Неисследование и отсутствие оценки доказательств, имеющих

Реклама
Неисследование и отсутствие оценки доказательств, имеющих значение
для решения вопроса о виновности, влекут отмену приговора
(извлечение)
Приговором Медеуского районного суда г. Алматы от 7 августа 2001 года, оставленным без
изменения постановлениями коллегии по уголовным делам от 29 октября 2001 года и надзорной
коллегии Алматинского городского суда от 26 июля 2004 года, Захаров осужден по п.“б” ч.4
ст.259 УК РК к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в
ИК строгого режима.
Приговором суда он признан виновным в том, что в неустановленное следствием время и
месте у неустановленного лица с целью сбыта приобрел и хранил наркотическое средство —
героин в особо крупном размере. 7 мая 2001 года он у себя дома по адресу ул. 3-е марта, д.23
реализовал один пакетик героина, весом 1,041 грамм Ткаченко за 1400 тенге, помеченные и
врученные ей работниками полиции. В тот же день Захаров был задержан у себя дома, где были
обнаружены и изъяты в комнате 8 полиэтиленовых пакетиков с героином, весом 6,503 грамма,
весы, три гири, в фундаменте дома 13 полиэтиленовых пакетиков с героином, весом 14,811
граммов, у него изъят пакетик с героином, весом 2,546 грамм.
Обсудив материалы уголовного дела, доводы жалобы осужденного, коллегия Верховного
Суда Республики Казахстан, выводы суда о виновности Захарова в незаконном приобретении,
хранении в целях сбыта героина в особо крупном размере, а также в сбыте
героина Ткаченко
признала основанными на неполных ненадлежаще исследованных материалах дела.
В соответствии со ст.24 УПК РК суд обязан принять все предусмотренные законом меры для
всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных
для правильного разрешения дела. По делу подлежат выяснению обстоятельства как уличающие,
так и оправдывающие обвиняемого. Органом, ведущим уголовный процесс, должны быть
проверены все заявления о невиновности или в меньшей степени виновности, а также о наличии
доказательств, оправдывающих обвиняемого либо смягчающих его ответственность.
По данному делу такие требования закона судом не соблюдены.
Сам осужденный виновным себя не признавал ни в ходе предварительного следствия, ни в
суде, поясняя, что наркотические средства никому не сбывал, сотрудники полиции обнаружили у
него при личном досмотре героин, который он приобрел для личного употребления, в
обнаруженной же коробке с наркотиками находились различные лекарства и наркотиков там не
было, а те наркотики, которые были обнаружены в фундаменте дома ему не принадлежат.
Актированные деньги в сумме 1400 тенге, которые были переданы Ткаченко для закупа
наркотических средств, у Захарова не обнаружены.
Вместе с тем, из материалов уголовного дела следует, что Захаров является инвалидом 2
группы, передвигается
с помощью костылей, так как ампутирована одна нога. Из его же
показаний следует, что в день производства в его доме обыска, он был без костылей, которые сдал
на ремонт.
Данное обстоятельство также подтверждается понятым Даниленко, который показал, что во
время обыска он носил по дому Захарова на руках из-за отсутствия у последнего костылей.
Из показаний свидетеля Ткаченко следует, что она зашла в дом Захарова попросила его
продать ей героин и передала 1400 тенге, через некоторое время он вынес ей 1 чек героина.
Однако, судом осталось невыясненным, каким образом, Захаров не имея костылей для
передвижения, передал Ткаченко 1 чек героина, кто открыл ей дверь дома, более того, остался
без внимания тот факт, что во дворе дома находилась собака.
Сам осужденный по данному факту указывает, что из-за собаки, находившейся во дворе дома
без привязи, сотрудники полиции примерно 1,5 часа не могли зайти в дом, после чего закидали
собаку камнями и, выбив входную дверь, проникли в дом. Данное обстоятельство также
подтвердил Айткалиев.
Из показаний следователя
Айткалиева, на подготовку для проведения оперативноследственных мероприятий в отношении Захарова у оперативных работников было два дня.
Однако, в суде остались невыясненными обстоятельства, почему сотрудники полиции, имея в
запасе два дня, произвели обыск в его квартире без санкции прокурора либо постановления
следователя.
В соответствии с п.3 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан
“О практике применения уголовно-процессуального законодательства, регулирующего право на
защиту”, обеспечение органами,
ведущими уголовный процесс, права подозреваемого,
обвиняемого, подсудимого, осужденного на защиту в совокупности с другими принципами
уголовного процесса является гарантией справедливого разбирательства и принятия правильного
решения по делу. Поэтому
нарушение права на защиту может повлечь последствия,
предусмотренные ст.9 УПК РК. В материалах дела имеется заявление Захарова об отказе от услуг
адвоката.
В соответстви со ст.73 УПК РК отказ от защитника допускается только по инициативе
подозреваемого, обвиняемого в присутствии защитника либо адвоката, который мог быть
назначен защитником, но по данному делу защитник не присутствовал.
Согласно п.14 вышеназванного Нормативного постановления ходатайство об отказе от
защитника должно быть
оформлено мотивированным
постановлением, с которым
ознакомливаются защитник, подозреваемый, чего не было сделано. Также в нарушение
требований ст.70 УПК РК и п.4 Нормативного постановления, согласно которых защитником
является лицо, которое осуществляет защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых и
оказывающее им юридическую помощь, при предъявлении Захарову обвинения в качестве
защитника была допущена его мать — Захарова, в возрасте 75 лет, не имеющая юридического
образования, но в суде она была вообще отстранена от участия без какого-либо решения суда.
Суд не обратил внимания на то, что в соответствии с законом, следственные действия
должны быть проведены с участием лиц не заинтересованных в деле и независимых от органов
уголовного преследования.
Между тем, имеются сведения о том, что свидетель — покупатель Ткаченко
ранее
привлекалась к уголовной ответственности по ч.1 ст.259 УК РК, кроме того, на момент
проведения следственных действий по данному делу она находилась в розыске, объявленном
РУВД Новосибирской области Российской Федерации.
В суд она не явилась. Из рапорта оперуполномоченного Ауэзовского РУВД следует, что
свидетель по адресу, указанному в обвинительном заключении, а также своей прописки, не
проживает.
Свидетель — понятой Тишкин в суд не явился, однако причина его неявки также не
установлена, он не был допрошен, и его показания не исследованы.
Из материалов дела усматривается, что понятые Даниленко и Тишкин состоят на учете с
диагнозом опийная наркомания, кроме того, имеются сведения, что Тишкин был привлечен в
качестве понятого в период его условного осуждения по ч.1 ст.259 УК РК, Даниленко также
ранее неоднократно судим и постоянно находился на контроле у сотрудников уголовного
преследования.
Тем самым, суду необходимо полно и всесторонне исследовать имеющиеся в деле
доказательства, дать этим доказательствам надлежащую оценку с точки зрения достоверности,
допустимости и достаточности, допросить, как того требует закон, всех свидетелей, чьи
показания имеют существенное значение для правильного разрешения дела и принять законное
решение.
На основании изложенного и руководствуясь п.3, ч.6 ст.ст.467, 468 УПК РК, коллегия
приговор Медеуского районного суда г.Алматы, постановления коллегии по уголовным делам и
надзорной коллегии Алматинского городского суда в отношении Захарова отменила, и дело
направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.
Скачать