Выходные данные статьи: Ермошин А

Реклама
Выходные данные статьи: Ермошин А.Ф. К вопросу о психопатии и одаренности // Психотерапия. – 2006. - № 5.
Андрей Ермошин
Научно-практический центр «Здоровье души», Москва
К вопросу о личностных складах
Аннотация
В статье рассматривается история и современное состояние вопроса о конституционально-генетических складах личности. Автор
выделяет две тенденции в этой области знаний. Первая – умножать количество анализируемых личностных свойств и их сочетаний до
бесконечности, вторая – сводить все многообразие человеческих натур к ограниченному количеству типов личности. Автор предлагает для
нужд практики выделять четыре основных личностных радикала и активно использовать анализ внешности для верификации
диагностических гипотез, касающихся личностных складов. Приводится большой реферативный материал по соотнесению черт внешности
и личностных свойств.
Ключевые слова: конституционально-генетические склады, одаренность, психопатия, соматотипы, морфопсихология
Введение
Ю.В. Каннабих в своей чрезвычайно ценной книге
«История психиатрии» (1929) пишет: «Вышедшая в 1906 г.
принципиально важная работа Тилинга одна из первых
содержала в себе настойчивые указания на значение
преморбидной или препсихотической личности больного как
фактора, обусловливающего характерные черты его душевного
заболевания, поскольку дело касается так называемых
функциональных психозов. Понимание эндогенной болезни как
своего рода заострения конституциональных особенностей
субъекта стало все чаще предметом специальных работ. […]
становилось все более вероятным, что перед нами здесь не
болезни, а скорее – конституциональные реакции, которые
появляются или не появляются в зависимости от того, имеются
ли налицо или нет соответствующие психо-травматические и
некоторые другие, подчас крайне сложные патогенетические
моменты. От нозологии был сделан шаг в сторону
конституционологии», - подводит итог этой части своего
изложения историк психиатрии и описывает дальнейшие вехи в
формировании взглядов на конституцию с упоминанием целой
цепочки имен (Пьер Жане, Рибо, Гартенберг, Шнейдер, Суханов
(1912), Дюпре (1909-1910), Гохе (1912), Гаупп (1911), Штиллер
(1907), Иельгерсм (1912). Ясперс (1913), Шульце (1908), Берце
(1910), Блейлер, Эшле (1910), Риттергауз (1912), Джелифф
(1908), Странский (1912). Ганнушкин (1914), Бонгеффер (1911) и
др.). «Понятие конституции, все более проникавшее в
психиатрию из других областей медицины, опиралось на то
(приблизительно) определение, которое впоследствии было
предложено Краузом (1919). Под названием «конституция»
объединяли присущие организму свойства, главным образом
унаследованные,
поддающиеся
до некоторой
степени
морфологическому
и
функциональному
анализу
и
определяющие
тип
деятельности
субъекта,
степень
сопротивления его вредным влияниям и, отчасти, весь
дальнейший ход развития его как личности» [8, с. 467-468].
«Психиатрическая мысль с полной ясностью формулировала
проблему о взаимоотношении двух факторов, определяющих
психотические картины: о факторе конституциональном, с
одной стороны, и о факторе экзогенном, или о провоцирующем
моменте – с другой. Появилась идея о том, что сочетание
конституции и внешних моментов может дать в результате
самые разнообразные симптомокомплексы» [8, с. 470]. Автор
исторического исследования замечает, что кроме психоневрозов
и реактивно-патологических состояний психиатрия в начале ХХ
столетия обратила большое внимание на психопатии, в тесном
смысле слова. «Уже в последних изданиях «Учебника»
Крепелина появились блестящие страницы с описаниями
психопатических личностей. По определению большинства
исследователей, мы имеем здесь дело с аномальными
вариантами человеческих характеров, отличающихся своей
внутренней дисгармонией. Вопрос этот имеет длинную историю,
причем корни его упираются в учение вырождении Мореля и
Маньяна и отчасти в теорию Ломброзо. Монография Курта
Шнейдера представляет наиболее крупное исследование в этой
интересной области», - заключает Каннабих и переходит к
обзору более современных исследований, стартующих от работ
Кречмера (1918) и Бирнбаума (1919). «Каждый психоз
рассматривается как составное целое, явившееся результатом
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
взаимодействия
множества
разнообразных
моментов
совершенно различного порядка: эндогенных, экзогенных,
психических, элементарно-соматических, функциональных и
органических; все это приводит к необходимости сложного
диагноза, - диагноза многих измерений» «mehrdimensionelle
Diagnose») [8, с. 480].
Видимо, осмысливая это, старые авторы (Чиж), завещали
ставить диагноз не только болезни, но и больного. Более того,
предлагали начинать с диагноза больного, т.е. с диагноза
личности пациента, и лишь продолжать диагнозом болезни.
Знание личностной почвы может оказаться значимо и для
дифференциального диагноза, и для выбора тактики лечения, и
для прогноза, и для выбора мер вторичной профилактики.
Минуло почти сто лет с упомянутой Каннабихом работы
Тиллиха. В каком же состоянии вопрос находится к настоящему
моменту?
В это трудно поверить, но автору приходилось наблюдать
сохранившуюся у некоторых психиатров, несмотря на большое
время, прошедшее со времен Кальбаума и Крепелина,
тенденцию объяснять все многообразие феноменов, которые
встречаются в клинической практике, исключительно
болезненными процессами с анатомическим субстратом. Ему
встречались коллеги, отрицающие значимость «личностной
почвы», хотя такой односторонний подход, это почти очевидно,
может
препятствовать
многофакторному
восприятию
проблематики пациента и комплексному к ее решению.
Возвращение
к
вопросу
о
личностной
почве
представляется автору актуальным и в ситуации увлечения
профессионального психотерапевтического и психологического
сообщества техниками и технологиями. Во многих случаях речь
идет о почти механическом приложении к клиенту алгоритмов
работы той или иной школы без учета конституциональногенетических особенностей личности пациента, клиента. И хотя
многими направлениями работы декларируется важность
обращения
к
«ресурсу»
личности,
необходимость
«индивидуального подхода», представления о спецификации
этого ресурса в его природной, врожденной части отсутствуют. Приходится ли удивляться тому, что плоды
применения самых изысканных техник, если они не учитывают
специфику
личности
человека,
к
которому
они
«прикладываются»,
оказываются
«смытыми» влиянием
конституционального фактора? Специфичность подхода и
реализм в терапевтических ожиданиях в работе с пациентом
возможны только благодаря реализму видения свойств
человека, к которому техники применяются.
Все эти соображения побуждают еще раз внимательно
рассмотреть феномен, обсуждающийся на современном уровне
со времён Мореля (1809-1872) и получивший название
психопатии. Так же необходимо для практических нужд, по
мнению автора, дополнительно обсудить и вопрос об
одаренности.
Эти
вопросы
представляются
автору
взаимосвязанными.
Определения, уточнение темы
Словарь
психиатрических
терминов
определяет
психопатию так: аномалия личности, характеризующаяся
дисгармоничностью её психического склада. Основные
критерии выделения психопатии:
1
1. Выраженность патологических свойств личности до
степени нарушения адаптации;
2. Тотальность
психопатических
особенностей,
определяющих весь психический облик индивида;
3. Их относительная стабильность, малая обратимость
[Ганнушкин П.Б., 1933; Кербиков О.В., 1961][2].
Различаются так называемые "ядерные" психопатий
(конституциональные,
истинные)
и
«приобретённые»:
постпроцессуальные (при условии остановки патологического
процесса), органические (например, характеропатический
вариант органического психосиндрома) и краевые психопатии, к
которым относят патохарактерологические и психогенные
развития. Механизмы их возникновения описываются
генетической систематикой психопатий Кербикова-Фелинской
[Кербиков О.В., 1961, 1963, 1971; Фелинская Н.И., 1965, 1971][2,
сс. 244, 245]. Имеется в виду следующая динамика
невротических психогенных развитий: невротическая реакция –
невроз – невротическая депрессия – невротическое развитие –
краевая психопатия – патологическое развитие личности; и
постреактивных психогенных развитий: реактивное состояние
– усложнение и углубление доминирующих отрицательно
окрашенных представлений – формирование комплекса
сверхценных переживаний – психопатоподобное реагирование –
проявление психопатических особенностей личности.
Ниже мы будем говорить преимущественно о «ядерных»,
конституциональных психопатиях, а также об особенностях
личностных складов безотносительно патологии, но в любом
случае врожденных.
С точки зрения статической психопатия есть структура с
явно выпяченными одними свойствами человеческой
природы и, с другой стороны, с отсутствующими другими
жизненно важными способностями. С динамической точки
зрения можно говорить о тенденциях реагирования, которые
порождают проблемы. За этим стоит стереотипность
реагирования с малым поведенческим репертуаром в ответ
на разные, отнюдь не стереотипные, жизненные ситуации.
Как последствия такого реагирования могут возникать
проблемы как внутренние, так и внешние. Внутренние
проблемы, - это непрерывно нарастающая внутренняя
напряженность,
та
или
иная
форма
внутреннего,
усиливающегося в процессе жизни дисбаланса, связанного с
реализацией первичных складоспецифических реакций на
проблемные жизненные ситуации. Это могут быть гнев или
страх и тому подобные естественные, но неуместные в условиях
цивилизованной жизни реакции, которые фиксируются в психоэнергетическом контуре человека. У лиц «чувствительного
сложения» возможно не только нарастание напряженности
адаптационных нейро-соматических контуров, но и накопление
последствий
травматических
психических
поражений
(переживания разочарований, утрат, предательства и т.д.).
Именно внутренние проблемы, вероятно, имеются в виду, когда
говорят о психопатиях как о цепи неврозов, т.е. как о цепи
неблагоприятных,
дисбалансных внутренних
состояний.
Фиксация энергии, внимания, сознания на внутренних первичнобиологических реакциях может препятствовать переходу
сознания
пациента
на
регистры,
связанные
с
функционированием «разума» и целостной мудрости организма,
открытого сознания, включение которых становится все более
ясно осознаваемой целью работы многих систем психотерапии и
личностного развития.
Любые цели, которые ниже целей, связанных с реализацией
безусловной любви, отяжеляют карму, - гласит индийская
философия. Люди с крайностями в целеполагании и
реагировании, обусловленными их врожденной природой,
имеют больший риск по сравнению со сложенными более
гармонично задержаться в «низших» переживаниях и действиях
и, таким образом, значительно осложнить не только свое
внутреннее состояние, но и внешнюю ситуацию. Внешние
проблемы этих людей – это проблемы во взаимоотношениях с
окружающими людьми, проблемы с приспособлением в жизни
вообще.
Уже при начале рассмотрения темы автор хотел бы заявить
тезис о важности вычленения дефицита при анализировании
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
конституционально-генетического склада человека. В духе
учения Джексона (Jackson J.H., 1864) об облигатных и
факультативных симптомах он считает возможным говорить о
"минус-симптомах" и "плюс-симптомах" при психопатиях.
Именно симптоматика отсутствия структур и функций является
обязательной
для
постановки
диагноза.
"Позитивная
симптоматика может быть, а может не быть, а вот негативная
должна быть обязательно".
Но чтобы говорить о том, что может отсутствовать, надо
определиться в том, что может, должно присутствовать в складе
человека, чтобы мы его причислили к «нормально сложенным».
Мы должны обсудить понятия нормы и одаренности.
Автор хотел бы предложить следующее определение
понятия "норма". Норма со статической точки зрения есть
структура со сбалансированными свойствами человеческой
природы и, с другой стороны, с наличием всех жизненно
важных способностей. С точки зрения динамической норма это реагирование, которое решает проблемы. Это
предполагает многообразие реагирования в ответ на
разнообразие жизненных ситуаций.
Предлагая такие определения нормы и патологии,
необходимо сделать несколько оговорок.
Говоря о человеке, нельзя забывать того, что он является
индивидуумом, составляющим часть системы: семьи, рода,
профессиональной корпорации, фирмы и т.д. Таковым («зоон
политикон» - «общественным животным» по определению
Аристотеля) он был, предположительно, испокон веков, от
начала эволюции. Популяционный, экологический взгляд на
человека заставляет понимать, что, в каком-то отношении,
каждый отдельный человек и «не обязан» воплощать в себе все
способности, необходимые для выживания рода человеческого.
Во всякой системе существует специализация функций. Исходя
из такой точки зрения, антрополог Я.Я. Рогинский
предположил, что существуют «вековые типы характера»,
например, волевой тип «охотника-воина»[14]. Имея в виду эту
точку зрения, «выпячивания» способностей окажутся
оправданными
и
нормальными,
а
сглаженность
и
равномерность одаренности – почти патологией. Как в
организме – печеночная клетка, мозговая, мышечная – норма, а
недифференцированная
–
патология.
Есть,
правда,
недифференцированные клетки «гениальные» и помнящие о
своей миссии, - способные стать любой из специализированных
клеток
(стволовые)
и
недифференцированные
«олигофренические» – «примитивные» и «дикие» (раковые).
Полипотентные клетки признаются «золотым фондом»
здоровья организма, недифференцированные дикие, – его
проклятием.
Имея в виду эту дилемму специализации и
универсальности, приходится признать непростоту оценки той
или иной личности на предмет ее патологичности или
гениальности. То, что при одних условиях является проклятием
и самого человека и его окружения, при других возносит его на
пьедестал героев семьи, рода, нации, человечества. Не отсюда
ли – большая серия работ, начиная от «Гениальности и
помешательства» Ломброзо, которые
отражают это
противоречие? Нельзя не отметить вклада отечественного
исследователя В.Г. Сегалина [9] и его эвропатологии в
разработку этого вопроса.
С учетом сказанного приходится внести поправки или, по
крайней мере, пояснения в предложенные определения нормы и
патологии. Нормой является наличие именно всех жизненно
важных способностей в достаточной степени, чтобы человек
не превращался в «инвалида» при отсутствии сородичей,
наделенных комплиментарными способностями. Патологией
является отсутствие базовых способностей, выраженных в
достаточной степени для того, чтобы сохранять жизненность в
автономном существовании.
Мы разберём, опять же, только один из факторов, которым
это
определяется,
а
именно,
биологический,
конституционально-генетический. Это отнюдь не означает,
будто мы считаем человека исключительно натурально-,
наследственно-детерминированным существом. Мы будем
помнить о культуре, т.е. о важности жизненного опыта,
образования, разного рода «тренингов», которые проходит
человек в процессе жизни, когда добровольно, а когда - нет.
2
Будем помнить духовном измерении человека, о возможности и
необходимости пробуждения целостного сознания, в котором
«тонут» и натура, и культура. Но обсуждать будем
преимущественно баланс качеств именно наследуемых, которые
являются своего рода фундаментом личности. Будем
исследовать одарённость и её изъяны. Последствия
"недоодарённости", формы адаптации индивидуума к жизни в
этих условиях.
С точки зрения разговора об одаренности, психопатия это ущерб одарённости. Одарённость является основным
понятием, а психопатия - производным.
Чем же может быть одарён человек от природы?
Автор выделяет три основных составляющих одарённости
плюс одну. Назовем их сейчас в общем с тем, чтобы развить
понятие о них в последующем.
Число «три», со времен Кречмера, взгляды которого мы
подробнее рассмотрим ниже, соотносится с количеством
генетически определённых психозов, изучаемых большой
психиатрией
(шизофрения,
циклотимия
(маниакальнодепрессивный психоз) и эпилепсия). Это же число, на взгляд
автора статьи, соотносится и с количеством основных
дарований, которыми может быть наделён человек от природы:
умом глубоким, эмоциональностью богатой и волей сильной.
Столько же неврологических уровней можно выделить в
центральной нервной системе, о чем речь будет ниже.
Заметим кстати, что возникновение болезней: эпилепсии,
МДП, шизофрении связано не с присутствием отдельных
дарований, а с отсутствием других (с отсутствием полноты
одарённости, с присутствием только этих качеств в условиях
отсутствия других, не менее важных). Автор статьи склонен
рассматривать психические расстройства как варианты
дезадаптации при комплексном дефиците жизненно-важных
способностей, и вынужденной опоре лишь на один природный
радикал для решения всех жизненных проблем. Болезнь при
таком
способе
рассмотрения
предстанет
как
срыв
функционирования единственного сильного радикала в условиях
его чрезмерного эксплуатирования.
"Идеальный человек", максимально одарённый - кто он,
каковы его свойства?
Из предыдущего описания можно уже сделать вывод, что
это человек в максимально возможной степени одарённый теми
способностями, которые мы назвали волей, эмоциональностью,
умом. К этим трем автор добавил бы разве еще одну: интуицию,
способность воспринимать полевую информацию, психоидную,
а не психическую. Первые три способности автор считает
«верхними», эволюционно
более
молодыми,
«церебральными»,
а
последнюю – «нижней»,
эволюционно более древней,
«ганглионарной»,
базирующейся
на
автономной нервной системе
[6,7]. Последняя, возможно,
и
не
требует
«спецификации», поскольку,
являясь
древней,
дана
каждому, хотя и не каждый
ею пользуется. В основном
мы будем говорить о трех
«верхних» способностях, как
более заметно различающих
индивидуумов.
Автор не исключает
возможности
соотнесения
выделяемых им уровней
Рис. 1
функционирования личности
и уровней нервной системы. Такое соотнесение представляется
ему интересным, по крайней мере, как «мнемосхема». Условно
можно соотнести волю и «рептильный мозг» (спинной и
продолговатый мозг) (Рис.1 – 1), эмоциональность и «животный
мозг» (гиппокамп, лимбическую систему) (Рис. 1 – 2), интеллект
и «человеческий мозг» (кору больших полушарий) (Рис. 1 – 3а,
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
3в), полевое сознание и «мозг кольчатого червя» (название
очень условно) (ганглионарный уровень НС) (Рис. 1 – 4).
Включению разных уровней НС соответствует включение
разных регистров сознания.
Успокоенное функционирование «верхних», «новых»
регистров сознания (Рис. 1 – I) совместное с работой
пробужденного «низшего», «древнего» (Рис. 1 – II) определяет
включение «целостной мудрости организма».
Понятно: свести все многообразие способностей к трём
основных группам плюс одной - это очень общее деление. Чем
определяется стремление автора к мышлению «большими
пластами» психики, что заставляет его придерживаться
ограниченного набора выделяемых свойств? При всей
соблазнительности тотального многофакторного исследования
свойств личности в их взаимосвязи такое исследование
технически (пока, на взгляд автора) трудноосуществимо. Пока
исследователь опирается на свой «клинический аппарат», сам
выступает «диагностической машиной», ему приходится
признавать лимиты своей способности отслеживать и оценивать
одновременно десятки или сотни критериев. В этой ситуации
реальной становится общая «прикидка», но даже она
оказывается очень важной и ценной.
Попробуем в поисках понимания вопроса опереться на
плечи предшественников, соотнесемся с традицией, которую,
как полагает автор, продолжает данная работа.
Поскольку рассмотреть всю историю взглядов на характер
человека, на его одарённость, начиная с Аристотеля и
Теофраста, продолжая Лафатером и другими относительно
старыми авторами, было бы делом сложным, если ни
невозможным, мы ограничимся упоминанием лишь отдельных
вех на пути формирования представлений, имеющих отношение
к обсуждаемой теме. Частично мы уже коснулись этой темы,
пользуясь сведениями из «Истории психиатрии» Ю.В.
Каннабиха.
По ходу обсуждения мы будем пользоваться двумя
терминами, близкими, но не равными по значению друг другу:
1) конституционально-генетический склад (конституция);
2) характер.
Значения этих терминов иногда путают. Основания тому
есть. Вспомним, что Аристотель, вводя термин "характер",
определял его как природный отпечаток, как сумму
фиксированных свойств, унаследованных человеком от
рождения. В таком значении мы (вслед за Краузом и
Кречмером) мы будем использовать термин "конституция".
Термином же "характер" за время своего существования успел
обрести дополнительное значение всей суммы устойчивых
свойств, которые человек как унаследовал от природы, так и
приобрёл в процессе жизни. Характер в этом значении
поглощает конституцию. Конституция реализуется в характер.
Во избежание отклонений от темы мы не будем сейчас
обсуждать значение таких переменных, сказывающихся на
претворении конституции в характер, как информационная
среда и др., а также вопрос о том, что "больше": конституция
или характер. (Наверное, бывает и так, и иначе. У Маугли
характер, возможно, "меньше" конституции: масса его
природных способностей не была запрошена в условиях его
развития и отмерла, тогда как другие гипертрофировались).
Близким к термину конституция был бы также термин
«темперамент»,
который
больше
используется
в
психологической литературе.
Есть две особенности нашего будущего разговора, как о
конституциях, так и о характерах.
1. Мы будем вести разговор об их свойствах как о
способностях.
2. Будем опираться в разговоре о них на внешность.
Автор придает большое значение исследованию
внешности человека, строения его тела и, в частности, лица. На
его взгляд, в чертах сложения физического однозначно
просматривается природный строй психической жизни данного
конкретного человека. Жан Делей (Jean Delay, 1953),
замечательный
систематизатор
взглядов
касающихся
3
типологизирования людей, цитирует Людвига Кляже (Ludwig
Klages). «Психология получила больше, изучая формы, чем
изучая нервную систему. Мы не считаем только за родственные
данные психологические и данные физиогномические, мы
думаем, что они в своей основе идентичны. Если бы мы
позволили себе парадокс, мы бы начали изучать не нервную
систему человека, а его внешность» [18].
Понятно, что идёт речь не об отношениях детерминации:
будто бы черты морфологические черты определяют черты
психические. Речь может идти о корреляции. И то и другое
определяются третьим, общим для обоих. Так красные прожилки
на листьях и цвет плода красной свёклы коррелируют друг с
другом, но не определяют друг друга (автор не уверен,
достаточно ли хороший это пример).
Опора на исследование формы даёт уникальную
возможность выверять впечатления, получаемые методами
расспроса, наблюдения за поведением, анализирования
продуктов
творчества,
оценки
отзывов
окружающих,
исследования истории жизни индивида и др. Автор убеждён в
том, что внешность никогда не обманет. Обманут слова, обманут
наблюдения окружающих, но никогда не обманут кости,
строение физического тела.
Заявляя всё это, автор также отдает себе отчёт в том, что
это особая тема - обсуждение "законности" опоры на внешность
в разговоре о природных способностях человека. Корреляция
между психическими характеристиками человека и признаками
морфологическими может требовать для кого-то своего
дополнительного доказательства. Могут ещё найтись люди,
которые будут отрицать наличие взаимосвязи между строением
тела и психической конституцией. На это приходится ответить,
что истинные доводы в пользу признания наличия указанного
рода корреляции получаются, видимо, лишь собственной
практикой выдвижения гипотез на основании исследования
внешности и дальнейшей их упорной проверкой клинической
практикой, а также непростая работа соотнесения того, что
человек рассказывает с тем, как он выглядит (без каких-либо
предвзятых ожиданий).
Но независимо от того, имеет ли тот или иной человек
практику соотнесения внешности и характера, внешности и
особенностей проблематики человека или не имеет таковой,
вряд ли кто-то сможет отбросить как малозначащие
исследования многих поколений наблюдательных людей в
"донаучную" эпоху и результаты позднейших исследований,
проведенных проведённых с соблюдением всех принципов
научности. Имеются в виду работы Э.Кречмера, У. Шелдона и
ряда других авторов.
Рассмотрим непосредственно некоторые подходы, с одной
стороны, исследования соотнесённости внешности и характера, с
другой - попыток типологизирования людей и их способностей.
Жесткие волосы, высокий рост, большой живот, широкие
плечи, выдвигающийся затылок, мясистая грудь, узкие бедра,
красноватые, сухие глаза, длинный и узкий лоб – признаки
решительности, сильной воли, властности. Противоположные
качества характеризуют безвольного и робкого человека.
Расслабленные мышцы, средняя упитанность тела,
склонность жестикулировать, мягкость кожи – это признаки
доброго, неиспорченного человека.
Любящий отец: человек, у которого верхние конечности
длинные,
а
нижние
короткие,
курносый,
жирный,
словоохотливый, с волосатым животом - очень любит своих
детей.
Короткая шея: человек с толстой и короткой шеей
склонен приходить в ярость, подобно буйволу.
Пугливый: длинная тонкая шея - признак робости. Такой
человек пуглив, как олень.
Коварный: тот, у кого очень маленькая шея, коварен,
подобно волку.
Если человек имеет обыкновение встряхивать ногами при
ходьбе – это свидетельствует о том, что он, подобно льву,
думает о высоких материях. Особенно верна эта примета,
если у человека руки согнуты дугообразно.
Тонкие и мягкие губы, из которых верхняя как бы падает
на нижнюю – признак страстного охотника, которого можно
уподобить льву или большим гончим собакам.
Человека с большими ушами можно уподобить по
ловкости ослу. То же подмечено у собак. Те, у кого маленькие
уши, - более ловки и подвижны.
Тот, у кого глаза сидят глубоко, - ловок, как обезьяна.
Тот, у кого глаза выпуклы – глуп как осел.
Волосатая грудь и волосатый живот – признак
непостоянства и опрометчивых решений. Таких людей можно
уподобить птицам.
Лоб, заросший волосами, свидетельствует, что человек
услужлив. Такой годится в слуги.
Курносый нос у женщин, большие и темные глаза с
незначительным покраснением в левом глазу характеризуют
скромность, целомудренность, застенчивость.
Густые брови, маленькие глаза, толстые губы и длинный
нос плохо характеризуют женщину.
«Но вообще внешние признаки не всегда соответствуют
достоинствам человека», - все же счел нужным заметить АбульФарадж.
Он же цитирует Аристотеля: “С того момента, как
жизненная сила души нашла свое отражение в теле, душа и тело
сроднились между собой. Они взаимно влияют друг на друга.
[…] Подобно тому, как яркий солнечный свет даёт нам
возможность видеть земные предметы, а без него ни один глаз
ничего не увидит, так и без знаний физиогномистики никто не
сможет по внешности определить характер человека”.
Исторический обзор
Древние индусы
Еще древние индусы пришли к мысли, что есть разряды
людей, отличающихся своими способностями. Одни (брахманы)
предназначены для того, чтобы учить, быть жрецами, хранить и
умножать знания, другие (кшатрии) – совершенны как воины,
цари, судьи, третьи – люди с коммуникативными, деловыми
способностями (вайшья) – хороши для ремесленничества,
торговли, люди без ярко выраженных способностей назывались
шудрами и им рекомендовалось “прилепиться” либо к
брахманам, либо к кшатриям, либо к вайшья - их век тогда тоже
будет вполне хорошим. Любопытно, что по наследству в касты
не попадали согласно исходным законам (законы ману).
Проклятием считалось прожить “не свою” жизнь [17].
Абуль-Фарадж
Вот как обобщает некоторые наблюдения Григорий Иоанн
Абуль-Фарадж Бар-Эбрей, сирийский писатель (1226-1286) в
“Книге занимательных историй” [1].
Мягкие волосы – признак робости, жесткие волосы –
признак силы. Вот пример. Известно, что у верблюда, у зайца и у
ягненка мягкие волосы, а у льва и кабана – жесткие. То же
можно сказать и о пернатых.
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
Нет народа и времени, которые не внесли бы свою лепту в
разработку представлений о конституциях и характерах. И вот
возникли широко известные описания «зодиакальных типов»:
Весы, Стрельцы, Козероги и т.д.; Кабаны, Мыши, Обезьяны и
т.д. (астрология); отчасти производные от астрологических,
отчасти самостоятельные классификации черт по буграм и
линиям на ладони (хиромантия); по выпуклостям на черепе
(френология); по почерку (графология). Представляют интерес
классификации по подобию веществам (гомеопатия). Примеры
такого рода можно видеть в книге «Тайна характера. Чтение
характера по лицу» [15] (Эжен Ледо, китайская физиогномика,
японская физиогномика).
Можно выделить две полярные тенденции и одну
гармонизирующую
их
в
области
взглядов
на
конституционально-генетические сложения людей.
Первая – это движение от симптоматического,
синдромологического подходов к нозологическому подобно
тому, как это происходило в психиатрии вообще на каком-то
этапе ее развития. "Нозологическими формами" в науке о
конституционально-генетических складах являются типы. Если
первые исследователи определяли преимущественно отдельные
взаимозависимости: "нос картошкой - словоохотлив", "в ушах
растут волосы - ловкач", - подобно тому, как мы видели это в
подобранных
Абулем-Фараджем
наблюдениях,
то
4
последующие группировали свойства: "жёсткие волосы" и
"железная челюсть" к примеру, являются признаками одного и
того же - твёрдости натуры (жёсткости, если ни жестокости).
Множественная симптоматика в этом подходе объединяется под
крыши нескольких наиболее принципиальных констелляций
свойств и считается, что одной констелляцией определяется весь
человек.
Другая сохраняющаяся тенденция – это выделять все
больше свойств, находить их морфологические корреляты,
чтобы умножать количество типов почти до бесконечности,
практически не ища объединяющего их начала, допуская
автономное влияние каждого из выделяемых свойств на склад
человека.
Третий подход воздерживается от того, чтобы ставить
«монотематические диагнозы», как это делают представители
«нозологического» направления, которые считают, что есть
очерченные целостные типы личности, которые можно назвать
одним словом (эпилептоид, например, или шизоид и т.п.), но
также воздерживаются от того, чтобы дробить до бесконечности
количество свойств личности. Этот подход, который ближе
всего автору, идет в направлении выделение ограниченного
количества
конституционально-генетических
радикалов
(каждый из которых собирает сумму однородных свойств), и
допускает возможность их естественного комбинирования в
конкретном складе того или иного человека.
Мы рассмотрим все три тенденции.
Кречмер
Работы Кречмера (1888 - 1964), являются существенным
вкладом в исследование проблемы конституциональных
складов. Отталкиваясь от исследования "больших психических
болезней", он, как известно, утвердил мысль, что существует
корреляция между особенностями соматотипа и риском
заболевания
шизофренией,
маниакально-депрессивным
психозом или эпилепсией. И он же развил мысль, что за стенами
клиники встречаются люди, не являющиеся больными, которые,
однако, несут в себе черты личности, генетически родственные
тем, что встречаются в клинике.
Именно Кречмеру принадлежит убедительное выделение
трёх типов строения тела, которые он назвал астеническим1,
атлетическим и пикническим.
Первый характеризуется "слабым ростом по толщине при
среднем неуменьшенном росте в длину". "В тяжёлых случаях мы
имеем картину худого, тонкого человека, кажущегося выше, чем
он на самом деле, малокровного, с узкими плечами, с сухими
тонкомышечными руками, с тонкокостными костями, с длинной,
узкой, плоской грудной клеткой, на которой можно пересчитать
рёбра, с острым рёберным углом, с тонким, лишённым жира
животом, с такими же руками и ногами" [10, С. 354].
Второй
тип
строения,
названный
атлетическим
"характеризуется сильным развитием скелета, мускулатуры,
кожи". Это мужчины "с особенно широкими выступающими
плечами, статной грудной клеткой, упругим животом, с формой
туловища, сужающегося книзу, так, что таз и всё ещё статные
ноги по сравнению с верхними частями тела кажутся иногда
тонкими"[10, с. 357] .
Третий, пикнический тип, "характеризуется сильным
развитием внутренних полостей тела (головы, груди, живота)
и склонностью торса к ожирению при нежной структуре
двигательного аппарата (плечевого пояса и конечностей)" [10,
С.362].
Существенны выводы Кречмера: "между психической
предрасположенностью
к
маниакально-депрессивным
заболеваниям и пикническим типом строения тела существует
ясное биологическое родство;
между психической предрасположенностью к шизофрении
и строением тела астеников, атлетиков и некоторых
диспластиков существует ясное биологическое родство;
Напротив, существует незначительное родство между
шизофренией и пикническим типом строения тела, с одной
В последующем Кречмер стал использовать также термин
«лептосомное» как синоним астенического (греч. leptos – тонкий,
нежный, soma – тело)
1
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
стороны, и циркулярным психозом и астеническиатлетически-диспластическим типом строения - с другой"[10,
с. 369].
Анализируя строение лица и черепа, автор обращает
внимание на то, что "лицо - это визитная карточка общей
индивидуальной конституции", "в строении лица выступает
конституциональная формула человека"[10, с. 373] и дополняет
описания типов.
У астенических шизофреников автор отмечает наличие
углового профиля, профиля с длинным носом, с укороченной
формой яйца.
У атлетиков: выпуклые надбровные дуги, компактный
рисунок скуловых костей и плотную нижнюю челюсть.
У пикников: лицо "имеет тенденцию к ширине, мягкости и
закруглённости. Над ним большой, круглый, широкий и
глубокий, но не очень высокий череп"[10, с 384].
Есть и интересное общее наблюдение: "шизофренические
лица интереснее, циркулярные - правильнее"[10, с. 385].
Есть и наблюдения над поверхностью тела. "У
циркулярных пикников... волосы мягки, не очень густы, не
щитинисты и не прилизаны, слегка вьются и хорошо
расчёсываются, когда их много. (...) Склонность к образованию
лысины у пикников в среднем несколько больше, чем в
шизофренических группах. (...) Красивая пикническая лысина
как бы полирована, кругла как бильярдный шар.
(...) Напротив, лысины, которые часто наблюдаются у
шизофреников, своеобразно контрастируют с описанными.
Здесь мы находим, напротив, тип лысины, который производит
впечатление изъеденной мышами волосяной поверхности"[10,
сс. 392, 393].
Говоря о конституциях, Кречмер отмечает следующее:
"психическая конституция отражается не только в психозе, но и
во всей всеобъемлющей картине его целостной личности, во
всех фазах его целостной личности, во всех фазах жизни, и
эндогенный психоз является только частичным эпизодом. Лишь
в очень редких случаях дело доходит до психоза, в то время как
аналогичные корреляции между строением тела и психикой
могут, как мы это увидим, существовать и у здоровых людей.
Мы имеем, следовательно, не просто корреляцию между
строением тела и психозом, но и между конституцией и
здоровой личностью".
Исходя
из
этого
тезиса,
автор
разрабатывает
представления
о
темпераментах.
Для
циклоидных
темпераментов наиболее характерными Кречмер считает
следующие признаки:
1) общительный, добросердечный, ласковый, душевный;
2) весёлый, остроумный, живой, горячий;
3) тихий, спокойный, впечатлительный, мягкий.
В отношении их социальной установки автор замечает
следующее: "Они имеют потребность высказаться, высмеяться
и выплакаться, ближайшим естественным путём стремятся к
тому, что приводит их душу в адекватное движение, радует и
облегчает её, - к общению с людьми. (...) средний циклоид в
своём обычном состоянии общителен, человеколюбив,
реалистичен и легко приспосабливается к окружающему"[10,
с.455].
Отношение же, при котором в циклоидной личности
сочетаются гипоманиакальные и мрачные черты темперамента,
он назвал диатетической пропорцией или пропорцией
настроения.
Стало уже классикой описание Кречмером шизоидных
темпераментов. "Циклоидные люди - прямые, несложные
натуры, чувства которых в естественной и непритворной форме
всплывают на поверхность и в общем понятны каждому.
Шизоидные люди за внешним скрывают и нечто глубинное.
Язвительно-грубая, или ворчливо-тупая, или желчноироническая,
или
моллюскоподобно-робкая,
бесшумно
скрывающаяся - такова внешность. Без неё мы видим человека,
который стоит на пути как вопросительный знак, мы ощущаем
нечто шаблонное, скучное и неопределённо проблематичное.
Что скрывается за этой маской? Она может быть ничем,
пустотой мрака - аффективной тупостью. За безмолвным
фасадом, который слабо отражает угасающее настроение, ничего, кроме обломков, зияющей душевной пустоты или
мертвящего дыхания холодной бездушности. Мы не можем по
5
фасаду судить, что скрывается за ним. Многие шизоидные люди
подобны римским домам и виллам с их простыми и гладкими
фасадами, с окнами, закрытыми от яркого солнца ставнями, но
где в полусумраке внутренних помещений идут празднества.
Цветы шизофренической внутренней жизни нельзя изучать
на крестьянах, здесь нужны короли и поэты", - заканчивает эту
часть пассажа автор.
Шизоидные качества характера исследователь обобщает
так:
1) необщителен, тих, сдержан, серьёзен (лишён юмора),
чудак;
2) застенчив, боязлив, тонко чувствует, сентиментален,
нервен, возбуждён, друг книги и природы;
3) послушен, добродушен, честен, равнодушен, туп, глуп.
И далее подытоживает: "шизоидные темпераменты
находятся между полюсами раздражительности и тупости,
так же как циклоидные темпераменты находятся между
полюсами весёлости и печали".
В отношении их социальной установки, автор отмечает
аутизм как важный шизоидный симптом и отмечает, что
"шизоидные люди или абсолютно необщительны или
общительны избирательно, в узком замкнутом кругу, или
поверхностно-общительны"[10, с. 477].
В отношении психического темпа Кречмер утверждает:
"Циклоидные темпераменты двигаются между "быстро" и
"медленно", шизоидные - между "тягуче" и "порывисто".
Циклоидная кривая темперамента волнообразна, шизоидная прыгающая"[10, с. 492].
Ещё одно наблюдение Кречмера: "Циклоид преизбыточен,
шизоид эксцентричен"[10, с. 493].
Разумеется это только беглый абрис взглядов Э.Кречмера
на проблему конституционально-генетических типов. В
заключение хотелось бы обратить внимание на то, как разделяет
Кречмер понятия "конституция" и "характер": "...под
конституцией мы понимаем сумму всех индивидуальных
свойств, которые покоятся на наследственности, т.е.
заложены генотипически"; "...под характером мы понимаем
сумму всех возможных реакций человека в смысле проявления
воли и аффекта, которые образовались в течение всей его
жизни, следовательно, из наследственного предрасположения и
всех экзогенных факторов..."[10, с. 566].
Можем заметить, что хотя именно Кречмер описал тип
атлетоида, он не описал психический тип эпилептоида. В этом
направлении работали другие авторы. Гуревич (1913) описал
корреляцию между эпилептоидной конституцией и строением
тела, с одной стороны, и быстрой сменой полярных тенденций
двигательного типа: медлительности и взрывчатости моторных
реакций, - с другой [5]. Описание этого типа под названием
глишроидии (гликроидии) (греч. glycys – клейкий, сладкий, eides
– подобный) считают заслугой Минковской [Minkowska F., 1923,
1935]. В качестве непременного условия для развития генуинной
эпилепсии швейцарская исследовательница рассматривала
наличие
эпилептоидной
конституциональной
предрасположенности. Она подчёркивала, что помимо
наследственных факторов, имеют значение также психические
особенности этих людей в виде инертности аффектов,
прилипчивости, малой подвижности, консерватизма традиций и
особенностей соматических в виде атлетического телосложения
[19]. Вклад в описание эпилептоида внес Ганнушкин П.Б. (1926).
Таким образом, получилось, что по числу "больших
болезней"
в
психиатрии
обозначилось
и
число
конституционально-генетических кругов, составляющих натуру
человека.
Шелдон
Американец Уильям Шелдон (род. в 1898 г.) работал вне
стен клиники. В 30-х годах он принял на себя труд просмотреть
фотографии 4000 обнажённых студентов колледжа, снятых
спереди сбоку и сзади. Что же выявилось? Опять та же
закономерность. Основных типов - три.
Крайние варианты телосложения, максимально не похожие
друг на друга он назвал эктоморфным, мезоморфным,
эндоморфным.
Первый тип отличается худобой, вытянутым лицом,
высоким лбом, тонкими длинными руками и ногами, узкой
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
грудной клеткой и животом, неразвитой мускулатурой,
отсутствием подкожного жирового слоя и хорошо развитой
нервной системой.
Для второго характерны широкие плечи и грудная клетка,
мускулистые руки и ноги, минимальное количество подкожного
жира, массивная голова.
Третий тип характеризуется общей сферической формой,
мягкостью, наличием очень большого живота, большого
количества жира на плечах и бёдрах, круглой головой, вялыми
руками и ногами, неразвитыми костями и мышцами.
Продолжим изложение взглядов Шелдона, поскольку его
вклад в развитие взглядов на природу человека кажется автору
существенным. Хотя уже Кречмер допускал "переплетение
предрасположений", "конституцональное соединение", которое
он называл перекрещиванием [10, с. 429,430], именно Шелдону
и его коллегам [20] принадлежит авторство концепции
естественного сочетания в телесном, а затем и психическом
сложении человека трёх основных структурных начал,
"первичных компонентов". По гипотезе авторов каждый из этих
компонентов имеет генетическое родство с зародышевыми
листками, развитие которых исследует эмбриология. Имеет
значение соотношение видов тканей организма, развивающихся
из трёх зародышевых листков: эндодермы, мезодермы и
эктодермы. (Из эндодермы развиваются внутренние органы, из
мезодермы - кости, мышцы, сердце, кровеносные сосуды, из
эктодермы - волосы, ногти, кожа, нервная система).
Выраженность каждого тканевого компонента может быть
оценена, согласно взглядам этой группы авторов, по
семибальной шкале, - таким образом, каждое конкретное
телосложение есть комбинация эндоморфности, мезоморфности
и эктоморфности, которая может быть описана набором из трёх
цифр, своебразной формулой соматотипа. Кречмеровские
типы описываются при таком взгляде на конституцию человека
следующими формулами: 7-1-1 (пикник), 1-7-1 (атлет), 1-1-7
(астеник). Но могут быть промежуточные варианты сложений:
5-3-5 - и тому подобные.
Существенно было и то, что Шелдону удалось выявить и
"первичные компоненты темперамента", названные им
церебротония, соматотония, висцеротония и обнаружить
достоверную корреляцию между типом сложения и
характерологическими чертами.
Каждый компонент темперамента определялся по 20
чертам, тщательно отбранными автором из общего массива
психологических характеристик, которые в принципе присущи
человеку. Таким образом стало возможным говорить об
"индексе темперамента". Индекс висцеротоника: 7-1-1,
соматотоника: 1-7-1, церебротоника: 1-1-7.
Интересны признаки наличия тех или иных компонентов в
складе человека, выбранные Шелдоном. Перечислим их.
Соматотония: уверенность в осанке и движениях, любовь
к физическим нагрузкам и приключениям, энергичность,
потребность в движениях и удовольствие от них, стремление к
господству, жажда власти, склонность к риску, решительные
манеры, храбрость в бою, агрессивность в соревновании,
психологическая
нечувствительность,
эмоциональная
чёрствость,
нелюбовь
к
замкнутым
пространствам
(клаустрофобия), отсутствие жалости и такта, громкий голос,
спартанское безразличие к боли, общая шумливость, внешний
вид соответствует более пожилому возрасту, скрытность в
чувствах, агрессивность и настойчивость в состоянии
опьянения, тяга к действию в тяжёлую минуту, ориентация на
юношеские цели и занятия.
Висцеротония: расслабленность в осанке и движениях,
любовь к комфорту, замедленные реакции, любовь к пище,
застольям, удовольствие от пищеварения, любовь к вежливому
обхождению, расположенность к общению, приветливость со
всеми, жажда похвалы и одобрения, ориентация на других
людей, стабильность эмоциональных проявлений, терпимость,
безмятежная
удовлетворённость,
глубокий
сон,
бесхарактерность, лёгкость в выражении чувств, общительность
и мягкость в состоянии опьянения, потребность в людях в
тяжёлую минуту, ориентация к детству и семейным
взаимоотношениям.
Вот характеристика “церебротоников”: сдержанность
манер и движений, скованность в осанке; чрезмерная
физиологическая реактивность; повышенная скорость реакций;
склонность к интимности; чрезмерное умственное напряжение,
6
повышенный уровень внимания, тревожность; скрытость чувств,
эмоциональная сдержанность; беспокойные движения глаз и
лица; “людобоязнь” (социофобия); затруднения в установлении
социальных контактов; трудность приобретения новых
привычек, слабый автоматизм; нелюбовь к открытым
пространствам (агорафобия), неумение предвидеть отношение к
себе других людей; тихий голос, боязнь вызвать шум;
чрезмерная чувствительность к боли; недостаточный сон,
хроническая усталость; юношеская живость манер и внешнего
облика; погруженность вглубь себя (церебротоническая
интроверсия); устойчивость к действию алкоголя и других
депрессантов; тяга к одиночеству в тяжёлую минуту; ориентация
к поздним периодам жизни [13, с. 250, 251].
Кстати, если говорить о реакциях на стресс, то три
основные реакции были выделены в 70-х годах прошедшего
столетия и отечественными учёными (Корнетов и др.) в
экспериментах на животных. На «обзванивание» клетки
трудновыносимой громкости звонком крысы выдавали либо
реакцию по типу застывания (напоминающую каталепсию при
шизофрении), либо реакцию эмоциональную по типу депрессии,
либо двигательную реакцию по типу судорог.
П.Б. Ганнушкин (1875 – 1933), не привязывая впрямую их
к морфотипу, в духе нозологизма, выделял следующие группы
психопатий:
1.
Группа
циклоидов:
конституциональнодепрессивные, конституционально-возбужденные, циклотимики,
эмотивно-лабильные (реактивно-лабильные)
2.
Группа астеников.
3.
Группа шизоидов, мечтатели.
4.
Группа параноиков, фанатики.
5.
Группа эпилептоидов.
6.
Группа
истерических
характеров,
патологические лгуны.
7.
Группа неустойчирых психопатов.
8.
Группа антисоциальных психопатов.
9.
Группа конституционально-глупых [4].
Карл Леонгард выделял также без привязки к морфотипу
следующие акцентуации личности:
1)
демонстритивные личности
2)
педантичные
3)
застревающие
4)
возбудимые
5)
гипертимические
6)
дистимические
7)
аффективно-лабильный темперамент
8)
аффективно-экзальтированный
темперамент
9)
тревожные (боязливые) личности
10)
эмотивные
11)
сочетание акцентуированных черт
характера и темперамента
12)
экстравертированная
акцентуация
личности и ее комбинации
13)
интровертированная
акцентуация
личности и ее комбинации[12].
М.Е. Бурно выделяет следующие характерологические
типы (радикалы):
1)
сангвинический (синтонный характер (циклоид);
2)
напряженно-авторитарный характер (эпилептоид);
3)
тревожно-сомневающийся характер (психастеник);
4)
застенчиво-раздражительный характер (астеник);
5)
педантичный характер (ананкаст);
6)
замкнуто-углубленный, аутистический характер
(шизоид);
7)
демонстративный характер (истерик);
8)
неустойчивый характер (неустойчивый психопат);
9)
смешанные
(мозаичные)
характеры
–
а)
«грубоватый»
характер
(органический
психопат),
б)
«эндокринный
характер» (эндокринный
психопат),
в)
«полифонический» характер [3].
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
Куликов
Наряду с
тенденцией
к
выделению
наиболее
фундаментальных индивидуальных различий, существует, как
мы уже заметили выше, и другая тенденция: выделять все
большее количество мелких признаков и создавать
классификации конституциональных типов с количеством
вариантов, приближающимся к бесконечности. В.И. Куликов
(1988) утверждает, что созданный им индивидный тест
«Словесный портрет» фиксирует и различает 6.1  1054
индивидуальностей.
По сравнению с его тестом
дактилоскопический тест является более обобщенным и
дифференцирует всего 59 049 индивидуумов. А вот если
довести количество соматических полярных типов с 5, которые
В.И. Куликов считает признанными в настоящее время
(атлетоидный, пикнический, брюшной, респираторный и
церебральный) до 23 (по числу пар хромосом у человека), тогда
станет возможным различать от 32 (25) до 8 338 608 (223)
комбинаций индивидуальностей [11].
Реализуя свою программу, направленную на умножение
количества вычленяемых радикалов до количества пар
хромосом, цитируемый автор выделяет следующие измерения в
морфологии типов конституции:
1. мужчина – женщина
2. шизотимик (астеноидный; узкое лицо) – циклотимик
(пикник; лицо широкое)
3. неконфликтный
(травоядный,
тупые
клыки)
–
конфликтный (плотоядный; острые клыки)
4. сильный (атлет; выпуклое надбровье, жесткие руки) –
слабый (грацильный; сглаженное надбровье, мягкие руки)
5. выносливый (ваготоник; брови внутри глазницы) –
невыносливый (симпатотоник; брови снаружи глазницы)
6. мыслительный (конечностный; уголки рта приподняты) –
художественный (туловищный; уголки рта опущены)
7. педантичный (психастеноидный; мочка слитная со
щекой) – демонстративный (истероидный; мочка
отвисшая)
8. разумный (церебральный; высокий лоб) – интуитивный
(нецеребральный; низкий лоб)
9. мужественный (грудной; широкоплечий, большая
жизненная емкость легких) – женственный (негрудной;
узкоплечий, малая жизненная емкость легких)
10. гипотимный (козелковый; козелок одновершинный) –
гипертимный (гипокозелковый; козелок двухвершинный)
11. подозрительный (монголоидный; складка верхнего века
прикрыта) – доверчивый (антимонголоидный; складка
верхнего века открыта)
12. сосредоточенный (резцовый; верхнемедиальные резцы
большие)
–
отвлекаемый
(гипорезцовый;
верхневнутренние резцы не выделяются)
13. сдержанный (подбородочный; прощупывается ямочка на
подбородке) – аффективный (гипоподбородочный; нет
ямочки на подбородке)
14. нетерпеливый (долихоморфный или астеник; узкое
туловище)
–
терпеливый
(брахиморфный
или
гиперстеник; широкое туловище)
15. исполнительный (пигментированный; есть веснушки) –
нестарательный (гипопигментированный; нет веснушек)
16. неэмпатийный (гипергонадный; есть ямочки смеха) –
эмпатийный (гипогонадный; нет ямочек смеха)
17. интроверт (взор обращен внутрь) – экстраверт (взор
обращен наружу)
18. нейротист (прогнатоидный; зубы
наклонены)
–
эмоционально-стабильный
(ортогнатоидный;
зубы
вертикальные)
19. нетревожный (меланохрой; темноволосый) – тревожный
(ксантохрой; светловолосый)
20. доминантный
(противозавитковый)
–
покорный
(гипопротивозавитковый)
21. чуткий
(завитковый;
завиток
скрученный)
–
неотзывчивый (гипозавитковый; завиток раскрученный)
22. требовательный
(ушной;
уши
большие)
–
нетребовательный (гипоушной; уши малые)
23. неимпульсивный (широконосый; тупой кончик носа) –
импульсивный (узконосый; узкий нос, острый кончик
носа).
7
Цитируемым автором описаны и более детально отличия
типов. Травоядный от плотоядного, например, отличается по
следующим признакам:
1)
клыки тупые - заостренные
2)
уши узкие – широкие
3)
диастема (расщелина между верхними резцами)
отсутствует – имеется
4)
нос обычный – семитический
5)
брови расширяются наружу – внутрь
6)
дистальные
фаланги
больших
пальцев
продолговатые – круглые
7)
подбородок выступающий – скошенный
8)
при полуоткрытом рте видны зубы нижние –
верхние
9)
мочка обычная – двойная [11, c. 238]
Соответственно различиям в морфологии отмечаются и
различия в психологии этих типов. Подробные психологические
описания сделаны цитируемым автором для каждого из 23
полярных типов, выделяемых им.
А вот описания отдельных позиций во внешности,
сделанные им. Глубокие складки крыльев носа: аккуратность,
любовь к познанию, обесценивание любви, ослабление интереса
к еде, усиление силы кисти, ухудшение ориентировки,
улучшение работы при словесном наказании, а не поощрении и
др.
Или:
широкие
губы:
недициплинированность,
нерациональность, либерализм, флегматизм, воспитанность,
жизнерадостность, демонстративность. Лень, повышение
интереса к искусству и любви, пренебрежение деловой
эффективностью,
интропунитивность,
предпочтение
коричневого цвета, безошибочное слуховое запоминание,
словесное наказание замедляет деятельность.
Уайтсайд
Похожим образом толкует отдельные черты лица Р.
Уайтсайд [16].
Он
выделяет
характеристики
области
глаз:
невзрывчатость, беспечность (широко расставленные глаза),
вспыльчивость, стремление навести порядок
(близко
поставленные глаза), эмоциональность и нежность (большие
теплые глаза с приподнятыми бровями), деловитость
(небольшие, глубоко посаженные глаза с относительно низкими
бровями), критическое восприятие, умение видеть, что нужно
сделать в первую очередь (внешние уголки глаз, направленные
книзу), отсутствие критического восприятия, невидение
изъянов и пропуск открывающихся возможностей (внешние
уголки глаз приподняты), аналитические способности (верхнее
веко слегка приспущено, «наплывающее» на ресницы), слабые
аналитические способности, склонность к мгновенным
действиям (верхнее веко открыто), обаяние (глаза ясные,
блестящие, «звездочки в глазах»), отсутствие шарма и обаяния
(тусклые глаза), серьезность (глубоко посаженные глаза),
беззаботность (глаза сидят неглубоко), озабоченность
(«стеклянный»
взгляд,
глаза,
налитые
кровью),
предрасположенность к несчастным случаям (ось взгляда
одного глаза проходит выше оси взгляда другого, вертикальный
страбизм), меланхолия (под радужной оболочкой видна полоска
белка), лживость (бегающие глаза), искренность (глаза широко
открыты,
взгляд
спокойный),
приветливость
(брови
расположены близко к глазам, Марк Твен) и разборчивость,
«церемонность» (брови расположены относительно высоко).
Дополнительные
характеристики
области
глаз:
эстетические
наклонности
(прямые
ровные
брови),
театральность (круглые дугообразные брови), чувство юмора
(заметные морщинки, отходящие от внешних уголков глаз), дар
«красного словца» (небольшие морщинки, идущие от
внутренних уголков глаз и спускающиеся вниз к щекам),
оригинальность суждений (один глаз расположен выше
другого), стремление к точности (морщины между бровями),
повышенное внимание к мелочам (пара небольших утолщений в
нижней части лба, как раз над внутренними концами бровей),
методичность (нависание над бровями нижней части лба).
Характристики области рта: щедрость (полные губы) и
экономность (губы небольшие и тонкие), оптимизм (уголки губ,
обращенные вверх) и пессимизм (уголки губ, обращеные вниз),
импульсивность, «сначала скажет, потом подумает» (рот
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
выступает вперед), слабая импульсивность, рассудительность
(рот относительно слабо выступает из общего овала лица),
красноречие (морщины проходят от внешних краев носа к
краям рта), самолюбование своей внешностью (маленькое
расстояние между ртом и носом), остроумие (необычно
большое расстояние между носом и ртом), упрямство,
выражающееся в автоматическом отпоре (острый Vобразный подбородок, нижняя часть лица приобретает
«птичий» вид), отзывчивость (более ровная нижняя часть
подбородка), драчливость (относительно широкий и плоский,
так называемый бульдожий подбородок).
Характеристики овала лица: высокая уверенность в себе
(отношение ширины лба на уровне бровей к длине овала лица в
пользу ширины, широкое лицо), низкая уверенность в себе
(отношение ширины лба на уровне бровей к длине овала лица в
пользу длины, узкое лицо), консерватизм (круглое лицо) и
целеустремленность (квадратное лицо), чувствительность как
физическая, так и эмоциональная (утонченное строение,
«детские волосики» и нежная, почти прозрачная кожа),
физическая устойчивость (жесткие волосы и «толстая», грубая
кожа), физическая энергия (основная масса лица сосредоточена
ниже носа) и психическая энергия (ниже носа сосредоточена
относительно небольшая масса лица), авантюризм (высокие,
заметно выступающие скулы), авторитарность, смелость
(широкая, «адмиральская» нижняя челюсть, Черчилль),
уверенность в собственных силах, решительность (широкие
ноздри), жадность (ото рта к ушам лицо расширяется, самая
широкая часть лица находится на уровне ушей), пониженное
стремление к стяжательству (лицо по направлению к ушам
сужается), склоность к идеализации (низкое расположение
ушей относительно носа), прагматизм (уши расположены
высоко), отзывчивость («сентиментальные» глаза, полные
красные губы), отсутствие склонности сопереживать
(маленькие глазки и рот – щелка), подверженность смене
настроений (отличие половин лица друг от друга),
понятливость (высокий, широкий лоб), лидерство (широкий
овал лица и не слишком далеко посаженные друг от друга
глаза).
Характеристики
профиля:
представительность,
требование к себе внимания, мысли о том, что будет потом
(центр тяжести головы смешен вперед больше, чем обычно,
относительно линии, проходящей через слуховые отверстия),
спокойствие и постоянство, мысли о прошлом (смещенный
назад центр тяжести головы, если смотреть сбоку), склад ума:
философский (лоб прямой) и практический (лоб скошен назад),
руководитель (орлиный нос) и подчиненный («вогнутый» нос,
напоминающий трамплин для прыжков на лыжах),
доверчивость (курносый нос и приподнятая верхняя губа) и
скептицизм (кончик носа загнут вниз, иногда даже доходя до
верхней губы), музыкальность (ушная раковина «раструбом»,
закругленность ушной раковины по внешнему краю), упорство
(выдвинутая нижняя челюсть), проницательность, склонность
к рекламной деятельности (заостренный, обтекаемый
профиль),
замедленное
включение
в
происходящее
(«туповытый»,
необтекаемый
профиль),
физическая
активность, сексуальные способности (относительно большая
масса задней нижней части головы), меньший интерес к
физическому самовыражению, пониженное половое влечение,
мистицизм (малая масса задней нижней части головы).
Здесь мы видим ту же тенденцию связывать отдельные
черты внешности с отдельными психическими свойствами.
Очень многие достойные люди внесли свой неоценимый
вклад в развитие учения о психопатиях (Суханов С.А., Шнейдер
К., Сухарева Г.Е., и др.), об акцентуациях характера (Личко
А.Е. и др.), о психологии индивидуальных различий (Лазурский
А.Ф., Теплов Б.М., Ильин Е.П. и др.). Автор отобрал из
доступных ему источников только то, что непосредственно
имеет отношение к развиваемым им взглядам, связанным с
морфопсихологией, и намерен сейчас подвести некоторый итог
сделанной экспозиции взглядов и высказать некоторые свои
соображения по обсуждаемому вопросу.
Круглые, квадратные, треугольные
Отталкиваясь от разработок упомянутых авторов, автор
искал свои, по возможности нейтральные названия для
8
рассматриваемых складов и наиболее характерные их внешние
характеристики. В результате возникла «геометрическипокровная» классификация.
Кшатрии-эпилептоиды-соматотоники
стали “квадратными и лохматыми”. Что это
значит? Впечатление, которое производят
люди
с
преобладанием
этого
конституционально-генетического радикала
и геометрическая фигура квадрат в чём-то
похожи: косая сажень в плечах, ноги
прочно стоят на земле, волосы растут
параллельно
бровям,
выраженные
надбровные дуги, нос c горбинкой,
подбородок выступающий, “шкура” толстая. О шевелюре надо сказать особо:
волосы прочные, «в палец толщиной» - и
Рис. 2
чем они жёстче, тем и характер жёстче. У
женщин – «воинственная» чёлка. Челка эстетически
компенсирует и дополняет волевой выступ подбородка.
Схематический облик этих людей примерно такой, как на Рис. 2.
Напористость, способность добиваться своего, талант подчинять
себе людей явно свойственны людям этого типа, можно сказать,
что власть – их стихия. Установка их личности – иерархическая.
Соответственно сами они – иерархисты. Такого типа людей
легко найти среди военных, спортсменов, если они являются
начальникам, то деспотического, авторитарного стиля (“Мы
посовещались, и я решил”.).
Вайшья-циклоиды-висцеротоники будут
“круглые и лысые”. Их формы действительно
округлые: у них объёмная голова для шуток,
объёмная грудная клетка для песен, объёмный
живот, для того, чтобы ценить вкусные блюда.
Голова от волос свободная, вроде той, о
которой
хрестоматийно
мечтал
шекспировский
Цезарь
для
своих
приближённых2, нос – относительно короткий
с мягким округлым кончиком, «смотрящим
вперед», щёки - пышные, брови - круглые,
кожа - нежная, манеры обходительные,
Рис. 3
походка мягкая, почерк закругленный. Чтобы
не создалось впечатление, будто описываемая типология
касается только мужчин, заметим, что женщины этого типа
имеют рост волос дужкой (как у кружевницы Венецианова,
которая впрочем, по портрету, имела неплохой «шизоидный»
радикал (тонко- и остроносая), волосы у них мягкие и,
соответственно, более короткие. Нос “картошкой” или
«пуговкой» - тоже не обязательный элемент, достаточно, чтобы
носик был чуть-чуть вздёрнут и был с симпатичным
кругленьким кончиком. “Приятная пухлость” же свойственна
как мужчинам, так и женщинам этого типа. Схематический
облик людей этого типа на Рис. 2. Они переключаемые,
подвижные, эмоциональные, артистичные, как никто, способны
ценить радости жизни и общаться. Находят себя в сфере
общественных дел: это либо учитель, либо артист, либо ловкий
торговец, если администратор, то демократичный. Из этих же
людей получаются идеальные диспетчеры, кассиры и
профессионалы в других областях, где требуется поворотливость
и умение общаться.
Немножко отклоняясь от хода нашего размышления,
заметим, что идеализировать ни один из складов мы не должны.
Хоть и может сложиться о “круглых” впечатление как о неких
добрячках, будем иметь в виду, что мы разбираем не моральные
качества людей, а их конституциональные, т.е. природные,
склады. Берия, подручный Сталина, очень был оборотист и
«умел ценить радости жизни», но радости от этого никому не
было. Папаша Мюллер в незабываемом исполнении лысого
Броневого был как обаятелен! А - фашист. И вообще, будем
иметь в виду, что, как говорит русская пословица, “в каждом
Цезарь. Окружите меня людьми полными, с головами блестящими
и хорошим сном. Взгляд Кассия чересчур глубок. Он
мыслит слишком много, такие люди ведь опасны.
Антоний. Его не бойтесь вы, он не опасен, он благороден и очень
одарён.
Цезарь.
Если б жиру больше было в нём.
Шекспир. “Юлий Цезарь”
2
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
чину есть по сукину сыну”. Среди “круглых” - как ни среди
кого мошенников, многожёнцев и т.д. Тот же Чичиков у Гоголя
- какой был “обаяшка”! Ведь каждая способность - соблазн,
испытание. Если для “квадратных” сила есть пробный камень
их благородства - употребят её не на общее благо или на
добычу лёгких благ одним ударом кулака, останутся
Добрынюшками Никитичами или превратятся в бандитов,
насильников и убийц – в Змеев Горынычей, то для “круглых”
их обаятельность, способность уместно пошутить, расположить
к себе собеседника – тоже выверитель их добросовестности –
ведь велико искушение свою “гипнотическую” способность
использовать в корыстных целях.
Итак, если первые - герои в захвате и удержании власти,
искусны в подчинении себе других людей, то вторые - как
никто другой склонны ценить “сласть”, и ради неё готовы на
многое.
Их личностную
установку можно назвать
гедонистической: гедонисты. Есть ли ещё тип, отличный от них
обоих? Мы уже знаем, что такой “чудак” есть - не
интересующийся ни земным самоутверждением, ни счастьем
довольной жизни. Это - сухощавый и гордый человек знаний.
Брахманы-шизоиды-церебротоники
будут «треугольными и с залысинами».
Лицо их, действительно, напоминает
треугольник: обширный лоб с залысинами
в углах лба, скулы острые, подбородок
узкий, нос – основная их гордость вытянутый, благороднее не бывает, также
как и глубоко посаженные глаза, которые
“кочерёжкой не достанешь”. Фигура в
целом сухая. Они производят впечатление
аристократов в роду человеческом.
Им тоже есть чему порадоваться.
Рис. 4
Ибо как никто другой именно они
отличаются
глубиной,
нестандартностью
мышления.
Ценностью для них обладает знание. Их можно назвать
гностицистами – людьми знания. Находят себя в науке,
духовных исканиях. В минус им часто вменяют их
“холодность” и непрактичность.
Есть и другие измерения человека, которые очень важны
для определения его характера. Например, чем
тоньше,
удлиненней человек, тем более он деликатен, уступчив, чем
более приземист, плотен, тем более он самоуверен,
наступателен. Об этом подробнее мы поговорим ниже.
Мысль, которая кажется автору очень важной: нет людей,
составленных только из одного начала. Всегда можно говорить
только о пропорции и преобладании. Еще Кречмер ввел
понятие о «наслаивании», т.е. комбинации различных
конституциональных типов (Legierung). Ганнушкин развивал
аналогичные мысли, говоря о «смешанных психопатиях» и
вспоминая «формулу» Йельгерсма (Jelsgersma): «Каждый
человек немного маниакален, меланхоличен, истеричен,
параноичен и т.д.», - а также слова Хэберлина (Haeberlin):
«Люди отличаются друг от друга не отдельными чертами
характера – они на лицо у каждого – а способом их сочетания»
[4, с. 90]. Если условно каждому началу дать по 7 баллов, как
это предложил ещё Шелдон, то всего наберётся 21, но человека,
который набрал бы такое количество баллов пока не рождала
мать-природа. Есть люди, приближающиеся к этому. Вспомним
портрет Леонардо да Винчи, например: обширный лоб с
залысинами, глубокие глаза, нос достаточно большой и - не
менее значительная нижняя часть лица. Можно предположить,
что каждое из начал у него было явлено на 6 баллов. В
результате имеем гения. Стоит иметь ввиду, что даже два
начала, явленные значительно, уже дают человека необычайно
даровитого, выдающегося. По мнению Шелдона сумма трех
чисел соматотипа никогда не ниже 9 и никогда не выше 12.
Думается, что имеет отношение к среднестатистической
одаренности. На примере Леонардо мы можем предполагать,
что этот индекс может быть и больше.
9
«Костистые», «рельефные» - да, астеничные – нет!
Автор уже начал выше говорить о дополнительных
измерениях человеческой натуры, таких, в частности как
«вытянутость» или «приземистость». Продолжим разбор
влияния астеничности – гиперстеничности на психический склад
человека.
Есть пункт, который приходится оспорить у Кречмера.
В качестве первого типа сложения он выделил
"астенический", а не собственно шизоидный, как бы его ни
назвать. В этом, я думаю, была ошибка. Возможно, уходя от нее,
он стал пользоватья термином «лептосомное сложение» вместо
первоначально выбранного им термина «астеническое
сложение». Но и в этом термине звучит «тонкость», «нежность»,
как мы указывали в сноске в соответствующем месте. Согласно
наблюдениям автора, астеничность, нормостеничность и
гиперстеничность не являются самостоятельными измерениями,
имеющими значение для постановки диагноза типа личности.
Шизоидная же конституция имеет собственные измерения,
независимые от выраженности астеничности или стеничности.
Могут быть шизоиды астеники, нормостеники и гиперстеники.
Разумеется, это будут разные шизоиды, но это будут именно
шизоиды. При наличии количественных различий в смелости
или робости, твердокожести или сенситивности, это будут люди
стилистически похожие.
Астеничность, нормостеничность и гиперстеничность - это
не более чем обертона, придающие более нежное или более
грубое звучание основным тонам, которыми, кстати, могут быть
не только шизоидные, но точно также и циклоидные и
эпилептоидные. Т.е., могут быть астеничные циклоиды,
нормостеничные циклоиды и гиперстеничные циклоиды. Это же
имеет отношение и к эпилептоидам: они могут быть как
астеничными, так и нормостеничными, и гиперстеничными.
В связи с вышеизложенным автор статьи считает
неудачным название конституции, имеющей сродство с
реагированием по типу "застывания, засыпания" в ответ на
вредность, астенической или лептосомной. Её можно назвать
сухощавой, костистой, рельефной или ещё как-нибудь, но не
астенической.
Упомянутый Кречмером "реберный индекс" (величина
подгрудинного рёберного угла) прямого отношения к
шизоидной конституции, по мнению автора, не имеет.
Это отнюдь не отменяет правильности описания
Кречмером характерной внешности шизоида. В частности,
угловой профиль лица с выступающим носом и уходящим назад
подбородком, остаются визитной карточкой "истинного
шизоида".
Вытянутость же или "сплющенность" фигуры может быть
приложением к любому складу.
Вытянутость, утонченность пропорций тела предполагает и
большую «тонкость, нежность психики» как в плане восприятия,
так и в плане ответа на вызов обстоятельств. Астеничности
строения тела соответствует повышенная чувствителность и
пониженная
стрессоустойчивость,
истощаемость.
Чувствительность, сознание своей «слабости» у личностей с
преобладанием эпилептоидного радикала входит в противоречие
с их стремлением к самоутверждению, предполагающим
готовность биться за свои позиции в жизни, приводит к
возникновению внутреннего конфликта между гневливостью и
склонностью устрашаться; у людей с преобладанием
циклоидного радикала, чувствительность проявляется в
межличностных отношениях: они особенно остро ранятся
холодностью шизоидов и жесткостью эпилептоидов, обманами
доверия со стороны своих «братьев» циклоидов; у лиц с
преобладанием
шизоидного
радикала
чувствительность
реализуется в то, что называется «сенситивностью»: тоже
вариант ранимости.
Астеники любого базового сложения менее уверены в себе,
отступают в борьбе с большей вероятностью, чем нормостеники
или гиперстеники того же склада. На них «садятся», ими
«понукают».
Сплющенность пропорций тела, напротив, предполагает
большую устойчивость к действию многих вредностей. Но у неё
есть и отрицательное значение. Самооценка у этих людей столь
же безосновательно завышена, сколь безосновательно она
занижена у астеников. Это приводит к самоуверенности,
порождающей проблемы в общении с другими людьми. Рано
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
или поздно их чрезмерная экспансивность в интеллектуальной
(у
гиперстенических
шизоидов),
эмоциональной
(у
гиперстенических циклоидов) или волевой деятельности (у
гиперстенических эпилептоидов) может начать докучать
окружающим, и они начнут посылать «сигналы отрицательной
обратной связи». Бесцеремонно выдавливая других людей с их
территории, гиперстеники могут нажить врагов, а также
оказаться одинокими. Эпилепто-циклоидный гиперстеник
Бенито Муссолини в какой-то момент утомил нацию. С
немалой
шизоидной
добавкой
цикло-эпилептоидный
гиперстеник Наполеон Бонапарт получил обратную связь в
виде помещения его на отдаленный остров. Циклоидный
гиперстеник с эпилептоидными добавками Хрущев при
возвращении с отдыха был отвезен в Новосибирск вместо
Москвы и отстранен от власти.
Астеничность-гиперстеничность - это не самостоятельный
радикал,
а
дополнительное
измерение,
подобное
мужественности и женственности.
Астеничность имеет кажущееся сродство к шизоидности,
но не большее, на самом деле, чем, к циклоидности и
эпилептоидности.
Астеника немного в общении и шизоида немного. Но это
лишь поверхностное сходство. Астеник (когда говорим просто
"астеник", надо понимать это как "астеник любого толка")
уступает своё место другому, сохраняя свои силы, шизоид же
(как "вытянутый", так и "сплюснутый") мал в своих
проявлениях вовне из-за свойственной ему погруженности во
внутренний процесс. «Скромность» и «деликатность» человека
с вытянутыми пропорциями тела и отрешенность человека с
выступающим носом и залысинами в углах лба – отнюдь не
одно и тоже. В последнем случае имеем дело с отрешенностью.
Так же и гиперстеничность имеет условное родство с
эпилептоидностью: она определяет напористость, уверенность в
себе, бесцеремонность в ряде случаев. Но и здесь сходные
феномены имеют разное звучание, разное происхождение. Это
не мешает им, впрочем, потенцировать друг друга.
У астеников давление как артериальное, так и «давление
на жизнь» - пониженное, у гиперстеников есть тенденция к
формированию гипертонии.
Столь
же
неспецифичны
мужественность
и
женственность. И хотя имеется условное сродство между
мужественностью и эпилептоидностью, с одной стороны, и
женственностью и астено-циклоидностью, с другой, но это
сродство не следует рассматривать как внутренне связанное.
Суммация качеств здесь происходит лишь "арифметическая".
Внешнее сходство проявлений этих влияний не обманет
внимательного наблюдателя.
Взаимопотенцирующими оказываются, создавая «адскую
смесь»: мужчина гиперстеничный эпилептоид, еще и органик.
И, наоборот, само очарование - женщина астено-циклоидного
склада, да еще с сохранной нервной системой…
«Вторичные склады»
Ряд авторов выделяют как особые склады, например такие:
астенический,
психастенический,
паранойяльный,
истерический, ананкастический.
Автору кажется, что эти типы объяснимы как комбинация
уже описанных «тонов» и «обертонов». Паранойяльный склад –
это комбинация шизоидного (с его холодностью и
«идейностью»), эпилептоидного (с его последовательностью,
ригидностью) радикалов. Сталин как пример. Гиперстеничность
и мужественность будут усиливать паранойяльные тенденции.
Истерический склад – это разновидность циклоидного
склада, чаще всего с астенической добавкой, с женственностью
в натуре. Демонстративность – это приобретенный стиль
поведения, используемый для достижения своих целей людьми
недостаточно энергичными для того чтобы быть, а не казаться.
Психастенический склад – астенический склад с явным
налетом шизоидности («жухлость чувств») и циклоидности
(«реалистичность»)
при
дефиците
эпилептоидности
(гиповитальность, неотчетливые влечения).
Ананкастический склад – смесь эпилептоидности,
шизоидности при дефиците циклоидной естественности и
10
поворотливости
психики,
возможно,
органической застреваемости, вязкости.
с
добавлением
В последующих публикациях автор надеется привести
примеры
морфопсихологического
анализа
конкретных
личностей, описать специфику психологической проблематики
представителей разных складов с точки зрения развиваемого
автором соматопсихологического подхода и дать примеры
психокатализа людей различных складов.
Summary
Concerning the problem of genetic constitutions of
personality
The article deals with the hystory and the modern state of the
problem the genetic constitutions of the personality. The author
analyses two tendencies in this field of knowledge. One is to multiply
the number of personality traits and theirs combinations to infinity.
The other is to reduce a multitude of human natures to a limited
number of personality types. For practical needs the author proposes
to distinguish four basic personality “radicals” which most essentially
affect personality functioning and to use the analysis of the
morphopsychological appearance the of a person to verify the
diagnostic hypotheses conserning the genetic constitutions of the
personality. A great part of the article deals with the concrete
correlation between the external (morphological) and internal
(psychological) characteristics of a person.
Key words: genetic constitutions of personality, talent,
psychopathia, somatotypes, morphopsychology
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Абуль-Фарадж "Книга занимательных историй". Пер. с
сирийского. Гос. Изд-во художественной литературы. М.:
1957. С. 221-230
Блейхер
В.М.,
Крук
И.В.
Толковый
словарь
психиатричкеских терминов. Воронеж: Изд-во НПО
"МОДЭК", 1995 г. – 640 с.
Бурно М.Е. О характерах людей (психотерапевтический
очерк). – М.: «Издательство ПРИОР», 2000. – 80 с.
Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий, их статика,
динамика, систематика. – Н. Новгород: Изд-во НГМА,
1998. – 128 с. – (Библиотека медицинской классики.
Психиатрия).
Гуревич М.О. Об эпилептоидных состояниях у
психопатов и их отграничении от эпилепсии // Совр.
психиатр. – Кн 4., 1913. См. также: Ю.В. Каннабих Цит.
произв. С. 491.
Ермошин А.Ф. Вещи в теле: Психотерапевтический
метод работы с ощущениями. – М.: Независимая фирма
«Класс», 1999, 2004. – 320 с. – (Библиотека психологии и
психотерапии, вып. 72).
Ермошин А.Ф. Мама уезжает на поезде: психокатализ
трудных случаев фобий, горя, острых травм //
Психотерапия. – 2003. - № 9. – С. 42-48.
Каннабих Ю. История психиатрии. Предисловие П.Б.
Ганнушкина. Репринтное издание. М.- ЦТР МГП ВОС
1994.. Там же. С. 480 C. 440 Cc.244, 245.
Клинический архив гениальности и одаренности
(эвропатологии). Под
редакцией Г.В. Сегалина, 20
выпусков в 5 томах, 1925 – 1930. Свердловск, Издание
редактора. Выпускался ли альманах после 1930 года,
после 3-4 выпуска V тома, автору статьи неизвестно.
Кречмер Э. Строение тела и характер. - М.: Педагогикапресс, 1995. – 608 с.
Куликов В.И. Индивидуальный тест «Словесный
портрет». Владивосток: Издательство Дальневост. ун-та,
1988. – 248 с.
Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем.
(ГДР, Народ и здоровье, 1976 г.). Киев: Вища школа.
Головное изд-во, 1981. – 392 с.
Психология индивидуальных различий. Тексты. - М.: Издво Моск. ун-та, 1982. – 320 с.
Рогинский Я.Я. Проблемы антропогенеза. Изд-е 2-е, доп.
Учеб пособие для студентов ун-тов. – М., Высш. Школа,
1977. – 263 с. Цит. по Бурно М.Е. О характерах людей
(психотерапевтический очерк). – М.: «Издательство
ПРИОР», 2000. – 80 с. С. 18.
Тайна Характера. Чтение характера по лицу. Харьков,
«Фолио», 1996. – 494 с.
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
16. Уайтсайд Р. О чем говорят лица. – СПб: Питер Пресс,
1996. – 160 с. – (Серия «Сам себе психолог»).
17. Успенский П.Б. "Новая модель вселенной"
18. Biblioth`eque des psychiatrie publiee son la direction du
professeur Jean Delay. `Etdeudes de psuchologie m`edical
par Jean Delay, Paris, 1953.
19. Minkowska F. La constitution epileptoide et ses rapports avec
la structure de l’epilepsie essentielle. Проблемы психиатрии
и психопатологии. – М.: Биомедгиз, 1935.
20. Sheldon W.H., Stevens S., Tucker W.B. of Human Physigue.
1940; Sheldon W.H., Stevens S. The Varieties of
Temperament: Psychology of Constitutional Differencis.
N.Y.: Harper, 1942.
Дополнительная информация по методологии
психокатализа на сайте: www.psychocatalysis.ru
Другие сайты, поддерживаемые Ермошиным А.Ф.:
www.sophia-a.narod.ru www.antiochki.ru
Темы семинаров по курсу психокатализа:
1. Вещи в теле: базовая техника работы с
эмоциональными напряжениями методом
психокатализа.
2. Работа с острыми и диффузными
психическими травмами методом психокатализа
(работа с горем, работа с фобиями и др.).
3. Сопровождения знаний в телесность, настройка
на быстрое усвоение иностранного языка и других
знаний.
4. Методика сенсибилизации и десенсибилизации
инстинкта самосохранения ("кодирование" и
"раскодирование" методом психокатализа).
Работа с фобиями как с диффузными травмами.
5. Комплексная проработка проблемы панических
атак.
6. Работа с разочарованием и обидой методом
психокатализа.
7. Конституционально-генетические склады
личности, морфопсихология и психокатализ
проблематики людей разных природных складов.
8. Актуализация личностного проекта методом
психокатализа.
9. Работа с ответственностью и контролем методом
психокатализа.
10. Комплексная терапия химических зависимостей,
игромании (2 цикла).
11. Работа с созависимыми.
12. Освобождение от эмоциональной зависимости от
другого человека.
13. Психиатрические случаи.
14. Работа с аллергией и другими
психосоматическими расстройствами.
15. Неврология.
16. Внешняя работа: растяжки, точечный массаж –
как дополняющие работу внутреннюю.
17. Сложные случаи и др. темы
По вопросам участия в семинарах или их
организации обращаться по телефонам: 8 495
5999444 (д.), 8 916 1407253 (моб.)
E-mail: [email protected]
11
Соматопсихотипы (морфопсихотипы) - сводная таблица (за помощь в ее создании автор благодарит И.А. Чеглову).
Выраженность каждого конституционального радикала оценивается по 7-балльной шкале.
Общая одаренность – сумма баллов. Средний человек – 9-12 баллов

Астеничность – в любом психотипе – вытянутость, утонченность пропорций – жертвенность, неуверенность, уступающие стратегии поведения;

Стеничность – в любом психотипе – коренастость – экспансивность, самоуверенность, наступательные стратегии поведения
Типы телосложения по
Эрнсту Кречмеру
Впечатление,
производимое внешностью
Внешность
Типы конституции
Типы по Уильяму
Шелдону (по
преобладающему
зародышевому листку)
Образные
характеристики А.Ф.
Ермошина
Ценностная природная
установка
Характрные черты
Точки силы
Излюбленная
пространственная позиция
Доминирующая ипостась
жизненной силы
Идеалы
Основные темы
Направленность энергии
Особенности мышления
Социальные функции
Способность к близости
Впечатление,
производимое поведением
©Ермошин А.Ф. 2006-2010
АТЛЕТОИДНОЕ
Крепко сшитая
Плотная, крепкая кожа,
Пышная шевелюра, волосы
толстые, их много
Крепкая переносица,
Нос с горбинкой, выступающие
надбровные дуги
Массивная нижняя часть лица,
волевой подбородок
ПИКНИЧЕСКОЕ
Красивая
Пышность, объемность,
особенно во второй половине
жизни
Тонкая кожа, пухлые щечки
Волосы тонкие, лысина на
макушке,
Нос «картошкой»
ЛЕПТОСОМНОЕ
Интересная
«Геометричность»,
«иероглифичность» строения,
«Шизоидный угол» –
выступающий длинный нос и слабо
выраженный подбородок
Глубоко посаженные глаза
(«иконный лик»)
ЭПИЛЕПТОИД
ЦИКЛОИД
ШИЗОИД
СОМАТОТОНИК
(мезодерма)
ВИСЦЕРОТОНИК
(эндодерма)
ЦЕРЕБРОТОНИК
(эктодерма)
КВАДРАТНЫЙ И ЛОХМАТЫЙ
КРУГЛЫЙ И ЛЫСЫЙ
ИЕРАРХИСТ (ценит власть)
Воля, напористость, установка
«на цель» Категоричность
суждений
Последовательность,
упорядоченность действий
Сила характера, упорство,
бойцовские качества
С другими мало считается
ГЕДОНИСТ (ценит «сласть»)
Эмпатия, симпатия,
дружелюбие, Контактность,
общительность, бурная
эмоциональность
Способность быстро
переключаться
Реализм, работа «от
реальной обстановки»
Оценивает других по себе
ТРЕУГОЛЬНЫЙ С
ЗАЛЫСИНАМИ В УГЛАХ ЛБА
ГНОСТИЦИСТ (ценит знание)
Самоуглубленность,
отстраненность
ослабленное резонирование на
окружающих,
Нестандартность суждений,
независимое комбинирование
«всего со всем»
Судит о мире и других людях
исходя из концепций,
классификаций
ГОЛОВА
ВНЕ
НОГИ
НАД
ЖИВОТ, ГРУДЬ
С
ВОЛЕВАЯ
ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ
БРАТСТВО, ЛЮБОВЬ
ЗНАНИЕ, СВОБОДА
ПОРЯДОК,
СПРАВЕДЛИВОСТЬ
УПРАВЛЕНИЕ, КОНТРОЛЬ
«Экстраверсия» деятельности,
утверждение на земле (поток
вниз)
Прямота, последовательность
Реализаторы (внедряют и
доводят до абсурда принятые
идеи)
Потребность в близости
пониженная, близость командная,
«в деле»
Строг
КОММУНИКАЦИЯ, ИНТЕРЕС
«Экстраверсия» чувств,
соединение с другими людьми
(поток по горизонтали)
Широта, поверхностность
Популяризаторы
(подхватывают интересные
идеи и доводят до сведения
масс)
Близость чувственная,
физическая, «голос крови» выраженная привязанность к
семье, родственные чувства
Преизбыточен
ПОЗНАНИЕ, ПОСТИЖЕНИЕ
ИСТИНЫ
«Интроверсия» мысли,
соединение с «горним миром»
(поток вверх)
Глубина, нестандартность
Идеологи, диссиденты
(генераторы идей)
Способность к близости
ограничена, возможна лишь
духовная, идеологическая
созвучность
Эксцентричен
12
Скачать