Человеческий фактор изделий рынка удовольствия В.Ф. Рунге

Реклама
Рунге В.Ф., профессор, МОА «Союз дизайнеров»
Человеческий фактор изделий «рынка удовольствия»1
В конце XX – начале XXI веков мировая цивилизация вступила в очередную
социально-политическую и экономическую трансформацию. Происходит смена техникотехнологического уклада – уровня использования достижений науки в технике,
технологических
инновациях.
В
странах
так
называемого
золотого
миллиарда
сформировалось общество потребления. Рынок предметов первой необходимости в
постиндустриальных странах уходит в прошлое. Бум рутинных покупок «по
необходимости» оставлен далеко позади новым рынком – «рынком удовольствия»,
рынком «эмоциональных покупок». Дизайнеры и производственники, не забывая о
функциональности, удобстве и безопасности в эксплуатации, начали усиленно делать
акцент на оригинальности формальных признаков (пластике, цвете, фактуре), на
впечатлении от изделий, их эффектности.
Уже в конце 1980-х годов японская фирма «Мазда» выступила с концепцией
перехода от производства автомобилей «принимаемых как должное» – соответствующих
международным стандартам – к созданию «автомобилей что надо!». Это производство
автомобилей, которые надёжны, удобны, пленяют воображение, очаровывают и приносят
наслаждение. О внутренней отделке с детальной проработкой элементов – в первую
очередь о блоке приборов японских машин – даже искушённые американские
специалисты стали говорить как о «произведении искусства». Особое значение начали
придавать звуку двигателя, который настраивается на специальную «мелодию» подобно
музыкальному инструменту. С упором на подсознание проводились исследования по
выявлению эмоций потребителей не только при эксплуатации изделий, но и их мотиваций
по выбору тех или иных моделей. Американские психологи подтверждают, что при
«эмоциональных
покупках»
не
действуют
критерии
полезности,
надёжности,
практичности, а превалируют образные, ассоциативные моменты.
Появлялось всё больше образцов изделий, предметов быта, которые объявлялись
произведениями арт-дизайна и даже искусства, демонстрировались на выставках и в
музеях. Только после «подготовки» покупателей они шли (или не шли) в массовое
производство и торговлю. В их числе, например, был холодильник-концепция OZ
итальянца Роберто Пеццетти для «Занусси» – необычной формы, как говорили,
женственный объект в домашнем интерьере. Яркие поп-артовские краски, графическое
1
Статья подготовлена при поддержке РГНФ по проекту № 12-04-00352.
2
начало и фотогеничность дизайна образцов «Мемфиса» Э. Соттсасса – символа мебели
постмодернизма – сделали их желанными экспонатами авангардных выставок, число
которых быстро росло. Из-за экстравагантного внешнего вида большая часть экспонатов
не была запущена в массовое производство, но она служила воспитанию нового
потребителя. Стали появляться серийные телевизоры необычных форм и забавных цветов.
Фирма «Нокиа» выпустила первые разноцветные «мобильники». Концепт-кары стали
важнейшей сферой деятельности автокомпаний. Они чаще всего не доживали до
серийного производства, но вызывали огромный интерес у публики на выставках, т.к.
демонстрировали, куда «катится» автомобильный дизайн.
Зарубежные специалисты по маркетингу восьмидесятых годов прошлого века
считали необходимым «в век, характеризуемый сломом традиционных общественных
структур, концом семьи как ячейки общества и понятий о дружбе» учитывать, что
потребитель теперь ждёт от изделия, бытовой вещи товарищеских отношений. Вероятно,
поэтому французский дизайнер Филипп Старк начал позиционировать свои творения как
друзей, с которыми люди делят своё домашнее пространство. Для многих проектов он
взял названия из популярного романа Филиппа К. Дика «Андроиды мечтают об
электрических овцах» (1968): образцы мебели были названы «Доктор Глоб» (1988), «Лола
Мундо» (1986), чайник – «Горячий Бертаа», соковыжималка для лимона – «Джуси
Салиф», дуршлаг – «Макс-китаец» (все – 1990). Директор по дизайну фирмы «Эппл»
Джонатан Айв в основу своей деятельности положил принцип: «Эппл – это эмоции,
чувственный опыт и наслаждение». Профессиональные издания за рубежом весьма
серьёзно отнеслись к новациям во взаимоотношениях людей с миром вещей. Так,
«Культура и потребление» (Англия) писала: «У нас есть выбор. Или мы получаем
удовольствие в потреблении и строим наши отношения с потребительскими товарами как
позитивную возможность подчеркнуть собственную уникальность в водовороте перемен,
отличающем западные общества, или принимаем противоположную, негативную точку
зрения, что как потребители мы всего лишь пассивные жертвы в продолжающемся
капиталистическом заговоре» [1].
Инновационные технико-конструктивные решения и технологии нового уклада
современной
цивилизации
обусловили
коренные
изменения
в
подходе
к
формообразованию промышленной продукции. Благодаря разрушению привычной
зависимости формы от расположения основных агрегатов в одном объёме могут быть
совмещены различные функции. Это даёт практически неограниченную свободу
компоновки
и
формообразования,
приводит
к
«симуляционным»
распространению
принципов
(имитационным)
эмоционального
методам
проектирования,
3
оперирующего подсознательным и чувственным восприятием изделия пользователем. В
результате распространения информационных устройств первейшей целью дизайна
становится генерация нового опыта отношений между человеком, продуктом и
окружением (средой). Современный дизайнер – это не только хороший ремесленник,
владеющий тем или иным материалом, не только хороший рисовальщик и чувствующий
тенденции человек, сколько проектировщик нового жизненного опыта в коммуникации
между человеком, обществом, техническими объектами, технологией и природой [2].
Утилитарный аспект формообразования промышленной продукции включает в
себя две основные комплексные составляющие. Первая, назначение изделия, его рабочая
функция и способ технической реализации этой функции, воплощённый в конструкции.
Вторая, способ использования изделия потребителем, особенности его эксплуатации,
работы с ним с учётом человеческих факторов, обусловленных научными положениями
эргономики. При дизайнерском проектировании отрабатываются не только свойства
внешней формы предметов, но, главным образом, их структурные связи, которые придают
системе «человек – предмет – среда» функциональное и композиционное единство.
Эргономика, комплексно изучающая функциональные возможности человека в процессах
жизнедеятельности, выявляющая закономерности создания оптимальных условий их
протекания, является естественнонаучной основой дизайна. Входящий в структуру
показателей качества продукции комплексный эстетический показатель «Рациональность
формы», наряду с функционально-конструктивной обусловленностью формы, включает в
себя и визуально-эргономическую информативность формы [3].
Визуально-эргономическая информативность, с одной стороны, способствует
удобству действия и ориентации человека в обращении с изделием, а с другой, –
обеспечивает создание формы, эстетически удовлетворяющей человека. Если форма
затрудняет обращение с изделием, она вызывает отрицательную реакцию человека, что
ведёт обычно к изменениям её эстетической оценки. Напротив, форма, удовлетворяющая
психологическим, антропометрическим, психофизиологическим и другими требованиям
эргономики, воспринимается в практике потребления как масштабная, соразмерная,
совершенная. Поэтому органичное слияние в форме изделия признаков удобства и
красоты как выражения эмоциональной удовлетворённости человека служит одним из
моментов эстетического осмысления потребительской ценности изделия [4].
Вторая половина 1980-х годов ознаменовалась новым этапом научно-технического
прогресса, формированием «компьютерной культуры» потребления, что стимулировало
поиски новой образности в дизайне промышленной продукции. Развитие электроники
привело к созданию изделий, визуально воспринимаемая форма которых практически
4
мало или совсем не отражает их внутреннее устройство. Для многих современных
сложных технических изделий более важным стало выявить в форме способ
контактирования человека с изделием, управление им, особенности его обслуживания,
подчёркивая при этом удобство, комфортность пользования вещью, а не стремиться
отразить в форме конструктивно-техническое устройство, структуру, компоновку узлов
внутри корпуса. Выражение в форме образа комфортности вещи, высокой степени
приспособленности её к человеку превращает знак ценности утилитарной в эстетическую
ценность такой формы. В форме вещи как носителя её эстетической ценности языком
средств приёмов композиции может быть закодирована вся художественно значимая
информация, как об эстетических, так и о внеэстетических ценностях вещи для
потребителя (о назначении, устройстве, способе работы с изделием и т.д.) [5].
Научно-обоснованный
учёт
человеческих
факторов
в
дизайнерском
проектировании ранее осуществлялся и зачастую сегодня осуществляется в основном по
линии обоснования и выработки «ограничений» (нормы, требования) и рекомендаций
утилитарно-практического характера.
В последнее десятилетие растёт понимание, что
«недоучёт» эргономических моментов не только вызывает неудобство и дискомфорт, но и
отрицательно сказывается на эмоционально-чувственной оценке изделий, средовых
объектов, что ведёт к формированию негативных эстетических переживаний. Делаются
попытки определения путей приложения достижений эргономики, знаний по психологии
и психофизиологии в новом аспекте – повышение дизайнерского и архитектурнохудожественного уровня проектирования средовых объектов с учётом особенностей их
восприятия и эмоциональной оценки, генерирования вариантов формообразования,
продиктованного не столько утилитарно-практическими, сколько художественными
соображениями [6].
Американский специалист в области когнитивной психологии Дональд А. Норман,
исследуя проблемы дизайна, ориентированного на пользователя, акцентировал внимание
на следующих аспектах: как сделать вещь практичной и понятной человеку, а также как
потребители взаимодействуют с миром вещей. Если
у
потребителей
возникают
трудности с использованием тех или иных предметов – это не их вина. Во всём виноват
дизайн. Дизайн должен информировать, для чего предназначено устройство, как оно
работает, что и как с ним можно и нужно сделать в процессе эксплуатации. Дизайнер и
потребитель как бы общаются друг с другом (заочно) посредством самого устройства: его
внешнего вида, управления, обратной связи, сопроводительных инструкций и руководств.
Эффективность этого общения зависит, прежде всего, от дизайнера, полноты учёта им
эргономических факторов [7].
5
В работе М. Пресса и Р. Купера «Власть дизайна» с подзаголовком «Ключ к
сердцу потребителя», по заявлению самих авторов, освещается взаимосвязь между двумя
главными фундаментальными идеями. Первая из них, в дизайне происходят радикальные
и необратимые изменения (в т.ч. гораздо больше внимания инновационным, целевым
исследованиям, связанным с эффективной коммуникацией). Вторая, сам дизайн должен
всё больше и больше рассматриваться как процесс создания значимых впечатлений и
дизайнер, чтобы создавать впечатления, должен ставить на первое место человека,
смотреть на мир его глазами и ощущать мир его органами чувств. Приводятся примеры
этнографических
исследований,
позиционируемых
как
методы
наблюдения
за
неконтролируемым потоком поведения людей, для определения целей поведения и
стоящих за ними ценностей. Выбор характеристик объектов – промышленных изделий и
анализ тех впечатлений, которые складываются у потребителей под их воздействием, во
многом коррелятивны показателям качества, предлагавшимся в методиках ВНИИТЭ.
Среди них функциональность, статусность, эстетичность. Но введена одна довольно
неожиданная характеристика – сексуальность (при анализе компьютера Apple iMac).
Под сексуальностью продукта понимается его способность либо в определённом
смысле
вызывать
сексуальное
возбуждение,
либо
олицетворять
сексуальную
идентичность или сексуальное действие. Наиболее очевидна данная характеристика в
таких продуктах, как парфюмерия, украшения и одежда, но присуща также автомобилям и
бытовой электронике. Для некоторых владельцев iMac сексапильный внешний вид
компьютера служит модным аксессуаром, повышающим их собственную самооценку [8].
За последние полстолетия дизайнерами и эргономистами накоплен большой объём
научных знаний и проектного опыта, достаточный для создания комфортных в
эксплуатации изделий. Однако, когда появляются технические и технологические
инновации, разработчики совершают те же ошибки (часто грубые), что и их
предшественники.
Несмотря
на
стремительное
внедрение
инноваций,
суть
взаимодействия потребителей с миром вещей мало меняется. Это взаимодействие
определяется
антропометрией,
физиологией,
психофизиологией,
психологией,
общественными и культурными рамками. Антропометрия, физиология и психофизиология
человека практически неизменны; психология, культура и общество меняются медленно.
Поэтому результаты научных исследований и методические рекомендации прошлых лет в
целом не устарели, не потеряли своей актуальности. Однако, с ними, как правило, мало
знакомы, их плохо используют на практике, что характерно как для зарубежного, так и
для отечественного современного дизайна.
6
Третий номер журнала «BLANK. Управление творчеством» (май, 2011 г.) целиком
посвящён тому, как связать дизайнера с потребителем через проведение исследований.
Сергей Смирнов, известный своими исследованиями при дизайн-проектировании, в
интервью журналу отмечает, что весь мир лет пятнадцать как начал задумываться о
дизайн-исследованиях. А ещё ранее лет на двадцать об этом начал задумываться
советский Всесоюзный НИИ технической эстетики. И то, что всему миру казалось
инновационными методиками, давно пылилось в шкафчике во ВНИИТЭ (Указ. изд. – С.
42).
Консерватизм предметной среды обитания, как и ранее, проявляется в условиях
современной «компьютерной культуры». В конце 1980-х годов с началом массового
внедрения в повседневную жизнь компьютеров, различных так называемых гаджетов
активизировались поиски новых решений в формообразовании изделий. Проявилась
тенденция к переходу дизайнеров в своём творчестве от проектирования изделий с учётом
среды к созданию среды, подходящей для инновационных изделий. Высказывались
суждения, что в недалёком будущем компьютер может стать главным объектом для
подражания при формообразовании предметного окружения, даже не связанного
непосредственно с электронной техникой [9].
Однако по прошествии двух с половиной десятилетий можно говорить о
«приспособлении» технических средств к существующей среде, а не наоборот, что
согласуется с приведёнными соображениями американского психолога. Многоэлементные
агрегаты компьютерных систем с приставками, имевшие значительные габариты,
опутанные проводами, быстро сменились компактными беспроводными приборами.
Лаконичные по форме «чемоданчики», «коробочки», «брусочки», «папочки» – ноутбуки,
телефоны, смартфоны, планшетники – вписались в сложившуюся бытовую среду, вышли
в город, обосновались в общественном транспорте и т.д. При этом вопросы комфортности
пользования приборами с учётом всех аспектов эргономики не потеряли своей
актуальности,
а
порой
даже
обострились
и
требуют
пристального
внимания
проектировщиков.
«Сверхзадачей»
средового
дизайнерского
и
дизайнерско-архитектурного
проектирования становится создание адресного, нужного конкретному потребителю или
пользователю – человеку, семье, общественной группе – оптимального предметнопространственного мира их обитания. Для этого проектирование необходимо вести с
учётом не только половых, возрастных, этнических, социально-культурных особенностей,
но и предпочтений, вкусов, положения в обществе, не забывая о резкой экономической и
материальной стратификации последнего. Актуальнейшая проблема, о которой наконец
7
не только говорят, но и начинают решать – проектирование изделий и всей среды
обитания одинаково комфортной для основной массы потребителей, а так же для лиц с
пониженной трудоспособностью и инвалидов.
Литература
1. Хиллер Б. Стиль XX века. – М.: СЛОВО / SLOVO, 2004. – С. 232-233.
2. Базилевский А.А., Барышева В.Е. Дизайн. Технология. Форма: Учеб. пособие. –
М.: Архитектура-С, 2010. – С. 175, 176.
3. Эстетическая оценка качества продукции. Номенклатура показателей и методы
оценки: Методические материалы / ВНИИТЭ. – М., 1987. – С. 12.
4. Даниляк В.И., Мунипов В.М., Фёдоров М.В. Эргодизайн, качество,
конкурентоспособность. – М.: Издательство Стандартов, 1990. – С. 161.
5. Медведев В.Ю. Принципы и критерии эстетической оценки промышленных
изделий – произведений дизайна: Учебное пособие / СПГУТД – СПб, 1997. – С. 20, 37.
6. Рунге В.Ф., Манусевич Ю.П. Эргономика в дизайне среды: Учебное пособие. –
М.: Архитектура-С, 2009. – С.272.
7. Норман Дональд А. Дизайн привычных вещей: Пер. с англ. – М.: Издательский
дом «Вильямс», 2006. – С. 17-18, 286.
8. Пресс М. Власть дизайна: Ключ к сердцу потребителя / Майк Пресс, Рейчел
Купер: Пер. с англ. – Минск: Гревцов Паблишер, 2008. – С. 22, 119-120.
9. Рачеева И.В. Поиски художественного образа изделий высокой технологии в
дизайне США 80-х годов / Бытовые потребности и жилая предметная среда. – М., 1987. –
(Труды ВНИИТЭ, Сер. Техническая эстетика; Вып. 53). – С. 77-78.
Скачать