Роман Должанский. Женитьбагоголя. "Коммерсантъ"

Реклама
РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ. ЖЕНИТЬБАГОГОЛЯ
Газета «Коммерсантъ», 14 февраля 2003
Еще одна версия "Женитьбы" Гоголя.
Спектакль петербургского "Белого театра" со странным названием "Женитьбагоголя"
побеждал на фестивале "Рождественский парад" и номинировался на высшую
театральную премию Петербурга "Золотой софит". Теперь постановка режиссера
Романа Смирнова доехала до Москвы и была показана на сцене театра Et cetera.
"Все-таки это действительно 'Женитьба'",-- облегченно прошептал сзади меня женский
голос, когда через некоторое время после начала спектакля послышался знакомый
текст. До того слышался какой-то незнакомый, и вообще на начало "Женитьбы"
происходящее на сцене было мало похоже: закутанная в черное, согбенная женщина
неявно морочила какого-то помятого господина, которого она завлекла в запыленное,
уставленное склянками и горшками пространство (художник Эмиль Капелюш) на фоне
огромной зеркальной стены. Это уже потом стало ясно, что сбитый с толку мужчина
читает текст и за Кочкарева и за Подколесина, а ей, освободившейся от черных одеяний
и оказавшейся писаной красавицей, судя по всему, предстоит стать незадачливой
невестой Агафьей Тихоновной.
Впрочем, те, кто комедии Гоголя не читал (держу пари, что в современных театральных
залах таковыми заполнена половина кресел), из спектакля Романа Смирнова вынесут
превратное впечатление о знаменитой пьесе. В "Белом театре" она разыгрывается от
начала до конца двумя актерами, которые пунктиром скачут по сюжету и уже меньше
чем через час после начала отпускают публику домой. Про героев с уверенностью
можно сказать только то, что их попутал нечистый: не случайно же первая реплика
спектакля - восклицание "О черт!". Именно он устроил мужчине раздвоение личности,
от него исходят слышащиеся время от времени горячечные шепоты и зловещие
скрипы, и инфернальный проход невесты по ту сторону оказавшегося прозрачным
зеркала устроил, конечно, тоже он.
Гоголя с нечистью на театральной сцене кто только не женил, кто только не
перемешивал. Роман Смирнов имел на это прав не меньше, чем все остальные
режиссеры. Слепив в комок сначала название пьесы и имя автора, а потом и все ее
действие, постановщик придумал довольно эффектный финал. Подколесин ни в какое
окошко не выпрыгивает, остается себе сидеть в кресле. А суженая, точно паутиной,
опутывает его нитью, которую до того свила на стоящей в уголке прялке. То есть
сначала завлекла, потом околдовала и потом поймала слабую душу в сеть. Но только с
тем, чтобы выпустить эту пленную душу на волю: женщина взяла свечку и пламенем ее
перерезала нитку. Так что в финале умиротворенная пара торжественно застывает, как
будто перед свадебным фотографом, соединившись, очевидно, уже где-то за гранью
земного бытия.
Честно говоря, вся эта режиссерская концепция показалась мне довольно
умозрительной и не слишком увлекательной. Но ей повезло, потому что претворять ее
в жизнь "Белый театр" позвал Марину Солопченко и Валерия Кухарешина - одних из
лучших сегодняшних петербургских актеров. Следить за ними интересно, и везде, где
содержание спектакля провисает, а случается это буквально каждые пять минут, актеры
немедленно подпирают его своими собственными умениями. Поэтому в каждый
отдельный момент смотрится "Женитьбагоголя" очень убедительно. Как бы ни
называлось такое зрелище, где бы ни казалось адекватным смыслу разделить заглавие
на отдельные слова, на 55 минут сосредоточенного внимания талантливые актеры
рассчитывать всегда могут.
Скачать