Стихи и песни Виталия Березовского

Реклама
Песня о юном поселке
Однажды я услышал: «Беркакит»…
Услышал – и покоя вдруг лишился,
В край дальний, где пурга кружит,
С друзьями вместе выехать решился.
И вот передо мною Беркакит.
Здесь четко пролегла стальная нить,
Помчался поезд по земле суровой,
И едут люди землю покорить,
Ведь для труда, для жизни новой
На север пролегла стальная нить.
Гляжу я на творенье наших рук –
В тайге поселок встал душе на диво:
Детсад и школа, и дома вокруг,
А в окнах свет, улыбки, смех счастливый…
Ведь это все – творенье наших рук.
Остался в сердце нашем БеркакитСвершение надежд, мечты и счастья:
Играют дети, жизнь кругом кипит,
И не страшны любые нам ненастья,
Коль в нашем сердце – милый Беркакит.
1979
Баллада о юбилее бригады
В моей бригаде юбилей,
Приходит время подвести итоги,
Пусть мне помогут ямб или хорей
Точней обрисовать ее пути-дороги.
Был сбор в бытовке деловит и скор,
Профорг, в бригаде человек не новый,
С призов бригадных перевел свой взор
И бригадиру предоставил слово.
Но бригадир со словом не спешит,
Словно комбриг солдатский строй обходит,
В воспоминаньях годы ворошит
И главный свой итог подводит.
Итог знакомый, хоть и не простой,
Руководить бригадой − хлеб не сладкий:
Людей расставить и не допустить простои,
Да и в быту не все бывает гладко.
Знал бригадир: коль есть материал,
Ребят к работе призывать не надо,
Вечеровать готовы, на аврал,
И «пожирней» окажутся наряды.
Но если долго не везут доску,
Или с раствором перебои часты,
Вином готовы заглушить тоску,
Безделье хуже дней ненастных.
1
Вожак пытливо оглядел ребят,
А взгляд его чуть грустный, чуть усталый,
Он речь готовил, шапку теребя,
А произнес лишь: «Братцы, все бывало!»
И вот этаж встает за этажом,
Дома растут все выше, выше.
Давай, ребята, малость поднажмем,
Дошли мы, наконец, до крыши.
Все разом оживились вдруг,
Для разговоров радуясь предлогу,
Былое вспоминал за другом друг,
А я следил за их нехитрым диалогом:
Вновь расстановку сделал бригадир
Своим прицелом опытным и точным:
«Звену Петра − готовить десять «вир»,
поднять материал на крышу срочно»
«А помнишь, Боря, ты меня учил,
Как топорище сделать важно,
Бруском наждачным лезвие точил,
Рубил стропильную доску отважно.
Мое звено направил он
Помочь на лесопильной эстакаде,
Готовить брус на стойки и прогон,
Заняться сборкой кровли надо.
Летела из-под топора щепа,
Доска фигуру обретала сразу,
Соленый пот глаза твои щипал,
А ты в ответ кидал «соленой» фразой...»
За эти годы было столько дел,
Судьба свела бригаду с этим: «надо!»,
То с пуском фабрики пробел,
То ввод жилья вершит бригада.
«Да, Толик, дал я слабачка,
Тебе откроюсь я, как другу,
По первости, да с кондачка,
Полдня я мастерил фрамугу...»
Таких бригад немало, а они
На стройке − суть, всему основа,
Любой прораб надеется на них,
Такие парни сдержат слово.
Любой из нас, чего греха таить,
Не сразу − в профессионалы,
Зато потом судьбу благодарил,
Что с трудностями быстро повенчала.
Такие − нет, не подведут,
И дело сладят так, как надо,
Ну, а с наградой подождут −
Я ведь пишу о рядовой бригаде.
2
Юрмала
А я средь этих вот парней,
Не наблюдатель праздный, а участник,
На «ты» со всеми, наравне,
И потому безмерно счастлив.
Вновь по берегу моря бродил,
По белесым, песчаным дюнам.
Этот край стал мне дорог и мил,
Радость жизни во мне заронил,
Возродил меня к добрым и юным.
Да, счастлив! Вдумайтесь, друзья,
Меня поймете, пусть не сразу,
Зачем свой стих нехитрый я
Венчал столь громогласной фразой
Словно я, сбросив тягость сует,
В царство сказок и грез окунулся.
Так волшебный и призрачный свет
Осветил толщу сумрачных лет
И на светлой поре встрепенулся.
Я счастлив, что сумел пройти
С бригадой вместе путь тернистый,
Людей познать, себя найти,
Судьбу свою и образ чистый.
Там среди белоствольных берез
Можно встретить красавицу тую,
Средь роскошных тюльпанов и роз
Я ромашку охотней вознес,
Как красивую, так и простую.
Нелегкий путь, путь трудовых побед
Был пройден нами ярко, зримо,
В краях суровых свой оставив след,
В моей судьбе − строкой неповторимой.
А в названьях курортов твоих
Слышу отзвук далекий и близкий,
Словно ветер с листвой говорит −
Дзинтари, Дзимтене, Вайвари, Майори −
Как зов чайки с пронзительным криком.
Так будь же, ямб, податливей, смелей,
Мы эту дату ждали, рады,
Ведь все-таки справляет юбилей
Хорошая и дружная бригада.
1984 г.
P.S. Эта баллада была написана еще в Бамовскую эпоху, и,
пройдя проверку на весах времени, доводилась «до ума» в течение двадцати лет.
Со времени Ноя, от постсоциализма, до псевдокапитализма, пока будет
существовать профессия строителя, стихи и песни о людях этой профессии
будут звучать актуально.
И пусть Юрмала проще, скромнее,
Пусть не солнечный Крым и не Сочи,
Но надолго запомнились мне
Хвойный лес, море, пляж без камней...
Многим Юрмала нравится очень!
1983 г.
3
Море
Бамовский вальс
Осенний пляж пустнынен и уныл,
Лишь чайки на морской зыби качались,
Когда на берег твой впервые я ступил,
А чайки вдруг, встревожась, закричали.
Глядел кругом: нет ни начала, ни конца,
Все в неподвижности, и вместе с тем, в движении
Здесь сплав лазури нежной с тяжестью свинца,
Но море тотчас этот след смывало.
Игру затеял я с напористой волной,
Поспорить с вечностью хотелось, и бывало,
Стремился на песке я след оставить свой,
Но море тотчас этот след смывало.
Вот так порою в жизни наблюдаем мы:
Тщету надежд своих, тщету своих усилий...
Простился с морем я, и след мой смыт,
Лишь чайки с криком над волной носились.
1983 г.
Мухину Владимиру
Поэту с лицом пирата
Удобно быть слугою двух господ,
И, преклоняясь перед Бахусом и пред Пегасом сразу,
Стихами славить чистый, ясный и высокий небосвод,
Потом лежать в обнимку с унитазом.
1984 г.
Слова народные-сборные
Муз.В.Березовского
Лишь таежные сопки когда-то
Здесь дремали по пояс в снегу,
Эхом стройки вспугнули ребята
Тишину на речном берегу.
Припев: Беркакит, Беркакит,
Новогодний Беркакит.
Стройных сосен и лиственниц свечи
К небу тянутся тонкой хвоей.
И поселок, как праздничный вечер,
Рад судьбе – и твоей, и моей.
Припев: Беркакит, Беркакит,
Молодежный Беркакит.
Беркакит начинался с палаток,
Грелся он у костра в холода.
И о том поколеньи крылатом
Память мы сохраним навсегда.
Припев: Беркакит, Беркакит,
Вечно юный Беркакит.
1983
4
Попутный ветер
Недолгим мраком эшелон окутало:
В тоннеле едем мы сквозь Становой хребет.
Мы славим тех, кто первыми в Якутии
На Малом БАМе поездам открыли счет.
Припев:
Нас светофор зеленым светом встретил.
Не задержал, на главный путь пустил,
И пусть помогут нам попутный ветер,
И Беркакитская дистанция пути.
Сроднились мы с ветрами и морозами,
Хоть путь стальной и труден, и далек,
Но в срок идет, ведомый тепловозами,
Составом длинным нерюнгринский уголек.
Припев:
Мелькают быстро километры и пикеты,
Нам надо вовремя свой перегон пройти.
Здесь вновь помогут нам попутный ветер,
И Беркакитская дистанция пути.
И верим, что придет пора свершениям:
Пройдем составами до станции Алдан.
Ведь нет конца – есть только продолжение
Путям, доверенным нам раз и навсегда.
Припев:
Нет, не забыть нам ни за что на свете
Дорог, которые нам довелось пройти.
Друзья, всегда помогут нам попутный ветер
И Беркакитская дистанция пути.
55-летию В.Высоцкого
«Когда трудно, тогда нужны песни Высоцкого»
Г.Гречко, космонавт
«Прощай! Себя я пережил
В кассете «Маяка»,
И песни, что для вас сложил.
Переживут века!»
В.Высоцкий «Последний приют»
В Татьянин день родился он
Под вещим знаком Водолея,
Его хрипатый баритон
Звучит все громче, все смелее.
Звучит в театрах и в кино,
Звучит с кассет и дисков звучных,
Провозвещая путь иной
России - славный и могучий.
Звучит за нас, звучит для нас
И для грядущих поколений
Набатный и мятежный глас,
Поэт, Актер, Певец и Гений.
О, жизнь любил он, а своей
Однако не жалел в те годы.
Бег привередливых коней
Привел к непоправимому исходу.
Он весь талант свой кинул в бой,
На самом острие атаки
Сжигал, как смерч предгрозовой,
Как яркий олимпийский факел.
Но нет, гореть ему в веках.
И в песнях, и в стихах отменных!
Горит и светит свысока
Его звезда, звезда Вселенной!
1993г.
5
«Ты помнишь, друг…»
Песня к юбилею Беркакита
Ты помнишь, друг, январские метели,
Колючий ветер по тайге гулял,
А мы с тобой под новогодней елью
Вновь начинали жизнь свою с нуля.
Припев:
А Беркакит едва шагнул из колыбели,
Навстречу и вослед своей судьбе.
Над ним весенние рассветы голубели
И тем рассветам вечно голубеть.
Ты видишь, друг, итог немаловажный:
Поселок не во сне, а наяву,
Ряды домов, домов многоэтажных,
А в них твои соратники живут.
Припев:
А Беркакит едва шагнул из колыбели,
Навстречу и вослед своей судьбе.
Над ним весенние рассветы голубели
И тем рассветам вечно голубеть.
Геолог
Как хорошо, что и о них поют,
О людях смелых. Мужественных, стойких
Сменивших дом и бытовой уют
На долговременность походной койки.
Ну как забыть, как снег скрипит
Под нашими усталыми ногами,
Но надо вновь теодолит крепит
И делать съемку по намеченной программе.
Нет, то совсем не звук пустой
В названьи − слово гордое: «ГЕОЛОГ!
В том звуке шум тайги и пламя от костров,
Рюкзак, маршруты, да и чай густой,
И полевой палатки полог.
1996 г.
Ты веришь, друг, минуют лихолетья,
Придет черед для радостных минут,
Потомки наши юбилей отметят
И добрым словом предков помянут.
Припев
1996 г.
6
Пой, гитара, пой
Россия, милая Россия...
Муз. и слова В.Березовского
И жарким днем, и утром синим
Я думал о твоей судьбе,
Россия, милая Россия,
Ты позабыла о себе
И близок крах − куда ни кинем.
Под звуки серенад,
С гитарой, горд и смел,
Пел по-испански гранд,
Своей любимой пел.
Поет цыганский хор
С гитарой у костра.
Их танец бодр и скор,
И пляска их быстра.
Россия, бедная Россия,
Ведь ты впадаешь в дикий транс:
С подачи сатанинской силы
Уходят самолеты с трасс
И исчезают в море синем.
Припев:
2 раза
Россия, стойкая Россия,
Доколе можешь ты терпеть,
Терять сынов своих и силы.
Нам остается лишь скорбеть
По жертвам катастроф, стихии..
Пой, гитара, пой,
Звени своей струной,
Серебряной струной
И молодой душой.
Прекрасный женский стан.
Твой лебединый гриф,
И молодой, и стар
Поют под твой мотив.
С тобою шли на труд,
С тобою шли на бой,
С тобой свиданий ждут,
Любовь – всегда с тобой.
Россия, славная Россия,
То все проделки Сатаны!
Возлюбят Бога с прежней силой
Его достойные сыны,
Воспрянет духом и Россия.
Припев:
2 раза
И жарким днем, и утром синим,
Я вижу твой дальнейший путь.
И верю, что найдутся силы
С дороги дьявола свернуть
Россию, милую Россию.
Пой, гитара, пой,
Звени своей струной,
Серебряной струной
И молодой душой.
1997 г.?
1996 г.
7
Стихотворения-антиподы
Как хорошо, вдохнув вечернюю прохладу,
Мятежных мыслей рой прочь от себя прогнав,
Усталым телом ощутить желанную усладу,
И тотчас провалиться в бездну сна…
1985 г.
В плену вечерней, вязкой тишины,
В оковах дум тревожных, помнится,
Пытался я заснуть, но тщетно – сны
Прочь прогнала коварная бессонница.
А за окном беснуется метель,
Беру бумагу, ручку – дело спорится:
Я проиграл бессоннице дуэль,
Зато в стихах все обернулось сторицей.
И только начал сиреневеть рассвет,
Я отложил стихи – потом дополнятся.
Подумалось: «Она мне друг иль нет –
Соратница моих потуг – бессонница»
1999 г.
Встречая 21 век…
Встречая двадцать первый век,
Оставь плохое за спиною,
Познай судьбу свою иною:
Судьбу и жизнь, что Бог нарек.
Вступая в двадцать первый век,
Забудь болезни и печали,
Начни свой путь как бы сначала,
Остановив свой страшный бег.
Встречая двадцать первый век,
Познай всю радость обновленья,
Освобожденья, избавленья
По направленью божьих вех.
Шагая в двадцать первый век,
Иди уверенной стопою
И тем доволен будь собою,
Что ты не зверь, а ЧЕЛОВЕК!
Сентябрь 1999 г.
8
Памяти поэта Вадима Фалалеева
В одном из своих самых последних стихов Вадим с
надрывом писал:
Боже мой! Спасибо небо, ниспославшее рассвет.
Доказательством завета – кровью плачущий поэт!
А десятью годами ранее он, вернувшись с вахты на озере
Токо, писал:
Звездное небо летит на меня,
Страшно и чудно смотреть в эту бездну.
Рвется и мечется наша земля,
Не удержусь я и скоро исчезну…
Не удержался Вадим и исчез… из списка живущих… Но он
не исчез из нашей памяти, как замечательный поэт, как настоящий
мастер Слова, как простой компанейский парень – за пятьдесят,
как неравнодушный человек и необыватель.
Горько сознавать, что его больше нет среди нас, что мы
больше не услышим его хрипловатый голос и не прочитаем его
пронзительных строчек.
Твоя судьба была, увы, сродни
Судьбе Рубцова Николая:
И то же небо – серое – саднит,
И та же участь – скорбная такая.
Но прочь тоску! Ты не любил тоски,
Тебе родней был, ближе – юмор.
И от рождения, до гробовой доски
Ты ведь о смерти мало думал.
Мы вновь с тобою за столом сидим,
Читаем, что рассвет алеет…
Мы будем помнить о тебе, Вадим!
Вадим Владимирович Фалалеев!
Август 2003 г.
Я вас люблю
(подражая Высоцкому)
Я вновь пишу для наших милых дам.
Им поклонюсь в нижайшем реверансе,
И душу дьяволу с готовностью отдам,
Спою им самые прелестные романсы.
Но вот беда – порой бываю пьян,
Не откажусь от всяких там застолий…
Я вас люблю, но я не наркоман,
Я вас люблю, но я не алкоголик.
Иные просят: «Напиши стихи»
Другие требуют: Сложи-ка песню».
Я отвечаю им, что это от стихий,
От вдохновения – хоть лопни и хоть тресни!
Но вот, порой, в душе накатит так,
Придет находка в музыке и в слове…
Я вас люблю, но я не Пастернак,
Я вас люблю, но я ведь не Бетховен.
Уж коли навестил меня Пегас,
От мыслей звучных все во мне теснится.
Я вас боготворю, я думаю о вас,
Молю Всевышнего – лишь только б не напиться.
И верю я – продолжится роман,
И для любви моей найдется слово…
Я вас люблю, но я не Дон Жуан,
Я вас люблю, но я не Казанова.
2004 г.
9
Из цикла «Ленские мотивы»
Дорогая сторонка моя
Сл. и муз. В.Березовского
Как пройду по широкому полю,
Разнотравье окружит меня,
И тобой налюбуюсь я вволю,
Дорогая сторонка моя.
Выхожу ли к реке в теплый вечер,
И вдохну терпкий запах полей,
Сердцу радостна вновь эта встреча
С дорогою сторонкой моей.
Поклонюсь белоствольным березам
За прохладный, живительный сок,
Словно мед, словно майские слезы,
Мне они отдают его впрок.
Мне мила и зимою, и летом,
Материнской любовью маня,
Согревая теплом и приветом,
Дорогая сторонка моя.
Мой причал
Пароходной стоянке конец,
Три отвальных гудка прозвучали.
Помахал на прощанье юнец,
Ей, оставшейся на причале.
Взглядом ясным ее проводил,
Взглядом, полным любви и печали.
Он запомнил, он не забыл
Эту девушку на причале.
С чувством грусти глубокой я мнил
Без лукавства историю эту:
Образ родины дорог и мил,
Безусловно, любому поэту.
Мы ведь все, покидая свой дом,
Оставляем в нем сердца частицу.
Постоянно тоскуем потом,
Отчий край по ночам даже снится.
Мне оттуда, издалека
Те гудки, как призыв прозвучали.
Здравствуй, милая Лена-река!
Ты, как девушка на причале.
Для меня здесь начала начал,
Повторяю я снова и снова:
Ленский край - вот навек мой причал –
Принимай же скорее швартовы!
1985 г.
10
Не сон это снился…
Не сон это снился, но чудо
Оставило след навсегда:
В тех звуках мне видятся люди,
В тех звуках – проходят года.
Вдали колокольчик чуть слышен, То тройка рысистая мчит,
А звуки все выше и выше,
Скрипичное соло звучит.
А мне сквозь волшебные звуки
Военный припомнился год:
Мальчишка в овчинном тулупе,
Савраски размеренный ход.
В кошевке – пахучее сено,
Возница лишь правит конем,
По льду настороженной Лены,
А думами, явно, о нем.
«Чо, паря, тебе ныне снится?
Познал ты ненастье утрат!»
Подумал угрюмый возница,
Он вез малыша в интернат.
Ленские напевы
Кто назвал тебя именем этим,
Нежным именем, скромным, простым?
Красоту, несомненно, заметил,
Ну а норов суровый простил.
А название то закрепилось,
И осталось с тобой навека…
Милой девушкой ты мне приснилась,
Легендарная Лена-река!
Ты хотела сродниться с Байкалом
И принять чистоту его вод,
Ручейком родилась, но начало
Преградил Байкальский хребет.
По равнинам, лесам и порогам
Ты несешь свои воды в веках.
Стала нужной и важной дорогой
Величавая Лена-река!
1986 г.
А взуки несутся, в морозы,
Звенит колокольчик: «Динь-динь»
Чайковского «Зимние грезы»,
Симфония номер один.
1985 г.
11
«Пьяный бык»
Есть на Лене утес «Пьяный бык» Неприступный, поросший легендой,
Он давно к своей славе привык,
Навсегда схоронив тайны в бездну.
На пути величавой реки
Встали скалы серьезной преградой.
Извиваясь, река здесь кипит,
Может, в злобе, а может, в отраде.
И, познав свою участь в борьбе,
Бьет теченье в скалу с силой злобной.
Ох, немало случилось здесь бед.
И все беды друг другу подобны.
По преданьям, купеческий флот,
Снарядили весной вниз по Лене,
В карбазах: спирт, товары и… скот
Дабы выгодно сбыть населению.
Но лоцман всерьез согрешил,
«Прозевал» поворот небезвредно.
Баржи вмиг о скалу… Барыши
Под водою исчезли бесследно.
Так стоит тот утес-великан
Горделиво, степенно, надменно…
Может быть он поистине пьян,
Если Лена ему по колено.
1986 г.
Реквием герою-земляку
«В жизни всегда есть место подвигу»
Ты родился и вырос на Ленской земле,
Возмужал на казенной детдомовской каше,
А в минуту лихую себя не жалел,
Выполняя свой долг перед Родиной нашей.
Ты о подвигах с детства шального мечтал,
Заводилой, душой был в родном коллективе.
Потому и с подбитого танка приказ отдавал.
Под душманским огнем наводя коррективы.
В тот решающий час ты забыл о себе,
Думал лишь о других в этом огненном смерче.
Их отвел от огня неминуемых бед,
Смерть презрев, навсегда обретая бессмертье.
Путь твой короток был, но прекрасен и чист,
Нам достойней примера не надо!
Спи спокойно, герой, спи спокойно, танкист,
Мы гордимся тобой, Светлолобов Геннадий!
Над могилой твоей пух родных тополей,
Земляки пред тобой застывают в поклоне.
Ты родился и вырос на Ленской земле,
И на Ленской, родимой земле, похоронен.
1987 г.
12
Я вновь на Ленских берегах
Ленский вальс
Немало пройдено дорог
С теодолитом на плече,
Но на родительский порог
Опять судьба меня влечет.
Люблю тепло я Ленских вод,
И тихий плеск речной волны,
Песчаный берег, пароход –
Тянул он баржи в год войны.
Уж не звучат давным-давно
Те пароходные гудки,
Но позабыть их не дано,
Хоть встречи с родиной редки.
Теперь другие времена,
Другую песнь поет река,
Другие видят, как она
Бьет в скалы «Пьяного быка»
На том «Быке» я зимовал
В голодный и суровый год:
Отец там вехи поднимал –
Судам давал свободный ход.
На Ленских берегах я вновь,
Знакомой тропкою бреду,
Родной мотив волнует кровь
И дум-грустинок череду…
1988 г.
Припев:
Теплохода сигнал
Разбудил речной простор,
Эхо вдаль разогнал,
Словно крылья распростер.
Он летит, известит
По предутренней волне:
Пусть никто не грустит
О тебе и обо мне
Здравствуй, утро родимой сторонки
И рассвет над сонной рекой,
И туманы завесою тонкой
Берегут тишину и покой.
Нет на свете дороже и краше
Для матроса и речника,
Чем кормилица наша,
Величавая Лена-река.
Среди тысяч дорог
Изберу я лишь одну,
Мой родимый порог,
Снова я к тебе вернусь.
Как надежный причал –
Я ему не изменял –
Здесь начала начал
Для тебя и для меня. Припев.
Изумруд Ленских вод
В ожерелье береговВахту вечно несет
Вот удел и честь его.
Будь достойно воспет,
Красотой своей маня,
Самый главный проспект
Для тебя и для меня. Припев. 1992г.
13
Скачать