ВаряКрасильникова 9В - Домашняя страничка МАОУ СОШ

Реклама
Статья из газеты ….
Зоя Александровна Костникова.
Внучка Зои Александровны – Красильникова Варя, ученица МОУ СОШ №1
г.Арамиль.
Зоя не помнит своих родителей. В пять лет попала в Ташкентский детский дом №27. В
1939-м её, четырнадцатилетнюю девчушку, отправили во взрослую жизнь. Чтобы
устроится на меховую фабрику, она прибавила себе возраст: вместо 1925 назвала 1924 год
рождения. Жила в общежитии. Не было ни посуды, ни сносной одежды. С девчонками
делали набеги в соседнюю чайхану, где брали кипяток и тогда отводили душу по полной
программе. В 40-м Зоя по направлению райкома комсомола пошла на курсы медсестёр.
Они ей пригодились очень скоро, когда в Ташкент стали прибывать первые раненые с
фронта. В 90-й школе, где вечером училась бывшая детдомовка, открыли эвагоспиталь.
Днём Зоя работала на фабрике, ночью дежурила там. На всю жизнь она запомнила, как на
носилках с такими же худенькими девочками, как сама, вчетвером – пятером переносили
раненых на четвёртый этаж. Вымучившись в ночную смену, утром шли на фабрику, где по
карточке получали 600 граммов хлеба – весь суточный рацион.
Было у Зои с подружками ещё и комсомольское поручение: разносить по городу
военкоматовские повестки. «Если белого цвета, значит, нужно было готовиться к отправке
на фронт, если красного – немедленно с вещами прибыть в пункт сбора».
Но ни кто не ныл, не жаловался, - вспоминает Зоя Александровна. – Мы были
молоды и горели огромным желанием непременно попасть на фронт. В первый визит в
военкомат меня выставили: «Куда тебе воевать?! Ты ведь совсем ребенок. Да и мать тебя
никуда не отпустит». – А я в ответ: «Нет у меня никого, я детдомовская».
Когда на фронт призывали комсомольского вожака фабрики Бориса Абдышева,
вместо него комсоргом избрали Зою. С группой активистов её направили на уборку
хлопка. Вернувшись в Ташкент, первым делом побежала в Сталинский райком комсомола
– выяснить судьбу заявления с просьбой отправить на фронт. Настойчивость девушки в
конце концов дала результат: 12 ноября 1943 года Зоя была зачислена на военную службу.
- Наша часть, - рассказывает она, - шла в первом эшелоне. В боевых действиях
участия мы не принимали. Но много раз попадали под бомбёжки. Это был настоящий ад.
- Мне постоянно вспоминается картина, когда одной из наших девушек – Жене, не
успевшей добежать до окопа, снарядом оторвало ногу. Это был такой ужас!
В 1944-м во время бомбёжки Зою контузило, осколком раздробило плечо. Из
госпиталя (страшно боялась отстать от своих), как только оклемалась, сбежала. Потом
ещё долго у неё были проблемы со слухом.
День Победы Зоя Александровна встретила в Берлине. «Седьмого мая, вспоминает
она, - время обеда. Мимо грохотали танки. Солдаты нас увидели, повыскакивали и стали
целовать: «Сестрёночки, миленькие! Война кончилась!» Вот тогда-то мы дали волю
слезам. И мы плачем, и танкисты. Когда они двинулись дальше, наш политрук Семен
отправился в политотдел. Возвращается и говорит: «Военные действия прекращены». Мы
– снова в слёзы. Девятого мая ликовал весь Берлин, палили вверх из всех видов оружия.
Радость была непередаваемая».
Зоя Александровна, как и другие победители, расписалась на колонне рейхстага:
«Клейманова Зоя из Ташкента».
Много лет спустя, в документальной хронике по телевизору она узнала свою
подпись. Разрыдалась, вспомнив пережитое.
Довелось ей увидеть и фашистские фабрики смерти. Вместе с другими советскими
солдатами их отделение, квартировавшее в польском селе Кобрино, возили в
освобожденный концентрационный лагерь Майданек. «Нам показывали печи, в которых
сжигали людей, газовые камеры, где их травили. Огромные штабели из одежды и обуви. И
на всех башмаках для взрослых, даже самых новых, подошва была оторвана. Гид
объяснила: фашисты искали спрятанные ценности».
После войны в Белоруссии Зоя Александровна встретила будущего мужа и стала
Косниковой. Несколько лет жили на его родине в Оренбургской области. В 1952-м
перебрались в Шымкент.
Уже восемь лет, как Зоя Александровна вдова. Живёт с внуком. У неё восемь
правнуков.
По паспорту в этом году ей исполнится 80 лет. Маленькая, худенькая, она
постоянно на ногах. Не может сидеть без дела. Сохранила прекрасную память, доброе
сердце и огромное чувство патриотизма. Она из той старой гвардии, у которой долг и
честь – главные человеческие ценности. Она из племени победителей.
Как я ни выспрашивала Зою Александровну, каких только вопросов ни задавала, но
так и не разузнала подробностей её фронтовой службы. «Глаза, уши и голова, - говорит
она, - были нашим оружием. Никаких записей: а вдруг попадёшься фашистам, и они
начнут пытать?!». Не было и какого-либо оружия. Всё снаряжение – шинель, гимнастерка,
юбка, кирзовые сапоги, один комплект портянок, ложка и котелок. Его берегли как зеницу
ока: потеряешь – можешь остаться голодным.
Никакого общения с окружающими. «Даже когда наши войска освободили Киев и
все ликовали, нам, 32 девушкам из секретного отдела, - вспоминает она, - разрешили
только час попраздновать в обществе мужчин из подразделения СМЕРШ».
Воевала Косникова (девичья фамилия Клейманова) в войсках НКВД 28-й армии.
Память о бабушке хранится в нашей семье уже многие годы. Хоть живет она
далеко и мы редко к ней ездим, это же заграница, но мы с ней созваниваемся, она
воспитывает восьмерых правнуков, содержит дом и помогает всем своим детям.
Скачать