционный Суд Российской Федерации.
К сожалению, на наш взгляд, рассматриваемый сегодня законопроект
не лишен этих недостатков.
В частности, проект закона содержит термины, не имеющие правового
закрепления, которые как раз и создают ту неопределенность в вопросах
квалификации тех или иных деяний граждан и могут привести к
неправосудным решениям.
Кроме того, УК РФ уже содержит статью 148 «Воспрепятствование
осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий». Эта статья
имеет ту же направленность, что и вновь предлагаемая статья. К тому же, в
случае
принятия
законопроекта
предлагаемая
статья
вступит
в
конкуренцию не только с указанной статьей, но и со статьями 167
«Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества», 214
«Вандализм», 243 «Уничтожение или повреждение памятников истории и
культуры», 244 «Надругательство над телами умерших и местами их
захоронения» УК РФ. Это также создает существенный риск правовой
неопределенности и, как следствие, неограниченного усмотрения в
процессе правоприменения.
Кроме того, уголовно-правовая защита свободы совести, религиозных
чувств верующих обеспечивается уголовными статьями, находящимися в
главе 19 УК РФ «преступления против конституционных прав и свобод
человека и гражданина». Проектную же норму предлагается включить в
главу 25, где основными объектами преступления выступают здоровье
3
населения и общественная нравственность, что, в общем-то, не совсем
понятно.
Поэтому было бы гораздо логичнее не вносить в УК РФ новую статью,
которая вносит столь сильную сумятицу в систему уголовного права и делает
Уголовный кодекс еще более лоскутным и внутренне противоречивым, а
просто дополнить уже действующую статью 148 квалифицирующими
признаками так, чтобы предлагаемые санкции соответствовали степени
общественной опасности тех или иных деяний. В этом смысле санкции,
предлагаемые в рассматриваемом законопроекте, представляются нам
чрезмерными, хотя и понятными с эмоциональной точки зрения.
Сама
же
идея
совершенствования
правового
регулирования
последствий морально-этических конфликтов не вызывает сомнений. Так что
проект закона может быть принят на концептуальном уровне в первом
чтении.
Скачать