Британия Превыше Всего (1939) - Национал

Реклама
От Переводчика
«Всё-таки, и в Англии мы видим уже непрерывную борьбу между
представителями подлинно Британских государственных интересов с
одной стороны, и защитниками еврейской мiровой диктатуры, с другой».
А.Гитлер
Мы привыкли видеть в Англии оплот всех враждебных сил, эдакого
коллективного Шейлока. Не было у Русских врага, которого бы не
подкармливал этот крючконосый субъект. Это Англия Шотландского
Обряда выпестовала предателей 1917-го года, Англия обучала и
вооружала турок с японцами, чтобы затем натравить их на нас, и так
далее, вплоть до последнего времени, когда Лондон стал надёжным
убежищем для всякой мрази от ворюг-евреев до чеченских дикарей.
Остаются неоплаченными и другие счета: за первые в мiре лагеря
смерти, построенные для Белых людей во время Бурской войны; за
сожжённые дотла Германские города, за предательство Русского Белого
Движения, за экономическую поддержку Советов; у Ирландцев и Сербов
тоже есть что предъявить Уайт-Холлу. Шпенглер обвинял коварных
островитян даже в организации Великой Французской Революции, а он
зря не болтал.
Но была и другая Англия, непримиримая к Шейлоку и не желающая,
чтобы её сынов использовали в качестве карателей для наказания
непокорных народов. Это, образно, духовный Авалон, ведущий вечную
борьбу с обитателями Сити и не дающий ему забыть, что это страна
рыцарей, а не ростовщиков.
Пусть не покоробит Национал-Социалистического Читателя пафос
данного вступления – пафос необходимый, без которого нельзя понять
личность Освальда Мосли, поскольку вся жизнь этого Человека и жизнь
его Соратников была исполнена пафоса борьбы за высшую Идею.
Только с учётом этого морального фактора получится анализировать его
слова и поступки.
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
В нижеприведённой речи сэр Мосли обличает поджигателей войны,
предлагая своё видение межнационального диалога в Европе,
оказавшейся перед угрозой, с одной стороны, коммунистической чумы,
с другой, - инорасовой экономической и миграционной экспансии. Он
прямо заявлял, что неправильно отказывать Германии в праве на землю,
населённую Германцами, получив за свои взгляды обвинение в измене.
Кому-то и теперь может показаться, что он предавал интересы своей
страны, «раскачивал лодку» и т.п., но давайте вспомним, как относился к
территориальным спорам между нациями сам Руководитель Германии:
«Что Еврейской прессе до судьбы Южного Тироля! – Это о стравливании
Итальянцев и Германцев. – А ведь вот, подняла же она такой отчаянный
1
вой по поводу Южного Тироля, что громадной массе действительно стало
казаться, будто речь идёт о судьбах всего Германского Народа… Ряд
союзов и партий… безсмысленно присоединился к травле той Системы ,
которая для нас, Германцев, в нашем нынешнем положении, должна бы
являться настоящим лучом надежды. В то время, как нас за горло держит
интернациональный Еврейский капитал, наши так называемые
«патриоты» поднимают рёв против того Деятеля и той Системы, которые
осмелились, по крайней мере в одной стране, разорвать жидофранкомасонские цепи и оказать действительно здоровое Национальное
Сопротивление этой интернациональной заразе». И далее: «Я не
допускаю возвращения Тироля военным путём. Более того, я лично
высказался бы против такой войны».
Если привести в качестве дополнительного примера позицию
Муссолини в истории с Аншлюсом, то наверняка возразят, что хитрый
Итальянец оставался при своём интересе, поддерживая воссоединение
чужой Нации в критический для неё момент. Но когда Гитлер писал
указанные строки в тюремной камере, то уж точно не рассчитывал на
вознаграждение. Как и Кодряну, в личной переписке с Салаши
допускавший некий компромисс в больном вопросе о Трансильвании,
как
и
Освальд
Мосли,
вступившийся
за
Ирландцев
перед
«консервативными» шовинистами. – Скорее наоборот, не считая той
брани, которой его «наградили», он добровольно отказался от многих
политических очков, в отличие от того же Черчилля, позировавшего для
кинохроники перед строем карательных войск.
Из-за Ирландии Мосли порвал с Консерваторами и начал свою личную
борьбу с Системой, которая, в конце концов, привела к созданию
Фашистского Союза.
Представим сэра Освальда таким, каким пытались нам его показать
либеральные сказочники: опустившимся типом, жадно пересчитывающим
при задёрнутых
шторах в запертой на ключ комнате, деньги,
полученные от «иностранных сил, стремящихся разрушить стабильность
государства» (кому какое дело, что его собственное состояние ушло на
финансирование Новой Партии?)… Допустим, что он, призывая против
войны, думал о Германских марках… Но чем же могли его соблазнить
нищие мятежники? Меж тем, воспоминания Ирландцев о нём весьма
красноречивы. Т.П.О’Коннор, один из виднейших политиков, писал, что к
Мосли
«…всякий
добрый
Ирландец
всегда
будет
испытывать
признательность и благодарность». Он считал его человеком, который на
деле начал борьбу по пресечению жестокостей, творимых «ЧёрноПегими»,
и
вспоминал
«с
восхищением
и
изумлением
ту
самоотверженную храбрость, которой от него потребовала данная
позиция». – «Чёрно-Пегие» - это парни из отрядов особого назначения,
прославившиеся тем, что с Белыми людьми в Ирландии они поступали
хуже, чем с неграми. Острие критики Мосли было направлено, прежде
всего, на действия карателей: «… специальные вспомогательные войска
набирались…
чтобы
сломить
дух
Ирландского
Народа
через
2
систематический террор, усугубляемый абсолютной свободой личного
произвола…» Во многом, благодаря деятельности Мосли, террор не
принял тотального характера, за что Ирландцы платили ему верной
дружбой, гостеприимством, но не деньгами, за неимением таковых.
Деньги были на другой стороне: у лэндлордов, сгонявших Ирландцев с
отчей земли, у Сити, оплачивавшего предвыборные кампании
Консерваторов, - их просто не могло быть у крестьян, разорённых
лэндлордами и финансистами.
Из письма Дж. О’Коннелла – Освальду Мосли:
«Я вспоминаю с благодарностью честную работу, проведённую Вашими
сотрудниками и Вами в дни, когда в стране царствовал террор «ЧёрноПегих». Жители Керри, пострадавшие более других, также помнят об
этом, и могу Вас уверить, что Ваше доброе имя надолго переживёт тех,
кто пытался унизить его и стереть из памяти… Мы в этой стране, познали
презрение, мы прошли интернационные лагеря и потому понимаем Вас,
но одно можно сказать об Ирландцах: они всегда благодарны тому, кто
однажды помог им или сказал слово утешения в нужде и скорби…»
Гитлер и Муссолини, Кодряну и Салаши, Мосли и О’Даффи, - странное,
на первый взгляд, явление подобного единодушия «оголтелых
Фашистов» объясняется очень просто – Белой Солидарностью.
Националисту Мосли было легко понять чувства Ирландских повстанцев,
а масону Черчиллю, - интернационалисту по определению, - невозможно
и, по существу, он был к этим чувствам равнодушен, как его
последователи сегодня равнодушны к чувствам Русских, Германцев,
Британцев или Сербов.
Тезис о «предательстве» был бы верен, если б в интересах Британцев
было истребление родственного Ирландского Народа, который мог быть
верным другом, но не желал становиться рабом, или если бы Германцы
претендовали на земли, заселённые Британцами, а не такими же
Германцами. Интересы и опасности для Нации Мосли видел прямо
противоположно взглядам Черчилля, но разве он был неправ, когда в 39м году призывал прекратить взаимное истребление Белых людей и
сплотиться против мигрантского потопа и еврейского олигархата,
заставляющего Европу выпить этот яд, да ещё прикрывающегося при
этом красивыми словами о «патриотизме»?
Чтож, политических мерзавцев мы узнаём по плодам: Лондон и Москва,
затопленные мусульманскими ордами, улицы Парижа, пылающие в огне
арабского разгула, берлинские школы, где глумятся над белокурыми
детьми, - вот их «великодержавная политика», «свобода» и «равенство»!
Фашизм представлял альтернативу не только классовой борьбе
(концепция Корпораций и Синдикатов), экономическому соперничеству
(система Автаркии), вечному спору между Церковью и Государством
(Конкордат), но и территориальным раздорам. Наверное, из-за таких
выводов, неизбежно возникающих при тщательном изучении НационалРеволюционной Эпохи, нам и отсекают путь к её первоисточникам.
Истина не боится трибун, - вот, что следует помнить Белому Человеку,
3
когда из газет он узнаёт об очередном аресте Германца, усомнившегося
в святости Холокоста, или Русского, отвергающего непогрешимость
Толерантности. – помнить хотя бы потому, что стравливают Ирландца с
Британцем, а Русского с Белорусом всё те же либеральные
инквизиторы.
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
Жизнь и борьба Освальда Мосли могут служить для нас примером. Но
только не его тактика. Мы и на собственном горьком опыте уже могли
убедиться, что нельзя сражаться с открытым забралом против
либерально-демократической
системы.
Немудрено,
что
человек,
произносивший подобные речи в «цитадели демократии», в конце
концов, угодил за решётку. «Habeas Corpus Act» действует для
насильников, убийц, взяточников, но не распространяется на честных
людей. Это Система – «демократия для демократов» - подлая и циничная
Англия Шейлока.
И всё же была другая Англия, иначе нашим символом не мог стать
Кельтский Крест. Может, кто-то и не согласится, но я выскажу такое
смелое предположение: без Мосли у нас не было бы Яна Стюарта.
Чёрные Рубашки 30-х прокладывали дорогу современному Белому
Сопротивлению. Мы – те же Чёрные Рубашки. И борьба не окончена, пока
жив хоть один боец, хранящий мечту о лучшем, Белом мiре, - мiре
Труженика и Воина, мiре Освальда Мосли и Яна Стюарта Дональдсона.
14-88!
Вайс
Освальд Мосли
БРИТАНИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО!
Братья Британцы! Сегодня здесь собрался Британский Народ, и из этого
великого собрания глас Британского Народа донесёт сегодня до Парламента, до
Партий, до Правительства нечто такое, что им следует услышать. Это
демонстрация в поддержку Британских приоритетов, а значит, - в поддержку
мира во всём мiре. Это собрание, самое большое из всех, собиравшихся в
Англии под одной крышей, говорит Правительству и Партиям:
- Довольно!
Мы здесь, чтобы заявить, что для них в Британии есть работа и когда они
провалят её, как раньше одно за другим обманывали ожидания нашего народа,
мы – Британцы из Британского Союза – сделаем это за них.
Хватит с нас чужих раздоров, нам надоели угрозы иноземных войн, надоело
всё, что не имеет отношения к Британскому Народу, нашей родной земле, нашей
4
Империи и нашим собственным проблемам. Мы скажем партийным лжецам, мы
скажем им здесь, сегодня: «На ваши разговоры о войне мы ответим вам вот что:
если любая из стран мiра нападёт на Британию или будет грозить ей, каждый
участник этого великого собрания и Британского Союза будет сражаться за
Британию». Но также прямо мы заявляем партиям, требующим войны: «Мы
дерёмся за Британию, но никогда миллион Британцев не будет гибнуть в ваших
еврейских склоках. И прежде, чем вы втянете миллион Англичан в
смертоубийство, мы – Британский Союз, мы – воины Священной Революции, волею народа вышвырнем вас со властных постов, которые вы позорите».
Мы разберёмся с ними, мы разобьём все их аргументы и уловки, и разобьём
честно, сегодня, в этом великом собрании. Но прежде, чем начать, я вынужден
напомнить вам, братья Британцы, кое-что, о чём вы могли забыть: ни вас, ни
этой многочисленной аудитории, собравшейся сегодня, ни нас – членов
Британского Союза, - ни народа, хранящего принципы Британской Революции, никого, друзья мои, согласно прессе, не существует. Итак, сейчас все вы спите
и этот огромный зал только снится вам, а когда проснётесь утром, то узнаете
«правду» в вашей дорогой Национальной прессе. Вы узнаете, что вас здесь
сегодня не было. Вы узнаете, что не было никакого митинга, а если и был, то,
конечно же, никто не удосужился прийти на него.
Что бы это значило, друзья? – Я хочу, чтобы те, кто не входит с нами в
Британский Союз, кто впервые обратился к нашему учению и нашему делу,
поняли, против чего мы поднялись, и прежде всего, осознали, что сегодняшний
огромный митинг – есть первый большой митинг в помещении за три года с
лишним, с тех пор, как Британский Союз был разрешён в Лондоне, поскольку
залы этого огромного города были присвоены богатыми Консерваторами, а его
парки – Лейбористским большинством из Лондонского Городского Совета, и все
они преступно использовали свою власть, чтобы заткнуть своих оппонентов.
Чтож, я принимаю сие, как должное. Я никогда не пытался запретить говорить
им в Британии или воспрепятствовать каким-либо образом. Чем больше они
говорят о нас, чем чаще обращаются к соотечественникам и чем больше
мозолят глаза Английской аудитории, - тем большую поддержку получаем мы
для Британского Союза.
Нет такой подлости, на которую бы ни пошла власть капитала, и они не
остановятся ни перед чем, дабы закрыть для нас аудитории. А когда закроют, их писаки смогут обернуться и сказать: «Очевидно, их не существует. Вы не
видите их ораторов в больших залах, вы не читаете о них в газетах, и,
следовательно, то, что эта «Революция Британского Народа» имела место, - это
всё фантазия».
На деле, друзья мои, в Прессе, и в Парламенте, и в лице владельцев больших
помещений в Британии, мы столкнулись с коалицией финансовой власти,
которая настолько смертельно боится предоставить Британскому Народу
услышать правду, что пойдёт на всё в своём стремлении лишить меня самой
возможности говорить с людьми.
Что же, братья Британцы, если Движению, которое зародилось и начало свой
путь менее семи лет назад, - Движению, у истоков которого стояли 32 человека,
без газет, без прессы, без денег, без ресурсов, не имея вообще ничего, кроме
живого Английского духа, пылающего в их душах, - если менее, чем через семь
лет, чтобы запретить ему говорить Британскому Народу, эти партии вынуждены
были прибегнуть к подобному преступному сговору, то сколько осталось до того,
как мы победим, а они сгинут?
5
Теперь позвольте спросить того из присутствующих, кто думает, будто мы
были
несправедливы,
когда
атаковали
владельцев
и
руководителей
отечественной прессы, на каких основаниях они поступают так, как поступают?
Станут ли они далее рассказывать, что о Британском Союзе значительных
новостей нет, что народу Британии он неинтересен? Если они так говорят, - пусть
увидят теперь этот огромный зал и скажут, интересен ли Союз Британскому
Народу или нет! Меж тем, какой-нибудь мелкий политикан-Лейборист, который и
классную комнату не сможет заполнить народом, какой-нибудь подпевала из
Би-Би-Си, докучающий вам воскресными вечерами, кто-нибудь из тех тварей,
которых создаёт отечественная пресса, получает газетные передовицы, когда
собирает свои крошечные аудитории.
Нам говорили, будто новости о Британском Союзе не имеют информационной
ценности. Этот предлог больше не работает. Что ещё пресса имеет против
Союза? – Только один, единственный довод, вызывающий у меня гордость:
пресса полагает, что наши принципы и наши персоны столь предосудительны,
что недостойны упоминания. Я рад, что они так думают о нас. Но давайте
рассмотрим их позицию. Когда они говорят, что не будут рассказывать о
Британцах, - о людях, которые вызывают у них неодобрение, - что тогда
происходит со «свободой слова» в Британии? – Она исчезает. Её нет.
Когда они говорят, что в других странах существует цензура, а в Британии
отсутствует, мы в лицо называем их лжецами. Мы утверждаем: своим
попустительством, своим отношением к Британскому Союзу, - они учредили
цензуру капитала. Единственная разница между цензурою Британской и
осуждаемой ими иностранною заключается в том, что там неравнодушное
население
подавляющим
большинством
приняло
решение
наделить
Правительство властью пресекать публикацию лжи, разрушающей их
Национальную жизнь. В Британии же мы имеем цензуру, отданную не
Правительству, - находящуюся во власти денег и только денег, и направлена она
не на запрещение чего-то вредного для Национальной жизни, но на поддержку
всего, что вредит ей, на внушение народу фальсифицированной информации,
на ложь, на лоббирование, на возвышение фракционных, сектантских
интересов над интересами Народа и Нации. Потому, если предстоит выбирать в
современном мiре между правом избранного народом Правительства встать
выше даже власти газетных магнатов, если придётся выбирать между этим и
правом капитала диктовать Британцам, что им следует знать, что учить и как
жить, я всегда отвечу: ПРАВИТЕЛЬСТВО НАРОДА, СОЗДАННОЕ НАРОДОМ И ДЛЯ
НАРОДА.
Однако, что им дало использование этой тактики против нас? – Друзья мои, это
им ничего не дало, поскольку великие свершения великой страны не
ограничиваются клочком земли, шириною в квадратную милю между Флитстрит
и Мэйфэйром. Мы взывали не к ним, мы шли на задворки Британии, мы шли в
народ до того, как они закрыли для нас большие залы, подобные этому,
расположенному в лондонском Вест-Энде. Мы отправились в лачуги и на улицы,
- в народ, из которого почерпнули свою силу и который всегда являлся
источником нашего воодушевления. Тысячами люди шли к нам, и сила, и мощь,
и ярость народа, сплотившегося вокруг нас, потрясает ныне золотой трон
газетных магнатов. Вот почему я горд иметь в лице Прессы врага-ненавистника.
Меня и положено ненавидеть врагам народа, ибо всю свою политическую
жизнь, на пути борьбы и сражений, который немногим дано было познать, я
всегда стоял за народное дело и бросал вызов власти капитала. Газетные
воротилы правильно ненавидят нас, а мы им отвечаем: «Мы рады не быть среди
6
той политической мелочи, которую создаёт пресса. Мы – Британский Союз – не
были ею созданы, мы сами создали себя».
Поскольку за нами Правда и в нас живёт любовь к Англии, её земле и народу,
сегодня к нам пришло столько соотечественников, Английских мужчин и
женщин, что мы можем сказать: это Движение окрепло, эта Революция живёт и
ни власть прессы или денег, ни одна известная мiру материальная сила не
подчинит нас, не остановит наш триумф. А что у них? Чем, кроме денег, они
располагают? Чем ещё? – У нас мужчины и женщины, тысячи мужчин и женщин,
отдающих свои жизни борьбе Британского Союза. Кто на их стороне, кроме
денежных мешков и газетных магнатов? Если завтра вы измените это
положение и мы отберём их деньги и прессу, - битва не состоится ввиду
отсутствия неприятеля.
Они разглагольствуют о предстоящих выборах: якобы, о борьбе нескольких
партий, представляющих Британский Народ. Ерунда. Выборы – это не что иное,
как драка между двумя или тремя большими капиталистическими синдикатами.
Без денег, закачиваемых в партийную машину, в схватке, определяемой
исключительно идеями и числом активистов в распоряжении противников,
Британский Союз сегодня сможет бороться и разбить старые партии на всём
предвыборном поле. Но знаете вы и знаю я, что ничего подобного не бывает, а
дерутся денежные синдикаты, которые тратят по тысяче фунтов, а то и больше,
на каждого избирателя, чтобы переманить его. Поэтому, когда они говорят о
«демократии», то имеют в виду не правление, осуществляемое или
делегируемое народом, - они подразумевают Капитал-Демократию, где значение
имеют только деньги и ничего, кроме денег.
Теперь, друзья, вы, может быть, спросите: как Британскому Народу бороться с
противостоящей ему мощью капитала и как сокрушить его? – Я отвечу: чтобы
одолеть их, мы должны добыть средства. Те, у кого они есть, не любят нас, но
давно боятся. Потом мы произведём нашу Национальную Революцию, мы
разрушим их власть без остатка; но покуда не достигнута цель, которую мы
сейчас обозначили, покуда массы и мощь народа ещё не так велики и ужасны,
чтобы даже капитал не в силах был устоять против них, - мы знаем из примеров
прежних революций Новейшего времени, - вплоть до самого последнего
момента их газеты продолжат распространять ложь о нас, будут говорить вам,
что даже собраний, подобных этому, не бывает, будут неистово поливать наших
лидеров и соратников любой грязной бранью, на какую только способны их
лживые перья. Цитадель их коррупции будет стоять до последнего, пока вдруг
накопленная сила Народной Революции не разорвёт цепи и не сметёт их.
Не надо заблуждаться, хватит маскировки: это Движение
– есть
Революционное Движение, которое не ищет компромиссов и не желает союза с
партиями измены. Мы отстаиваем союз Британского Народа, - именно, - союз
Британского Народа в новой системе, созданной им самим, избавленной и
чистой от коррупции. Таким образом, наше Движение – движение Революции,
которая возьмёт власть через проявленную волю Британского Народа, не просто
по его согласию, но с сопровождающим его пылким энтузиазмом, которого
старым демократическим партиям познать не дано. Мы – Движение Революции
Основ, бросающей вызов всему, что защищают старые Партии.
Недавно, читая в прессе их прелестные речи, я узнал, что старые Партии
испытывают друг к другу огромное уважение. Что же, друзья, дабы не
обманываться далее, проясним: мы никогда их не уважали, и скажу больше, я
очень надеюсь, что никогда они не проявят уважения к нам, а в день, когда
обнаружится, что они как-то уважают меня, я, с вашего позволения, срочно
7
обращусь к врачу… Всё это – Старые Партии. Они уже даже не изображают
соперничества. Они собрались все в один лагерь ради целей, которые я буду
теперь анализировать.
Британский Союз, и только он, противостоит всем старым Партиям, среди
которых сегодня существует полное единомыслие. Это партии власти капитала,
находящиеся
на
содержании
у
него,
нанятые
и
используемые
интернациональною силою для организации перед публикой потешных баталий,
чтобы обмануть и держать в покорности Британский Народ. Кто-то может
сказать: «Чем он докажет подобные утверждения? Без доказательств это всего
лишь безумные теории. Славные люди, истинные государственные мужи
Британии честно состязаются друг с другом ради пользы Британского Народа…»
Друзья, прежде, чем сесть сегодня, тем их вас, кто считает, что я должен
обосновать свои слова, я докажу, что политика, вызвавшая единодушное
признание старых Партий, - это бедлам, это политика безумия и безчестия, это
курс, который государственные мужи Британии проводить не могут, если только
они не сумасшедшие или не прислуживают еврейскому капиталу. Но перед тем,
как я докажу это на подлинных фактах, которые двух толкований не имеют, желательно, чтобы те из собравшихся, кто не состоит в Британском Союзе,
поняли, какая абсолютная разница между нами и старыми Партиями, как тяжки
наши обвинения против них, как непреодолима пропасть, разделяющая нас, и
как, на самом деле, необходимо, чтобы эта схватка стала последней и навсегда
решила: мы или они.
В чём, в общем, мы их обвиняем? – В показухе, в том, что они раздирают
Нацию на части по вопросам, в которые сами не верят, в спорах, которых между
ними по-настоящему не существует; в партийной и классовой борьбе,
разделяющей Британский Народ, поскольку, не разделив, его нельзя завоевать.
И мы утверждаем, что Британцы были разделены на партии и классы, и,
впервые за всю историю, завоёваны врагом не внешним, но внутренним.
Партии служат власти капитала, которая, преимущественно, сосредоточена в
руках чужаков. В своей литературе, в своих безчисленных речах мы подробно
рассказываем, как правительства или партии могут быть опрокинуты во
мгновение ока финансовой властью, потому-что в этой интернациональной
системе, которую все они поддерживают, огромная подвижность капитала, его
способность быстро перемещаться из одной страны в другую, обрушивать
биржи, создавать финансовую панику и хаос, - в силах свергнуть любое
правительство, которое осмелится хоть на мгновение противиться ей. Мы
показывали снова и снова, как в Британии, - и дважды во Франции, - так
называемые «социалистические» правительства интернационального толка
убирались капиталом, как только отваживались восставать против власти
финансистов.
Сколько раз я рассказывал вам о том, как власть капитала раскинулась на
весь мiр, как он завладел Британским кредитом, Британскими ресурсами,
Британским благосостоянием, создававшимся упорным трудом поколений
простого Британского Народа; как они ссужали или раздавали наши ресурсы по
всему мiру, как оснащали наших соперников против нас, как на Британские
деньги строились шерстяные фабрики Индии, Японии, Китая, чтобы уничтожить
промышленность Ланкашира и Йоркшира.
Раз за разом мы с многочисленными подробностями рассказывали, как
капитал и кредит Британского Народа, созданные усилиями этого Народа и
никем другим, оборачивались против него при оснащении Востока, который, с
его дешёвой рабсилой, бил демпингом по экономике Запада, чтобы
8
интернациональные ростовщики, помогая нашим мiровым конкурентам против
нас и тем разрушая собственную страну обитания, могли извлекать свои
дивиденды. Мы без конца доказывали, что Британская Империя, как и
Британский Народ, Британский Промышленник и Британский Рабочий, - были
безжалостно принесены в жертву указанной интернациональной силе, что у нас
вся система внешней торговли, и наша склочная партийная система, и внешняя
политика, используются, главным образом, ради одного: чтобы власть капитала
могла управлять Британским Народом, а через него и всем Человечеством.
«Какое право имеет этот человек бросаться такими обвинениями?» - спросит
кто-то. Я отвечаю: изучите наши доводы и возражайте, если сможете. Нет в
Англии мужчины или женщины, которые могли бы отговориться незнанием
доводов Британского Союза, даже не из речей наших ораторов на митингах
более многочисленных, чем у иных партий (уличных митингах, во всяком
случае), но из литературы, целого моря литературы и аргументов, публикуемых
нами долгие годы. Мужчины и женщины, которые говорят, будто не знают наших
доказательств, лишь выдают собственное безразличие к общественнополитической жизни. Я прошу вас изучить эти факты, если вы не знакомы с
ними, и опровергнуть их. Если не сможете и не уговорите на это политических
вожаков других партий, то вы придёте к заключению, что мы были лишены
возможности сделать Британскую Империю величайшей цивилизацией в
истории Человечества, лишены единственной силой и единственной властью –
властью капитала, манипулирующего политическими партиями в целях, о
которых я говорил.
Если мы можем доказать, не встречая возражений, что подобная система в
Британской Империи возможна в наши дни, если партийные не способны
возражать на то, что их мотивы таковы, как я их теперь описал, имею ли я право
говорить?
Почему они не возражают? В прежние времена, когда я был одним из них, они
довольно часто спорили со мной. Несколько лет назад я был публично атакован
шестью членами Кабинета Министров в течении недели. Любого из них я звал
выйти со мной
на трибуну для
открытых дебатов перед нашими
соотечественниками - Тори и Лейбористов, профессиональных болтунов и
любителей. Они же хранили подозрительную скромность. Вот, сегодня я
предлагаю: если какая-нибудь выдающаяся фигура от старой политической
партии, - человек, способный привлечь хоть четверть от числа собравшихся
здесь сегодня, - если он придёт для дебатов со мной, мы снимем этот зал и
встретимся с ним лицом к лицу. А пока эти люди боятся наших аргументов на
честных дебатах перед высоким судом сограждан, пока они приговаривают
Нацию, миллионы наших людей, к нищете, которой можно было избежать,
покуда ищут они чужих войн и тратят деньги на вещи, не касающиеся Британии,
жертвуют
интересами
Британского
Народа
ради
услужения
своим
капиталистическим хозяевам, пока они делают так и не смеют встречаться с
нами, - я буду продолжать обличать их, как делаю это теперь. До тех пор, пока
они игнорируют интересы Британского Народа, продолжая вмешиваться в чужие
споры и раздоры, которые на руку лишь их господам и больше никому в мiре,
пока они делают так, - я вправе называть их и называю ЛАКЕЯМИ КАПИТАЛА И
ШАБЕС-ГОЯМИ!
Теперь я прямо изложу суть наших разногласий, дабы никто из вас не
заблуждался относительно нашей позиции к общему гешефту старых Партий.
Но на случай, если кто-нибудь считает мои обвинения против них
несправедливыми, я намерен сегодня сделать две вещи: предельно кратко
9
описать желаемое с точки зрения Британского Союза внутреннее и
международное положение и дать также краткий анализ странных поступков
старых Партий и их мотивов.
Вот, кратко, принципы Британского Союза в политике внутренней и внешней. –
Принципы, которые, по нашему убеждению, внутри страны дадут народу мир,
процветание и счастье; принципы, которые вовне обезпечат не просто «мир»; но
прочный, постоянный мир и принесут счастье всему Человечеству.
Наши принципы выражает лозунг «БРИТАНИЯ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО», поскольку
мы верим, что любой вопрос Британцы могут решить в пределах Британии и
Империи. Мы напоминаем народу то, о чём сегодня нас просят забыть: мы
владеем Империей, охватывающей четверть планеты и пятую часть её
населения,
располагающей
любым
полезным
ископаемым,
любым
материальным ресурсом, какой только можно пожелать; производительность
нашей техники может быть значительно увеличена и даже расширена. Никто не
смеет отрицать, что у нас есть опытные рабочие, что наши специалисты не
имеют равных в мiре и что мы способны создавать лучшую технику. Сырьё у нас
есть, это безспорно. И ни один сведущий в промышленном деле также не будет
спорить с тем, что, получив для продукции рынок, в пределах исключительно
Британии и Империи, без каких бы то ни было поставок извне, а только с
помощью имперских, - мы в состоянии значительно повысить нашу
производительность и благосостояние. Если бы мы имели этот рынок, не
нашлось бы специалиста, оспаривающего возможность производственного
роста. Но всякий знает, что такого рынка не существует, и когда вы попросите
какого-нибудь промышленника увеличить производство, тот просто ответит, что
рынка нет и что неправильно производить товары, которые люди не смогут
купить. Поэтому мы ставим вопрос, на который старые Партии не могут ответить:
как это получается, что Британский Народ в своей стране и Империи не властен
покупать товары, которые сам же может производить? – У партийных нет ответа,
а у Британского Союза есть. Мы утверждаем, что сто лет кряду мы находимся
под игом интернациональной системы и что, под этим игом, как на внешнем, так
и на внутреннем рынке, Британский труд принужден конкурировать с дешёвым
рабским трудом, как Японский, стоимость которого составляет всего 1/5 от
Британского, и что это соревнование, «кто дешевле», устроили капиталисты из
Британии, которые оснащают страны с рабовладельческим производством,
дабы сокрушить труд Запада и таким образом извлечь ещё больший барыш.
Под игом этой интернациональной системы мы имеем дело с дешёвым
эксплуататорским трудом не только на внешних рынках, но в равной степени и
дома принуждены конкурировать с ним из-за импорта дешёвого зарубежного
товара на 350 млн. фунтов, который бьёт по нашему уровню жизни и тащит его
всё ниже и ниже. Что толку в условиях наличной системы просить Британского
работодателя о повышении заработной платы, если оно вредит бизнесу и
выдавливает его, в конкуренции с дешёвым трудом за пределами страны, и
даже внутри неё! Таким образом, мы утверждаем, что интернациональная
система – двести лет – несёт прямую ответственность за низкую покупательскую
способность Британцев, поскольку удерживает оплату за труд и указанную
способность гораздо ниже уровня, который могла обезпечить настоящая
производительная мощь Британии.
Ответ Британского Союза – самодостаточная Империя. Мы закроем Британию
и Империю от потока дешёвых товаров, который снижает наш жизненный
уровень. Обособившись таким образом, с помощью Корпоративного Права, - мы
подымем оплату труда во всех промышленных отраслях и, наконец, дадим
10
Британскому Народу возможность потреблять товары собственного производства.
Никогда более финансово-кредитная система не будет использоваться ля
создания иностранной конкуренции и других целей, противных Британскому
Народу. Наконец-то капитал и кредит Британии, под контролем Правительства,
будут поставлены на службу целям Народа.
Так, в Британии мы станем производить максимальное количество товаров,
которое только способны создавать наши отрасли для потребления на
обезпеченном внутреннем рынке, а то, что мы не можем производить – мы
приобретём, посредством прямых сделок, в наших собственных заморских
доминионах и колониях. Суть этого обмена, который они сами часто предлагали,
заключается в том, что на каждый фунт приобретённого у них продовольствия
или сырья они взамен получат на фунт нашего промышленного товара.
Чтобы познакомиться с научными деталями указанной конструктивной
политики, вам придётся изучить нашу литературу. В своей сегодняшней речи,
посвящённой, главным образом, другим явлениям, я даю общий набросок, не
более. Сейчас я могу лишь спросить тех из вас, кто знаком с этим материалом:
что
противопоставляется
нашей
тщательной
программе
по
развитию
самодостаточной Империи? Всякий грамотный промышленник знает, что в наше
время возможно весьма увеличить Британское производство, если только для
него будет рынок. Взяв власть, Британский Народ этот рынок создаст. А чьи
интересы пострадают при такой системе? – Не промышленника, который
увеличит свой оборот; не рабочего, который многажды увеличит свой заработок.
– Потерпят убытки ростовщики из лондонского Сити, и только они!
По всему мiру они раздают Британские деньги, чтобы, в этом снабжении
наших конкурентов, извлечь свою выгоду. Своими займами они поддерживают
дешёвый импорт. Если мы остановим ввоз дешёвых конкурирующих товаров,
разрушающих Британскую промышленность, то лишим прибыли Сити.
Британский Союз обличает эти преступные интересы еврейского капитала и
провозглашает, что в Британии, и в Империи мы построим систему, обладающую
производительной мощью, превосходящей значительно любое представление; с
уровнем
благосостояния,
материального
благополучия
и
морального
самочувствия, о которых Человечество и не мечтало.
Что можно возразить против такой системы? – Я до сих пор не слышал таких
аргументов и впредь не услышу их. Очевидно, что этот план требует революции в
нашей Национальной жизни. Чтобы довести до конца полное преображение в
нашей политике и промышленности, необходим мир. Мы не можем позволить
втянуть себя в иноземные дрязги и отвлечь от выполнения этой задачи.
Как начинать величайшую и неслыханную в подлунном мiре революцию, когда
вся наша политика и промышленность втянуты в зарубежные авантюры, когда
Британский государственник даже походя не вспоминает о проблемах Британии,
но зато постоянно рыщет по свету в поисках очередных проходимцев («dago»),
за которых он мог бы поручиться?
Это мы имеем в виду, когда призываем заняться Британскими делами. Мы
желаем мира. Мы хотим сосредоточиться на Британской Империи, ибо верим,
что в её пределах способны решить любую проблему, встающую перед народом,
итак мы представляем программу мира, столь же открытую и прямую, как и
наша экономическая программа. Я выдвинул четыре пункта политики мира, на
которые снова требую адекватного ответа.
Пункт Первый: Невмешательство в дела Восточной Европы. Меня не волнует,
что там творится. Мне кажется естественным, что Германия могла бы проводить
Доктрину Монро на Востоке, как Америка проводит её на своём континенте.
11
Хватит с нас балканских войн. Если кто-то возьмётся наводить там порядок, - что
же, удачи. Но я ему не завидую.
Пункт Второй: Ответное разоружение на Западе. Я имею в виду, что мы
получим возможность сказать Германии: «У нас нет никаких интересов на
Востоке, значит, и ваш кошмар окружения исчез навсегда. Больше вам не
придётся воевать против Британии и Франции на одном фронте и против России
и всех, кого она сможет собрать, на другом. Блокады не будет. Ваши опасения
развеяны, взамен мы просим вас сесть за стол переговоров и освободиться от
бремени вооружений, Британских и Германских».
Они хотят строить дома в Берлине, мы хотим строить дома в Британии. Что за
безумие расходовать ресурсы, которые могли пойти на строительство, для
вооружения наших народов друг против друга, когда нет в мiре ничего, что стало
бы поводом для нашей вражды. И я уверен так же, как в том, что стою здесь,
сегодня: если сказать Германцам, что мы не лезем на их восточные рубежи, а
они пусть оставят в покое Империю и Запад, - возможно тотчас собрать
конференцию по разоружению, которая не только избавит враждующие народы
Европы от угрозы войны, но раз и навсегда снимет с их спин разрушительную
ношу вооружений из страха перед войной.
Пункт Третий: Возврат подмандатных территорий, которые нам без
надобности, ибо мы уже владеем четвёртой частью мiра.
- О, вы не сделаете этого, - скажут Лейбористы. – Мы, важные ребята, встали
грудью за Империю и не позволим вам сотворить это.
Мы отвечаем им:
- Мы вполне допускаем, что вы считаете эту территорию частью Британской
Империи, потому-что обнаружили её всего полгода назад или потому-что хотите
войны с Германией…
В любом случае, что такое есть Лейбористская Партия, чтобы запрещать нам
вернуть Германцам землю, которая всегда принадлежала им и никогда не
принадлежала нам, если эта Партия, согласно своей опубликованной и
оглашённой программе, хочет распахнуть настежь ворота Британской Империи
для всех, кому заблагорассудится прийти и взять её? Но не только Лейбористы наши враги. Конечно, они вцепились в Германскую землю, - собираясь меж тем
сдать Британскую Империю всем желающим, лишь бы разжечь войну (если
получится). Но есть ещё старые ничтожества Тори, которые твердят:
- О, вы не можете позволить Германцам вернуться в Африку. Ведь, если
Пикельхаубе снова объявится в Африке, - нам придётся убираться оттуда в два
раза быстрее.
- Ладно, - отвечаем. – Убегать, спасая свою шкуру, при всякой встрече с
Германцем могут Тори, но только не мы , не мы.
- Однако, - блеют те, - если вы дадите Германцам вернуться в их старые
колонии, они начнут строить базы и с их помощью всю Африку отберут у нас.
Что ж, покуда Британский Флот был в течении нескольких лет в распоряжении
Консервативной Партии, в этом утверждении был какой-то смысл, но когда
Флотом будет руководить Британский Союз – всё будет по-другому. Напомним
кое-что Партии Тори, о чём она забыла, забыла основательно и покрыла себя
позором, поскольку долго пренебрегала этим фактором. Напомним им о
Британском Флоте, а затем покажем карту мiра. Они обнаружат, что Африку от
Европы отделяет синее море, и пока на нём господствует Британский Флот,
Африканский Континент останется в руках Британии.
Нет ни одной континентальной державы, которая смогла бы переправлять
подкрепления сражающимся в Африке армиям через Средиземное Море, если
12
это море контролирует наш Флот, и сколько у власти пробудет Британский Союз,
- столько Британия будет царствовать на море. Ибо мы не боимся, и станем
сильными, и, будучи людьми разумными, мы наделены даром понимать других
людей, и мы добьёмся мира с Германией и всеми великими нациями.
Скажу ещё о последнем мирном пункте, о котором я уже упоминал при общем
описании нашей политики. Мы напоследок говорим: «Займитесь Британскими
делами. Посвятите свои помыслы Империи. Скажите мiру, как я говорил
сегодня, что если какая-нибудь нация нарушит границы Британской Империи,
мы, как один, пойдём сражаться за Британию. Но в чужих войнах Британцы
умирать не будут».
Сегодня, друзья мои, я говорю вам из самой глубины внутреннего сознания,
что такая политика, предложенная Британией Германцам и всему мiру,
обезпечит мир и добрососедство нам и нашим детям, и детям наших детей.
Почему бы не сделать так? Что этому мешает? – Мне говорят: Германия только и
хочет, что проглотить одну-две мелкие страны на востоке Европы, а затем
развернуться и уничтожить Британскую Империю.
Мне говорят, что Гитлеру нужен весь мiр; другими словами, что он –
сумасшедший. А что за основания у них полагать, будто этот человек, который
за какие-то двенадцать лет борьбы поднял свою страну из праха, вдруг сошёл с
ума? Поскольку всякий человек, который желает овладеть современным мiром,
с его многоязычным населением, с его различными народами и интересами, такой человек, несомненно, является сумасшедшим, - я призываю своих
оппонентов представить хоть какой-то довод, объясняющий их столь активные
нападки на этот исключительно проницательный и ясный ум. «Ну, - ответят они,
- всякий, кто встаёт на позицию превосходства, должно быть, безумен».
- Разумеется, любой демократический предводитель должен быть, но, право,
мы знали об этом до того, как они признались, что слабы на голову.
Они говорят: «Кайзер, дерзнувший на подобное, был безумен. И Нерон был
сумасшедшим. Всякий, кого обуревает величие, сходит с ума». Что же, друзья,
это справедливо в отношении царьков, наследных князьков и мелкого
дворянства… из Английской Палаты Лордов! Всякий человек, возвысившийся
усилием не личным, но своих предков, до величия, которому не соответствует, с большой долей вероятности потеряет голову и падёт. Это аргумент против
наследственной системы, отрицаемой нами и поддерживаемой ими. Но, друзья
мои, никогда ещё в истории не было человека, который поднимался к вершине
самостоятельно, цепляясь за уступы под напором бури и каждый фут, каждый
дюйм своего пути прокладывал с боем, покуда от пучин не достигал вершины,
где можно узреть Солнце Национальной Славы, - такие люди, делавшие себя
сами, не теряют голов. Их теряют те, кого делают. Потому, когда в качестве
довода для своего подстрекательства к войне они прибегают к столь
неосновательному доказательству, - я прошу их читать историю и изучать
человеческую природу.
А в продолжение я спрашиваю: если бы мы ушли из Восточной Европы и
потеряли союзников в лице короля Кароля и полковника Бека, если бы всё, что
говорят наши оппоненты. Оказалось правдой (чего я не допускаю, и паки не
допускаю, но «вдруг»), Германцы развернулись бы навстречу нам и сказали:
«Ну вот, подавайте Империю. Мы хотим вашу четверть земного шара и будет
драться с вами до смерти». – Предположим, что Германцы пойдут на такое (хоть
и уверен я, что не пойдут, но «если»), оппоненты наши окажутся правы… Почему
же нас убеждают, будто Британская Империя не способна подняться навстречу
Германской, да и любой другой Нации в мiре? Почему демократы полагают, что
13
Германия настолько нас превосходит, что мы не сможем отстоять Империю без
помощи короля румынского Кароля? Почему же? Может, это численность
населения даёт преимущество Германцам, как утверждают демократы? (Не я
утверждаю, но демократы.) Значит, численность?
У нас в Империи 70 миллионов белых Британцев. В Германии перед Аншлюсом
было примерно 70 миллионов. Затем к ним добавилось несколько миллионов
Австрийцев и Чехов. Ну вот, допустим, 70 миллионов белых Британцев сошлись
с 70 миллионами Германцев. Тогда 430 Британских «цветных» миллионов
приглядят за несколькими миллионами Чехов и Австрийцев. Так будет честно?
В живой силе мы с ними определённо равны. По ресурсам мы безмерно
сильнее. К тому же нужно помнить, что за нами четверть планеты, а Германия
испытывает нехватку многих видов жизненно важных ресурсов, «благодаря»
несправедливым мирным договорённостям. Здесь Британская Империя и одна
несравненно превосходит Германию. Если живые силы равны, а в запасах мы
сильнее, - кто решится утверждать, будто Британцы в войне, коль скоро война
случится, не смогут противостоять и Германии, и любой другой стране в мiре?
Но что устроит демократа, когда он настолько боится Германии, что по всему
мiру: в Турции, Греции, Румынии, в Польше и в Советской России, - ищет себе
защитников? Что устраивает капитал-демократа, кроме этого положения, правду
о котором семь последних лет мы рассказывали Британцам и мiру: что наша
правящая система износилась, а партийное руководство поражено коррупцией.
Дайте Британцам новую систему, с Британскими методами, характером и
политикой, природной для нашей собственной Национальной Идеи, и вновь
зажгите сердца Британского Народа великим духом, и тогда не будет вопроса о
нациях, нас ведущих, а мы, - Британцы, - снова поведём Человечество. Итак,
когда капитал-демократ говорит, что мы не можем проводить Национальную
политику обособления Британии, когда он говорит, будто нам не будет жизни,
если не союзничать с какой-нибудь мелочью, вроде той, что на востоке Европы,
- я утверждаю только одно, что его устраивает упадок и коррупция системы,
которую он поддерживает; он сам даёт Британскому Союзу самый мощный
аргумент, который только возможен!
Теперь, братья Британцы, я предположу, что аргументы моих противников
истинны (хоть и знаю, что они ложны). Я говорю: даже если самые большие
ваши страхи оправданы, у Британии нет никакого повода для безпокойства или
для провоцирования войны посредством этой абсурдной политики окружения и
вмешательства в дела, к которым мы не имеем никакого отношения. Но я
продолжу и ещё скажу: на каких основаниях вы обвиняете Германию и её
Вождя, Гитлера, в том, что он намерен напасть и опрокинуть Британскую
Империю? Назовите эти основания.
Я не буду ссылаться на тот факт, что Германский Вождь раз за разом отрицает
существование подобных намерений, ибо одного только упоминания имени
иностранного деятеля значительной частью Британской Прессы достаточно для
вас, чтобы присоединиться к общему гевалту: «Он лжёт!» Впрочем, эта пресса
скулит и жалуется, когда ей возвращают её «любезности».
Но я требую ответа на вопрос: если Гитлер имел намерение и цель напасть на
Британскую Империю и свалить её, то почему, во имя всего святого, он не
использовал свой шанс в прошлом Сентябре, когда Британия была безпомощна?
Здесь за меня м-р Уинстон Черчилль. Ведь это он поведал нам о сентябрьской
безпомощности Британии. Приведу весьма короткую цитату из парламентского
отчёта о дебатах от 5 Октября. М-р Черчилль сказал так: «… В конце концов,
теперь
не
является
секретом
состояние
14
в
воздухе
и
в
деле
нашей
противовоздушной обороны. Тысячи людей стали свидетелями этого. Кто ныне
будет делать вид, будто наши ПВО были соответствующим образом
укомплектованы и оснащены?»
Я мог бы зачитать вам и другие убийственные признания правительственных
говорунов о положении нашей обороны в том Сентябре. Из-за преступной
халатности капитал-демократии и всех парламентских партий, мы были
безпомощной Нацией. И я прошу ответить партийных на такой вопрос: если
Гитлер собирается напасть и сокрушить Британию, почему в Сентябре он
упустил такую отличную возможность? Огромное число неприятных вещей
сказано было противниками Гитлера в его адрес, но, думаю, и худший враг
никогда бы не сказал, что этот человек упустил в своей жизни много шансов.
Потому, когда м-р Черчилль говорит нам, во-первых, что Гитлер собирается
напасть на Британию и уничтожить её, а, во-вторых, что мы в Сентябре были
безпомощны, - мы вынуждены верить чему-то одному: либо Гитлер – это тип,
который упускает большие возможности, либо м-р Черчилль – большой лжец.
Думается, Британцы знают ответ.
Суммируя мои аргументы, можно сказать: если самые страшные страхи наших
оппонентов оправданы и Германия атакует Британию, то при наличии в
последней Правительства и Государственной системы, соответствующих
времени, даже если она будет драться в одиночестве, ей некого бояться; вовторых (и даже во-первых), нет никаких доказательств подобных намерений
Германии, а с другой стороны, я представлю доказательства, что политика,
проводимая в Британии силами, самыми подлыми в истории, - силами,
взявшими сегодня верх в Британии, - приведёт к войне при первой возможности.
Я обвиняю власть Еврейского Капитала.
Теперь, когда я представил свой последний довод, чтобы разобраться в
политике партий, я попрошу высокое собрание взглянуть на этот политический
бедлам. – по моему мнению, безумный и безчестный, - и спросить себя: как же
ещё его объяснить, если не с позиции Британского Союза, утверждающего, что
партии и политическая система Британии подчиняются интернациональной
силе, ищущей продолжения своей кровной мести в масштабах земного шара,
если потребуется, ценою Британских жизней и Британской крови!
Давайте, ознакомившись с нашей программой, обратим взоры на политику
Партий. Прежде всего, конечно, это вопрос о войне. Всякий интерес Британского
Народа отбрасывается в сторону, всякая надежда на реформы, на изменение
участи страдающих, - покинута в Британии, для нашего поколения наверное, в
этом процессе по разжиганию войны. С трудом мы добиваемся, чтобы
напомнить сегодня о судьбе и состоянии дел Британцев. За это я сражался,
друзья мои, с тех пор, как 21 год назад пришёл в политику и продолжу эту
борьбу, покуда жив. Поэтому мне не стыдно говорить о положении народа
Британии и предательстве, свершившемся не так давно, при том, что страна
столкнулась с этой поджигательской закулисой.
Сегодня я читаю о займе в 500 млн. фунтов, выделенном в течение одного года
на вооружение Британии ради еврейской войны. Я помню, однако, что точно так
же несколько лет назад, будучи министром Короны, просил всего-то 100 млн. на
борьбу Британского Народа с нуждою и бедностью, а Лейбористское
Правительство меня высмеяло. Когда я пришёл к ним и попросил 100 млн. на
общественные работы, на переселение из ветхого жилья, на снос и перестройку
трущоб, на проведение огромной работы по социально-экономическому
реформированию, которое бы вновь оздоровило Нацию, - 100 млн. на создание
моста от нынешней нищеты к реконструкции нашей Национальной Системы, - я
15
помню, как Министр Финансов, и Лейбористский Премьер-Министр, и ряды
парламентариев-Лейбористов, сомкнувшиеся вокруг них, говорили: «Вы сошли с
ума. Просить 100 млн. – это нереально. Сити никогда не поддержит подобное». –
СИТИ НЕ ПОДДЕРЖИТ! – «Это ведь риски». Однако 500 млн. на чужую войну
нашли и стоимость облигаций не упала даже на 2-3 пункта. 100 млн. просил я
потратить на народ, мне отвечали, что это разрушит нашу финансовую систему.
Теперь они нашли 500 млн. на чужую войну и говорят нам, что сие бремя с нас,
как с гуся вода.
Так, в этой поджигательской политике гасится всякая надежда на улучшение
народной участи, не только Консерваторами, но и мнимыми защитниками
народа – Лейбористской Партией собственной персоной. И все они едины в
замалчивании любых столкновений на почве социальных проблем и
неравенства, в работе на чужие войны, в политике окружения Восточной Европы
и вмешательства в её дела, в поддержке этой политики Британским Капиталом.
Остановимся, для начала, на Лейбористской Партии, поскольку она являет
собою характерную капитал-демократическую карикатуру. Лейбористские
вожаки немножко тупее лидеров Тори и потому их легче подловить… Давайте
взглянем на притязания Лейбористов и на то, что они сегодня творят.
Что они нам говорили? – Что их Партия – это партия Революции, партия Мира,
партия, которая «за народ». Разберём эти пункты.
Революционность? – В них революционного духа не больше, чем в заведении
для дрессировки кошек. Лейбористские предводители (якобы, непримиримые
борцы с капитализмом) дважды в неделю собираются на Даунинг-Стрит, где
пьют чай и сплетничают, сбиваясь в кучки, но даже не изображают борьбы.
Каждый раз, по звонку колокольчика, какой-нибудь их вождь бежит вприпрыжку
на Даунинг-Стрит, мечтая, как его погладят по головке и скажут, какой он
хороший мальчик. Ещё усилие, и их наконец-то позовут на обед к дорогой
герцогине. Лейбористская Партия – это пародия на революционность,
забывающая даже пробормотать слова своей старой роли и принять старую
позу. При всём честном народе Лейбористы практически вступили в сговор с
Консерваторами.
Теперь о том, что их Партия – это «партия Мира». Сколько войн хотели они нам
устроить за последние два или три года? Попробуем посчитать.
Прежде всего, все он стояли за войну в Китае, где была надежда на
сохранение интересов больших текстильных дельцов. Когда вопрос касался
только Англичан, ограбленных до нитки и гонимых в Тяньцзине, мы не слышали
об этом так много. Лейбористы требовали войны в Китае.
Война №1. Вы и я должны были нарядиться в хаки и отправиться спасать
китайцев.
Война №2. Абиссиния. – Война за нефть, за сохранение рабства, за самые
отвратительные капиталистические интересы, которые когда-либо позорили
этот континент и земли окрест его.
Война №3. Испания. Ну, конечно же, мы были обязаны драться в Испании:
Британский Флаг был оскорблён, бомбы падали рядом с Британскими
кораблями… Стоп. Я сказал «Британскими кораблями»? – Мы просмотрели
Ллойдовский Регистр и обнаружили три десятка судов, нанятых тогда греками,
евреями, испанцами.
Неплохо: война за текстильных магнатов, война за рабовладельцев, война за
судовладельцев…
Затем была Австрия – война №4, и Чехословакия – война №5.
16
Чехословакия! Лорд Винтертон из нынешнего правительства сообщил нам, что
чехословацкая земля принадлежит не крестьянам, живущим на ней, а
еврейским ростовщикам. Нужно было сохранить ту землю для этих
ростовщиков. - Война за рабовладельцев, за судовладельцев, за евреевростовщиков.
А теперь ещё война в Польше за громадные инвестиции лондонского Сити. –
Война за эксплуатацию польского шахтёра, добывающего за 10 шиллингов в
неделю дешёвый уголь, который оставляет без работы Британского шахтёра,
зато наполняет сундуки дельцов. И, наконец, последняя по времени, но не в
списке (шестая или седьмая это война, в которую нас опять хотят втравить
Лейбористы?), Крестовый Поход, - нечто такое, что заставит трепетать сердце
каждого Англичанина, а то и сердца владельцев ночных клубов, - война за
возвращение трона королю Каролю. Разумеется, ничего не говорится про
контроль над нефтяными вышками Румынии.
Шесть или семь войн – сосчитайте, если сможете. Не вызывают удивления
слова лорда Понсоби о том, что единственной заботой его партии, –
Лейбористской Партии, - является участие в войне, где бы она ни происходила.
Но что за люди составляют эту Партию? – Быть может, это полковники старой
выправки, Англичане военного типа или юнцы бульдожьей породы, которые
стремятся поучаствовать во всех драках, происходящих в мiре? – Ничуть. В рядах
Лейбористов находятся те, кто во время минувшей войны, когда Британия вела
войну за существование, уклонялись от службы, а теперь эти люди, среди
которых, в том числе, есть и такие, кто вредил за нашими спинами, организуя
забастовки на военных предприятиях, пока мы сражались, страдали и
проливали кровь в окопах, - теперь они со своих трибун клеймят нас за то, что
мы не желаем одевать хаки и воевать с Германией за еврейские обиды!
Кто, кроме этих Лейбористов, обвиняет нас, - ветеранов, - в недостатке
патриотизма из-за того, что мы не хотим безсмысленной войны с Германцами?
– Юные интеллектуалы, проучившиеся в Оксфорде 5-7 лет, эти жеманные
неженки, не желающие воевать за Короля и Страну. Они не хотят драться за
короля Георга, однако страстно желают войны за короля Кароля – родственную
душу.
Друзья мои, это было бы смешно, если б не стыд, испытываемый при виде
этих тварей, не просто втянутых в заговор по отправке миллиона Англичан на
погибель (сами-то они, конечно, не разделят судьбу последних), но к тому же
ещё и обвиняющих со своих трибун в непатриотичности людей, отдавших себя
целиком и рискнувших всем ради того, чтобы Англия могла жить и оставалась
великой.
Разогнать Лейбористскую Партию поможет не только народное презрение
сегодня, но и народный суд над их вожаками в будущем, в лучшие времена.
А что же Тори? Будем справедливы. Мы представили свою политику,
разобрали Лейбористскую, теперь посмотрим на Партию, именуемую
«лоялистской» и «патриотической», - на Партию Тори. Кого она представляет?
(Крики из зала: «Жидов!») – Вот суждение, к которому я склоняюсь.
Но давайте для начала разберём, на что они претендуют. Не думаю, что какойнибудь Консерватор, находящийся в этом зале, - если таковой сюда попал, будет возражать, когда я скажу, что Консервативная Партия претендует на
охрану Британии и Империи, их престижа, поддержание в надлежащем виде и
развитие. Я не думаю, что кто-либо из Консерваторов назвал бы не
соответствующим истине такое описание их намерений, - описание,
представленное недавно общественности и которое всё ещё разделяют по
17
простоте душевной тысячи мужчин и женщин, ошибочно полагая, что
Консервативная Партия продолжает хранить эти принципы, как другие тысячи
искренне придерживаются принципов Лейбористской Партии, думая, что та
сражается «за народ», меж тем как она, фактически, прислуживает
интернациональному капиталу, враждебному по отношению к народу.
Давайте разберём коротко эти принципы Консерваторов в свете их реальных
поступков.
Для начала – защита Британии и Империи. Консервативная Партия находилась
у власти семь лет, вплоть до прошлой осени. С двумя небольшими интервалами
– двадцать лет. Однако ведущий Консерватор, м-р Уинстон Черчилль, и не только
он, но и видные члены Правительства, были вынуждены признать, что оборона
Британии в том Сентябре находилась в столь неподобающем состоянии, что мы
оказались беззащитны и безпомощны перед лицом вооружённого мiра. А когда
Консерваторов попросили объяснить причины такой политики, лорд Болдуин, ответственный их вожак в течении многих лет, - откровенно сказал, что он был
хорошо осведомлён о неэффективности нашей обороны, и отдавал себе отчёт в
том, насколько опасно было наше положение, но если б он сказал стране о
перевооружении, то мог проиграть выборы, - и не сказал. И этого человека
капитал-демократическая пресса годами рекламировала как честнейшего!
Я спрашиваю у Консерваторов: даже не говоря о нынешних её фокусах, как
можете вы, исповедуя провозглашённые принципы, оставаться в Партии с
подобным обликом? Чем вы можете оправдать своё пребывание в ней, кроме
того, что выход из неё может оказаться «неприятным»? Некоторым из ваших
друзей это может не понравиться, но первый раз в жизни у вас появилась
возможность сделать нечто «неприятное» и решительное, постоять за Народ и
за Англию. Молодой человек, который после подобных фактов и признаний
остаётся в Консервативной Партии, - тем самым признаёт перед всем светом,
что он скорее откажется от Империи, чем от званого обеда. «Защитники»! Вот
какую защиту они давали нам прежде. А что теперь?
Они втягивают нас в конфликт на Северном Море, на Средиземном Море; они,
одновременно, втягивают нас в конфликт в Дальневосточных водах. Они
сцепились с Германией, с Испанией, - на одном краю Средиземноморья, и с
Арабами – на другом; с Италией – в центре нашего основного пути в восточную
часть Империи. В то же время, на Дальнем Востоке они задирают Японию, или
не так, но проявляют себя в обычной манере: блефуют, провоцируют конфликт,
а затем ретируются, позоря Британию. Это не «защита» - ввязаться в драку
сразу на трёх морях, против Германии, Испании, Италии и, одновременно,
против Арабов и Японцев. За кого мы будем драться во всех этих конфликтах? –
За Британцев ни в одном, везде за евреев. И какую они нам дают защиту теперь,
когда
втянули
в
эту
передрягу?
–
С
обнажёнными
головами
и
коленопреклонённо они молят Великого Товарища Сталина придти и спасти
своих бедных друзей Тори. «Защитники»!
Нам говорили, что вопрос о
безопасности разрешит союз между Британской Империей и Советами. Нам
говорили, что союз с ними является вопросом жизни и смерти, что если его не
будет, в течение одной недели Германия опустошит пол-Европы.
Четыре с половиной месяца назад переговоры были свёрнуты. Просто удача,
что они не оказались вопросом «жизни и смерти», разве не так? Замечательно,
что всё это было вздорной фантазией, в противном случае, Европа была бы
опустошена четыре месяца назад. А что поделывают Советы? – Они играют в
свои старые коммунистические игры, которыми занимаются последние 20 лет,
всё с тем же восточным коварством и ловкостью затягивая бедное
18
правительство Тори всё глубже и глубже в трясину обязательств, покуда те не
окажутся в полном их распоряжении; они помахивают морковкой перед мордой
старого осла, который ломится, спотыкаясь, вперёд, и когда, - после того, как
Тори предоставили гарантии не только Турции, Греции и Румынии, но и всем
Балтийским странам, после того, как Британия оказалась втянута во все
конфликты в мiре, - они спровоцируют мiровую бойню, красные получат власть
над нами и, наконец, достигнут цели юдо-коммунистических вожаков: втравят
Британию и Западную цивилизацию в самоубийственную войну. Вот она – их
«безопасность».
Теперь о «престиже». Какой престиж они обезпечили нам? – Если есть что-то,
роняющее престиж и противное Английской натуре, то это вечное хвастовство с
последующим бегством, когда скидывают плащи перед дракой, а потом
уклоняются от неё. Это и была политика Консервативного Правительства в
прошлые годы. Они безусловно знают толк в том, как игнорировать
оскорбления. На сегодня это единственный талант Консерваторов.
И он настолько известен, что не так давно один выдающийся французский
государственный деятель сказал: «Когда Француз идёт по улице и некто
подойдёт и пнёт его сзади, - он не может не обернуться, чтобы посмотреть, кто
же его пнул. Но вы, Британцы, обладаете таким хладнокровием, таким чувством
собственного достоинства, что даже способны сделать вид, будто не заметили
пинка». Этим даром в особенности обладает лорд Галифакс – новый сильный
парень из Партии Тори, который на какой-то момент мог бы впечатлить, если бы
мы не помнили его по прозвищу «Ирвин». Это тот самый лорд Галифакс,
которого единственным средством против ослабления Империи на Востоке было
– пригласить на чай мистера Ганди.
Теперь, когда они заговорят о престиже, предъявите им самое тяжкое
обвинение, о котором мне приходится сегодня говорить: много веков назад
голландский адмирал проплыл по Темзе с метлою на мачте, бахвалясь, что он
«вымел Британию с морей». Наши деды отомстили за ту обиду. С тех пор
никогда Британский Флаг не был втоптан в грязь и Англичане не страдали от
позора так, как после предательства в Тяньцзине. Когда мы думаем о том,
друзья, что, быть может, в тот самый момент, как мы сидим здесь, этих
Англичан раздевают донага и избивают (о нескольких подобных случаях с
Английскими женщинами сообщалось), подвергают издевательствам и
насмешкам китайской черни японские триумфаторы, а единственным ответом
партийных парламентариев становится согласие «проявлять терпение», - можем
ли мы говорить о том, что это позор для Британского Флага и разве
неправильно, что гнев переполняет нас?
Два года назад мы предупреждали их: если разделите Европу в
капиталистических усобицах, то на Востоке будете немощны и станете
посмешищем, разрозненная Европа обернётся для Британии безсилием на
Востоке. Это совершенная правда, что нам нечего больше делать в Шанхае и
Тяньцзине. Британский Союз годами твердил это. В Южном Китае мы лишь
обслуживаем преступные интересы, использующие дешёвый труд китайских
кули для удара по промышленности Ланкашира и её разрушения. Мы остаёмся
там только из-за инвестируемого в этот регион Британского капитала (если его
можно назвать «британским»). Но уж коли вы отправляете куда-нибудь
Англичан, то не можете допускать, чтобы их били, грабили, а их женщин
безчестили, без того, чтобы оказать им поддержку. И не следует думать, когда
на Востоке в Китае творится подобное, - будто базары Индии не бурлят
новостями и будто, где бы ни развевался Британский Флаг над Британской
19
территорией, - его не сможет поколебать шквал насмешек, нацеленный в
Британскую власть. Друзья мои, потребуются сверхчеловеческие усилия и
жертвы, столь ужасные, что наше время запомнится, как эпоха мук, чтобы
отвоевать доброе имя Британии там, где когда-то оно было в высокой чести, - вот
«престиж», предлагаемый Консервативной Партией.
О нашей Империи. На их претензии на роль хранителей Империи я скажу вот
что: Австралия и Новая Зеландия даже не осмеливаются попросить о деньгах
или помощи, а Левантийцев, представляющихся балканскими союзниками,
обхаживают и облизывают. 60 млн. за эту неделю отпустили на иностранные
займы, чтобы купить союзников для никчемной и ненужной войны. В то время,
как Новой Зеландии нужны деньги ля её растущего населения, в то время, как
жители Ньюфаундленда голодают и мёрзнут в условиях, которые позорят имя
Британской Империи, а некоторые из наших тропических владений в Африке
изнемогают в условиях, которые человеческими назвать нельзя, нуждаясь в
денежной поддержке, - миллионы утекают на покупку союзников для их
еврейской войны в Европе.
Нам говорят, однако, что вмешательство во всякую балканскую свару – это
есть нравственный долг, а защитить от позора Британцев в Тяньцзине – это не
есть нравственный долг. Почему, если Германцы зададут взбучку евреям по ту
сторону польской границы, - долг зовёт воевать, но не обязывает хоть к какой-то
помощи Британцам, избиваемым в Тяньцзине? Потому ли Партии безразличны,
что оскорбляют АНГЛИЙСКИХ мужчин и женщин? Поэтому они не реагируют,
когда Новозеландский фермер или голодающий Ньюфаундлендец, прошедшие
войну, просят немного денег, чтобы вновь заработала их промышленность, - в то
время, как тех, против кого они воевали, - турок, - покупают за деньги, в которых
отказали Новозеландцам? Для политики охраны и развития Великой Империи
это очень странный курс. И однако нас убеждают, что это политика
Консервативной Партии, которая отстаивает безопасность, престиж и Империю.
Империю продают, а покупают войну: Британскими деньгами сегодня,
Британскими жизнями завтра. В своей последней большой речи лорд Галифакс
заявил о новой отправной точке в политике. Он сказал, что, в конце концов,
Британия могла бы сделать вклад в дело мира политикой «открытых дверей».
Подобное мы уже слышали. Это всё та же Лейбористская политика.
Они приняли Британскую Империю, основанную на героизме тысяч известных
и неизвестных Англичан и предложили всем странам мiра: вот, пожалуйста.
Налетайте. Селитесь здесь. Берите, что хотите. Нам всё равно.
«Открытые двери»! Отчасти мы их уже получили: по договору о Бассейне
Конго, - документу, который одобрили как Тори, так и Лейбористы, - Восточная
Африка открыла дорогу дешёвым японским товарам, а в итоге Ланкашир и
Йоркшир практически полностью потеряли эти рынки.
- Не останавливаться, - призывает Галифакс, - открыть двери для всего мiра,
но, разумеется, и не мечтайте вернуть Германии то, что принадлежит ей, подмандатные территории. Друзья, можем ли мы представить себе более
безумный, более самоубийственный курс, чем готовность развязать мiровую
войну за несколько акров, которые и не наши, но подарить при этом всему
человечеству земли, завоёванные потом, кровью и героизмом наших предков?
Но «открытые двери» - это не только сдача Империи. Давайте, в заключение,
взглянем, к чему это приведёт внутри страны: не только к нашествию чужих
товаров, но и самих чужаков, ТЫСЯЧ ЧУЖАКОВ. Они едут сюда тысячами,
подрывая наш уровень жизни, нанося вред нашей коммерции, увеличивая
коррупцию, меняя Британские деловые взгляды и мораль во вред простым и
20
честным людям, - но это ещё не всё, друзья мои. Если допустить существование
политики «открытых дверей», - этого универсального лаза для чужих стандартов
и чужой жизни, - она изменит сам образ Английской жизни и Английского
Народа, и довершит работу, начатую столетие назад капиталистическим
производством, - лишит Англичан их корней, их родной почвы и навсегда
изменит жизнь нашего народа.
Кто-нибудь, кто ещё не сочувствует нам, скажет, что 50, 100 или даже 200
тысяч чужаков не имеют значения, что мы сможет поглотить их,
ассимилировать. Я отвергаю это утверждение, но дело не только в этом. Власть
капитала, руководимого высокопоставленными евреями, меняет все ценности,
всякую нравственность, она истощает всякий характер, вырывает всякий
корень, что пророс в Английской почве. Почитайте-ка их нынешние газеты. Если
у вас есть маленькие дети, разве хотите вы, чтобы они выросли на тех газетах?
Разве хотите, чтобы они росли на этом, развращающем все наши жизненные
устои синематографе, с его американо-иудейской скороговоркой?
Это и есть «открытые двери», друзья мои. Двери открыты, мы теряем
Британию. Ту Британию, которую мы знали и любили. Это не ваша вина,
поскольку вы с нами. – Это они повторяют путь прежних империй, на котором
обратились в пыль и прах их цивилизация и слава. Эти империи достигали
величия, а затем с Востока приходили чужие народы и разрушали их
моральный уклад, истощали их мужество; и силы Зла совершали триумфальный
марш, уничтожая всё величественное и прекрасное.
Я спрашиваю это великое собрание: намерены ли мы отдать всё, что ни есть у
нас, не только материальное, но и моральное, и духовное, отдать самую жизнь и
душу, - в священную жертву, чтобы Англия не погибла, но жила в величии. Если
источник власти находится среди нас, а это так, ибо дух Англии среди нас, - мы
заявляем, что наше поколение и наши дети не будут умирать как крысы в
польских норах. Они не погибнут, а будут жить, чтобы вдыхать славный
Английский воздух, чтобы любить прекрасную Английскую природу, видеть над
собой Английское небо и чувствовать под ногами Английскую землю.
Это наследие Англии мы, своею борьбой и жертвами, сохраним для наших
детей. И, передавая этот священный дар, мы скажем им, что они вышли из рода
тех мужей, что отправлялись от этого малого острова на утлых судах по
штормовым морям, чтобы взять в свои крепкие руки великую, невиданную
Империю, в которой завтра наш народ создаст величайшую, немыслимую
цивилизацию.
Мы скажем нашим детям: «Запомните тех, кто ушёл до вас, тех, кто веками
погибал, чтобы Британия могла жить в величии, довольстве и блеске. И ещё
запомните, что в духовных ценностях, которые наше учение возвращает мiру,
эти могучие души шагают рядом с вами. Вы должны быть достойны их
компании».
И мы возьмём за руки детей, которым своею борьбой вернём Англию, вместе
мы посвятим себя памяти тех, кто ушёл ранее и тому лучезарному чуду более
красивой и более величественной жизни, которую принесёт стране наша
Победа. Павшим героям Британии, в священном единении, мы говорим: «Как и
вы, мы отдаём себя Англии. Через века, что разделяют нас, через Британские
победы, что объединяют нас, - мы смотрим в ваши глаза и даём вам эту
священную клятву нашей верности».
Да здравствует Англия, ныне, присно, и вовеки веков!
Exhibition Hall, Earls Court, 16 Июля 1939 года
21
Скачать